«Ценитель искусства»

- 1 -
Аркадий Аверченко Ценитель искусства

— Там спрашивают вас, ваше превосходительство.

— Кто спрашивает?

— Говорить: Бакст.

— Жид?

— Не могу разобрать.

— О, Господи! Доколе же… Ну, проси…

— Что вам угодно, молодой человек?

— Я художник Бакст. Здравствуйте. Мне хотелось бы получить право жительства в столицах.

— А вы кто такой?

— Еврей. Художник. Рисовал костюмы для Императорской сцены, работал заграницей; в Париже и Лондоне обо мне пишутся монографии.

— Монографии? Это хорошо. Пусть пишутся.

Бакст переступил с ноги-на-ногу, проглотил слюну и сказал:

— Так вот… Нельзя-ли мне… право жительства?

— Нельзя.

— Почему же?

Его превосходительство встало и сказало значительно, с выражением человека, исполняющего долг:

— Потому что! Правом жительства! У нас! В России! Пользуются! Только! Евреи ремесленники!

— Ну-с?

— А какой же вы ремесленник?

Снова Бакст переступил на первую ногу; снова проглотил слюну — и, после минутной борьбы с самим собой, сказал:

— Ну, я тоже ремесленник.

Его превосходительство прищурилось.

— Вы? Ну, что вы! Вы чудесный художник!

— Уверяю вас — я жалкий ремесленник! Ей-Богу! Все мои эскизы, костюмы и картины — жалкое ремесло.

- 1 -