«Бурятские волшебные сказки»

Фольклор народов Сибири и Дальнего Востока Бурятские волшебные сказки

Сост. Е.В. Баранникова, СС. Бардаханова, В.Ш. Гунгаров. - Новосибирск: ВО "Наука". Сибирская издательская фирма, 1993. - 341 с - (Памятники фольклора народов Сибири и Дальнего Востока; Т. 5)

В книгу включены волшебные сказки, наиболее известные в разных регионах проживания бурят. Отобраны образцы собственно бурятских сюжетов, сказок, близкие международным типам, а также тексты, представляющие собой народные устно-поэтические версии таких произведений древнеиндийских и древнемонгольских письменных памятников, как "Панчатантра", "Волшебный мертвец", "Море притч" и др. Популярные во все времена сказки привлекают занимательностью сюжета, прекрасным образным языком. Ценность изданию придают комментарии, словарь, грампластинка.

ОТ РЕДКОЛЛЕГИИ 2

БУРЯТСКИЕ ВОЛШЕБНЫЕ СКАЗКИ 6

СВЕДЕНИЯ О ТЕКСТАХ И ПРИНЦИПАХ ИХ ПУБЛИКАЦИИ 20

1. ХИЛГЭНДЭЙ МЭРГЭН 21

2. МОЛОДЕЦ И ЕГО ЖЕНА-ЛЕБЕДЬ 23

3. ДЕВУШКА И ГОВОРЯЩИЙ БАРХАТИСТО-ЧЕРНЫЙ КОНЬ 31

4. МЛАДШАЯ ХАНША И ЕЕ ЗЛАТОГРУДЫЙ СЫН 39

5. СИРОТА-ПАРЕНЬ, СЫН ХУЛДАЯ, И ЕГО САВРАСЫЙ КОНЬ 42

6. ЗЭР ДАЛАЙ МЭРГЭН НА РЫЖЕМ КОНЕ 47

7. ХАРАСГАЙ МЭРГЭН 51

8. БОРХОН ТУЛАЙ И ЕГО ГОРБАТЕНЬКИЙ СИВЫЙ КОНЬ 59

9. ТЫСХЭ БИСХЭ - СЫН СТАРИКА И СТАРУХИ 61

10. СТАРИК ТАРЯША 68

11. [ГУРЭ АРАГША] 73

12. ТУГАЛ МАСАН 76

13. СЕМЕРО МОЛОДЫХ ОХОТНИКОВ 80

14. СЕМЬ СТАРЦЕВ 83

15. ХУРША-ПАРЕНЬ 85

16. ОХОТНИК-СКАЗОЧНИК 86

17. ЧЕЛОВЕК-МЕДВЕДЬ 87

18. [ХРАБРЫЙ ЖЭБЖЭНЭЙ] 88

19. БЕДНЫЙ БОРОЛ3ОЙ 90

20. МАТЬ И СЫН 96

21. ПАРЕНЬ-СИРОТА 98

22. СИРОТА БОРО 102

23. СТАРИК ХЭРХЭН 104

24. ШУЛУН БЭЛИГ-ПАРЕНЬ 106

25. ДЕРЕВЯННЫЙ ЧЕЛОВЕК 112

СЛОВАРЬ НЕПЕРЕВЕДЕННЫХ СЛОВ 114

УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН ИСПОЛНИТЕЛЕЙ ТЕКСТОВ 116

УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН СОБИРАТЕЛЕЙ ТЕКСТОВ 116

УКАЗАТЕЛЬ МЕСТ ЗАПИСИ ПУБЛИКУЕМЫХ ТЕКСТОВ 116

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 118

ОТ РЕДКОЛЛЕГИИ

Основная цель серии - научное издание выдающихся в художественном отношении фольклорных произведений народов Сибири и Дальнего Востока. Данное издание - не свод национального фольклора и не простой набор фольклорных текстов, оно ориентировано на публикацию избранных памятников, представляющих вершинные достижения устно-поэтического творчества каждого народа Сибирско-Дальневосточного региона, т.е. произведений памятных и значимых и для истории, и для современности. В совокупности фольклорная классика этого обширного края, отличающаяся яркой самобытностью, предстанет в серии как богатая и неотъемлемая часть общего культурного достояния народов нашей страны.

Отправным критерием при отборе текстов служат художественное совершенство и историко-познавагельная ценность произведения. Выбор текста - итог изучения всей совокупности произведений и вариантов.

Одна из задач серии - широкое введение в научный оборот неизданных материалов (инедитов). При наличии старой (опубликованной) записи и новой (неизданной), равноценной ей, а тем более лучшей по качеству, используется второй вариант. Огромное число вариантов, версий, произведений публикуется впервые. Это придает серии уникальную новизну.

Тексты воспроизводятся без каких-либо искажений и литературного вмешательства, с обязательным сохранением подлинной народной речи, диалектных форм языка (но без применения диакритических знаков, которыми пользуются лингвисты, т.е. оставаясь в пределах современных алфавитов каждого языка).

Серия носит двуязычный характер.

Национальные тексты (за исключением, разумеется, русских) сопровождаются параллельным переводом на русский язык. Исходя из фольклористических принципов, переводчики стремятся точно уловить и передать по-русски в наиболее соответствующем оригиналу словесном оформлении суть поэтической мысли. Обязательное требование к переводу - сочетание точности с доступностью для широкого круга читателей. При необходимости вносятся пояснительные слова в квадратных скобках. Поэтические образы, этнобытовые и другие реалии специфического характера поясняются в комментариях и словарях.

Подача национального текста и русского перевода координируется посредством нумерации стихотворных строк или частей (смысловых блоков).

Серии в значительной мере придается комплексный характер, с особым акцентом на сочетании филологического, музыковедческого, этнографического подходов.

Вступительные статьи к каждому тому характеризуют место издаваемых произведений в традиционной фольклорной культуре соответствующего народа, их поэтические и музыкальные особенности, синкретическое искусство исполнителей, Комментарии призваны точно документировать публикацию, снабдить текст и перевод необходимым фольклористическим, филологическим, этнографическим толкованием.

Нотации приводятся в соответствии с требованиями фольклористической точности и необходимой доступности для воспроизведения. Они размещаются в зависимости от характера тома: либо вместе с публикуемым текстом (а также в музыковедческой статье), либо в особом приложении. Все специальные условные обозначения оговариваются в конце музыковедческой статьи. В нотных записях фиксируются все основные музыкальные элементы исполнительского варианта, а также систематические или характерные отклонения от них, имеющие смысловое значение. Не поддающиеся йотированию особо специфические элементы интонирования (тембр и т.п.) оговариваются в комментариях.

К каждому тому прилагается грампластинка (а с 1996 г. - компакт-диск) с образцами публикуемых вариантов произведений. Но бывают случаи, когда их фонограмм не существует (это относится, например, к ряду эпических сказаний, зафиксированных в свое время только в вербальной записи). В таких ситуациях сочтено целесообразным давать для ориентации фрагменты другой звукозаписи, запечатлевшей то же самое произведение или, по крайней мере, ту же самую местную традицию. Музыковедческий анализ позволяет представить путем неизбежно гипотетической экстраполяции, какие черты звучания могли быть свойственны и публикуемому варианту.

Звуковое приложение иллюстрирует самые разные жанры фольклора (не только словесно-музыкальные, но и прозаические) в их естественном бытовании. Можно услышать звучание текстов на редчайших языках в исполнении талантливых певцов и сказителей.

Тома серии иллюстрируются ценным документальным материалом.

Книги серии печатаются фотонаборным способом. На единой основе - гарнитуре В.В. Лазурского - созданы комплекты универсальных шрифтоносителей, отвечающие потребностям многоязычной серии.

Сектором фольклора народов Сибири Института филологии СО РАН в сотрудничестве с коллективами специалистов-лингвистов решалась задача создания - первоначально в порядке рабочего научного эксперимента - национального алфавита и шрифтов для ряда бесписьменных языков Сибири и Дальнего Востока (долганского, тофаларского, удэгейского, юкагирского и др.).

Авторские коллективы томов серии опирались на традиции отечественной академической школы, использовали опыт лучших изданий советского времени (в том числе двуязычной академической серии "Эпос народов СССР" (с 1992 г. - "Эпос народов Евразии"), выпускаемой Институтом мировой литературы им. A.M. Горького РАИ) и зарубежных публикаций.

В состав серии "Памятники фольклора народов Сибири и Дальнего Востока" входят следующие книги (названия могут уточняться в процессе подготовки издания):

Алтайский фольклор (в 4 т.)

Героический эпос

Сказки

Песни и обрядовая поэзия

Мифы, легенды и предания

Бурятский фольклор (в 7 т.)

" Аламжи Мэргэн". Героический эпос

"Осодор Мэргэн". Героический эпос

Волшебные сказки

Сказки о животных и бытовые

Песни

Обрядовая поэзия

Мифы, легенды и предания

Нанайский фольклор (в 2 т.)

Нингман, сиохор, тэлунгу

Песни и обрядовая поэзия

Нивхский фольклор (в 1 т.)

Героический эпос и народные песни

Мифы и предания

Русский фольклор Сибири и Дальнего Востока (в б т.)

Эпическая поэзия

Сказки волшебные и о животных

Сказки легендарные и бытовые

Лирическая поэзия

Обрядовая поэзия

Несказочная проза

Тувинский фольклор (в 4 т.)

Героический эпос

Сказки

Песни и обрядовая поэзия

Мифы, легенды и предания

Хакасский фольклор (в 4 т.)

Героический эпос

Сказки

Песни и обрядовая поэзия

Мифы, легенды и предания

Эвенкийский фольклор (в 3 т.)

Героический эпос

Сказки, легенды и предания

Песни и обрядовая поэзия

Эвенский фольклор (в 2 т.)

Героический эпос и песни

Сказки, легенды и предания

Якутский фольклор (в б т.)

"Кыыс Дэбилийэ". Героический эпос

"Могучий Эр Соготох". Героический эпос

Сказки

Песни

Обрядовая поэзия

Мифы, легенды и предания

Фольклор (по одному тому)

Белорусский

Долганский

Еврейский

Ительменский

Керекский

Кетский

Корякский

Мансийский

Нганасанский

Негидальский

Ненецкий

Селькупский

Сибирских татар

Хантыйским

Тофаларский

Удэгейский

Украинский

Ульчский

Хантыйский

Чукотский

Шорский

Энецкий

Эскимосов азиатских

Юкагирский

ВЫШЛИ ИЗ ПЕЧАТИ:

Эвенкийские героические сказания. 1990 г.

Бурятский героический эпос "Аламжи Мэргэн". 1991 г.

Русская эпическая поэзия Сибири и Дальнего Востока. 1991 г.

ГОТОВЯТСЯ К ПЕЧАТИ:

Русские сказки Сибири и Дальнего Востока: волшебные и о животных.

Нанайский фольклор: нингман, сиохор, тэлунгу.

Тувинские сказки.

Бурятские новеллистические сказки.

БУРЯТСКИЕ ВОЛШЕБНЫЕ СКАЗКИ

Бурятские сказки (онтохонууд) созданные многими поколениями талантливых сказочников (онтохошинов) - один из богатейших разделов устно-поэтического наследия народа. К ним вполне применимо общепринятое в фольклористике деление сказок на три основных вида - волшебные, о животных, бытовые или новеллистические. Больше всего зафиксировано бытовых и волшебных сказок.

В числе зачинателей собирания и публикации бурятских народных сказок были декабрист Н.А. Бестужев, революционер-демократ А.П. Щапов, ученые-филологи Г.Н. Потанин, А.Д. Руднев и др.

Три крупных сборника бурятских сказок, изданные в конце XIX - начале XX в. Восточно-Сибирским отделом Русского Географического общества, связаны с именем бурятского этнографа и фольклориста М.Н. Хангалова, который работал в тесном сотрудничестве с Н.И. Затопляевым, Г.Н. Потаниным, Д.А. Клеменцем, Н.Н. Агапитовым и другими русскими учеными. В первые два сборника, составленные М.Н. Хангаловым и Н.И. Затопляевым, вошли сказки прибайкальских [22] и забайкальских [23] бурят. По числу сказочных текстов самым большим был третий - "Балаганский сборник" [24] М.Н. Хангалова под редакцией Г.Н. Потанина. Сказки в этих изданиях давались в русском переволе - публикации бурятского повествовательного фольклора на языке оригинала в то время еще не осуществлялись. Некоторые сказки давались в вариантах, что является несомненной заслугой издателей.

Впервые публикацию бурятских сказок в оригинале и русском переводе осуществил А.Д. Руднев в книге материалов, посвященных хори-бурятскому говору [20]. Записи А.Д. Руднева характеризуются точностью, при переводе ученый сумел максимально сохранить своеобразие бурятской сказки. Тексты были записаны А.Д. Рудневым от 14-летнего мальчика Галана Ниндакова, который, по утверждению собирателя, обладал феноменальной памятью и незаурядным даром рассказчика. Обращение к творческой биографии сказочника отвечало исследовательским задачам, выдвинутым российской фольклористикой.

Российская Академия наук поддержала инициативу известного монголоведа Ц.Ж. Жамцарано, предпринявшего в 1903, 1906, 1916 гг. экспедиции по сбору бурятского фольклора в Прибайкалье. Поездки Ц.Ж. Жамцарано раскрыли богатство сказочного и эпического творчества бурят, выявили таких одаренных улигершинов и онтохошинов, как Маншуд Эмэгеев, Елбон Шалбагай (Шалбыков), Лазарь Бардаханов и др. Ц.Ж. Жамцарано впервые применил в своей работе академическую транскрипцию бурятских текстов, что позволило скрупулезно фиксировать тексты, сохранять диалектные особенности и исполнительский стиль сказочников. Примечания собирателя хорошо передавали атмосферу живого бытования сказок.

В 1907, 1914, 1918 гг. известный ученый Базар Барадин вел запись сказок у агинских бурят. Сильное впечатление на него произвел сказитель Аюрзана Намсараин, от которого собиратель записал интересные сказки и улитер "Хан Хашагта Мэргэн". По характеристике Б. Барадина, Аюрзана был исключительно эмоциональным исполнителем сказок.

Тексты, записанные и частично опубликованные в дореволюционное время, далеко не полно отражали сказочный репертуар бурят. Собирание и изучение продолжилось после революции. Богатые фонды сказок созданы благодаря усилиям нескольких поколений собирателей, среди которых были писатели, ученые, учителя - Х.Н. Намсараев, А.И. Шадаев, К.В. Багинов, К.А. Хадаханэ, С.П. Балдаев, Г.Д. Санжеев, A.К. Богданов, Н.О. Шаракшинова, И.Н. Мадасон, М.П. Хомонов и др.

Отдел литературоведения и фольклористики Бурятского института общественных наук СО РАН в течение нескольких десятилетий ежегодно проводит экспедиции по собиранию произведений народного поэтического творчества в районах Бурятии, Иркутской и Читинской областей. Кроме того, организованы три экспедиции к бурятам, проживающим в Центральном, Восточном, Хэнтэйском, Хубсугульском, Булганском аймаках Монголии (1977, 1983, 1986). Полевые исследования, изучение репертуара сказителей, анализ неоднородного сюжетного состава сказок, зафиксированных в разных регионах, позволяют говорить о некоторых характерных особенностях сказочной традиции в каждом из них.

В сказочном репертуаре забайкальских бурят заметное место занимают сюжеты, основные мотивы которых восходят к древнеиндийским и древнемонгольским памятникам "Панчатантра", "Шэдитэ хэгур" ("Волшебный мертвец"), "Улигэрун далай" ("Море притч") и др.

Сюжеты индийского происхождения, включенные в письменные сборники, особенно широко стали известны бурятам в XVIII в. с проникновением к ним буддизма. Нравоучительный смысл в сюжетах подавался в виде сентенций в конце повествований, что служило удобной формой для проповеди буддийского вероучения. Вместе с тем тексты из этих сборников способствовали обновлению и расширению сюжетного репертуара, влияли на обогащение стиля бурятских народных сказок, увлекательные повествования из этих сборников (по ним степные грамотеи обучали своих детей старомонгольской письменности), перейдя в устное бытование, обретали как бы второе дыхание. Переосмысленные одаренными исполнителями, согласно эстетике народных сказок, они вошли в устную сказочную традицию бурят.

В активе многих современных онтохошинов и сейчас имеются сказки, а иногда отдельные эпизоды и мотивы, восходящие к памятникам древнеиндийской и древнемонгольской литературы. Например, значительное влияние сборников "Арджи Бурджи-хан", "Волшебный мертвец", "Панчатантра" ощущается в сказочном репертуаре М. Алсыева, С. Матуева, Д. Тагаровой, Д. Цыренова, Д. Жамбаловой. При этом наблюдаются характерные изменения. Так, центральный эпизод сказки о ламе-созерцателе в "Панчатантре" подчинен традиционной для буддизма идее непротивления злу и всепрощения. В устных версиях подобная направленность утрачена, в них налицо традиционное для сказочных героев активное отношение к жизни. Например, сирота-парень в сказке Арабдана Онгорхоева, не приемля непротивления злу, благодаря смелым действиям не только избегает гибели, но и справедливо наказывает своих противников.

Особенно заметно влияние сказок из "Волшебного мертвеца" на бурятский репертуар. К этому сборнику генетически восходят многочисленные версии сюжета о "знахаре" (Гахай багша), который обладает волшебным свойством находить спрятанные драгоценности. Один из вариантов - "О старике со старухой" - был опубликован еще Н.А. Бестужевым [4].

Сюжеты сказок "Волшебные гадальные косточки", "Грозный черный амбань" также заимствованы из сборника "Волшебный мертвец". Но они переосмыслены по-новому. Так, если в сказках письменного первоисточника функции доброго советчика выполняет лама Шадургу Арши, то в устных версиях он заменяется традиционным мудрым белоголовым старцем с березовой тростью. В текстах, записанных от Д. Тагаровой и Ц.-Д. Базарова, основными героями выступают представители народных низов.

Таким образом, сказки из древнеиндийских и древнемонгольских письменных источников, зафиксированные в основном в районах Бурятии и Читинской области, в процессе устного бытования подверглись существенной трансформации.

Сказочная традиция бурят, проживающих в Иркутской области, не испытала влияния письменных сборников. Она больше сохранила оригинальные сюжеты, архаические, этиологические сказки, генетически связанные с народными мифологическими воззрениями. Большую популярность в этом регионе обрели богатырские сказки, активное бытование которых в наше время свидетельствует о богатой в прошлом унгинской, эхирит-булагатской эпической традиции.

В особую зональную группу следует выделить сказочный репертуар бурят, проживающих в Монголии. Здесь происходит, в частности, процесс взаимодействия собственной повествовательной традиции бурят с монгольской. Экспедициями выявлены одаренные исполнители - Сономын Добшон, Санжын Дулмажаб, Бадмын Доржоханда, Нямын Гомбодоржо. В их репертуаре по нескольку десятков волшебных сказок. Художественным совершенством отличаются, например, традиционные волшебные сказки "Девушка и говорящий бархатисто-черный конь" (№ 3), "Бедный Боролзой" (№ 19) в исполнении Нямым Гомбодоржо. Но есть и повествования, содержащие сравнительно поздние мотивы. В их числе - сказка того же исполнителя "Шулун Бэлиг-парень" (№ 24), о побратимстве двух охотников - монгола и русского. Отец русского богатыря выступает в ней в функции традиционного дарителя и советчика бурятских сказок.

В текстах, записанных от исполнителей из бурятских поселений Монголии, немало мотивов, присущих и монгольским сказкам, встречаются и бурятско-монгольские сюжетные контаминации. Можно отметить также сакающий говор (произношение "с" вместо бурятского "h") большинства информаторов, наличие монголизмов в их речи. Все это свидетельствует о тесном взаимодействии в этом регионе бурятско-монгольских фольклорных и языковых традиций.

Деление бурятской сказочной традиции на три зональные группы (бурят забайкальских, прибайкальских и проживающих в Монголии) условное, так как в репертуаре всех зон содержится значительный слой общебурятских сюжетов и мотивов.

* * *

В исторически сложившемся сюжетном репертуаре бурятских волшебных сказок есть произведения на оригинальные, собственно бурятские сюжеты (к ним относится цикл богатырских сказок о баторах и мэргэнах - № 1, 5, 7), свои версии международных сюжетов (см в коммент. ссылки на AT) и сказки, основой которых, как уже говорилось выше, стали сюжеты и мотивы, пришедшие из рукописных старомонгольских сборников различного (в том числе древнеиндийского) происхождения.

Главными героями сказок на оригинальные сюжеты часто выступают обездоленные сироты, невинно гонимые юноши и девушки. Это Гурэ Арагша, живущий в бедной юрте без отца и матери (№ 11), Гун Сэжэ "в нагольном тулупе и сыромятных унтах" из сказки "Старик Таряша" (№ 10) и многие другие. Они борются за восстановление справедливости, противостоят чудовищам - шолмосам, мангадхаям, ханам, ноёнам. Герои сказок - честные, открытые люди, они не прощают коварства и предательства - носителей этих пороков сказка наказывает сурово. Чаще всего сказочные герои одерживают победу над противниками благодаря находчивости и бесстрашию в различных видах состязаний.

Популярностью в народе всегда пользовались сказки о таких смекалистых и отважных героях, как старик Хээрхэн (№ 23), Тенохен [22, с 21-24], Тээсхэн (РО БИОН. инв. № 1896, тетр. 1), Тунэшэхэн (РО БИОН, инв. № М-1324), ласкательные формы имен этих персонажей свидетельствуют о любви народа к ним. В этом ряду примечательны сказки о маленьком храбреце Торсогин-хубуне [5, № 9].

Особая известность издавна принадлежит сказкам о хитроумных старцах [5, № 3], которым удается не только взять верх над страшными зверями, но и перехитрить самого Эсэгэ Малан Тэнгэри (верховное божество, живущее на небесах).

К числу излюбленных принадлежат персонажи типа "иронических удачников" русских сказок. Вместо имен у них прозвища: Найденыш - Олзо хубуун [6, № 2], Бедный Боролзой (№ 19), Соплячок - Нюhата Нюсхай [6, № 25], Чернявый дурачок - Myу Хара [6, №13], Дурачок Монто - Myу Монто [22, № 8], Обгорелые сани - Шатанхай шаргата [6, № 21], Сирота Боро - Уншэн Боро (№ 22). В сказке из репертуара выдающегося улигершина и онтохошина Папа Тушемилова героя зовут Сирота из сирот Уншэн Унишээ [6, № 18]. С такими прозвищами, говорящими о низком происхождении или внешней непривлекательности, контрастируют выпадающая этим героям удача и неизменные симпатии аудитории, что особенно связано с их противостоянием ханам, ноёнам, представителям духовенства.

В обрисовке "иронических неудачников" используется прием обратной гиперболы. Истинные герои сказки скрываются под видом неказистых и жалких персонажей, а подлинная их сущность раскрывается лишь по мере развития сюжета. В итоге и Бедный Боролзой, и Сирота Боро, и все другие, подобные им, одерживают верх над своими антагонистами, часто занимают ханский престол, и для всего народа наступает мирная и счастливая жизнь.

Глубокий смысл и оригинальность присущи циклу сказок, повествующих об искусстве сказочников и улигершинов, талантливых певцов и музыкантов. Две сказки этого цикла вошли в настоящее издание - "Хурша-парень" (№ 15) и "Охотник-сказочник" (№ 16). В первой из них поэтично рассказывается о том, как искусство игры на хуре помогло бедному парню победить жизненные невзгоды и благодаря покровительству хозяина тайги Лээхэя обрести счастье. Во второй сказке, наоборот, непочтительное отношение к сказыванию сказок наказывается. В некоторых вариантах этого сюжета хозяин тайги дарует огонь онтохошину, оставшемуся без огня, за его веселые и остроумные сказки.

По представлениям бурят, сказывание сказок и улигеров являлось одним из условий успеха в охотничьем промысле. Известно, что охотники специально брали с собой в тайгу сказителей, которые за исполнение сказок и улигеров наравне с охотниками получали долю добычи. Нередко сами охотники были искусными сказочниками. Сказки нередко повествуют о том, что владыки гор, вершин, тайги щедро одаривают сказочников-охотников, а тех, кто мешает оказыванию сказок, наказывают, оставляя их без добычи.

У некоторых героев один из руководителей - зооморфный. Таковы сыновья коровы в сказках "Тугал Масан" (№ 12) и "Тогол Хошут" [6, № 27], "Козлиный хвост" [5, № 22], "Медвежий сын" [3, с. 365-371] и др. Их необычным рождением обусловлено сочетание в них исключительных свойств - едва появившись на свет, они начинают разговаривать, ходить, смекалка и ловкость развиваются у них со сказочной быстротой.

В цикле этих сказок преломились тотемические воззрения, животные-тотемы представлялись предками-покровителями, от которых зависит не только удачная охота, но и благополучие в жизни.

Персонажи из мира животных в сказках выполняют также функции мудрых советчиков и дарителей. Чаще всего это животные, спасенные героем от гибели. Так, Бедный Боролзой (№ 19), поочередно выпускает из капканов различных животных, а те в благодарность за спасение снабжают героя волшебным камнем, при помощи которого он становится не только богатым, но и занимает ханский трон.

Многочисленны древние мотивы об оборотничестве, когда сказочные персонажи легко превращаются в различных зверей и с такой же легкостью снова обретают человеческий облик. Наибольшее распространение имеют сказки о медведе-оборотне. Так, в сказке "Человек-медведь" (№ 17) достаточно человеку трижды обойти одинокое дерево против солнца, и он превращается в медведя. И, наоборот, стоит ему трижды обойти то же дерево по ходу солнца, как он снова оборачивается человеком.

Идеи тесной связи и общности человека с представителями животного мира находят соответствия в древних повествованиях многих народов. Исследователь архаических культур Д Фрэзер выделял, например, "примитивный род легенд, где вообще не проводится строгая грань между человеком и животным и где предполагается, что низшие думают, говорят и действуют как люди, и живут друг с другом в полном смысле этого слова, как равные с равными" [21, с 121].

Для членов рода была особенно важна забота о его увеличении и укреплении. Поэтому рождение сына у Харасгай Мэргэна (№ 7) расценивается как условие дальнейшего продолжения и укрепления рода "Сын родился, его род и племя умножил", - говорится в сказке. Многочисленность рода обеспечивала ему спокойную жизнь без войн и разорений.

Однако женитьба, создание семьи было делом далеко не простым: у монгольских племен в эпоху родового общества допускались только экзогамные браки. Между тем, "…роды у древних монголов обычно жили, пользуясь общей пастбищной территорией так, что поблизости не было совершенно представителей иного рода" [9, с 47-48]. Поэтому в устойчивом мотиве бурятских сказок о поисках невесты борьба за нее всегда сопряжена с большими трудностями и опасностью, поскольку жениху приходится ехать за невестой далеко "в чужую страну". Примечательно, что большая роль в благополучном исходе всех перипетий, связанных со сватовством и женитьбой, в сказке отводится невесте. Именно ее находчивость и мудрость обеспечивают успех в богатырской поездке ее избранника. Привлекательны в сказках и другие образы женщин - сестер мэргэнов и баторов, их жен, дочерей. Они наделены твердостью духа и готовностью пожертвовать собой ради спасения близких, знают секреты приготовления пищи, сохраняющей свежесть в течение многих лет. Таким умением обладает жена Хилгэндэй Мэргэна (№ 1). Сестре Зэр Далай Мэргэна присуща большая сила и меткость в стрельбе из лука: "Натянула девушка лук с такой силой, что от зарубки на стреле дым пошел-" (№ 6).

Сказка всегда на стороне невинно гонимых и оклеветанных женщин. Сочувствием к ним проникнуты, например, тексты "Девушка и говорящий бархатисто-черный конь" (№ 3), "Младшая ханша и ее Златогрудый сын" (№ 4). За верность и стойкость всегда воздается по справедливости, а злые гонители наказываются.

Сказочные героини - искусницы в любом домашнем труде. Умение шить быстро и добротно красивую одежду передается традиционной формулой - например, в сказке о девушке Башалай (№ 6): "…из шелка с ладонь умела сшить десять шуб, а из шелка с подол - двадцать шуб". Дочь Усан Далай хана шьет одежду так искусно, что швов не видать [6, № 18].

Особое место в ряду сказочных героинь занимает образ матери, формировавшийся на протяжении жизни многих поколений и вобравший в себя самые разные представления, начиная с мифологического мировоззрения. Когда сын становится взрослым ("руки достают до тороков, а ноги до стремени"), роль матери в его судьбе приобретает особую значимость в сказке и ее сюжете. Часто мать сама изготовляет для сына снаряжение, как это делает, например, мать героя сказки "Старик Таряша" (№ 10): когда ее сын Гун Сэжэ повзрослел, "…мать смастерила из ветки кустарника лук, а из прутьев стрелы". Отправляя сына в дальнюю дорогу, полную тревог и неизвестности, мать снабжает его чудодейственной пищей, утоляющей голод. Лепешки, шаньги, сушеный творог (айрак), приготовленные матерью на своем грудном молоке для сына, обладают волшебными свойствами. Эта пища не убывает в продолжение многотрудного пути героя, дает ему силу, обеспечивающую победу над противниками.

Особой эмоциональностью отличаются сказки этого типа в исполнении сказочниц-женщин. Одна из них - "Борхон Тулай и его горбатенький сивый конь" (№ 8) - записана от Будай Ботоновны Болхоевой. В этой сказке мать, спасая новорожденных сыновей-близнецов от напавшего чудовища, прячет их в кустах, оставив им шаньги, приготовленные на грудном молоке. Благодаря чудодейственной силе материнского молока, мальчики растут очень быстро.

Поэтичен образ девушки-лебедя, на которой женится молодой охотник Хоредой. Сюжет этот - международного распространения Бурятские версии связаны с легендой о происхождении некоторых бурятских родов. Охотник Хоредой прячет лебяжье платье одной из девушек во время их купания в озере. Она утрачивает возможность улететь вместе со своими подругами на небо. Оставшись в облике девушки, она становится женой Хоредоя. У них родятся одиннадцать сыновей. Однако однажды жене Хоредоя удается добраться до своего лебяжьего платья. Надев его, она снова оборачивается лебедью и навсегда улетает, оставив своих сыновей, которые впоследствии становятся первопредками одиннадцати хоринских родов.

Легенда о лебеде-прародительнице получила распространение среди разных бурятских племен. Сама птица лебедь считалась у них священной. При исполнении подобных легенд и сказок сказочники А. Онгорхоев, Д. Цыренов утверждали, что того, кто делает для лебедя добро, ожидает удача в жизни и светлая дорога.

Уже в одной из ранних публикаций варианта данной легенды, принадлежащей Г.Н. Потанину, отчетливо проступают черты и мотивы, свойственные поэтике сказочного жанра: осложняется сюжетная разработка, оттеняются переживания героини, ее просьба вернуть ей лебяжье одеяние: "Что же ты мне не отдашь мое лебединое платье, ведь мы уже три года как живем. Я бы попробовала, могу ли еще летать!" [19, с 25]. Мотив просьбы точно также акцентируется в сказке "Лебедь" (Хун), записанной от современного исполнителя Лхамажаба Максарова "Ведь я уже стара, - говорит жена мужу, - никуда не уйду. Хоть один раз попробую надеть свой наряд, который носила в молодости" (РО БИОН, инв. № 2932, п. 1, с 150-151).

В процессе трансформации легенды в сказочное повествование сюжет переосмысляется. Героем выступает теперь не Хоредой из легенды, а чаще всего обездоленный парень или юноша-сирота, как в сказках "Молодец и его жена-лебедь" (№ 2), "Лебедь и Гаруди" (РО БИОН, инв. № 3494). Утрачивается мотив об одиннадцати сыновьях - зачинателях хоринских родов (в сказках их чаще три, реже - один).

Утратив связь с мифологическими воззрениями, сказка постепенно отодвинула на второй план, а в некоторых вариантах и вовсе исключила мотив чудесной прародительницы и ее одиннадцати сыновей. В сказочной трактовке жена-лебедь навсегда принимает облик земной женщины и наделяется привлекательными чертами хранительницы домашнего очага и заботливой матери. В подобных вариантах сказок внимание теперь акцентируется на типично сказочных приемах и деталях, отвечающих традициям эстетики жанра. Так, обязательно младшая из трех, иногда из семи сестер-лебедей становится главной героиней сказки, оставшись на земле. В некоторых версиях жена-лебедь, выпросив у мужа лебяжье платье, улетает на небо, забрав с собой сына (иногда мужу удается вернуть их обратно на землю, как это происходит в названной выше сказке "Лебедь и Гаруди"). В легенде же она улетает одна, оставляя сыновей мужу, что вполне объяснимо, иначе это противоречило бы основной идее легенды - зачинатели тотемных родов должны оставаться на земле.

Сюжет о жене-лебеде имеет многочисленные параллели в мировом фольклоре. Что же касается эпизода, когда лебедь возвращается на небо, забрав своих детей (ср. бурятскую сказку), то он, как отмечает Ф. Гейслер в исследовании "Сватовство в мировой литературе", встречается редко. "Если девы (птицы) находят свое одеяние… - пишет он, - то все они без исключения улетают от мужей. Своих детей они оставляют или - что происходит реже - забирают с собой" [31, с 44-45].

В составе бурятских волшебных сказок на оригинальные сюжеты широко представлены произведения, воспевающие подвиги мэргэнов и баторов. Это богатырские сказки о Гэсэре, Алтан Шагае, Харасгай Мэргэне и других героях. Возникновение и формирование таких сказок в известной мере несомненно связано с угасанием улигеров, их жанровой трансформацией (процесс разрушения бурятских у литеров был отмечен в начале XX а Ц.Ж. Жамцарано). Отдельные повествования о баторах стали передаваться в прозе. Происходил процесс постепенного перехода части улигерных сюжетов в сказочный жанр. Но было неверно усматривать в богатырских сказках только переделку улигеров. Есть основания считать, что богатырские повествования - издавна существующая традиционная разновидность бурятских сказок. У них во многом общий с улигерами арсенал художественно-изобразительных приемов и мотивов. Прежде всего это устойчивые эпические формулы, например зачины, указывающие на отдаленность времени, о котором повествуется в произведении; иногда они имеют стихотворную форму (№ 6). В некоторых вариантах говорится, что в те давние времена "Земля была теплая… молочное море с лужицу было, а гора Сумбэр с кочку была, дерево на опушке маленьким было, могучий гуран козленком был" [5, №41].

Из улигеров заимствована эпическая формула с характерным звукоподражанием, напоминающим ржание коня: "Турья-турья, турьялза, слушай, что скажу турьян. Коль с ушами, то внимай, память есть - запоминай" (№ 5).

Подобно улигерным баторам и мэргэнам, сказочным героям коня даруют небесные силы. В духе улигеров гиперболизируются облик героев, размеры богатырского снаряжения (даже трубки у героев величиной с берцовую кость).

Вместе с тем в поэтике эпоса и богатырской сказки есть отчетливо выраженные жанровые различия. Происхождение улигерных баторов нередко связывается с небесными силами, сказочные же герои всегда рождаются на земле. Если в улигерах лук, стрелы и другое снаряжение богатырю чаще всего мастерят небесные дарханы (кузнецы), то сказочному герою их почти всегда делает мать или сестра, а иногда он сам. В течение двадцати лет готовит Харасгай Мэргэн свое снаряжение, в том числе недоуздок из литого серебра, узду из литого золота (№ 7). Сын Хулдая делает себе лук из ребра (звериного), стрелы из прутьев (№ 5).

Многие бурятские сказки в сюжетном и поэтическом плане сходны со сказками двух других монголоязычных народов - калмыков и монголов. По известной концепции Г.Д. Санжеева, близость и сходство сказочных традиций свидетельствуют о существовании в далеком прошлом единого "сказочного ядра" у ранних монгольских племен.

Общность волшебных сказок трех родственных народов проявляется в разработке схожих сюжетов, в характеристиках сказочных образов и персонажей, в присутствии одинаковых чудесных предметов с аналогичными функциями, а также в художественной изобразительности.

Так, в волшебных сказках этих народов основными героями выступают хубуун (бур.), ковун (монг.), кебюн (калм.) в значении "парень, молодец".

Большая роль в сказках отводится образу доброго советчика и дарителя, который непременно изображается белоголовым, белобородым старцем, часто с березовой тростью в руках. Характеристика его также дается в одинаковом оформлении: "Саган толгойтой (hахалтай), хуhан hорьботой убэгэн" (старик с белой головой (бородой), с березовой тростью) (бур.); "Цав цагаан цахалтай вгн" (с белой-белой бородой) (монг.); "Цав цаhн сахалта (толhта) вгн" (старик с белой-белой (головой) бородой) (калм.).

Положительным персонажам противостоят чудовища и злые существа - мангадхай (бур.), мангас (монт.), мангус (калм.), шолмос (бур.), шолмс (монт.), шулм (калм.). Очень близки по названиям, по внешнему облику и характеристике владыки подземного царства, хозяева лесов, вод, гор и им подобные мифические образы, без которых редко обходятся волшебные сказки монгольских народов.

В волшебных сказках бурят, калмыков и монголов отразились некоторые общие этнобытовые особенности. Об этом свидетельствуют эпизоды состязаний сказочных героев, выполняющих трудные задания в борьбе за невесту. Сходно описываются три вида единоборств: национальная борьба (барилдаан), конные скачки (урилдаан) и стрельба из лука (сур харбаан).

У всех трех народов есть сказки с одинаковыми названиями, в которых совпадают имена некоторых героев и персонажей: "Семеро Хожогоров и один Можогор (Тужугор)" - "Долоон Хожогор, нэгэ Можогор" (бур.), "Долоон Хожгр, нэг Можгр" (монт.), "Долан Хожhр, нэг Тужhр" (калм.). То же самое можно сказать о сказках об Арджи Бурджи-хане, о Медвежьем сыне, о Двух братьях (Аха дуу хоёр), о Мальчике-хвостике (hуул хубуун) и др.

Сказки вводят слушателей в неповторимый мир степняка-кочевника. Точно так же, как это было в реальной жизни, сказочные герои разводят "скот пяти видов" (табан хошуу мал) - лошадей, верблюдов, крупный рогатый скот, овец и коз. Первым признаком богатства служит в сказках многочисленность скота, причем у всех монголоязычных народов эта мысль воплощается в сходные поэтические формулы "Северные склоны гор заполняли десять тысяч (голов) скота, - говорится в монгольской сказке, - южные склоны полностью покрыли тысячи тысяч овец" (Араараа дуурэн арван тумэн мал, врр дуурэн уй тумэн мал).

В калмыцкой сказке у Цецн хана "владения безграничны, а табуны коней бесчисленны" (сай курсн отогда, бум курсн адута). Подобные картины рисуются и в бурятских сказках. "Десять тысяч коней паслись широко и привольно, [стадо в] двадцать тысяч овец паслось, изогнувшись [дугой]" (Арбайжа бэлшэхэ арбан мянган адуутай, хотойжо бэлшэхэ хорин мянган хонитой).

В арсенале калмыцких тулъчи, монгольских улгэрчи и бурятских онтохошинов имеется множество вариаций этих родственных формул.

В сказках монгольских народов широко используются такие оригинальные жанры их фольклора, как благопожелания (юрол, йорол, рл), специфические сочетания слов, например парные слова (хошоо угэ), сходные фразеологизмы и тд.

Привязанность степняка-кочевника к домашним животным явилась основой поэтизации коня, верблюда и других животных персонажей в сказках.

Народная фантазия наделила сказочного коня волшебными крыльями, которые способны поднять его в воздух "ниже облачного неба, выше верхушек деревьев" (уултэй тэнгэрээс доогуур, узууртэй модноос дээгуур ниисдэг далавчтай морь). Описание коня и его снаряжения можно причислить к самым поэтичным в сказках монгольских народов. Седла, уздечки, подпруги сказочного коня изготовлены из серебра - литого, чеканного, инкрустированного.

Как и в сказках других монгольских народов, в бурятских текстах фигурируют кони самых разных, можно сказать, причудливых мастей, наделенные сложными поэтическими эпитетами: "быстроногий саврасый" (хурдан хула), "золотисто-рыжий" (алтан зээрдэ), "бархатистый, угольно-черный" (хэлин х хара), "золотисто-соловый'' (алтан шаргал). В калмыцких сказках "золотистый в крапинку" (алтан шар цоохр), "светло-рыжий" (борхон зрд), "чалый" (бууралт), в монгольских - "белый, как заяц" (чандага цагаан) и т.п. Такое многообразие мастей, несомненно, отражает высокий уровень поэтизации коня.

Сюжетный состав волшебных сказок монгольских народов претерпевал изменения. Так, калмыцкие сказки в пору соседства с кавказскими народами обогатились новыми образами, персонажами, мотивами. Бурятские сказки в силу тесной исторической взаимосвязи с другими сибирскими народами, а также с русским народом испытали влияние их сказочных традиций.

В бурятской сказке о Хулмадай Мэргэне центральным мотивом является дежурство сыновей у тела умершего отца. Это мотив представлен в русских сказках типа "Сивка-Бурка". В отличие от бурятских сказок, где, собственно, нет могилы и погребальных сооружений, в русских сказках, согласно исконно народному обычаю, тело отца трех братьев погребено в земле. И три сына по воле отца должны караулить не его тело, как в бурятских сказках, а могилу. В бурятских сказках в подобных эпизодах отразились свои древние обычаи: забивают коня, переламывают лук и стрелы, принадлежавшие умершему, чтобы положить в могилу вместе с их владельцем. Лук, стрелы, конь, вероятно, должны были служить хозяину на "том свете". Таким образом, бурятские сказки отразили характерные этнографические реалии и вместе с тем особенности мировоззрения степняка-кочевника.

* * *

Наряду с чертами, присущими сказкам и других народов, бурятские волшебные сказки имеют свои особенности. Так, из традиционных формул - инициальных, медиальных и финальных - в них представлены только первые две. Финальные формулы в том значении, в каком они употребляются в сказках других народов (намек на вознаграждение сказочнику), у бурят не встречаются. Конец сказки обычно звучит лаконично: "Зажил счастливо" (Ан бун жаргаба) (№ 6, блок 16); "Зажили они, говорят, спокойной счастливой жизнью" (Амар жаргалаа оложо байhан hууhан юм hэн гэлсэгшэ) (№ 5, блок 26).

Зато инициальные и медиальные формулы отмечены разнообразием и красочностью. Начальные обычно указывают на отдаленность времени действия сказки, рисуя картину "возникновения" земли и лакндшафта (примеры приводились нами при характеристике богатырских сказок).

Мотивировка выезда героя на поиск невесты обычно передается развернутой формулой: "Из одной головешки костер не разгорится, из одного человека семья не выйдет" (Ганса сусал гaл болодоггуй, ганса хун хун болодоггуй) (№ 18, блок 2). Иногда онтохошины прибегают к уточнениям географического характера. О Борхон Тулае сказано: "Отправился в лес поохотиться по родному Алтаю" (Алтай дайдаяа абалхамни гэжэ ойдо гараба) (№ 8, блок 1). Наряду с подобными конкретными географическими названиями в сказках указываются чисто условные берега черного и внешнего морей, к которым приурочивается действие.

Сказочно быстрое вырастание героя обычно передается формулой: "…к утру в шкуре барана не вмещаются, через сутки в шкуре овцы не вмещаются" (…эртээр бэри эрьеын арhанда багтахаяа болилойт, хоног бэри хонни арhанда багтахаяа болилойт) (№ 8, блок 2). Перед единоборством соперники обговаривают условия борьбы. "Варианты" предстают в виде стабильных фраз: "Силой больших пальцев померяемся или остриями стрел?" (Эрхэйн эршээр болохомнай гу, али hомоной хурсаар болохомнай гу?) (№ 14, блок 11). Отец невесты обычно спрашивает у жениха: "Чей будешь сын? Куда путь держишь?" (Хэнэй хубуун гээшэбши? Хаа хурхэеэ ябанаш?), на что тот непременно отвечает устойчивым иносказанием: "Сам я ехал дорогой жениха, и кушак мой предназначен для свата" (Бэемни хургэнэй мурр, бэhэмни худайн мурр ябана) (№ 10, блок 14). Имеется в виду обычай, по которому родители жениха и невесты при сватовстве обменивались кушаками. Примечательна своеобразная амбивалентная формула, фиксирующая переход от одного психологического состояния к другому: "…вверх посмотрел - засмеялся, вниз посмотрел - заплакал" (…дээшээ хаража энеэгээд, доошоо хаража уйлаад) (№ 1 блок 8).

Финальная формула в бурятской сказке является завершением сюжета, ее вендом. Такой финал сказки не ставит цели возвратить слушателей в реальный мир, напротив, оставляет их во власти сказочной атмосферы. Отсутствие финальных формул в бурятских сказках, выражающих намек на вознаграждение, надо полагать, говорит об отсутствии у бурят в прошлом профессиональных сказителей. В целом основой поэтики традиционных формул волшебной сказки является свойственная бурятскому стихосложению аллитерация и четко выраженный, ритмически организованный характер. Своеобразию сказочной речи способствуют парные слова (хошоо угэ) с усилительными функциями, устойчивые фразеологические сочетания (в том числе - иносказательного характера): "запечалился-загрустил" (уруу-дуруу боложо) (№ 2), "с почетом-уважением встречала" (хул гap дээрээ байжа) (№ 2), "начались большие сборы" (тух ехээр тухрнэ, мух ехээр мухрнэ) (№ 7). Безостановочное движение выражается формулой "идет да идет, все дальше и дальше удаляется" (яба ябаhаар ябана, ошо ошоhоор ошоно). Выразительна звукозапись, как бы передающая чириканье птичек ("шиис" гэхэ шиисгалдай), пищание пичужек ("пиис" гэхэ пиисгалдай), ржание коня (турья-турья турьялза) (№ 5), резкий звук хлопнувшей двери ("лус" байсар "хаб-яб" хаагаад ороно) (№2).

Художественное совершенство и устойчивость формул позволяют исполнителям свободно переносить их из одной сказки в другую.

Почти в каждом бурятском районе можно и в наши дни встретить одаренных сказочников, олицетворяющих исполнительское искусство онтохошинов.

В фольклористике широко известны богатые сказительские традиции Тункинской долины, где в 20-е гг. M.К. Азадовским были обнаружены замечательные потомственные русские и бурятские сказочники. В их числе был "изумительный мастер" Е.И. Сороковиков-Магай, репертуар которого включал в себя и русские, и бурятские сказки, исполнявшиеся им на двух языках [1, с 88].

О живучести сказочных традиций в Тункинской долине говорят многочисленные тексты, записанные там в 70-80-е гг. от настоящих мастеров сказки - Арабдана Онгорхоева, Санжи Матуева, Долгор Зурбаевой, братьев Бальжана и Дармы Забановых, Доржо Шаракшанова, Долгор Булутовой и др.

Один из наиболее характерных представителей тункинской сказочной традиции - Арабдан Дарьяевич Онгорхоев - потомственный сказочник и замечательный охотник. Такое сочетание весьма распространено в Тункинском крае. В репертуаре А.Д. Онгорхоева преобладают волшебные сказки, одна из которых вошла в данный том (№ 2). Исполнение сказок и улигеров, загадывание загадок и состязания в острословии всегда были обычными в охотничьей среде.

Впервые сказки от А.Д. Онгорхоева записал П.И. Малакшинов (см. коммент. к № 2). Своеобразную триаду составляют его сказки "Парень-сирота" (Уншэн хубуун), "Парень-бедняк" (Угытэй хубуун) и "Гонимый парень" (Илгуулhан хубуун) (РО БИОН, инв. № 2968), выдержанные в едином идейно-художественном стиле. Выбор невинно гонимого паренька в качестве сказочного героя подсказан биографией самого Онгорхоева, росшего сиротой. Исполняя сказку "Семеро молодцев", когда мальчика-сироту, ищущего ночлег, прогоняют прочь, сказочник, обращаясь к слушателям, говорит: "Прогонять сироту, пришедшего с бедой, никогда не надо. Нельзя этого делать!" В другой сцене, когда мстители топят в море злого хана вместе с его дворцом и приближенными, а потом терзаются сомнениями, звучит попутная реплика исполнителя сказки: "Нечего им каяться да греха бояться. Справедливо они поступили. Этот хан еще много зла мог принести невинным людям" (РО БИОН, инв. № 3258).

Подобного рода размышления сказочника вслух, "комментирование" описываемого обращения к слушателям для сказительской манеры А.Д. Онгорхоева естественны и органичны Они и в целом присущи исполнителям сказок.

В типичные сцены трудового сватовства А.Д. Онгорхоев непременно включает такое испытание для женихов, как стрельба из лука. (В этом, несомненно, сказалось то, что сам сказочник был охотником.) Победит самый сильный и самый меткий, поскольку, например, стрела соперников сначала должна пройти сквозь толстые войлочные двери, затем - поразить железные или чугунные преграды и пройти через ушко серебряной иглы.

Свое сказительское мастерство А.Д. Онгорхоев передал детям, внукам, племяннице. Например, внучка Маргарита Онгорхоева знает много сказок из репертуара деда и великолепно их исполняет. Одна из ее сказок ("Женщина с клювом") напечатана в сборнике "Бурятские народные сказки" [5, Ns 13]. Замечательной сказочницей слывет и племянница А.Д. Онгорхоева - Жалма Оширова. Такая преемственность наблюдается и в семьях других тункинских онтохошинов - Санжи Матуева, Долгор Зурбаевой, Дармы и Бальжана Забановых.

Примером сказителя, сочетающего в своем репертуаре сказки различных видов, может служить Доржи Шаракшанов. Одна из его сказок - "Сирота Боро", записанная в 1972 г., вошла в данное издание (№ 22). Д. Шаракшанов - очень живой, подвижный человек, что отразилось на его исполнительской манере. Он исполняет разные сказки, но больше тяготеет к сказке с острыми коллизиями, сатирическими и юмористическими сценами. Эффект сказки усиливается остроумными, меткими комментариями исполнителя.

Богатый сказочный материал за последние два десятилетия записан в Еравнинском районе Бурятии от Рэгзэна Эрдынеева, Жамсо Цыбикова и др. Сказки еравнинских онтохошинов обращают на себя внимание отражением в них таких местных традиций, как интерес к шахматной игре. Мастера-резчики, славившиеся изготовлением шахматных фигур, были здесь известны с давних пор. Это искусство передавалось еравнинцами из поколения в поколение, как и мастерство игры в шахматы. Например, Жамсо Цыбиков, подобно многим другим сказочникам, известен в своем крае как сильный шахматист и мастер по изготовлению шахматных фигур. Поэтому неудивительно, что его сказочные персонажи состязаются в шахматной игре (шатар) и игре в бабк (шагай), причем свое искусство демонстрирует не только мужчина, но, с не меньшим успехом, и женщина, как, например, в сказке "Парень-сирота" (№ 21).

В нашем томе напечатана сказка "Семь старцев" (№ 14), записанная от Дыжита Жамбиевича Сонопова из отдаленного горного района Бурятии - Окинского. Д.Ж. Сонопов был большим знатоком бурятской старины, прославленным мастером серебряных дел (мунгэни дархан), охотником и рыболовом. По свидетельству В.И. Рассадина, записавшего от него в 1977 г. сказки, мифы, предания, это был талантливый рассказчик, с тонким чувством языка и незаурядным умением передавать "в лицах" диалоги сказочных персонажей. "Но прежде, чем приступить к записи сказок, - повествует собиратель, - мы, согласно обычаю, обменивались сказками. Я рассказал ему две карельские сказки по-бурятски. И лишь после этого сказочник принялся рассказывать бурятские сказки, которые я записал".

В 1982 г. в Ононском районе Читинской области впервые были записаны великолепные волшебные сказки. Среди них "Младшая ханша и ее Златогрудый сын" (№ 4), "Храбрый Жэбжэнэй" (Na 18) из репертуара Лхасарана Бальчинова и "Хилгэндэй Мэргэн (J№ 1), "Тугал Масан" (Мг 12) и "Охотник-сказочник" (№ 16) в исполнении Дэмбээнормы Жамбаловой. Бальчинов и Жамбалова - крупные знатоки и исполнители сказок.

Унгинскую сказочную традицию представляет Роман Касанович Торонов (1928 г.р.). Он в совершенстве владеет богатствами родного фольклора. Целая россыпь пословиц, поговорок, других народных фразеологизмов придает речи этого сказочника неподражаемую образность и меткость.

По признанию самого сказителя, с тех пор как помнит себя, он любил слушать сказки и улигеры, которые в родном улусе исполняли сказители. Среди них выделялись мастерством его дядя Осип Доржиевич - брат матери - и старик Монходхо. Но совершенно особую роль в формировании у P.К. Торонова интереса к сказкам и улигерам сыграл Шэрээмхэ Далбаев, известный на его родине сказитель, от которого P.К. Торонов усвоил большую часть своего репертуара. Одна из таких сказок - "Мать и сын" (№ 20). Значительным событием в творческой биографии P.K. Торонова была встреча с улигершином и онтохошином Парамоном Дмитриевым, по настоянию которого молодой Торонов начал исполнять свои сказки. Похвала признанного мастера вселила уверенность в молодого сказителя. Ему присущи умение "играть" сказку, богатая жестикуляция, выразительные модуляции голоса и звукоподражания. Так, где по ходу действия встречаются песни, сказочник исполняет их с большой выразительностью. "Если улигер или сказка войдут в твою душу и затронут сердце, то дальше все идет само собой, словно скакун, скачущий вперед" (Ульгэр онтохон досоошни ороодтибал, саашаа хатарша мориндли ябаад, ябаатъхыма), - говорил он собирателям.

Публикуемые портреты сказочников выполнены художником Т. С. Манжеевым.

Исполнительское искусство народной сказки живо и в бурятских поселениях Монголии, имена онтохошинов, выявленных там во время недавних экспедиций назывались в начале нашей статьи.

Волшебные сказки, как и весь классический фольклор, переживают естественный, необратимый процесс угасания. Тем примечательнее, что в наши дни еще встречаются талантливые знатоки и исполнители сказок. В основном - это люди пожилого возраста. Сейчас слушателями их стали главным образом дети, поэтому народные сказки все более приобретают воспитательное значение.

Интерес к возвышенному и поэтичному миру сказок, произведений героического эпоса, легенд ощущается в современном профессиональном искусстве и литературе Фольклорные сюжеты и образы перевоплощаются в операх, балетах, драматических произведениях. Большим успехом пользуются оперы "Энхэ Булад батор" М.П. Фролова (либретто Н.Г. Балдано), "Чудесный клад" Б.Б. Ямпилова, балеты "Красавица Ангара" Л.К. Книппера и Б.Б. Ямпилова, "Гэсэр" Ж.А. Батуева, комедия "Будамшу" Ц.Г. Шагжина, драма "Бальжин хатан" Д.О. Эрдынеева и др.

Непреходящая ценность народных сказок заключена в том, что они выражают идеалы мирной жизни, взаимопонимания между людьми, их единство в борьбе со злом и несправедливостью, глубокую веру в победу добра.

В настоящее издание включены волшебные сказки (шэдитэ онтохонууд). Отобраны тексты, наиболее полно отражающие их сюжетное богатство и разнообразие, талант и мастерство онтохошинов, специфичность локальных традиций.

Е.В. Баранникова,

С.С. Бардаханова

СВЕДЕНИЯ О ТЕКСТАХ И ПРИНЦИПАХ ИХ ПУБЛИКАЦИИ

В том включены волшебные сказки, записи которых хранятся в рукописном отделе Бурятского института общественных наук Сибирского отделения АН СССР (далее: РО БИОН).

Из 25 текстов, помещенных в томе, 14 публикуются впервые, 11 сказок (№ 2, 5, 6, 9,10, 13,15,17,19, 21, 25) были изданы в сборниках "Бурятские народные сказки" (1975,1976 гг.). Все тексты выверены по архивным источникам.

В публикации сохранена специфика говоров, носителями которых являются сказочники. Оставлены без изменения лексические, фонетические, синтаксические особенности текстов, а также индивидуальный стиль сказывания и особенности устной речи. Например: ohон - уhан - усан (вода), hара - хара - сара (месяц), ябадтёо - ябашоо (ушел).

Не подверглись изменениям диалектные варианты слов, часто встречающиеся в текстах, например: сайхан вм. hайхан (красивый), хгд вм. хусд (догнав), яргал вм. жаргал (счастье) и т.д. Их пояснения помещены в комментариях и примечаниях.

Сохранены в текстах и варианты форм, встречающиеся у одного и того же исполнителя: мангасхай - мангадхай - мангас (чудовище), гэбэ - гыбэ (сказал), hахал - hахуул (борода), сажан - шажан (сажень).

В текстах сохранены заимствованные слова из русского и монгольского языков, например: остоол (стол), хоосто (кость), пууд (пуд), повозхо (повозка), ховёор (ковер), отчо (отправился), хиидчихэ (улететь), хяа (телохранитель) и др.

В текстах исправлены слова, которые явились следствием описки собирателя: гэртэй ерэбэ на гэртээ ерэбэ (прибыл домой), халун болобо на халуун болобо (стало жарко), тыымэ угэ на тымэ угэ (такое слово) и т.д.

В текстах, записанных сплошь, проведена разбивка на абзацы. Кроме того, все тексты разбиты на смысловые блоки, номера которых проставлены слева на полях.

Пунктуационные знаки расставлены в текстах по современным правилам.

Названия сказок, данные составителями тома, и слова, поясняющие контекст в переводе, заключены в квадратные скобки.

Комментарии содержат следующие сведения: номер текста по порядку (нумерация в томе сквозная), название на русском и бурятском языках, номера сюжетов по указателю Аарне - Томпсона [32], далее: AT. Затем следует паспорт текста: кто, когда, от кого (инициалы и фамилия исполнителя, его возраст), где записал, источник, по которому публикуется текст, - РОБИОН. Прежние публикации указываются в квадратных скробках.

В случае частичных совпадений мотивов с указателем сюжетов AT в комментариях к тексту помечается: ср. AT. Если текст отличается оригинальностью сюжета и не имеет аналогий с номерами AT, ссылка на этот указатель не дается. В некоторых примечаниях к тексту приведены биографические сведения об исполнителе, творчество которого мало известно читателям. Дана краткая характеристика его репертуара, сказительского мастерства.

Поясняемые слова и выражения в текстах отмечены звездочкой (*); в примечаниях и комментариях указаны номера блоков.

В словарь непереведенных слов включены слова, выделенные в текстах курсивом.

1. ХИЛГЭНДЭЙ МЭРГЭН

Хилгэндэй Мэргэн (Хилгэндэй Мэргэн). Ср. AT 313 Н + (302). Записала С.С. Бардаханова в 1981 г. от Д.Ж. Жамбаловой, 75 лет, в с. Будалан Агинского р-на Читинской обл. - РО БИОН, инв. № 3497, п. 1, с 48-53. Перевод E.B. Баранниковой.

1 Жил хан Хилгэндэй, у него был бархатисто-черный конь.

Многочисленные табуны [хана]

Заполняли всю северную сторону,

Бесчисленные стада его

Заполняли всю южную сторону [1].

Жил такой хан. Табуны и скот его пас старик Бабагалдай [2].

Однажды тот старик пас скот и увидел: стоит у моря очень высокий дом. Подъехал к этому дому, а там - пятнадцатиголовый мангадхай.

- Убью я тебя и съем, - говорит он.

- Не ешь меня, съешь моего хозяина, - отвечает [старик].

- А чей ты работник?

- Я работник Хилгэндэй-хана, у которого бархатисто-черный конь. Поймать его можно только призываниями [3], такой необыкновенный конь.

- Бархатисто-черному коню восемь сухожилий на ногах перережь, лук и стрелы хана разломай. Завтра утром с восходом солнца [4] я приду и съем его, - говорит [мангадхай].

2 Ночью проснулась ханша и рассказывает хану:

- Сон мне приснился, будто с северо-восточной стороны, из очень страшной страны страшный-страшный враг идет на тебя. Такой сон мне приснился. Обратись к бурхану за милостью, - говорит она мужу.

- Ну, сны женщины обманчивые, неверные, - сказал он и шлепнул ее по левой пухлой красной щеке, крепко скрутил он соболино-черные волосы и велел спать

3 После того как [ханша] заснула, вдруг на рассвете чей-то голос послышался во дворе. Это конь его [хана] умеющий разговаривать по-человечьи, прибежал.

- Почему же ты не прислушался к словам своей жены? Враг идет, съесть тебя собирается с восходом солнца. Восемь сухожилий на моих ногах перерезаны. Теперь я не смогу спасти тебя, - говорит.

Тогда хан поднес коню хадак и с мольбой упал к его ногам.

- Коль так, придется нам отправиться в путь, - говорит конь.

Перед их отъездом жена хана, которая собиралась родить, подала три зубца от своего гребешка и сказала:

- Если тебя станет враг настигать, по одному бросай эти три зубца.

4 Вот сел хан на коня и отправился, держа путь на север. С восходом солнца появился мангадхай и кричит:

- Ты здесь, Хилгэндэй-хан, имеющий бархатисто-черного коня?

Вышла ханша.

- Нет его, - сказала она.

- Куда он уехал?

- В южную сторону отправился

Трое суток [мангадхай] искал хана в южной стороне, пришел обратно и говорит [ханше].

- Обманула ты меня, съем тебя, проглочу.

- Нет, в западную сторону отправился, - говорит она.

5 Трое суток искал он в западной стороне и опять не нашел Шесть суток прошло. Вернулся он опять и говорит ханше:

- Съем я тебя, обманула ты меня

- На восток отправился [хан], - сказала она.

Искал он в восточной стороне и опять не нашел. Вернулся и говорит:

- Вот теперь-то уж съем я тебя

- В северную сторону отправился [хан].

6 На север поспешил мангадхай за Хилгэндэй-ханом, вот-вот нагонит его. Тогда кинул [Хилгэндэй Мэргэн] один зубец от гребешка [своей жены], проговорив:

- Превратись в лесную чашу, через которую за три дня не пробраться!

Пока [мангадхай] пробирался сквозь.лесную чащу, она сделалась еще гуще, еле-еле он одолел ее, и, когда стал нагонять Хилгэндэй Мэргэна, хан снова кинул зубец от гребешка, проговорив:

- Превратись в высокую гору, через которую за три дня не перевалить.

7 Тут же на пути выросла высокая гора Карабкаясь на четвереньках, еле-еле забрался [мангадхай] на нее и опять стал настигать [Хилгэндэй Мэргэна]. Тогда тот опять кинул зубец от гребешка, проговорив;

- Превратись в море, которое никому не переплыть!

Когда перед мангадхаем появилось большое море, он повернул назад. Пришел к дому Хилгэндэй Мэргэна, забрал его жену, рыжего пса, старика Бабагалдая и угнал весь скот.

8 Прошло десять лет, и Хилгэндэй-хан, имеющий бархатисто-черного коня, вернулся к себе на родину. Приехал домой - весь дом сверху донизу зарос бурьяном, все постройки во дворе заросли. Таким застал [дом]. Вошел в свой дом, в очаге нашел приготовленную женой пищу, которая и за десять лет не испортилась, и письмо [5]. "Меня искать не надо, - предупреждала она, - враг очень сильный".

Прочитав то письмо, один раз вверх посмотрел - засмеялся, вниз посмотрел - заплакал [6]. Хилгэндэй Мэргэн охотился на зверей, диких коз, тем и кормился. Но когда подстреливал козу, один парень на золотисто-рыжем коне подбирал ее и увозил.

9 - Что это за парень? Почему он все время забирает [нашу добычу]? Надо его догнать, поймать, - говорят между собой Хилгэндэй Мэргэн и его конь.

Однажды, когда [этот парень] увозил их козу, погнались за ним и схватили его.

- Кто ты? Чей будешь сын? - спрашивают его.

- Когда-то был сыном Хилгэндэй Мэргэн-хана, у которого бархатисто-черный конь, - так говорила моя мать. - А теперь я - сын мангадхая.

- Передай это письмо своей матери, - говорит [Хилгэндэй Мэргэн], подавая ему письмо.

10 Взял он письмо и передал матери Прочитала она то письмо, вниз посмотрела - раз всплакнула, вверх посмотрела - раз посмеялась.

- Почему Вы плачете из-за письма какого-то охотника? - спрашивает он у матери

- Это же твой родной отец, - сказала - Передай ему это письмо.

Сын отвез то письмо.

Хилгэндэй Мэргэн-хан снова написал ответ:" Я приеду завтра с восходом солнца, предупреди об этом сына Я буду биться с тем мангадхаем".

"Ты не приезжай", - написала она ответ и отправила его с сыном А сама сыну сказала:

- Если приедет твой отец, помоги ему, он будет биться с мангадхаем.

11 Не послушался Хилгэндэй Мэргэн, приехал, и начали они биться с мангадхаем. Хилгэндэй Мэргэн-хан стал уступать, но тут на помощь пришел его сын. Начали стрелять из лука - тело мангадхая то разрывалось, то снова соединялось, и [мангадхай] продолжал стрелять. Когда мангадхай совсем стал слабеть, сын Хилгэндэй Мэргэна спрашивает у него:

- Где находится твоя душа?

- В среднем стекле окна [7].

Тогда парень разбил среднее стекло в окне - мангадхай испустил дух. А Хилгэндэй Мэргэн-хан вместе с женой и с сыном вернулись домой и зажили, говорят, счастливой жизнью.

2. МОЛОДЕЦ И ЕГО ЖЕНА-ЛЕБЕДЬ

Молодец и его жена-лебедь (Сагаан шубуугаар haмга хэhэн хубуун). Ср. AT 465 А + 461 А. Записал В.Ж. Хамаганов в 1959 г. от А.Д. Онгорхоева, 66 лет, в с Жемчуг Тункинского р-на Бурятской АССР. - РО БИОН, инв. № 2868, п. 1, с 59-83. Публ. (5, с 32-53) Перевод Е.В. Баранниковой.

Вар: Парень-сирота(Уншэн хубуун). Записал П.И. Малакшинов в 1940 г. от А.Д. Онгорхоева. - РО БИОН, инв. № 590, тетр. 5, с 1-20; Зять Солнца (Наран абгайн хурьгэн хубуун). Записал В.Ж. Хамаганов в 1970 г. от М.Д. Николаева, 59 лет, в с Ранжурово Кабанского р-на Бурятской АССР. - РО БИОН, инв. № 3244, а 13, с 15-18; см. также [19, с 24; 23, с 114-117].

Мотив о девушке-лебеди встречается в бурятских сказках "Парень-охотник", "Алтан Шагай и Мунгэн Шагай" [5, с 54-68, с 356-380].

В публикуемом тексте трактовка образа чудесной жены-лебеди подчиняется эстетическим нормам, свойственным жанровой специфике сказки: лебедь, принявшая облик женщины, навсегда остается на земле в кругу своей семьи. Произведения на этот сюжет, по своим художественным особенностям выходящие за пределы жанровой природы легенд, и по сей день имеют широкое распространение: "Лебедь" (Хун) (записал П.Д. Банзаракцаев в I960 г. от Л. Максарова в с Харгана Иволгинского р-на Бурятской АССР. - РО БИОН, инв. № 2932, п. 1, с 150-151), "О двух заянах" (Хоёр заяанай тухай) (записал СМ. Бабушкин в 1970 г. от С.П. Падиева в с Ранжурово Кабанского р-на Бурятской АССР. - РО БИОН инв. № 3244, с 11-13), "Сагалай" (Сагаалай) (записала Р. Мункоева в 1954 г. от С.Д. Саргаева в колхозе им. В.И. Ленина Торского сельсовета Тункинского р-на Бурятской АССР. - РО БИОН, инв. № 2829, с 13-15).

К интересным записям 1970-80-х гг. можно отнести легенду "О происхождении рода шошолог" (Шошоолог яhанай уг) (записал В.Ш. Гунгаров в 1971 г. от Е.Б. Забанова в с Манды Тункинского р-на Бурятской АССР. - РО БИОН, инв. N2 3280, с 65-67). Легенда о лебедя - прародительнице тункинских бурят записана от русского сказочника ВВ. Кобелева [30, с 109-110}

1 Жил в одном селении [8] парень-сирота. Сильно нуждался он и бедствовал, ходил по домам, искал у кого бы поесть. Однажды нанялся он к одному богачу батраком. За год работы должен был коня получить. Конь тот пасся в степи с табуном. Прошел год, и, кончив за этого коня отрабатывать, с утра отправился, чтобы поймать его. А коня семь волков съели. "Ай, да-а, до чего же я невезучий человек!" - сказал он и снова пошел искать работу.

2 Когда он шел по лесу, увидел человека, который огромным белым топором рубил дрова и ставил сажени [9]. Целый день рубит, по четыре сажени ставит за один день. Подходит парень к нему и спрашивает:

- За весь день вы ставите четыре сажени?

- Да.

- С таким топором и я поставлю, - говорит парень и смотрит на него.

Не было еще на свете такого человека, кто бы мог ставить больше саженей, чем этот человек. Когда парень такое сказал, [тот человек] говорит:

- Поспорим, ты не сможешь поставить за день четыре сажени.

3 Поспорили они, и на следующий день парень начал работать Начал с восходом солнца, весь день он рубил без отдыха и еды. Когда стало жарко, снял свой дэгэл. К заходу солнца он почти закончил четвертую сажень. Осталось полметра только. Скоро уже спрячется солнце, а парень все рубит и рубит. Когда солнце наполовину зашло за гору, он стал просить:

- Солнце, солнце, подожди немножко, не заходи.

Как ни просил, а солнце скрылось. В четвертой сажени не доставало всего двух пядей.

4 Обидно стало парню - проиграл он заклад и теперь должен целый год отрабатывать у того человека.

Проработал парень у него старательно целый год. А выигравший заклад весной пожаловал ему за хорошую работу хлебные зерна. Посеял парень зерна на четверти земли [10]. Осенью, когда настала пора снимать урожай, пошел сильный дождь с градом и побил весь хлеб. "Ай, да-а, невезучий я человек", - думает парень-сирота.

5 Чтобы выбраться из нужды, решил [он] отправиться к морю порыбачить, купил рыболовную сеть и силки для ловли зайцев и косуль.

Пришел на берег моря, построил себе маленький шалаш [11]. Кормился рыбой, закидывая в море сеть, ловил зверей, косуль, попадавших в силки. Так он жил в своем шалаше. Летом ляжет он у шалаша, уставится в небо и греет свой живот под жарким солнцем, зимой - спину греет у огня своего очага. Лежит, наслаждается. Так проходит год за годом.

6 Однажды летом, когда парень-сирота лежал у своего шалаша и грел живот, над ним с шумом пролетели семь белых птиц [12] и сели на берегу моря. Поднялся тихонько парень, подумал: "Смогу ли я их поймать?" - и крадучись стал приближаться к ним.

Подошел - а семь белых птиц скинули с себя одежду и превратились в семь очень красивых девушек. Потом вошли в воду, стали купаться и уплыли далеко-далеко. А парень сидит и ждет, пока птицы скроются из виду. Как только они скрылись, парень вышел из своего укрытия, взял самую красивую птичью одежду и опять спрятался.

7 Долго плавали семь девушек. Накупались вдоволь, позабавлялись и повернули к берегу. Шестеро из них надели свою одежду, снова превратились в шесть белых птиц и улетели. Только одна из них осталась, скрылась она в кустах и сидит.

Настал вечер. Когда стемнело, девушка крикнула:

- Если ты молодец, будь моим мужем. Если ты старый человек, будь мне отцом. Выйди и отдай мою одежду.

8 Вышел парень, вернул ей платье, только оставил у себя ее клетчатый шелковый платок. Привел он ее к себе, и стали они мужем и женой.

Так прекрасна была она, что сказать нельзя. С утра до вечера все смотрит и смотрит парень на жену свою, любуется ею. Жена ему еду-питье готовит.

- Что же, муж, сидишь и все смотришь на меня? Мало у нас осталось пиши. Сходи, - говорит, - проверь свои силки.

- Нет, не смогу я и дня прожить, не видя тебя, - отвечает он.

9 Тогда жена нарисовала на листке бумаги свое лило, дала ему в руки и отправила его Взял парень тот листок и пошел проверять, попались ли звери в силки да рыба в сети. Вдруг налетел сильный ветер, вырвал из его рук тот листок и унес

Семь дней и семь ночей летел по ветру тот листок. На седьмые сутки упал он перед дворцом Абахай-хана. Подняли солдаты тот листок с лицом женщины и отдали своему хану. Как взглянул хан, так и влюбился. Стал собирать войско, чтобы скорее разыскать эту девушку. Абахай-хан снарядил войско из трех сотен человек, запасся едой на три месяца [13] и отправился в дальнюю дорогу, держа путь на восток. Долго ехали они, кончились запасы еды, да и кони устали. Доехали до одного большого моря и решили там передохнуть немного.

10 Когда устроились, хан отправил двух солдат и сказал: "Добудьте зверей, косуль". Ничего не добыли два солдата и хотели уже возвращаться, как вдруг увидели турпана. Убили они его и пошли обратно. Смотрят - из одного плохонького жилища, похожего на шалаш, дым идет. "Попробуем зайти туда, обжарим эту птицу", - решили [они] и зашли.

11 Заходят, в шалаше - сумрак, полумрак. В углу сидит красавица и шьет что-то. У очага молодой парень что-то мастерит. Как зашли, поздоровались солдаты и спрашивают:

- Можно ли на вашем огне зажарить эту птицу?

- Можно, можно, - отвечают [хозяева] и подправляют огонь в очаге.

Жарят солдаты птицу на огне, а сами глаз не могут оторвать от красавицы, жены того парня. Совсем забыли о птице. Смотрели, рассматривали ее солдаты и совсем сожгли свою птицу. Опомнились, когда уже ничего не осталось от нее, одни угли.

12 - Что же мы теперь понесем хану? Ведь он убьет нас! - сказали они и стали печалиться, плакать. Посмотрела на них жена парня-сироты и спрашивает:

- Постойте, кто вы такие, откуда идете?

- Мы - солдаты Абахай-хана. Три месяца назад во дворе Абахай-хана упал листок с лицом красавицы. Решил хан на ней жениться. Снарядил войско и отправился на ее поиски, - отвечают они.

- Не проговоритесь о том, что заходили сюда, что видели здесь.

С этими словами она взяла обуглившуюся птицу, отвернулась в угол, поглаживает ее, приговаривает что-то, шепчет. После, этого вернула им птицу, - она теперь была очень хорошо поджарена. Очень обрадовались солдаты, взяли птицу, поблагодарили и, еле-еле оторвав глаза от жены того парня, вышли.

13 Принесли солдаты ту птицу и отдали хану. Сильно голоден был хан. С большим удовольствием стал он есть эту птицу, но съесть [всю] не смог. Отдал тремстам солдатам. Триста солдат кое-как [птицу] доели, все досыта наелись.

- Ай, какие же сытные птицы бывают, останемся в этих местах еще дня на два! - приказывает хан. Так остались они там дня на два, чтобы отдохнуть и коней, лошадей своих покормить.

14 На следующий день [хан] снова отправил тех двух солдат за такой же птицей. Долго ходили, ходили солдаты, только к вечеру удалось им добыть такую же птицу. Решили они снова пойти к парню-сироте и поджарить там птицу.

- Теперь не будем смотреть на его жену, когда будем поджаривать птицу, а то опять сожжем ее. Если сожжем, та женщина не станет ее снова обращать в прежний вид.

Сказав так, вошли они в дом, поздоровались, быстро поджарили птицу и, ни разу не взглянув на хозяйку, вышли. Принесли птицу и отдали хану. Съел хан ту птицу один и не наелся.

15 - Ай, вы, шудхэры [14], что за птицу вы поймали и принесли? Смеетесь над мной?! - злится, гневается хан

Запер тех двух солдат и стал их бить, наказывать. Боясь, как бы хан их до смерти не забил, солдаты, чуть живые, обо всем ему рассказали:

- Далеко на севере есть шалаш, живут в нем муж с женой. Жена очень красивая. Залюбовавшись красавицей, мы, обжаривая первый раз у них птицу, долго продержали ее на огне и сожгли. Тогда красавица взяла у нас птицу, отвернулась в угол и стала заклинать, заговаривать ее, после чего птица стала такой же, какой была прежде. Остальное вам известно, - сказали они - А сегодня мы вдвоем, обжаривая турпана, ни разу не взглянули на хозяйку, только обжарили и принесли сюда.

16 Услышав об этом, хан воскликнул:

- Ай, это и есть моя возлюбленная! Это она!

И повел хан туда свое войска. Пришли - и все оказалось вправду так. Связал хан ту женщину и ее мужа и быстро отправился в свои владения. Вскоре они прибыли к себе. Там хан запер мужа с женой в железном амбаре и приставил двух караульных.

17 На другой день, чтобы извести того парня, хан дал ему задание:

- Далеко-далеко, на востоке, есть злая рыжая собака, приведи ту собаку.

Парень стал печальным и угрюмым: "Вот и настал час моей гибели", - думал он, идя к своей жене. Жена, заметив, что муж печальный и угрюмый, спрашивает:

- Почему стал печальным и угрюмым, муж мой?

- Приказано мне с далекой восточной стороны привести злую рыжую собаку. Пропаду я теперь, - отвечает муж, понурив голову.

- Ну, нечего печалиться, - говорит жена. Сделала она багор и, подавая его мужу, сказала:

- Как только подбежит злая рыжая собака, затолкай поглубже ей в пасть, а потом на поводу приведешь к хану.

18 Наступило утро. С восходом солнца парень отправился в путь. Шел он, шел и пришел в лес. Долго бродил он по лесу и наконец встретился со злой рыжей собакой. Собака оказалась большущей. Как увидела она человека, кинулась к нему. Только разинула она пасть, чтобы укусить, парень сунул ей в глотку багор. Затолкал его подальше, потом привязал к ручке бечевку и повел собаку на поводу. С восходом солнца он вернулся, зашел во двор к хану и крикнул:

- Принимай, хан, свою злую рыжую собаку!

Вышел хан, посмотрел и с испугу крикнул:

- Скорее отпустите собаку!

Отвязал парень веревку, один раз крепко ударил ею собаку и отпустил на волю.

19 Призвал хан его на следующий день, дал ему такое задание:

- Спустись в горячий ад и вычисти его дна

Снова горюет и печалится парень: "Вот и пришла мне погибель на дне горячего ада". Опечаленный, пришел он к своей жене Жена спрашивает у мужа:

- Почему стал печальным и угрюмым?

- Заставляют меня спуститься на дно горячего ада и вычистить его. На этот раз, видать, мне конец, - отвечает [муж].

- Ладно, не стоит горевать. Найдется какой-нибудь выход, - говорит она и подает ему красную шелковую нить. - Когда станет невмоготу, кинь эту красную шелковую нить вверх и по ней выберешься.

20 Пришел парень на следующее утро к входу в ад, чтобы туда спуститься. Сторожевые начали на кожаных веревках спускать парня. Спускали, спускали до обеда - лишь к полудню ноги его коснулись дна ада. Смрад там страшный, жара. Мертвых тел валяется видимо-невидимо. Хочет парень почистить дно ада, да невозможно, мертвых тянет за руки - руки отрываются, за ноги потянет - ноги отрываются. Так они сгнили. Невмоготу стало парню от жары, смрада и духоты. Кинул он вверх красную шелковую нить - и вмиг оказался снова на земле. Когда он вышел, сторожевые ада так и затряслись от страха.

- Идите к хану и доложите, что до блеска вычистил я дно ада, - говорит парень. - Если он не поверит, пусть сам пойдет и посмотрит.

21 Не смог хан погубить парня-сироту в горячем аду. Призвал он его на другой день к себе и приказал:

- Принеси мне дань от сына Звезды и сына Солнца

"До чего же трудное задание. Вот и настала пора мне распрощаться с женой", - думает парень. Заходит в дом, а жена с вопросом:

- О чем задумался, муж?

- Велено мне на небо подняться и получить дань от сыновей Звезды и Солнца. Как мне добраться до неба, как их разыскать?

- Не стоит так печалиться. Найдется какой-нибудь способ, - говорит жена и подает ему восьмидесятисаженную красную шелковую нить и свой клетчатый платок. - Кинешь вверх эту шелковую нить в восемьдесят саженей - она зацепится за небо. Ты и поднимешься по ней. Когда окажешься на небе, будет там дом с железной изгородью и серебряной дверью. Зайди туда. Живет там моя мать. Стало быть, явишься как зять. Зайдешь в дом, выберешь момент, достанешь этот клетчатый платок и покажешь - все исполнится. Мать знает, где живут сын Солнца и сын Звезды

22 Встал парень на другое утро с восходом солнца, пошел во дворец к хану и попросил двух караульных. Взял двух караульных и отправился в путь. Долго шли они. Парень вытащил красную шелковую нить и кинул ее вверх. Как кинул - восьмидесятисаженная шелковая нить зацепилась за небесную дверь, и стал он карабкаться по ней вверх. Лишь к заходу солнца добрался до двери неба. Вошел - такая красота! Расстилается степь, покрытая разными цветами, виднеются красивые горы из белых-белых сверкающих камней. Небо светится нежными, разноцветными лучами. Было очень красиво!

23 Долго всем этим любовался парень, а потом глянул вниз и видит: один из караульных вцепился в шелковую нить и уже поднялся на три сажени вверх. Отвязал парень шелковую нить от ручки двери и резко дернул - караульный в тот же миг свалился вниз. Вытянул он шелковую нить и видит - оборвалась и стала она короче на три сажени. "Ай, беда-то какая, свалится он да помрет", - подумал парень и стал смотреть вниз. Упавший караульный лежал, лежал, потом встал и посмотрел вверх. "А, с ним ничего не случилось", - сказал парень и с шумом и грохотом крепко захлопнул небесную дверь.

24 Оттуда уходила вдаль еле заметная тропинка. Положил парень-сирота ту шелковую нить в карман и пошел по тропинке

Шел он, шел и видит: стоит дом с железной изгородью и железной дверью. Не зашел он туда, пошел дальше. Смотрит - впереди дом с железной изгородью и бело-серебряной дверью. Тихонечко толкнул он дверь и вошел. Перед ним светлый серебряный с позолотой дворец сияет, переливается, светится [радугой]. "Какие же прекрасные дома у небесных жителей!" - подумал парень и, чтобы исполнить задуманное, открыл следующую дверь и вошел.

25 Вошел, а там женщина, очень похожая на его жену, но постарше, плавно и мягко, словно птица бекас, расхаживала по дому. Когда парень вошел, она не обратила особого внимания на него, только мельком взглянула.

- Здравствуйте, - говорит парень. - Дайте немножко курунги выпить, с утра в рот ничего не брал.

26 Сняла женщина с золотой полки деревянное ведро с курунгой и швырнула к порогу. Сидит парень, пьет молча курунгу. Не обращает женщина на него внимания. Тогда парень вынул свой клетчатый шелковый платок и начал вытираться им. Как увидела этот платок женщина, изменилась сразу, стала очень ласковой и приветливой.

- Ай, да-а! Вот старая, из ума выжившая! - воскликнула она. - Мне и невдомек, что мой зять прибыл из Нижнего мира!

Отшвырнула она прочь курунгу, взяла парня-сироту под правую руку, повела за семь занавесей [15] и усадила за серебряный стол.

27 Арзу, хорзо она ему наливает, ставит перед ним много плодов и ягод. Так познакомились они, повели спокойный разговор. Обо всем случившемся в пути рассказывает ей парень. А та женщина расспрашивает о своей дочери. Потом парень поведал, зачем он сюда прибыл. Пробыл он у тещи два-три дня. Все это время теща, стоя на ногах, угощала зятя из Нижнего мира. Обо всем переговорили они. Через три дня парень стал собираться в дорогу.

Теща уговаривает его:

- Останься еще на одну ночь, отдохни.

- Идти мне нужно, - отвечает он.

28 Выспросил у тещи дорогу к сыну Звезды и отправился. Весь день он шел и только к вечеру добрался до сына Звезды. Живет сын Звезды тоже в красивом дворце. Заходит он во двор, а жена сына Звезды сметает сор с порога. Поздоровался парень. Только хотел он ступить на порог, как жена сына Звезды ударила его веником по голове. Притворился парень, будто плачет, вытащил клетчатый шелковый платок и стал вытирать глаза. Жена сына Звезды так и всполошилась:

- Ай, да что же я наделала? Зятя своего из Нижнего мира не узнала, - сказала она, кинула прочь веник и завела парня в дом.

29 Не успел парень опомниться, как очутился за белым серебряным столом. Очень обрадовалась жена сына Звезды, поставила на белый серебряный стол перед ним много разных угощений. Досыта наелся парень. Обо всем расспрашивает парня жена сына Звезды: о его делах да заботах, о том, как добирался он до них, как поживает ее подруга, ставшая женой парня На все вопросы он дал ясные ответы.

30 Прошел день, возвратился домой сын Звезды Перед его приходом жена сына Звезды говорит парню:

- Вот-вот придет сын Звезды, и ты можешь замерзнуть от холода. Залезай в жаркий погреб, - и насильно опустила его туда. В погребе жара стоит невыносимая.

Возвратился сын Звезды домой. Вышла навстречу жена и говорит:

- Скорее снимай с себя панцирь, а то заморозишь своего зятя, прибывшего из Нижнего мира.

С приходом сына Звезды наступил сильный холод: в погребе, где недавно стояла жара, стало очень холодно. Еле терпит парень.

31 Сын Звезды снял свой панцирь и спустился к нему. Парень еле-еле выдержал [такой холод]. Повел парня в дом, обогрел его, покурили, выпили архи. Долго разговаривали они. Парень снова рассказал о всем случившемся в пути, о том, зачем пришел к нему. Переночевал он одну ночь у сына Звезды и отправился дальше. "Останься еще на одну ночь", - просят сын Звезды и его жена. А парень все говорит, что пойдет. Выспросил у них дорогу и отправился дальше.

32 Идет он, идет и видит: два петуха дерутся. Один из них белый, другой - красный. Дерутся эти два петуха и говорят они парню:

- Вы к сыну Солнца держите путь, спросите у него, из-за чего так деремся?

- Спрошу, - сказал [парень] и зашагал дальше.

33 Идет он дальше и видит сидит женщина на рогах у коровы, стонет и плачет.

Когда подошел к ней парень, она спросила:

- Куда ты идешь?

Парень отвечает:

- Иду я к сыну Солнца

- Тогда спроси о моей судьбе. За что, за какие грехи я так наказана?

34 Идет он, идет. Вдруг видит лежит на земле женщина. В рот ей втекает вода, а вытекает с другой стороны и течет дальше маленьким ручейком. Сильно мучается она. Подошел к ней парень и спрашивает:

- Почему вы лежите так?

- Да сама ничего понять не могу, юноша. Вы идете к сыну Солнца? Когда встретитесь, спросите у него обо мне, - просит [женщина].

- Спрошу, - сказал он и дальше отправился в путь.

35 Долго шел [парень], еле добрался до сына Солнца. Заходит, а жена сына Солнца сметает сор с порога. Подошел к ней парень, поздоровался. Только хотел войти в дом, а она хвать его веником по макушке. Притворился парень, будто плачет, вынул тот платок и стал вытирать глаза. Увидела это женщина, воскликнула:

- Ай, зять наш пришел! - взяла под руку парня и повела в дом угощать. А потом говорит:

- Вот-вот явится мой муж. Скорее залезай в холодный погреб.

36 Вскоре пришел сын Солнца, и парню в холодном погребе стало так жарко, что с него пот градом покатился Едва терпит парень.

Жена сына Солнца говорит мужу:

- Скорее снимай свою одежду, а то спалишь своего зятя, прибывшего к нам из Нижнего мира. Скорее снимай панцирь, спускайся и выведи нашего зятя из погреба.

37 Быстро снял свой панцирь сын Солнца, пошел в погреб и вывел оттуда зятя. Угощают они его, беседуют с ним. Обо всем, что пережил, обо всем, что думал, рассказал им парень. Сказал и о цели своего прихода:

- Абахай-хан сказал, что вы, сын Солнца и сын Звезды, должны платить ему дань. Вот и пришел я к вам за данью

- Ах, бедняга Абахай-хан ищет средство погубить тебя. Хотел он уничтожить тебя холодом Звезды и жарой Солнца. Мы ничего не должны Абахай-хану, но отвезешь ему от нас дань, - говорит сын Солнца.

Потом спрашивает парня:

- Что же ты увидел и узнал в дороге?

38 - По дороге к вам я видел, как дрались два петуха, белый и красный. И велели они узнать, в чем причина их драки.

А когда я пошел дальше, встретилась мне женщина на рогах у коровы Стонала она и плакала. Когда я сказал, что направляюсь сюда, она попросила меня узнать, долго ли продлятся ее мучения.

Дальше пошел я. Вижу: лежит женщина на земле. В рот ей вода втекает и вытекает с другой стороны. И велела она расспросить о ее беде. Отчего же они терпят такие муки и беды? - спрашивает парень у сына Солнца.

39 Накормил сын Солнца своего зятя и оставил ночевать. На следующее утро говорит ему:

- Иду выполнять свою работу, греть свет-землю.

С этими словами он взял свою одежду. Сирота-парень просит его:

- Возьми меня с собой, хочу вселенную посмотреть.

- Нет, ты сгоришь от моей жары

- Ты дай мне свою одежду, хоть чуточку я посмотрю на вселенную. Не отказывай же мне, единственному зятю своему из Нижнего мира, - упрашивает парень.

40 - Ты же не сможешь удержать на своей голове мою шапку в сорок пудов, не подойдет тебе и мой панцирь, - отвечает [сын Солнца].

- Тебе ж известны восемь волшебств, вот и выполни мою просьбу, дай мне свою одежду.

После таких сильных упрашиваний сын Солнца произнес заклинание и отправил его.

- Садись на моего коня Алтан Шарга и отправляйся. Слушайся во всем его. Когда наступит день, обедай за моим серебряным столом на восьмидесяти восьми ножках, а с наступлением вечера возвращайся, - такой наказ дал.

41 Отправился парень в путь на его коне. Едет он и встречает одного старика - Бурхана, лежит тот и вниз [на землю] смотрит. Подъехал к нему.

- Старик, почему ты лежишь? - спрашивает.

- Там мои семь собак есть просят и смотрят на меня вверх. Вот лежу, высматриваю, ищу, на какую бы мне указать скотину.

- Ага, наконец-то я встретился с тобой! - сказал парень и слез с коня. - За какой мой грех ты отдал на съедение волкам коня, за которого я отрабатывал целый год? - сильно разгневался парень, наказал его крепко, сломал руку, ногу, выбил глаз.

- Будешь знать как указывать на моего коня, - сказал парень и ускакал дальше.

42 Едет, едет. Смотрит - другой старик лежит и смотрит вниз.

- Здравствуй, старик, - говорит. - Почему ты лежишь и смотришь вниз? Болит что-нибудь у тебя? - спрашивает он.

Поднялся старик и отвечает:

- Я никак не могу обратно собрать дождь и ливень, каменный град, которые я разбрызгал за четверо суток через небесные двери

- Вот где повстречал я тебя! - воскликнул парень. Слез с коня и отхлестал старика плеткой и тоже сломал ему руку, ногу, выбил глаз. Дальше поскакал, сказав:

- Вот тебе за то, что ты побил весь мой урожай.

43 Едет он, едет. Наступило время обедать. Сел он за серебряный стол на восьмидесяти восьми ножках, пинком сломал восемь ножек стола, стал есть да покуривать. Затем отправился дальше, а к вечеру хорошо добрался до дома. Когда вернулся, сын Солнца спрашивает:

- Хорошо ли ты съездил? Что видел? С кем встречался?

- Съездил удачно, ничего особенного не видел, ни с кем не встречался, - был ответ.

44 На другой день на рассвете парень стал собираться домой. Прощаясь с ним, сын Солнца дал ему золотую трость и сказал:

- Передай эту трость Абахай-хану. Возвращаясь домой, увидишь женщину, лежащую на земле. Молодая мать просила у нее молока для своего ребенка, она не дала ей, хотя и было у нее молоко. Вот за это она будет лежать так весь свой век. Второй женщине скажи: "Будешь так сидеть тысячи лет за то, что в прежнем рождении [16], не жалея, палкой-камнями била корову, которую доила". А когда подойдешь к дерущимся петухам, замахнись на них тростью. Затем отправляйся домой и будь счастлив, - так он благословил его.

45 Вышел парень от сына Солнца и отправился в путь. Он передал слова сына Солнца первой женщине, пошел дальше. Второй женщине тоже передал слова сына Солнца. Шел он, шел и дошел до дерущихся петухов. Замахнулся парень на них золотой тростью - петухи превратились в золото и серебро и рассыпались.

46 Пошел дальше. Добрался до сына Звезды, переночевал у него одну ночь, пришел к тёще, пробыл у нее трое суток. Потом отправился к небесной двери, чтобы спуститься вниз. Подошел, привязал ту шелковую нить к ручке небесной двери и стал спускаться вниз. Спускается парень, нить была короткой, на три сажени не достает до земли. Еле спрыгнул он оттуда и пошел к хану.

47 А хан в это время собирался отпраздновать свадьбу, решив, что парень-сирота давно погиб. Увидел хан парня живым - очень испугался и приказал солдатам:

- Хватайте его, убейте, уничтожьте! - и сам впереди всех подбежал к парню, чтоб зарубить его саблей. Тогда парень замахнулся на хана золотой тростью - хан упал замертво. Подбежали стражники - парень снова замахнулся тростью. Те тоже повалились замертво. Вышел парень на улицу, а там его окружила стража, опять замахнулся он золотой тростью - все пали замертво.

48 Потом [он] пришел к своей жене и спокойно отдыхал, когда рано утром чуть забрезжил рассвет, ни с того ни с сего послышались звуки буре и бэшхура. На дворе собралось много людей.

"Что здесь у меня происходит?" - [подумал] парень, взял свою золотую трость и вышел на улицу. А там бесчисленное множество народа. Играют они на буре и бэшхурах, и все до единого, подняв правую руку, просят его:

- Будьте нашим ханом!

49 И стал парень ханом вместо Абахай-хана, а дочь тэнгрия - ханшей. Большой праздник устроили. Девять дней и девять ночей пировали, веселились все. На десятые сутки разъехались. Весь народ, его подданные, разъехались по домам счастливые и довольные.

С тех пор парень стал жить со своей женой спокойно, родилось [у них] много детей, и жили [они] счастливо.

3. ДЕВУШКА И ГОВОРЯЩИЙ БАРХАТИСТО-ЧЕРНЫЙ КОНЬ

Девушка и говорящий бархатисто-черный конь (Хэли мэдэдэг хэлин х хара моритой басаган). Ср. AT 707 + 312. Записала С.С. Бардаханова в 1978 г. от Нямын Гомбодоржо, 62 лет, в сомоне Биндар Хэнтэйского аймака МНР. - РО БИОН, инв. № 3438, п. 2, с 137-157. Перевод Е.В. Баранниковой.

В публикуемой сказке, записанной в бурятском сомоне МНР, встречаются монгольские слова, характерные для говора местного населения.

1 В раннее, давнее время жили муж с женой, была у них одна дочь, так и жили втроем Дочь их каждый день пасла свой скот. А старикам, старухам что делать - чай, еду варили и сидели дома. Однажды, когда дочь пошла пасти скот, к этим двум старикам на соловой кобыле приехал бадарчи-лама.

- Ламбагай, ламбагай, проходите, садитесь, - почтительно приглашают его старики на место для гостей. Усадили на красивый низкий топчан, покрытый тюфяком, и стали обильно угощать.

2 - Не переночуете ли у нас? Не отдохнете ли? - говорят хозяева.

- Нет, не буду у вас ночевать, - отвечает лама.

- Почему не хотите переночевать у нас? Почему бы вам не отдохнуть? - просят [его].

- У вас завелось страшное нечистое существо, ночевать не могу, спать не могу.

- Да кто же, что же завелось? Ламбагай, помогите нам очиститься, избавиться от него. Где, в каком месте оно притаилось? - спрашивают они у ламы.

- У вас есть единственная дочь. Вот от нее-то исходит скверна. И собирается она вас обоих съесть, - пугает стариков лама.

- Как можно избавиться от нее? А мы-то считали ее родной дочерью. Раз так, избавьте [нас от нее]. Мы не хотим, чтобы она нас съела, - говорят.

- В течение семи дней вы должны наказывать ее, бить и гнать прочь. Тогда она уйдет, никуда не денется. Вот такой есть выход, - изрек лама.

3 Поздно вечером, когда дочь пригнала скот с пастбища, мать с отцом давай ругать ее и кричать: "Убирайся, уходи!" Только это и слышалось.

- Отец, мать моя, что с вами? Кто помутил ваш разум? Что случилось? - спрашивает дочь.

- Ты нечистый человек, не спрашивай нас ни о чем, уходи, убирайся! - кричат они и знают только бить и выгонять, больше ничего.

4 "Кто-то им навредил, что же теперь делать? Что бы ни случилось, буду ходить за скотом, доить коров, заботиться о родителях. Посмотрю, что будет дальше", - решила девушка и по-прежнему выходит с утра пасти скот, доить коров. [А мать с отцом] не дают ей ни есть, ни пить, тяжело стало жить.

В это время приходит ее бархатисто-черный конь, умеющий разговаривать по-человечьи.

5 Мы с тобой теперь здесь оставаться не можем. Отсюда нам надо уехать, убежать. Я буду ехать быстро, а ты, знай, только крепко держись [в седле]. Когда скажу: "Открой глаза" - открывай, а когда скажу: "Закрой" - закрывай. Так вдвоем и отправимся. Этой ночью, между рассветом и ночью, выедем. Ты должна помолиться Богу. Мать с отцом будут бить и гнать тебя, а ты продолжай молиться, - говорит конь.

6 И вот поспав, в полночь, перед рассветом [девушка] вскочила [с постели], два-три раза поклонилась бурхану, а отец с матерью опять накинулись на нее, туда-сюда толкают, дергают.

- Отец мой, мать моя, пожалейте! Кто помутил ваш разум? - пробовала она просить их, но бесполезно. Повернулась она, поклонилась два-три раза бурхану и вскочила на коня.

- Закрой глаза, - сказал конь.

Она зажмурилась и не могла понять, то ли по Верхнему миру, то ли по Нижнему, то ли над морем [вихрем] мчится, проносится конь. Вдруг [во время бега]:

7 - Ну, открой глаза, - говорит [конь].

Открыла она глаза и видит - остановились они на очень красивой горе. Сюда посмотрела - ягоды, туда посмотрела - ягоды. Поели они этих ягод, утолив голод и жажду. Сюда глянешь - ключи-аршаны, туда глянешь - ключи-аршаны. Стали они пить из этих ключей-аршанов, питаться плодами и ягодами. Так, наслаждаясь всем этим, стали жить. Живут они так. К северу от этой горы жил один хан. [Однажды] жена этого хана говорит ему:

8 - Видела я сон в прошлую ночь: та, что должна стать нашей невесткой, находится на южной горе, - сообщила она хану.

- Кто она такая? - спрашивает хан. - Как ты можешь говорить, что невестку для знатных людей [17] можно отыскать на горе? Ведь знатные ханы роднятся со знатными же, берут в невестки дочерей знатных людей, становятся сватами, так устраивают свадьбу, так создаются семьи - таков обычай. А ты хочешь взять невестку с высокой горы, о чем ты говоришь? Завтра поговорим о твоем сне.

9 В ту же ночь ханша опять увидела сон

- Та, что должна стать нашей невесткой, на южной горе живет, - говорит она опять.

- Ладно, сны женщины бывают путаными и сбивчивыми, а сны ханши бывают и такими, и другими [разноречивыми], за твоим сном проследим [18] еще трое суток, а потом решим, - говорит хан.

Прошло три дня, а [ханша] каждую ночь видит тот же сон.

"Да что за сон такой все снится ханше?' - подумал хан, позвал двух слуг и дал задание:

- Пойдите на южную гору, посмотрите, кто там живет, все разузнайте!

10 Отправились двое слуг на южную гору. Конь той девушки говорит ей:

- Послали двух слуг, двух человек разузнать о тебе. Постарайся, чтобы они не узнали, кто ты - мужчина или женщина

Явились посыльные, даже не поздоровавшись, посмотрели и ушли обратно. Вернулись они к хану и докладывают:

- Что касается коня, красивый конь! Что касается человека, можно сказать красивый человек! Такие они оба красивые! Необыкновенно красивые они, - больше ничего сказать не могут.

11 - Я посылал вас не за тем, чтобы узнать, красивые они или некрасивые. Отправляйтесь снова! Узнайте - мужчина или женщина [тот человек]. Откуда он появился - расспросите и разузнайте, - пригрозил им [хан] и отправил назад.

Опять пришли те двое [на южную гору], поздоровались:

- Здравствуйте! - говорят.

- Здравствуйте.

Не знают, дальше о чем и говорить, опять вернулись назад и говорят:

- Неописуемой красоты те двое, но не понять - мужчина или женщина тот человек. Ну, хан, как же его распознать? - спрашивают они.

- Нужно устроить три мужских состязания [19], - решил хан.

12 Конь так говорит девушке:

- Хан решил устроить три мужских состязания, чтобы узнать - мужчина ты или женщина. Ты должна суметь скрыть, кто ты, мужчина или женщина. Ты не должна стать невесткой того хана. Устроят состязания силачей по борьбе, ты должна с ними бороться. Будут конные скачки, ты тоже должна состязаться, меня выставишь. Заставят стрелять из лука, ты выстрели один раз, - говорит [конь]. - Потом хан пригласит на праздник знатных людей, мы с тобой не сможем отказаться от этого приглашения, обязательно должны поехать туда. Участвуй во всех трех состязаниях мужчин, - сказал конь.

13 Ну вот, вскоре прибыли двое посыльных, и они, уважив [ханское] приглашение, поехали [на праздник]. Довольно много собралось там народу. Силачей и баторов хана собралось много, посмотришь, как говорится, силач силача страшней. А девушка та, переодетая в мужскую одежду, стоит там же, держится с достоинством.

- И верно, девушка, на самом деле девушка, - шепчутся, переговариваются между собой ханские подданные.

И вот борется [она] с ханскими силачами и баторами, бросает их с одного конца до другого, так и кидает, так и кидает их

- Э-э, несомненно это парень, несомненно парень! - слышатся крики.

14 Никто не хочет соревноваться в скачках на коне той девушки, потому что он прибыл туда, обернувшись плохоньким лончаком [20]. Не нашлось даже ребенка, чтобы сесть на него [21]. И девушка сама не может участвовать в скачках, потому что в это время она соревновалась в борьбе.

И вот тогда-то согласился [сесть на него] лишь один старик - тот самый старик, пастух у хана, который, раз заснув, мог проспать три года. Вот этот старик и согласился. Посадили его на того плохонького лончака и пустили.

15 А [перед этим] конь предупреждал девушку.

- Ты спроси у хана, какое расстояние определено для скачек. Он тебе что-нибудь ответит. Тогда ты скажи: 'Так это всего лишь с наше пастбище для телят". А когда хан спросит, какое расстояние должны пробежать кони [на ваших] скачках, - на это ты скажи "У нас скачки проходят на расстояние, которое можно покрыть за три года", - такой совет дал конь.

16 И вот девушка спрашивает у хана:

- На какое расстояние у вас проходят скачки?

- Они проходят вон там, среди трех гор, которые видны отсюда, - отвечает хан.

- Так это место равно нашему пастбищу для телят, - выпалила девушка.

- Ну, тогда начнем скачки, как только придет твой дрянной лончак. Какое расстояние для скачек определим? - спрашивает хан.

- У нас скачки проходят на расстоянии, которое можно покрыть за три года, - отвечает девушка.

- Ну, так тому и быть, - решили и отправились [к месту скачек].

17 Все прибыли на место скачек, дети, ребята готовят свое снаряжение, сами готовятся. А в это время старик на плохоньком лончаке уже заснул. Кони поскакали. Старик все спит, держа своего коня [за узду]. Конь будит его, то на один бок перевернет, то на другой, то волочит его по земле. Никак не просыпается старик. Пробовал конь и хлестать его. Никак не разбудить старика, и только через три года он проснулся. Помчался старик за ханскими конями, доскакал до одной юрты.

18 - Давно ли пробежали [здесь] ханские рысаки? - спрашивает.

- Три года назад пробежали, что уж спрашивать, - отвечают ему.

Опять поскакал [старик]. Скакал, скакал и прискакал к другой юрте, спрашивает:

- Давно ли пробежали ханские рысаки?

- Три месяца, как пробежали, - отвечают ему.

- Что ни говори, а уже близко, - вымолвил [старик] и дальше поскакал.

Скакал, скакал, опять прискакал к одной юрте и спрашивает [о том же].

- Три дня назад проскакали, - говорят ему.

- Что ни говори, а уже близко, - сказал [старик] и дальше поскакал.

19 А в это время ханские рысаки измученные, бегут тихой рысцой. А старик, словно ветер-вьюга, промчался мимо них. Солнце уже садится.

- О-о, - это наши кони скачут, и вот те тоже наши кони скачут, - говорят в ханском дворе, посмотрев в подзорную трубу.

Пыль поднялась столбом. А девушка, говорят, смотрит без подзорной трубы, своими глазами. Вдруг она увидела - ее конь прискакал

- Ну, так две победы за мной? - спрашивает девушка у хана.

- Да, выходит так, - нехотя отвечает хан.

- Несомненно это мужчина, - говорят собравшиеся во дворе хана люди.

20 Меткие стрелки хана пускают стрелы, заговаривая их. Пролетают они между золотых и серебряных игл, долетев до большого черного камня, застревают. "Смогу ли я так стрелять или нет? - думает [девушка] про себя. - До чего же меткие стрелки. Как бы мне дальше пустить свою стрелу", - подумала и выстрелила. Стрела ее прошла через ушко золотых и серебряных игл, долетела до большого черного камня, разбила его вдребезги и дальше пробила железо так, что оно расплавилось.

- Ну, хан, трижды победила? - спрашивает [девушка] у хана.

- Да, выходит так, - нехотя отвечает хан.

Несомненно это парень - решили все про ту девушку.

21 Отправилась девушка на своем коне обратно на ту южную гору, и зажили они вдвоем по-прежнему. Живут они так.

Прошло некоторое время. А ханша опять говорит хану:

- Снова мне сон приснился, будто девушка, которая должна стать нашей невесткой, на южной горе находится.

- Да что ты заладила. Мы прошлый раз решили, что сны ханши бывают и такими, и другими [разноречивыми], сны женщины бывают путаными и сбивчивыми, поэтому ждали три дня, чтобы проверить - сходятся ли они, и состязания мужские устроили. Ведь тогда же убедились, что это несомненно мужчина, - говорит [хан]. - У владыки восточной стороны по имени Зэбу Мэргэн есть желтый астролог [22], который любит полакомиться жареным мясом. У него надобно попытать счастья и разузнать обо всем, другого выхода нет, - сказал хан и отправил к тому астрологу несколько человек.

22 Пришли они к астрологу и говорят:

- Наша ханша постоянно видит сон о невестке. Чтобы узнать, мужчина это или женщина, устроили три мужских состязания и убедились, что это несомненно мужчина. Но ханше опять снится тот же сон. Что же нам делать? - почтительно обращаются они к нему.

Тот погадал-погадал и говорит:

- Чтобы узнать, мужчина или женщина этот человек, надо снова устроить мужские состязания. Пусть хан среди своих подданных выберет двух красивых мужчин. Пусть сделают три золотые дорожки, расстояние между ними должно быть в три шага. Двое молодцев и тот юноша, который живет на горе, должны по три шага сделать по этим трем дорожкам Так по шагам, возможно, определится [мужчина это или женщина].

23 - Ладно, снова устроим три мужских состязания, - говорит после этого хан. Так хотелось узнать про ту девушку: мужчина или женщина.

- Вот теперь-то они распознают, кто ты. Придется тебе стать невесткой того хана. Так вот, когда станешь невесткой хана, найдешь безмерное, безграничное счастье. Наслаждаясь счастьем, не забывай о том, чтобы моя узда и путы всегда были при мне, когда хан будет ездить на мне. Это мой наказ тебе, - говорит бархатисто-черный конь той девушке. Так наказывает он своему другу.

24 Вот, хан выбрал двух парней, велел проложить три золотые дорожки, [парни] сделали по ним по три шага и так определили, что это девушка.

Так она стала невесткой того хана, стала жить с его сыном. Став невесткой знатного хана, счастье [свое] нашла, ни меры, ни границ оно не имело.

25 В то время, когда она наслаждалась своим счастьем, хан-отец собрался на войну. Призвал он табунщика:

- Я еду на войну. На каком коне мне ехать? - спрашивает его. А табунщику-то что, он хорошо знал черного коня, умеющего разговаривать по-человечьи.

- Конь вашей невестки всегда во главе табуна ходит. Сильный конь, думаю, что он сможет доставить в чужую страну, - сказал табунщик.

- Согласен, - сказал хан и поехал на том коне.

Невестка же, наслаждаясь своим счастьем, забыла про узду и путы своего коня.

26 Пока хан находился в чужой стране, невестка его родила. Родила сына с золотой грудью, серебряным задом. Чтобы обрадовать именитого хана-отца, сын отправил в далекую страну двух гонцов сообщить, что у него такой сын родился. "Пусть радуется, что у нас родился сын", - подумал он и отправил их.

Едут двое гонцов, а на дороге стоит шолмос [23] с соловой кобылой.

- Ну, куда вы направились? - спрашивает [шолмос].

- Не всякому встречному мы можем об этом сказать, - говорят те двое.

- Ну, так по какому делу едете, по какому делу? - допытывается шолмос.

27 Испугались гонцы, вынули письмо и отдали ему. Прочитал это письмо [шолмос] и сказал:

- Не вздумайте говорить, что видели на этой дороге такого человека, на таком коне. Если расскажете, то я вас обоих, где бы вы ни находились, найду и проглочу. Если вам дорога жизнь - молчите. Отвезите своему хану письмо, которое я написал, и скажите, что это письмо его сына, - письмо ханского сына взял и вместо него отдал свое.

28 Взяли они письмо [шолмоса], добрались до чужой страны и передали его хану-отцу, а тот, как прочитал его, так и упал без чувств. Кое-как, с помощью разных средств привели его в себя.

- Пока жив, здоров мой сын, доставьте ему вот это письмо. Немедленно отправляйтесь. Езжайте быстрее, - сказал [хан].

Когда мчались гонцы, на дороге опять встретился им бадарчи-лама на рыжем коне.

- Ну, так какое письмо везете, дайте его сюда! - потребовал он.

- Вот, вот оно, - сказали те парни и отдали.

29 Прочитал [письмо бадарчи-лама и подал им другое].

- Отвезите это письмо. Не говорите, что по дороге я подменил письмо. Иначе я разом вас проглочу, - сказал он и отпустил.

Эти два парня боятся за свою жизнь и скрывают, что письмо подменил шолмос на соловой кобыле, бадарчи-лама.

- Хан - отец твой это прислал, - говорят и вручают его сыну письмо, которое дал [им] тот человек на коне.

30 Перепугался сын хана, [прочитав письмо].

- Как же быть с этим приказом хана-отца Он велит выкопать яму глубиной в три сажени, плотники из дерева должны [необходимое] приготовить, кузнецы - из железа, а потом зарыть в этой яме мать с сыном. Как мне жалко их! Мы были очень рады, что такой сын у нас родился, написали письмо хану-отцу, а он такое приказание послал. Что же поделать, - решил сын хана, велел плотнику из дерева приготовить все необходимое, кузнецу - из железа, вырыли на южной горе яму глубиной в три сажени и закопали туда мать с сыном.

31 А в это время бархатисто-черный конь, умеющий разговаривать по-человечьи, находился в трехэтажном железном дворце: ноги его тремя железными путами стреножены, тремя железными уздами взнуздан, все из-за того, что при нем не было его узды и пут. Конь стал дергать, стягивать с себя все снаряжение, прыгать, скакать, потратил немало сил, чтобы разорвать узду, путы, разрушил дворец, выскочил оттуда и прибежал. Разрыл яму, вытащил оттуда мать с сыном, посадил их на себя и поднялся на гору, они глаза не открывают.

32 - Ой, кто же обратно доставил меня на эту гору? - спрашивает [девушка].

- Вот здесь и будете жить, - отвечает конь.

«Почему же он сказал: "Будете жить", а не "Будем жить"?» - думает девушка про себя.

- Этой ночью я умру. Когда ты собиралась стать невесткой знатного человека, я наказывал тебе, чтобы ты не забывалась от счастья и помнила о том, что мое собственное снаряжение - узда и путы - всегда должны быть при мне. Ноги мои были тремя железными путами стреножены, тремя железными уздами я был взнуздан. Пока я освобождался от них и разрушал тот дворец, я потратил силу, данную мне на триста лет жизни.

33 - Не умирай, пожалей нас, - плачет девушка.

- Сколько ни плачь, вся жизнь прожита. Когда умру, зарой мои четыре ноги с заклинанием, чтобы в четырех сторонах света они превратились в четыре сандаловых дерева. Голову мою зарой с заклинанием, чтобы из нее хрусталь образовался. Сними с меня шкуру и покрой ею тюфяк. Пусть широкая грудь моя будет вам домом. Так живите вдвоем. Я никак не могу остаться в живых, - сказал [конь].

34 После этого они легли спать. Встала она утром, конь на самом деле оказался мертвым. По наказу коня четыре его ноги [она] зарыла с заклинанием, чтобы в четырех сторонах света они превратились в четыре сандаловых дерева. Голову зарыла посередине с заклинанием, чтобы из нее хрусталь образовался. Сняла с коня шкуру и покрыла ею тюфяк, широкая грудь коня стала для них домом Так они живут. Просыпаются однажды утром - на четырех сторонах света четыре сандаловых дерева выросли.

35 Вскоре явился тот злодей на соловом коне.

- А-а, вот ты где? - говорит он.

Сильно испугалась она, взяла сына и быстро забралась на дерево. В это время [шолмос] отрыгнул, и изо рта его выпал топор. Подобрав полы [одежды] и заткнув за пояс [24], он начал рубить дерево тем топором. А дерево это очень толстое-толстое. Рубил он, рубил то дерево, до половины дошел - вот-вот оно свалится. Но шолмос сильно устал. В это время появился серый волк и говорит

- Мангасхай, мангасхай, до чего же вы измучились? Дайте сюда ваш топор, я помогу, срублю дерево.

- Давай, давай до смерти устал я. Во что бы то ни стало надо свалить его, - сказал он и отдал топор.

36 Пока [шолмос] не спит, [волк] острием [топора] стучит "тун-тун", как задремлет - обухом стучит "тун-тун". Когда он уснул, волк размахнулся и закинул топор, а сам убежал.

- Переберемся на другое дерево, - решили мать с сыном и забрались на другое дерево.

А тот шолмос спал, спал и проснулся.

- Этот проклятый серый волк удрал, оставив меня без топора, - сказал он, снова отрыгнул [шолмос], изо рта опять выпал топор.

37 Принялся он рубить другое дерево, а в это время прибежала лиса.

- Мангасхай, мангасхай, до чего вы измучены? Дайте мне ваш топор, я немного помогу, - говорит она.

- Серому волку дал себя обмануть, но тебе, рыжая лиса, не дам обмануть себя, - ответил он, а сам все продолжает рубить. [Лиса] все сидит, не отходит. Когда и в самом деле стало [шолмосу] невмоготу, отдал свой топор [лисе]. Пока [шолмос] не спит, она острием стучит "тун-тун", как задремлет - обухом стучит "тун-тун". Когда [шолмос] заснул, замахнулась [лиса], так всадила топор в землю, что он весь в нее ушел.

38 - Так, на этом дереве нам не спастись, - решили мать с сыном и перебрались на другое дерево.

Проснулся шолмос, опять отрыгнул, и изо рта его опять выпал топор, и он начал рубить.

- Несчастная судьба нас с тобой ожидает. С самого начала жизнь наша плохо складывалась, - говорит мать своему сыну. - Опять он возьмется рубить своим топором. Кто же нам спасет жизнь, найдется ли такой человек? - говорят они.

В это время взошло солнце, и поднялась густая пыль. Обрадовалась она, увидев эту пыль, решила, что кто-то может прийти им на помощь, и от радости засмеялась.

39 - Чему это ты радуешься и смеешься? - спрашивает [шолмос].

- Под солнечными лучами пыль клубами поднимается. Я думаю, что это помощь нам идет, вот и радуюсь, - отвечает она.

- А-а, верно, верно, - сказал шолмос, отвернулся и начал мочиться, и на том месте образовалась яма, и он прыгнул в нее.

- Это дерево наше скоро свалится, - сказала [мать сыну], и они забрались на четвертое дерево. Когда они забрались на то дерево, прибежали две собаки.

40 - Куда скрылся шолмос, куда скрылся шолмос? - бегают они и лают.

- Он прыгнул в яму, куда мочился, но никому не велел говорить об этом, - сказала она.

- Ну, так и мы спустимся в эту яму и пойдем по его следам. Возможно, до полудня из этой ямы будет выходить пена - белая и красная. А если после полудня из этой ямы только красная пена пойдет - знайте, что мы побеждены, тогда вам самим придется спасать себя, - пролаяли те две собаки и нырнули в ту яму, под землю. Это были сахюсы-хранители, которые изредка являются [людям].

41 К полудню из этой ямы стала подниматься вверх белая пена вперемежку с красной.

- Да, наша жизнь и дела очень плохо складываются. Спасители наши побеждены, - решили они и опять забрались на то дерево и сидят. В это время выбрались [из ямы] те две собаки.

- Будьте теперь вы оба счастливы! - сказали они и скрылись.

42 Слезли [мать с сыном] с дерева, взяли шкуру своего черного коня, одну половину ее подстелили под себя, другой половиной стали укрываться. Так шел месяц за месяцем, скоро год минет. Вот вернулся хан-отец с чужой стороны на родину, домой.

Вернулся домой и спрашивает:

- А где моя невестка?

- Родила она сына с золотой грудью, серебряным задом. Хотели сообщить вам большую радость, отправили письмо с двумя гонцами. А в ответ вы прислали такой приказ. Вот я и выполнил все, что вы приказали, - говорит сын [хану].

Вызвали тех двух гонцов, стали допрашивать.

- Когда мы ехали к вам, на нашей дороге оказался шолмос на соловом коне, он подменил ваше письмо. Мы, боясь смерти, скрыли это от вас и передали письмо, подмененное шолмосом, - говорят гонцы.

- Послушались этого шолмоса, какие вы злодеи! - с этими словами хан отсек им головы.

44 - Погибла, видно, наша невестка. Но все равно надо поискать ее, - решили и отправили своих людей на четыре стороны света.

Шли они, шли эти люди, потом решили: "Будь, что будет, поищем теперь на той горе, где она прежде жила".

Приходят туда, а мать с сыном сидят внутри широкой груди своего коня.

45 - Хан приказал доставить вас к нему.

- Не поеду. Брошена я здесь. Ни за что не вернусь к этому хану. Сын хана зарыл меня в землю, погубить хотел. Да и конь мой был бы жив.

Она не знала правды [о подмененном письме]. Сколько ни уговаривали, никак не могли уговорить поехать с ними, вернулись к хану без нее.

46 - [Невестка ваша] на той дальней горе находится. Не хочет возвращаться, - говорят два парня, которые вернулись.

- Ничего ведь она не знает, не знает о том, что произошло на дороге. Мы сами поедем [за ней], - сказал хан и отправился вместе со своим сыном

Приехал хан с сыном на эту гору и обо всем рассказал невестке, сообщил о том, что те два гонца казнены, привез невестку [с внуком] домой. Вскоре невестка привезла своих родителей, и зажили они счастливо все вместе.

4. МЛАДШАЯ ХАНША И ЕЕ ЗЛАТОГРУДЫЙ СЫН

Младшая ханша и ее Златогрудый сын (Хаанай бага хатан Алтан сээжэтэй хубуун хоёр). Ср. AT (314 А) + 707 + 706. Записала С.С. Бардаханова в 1981 г. от Л.Б. Бальчинова, 68 лет, в с. Новая Заря Ононского р-на Читинской обл. - РО БИОН, инв. № 3497, п. 2, с 38-46. Перевод Е.В. Баранниковой.

Вар: Сказание (Ульгэр). - РО БИОН, инв. № 2706, тетр. 6, с 12-30; Жагар Мэшэд-хан (Жагар Мэшэд хаан). - РО БИОН, инв. № 3064, а 4, с 21-48; Жагар Мэшэн-хан с ртом, величиной с ров (Жалгын шэнээн аматай Жагар Мэшэн хаан) [5, с 94-108]; Богатый царь Бадма [24, с 152-167]… Мотив рождения чудесного ребенка и подмена его щенком встречается в сказке "Царевна-безручка" [20, с 32-35].

Л.Б. Бальчинов - потомственный сказитель. От него записаны улигеры в стихотворной форме - "Семнадцатилетний Алтан Сэнгэлэй ноён-хан" (Арбан долоон наhатай Алтан Сэнгэлэй ноён хаан), "Алтан Шагай, Мунгэн Шагай" (РО БИОН, инв. № 3497, с 10-16) - и несколько сказок, в том числе "Храбрый Жэбжэнэй" (в данном томе - №18).

Улигеры и сказки Л.Б. Бальчинов исполняет очень живо, эмоционально. Речь его богата пословицами, поговорками, оригинальными сравнениями. Наряду с эпическими произведениями от него записано много песен, благопожеланий и загадок.

1 В раннее, давнее время жил один богатый человек. У того богача была одна дочь. Было у этой девушки три золотые бабки Она играла этими золотыми бабками. Идет как-то богач, подходит к нему старуха-шолмос и говорит:

- Съем я тебя.

Тогда богач говорит:

- Не ешь меня, съешь мою единственную дочь.

- А как я съем твою дочь?

- Пройдешь расстояние одних суток, потом дальше расстояние еще трех суток пройдешь [25], там подождешь. Там, где было наше прежнее жилище, я закопаю в землю те три бабки, которыми играла дочь. Ты возьмешь эти бабки, дочь моя придет, станет искать их. Тогда-то ты ее поймаешь и съешь.

2 Когда они переехали на новое место, дочь спрашивает:

- Отец, а отец, где мои золотые бабки? Мать, а мать, где мои золотые бабки?

Отец отвечает:

- Не спрашивай отца, знает мать твоя.

Прошло три дня, девушка взяла узду и пришла в табун.

- Ну, так который из вас будет моим конем? - спрашивает она.

Подходит к ней плохонький лончак.

- Я буду [твоим конем], - говорит.

3 Три раза подходил этот лончак. Тогда девушка поймала его, привела домой, надела на него чудесную шлею и оседлала золотым седлом. Под тяжестью седла, узды, шлеи лончак покачивается взад и вперед Тяжелый стальной кнут девушки свисает вниз по лопатке [коня]. Вскоре они отправились обратно, туда, откуда перекочевали.

Конь спрашивает:

- А куда ты направляешься?

- Пропали мои игральные бабки, поеду, поищу их на месте прежнего нашего жилища, - отвечает девушка.

- Нет, это не так. Отца твоего хотела съесть старуха-шолмос, а он велел ей съесть тебя. Договорились они со старухой-шолмос, и зарыл он твои бабки. Теперь твои бабки в руках старухн-шолмос, - говорит ей конь.

4 - Что же нам теперь делать? - спрашивает девушка.

- Поедем прямо к старухе-шолмос, - советует конь. - Я из коня превращусь в пестрого бычка чуть побольше теленка. Приедем, ты зайдешь к старухе-шолмос. Она встретит тебя и скажет: "А-а, девушка, пришла?" "Пришла, пришла", - ответишь. Пока вы будете разговаривать с ней, я буду тереться об ее юрту. У нее войлочная юрта. Обернувшись паршивым бычком, я буду тереться об эту войлочную юрту. Она сама выйдет, чтобы отогнать [меня]. Ты ей скажешь: "Бабушка, бабушка, дайте мне мои три бабки, поиграть хочу". Тогда она вытащит и отдаст твои три бабки. Пока ты будешь играть этими бабками, я буду все тереться об эту ее войлочную юрту. Она же будет выходить и отгонять меня. Когда это ей надоест, она скажет: "Девушка, выйди, прогони этого бычка". Как ты выйдешь, сразу прыгнешь мне на спину и я поскачу, - сказал ее конь.

5 Когда они приехали к старухе-шолмос, все произошло так, как говорил конь.

Взяла девушка свои золотые бабки и стала играть ими старуха-шолмос велит ей выйти и прогнать бычка. Вышла девушка, тотчас вскочила на коня и помчалась. Когда она уезжала из дома, справа налево сделала три круга - взяла золотой напильник, слева направо сделала три круга - взяла золотую кожемялку. Старуха-шолмос гонится за девушкой, оборачиваясь то медведем, то тигром, в разных зверей превращалась [26], пока гналась за ней. Девушка, убегая, отрывала листы из книги, которую она захватила с собой из дома. Когда кончились листы этой книги, золотая кожемялка потеряла свою волшебную силу. Девушка поняла, что домой возвращаться теперь опасно - не миновать гибели. И отправились они с конем к сандаловому дереву с двенадцатью ветвями, так и остались под ним жить. Еду они добывали при помощи золотого напильника [27].

6 Как-то мимо них проходил пастух, пасший ханское стадо. Хану он сказал об этой девушке. А хан тот до смерти любил женщин

- Приведите мне эту девушку, - приказал он.

У этого хана было две жены, решил взять третью, ту девушку. Привели ее к хану, и эта девушка стала его третьей женой. Так он взял ее в жены, и младшая ханша [вскоре] собралась родить.

7 Хан собрался в дорогу. Посадил перед собой трех своих жен и спрашивает:

- Ну, старшая жена, что приготовишь к моему возвращению?

- Сошью соболью шапку величиной с кочку, - отвечает старшая жена.

- Ну, а ты, средняя жена, что приготовишь к моему возвращению?

- Я сошью дэгэл из шелестящего шелка на семидесяти двух пуговицах, - отвечает средняя жена.

- Ну, а ты, младшая жена, что приготовишь к моему возвращению?

- Рожу сына с золотой грудью и серебряным задом, - отвечает младшая жена.

8 И вот хан отправился в дорогу. А две старшие ханши говорят между собой: "Сколько лет живем, а такого мальчика не родили. А она скоро родит такого сына. Вернется хан из поездки, прогонит нас и останется с этой женой. Пропали мы".

И эти две женщины приняли роды у младшей ханши. Родился мальчик, ослепительно сверкающий. Когда старшие ханши бросили того мальчика в утари - яму для дымления кожи, [яма вся] осветилась радужным сиянием. Взяли они его оттуда и бросили дерущимся собакам. Когда к ним стало приближаться стадо, собаки взяли и спрятали мальчика возле себя, так и уснули вместе с ним. Тогда [старшие ханши] забрали его оттуда и бросили мальчика дерущимся верблюдам. [А те] окутали его своей гривой, так уснули они вместе. Затем [ханши] бросили мальчика в воду, в глубокое море.

9 Тем временем хан вернулся из поездки. Старшая жена встречает и подносит ему соболью шапку. Средняя жена сшила дэгэл из шелестящего шелка на семидесяти двух пуговицах. Только младшей жене нечего поднести [хану]. Вместо брошенного в море мальчика, старшие ханши подложили завернутого щенка. Когда хан увидел завернутого щенка, сильно разгневался.

- Переломайте этой женщине руки, отведите на берег моря и бросьте ее там! - приказал он

Лежит она на берегу со сломанными руками и видит, как подходят воробьи и другие [птицы], которые не могут летать, съедают цветы, листья, и тут же у них заживают ноги, крылья, и они улетают. "А что, если и мне попробовать", - подумала она и тоже съела несколько цветков и листочков. Так руки у нее зажили.

10 И жила младшая ханша на берегу того моря. Из воды выходил иногда один мальчик и играл на берегу. Как-то раз тот мальчик играл и уснул на берегу. Когда он спал, младшая ханша схватила его и спрашивает:

- Чей ты сын? - спросила она у того парня.

- Отцом мне приходится утес, а матерью - нерпа [28], - отвечает тот мальчик.

- Ты же мой сын! - сказала она.

- Если ты и вправду моя мать, то со своей правой ладони напои меня грудным молоком, - говорит мальчик.

Напоила она сына своим грудным молоком, и стали они жить вдвоем. А потом мать с сыном отправились к сандаловому дереву с двенадцатью ветвями и стали жить под ним, и золотой напильник был при них.

11 Вскоре сын подрос и спрашивает у матери:

- Кто же мы такие, откуда мы пришли?

И мать ему поведала обо всем. Рассказала о том, как она оказалась у хана, стала его женой, ничего не утаила. Тогда сын заявил:

- Я пойду к этому хану.

- Подожди, сын мой, ты мал еще, - отговаривает мать.

- Почему я не должен пойти? - говорит он.

- Пойти-то ты пойдешь, но сейчас еще рановато, - сказала мать.

Не послушался сын, надел рваный дэгэл, отправился к хану, приняв облик бадарчи-ламы.

12 Приходит он к хану.

- Мэндэ-э, мэндэ-э, - поздоровался "бадарчи-лама".

Когда настал вечер, хан говорит:

- Ну, бадарчи-лама, расскажи сказки.

Все рассказал этот парень, все, что произошло после отъезда хана. Всю ночь хан не спал. А когда "бадарчи-лама" заснул, хан тихонько подошел к нему, смотрит, а перед ним парень с золотой грудью и серебряным задом. Хан расспросил, где сейчас находится его мать, а затем привез домой свою младшую жену.

А двум другим женам дали в руки грабли, к их спинам привязали корзины и заставили собирать сухой навоз, выгребать золу и убирать мусор.

Вместе с младшей женой и сыном [хан] зажил счастливой жизнью.

5. СИРОТА-ПАРЕНЬ, СЫН ХУЛДАЯ, И ЕГО САВРАСЫЙ КОНЬ

Сирота-парень, сын Хулдая, и его саврасый конь (Хубхаан хула моритой Хулдайн уншэн хубуун). Ср. AT (530 А). Записала Т.М. Болдонова в 1957 г. от Ц. Аюшеева в с. Ашанга Хоринского р-на Бурятской АССР. - РО БИОН, инв. № 2754, п. 3, с 112-130. Публ. [6, с 16-30]. Перевод А.Р. Богдановой.

Вар: Плохой парень (Муу хубуун). - РО БИОН, инв. № 3064, с 131-136 Ср отдельные мотивы в сказке "Плохой парень" (Муу хубуун) (РО БИОН, инв. № 3238, с 12-17).

1 Было это в давнее время. Жил парень с рождения приметный, с появления на свет одинокий. Не помнил он ни отца своего, ни матери. Не было у него ничего, кроме войлочной юрты, саврасого коня и восьмидесятипудового стального кнута. На привольных землях охотился, зверей, косуль промышлял, по южному склону охотился, еду-пищу добывал. На ночь парень своему коню надевал путы. Но как-то раз на ночь забыл надеть ему путы.

Просыпается утром, а коня нет. Пошел он по следу и увидел, что коня его волк увел - следы остались с котел в семь печатей [29]. Пришел домой, семь дней сильно горевал, а потом набрался смелости, взял свой стальной кнут в восемьдесят пудов и отправился на северо-восток по следу волка.

2 Шел он, шел, шагал он, шагал, и голодать голодал, и бедствовать бедствовал. Еле-еле он добрался до вершины серой горы. Смотрит, из войлочной юрты небольшой дымок клубится и тянется вверх. Вошел он в эту юрту, а там старик со старухой сидят. Старик на хойморе по колено в стружках мастерит что-то, старуха слева от очага чай-еду готовит.

Зашел тот парень, поздоровался, попросил поесть.

- Прежде чем просить еду, рассказал бы, зачем и куда путь держишь, - говорит старик.

3 Парень обо всем рассказал.

- Не по плохому, а по хорошему делу ты, оказывается, идешь, - говоря [старик], напоил чаем досыта и перед его уходом сказал:

- Шоно-хан [30] очень сильный. Ни один человек не вернулся живым от него. Смелость и отвагу молодого человека люблю, быстрый бег скакуна люблю [31]. Поэтому отговаривать тебя не стану. Отправляйся туда, куда путь держишь, добивайся того, что задумал. Ты еще молод, коня за повод не держал [32], но все же, не испытав твою силу и ловкость, отговаривать не стану. Когда станешь одолевать Шоно-хана, он будет просить: "Возьми половину моего скота, богатства, золота, отдам тебе все, что захочешь, покажу все, что тебе нужно, только оставь меня живым". Тогда ты скажи "Мне не надо половины твоего скота, богатства и золота, я человек бедный. Если золото твое возьму, меня по дороге ограбят, а скот если возьму, он разбежится в разные стороны. За семьюдесятью занавесями у вас сидит двухлетняя рыжая собака, ее и отдайте У западной стены у вас стоит синий сундук, его мне отдайте". А теперь отправляйся.

4 Несколько дней [он] мучился [в пути] и, когда добрался [увидел] много войлочных юрт. Людей совсем не видно. Присмотрелся и заметил среди войлочных юрт одну белую войлочную юрту, покрытую золотом и серебром.

Подошел к ней, стальным кнутом в восемьдесят пудов отбросил дверь [наверх] к дымовому отверстию и вошел. За очагом спал Шоно-хан, трижды свернувшись. Когда вошел [парень], проснулся [Шоно].

- Чей сын? Как зовут? Зачем и по какому делу пришел? - спрашивает.

- Я пришел померяться силой с укравшим моего саврасого коня, пришел одолеть [его] и забрать своего коня, - отвечает парень.

5 Шоно набросился на него. Тогда парень, вцепившись в его шею, так стал стегать стальным кнутом в восемьдесят пудов, что кожа шеи на крестец спустилась, а с крестца на спину задралась.

Почуял Шоно, что скоро дух из него вылетит, стал умолять [парня], как и предсказывал старик.

- Отдайте мне двухлетнюю рыжую собаку, которая сидит за семьюдесятью занавесями, - говорит парень.

- О чем и сказать нельзя, ты сказал, о чем и молвить нельзя, ты вымолвил! То, что ты просишь, отдать не могу, - ответил Шоно.

- Если тебе жалко своей жизни, то отдай ее. Если не отдашь, убивать тебя не стану, а подвешу на гребне высокой скалы. Черный ворон прилетит, оба глаза твоих выклюет. Звери и птицы налетят - твои кости изгрызут.

6 Шоно отдал ему двухлетнюю рыжую собаку, которая сидела за семьюдесятью занавесями, и синий сундук, стоявший у западной стены. Парень, получив то, что хотел, шел, шел, шагал, шагал, пока не дошел до родных мест. Пришел - юрта его пуста, и огонь в очаге потух. Наутро он встал и отправился на северную сторону поохотиться, зверей, косуль половить. Ни зверей, ни косуль, ни птиц, ни дичи не оказалось. Шел - без добычи пришел, чтобы приторочить, ничего не нашел, голодным [отправился] - голодным и вернулся.

Вернулся с охоты и видит у синего сундука один край подгорел, у двухлетней рыжей собаки одна нога сломана. Большим удивлением удивляется, большим изумлением изумляется, и, ничего не поняв, уснул.

7 На следующий день отправился на южную сторону поохотиться. На южной стороне тоже не оказалось ни зверей, ни косуль, ни птиц, ни дичи. Шел - без добычи пришел, чтобы приторочить, ничего не нашел, голодным [отправился], голодным и вернулся. А дома видит: второй край ящика сломан, у собаки вторая нога сломана. Так четыре дня он охотился. Вернулся [парень] на четвертый день: ящик вдребезги разбил, собаку восьмидесятипудовым кнутом исстегал и заснул.

Утром проснулся он в высоком-высоком дворце. Подумал, что все это во сне. Приподнявшись, увидел: красавица ханша как птица лебедь похаживает, да так плавно и легко ступает, что цветы и травы за ней поднимаются. Та рваная одежда, которую он носил, в ногах у него валяется. Увидела ханша, что он проснулся, поднесла ему очень красивую одежду, шитую золотом и серебром, со словами:

- Вставай, хозяин.

8 От удивления парень слова не мог вымолвить и вышел на улицу: "Хозяин проснулся! Хозяин проснулся!" - забегали слуги туда-сюда, и спереди, и сзади.

Оглянулся он, а вокруг полным-полно скота и табунов. Вгляделся в табуны - пасется его саврасый конь. Вошел в дом. Когда вошел в дом, там ханша стоит и говорит:

- Хозяин мой, откушай.

Когда сел он поесть, спросил:

- Кто вы будете? Как я оказался в этом большом дворце?

- Двухлетняя желтая собака, которую ты вчера исстегал, это была я. Тот сундук, что ты разбил, обернулся золотом-богатством, стадами-табунами, что пасутся, заполнив всю степь, - ответила ханша.

9 Сидит парень, сильно радуется. Вместе с утренним солнцем прискакал человек от Шоно-хана на высоком черном коне, под которым земля дрожала.

- Шоно-хан желает видеть своего зятя, хочет сыграть свадьбу, приглашает вас, - сказал он

- Не поехать тебе нельзя, ведь это мой отец, - советует жена. Перед отъездом жена говорит [мужу]:

- С большим почетом тебя будут встречать. От самой коновязи будет расстелен золотой, серебряный ковер. Ты по нему не иди. Под ковром яма глубокая. Когда войдешь в дом, там будет очень красивая кровать. Станут усаживать тебя на нее, не садись. Поставят еду, не ешь.

10 Приехал парень, в ноги ему кланяются.

- Зять наш, ты приехал. Приезду твоему рады. Ступая по ковру золотому, серебряному, в дом наш пройдите, - приглашает [хан].

Парень говорит:

- Никогда в жизни по ковру не ходил Поэтому и теперь пройду по своей земле золотой.

Зашел в дом, на кровать не сел, а присел на самый ее краешек.

Принесли еду, а он:

- Не буду есть, никогда в жизни не ел такую еду.

Стали обижаться на него:

- Угощенье наше не признаешь. Если нашу еду не хочешь отведать, то хоть потому, что женился на нашей дочери, пальцем прикоснись и попробуй.

11 Парень не вытерпел, дотронулся указательным пальцем, попробовал и упал замертво. Шоно-хан вызвал плотника, тот сделал гроб, вызвал кузнеца, тот сделал обручи для гроба. Потом закололи семидесятилетнего белого вола, обернули гроб его шкурой. Пригласили двадцатипятиголового Хонгил Шара Шэбшэхэя [33] произнести заклинание. После заклинаний бросили гроб в море [34] со словами: "Пусть никогда не выберется отсюда!"

Жена, узнав, что муж ее погиб, пришла на берег моря. Там по берегу ходил мангадхай, ловил рыбу и поедал ее. Ханша говорит:

- Если в сети ваши попадет что-нибудь, похожее на гроб, положите его на берегу. Я же отдам вам все, что вы пожелаете.

12 Гроб попал в сети мангадхая. Мангадхай положил его на северном берегу моря, где жил богатый хан. У хана было три дочери очень красивые Втроем эти девушки пасли овец.

Однажды они увидели на берегу моря гроб, очень удивились. Принесли большую пилу отца и стали пилить.

Когда распилили, увидели внутри младенца. С каждым днем он становился все больше и больше. Девушки тайно приносили ему еду. Однажды решили они забрать его домой. Когда принесли, удивились люди "Видно, одна из дочерей хана в поле родила ребенка", - говорят. У хана не было сына и, увидев мальчика, [он] решил его усыновить.

13 К дочерям хана приехали женихи. У хана была одна кобылица. Каждый день на рассвете она жеребилась золотым жеребенком. Но поднимался вихрь, и в это время жеребенок исчезал.

Хан сказал [женихам]:

- Если сможете сегодня утром спасти моего золотого жеребенка, то отдам за вас дочерей.

Три жениха забегали, взяли луки со стрелами, зашли на рассвете в загон для коней и сели там в ожидании. В это время найденыш сделал из ребрышка лук, из прутика стрелу и теперь мог стрелять птичек, которые пищат "шиис-шиис", пичужек, которые попискивают "пиис-пиис". Пока женихи сидели в загоне, он зашел к хану-отцу и спрашивает:

- Я пойду с ними посидеть?

- Ты еще маленький, тебе не стоит ходить, - ответил [хан].

14 Но найденыш все-таки пошел. Смотрит, все три жениха спят. Найденыш держит свой лук из ребрышка и сидит, караулит, когда кобылица ожеребится. До рассвета не сомкнул глаз. Стало светать. На северо-востоке заря занялась, и кобылица принесла золотого жеребенка. Вскоре небо потемнело, будто покрылось тучами, закружил вихрь, что-то черное спустилось с неба и унесло жеребенка. Найденыш пустил стрелу из прутика. Вскоре сверху упало перо большущей птицы, которое одному человеку не поднять.

15 Настало утро, женихи проснулись и видят, что жеребенка нет. Лежит только большое перо, которое одному человеку не поднять. Найденыш рассказал им все, что видел. Женихи стали просить у него перо. Тогда найденыш сказал им:

- Пусть каждый из вас троих отдаст мне свое левое ухо.

Каждый из женихов отдал левое ухо, взяли они перо и пошли к хану. Хан очень обрадовался, собрал своих подданных, стал готовиться к свадьбе. А потом говорит:

- Одного пера мало. Если сумеете забрать у этой птицы девять золотых жеребят моей кобылицы, тогда отдам дочерей.

16 Женихи запаслись едой на месяцы, годы и отправились на три стороны света. С тех пор как они уехали, прошли месяцы, годы. Живы они или погибли - узнать невозможно. Найденыш отправился на поиски женихов. Весь свет объехал, выбился из сил, вдоволь поохотился. И вот видит - на вершине высокого дерева сидят три птенца. Один из них смеется, второй - поет, третий - плачет.

Найденыш удивился и спрашивает:

- Что с вами?

17 - Мы - дети Хан Гароди-птицы [35]. Мать с отцом каждый день улетают в далекую страну. В это время огненный змей съедает нас по одному. Того, который плачет, он должен съесть сегодня, того, который поет, съест завтра, а того, кто смеется, - послезавтра. Огненный змей очень сильный, никому живому - ни зверю, ни человеку - его не одолеть. Мать с отцом ищут человека, который смог бы победить его, но не находят. Узнали они, что за океаном в одном ханстве есть человек, который может победить змея. Теперь каждое утро на заре приносят золотого жеребенка, надеясь, что в поисках золотых жеребят придет достойный из мужей, сильнейший из людей.

18 Услышал об этом найденыш, тугой крепкий лук свой собрался проверить, возмужавшее тело свое решился испытать. Минула половина дня, жара полуденная спала. Легкий ветер подул, стало прохладно. В это время с северо-запада, сверкая пламенем, быстро, как молния, спустился огненный змей. Найденыш натянул тугой крепкий лук до самой головки [наконечника], пустил стрелу с заклинанием: "Попади между первым и вторым шейными позвонками". Огненный змей тут же издох.

Птенцы Хана Гароди-гггипы очень обрадовались и стали просить:

- Подожди прихода матери. Мать наша прилетает очень сердитая и хватает все живое, что находится поблизости. Мы тебя спрячем. Пока мы не позовем тебя, не выходи.

Так предупредили найденыша и спрятали.

19 К вечеру из далекого южного края Хан Гароди-птица прилетела. Спросила удивленно:

- Как? Сегодня вы все целы?

Рассказали [птенцы] обо всем. Мать стала ругать детей:

- Почему вы отпустили того парня?

- Выходи, - позвали они.

Когда парень вышел, Хан Гароди-птица упала ему в ноги:

- Сильнейший из людей, достойный из мужей, давно я жду вас. Знала я, что Хан, который живет за океаном, отправит сильнейшего из сильных за своими девятью золотыми жеребятами. Я очень рада вам, могучий батор, и благодарна, что вы спасли моих детей-птенцов, потомство мое. Вы можете взять девять ваших золотых жеребят, - сказала [она]. И сразу же тут появились девять золотых жеребят.

20 Взял девять своих жеребят и домой он отправился, к родной земле направился. По дороге встретился с тремя женихами. Весь запас еды у них кончился, глаза провалились, похудели, они - одни кости до кожа. Увидев женихов, голодных и обессилевших, добрый найденыш накормил их, напоил, поддержал.

Когда женихи набрались сил, стали просить у найденыша девять золотых жеребят. Тогда найденыш вырезал со спин женихов по три ремня и отдал им жеребят.

Вчетвером погнали они девять золотых жеребят, едут домой. Три- жениха между собой договариваются: "Надо избавиться от этого найденыша". Выкопали они яму и бросили туда найденыша. Так коварные женихи исполнили задуманное.

21 Конь, на котором ехал найденыш, разгреб яму четырьмя копытами и поднял оттуда друга, с которым сблизился, хозяина, с которым сдружился. Когда [конь] плакал, слеза его попала в рот [найденышу] и он от этой живой воды ожил, открыл глаза:

- Как же долго я спал! - вымолвил и потянулся.

Конь стал рассказывать ему:

- Турья-турья, турьялза,

Слушай, что скажу турьян [36].

Коль с ушами, то внимай,

Память есть - запоминай.

Три коварных жениха тебя убили и бросили в глубокую яму. А девять твоих золотых жеребят хану-отцу поднесли. Теперь свадьбу, пир устроили, богатырской силой хвалятся, народ радуют.

22 Узнав об этом, парень, сел на коня и помчался домой. Приехал домой, а там народу видимо-невидимо. Слышно, как женихи говорят:

- Зачем вы младенца отпустили в далекие края? Раз до сих пор не вернулся, значит, погиб от голода или заблудился.

Услышав это, найденыш разгневался и рассказал хану-отцу обо всем. Послушав его, [хан] приложил по левому уху [каждому] и по ремню к месту [на спине] - все подошло.

Так хан-отец убедился в верности слов своего сына, разгневался и приказал казнить трех женихов - повесить живьем на суку дерева. И повесили их на суку высокого дерева, чтобы прилетавшим с юга воронам они кормом были, прилетавшим с севера воронам едой служили.

23 К этому времени парень, названный найденышем, обрел свой прежний вид, вспомнил давние обиды и решил отомстить Шоно-хану, пойти по свежим его следам, преследовать по остывшим следам. Отправился найденыш во владения Шоно-хана. Шел, шел, шагал, шагал - в чужую суровую землю из теплой родимой земли пришел. Прибыл во владения Шоно-хана и видит, что тот вокруг своего дома войско поставил в три ряда. Взял найденыш свой крепкий тугой лук, трижды его опробовал - три ряда войска замертво повалились.

Заходит в дом к Шоно-хану, а тот опять кинулся на него. Когда почуял, что смерть близка, стал опять просить:

- Все, что тебе нужно, отдам [только пощади].

- Хватит! Один раз ты уже обманул меня. А теперь жизнь твою оборву и оставлю тебя в расщелине скалы, будешь кормом для червей и насекомых, - сказал он и сильными богатырскими руками раздавил его, а потом зажал в расщелине скалы.

24 "Победил я врага и поймал лончака за хвост" [37], - обрадованно подумал [парень] и вдруг вспомнил "Ведь двадцатипятиголовый Хонгил Шара Шэбшэхэй заговорил меня и бросил на дно океана". Как только вспомнил об этом, забыл, что сам устал и конь изнурен, решил по следам червя искать [38] и разыскать злого врага.

Шел он, шел ехал он, ехал и подъехал ко двору Хонгил Шара Шэбшэхэя. У коновязи стоял его верховой конь. Привязал он своего быстроногого рысака рядом и зашел в юрту.

25 Когда зашел в юрту, Хонгил Шара Шэбшэхэй спрашивает:

- Я удивлен, что сильнейший из сильных в такую даль пожаловал. Удивляет и то, что ты решил пробовать силу с Хонгил Шара Шэбшэхэем. Острие лезвия будем пробовать или силу плеч?

Парень отвечает:

- Давай испытаем силу наших плеч, - сказал.

Крепкие силачи начали бороться, сильнейшие из людей начали крутить [друг друга].

Три месяца [боролись] - силы равные, четыре месяца [бились] - силы одинаковые.

26 К тому времени сын Хулдайн Уншэн хубуна [родившийся в отсутствие отца] подрос и возмужал, стал допьггываться у матери, где его отец. Мать рассказала все, что произошло с ними. "Какой же сын, став мужчиной, не отомстит за отца, будет сидеть около матери", - сказал он и отправился в далекий путь. Прибыл он к отцу, когда тот сражался с двадцатипятиголовым Хонгил Шара Шэбшэхэем. Они вдвоем победили коварного врага. Потом разожгли огонь и сожгли тело бешеного врага, превратив в золу и пепел, развеяли по степному ветру.

Встретились отец с сыном, обрадовались всем сердцем. Сели верхом на коней, поехали в далекий край, в родные места. Дома их встретила ханша, и зажили они, говорят, спокойной, счастливой жизнью.

6. ЗЭР ДАЛАЙ МЭРГЭН НА РЫЖЕМ КОНЕ

Зэр Далай Мэргэн на рыжем коне (Зээрдэ моритой Зээр Далай Мэргэн). Записал X. Гомбоев в 1955 г. от Д. Наминова, 76 лет, в с Хаян Бичурского р-на Бурятской АССР. - РО БИОН, инв. № 2697, тетр. 5, с 1-21. Публ. [б, с 7-15]. Перевод Е.В. Баранниковой.

Сказка по отдельным своим мотивам близка к улигеру "Молодец Аламжи Мэргэн" [13, с 158]. К богатырской сказке "Сын Зэдэлэя Газар Полин" (Зээдэлэйн хубуун Газар Поолиин), которую записал известный бурятский писатель Х.Н. Намсараев в 1935 г. от: Д.С. Батуева в с. Далабха Хилокского р-на Читинской обл. (РО БИОН, инв. № М-1-43, с 8-80). Эта же сказка опубл: [5, с 409-442]. Сходные мотивы см. в сказке "Алтай сэсэк и его сестрица Эрмильжин-гохон-абаха" [22, с 41-69].

1 В давние, ранние времена, когда море с лужицу было, когда могучая полноводная река была ручейком, когда ирис был зеленым, когда одно из первых деревьев было стебельком, когда пестрый изюбр детенышем был, жил Зэр Далай Мэргэн. Были у него рыжий конь, сестрица Зэхэр Улан Башалай, собака Нарин Тойбон, птица Нахин Шонхор; всю северную сторону заполняли табуны коней, южную сторону - стада коров. В день только один раз еле-еле удавалось собрать табуны с северной стороны, кое-как собрать табуны с южной стороны. Сестрица его Башалай из шелка с ладонь умела сшить десять шуб, а из шелка с подол - двадцать шуб.

2 [Однажды], когда [Зэр Далай] собирал свои табуны с северной стороны, сгонял табуны с южной стороны, увидел среди табуна что-то красное, похожее на легкие. Подумал, что кобыла ожеребилась, подходит - а оно превратилось в пятнадцатиголового Асури Шара мангадхая. "Ты зачем подошел ко мне?" - гневается мангадхай. Решили они сражаться через три дня.

Возвращается [Зэр Далай Мэргэн] домой и спрашивает у сестрицы: "Куда бы мне спрятать вас? А потом привязал собаку Нарин Тойбон к правому стремени, посадил птицу Нахин Шонхор к себе на правое плечо, сестрицу Башалай посадил на коня позади себя и отправился к белоснежной скале.

3 - Я пришел, чтобы спрятать свою сестрицу Башалай с собакой Нарин Тойбон, птицей Нахин Шонхор. Белоснежная скала, прошу вас, раскройтесь! - обратился парень к скале.

В назначенный день Зэр [Далай] Мэргэн прибыл на рыжем коне к серой скале Болзото [39], бился с мангадхаем и был побежден им. Мангадхай отправился к юрте Зэр Далая, чтобы забрать все, что ему нужно. Входит мангадхай в юрту, а там никого нет.

- Куда ушел ваш хозяин? - спрашивает он у вещей.

- Не знаем, - отвечают те.

4 Рассердился мангадхай, разбил-разломал все [в доме]. И наконец спрашивает у дверной ручки. Та отвечает: "Договорились они поехать к белоснежной скале".

Подошел мангадхай к скале и говорит:

- Я пришел, чтобы забрать собаку Нарин Тойбон и птицу Нахин Шонхор. Белоснежная скала, прошу вас, раскройтесь!

Вышли те и видят, что мангадхай стоит. "Всех вас угоню с собой!" - сказал он. Сестрица Башалай отказалась идти. Никак не уговорить ее. Тогда мангадхай назначил ей трехдневный срок. Сестрица Башалай стала убегать от мангадхая. Мангадхай гонится за ней и уговаривает. Бежит она и выливает из туеска кровь. Мангадхай был жадным, начал слизывать кровь со льда и приморозил язык.

5 - Руби между льдом и языком! - кричит ей мангадхай.

- Между первым и вторым шейным позвонком руби, говоришь?! - сказала Башалай и отрубила ему голову.

Затем она поймала своего рыжего коня, накормила самой лучшей травой, напоила самой чистой водой. Конь стал легким и гладким, как яйцо. А потом отправилась на серую вершину Болзотоя, собрала там кости своего брата, уложила их в постель и накрыла одеялом. Переодевшись в одежду брата и забрав лук и стрелы, она поехала к трем небесным воскресительницам, умеющим делать мертвых живыми, бедных богатыми.

6 Едет она и видит, в глубине леса стоит маленькая юрта, а из нее дым идет. Заходит туда - сидят старик со старухой.

- Ну, парень, куда путь держишь? - спрашивают.

- К трем небесным воскресительницам еду.

- Так-так. Мужчине, говорят, дают совет, отправляя в путь, а женщине - оставляя дома [40]. Дорога туда опасная. Поговаривают, что коварные враги на ней. Наш сын три года назад отправился туда. Никаких вестей нет. Погиб, видно.

7 И вот тогда девушка одну стрелу воткнула над божницей:

- Если с вашим сыном и со мной ничего не случится, свеча разгорится, а если с нами беда приключится, дымить она будет, - сказала она и уехала.

Ехала она, ехала и очутилась в темном, мрачном месте среди множества людей. Стала расспрашивать у них, куда и в какие края она попала.

- Ты проглочена бездонным верблюдом-чудовищем, - ответил один из них.

- Мы вот уже пять лет здесь, - говорят одни, - а мы - десять, - говорят другие.

8 Натянула девушка лук с такой силой, что от зарубки на стреле дым пошел, [и выстрелила]. Тогда показалось светящееся отверстие величиной с дверь. Через него те люди вышли. За ними вышло множество зверей. Все были очень благодарны девушке.

Поехала дальше, доехала до владений хана Хурмасты, где жили три воскресительницы.

- Я заберу вас с собой и сделаю своими женами, - сказала [переодетая в мужчину] девушка.

9 Три воскресительницы внимательно к ней присмотрелись.

- Не собирается ли он нас обмануть? Похоже, что правый глаз его ослаб из-за игольного ушка, - сказала старшая.

- Вот и я думаю, что бы все это значило? Похоже, что указательный палец на его правой руке стерся от наперстка, - говорит средняя, приглядевшись.

Младшая, которая была умнее и смышленее, все поняла и сказала:

- Да, что-то не так.

- Сегодня ночью я лягу с ним, - говорит старшая.

- Собираются со мной лечь спать. Что делать будем? - спрашивает [девушка] у коня.

- Спать? Что еще придумали? Что конь, что я сам - одно, - скажи и начинай седлать меня. Я же буду сильно кататься по земле.

10 Так и провели они ночь. Наутро, когда она сказала: "Зовут меня искупаться в здешней реке", - конь советует:

- Оторви голову жирной рыбы, зажми ее между ног и искупайся.

Все советы и указания коня [Башалай] выполнила. "Езжайте там, где я проведу черту, а там, где я круги обведу, останавливайтесь на ночлег", - сказала она трем воскресительницам и отправилась домой. Вернулась она домой, отпустила своего коня и известила своего брата о том, что привела трех воскресительниц. Затем написала ему, что обернулась серым кустарниковым зайцем, приклеила записку к седлу и исчезла.

11 Когда прибыли три небесные воскресительницы, дома никого не оказалось.

- Обман мертвеца привел нас сюда. Вернемся домой, - говорят старшие две

- Для чего же тогда наша слава об умении оживлять мертвых, обогащать бедных? - говорит младшая.

Средняя с нею согласилась, и они решили остаться.

- Соединитесь же все кости! - произнесла, входя, старшая.

- Пусть мясо и кровь его соединятся! - сказала средняя.

- Воскресни же на долгие годы, - заключила младшая.

12 В тот же миг мертвый ожил.

- О! Как долго я спал! - сказал он и встал.

Прочитал он записку, прикрепленную к седлу, и спрашивает, как будто бы сам ездил [за ними].

- В пути, в дороге не было трудностей? Хорошо ли добрались? - спрашивает он, разговаривает [с воскресительницами].

Зэр Далай Мэргэн стал ходить на охоту. Однажды на охоте он увидел зайца, хотел было выстрелить, а тот говорит: "Братец, братец, не стреляй в меня". Заяц превратился в человека. Оказалось, что это была сестрица Зэр Далая. Брат построил ей жилище в лесу, а сам вернулся домой.

13 Каждый раз, когда он бывал на охоте, часть мяса зверей, косули отдавал сестре, оставлял сухожилия для шитья. Две старшие жены стали догадываться: "Не все мясо он приносит домой", - решили они.

И вот однажды, когда муж пошел на охоту, они привязали к его поясу сзади клубок красных шелковых ниток и, держась за [нитку], пошли следом. Дойдя до середины леса, [Зэр Далай] вошел в маленький домик. Вскоре вышел оттуда и отправился дальше. А те две женщины подошли и дернули дверь, она заперта на засов. Открыли дверь, вошли в дом и говорят: 'Ты не бойся нас. Ведь мы тебе - старшие невестки, пришли погостить".

14 [Башалай] вскипятила чай, угостила их. Потом они стали втроем играть в игру - прятать кольцо [41]. Играя так, [женщины] бросили в рот [Башалай] золотое колечко. Та подавилась и умерла. Вернулся Зэр Далай Мэргэн с охоты и увидел сестренку Башалай мертвой.

- Три негодницы, кто из вас убил мою единственную на белом свете сестрицу? Признавайтесь сейчас же! - гневается он, придя домой.

Тогда [младшая говорит]:

- Я вовсе из дому не выходила, две мои старшие сестры за тобой пошли, держась за красную шелковую нить.

- Так, так, старшие две жены. Что вам милее - хвосты семидесяти соловых коней или острие семидесяти ребер?

Потом привязал он их к хвостам старых белых жеребцов и пустил. Так он расправился с двумя старшими женами.

15 Когда пришло время хоронить сестрицу, [Зэр Далай] положил ее в короб с веревками и подвесил его на рога слепого черного изюбра, который ходил в тех местах. Во время ненастья-непогоды тот изюбр заблудился, попал на чужбину, ударился об юрту одного старика - работника Хартаганан-хана. "Нечестивцы этакие! Это быки хана юрту задевают!" С этими словами старик батрак схватил топор-колун и вышел. Кинул его и увидел перед собой изюбра с коробом. Короб с грохотом свалился. Из него выпал маленький ребенок, возле которого лежало золотое колечко. Поднял тот старик батрак ребенка, вырастил. Стала она красивой и веселой девушкой. Сын Хартаганан-хана женился на дочери старого батрака и увез к себе. У них родился ребенок.

Вскоре Зэр Далай Мэргэну стало известно, что девушка, которую старый батрак нашел в коробе, подвешенном на рогах изюбра, стала невесткой Хартаганан-хана и у нее родился ребенок.

16 Зэр Далай Мэргэн сел на своего коня и отправился в путь. Доехал он до Хартаганан-хана, а там никого нет. Сидит только одна женщина возле люльки с ребенком. На вопросы [Зэр Далая] женщина нехотя отвечает, потом выходит. Когда она вышла, он ущипнул ребенка, и тот расплакался. Вбежала та женщина и стала убаюкивать его: "Зэхэй, Зэр Далай Мэргэну племянником приходишься, а родная сестрица его - Башалай". Тогда Зэр Далай Мэргэн понял, что это ребенок его сестры и спросил:

- Куда ушла мать этого ребенка?

- Она ушла на свадьбу.

Пошел он на ту свадьбу, встретился с сестрицей и очень обрадовался ей Вернулся домой и зажил счастливо со своей младшей женой.

7. ХАРАСГАЙ МЭРГЭН

Харасгай Мэргэн (Хараасгай Мэргэн). Ср. AT (302) + (530 А). Записала Д.А. Бурчина в 1973 г. от Н.Ф. Булханова, 47 лет, в с. Харагун Боханского р-на Иркутской обл. - РО БИОН, инв. № 3494, с 8-19. Перевод Д.А. Бурчиной.

Вар.: Харасгай Мэргэн. Записал М.П. Хомонов в 1966 г. от Н.Ф. Булханова. - РО БИОН, инв. № 3157, с 34-36.

1 В давние-давние, прошлые прекрасные времена, когда время было чудесным, бумага была тонкой, рыба-великанша была мальком, жили Харасгай Мэргэн и Ату Ногохон. Было у них тридцать три базара и три бурхана [42], сорок четыре базара и четыре бурхана да светлый дворец, небеса подпирающий, высокий светлый дворец, облаков достигающий. Снизу посмотришь - семь тысяч окон, сверху посмотришь - бесчисленное множество окон, в каждом его углу - [фигурка] бурхана, на каждой стене - изображение хана.

2 Был [у Харасгай Мэргэна] чубарый конь. Этот чубарый конь пасся в западной долине вместе с маралом и маралухой. Харасгай Мэргэн принял свой истинный вид, облик свой настоящий обрел и решил осмотреть стада и табуны. Ударил в северный барабан - собрал свой народ, ударил в южный барабан - созвал много людей [43]. Записал на билеэд [44], заткнул за пояс и выехал осмотреть свои стада. Идущие впереди стада его пили свежую воду, а шедшие сзади - щипали корни трав и лизали глину. Добрался до подданных своих, их стало больше, жили они лучше прежнего. [Харасгай Мэргэн] записал все, отметил на билеэд, заткнул за пояс и направился в родные края, в сторону дома поскакал. При быстрой езде летели комья земли величиной с крышку котла [45], при тихой езде летели комья земли величиной с чашу.

3 Едет и едет, скачет все дальше и дальше. Когда он приехал домой, ждала его дома сестра Агу Ногохон, которая присматривала за жилищем и владениями. Встречает она брата, открыв ворота и двери. В передней части [дворца] зажгла двадцать свечей, в задней части зажгла десять свечей, выстроила тысяч десять воинов и старшего брата ввела во дворец.

Говорит Ату Ногохон-сестрица:

4 - Брат, а брат, Шажгай-хан велит явиться.

Как услышал известие Харасгай Мэргэн от Агу Ногохон, вышел во двор, взял недоуздок из литого серебра и золота, литого золота узду и, подойдя к Западной юрте, начал призывать своего чубарого коня.

Чубарый конь [услышал] и говорит маралу и маралухе:

- Время ли битвы настало или удали время настало? [46] Не думал, что [хозяин] позовет сейчас ведь подданных, народ свой он уже навестил.

5 После этого взобрался он на западный холм, кувыркнулся один раз, скинул с себя шерсти с копну и сказал:

- Когда захотите есть-пить, приходите сюда! - А сам в родные места направился, к дому поскакал.

Харасгай Мэргэн вошел в дом, и начались большие сборы. Ударил в северный барабан - собрал свой народ, ударил в южный барабан - созвал много людей. Собрались его подданные, народ, устроили большой пир. Съев [кусочек] масла величиной с паука, съев [кусочек] масла величиной с червяка [47], выпив двадцать бочек архи, стали собирать его в поход.

6 Харасгай Мэргэн объявил: "В далекие земли я выступаю, в земли, где войны, выезжаю". Батраки работники вышли и увидели, как чубарый его конь вбежал во двор и стал скакать [от нетерпения]. Харасгай Мэргэн тогда начал великие сборы, приготовления большие затеял, [на коня] накинул шелковый потник, оседлал серебряным седлом [48].

Одевался он, поворачиваясь перед зеркалом величиной с дверь, одевался, поворачиваясь перед зеркалом с локоток. Взял свое полное снаряжение [49], необходимое в пути, которое двадцать лет готовил, взял вооружение свое золотое-серебряное, которое готовил десять лет, начал великие сборы, приготовления большие устроил. Вышел из дома, поехал, выехал из дома, поскакал.

7 - Время ли битвы настало или удали время настало? - сказал [конь] и поскакал. При быстрой скачке летели комья земли величиной с крышку котла, а при медленной езде - комья земли величиной с чашу. Едет и едет, скачет и скачет все дальше. Так доскакал он до чужих владений.

А там жила очень злая старуха. У этой злой старухи было семь внуков. Когда [Харасгай Мэргэн] ехал по чужой стране заметил дым над одним жилищем. Стал приближаться к тому жилищу и увидел множество погибших баторов, посаженных на колья. И тут показалась эта злая старуха, закричала:

- Парень, а парень, приоткрой подмышки!

Как только приоткрыл подмышки, она высосала у него кровь. Харасгай Мэргэн начал было уже падать, но пришел в себя, не успела она всю кровь высосать.

8 А злая старуха в это время [50] начала поднимать на кол его коня. Конь ржал. Харасгай Мэргэн как вошел в дом, увидел в печи кипящий яд. Зачерпнул ковшом этого яда и стоит у двери.

- У этого негодника кровь еще осталась! - закричала злая старуха и бросилась к нему.

- Вот получай за всё, - проговорил [Харасгай Мэргэн] и запустил в нее ковш с ядом. Распалась она на две части. Поднялась и говорит:

- Хоть я побеждена, но внуков моих никому не победить.

9 Стал думать [Харасгай Мэргэн], что бы все это значило. Начал обшаривать весь дом - нашел животворную воду. Выпил животворной воды - принял свой истинный вид, облик свой прежний обрел. Вышел во двор, побрызгал животворной водой на кости баторов, которые висели на кольях, и оживил их. Все ожившие говорят:

- Какой хороший человек пришел к нам! Побеждай всегда своих врагов и завоевывай славу дархана!

- Пусть сбудутся ваши благопожелания! - сказал он.

10 Поехал дальше Харасгай Мэргэн. Едет и едет, удаляется все дальше и дальше. Чужую землю проехал, когда к владениям Шажгай-хана подъехал, стал размышлять. Пустил свои волшебные силы по ладоням, пустил свои чудесные силы по пальцам [51]: что [его] ожидает, где находятся семь внуков [коварной старухи]? Напустил дождь на три дня, на три дня выпустил солнце. Пока три дня шел дождь, они [внуки] превратились в семь перепелов и поднялись на вершину толстого дерева. Когда три дня пекло солнце, спустились перепелки к его основанию, сидят поджидают. Харасгай Мэргэн пустил свои волшебные силы по ладоням, пустил свои чудесные силы по пальцам, думает, как поймать души [внуков старухи].

Пока размышлял об этом, услышал:

- Надо поразить стрелой бегущего впереди зайца. Внутри этого зайца будет ключ.

11 Только взял этот ключ в руки, как он упал в воду. Опечалился он: что же будет - ведь ключ уплывет! Пришел к рыбе-великанше, стал ее просить-умолять, совершая тайлаган, выполняя народный обряд. Желтая рыба-великанша спустилась на дно и достала ключ, еще сказала:

- Семь перепелов сидят на вершине толстого дерева. Под корнями толстой сосны есть коробка, в которой спрятаны души семерых перепелов.

12 Запомнил эти слова Харасгай Мэргэн и пошел в ту сторону. Подкопал, разрыл землю под большим деревом вытащил коробку, а в той коробке было семь перепелок "Как бы не разлетелись", - подумал он, сразу положил в карман и отправился дальше. Едет и едет, удаляется все дальше и дальше. Напустил он снег на три дня, а потом на один день выпустил солнце. Когда три дня шел снег, эти семь перепелов, семь внуков [злой старухи], все голые чуть не замерзли без своих душ. Когда выглянуло солнце они стали греться на солнце. Харасгай Мэргэн подошел к ним совсем близко и спросил:

13 - Откуда вы, чьи сыновья?

- Ай, что за хороший человек пришел. Откуда прибыл? Издалека ли идешь? Идешь ли, победив врага, заслужив славу дархана? - говорят они.

Тогда Харасгай Мэргэн опять спрашивает:

- Откуда вы, чьи сыновья?

- Мы - внуки красивой женщины, - отвечают.

- Я сразу догадался об этом, - говорит [Харасгай Мэргэн].

Взял одного перепела:

- Это что? - показывает.

14 У-у, это нельзя в руки брать, брось! - закричали [они]. [Харасгай Мэргэн] раздавил руками [перепела] и бросил. Один из них перевернулся и упал. И так всех семерых внуков уничтожил. Победил врага, заслужил славу дар хана и принял свой истинный облик и поехал дальше. Едет и едет, удаляется все дальше и дальше. Стал приближаться к владениям Шажгай-хана. Когда [Харасгай Мэргэн] стал приближаться к землям Шажгай-хана, стал думать: "Что могло случиться, по какому делу он меня позвал?"

15 Изменил свой истинный облик, чубарого коня превратил в золотое огниво и положил в карман, а сам стал ростом с вершок, шириной с аршин. Когда вступил во владения Шажгай-хана, сговорившись с его пастухом, принял облик [этого] пастуха. Раз стал пастухом, то встречает, загоняет бычков и телят, помогает при дойке коров. Когда помогал оттаскивать телят от коров, Харасгай Мэргэн улучил момент, вырвал язык двухгодовалого теленка и положил в карман. А перед этим, когда расспрашивал одного пастуха в поле, тот говорил:

- Кроме того, что будешь оттаскивать телят от коров, ты должен еще всю ночь лизать пятки одной из дочерей Шажгай-хана.

16 И вот, когда закончил работу, в ту ночь должен был лизать пятки средней дочери Шажгай-хана.

Ночью вошел Шажгай-хан [к дочери] и говорит:

- Где этот пастух? Позовите его.

Что оставалось делать Харасгай Мэргэну? Пришел, стал лизать ей пятки. Лизал-лизал, а потом вытащил телячий язык и "шорк" ее по пяткам. Она тут же вскочила.

- Что с тобой? Что случилось? - спрашивает.

- Уж три дня, как не брал в рот масла, вот язык и стал шершавым, - ответил

Принесла она кусок масла величиной с голову и дала;

- Язык твой размягчится, - сказала.

17 Наелся всласть [куском] масла величиной с голову. Язык его "размягчился", и он усыпил ее.

Усыпил, пошел в бедную юрту и лег спать. На следующее утро опять велят гнать коров. Погнал он коров. В тот же вечер вырвал язык у другого теленка, чтобы опять "шоркнуть". Ночью вытащил этот телячий язык и "шорк" им по пяткам ханской дочери, только и послышалось: "шэрд".

- Что с тобой? - вскрикнула [она].

- Давно не брал в рот масла, вот язык и стал шершавым, - ответил он.

Принесла она ему кусок масла величиной с голову. Съел он это масло.

18 Из семи дочерей [Шажгай-хана] шестеро были замужними, а средняя была незамужняя. И вот Харасгай Мэргэн говорит. "Хочу жениться на этой дочери".

В это время шестеро зятьев разговаривают:

- В эту ночь должна ожеребиться наша кобыла, должен появиться такой жеребенок, которого свет еще не видывал такое чудо должно появиться, надо его караулить. Если прокараулим, то будет уже три года, как каждый год приходят и крадут жеребят, - говорят они. - Этого жеребенка надо стеречь, - велят жены

В это время тот пастух, прибывший издалека, неказистый, ростом с вершок, аршин в ширину, тоже пришел, сидит ждет. Шестеро зятьев сидят настороже.

19 Когда начало светать, сверху стал быстро спускаться орел. Наступила такая темнота, что не стало видно земли, хотя уже светлело на востоке. В это время все шестеро зятьев-свояков задремали. Харасгай Мэргэн обрел свой истинный облик, вытащил свою пенковую трубку, кисет шириной с рукав и закурил. Как только родился жеребенок, сразу подлетел орел.

В это время [Харасгай Мэргэн] снизу выстрелил ему в хвост. Как только он выстрелил, орел выпустил жеребенка, выронил одно перо и улетел. То перо осветило весь двор. [Харасгай Мэргэн] опять изменил свой облик, стал ростом с вершок, шириной в аршин и сидит. А эти никудышные свояки спрашивают:

20 - Это что случилось, что стряслось, кто выбил перо?

Спрашивают друг у друга, никто не знает. Тогда вышел Харасгай Мэргэн:

- О чем говорите, свояки? Почему разлеглись и заснули? Когда прилетел орел, выстрелил Харасгай Мэргэн и выбил одно перо.

- Что на это скажете? - говорит [он].

- Ай, нохой [52]! Не говори об этом Шажгай-хану! - просят.

- Срежьте со [своих] спин по вершку кожи Если сделаете так, не скажу, а нет - скажу, - говорит Харасгай Мэргэн.

21 Деваться некуда, [согласились]. Жеребенка отбили, одно перо добыли, радуется Шажгай-хан - не дали орлу отобрать жеребенка. Решил он затопить баню для шестерых зятьев вместе с плохоньким пастухом. Плохонький пастух, перед тем как в баню идти, срезал со спин [зятьев] полоски кожи в палец толщиной.

Когда завели их в баню, те, у кого кожа была срезана, стали кричать, стонать. Прибежал Шажгай-хан, что случилось, что стряслось? Зятья говорят:

- Когда отбивали жеребенка, орел изодрал наши спины когтями.

22 А Шажгай-хан был хитрым человеком и велел зятьям на следующий день идти на охоту. Надоело, мол, мясо скотины, захотелось мяса зверей. Шестеро зятьев отправились вместе с плохоньким пастухом. Плохонький пастух стал [к тому времени] тоже видным человеком и собирался жениться на средней дочери хана. Когда ехали по лесу, [Харасгай Мэргэн] принял свой истинный облик, вытащил золотое огниво, превратил его в чубарого коня и поехал впереди.

23 Едет он, все едет и едет, скачет, он, все скачет и скачет. Не пропускает зверей, бегущих по обе стороны от него. Не упускает зверей, бегущих впереди него. Сваливает их [стрелой], берет их потроха и срезает по одному уху. Едет и едет, удаляется все дальше и дальше. Когда наступил вечер, и пришла пора возвращаться назад, оседлал захудалого коня, своего чубарого коня превратил в золотое огниво, положил в карман, изменил свой настоящий облик и вернулся. Каждый из шестерых зятьев по одному зверю добыл. У Харасгай Мэргэна ничего нет, шесть ушей положил в карман и шесть потрохов взял.

- Потроха будут лекарством, а мясо - нет, - так говорил он, кладя их в карман.

24 Вернулся домой, сварил потроха и поел. Когда он ел потроха, шестеро зятьев устроили большой пир. Наварили мяса, нахлебались супу, стали жевать мясо диких зверей, чтобы поразмять свои коренные зубы [53]. Наелся Шажгай-хан того мяса и той же ночью заболел. Когда начал болеть, всех семерых дочерей призвал к себе, отчего, мол, случилось такое, ведь, раньше, когда ел мясо диких зверей, ничего такого не случалось. Тогда шесть дочерей хана принесли из своих домов хорошее мясо и дали [ему]. "Что еще надо, что еще нужно?" - спрашивают они. Средняя дочь принесла добытые Харасгай Мэргэном потроха диких зверей. Как только поел эти потроха Шажгай-хан, - сразу выздоровел.

- Что это такое, что это за напасть такая? - говорит [хан].

25 После этого хан поженил этих двоих [Харасгай Мэргэна и свою среднюю дочь]. Поженил и поселил в доме для скота. Средняя дочь, хотя была знатной и именитой, стала жить в хлеву. А Харасгай Мэргэн, в то время ростом с вершок, с аршин в ширину, пастух захудалый, стал зятем [ханским]. На следующий день Шажгай-хан думает: "Как испытать этого зятя?"

- Пусть в дом зайдет, - приказывает.

Заходит Харасгай Мэргэн. Шажгай-хан говорит:

- Вот что получается, был у меня медведь, так этот медведь уже три года как ушел в тайгу и не возвращается. Пойди убей его и принеси.

26 - Это можно, о чем говорить, - ответил Харасгай Мэргэн, как только выехал за владения Шажгай-хана, принял свой настоящий облик, вытащил золотое огниво, превратил его в чубарого коня, сел на него, а захудалого коня привязал к черемухе и поехал дальше.

Едет он, все едет и едет, скачет он, все скачет и скачет. Пустил свои волшебные силы по ладоням, пустил свои чудесные силы по пальцам и узнал: это вовсе не медведь, а сам Шажгай-хан. "Сумеешь поймать его душу, сумеешь схватить и его самого", - так было сказано.

"Вот оно что", - подумал [Харасгай Мэргэн] и пришел к дархану - мастеру по золоту и серебру, тот изготовил литую серебряную веревку, крепкую тройную цепь. И он поехал.

27 Пустил свои волшебные силы по ладоням, чудесные силы - по пальцам, напустил сильный ветер. Посмотрел он сверху - звери, повсюду бегавшие, от сильного ветра все попрятались. Только тот проклятый медведь, шатавшийся три года, побоялся зайти в лесную чащу, бродит по степи и сидит там еле живой от холода. В это время Харасгай Мэргэн принял свой истинный вид, облик свой прежний обрел и подошел к медведю, когда тот спал и сосал лапу, связал его золотой-серебряной веревкой с семи сторон, на семь рядов опутал цепью и погнал его.

28 [Снова] изменил свой настоящий вид - стал ростом с вершок, шириной в аршин, чубарого коня превратил в золотое огниво, положил в карман и поехал на своем плохоньком коне, гоня [медведя]. Как только приехал, громко позвал свою жену и велел выйти Шажгай-хану. Шажгай-хан лежал уже больной.

- Что случилось, что стряслось? - говорит [Шажгай-хан]. - Откуда этот шудхэр явился? - спрашивает.

- Этот шудхэр с улицы явился.

- Что он принес?

- Медведя привел, - отвечают.

- Ай, нохой! Вели отпустить! Вели отпустить! - кричит [Шажгай-хан].

29 - Почему? Что случилось? - спрашивают.

- Мою душу он поймал, - говорит хан.

Что же оставалось делать? Приходят [к Харасгай Мэргэну ханские дочери], просят, умоляют его, так, мол, отец сказал. Харасгай Мэргэн отвечает:

- Завтра медведя уведу, пусть останется на эту ночь.

Так и сделали. Промучился [хан] всю ночь. Не спится, не лежится ему. Семь дочерей всю ночь простояли возле него. Утром встал Харасгай Мэргэн, сел на своего плохонького коня и повел медведя. Привел медведя в тайгу и отпустил, а сам принял свой истинный вид, обрел свой прежний облик, привязал к захудалому коню валежник и отпустил в долину.

30 Захудалый конь спускается в долину и волочит за собой валежник. Тут заметили его шестеро зятьев Шажгай-хана, которые поджидали [Харасгай Мэргэна], и говорят:

- Ээ, да это нашего среднего зятя волочит его захудалый конь, разорвал его медведь.

Пока они так переговаривались, Харасгай Мэргэн, обретший свой настоящий вид, прежний облик, на своем чубаром коне прискакал в айл. Велел Шажгай-хану выйти. Выскочил Шажгай-хан и спрашивает:

31 - Что случилось? Время ли битвы настало или удали время настало? Откуда приехал, что ты за богатырь?

- Я муж твоей средней дочери, - отвечает [он].

- Ай, нохой! Что ты говоришь?

- Забыли, как я привел медведя?

- Ай, бурхан! Ведь ты поймал мою душу, - говорит [хан]. - Стать моим зятем ты достоин по праву, - говорит [хан], молясь и кланяясь со смиренным видом. - Что же делать? Как быть? Отдам свою дочь, золота-серебра дам. Только не рассказывай никому, не иди войной на меня, - просит.

Тогда Харасгай Мэргэн говорит:

- Отдай за меня дочь. Половину добра, золота-серебра дай.

32 Ударили в северный барабан - собрали свой народ, ударили в южный барабан - собрали множество людей. Шажгай-хан устроил большой пир. Выдал свою дочь замуж. Выделил половину добра и говорит [Харасгай Мэргэну]:

- Здесь живи.

- Я не должен здесь жить, - ответил [он]. - У меня есть свой дом, есть братья и сестры.

Еще сказал:

- Когда выстрелили в орла, он выронил одно перо. За то перо шестеро твоих зятьев дали мне вырезать со своих спин полоски кожи шириной в палец.

33 Когда Харасгай Мэргэн сказал так, зятья уменьшились наполовину [54]. И еще добавил он:

- Когда понадобилось выбросить перо подальше, дали мне опять вырезать кожу с палец шириной. А после этого было ещё вот что: когда поехали на охоту, зверей добывал я, - говорит. - Уши их, вот они, - вытащил и показал.

- Вынул потроха и сам съел. Пусть потроха будут целебны, а мясо без потрохов - ядом, - так заклинал я, - сказал [Харасгай Мэргэн].

- Это правда, - говорит [хан].

Слово за слово, поговорили они, договорились, ударили в северный барабан, созвали весь народ, устроили большой пир, отдал хан половину богатства, половину стада, золота-серебра и проводил свою дочь [с её мужем].

34 Харасгай Мэргэн направился в родные края, в сторону дома зарысил. Едут и едут, удаляются все дальше, гонят вдвоем стада. Отдал [хан] и подданных, которые тоже помогают гнать [стада]. Стада и табуны гонят позади, а Харасгай Мэргэн с женой едут впереди. Едут и едут, удаляются все дальше и дальше Стали уже приближаться к дому.

35 Когда приблизились к дому, достигли границ [своих] владений, встретился им двенадцатиголовый мангадхай, рыжий кабан [55]. Вступил [Харасгай Мэргэн] в схватку с мангадхаем, рыжим кабаном стал страшно биться с ним. Три дня и три ночи они сражались. Харасгай Мэргэн стал слабеть. Оказывается, Шажгай-хан наказал мангадхаю, рыжему кабану, чтобы он дал [Харасгай Мэргэну] яд. От этого-то яда и стал слабеть Харасгай Мэргэн. Тогда к двенадцати головам Шара-мангадхая прибавились еще другие головы. Так одолел он Харасгай Мэргэна и закрыл его в железной повозке, бросил его на дно черного моря.

36 Лежит на дне черного моря Харасгай Мэргэн, думу большую думает, удивлением большим удивляется, отчего же все так получилось.

Жена [Харасгай Мэргэна] доехала до его владений, весь свой скот пригнала. Раз уж прибыла сюда, нельзя возвращаться, не посмотрев края [мужа].

Приехала она - навстречу ей выходит Агу Ногохон, которая ждала своего старшего брата. В передней части [дворца] зажгла двадцать свечей, в задней части зажгла десять свечей, собрала свой народ и вышла навстречу, брат, мол, приехал. Вышла встречать, а брата нет.

- Где же мой брат?

- В пути побежден врагом и брошен на дно черного моря, - был ответ.

37 Агу Ногохон роняет слезы, которые могли затопить долину, падающие ее слезы подобны были горному водопаду. Потом она отправилась искать своего чубарого коня.

- Жена моего брата, сторожи свой дом, - сказала Агу Ногохон и пустилась на поиски коня.

Выехала она, чтобы трижды объехать землю-трехлетку, четырежды - землю-четырехлетку [56]. Приняла богатырский облик, надела одежду брата, взяла его оружие и отправилась на поиски коня. Едет и едет Агу Ногохон, удаляется все дальше и дальше. Чубарый конь трижды обежал землю-трехлетку, четырежды обежал землю-четырехлетку, кружит, бегает по берегу моря Агу Ногохон подъехала и встретилась [с конем].

- Где же мой брат? - спрашивает.

- Брат твой здесь, - ответил [конь].

38 В это время Харасгай Мэргэн повернулся в железной повозке, осмотрел правый карман и нашел в нем письмо от звезды Шантан Шара, исписанное буквами, исчерканное знаками, как в билеэд. Вынул его, прочитал и вот что в нем было написано: "На высоком небе воюют между собой Хара Шубун-хан и Шарабли-хан. Из-за них ты находишься здесь, на дне моря. Следует тебе обратиться к Эсэгэ Малану [57]. К Эсэгэ Малану отправишь своего чубарого коня, превратив его в орла".

39 Когда закончил [читать], услышал это чубарый его конь, превратился в орла, наказал Агу Ногохон подождать до его возвращения, поднялся к верхним пятидесяти небожителям. Поднявшись к верхним, пятидесяти небожителям, вошел к Эхэ Малан [58] [бабушке]. Эхэ Малан [бабушка] с одним волоском на голове, с одним зубом во рту, приподняла щипцами веко на правом глазу и посмотрела.

- Чей ты конь? Кто твой хозяин? - спросила, когда [конь] выбил окно с юго-западной стороны и заржал.

- Я - конь Харасгай Мэргэна, - ответил.

- Куда дел моего сына? - спрашивает.

- Сын твой отправился к Шажгай-хану, там нашел свою суженую, победил врагов, но в пути на него напал мангадхай, рыжий кабан, связал его и бросил на дно моря, - ответил [конь].

40 Тогда Эхэ Малан отправила его к Эсэгэ Малану. Прискакал [конь] к Эсэгэ Малану, выбил окно с юго-западной стороны и заржал.

- Чей ты конь? Кто твой хозяин? - спрашивает [Эсэгэ Малан].

- Я - конь Харасгай Мэргэна.

- Что случилось, что стряслось?

- Харасгай Мэргэна поймал рыжий мангадхай и бросил на дно моря.

Тогда Эсэгэ Малан говорит:

- Идите к Эхэ Малан и скажите, что Эсэгэ Малан велел дать [Харасгай Мэргэну] его снаряжение, одежду, ведро молока, буханку хлеба.

41 [Конь] взял все это, превратился в орла и спустился на землю. Агу Ногохон ждет его, не зная ни дня, ни ночи. Выслушала Агу Ногохон все, что рассказал конь, пустила свои волшебные силы по ладоням, чудесные силы по пальцам и вытащила своего брата, как говорил Эсэгэ Малан. Рыба-великанша, перевернувшись семь раз, вытолкнула Харасгай Мэргэна наверх. Лежит он на берегу моря, даже не похож на человека, остались одни кости. Агу Ногохон, чтобы оживить брата, вернуть ему прежний облик, истинный вид, стала брызгать вечной животворной водой, дала выпить молока, съесть хлеба, которые отправили Эхэ Малан и Эсэгэ Малан, пустила свои волшебные силы по ладоням, чудесные силы - по пальцам и вернула [брату] жизнь.

42 - Как долго я спал! - сказал Харасгай Мэргэн и поднялся. - Где мангадхай, рыжий кабан? Надо догнать.

Встал и примерил отправленную тэнгриями одежду, но она была немного великовата. Попробовал взять в руки посланное ими снаряжение, но оно было немного тяжеловато для него. Харасгай Мэргэн принял свой истинный вид, облик свой прежний обрел, и с Агу Ногохон отправились на поиски мангадхая, рыжего кабана. Едут они, все едут и едут, скачут они, все скачут и скачут. Когда быстро скачут - летят комья земли величиной с крышку котла, когда медленно едут - летят комья земли величиной с чашу.

43 Едут они, все едут и едут, скачут они, все скачут и скачут. Доехали до владений мангадхая, рыжего кабана. На пути - большая долина, там одни лягушки. Квакают они, не дают пройти человеку. Тогда они сами превратились в лягушек и прошли дальше.

Выбрались оттуда, идут, все идут и идут, шагают, все шагают и шагают. И вот перед ними - долина, а там одни медведи. Превратились они в медведей и прошли эту долину. Коней своих превратили в огнива золотые и положили в карманы. Поехали дальше, а там люди бьются, дерутся. Вступили с ними в битву и прошли дальше. Так они миновали три долины.

44 Когда прошли эти три долины, свои края показались. Как только стала виднеться своя земля, сзади послышались крики. Приближенные мангадхая, рыжего кабана [кричали]:

- Как вы пропустили Харасгай Мэргэна на чубаром коне и Агу Ногохон?

- Мимо нас никто не проезжал, - отвечали [подданные мангадхая].

Они не заметили и не поняли, как пропустили их через три долины.

45 Когда брат с сестрой прошли три долины, началась погоня за ними. Харасгай Мэргэн и Агу Ногохон пустили свои волшебные силы по ладоням, чудесные силы по пальцам и так добрались уже до своих земель, стали непобедимыми для врагов, своими стрелами сваливали их, не подпускали близко. После этого шагом направили к дому [коней], поскакали [в родимые края]. Приехали домой, встречает жена [Харасгай Мэргэна], в передней части [дворца] зажгла двадцать свечей, в задней части зажгла десять свечей. Ребенка она ожидает. Скот и табуны их размножились. Ударили в северный барабан - созвали свой народ, ударили в южный барабан - созвали много людей.

46 В честь возвращения Харасгай Мэргэна, который победил врага, заслужил славу дархана и прославил своё имя, и Агу Ногохон, которая вернула брата, устроили большой пир, большое гулянье под лучами солнца и при свете луны. После этого, на следующий день Харасгай Мэргэн сборы большие затеял, приготовления большие начал. "Осмотрю свои стада и табуны, навещу своих подданных", - решил он и поехал. [Увидел] стада и табуны свои размножившимися больше прежнего, а подданных своих разбогатевшими.

"Народ мой умножился, стал жить богаче, живите и дальше так же хорошо", - записал [он], отметил на билеэд, положил за пояс и направился в родные края, к дому поскакал. Приехал домой - сын родился, его род и племя умножил. [Харасгай Мэргэн] очень обрадовался, что увеличивается его род, что станет он сватом, устроил большое пир-гулянье.

8. БОРХОН ТУЛАЙ И ЕГО ГОРБАТЕНЬКИЙ СИВЫЙ КОНЬ

Борхон Тулай и его горбатенький сивый конь (Бохир борхон морьтой Борхон Туулай). Ср. AT 302. Записала С.С. Бардаханова в 1975 г. от Б.Б. Болхоевой, 71 года, в с Бахай Баяндаевского р-на Иркутской обл. - РО БИОН, инв. № 3494, с 5-7. Перевод С.С Бардахановой

Б.Б. Болхоева - потомственная сказочница. Сказки переняла от своего отца Ботока Болхоева, известного сказителя, исполнителя героического и сказочного эпоса. От Б.Б. Болхоевой записаны легенды, предания и несколько сказок, в том числе "Три брата" [7, с 281-285].

1 В давнее, давнее время в одной местности жил молодой парень по имени Борхон Тулай. Был у него горбатенький сивый конь. Женился тот парень, и вскоре его жена собралась родить. Накануне ее родин он отправился в лес поохотиться по родному Алтаю [59].

Охотился Борхон Тулай в лесу и встретил там мангадхая. Бился, бился он с мангадхаем и был им сражен. Победив Борхон Тулая, мангадхай шагом направил к его юрте [коня], поскакал к его дому [60]. В это время жена Борхон Тулая должна была родить.

2 Когда мангадхай подъезжал к дому Борхон Тулая, "Пусть дитя мое не достанется мангадхаю", - решила жена и побежала к тальнику. Там она родила двух сыновей-близнецов. Выцедила из грудей своих молоко, приготовила на нем шаньги и оставила двум своим сыновьям, приговаривая: "Если выпадет счастье моим бедняжкам, вырастут они на этих [шаньгах]". Когда она вернулась домой, мангадхай увел ее с собой.

А те мальчики к утру в шкуре барана не вмещаются, через сутки в шкуре овцы не вмещаются [61]. Так они выросли на шаньгах, приготовленных на материнском молоке Горбатенький сивый конь отца Борхон Тулая расти им помогал.

3 Подросли эти два парня и спрашивают у своего сивого коня:

- Чьи же мы дети? Где наши отец и мать?

Тогда конь рассказал:

- Когда мать собиралась вас родить, отец ушел охотиться на Алтай и не вернулся домой. Встретился он там с мангадхаем, стал с ним биться, но не смог одолеть/ Мангадхай победил вашего отца, прискакал к вам домой и увел вашу мать. Чтобы вы не достались мангадхаю, мать родила вас в тальнике и оставила там. На грудном своем молоке она приготовила шаньги, на тех шаньгах вы и выросли, к утру в шкуре валуха не вмещались, через сутки в шкуре барана не вмещались.

4 Выслушав рассказ своего сивого коня, парни надумали отправиться на поиски отца с матерью.

- Что вы, что вы, детки мои, не сумеете сейчас воевать с мангадхаем! Вы еще малы, кости ваши еще хрящи [62], а мангадхай-то сильный, - уговаривает [конь].

- Я съезжу, а ты оставайся да присмотри за домом, за скотом, - сказал один из братьев и собрался в дорогу.

Сел парень на своего сивого коня и поехал. Едет, едет. И доехал до тех мест, где жил мангадхай. Подъехал он ближе - там оказались отцовские кости.

- Сынок, посмотри вниз, это кости твоего отца лежат, - говорит сивый конь.

5 - Так это кости отца моего здесь лежат, - сказал парень, сошел с коня, собрал все кости и поехал к одной горе. Добрался до той горы, слез с коня и говорит: "Унгэйская гора, раскройся, Ангайская гора, разомкнись!"

Тогда Унгэйская гора раскрылась, Ангайская гора отворилась. Парень сложил туда кости отца и поехал дальше. Едет он дальше, и по пути сивый конь говорит:

- Перед тем как пойти к мангадхаю, хорошо бы тебе поймать его душу.

- А где же хранится душа мангадхая? - спрашивает парень у коня.

6 - Душа мангадхая - это тринадцать перепелок. Ты должен поймать их и уничтожить.

Парень нашел тринадцать перепелок, десять из них раздавил, трех оставил при себе и поехал дальше. Доехал до дома мангадхая, заходит и спрашивает:

- Силой пальцев или силой плеч померяемся?

Тогда мангадхай говорит:

- Мог бы силой пальцев и силой плеч помериться, да что-то сил сейчас нет.

7 Парень показывает трех перепелок и спрашивает у мангадхая:

- Что это?

Как увидел их мангадхай, чуть сознание-рассудок не потерял.

- Ох, отпусти ты их. Эти птички не для младенцев, - просит мангадхай. Разгневался парень. "Ах, вот как ты заговорил! Когда мать мою и отца убивал-изводил, ты говорил по-другому", - со злостью подумал парень и опять показывает мангадхаю перепелок.

- А-а, еще мне их выпустить! - сказал он и кинул перепелок своему коню. Как зафыркал конь, так и свалился мангадхай замертво. Как только мангадхай испустил дух, парень направился к дому, где была жена мангадхая.

8 Заходит в дом, а там мать этого парня держит на руках жену мангадхая, чтобы та помочилась.

- Брось ты эту бабу! - сказал парень.

От испугу мать уронила жену мангадхая. Та стала ругаться, бранить ее:

- Вот явится мангадхай, [скажу], чтоб тебе выколол глаз и руку сломал, - угрожает она.

Испугалась бедная женщина и говорит парню:

- Что же ты наделал! Что теперь со мной будет? Жену мангадхая уронила. Теперь я в его жесткие лапы попаду.

9 А парень молча смотрит на нее.

Она смотрела, смотрела [на парня] и вдруг заплакала, приговаривая:

- Ах, бедняжки! Чужие-то сыновья вот как ходят. А мои сыновья давно погибли, и над ними мягкая-мягкая земля травой поросла, твердая-твердая земля осокой покрылась.

Тогда парень показал своего коня. Мать узнала коня, заплакала, зарыдала. Открылся сын перед матерью, обнялись они крепко и стали рассказывать друг другу о своей жизни, о муках, страданиях. Парень забрал у мангадхая все свое добро, привез домой мать, и зажили они счастливо.

9. ТЫСХЭ БИСХЭ - СЫН СТАРИКА И СТАРУХИ

Тысхэ Бисхэ - сын старика и старухи (Убугун hамган хоёри Тысхэ Бисхэ хубуун). Ср. AT 650 А1 + 301. Записал Ц.Ж. Жамцарано. Сведения о сказителе отсутствуют. - Архив востоковедов, ф. 62. Публ. [6, с 83-99]. Перевод С.С. Бардахановой.

Вар: Тогол Хошут (Тогол Xошуута) [6, с 247-251]; Сын медведя (Баабгайн хубуун) [2, с. 365-371]; Красная пасть (Улаан анга). Записала Ц.Д. Ангархаева в 1954 г. от Б.Б. Забанова в с. Монды Тункинского р-на Бурятской АССР. - РО БИОН. инв. № 2829, с 11-24.

1 На краю небольшой лесной чащи [жили] старик со старухой. Был у них сын Тысхэ Бисхэ, очень сильный, но слишком непокорный. [Старик со старухой] невзлюбили сына и стали подумывать, как бы от него избавиться. [Однажды они] говорят ему:

- Раньше у нас был черный бык, одичал он и убежал. Видно, где-то в этой тайге наш бык, ступай-ка, сынок Тысхэ Бисхэ, поищи его.

Парень взял веревку и пошел в лес. Идет он по лесу, подзывает быка: "Оо-оо!" Выбегает навстречу огромный медведь. Накинулся [он] на медведя, поколотил его, обвязал ему шею веревкой и привел домой.

2 Мать и отец его увидели медведя и говорят:

- Отпусти! Отпусти [его]!

- Еле-еле я разыскал нашего быка, как же могу отпустить? - сказал парень и закрыл [медведя] в стайке вместе с коровами

Встали они утром, посмотрели - медведь всех их коров задрал и съел. Старик со старухой:

- Что же нам делать? - говорят. - Кто же сможет одолеть нашего сына и покончить с ним? - сговариваются. - Обманем его и отправим к хозяину тайги, не расправится ли с ним хозяин тайги?

- Хохэй, - говорят они сыну. - Один человек, который живет в той тайге, что находится к югу от нас, взял наш котел в девять печатей и до сих пор не вернул. Сходи принеси тот котел.

3 Тысхэ Бисхэ сделал себе сани из таежных деревьев, запряг медведя и поехал в лес на южную сторону. В том лесу стояла низенькая темная избушка, построенная из деревьев, срубленных под корень и срезанных по верхушке. Зашел он туда и [видит]: кипит огромный котел, дополна набитый человечьими руками и ногами.

- Унес ты чужой котел и до сих пор не отдаешь, - сказал Тысхэ Бисхэ и опрокинул котел с супом на огонь. Когда он вытащил во двор [пустой] котел, хозяин леса набросился на него со словами:

- Какой котел я брал у тебя?

Тысхэ Бисхэ крепко побил хозяина леса, потом крепко до костей связал его, дал ему вожжи, погрузил [на сани] котел и поехал на медведе домой.

4 - Ай, бурхан! Что же теперь нам делать? Никто его не осилит, - говорят [мать с отцом], - лучше сами уйдем, куда глаза глядят.

[Тысхэ Бисхэ] во дворе привязал таежного медведя, связал хозяина тайги и лег спать. Встал утром и говорит отцу с матерью:

- Вам не удалось меня извести. Что ж, вы дома найдите счастье, а я найду счастье в пути [63], - сказав, вышел во двор, развязал хозяина леса:

- Отправляйся к себе в лес, - сказал.

Потом отвязал таежного медведя:

- Возвращайся в свой лес, - сказал.

5 И пошел парень Тысхэ Бисхэ, куда ноги пошли. Шел он, шел и увидел след человека, который, поднимая огромный камень, провалился в землю. Тысхэ Бисхэ стал поднимать тот камень. Первый раз попытался - поднял камень до колен, второй раз - поднял его до головы и крикнул [в отверстие под камнем]:

- Выходи!

Оттуда вылез один силач.

- Какой ты сильный! - говорит [ему Тысхэ Бисхэ].

- Да какой же я сильный против настоящих силачей!

- Разве есть кто-нибудь сильнее тебя? Где же он?

- На северной стороне, на краю небольшой десной чащи живут старик со старухой. У них есть сын Тысхэ Бисхэ, вот это настоящий силач. Он ездит на медведе, а ямщиком [64] у него сам хозяин леса.

- Это я и есть, давай подружимся, - говорит [ему Тысхэ Бисхэ].

6 И пошли они вместе. Шли они, шли и увидели человека, который ставил высокую гору на низкую, а низкую - на высокую.

- Какой ты сильный! - говорят [они ему].

- Какой же я сильный против настоящих силачей, - сказал тот человек.

- Разве есть кто-нибудь сильнее тебя? Где же он? - спрашивает Тысхэ Бисхэ.

Тогда тот говорит:

- На северной стороне, на краю небольшой лесной чащи живут старик со старухой. У них есть сын Тысхэ Бисхэ, вот это настоящий силач. Он ездит на медведе, а ямщиком у него сам хозяин леса, - отвечает тот.

- Ну, давайте станем втроем друзьями, - решили и пошли вместе.

7 Шли они, шли и увидели человека, который перешагивал море и ловил рыбу бородой.

- Какой ты могучий! - говорят они ему, - перешагиваешь море и ловишь рыбу бородой.

- Какой же я могучий против настоящих силачей, - отвечает тот парень.

- Разве есть кто-нибудь сильнее тебя? Где же он?

- На северной стороне, на краю небольшой лесной чащи живут старик со старухой. У них есть сын Тысхэ Бисхэ, который ездит на медведе, а ямщиком у него сам хозяин леса. Он и есть настоящий силач.

- Это я и есть, - говорит [Тысхэ Бисхэ]. - Давайте станем вчетвером друзьями, - решили и пошли дальше вчетвером.

8 Добрались они до тайги. Лесные деревья под корень срубили, верхушки таежных деревьев обрезали и стали вчетвером строить дом. Построили они дом и оставили там силача, который, поднимая огромный камень, провалился в землю.

- Присмотри за домом, приготовь нам еды, - сказали те трое и пошли на охоту.

Остался тот парень один, готовит еду. Заходит к нему маленький старичок с аршинной бородой до колен и говорит: "Дай мне поесть!" [Парень] дал ему еды. Старичок, волоком подтаскивая к [котлу] с супом, избил его, съел все приготовленное и ушел. Когда вернулись те трое с охоты, [он] сидит и плачет.

- Что с тобой?

- Приходил маленький старичок с бородой до колен, побил меня, съел все, что я приготовил, и ушел, - отвечает он.

Приготовили опять ужин, поели и легли спать.

9 На следующий день оставили того, который ставил высокую гору на низкую, а низкую - на высокую.

- Присмотри за домом, приготовь еды, - сказали они и втроем ушли на охоту. Сидит [он дома], опять приходит тот же маленький старичок. Зашел и крикнул:

- Отдай мне эту еду!

- Не тебе я сварил, - ответил [парень].

Тогда [старичок], таская [туда-сюда], крепко побил силача, переставляющего горы, съел все приготовленное и ушел. Вернулись те трое с охоты, а силач, переставляющий горы, сидит и плачет.

- Что с тобой? - спрашивают [они].

- Приходил тот маленький старичок, избил меня, съел все, что я сварил, и ушел, - отвечает [тот].

Опять они приготовили ужин, поели и легли спать.

10 Собрались на охоту втроем, дома оставили того, кто перешагивал море и ловил рыбу бородой, чтобы он дом стерег и ужин сварил. Появился тот же маленький старичок и крикнул:

- Отдай мне эту еду!

- Зачем я тебе отдам? Не тебе я приготовил еду, себе сварил.

- Что ты человеческих слов не понимаешь! - рассердился [старичок], таская побил, поколотил парня, который мог перешагивать море, ловить рыбу бородой, съел всю сваренную им еду и ушел.

Вернулись те трое с охоты, а он сидит и плачет.

- Что с тобой?

- Приходил тот маленький старичок, избил меня, съел все, что я приготовил, и ушел, - отвечает [он].

Еще раз сварили ужин, поели и легли спать.

11 На следующее утро Тысхэ Бисхэ говорит:

- Я сам останусь.

Он остался дома, а те трое ушли на охоту. Когда [Тысхэ Бисхэ] готовил еду, пришел тот старик с бородой до колен и говорит:

- Отдай мне эту еду!

- Не тебе я приготовил еду, а себе сварил.

- Дай, говорю я тебе, не слышишь?! - крикнул старик и накинулся на него. Тысхэ Бисхэ схватился с ним. Не дав старику опомниться, Тысхэ Бисхэ одолел его - побил и выволок на улицу. Приподняв угол дома, в образовавшуюся большую щель затолкал бороду [старика] и придавил ее.

12 Потом [Тысхэ Бисхэ] приготовил еду и вышел на улицу посмотреть. Старика там не оказалось, он оторвал [зажатую] бороду и исчез. Пока возился со стариком, вернулись с охоты те трое, у Тысхэ Бисхэ еда не тронута.

- Приходил тот старичок, - рассказывает Тысхэ Бисхэ, - с хотел съесть приготовленную еду, рассердился и набросился на меня. Я побил, поколотил [старика], приподнял стену дома и придавил его бороду. Приготовил еду, выхожу - он исчез, оторвав себе бороду. Вышли вчетвером посмотреть - там только [старика] борода торчит.

- Ладно, поедим, поспим, а завтра по свежим следам его пойдем искать, по давним следам разыскивать [65], - решили [они], поели и заснули.

13 На следующий день вчетвером отправились по следам [старика]. Шли они, шли по его следам и подошли к расщелине земли [66], по которой он спустился вниз.

- Двадцать лет будем преследовать его по пути, где только червяк проползет, десять лет будем за ним гнаться по тропинке, где только паук пройдет, - решили они, нашли веревки, соединили их. Потом Тысхэ Бисхэ веревкой обвязал себя и говорит:

- Спустите меня вниз. Те трое спустили его в Нижний мир. Спускался, все спускался, спускался и уперся в Нижний мир. Тысхэ Бисхэ там развязал веревку, остальные вытянули ее обратно, и отправился от этого [места] дальше.

14 Шел он и увидел бронзовую избушку. Заходит он в эту бронзовую избушку - там одна красавица сидит.

Поздоровалась она с ним и спросила:

- Откуда ты, парень?

- Я из Верхнего мира спустился, - был ответ.

- Ай, бурхан, - сказала красавица изменившимся голосом [67]. - Куда и где мне тебя спрятать? Тот, кто стал моим мужем, страшный и коварный враг людей. Я сама тоже из Верхнего мира. Меня он насильно привел сюда. Нет нигде такого страшного, такого злого врага. Если сейчас появится, он убьет нас. Ай, бурхан! Поешь и ступай, поднимайся обратно наверх.

15 - Нет, я не выйду отсюда, убьет так пусть убьет, - отвечает [Тысхэ Бисхэ].

- Здесь недалеко есть серебряная избушка, видно, он там сейчас. Еще дальше будет золотая избушка. Во всех этих трех избушках живем мы, девушки из Верхнего мира. Всех нас он привел сюда и сделал своими женами. Коварный он и злой. Можешь и переночевать здесь, сегодня он не придет сюда, - сказала [она].

Переночевал, утром за завтраком говорит:

- Не боюсь я [вашего мужа], сам ищу его.

- Ай, бурхан, если тебе удастся одолеть его, то, возвращаясь, не оставляй меня, забери отсюда!

- Ладно, - сказал [Тысхэ Бисхэ] и пошел дальше.

16 Серебряная избушка стоит. Заходит туда - сидит одна красавица. Она вздрогнула от удивления.

- Сколько я живу в этой избушке, никогда не видела, чтоб сюда заходил человек. Откуда ты будешь? - спросила [она].

- Я из Верхнего мира

- Ай, бурхан! Куда и где мне тебя спрятать? Тот, который приходится мне мужем, очень злой. Я из Верхнего мира, насильно он привел меня сюда.

Поставила перед ним еду и говорит:

- Поешь и быстрее уходи. К несчастью, он может прийти.

- Пусть приходит, я не боюсь, сам его ищу, - отвечает [Тысхэ Бисхэ].

- Если вам удастся его одолеть, победить, заберите меня с собой. Сегодня он вышел отсюда, в эту ночь должен быть в золотой избушке, - сказала она.

17 Вышел оттуда [Тысхэ Бисхэ] и пошел дальше. Добрался до золотой избушки. Заходит - там сидит женщина еще красивее первых. Вздрогнула она от неожиданности.

- Сколько я здесь живу, не видела еще ни одного человека, переступающего этот порог. Откуда ты будешь? - спрашивает [она].

- Я из Верхнего мира, - отвечает он, - зовут меня Тысхэ Бисхэ.

- Ай, бурхан, куда же мне тебя спрятать? Поешь быстрее и уходи, - говорит она и расставляет еду, напитки. - Если придет [муж], сразу убьет. Такого злого и коварного не было еще на этом свете Я сама из Верхнего мира, дочь хана. Насильно привел он меня сюда.

- Я не выйду отсюда. Кто кого убьет: или я его, или он меня. Как уж получится.

18 Накормила она его и закрыла в другой комнате.

- Попробуй разузнать про нить его жизни - души [68], - наказал он женщине.

- Ладно, попытаюсь разузнать, - согласилась [она] и спрятала парня Тысхэ Бисхэ в другой, потайной комнате

Около полуночи послышался шум, топот. Вернулся муж. Когда он вошел, поднялась жена, встретила его.

- Чем пахнет? Что за странный запах? - спрашивает он.

- Всегда ты спрашиваешь: "Что за запах?" - говорит жена, - расчесывала я волосы и бросила в огонь волосинки Видно, от волос такой запах.

19 Легли они в постель, разговаривают вдвоем.

- Ни дня, ни ночи ты не знаешь, все ходишь где-то, - говорит ему [жена]. - Где же душа твоя хранится?

- А зачем тебе? - спрашивает [муж].

- Ведь человек жалея, беспокоясь ему говорит. А ты упрямишься не хочешь сказать. С человеком всякое может случиться. Я то ведь говорю, беспокоясь [о тебе]. Если бы ты мне все толком рассказал, я бы могла за этим приглядывать, оберегать [тебя]. Упрямый такой, подохнет. Говоришь беспокоясь о нем, - сказала жена, плюнула и повернулась на другой бок.

- Ладно, ладно, расскажу, повернись ко мне, повернись же ко мне.

- Если хочешь - говори, если не хочешь - не надо, - говорит [жена].

- [Душа моя] хранится в рогах нашего шестилетнего барана, - говорит он.

20 Тысхэ Бисхэ лежит и все это слушает. Потом слышит, как они засыпают. Поговорили-поговорили и заснули с женой, захрапели. Тысхэ Бисхэ перед рассветом встал так [бесшумно], даже не задев травы [в юрте], тихонечко открыл дверь и на цыпочках вышел во двор. Стал искать во дворе, нашел овец. А там оказался один приметный баран [69] с большими рогами. Разглядывает этого барана и думает: "Тот ли это баран или не тот?" Тем временем уже светать стало. "Кажется, это тот самый баран", - решил он. Поймал этого барана, переломил ему один рог, а в нем до тридцати - сорока ос жужжат. Не выпуская их из рога, всех передавил, уничтожил, отбросил этот рог в сторону и переломил второй рог. Опять в нем до тридцати - сорока ос жужжат. Почти всех он уничтожил, а двух оставил живыми.

21 Потом заходит в дом. Мангадхай уже проснулся, разговаривает с женой:

- Что-то голова у меня сильно болит, - жалуется он.

В это время Тысхэ Бисхэ подходит [к мангадхаю].

- Встань! - говорит он ему. - Когда заходит человек, не такие и то вставали.

[У мангадхая] в двух бочонках стояла вода. Из одного бочонка выпьешь - станешь сильным, из другого выпьешь - станешь слабым. Жена [мангадхая] переставила бочонки.

22 Когда [Тысхэ Бисхэ] сказал: "Встань!" [тот] встал. А в каждой его руке по одной осе. Подняв его, Тысхэ Бисхэ показал живых ос и [спрашивает]:

- Что это?

- Тьфу, выпусти, выпусти! - просит тот.

- Говоришь выпусти! - сказал и раздавил [ос].

- Хоть и сделал ты такое, найдутся у меня еще силы для схватки с тобой, - сказал мангадхай и схватился с ним. Стали они биться. Их силы были равные, оба выносливые, как верблюды, сильные, как лошади. Но постепенно силы мангадхая стали убывать.

23 - Немного передохнём, - сказал он.

- Выпей эту воду, передохни, - и вместо ослабляющей [силы] воды, подал прибавляющую [силы] воду. А сам, думая, что пьет прибавляющую [силы] воду, выпил воду ослабляющую.

- Ну ладно, продолжим борьбу. Выйдем на улицу, там померяемся силой, - сказал [мангадхай].

Вышли во двор и [опять] схватились. [Мангадхай] быстро ослабел Тысхэ Бисхэ убил мангадхая, разрубил на части, развел огонь и сжег. А золу на юг развеял осиновой лопатой, на север - березовой лопатой. Затем Тысхэ Бисхэ взял жену мангадхая, собрал самые хорошие, дорогие вещи, сколько смог унести, все остальное сжег.

24 Захватив все это, пошел дальше, вошел в серебряную избушку. Забирая ту женщину - [жену мангадхая], собрал самые хорошие вещи, сколько смог унести, поджег дом и пошел к бронзовой избушке. Там тоже собрал самые хорошие вещи, сколько смог унести, поджег избушку, взял с собой [третью] жену мангадхая.

Отправились они вчетвером дальше. Шли они, шли и дошли до расщелины земли. "Спустите веревку!" - крикнул [Тысхэ Бисхэ]. Веревку спустили. Он обвязал ею женщину из бронзовой избушки, а те трое [силачей-богатырей, что стояли наверху, в Верхнем мире], тянули-тянули и вытянули.

25 Увидев женщину, они заспорили: "Она достанется мне!" - "Нет, она станет моей!" - закричали те трое и стали драться. Победил тот, кто перешагивал море и ловил рыбу бородой. Женщина досталась ему.

- Спустите веревку! - крикнул [Тысхэ Бисхэ]. Опять спустили [веревку]. Обвязал он женщину из серебряной избушки. Тянули-тянули и вытянули наверх. Заспорили переставляющий горы и поднимающий камни. "Я беру!" - "Нет, я беру!" - закричали и разодрались до крови. Переставляющий горы победил, и она досталась ему.

- Спустите веревку! - кричит Тысхэ Бисхэ. Спустили веревку. Обвязал он веревкой женщину из золотой избушки и отправил. Те трое тянули-тянули и вытянули наверх "Будешь моей женой", - сказал поднимающий камни.

26 - Спустите веревку! - крикнул [Тысхэ Бисхэ]. На этот раз Тысхэ Бисхэ обвязал веревкой себя.

Те тянут, тянут веревку. Показался парень Тысхэ Бисхэ. Как увидели они парня Тысхэ Бисхэ, сразу же перерезали веревку. Тысхэ Бисхэ полетел [вниз], свалился в Нижний мир, сломал себе бедро. Со сломанной ногой лежит неподвижно. В это время появились гоняющиеся друг за другом горностай и колонок. Колонок налетел на горностая и сломал ему ногу. Лежал-лежал тот горностай, затем подполз к какому-то растению, копал-копал, вытащил корень. Съел тот корень - ноги зажили. 'Теперь-то догоню я тебя", - пригрозил он [колонку] и побежал за ним.

27 Тысхэ Бисхэ полз-полз, карабкался-карабкался и дополз до того места, где разрыл [землю] горностай. Корни каких трав [ел горностай], те же травы нашел и съел их корни. Съел несколько корней [тех] трав. И ноги стали заживать. Поднялся он на ноги и пошел. Шел он, шел все дальше и дальше и пришел на берег моря. Там на дереве сидели птенцы Хан Гаруди-птицы. Сидящий внизу - плачет. Чуть выше сидящий - поет. Сидящий на самом верху - смеется.

- Почему один из вас плачет? - спрашивает Тысхэ Бисхэ.

28 - Со дна этого моря выходит огромный желтый змей, который должен нас съесть. Кто будет съеден сегодня, тот плачет. Кого змей съест завтра, тот поет. Кто будет съеден послезавтра, тот смеется. Змей выходит со дна моря и приказывает: "Залетай ко мне в рот!" Тогда мы сами идем в пасть змея.

- Послушайте меня, - говорит [Тысхэ Бисхэ]. - Вы сами не лезьте в рот змею. "Если хочешь нас съесть, подойди и съешь", - скажите ему.

Тысхэ Бисхэ приготовил большущий острый камень, величиной с быка, спрятался и лежит. Море забурлило, запенилось, и высунулась оттуда голова чудовищного змея.

29 - А ну, залетай ко мне в рот! - закричал он.

- Если хочешь меня съесть, ешь, сам я не полезу к тебе в рот, - отвечает ему сидящий внизу птенец.

- Кто же их научил, - спрашивает [змей], - вот так отвечать?

- Живьем хотел я вас проглотить, а теперь буду разжевывать, - сказал он и с раскрытой пастью направился к дереву. Тысхэ Бисхэ схватил огромный камень с острыми углами, ударил им по голове чудовищного змея и размозжил ее.

30 Вдруг сверху что-то упало и придавило его. Тысхэ Бисхэ чуть дух не испустил. Тогда птица Хан Гаруди отпустила его. Мать [тех птенцов], придавившая парня Тысхэ Бисхэ, отпустила его. С вершины горы наблюдала она. Чтобы [Тысхэ Бисхэ] не умер от яда [змеи], она придавила его. От яда чудовищного змея пожелтело все: и трава, и листья деревьев. Птица Хан Гаруди, мать птенцов, стала расспрашивать его:

- Кто ты такой? Что ты такое? Ты спас жизнь моим птенцам. Чем мне тебя отблагодарить?

- Ничего мне не нужно, - отвечает [Тысхэ Бисхэ]. - Я родом из Верхнего мира, если сможешь, помоги мне подняться туда. Больше мне ничего не нужно.

31 - Я тебя доставлю, - говорит Хан Гаруди, - только приготовь семьдесят бочек мяса, семьдесят бочек воды.

Как же может птица приготовить это? Вот и приготовил Тысхэ Бисхэ семьдесят бочек мяса, семьдесят бочек воды.

- Теперь ты все погрузи на меня, - сказала она. - Если налево поверну я голову - будешь давать бочку мяса, если направо - бочку воды.

32 Погрузил он все на птицу и сам сел на нее. Птица Хан Гаруди поднимается все выше и выше. Влево повернет она голову, [парень] бросает ей бочку мяса, вправо повернет голову, он дает бочку воды. Когда они были уже близко к Верхнему миру, птица повернула голову влево. Не осталось ни воды, ни мяса. Отрезал он кусочек мяса от своего бедра и бросил [ей].

Когда они прибыли в Верхний мир, [парень] прихрамывает.

- Почему ты хромаешь? - спрашивает [Хан Гаруди].

- Когда кончилось мясо, я отрезал кусочек от своего бедра и бросил тебе, потому и хромаю, - ответил он.

Птица срыгнула - и вылетел съеденный кусок мяса.

- Возьми и приложи его к бедру, - сказала [она].

33 Приложил он тот кусочек мяса к бедру - и сразу все зажило, от раны не осталось и царапины. Затем птица Хан Гаруди спустилась к себе вниз. Тысхэ Бисхэ пришел к своему квадратному черному дому. Три друга - и все трое живут с женами. Тысхэ Бисхэ расправился со всеми троими, а сам стал мужем этих трех жен и зажил счастлива.

10. СТАРИК ТАРЯША

Старик Таряша (Таряаша убгэн). Ср AT 875 А. Записал С.П. Балдаев в 1936 г. oт М. Елановой в колхозе "Красный Нельхай" Аларского р-на Иркутской обл. - РО БИОН инв № 1271. с 1-8. Публ. [5, с 201-213]. Перевод Ц.А. Дугар-Нимаева.

Вар: Старик Таряша (Таряаша убгэн) [3, с 371-378].

1 В давнее время, говорят, жил старик Таряша, семидесяти трех лет. Имел он жену Гугэр и сына Гун. Однажды утром, сидя за чаем, старик говорит своей жене Гугэр:

- Сны мои стали путаными, видно, жизнь подходит к концу. Когда я был молодым, не был еще женат на тебе, по просьбе отца расставил на том берегу моря силки на зайцев. Когда я умру, пошли сына Гуна проверить их

Спустя некоторое время старик Таряша умер. Его жена Гугэр с сыном Гуном собрали всех своих родных и близких и похоронили старика Таряшу [70].

2 Мать с сыном жили запасами, заготовленными стариком Таряшей.

Когда сын Гун Сэжэ подрос, мать смастерила из ветви кустарника лук, а из прутьев стрелы. Стал сын добывать зверей, тем и кормились.

Тем временем Гун Сэжэ возмужал. У него было румяное лицо, зубы с лопату - не мужчина, а сокровище, не мальчик, а муж. Не пропуская на север птиц, прилетевших с юга, а с севера прилетевших птиц, не пропуская на юг, сбивал их [метким] выстрелом. А мать все ругала сына.

3 Однажды за утренним чаем мать говорит сыну:

- Отец твой перед смертью сказал: "Давным-давно по просьбе отца своего на том берегу моря я расставил силки на зайцев. Должен был проверить их, но не успел до конца своей жизни. Передай [это] моему сыну, когда он станет настоящим мужчиной". Теперь, сын мой, стал ты мужчиной, руки твои могут завязывать тороки, а ноги можешь вдевать в стремена [71]. Что отец твой с молодости до конца своей жизни не выполнил, тебе придется [сделать] - съездить и проверить.

Так сказала [она].

- Так и быть, - сказал Гун Сэжэ. После этого позвал одного красивого юношу из своего улуса и стали собираться. "В дальний путь сын мой собрался, длинные реки впереди", - решила мать и каждому из них отдала по бурдюку самого крепкого архи. На каждого коня навьючила еды.

4 Те парни все едут, едут и едут, все скачут, скачут и скачут. Вдруг догоняют их два человека. Один из них на гладком белом коне, в седле из блестящего серебра, в дэгэле из черного шелка, подпоясанном шелковым черным кушаком, в блестящих кожаных сапогах, с черными глазами и в очках. А у другого - конь ярко-рыжий, седло с красной отделкой, дэгэл из белого шелка, кушак из светлого шелка, лицо светлое, чуть смугловатое. При знакомстве, когда стали спрашивать кого как зовут, тот парень сказал:

- Я сын богатого торговца Гэлдэра, зовут меня Гэнэн Эрхэ.

Другой говорит:

- Я тот, кто стал другом в пути, кто стал советчиком в дороге, сын богача Шудая по имени Шумар.

5 - Далеко отправились, Гэнэн Эрхэ, сын богатого торговца Гэлдэра? - спрашивает Гун Сэжэ.

- Еду к Далай Баян-хану, который живет по ту сторону моря, договориться о свадьбе с его дочерью Дангир Шара-красавицей, живущей за семьюдесятью занавесями. А вы куда едете? - спросил Гэнэн Эрхэ.

- На ту сторону моря. Отец в молодости там расставил силки на зайцев, хочу их проверить, - ответил Гун Сэжэ.

- Какие же вы глупые, недогадливые! Едут проверять давным-давно расставленные силки на зайцев. Неужто за столько лет они не сгнили и не превратились в прах? - сказал Гэнэн Эрхэ.

6 - Мой семидесятитрехлетний отец перед смертью дал такой наказ, едем его выполнять. Позади нас дальняя дорога и длинные реки, мы устали, проголодались, давайте нацедим по чашке крови наших коней и выпьем [72], - предложил Гун Сэжэ.

- Какую глупость ты говоришь! - сказал Гэнэн Эрхэ.

Тем временем они добрались до берега моря. Гун Сэжэ - сын старика Таряши - предложил:

- Давайте море перейдем, пустив по одной стреле вверх, по одной вниз.

7 - Какую ты чепуху несешь [73] - по одной стреле пустить вверх, по одной - вниз, - сказал Гэнэн Эрхэ, ударил коня кнутом и заскочил в море. Утопил все навьюченное, от удара морской волны он совсем было скрылся под водой, но его спас верный конь.

Сын старика Таряши Гун Сэжэ сказал:

- На земле нужен знающий местность, а на море - знающий воду.

Сказал он так, сам поехал вверх по берегу, а друга послал вниз по берегу, и, найдя брод, они спокойно переплыли море.

Поехали дальше и увидели многоэтажный белый дворец Далай Баян-хана. Сын старика Таряши Гун Сэжэ сказал:

8 - У этого хана левый глаз меньше, а правый - больше.

Тогда сын богатого торговца Гэлдэра разозлился на него:

- Еще не увидев человека, не зная, какой он из себя, не мели всякой чепухи только потому, что у тебя под носом болтливый рот!

Тем временем они подъехали к дворцу Далай Баян-хана. Далай Баян-хан пригласил сына богатого торговца Гэлдэра в высокий светлый дворец, а Гун Сэжэ вместе с двумя другими спутниками отправили на скотный двор.

Гэнэн Эрхэ сидел и блаженствовал: сидел он за белым серебряным столом и попивал чай, сидел за золотым столом и жажду свою утолял.

9 - Куда путь держите? - спрашивает Далай Баян-хан.

- Сам я еду дорогой жениха, а кушак мой предназначен для свата, - ответил Гэнэн Эрхэ.

- Крепость и мягкость железа узнают при ковке, а хорошее и дурное в чужом человеке узнают во время испытаний, - сказал [хан].

Про Гун Сэжу, сына старика Таряши, совсем забыли. Только красавица Дангир Шара, сидящая за семьюдесятью занавесями, умом поняла, разумом рассудила и решила накормить Гун Сэжу. Налила она в золотую чашу вкусного чаю, положила два сладких хлебца и семь кусочков сахару и сказала служанке Шэнэшхэн:

- Эту еду и питье отнеси на скотный двор, тем двум парням.

Подумав немного, добавила:

10 - Передавая эту еду, спроси: полны ли [водой] берега великого черного моря или [наполнены] наполовину? Видны ли на небе следы луны и солнца? На месте ли все семь небесных старцев [74] или только их часть? Ведь вы проехали длинные реки, земные дали, в пути-дороге наверняка приметили?

По дороге служанка Шэгэшхэн отпила чаю из золотой чаши, съела один хлебец и из семи - один кусочек сахару. Передала [остальное] тому парню и сказала:

- Я бегом бежала к вам с едой, немного пролила, что-то, может, и выронила.

11 Гун Сэжэ спросил:

- Кто отправил тебя с этой едой и питьем?

- Красавица Дангир Шара.

Подавая еду-питье, она добавила:

- Велела спросить: полны ли [водой] берега великого черного моря или [наполнены] наполовину? Видны ли на небе следы луны и солнца, на месте ли все семь небесных старцев или только их часть?

12 Гун Сэжэ ответил:

- Скажи, что [вода] великого черного моря упала до середины своих берегов, скажи, что [из двух светил] небесных - луны и солнца - заметна только одна половина луны, скажи, что из небесных семи старцев нет одного.

Служанка Шэгэшхэн прибежала запыхавшись к красавице Дангир Шара и сказала:

- Говорит, что из небесных семи старцев нет одного, велел передать, что [из двух светил] небесных - луны и солнца - луны только половина осталась, а вода великого черного моря упала до середины [своих берегов].

Красавица Дангир Шара крепко отхлестала ее, приговаривая: "Зачем ты съела отправленную мной еду?"

13 Далай Баян-хан лишь назавтра вспомнил [о других гостях] и отправил служанку Шэгэшхэн.

- Иди на скотный двор и позови парня в нагольном тулупе и в сыромятных унтах.

Бегом побежала служанка Шэгэшхэн к скотному двору и, не заходя, крикнула:

- Парень в нагольном тулупе, в сыромятных унтах, выходи! Хан-отец требует к себе.

Сын старика Таряши Гун Сэжэ вышел со скотного двора и направился к хану. Заходит он в многоэтажный светлый дворец, приветствует так, как подобает приветствовать хана, здоровается так, как подобает здороваться с ханшей. Далай Баян-хан сидел и перебирал сандаловые четки.

14 - Откуда будешь и куда направился? По какому делу идешь?

- Я сын старика Таряши с северной стороны моря, зовут меня Гун Сэжэ. Сам я ехал дорогой жениха, и кушак мой предназначен для свата, - ответил Гун Сэжэ.

- Знал я в молодости Таряшу с северной стороны моря. Мы вместе бывали на облавной охоте. Был он на охоте метким, а в питье архи - сдержанным. На охоте, в двадцать пять лет, мы, гордые и молодые, с радостью обменялись своими кушаками. Вот теперь напоминают мне об этом сейчас, когда голова моя поседела, а ноги плохо стали ходить, - злится хан, вздуваются у него желваки. Бросил он в сторону свою золотую чашу, из которой пил густой чай. Сидел он молча некоторое время и потом опять заговорил:

- Говорят, крепость стали узнают при ковке, силу чужого человека узнают при испытаниях.

15 После этого сказал своему первому батору Улану:

- На третий день после рождения красавицы Дангир Шара я заколол трехгодовалого бычка. Вели принести и сварить сушеное мясо того бычка.

Под присмотром батора Улана сварили сушеное мясо трехгодовалого бычка. Когда мясо сварили, разложили его на десяти больших деревянных блюдах. Каждое блюдо еле-еле поднимали два человека. Поставили их [перед гостями]. Далай Баян-хан сказал:

16 - Ну, парни, на третий день после рождения красавицы Дангир Шара я заколол трехгодовалого бычка, и мясо его сушилось двадцать пять лет. Разделите это мясо поровну для моих подданных, чтобы каждому досталось по кусочку с большой палец - ни больше, ни меньше.

Сын богатого торговца Гэлдэра Гэнэн Эрхэ вынимает свой нож из золотых ножен, висевших на черном шелковом кушаке. А сын старика Таряши Гун Сэжэ вытаскивает свой нож с деревянным черенком из голенища сыромятных унтов. Потом немного поспорили - кому из них начинать первым.

17 Далай Баян-хан ударил в северный барабан, собрал свой народ, ударил в южный барабан, созвал много людей. А два здоровых парня сидят и переглядываются между собой. Сын старика Таряши Гун Сэжэ первым начал разрезать мясо: как проведет [ножом] - так и отрежет [кусок мяса], как надавит - так отсечет.

Сын богатого торговца Гэлдэра - Гэнэн Эрхэ - сказал:

- Ой, какое мягкое мясо! - и принялся разрезать: так пилил - острие ножа заблестело, а даже следа никакого не видно [на мясе]. "Что за странное мясо!" - злится он, вздуваются его желваки.

18 Стал ругать сына старика Таряши - Гун Сэжу, сидящего напротив его за блюдом:

- Ты заколдовал мой нож, вот этим же ножом проткну тебя насквозь.

Тогда первый батор Далай Баян-хана - Улан - сказал:

- Ты разве не слышал слова хана-отца? Крепость и мягкость стали узнают при ковке, хорошее и дурное в чужом человеке узнают при испытаниях. А что ты хотел? Раз ты сам парень плохой, то и нож у тебя тупой. Коль родился таким плохим парнем, то и носи тупой нож, - сказал он, схватил его и вытолкнул во двор.

Сын богатого торговца Гэлдэра - Гэнэн Эрхэ - от стыда и такого позора перед людьми пошел на скотный двор хана, чтобы удавиться своим черным шелковым кушаком.

19 Сын старика Таряши - Гун Сэжэ - разрезал мясо, сушившееся двадцать пять лет, на кусочки с большой палец и раздал всем, кто был там, не пропустив ни одного, не обделив никого - ни малого, ни большого.

Тогда богатый Далай-хан сказал:

- Первое испытание показало, что ты родился настоящим мужчиной, можешь исполнить задуманное, поймать подстреленное. Что покажешь при втором испытании, удалец? - улыбается, посмеивается он.

А потом говорит:

- Завтра с зарей встанешь и пойдешь прямо на запад. В западной пестрой тайге [75] встретишь большого черного медведя [76]. Узнаешь, сколько ему лет, и приведешь его.

20 Сын старика Таряши - Гун Сэжэ - не спит всю ночь, лежит, тревожится и печалится, как узнать, сколько лет таежному медведю и вернуться живым. В это время открывается дверь. Сильно удивляется сын старика Таряши, кто же может так поздно прийти. Когда кто-то подошел к нему [в темноте], он спросил:

- Кто это вошел?

- Я, живущая за семьюдесятью занавесями, дочь богатого Далай Баян-хана - Дангир Шара. В мешке [77] принесла тебе еды на дорогу. Когда подойдешь к месту встречи с могучим медведем, поставь на оба плеча по круглому хлебу, тогда он скажет, сколько ему лет, - сказала дочь Далай Баян-хана - красавица Дангир Шара - и вышла.

21 Сильно удивляется Гун Сэжэ, разные мысли лезут ему в голову, ворочался-ворочался и уснул.

Наутро, с зарей он привел своего худого рыжего коня, накинул на него седло, украшенное драгоценными камнями, и отправился узнать, сколько лет могучему таежному медведю.

Подъехал к его берлоге, достал из кожаного мешка два круглых хлеба, поставил их на оба своих плеча. Потом стал у входа в берлогу и крикнул:

- Могучий медведь, скажи, сколько тебе лет от роду?

Вышел медведь, как увидел [Гун Сэжу], чуть с ума не сошел:

22 - Среди двуногих не видел трехголовых. Ай, бурхан, ай заяан! Девяносто семь лет живу, но такого не видел, - сказал и забежал в свою темную берлогу. А Гун Сэжэ, сын старика Таряши, развернулся, ударил своего коня и прискакал обратно.

Зашел он в высокий светлый дворец Далай Баян-хана и сказал:

- Таежный медведь говорит, что ему девяносто семь лет.

Тогда Далай Баян-хан говорит:

- И во втором испытании исполнил задуманное, поймал подстреленное, показал всему люду-народу, что ты настоящим мужчиной родился. Третье испытание будет такое: многоэтажный мой дворец находится на берегу моря. Построй железный мост, чтобы я мог перейти море

23 Еще больше запечалился, задумался сын старика Таряши - Гун Сэжэ, как же ему построить железный мост через море. Когда настал вечер, лежит, не может уснуть, сильно беспокоится, все думает, как [выполнить задание].

Снова дочь Далай Баян-хана - красавица Дангир Шара - входит. Гун Сэжэ говорит ей:

- Отец твой велит построить железный мост через море. Как мне быть?

Тогда Дангир Шара подала ему черный шелковый платок и говорит:

- Выйдешь с платком [из дому], взмахнешь им три раза и попросишь с поклоном: "Раздвинься, черное море, появись, крепкий железный мост". Тогда протянется крепкий железный мост.

24 Наутро Гун Сэжэ встал с зарей, вышел на берег черного моря, взмахнул три раза черным шелковым платком Черное море раздвинулось, и вырос крепкий железный мост.

Далай Баян-хан вышел из своего многоэтажного дворца и говорит:

- Хотя ты в нагольном тулупе и сыромятных унтах, но [вижу], родился ты настоящим мужчиной. Нет слов, ты достоин стать зятем, а кушак твой предназначен для сватов.

Потом ударили в северный золотой барабан - собрали свой народ, ударили в южный серебряный барабан - созвали много людей. Горы мяса выносили, архи бочками выкатывали - и начали пир-гуляние справлять в честь прибытия милого суженого красавицы Дангир Шара, живущей за семьюдесятью занавесями.

25 И запировал люд-народ. Горами мяса перекидывались, веселились-гуляли они, в озерах архи купаясь, веселились-гуляли они. Девять дней пировали, на десятый кое-как разошлись.

Далай Баян-хан отдал дочери половину своего табуна, скота, половину своего золота и серебра, из подданных отправил с нею всех, кто пожелал Дочь с зятем в пути пускали [свой скот] пастись в долинах, из рек поили, так прибыли они домой.

Когда жена старика Таряши, седая Гугэр, издали заметила, что кто-то приближается, вышла из юрты, покрытой корой, стала вглядываться. Она не узнавала своего сына Гун Сэжу.

26 Дочь Далай Баян-хана - красавица Дангир Шара - три раза взмахнула черным шелковым платком - вырос светлый высокий дворец, в небеса упирающийся. Муж с женой вошли в этот дворец. Красавица Дангир Шара установила серебряный стол и накрыла разными сладостями; установила золотой стол и накрыла крепкими напитками, накрыла свой стол вкусной едой. Собрали гостей с ближних мест и устроили большой пир. Жена старика Таряши, седая Гугэр, не могла нарадоваться: стояла, не замечая, что стоит, сидела, не замечая, что сидит.

11. [ГУРЭ АРАГША]

[Гурэ Арагша] [Гурэ Арагшаа]. Ср. AT 531. Записала Л.П. Борхонова в 1959 г. от П.П. Пинаева. - РО БИОН, инв. № 2868, п. 1, тетр. 1, с 52-73. Публ. под названием "Шааза хан" (Шааза хаан) (6, с 172-181]. Перевод B.Ш. Гунгарова.

1 Давным-давно жил один парень. Рос без отца и матери. Жил он в убогом шалаше. Была у него только одна рыжая собака.

Отец, умирая [78], наказал сыну, чтобы он слушался советов своей собаки. С некоторых пор собака стала лаять, повернувшись в юго-восточную сторону. Тогда парень отправился с собакой на юго-восток. Перевалили они через хребет и оказались в безлюдной местности, где стояла только одна избушка. Зашли, в избушке никого нет, зато на столе - разная еда, [на стене] лук и стрелы, и тут же одежда, как раз впору парню.

Поели, и собака опять побежала вперед. Парень пошел следом и увидел большой дом. Около коновязи стоял высокий красивый конь, а рядом - телега-повозка и седло позолоченное.

2 - Вот и привела я тебя на место твоего жилья, а теперь настала пора умереть мне, - говорит собака парню Гурэ Арагше.

- Не оставляй меня, не умирай. Кто же теперь мне дорогу [в жизни] будет указывать?

- Конь твой укажет. А суженая твоя - младшая дочь Шаза-хана, находится в южной стороне, - сказала собака и испустила дух.

Через некоторое время парень принял облик седовласого старика с длинной бородой и отправился за дочерью Шаза-хана.

Подъехал - и перед ним что-то красиво засветилось. Это было перо белой птицы [79]. По совету коня [парень] взял то перо.

3 Поехал дальше и нашел рог огненной косули. Взял его, отправился дальше и нашел светящийся камень. Так Гурэ Арагша стал обладателем трех драгоценностей.

Дворец Шаза-хана охраняло много баторов, туда никого не пропускали. Подошли к одной двери, постучались - никто не ответил. Постучались во вторую дверь - никто не открывает. Постучались в третью дверь - кое-как открыли. Открылась эта дверь, как и предсказывал конь.

- Я вам на ходу ничего не скажу. Только Шаза-хану скажу, - настойчиво говорил "старик" баторам. Когда о нем доложили хану, тот приказал пропустить его.

4 "Старик" вошел в ханскую крепость и, разговаривая с Шаза-ханом, сказал:

- Я - работник одного богатого человека, потерял его коней, вот и ищу. Не пристали ли они к вашему табуну?

- Спроси об этом у табунщиков.

- Тогда отправьте со мной письмо [к табунщикам]. Можно мне где-нибудь у вас отдохнуть?

Хан впустил его, отдал ему письмо с приказом спросить у табунщиков и поселил "старика" в маленькой избушке.

Как-то ночью "старик" стал рассматривать перо огненной белой птицы. Идущее от него сияние увидели дети хана. Любуются им две дочери хана и спрашивают:

5 - Что это у вас светится, старик? Покажите нам.

- Здесь находится моя прекрасная, судьбой предназначенная невеста. Хочешь стать моей женой? - спрашивает он у младшей дочери хана.

- Станет, станет, - отвечает старшая сестра. - Только покажи.

Этот свет заметил ночью и хан, а утром приказал "старику" явиться.

- Скажи мне, чем светил [ночью]? Отдай его мне!

"Старику" ничего не оставалось, как отдать перо огненной белой птицы.

6 На следующую ночь засветился у "старика" рог огненной косули. Хан опять позвал "старика" и стал угрожать:

- Если не отдашь мне его, брошу тебя в железную темницу!

Пришлось "старику" отдать рог огненной косули.

На третью ночь у "старика" засиял огненный камень. Удивленный хан сам пришел в жилище "старика". Видит: сидит там прекрасный молодой парень. Хан удивлен, поражен, ничего понять не может.

- Я - человек, умеющий превращаться, - говорит парень хану.

Гурэ Арагша пришел во дворец хана, хан с большим почетом принял его, хорошо угостил. Потом спрашивает:

- Парень, что светилось у тебя так красиво? Покажи мне!

7 Он передал хану камень и рассказал про свои дела.

- Я хочу остаться у вас Вашим зятем хочу стать, - сказал [он].

Хан оставил парня у себя отдохнуть. Гурэ Арагша привел своего захудалого серого лончака во двор хана. Один месяц отдыхает. Когда прошел месяц, хан говорит:

- Зять, принеси мне саму огненную птицу.

Гурэ Арагша отправился на поиски огненной птицы. Через два месяца [он заметил], как недалеко от воды взлетели две белые птицы.

8 - Есть способ поймать их. Ты привяжи силки к моему хвосту, - сказал ему конь.

Ночью прилетели те белые птицы. Одна из них попала в силки, привязанные к конскому хвосту. Парень взял ту огненную птицу и доставил хану. Очень обрадовался хан, дал парню отдохнуть месяц. Когда прошел месяц, хан призвал своего зятя и говорит: "Приведи мне саму огненную косулю".

Гурэ Арагша целый месяц искал огненную косулю, но не мог найти. Три месяца гонялся за ней, пока она не выбилась из сил, еле-еле поймал. Целых шесть месяцев проездил он. Привез огненную косулю, чуть живую, вылечил, выходил ее и отдал хану.

9 Хан дал Гурэ Арагше месяц отдохнуть. Когда прошел месяц, хан-отец опять приказывает: "Найди и принеси мне огненный камень".

К концу второго месяца в расщелине одной большой скалы заметил свет огненного камня. "Сними рубаху и заверни в нее [камень]", - советует конь. Он проник в ту расщелину, еле отыскал огненный камень, вытащил его и доставил хану.

Месяц отдыхает. К концу месяца Гурэ Арагша запечалился, думает, что на этот раз прикажет хан? Как только истек месяц, хан позвал зятя и говорит:

10 - Съезди к Далай Лусан-хану [80], пригони чалого жеребца и пусти его в мой табун.

"Как же мне выполнить этот приказ?" - думает парень. А конь [говорит]:

- Поймаем мы того жеребца. Возьми с собой железную узду, железные путы. С меня снимешь седло и другое [снаряжение], потом отпустишь на берегу моря, а я поймаю.

Прибежал чалый жеребец Далай Лусан-хана и схватился, лягаются, бьются они. [Конь Гурэ Арагши] вцепился зубами в ноги [жеребца], свалил его, придавил, укусил ему шею, изранил. Парень стреножил жеребца железными путами, надел железную узду и привел [к хану]. Следом за жеребцом к Шаза-хану пришли девяносто лошадей Далай Лусан-хана.

11 Хан приготовил конюшню для чалого жеребца. Вылечили раны жеребца и пустили в табун. Месяц отдохнул Гурэ Арагша. У хана не было жены.

- Привези мне дочь Далай Лусан-хана, я хочу жениться на ней, - сказал хан и опять отправил [его].

Выполнить это задание Гурэ Арагше и на этот раз помог конь.

- Подъезжая к морю, отпусти меня со свободным поводком, - сказал [конь].

12 Прибежал [конь] к дворцу Далай Лусан-хана и пустился иноходью. Народ, сановники любуются иноходью коня и хотят его поймать. Конь даже не приближается к мужчинам, прохаживается иноходью только возле девушек. Дочь Далай Лусан-хана поймала коня, села на него и пустила иноходью по двору. Девушке очень понравилось, она решила и дальше проехаться на коне. Поехала девушка иноходью, а конь вдруг взвился. Словно вихрь полетел конь с девушкой. Примчался конь к парню, а девушка сердито говорит ему: "Ты меня перехитрил и привез сюда. Раз я попала в твои руки, вынуждена буду идти за тобой".

13 Гурэ Арагша привез Шаза-хану дочь Далай Лусан-хана. Шаза-хан женился на ней. Зять даже не успел как следует отдохнуть, а тут опять приказ, теперь от ханши. "Пока не привезете из родных моих мест морской пены, мы не сможем жить вместе с Шаза-ханом", - сказала дочь Далай Лусан-хана.

Гурэ Арагша собрался ехать к морю. Конь сказал:

- Возьми с собой ведро.

Подходит конь к морю и говорит:

- Никогда не видел такую грязную воду.

Море разгневалось на это, заходило крутыми волнами, и пена морская попала в ведро. Взяли они пену морскую и отправились домой. А в это время жена Гурэ Арагши сильно обиделась на отца за то, что он дает и дает задания [ее мужу], обратилась в белую птицу и улетела на небо.

14 Когда она улетела, хан и его близкие испугались Гурэ Арагши. "Что будем делать? Что будем делать?' - говорят [они] между собой. Тогда старшая дочь хана сказала: "Я поеду вместо своей сестры к нему домой".

Когда Гурэ Арагша приехал, старшая дочь хана была вместо его прежней жены. Парень то узнает, то не узнает ее. Прожил он с этой девушкой год. Однажды она говорит:

- Сегодня именины моего отца, там будет большое гулянье, поедем.

- Не поеду, - сказал парень и отправился в степь. Жена одна поехала к отцу.

15 Парень пришел домой, а там висит красивый новый дэгэл, только пуговицы не пришиты. В это время раздался во дворе шум, треск, его пьяная жена кричит:

- Помоги сойти с коня. Вошла, увидела новый дэгэл.

- Я сшила сегодня этот дэгэл, - сказала она и пришила пуговицы, но дэгэл этот не подошел парню.

В следующем году наступили именины его жены. Жена опять отправилась к отцу одна и запировала там.

16 Пришел Гурэ Арагша с охоты, а дома висит красиво сшитый дэгэл, только пуговицы не пришиты. Когда парень разглядывал дэгэл, приехала его жена.

- Помоги сойти с коня, с повозки! - послышался ее пьяный голос. Гурэ Арагша вышел и помог жене сойти [с коня], завел в юрту. Спрашивает у жены:

- Кто сшил дэгэл?

- Я сшила, - сказала она хвастливо и пришила пуговицы, но дэгэл опять не подошел парню.

17 На третий год наступили именины парня. Жена его опять одна поехала праздновать. Парень был на охоте, но рано вернулся домой. Заходит в юрту, а там его прежняя жена сидит и шьет дэгэл. Долго они разговаривали, поняли, что произошло. В это время во дворе с шумом, грохотом остановилась повозка. Приехала жена.

- Помоги сойти [с коня] и войти в юрту! - кричит она. Не вышел ее встречать Гурэ Арагша. Жена сама зашла в юрту. Как увидела сестру, заревела она, заплакала. Разругались сестры. Пешком отправилась старшая сестра домой. Шаза-хан не знает, что ему делать, и просит своего зятя приехать. Но зять не поехал.

18 Жена Шаза-хана вскипятила молоко от девяноста девяти кобылиц и говорит ему: "Окунись в него. Если окунешься и выплывешь, тогда ты мой законный супруг и буду с тобой навечно, а не окунешься и не выплывешь - не буду жить с тобой".

Шаза-хан опять вынужден был просить своего зятя. Рассказал ему обо всем и просит помочь. "Ты вместо меня должен окунуться в кипящее молоко девяноста девяти кобылиц", - приказывает хан.

Конь Гурэ Арагши и на этот раз помог ему выполнить это трудное задание.

- Как только ты окунешься в молоко девяноста девяти кобылиц, я подойду к котлу и изо всех сил фыркну. Только ты подведи меня поближе к котлу, - сказал [конь].

19 Надоили молока от девяноста девяти кобылий, и наступил день, когда Гурэ Арагша должен был нырнуть в него. По совету коня, он подвел его поближе к котлу. Как только парень прыгнул в котел, конь сильно зафыркал - все молоко превратилось в туман и улетучилось. Так Гурэ Арагша из кипящего молока вышел живым

Хан увидел, что Гурэ Арагша вышел живым, решил попробовать сам. Прыгнул хан в кипящее молоко, ошпарился и погиб. Тогда Гурэ Арагша стал вместо него ханом. Взял в жены дочь Далай Лусан-хана, и вместе с первой женой втроем стали жить да поживать.

12. ТУГАЛ МАСАН

Тугал Масан (Тугал Масан). Ср. AT (325) + (401 А)+ 301 В. Записал В.Ш. Гунгаров в 1981 г. от Д.Ж. Жамбаловой, 75 дет, в с. Будалан Агинского р-на Читинской обл. - РО БИОН, инв. № 3497, п. 1, с. 12-20. Перевод В.Ш. Гунгарова.

Вар: Парень с телячьей мордой (Т о г о л хошуута).-РО БИОН, инв № 107, с 33-38. Молодец с телячьей мордой и стоячим хвостом [20, с 45-46], Беломордый бычок [10, с 23-27], Человек с телячьей головой [17, с 67-72].

Мотивы, связанные с длиннобородым стариком (иногда его функции выполняет маленькая злая волшебница), съедающим пищу, приготовленную героем, присутствуют в бурятских волшебных сказках на различные сюжеты. См: "О сильном богатыре Убугуне" [И, с 59-60], "Ангахай Мэргэн" [24, с 167-174] и др.

В эпизоде публикуемого текста, когда герой заставляет женщину-оборотня принести воды в ведре с продырявленным дном, прослеживаются параллели со сказками "Злая птица" [24, с 204-207]; "Женщина с клювом" [5, с 146-148].

1 Жили два парня-брата. Они были сиротами и жили бедно.

- Ну, как [жить], чем кормиться будем? - спрашивает старший брат у младшего.

- Здесь недалеко живут семь парней-чародеев. Они обучают волшебству, я пойду к ним и за три вечера научусь волшебству, и мы будем этим зарабатывать на жизнь, - говорит старший младшему.

- Ладно, пусть будет так.

2 Договорились, и старший брат три вечера ходил [к чародеям]. За три вечера ничему не научился. Младший брат все эти три вечера украдкой ходил туда и научился [волшебству]. Научился, приходит и говорит старшему брату:

- Ну, я теперь научился волшебству. Сейчас я превращусь в жирного-жирного коня, а ты, брат мой, поведешь меня к этим семерым чародеям и продашь. Проси полный подол золота, только не забудь взять с собой уздечку.

Старший брат повел очень жирного коня за повод к семерым чародеям.

- Я продаю этого коня. Возьмете?

- Сколько стоит?

- Дайте мне золота полный подол.

Получив подол золота, он забыл снять узду.

3 Семь чародеев стали точить ножи, чтобы зарезать коня. Одни говорят:

- Давайте напоим коня, чтобы кровь была вкуснее

- Забьем, забьем, на черта еще поить, - говорят другие. Решили коня напоить. И стали поить. Когда поили, в воде плавала рыбка, тот парень [из коня] превратился в рыбку и уплыл. Семь чародеев превратились в щук и погнались за ним. Когда щуки уже стали настигать рыбку и вот-вот проглотят, та посмотрела наверх, увидела летящую птицу и, сама превратившись в птицу, полетела. Тогда [чародеи] превратились в семь ястребов и полетели вдогонку.

4 Когда [те] гнались [за ней], на одной горе сидел лама-созерцатель, и та птичка-жаворонок упала на колени ламы Когда упала [она], этот лама поместил ее в четки, которые перебирал Сидит их перебирает, подходят семеро парней.

- Отдай нам эти четки, - говорят они.

Стали просить, он разорвал зубами [шнурок] с четками и рассыпал их. Те [семеро] превратились в семь куриц и стали клевать четки. Парень упросил ламу отпустить его. Когда тот отпустил, парень схватил палку и стал бить куриц, семь куриц превратились в семь человек и попадали замертво.

5 Тогда лама говорит:

- Ай, спасая одну твою жизнь, я убил семь человек. Как мы с тобой искупим эти свои грехи? Вот как можно искупить. На вершине высокого сандалового дерева находится бурхан, обладающий волшебной силой, ты принеси его сюда. Но при этом не говори ничего; если скажешь хоть одно слово, то не сумеешь его принести Ты должен взять туда с собой топор, заплечный мешок и веревку. Когда дойдешь до места, скажи: "Лезь быстрее в этот мешок!" Затем обойди три раза сандаловое дерево и повтори: "Если не залезешь в мешок, я срублю дерево", - я замахнись топором. Тогда [бурхан] залезет [в мешок]. Закинешь [мешок] на спину и, ни слова не говоря, принесешь.

6 Прибыл [парень] на место, увидел того бурхана и стал угрожать: "Лезь быстрее [в мешок], а то разрублю [дерево] топором!"

[Бурхан] залез в мешок. Взял его [парень] и пошел.

- Друг, парень, поговорим о чем-нибудь, путь-то далек у нас, - сказал [бурхан].

На это парень ничего не ответил.

- Если ты согласен, чтобы я рассказывал, кивни головой назад, а если сам хочешь говорить, то кивни вперед, - говорит [бурхан].

7 Парень кивнул головой назад, чтобы [бурхан] рассказывал.

И стал бурхан рассказывать:

- В давние, давние времена жил на свете одинокий бедный старик. Он имел одну единственную корову. Сторожил он свою единственную корову, и когда она отелилась, появился на свет человек с телячьей головой. [Старик] взял в руки лук со стрелой и хотел выстрелить [в теленка].

- Если я вам не люб, то отпустите меня. Я родился на свет, чтобы помогать всем живущим на этой земле, - сказал [теленок].

8 Тогда [старик] отпустил его. Пошел тот своей дорогой и дошел до одного места, где увидел сидящего человека

- Кто ты такой?

- Я - Белый Тарба. А ты кто такой?

- Я - Тугал Масан.

- Давай станем друзьями?

- Давай, подружимся, - решили они и вместе пошли дальше.

9 Добрались они до одной долины, там увидели черного человека.

- Ты кто такой?

- Я - Черный Тарба. А ты кто такой?

- Я - Тугал Масан. Давай станем друзьями

- Подружимся, - решили они и вместе отправились дальше

10 Когда они так шли втроем, увидели сидящего синего человека.

- Ты кто такой?

- Я - Синий Тарба из худона.

Подружились три Тарбы и Тугал Масан, решили добывать себе пищу охотой. Отправились они в тайгу и увидели там один деревянный дом. Заходят в тот дом, там, похоже, кто-то живет.

- Устроимся здесь и будем жить, - решили они и стали там жить четыре силача, никому их не одолеть.

Они так жить стали. Три дня поочередно готовили еду три Тарбы, а остальные охотились.

11 Приходила одна женщина, отбирала еду, все съедала и уходила. Три Тарбы оставались ни с чем, но не говорили о том, что приходит такая женщина и отбирает еду.

Потом остался Тугал Масан. Когда остальные ушли охотиться на косуль, он принялся готовить еду. Вдруг заходит одна женщина и говорит:

- Парень, дай мне поесть.

- Ладно, ладно. Только ты возьми это ведро и сходи за водой (а сам продырявил дно ведра). - Потом приготовим вместе еду и поедим, - говорит он.

12 Она скинула на улице мешок со спины и пошла, превратившись в чудовищную железную бабу. Пошла за водой, а в ведре-то, которое протекает, как может удержаться вода?

- Он смеется надо мной! - воскликнула эта баба и вернулась злая-презлая.

- Мы с тобой будем биться, драться, - говорит [она].

- Ладно, согласен, - [сказал Тугал Масан].

Проверил [он] ее мешок - там оказались железная веревка, железные клещи и железный молоток. Он вытащил все оттуда и заменил их деревянными. Схватились они, стали биться, и наконец [Тугал Масан] побил ту женщину, пустил ее кровь и прогнал.

13 Пришли три Тарбы.

- Что вы за люди! Такой женщине отдавали всю свою еду. Следуйте быстро за мной! - сказал он и повел их к яме

Подошли к большой яме, куда спустилась та баба. Никто не решается спуститься в яму. Спустился сам Тугал Масан.

- Вы крепко держите веревку. Если она мертва, я дерну за веревку, если она жива, то буду с ней драться, - сказал Тугал Масан, взял с собой лук со стрелами и спустился вниз. Заходит в дом [этой бабы], - она лежит мертвая на кровати. А в доме чего только нет: золота, серебра, всего полно. Он все это передает, передает трем Тарбам.

14 - Все, кончилось, теперь поднимайте меня! - сказал он, а те отпустили веревку. Так остался Тугал Масан на дне ямы. Тогда он произнес заклинание: "Я родился на свет помогать людям. Если это так, то пусть до верхнего отверстия этой ямы вырастет сандаловое дерево с двенадцатью ветвями". [Потом заснул на двенадцать лет].

Через двенадцать лет он проснулся, увидел разросшееся сандаловое дерево. По нему взобрался наверх, а там - три войлочные белые юрты стоят, скота полным-полно. Первый пастух, с которым встретился он, назвался пастухом Белого Тарбы, [следующие] - пастухами Синего Тарбы, Черного Тарбы. Заходит в юрты - там [женщины] назвались женами Белого Тарбы, Синего Тарбы и Черного Тарбы

15 - Куда ушли [три] Тарбы? - спрашивает [Тугал Масан].

- Все ушли на охоту. Им надоело конское мясо, мяса диких зверей захотелось, - отвечают они.

[Тугал Масан] натянул свой лук и пошел им навстречу.

- Что вы за люди, что за друзья такие? Нет у вас совести! Оставили меня на дне ямы, а сами обзавелись семьями, разбогатели, я всех вас застрелю из лука!

- Остановись, пожалей нас. Возьми все, вместе с нашими женами, только оставь нас в живых.

- Ничего мне не надо, я пойду дальше, а вы оставайтесь и пользуйтесь тем, что у вас есть, - сказал им и пошел дальше.

16 - Что же он не взял их жен? - проговорился тогда парень. И бурхан тот, которого он нес, сразу же исчез.

Итак, во второй раз [парень] пошел за бурханом и во второй раз понес его.

- Продолжим ту сказку? - говорит [бурхан].

- Если хочешь, расскажи сам, - [показывает] парень, а сам думает, что на этот раз ни слова не скажет.

А тот рассказывает:

17 - Шел, шел Тугал Масан и встретил одну красивую девушку. Куда ни ступит она - там вырастает лотос. Шел, шел за ней, догнал ту красавицу и хотел схватить ее, но не смог, она поднялась на небо. Он тоже поднялся за ней. Оказалась она средней дочерью небесного хана.

- Ты и есть Тугал Масан? - спрашивает его небесный хан.

- Да.

- Я тринадцать лет веду войну с Хара Лусан-ханом Ты мне помоги, для этого я отправил к тебе среднюю дочь. Она и привела тебя ко мне. Завтра ты увидишь девять белых быков - это мое войско, а девять черных быков - это войско Хара Лусан-хана. До обеда будут побеждать девять белых быков, а после обеда начнут побеждать девять черных быков. Самый первый бык - это будет сам Хара Лусан-хан, в него ты и выстрели из лука, - сказал он.

18 Тугал Масан после обеда выстрелил в того черного быка, тогда с ревом побежали назад все девять черных быков.

После этого Тугал Масан спустился вниз и зашел к Хара Лусан-хану. А там все печалились да горевали, что умирает Хара Лусан-хан.

- Что за человек к нам пожаловал? Раздетый, нагой.

- Я - знахарь, кудесник. Что случилось с вашим ханом?

- Заболел.

- Да, трудное дела Ладно, зайдем, посмотрим. Узнаем, что за хворь привязалась.

Зашел в дом и увидел свою стрелу, которая попала хану прямо в лоб. Он подошел и потянул стрелу на себя. Тогда Хара Лусан-хан говорит:

19 - О-о, как хорошо мне становится. Вылечил он меня, теперь не умру.

Устроили пир, гулянье, в это время [Тугал Масан] подошел к Хара Лусан-хану, еще глубже всадил ту стрелу и взлетел наверх. Когда он поднялся [на небо], его позвал небесный хан и сказал:

- Ну, теперь женись на моей дочери и стань хозяином моего царства. Будешь небесным ханом

- Нет, нет. Я не смогу быть ханом, да и жена мне не нужна, я еще дальше пойду, - говорит Тугал Масан.

20 Тогда парень опять воскликнул:

- Хоть бы он женился на дочери хана!

И тут же бурхан опять исчез.

В третий раз пошел за ним. Когда пошел в третий раз, он ни слова не произнес. Когда тот бурхан просил поговорить, не стал разговаривать с ним и донес его. Когда он входил к ламе-созерцателю, сказал:

- Наконец-то я принес бурхана.

Как только он сказал это, бурхан сразу исчез.

- Ладно, ты трижды прошел испытания, мужчина должен трижды преодолеть препятствия. Все три попытки оказались безрезультатными. Все же мы искупили свой грех, - сказал ему [лама].

13. СЕМЕРО МОЛОДЫХ ОХОТНИКОВ

Семеро молодых охотников (Долоон ангууша хубууд). Ср. AT 738 +485 В. Записал M.П. Хомонов в 1966 г. от А.А. Тороева, 73 лет, в с. Шунта Боханского р-на Иркутской обл. - РО БИОН, инв. № 3157, с 189-195. Публ. [6, с 165-171]. Перевод Е.В. Баранниковой.

Вар.: Семьдесят языков (Далан хэлэн). - РО БИОН инв. № 007, с 43-60; Человек, знающий язык животных (Амитадай хэлэ мэдэдэг хун). - РО БИОН, инв. № 2932, п. 1, с. 139-141

Сходные мотивы (животные обладают даром речи, человек в исключительных случаях может овладеть языком животных) присутствуют в сказках: "Человек, знающий семьдесят языков" (Далан хэлэ мэдэдэг хун) (записала С.С. Бардаханова в 1971 г. от M.C. Сонголова, 74 лет, в с Бохан Иркутской обл.), "Знаток семидесяти языков" (Далан хэльтэй хун) (записала С.С. Бардаханова в 1971 г. от С.Е. Ероновой, 76 лет, в с Ныгей Баяндаевского р-на Иркутской обл. - РО БИОН, инв. № 3494, с 23-25), "Лисица" [6, с 328-337].

1 Собрались семь парней-охотников и вместе отправились охотиться в тайгу. Пришли на место, вырыли себе землянку, сделали балаганы и все, что нужно, приготовили. Вот охотятся целый месяц, питаются дичью, заготавливают звериные шкуры.

Проснулись они однажды утром и видят: лежит большущий змей, опоясав их балаган и соединив свой хвост с головой. Надо бы выстрелить, но все они перепугались. Стали выбираться по одному. Шестеро из них вышли, а седьмой остался, он был меткий и ловкий. Как только выбрались те шестеро, охотиться не стали, отправились по домам. Пришли домой и рассказывают о седьмом парне:

- Нам удалось выйти, а седьмой из нас не вышел, верно, змей съел его.

2 Змей развернулся и стал подавать парню знаки головой. Тогда парень подошел к нему. Змей выронил изо рта беленький шарик и показывает [парню], чтобы тот съел этот шарик. Взял его парень-охотник и проглотил. Как съел тот [шарик], стал понимать змеиный язык. Змей говорит:

- Я слышал, что ты очень ловкий и меткий охотник. Вот я и решил разыскать тебя. Я веду трудную войну, помоги мне в этом. Я воюю с огромным желтым змеем с западной скалы. Он пожирает всех наших [детей], которые появляются на свет. Помоги мне! Садись мне на спину, я тебя отвезу.

3 Сел парень-охотник на спину змею, тот расправил свои крылья и полетел над горами. Прилетел, сел у подножия большой западной скалы и говорит:

- Ты спрячься у подножия этой большой скалы, я поднимусь наверх и буду свистеть. Когда свистну, тот змей сойдет с вершины горы по расщелине скалы. Потом мы с ним начнем там биться. Схватившись, скатимся клубком с горы. Когда сверкнет что-то похожее на глаз, прицелься и выстрели. Если ты точно попадешь, тогда мы победим. Там его душа, жизненная сила.

4 Тот парень-охотник спрятался у скалы, а змей пополз на гору. Когда приблизился к вершине горы, свистнул. Так засвистел, что деревья качнулись, искры с них полетели. Только просвистел - с вершины горы между огромными черными камнями, извиваясь-изгибаясь, появился змей еще больше первого, размером с быка. Ударяет своим хвостом - ломает березы, раскачивает сосны. Сцепились они друг с другом, свились так, что березы на землю, ломаясь, попадали с шумом, щебень и камни посыпались с грохотом. Все так загрохотало, что лесные звери лес покидают, таежные звери из тайги убегают. Стали рушиться горы. Когда они приблизились [к охотнику], [наш] змей приподнял крылья [тому желтому] змею. Как только он их приподнял, блеснуло что-то вроде звезды. Увидев блеск, стоявший наготове охотник выстрелил. Выстрелил, ничего не может разобрать - одна желтая пыль и сплошной туман [кругом]. Когда опомнился; увидел, что лежит под животом змея, который привез его сюда.

5 - Зачем ты придавил меня? - спрашивает парень.

- Этот змей выпустил яд, вот я и прикрыл тебя, чтобы спасти.

Посмотрели на того змея, а он мертвый лежит, как рухнувшая скала. От его яда лесные деревья с корневищами сгнили, все деревья на земле с корнями засохли.

- Непобедимого врага моего ты победил, славу дархана завоевал. Пойдем к нам, немного погостишь, - говорит [змей].

6 Пришли они к подножию большой скалы. Когда отодвинули камень величиной с дверь, оказались в большущей яме без конца и края. Пошли дальше, а там - очень красивое жилище. Вошли туда, змей вышел через одну дверь и вошел в другую, обернувшись молодым парнем [81]. Отдохнул там охотник с месяц, подкрепился.

- Что тебе нужно? Проси, что тебе нужно, - говорит [хозяин] и дает [парню-охотнику] золото величиной с голову и камень величиной с ладошку.

- Камень величиной с ладошку будет и днем и ночью озарять твой дом, а золото величиной с голову будет все житье-бытье твое озарять.

После этого змей тот посадил его на спину и отвез темной ночью домой. Когда прибыли к дому [охотника], змей говорит.

7 - Ты не должен рассказывать о том, что ездил верхом на змеином хане и победил чудовищного желтого змея. Если расскажешь, где услышу, там и проглочу тебя.

Змей возвратился обратно, а [парень] постучался и вошел. Когда он постучал, жена, расслышав его голос, удивилась. Как это мертвый живым возвратился? А он не умирал, живой ходит. На другой день приходят те шестеро охотников.

- Как удалось тебе уйти от того змея? - спрашивают [они].

- После того, как вы ушли, змей развернулся и ушел, а я поохотился там и вернулся, - отвечает [парень].

8 - Что ты добыл?

- Нашел светящийся камень с ладонь и вон то червонное золото. Искал я их целых шесть месяцев.

Говорят шестеро охотников:

- Собрали мы весь улус, пришли, осмотрели тот балаган, и [решили] что [змей] съел тебя, ни косточки не оставил, - удивляются они.

Семь дней пили архи, собрался весь улус. Когда опьянел, похвастался [тот парень]:

- Я ездил верхом на змеином хане, победил чудовищного желтого змея, нет человека, который бы подобное совершил.

9 Протрезвел он на следующий день, сидит и переживает: "Что же это я проболтался?"

Назавтра вечером кто-то на дворе свистнул так, что дом зашатался. Парень соскочил с кровати и выбежал на улицу. Вышел - там тот змей.

- Не велел же я тебе рассказывать! Зачем рассказал!

Тогда парень-охотник говорит:

- Ай, нохой! Не я это рассказал, а рассказал всесильный парень [82].

Змей спрашивает:

- Где всесильный парень?

- Нет его здесь. Приходи через семь дней. Тот всесильный парень будет [здесь], попробуй с ним поговорить.

10 Змей ушел, установив семидневный срок. Тот парень-охотник в течение семи дней готовит архи, арза перегоняет в хорзо, а хорзо перегоняет в архи. Так наполнил три бочки. Все это закопал в землю и сверху прикрыл крышкой. Прошло семь дней, и, когда стемнело, появился тот змей. Пришел змей, свистнул - парень-охотник вышел.

- Пришел твой всесильный парень? - спрашивает змей

- Да, пришел.

- Где он?

- Здесь, идем

11 Привел [парень змея], открыл крышку закопанной в землю бочки. Глянул змей в бочку с архи и увидел там самого себя. "Этот всесильный парень точь-в-точь похож на меня, погоди, разом проглочу я его", - сказал и выпил бочку архи.

Открывает [парень] вторую бочку.

- И этого парня разом проглочу, - сказал змей и стал пить.

Пил, пил, когда все выпил, потерял сознание и повалился. Когда он упал, парень-охотник принес ременную веревку и связал змея так, чтобы тот совсем не смог встать. Потом взял он березовую колотушку и побил его по самым больным местам. Поспал немного змей, а когда проснулся, сказал:

- Ай, нохой! Зачем ты так связал меня?

- Ты съел этого всесильного парня, потому сошел с ума, чуть не убил всех людей улуса.

12 Потом развязал он ременные веревки. Змей не может ходить, все падает.

- Что с тобой? - спрашивает парень-охотник.

- Тело мое и там и сям болит, все как есть ноет. Этот твой парень, всесильный, он может заставить говорить запретное, узнать то, чего не знаешь, здорового может сделать хворым, а бессильного - могучим, - говорит змей.

- Хочешь еще съесть всесильного парня? - спрашивает парень-охотник.

- Нет, мочи нет, голова сильно болит, - говорит змей - Ну отныне ты всем говори: "Ездил верхом на змеином хане, победил чудовищного желтого змея".

13 С тех пор парень стал рассказывать об этом и понимать все, о чем говорили звери и птицы. Вот как парень оседлал змеиного хана и победил чудовищного желтого змея. До сих пор об этом рассказывают.

14. СЕМЬ СТАРЦЕВ

Семь старцев (Долоон убгэд). Ср. AT 513 А. Записал В.И Рассадин в 1977 от Д.Ж. Сонопова, 64 лет, в с. Сорог Окинского р-на Бурятской АССР. - РО БИОН, инв. № 3494, с 23-25. Перевод В.И. Рассадина.

Вар: Семь старцев (Долоон убгэд) - РО БИОН, инв. № 2868, п. 1. тетр. 2, с 1-2; Семеро искусных парней (Долоон эрдэмтэй хубууд) - РО БИОН, инв. № 590, тетр. 4, с 2-15; Найдан - сын ламы (Ламьн хубуун Найдан) - РО БИОН инв. № 2877, с 37-39; Семь старцев (Долоон убгэд) - РО БИОН, инв. № 1507, с 105-115.

Конец публикуемой сказки содержит элементы космогонического мифа о происхождении созвездия Большой Медведицы, которое у бурят называется Долоон Убгэд, т.е. Семь Старцев.

1 В давние времена мудрый ноён отправился в Западный джо [83] на поклонение Когда он шел и шел, на пути его оказался человек, который лежа слушал землю. Мудрый ноён Сэбжэнэй подошел к нему и [спрашивает]:

- Э-э, друг, что ты делаешь лежа?

- Все зовут меня "Чуткий", я вот лежу и испытываю свой слух, слушаю людей Нижнего мира.

- Ну и что там? - спросил Сэбжэнэй.

- Там большой пир: свадьбу справляют.

- Будь мне другом, пойдем вместе в Западный джо на поклонение.

2 Пошли они вдвоем дальше. [И вот видят]: один человек выдергивает [с основанием] две горы и переставляет их местами.

Подошли к нему:

- Э-э, друг, ты что делаешь?

- Все зовут меня "Силач", и вот я испытываю свою силу. И вправду я сильный. Могу выдернуть и поднять две горы.

- Ну, друг, пойдем с нами, - сказал ему Сэбжэнэй, - совершим вместе поклонение в Западном джо.

3 Пошли они дальше вместе. [Видят], один человек меняет перья у вороны и сороки. Сэбжэнэй спросил:

- Это ты что делаешь?

- Все меня зовут "Менялой", и вот я себя испытываю. И вправду могут менять. У этих двух поменял вот перья, а они и не почувствовали.

- Ну, друг, пойдем с нами, совершим вместе поклонение в Западном джо.

4 Пошли они дальше. [Видят], один человек идет, привязав к своим ногам огромные камни. Сэбжэнэй подошел к нему и спросил:

- Э-э, друг, ты что делаешь?

- Все зовут меня "Быстрый, Быстрый". Если бы не было камней на моих ногах, я бы улетел. Потому и хожу, привязав к ногам эти камни.

Сэбжэнэй говорит [ему]:

- Э-э, друг, пойдем с нами, совершим поклонение в Тибете.

5 Пошли они дальше И вот встречается им на пути один человек, который заглатывает море воды и выливает обратно. Сэбжэнэй подошел к нему:

- Э-э, друг, ты что делаешь?

- Все зовут меня "Глотатель", и вот я проверяю, как могу глотать. И вправду, море полностью заглатываю.

Сэбжэнэй говорит:

- Ну, друг, пойдем вместе с нами в Тибет, совершим поклонение.

6 Идут они дальше. [Видят]: на дороге один человек стреляет из лука. Сэбжэнэй подошел к нему и спросил:

- Э-э, ты что делаешь, друг?

- Все зовут меня "Меткий стрелок", и вот я себя испытываю, могу ли сбить перо ворона, летящего над той горой.

7 И вот пошли они дальше всемером. Идут-идут и вот входят они в город одного хана. А там у хана был свадебный пир. Сэбжэнэй пошел к хану и спросил:

- Мы идем в Тибет на поклонение. Но все же, хан-отец, можно побыть у вас на пиру?

- Можно, - ответил хан.

8 Тут начались состязания в беге самых быстрых ханских парней. [Из этих семерых] пошел состязаться Быстрый. Самые быстрые ханские бегуны еще половины пути не пробежали, а Быстрый уже достиг отметки и занял первое место. Стали состязаться борцы. [Сэбжэнэй с друзьями] отправил туда Силача. Силач всех в борьбе одолел и занял первое место. Настал черед конских скачек. Быстрый пошел туда, чтобы принять участие в этих состязаниях. Но наездники ему говорят:

- Нет, мы будем состязаться в скачке на конях. Вы пешком не угонитесь.

- Да нет, я хоть и пеший, но не могу стоять в стороне и смотреть. На ханском свадебном пиру хоть и позади коней, но побегу.

Тогда наездники говорят.

- Поступай, как знаешь.

Кони помчались, и пеший парень побежал вместе с ними. Кони не прошли еще и половины пути, а пеший парень, опередив их, уже прибежал и занял первое места

9 Стали состязаться в стрельбе ханские мэргэны. Парень [по прозванию] Меткий тоже принял участие в этих состязаниях. Опередив всех, он занял первое место. И так они одержали победы во всех состязаниях на [этом] празднике. Хан очень рассердился на этих семерых парней. Он приказал своим поварам:

- Поставьте для этих семерых отдельный стол и подайте шулэн, подмешав в него яду, чтобы, съев, они сразу умерли.

10 Но парень Чуткий услышал этот разговор и рассказал об услышанном Сэбжэнэю. Сэбжэнэй отправил Менялу. Тот взял и поставил на стол ханских ноёнов те семь тарелок, из которых им предстояло есть, а с ханского стола взял семь тарелок с шулэн и поставил на свой стол. И вот все приступили к еде - семеро парней и ханские ноёны. Семерых парней посадили за отдельный стол. Начали они есть. Досыта наелись. А семь ханских ноёнов выпили шулэн с ядом, отравились и попадали замертво. Очень рассердился хан и всем поварам отрубил головы.

11 Еще больше рассердился хан и говорит мудрому ноёну Сэбжэнэю:

- Силой больших пальцев померяемся или остриями стрел?

- Все равно как, - ответил Сэбжэнэй. - Вы идите вон туда.

Вслед им принялись стрелять ханские мэргэны. Но Меткий стрелок, оборачиваясь, сделал выстрел. Стреляя так, он перебил всех ханских мэргэнов. Мудрый ноён Сэбжэнэй сказал: "Если так, уничтожим всех".

Глотателю велел: проглоти море и приходи. Тот проглотил море, пришел и затопил все ханское владение. Погибли все люди с лошадьми и скотом.

12 Как погубили всех, семеро молодцев опечалились большой печалью: "Отправились на поклонение бурхану, а сами большой грех совершили. Чем мы его теперь искупим? Давайте заберемся на эту большую голую красную скалу, бросимся вниз в мать-черное море и погибнем".

Так решив, взобрались они на вершину голой красной скалы. Взявшись за руки, скорбя великой скорбью, плача великим плачем, кинулись они, так и держась за руки, вниз, в мать-черное море. Но, не достигнув его, вознеслись на небо. Там они превратились в созвездие "Семь старцев". И сейчас еще есть эти семь звезд на небе, с тех самых времен до сих пор.

15. ХУРША [84]-ПАРЕНЬ

Хурша-парень (Хуурша хубуун). Записала С.С. Бардаханова в 1970 г. от А.В. Бадмаева, 75 лет, в с. Улюн Баргузинского р-на Бурятской АССР. - РО БИОН, инв. № 3494, с 20-22. Публ. [5, с 120-124]. Перевод С.С. Бардахановой.

А.В. Бадмаев - большой знаток обрядовой, афористической поэзии. От него записаны благопожелания, пословицы, тексты шаманских призываний, сказки, легенды и предания о происхождении баргузинских бурят.

1 Жили муж с женой. Было у них три сына. Когда мать с отцом состарились и умерли, все три брата взяли себе жен. Двум старшим братьям во всем везло, удачливыми они были, разбогатели. А младшему не везло, счастья не видел, жил со своей семьей в бедности. Зато этот парень на хуре хорошо играл, и голос у него был красивый. Богатые братья сильно его притесняли и унижали. Оба они много ездили по тайге, искали места, богатые зверем, хорошие пастбища для лошадей.

2 Однажды ехали, ехали и нашли место, богатое зверем, где еще не бывал человек. Поохотились они там, вернулись домой и, собираясь опять на охоту, решили взять с собой младшего брата-бедняка. Приехали на то место, сделали себе шалаш, для лошадей - сарай. Охотились они там трое суток. Старшие братья добывали много белок, коз, а младший возвращался с небольшой добычей. Оба брата по-прежнему обижали его, притесняли [Младший брат] обижался, считал себя неудачливым. Но все же за месяц охоты ему удалось добыть немного белок, соболей, рысей.

3 Наступило время возвращаться домой. И когда в последний раз они вышли на охоту, младший из братьев сорвался со скалы и сломал бедро. Старшие братья решили оставить его. Один из них сказал: "Плох он, перенесем его в шалаш, заберем его добычу и уедем". Оставили они младшего брата в шалаше, забили его коня и положили возле него [85], а сами уехали домой, даже не оглянувшись назад.

4 Измучился парень, проголодался. И, чувствуя, что умрет от голода, ползком добрался до источника, принес воды, сварил и нажарил конского мяса, поел. Потом из конского хвоста он сделал струны для хура и стал играть на нем. Чудесные звуки его хура зачаровали всех таежных зверей и трех дочерей хозяина леса Ойн Лэхэя [86]. Каждый вечер приходили [девушки] к шалашу и слушали его игру на хуре. Дочери хозяина леса были дикими и долго не решались войти, только тихо шептались у шалаша. Когда одна из них заглянула в шалаш, парень позвал: "Войдите сюда". В тот вечер девушки не решились войти. На следующий вечер они снова пришли, показались в дверях и исчезли.

5 На третий вечер, когда он играл на хуре, девушки опять подошли. "Войдите, войдите," - повторяет парень. Тогда девушки робко, крадучись вошли.

- Ну и чьи же вы дочери? - спросил [он].

- Ничьи мы, - ответили [девушки].

Несколько раз парень повторил вопрос. Тогда девушки ответили:

- Пришли мы не из дальних, да и не из близких мест. Мы - дочери Ойн Лэхэя - хозяина тайги. Отец наш людям не показывается, он очень богатый и могущественный.

Тогда парень рассказал им со слезами о своей жизни, о своих страданиях и мучениях: "Ни бог, ни черт не понимает меня, нет ни смерти, ни исцеления мне".

6 - А что это такое? - спросили девушки, [показывая на хур].

- Это хур, - сказал парень и стал играть на нем, показывая все свое умение. Увлекся игрой, загрустил и не заметил, как исчезли девушки-дикарки. Посидел немного, лег и стал думать, с какими же это он людьми повстречался? И вскоре заснул. И видит чудесный сон: встретил старика с бородой по грудь, и спина, и бедро перестали болеть. Проснулся он - лежит в прекрасном дворце богатого человека, повернулся и увидел: возле него - тот самый старик с бородой по грудь.

- Вставай, вставай, - говорит [старик]. Плохонький хур лежит возле него.

7 Старик взял его за руку и говорит: "Пойдем пить чай в другой наш дом". [Парень] встал. Как и прежде, крепко держится он на ногах. Ни спина, ни бедро не болят. Удивляясь, заходит он в дом. Одна старушка за столом чай разливает. За столом сидят те три девушки. Сел он с ними, наелся досыта всякой еды. После этого старик говорит ему:

- Выйдем на улицу, парень.

8 Вышли они вдвоем на улицу и отправились к горячему источнику, который стекал с горы. Искупался парень в аршане, вещи и одежду выстирал, и стало ему совсем хорошо. Вернулись обратно, старик принес парню красивую бурятскую одежду. Надев красивую одежду, парень стал разговаривать со стариком. Старик рассказывает: "Как услышали мои дочери твою игру на хуре, так потеряли сон и покой. Поэтому я тебя пригласил к себе. Сделай моим дочерям хур," - просит он. Сделал парень его дочерям одинаковые инструменты, что не различить, и научил их играть на хуре. Через некоторое время все трое играли так же хорошо, как он сам

9 Ойн Лэхэй подарил парню хорошего коня, навьючив на него много соболей, белок, рысей, и поехал его провожать. Проводив парня почти до дома, он сказал:

- Я не должен показываться людям, и ты никому не проговорись о встрече со мной.

Вернулся парень домой, разбогател. Старшим братьям стало завидно.

- Откуда и как ты добыл такое богатство? - допытываются они.

А парень не стал им открывать тайну, а сам все богател, говорят, и богател

16. ОХОТНИК-СКАЗОЧНИК

[Охотник-сказочник] [Ульгэршэ ангуушан]. Записала С.С. Бардаханова в 1981 г. от Д.Ж. Жамбаловой, 75 лет, в с Будалан Агинского р-на Читинской обл. - РО БИОН, инк № 3497, а 1, с 66-68. Перевод Е.В. Баранниковой.

1 Два охотника отправились на охоту. К вечеру они вернулись на свою стоянку и стали варить чай. Один из них был человеком, знающим много сказок [87], а второй был человеком, который мог видеть разных духов [88]. Вот этот и говорит сказочнику:

- Мы с тобой вместе в пути, [на охоте], нам будет сопутствовать удача, если ты будешь рассказывать сказки.

Сказочник сел, подвернув под себя ноги, и начал рассказывать сказки. Стали собираться любители послушать сказки. Со всех сторон пришли духи, хозяева разных мест. Так много собралось их - любителей послушать сказки, налетели, словно комары и мошки.

2 Собравшиеся уселись сказочнику на руки, ноги, лицо и щеки, сплошь его облепили, словно мошкара. Тот, который видит духов, все примечает. А сказочник все рассказывает и рассказывает сказки.

Позже всех пришла кривая старуха. Мест уже не было, и она уселась прямо на кончик носа сказочника. А когда сказочник посмотрел вниз, та кривая старуха слетела с кончика его носа прямо на тех, кто сидел на коленях [сказочника]. Увидел это охотник, который мог разглядеть духов, стал громко хохотать и долго не мог остановиться.

3 Сказочник, рассказывавший сказки, сильно рассердился на него:

- Ты попросил меня рассказывать сказки, а сам хохочешь, насмехаешься надо мной.

Рассердился сказочник и перестал рассказывать.

Собравшиеся долго ждали, когда сказочник продолжит сказку. Не дождавшись, они стали советоваться: "Так кого же из них накажем, того, кто не дорассказал сказку, или того, кто прервал рассказ?".

4 "Нет, охотник не расхохотался бы, если бы не кривая старуха. Села на нос сказочнику и, когда тот посмотрел вниз, свалилась прямо на собравшихся и рассмешила [всех]. Вот ее и следует наказать", - говорят они.

А охотник, который мог видеть разных духов, еще и понимал их язык. Услышал он их разговор и испугался. Так поговорили между собой эти духи, которые напоминали слетевшихся комаров и мошек, и разошлись.

На другой день охотник, который расхохотался [во время сказывания сказок], убил кулана. Хозяйкой того кулана была кривая старуха [89].

17. ЧЕЛОВЕК-МЕДВЕДЬ

Человек-медведь (Баабгай хун). - Записала ЛП… Борхонова в 1959 г, от С.С Халудорова, 31 года, в с. Торы Тункинского р-на Бурятской АССР. - РО БИОН, инв. № 2868, п. 1, тетр. 1, с 109 - 113. Публ. [6, с 367-3681 Перевод B.Ш. Гунгарова

Вар.: Откуда появился медведь? (Баабгай хаанаhаа бии болооб?). Записан от В.Д. Брюханова - РО БИОН, инв. № 2868, с 17-20.

Мифологические сюжеты бурят повествуют о том, что медведь когда-то был человеком, поэтому имеет с ним большое сходства Сказка, основываясь на этих сюжетах, по-своему интерпретирует мотив превращения человека в медведя [24, с 197-198].

1 В прошлое, давнее время жил один человек. Каждый день он уходил на охоту, но никогда не приносил домой добычи. Когда муж целыми днями ходил и приходил ни с чем, жена его начала удивляться. "Обманывает меня этот человек, что он охотится", - стала думать она. Однажды, когда муж отправился на охоту, она пошла за ним следом.

Идет она по дороге за мужем, следит за ним. А потом спряталась за бугорок. Смотрит: муж ее подходит к одинокому дереву [90]. Бросил ружье, обежал его три раза против солнца и, превратившись в медведя, убежал в лес.

2 Жена его сидела до вечера и ждала. Вечером медведь выбежал из леса, обежал то дерево три раза по солнцу и превратился в человека. Поднял он ружье и направился к дому. Жена его прибежала домой раньше мужа и спрашивает как ни в чем не бывало:

- Что сегодня принес?

- Сегодня никого не встретил и ничего не добыл. Только собирал и ел кислицу, - ответил [муж].

Назавтра она опять пошла в лес за мужем. Смотрит, муж ее опять подошел к тому же дереву, обежал его три раза и, превратившись в медведя, убежал в лес Вечером прибежал к дереву, обежал его три раза и, снова превратившись в человека, пошел домой.

3 И на третий день жена пошла за мужем, а когда он превратился в медведя и убежал в лес, [она] срубила то дерево.

"Как же теперь он превратится в человека?" - [подумала] она и просидела до вечера.

Вечером медведь выбежал из леса, подбежал к одинокому дереву, смотрит, а оно срублено. Сколько ни бегал медведь вокруг дерева, так и не смог превратиться в человека. Бегал он до темноты, ничего не смог сделать. Тогда с ревом побежал в лес. С тех пор он не возвращался.

Потому медведь и похож на человека (особенно, когда с него шкуру снимут), а мясо его, говорят, служит человеку лекарством

18. [ХРАБРЫЙ ЖЭБЖЭНЭЙ]

[Храбрый Жэбжэнэй] [Зориг ехэтэ Жэбжээнэй]. Ср AT (530 В*) + (325™). Записала С.С. Бардаханова в 1981 г. от Л.Б. Бальчинова, 68 лет, в с. Новая Заря Ононскоге р-на Читинской обл. - РО БИОН, инв № 3497, п. 1, с 30-37. Перевод С.С. Бардахановой.

Благодаря искусному использованию Л.Б. Бальчиновым "общих мест", метких выражений, которыми насыщена эта небольшая сказка, достигается выразительность ее звучания. Диалоги в сказке обеспечивают динамичность, живость развития сюжета. Колорит сказке придают такие этнографические детали, как яма для дымления кожи (утаариин нухэн), традиционный обычаи обмениваться табаком и др. При исполнении сказочник поддерживает живой контакт со слушателями; прибегая к попутным уточнениям и сравнениям, достигает комического эффекта. Так, например, в эпизоде, когда на нос Жэбжэнэя садится один из персонажей сказки, Л.Б. Бальчинов говорит: "Нос-то, видать, у него был побольше моего".

1 Парень Жэбжэнэй [91] был, говорят, одиноким сиротой. Когда-то давно на его отца и мать напали богачи, ноёны и угнали вместе с их скотом. Только их единственный сын уцелел в утари - яме для дымления кожи. Чтобы богачи, ноёны не угнали и его, отец с матерью спрятали сына в этой яме у очага.

Парень подрос, стал охотиться и добывать себе пищу. Ничего-то у него не было - ни одежды, ни еды. Наготу свою прикрывал заячьей шкуркой, так и ходил.

- Кто такие твои мать с отцом? - спрашивали у него.

- Отцом мне [приходится] высокий утес, матерью - яма-утари, - отвечал он.

2 Парень вырос, возмужал. Когда повзрослел, он подумал: "Из одной головешки костер не разгорится, из одного человека семья не выйдет, нужно суженую искать".

На юго-восточной стороне жил некий Шаралдай Мэргэн-учитель. [Жэбжэнэй] отправился туда, чтобы узнать у него, в каком доме живет его суженая. Добрался он до [Шаралдай Мэргэна] - стоит дом без дверей и без урхэ.

- Если есть урхэ - распахни, если есть дверь - открой, не откроешь - прострелю навылет, - говорит парень.

3 У него был лук со стрелами. Еле-еле отыскал вход и проник внутрь. Шаралдай Мэргэн, превратившись в желтого пестрого змея, лежал у своего очага, трижды его опоясав. "А-а", - произнес он и поднялся. Когда он встал, парень рассказал о том, что его привело к нему.

- На северо-западной стороне живет Лабанду-хан. Его дочь Лабша Гуа-красавица, - сказал [Шаралдай Мэргэн].

- Как же я до нее доберусь? Ведь у меня нет коня, - говорит [парень].

4 Однажды, охотясь, как всегда в тайге, чтобы добыть себе пищу, [Жэбжэнэй[нашел двухлетнего рыженького жеребенка. Вырастил из этого жеребенка коня. Стал он ярко-рыжим конем по семь лет усталости не знающим. Сел на него [Жэбжэнэй] и отправился на северо-запад. На пути своем встретил доярок Лабанду-хана и старого пастуха, пасшего телят, и спрашивает у него:

- У хана есть дочь?

- Есть.

- Что ты у хана делаешь?

5 - Я ханских телят пасу. [Вечером] пригоняют коров, доят. Потом доярки моют ведра, а я пью эти ополоски. Когда ханская дочь ложится спать, я лижу ей пятки, пока [она] не заснет.

Парень переоделся в одежду пастуха [92] и погнал телят. Пригнал их, когда вымыли ведра, выпил ополоски. Пока ханская дочь нежилась под собольим одеялом, наслаждалась под выдровым одеялом, подошло время лизать ей пятки. А [Жэбжэнэй], оказывается, взял с собой телячий язык. Мягкой его стороной гладит пятки. Вдруг взял да провел по пяткам жесткой стороной.

6 - Ай, что это? - вскрикнула девушка и вскочила. Когда она встала, парень заговорил с ней. Поговорили они и договорились стать мужем и женой. А девушка-то уже была сосватана за Шагшага Мэргэн Тайжу - сына Шазгай Мэргэна. Уже свадьба готовилась.

[Жэбжэнэй]-парень пошел на эту свадьбу, а своего ярко-рыжего коня, по семь лет усталости не знающего, пустил в ханский табун, превратив в вороного коня с серебряным браслетом на передней правой ноге. Выдавая свою дочь замуж, хан спрашивает у нее:

- Ну, какого коня выберешь себе?

У парня с ханской дочерью был уговор, что [он] своего коня пустит в табун, превратив его в такого-то.

7 - Сяду верхом на вороного коня с серебряным браслетом на передней ноге, - отвечает дочь.

- Откуда в моем табуне появился такой конь, не подослан ли он врагами-чужаками, - говорит хан.

- Отец мой, из большого вашего табуна я попросила только одного коня, вы не можете отказать, должны дать, - просит дочь.

8 Хан был вынужден отдать этого коня своей единственной дочери. А конь-то не вороной, а ярко-рыжий, по семь лет усталости не знающий и даром превращения обладающий. На крупе было красное, как уголек, пятно, которое помогало ему взлетать ввысь.

Как только девушка села на коня, он взлетел. А Шагшага Мэргэн Тайжа - сын Шазгай Мэргэна, отлетел назад. Так он упустил свою жену. "Десять лет буду искать жену по следам паука, двадцать лет стану искать по следам червяка, а ее найду", - сказал Шагшага Мэргэн Тайжа.

9 Парень [Жэбжэнэй] привез свою жену домой, стали они жить да поживать, и конь при них. Муж ходил на охоту: скота у них не было. В это время приехал тот злодей, Шагшага Мэргэн, и увез его жену. Вернулся с охоты [парень] - жены нет дома. Оставила она ему записку: "Видно, пришел конец. Гнаться за мной - дело трудное. Страшный это человек".

10 Жэбжэнэй отправился за ним. Через сутки добрался до того места, где они недавно были. Там от жены тоже была записка: "Он спать ложится спиной на острие железного наконечника стрелы". "Если так он спит, то силен Шагшага Мэргэн", - подумал Жэбжэнэй и отправился дальше.

Устал парень в пути и лег отдохнуть. [Жэбжэнэй] был тоже здоровым. Лежит он - нога на одной стороне речки, а голова - на другой. Мимо него проходил табунщик, сел на нос ему и испустил вонь. А нос-то у него здоровый был. ["Значительно больше моего носа", - уточнил сказочник]. "В разных местах и воздух разный", - подумал Жэбжэнэй. В это время ярко-рыжий конь, по семь лет устали не знающий, забил копытами и промолвил: "Вставай скорее!"

11 Поднялся парень и поехал дальше. Догнал Шагшага Мэргэн Тайжу и пустил стрелу, привязав к нему свой кисет с табаком. Покурили они так, обменявшись табаком, и стали меряться силой. Шагшага Мэргэн Тайжа - сын Шазгай Мэргэна - не смог одолеть Жэбжэнэя. Тогда Шагшага Мэргэн Тайжа превратился в жаворонка и полетел. Жэбжэнэй стал ястребом, пустился вдогонку и поймал его. Шагшага Мэргэн Тайжа - сын Шазгай Мэргэна - превратился в зерна и рассыпался. Жэбжэнэй обернулся то ли курицей, то ли петухом, собрал все зерна и съел.

Так [Жэбжэнэй] одолел врага, вернул жену домой, и зажили там счастливо.

19. БЕДНЫЙ БОРОЛ3ОЙ

Бедный Боролзой (Нюсэгэн Боролзой). Ср AT (554) + (560) + (329). Записала С.С. Бардаханова в 1978 г. от Нямын Гомбодоржо, 62 лет, в сомоне Биндар Хэнтэйского аймака МНР. - РО БИОН, инв. № 3438, а 2, с 105-121 Перевод B.Ш. Гунгарова.

Вар: Старик и старуха [5, с 350-355].

Сюжет, основой которого является добывание волшебного камня, встречается в сказках монголоязычных народов (монголов, бурят, калмыков): "Сказка о чудесном камне" [17, с. 85-93], "Сын брахмана, ставший царем" [10, с 61-65], "Басан и тетушка Цаста" (14, с 128-134].

У кочевых народов этот древнеиндийский сюжет переосмысливается. Например, герои монгольских и бурятских сказок живут в юртах, калмыцких - в кибитках. Они являются пастухами, охотниками. Происходит замена некоторых персонажей. Вместо обезьяны появляются животные, которые характерны для данной природной среды: например, в публикуемой сказке - лиса, в калмыцкой - собака.

1 В давние времена жил бедный парень Боролзой [93]. Отца и мать кормил он охотой. Ни скота, ни одежды у них не было, была только одна коза. Так бедно жил парень.

Вот однажды он, увешанный капканами, охотился, ставил капканы. И в одном его капкане оказался медвежонок. [Парень] хотел убить его, но медвежонок стал просить:

- Пожалей, пожалей меня, не убивай, выпусти из капкана.

"Сколько медведей ни убивал, но не встречал медведя, который бы вот так говорил и умолял о пощаде. Нельзя его убивать", - решил тот парень и освободил его из капкана.

2 Потом пришел домой и рассказал об этом отцу и матери.

- Что ты за человек? Мы с голоду должны подохнуть? Почему [ты его] не убил? Могли бы есть вкусную, жирную медвежатину. Или мы хуже медведя? Хочешь мать и отца уморить голодом? - бранят его отец и мать.

- Ладно, не сердитесь, отец и мать, к завтрашнему дню опять какой-нибудь зверь попадет, - сказал он и лег спать.

Назавтра пошел проверять свои капканы. В капкан попала мышь, пронзительно [пищит]: "писк-писк". [Он] хотел убить ее.

3 - Парень Боролзой, а парень Боролзой, пощади [мою] жизнь, пощади жизнь, выпусти отсюда, отпусти, - все упрашивала, говорят, эта мышь.

"Не стоит убивать такое жалкое существо", - пожалел он и опять отпустил.

Так он отпустил [мышку], попавшую в капкан, и пошел домой с пустыми руками.

- С маленькой сыт не будешь, - сказал он отцу с матерью.

- Хоть мала, но лучше, чем ничего, принес бы. Что мы хуже мыши? - сердятся, гневаются отец с матерью.

4 - Отел и мать, вот ляжете сейчас спать, а завтра снова какой-нибудь зверь попадет, - говорит [сын].

Назавтра он пошел проверять капканы. На этот раз попала рыжая лиса, хочет вырваться оттуда, мечется туда-сюда, да никак не может вытащить ногу из капкана. [Боролзой] натянул лук, чтобы убить ее.

- Парень Боролзой, пощади на этот раз мою жизнь, пощади жизнь, - просит [лиса].

"Сколько лет охочусь на зверей, но лису, просящую пощадить жизнь, еще не встречал. Не могу не пощадить", - подумал он и отпустил.

5 Пришел домой и говорит родителям:

- На этот раз попала лиса. Она просила пощадить ее, не убивать, а ее отпустил. Я раньше никогда не встречал говорящую лису, хотя немало охотился. Невозможно было убить эту говорящую лису.

- Ну, что ты за человек! Что же нам теперь делать? Придется заколоть единственную козу, иначе пропадем.

Так и решили. Закололи козу, сняли с нее шкуру целиком, наварили мяса, отца и мать досыта [он] накормил. Наголодавшись-наголодавшись, те ели много. Когда пришло время спать, решили ложиться в только что снятую целиком козью шкуру, чтобы им приснился сон, как у них сложится жизнь в будущем.

6 - Давайте по очереди спать [в козьей шкуре] - кому что приснится, - сказал отец и в первую ночь сам лег спать.

Парень уложил его и перевязал [козью шкуру].

- Ну что, отец, видел сон?

- Видел сон, видел. Очень хороший сон видел. Мне приснилось, что когда-нибудь мы заживем счастливо.

- Теперь, мать, пришла ваша очередь провести ночь [в козьей шкуре].

В следующую ночь в цельную козью шкуру он поместил свою мать, уложил спать. Когда мать вышла оттуда, [парень спросил].

- Мать, а мать, приснился сон?

- Приснился.

- Какой же сон вы видели?

- Видно, в конце концов заживем счастливо. Думаю, что будет и поесть, и попить, не умрем с голоду, - отвечает она.

7 На следующую ночь [в козьей шкуре] спал сам парень. Утром отец с матерью развязали шкуру, выпустили его оттуда и спрашивают [про сон].

- Мне ничего не приснилось, совсем ничего, - говорит парень.

- Ты видел сон? Почему ты от нас скрываешь, негодник такой? - ругаются они.

- Да ничего мне не приснилось. Если бы видел сон, рассказал бы, - твердит парень.

- Тебе приснился сон, но ты скрываешь. Почему не хочешь рассказать нам? Если не хочешь говорить, то уходи от нас, куда хочешь!

8 Затолкали они сына в козью шкуру, завязали и бросили в море. Носило его по морским волнам, а потом зацепилась шкура за ветку тальника, и [парня] прибило к берегу. Увидела это мышь, которую он спас от смерти.

- В этой козьей шкуре плывет по морю тот парень, который спас меня. Как же мне его вытащить, пока он не утонул? - сказала мышь и стала бегать по берегу моря туда-сюда.

Вдруг выбежала лиса, которая ловит мышей, бросилась с криком, чтобы съесть ее.

9 - Ой, погоди, погоди, не ешь меня, - [просит мышь]. - Парень, который сохранил мне жизнь, пропадет в море, прибило его к берегу, зацепился за тальник. У бедного парня Боролзоя ничего не было, кроме одной черной козы.

- О-о, тот парень и меня пожалел и отпустил, когда я попала в капкан. Как же нам его вытащить? Вдвоем нам не справиться. Кто же самый сильный из зверей? Пожалуй, медведь, - сказала лиса и побежала в лес.

10 Бежит она - навстречу выходит медведь. [Лиса] говорит медведю:

- Бедный парень Боролзой, который спас мою жизнь, в мешке из козьей шкуры был брошен в море и [теперь] застрял, зацепившись за ветку тальника. Как можно спасти его?

- О-о, когда я был еще маленьким, попал в один дрянной капкан. И этот парень также спас мою жизнь. Да как же его-то не спасти! - сказал медведь и прибежал [к тому месту]. Что стоит медведю, - подошел и сразу вытащил кожаный мешок. Открыли его [звери] и спрашивают:

- Как ты здесь оказался? Что случилось? В чем ты нуждаешься? Все, что тебе нужно, найдем. А сейчас спасли тебе жизнь, спасли от смерти, - говорят они ему.

11 Парень думал-думал говорит:

- Есть на свете драгоценный камень, который из ничего может сделать все, бедного может сделать богатым. Вот это мне нужно.

Тогда они втроем поговорили об этом, посоветовались и решили:

- Говорят, у богатого надменного хана-властелина западного государства этот драгоценный камень имеется. Отправимся туда, достанем эту драгоценность и принесем парню. Да, давайте, давайте, - решили [они] и пошли в западную сторону, к владениям хана тех мест. [Владения те] оказались далеко-далеко, шли они долго-долго. Кое-как добрались до места и увидели там большой белый дворец, кругом высокая ограда, а в дверях стражники стоят, солдаты с ружьями. Никак не попадешь [во дворец].

12 - Что же будем делать? Из-за того, что парень Боролзой спас нам жизнь, мы должны здесь погибнуть? Оставим эту затею, пойдем обратно, - говорит медведь-тугодум. Тогда лисичка говорит:

- Погоди, погоди, медведь, не торопись, что-нибудь придумаем.

- Ну и что же ты придумала? - бурчит медведь.

- Мышка, ты - самая маленькая, незаметная, подкопаешь землю и пролезешь под оградой, подроешь под забором яму и пролезешь дальше. Если в доме не найдешь щели, прогрызи дыру и пролезь. Найди там драгоценный камень, выкати его сюда ночью, когда они будут спать, - сказала хитрая лиса.

13 - Так и надо сделать.

- А мы в лесу-тайге подождем.

[Лиса с медведем] пошли в лес и ждут там мышь. Мышка сделала подкоп, пролезла [во дворец] и увидела там светящийся драгоценный камень в чашечке возле бурхана. Там оказался привязанный кот. Мышь обратно прибежала к друзьям и рассказывает:

- Этот драгоценный камень лежит в чашечке возле бурхана и весь светится. [У столика] с бурханом сидит кот - мой враг.

- Ладно, пойдем обратно, зачем нам терять одного из своих друзей? - говорит медведь. - Оставим все это, пойдем.

14 - Медведь, а медведь, подожди немного, что-нибудь придумаем, - упрашивает хитрая лиса.

- Ну, что мы придумаем? - бурчит медведь.

- Мышка, ночью пролезь обратно, как ты проходила, заберись на кровать, пока хан спит, острыми зубами перегрызи ему волосы. Тогда на следующую ночь, чтобы поймать тебя, хан привяжет кота у своего изголовья, - сказала [лиса].

- Так и сделаю, - согласилась [мышка].

15 В ту же ночь мышь пролезла [во дворец], когда хан крепко спал да храпел, забралась на кровать и перегрызла хану все волосы на голове. Проснулся хан утром и кричит:

- Что-то недоброе, страшное случилось ночью! Что-то дурное предвещает эта мышь, которая перегрызла все мои волосы. Остался совсем лысым. Что за нечисть! - возмущается хан. На следующую ночь кота, который сидел на привязи [у столика] с бурханом, привязали [за ножку кровати] у изголовья хана и легли спать.

16 - Сделают они так или не сделают? Если они сделают так, ты столкнешь драгоценный камень [со столика] с бурханом и перекатишь сюда, - наказывает лиса.

Мышь забралась [во дворец] и увидела, что все так и сделана. Тогда мышь залезла [на столик] с бурханом, столкнула на пол драгоценный камень и прикатила его к ограде. А камень не пролезает под оградой. Оставила его там, выбралась мышка сама и говорит.

- Я прикатила сюда [камень], но [под оградой] он никак не проходит.

- Ладно, оставь его там, оставь. Как мы оттуда вытащим? Мы же не можем туда пролезть, - бурчит медведь.

- Погоди, погоди, есть выход.

17 - Какой же есть выход? - спрашивает медведь.

- Ты, мышка, пролезь обратно, как всегда, но с привязанной за шею веревкой. Как пролезешь, возьмешь камень, скажи: "Я обхватила камень". Тогда мы тебя вытянем.

Привязали веревку за шею [мышки] и пустили ее обратно. [Мышка] пролезла туда, обхватила камень и кричит:

- Я обхватила!

Потянули [те двое] за веревку и вытащили вместе с мышкой тот драгоценный камень.

И вот отправились обратно. Те трое хотят порадовать бедняка Боролзоя и сделать его богатым, для этого и [стараются]. Идут они, а на пути вода, [река] широко разлилась.

18 - Как мы перейдем на ту сторону?

- Лиса, ты садись на мою спину. Мышка, ты положи драгоценный камень в рот и садись на лису.

- Ладно, так и сделаем, - решили они и все поплыли

Плывут, плывут. Добрались до середины реки.

- Лиса! - говорит медведь.

- А-а?

- Река эта глубокая?

- Глубокая, глубокая, - отвечает лиса.

19 - Мышка! - говорит [медведь]. А у той во рту драгоценный камень, ни слова не может вымолвить.

- А-а, ты опять важничаешь, не отвечаешь, - сказал [медведь], встряхнулся, пытается сбросить их в воду.

- Глубокая, глубокая, - сказала мышь и уронила в воду драгоценный камень.

Перебрались они на тот берег и набросились на медведя:

- Что ты наделал?!

- Забыл я совсем, - оправдывается тот. Что делать с этим глупым медведем!

20 - Ладно, что теперь с ним делать, все пропало. Идем-идем, - говорит [медведь]. - Скажем, что достали [драгоценный камень], несли да в воду уронили. Оставим эту нашу [затею] сделать богатым бедняка Боролзоя, спасшего однажды нашу жизнь.

- Медведь, а медведь, подожди немного, что-нибудь придумаем, - [просит лиса].

- Что же мы придумаем? - [спрашивает медведь].

- Ты, мышка, изо всех сил бегай по берегу реки, бегай что есть мочи и пиши: "Писк-писк". Тогда Лусан-хан выглянет из воды и спросит: "Что случилось, мышь?" Тогда ты скажешь: "Вода ваша осквернена, [из-за этого] небесный хан хочет пронзить [тебя], готовится стрелу пустить. Попробуйте вы из этой воды выкинуть камни и все такое."

21 И вот по совету лисы [мышка] без памяти носится по берегу, бегает туда-сюда и пищит: "Писк-писк". И вправду Лусан-хан выглянул из воды и спросил:

- Что случилось, мышь?

- Вода ваша осквернена, небесный хан хочет пронзить тебя, готовится стрелу пустить. Если быстро не соберете своих подданных и не очистите воду, он не остановится, - говорит мышь, как велела ей лиса.

Тогда [водяной хан] собрал всех рыбешек, всех своих подданных, и они выбросили на берег всю грязь из воды. Вместе с нею выбросили и тот драгоценный камень. Взяли его [звери] и отправились втроем дальше. Шли, шли и добрались до места.

22 - Исполнили мы твое желание, добыли тебе драгоценный камень. Так будь же счастлив отныне, живи хорошо, а мы пойдем своей дорогой, - сказали те трое, отдавая парню Боролзою этот драгоценный камень. И сказав: "Нам надо в дорогу", ушли в тайгу. Так взял парень тот драгоценный камень, лег спать. Проснулся утром - лежит в очень красивом дворце. Выскочил на улицу, а там - полно скота пяти видов [94]. Так он разбогател! Потом привез отца и мать, и зажили они счастливо.

23 Однажды приехал к нему торговец с товарами, навьюченными на шестьдесят верблюдов.

- О-о, Боролзой-парень, какой ты богатый. У тебя есть все, много скота разных видов. Чего у тебя нет? Нет у тебя товаров. Возьми все эти товары, какие я везу на шестидесяти верблюдах, и отдай мне свой драгоценный камень, который лежит на твоей божнице, - говорит он.

А парень Боролзой подумал про себя: "И в самом деле, у меня много скота пяти видов. Можно отдать этот камень и взять весь товар". Решил он так и отдал свой драгоценный камень торговцу. А торговец сгрузил все товары, взял драгоценный камень и уехал. [Боролзой] лег спать, проснулся утром - опять на старом месте на берегу реки, ни скота, ни товаров, сгруженных с шестидесяти верблюдов, ничего не осталось.

24 Отец с матерью ругают его:

- Ты все идешь по тому же пути! Зачем понадобились эти товары? Обманул тебя торговец, взял твою драгоценность. Можно было обойтись без этих товаров.

Отец и мать отругали его, поколотили, побили, затолкали в другой кожаный мешок, завязали.

- Пойдешь по тому же пути, - сказали и бросили его в море.

- Пусть утонет. Что с ним, что без него, все равно с голоду умрем, - говорят они.

25 Плывет он по морю, несет его по волнам и, наконец, выбросило на песчаный берег моря. Лежит он там в кожаном козьем мешке. Подъехал к морю табунщик хана напоить коня и вдруг увидел его.

- Это что ты за человек? Что с тобой творится, существо [эдакое]? - удивился табунщик, пнул, а там что-то мягкое. "Как бы в лицо не попал", - лежит и думает [парень]. Развязал [табунщик] мешок, там - человек. От испуга тот упал:

- Что ты тут делаешь? Как ты оказался здесь?

26 - Никому ничего не объяснял, тебе, что ли, никудышному стану объяснять? - важно отвечает [Боролзой].

- Ишь, какой гордый! А того не знает, что лежит на нашей земле.

Опять завязал [табунщик] мешок и думает про себя: "Из-за своей гордости в мешке с голоду умрет, либо еще что с ним случится. Есть у него еда или нет? " Завязал и оставил на берегу моря.

Хан западной и хан восточной стороны состязались между собой, развлекались, играя в прятки. Тот, кто не мог разыскать спрятавшегося хана, проигрывал ему большую часть своего имущества. В это время хан восточной стороны не мог разыскать хана западной стороны и проигрывал все свое богатство. Тогда табунщик говорит [хану].

27 - На берегу нашего моря в кожаном козьем мешке лежит один человек. "Никому, даже хорошему человеку не объяснял, тебе, что ли, никудышнему стану объяснять", - сказал он мне с насмешкой. Может, пригласить и послушать его совет. Похоже, он мудрый и находчивый человек.

- Тогда съездите и привезите его, навьючив [на коня], - сказал хан.

[Табунщики] подняли все еще лежавшего [Боролзоя], навьючили [на коня] и [везли] так, что растрясли [в дороге] все внутренности. Доставив к хану, сбросили его [наземь], накормили, напоили.

28 - Мы поспорили с ханом [западной стороны], да не могу найти, где он спрятался. Как бы мне его разыскать? Если ты знаешь, подскажи. Если поможешь, я тебе свой ханский трон уступлю Достанется тебе еще и богатство того хана, - обещает хан [восточной стороны].

- Когда зайдете в ханский дворец, на задней стене увидите лук со стрелами. Скажете: "Какой хороший лук, под стать доброму молодцу". И натянете лук, тогда хан найдется, - говорит [Боролзой]. Сказав: "Что же он говорит", - тот хан помчался к другому хану. И в самом деле, на задней стене висит лук. Схватил он этот лук да потянул.

29 - Оо-ео-ео, спину мне сломает, - заохал хан и появился из лука. Вот так нашел он [спрятавшегося].

Как только хан выиграл этот большой спор, он приказал:

- Отвезите [парня] и бросьте его туда же!

Не уступил свой ханский трон, а велел [парня] выбросить.

Теперь должен искать спрятавшегося хан западной стороны, да никак не может найти. Табунщики этих двух ханов хорошо знали друг друга, вместе пасли лошадей и разговаривали. Один из них рассказывает табунщику другого хана.

30 - Вашего хана помог найти человек, который лежит в кожаном мешке. Увезите его к своему хану, он поможет.

- А где он? Далеко?

- Там же на берегу моря лежит, куда он денется.

- Увезем его, увезем, - решили они.

Поскакали к тому месту, забрали [Боролзоя]. Накормили и стали спрашивать.

- Приедешь к хану, подойди к овцам. Среди них увидишь красивого рыжего барана с белым пятном на голове. Как поймаешь его, затащи во двор, свали на спину, приговаривая: "Мужчину можно в баране отыскать". Приготовься брюхо ему распороть, тогда он и найдется, - сказал [Боролзой].

31 - Если найду его, уступлю тебе свой ханский трон, - обещал он, как и тот хан.

И отправился тот [хан] к хану восточной стороны. Среди его овец увидел большого рыжего барана с огромным хвостом. Схватил его за хвост, затащил во двор и бросил на землю, вытащил нож, собирается распороть ему брюхо.

- Ой, не вздумай распороть мне живот, - сказал тот [хан] и появился. Так этот хан нашел другого [хана].

И вот оба хана, говорят, уступили Боролзою ханский трон. Все так и есть, как видели во сне его отец и мать, что придет им счастье в будущем. Привез тот парень отца с матерью, завладел богатством двух ханов и нашел счастье, не знающее ни мер, ни границ.

20. МАТЬ И СЫН

Мать и сын (Эхэ хубуун хоёр). Ср. AT 670. Записала Е.В. Баранникова в 1984 г. в г. Улан-Удэ от Р.К. Торонова, 56 дет, уроженца с Дэрдэгэ Аларского р-на Иркутской обл. - РО БИОН, инв. № 3494, с 26-29. Перевод Е.В. Баранниковой.

Сходные мотивы имеются в сказках: "Семьдесят языков" (Далан хэлэн) (РО БИОН, инв. № 1507, с 43-60), "Человек, знающий язык животных'' (Амитадай хэлэ мэдэдэг хун) (РО Б ИОН, мяв. № 2932, п. 1, с 139-141), "Лисица" [6, с 328-337], "Охотник" [22, с 78-83].

Эту сказку Р.К. Торонов слышал, когда ему было 13 лет, от своего деда - потомственного сказителя Ш. Далбаева,

1 В ранние, далекие времена жили мать с сыном. Мать доила коров у одного богача. Сын всегда был рядом с матерью, пас телят у того же богача.

Однажды утром после сильного дождя парень выпустил телят на хорошее пастбище, а сам присел под засохшей ивой. Вот он сидит под той засохшей ивой. Смотрит - из высоченной травы выползает довольно большая змея. Тогда та змея стала приближаться, парень сказал про себя: "Ай, жалда! [95] Ужалит меня эта змея. Отломлю ветку от этой засохшей ивы и ею прикончу змею".

2 В это время та змея заговорила человеческим языком:

- Ай-ео! Паренек, не убивай меня. Трава сильно мокрая после такого большого дождя, трудно ползти, измучилась я, отнеси меня ко мне домой.

Когда она попросила отнести ее домой, парень спросил:

- Куда же отнести тебя?

- Забрось меня к себе на шею, я буду показывать тебе дорогу, - говорит змея.

- А как же мои телята? - спрашивает парень.

- Пересчитай своих телят. И пусть они здесь сами пасутся, - советует [змея].

3 Парень забросил змею к себе на шею, и они отправились. Змея показывает дорогу, так они шли и шли. Далеко зашли. Смотрят, расщелина в земле. Как только они приблизились к той расщелине, змея вдруг сползла с плеч парня и тут же обернулась очень красивой девушкой. Превратившись в девушку, она спрыгнула в ту расщелину. Парень тоже спустился вслед за ней. А там на семидесяти семи тюфяках [96] восседал один старик. Оказалось, на тех семидесяти семи тюфяках восседал сам хозяин земли.

Девушка говорит своему отцу:

4 - Отец, когда я ползла по совсем мокрой траве, этот парень [подобрал] меня, принес домой. Ты, конечно, будешь помнить про [это] доброе дело.

Потом девушка стала кормить парня. Когда он наелся, хозяин земли спрашивает:

- Ну, парень, что тебе нужно? Возьми половину моего золота.

- Не надо, - отвечает [парень].

- Тогда возьми половину моих денег.

- Не надо, - повторяет [он].

- Что же тебе надо? - спрашивает.

5 - Дайте то, что вам известно, дайте то, чего сами не знаете, - говорит парень.

А узнал парень об этом [секрете] еще по дороге, когда нес на плечах ту девушку, что обернулась змеей. Тогда-то она ему и сказала:

- Мой отец спросит, [что тебе надо], и захочет дать тебе золото и деньги. А ты скажи ему: "Дайте то, что вам известно, дайте то, чего сами не знаете". А дальше поступай как знаешь, - сказала [змея].

Хозяин земли дал парню то, что ему известно, но что он не знает, потом три раза плюнул ему в щеки и выпроводил. Идет парень обратно к себе, получив три плевка в щеки, и думает: "Да уж ладно, зато хорошо накормили".

6 Потом хватился: "Где же мои телята?" И в это время увидел своих пасущихся телят. Опять присел он под ивой. Смотрит, откуда-то прилетели две вороны. Уселись на верхушке ивы, почистили свои клювы и разговорились между собой. Вот одна ворона говорит другой:

- Ай-ео! Под этой ивой спрятано золото, - говорит. - Как-то давно один богач, когда зарывал золото, сильно повредил корни этой ивы. Вот из-за этого золота она и засохла, - так поговорили вороны и улетели.

7 А то, что парень получил известное, но не знаемое, было знанием семидесяти семи языков лесных зверей. Так парень стал понимать эти семьдесят семь языков. После этого он стал рыть у корней той ивы и увидел золото. Завернул он это золото в свою рваную одежду, принес домой и выложил на стол.

Когда наступил вечер, пришла мать и, увидев на столе золото, спросила:

- Где ты нашел золото?

Стала его ругать, наказать хотела. Тогда сын рассказал, как он нашел золото.

8 Вскоре парень перестал работать у богача, построил хороший дом, завел коня, скот, овец, собаку, кур. После этого парень надумал жениться. Как-то перед женитьбой сидел он за ужином. У стены стоял глиняный горшок со сметаной. Возле него бегали мыши. Бегали они, бегали, и одна мышь говорит другой:

- Горшок этот слишком высокий. Если я вскарабкаюсь, чтобы доесть сметану, то провалюсь в горшок. Чтобы я не упала, ты держи меня зубами за хвост.

9 Услыхал парень разговор двух мышей, увидел, как они бросились бежать, и рассмеялся. "До чего же все это удивительно", - думает он.

Через некоторое время парень женился, стал сеять хлеб, скотом обзавелся. Как-то запряг он лучшего коня в [телегу-]качалку, посадил жену, и отправились они посмотреть хлеба, проведать свой скот. Скачут они по степи, и повстречался им большой табун лошадей. Посередине его увидели двух рыжих жеребцов, которые сильно дрались между собой. Увидев это, парень расхохотался.

10 Жена его спрашивает:

- Почему смеешься?

- Аа, расскажу, когда приедем домой, - ответил [муж].

Приехали домой, стали кормить овец. Тогда овцы начали блеять и говорят:

- Ах, как хорошо! Хозяин наш добрый, кормит нас

Зашел в амбар, отрезал мяса и дал собаке. Но собака не стала есть мясо. Опять он зашел [в амбар], вынес зерна и кинул курицам. А те стали быстро-быстро клевать. Тогда лежавшая собака стала ругаться:

11 - Эй, вы вечно голодные, всегда жадничаете. А хозяин наш сейчас раскроет свой секрет жене и из-за этого умрет.

Тогда петух сказал:

- Хе, у меня двадцать жен и я ни одной из них не раскрываю своего секрета. А хозяин наш имеет всего одну жену и той хочет раскрыть свой секрет.

Парень стоял на крыльце и все слышал. Так, благодаря словам петуха, он не раскрывает жене своего секрета, потому и живет до сих пор.

21. ПАРЕНЬ-СИРОТА

Парень-сирота (Уншэн хубуун). Ср. AT (329) + (465 А). Записала С.С. Бардаханова в 1972 г. от Ж.Б. Цыбикова, 78 лет, в с. Исинга Еравнинского р-на Бурятской АССР. - РО БИОН, инв. № 3295, п. 2, с 59-76. Публ. [6, с 189-200]. Перевод Д.Д. Балбаровой.

Вар: Сирота и желтая собака [23, с 51-56].

1 Жил один парень-сирота. Как родился, родства своего не знал как появился [на свет], родни своей не знал. Еще мальчишкой он отправился в далекий город и нанялся в работники к одному богачу. Проработал три года и, когда стал рассчитываться с ним за работу, получил пуд зерна. Посеял этот пуд зерна, но его побил град. Никакого [урожая] не получил. Сильно он горевал.

После этого отправился он в далекий город Читу. Нанялся в работники к одному помещику на три года, стал пасти его скот. Три года он пас скот у того богача, когда стал рассчитываться за работу, получил захудалого двухгодовалого жеребенка [97]. А того жеребенка съел голодный волк. Опять [парень] остался ни с чем.

2 После этого парень отправился в другой город и опять пошел батраком к одному богачу. И все три года, пока батрачил у того богача, бедный парень-сирота ходил в рваных штанах и рваной рубахе. Приказывая встать, ударяли по голени, позволив присесть, [тут же] поднимали, и так он пас скот. Пришло время рассчитываться за трехлетнюю работу, и тот богач дал ему рваную сеть. "Я вычел то, что ты проел за три года, и сколько одежды износил, и от заработка осталось вот это", - сказал он и подал рваную сеть. Что поделать бедному парню? Не может он потребовать и получить [заработанное].

Взял ту сеть и пошел к морю. Закинул сеть на ночь [а утром видит]: в нее попала золотая рыбка. Вытащил парень ту золотую рыбку из сети, хотел сварить и съесть ее, да жалко стало. Уж больно красивая рыбка. "Какая красивая рыбка! Нет, не буду ее есть, пойду в улус, покажу людям", - решил парень и побежал по берегу моря.

3 Бежал день, бежал [всю ночь], бежал весь другой день, бежал, бежал и думал, что приблизился к какому-то улусу, а оказался на берегу того же моря. Устал [парень], прилег на берегу моря, подложив под голову свою рыбку, и уснул. Спал, спал, а когда проснулся, он оказался в очень красивом жилище, в богатом, прекрасном доме, лежал совсем нагишом.

4 Пока он так лежал, сильно ему захотелось помочиться. А встать не может. Смотрит, на хойморе женщина невиданной красоты над чаем хлопочет, варит вкусный-вкусный чай. Хочет встать парень, ищет глазами свою одежду. Во-он, в правом углу, топорщась, валяются его рубаха и штаны из телячьей кожи. "Надо забрать их и одеться", - решил он и подошел к своей одежде.

- Ой, погоди, погоди! - сказала [та] женщина и накинула на него дэгэл с семьюдесятью пятью застежками, подала ему очень красивую одежду, красные юфтевые сапоги, шелковый кушак, бобровую шапку с красным верхом, несколько шелковых рубах и штаны. Одела его во все это и превратила в невиданно красивого парня. Выйдя во двор, помочился, а когда взглянул - двор полон людьми с шестами-арканами. И все толпятся, говоря [наперебой].

5 - Ахай, ахай, мы станем вашими табунщиками, пастухами овец, телят, скота.

"Что же это делается?" - сильно удивляется парень. Пригрозил он пальцем всем этим людям, прикрикнул на них и зашел обратно в дом. Красавица усадила его на хойморе, налила ему вкусный чай, попили его, поговорили, потом стали играть в шахматы и шагай. Затеяли большую игру на трое суток, занятную игру - на четверо суток. Потом вышла жена во двор и, вернувшись, говорит.

6 - С западной стороны идет Хартаганан-хан.

- Что будем делать, когда придет Хартаганан-хан? - спрашивает парень.

- А ничего, зайдет, чай попьет, поговорит и уйдет, - отвечает она.

Зашел Хартаганан-хан, поздоровался, поговорили, а потом [хан] и предлагает:

- Мы стали соседями, что же будем без дела сидеть? Давайте устраивать игры.

- А в какие игры будем играть? - спросил парень.

- Сыграем в прятки по три раза. Играя в прятки, будем ставить на своих жен, - предлагает тот богач.

- Ладно. Когда же начнем? - спрашивает парень.

- Все равно, хоть сегодня, хоть завтра.

7 Бедный, простой парень не догадывается, что его обманут, потому и согласился.

- Кто же из нас начнет? - спрашивает. - Вы и начните, поскольку вы хан, а я спрячусь, коль согласился на состязание, - говорит [парень].

Сам-то бедный парень и не знает, как будет прятаться. Встали они утром, жена сходила на улицу и говорит мужу:

- Хартаганан-хан идет.

- Э-э, да я и забыл про него, - спохватился парень и хочет спрятаться за женой.

8 Тогда жена заставила корову отелиться, взяла послед, ударила им несколько раз и превратила мужа в послед. Пришел тот хан, искал его и не нашел. На другое утро хан опять пришел его искать, а жена, ударив мужа головешечкой, превратила его в головешку.

"Постой, где же его найти, где отыскать?" - глубоко задумался хан и стал искать, да не может никак догадаться, хоть и был он мудрым ханом. Как он ни старался, не смог найти и ушел.

Когда пришло время парню прятаться в третий раз, вдруг [жена] глянула: сидит этот парень и бьет себя по голове горящей головешкой.

9 - Что ты, муженек, делаешь? - спрашивает жена

- Хан идет.

- Нет, ведь так не прячутся, - сказала жена, выдернула иглу, и превратила его в иглу, сама сидит и шьет что-то. Откуда же хану найти! Так и не найдя, он ушел.

Пришел черед парню искать. "Где я его найду? Видно, пришло время расстаться с женой. В людном месте надо его поискать", - думает [парень]. Рано утром он встал и исчез. Прошло много времени. [Жена увидела], как он, оседлав белого коня, направился на запад.

10 - Куда ты поехал? - [спрашивает она].

- Поеду искать хана.

- А как будешь искать?

- Может, он охотится на лосей, потому на коне и выезжаю.

- Нет, не годится так искать, - сказала жена. - По дороге ты встретишь много белых овец, погонишься за ними, - отстанет маленький ягненок, повали его и сделай вид, что собираешься разрезать ему брюхо, тогда и найдется хан. Не вздумай брюхо ему распороть.

Жена его была волшебницей. Как она и предсказывала, навстречу идут овцы. Погнался за ними - отстал маленький ягненок. Поймал его и собрался брюхо ему распороть.

- Ой, кишки не выпусти! - закричал [ягненок] и обернулся [ханом]. Вернулся [парень] домой.

11 А наутро опять отправился на запад.

- Поехал искать хана? - спрашивает жена.

- Если не овца, хоть корова найдется, - отвечает парень и скачет дальше.

- Какой же ты бестолковый! Подъедешь к коновязи [хана], там на привязи будут стоять три вороных коня. Ты подними гриву коня, привязанного с правой стороны, там будет золотое кольцо. Станешь ломать, но не сломай, - тогда [хан] найдется.

Как было сказано, подъехал: на привязи [стоят] три вороных коня. Поднял [парень] гриву коня, привязанного с правой стороны, там золотое кольцо оказалось. Взял кольцо, хотел разломить.

- Ой, не изувечь меня, - сказал [хан, приняв свой вид].

12 Так во второй раз [парень] нашел хана Как в третий раз найти?

- А [теперь] где мне его искать? - спрашивает он у жены.

- Поедешь к хану, сойдешь [с коня], зайдешь в дом и увидишь на хойморе три желтых лука будут висеть. Выберешь из них самый тонкий, снимешь тетиву и попытаешься сломать [лук] о колено, тогда и появится [хан], - говорит [жена].

Поехал, по совету жены зашел в дом, а там - три желтых лука. Не спрашивая ни у кого, взял [лук] и только хотел разломить: "Ой, спину мне не сломай", - сказал [хан] и встал.

- Завтра утром приезжай и забирай мою жену, я проиграл ее, - говорит [хан].

13 Наутро парень сел на коня и поехал на запад, ничего не сказав жене

- Куда ты поехал?

- Хочу привезти жену [хана].

- Мы с тобой не сможем взять ханскую жену. Эта ханская жена к нам не поедет. Возвращайся ты назад.

14 Так она вернула мужа, обвязала его палец красной шелковой ниточкой и говорит.

- Теперь можешь ехать. Приедешь - человек будет порогом, конская голова - блюдом толэй. Арза, хорзо будут приготовлены, ничего в рот не бери, на все вопросы отвечай "нет", не говори "да". Скажешь: "Если отдать, так отдайте, нет - так не надо" - и выйдешь, арза, хорзо не пей, толэй не трогай.

15 Приехал он к хану, сначала следовал советам [жены]. Там арза, хорзо приготовлены, блюдо толэй. Не вытерпел, стал пить вино, есть мясо. Потом говорит хану:

- Вы мне проиграли жену, настала пора увезти мне вашу жену.

А тот хан ему отвечает:

- Мой отец при облавной охоте проиграл Шара-хубуну вороного коня и литое серебряное седло и все оставил там. Привези мне от Шара-хубуна моего вороного коня, мое литое серебряное седло, потом увезешь мою жену.

16 - Близко живет Шара-хубун? - спрашивает [парень].

- Близко, - отвечает Хартаганан-хан.

- Ладно, пусть будет так, - согласился парень и приехал домой.

- Ну, так что? - встречает его жена

- Да что там. Неподалеку от нас живет Шаpa-хубун. Когда-то отец [хана] оставил у него вороного коня и литое серебряное седло. Верну все это хану и привезу себе жену.

- Шapa-хубун, говорит?

- Да, Шара-xyбун.

17 - Нет на земле никого сильнее Шapa-хубуна. Никто не сможет его одолеть. Когда-то он напал на предков этого хана, забрал все их богатство и коня с литым серебряным седлом. Шapa-хубун не отпустит тебя живым Та-ак, а знаешь ты, кто твой тесть?

- Откуда мне знать тестя, когда с рождения родства своего не знаю.

18 - Я же дочь Солнца, того самого, которое обходит [землю]. Повсюду на земле искала себе друга и выбрала тебя, потому что ты простой батрак, табунщик. А теперь нам вместе не жить, придется расстаться. Ты не сможешь вернуть коня Шapa-хубуна. Что поделаешь. Есть у тебя тесть - Наран-хан, придется ехать к нему. Я выведу тебе волшебного коня, - сказала она и достала из сундука шагай-бабку, превратила его в коня, нагрузила туши трехгодовалого, четырехгодовалого бычков и отправила [мужа]. Перед отъездом дала наказ:

19 - Отправляйся скорее на запад, там будет белая гора Хахирма, на ее вершине живет Наран-хан. Попробуй добраться до нее. Потом попроси у своего тестя радугу. После твоего отъезда Хартаганан-хан не оставит меня в покое, добьется своего, увезет. Не жить нам вместе, придется расстаться. Постарайся быстрее добраться до места, надо ехать и днем и ночью.

20 Вскоре тот парень отправился. Едет быстро, по холоду чувствует наступление зимы, по дождю - приход лета, много месяцев прошло, счет времени потерял. Доехал наконец до горы Хахирмы. Оставил коня у подножия, а сам полез на гору. Шел, шел, подошвы ног истер, идти дальше не может. Тогда он пополз.

Полз он, полз, обе ладони истер. Пополз дальше. Полз, полз. Близок уже был к вершине, да скатился вниз, нет сил взобраться. Пока он так полз, Солнце показалось очень близко и скрылось.

21 - Хан-отец, тесть мой, помоги, спаси, я вам зять, измучился совсем, - кричит парень. Наран-хан не услышал его и, покачиваясь, скрылся. Тогда парень из последних сил двигаясь, еле взобрался на вершину той горы. Взобрался на вершину и пошел по ханской дороге. Еле-еле только ночью добрался до хана. Наран-хан лег спать, наказав жене:

- Ты спать не ложись, придет наш зять.

Встретила зятя жена Наран-хана, смазала ему раны снадобьем и спать уложила. Потом разбудила хана и говорит:

- Наш зять пришел.

Парень не сказал, зачем он прибыл, лег спать. Утром, когда [парень] встал, хан говорит:

- Ну, надо бы испытать силу зятя. Возьми-ка мою волшебную силу и обойди гору, - говорит.

22 Взял парень его волшебную силу и обходит гору. В это время встречается ему черный человек в черном дэгэлэ, на черном коне и здоровается с ним: "Мэндэ амор!" "Еще и приветствуешь!" - сказал парень, исхлестал ему тело до костей и отпустил. Идет дальше, встречает белого человека на белом коне, в белом дэгэлэ и тоже здоровается с Наран-ханом. "Еще и приветствуешь!" - сказал парень, крепко побил его и отправился дальше. Пошел дальше и пришел на место, где в полдень обедает Наран-хан, и видит серебряный стол, на нем разные кушанья, чай - все приготовлено. Съел там все, опрокинул стол и столкнул его под гору. Вернулся вечером к Наран-хану, отдал ему дэгэл, доспехи и волшебную силу.

23 - Посиди отдохни, а я пойду проведаю свои горы, - сказал Наран-хан и пошел.

Когда обходил он гору, навстречу ему вышел на черном коне тот же человек в черной одежде.

- Хан-отец, что это ты? Ты же мне переломал кости.

- У-у! Это мой зять побывал тут, он и натворил. Приходите вечером, подлечить придется.

Идет дальше, навстречу ему выходит человек на белом коне и тоже говорит, что хан так побил его.

- У-у, это мой зять побывал тут. Приходите вечером, придется подлечить.

24 [Наран-хан] пошел и приходит на то место, где обедал, а там ничего нет - ни стола, ни стула, ни еды.

Вечером вернулся Наран-хан очень сердитый и спрашивает:

- Что случилось?

В это время пришел тот черный человек, который был побит, и стал жаловаться. Наран-хан хочет наказать зятя.

- За что ты побил человека на черном коне? Что плохого он тебе сделал? - спрашивает он.

25 - Когда я был бедным сиротой, три года проработал на богача и за это получил пуд зерна. Засеял поле, а этот человек градом побил весь урожай. Если я сейчас не отомщу, то когда же?

- Ну, это правда? - спрашивает Наран-хан у черного человека.

- Да, так было.

Потом пришел белый человек тоже с жалобой.

- За какую провинность ты побил меня? - спрашивает [белый человек].

26 - За три года работы я получил лончака, а ты своих собак напустил, и они съели его. Вот за это я и наказал тебя, - отвечает [парень]. Нечего было сказать [белому человеку] в оправдание. Наран-хан спрашивает парня про свой стол с едой. Парень отвечает:

- Я ведь живой человек, хотя и ваш зять. Ты видел мои мучения, а не помог, руку помощи мне не протянул, хотя имел такую возможность, не посчитался со мной. Если я сейчас не отомщу, то когда же?

Наран-хану нечего сказать.

- Говори, зачем пришел, по какому делу? - спрашивает он.

- Моя жена велела попросить радугу, - отвечает парень.

- Возьми-ка ты радугу и скорей уезжай отсюда, - говорит Наран-хан.

27 Взял наш парень радугу и поехал домой. Приехал и видит: то место, где дом стоял, заросло травой [98], где была изгородь - осокой покрылось. Одна-единственная коновязь накренилась на запад. Только кроме этой одинокой коновязи ничего не осталось. Хартаганан-хан напал и все с собой забрал. Парень слез с коня, подошел к коновязи. "Для чего торчать одинокой коновязи? Лучше выдерну", - подумал он и выдернул. А под ней письмо лежит. "Хартаганан-хан напал на нас, меня со всеми моими подданными и тушемилами увез", - говорилось [в нем].

28 Парень надел старую, плохую одежду, взял посох и, приняв неказистый вид, пошел к хану. Пришел, а там хан свадьбу справляет, женится на его жене, собрал своих тушемилов. Когда он пришел на свадьбу, стали унижать его и смеяться над ним. Тогда парень подошел к Хартаганан-хану и говорит:

- Я побывал там, куда меня вы посылали, был в тех местах, куда вы меня отправляли, и вот принес вам подарок.

С этими словами парень вытащил радугу. Хан сразу упал замертво. Парень забрал все свое добро и зажил счастливой жизнью со своей женой, дочерью Наран-хана.

22. СИРОТА БОРО

Сирота Боро (Уншэн Боро). Ср. (846*). Записала С.С. Бардаханова в 1972 г. от Д.Н. Шаракшанова, 74 лет, в с Кырен Тункинского р-на Бурятской АССР. - РО БИОН, инв. № 3295, п. 2, с 22-28. Перевод С.С. Бардахановой.

Вар: Старик Табхан (Таабхан убгэн), Мудрый Xорхондой (Xорхондой сэсэн) - РО БИОН № 3283, п. 4, с 20-28; Старик Онохон (Оонохон убгэн). - РО БИОН, инв, № 1152, с, 1-2; Старец Xоредой. [18, с 7-9; 22, с 3-6].

Д.Н. Шаракшанов - один из одаренных сказочников Тункинской долины. От него С.С. Бардахановой записаны в 1972 г. сказки "Хан Реби", "Незадачливый старик", "Три сына" [7, с 55-65; 308-310; 414-417].

1 Жил в родных местах сирота Боро - Уншэн Боро-парень со своей женой. Было у них семь черных овец, две сивые лошади да рыжая собака в три сажени. От семерых овец семь лет не было ягнят. [Уншэн Боро] пас своих овец и посматривал, не будет ли от них ягнят.

Прошло семь лет, и большая их овца принесла двух ягнят. Положил [Уншэн Боро] ягнят в короб [99] повесил на дерево и пошел домой.

- Овца наша ягнят принесла, - говорит жене Уншэн Боро.

- А почему же ягнят не принес? - спрашивает жена.

2 Пошел за ягнятами - две вороны опередили его, выклевали у них по одному глазу. Оседлал он хорошего сивого коня и погнался за воронами. Догнал их, вынул у них по одному глазу и поехал обратно. Полетели две вороны к Эсэгэ Малану жаловаться "Уншэн Боро-парень вынул у нас по одному глазу", - жалуются они.

Эсэгэ Малан отправил семь небесных волков и сказал: "Съешьте хорошего сивого коня Уншэн Боро-парня".

Трехсаженная рыжая собака Уншэн Боро-парня завыла. Тогда Уншэн Боро открыл сундук, достал хадак саженный и с этим хадаком обращается к своей собаке, спрашивает:

3 - Рыжая моя собака в три сажени, за три года вперед предвидящая приближение злого врага, почему залаяла?

- Семь волков придут, чтобы съесть твоего хорошего сивого коня, - отвечает его рыжая собака.

- А как же мне спасти хорошего сивого коня? - спрашивает он у собаки.

- Хорошего сивого коня отведи на открытую, чистую поляну, [пусть пасется], на привязи. А плохонького сивого коня накрой [попоной], дай [ему] сена и привяжи во дворе.

Так и привязал. Ночью явились семь волков: "Вот его хороший сивый конь", - решили они и съели плохонького сивого коня.

4 На следующее утро Уншэн Боро оседлал хорошего сивого коня и помчался за волками Догнал их, со всех семерых содрал шкуру. Пошли волки к Эсэгэ Малан-тэнгрию жаловаться, волоча содранные шкуры.

Эсэгэ Малан-тэнгрий отправил тогда девять шолмосов: "Убейте Уншэн Боро-парня", - сказал он им.

Опять трехсаженная рыжая собака стала лаять да выть. Уншэн Боро открывает сундук, вытаскивает оттуда саженный хадак и с этим хадаком обращается к своей собаке, спрашивая:

5 - Рыжая моя собака, за три года вперед предвидящая злого врага, почему залаяла?

- Девять шолмосов собираются тебя убить.

- А как же мне спастись? - спрашивает Уншэн Боро.

- В котле огромном, как Хангай [100], кипяти конский помет. С наступлением вечерних сумерек придут [шолмосы]. Когда я буду лаять и смотреть в сторону, ты приготовишься. Как я с лаем повернусь к дому, так и станешь обливать этим кипятком с пометом все углы и стены, приговаривая: "Да очистится мой дом, ум махум [101]!"

6 Завечерело, рыжая его собака лает и в сторону смотрит, а Уншэн Боро-парень приготовился. Как только повернулась [она] с лаем к дому, Уншэн Боро стал все углы и стены обливать кипятком с пометом, приговаривая: "Да очистится мой дом, ум махум!" Девяти шолмосам, заглядывающим в щели, ошпарил глаза кипятком. Опять они пожаловались Эсэгэ Малан-тэнгрию. Эсэгэ Малан-тэнгрий отправил тэнгриев Гунан и Дунэн и сказал "Сразите громом Уншэн Боро-парня".

7 Опять залаяла, завыла его трехсаженная рыжая собака Тогда Уншэн Боро открыл сундук, достал саженный хадак и с этим хадаком обращается к рыжей своей собаке:

- За три года вперед предвидящая злого врага моя трехсаженная рыжая собака, почему залаяла?

- Эсэгэ Малан-тэнгрий отправляет тэнгриев Гунан и Дунэн, чтоб громом тебя сразили, - говорит его рыжая собака.

- А как же мне спасти свою жизнь? - спрашивает Уншэн Боро.

8 - Из трех холмиков, на которых пасутся твои овцы, стань на правом. Надвинутся тучи с правой стороны, и "трах-тах" загремит гром, тогда прыгни на средний холмик. Над средним бугорком "трах-тах" раздастся - прыгнешь на левый холмик. Над левым бугром "трах-тах" прогремит, снова прыгни на средний. Когда рассеются тучи и появится сияние, ты прицелишься-прицелишься и выстрелишь туда, где сияет.

По совету рыжей собаки, Уншэн Боро стал на правый бугорок. С правой стороны надвинулись тучи, "трах-тах" загрохотало над ним вверху. Тогда Уншэн Боро-парень прыгнул на средний бугорок. Когда над средним бугорком раздалось "трах-тах" - прыгнул на левый бугорок. Когда над левым бугорком прогремело "трах-тах", он снова перескочил на средний бугорок. Когда стоял на среднем бугорке, что-то сверкнуло, он выстрелил - и прострелил хвост золотому дракону. Гунан и Дунэн тэнгрии отправились с жалобой к Эсэгэ Малану.

9 Эсэгэ Малан потребовал к себе самого Уншэн Боро-парня. Поехал к нему Уншэн Боро, оседлав своего хорошего сивого коня.

- Уншэн Боро-хубун, зачем ты выковырял воронам глаза?

- У меня было семь овец. Семь лет не было от них ягнят. Через семь лет большая овца принесла двух белолобых ягнят - барашков. Обрадовался я, положил их в короб, повесил на дерево и побежал домой к жене "Почему ты не принес ягнят?" - спросила жена.

Пошел я обратно [за ними], две вороны успели по одному глазу у них выклевать. Я хотел одного ягненка принести в жертву [хозяину] огня, а другого - тэнгриям. Одноглазые ягнята никуда не годятся - ни огню, ни тэнгриям их не преподнесешь.

10 - Прав Уншэн Боро-парень, - сказал Эсэгэ Малан. - Зачем ты содрал шкуру с семерых волков?

- Я думал, что семь волков съедят моего хорошего сивого коня, и оставил его на открытой, чистой поляне. А плохонький сивый конь останется у меня, - решил я и привязал его во дворе. А съели-то волки плохонького сивого коня, хорошего не тронули. Со злости и содрал я с них шкуру.

- Прав Уншэн Боро-парень. Зачем ты ошпарил девяти шолмосам глаза?

- Девять шолмосов - это девять, а я один. Почему же они сразу не зашли и не убили меня, а подпирали стенки? От злости я и ошпарил им глаза.

11 - Прав Уншэн Боро-хубун. Зачем же ты прострелил хвост золотому дракону Гунан и Дунэн тэнгриев?

- Сразили бы сразу меня, коль хотели, зачем же разнесли мои холмики? Хотел им показать, как надо стрелять и прострелил хвост золотого дракона.

- Прав Уншэн Боро-хубун, - сказал Эсэгэ Малан. - Пусть семь твоих овец размножатся до семи тысяч, из двух твоих скакунов выйдут две тысячи. Пусть все это станет в народе улигером-сказанием, - благословил Эсэгэ Малан-тэнгрий и отпустил Уншэн Боро-парня домой. Так рассказывают [в народе].

23. СТАРИК ХЭРХЭН

Старик Хэрхэн (hээрхэн абгай). Ср. AT (327). Записала С.С. Бардаханова в 1983 г. от Н.С Сонтохоновой, 64 дет, в с. Бахай Баяндаевского р-на Иркутской обл. - РО БИОН, инв. № 3494, с 2-4. Перевод С.С. Бардахановой.

Вар: Парень Торсэгин (Трсэгийн хубуун), Женщина Тэтэгэрхэн (Тээтэгэрхэн гэргэн), Старик Тонтэ (Тнтэ убгэн) - РО БИОН, инв. № 229, с 17-21; инв. № 2877, с 30-35; инв. № 2697, тетр 6, с 79-84. Близки к ним сказки "Старуха Хэрхэн" и "Тэнэхон" [22, с 17-21,21-24]. Мотивы этих сказок имеются в текстах, записанных Ц.Ж. Жамцарано, - "Парень Тэдхэйхэн" (Тэдхэйхэн хубуун), "Парень Торсэхэн" (Трсэхэн хубуун) (см. АВ, ф. 62).

Имя главного персонажа варьируется: Отец Хэрхэн (hээрхэн баабай). Старик Хэрхэн (hээрхэн убгэн). В публикуемом тексте - Старик Хэрхэн (hээрхэн абгай). Здесь абгай - почтительное обращение к старшему по возрасту.

1 У старика Хэрхэна - Хэрхэн-абгая был пестрый бык. Откормил он этого быка за три гола и забил. Сварил мясо, но не может одно ребрышко доесть. Не смог съесть одно ребрышко и пошел искать, кто бы помог это мясо доесть. Идет он, идет, встречается ворона:

- Ворона, ворона, что ты можешь съесть? - спрашивает [Хэрхэн-абгай].

- Глаз один поклюю.

- Не едок ты - сказал он и пошел дальше. Шел он, шел и встретил сороку:

- Сорока, сорока, что ты сможешь съесть?

- Содержимое желудка поклюю, - сказала сорока.

2 - Не едок ты, - сказал Хэрхэн-абгай и пошел дальше. Идет он дальше, идет, и встречается семиголовый мангадхай.

- Мангадхай, мангадхай, что ты можешь съесть? - спрашивает Хэрхэн-абгай.

- Все могу съесть, даже и тебя заодно, - ответил он. [Хэрхэн-абгай] привел домой семиголового мангадхая, чтобы накормить его мясом своего быка. Мангадхай не может пролезть в дверь. Тогда Хэрхэн-абгай завел его на крышу и через дверь бросает ему наверх мясо своего пестрого быка. Бросает, бросает. Мангадхай съел все мясо - не наелся. "Съел я мясо твоего пестрого быка и не наелся, теперь съем тебя", - сказал мангадхай, затолкал Хэрхэн-абгая в мешок и унес домой.

3 Добрался до дома семиголовый мангадхай и в том же мешке повесил Хэрхэн-абгая к дымовому отверстию. Мангадхай собрался на охоту и наказывает семерым своим сыновьям: "К моему приходу разделайте Хэрхэн-абгая да сварите его мясо".

Когда семиголовый мангадхай ушел, Хэрхэн-абгай стал просить его сыновей, уговаривать: "Развяжите меня, я вам очень красивые игрушки сделаю, очень красивые [вещи] сделаю". Тогда дети мангадхая выпустили Хэрхэн-абгая из мешка. Как только выпустили, он сразу убил семерых сыновей мангадхая. Семь их желудков наполнил кровью, вырыл яму и положил их туда.

4 Сварил Хэрхэн-абгай их мясо и воткнул туда иголки. В золу зарыл яички. Головы семерых сыновей мангадхая уложил рядами в постель и укрыл одеялом, будто они спят.

Вернулся с охоты семиголовый мангадхай, оглядел свой дом и говорит: "Спасибо, детки, разделали Хэрхэн-абгая да сварили его мясо". Стал есть мясо - иголки застряли в горле. "Э-э, не поделился с огнем, потому и в горле застревает [102]", - сказал мангадхай и бросил кусочки мяса в огонь. Стал разгребать огонь - яички, засыпанные золой, лопнули и прямо в оба глаза угодили.

5 "Э-э, сыновей своих не разбудил, стал есть один, потому так и получается", - сказал мангадхай и стал будить детей. Покатились их головы. "Э-э, Хэрхэн-абгай тут виноват", - сказал семиголовый мангадхай и стал звать его.

- Хэрхэн-абгай, где ты?

- На улице! - отвечает Хэрхэн-абгай.

- Хэрхэн-абгай, где ты? - спрашивает опять мангадхай.

- Дома, - говорит Хэрхэн-абгай.

Заходит мангадхай в дом - "Я на улице", - отзывается тот. Выходит мангадхай на улицу - "Я дома", - говорит Хэрхэн-абгай.

6 В это время Хэрхэн-абгай достал зарытые в яме желудки семерых сыновей мангадхая, наполненные кровью, и побежал. Бежит, бежит Хэрхэн-абгай по [льду] черного моря. Мангадхай за ним гонится. Вот-вот он его нагонит. Тогда Хэрхэн-абгай бросил желудок, наполненный кровью одного из его сыновей. "Кровь своих сыновей [на льду] так не оставлю, слижу [ее]" - сказал мангадхай, лизнул - и язык его примерз ко льду. "Хэрхэн-абгай, руби между льдом и языком!" - кричит мангадхай.

Хэрхэн-абгай отрубил мангадхаю одну голову и побежал дальше.

7 Опять нагоняет его мангадхай. Тогда Хэрхэн-абгай бросил желудок с кровью второго сына. "Сыновью кровь на льду так не оставлю, слижу", - сказал мангадхай, лизнул ее, и второй язык примерз. "Хэрхэн-абгай, руби между языком и льдом!" - кричит мангадхай. Хэрхэн-абгай подбежал и вторую голову мангадхаю отрубил.

8 Опять мангадхай погнался за ним, нагоняет его. Хэрхэн-абгай бросил желудок с кровью третьего сына. "Сыновью кровь на льду так не оставлю, слижу", - сказал мангадхай и стал слизывать. Третий язык примерз ко льду. "Хэрхэн-абгай, руби между языком и льдом!" - кричит мангадхай. Подбежал Хэрхэн-абгай, третью голову ему отрубил.

Бежит он дальше, мангадхай гонится за ним. Вот-вот догонит. Тогда [Хэрхэн-абгай] бросает желудок с кровью четвертого сына. "Ни за что так не оставлю кровь своего сына, слижу", - сказал мангадхай и стал лизать кровь. Четвертый язык мангадхая примерз ко льду. Хэрхэн-абгай отрубил четвертую голову и побежал дальше.

9 Бежал, бежал, мангадхай стал его догонять. Тогда [Хэрхэн-абгай] бросил желудок пятого сына с кровью. "Сыновью кровь так не оставлю, слижу", - сказал мангадхай, слизывая кровь. Пятый язык приморозил. "Между льдом и языком руби, Хэрхэн-абгай!" - кричит мангадхай. Хэрхэн-абгай пятую голову мангадхаю отрубил и побежал дальше.

10 Бежал он, бежал. Когда мангадхай стал нагонять, [Хэрхэн-абгай] бросил желудок с кровью шестого сына. Опять мангадхай лизнул, шестой язык примерз ко льду. "Хэрхэн-абгай, руби между языком и льдом!" - кричит мангадхай. Хэрхэн-абгай шестую голову ему отрубил и побежал дальше.

11 Бежал он, бежал. Когда мангадхай стал нагонять, бросил желудок с кровью седьмого сына. "Сыновью кровь так не оставлю", - сказал мангадхай, лизнул ее, и опять язык примерз ко льду. "Хэрхэн-абгай, руби между языком и льдом!" - кричит мангадхай. Подбежал Хэрхэн-абгай, седьмую голову ему отрубил.

Так Хэрхэн-абгай расправился с мангадхаем и завладел всем его добром [103].

24. ШУЛУН БЭЛИГ-ПАРЕНЬ

Шулун Бэлиг-парень (Шулуун Бэлиг хубуун). Записала С.С. Бардаханова в 1978 г. от Нямын Гомбодоржо, 62 лет, в сомоне Биндар Хэнтэйского аймака МНР. - РО БИОН, инв. № 3438, а 2, с 122-136. Перевод С.С. Бардахановой.

Вар: Два брата (Аха дуу хоёр). Записан от Бадмьга Доржоханда, проживающего там же, в Биндар-сомоне.

Эти сказки близки по сюжету, но вариант сказителя Б. Доржоханды начинается с разработки мотива о ленивом муже и находчивой жене, пробуждающей в нем интерес к труду, охоте. Однако лейтмотив обоих вариантов - дружба юноши монгола и русского парня, скрепленная трудными испытаниями. Мотив дружбы монгола и русского роднит эту сказку с монгольской сказкой "Цэргийн хун" [26, с 73-74].

В публикуемой сказке волшебные мотивы органически переплетаются с новеллистическими элементами, что в определенной мере характеризует особенности современного бытования сказок, их взаимовлияние, взаимопроникновение.

1 В раннее, давнее время жил самый лучший охотник, молодой Шулун Бэлиг. Охотился Шулун Бэлиг каждый день, мясом зверей кормил детей и сам кормился. Однажды этот парень охотился в тайге и увидел на склоне одной горы много-много медведей. Среди них заметил одного большого-большого медведя. Пристально разглядывая тех медведей, незаметно подкрался к ним поближе. При нем было плохонькое ружье. И когда приготовился выстрелить из этого плохонького ружья и прицелился, он подумал: "Хорошо бы попасть в самого крупного медведя".

2 И вот только хотел нажать курок и выстрелить - услышал сверху крик какого-то человека-великана, особенного человека. Даже не оглянувшись и не посмотрев, кто такой, Шулун Бэлиг-парень выстрелил. Выстрел прогремел с такой силой, что разобрать было невозможно - свое ли ружье так выстрелило или чужое ружье выстрелило. Самый большой медведь зашатался и упал. Вскочил парень и смотрит - русский богатырь перед ним стоит.

3 - Так вот, этого медведя сразила пуля не твоего ружья, а пуля моего ружья, - говорит [русский богатырь]. - Ты по-настоящему смелый, бесстрашный человек, во что бы то ни стало стремишься к задуманному. Если бы ты не стал стрелять в медведя, оглянулся, я бы тебя самого убил. Ты и взаправду смелый, настоящий человек. Мне же приятно будет думать, что такого крупного медведя убил парень родом из Монголии. Храбрый, смелый ты парень. Стань моим младшим братом, и поедем в русские края. Я хочу взять тебя с собой как младшего брата, - говорит он.

4 И отправились они вдвоем на родину русского брата, где месяц за месяцем, год за годом - много-много лет прожил тот старший брат со своим русским отцом и русской матерью.

Вместе с братом стали они охотиться каждый день. Однажды младший брат вернулся с охоты позже, чем старший, отстал от него. Тогда русский отец говорит:

- Вон туда, на склон горы своего старшего брата не води. На ее вершине есть огромный дворец. Там живет шолмос, который пожирает самых сильных русских богатырей. Туда не ходите. Брат твой такой безрассудный, батором себя считает. Он может пойти туда, если узнает от тебя [о шолмосе]. Нельзя ему об этом говорить, - наказывают русские отец с матерью.

5 На следующий день опять братья охотятся.

- Брат, а брат, - говорит [младший].

- А-а.

- Вот на той горе, что виднеется на северо-восточной стороне, есть, говорят, шолмос, пожирающий самых сильных русских богатырей. Отец с матерью нам запрещают туда ходить.

- Пойдем туда вдвоем, - говорит старший брат. - Да так, чтобы отец с матерью не узнали. Выйдем из дома, как на обычную охоту.

6 Так и [решили]. Вечером братья вернулись домой и застали родителей сердитыми, похоже, что догадываются. "Догадываются что ли, отчего так сердятся?" - тревожится Шулун Бэлиг-парень, поглядывая на русского отца. На следующий день, как всегда, взяли с собой еды и отправились вдвоем на охоту. Пошли они к склону той горы, оказалось, это очень далеко. Все шли, шли, шагали, шагали, - наконец пришли. На юго-западной стороне горы увидели лощину.

7 Вдвоем направились они вверх по лощине, и вдруг старший брат говорит:

- Вот что, брат мой, ты оставайся здесь. Тебе не стоит туда ходить. Дорожную мою суму, которая с правой стороны, вот так открытой держи. Услышишь только мой выстрел, знай, что я победил. Увидишь блеск белой сабли, считай, что я побежден. Тогда вниз по этой лощине покатится моя голова. Положи ее в суму и быстро уходи отсюда. Отцу и матери покажешь голову и расскажешь, как был сражен твой старший брат. Тогда все будет понятно, - сказал русский брат.

8 - Ладно, согласился Шулун Бэлиг и остался. А брат пошел дальше. Все поднимается, поднимается на гору, вскоре его не стало видно. Вдруг Шулун Бэлиг увидел на вершине горы блеск длинной белой сабли. И покатилась вниз голова брата. Парень положил ее в открытую суму, да не может идти обратно. "Русский отец наказывал не говорить брату об этой горе. А я взял и рассказал. Так и погубил сына русского отца. Раз уж так получилось, пусть шолмос и со мною расправится. Чем отцу приносить голову сына, лучше самому мне быть убитым шолмосом", - думает парень.

9 Оставил двух своих стреноженных коней, а сам стал подниматься на гору. Поднялся на вершину горы, обошел большой камень и увидел огромного мангуса. Ходит он вокруг большущего котла да чай густой варит, в правую сторону поворачивается - правой рукой помешивает. Монгол достал ружье, прицелился и думает: "Смерть шолмоса, мангуса кроется, говорят, где-то в одном месте, попасть бы туда". Вдруг заметил он черное пятно с ладонь под правой подмышкой шолмоса. "Во что бы то ни стало надо попасть в него", - решил парень.

10 Прицелился он в это черное пятно и, когда [шолмос] повернулся в правую сторону, выстрелил. Посмотрел он левее, а там большое, словно сосна, ружье в землю воткнуто. К нему прислонена длинная белая сабля. Шолмос пытается достать их. А парень все стреляет да стреляет. Шолмос добрался до ружья и присел там на корточки. А парень все продолжает стрелять. Когда кончились патроны, сбегал он за ними, принес и опять стал стрелять. Но [вот] все патроны кончились.

11 Подбежал [к шолмосу] и поглядел сбоку, а тот уж давно окоченел, сраженный одной пулей. Свалил его и думает: "Откуда же он появляется? Где его дом находится? Надо пойти по его следам", - решил он и пошел. Шел он, шел и на северо-восточной стороне увидел привязанного белого коня с седлом и уздой. "Видно, на этом коне приезжал. Надо идти по следам", - решил он. Пошел по следам на северо-восток и увидел дорогу, ведущую на гору. "Эта дорога выведет к дому шолмоса", - подумал он и поехал дальше, ведя за собой коней брата и шолмоса. Попал он в густой сосновый лес.

12 Поехал по этому сосняку и увидел маленькую войлочную юрту. Привязал коня и вошел в юрту. А там - жена мангадхая, живот у нее с юрту величиной. Шолмос-баба зло прищурив [глаза], накинулась с руганью:

- Это ты привел коня моего мужа? Это ты погубил моего мужа и явился [сюда], чудище этакое!

У парня был острый нож, и он стал им отбиваться, драться с нею, не зная, одолеет ли ее или сам будет побежден. Но улучив момент, он распорол ей брюхо. Оттуда выскочил мальчик, не попавший под нож, и набросился на него с бранью: "Ах, ты и есть тот враг, который убил моего отца и мать!"

13 Стал [Шулун Бэлиг] биться с сыном мангуса и убил его, ударив ножом "В доме этого мангуса есть ли золото, серебро?" - подумал он, посмотрел: очень много серебра и золота оказалось. Свои дорожные сумы-связки набил золотом и серебром, хотел погрузить на коня, да не может поднять. "Что же делать? Хорошо бы все это взять с собой", - думает он. И решил пустые сумы-связки перекинуть через коня на обе стороны и потом заполнить ту и другую. Так и сделал. Золото, серебро вывалил на землю, а потом наполнил ими связки-сумы, перекинутые через коня, и отправился домой.

14 Добрался до своих мест, но не может осмелиться подъехать к дому русского отца. "Единственного сына его толкнул на погибель, стоит ли мне дрожать за свою жизнь", - решил он, набрался смелости и подъехал к дому, но не останавливает коня, то влево, то вправо его направляет.

- Не бойся меня. Слезай с коня, сын мой, иди сюда, - говорит [отец].

- Мой русский брат погиб, - говорит [Шулун Бэлиг], показывая его голову. - Я убил шолмоса и привез все это, - продолжает парень, разбрасывая золото, серебро.

15 - Не надо меня бояться. Ты большую победу одержал, - говорит русский отец. - С давних пор самых лучших русских богатырей этот шолмос убивал. Твоей победе я очень рад. Русский народ может пожертвовать одним сыном ради такой победы над шолмосом. Я очень рад, что ты убил шолмоса.

"Похоже, что не накажет, пощадит", - подумал парень и слез с коня.

16 Русский отец каждый день точит нож. "В одну из ночей он мне горло перережет, я же единственного его сына толкнул на смерть. Вот и хочет, видно, меня убить и нож свой точит", - думает он. Из-за этого парень потерял сон. Каждое утро, как наточит нож, [старик] проверяет лезвие повернет острием вверх и бросает сверху волосинки, - они тут же надвое рассекаются. Видно, нож стал очень острым. Однажды русский отец говорит:

- Сегодня ночью я умру. Сын мой, Шулун Бэлиг, похорони меня среди степных кустарников. Из этого дерева сделаешь гроб. Этим железом закрепишь. Потом увезешь меня туда и похоронишь. А старуху мать отвезешь на ее родину, вот в тот улус, который виднеется на восточной стороне. А сам ты давно выехал из родной Монголии и, подружившись с моим сыном, много лет здесь провел. Тебе надо вернуться на родину. Когда поедешь обратно в Монголию, путь держи по бездорожным местам, по дороге не езди. Где люди переходят вброд, ты на лодке переезжай. Там, где на лодке переезжают, ты вброд переходи. Вернешься домой, не ложись спать на кровать, ложись возле кровати. Из трех сыновей Тухы запомни одного по имени Аа. Если на кончик железного пера сядет муха, знай, жизнь спасена, - такой наказ дал русский отец.

17 Ну вот, проснулся утром, а русский отец уже мертвый. По его наказу, на склоне одной горы [парень] разыскал степные кустарники. Возле них выкопал большую яму, похоронил русского отца. Все сделал так, как он просил. Проводил русскую мать в ее родные места. Потом сам стал собираться к себе на родину. "Все, - что с собой привез, что здесь нашел, возьмешь с собой", - наказывал русский отец. По его совету собрал свои вещи, взял немного золота, серебра и отправился в Монголию. Поехал он по тайге, где не было дороги.

18 Ехал он, ехал по бездорожным местам, устал и выбрался на дорогу. А острый тот нож его русский отец вплел ему в косу [104].

Едет он по дороге и видит плохонькую войлочную юрту. Заходит в нее, а там красавица-монголка.

- Какой ты красавец, откуда путь держись? Останешься у нас ночевать? - спрашивает она у Шулун Бэлиг-парня, а сама так и извивается [перед ним].

"Устал я, измучился, останусь посплю, отдохну, - думает про себя парень. - Такая славная девушка, вкусно накормит".

19 - Присаживайтесь, пожалуйста, присаживайтесь. Я все сделаю и коня вашего накормлю, - юлит [она], лебезит.

"Гур-гур" послышались чьи-то голоса с улицы. "Здесь, видно, еще есть люди", - думает он. Заходят два парня.

- Ты дома сидишь и еду находишь, а мы сколько ходили, да вернулись с пустыми руками, - говорят они. "Мой русский отец наказывал не по дороге, а по бездорожным местам ехать. Много лет провел я в русских краях, видно, теперь не добраться до дома, попал в пасть мангусов [105]", - думает он.

20 - Так [когда]? - сейчас к ужину его разделаем и съедим или завтра съедим? - спрашивают те двое у этой девушки.

- Да и завтра можно съесть. На ужин у нас ведь есть что поесть, - отвечает [она].

- Ладно, тогда приготовим ужин, с голоду умираем. Целый день ничего не ели, ничего не нашли, - говорят [парни].

- Ну, хорошо, хорошо. Ведь это я оставила коня этого парня. Когда он засобирался ехать, то я нашла хороший подход, задержала его, - рассказывает [девушка]. Потом сходила она, принесла мяса и вывалила в котел. А мясо-то все человечье.

21 "Да, попал я в руки людоедов, не выбраться мне отсюда, кончилась моя жизнь", - думает парень про себя. Поужинали они, съели мясо и советуются:

- Куда уложим этого парня?

- Пусть между вами ляжет, куда он денется, - говорит девушка.

- Ладно, так и сделаем.

22 Оказывается, люди, которые едят человечье мясо, очень крепко спят. Положив [парня] посередине, спали [они], сильно храпели. А парню этому разве до сна? "Погоди, как же мне этих двоих одолеть? С кого бы начать?" - лежит он и думает. И вдруг он вспомнил про нож, вплетенный в косу. Потихоньку расплел косу, достал нож. И ножом этим перерезал горло шолмосу, лежавшему с правой стороны, прирезал шолмоса, лежавшего с левой стороны. В это время поднялась та женщина-[шолмос]:

- Ты моих верных друзей убиваешь?! - говорит.

Борется, борется он с ней, размахивает во все стороны ножом. Наконец поймал ее, связал и спрашивает:

- Где мой конь? Где ружье?

- Там, тут, - отвечает она.

23 Вышел он, ищет, амбаров у них много, а та все врет. Измучился он [в поисках], стал думать, [наконец] развел под ней огонь и стал спрашивать. [Тогда она] сказала правду.

Сел на коня и отправился к себе на родину. Теперь уже едет только по бездорожным местам, намучился [в пути]. Русский отец наказывал по дороге не ехать, поехал по дороге, и вот такое случилось. Теперь решил не нарушать наказа отца. Еле тащится он по бездорожным местам. На пути - большая река. Выбирая брод, переправился на лодке на другой берег. Поехал дальше.

24 Опять на пути - большая река И так же люди переправляются на лодках. Сел [Шулун Бэлиг] на большую лодку и переправился.

Так он оказался в своей Монголии, в тех местах, где раньше охотился. Много лет провел он в русских краях и теперь оглядывал родные места. Вдруг один человек крикнул:

- Сайн байно-о, Шулун Бэлиг, - и пронесся он на коне мимо него.

- Сайн, Сайн! - ответил он, так и не узнав его. "Вот какой странный человек. Даже не поговорил с человеком", - удивляется [Шулун Бэлиг] про себя. Поехал дальше. Ехал, ехал и доехал до дома. Мать с отцом обезумели [от радости].

- Ну, сынок, откуда же ты прибыл? Мы думали, что ты диким зверям достался, - говорят они и с двух сторон целуют да обнимают его.

25 А жена, похоже, не рада, даже не говорит: "Откуда вернулся? Хоть жив ли, здоров?' Поужинали, собрались спать. Русский отец наказывал не ложиться на кровать. И он лег возле кровати.

- Иди, ложись на кровать, - говорит жена, уступая с краю место.

По совету русского отца, он сказал:

- Да ничего, ничего. Много лет скитался по тайге, охотился, устал, сегодня здесь отдохну.

26 Измаялся в дороге, устал и крепко заснул. Вдруг ночью под собой что-то мокрое почувствовал. Зажег он спички, посмотрел - кровь. Разглядывает себя - нет ли где раны. Нигде ни раны, ни царапины. Посмотрел на жену - горло перерезано. Не может понять, будит отца и мать.

- Что же это случилось? Надо сообщить здешним ноёнам и сайтам.

- Ноёны наши там находятся, иди и расскажи о случившемся, - советуют мать с отцом.

27 В страхе он побежал к ноёнам и рассказал.

- Где ты скитался? - спрашивают [ноёны].

- Я в русских краях побывал.

- Ты в русских краях много лет скитался, приехал и жену свою убил. Чтобы не было разговоров, решил нам сообщить, - сказали они и посадили его в тюрьму.

Приводят его оттуда и допрашивают. Он рассказал все, как было:

28 - Я русского брата нашел, мы много охотились, с ним убили медведя. Русский брат меня взял [в свои края]. Когда я поздно возвращался домой, мимо меня на коне пронесся один человек со словами: "Сайн, Шулун Бэлиг!" Кроме него, я ни с кем не встречался. Ночью проснулся от чего-то мокрого под собой. Подумал - моча, вроде нет. Зажег спичку и посмотрел - полно крови. Осмотрел себя - ни одной ранки. Посмотрел на жену - горло перерезано. Не я это сделал, не я, - утверждает он.

29 - Ты это сделал, признайся. Завтра казним тебя, - говорят монгольские ноёны. - Ты [жене горло] перерезал. Мы можем правду от лжи отличить. С тобой все ясно, надо казнить. Пока не пришел конец, говори, что хочешь сказать.

- Мой русский отец давал такой наказ, - говорит он. - Не ложиться дома на кровать, лечь возле кровати. Из трех сыновей Тухы просил запомнить одного по имени Аа. Когда муха сядет на кончик пера, считать жизнь спасенной. Вот так говорил русский отец.

30 - Какой хороший старик. Хорошо, что ты об этом рассказал. Пока мы не разберемся во всем, оставайся здесь. Этому парню отведите жилье, - приказывает ноён.

Вывели его из тюрьмы и поселили в хорошем доме. Сидит он там, ест и чай пьет. Ноён хочет написать, что парня надо казнить, но на кончик пера садится муха и не дает писать. "Что-то здесь не так", - думает ноён и оставляет свое писание.

31 - Съездите туда, где живет один из сыновей Тухы по имени Аа. Он должен занять мой ханский трон, - с таким приказом ноён отправил людей.

Стали его искать. "Вот там живет Аа, сын Тухы", - говорят люди, показывая на три белые войлочные юрты. Подъехали к ним и спрашивают:

- Где живет Аа?

- В юрте, что с правой стороны стоит.

Заходят в юрту, которая стояла с правой стороны. А там сидит смуглый, с грубыми чертами лица человек.

- Вас просят к ноёну, хотят на ханский трон посадить. Вот с таким приглашением мы пожаловали, - [говорят ему].

32 Приглашение это он принял с важностью, как бы нехотя отправился к ноёну. Вот прибыл он к ноёну. Разве посадят его на ханский трон. Тут же крепко схватили его и посадили в тюрьму. Стали его допрашивать и узнали, что он сошелся с женой Шулун Бэлиг-парня.

- Так как же ты надумал убить ту, с которой так хорошо сошелся? - спрашивает ноён.

- Когда я ехал поздно ночью, Шулун Бэлиг-парень возвращался домой. Тогда-то я и наказал ей уложить [мужа] на кровать с краю. В ночной темноте без ошибки нашел кровать, думал, что мужу горло перерезал, а убил ее. В этом моя вина, - говорит он.

33 Так Шулун Бэлиг-парень был оправдан. Один из трех парней Тухы по имени Аа за убийство той женщины был приговорен к казни. Шулун Бэлиг-парень вернулся домой и зажил с родителями счастливо.

25. ДЕРЕВЯННЫЙ ЧЕЛОВЕК

Деревянный человек (Модон хун). Ср. AT 653 R. Записал А.И. Шадаев в 1941 г. Данные о сказителе отсутствуют. - РО БИОН, инв. № М-1-365. Публ. [5, с 195-197]. Перевод E.H. Кузьминой.

Вар.: Волшебный мертвец (Шэдэтэ хуур). Записан в 1957 г. от Б. Батуева в с. Верхний Бургалтай Джидинского р-на Бурятской АССР. - РО БИОН, инв. № 2760, с 94-109, Шестеро друзей (Зургаан нухэд). Записал А.И. Шадаев в 1940 г. - РО БИОН, инв. № М-1-362, с 1-7.

Публикуемый текст близок к монгольской сказке "Сын богача" [см. 10, с 15-17], где плотник и художник сделали из дерева не человека, а птицу гаруди, с чьей помощью добывали красавицу. Спор между соперниками - кому должна достаться красавица - заканчивается трагически, гибелью девушки. В бурятской же сказке плотник, художник, другие искусные мастера делают из дерева красавицу и оживляют ее. Спор соперников из-за нее сказка разрешает мудро и гуманно.

1 Когда-то шли четыре человека один из них был плотником, другой - маляром, третий - наращивающим мясо, четвертый - вдыхающим жизнь.

Плотник один шел впереди. Он сделал из дерева человека. За ним шел маляр.

- А-а, здесь прошел плотник и сделал из дерева человека, дай-ка я покрашу его, - сказал и покрасил.

За ним шел человек, [наращивающий мясо].

- О-о, здесь прошли плотник и маляр. Один из дерева сделал человека, а другой его покрасил. Дай-ка я наращу ему мясо и кости, - сказал и нарастил мясо и кости.

За ним шел человек, [вдыхающий жизнь].

2 - А-а, здесь прошли мои друзья. Один из дерева сделал человека, другой покрасил, третий нарастил мясо и кости, дай-ка вдохну я в него жизнь, - сказал и вдохнул жизнь.

Тогда [деревянный] человек превратился в невиданно красивую девушку. Взяв ее с собой, человек [вдыхающий жизнь], пошел дальше. Пришел с [девушкой] домой. Пришел, все друзья были дома.

- Откуда такую красивую девушку привел? - спрашивают они.

- Кто-то ее сделал из дерева, я вдохнул в нее жизнь и привел.

Плотник, который шел впереди, говорит:

3 - Я шел самый первый и из дерева сделал человека, значит, она принадлежит мне.

Маляр, шедший за ним, сказал:

- Я покрасил ее, она должна быть моей.

Наращивающий мясо, который шел за ними, говорит:

- Я нарастил ей мясо, кости, она моей должна быть.

- Я вдохнул в нее жизнь, она будет моей, - говорит вдыхающий жизнь, который [шел] после них.

Заспорили они вчетвером.

4 - Если бы я не сделал человека из дерева, откуда бы этот человек появился? Будет моей, - сказал плотник.

- Если бы я не покрасил, откуда красота явилась бы? Моей будет, - возразил маляр.

- Если бы я не нарастил мясо и кости, как бы она стала человеком? Я ее возьму, - заспорил наращивающий мясо и кости.

5 - Если бы я не вдохнул жизнь, ничего бы не получилось. Она должна быть моей, - заключил дарующий жизнь.

Когда все четверо устали спорить, собрали народ и попросили разрешить спор.

Народ так рассудил: "Тот, кто шел первым и сделал [девушку] из дерева, будет ей отцом. Тот, кто прошел после и покрасил ее, будет ей мужем. Нарастивший мясо и кости будет ей матерью. Тот, кто вдохнул жизнь в нее, будет ей доктором. Отдайте ее маляру и не спорьте".

СЛОВАРЬ НЕПЕРЕВЕДЕННЫХ СЛОВ

Абгай почтительное отношение к старшему

айл улус, селение

арза молочная водка двойной крепости

архи молочная водка

аршан (аршаан) целебный, минеральный источник

ахай, ахай почтительное обращение

багша учитель

бадарчи-лама (бадарша-лама) странствующий монах

батор (баатар) богатырь

буре (буреэ) раковинная труба с торцовым отверстием

бурхан бог

бэшхур (бэшхуур) флейта без сердечниковой щеки, продольная, открытая, без боковых отверстий

гаруди (гарууди) название мифической птицы

дангина красавица, волшебница

дархан кузнец, искусный мастер, умелец

дэгэл верхняя одежда

замби мироздание: нижний замби - подземный мир, средний замби - земля, верхний замби - небо

эаяан дух шаманистического пантеона

зэхэй (зээхэй) от слова зээ внук, внучка от дочери; племянник, племянница по сестре

курунга (хурэнгэ) молочный напиток

ламбагай почтительное обращение к ламе

мангадхай, мангасхай название чудовища, отрицательного персонажа в бурятском фольклоре

мангус чудовище, людоед

мэндэ-э, мэндэ амор приветствие

мэргэн меткий стрелок

наран солнце

ноён феодальный князь, господин

нохой см. коммент. к № 7

сайт сановник, вельможа

Сайн байно-о, сайн здравствуйте

сахюсы гении-хранители

сэргэ коновязь

тайлаган жертвоприношение духам-покровителям

толэй (тлэй) сваренная баранья голова (которую подносят самому почетному гостю)

тушемил (тушэмэл) чиновник

тэнгрий небожитель, божество, небо

ум ма-хум (ум маа хуум) начальные слова буддийской молитвы

уншэн (уншэн) сирота

урхэ (урхэ) дымовое отверстие в юрте

хадак сложенное вдвое узкое и длинное шелковое полотно, подносившееся как приветственный дар почетным гостям

хатан ханша

хоймор почетное место на северо-западной стороне в юрте

хорзо молочная водка тройной крепости

хохэй (ххэй) малютка, младенец, дитя

хубун (хубуун) парень, молодец

худон (худ) сельская местность

хур (хуур) название смычкового музыкального инструмента

шагай бабка, лодыжка

шолмос черт, дьявол

шудхэр (шудхэр) злой дух

шулэн (шулэн) суп, бульон, мясной отвар

УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН ИСПОЛНИТЕЛЕЙ ТЕКСТОВ

Жамбалова Д.Ж. № 1, 12, 16 Пинаев П.П. № 11

Онгорхоев А.Д. № 2 Торосв А.А. № 13

Нямын Гомбодоржо № 3, 19, 24 Сонопов Д.Ж. № 14

Бальчинов Л.Б. № 4, 18 Бадмаев А.В. № 15

Аюшеева Ц. № 5 Халудоров С.С. № 17

Наминов Д № 6 Торонов Р.К. № 20

Булханов Н.Ф. № 7 Цыбиков Ж.Б. № 21

Болхоева Б.Б. № 8 Шаракшанов Д.Н. № 22

Еланова М. № 10 Сонтохонова Н.С. № 23

УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН СОБИРАТЕЛЕЙ ТЕКСТОВ

Бардаханова С.С. № 1, 3, 4, 8, 15, 16, 18,19, 21,22,23,24

Хамаганов В.Ж. № 2

Болдонова T.М. № 5

Гомбоев Х. № 6

Бурчина Д.А. № 7

Жампарано Ц.Ж. № 9

Балдаев С.П. № 10

Борхонова Л.П. № 11,17

Гунгаров В.Ш. № 12

Хомонов М.П. № 13

Рассадин В.И. № 14

Баранникова Е.В. № 20

Шадаев А.И. № 25

УКАЗАТЕЛЬ МЕСТ ЗАПИСИ ПУБЛИКУЕМЫХ ТЕКСТОВ ЗАБАЙКАЛЬЕ

Западное Забайкалье. Бурятская АССР

Баргузинский р-н, с. Улюн № 15

Бичурский р-н, с. Хаян № 6

Еравнинский р-н, с. Исинга № 21

Окинский р-н, с. Сорог № 14

Тункинский р-н, с. Жемчуг № 2

с. Кырен № 22

с. Торы № 17

Хоринский р-н, с. Ашанга № 5

Восточное Забайкалье. Читинская обл.

Агинский р-н, с. Будалан № 1.12,16

Ононский р-н, с. Новая Заря № 4,18

ПРИБАЙКАЛЬЕ

Иркутская обл.

Аларек ий р-н, сю Красный Нельхай № 10

с. Дэрдэгэ № 20

Баяндаевский р-н, с. Бахай № 8, 23

Боханский р-н, с. Харагун № 7

с. Шунта № 13

МОНГОЛЬСКАЯ НАРОДНАЯ РЕСПУБЛИКА

Хэнтэйский аймак, сомон Биндар № 3, 19, 24

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Азадовский M.К. Сказочник Тункинской долины // Статьи о литературе и фольклоре. - M. Л: Гослитиздат, 1960. - С 80-113.

2. Балдаев С.П. Бурят ара дай аман зохёолой туубэри. (Устное народно-поэтическое творчество бурят). - Улан-Удэ: Бурят, кн. изд-во, 19601 - 408 с.

3. Бальбуров А.Л. Унгинский фольклор. - РО БИОН, инв. № 1507.

4. Бахаев В.Б. Декабристы в Бурятии. - Улан-Удэ: Бурят, кн. изд-во, 1975. - 230 с.

5. Бурятские народные сказки: Волшебно-фантастические // Сост. Е.В. Баранникова, С.С. Бардаханова, В.Ш. Гунгаров; под общ. ред. И.В. Баранниковой. - Улан-Удэ: Бурят. КН. изд-во, 1973. - 463 с.

6. Бурятские народные сказки: Волшебно-фантастические и о животных // Сост. Е.В Баранникова, С.С. Бардаханова, B.Ш. Гунгаров; под общ. ред. Е.В. Баранниковой. - Улан-Удэ: Бурят, кн. изд-во, 1976. - 444 с.

7. Бурятские народные сказки: Бытовые // Сост. Е.В. Баранникова, С.С. Бардаханова, B.Ш. Гунгаров; под общ. ред. Е.В Баранниковой. - Улан-Удэ: Бурят, кн. изд-во, 1981 - 447 с.

8. Веселовский A.Н. Историческая поэтика. - Л. Гослитиздат, 1940. - 648 с.

9. Владимирцов Б.Я. Общественный строй монголов. Монгольский кочевой феодализм - Л: Изд-во АН СССР, 1934. - 223 с.

10. Волшебный мертвец. Сидди-Кюр // Сб. монголо-ойратских сказок / Пер с монг, вступ. ст. и примеч. Б.Я. Владимирцова. - Пг; M. Гос изд-во, 1929. - 146 с.

11. Галданова Г.Р. Культ огня у монголоязычных народов и его отражение в ламаизме // Сов. этнография. - 1980. - № 3. - С 94-100.

12. Декабристы в Бурятии // Историко-этнологическая секция Бурят-Монгольского научного общества им. Д Банзарова. - Верхнеудинск, 1927. -112 с.

13. Жамцарано Ц.Ж. Образцы народной словесности монгольских племен - Спб, 1913. - Т. 1, вып. 1 - 648 с.

14. Калмыцкие народные сказки. - Элиста: Калм. кн. изд-во, 1961 - 256 с.

15. Лихачев Д.С. Поэтика древнерусской литературы. - 3-е изд, доп. - M. Наука, 1979. - 357 с.

16. Мифы народов мира. - M. Сок энцикл., 1980. - Т. 1 - 672 с.

17. Монгольские сказки / Под ред. Д. Ринчена. - Улаанбаатор, 1959. - 102 с.

18. Петров Пёохон. Легенды, сказки / Зап. и пер с бур. Р.Ф. Тугутова. - Улан-Удэ Бурмонгиз, 1944. - 28 с.

19. Потанин Г.Н. Очерки Северо-Западной Монголии. - Спб. Типография В. Киршбаума, 1883. - Вып. 4. - 651 с.

20. Руднев А.Д. Хори-бурятский говор (Опыт исследования, тексты, пер. и примеч.): В 3 вып. - СпБ. Типография В. Киршбаума, 1913-1914 - Вып. 1 -137 с.

21. Фрэзер Д. Фольклор в Ветхом завете - М. Соцэкгиз, 1931 - 438 с.

22. Хангалов М., Затоплев Н. Бурятские сказки и поверья // Зап. ВСОРГО по этнографии - Иркутск, 1889 - Т. 1, вып. 1 - 160 с.

23. Хангалов М., Затоплев Н.Сказания бурят, записанные разными собирателями // Зап. ВСОРГО по этнографии - Иркутск, 1890 - Т. 1, вып. 2 - 160 с.

24. Хангалов М. Балаганский сборник // Труда ВСОРГО - Томск, 1903 - Т. 5 - 289 с.

25. Хаптаев П.Т. Культ огня у западных бурят-монголов // Бурятоведческий сб. - Верхнеудинск, 1927 - № 3-4 - С. 65-66.

26. Хорлоо П. Монгол ардын явган улгэр - Улаанбаатар. Эрдэм шэижэлгээний уйлдаэр, 1960 - 110 с.

27. Цыбиков Г.Ц. Буддист-паломник у святынь Тибета - Новосибирск: Наука, 1981 - Т. 1 - 265 с.

28. Цыбиков Г.Ц. Культ огня у восточных бурят-монголов // Бурятоведческий сб. - Верхнеудинск, 1927 - № 3-4 - С. 63-64

29. Шазинян А. Армянские сказки // Армянские сказки / Пер, и примеч. А. Хамтряица. - Л.: Академия, 1933.

30. Элиасов Л.Е… Байкальские предания, - Улан-Удэ: Бурят, кн. изд-во, 1966. - 271 с.

31. Geissler Friedmar. Brautwerbunf in der WeltHteratnr. - Saale, 1955, - 260 s.

32. Аарне-Томпсон. The types of the folktale A classification and bibliography. Antti Ааrne’s Verzeichnii der Marchentypen (FF Communication, № 3) / Transi, enl by Stith 2 Rerision // FF Communication - Helsinki, 1961 - N 184.

[1] Араараа дуурэн

Ай тумэн адуутай,

Убэрээрээ дуурэн

Ум тумэн ухэртэй.

Использование в прозаическом повествовании поэтических формул эпических сказаний (улигеров) - характерная особенность богатырских сказок Междометие ай и усилительная частица уй используются не только для выражения понятия "много" (в сочетании с тумэн), но и для аллитерации начальных звуков в двустишиях а - ай, у - уй.

[2]…старик Бабагалдай - персонаж, часто встречающийся в бурятских улигерах и сказках в эпизодической роди пастуха. Возможно, в архаических сюжетах он выполнял функцию активного героя, генетически восходя к образу Багшандая - мифического пастуха Эсэгэ Малан Тэнгрия.

[3] Имеются в виду особого рода заклинания, обращенные к эпическому коню. Любимый персонаж эпоса и сказок - конь - и в этом тексте обладает способностью говорить по-человечьи, понимать своего хозяина и быстро откликаться на его зов.

[4]…угл углгуур улаан наранаар… - букв, "завтра с утренним красным солнцем" - устойчивое выражение, которое восходит к древним представлениям людей, ориентировавшихся в своем быту по солнцу.

[5] Письмо (бэшэг) - слово встречается в поздних записях сказок и является отражением процесса освоения бурятами письменности.

[6] …нэгэ дээшээ хаража энеэгээд, доошоо хаража уйлаад… - устойчивая эпическая формула передает душевное смятение и раздвоенность чувств героя.

[7] Сонхын дундахи нюдэндэ - букв, "в среднем глазу окна" - обычно в сказках души персонажей хранятся в рогах барана, в животных, зверях, птицах (чаще перепелов), в разных ящиках. Здесь редкий случай, когда душа находится в оконном стекле. Древние бурятские жилища освещались через дымоход (урхэ), окно - деталь более позднего быта.

[8] …нэгэ сэлеэндэ… - заимствованное русское слово, которое активно употребляется в разговорной речи бурят, встречается и в произведениях фольклора.

[9] …шажан табина… - укладывать дрова друг на друга правильными рядами принято называть заимствованным русским словом сажень, в бур. звучании: сажан, шажан.

[10] …шээтбэрътэ газарта… - здесь сказочник употребил русское слово четверть (шээтбэрътэ). Это сочетание неоднократно встречается в бурятских мифах о сотворении земли. При ее разделе между Творцом-бурханом и его антиподом Архан Шудхэром последнему достается четверть земли, куда он втыкает свою трость и выпускает из Нижнего мира разную нечисть.

[11] …урса гэp… - жилище-времянка, которое обычно строили в местах охоты и на пастбищах, где в летнее время пасли скот. В сказках урса гэp нередко оказывается обителью оборотней, которые в виде красивых девушек заманивают к себе героя.

[12]…долоон сагаан шубууд… - Лебедь - тотем хори-бурят, а также бурятских родов ханьин и шарайд, проживающих в Иркутской области. Здесь тотем - лебедь - назван белой птицей. Соблюдая табу, буряты не называли подлинные имена тотемов.

[13] При помощи числа три (гурбан) сказочники усиливают выразительность» экспрессивность повествования. Используя прием троичности, они раскрывают силу и мощь сказочных баторов, которые, например, проходят через три испытания, трижды пытают счастья, добиваясь руки прекрасных девушек.

[14] Шудхэрнууд - согласно верованиям бурят, эти злые духи входят в низшую группу демонов, наносят людям вред, причиняют разные беды и накликают болезни.

[15] В женской половине юрты перед кроватью натягивали занавес, чтобы она была недоступной для общего обозрения.

[16] Это выражение связано с буддийской философией, согласно которой человек, прожив одну жизнь, после своей смерти может снова родиться в облике другого человека или любого другого существа.

[17] Здесь отразилась конкретная реалия из жизни бурят. Готовясь к сватовству, они прежде всего интересовались происхождением молодых: из какого они рода, какой семьи.

[18] По древним воззрениям бурят, во сне можно увидеть не только прошлое, но и будущее. По сновидению узнавали о надвигающихся неприятностях и, обратившись к шаману или к ламе, предупреждали их.

[19] Стрельба из лука, борьба и конские скачки. В улигерах и сказках такие состязания устраивают для женихов или чтобы определить пол героя (мужчина или женщина).

[20] Сказочник использует прием "обратной" гиперболы. До поры до времени батор и его богатырский конь предстают в образе неказистых персонажей.

[21] В данном эпизоде подчеркнуто, что конь этой девушки был так неказист и мал ростом, что даже ребенок посчитал бы ниже своего достоинства сесть на него.

[22]…шара зурхайша… - у бурят существует несколько понятий: хара зурхай - черная астрология, сагаан зурхай - белая астрология, шара зурхай - желтая астрология. Черная астрология основана на традиционной китайской астрологии, белая - на древнеиндийской (санскритской), желтая - на монгольской.

[23] Ханским гонцам встречается сначала шолмос, затем странствующий монах (бадарчи-лама). Это один и тот же персонаж, но в разных ипостасях.

[24] Буряты раньше носили длиннополую одежду. Чтобы она не мешала при быстрой ходьбе или во время работы, мужчины обычно подбирали подол и концы его затыкали спереди за пояс.

[25] Устойчивая эпическая формула отражает пространственно-временные понятия бурят.

[26] Мотив превращения женщины-шолмос в разных зверей отражает представления бурят об оборотничестве.

[27] Здесь золотой напильник, редко встречающийся в бурятских сказках волшебный предмет, выполняет функции скатерти-самобранки из русских сказок.

[28] Выражение восходит к мифологическим сюжетам о происхождении предка эхиритов от рыбы налима, обитавшей в щели берегового утеса на озере Байкал.

[29] При изготовлении котла на нем ставилась метка, обозначающая его емкость. Семь печатей - гиперболическое выражение мысли о величине (емкости) котла.

[30] Шоно-хан (букв. "Волк-хан") - оберегая детей от злых духов, буряты пользовались неблагозвучными именами (ара нэрэ). Часто им давали имена, означающие животных и птиц. Укоренившись в речевом обиходе, такие имена проникали в фольклорные произведения: Шоно-хан - букв. "Волк-хан" (№ 5, блок 3), Шазгай-хан - букв. "Сорока-хан", Xарасгай Мэргэн - бука "Ласточка Мэргэн" (№ 7, блок 20).

[31] Устойчивая эпическая формула, которой сказитель пользуется, напутствуя богатыря на подвиги или восхваляя его после одержанной победы.

[32] Фразеологический оборот, которым подчеркивается юный возраст героя.

[33] Хонгил Шара Шэбшэхэй - в сложном имени персонажа слово шэбшэхэй происходит от глагола шэбшэхэ "заклинать", что отражает функцию персонажа в сказке.

[34]…газаада далай - букв. "внешнее море" - название не совпадает с конкретным географическим понятием. Им пользуются эпические персонажи в тех случаях, когда хотят сказать, что события происходят далеко, вне их территории.

[35] «популярный персонаж в фольклоре народов Центральной Азии и Южной Сибири (Хан Гаруди, монг. Хангарид, бурят. Хэрлиг [а также Хан-Гароди], калм. hэрд, алт. Кереде, тув. Херети, якут. Хардай). В число "трудных поручений", которые получает сказочно-эпический герой, входит поход к Г., живущему в неслыханно далеких краях. Г. находится в постоянном конфликте со змеем… Герой убивает змея, и благодарный Г. становится его чудесным помощником…» [16» с 267].

[36] Турья-турья турьялза, Турья-турья, турьялза,

Слушай, что скажу турьян. Турьян хэлэхыем дуулалза.

Это разновидность речитатива (туурээлгэ), выполняющего особую функцию в произведениях героического эпоса и богатырских сказках. Образец данного туурээлгэ основан на звукоподражании фырканью лошади (турьяха "фыркать").

[37] Дайсанаа даража, даагаа hуулдэбэб- - фразеологический оборот, построенный на аллитерации (дайсанаа - даагаа). Выражение широко употребляется в эпических сказаниях. Произносят его богатыри после трудной победы над врагом.

[38] Эпическая формула, нередко употребляемая в сказках в значении: упорно преследовать, идти по еле заметному следу.

[39] Слово Болзото (Болзоото) производно от однокоренного сущ. болзоо "уговор"; употребляется как название местности, где происходит поединок эпических персонажей.

[40] Афоризм отражает реальное разделение функций мужчины и женщины в быту. Мужчины выезжали на охоту, на пастбища, отправлялись в дальние военные походы, а женщины занимались домашним хозяйством.

[41] Народная игра. Ее участники становятся в ряд или в круг. Ведущий, зажав ладонями кольцо, подходит к каждому игроку и незаметно кладет это кольцо между ладонями одного из них. Остальные должны отгадать, у кого находится кольцо, и удержать этого игрока, когда он по знаку ведущего выскакивает вперед. Если его поймают, он исполняет песню, а если нет, то поют те; кто стоит с обеих сторон от него.

[42] …гушан гурбан базаартай, гурбан шажан бурхантай… - в этот вариант эпической формулы включается новое понятие бурхан - бог (ср. "тридцать три базара, триста лавок" - гушан гурбан базаар, гурбан зуун алаабхи).

[43] Использование этой развернутой эпической формулы характерно для богатырских сказок, восходящих к улигерам.

[44] Выражение, редко встречающееся в сказках бурят. В тексте употреблено сказочником в значении: "пометить для себя".

[45] …тубтри шэнээн дагнаhа хаяна… - букв, "дерн с крышку котла бросает" - традиционная эпическая формула, характеризующая мощный бег богатырского коня. Поскольку данный текст является ярким образцом богатырских сказок, в нем часто употребляются выражения, свойственные героическим сказаниям.

[46]…Дайни газар боловуу, дархани газар болобуу? - букв: дайни газар "место битвы, войны", дархани газар "место кузнеца" - так обычно говорит богатырь, готовясь к походу. В данном тексте эту фразу произносит богатырский конь, прощаясь с маралами.

[47] Устойчивая эпическая формула, передающая с помощью "обратной" гиперболы чудесные свойства богатырской провизии.

[48] В изготовлении седла буряты использовали серебро. Деревянный каркас седла, луки сначала красили, потом украшали металлическими пластинами разной формы, на которые способом насечки наносилось серебро. Подушка на седле, обтянутая плотной тканью или тонко обработанной кожей, подгрудник, подхвостник, чепрак (кожаная подстилка под седло) тоже имели серебряные, металлические бляхи.

[49] Боевое, походное снаряжение богатыря, в которое входили лук, колчан со стрелами, нож, кнут. (Кнут использовался монголоязычными племенами как оружие ближнего боя Существовали различные приемы его применения, которым специально обучались.) В более поздних сказочных сюжетах появляются богатырский шлем, панцирь, сабля, копье.

[50] В тексте рассказчик употребляет рус. слово момент.

[51] Устойчивое выражение употреблено в значении: проявил свою волшебную силу, которая позволит предугадать ожидающие героя события.

[52] Ай, нохой (букв. "Ай, собака") - восклицание с интонацией сожаления.

[53] Эпическая формула, употребляемая в улигерах и сказках в описании обычной трапезы богатырей.

[54] Выражение передает состояние смятения и страха.

[55] Один и тот же персонаж по-разному назван сказочником

[56] Слова трехлетка - гунан, четырехлетка - дунэн, - обычно употребляются при обозначении возраста скота. В фольклоре этими же словами характеризуется и возраст земли.

[57] Эсэгэ Малан (Эсэгэ Малаан) - верховное божество шаманского пантеона; по мифологическим воззрениям бурят, глава 55 западных тэнгриев. В произведениях героического и сказочного эпоса выступает покровителем героя.

[58] Эхэ Малан (Эхэ Малаан) - небожительница, женское верховное божество шаманского пантеона. Улигерные, сказочные богатыри в трудные минуты обращаются к ней за помощью.

[59] В произведениях устно-поэтического творчества упоминается облавная охота (аба), которой раньше занимались буряты. Oт слова аба образованы глагол абахха - букв, "заниматься облавной охотой". Алтай - эпическое название местности, не совпадающее с современным географическим понятием Алтай.

[60] Устойчивая формула, характерная для многих улигеров и сказок. Доомо - от рус. дом является основным ориентиром эпического богатыря он направляется к дому, удаляется от него.

[61] Традиционная формула, гиперболически описывающая взросление и мужание эпических героев; характерна для улигеров, она встречается и в сказках, главным образом в богатырских.

[62] Устойчивое сочетание употребляется в эпических произведениях бурятского фольклора в значении: "герой еще слаб, мал, не окреп".

[63] Та hуун яргагтуй… Би ябан яргахамни…; hуун яргагтуй - букв, "будьте счастливы сидя" - обычное пожелание человека, отправляющегося в дорогу. В устах героя данной сказки это пожелание содержит колкую иронию по отношению к родителям, которые решили избавиться от него.

[64] Рус. заимствование. Встречается в эпических произведениях кудинских бурят (ныне проживающих в Эхирит-Булагатском, Баяндаевском районах Иркутской области), которые стали участвовать в ямской службе, когда через Кудинск и Верхоленск был проложен Якутский тракт.

[65] Устойчивое выражение, которое часто употребляется в у литерах и сказках в значении: "неотступно преследовать врага".

[66] Отверстие в земле, через которое сказочные герои попадают в подземное царство. В текстах обычно не поясняется, где именно находится эта расщелина.

[67] Хоолойёо ехэ зохоржи… - букв, "сильно изменив голос, вздрогнув" - в бурятском тексте это значение варьируется: хоолойёо татажи, хоолзуураа татажи - букв, "вытягивая горло, глотку". Сказитель удачно использует эти устойчивые выражения, чтобы показать удивление трех жен чудовища при виде земного человека.

[68] По анимистическим воззрениям бурят, человек имел душу, при уничтожении которой он умирал.

[69] Души улигерных и сказочных героев и их антиподов нередко оказываются в разных животных, которые имеют какие-то отличительные приметы. Так, в публикуемой сказке душа мангадхая находилась в баране с приметными большими рогами.

[70] Таряаша убгэн хэмтэ газартань хургэбэ; хэмтэ газар - букв, "отведенное, отмеренное место" - так в тексте названо место погребения, о чем, соблюдая табу, буряты обычно говорят иносказательно.

[71] Выражение; передающее характерную для кочевника примету взросления героя.

[72] У монголоязычных народов было принято пить свежую кровь лошади. (Для этого на шее коня прокалывали вену, потом, чтобы остановить кровь, большим указательным пальцем надавливали на ранку.) Благодаря этому какое-то время в степи человек мог обходиться без пищи и воды.

[73] Ухэhэн эсэгэеэ хэхэнэбшэ… - бука "говоришь об умершем отце") - это идиоматическое выражение часто употребляется в разговорной речи прибайкальских бурят.

[74] Созвездие Большой Медведицы у бурят называется Семь Старцев (Долоон Убгэд) - см. коммент. к № 14.

[75] Здесь употребляется в значении "смешанная тайга".

[76]…ехэ хара баабгай… - медведя часто называют хара гурhэн (букв. "черная косуля"). По этой аналогии иногда его называют, как в данном тексте, хара баабгай (букв. "черный медведь"), т. е. эпитет "черный" - хара здесь не является определением масти.

[77] Два мешка, связанные между собой. Для удобства перевозки груза верхом на коне эти мешки перебрасывали через круп коня и прикрепляли тороками к седлу.

[78] Эсэгэнъ бусахадаа… - бука "отец возвращаясь" - у бурят не принято было говорить об умирании прямо, поэтому в тексте сказки употреблен иносказательный глагол.

[79] Имеется в виду птица лебедь. См. коммент. к № 2, блок 6.

[80] Далай Лусан-хан - в героическом эпосе и сказках монгольских народов является хозяином водной стихии.

[81] Улигерные и сказочные герои способны превращаться в разных зверей, птиц, а зооморфные персонажи, наоборот, обретать в сказках человеческий облик.

[82]…хара хубуун… - букв. "черный парень" - так иносказательно названа водка, которая стала виновницей болтливости охотника.

[83] Под этим названием буряты подразумевали Лхасу и в целом Тибет. Происхождение названий Лхаса и Лхадан востоковед Г.Ц. Цыбиков объясняет «…пребыванием в этом городе двух статуй будды Шакьямуни… Статуи эти тибетец называет Чжово (слышится скорее Чжу)… Общее название Чжу в форме "Цзу" перешло к монголам не только для обозначения сих статуй, но их местопребывания - города Лхасы. В дальнейшем монголы стали называть этим именем вообще весь Центральный Тибет» [27, с 74].

[84] Хурша - человек, играющий на хуре. Хур - смычковый инструмент. Корпус деревянный, трапециевидный, сверху обтянут козьей кожей. Нижняя дека изготовлена из дерева. Общая длина инструмента 700-800 мм. Две струны (из конского волоса) в нижней части инструмента крепятся к окончанию пики, проходящей через корпус, вверху натягиваются на большие колки.

[85] Этот сказочный мотив восходит к древнему обычаю монгольских народов хоронить хозяина вместе с его конём.

[86] Имя "хозяина" леса, которого обычно изображают длиннобородым старцем.

[87] Существовало представление, что исполнение сказок, улигеров на охоте способствует удачному промыслу.

[88] …хии юумэ харадаг хун… хии - букв. "пустота, пустое место"; в сочетании со словом юумэ означает "невидимые существа, разные духи") - по суеверным представлениям бурят, некоторые люди обладают способностью видеть нечистую силу.

[89] По бурятским поверьям, "хозяин" (эжин) тайги имел животное, на котором объезжал свои владения.

[90] Образ одинокого дерева часто встречается в бурятских сказках как местонахождение души персонажа, иногда сокровища. В данном тексте возле такого дерева герои меняет свой облик.

[91] В рукописи Убгэн Жэбжээнэй (старик Жэбжэнэй) - оговорка сказителя, не соответствует возрасту героя сказки, который на протяжении всего повествования остается молодым. По смыслу текста слово убгэн переведено "парень".

[92] В таком облике сказочный герой часто предстает перед суженой.

[93] Нюсэгэн Боролзой хубуун; нюсэгэн - букв. "голый" - переведено по смыслу.

[94] Имеются в виду: крупный рогатый скот, лошади, верблюды, овцы, козы, которые составляли основу традиционного скотоводческого хозяйства монголоязычных народов.

[95] Восклицание с интонацией сожаления.

[96] Раньше буряты обычно сидели на набитых шерстью тюфяках, заменяющих стулья. Почетным гостям обычно стелили несколько тюфяков.

[97] …уншэн даага… уншэн - "сирота" - в сказках называют сиротой не только героя, но и его коня, подчеркивая его жалкий вид.

[98] …гэрэйнъ hууриhаа гулзээргэнэ ургажа… гулзээргэнэ - букв. "земляника" - так передана картина полного запустения дома героя за время его долгого отсутствия.

[99] Короб (хэтэбшэ) - коробка из кожи, бересты, иногда из дерева, в которую клали необходимые в дороге вещи; футляр для огнива иди кисет вместе с огнивом.

[100] В фольклорных произведениях сравнение с Хангаем (эпической горой) употребляется для гиперболического описания предметов, оружия, доспехов эпических героев. Хангайский - мощный, могучий, громадный, великий.

[101] Выражение связано с буддийским обрядом очищения жилища от нечистой силы. Для этого на дощечке или блюдечке воскуривали благовонные травы (адис), в состав которых входили полынь белая (ая), можжевельник (арса), богородская трава (ганга). Окуривая, обходили весь дом, чаще по ходу солнца (нара зуб).

Прибайкальские буряты при совершении обряда очищения использовали кору пихты (жодоо) и богородскую траву.

[102] Это выражение связано с культом огня, отголоски которого сохраняются в произведениях традиционного фольклора бурят. По существовавшим обрядам и обычаям, первые капли архи, первые куски мяса предназначаются для "хозяина" огня. (О культе огня см. [11, 25, 28]).

[103] …зриин доло эдеэд hалаа; доло эдихэ - букв. "все съесть", употребляется в значении "все забрать, все присвоить" - одержав победу нал противником, улигерный, сказочный герой либо уничтожает все его добро, либо увозит к себе домой.

[104] В недалеком прошлом косу (гэзэгэ) у монгольских народов носили и мужчины.

[105] Термин мангус употребляется сказочником с двумя смысловыми оттенками: 1 - как синоним слова шолмос; 2 - в значении "людоед".

Оглавление

  • ОТ РЕДКОЛЛЕГИИ
  • БУРЯТСКИЕ ВОЛШЕБНЫЕ СКАЗКИ
  • СВЕДЕНИЯ О ТЕКСТАХ И ПРИНЦИПАХ ИХ ПУБЛИКАЦИИ
  • 1. ХИЛГЭНДЭЙ МЭРГЭН
  • 2. МОЛОДЕЦ И ЕГО ЖЕНА-ЛЕБЕДЬ
  • 3. ДЕВУШКА И ГОВОРЯЩИЙ БАРХАТИСТО-ЧЕРНЫЙ КОНЬ
  • 4. МЛАДШАЯ ХАНША И ЕЕ ЗЛАТОГРУДЫЙ СЫН
  • 5. СИРОТА-ПАРЕНЬ, СЫН ХУЛДАЯ, И ЕГО САВРАСЫЙ КОНЬ
  • 6. ЗЭР ДАЛАЙ МЭРГЭН НА РЫЖЕМ КОНЕ
  • 7. ХАРАСГАЙ МЭРГЭН
  • 8. БОРХОН ТУЛАЙ И ЕГО ГОРБАТЕНЬКИЙ СИВЫЙ КОНЬ
  • 9. ТЫСХЭ БИСХЭ - СЫН СТАРИКА И СТАРУХИ
  • 10. СТАРИК ТАРЯША
  • 11. [ГУРЭ АРАГША]
  • 12. ТУГАЛ МАСАН
  • 13. СЕМЕРО МОЛОДЫХ ОХОТНИКОВ
  • 14. СЕМЬ СТАРЦЕВ
  • 15. ХУРША [84]-ПАРЕНЬ
  • 16. ОХОТНИК-СКАЗОЧНИК
  • 17. ЧЕЛОВЕК-МЕДВЕДЬ
  • 18. [ХРАБРЫЙ ЖЭБЖЭНЭЙ]
  • 19. БЕДНЫЙ БОРОЛ3ОЙ
  • 20. МАТЬ И СЫН
  • 21. ПАРЕНЬ-СИРОТА
  • 22. СИРОТА БОРО
  • 23. СТАРИК ХЭРХЭН
  • 24. ШУЛУН БЭЛИГ-ПАРЕНЬ
  • СЛОВАРЬ НЕПЕРЕВЕДЕННЫХ СЛОВ
  • УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН ИСПОЛНИТЕЛЕЙ ТЕКСТОВ
  • УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН СОБИРАТЕЛЕЙ ТЕКСТОВ
  • УКАЗАТЕЛЬ МЕСТ ЗАПИСИ ПУБЛИКУЕМЫХ ТЕКСТОВ . ЗАБАЙКАЛЬЕ
  • СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ