«Повесть о Юлиании Лазаревской»

- 6 -

Вообще Юлиания старалась слушаться всех, поскольку нрав имела с детских лет кроткий, была молчалива, тиха, скромна, смеха и разных шумных игр избегала. Когда сверстницы пытались вовлечь ее в игры или глупое пение, она всегда отказывалась присоединиться к ним, ссылаясь на неумение (чтобы как-то крыть свою добродетельность). Зато она усердно и прилежно пряла и вышивала, так что в ее покоях свеча не угасала даже всю ночь. Еще она заботилась о сиротах, вдовах и немощных, живших в той деревне, снабжая различным добром нуждающихся и больных, так что все только удивлялись ее разуму и благоверию.

Хотя вокруг не было церкви ближе двух верст, отчего в детстве блаженной не довелось ни ходить в нее и слушать Божественное Писание, ни иметь учителя в деле спасения, но, имея в себе страх Божий, она наставлялась с добродетели природным разумом - так, как сказал когда-то Антоний Великий [*]: имеющему цельный ум не нужно писаний. Правоту этих слов блаженная подтвердила своей жизнью, в которой, не учившись по книгам или к наставников, еще с детских лет стала исполнять все заповеди Христовы, подвизаясь в благочестии и сияя на весь мир, как сверкает драгоценный бисер посреди тины. Она и желала бы слышать слово Божие, но… того в детстве не получила, а вместо этого за свои добрые дела подвергалась насмешкам разных невежд.

- 6 -