«Записки на манжетах»

- 6 -

Я повернулся на кровати и тоскливо глянул в окно, за которым тихо шевелились еще обнаженные ветви. Изумительное небо, чуть тронутое догорающей зарей, ответа, конечно, не дало. Промолчал и Слезкин, кивая обезображенной головой. Прошелестело платье в соседней комнате. Зашептал женский голос:

- Сегодня ночью ингуши будут грабить город...

Слезкин дернулся в кресле и поправил:

- Не ингуши, а осетины. Не ночью, а завтра с утра. Нервно отозвались флаконы за стеной.

- Боже мой! Осетины?! Тогда это ужасно!

- Ка-кая разница?

- Как какая?! Впрочем, вы не знаете наших нравов. Ингуши когда грабят, то... они грабят. А осетины - грабят и убивают...

- Всех будут убивать? - деловито спросил Слезкин, пыхтя зловонной трубочкой.

- Ах, боже мой! Какой вы странный! Не всех... Ну, кто вообще... Впрочем, что ж это я! Забыла. Мы волнуем больного.

Прошумело платье. Хозяйка склонилась ко мне.

- Я не вол-нуюсь...

- Пустяки,- сухо отрезал Слезкин,- пустяки!

- Что? Пустяки?

- Да это... Осетины там и другое. Вздор,- он выпустил клуб дыма.

Изнуренный мозг вдруг запел:

Мама! Мама! Что мы будем делать!

Слезкин усмехнулся одной правой щекой. Подумал. Вспыхнуло вдохновение.

- Подотдел искусств откроем!

- Это... что такое?

- Что?

- Да вот... подудел?

- Ах нет. Под-от-дел!

- Под?

- Угу!

- Почему под?

- 6 -