«Записки на манжетах»

- 5 -

- Доктор! Я требую... Немедленно отправить меня в Париж! Не желаю больше оставаться в России... Если не отправите, извольте дать мне мой бра... браунинг! Ла-рочк-а-а! Достаньте!..

- Хорошо. Хорошо. Достанем. Не волнуйтесь!..

Тьма. Просвет. Тьма... просвет. Хоть убейте, не помню...

Голова! Голова! Нет монашек, взбранной воеводе, а демоны трубят и раскаленными крючьями рвут череп. Го-ло-ва!..

Просвет... тьма. Просв... нет, уже больше нет! Ничего не ужасно, и все - все равно. Голова не болит. Тьма и сорок один и одна .....................................................................

.....................................................................

II

ЧТО МЫ БУДЕМ ДЕЛАТЬ?!

Беллетрист Юрий Слезкин сидел в шикарном кресле. Вообще все в комнате было шикарно, и поэтому Юра казался в ней каким-то диким диссонансом. Голова, оголенная тифом, была точь-в-точь описанная Твеном мальчишкина голова (яйцо, посыпанное перцем). Френч, молью обгрызанный, и под мышкой дыра. На ногах - серые обмотки. Одна - длинная, другая - короткая. Во рту двухкопеечная трубка. В глазах - страх с тоской в чехарду играют.

- Что же те-перь бу-дет с на-ми? - спросил я и не узнал своего голоса. После второго приступа он был слаб, тонок и надтреснут.

(*477) - Что? Что?

- 5 -