«Стихотворения»

- 8 -
стыдясь, угаснула лампада,и вечный сумрак, сумрак адаприблизил к нам лик черный свой.Я звал последнюю ступень,и сердце мертвым сном заснуло,но вдруг, мелькнув во сне, всплеснулаи зарыдала и прильнулаЕе воскреснувшая Тень. Труба Из «Городских сонетов»Над царством мирных крыш, я вознеслась высокои черные хулы кидаю в небеса,покрыв и стук копыт, и грохот колеса,как зычный клич вождя, как вещий зов пророка.Над лабиринтами греха, нужды, порока,как будто голые и красные леса,как мачты мертвые, где свиты паруса,мы бдим над Городом, взывая одиноко.Скажи, слыхал ли ты железный крик тоскии на закате дня вечерние гудки?То муравейнику труда сигнал проклятый…То вопль отверженства, безумья и борьбы,в последний судный час ответ на зов трубы,трубы Архангела, зовущего трикраты. Рыцарь двойной звезды (Баллада)Солнце от взоров шитом заслоня,радостно рыцарь вскочил на коня.«Будь мне щитом. — он, молясь, произнес,Ты, между рыцарей первый, Христос!»«Вечно да славится имя Твое,К небу, как крест, поднимаю копье».Скачет… и вот, отражаясь в щите,светлое око зажглось в высоте.Скачет… и слышит, что кто-то воследЧерный его повторяет обет.Скачет, и звездочка гаснет, и вотоком зловещим другая встает,взорами злобно впивается в щит,с мраком сливается топот копыт.Вот он несется к ущелью, но вдругстал к нему близиться топот и стук.
- 8 -