«Дворовое Евангелие»

- 2 -
Что наша жизнь: театр, игра? Мы родились все не вчера, Но от утра и до утра Играем чьи-то роли — То на провал, то на ура, В той пьесе, что, как мир – стара. С пелен до смертного одра Другой не будет доли. Из шкуры лезем, из телес, Сыграть свою вечерю, А режиссер глядит с небес И говорит: «Не верю!». Три Парки, не сочтя за труд, Любому нить судьбы спрядут. Кудели хватит на весь люд, Отмеренной подённо. Три Мойры вмиг срока соткут. Через верховный высший суд. В клубок свой минимум минут Мотать нам, осуждённым. Здесь каждый Господом храним, Все ходим под надзором. По гроб мы смертники пред ним С отсрочкой приговора. Жизнь – это битва и борьба. Сипит без устали труба. По капле выдавив раба, Выходит в поле воин. Один на всех – все на тебя. Не прекращается стрельба. Из пушек бьём по воробьям И цели нет достойней. Пора б среди подводных скал Найти свою Итаку, Но каждый, сам себе капрал, Командует: «В атаку!» Что наша жизнь: лицей, бордель? То счастья миг, то канитель, То лет улёт, то тишь недель, То глубина, то мели, То высший свет, а то панель То рядовой, то колонель, То полон, а то пуст кошель, То сыт, то еле в теле. Порой так пухнет голова — Ни денег, ни работы. А бандерша праматерь Сва Кричит: «Плати по счету!» Жизнь – очень странный книжный том, Раскрытый наугад творцом, А также матерью с отцом, — Ее слова – как птицы, Не вырубить их топором. Ума питаем, но при том, Дозволим, вряд ли, каб не гром, Себе перекреститься. Читая по слогам «тыр – пыр», В ней видим только фигу, Но тянет дочитать до дыр Прекраснейшую книгу.
- 2 -