«Планета, где все можно»

- 2 -
Harry Games

Тем более, что Тим давно уже от него ушел. Когда его спрашивают, почему это ты, Тим, не живешь со своим отцом, а делишь койку с самой отпетой стервой Поселка, он (при желании) объясняет все очень просто. Он говорит:

— Я очень не люблю его бить. Он слабый и вечно лезет на меня с кулаками. Кровь у меня тогда закипает и я его бью. Он, причем, на меня всегда только замахивается. Он за всю жизнь ни разу меня не ударил. Но стоит ему замахнуться, кровь у меня тут же закипает и я его бью. Мне потом его очень жалко. Да и вообще не годится собственного отца за каждый замах мордовать. А поделать с собой я ничего не могу — уж очень не люблю, когда на меня замахиваются. Вот поэтому я от него и ушел.

Тим никогда не связывает эти два понятия — отец и Комкон. Вообще никто даже и не знает, что он думает о Комконе. Когда заходит речь о Комконе, он отмалчивается. Не то, чтобы боится чего-то, — просто на Комкон ему глубоко начхать. А ругать не любит — наверное, какое-то у него атавистическое уважение к комконовцам. Так бывает.

Про отца своего Тим всегда говорит то же самое, что и отец про себя что в прошлом тот был отличным пилотом-межзвездником. Что даже есть на свете звезда, названная в его честь — Анатолия. И еще говорит он иногда про какую-то тайную планету, открытую то ли отцом, то ли другом отца. Планету, Где Все Можно.

Тиму говорят:

- 2 -