«Новая русская сказка»

Harry Games

Квашнина Е Новая русская сказка

Сказ про Ивана-дурака — тайного агента,

Царевну Василису, Серого Волка и похищенный ковер-самолет.

Я совершенно без спросу ввалился в царский терем, пока часовые на дверях спали, и нагло обратился к двум "гороховым" секьюрити, дежурившим у покоев царя:

— Эй, ребята, а царь чё, спит?

Оба бугая вылупились на меня во все глаза.

— Эй, шкет, ты как сюда попал? — прогудел один, сплюнув на пол.

— Очень просто, — улыбнулся я. — Хотите, покажу?

Секьюрити кивнули. Я хмыкнул: это была часть моего плана, и она прекрасно сработала. Бугаи растерялись и с разинутыми варежками пялились на меня. "Любопытному варваре на базаре кое-что оторвали", — злорадно подумал я про себя и, размахнувшись, прокрутил ногой, со всего маху задевая их рожи ботинком, как это показывают в кино. Сначала оба детины рухнули на пол, затем, опомнившись, ринулись на меня с двух противоположных сторон. В самый последний момент я вынырнул из-под их кулаков и встал в сторону. Они, громко стукнувшись лбами, осели на холодный мраморный пол. Я присел и добавил им "контрольный" стук от себя. Убедившись, что оба живы, но без сознания, я открыл дверь пинком ноги, довольный своей работой.

Царь спокойно возлежал на своем бархатном ложе и потягивал из фужера коктейль со льдом. В воздухе, напоенном летним зноем, втекающим через открытое окно, назойливо жужжала муха. Приземлившись мне на разогретое плечо, она щекочуще побежала по нему. Бедная муха — она не знала, как меня это раздражает, за что и поплатилась тут же своей жизнью. Раздался громкий хлопок, и я смахнул бездыханное тело несчастного насекомого на пол. Царь вздрогнул, поднял глаза.

— Ты кто?! — взвизгнул он, подобравшись, словно красна девица, узрившая отвратительную мышь.

— Меня зовут Иван, — представился я, нахально облокотившись на заморский шкаф, стоявший у двери.

— Что тебе от меня надо?! — вытаращил глаза Горох, пощипывая рыжую бороденку и зыркая на меня так, будто я черт, явившийся по его душу.

— Ваше Величество, я к вам на службу наниматься пришел, — от моих невинных голубых глаз сейчас бы все девчата в родных Коробейниках всплакнули…

— Как ты сюда попал?! Это же невозможно! — не унимался царь, и тут, к моему несчастью, до него что-то доперло: — А-а-а!!! Стража-а!! Демон! На помощь!

В покои ворвалась дружина князя Станислава (он в это время гостил у Гороха), несколько попов и патриарх Гавриил (странно, он же вроде бы уехал к мощам святого Георгия на поклон?!) В одну секунду меня скрутили и связали, я даже не успел ничего понять. Когда же я попытался сопротивляться, меня просто ударили чем-то тяжелым по башке — и все. Больше ничего не помню.

Только успел понять, что несут меня в яму для приговоренных к смерти — очевидно, святая вода и распятие на "демона" не подействовали.

"Никак не ожидал он такого вот конца"…

Очнулся я в месте, в котором так же темно, как у негра в носу, с дикой головной болью и красными мухами перед глазами… где это я? Вроде бы еще в пятницу зарекался больше не пить. Но ведь не вытрезвитель же это, действительно? Я с трудом поднялся на ноги и слабой рукою ощупал шершавый земляной пол, стены, пото… стоп. А вот потолка здесь почему-то нет. Так… что это за дыра, в таком случае? Баня? Нет, не угадал. В бане жарко и хорошо, а тут холодно и тоскливо. Изба? Нет, тут ничего нет, кроме сена. Сарай? Снова не угадал, выхода тут нет. Тюрьма? В самое яблочко! Я за свое стр-рашное преступление против царя Гороха брошен в Смертничий Котел!

Чувствую, пришла пора рассказать поподробней о Смертничьем Котле. Смертничий Котел, или Яма Смертников — самая жуткая из тюрем этой страны в нынешнее глухое время. Сюда бросают особо опасных преступников, еретиков и заподозренных в колдовстве. Большинство из них казнят, остальные догнивают свой век в болезнях, тьме и нечистотах, давясь смрадом подземелий и спертым воздухом, блуждая в потайных ходах без выхода и конца, выстроенных специально, чтобы помучить узников. Мало кто может рассказать о Котле; таких людей уже почти не осталось: еще ни один человек не выбирался оттуда живым и в здравом уме. Вырваться оттуда практически невозможно, а освобождения и помилования пока никто не получал. Катакомб в Смертничьем Котле так много, что заключенные почти не встречаются, а если и встречаются, то говорить уже не могут — за долгие годы одиночества многие теряют дар речи.

Однажды к нам в Коробейники забрел седой и изможденный калека — без ноги, без одного уха, полуслепой и полубезумный. Он-то и поведал нам все эти ужасы, мучаясь в горячечном бреду. Три дня пролежал он почти без сознания, смотря то в небо, то в сторону леса, то блуждая невидящими глазами по деревенским лекарям, пытавшимся его вылечить, и бормотал, все время звал кого-то — то ли Кеплая, то ли Пеклая… а на следующую ночь он умер. И лишь потом мы узнали, что это был вырвавшийся из Котла колдун Игнатий Чернобров, государственный преступник и враг народа…

Все. Я пропал. Отсюда не спастись, не выбраться, а что за позор будет моей семье — матушке, отцу, братьям — когда весь народ русский узнает, куда меня бросили. А он непременно узнает, ибо, к чести царя Гороха, я первый преступник, посаженный в его правление в Котел; так что это будет сенсация, даже в вонючей газете "СЖП" напишут об этом!!!

Я, вообще-то, в Бога не очень верую, ведь это можно в наше демократично-монархическое время. Но по такому случаю великий грешник Ваня Васильев упал на колени и истово замолился всем святым подряд.

На слове "аминь" в молитве Пресвятой Богородице меня прервал громкий стук сверху. Я задрал голову и увидел крошечную точку света высоко-высоко над полом. Оттуда спустился механический крюк, уцепил меня за штаны, которые тут же хлопнули порвавшейся резинкой, и потянул вверх, словно подъемный кран — блок бетона. Через несколько минут непрерывной тьмы я ощутил, что стою под виселицей, окруженный огромной толпой. Увидев меня, толпа шокировано заткнулась, и через две секунды грянул атомный взрыв смеха, нет — гогота, увлекая за собой цепную реакцию палачей, царя Гороха, охранников, князей, послов… люди ржали, показывали на меня пальцем, катаясь со смеху по земле и держась за животики, свистели, улюлюкали. Я, не обнаружив видимой причины в виселице, оглядел себя.

Проклятые штаны. Проклятая резинка. Проклятый крюк.

Я стоял посреди огромной площади со спущенными штанами, в одних только трусиках в знаках трефов, и испуганно озирался по сторонам.

Прошло пять минут. Я все стоял, толпа все хохотала. Вдруг из терема царя, прямо напротив виселицы, из двери под балконом, на котором сидел Горох, выскочил до смерти перепуганный Данилка-казначей и во весь голос заорал:

— Укра-а-а-а-али! Укра-а-али его-о-о!

Заревев, как бык, он вскочил по Официальной лестнице на балкон и упал к царю Гороху на колени, взрыднув, будто красна девица, которую парень бросил.

— Кого украли? — ужаснулся царь. — Царевну?

Казначей замычал и замотал кудрявой косматой головой в знак отрицания.

— Перстень-себялюб?..

— М-не-а, — снова замотал головой Данилка.

— Сапоги-скороходы?!

— М-не-а…

— Скатерть-самобранку?!!

— М-не-а… — Данилка утер рукавом глаза, потом нос и, понизив голос до шепота, вымолвил: — Ковер-самолет…

Народ непонятливо молчал, царь с ужасом в глазах воззрился на Данилку, тот кивнул, и Горох в страхе ахнул:

— Быть того не может! Значит, кто-то догадался. Но кто мог догадаться о том, где мы храним… — и хлопнул себя по лбу. — Бедный я, бедный… тьфу на мою голову! Ах, я, старый-дурной — корона с дырой, и как только проглядел?!.

Бояре сочувственно загудели. Царь вдруг подобрался и хмуро зыркнул на Данилку:

— А уж не ты ли?

— Помилуй, царь-батюшка! — Данилка упал на колени и разрыдался пуще прежнего. — Не я это, точно не я!.. Прихожу я, это, значит, а там… эта, короче… нету ковра, в общем. Я и…

— Замолчи! — рявкнул царь неожиданно. — Надо не стенать, а действовать. Ну, кто согласен отправиться на поиски небольшого, но очень дорогого ковра-самолета?..

Желающих не нашлось. И что это за ковер такой, что его даже искать никто не хочет?

— Я готов! — вдруг выдвинулся вперед начальник милиции Леонтий Коржев, но царь Горох недовольно буркнул:

— Никогда. Даже и не проси. Я больше не доверяю тебе после того случая. Следующий! Димитрий, может, ты хочешь?

Но Демьян неожиданно поднырнул к седлу, вскочил на коня и гаркнул, уже издалека:

— Простите, царь-батюшка, у меня срочные, неотложные дела!

Струсил. Вот уж от кого я не ожидал.

— Станислав, не съездить ли тебе?..

Но Степка вдруг схватился за якобы сломанную ногу и демонстративно застонал:

— Ой, больно… не могу, царь-батюшка, ножку сломал вчера, ходить не могу…

И этот струсил. Да что это с ними? И тогда я решился. И вскрикнул из-под петли:

— Я хочу!

Царь Горох посмотрел на меня, как на круглого идиота.

— А ты, грязное исчадие тьмы, молчи! Лучше скажи свое последнее желание.

Эшафот тем временем потихоньку задымился: кто-то из толпы бросил в меня горящую спичку и не попал. Скоро уже языки пламени лизали подножие эшафота. В этот роковой момент мне пришла в голову идея:

— Мое последнее желание служить царю и Отечеству!

Горох опешил.

— Небось хочешь его отыскать да втихую прикарманить? — подозрительно сощурился он.

— Да нет же, вернуть его обратно!

Однако, моя одежда уже задымилась и затрещала. Я снял ее и кинул в пламя. Царь резко хватанул со зла по поручню кресла, но я уже провалился во тьму…

Вот только какую-то странную. Нащупав пол и стены хода, я ринулся вперед, не разбирая дороги, и вскоре уперся носом в прогнившую насквозь деревянную дверь. Стоило мне толкнуть ее рукой, как она рассыпалась в кучу трухи. Передо мной открылся выход, я мгновенно нырнул в него и очутился… как думаете, где? Нет, неправильно. Да я и сам не ожидал такого результата. Я очутился в покоях царевны. И конечно же, именно в тот момент, когда она спиной ко мне переодевала купальник!

Я, будучи благовоспитанным юношей, стыдливо запечатал очи рукой, сам полуголый, и на коленках почапал к двери. Прочапав полкомнаты, я услышал сзади себя отчаянный визг царевны Анастасии, которую я узнал в переодевавшейся девушке:

— А-а-а-а-а!!! Ты кто?! Что ты здесь делаешь?..

Я открыл глаза и увидел, что она уже одета в великолепный перламутровый сарафан и держит наготове увесистую заморскую вазу. Но время терять мне было некогда, и я не растерялся:

— Ы… у… я тайный агент американских спецслужб Брук Бонд и иду на срочную операцию по спасению жизни маленького рыжего котенка Мурзика!

Но девица тоненько и звонко рассмеялась и сделала все с точностью до наоборот, чем я ожидал: перегородила мне дверь.

— Ах, так? Какой милашка! Что ж, от еще одного поклонника я не откажусь. Скажи, как тебя зовут?

Я только закатил глаза. Мне действительно некогда терять драгоценные минуты на знакомство с девушкой, пусть даже и царевной. Решение созрело мгновенно. Я предложил ей:

— Я очень тороплюсь, но не откажусь от удовольствия покрутить Ее Высочество "на карусельке". Вы согласны?

Она кивнула и глупо захихикала. Я перехватил ее поперек талии, крутанул один раз и с размаху забросил на пышное ложе. Анастасия только громче рассмеялась, видимо, что-то не то подумала. Но я, к ее сожалению, написал на стене царевниным карандашом для глаз свой телефон и имейл, затем размахнулся и мощным ударом ноги вышиб дверь. Неожиданно моего слуха из-за вышибленной двери достиг чей-то жалобный стон. Я потянул дверь на себя и обомлел: за дверью, придавленный к стене, словно муха асфальтовым катком, сполз на пол с охом и кряхтением царь Горох.

— Эээ… с-силен, черт… — выдавил он, сведя глаза к переносице.

Минуты за две я привел его в чувство. Едва очнувшись, Горох пробормотал:

— Послушай, чертяка… ты как думаешь, это очень страшный грех?

— Что? Какой? — не понял я.

— Ну… если я тебя найму? Только на один раз?

— Нет, а с чего Ваше Величество взяли? — моргнул я.

— Понимаешь, у меня есть подозреваемый, который мог украсть ковер. Только один подозреваемый. Но никто из людей не захочет идти туда. Только ты… ты ведь черт? Я щедро награжу тебя…

Все. Я понял, к чему он клонит. Что ж, и такая работа — тоже работа, мне, в принципе, все равно. Я дурак, я не боюсь. И я лукаво улыбнулся:

— Обещаю, на небесах ничего не узнают. А какая будет награда?..

* * *

Мы с Горохом шли по пляжу вдоль речки Калины и разговаривали.

— Так значит, ты согласен? — уточнил царь, поглаживая бороду. Я кивнул и лихо сплюнул под ноги, нахально оглядывая девиц в купальниках, столпившихся у воды.

— Сначала о награде. Ты согласен на две тысячи золотых рублей?

Я хотел было согласиться, но подумал и решил: раз меня спрашивают, значит, я могу и поторговаться. И выторговать то, чего хочу.

— Царь, а нельзя ли мне полцарства?

— Нельзя, — покачал головой царь Горох. — Вот был бы ты смертный…

Я облегченно вздохнул и выпалил:

— Ваше Величество… я смертный. Я соврал. Но я согласен.

Сначала он поглядел на меня, как на сумасшедшего, а потом мы переглянулись и рассмеялись. Нет, этот рыжий старикан мне определенно нравился! Да и вообще, за то время, что он считал меня чертом, мы успели подружиться…

— Эй, смертный, как тебя там…

— Иван, — напомнил я.

— Ваня, очень хорошо, что ты согласен. А ты уверен, что справишься?

Идиотский вопрос. Конечно, не уверен. Скорее, я уверен в обратном, иначе бы не заламывал такую непомерную цену. Но я все равно кивнул.

— Хорошо. Значит, в случае неудачи ты погибнешь. А в случае удачи получишь полцарства.

— И царевну в жены.

— И царевну… какую?

Для тех, кто не понял — дочерей у Гороха тридцать. Да-да, не удивляйтесь… так что придется выбирать. Царь подвел меня к тому самому скоплению девушек, которых я до сих пор продолжал разглядывать. Ого… я пересчитал их. Похоже, кроме Анастасии и еще какой-то там, здесь собрались все. Горох выстроил их в шеренгу по команде: "Смир-рно!" Я прошелся вдоль стены красоток, и еще раз, и еще…

— Алена? Нет, не подходит: она рябая… Марья? Уж больно скромная… Ярослава? Нет, курносая какая-то…

Странно, но лучше всех мне показалась та, что осталась в тереме, — Анастасия. Может, ее? На всякий случай я спросил, довольно фамильярно:

— Царь, а где еще одна?

— В волейбол играет, вон там, — поморщился Горох. — Но она тебе не подойдет: Василиса это вообще… вообще…

— Производственный брак? — подсказал я.

— Ага, — хмыкнул царь. — Но, если хочешь — подойди.

Я подошел поближе… ух, ну ничего ж себе "производственный брак"!!! Все мои чувства просто отключились, мозг полностью вышел из строя, и вокруг головы залетали сердечки, как в импортных мультфильмах. В великолепном прыжке за мячом изогнулось поистине божественное существо! Короткая стрижка сияющих золотым солнышком волос слегка портила впечатление; пронзительные и в то же время безмерно глубокие, прозрачные ядовито-зеленые очи, скрывающиеся под длинными черными ресницами; алые аккуратные уста; золотистые бровки. Кожа, словно персик, — нежная, румяная; фигура — идеал, абсолютная гармония; тело сильное, гибкое, ловкое, изящное… похоже, я схожу с ума… мама, где ты? Что мне делать?..

Я вспомнил с трудом, как приставал к девушкам в деревне и, заглядевшись, как Василисушка поправляет лямку пестрого зелено-желтого раздельного купальника, медленно подошел к ней сзади, как только игра закончилась. Красивые девушки реагируют на… на… точно! Я тихонечко встал прямо у нее за спиной и потянул за завязки купальника сверху. Узел развязался, и…

— М-мама, — я с усилием приподнялся после мощного хука справа и понял, почему такая красавица — "производственный брак".

— Что тебе от меня надо? — приятным голосом грубо (такие вот противоречия) буркнула Василиса.

— Ну… э… я… хотел просто… э… — я совсем растерялся.

Царевна подошла ко мне и на всякий случай пнула сидящего Иванушку ногой. Я ойкнул, взревел и вскочил на ноги. Конечно, она красотка, спору нет; но я не люблю, когда меня оскорбляют. Пинок — это уже слишком. Я схватил ее за руку, она снова нанесла мне удар; я толкнул ее, и пошло-поехало…

Пришел в себя я лишь тогда, когда меня оттащили от этой зеленоглазой змеюки. Сначала чуть было не задохнулся от возмущения, потом привел себя в порядок, встал, отряхнулся и демонстративно отвернулся от царевны. Мельком успел увидеть ее лицо… боже! Оно так и оставалось спокойным, а глаза были похожи на зеленый лед! Я закашлялся (от удивления ли?), но сделал вид, что песка наглотался.

— Ну что, Иванушка? — услышал позади елейный голос. — Поприставал к самой Василисе Прекрасной?

— Так это ты?! — осенило меня. — Легенда Руси, Мисс Мира прошлого года?!

— Да, — проронила Василиса сзади.

— Хм, — ответил я.

— Больше не смей так делать, понял? — злобно шикнула девушка.

Я лишь рыкнул в ответ. Ох уж, эти девчонки!

— Ладно вам, спорщики! — остудил нас царь. — Ну что, Иван, выбрал?

— Бог с ним, — махнул я рукой. — Возьму Анастасию. Тем более, я ей понравился.

— Ну вот. Пошли… теперь о деле, — Горох понизил голос. — Похитили, как ты знаешь, ковер-самолет. Самый обычный ковер-самолет, так что работа вроде бы несложная. Но дело в том, что подозреваемый… он, в общем…

— Кто? — попытался я отшутиться.

— Кощей, — вздохнул Горох.

Я недоумевал.

— Бессмертный, — подтвердил царь. — Именно поэтому никто и не хотел…

— Но зачем Кощею ковер-самолет? — удивился я.

— Он планирует захватить сперва Русь, а затем и весь мир при помощи своих алхимических препаратов, и для скорой доставки необходимых веществ ему нужен ковер. Ты все еще согласен?

Все равно глупо звучит. Кощей, насколько я знаю, не алхимик. И вообще в химии не сильно сечет. А вот в физике… к тому же, одним ковром не отделаешься: его легко расстрелять, порвать, вывести из строя, да и полно их, ковров-самолетов, по всему миру. Что ему, своего мало? Но все же я поверил Гороху и сказал:

— Да. Я согласен. Идем.

* * *

Перед уходом Горох снарядил меня всем необходимым из того, что нашлось в казне: последняя модель карманного пулемета, прослушивающее устройство, карта Сказочной Руси, прибор ночного видения, очки с лазерными лучами и встроенной инфракрасной камерой, скатерть-самобранку и много чего другого. И сапоги-скороходы. Насчет них царь сказал: "Пользуйся как можно реже, а лучше — используй лишь в крайних случаях. Во-первых, они могут… эээ… кончиться, а во-вторых… а, ладно. Чего там!"

Провожать меня вышел царь, вышли приехавшие в столицу по такому случаю отец с матушкой, оба брата и царевны, включая Анастасию. Как и в прошлый раз, не было только Василисы. Обняв меня на прощание, матушка дала мне шкатулку и посоветовала:

— Открой ее, если вдруг попадешь в беду и некому будет выручить.

— А что там? — полюбопытствовал я.

Но матушка ласково прикрыла мне рот кончиками пальцев и ответила:

— Узнаешь. Только не открывай без надобности, а то случится беда…

— Понимэ, — хмыкнул я.

Попрощавшись со всеми царевнами по очереди, крепко обняв батюшку, пожав руку царю Гороху, я повернулся и вместе со всем своим снаряжением зашагал прочь, туда, где, по словам царя, находился замок Кощея…

Просто так идти скучно, и я запел свою любимую дорожную песню:

Как обманчивы дороги,

Неизвестные пути.

Их на свете очень много,

Не дано их все пройти.

Но уводит вас далеко

Безобидный поворот.

Незнакомая дорога

За собой вослед ведет…

Видит глаз, и сердцу жутко,

Ну а ноги все идут.

Вот такая, братцы, шутка:

Приключения не ждут!

И, словно в такт моей песне, то покачивались над головой лесные кроны, то играло ясными золотыми лучами красно солнышко, то громко и мелодично пели в густых дубравах птицы… Три дня и три ночи шел я. Прошел два города, пять деревень, несколько поселков городского типа. Не раз переходил вброд реки и болота, дважды или трижды встречал калик перехожих. И вот, пройдя славный Демидов-град, оказался я в дремучей чаще Покрышкина леса.

Много слышал я о Покрышкином лесе и плохого, и хорошего, но еще никто не говорил, что не знает этого леса. Он весь, от конца до начала, чудной. Начать хотя бы с названия. А произошло оно так. Жил в этом лесу боярин (странно, правда?) по имени Кириллий Покрышкин. И жили с ним вместе в лесном тереме две женщины: сестра и жена. Жена его, Ладушка, добрая была да ласковая, и мужа своего более всего на белом свете любила. А сестра, Мара, злая была и грубая. И очень она своего брата к Ладушке ревновала. Что ни день закончится, красно солнышко к закату клонится, а Мара встанет под окном и наговаривает: "Не ходи к Ладушке, не гляди в сини очи — погубит она тебя, точно говорю!" А Кириллий ей в ответ: "Да разве же может она мне чего злого сделать? Она ж любит меня аки черная ночь — ясный месяц. Нет, не верю я тебе, Мара". Мара же все свое: "погубит" да "погубит". Но не верит ей брат. И решилась тогда Мара на черное дело. Коли уж Кириллий не соглашается, тогда она убьет Ладушку. И, чтобы никто не догадался, подсыпала она в вино, что красавица пила вечером за ужином, яду змеиного да волчьей ягоды. Подала Мара вино к столу и говорит: "Пейте, дорогие!" И поставила она Кириллию простое вино, а Ладе — отравленное. Да только догадался Кириллий обо всем. Взял он вино у Ладушки и выпил его сам… долго плакала Ладушка слезами горючими, а Мара вторила ей слезами солеными. Падали ладины слезы на землю, и где они падали, там цветы расцветали. Падали марины слезы на землю, и где они падали, там тернии черные, колючие поднимались. А боярина к лику святых причислили и похоронили под трехсотлетним дубом. Через век там, где похоронен был Покрышкин, родник забил. Назвали его Покрышкиной Кладезью, а по нему и весь лес — Покрышкиным.

Наконец, березняк сменился темным ельником. В лесу было тихо, лишь зверушки лесные шуршали листьями. Чем еще примечателен этот лес, так это тем, что в нем никто, кроме зверей и птиц, не водится: ни лешие, ни русалки, ни упыри, ни берегини, ни кикиморы, ни мавки (список можно продолжать бесконечно)… оттого и жутко в нем, что, коли волк какой нападет, то берегини не защитят, добрые лесовики не заступятся…

Ой, тьфу! Накаркал. Я и забыл, что давно стемнело, а ведь нельзя было забывать: стоило мне отвлечься на свои мысли, как горящие в кустах глаза стали много более заметны. Раз! — и я валяюсь в песке дороги, придавленный могучими волчьими лапами. Однако, Иванушки-Дурачки так просто не ловятся. Я начал сопротивляться. Для начала попытался отогнуть лапу. Не тут-то было! Тогда я высвободил правую руку и после недолгой борьбы схватил-таки нахальную серую зверюгу за шкирку. Еще немного, и уже я давил на широкую спину, прижимая к земле. И тут этот серый паразит вдруг как заговорит человеческим голосом — я аж сел от удивления:

— Не бей меня, Иванушка! Возьми меня с собой — добром отплачу! Служить тебе буду верой и правдой.

Мобилизовался я быстро. Уже не говоря о том, что у меня мгновенно назрела куча вопросов:

— Во-первых, откуда ты меня знаешь?

Волк заметно смутился.

— Ну… ээ… извини, но почти все говорящие волки слегка владеют телепатией. Глубоко мы не залезаем, но…

— Понял, проехали. Во-вторых. Коли хочешь служить мне верой-правдой, так зачем из темных кустов набрасываешься, а, приятель? Ор-ригинальный способ искать новых друзей, очень оригинальный.

Волк совсем смутился.

— Ну… хм… прости. Это я так. Я, вообще, стеснительный, боялся, что постесняюсь подойти и предлагать помощь просто так…

— Тьфу ты! — я сплюнул сквозь зубы. — Но зачем было пугать-то?! Все-таки не жениться предлагаешь, мог бы подойти по-человечески.

Волк лишь сдавленно хмыкнул.

— И в-третьих. Ты хоть знаешь, в чем ты мне помощь предлагаешь?

Серый жулик усмехнулся под нос:

— Ха! Конечно знаю. Ты коврик идешь искать. Ковер-самолет. Правда, уж не знаю, чем он так важен царю, но…

— Понял-понял. А знаешь, у кого он?

— Кощей, не будь я телепат! — поклялся Волк.

— И ты все еще согласен?

— Да, не будь я Серый Волк!

— Ну что ж… А кстати, раз уж теперь ты мой компаньон, как мне тебя называть?

— Да так и называй — Серым Волком, — улыбнулся тот. — По лапам?

— По рукам! — я пожал мужественную серую лапу. — Пошли!

Пока шли, мы сильно разговорились. Волк оказался неплохим собеседником, знал много историй и анекдотов. Я же, в свою очередь, развлек его своими самыми свежими воспоминаниями: как я стоял у виселицы, как я попал к Анастасии в покои и выбрался оттуда, как меня мутузила Василиса… Волк бурно реагировал на мои истории, хохоча до упаду; в общем, идти уже не было скучно.

Покрышкин лес все так же таинственно бормотал кронами над головой. Если не сказать большего: мы зашли в самую его гущу, надеясь срезать путь. До центра леса оставалось совсем немного. Скоро я, вымотавшись, попросил Сергого Волка остановиться на привал. Он усмехнулся, но разрешил. Я развязал свою дорожную суму и достал оттуда нечто, когда-то бывшее, очевидно, гамбургером. Сейчас же это достаточно точно изображало некую знаменитую отраву "Змеиный корень". Я попробовал разобрать это на части в поисках хоть какого-то съедобного куска. Ага, обрадовался, как же! Котлета явно спорила по мягкости и вкусу с моей подошвой, зелень завяла еще во времена Цезаря, огурцом запросто теперь можно было отравиться, собственно булка переливалась всеми оттенками плесени от восхитительного бледно-зеленого до тошнотворного нежно-морковного. Даже мышь, вылезшая прямо у моей ноги из норки, погнушалась этим произведением высокого искусства составления ядов.

Я брезгливо уронил сию пакость на землю. Волк тоскливо проводил гамбургер взглядом, но ничего не сказал.

— Что? — переспросил я на всякий случай. — Чего ты так смотришь?

— Есть хочется, — жалобно скульнул он.

— Ну попробуй, поешь, — я усмехнулся.

Серый Волк медленно подошел к плесневелому гамбургеру, ткнул в него носом, сморщился, чихнул и отскочил, вытаращив глаза.

— Нет!!! Фу, гадость, — Волк с презрением отвернулся от вышепоименованного — то есть гамбургера.

— Правда, у нас больше ничего нет, — я показал ему пустой пакет из-под продуктов.

— Хочешь, я поймаю зайца? — предложил мой серый напарник.

— Ага, а потом в результате мы будем выполнять сразу две миссии: искать Кощея и убегать от милиции в качестве браконьеров? Ты знаешь, здесь запрещено охотиться, — парировал я.

— Ну хотя бы попить у нас есть? — недовольно проворчал Волк.

— Ща посмотрю.

Увы, даже перерыв все вещи, я не обнаружил воды. Похоже, мы все допили…

— Ну ничего, не страшно… я, кажется, слышу журчание ручья! — обрадовался я. Где-то неподалеку действительно бурлил какой-то лесной ручеек.

— Посторожи вещи, — попросил я Волка. — Сейчас принесу нам воды. Если я не вернусь через… я вернусь.

Почти сразу я выбрел к искомому ручейку. И — большое достижение — сразу же увидел источник, начало ручья. Над источником высился корявый разлапистый дуб в пять моих обхватов — то ли долгожитель, то ли почва плодородная. Правда, местами трухлявый, но стоял, как хан посреди своих владений — горделиво, уверенно. Покрышкина Кладезь, дошло до меня. Я взял пустую бутылку из-под "Пепси", прихваченную мной, и нагнулся к ручью. Но вспомнил свое первое правило: если что-то нашел, сперва испытай на себе… за исключением ядовитого и опасного, разумеется! Говоря человеческим языком, мне просто сразу же захотелось отпить. И я, даже не утруждая себя набиранием воды в пробку бутылки (тоже одна из моих привычек), сложил руки горстью, зачерпнул и шумно отхлебнул… ух ты, надо же — чистая "Боржоми", даже с газом! Здорово. Буду знать. Теперь понятно, чем все так славят Покрышкину Кладезь… я живо набрал газированной минералки в бутылку, завинтил крышку и отправился обратно, довольный до ужаса.

По дороге мне приспичило вернуться и поискать у ручья блокнот, который я там, похоже, потерял. Пока я скитался по берегу ручья, на меня наткнулся… ежик. Причем, я бы сказал, это я на него наткнулся, когда присел по большому делу, после чего стал похож на петуха с ощипанным хвостом: вся пятая точка была покрыта иголками (вот уж не знал, что ежи линяют). Знаете, напоминает иглотерапию. Вот только здоровья мне что-то это не прибавило. Напротив, еще целых двадцать минут я бродил у ручья, смачивая многочисленные ранки водой, охая и вздыхая.

Сзади хрустнула ветка. Я инстинктивно обернулся и застыл: на меня размашистыми прыжками двигалось что-то огромное и черно-серое. Пока этот ком шерсти не подлетел ко мне, я оцепенело стоял на месте. Подскочив, зверь рявкнул мне в самое ухо:

— Иван!! Ты где пропадал, сколько ждать можно?! Я есть хочу! И пить.

Лишь теперь я распознал в "чуде-юде" Волка, нагруженного вещами.

— Ты что, все это с собой потащил? — ужаснулся я. — С ума сошел!

— Ну не оставлю же я это все там? — возразил Волк.

— Хм, — ответил я. — И что теперь? Тащить обратно всю эту дребедень?

— Зачем? Вон какой домина! — Волк указал лапой куда-то за мою спину.

— Где? — не понял я.

— Да оглянись же, дубина!

Я обернулся и увидел маленький, но аккуратный теремок. Над дверью была прибита покосившаяся и полустертая резная табличка с надписью "ПокрышкинЪ".

Я присвистнул:

— Дом боярина Кириллия! До сих пор сохранился?! Глазам своим не верю. Да в любом случае, думаю, мы не сможем там переночевать, ведь сейчас это наверняка какой-нибудь музей, и туда водят туристов и паломников, фотографии этого места, скорее всего, уже есть по всему Интернету, и уж почти наверняка даже войти туда можно лишь за отдельную плату… — я все больше распалялся. — Или же это святое место, и нам, злостным атеистам, ни за что не позволят осквернять сей храм своим присутствием…

— Окстись! — Волк уже тряс меня за плечо. — Весь мир свято убежден, что и Покрышкин, и его Кладезь — выдумка старожилов села Подпокрыши!

— Да?! — я удивленно воззрился на Волка.

— Так-то, — наставиельно проговорил он. — Да в любом случае, что бы тут ни было, можно хотя бы спросить. Если там, конечно, кто-то есть.

Я пожал плечами. Почему бы и нет. Поднялся с колен (садиться как следует я по-прежнему не мог никак), подошел к двери теремка и постучался. Дверь, таинственно и зловеще скрипнув, отворилась сама по себе. Домик был пуст и, очевидно, давно заброшен: на прогнившем деревянном столе стояли битые фарфоровые тарелки, в них лежали вусмерть проржавевшие столовые приборы; на полу валялись старинные черно-белые фотокарточки, изображавшие, в основном, Покрышкина с женой или сестрой; резной стул образца позапрошлого века опирался на свои изрядно покосившиеся ножки; зеркало на древнем, как мир, платяном шкафе, точнее, его дверцах, было разбито, и по его поверхности разбежались змеистые трещины; у дряхлого почерневшего комода был выломан угол, и виднелось не менее дряхлое содержимое ящиков. Единственное более-менее целое, что я нашел в теремке, — это две добротных кровати из мореного дуба. Как раз, чтобы нам переночевать здесь…

Я поманил Волка рукой, приглашая войти внутрь.

— Взгляни, — я показал ему на кровати. — Мы можем заночевать здесь со всеми — ну, или почти всеми — удобствами.

— А я что говорил? Дом заброшен! — торжествующе воскликнул Серый Волк.

Мы прошли внутрь и расположились. Я на кровати — той, что ближе к окну, как ни странно, не выбитому, Волк предпочел на полу. За стенами дома сгущалась ночная тьма. Я улегся поудобнее, отвернулся от окна: жутковато что-то было туда смотреть, и тут… у меня схватило живот! Я почувствовал, как боль растекается по всему телу, словно вода или кровь. Кольнуло в спине, затем разболелась голова… и самое отвратительное — меня затошнило. Ненавижу тошноту, особенно такую сильную. Ух, никогда еще мне не было так плохо!

Через пять минут я уже катался по полу от боли и стонал, как привидение. Волк кинулся ко мне.

— Ваня, что с тобой?! — перепугано рявкнул он.

— Ж-желудок… р… разры… вается… — прохрипел я.

— Отчего? — спросил растерявшийся Волк. — Это что, от голода?

— Н-не знаю… — я уже не в состоянии был говорить, и мне это давалось с большим трудом. Вдруг особенно сильно резануло по животу, и я не выдержал, взвопив:

— Больно-то как!!!

Волк засуетился, не зная, что предпринять.

— Может, тебе "Но-шпы"? Или "Фестала"?

Я слабой рукой дотянулся до сумы, достал пластинку своих желудочных таблеток (бывает, что я травлюсь чем-нибудь, так что всегда ношу их с собой), вынул одну и судорожно проглотил. Минут через пятнадцать мне стало полегче, и я переполз обратно на кровать. Серый Волк ни на шаг не отходил от меня, пытаясь хоть чем-то помочь.

А потом, кажется, я начал бредить. Во всяком случае, так мне позже рассказывал Волк, немало пострадавший от моего бреда. Кажется, сперва я доставал его, называя Людмилой и спрашивая, где его Руслан. Это изрядно действовало Волку на нервы, но он сдерживал себя. Тогда вредный я (хотя чего вредный-то, по-моему, у меня просто был сильный жар) пополз кое-как к Волку и пристал к нему, заявляя, что я — хитрый Черномор. Волк совсем взбесился, и неизвестно еще, чем бы дело кончилось, если бы меня не привело в себя какое-то белесое сияние посреди темного терема. Мы с Волком повернули головы и увидели, как на нас движется привидение!

Во многих эпосах супергерои не боятся таких мелочей. Но я все-таки не супергерой, поэтому, думаю, мне простится мой страх. Не просто страх: когда я увидел привидение, моя душа ушла в пятки, ничего не сказав по поводу своего возвращения. К тому же, я прекрасно понимал, что с больным желудком сильно уязвим. А от этого "чуда", по моим представлениям, можно было ждать чего угодно. Поэтому-то я благоразумно впихнул себя под кровать, оставив снаружи только голову — чтобы наблюдать за призраком и не дышать пылью.

Волк хмыкнул:

— Чего ты испугался? Всего-навсего привидение.

— А чье, ты заметил? — сквозь рези в животе возразил я.

— Мариино. Сестры боярина Покрышкина. Ну и что? — не понял он.

— Да ты знаешь, что за убийство святого ее призрак демоны Ада могли наделить любым умением? Любым!

— То есть? — недоумевал Волк.

Я простонал сквозь зубы.

— Она убила, во-первых, своего брата, во-вторых, причисленного позже к лику святых. Преступление, так? За это отправляют в Ад. Но ее дух неупокоен, то есть, ее почти наверняка не хоронили. А это значит, она разрывается между Адом и землей. Часто в таких случаях демоны вербуют подобных… эээ… ну, и взамен дают им какие-нибудь разрушительные спосо-о-о-о-у-у…

У меня снова схватило живот, и я прервался. Волк же судорожно сглотнул.

— Может, правда, я ошибаюсь, — рассудил я, когда вновь стало легче.

Однако, на беду, похоже, я не ошибался. Мара застыла около кровати и спросила:

— Вы пришли меня убить?..

— Ить… ить… ить… — отозвалось странное эхо.

— Н-нет, — промямлил напуганный Волк.

— Врешь!.. — отрезала Мара, точнее, ее призрак.

— Ешь!.. ешь!.. ешь… — снова повторило эхо.

— Н-не в-вру, — выдавил Волк.

— Врешь!.. ешь… ешь… ешь… — ее глаза засветились багровым, от нее в стороны пошли лучи такого же мрачного багрового света, она раскинула руки. На непонятном ветре заколыхались ее призрачные одежды, и, повинуясь ее зову, в дом начали через дверь и окно влезать люди… или — не люди?! Их лица были разворочены, цвет кожи напоминал плесень, и так далее… зрелище не из приятных, так что дальше воздержусь от описаний.

— А-а-а-а-а-а-а-а-а-а!!! — не своим голосом заорал я и сжался в комок, отодвинувшись в угол: мой самый большой страх в жизни с самого детства был — повстречать живого мертвеца. — Зо-о-омби-и-и!!!

Мара еще сильнее засветилась багровым, с трудом двигаясь, повернула свою призрачную руку в нашу сторону и показала на нас пальцем:

— Убить… ить… ить… их!.. их… их…

Зомби обрадовано потерли полуразложившиеся ручонки и с отвратительными воплями кинулись исполнять ее приказ. Мне не повезло: я как раз сидел у окна, через которое в теремок втягивалось все больше вышепоименованных существ. Окинув глазами комнату, я зацепился взглядом за топор, висевший на стене. Ну что ж; ржавый, конечно, но полагаю, для зомби сойдет. Точнее, против них. Согнувшись пополам от боли в желудке, я все же кое-как всполз на кровать к стенке и, дотянувшись до заветного оружия, стянул его с крючка. Ну все, держитесь, паразиты!..

* * *

Зомби сомкнули вокруг нас плотное кольцо. Мы с Волком затаили дыхание. Может быть, еще обойдется? Но нет. Передний ряд трупов сдвинулся еще ближе и неожиданно бросился на нас. На Волка наседали трое, и он успешно с ними расправлялся. Зато я оказался не столь силен, как предполагал: четырех я успел изрубить в капусту, а пятый, воспользовавшись моим минутным замешательством (опять разболелся живот. Но мы уже успели разобраться: Волк сказал, что я отравился водой из Кладези), полоснул по правой руке. Надо сказать, даже ржавый, его меч резал идеально. Поэтому дальнейшее сражение мне пришлось вести левой рукой, а это достаточно неудобно и трудоемко. Короче, наши шансы уменьшились еще на десять процентов.

Около часа мы удерживали натиск злобных мертвяков. Потом и я, и Серый Волк — оба выдохлись, устали, хотели спать, были изранены, голодны, в общем, сражаться уже не могли. Я пытался продержаться еще хоть сколько-то, но тут действие моего желудочного лекарства закончилось, и я со стоном накренился, изо всех сил стараясь не упасть. И в этот-то момент какой-то полумертвый подлый трус проткнул меня насквозь вдрызг ржавым копьем где-то в области легкого. Я лишь хрипнул и вместе с копьем повалился на пол. Все поплыло перед глазами, звуки словно затихли, и нежный голос старушки в черном балахоне и с косой звал меня в негу вечного покоя…

Я еще никогда не умирал. И, наверное, поэтому не представлял себе, что буду так хорошо себя чувствовать: желудок болеть перестал совсем, раны болели все меньше, зрение потихоньку прояснялось… стоп! Это уже не симптом смерти! А мне становилось все комфортнее. Я почувствовал, как все мышцы переполняются той молодой здоровой богатырской силушкой, которая играла во мне пару-тройку дней назад. Я взревел, вскочил на ноги (отметив про себя, что все раны затянулись) и принялся оказывать обнаглевшим трупам утроенное сопротивление. Плохо было одно: зомби все прибывали. Мара, стоя в стороне, лишь зловеще хохотала и подбадривала своих слуг. Я оглянулся и понял, откуда прибывают эти твари: только что убитые мною зомби поднимались, прикручивали на место головы, руки, ноги и снова набрасывались. Я даже ахнул от такой наглости:

— Ну вы, это, совсем того… очумели…

Так… спокойно. Что делать? Что?

Дубина я стоеросовая! На что же Горох дал мне лазерные очки! Я залез в суму и достал их оттуда, нацепил себе на нос:

— Ну все, теперь вам, уроды прогнившие, совсем хана!

— Что ты делаешь?!! — не своим голосом возопила Мара, когда первая жертва моего жестокого террора рухнула на пол с обугленной головой. — Ты что, совсем дурак?!

— Да! — не без удовольствия ответил я.

С этого момента дело пошло на лад. Схватив лазером по шее, зомби падали и уже не поднимались. Таким макаром я перебил около сотни трупов, вернув их в законное состояние. Оставшиеся трое корчились на полу, провинившись перед Марой и теперь получая свое наказание. Я повернулся к Маре.

— Ну что, подлая, сгинешь добровольно или тоже хочешь лазеру отведать?

— Дур-рак! — буркнула Покрышкина сварливым тоном. От сценического "эха" и следа не осталось.

— Ты мне это уже говорила, — широко улыбнулся я.

— Идиот!

— Ну и хорошо. И чего дальше?

Она начала выходить из себя.

— Ты убил моих мертвячков!

— Поделом тебе.

— Ты… ты… ах, ты… — похоже, она полезла за словом в карман.

— А ты карга старая, — поддел я. Вид у нее и вправду был лет на четыреста, не меньше.

— Что-о?! — обиженно надулась Мара. — Вовсе я не старая, тупица!

— Так ты мне наконец ответишь, будешь ты еще промышлять своими злодеяниями?

— Козел! Урод!

— А? Я не слышу!

— Какого черта ты тут развоевался?!

— Так будешь или нет?

— Безмозглый болван!

— Та-ак… молчание — знак согласия, — нажал я. — Смотри ведь, прикончу!

Нервы бедной женщины сдали.

— Эй, вы, трое, ребята! Взять его!

Я включил лазер, собираясь разрезать им оставшихся зомби и совершенно не претендуя на смерть Мары (демон демоном, а все же женщина), но поскользнулся и выронил очки. Они заскакали по полу, предохранитель разбился, и мощная лазерная струя ударила прямо в центр призрака. Мара бешено завопила, схватилась за пораженный живот и… сгинула. Совсем. Рассыпалась белым прахом. Я устало прислонился к стене, не дожидаясь, пока зомби подползут, и перевел дух:

— Ну наконец-то… эй, а вы-то трое чего лезете? Я вас убивать не буду, у меня лазер сломался…

Услышав приятную новость, один из трупов, похоже, решил "избавить" меня еще и от инфракрасной камеры, со всей дури наступив на мои очки. Те с жалобным писком треснули и раскололись. Я только раздраженно простонал: биться с этими несчастными сил уже не было. Волк же, утомившись в бою, теперь мирно посапывал в углу.

В комнате начало светать; логично, что и за пределами теремка тоже. Должно быть, солнце уже начало подниматься из-за горизонта. Где-то вдалеке слабо прокукарекал деревенский петя, и я вяло обрадовался: значит, конец леса не так далеко, как я ожидал. Однако, зомби не разделили моих светлых чувств от этого милого сердцу звука: заслышав хриплое кукареканье, они скорчили жуткие рожи и дружно грохнулись на пол, одновременно решив, что в родной могилке было уютнее. Радость наполнила мою душу еще больше, и я, повернувшись на бок, заснул, даже не утруждая себя заползанием на кровать. Ну хоть часок этой бешеной ночи можно поспать…

* * *

Проснулся я поздно, часов в одиннадцать. Волк громко возмутился этим, но я резонно заметил, что сражался и мучился в эту ночь гораздо больше. Поэтому мы быстро помирились — и снова в путь, уже в ускоренном темпе: я рассказал Волку свои соображения насчет жилища. Он, правда, предположил, что там может быть домик лесника или, на худой конец, хутор. Но я захотел посмотреть лично. "Знаем мы ваши "лично": сунешься, глядишь, уже влип", — недовольно проворчал Серый Волк, несмотря на то, что именно он затащил меня в дом Покрышкина; но все же пошел.

Путь занял еще полдня. Часам к шести вечера Волк и я выбрели к какому-то селу. Ну, что я говорил? Я достал карту Сказочной Руси и развернул ее. После получасового ползанья пальцем и лапой по карте и яростных споров мы сошлись во мнении, что это село Нижние Подпокрыши. Путем логических рассуждений и доводов я пришел к выводу, что, раз по данным карты в селе проживает около тысячи человек, значит, в Подпокрышах где-то должен иметься трактир, причем не один. Мой Серый друг охотно согласился со мной в том, что нам просто необходимо подкрепиться: пока мы шлялись по лесу, мы оба зверски проголодались. Деньги у меня, разумеется, были, и немаленькие, но в лесу они ничем помочь не могли. Зато теперь на два золотых рубля в любом местном трактире можно наесться до отвала так, что потом из-за стола придется выезжать на чьих-нибудь сердобольных руках.

В общем, порешили на том, что надо найти какое-нибудь заведение, в котором можно поесть. Трактир "Леший и три брата" попался нам на глаза почти сразу. Еще больше нас порадовало то, что он был практически пуст. Волк взобрался на стул возле ближайшего свободного столика и взглядом предложил мне следовать его примеру. Я тоже сел и принялся ждать, пока нас окликнет трактирщик. Он этого делать не стал, зато подослал мальчишку-помощника. Я быстро заказал у него две тарелки щей, да понаваристей, четыре порции жареной говядины и горшок пшенной каши. Мальчишка умчался, а мы продолжили разговор — обсуждали Покрышкину Кладезь.

Скоро я услышал, как третий стул возле нашего столика отъезжает. Подняв взгляд, я увидел, как рядом со мной на стул устраивается ладный сельский мужичонка с усами и в косоворотке.

— Здравия желаю, господин хороший, — в усы улыбнулся он. — Вижу, вы в нашем селе гость?

— Д-да, — неуверенно протянул я.

— О чем знать желаете? Куда направляетесь?

— Да так… — я замялся. Ну не рассказывать же ему, куда мы идем! — Гуляю по краю родному.

— Похвально, — хохотнул он. — Эй, Мишка, давай сюда три кружки "Солодова"! — обратился мужичонка к мальчишке, который как раз принес нам наш заказ. — Угощаю гостя!

— А что это я все о себе да о себе, — попытался выкрутиться я. — Давайте лучше о вас поговорим. Как у вас дела?

— А какие могут быть дела у старосты, — вздохнул он. — Вот, давеча заказ подал, мол, дороги асфальтом мостить надо, а этот, собака блохастая, и говорит, значит: "Ты три тыщи золотыми дашь, тады и делать будем". А я ему взял лист, да, эта, тыкаю: "Вишь, ты, ты обязан одну тыщу брать, на тебе иначе эта, уголованная ответственность лежит". А он, ух, ворона ощипанная, отвечает, мол, ты спопервоначалу говорить грамошно научись, а потом мне в нос статью тыкай.

Говор старосты показался каким-то фальшивым, но я не подал виду.

— И что? — вежливо поддержал я разговор. — Чем все кончилось?

— Чем-чем, — староста раздраженно отхлебнул из принесенной Мишкой кружки. — Восстанием, от.

— Как это?

— Да приказал я налог собрать, по три золотых с каждого. А у нас-то как, народ-то бедный… а я ведь о прошлом месяце с них по пол-золотых собрал, трубы чинить, значится. Дык они похватали вилы да топоры и сразу крайнего нашли. А что я? Я же как лучше хотел… Да вот еще третьего дня жена, Марфушка, двойню родила. Понесли их крестить, а поп-то и говорит — будет твой сын богатый, а твоя дочь в пятнадцать утопится. Ну, мы сразу, как да что, побежали к бабке-угадке. А она наоборот грит, мол, сын в пятнадцать утопится, а дочь за царевича заморского замуж выйдет. Не знаем, чему и верить…

— А вы ничему не верьте, — посоветовал я.

— И-и-и, и то верно, — крякнул староста, зажигая трубку. — А вы-то кто, откуда будете?

— Я Иван из села Коробейники, а это вот друг мой, пес ручной.

— Какой же это пес? То ж волк! — нахмурился староста.

— Волк по отцу, пес по матери, — соврал я. Серый приятель густо покраснел сквозь шерсть и посмотрел на меня, как Ленин на буржуазию, но смолчал.

— Ой, кстати! — хлопнул себя по лбу староста. — Тут, грят, у царя-батюшки, доброго ему здравия, ковер-самолет украли? Да, грят, еще и сам Кощей?

Я кивнул. Деваться было некуда. "А, ладно, — подумалось мне. — Расскажу. Вроде, простой мужик, авось, ничего страшного и не случится-то…"

— А знаете, я иду искать этот ковер-самолет, — заявил я ему в лицо так, будто собирался этой фразой сразить его наповал.

— От царя? — ахнул он.

— От царя. Я типа его тайный агент.

— Ну даешь… — присвистнул староста. — А не боишься?

— Не-а, — хмыкнул я. — А че бояться-то? Главное, за дело взяться. А коли убьют, так другой пойдет…

— Молоде-ец парень, — протянул собеседник.

— Да ладно вам…

— Слушай… ну тады ежели чего, обращайся. Ежели вещество, травку какую разобрать — это ко мне, — и мужичок пронзительно поглядел на меня так, будто знал про Кладезь. Я подумал и рассказал ему и это. Он расхохотался:

— Ну ты, брат, даешь!.. Живой водицы испил. Оттого и в схватке с мертвецами уцелел. Но шибко-то не радуйся, запасец внутри тебя уже кончился.

Я приуныл. И тут — о, идея! — вспомнил, что в суме лежит еще непочатая бутылка живой воды. Что же, отлично… однако, мы уже поели. Пора двигать отсюда, пока не влипли в очередное приключение. Я сделал Волку знак и, расплатившись с хозяином сего славного заведения, сказал старосте:

— Ну что, спасибо за информацию. Мы пойдем, а то времени в обрез, сами понимаете… счастливо! До свидания! — и мы с Волком наконец-то вышли из трактира. Следующий остановочный пункт — город Малые Березняки…

Долго без приключений мы не прошли. Во всяком случае, скучать не пришлось: едва мы повернули за угол трактира, как чуткое ухо моего Серого напарника уловило какой-то разговор. Я прислушался и тоже его услышал. Кажется, староста говорил по мобильнику. И все бы ничего, но в его речи прозвучало: "Да какой он тайный агент!" Похоже, говорили обо мне, и не самым лучшим образом. Я прекрасно понимал, что любопытство сгубило кошку, но… я все-таки не кошка, авось обойдется! Я прислонился к стене, чтобы меня не было заметно, и принялся слушать.

— Дурак, он и есть дурак, — зло хохотнул староста. — Не понял даже, с кем говорил… все подчистую мне выложил.

— Дурак дураком, но тебе стоит держать ухо востро, — донеслось из трубки. — Во всяком случае, хорошо, что мы передали шефу о появлении объекта под кодовым названием "Дурак", который едва не улизнул прямо из-под носа. Если этот… хм, отправился искать объект "Летучий палас", да еще и напару с каким-то подозрительным волчарой, наш бессмертный шеф прихлопнет его, как комара… ну ладно, у меня денег на счету мало, блин, тариф менять надо, да и роуминг нешуточный. Так что давай, работай, ха! Агент Ильич-4S27, ха-ха…

— Отбой, — ответил староста и, судя по звуку, убрал мобильник куда подальше.

Однако!!! Ну и дела… мы многозначительно переглянулись.

— Плохо дело, — наконец, изрек Волк. — Судя по всему, Кощей только что по нашей же милости проведал, что к его резиденции движется отряд из одного хорошо оснащенного тайного агента и одного лесного зверя из семейства собачьих. Что делать будем?

— Ничего, — рассудил я. — Только мне надо быть теперь много осторожнее и не болтать на каждом шагу о нашей миссии. Прости меня.

— Да ничего, — Серый Волк двинул ухом. — Я, в принципе, и не в такие передряги влипал… а что? Разве только гадко, что теперь через каждые пять пройденных нами сантиметров придется защищаться от кощеевых "ребят".

— Но кто знает, какие козыри у Бессмертного в рукаве, — вслух подумал я. — Хотелось бы знать, что он для нас приготовил…

Волк не ответил. Какое-то время мы озабоченно молчали, шагая прочь от трактира. Потом он предложил:

— Как насчет того, чтобы обсудить дальнейший маршрут?

Я кивнул и достал карту.

— Так… — задумчиво пробормотал мой компаньон. — Нам, как понимаю, надо в Тридевятое царство, где скрывается сейчас Кощей. Оно же… да, тут написано, что между Русью и Тридевятым царством лежат царство Польское, царство Фрицево, царство Мусью и — на острове в окияне — царство Аглицкое, а за ним еще окиян-море. Как добираться будем? Напомню, царь Горох с ихним президентом, в Тридевятом, в крупной ссоре, и из Руси туда ковролайны не летают.

— Хм, — я призадумался. — Да-а… а мне кажется, нам стоит сперва на Березняковском вокзале сесть на скорый поезд и доехать на нем до царства Фрицева, потом сойти и пересесть на ковролайн. И уже на ковролайне лететь в Тридевятое, просить помощи у их спецслужб. А коли откажутся, и ца… пардон, президент их откажется, тогда уже своими силами.

— Неплохо, — одобрил Волк. — Очень неплохо. А до Березняков-то как добираться будем? Пешком?

— Н-да, наверное… ладно. До этого как-то шли, и дальше нормально пойдем, — ободрил я напарника. — А пока… сыграем, что ли, в карты? Чур, не жульничать!..

* * *

Мы еще несколько дней шли до Малых Березняков: город оказался достаточно неблизок от Подпокрыш.

На второй день пути у меня в суме совершенно неожиданно заверещало что-то, напевая гнусавым "мобильным" голосом песню мушкетеров. Я аж подскочил, когда услышал, и до смерти перепуганный тем, что сел на эту явно драгоценную вещицу, бросился откапывать ее из сумы.

Да-а… Горох снабдил меня многим. Я выудил из сумы некий аппарат, с виду — обычный мобильник-смартфон, однако на панели находилось несколько "лишних" кнопок, как, например, "кодировка-расшифровка", "прослушивание", "локатор". Черт, похоже, это даже лучше обычной рации!

На дисплее высветилась надпись "Горох" рядом с изображением звонящей трубки. Все ясно. Царь звонит узнать, как дела. Я снял трубку нажатием зеленой кнопки и поприветствовал свою "крышу":

— Здравствуй, царь.

— Привет, Иван! — гаркнула трубка голосом царя. — Как успехи в поисках?

— Да так, — потупился я и, подумав, не стал выкладывать ему недавнее происшествие, сам не зная, почему. — Пока еще на территории Руси. А надо в Тридевятое. Ну ничего, завтра отправлюсь уже. А у вас как дела?

Рапорт стал похож на обычный разговор двух приятелей. Впрочем, неплохо для маскировки.

— У нас все хорошо, только одно очень плохо, — ответил Горох. — Теракт во славном Владимире-граде.

— Какой? — встрепенулся я.

— Какое-то чудовище, Змей Горыныч, кажется, пролетел над городом и все, что мог, пожег, урод чешуйчатый! За год едва ли отстроимся…

— Ох! — выдохнули мы с Волком в один голос. Ну все, вот только выполню миссию, и отправлюсь "вершить возмездие во имя Луны" этому фашисту огнедышащему! Он у меня узнает, как людей невинных жечь!

В трубке послышалась короткая перебранка с участием женских голосов, и я услышал сдавленный голос Гороха:

— Ну ладно, удачи, звони мне. А пока поговори, тут тебя Анастасия, Ярослава и Алена слышать хотят!

— Привет, котик! — тут же впилась в трубку Анастасия, и у меня чуть потеплело на душе. Хорошо, когда невеста так тебе рада. — Я надеюсь, ты там покажешь всем этим поганым злодеям, где раки зимуют? Правда ведь, задашь им кузькину мать? А как задашь, возвращайся! Мы сразу поженимся… Аленушка нам поможет пир на весь мир устроить, Яра платья шить будет! Возвращайся скорее!

Я расцвел. Какая она прелесть, эта Настенька! Нет, верно я решил жениться именно на ней. О строптивой Василисе я старался даже не вспоминать.

Тут трубку перехватили другие царевны и принялись наперебой улещать меня всяческими ласковыми прозвищами вроде "рыбки" и "зайчика". Я вовсе разомлел от такого обилия женского внимания. Конечно, я и прежде отнюдь не был им обделен, скорее, наоборот. Но сейчас я просто чувствовал себя бабочкой в цветнике!

Потом разговор резко оборвался, и я убрал телефон в карман. Пора нам двигать дальше: что-то Кощей развоевался. Насколько знаю, в прошлом году именно по его наущению Горыныч попортил посевы под городом Федоровым. Не исключено, что огнедышащий змей и в этот раз действовал не совсем самостоятельно…

Так что следующий день мы мало что не неслись галопом, боясь, что Кощей еще что-нибудь натворит перед тем, как бросит основные силы на нас.

Естественно, перед отъездом из Березняков в царство Фрицево нам потребовалось плотно пообедать. И мы, понятное дело, зашли в трактир, ибо драгоценную скатерть-самобранку я потерял, увы, сразу же, как вышел из дома в путь.

Сперва все шло нормально. Для всех окружающих нас типов, подозрительно похожих на лихих разбойников, в том числе и хозяйки трактира, я был самый обычный Ванька-дурачок, который со своим ручным полупсом-полуволком решил дернуть за границу, чтобы попытать счастья, спасая Фрицевых царевен. И никто не обращал на нас внимания. Но, к сожалению, мой вспыльчивый характер не дал пройти делу спокойно. Когда ко мне подошел один из местных "фраеров" и спросил, баю ли я по фене и в какой "зоне" числюсь, я, теша самолюбие, решил покорчить из себя крутого и ответил:

— Отвянь, редиска, пасть порву, моргалы выколю!

Позже я готов был проклинать эту свою выходку. "Фраер" взвился и кинулся на меня с кулаками, вопя:

— Че ты сказал, козел?!

Надо сказать, кулаки у него были сла-авненькие. Вскоре к нему подоспела подмога, и они принялись мутузить меня, словно боксерскую грушу перед чемпионатом мира. Серый Волк кинулся мне помогать, но в тот же миг его бесцеремонно толкнули в сторону, где ему самому пришлось защищаться от сидевших дотоле в углу четырех дюжих охотников, сразу опытным глазом опознавших в нем волка.

Признаться, мне только дважды пока сходило с рук подобное, когда я ввязывался в драку не один на один, и даже не один к десяти, а один к двадцати. И потому меня достаточно быстро оттеснили к дальней стенке, позволив защищаться одним лишь полуразломанным стулом. И продолжали наседать, оставляя на моем уже измотанном этой дракой теле все больше синяков и шишек. В общем, милая трактирная драчка — а куда ж в подобном заведении без нее?

Это верно, куда ж без нее. Но мне от этого легче не стало: похоже эту драку я почти проиграл, поскольку какой это победитель — с расквашенным носом, содранной в кровь кожей на кулаках и как следует развороченной щекой? Особенно если он, истекая кровью, валяется на полу у стенки, по-прежнему избиваемый толпой крепких мужиков. Защищаться я уже не мог, если только не вспоминать о секретном оружии, врученном мне Горохом. Но ведь не буду же я выдавать им подобные тайны. Об этом оружии не должен пока знать никто.

Однако эти ребята, если их не остановить, вполне могут меня сейчас прикончить. А остановить их некому. Значит… нет. Я не хочу умирать. И хотя я уже был на грани потери сознания, все же последним отчаянным движением потянулся к суме, в которой лежал карманный пулемет. Это единственный мой шанс на спасение. Спасать меня некому. Я сжал в руке гладкий черный корпус, отыскивая кнопку спуска, и…

Бах!

Дверь попросту влетела внутрь трактира, заставив стоявшие рядом с ней столики подскочить в воздух. В проеме стоял человек в черном кожаном плаще до пят и с капюшоном. Он гаркнул, видимо, привычным для него командирским тоном:

— Эй, вы, зеки обнаглевшие! А ну оставьте его! Вон! Вы не слышали меня? Во-он!

Бандиты обернулись и ошалело смотрели на него, очевидно, и не думая выполнять приказ незнакомца. Это дало мне время подняться и сесть с большим трудом на стул. Я до боли напряг сознание, пытаясь вспомнить, кому же принадлежит этот остро знакомый мне голос. Человек же тем временем, увидев, что братки по-прежнему не двигаются с места, а кое-кто даже подумывает взять меня в заложники, приближаясь ко мне с кривым ножом, молниеносным прыжком подлетел к ним и… я глазам своим не верил! Вот это да! Как он гибко прыгает, как резко и точно бьет, как легко ударяет каблуком черного сапога в кадык гадам! По сравнению с мощными, словно культуристы, и тяжелыми, неповоротливыми зеками человек в плаще казался легким, воздушным, как ангел небесный, и порхал меж грозными бандитами, как мотылек. Стиль ведения боя его напоминал танец, так просто и без труда он одолевал противников. Просто и легко, не утруждая себя ничем, кроме боевого клича. "Ки-й-й-я!" — кричал он высоким голосом, чем-то до ужаса знакомым. "Ки-й-й-я!" — и я вздрагивал, точно человек в плаще бил меня. Да кто же это?! Вопрос оставался без ответа.

Вскоре незнакомец довольно оглядел свою работу: и охотники, наседавшие на Волка, и "фраера" лежали эдаким стройным блоком. "А мужики-то, а мужики-то от нее — падают и сами в штабеля складываются!" — ни с того ни с сего вспомнилась мне странная фраза. Насмотревшись вдоволь на бессознательных противников, человек подошел ко мне.

— Ну что? — хриплым от усталости голосом спросил он. — Не будешь больше в трактирные драки ввязываться с кощеевыми служками, а?

Я поглядел и увидел, что у всех поверженных на левом плече татуировка: инициалы "К. Б." в стилизованном кружке — знак Кощея.

— Ого… ничего себе… ну они тебя отделали…

Человек присвистнул, увидев мою развороченную щеку.

— Будем лечить, — серьезно сказал он.

Я через силу пробулькал:

— Скажите, добрый человек (хотя вправе ли я называть этого человека добрым, если он так славно отколошматил двадцать четыре человека, пусть это и бандюки?)… Скажите… а я умираю?

— С чего ты взял? — удивился незнакомец.

— Значит, я умираю… — непререкаемым тоном хлюпнул я, почувствовав, как перед глазами все плывет. — Я перед смертью хочу попросить вас об одном…

— Ну? — человек явно не верил, что я умираю, но, видно, интересовался, какой будет моя "последняя" просьба. Потому с готовностью подался вперед, приготовившись слушать.

— Покажите мне свое лицо, — попросил я.

— А ты точно этого хочешь?.. — он явно лукавил.

— Да!

— Ну что ж, смотри.

Я даже перестал терять сознание от любопытства. Он взялся рукой в кожаной перчатке за капюшон, откинул его и…

Я, икнув от избытка чувств, окончательно погрузился в обморок. Это ОНА…

* * *

Я не знаю, сколько я пролежал в обмороке. А очнувшись, почти сразу открыл один глаз. И увидел ее. Василиса стояла ко мне спиной и, тихонько переговариваясь с Волком, переливала из склянки в склянку какие-то снадобья.

— И потребовалось же ему ввязываться в эту кутерьму, — услышал я. — Как вот мне теперь ему эту щеку лечить?..

Василиса начала оборачиваться, и я поспешно закрыл глаз, притворяясь бессознательным. Однако разговор продолжал слушать.

— Ну ладно, — примиряюще сказал мой верный Серый защитник. — Он ведь не предполагал у них такой бурной реакции…

— "Не предполагал"! — передразнила Василиса. — Ха! Как же. Небось пощеголять молодцем решил.

Я вскипел. Как она может так говорить?! Но смолчал.

— Особенно если трактирщица на него смотрела… — продолжила царевна и фыркнула. — Нашел, с кем заигрывать.

В моей душе поднялось нечто злобное и клокочущее, и я понял: сейчас я разорву ее на части, если она скажет еще хоть слово по этому поводу. Как она могла такое подумать?! Нет, ну как?! Ни в жисть не стал бы даже глядеть на эту уродину — хозяйку трактира, лысую, с зеленым ирокезом и наколкой во всю руку.

Волк, спасибо ему большое, попытался попридержать Василису, но бесполезно: эта фурия зеленоглазая вслух представила, пока делала мне на лоб примочку, как бы я катал трактирщицу на мотоцикле, дарил ей цветы и водил купаться на речку.

И это было последней каплей!

— Да я… да я тебя по стенке размажу, если ты еще хоть слово скажешь! — зарычал я и, соскочив, кинулся на нее.

— Меня? Свою спасительницу? — хитро поддела она, но меня было уже не остановить. С ревом раненого медведя я гнался за ней по всей поликлинике (как оказалось, эти двое напару притащили меня в поликлинику и, заплатив моими же деньгами, на время арендовали кабинет хирурга), отчаянно размахивая прихваченной по пути банкеткой и непрестанно вопя угрозы. Хотя вообще-то я и не собирался причинять ей вред.

Надо отдать царевне должное, она не испугалась и храбро отстреливалась от меня номерками, заскочив в раздевалку. Я, увидев, что близко Василиса не подходит, поставил банкетку и принялся запускать в нее пластиковыми баночками с витаминами.

В общем, около трех часов скучно тут не было никому.

* * *

Исключительно благодаря главврачу поликлиники, в нашей маленькой компании наконец воцарился мир и порядок. Относительный. Василиса не переставала отпускать в мой адрес разные колкости, я от всей души старался ответить ей тем же. Волк глядел на нас и ехидненько посмеивался, за это получал от обоих сразу, что и объединяло двух непримиримых врагов — Василису Прекрасную и Ивана-Дурака.

Должен признать, Василиса отлично лечила. Выудив из моей сумы какие-то пакетики с травками и пузырьки со снадобьями, она за час свела мне все синяки и полностью (не без участия живой воды) излечила мне рану на щеке. И именно благодаря стараниям Василисы мы, успешно возместив главврачу моральный и материальный ущерб, вовремя успели на поезд.

Безо всяких помех нашли свое купе и уютно расположились там. Я на нижней полке, Василиса на верхней, Волк вообще устроился на полу, наотрез отказавшись спать на полке. Потом передо мной встала новая проблема: как нам проехать таможню? Там же нас наверняка и словят кощеевцы. Как? Да по паспортам. Я — Иван Васильев, уже далеко не безызвестная личность благодаря "казни". Серый Волк — дикий зверь, которому без четкого на то разрешения нельзя выезжать на поезде за границу. Наша… э… спутница — сама Василиса Прекрасная. Н-да… хорошенькая компания подобралась. Оч-чень незаметная.

Я наконец изложил свои мысли по этому поводу напарникам. Волк крепко задумался, а Василиса предложила:

— Переоденемся. Наденем парики, усы, бороды, что угодно; Волка спрячем в чемодан.

— Ну и как? — мрачно возразил Серый Волк. — Меня-то вы спрячете, а вот вам, помимо переодевания, еще и паспорта нужны.

Сияющая Василиса вытряхнула из своего рюкзачка два абсолютно чистых паспорта, две фотографии, под которые нам легче всего замаскироваться, и принадлежности для грима.

— Ух, ты! — вырвалось у меня. — Это гдей-то ты надыбала пустые паспорта?

— Фу, что за выражения, — сморщилась Прекрасная

— Ну хорошо, где достала? — поправился я.

— Папа дал, — без выпендрежа сообщила она.

— Вот умница! — пробормотал я, доставая черную ручку. — На, заполняй. А то у меня почерк плохой…

— А ты тогда фотки клей и подписи подделывай.

— А я, — изрек Волк, — буду вас наряжать.

И вот, около часа мы втроем корпели над работой: сперва Василиса и я подделывали паспорта, а Волк приводил в порядок парики и накладные усы-бороды, а потом Волк нас наряжал и гримировал, а мы сидели чуть дыша, боясь не так чихнуть или не так вздохнуть, и ждали, когда он закончит.

К вечеру я был похож на благородного заморского лорда с пышными усами льняного цвета, во фраке и при галстуке, а Василиса — ой, потеха-то! — на толстого щекастого боярина в полном одеянии и с окладистой бурой бородой. Волчик забрался на ночь в чемодан (мало ли что), а мы с Василисой разлеглись каждый на своей койке.

Ее койка была прямо над моей. И, в силу досадной случайности, изрядно прогнутая вниз. И потому, когда я неудобно повернулся и выставил локоть вверх, чтобы улечься поудобнее, я — совершенно случайно, уверяю вас! — двинул локтем по месту прогиба. Койка бултыхнулась, и передо мной предстала бородатая (я все не мог успокоиться и хихикал над этим) Василиса, разгневанная, как Гера от похождений Зевса… с четверть часа мы продолжали перебранку, уже лежа на своих местах, а потом успокоились.

В окно поезда светила яркая южная звездочка; я отодвинул бордовую бархатную занавеску, чтобы открыть путь лучам этой звезды, и заодно заглянул в окошко. Мимо проносились темные поля, чуть тронутые льющимся с неба лунным сиянием, серебристо-бледным и таким приятным сердцу. Большая полная луна стыдливо, словно застенчивая невеста — фатой, прикрывалась чуть просвечивающими облаками. Вдалеке в поле скакали двое всадников на конях, оглашая окрестности цокотом копыт.

Где-то в центре леса послышался тоскливый донельзя, жуткий, рвущий душу, но такой прекрасный, такой зовущий вой… словно песня, что идет из самого сердца. В тихом поезде, в нашем купе, в тугом сером чемодане что-то заворочалось, печально вздохнуло. Бедный Волк. Как я его сейчас понимаю…

Засады не было. Я отпустил занавеску и, накрывшись простыней-одеялом, повернулся на другой бок. Спать пора. Я уже не сопротивляюсь этому желанию. Завтра утром таможня, а потом еще неизвестно какие приключения. Так что надо набраться сил…

Все еще ночь. По вагону разлилось божественное молчание полночи, лишь изредка кто-то ворочается в соседних купе…

— Василиса!

— А-ы-ы… мм?

— Слушай… это… а ты что же, теперь с нами?

— М… ы… н-ну.

Молчание. Снова:

— Василиса?

— А?

— Э…а почему ты догнала нас и теперь идешь с нами на Кощея?

— Мм… трудный вопрос, Вань. Хотя ты, думаю, тоже, как и я, патриот? Тогда ты должен понять. Я хочу, чтобы мой папа и вся моя родная страна спала спокойно. Понимаешь, я не хочу, чтобы нас изводили на суповые наборы всякие там Горынычи. И чтобы нас, как последних балбесов, облапошивал какой-то Кощей. И рабой его тоже быть не хочу…

— Хм… да?

— И вообще, знаешь, я думаю, меня бы элементарно замучила совесть, если бы я осталась сидеть сложа руки. Меня бы просто замучила совесть…

Секундное молчание. Полусонный ехидный голос из чемодана:

— Совесть ли?..

Я и Василиса, в один голос:

— Кхмм!!

Снова голос из чемодана:

— Ну а что я такого сказал?

Я и Василиса, опять в один голос:

— Да не, ничего… спокойной ночи.

— Спокойной ночи.

Тишина.

* * *

Разбудили меня рано, чем я, естественно, был недоволен. Итак всю ночь то и дело просыпался, а теперь еще и эта побудка. Мне даже показалось, что я слышу чуть напуганный голос Василисы:

— Иван! Ваня!!! Да проснись же ты, а не то…

Дослушивать я не стал. Ну все. Теперь понятно, кто меня с таким усердием будит. Ох, не поздоровится тебе сейчас, царевна!.. Я уже собирался, открыв глаза, кинуться на нее, но вернувшееся зрение прояснило картину.

— М-мама! Это еще что за черт?! — у меня перехватило дух, судя по всему, именно оттого, что меня душила моя собственная рубаха!!!

Василиса, уже без грима, вжалась в стенку и храбро отмахивалась от наседавшего на нее одеяла, пытавшегося сделать из Прекрасной эдакий очаровательный белый кулек с бантиком посередине. Чемодан, щелкая замками, гнался за Серым Волком, отчаянно стараясь полакомиться шерстяным "пирожком с мясом". Что же тут происходит?!

Сумасшедший дом, ответила мне рубаха, самовольно надеваясь на меня и завязывая незакатанные длинные рукава на спине. И я в нем — главный пациент… Василиса наконец-то запихнула беспомощно встопорщившееся одеяло в щель между стеной и полкой. Я крикнул ей:

— Развяжи меня! Пожалуйста.

Девица подбежала ко мне и принялась, не без ехидных словечек, развязывать узел на моей спине, однако только ноготь сломала.

— Блин, — совсем не по-царски выругалась она и схватила нож, чтобы разрезать узел, но у свободолюбивого столового прибора было свое мнение на этот счет. Он развернулся на сто восемьдесят градусов и помчался прямо на Василису. Та оцепенело сидела на корточках. "Да сделай же ты что-нибудь, глупая!" — пронеслось в голове. Но Василиса продолжала сидеть на месте, очевидно, находясь в ступоре. А нож уже почти нашел свою цель…

— Нет!!! — рявкнул я и, из последних сил борясь с рубахой, резко подался вперед, бесцеремонно отталкивая Василису в сторону. Нож просвистел над тем местом, где только что была шея царевны, и пришпилил к стенке едва-едва вырвавшееся из плена одеяло.

— Уфф… — выдохнул я с облегчением. Как камень с души свалился: как-никак, раз Василиса теперь моя спутница, то я отвечаю за нее головой перед царем. Я под возмущенное клокотание "пострадавшей" спутницы поднял (без помощи балансира — все еще связанных рук) голову с ее колен и изо всех сил попытался принять вертикальное положение. Капризная рубаха наконец-то соизволила меня отпустить, и я, потирая затекшие руки, поинтересовался у Василисы:

— Слушай, ты не объяснишь мне, что тут происходит? Нас пытаются прикончить наши собственные вещи! Вон, у чемодана уже отрыжка с бедного Волка.

— Если бы я знала, я бы объяснила, — хмуро ответила она, разглядывая мой безнадежно испорченный грим. — Но судя по всему, наши вещи были опрысканы неким составом… в общем, действие этого состава ты можешь сейчас наблюдать. Предметы начинают кидаться на тебя, словно бульдог, спущенный с цепи после трехдневного голодания.

— Ну и кто же нам так удружил, по-твоему? — горько улыбнулся я, одной рукой пытаясь отмахнуться от надоевшей мне авторучки, делающей безуспешные попытки воткнуться мне в ухо.

Василиса посмотрела на меня так, что я почти воочию увидел врача, записывающего в моей медицинской карте страшный диагноз и количество извилин в мозгу — минус три…

— Иванушка, — натянуто терпеливо сказала "врач". — Ну пошевели мозгами, где бы они у тебя ни находились и на какое ухо бы ни были намотаны. Ну попробуй догадаться, кто же нас так "любит" и за что.

Я почувствовал себя действительно идиотом. Приехали. Не могу сообразить, кто мог подложить нам свинью. Но сила Василисиного внушения скоро перестала действовать на мое сознание. И я тут же получил удовлетворительный ответ от одной моей знакомой фурии.

— Кощей, конечно, ученый, — рассудила Василиса. — Но и колдовством порой не гнушается. Так что это, похоже, его проказы.

— И чего? — мрачно буркнул я, пытаясь отнять у чемодана его законную добычу — нашего серого друга.

— И ничего, — ответила Василиса, занятая не менее важным делом: она раскладывала на столике гамбургеры, видимо, не пострадавшие от "состава кидания". — Завтрак готов.

Я перед самым завтраком сообразил, что еще не одел верхние порты. Однако, эта мысль не привела меня к победе: кушак, коим мне следовало их подвязать, долго пытался раздавить меня в области поясницы.

Справившись с беспокойными вещами, мы, наконец, сели подкрепиться. Но — Кощею нет равных в области порчи настроения! — и здесь не обошлось без приключений. Стоило мне взять мой гамбургер в руки и открыть рот, чтобы откусить кусок, как из нутра гамбургера показался край языка! Я решил избавиться от непрошеного гостя, сдавив гамбургер. Но реакция у него была странная. Помните брелок-гамбургер, у которого вылезает язык и два жутких выпученных глаза при нажатии? Вот-вот. Только глаза эти уставились на меня с "наидобрейшим" выражением. Я опешил. Тем временем, из других гамбургеров тоже начали вылезать языки… они задрыгались и принялись брызгать слюной в нашу сторону. Я с отвращением отшатнулся. Как оказалось — правильно сделал. На тех местах, куда падали капли "слюны", образовались обугленные дыры и начали расти. И Волк, и Василиса, и я в один голос переливчато завопили.

И заговорили — кто о чем. Волк молился. Василиса ругалась. А я скомандовал:

— Так, кто-нибудь. Откройте окно, немедленно. А не то мы все здесь погибнем, с этой кислотой!

И Серый Волк с Василисой в мгновение выполнили команду. Я вытолкал брызгающий кислотой гамбургер и закрыл окно. Вещи на время успокоились.

— Пойду, поищу, нет ли у кого-нибудь бинта, — сказал Серый Волк, распоровший себе лапу об угол, и удалился из купе.

Мы с царевной сидели молча и хмуро. Она повернулась ко мне боком, и я невольно залюбовался невиданной красоты профилем. Какие ресницы, какая форма глаз… у меня даже зуд в руке проснулся — нарисовать. Странно. Я ведь рисовать-то не умею. И не люблю. Что это со мной? Глядишь, из тайного агента в художники переквалифицируюсь…

— Чего уставился? — огрызнулась Василиса. — Царевен не видел?

— А? Я… я не это, я и не думал даже, — сам не знаю чего перепугался я.

— Ага, не думал, это ты своей троюродной прабабушке по материнской линии рассказывай, — еще более обиженно фыркнула она. Ну чего ей не понравилось? Посмотреть на нее, что ли, нельзя?

— Подумаешь, царевна писаная, — проворчал я. — Тоже мне Гюльчатай нашлась. Если так не любишь, когда на тебя смотрят, носи паранджу. Или в монастырь уходи, там-то уж на тебя точно косого взгляда никто не бросит.

— И уйду, — последовал ответ.

— Ну и уходи.

— Ну и уйду.

— Ну и уходи!

— Ну и уйду! Уйду, понял?

Возможно, наша перебранка продолжалась бы, но, похоже, не только у меня не было желания переругиваться.

Впрочем, через некоторое время все возобновилось. Я старался не смотреть на нее и усердно отводил взгляд, но пару раз мимолетно все же взглянул в ее сторону и встретил пристально изучающие меня зеленые глаза. И не удержался от легкого ехидства:

— Ну и кто на кого смотрит?

— Если бы ты сам не смотрел на меня, ты бы этого не увидел, — возразила Василиса.

Я ошарашено заткнулся. Мне совершенно нечего было возразить на этот аргумент. Однако я не привык оставлять последнее слово за оппонентом и попытался обернуть Василисины возражения против нее же:

— Но если бы тогда, в тот раз, ты не смотрела на меня, то ты бы тоже не увидела, что я смотрю в твою сторону.

На этот раз пришел ее черед подавиться воздухом. Я решил ее "добить", но, наверное, поступил глупо.

— А зачем ты на меня смотрела? — наглым тоном спросил я.

— Я смотрела на тебя, потому что хотела понять, зачем ты на меня смотришь. А вот почему ты смотрел?

— Я смотрел… а кто вообще сказал, что я на тебя смотрел?

— А! Ну да, конечно. Ты даже выколол себе оба глаза и завязал их в черную тряпочку, чтобы меня не видеть!

— Нет, но я об этом подумывал! — рассердился я. Она меня доведет, честное слово. — Твое… твоя… твой фейс настолько сейчас кирпичика просит, что…

— Ах, так? Да я тебя замучаю. Во снах в покое не оставлю!

— Да-а, действительно страшная кара, — деланно испугался я. — Первый признак того, что ты до сих пор ни разу не приснилась мне, это то, что я еще жив и в здравом уме. Ведь если ты кому-нибудь приснишься, утром этот кто-то точно не проснется. Или проснется, но уже не на этом свете.

Ух, ты! Да я гений. Всего одной тирадой довел эту златовласую ледышку до белого каления. Казалось, она была готова наброситься на меня и прямо сейчас стереть с лица земли… странно, что иных аргументов, кроме кулаков, у нее не оказалось. Зато не странно то, что после такого "спора" с такими "аргументами" меня можно было увозить в реанимацию. Сама же Василиса (довольная, будто нашла счастье всей жизни) осталась совершенно невредимой — все же я не изверг какой-нибудь, чтобы девушку всерьез бить.

"Разнять" нас удалось Василисиному маникюрному набору, который принялся самостоятельно "приводить в порядок" свою хозяйку. Что он вытворял! Ножницы возомнили себя Юдашкиными и пошли кромсать все, что можно и нельзя: прическу, одежду… пилочка для ногтей решила, что таким кусачим красоткам, как эта, вредно иметь столько больших красивых зубов, и усердно пыталась спилить до корешков все зубы, хоть у нее это и не выходило. Лопаточка, оставив свою истинную профессию, самозабвенно ковыряла в Василисином носу; щипчики для заусенцев (или все же для бровей?) вовсе занялись выкручиванием пальцев. Зрелище комичнейшее!

Только я рано радовался. Моя дорожная сума раскрылась, и оттуда выскочили: коробочка с универсальными растворителями; пассатижи; топорик; карманный пулемет; баллончик слезоточивого газа; пакет тротила; липучки-цеплялки к потолку; микроракеты и… сапоги-скороходы. Можете себе представить, что началось при таком обилии "живого" оружия? Мне приходилось одновременно спасаться от стреляющего пулемета, липучек, обвивающих руки, убивающего меня топорика; не дышать газом; удирать от растворителей и залпов микроракет; держать обеими руками взрывное устройство, чтобы то не привело себя в действие, и отмахиваться от сапог. Нет, это какие-то китайские скороходы! Ну какие нормальные сапоги-скороходы будут задираться до самой головы, демонстрируя приемы каратэ?!

За этими-то милыми занятиями и застал нас Волк. В первый момент он продолжал с закрытыми глазами договаривать:

— Представляете, во всем поезде — ни души! Ну ни души правосла…

Во второй момент он открыл глаза, и у него отвисла челюсть.

А в третий он, не теряя ни секунды, бросился нам на помощь.

За полчаса мы втроем угомонили снаряжение. К слову сказать, краса Василисушки так и не пострадала, хотя царевна страшно убивалась по поводу откромсанной у уха прядки. Я кое-как вылез из спеленавшей меня сумы, и мы, переглянувшись, рассмеялись. Нет, Кощею нас не сломить такими цирковыми фокусами!

— Н-да… — радостно выдохнул высвободившийся из плена сапог-каратистов наш Серый спаситель. — А Кощей, оказывается, глуп… конечно, сложнее, чем в первый заход было, но все же…

— Ага, — улыбнулась Василиса, изучая синяк на моем виске. Я довольно вздохнул, уж очень приятно было то уважение, с коим царевна оглядывала этот боевой шрам…

— В первый заход?!! — вдруг осенило меня. — Это же значит, что…

Договорить я не успел.

— Это были цветочки, — прогремел в воздухе мужской голос. — А теперь будут ЯГОДКИ!

Пол ушел из-под наших ног, вагон пополз куда-то чуть вверх и вбок. Василиса отдернула занавеску на окне, чтобы взглянуть на причину сего странного перемещения, и, увидев что-то, округлила глаза, ахнула и медленно накренилась, грозя свалиться на пол. Я обогнал Волка и поймал Василису, однако, посмотрев на источник ее страха, сам чуть не сделал то же самое. Знаете ли, даже устойчивой к таким вещам психике современного человека, смотрящего ужастики на ночь, приходится очень и очень худо, когда на вас надвигается первый вагон поезда! Его фары светились вместо ламп демоническим огнем, который также горел в непонятно откуда взявшейся разверзнутой пасти вагона. И вот это-то прелестное существо с оглушающим звуком и космической скоростью неслось на нас, собираясь проглотить.

— А-а-а-а!!! — в один голос, оклемавшись от шока, заорали мы втроем.

Вагон снова тряхнуло, и я чуть не бухнулся на свою суму. Она вылетела из-под моей руки, из нее выкатился какой-то пузырек с мерцающей розоватой водичкой.

— Что это? — не сообразил я.

— Розовое масло? — удивился Серый Волк. — Царь дал тебе розовое масло?!

— Сам ты розовое масло! — в обиде за поруганную ценность (какую?) буркнула Василиса и, без лишних слов, схватив пузырек, лихо откупорила его зубами. Затем размахнулась и кинула пузырек в конец вагона.

Сверкающие золотистые капли розового тумана мгновенно впитались в стены и предметы.

— Вещи, по местам! — рявкнула по-генеральски наша благородная спутница, и охамевшие вещички рванулись к своим законным местам.

Потом Василиса наклонилась к полу и принялась что-то нашептывать. О, чудо! Буйный вагон словно кто приструнил. Наконец-то мы твердо стояли на земле, вернее, полу. Но в этот момент первый вагон нас настиг…

— Вправо! — скомандовала Прекрасная, сама не своя. Наш вагон послушно отскочил, и демонический первый схватил своими жуткими клыками воздух.

А потом вообще началось что-то с чем-то. Вы когда-нибудь пробовали ездить на поезде, сошедшем с рельсов и летящем (в прямом смысле, летящем прямо по воздуху!) на скорости, приблизительно равной 240 км в час? Нет? Ну вот. Я советую это только самым чокнутым из экстремалов. Совершенно незабываемое ощущение, хотя, честно признаюсь, меня потом долго выворачивало наизнанку, а позже при всяком упоминании об этом полете начинало тошнить. Волк оказался гораздо более стойким, чем я, и потому все это время лишь мирно вглядывался в проносящиеся мимо нас пейзажи в тщетной попытке сообразить, где это мы находимся. Василисе повезло больше всех: она на первых же километрах уснула.

Минут через пять мы уже неслись сквозь густой лес. Ветки, срезаемые кромкой стекла в открытом окне на большой скорости, падали на нас и вылетали в противоположное окно. Неожиданно поезд затормозил.

— Что такое? — вскочил Волк.

Я высунулся по пояс в окошко и увидел, что вагон-демон рычит и бьет колесом о землю, как конь, а его "морду" сдерживают три накачанных мужика с фигурой "новая модель Шварценеггера — два в одном!". Я ахнул от удивления и позвал Волка. Мы вылезли наружу из поезда, кое-как открыв двери, оставив спящую Васю (надеюсь, она не против, что я ее так называю?) внутри, и подошли к мужикам. Трое дюжих бородачей разом прекратили зверские усилия и уставились на нас не менее ошарашено, чем мы на них.

— Ты кто? — спросил один.

Я собирался, по своему обыкновению, с первого же слова сбалагурить и тут же начать знакомство словами: "А-а, я Ивашка Васильев, вота оттудова родом", — но увидел в окне поезда просыпающуюся Василисушку и подумал, что она бы не одобрила такого глупого поведения. И вместо этого я серьезно протянул руку, обменявшись рукопожатиями со всеми троими:

— Иван, сын Васильев, село Коробейники. Социологический агент царя Гороха. С кем имею честь говорить?

— Село, говоришь? — прогудел один из них, средний, наиболее дюжий и бородатый. — Эт кто ж ить тебя в селе эдак говорить складно выучил?

— Я же говорю, я агент-социолог царя-батюшки, — сдержанно ответил я и повторил: — Так с кем имею честь говорить?

Самый Бородатый погладил бороду и представился, на мой взгляд, достаточно лаконично:

— Илья Муромский.

Очевидно, Илья ожидал, что меня это сразит наповал. Однако я о нем и слыхом не слыхивал. Второй, средний, тоже погладил небольшую бороду и тепло улыбнулся. В глазах его светились искорки дружелюбия и доверия; он сразу мне понравился.

— Добрыня я, Добрыня Никитич, — пробасил богатырь.

— Ну а я, — молвил третий, — Алеша Попович.

По нему сразу видно: коли Илья — сила, а Добрыня — душа их компании (а я не сомневался, что они друзья!), то Алеша явно представлял собой мозг…

— А это что за?.. — поинтересовался "мозг" трех богатырей, указав на Волка.

— Да так, — я пересказал ему то же, что и всем, кто спрашивал про Волка до него; он ухмыльнулся, видать, сообразил, что я душой покривил, но смолчал. Добрыня же широко и радушно заулыбался:

— Говоришь, гость ты в Суздале? Дык мы ужо тебя не обидим, накормим-напоим, в баньке выпарим, авось и невесту подыщем…

— Э, нет! — поспешно возразил я. — У меня уже есть невеста.

— Ну, как хочешь. А то — смотри, подмогнем, ежели чего! — и Илья Муромский озорно подмигнул мне.

Я хмыкнул, особенно меня смутило то, что уж сейчас-то Василиса точно меня видела, поскольку уже собрала все вещи и рьяно догоняла нас, спеша к первому вагону, с которого таки спал морок. Выручил меня Алеша Попович:

— Так чего ж мы стоим? Идем к стенам Суздаля! Ужо князь-то вас призреет, гостеприимством не обидит… ой! Ды… энто ж…

Все трое застыли с открытыми ртами, уставившись на нагруженную вещами Василису. Она непонимающе хлопала своими восхитительными ресницами. Я тоже не врубился, почему Алеша, Илья и Добрыня так странно себя ведут. Наконец, все трое в один голос удивленно испустили дружный влюбленный вздох:

— Ить это ж Василиса Прекрасная, дочь царская!!!

— Кто вы? — бросила Прекрасная, поправляя сползшую лямку рюкзачка.

Богатыри в унисон благоговейно вздохнули и свели глаза к переносице. Н-да, это диагноз… хотя что я? Разве сам я не потерял рассудок, когда увидел ее тогда, на реке? Впрочем, не будем об этом…

Добрыня мягко взял меня за плечи и развернул в сторону, противоположную опушке леса. Я ахнул. Перед моим взором предстал древний Суздаль со стенами белокаменными во всей своей русской красе. Белоснежные церкви, окруженные зелеными кудрями берез и дубов, сверкающие золотом куполов на солнце; расписные терема; пряничные ряды на ярмарках… надеюсь, вы поймете мое мгновенно возникшее желание бросить все к достопочтенной гран-маман черта и отправиться погулять по городу, поглядеть на ученых медведей, силачей да веселого Петрушку, потешающего народ озорными шутками на городской площади.

— Пошли, — Илья Муромский, или, как его еще называли товарищи, Илья Муромец, слегка подтолкнул меня вперед. Я помотал головой, чтобы избавиться от навязчивого ощущения сна, и мы всей компанией: богатыри, Волк, Василиса и я — зашагали вниз с холма, к Суздалю.

* * *

В городе жизнь текла своим чередом. По мостовой прогуливались знатные горожане, частенько ведущие за собой на поводке любимых собачек; изредка проносились телеги, запряженные тройками, и всадники — конная милиция. В воздухе то и дело мелькали небольшие ковры-самолеты с пассажирами. Ковер-самолет в наше время — самый обычный вид транспорта для людей с достатком выше среднего. Еще каких-то триста лет тому назад это транспортное средство казалось людям самой настоящей небылицей, чем-то, что никогда не существовало и не будет существовать. Тем не менее… Считается, что первым изобретателем ковра-самолета был некий арабский ученый Саид-ибн-Абу. Однако, первая в мире модель ковра-самолета в тринадцать квадратных сантиметров размером была представлена чуть ли не на полвека раньше талантливым, но неизвестным тогда деревенским колдуном Гришкой Самоделкиным. Хотя тогда на изобретение не обратили ровно никакого внимания, а через месяц Самоделкина казнили за якобы наведенную им на царя Василия порчу. А Василий ох как был скор на расправу… при Саиде-ибн-Абу ковры были диковинкой. Но даже сейчас не каждый может позволить себе приличный ковер-самолет: он стоит немалых денег. И поэтому большинство — не богатые, но зажиточные люди — ездят на некрасивых, затертых и пыльных коврах, которые беспрестанно барахлят и требуют новых запчастей. И лишь немногие владеют расшитыми, пестрыми и надежными в использовании коврами.

Вот почему странно, что царь Горох так переживает из-за обычного узорчатого ковра-самолета. Конечно, понятно, что, раз он царский, то наверняка оснащен выдвижным бронированным куполом и портативным телевизором. Но даже сам царь, и тот на нем не ездит, предпочитает тройку, как будто он бедняк (в современной Сказочной Руси только бедняки разъезжают на тройках, так как с появлением ковров и поездов кони круто упали в цене, и их может позволить себе даже неимущий). Зачем такой ковер мог потребоваться Кощею, тем более, что у него наверняка есть свой? Непонятно.

На Ярославской улице было полно народу: все спешили к центру, на ярмарку. Мы с трудом протискивались сквозь толпу, пока какой-то мальчонка не заметил, что с нами три богатыря. С этой минуты нам уступали дорогу даже бродячие собаки.

Мимо нашей компании пробежал симпатичный румяный парень, разодетый в пеструю рубаху. Василиса тоскливо проводила парня взглядом и долго смотрела в проход, в котором он скрылся. Я уж не знаю, почему, и ни малейшего желания докапываться не имею, но меня это взбесило. Страшно взбесило! Почему вот мне всю дорогу одни гадости и говорит, а какого-то разнаряженного индюка надутого чуть обнимать не бросилась, ей-богу?! Ну чем я хуже этого парня? Я тоже голубоглазый, румяный, лохматый и веселый! И рубаха у меня поприличнее будет. И ручки не такие холеные. И я ничуть не скучнее этого красавчика!

И так мне захотелось, чтобы она посмотрела именно на меня, что…

— Ха-ачу в Калашный ряд! Ха-ачу бублико-о-ов! — по-детски заканючил Ваня-дурачок, дернув Василису за рукав.

— Ой… — спохватился я, когда увидел Василису отдельно от рукава, тоскливо обвисшего в моих руках.

Внимание все же было мне уделено. Правда, совсем не так, как мне хотелось.

— М-мама… — выдохнул я, увидев на месте своей спутницы зеленоглазую демоницу, едва сдерживающую пар из ушей и носа, и кинулся наутек — поближе к центру.

Когда эта история утряслась посредством того, что я купил Васе новое платье, еще краше старого (на деньги, отведенные для борьбы с Кощеем, между прочим!), а Волк разыскал нас и провел обратно к растерявшимся богатырям, мы двинулись дальше, к княжьему терему через Оружейный ряд. К слову сказать, здесь продавали оружие из Тулы, потому цены, соответственно качеству, были до небес. Пока шли, Волк что-то говорил ласкательно-утешительное на ушко все еще дувшейся на меня Прекрасной, она что-то ворчала в ответ, но глядела на меня уже не так свирепо, а порой даже заинтересованно. Я же разговорился с богатырями:

— А сколько у вас в Суздале проживает человек?

— Не знаю, — пожали плечами Добрыня и Илья. — Мы тут, вообще-то, у князя в гостях…

— А много ли тут музеев? — я старался вести себя, как настоящий агент-социолог, исподволь выведывая нужную мне информацию.

— Н-ну… достаточно, — потер лоб Илья. — Суздаль — вообще город-музей, "живая древность"…

— И как, люди довольны?

— Да не то чтоб очень. Народ вообще редко бывает доволен.

— Настроения в городе?..

— Да не знаю я… все вроде мирно живут…

— А скажи, разрешается ли у вас ношение секретного оружия?

— Зачем тебе? — насторожился Муромец.

— Н-ну… — честно говоря, я не мог сообразить, для чего социологу нужно знать подобные вещи. Зато я точно знал, зачем это нужно знать мне. А то вдруг поймают на ношении оружия, поддельных паспортах и тому подобное. Покажи я документы, удостоверяющие должность агента, — все равно ничего не докажу.

— Из спортивного интереса.

— Хм, — Илья оглядел меня, словно ожидал увидеть подвох, но смолчал.

Наконец, показалась главная площадь. На ней было так же много праздношатающегося городского люда, как и в обычный воскресный день, а посередине площади высился большущий, впрочем, гораздо меньше царского, терем. Огромные резные наличники на фоне дорогущего стеклопакета (именно на фоне) и расписной конек свидетельствовали о том, что сии хоромы принадлежат князю.

Алеша и Добрыня подхватили меня под белы руки и мало что не поволокли к дверям терема; Илья, галантно улыбаясь, помог Васе взойти вслед за ним по лестнице на крыльцо (я вспыхнул: какого черта он это делает?! А эта злыдня Василиса только улыбается ему в ответ!), Серый Волк уныло уселся перед дверью. Алеша позвонил в дверь, нажав на кнопку звонка.

В глазке на мгновение блеснул свет, и тут же дверь распахнулась навстречу нам. На пороге стоял приятный деловой мужчина средних лет в парадном расшитом золотом кафтане, в алых сапогах и… с бритым подбородком. Нет, не стильно.

— Добрый день, Алеха, — поздоровался мужчина. — Привет, Илюшка, здорово, Добрыня. По какому делу пожаловали?

— Да вот гостей привели, — за всех ответил Илья.

— Гости — это хорошо, — обрадовался мужчина. Как я понял, это и был князь, он как раз выходил из терема, когда мы позвонили в дверь. — Давно никто в Суздале не гостил. Эй, Димыч, Савка, Грызь! Давайте, зовите княгиню, собирайте пир горой!

— Грызь? — удивилась Василиса. — Да за что ж вы его так грубо-то?

— Я не виноват, — смутился князь. — Он сам так захотел… А кто вы сами будете?

Волк благоразумно промолчал.

— Василиса, — представилась наша спутница. Он ее что, не узнал?

— Иван, — коротко сообщил я. Вася тут же добавила, хихикнув:

— Дурак.

— Василиса Презеленая, — прокомментировал я раздраженно.

Она тут же оправдала данное мною прозвище, густо позеленев.

— Ну вот видите, — ухмыльнулся я. — А вас как величать, Ваша Светлость?

— Мстислав Жароокович, — представился князь. — Но лучше просто Слава. Не люблю я весь этот официоз… а я гляжу, ко мне важная птица пожаловала… Василисушка, а кем он-то при вас будет?

— Охранником и штурманом на низкооплачиваемой должности, — брякнула ехидная царевна, торжествующе скосившись на меня.

Отыгралась, значит, за все обиды.

— Социологический агент царя, — терпеливо процедил я. — И со мной… э… служебно-розыскной пес. Ммм… одного рецидивиста ловим.

Я поймал несчастный взгляд своего серого друга и также послал ему извиняющийся взор. Что поделать, если уже по одному недоброму выражению на лицах богатырей при виде Волка понятно, что лесных зверей из семейства собачьих (особенно волков) местные жители сильно недолюбливают.

Тут из терема к нам на крыльцо выскочил лохматый парень с тремя пока не выбитыми зубами во рту. Я как-то интуитивно понял, что это и есть Грызь.

— Кушать подано, — прошепелявил беззубый паренек и, дождавшись, пока мы вслед за хозяином терема пройдем в палаты, хило поплелся за нами, ворча себе под нос: "Кушать подано, д-да… всем, всем кушать подано…" Тон был обычный. Но что-то не понравилось мне в этом его бормотании. На всякий пожарный я обернулся. Мальчишка (а на вид Грызю было лет четырнадцать) злобно сверкнул в меня глазами и заткнулся, словно пойманный на месте преступления воришка.

* * *

Князь усадил Василису по правое плечо от него, меня — по левое, слуги внесли бутылки с алкогольными напитками, и пир начался. Волк же традиционно, словно в мультфильме, разлегся под столом и время от времени хриплым шепотом угрожал спеть блатную песню.

Слава разговаривал, в основном, с нами; большей частью, князя интересовала наша цель. Мы раскрывать все свои карты не стали, я заранее предупредил об этом Василису, но Мстислав Жароокович остался доволен и тем, что было рассказано. Сам же Слава не без азарта выкладывал все, что знал: какие цены в городе; о чем болтают бабы в проулках; за кого же в конце конццов выйдет замуж некая любвеобильная Андреяна, дочь боярина Оглобли; как прошла последняя Пасха; кто загрыз половину женского населения города и что требует теперь…

— А вот об этом, если можно, поподробнее, — попросила Василиса. Волчик под столом тоже навострил уши.

— Да был случай, — нехотя принялся рассказывать князь. — Устроили мы на площади большое гуляние: моя племянница, Светлана, замуж шла. Да за кого — за эмигранта из Германии, барона фон Шреттера, хороший был мужик. И только гуляние разошлось как следует, глядим — летит на небе змея зеленая, трехглавая, с крылышками. Ну, ясен пень, многие уже на грудь приняли, да немало; и решили единогласно, что это плод их белой горячки. Ан нет, когда подлетела "горячка", тут-то и разглядели мы, что это Змей Горыныч, фашист поганый. В общем, похител он Светлану с мужем, как узнали потом — сожрал (только я с дружиной их выручать отправился, Горыныч уж нам вещдок предоставил в виде косточек обглоданных. Экспертиза подтвердила). И с тех пор каждую неделю по воскресеньям требовал девицу…

— И вы отдавали?! — праведно возмутилась Василиса.

— Вы что?! — в том же тоне изумился Слава. — Нет, конечно! Он их похищал, заручившись помощью оборотня. Самое главное, мы никак не можем отвадить Горыныча от наших девиц, не поймав оборотня. А видели его немногие, и…

— Что?

— Он страшен! Это медведь огромный под три метра ростом, если на задних лапах, а как в человека превращается, не ведает никто, только после себя он всегда одежду оставляет, когда медведем становится.

— А как же вы тогда об этом узнали, что он оборотень? — не понял я.

— Очень просто. Из тех кустов или ям, откуда он обычно вылезает, потом достают одежду, дюже растянутую или порванную.

— Хм, сомнительная версия, — хмыкнул я. — И что? Так и не остановили Змея?

— Летает, клятый, — вздохнул князь. — Ладно, что это мы о грустном?

— Э-э, стойте, — остановил я его. — А на что ж вам богатыри-то?

— Да ну, богатыри, — буркнул Мстислав. — Змей сам, лично тут не появится, пока Медведя не поймают. А этого даже Игорек, мой знакомый леший, не смог. Вот теперь со дня на день опять появится, жену мою похитит, Любоньку. Уж и не знаю, что делать… — вдруг он наклонился к моему уху и прошептал: — Агент, береги свою царевну… глаз да глаз за ней нужен, Змей-то особенно приезжих любит…

Князь помолчал. Тут Грызь поднес нам вина. Князь предложил мне, но я наотрез отказался — еще с прошлого месяца трезвенник. Пир продолжался; веселье же только началось.

К концу "вечеринки" Волк упился до икоты и в обнимочку с тремя пьяными боярами, ничуть не смущавшимися обществом говорящего зверя, горланил сказочнорусскую народную песню, сочиненную не так уж давно, но столь популярную, что автор добровольно-принудительно передал свои лавры всему народу русскому. Текст ее, на мой взгляд, можно воспроизводить исключительно после трех литров:

"Когда б имел я златые горы

И реки, полные вина…

Тогда бы ты без всяких споров

Со мною в ЗАГС пошла сама."

"Не упрекай несправедливо,

Скажи всю правду ты отцу.

Он даст нам двести тысяч ливров —

Тогда пойду с тобой к венцу."

"Ах нет, твою, голубка, руку

Просил я у него не раз.

Но он не поднял даже трубку

И вмиг смотался в Гондурас.

Спроси у сердца ты совета,

Страданьем тронута моим.

И мы с тобою без билета

В Канаду завтра полетим."

"Ну как же, милый, я покину

Семью родную и страну?

Ведь ты уедешь в Аргентину,

А я в Канаде не усну…":))

Умчались мы в страну чужую,

А через год он изменил.

Забыл Распутину простую,

Когда Орейро полюбил.

А мне сказал, стыдясь измены:

"Ступай, Мария, в дом отца.

Оставь на время мои стены,

Держи билеты в два конца.

За речи, ласки огневые

Я награжу тебя "Рено" —

Иль "Джип"-мигалки золотые,

Иль черный "бумер" заводной?.."

Я, кстати, себя не обеляю, я тоже немало хлебнул сладкого вина и, кажется, захмелел. Мстислав увел к себе Василису, прельстившуюся собиранием микросхем для "Пентиума" (вот с этого-то горя я и отбросил принципы непьющего). Ко мне подошла жена князя Мстислава и принялась щебетать о всяком, о разном. Я под весом ее речей склонял опухшую от женских премудростей и бесед про тушь "Макс фактор" голову все ниже и ниже, пока из вежливости не пришлось будить самого себя.

Когда все разошлись, я, уныло плетясь в отведенную мне комнату, услышал за одной из дверей голоса. Очень знакомые.

— Ой, ну ладно, пойду. А то Ванька еще начнет переживать, решит, что ты и есть Медведь, — звонкий смех Василисы.

— Иди… только не забудь: в двенадцать, когда все уснут, — ко мне… и не разбуди их пищалкой, — а это князь.

— Я пошла.

Я юркнул за угол и увидел, как Вася вышла из-за двери. Она поправила рукав сарафана и направилась к своей комнате. Думаю, вы догадались, какие мысли пришли ко мне в голову… и я ничего не мог с собой поделать, меня просто жгла каленым железом мысль о том, что она останется в Суздале, с Мстиславом. Дождавшись, пока царевна скроется в комнате, я выскользнул и… налетел на хмурого Грызя. Он зло сверкнул в меня глазами.

— Чего надо? — недоброжелательно осведомился парень.

— Ничего, ты свободен. Хотя… — какой я умный, какая идея! — Разбуди меня в двенадцать… нет, в без десяти двенадцать ночи.

— Будет сделано, — улыбнулся себе под нос беззубый мальчишка и умчался.

Тут я ощутил, что кто-то тянет меня за рукав. Я обернулся. Передо мной стоял десятилетний Савка со своим коллегой Димой.

— Дядя агент, не слушайте его, — сказал Савка. — Не просите Грызя ни о чем…

— Это еще почему? — заинтересовался я.

— А он Медведь, — просто ответил Димка.

До меня не сразу дошло:

— Какой-такой медведь?

— Оборотень он, — шмыгнул носом Савка. — Тот самый.

Как вы думаете, я ему поверил?! Десять лет человеку, пофантазировать хочется… конечно же, позже я пытался оправдать свое неверие ударившим в голову хмелем. А сейчас просто выдавил из себя жалкое "спасибо" и удалился в свою комнату на трех конечностях, поскольку от возмущения круто споткнулся на обе ноги сразу.

Добравшись до кровати, я упал ничком, не раздеваясь, и куда-то провалился. Во тьму, наверное.

Всю ночь снилась чепуха. Сначала Василиса, почему-то в кафтане князя Мстислава, гонялась за мной с горячим паяльником, громко вопя голосом царя: "Куда ты дел свои мозги?! А ну отдай мне свои мозги, немедленно! Куда ты их запрятал?" Потом Грызь бегал вокруг Волка, а Медведь размером с кота мчался за ним и в конце концов проглотил; ему, очевидно, оказалось много, и он лопнул на моих глазах. Затем опять царевна, в торжественной обстановке где-то в концертном зале, вручает мне премию "Изменник года" и наклоняется к моей щеке, собираясь поцеловать, и… я проснулся!

Причем вовсе не просто так. Меня действительно хотели "поцеловать в щечку" — и кто бы вы думали?! Я сперва ошарашенно вытаращился: с каких это пор Прекрасная носит в летние ночи медвежью шубу?..

МЕДВЕЖЬЮ?!

О, боже!!!

Я подпрыгнул на месте. Гигантский медведь с ревом разогнулся и, врезавшись темечком в каменный потолок, обиженно рявкнул. Мой взгляд упал на часы. Без десяти двенадцать…

Он все-таки меня разбудил.

Уши заложило от рыка, руки устали отмахиваться от страшилища чугунным казаном, в глазах уже плавали цветные пузырьки. За полчаса Медведь успел меня вымотать до безобразия, оставаясь свеженьким как огурчик. Я кое-как выскочил из комнаты, бросив казан, и принялся колотить в дверь Волка.

В дверной проем высунулась сонная физиономия Волка и раздраженно поинтересовалась:

— Чего еще?

— Пусти меня! Пусти! — надрывался я. — На меня Медведь напал!

— Какой-такой медведь? — огрызнулся Волк.

— Не время меня цитировать! Пусти же! Это Грызь, он за мной гонится…

— Не понял? — удивился Серый соня. — Ты что, разве красна девица?

— А то сам не видишь, — я влетел, наконец, к Волку и запер дверь изнутри.

— А чего он тогда за тобой гонится?

— А я почем знаю, — буркнул я, придвигая к двери тумбочку. — Но ведь гонится же…

— Д-да, — ошарашенно признал Серый Волк, так как в дверь явно кто-то стучал: посуда на полке и флакончики на тумбочке задрожали мелким ознобом и полетели на пол, раздался мощный удар, и что-то снаружи зарычало.

И тут я почувствовал легкое беспокойство из серии: "Блин, что же я забыл?" Пока пытался вспомнить, тумбочка, нагло оттолкнув меня, лихо отъехала к окну на скорости чокнутого поезда, а деревянная дверь хряпнула, и в пролом влезла огромная мохнатая лапа. Ух, ну и когтищи! Прежде чем Волк, опережая меня, бросился держать щеколду, лапа открыла ее и убралась. Как раз в этот момент до меня дошло:

— Волчик!!! Лети отсюда, срочно! Беги!

— А ты? — возразил он. — Я тебя не брошу.

— Я… р-х, р-разберусь с ним, — прохрипел я, удерживая дверь. — Беги… пр-х… предупреди Васю… Уводи ее отсюда! Я справлюсь.

Он, наконец, уловил мою мысль и без лишних вопросов вылетел за открывающуюся дверь (кажется, Медведь его не заметил). Я с некоторым облегчением отпустил дверь, одновременно хватая суму. Медведь ввалился внутрь и двинулся на меня. Я лихорадочно копался в суме, пока не отыскал то, что мне надо. Шапка-невидимка, универсальный растворитель, аркан, карманный пулемет. Далее действия развивались следующим образом: сначала оборотень раздавил мой пулемет, пока я в спешке напяливал шапку. Потом, невидимый, я накинул аркан на монстра, рассчитывая его поймать; но Медведь взревел (а какие у него клыки, неудивительно, что Грызю зубы без надобности), напрягся, и веревка попросту лопнула. Тогда я не без риска для своего здоровья принялся разбрызгивать растворитель; однако оборотень был не дурак, и растворитель, возникающий "из воздуха", его не удивил. Он просто махнул лапами в обе стороны и по всем законам теории вероятности задел меня. Пузырек вылетел из рук и исчез в открытом окне. Я в отчаянии простонал и под покровом невидимости попытался скрыться, но — вот закон подлости-то! — зацепился шапкой-невидимкой за коготь зверя. Тот удивился и дернул лапой, чтобы взглянуть на зацепку поближе. Я испуганно вцепился в "артефакт" (на самом-то деле банальное научное изобретение), боясь быть обнаруженным. Синтетическая ткань шапки никогда не стиралась с чудодейственным отбеливателем знаменитой тети Аси, и потому тут же треснула и разъехалась.

— Упс, — вякнул я и вжался в стену. Вынужденно, ибо Медведь давил мне на шею.

А действительно, интересно, почему это он за мной гоняется, коли я не красна девица? Запоздало я догадался спросить об этом самого оборотня:

— Слушай… ххх… з-х-зачем я тебе? Отпусти меня…

— Не могу, — послышалось мне сквозь рычание.

— Н-но я же не девушка…

— Мне приказано вас убить. Всех троих. Девчонка и волк подождут, а ты умрешь сейчас…

— Утихомирься! — раздалось у него за спиной. Я пригляделся и увидел княгиню Любоньку. Молодая красавица лет двадцати пяти с чарующими синими очами и медными кудрями до пояса, она довольно странно смотрелась с железным ломиком в руках.

— Отпусти моего друга!

Ломик ударил по могучей мохнатой спине. Медведь взвыл и насел на Любу. А я… я не мог стерпеть такого вопиющего безобразия и полез ее спасать. За час мы втроем уничтожили и искалечили вокруг все, что только можно было, кроме друг друга. В общем, этот бардак продолжался до утра. А с первыми лучами утреннего солнца оборотень просто "вытек" в окно и почесал к лесу…

Я обеспокоенно суетился вокруг Любоньки (если честно, то мне даже в голову не приходило, а что бы об этом подумала моя невеста, царевна Анастасия), поскольку во время жестокого боя бедняжку ранил этот гад в медвежьей шкуре. О своих ранах я, как и положено нормальному мужчине, не думал. До сих пор не скажу, получил ли я их тогда и если да, то сколько. Обняв суму, я принялся перерывать один из боковых карманов со снадобьями в пузырьках.

И тут дверь снова затрещала под напором. Уже разболтанный замок отскочил, и внутрь ворвались Волк с Василисой.

— Ваня!!! С тобой все в порядке?! — на ходу рявкнула царевна, но увидела Любоньку, посмотрела на нее каким-то весьма недобрым взглядом и напряженно замолчала. Неужели ревнует князя?! От такой мысли я чуть не задохнулся, но сделал вид, что просто прошиб кашель.

— Она ранена? — наконец выдавила Прекрасная, глядя на меня.

— Да, — ответил я, отведя взгляд и почему-то покраснев.

Васька многозначительно оглядела вываленные мной на пол пузырьки и, опустившись на колени, со знанием дела отыскала среди них два прозрачных, один бледно-салатовый и один малиновый. Отвинтила крышечки и, смешав прозрачную жидкость с салатовой, намазала Любе ранку. Ранка стянулась и образовала валик шрама. Тогда царевна капнула малиновой жидкостью, растерла, неприветливо посоветовала послюнить.

— Ай. Больно, — слабо пискнула княгиня.

— Где? — грубо, голосом американской солдатки спросила Вася.

— Внутри, — доходчиво объяснила Любонька.

— Тогда допей салатовый, — бросила Василиса и повернулась к Волку.

Тот абсолютно точно повторил мою реакцию: вытаращил глаза и заинтересованно пялился на царевну.

— Как ты так ловко? — изумился он. — Я на что уж с двумя высшими образованиями за спиной, и то ни-че-го не понял в энтих пузырьках…

Точно не воспроизведу все названия, что она высыпала на наши головы, но в общих чертах это напоминало:

— Дело в том, что вот тут содержится этилгексилметоксициннамат, бутилметоксидибензоилметан и экстракт Alliaria officinalis, что позволяет как следует протекать внутриклеточным процессам по восстановлению жизненно важных белков и позволяет процессу внешнего заживления протекать быстрее. А вот здесь есть феноксиэтанол, дигидрофосфат натрия и экстракт ромашки, что дает сильный катализатор процесса в соединении с…

Десять минут она грузила меня и бедного Волчика химией, двадцать минут — медициной и генетикой, еще сорок — квантовой физикой и высшей математикой, после чего Серый напарник, придерживая опухшую голову, шепотом признался мне, что на самом деле два высших образования, которыми он похвастался, — это филфак и Художественный университет, открытый пять лет тому назад лично царем Горохом, а в математике и физике он "ну не се-чет!" Я шепотом тоже признался ему, что "хм, вообще-то только собира-а-ался поступать на… э… но не успел, в общем". И мы дружно пришли к выводу, что один "фонтан" не рано заткнуть даже в конце лета… как раз в этот момент поток научного мата иссяк.

— Ну? Не слышу? — переспросила Вася. Оказывается, она меня спрашивала, согласен ли я с тем, что стволовые клетки… (дребедень всякая, одна сплошная терминология) помогают организму без побочного действия.

— Н-ну… вообще-то это спо-орный, ма-ало изученный вопрос… — неуверенно протянул я, опираясь на небольшой набор знакомых мне слов. Она одарила меня любопытным взором ярких зеленых глаз и бросилась открывать дверь: кто-то постучался.

Не дождавшись, пока ему откроют, князь Мстислав шагнул в комнату и присвистнул:

— Вы тут что, в чехарду играли всю ночь, гости дорогие? Ничего себе, разворотили комнату…

Васька, Люба и я сбивчиво и неясно поведали ему о ночных приключениях. Князь почесал лоб и пригласил нас обсудить это в его кабинете за бизнес-ланчем…

* * *

— …я думаю, до ночи он не появится, — закончил я свою собственную версию рассказа. К ланчу я так и не притронулся, во-первых все время приходилось говорить, а во-вторых, элементарно не хотелось есть.

— Ну, мне кажется, ты прав, — важно кивнул Мстислав Жароокович. — Но до ночи останется слишком мало времени, чтобы что-то придумать… боюсь, тебе придется уехать отсюда, агент Иван Васильев.

— А как же вы? — растерялся я. — Мне что, оставить вас на растерзание этому нелюдю?

— Э… почему же?

— Ну вы же сами сказали, что не можете с ним справиться.

— Понимаешь, — "снизошел" до моей тупости Слава. — Если погибнет только женское население Суздаля, будет лучше, чем если погибнет вся Русь под пятою Кощея, когда убьют вас…

— Так вы знаете?! — ахнули мы в один голос.

— Конечно! — улыбнулся Слава. — Я ведь друг царя! От него и узнал… если ты погибнешь, Кощея уже вряд ли что-то остановит. Ведь он сможет тогда при помощи ковра…

Он вдруг запнулся и ушел в себя, видимо, делал так всегда, когда сбалтывал что-то совсем уж лишнее.

— Короче, — потребовал решительный Волк.

И тут — честное слово, никто этого не ожидал! — княгиня, уставившись на Волка, завизжала. Причем так, будто ее заставляли глотать паука.

— Ты чего?! — в унисон возопили Вася, Волк, Слава и я.

— Г… г-гы… г-га… г-га…

— "Га-га-га" у гусей, — ехидно буркнула царевна.

— Г-говорящий волк! — выдавила Люба, пялясь на Волка.

— И чего? — недоумевал князь.

— А вы не удивились?! — недоумевал я.

— А, — Мстислав махнул рукой. — Мы с ним старые друзья…

У меня так и отпала челюсть. Нет, столько новостей за один день, и все… такие… я этого не выдержу. Дурдом на выезде какой-то. Или сон? Я пребольно ущипнул себя за зад, но мне это не понравилось, и я, взвизгнув, подскочил до потолка.

Спорю, что ни одной кинозвезде не уделили бы СТОЛЬКО внимания. И тем более ТАКОГО. Главное, что меня обидело — Василиса покрутила тонким пальцем у виска.

— Э-это я чтоб размяться, — глупо оправдывался я, потирая пострадавший зад.

Ладно, замяли инцидент. Совещание продолжалось.

— Короче, — напомнил Волчик.

— Короче, валите отсюда, пока вас не грохнули, — рассердился князь. — Коли не знаете, как с Медведем справляться, так…

— Постойте! — Василиса попросила слово. — Я, кажется, знаю. Я читала в одной книге, что оборотни боятся серебра, чеснока, зеркал, креста и петушиного крика.

— А света? — робко спросила Любонька.

Я видел, как царевна, поймав Любушин взгляд в мою сторону, под столом тихонько наступила каблуком-шпилькой на ногу княгине и чуть придавила. Девица ойкнула и покраснела, а Василиса, скосившись на меня (я сделал вид, что ничего не заметил), как ни в чем не бывало ответила:

— Ничего подобного. Света не боятся.

— А осинового кола? — ехидным тоном поинтересовалась Любушка, незаметно (опять-таки под столом) вылив ковшик протухшего супа на платье Васе. Та густо побагровела, но сдержалась.

— Смотря при каких обстоятельствах, — с непрозрачным намеком заявила она, аккуратно развязывая неизвестно где раздобытой осиновой веточкой кулиски, на которых держался Любин сарафан.

Признаться, меня удивляла та сцена, что я наблюдал. Зачем они это делают? Развлекаются, что ли? Или за князя борются? Как-то непонятно борются, странно. То ли дело в открытую один на один рыла начистить, или там обозвать как-нибудь… но исподтишка такие гадости?! Тьфу!

Однако, Серый Волк заскучал.

— Короче, — рыкнул он, выходя из себя и не понимая, отчего дамы стали так медленно вести беседу.

Обе девушки тут же подтянулись к столу и сделали вид, что внимательно слушают.

— Короче!

— Эээ… ммм… короче, вы никоим образом не можете себе позволить остаться из-за спасения страны… — промямлил Мстислав Жароокович, тоже озадаченный.

— Короче! — прорычал Волк.

— Короче, лично я остаюсь здесь и никуда не еду, пока не поймаю Грызя! — отрезал я и, вскочив со стула, вышел из кабинета, опрокинув тарелку с супом. Надоело. Сделаю все сам, мне вполне хватит данной Васькой информации… натравлю на Медведя боевого петуха, и дело с концом!

В дверь комнаты постучали. Я молчал. В комнате даже не горели свечи — люблю сидеть в августовских сумерках и что-то придумывать.

В дверь продолжали настойчиво стучать.

— Войдите, — буркнул я и подпер голову кулаком, разглядывая цветы в саду, сейчас казавшиеся мне просто жутко уродливыми.

Скрипнуло, легкие шажки протюкали ко мне и остановились сзади, диван подо мной сбоку чуть прогнулся.

— Эй, — услышал я негромкий шепот.

— Ну, чего тебе? — грубо спросил я, обернувшись и увидев Василису. Я вообще последние два дня не хочу ее видеть.

Или… хочу?

Она вопросительно уставилась на меня.

— Слушай, чего ты тогда истерику устроил? Ну, на ланче?

— Не твое дело, — огрызнулся я и злобно зыркнул на цветы. До чего отвратительные создания — и цветы, и женщины!

Царевна помолчала. И сделала еще одну попытку заговорить:

— Э… а тебе ничего не удалось узнать еще о Медведе ночью?..

— Все я должен, — фыркнув, я положил на кулак уже губы — чтоб не вырвалось ничего чересчур грубого. — А где ты была, а?!

— Я… ну…

— Со своим Славиком микросхемки смотрела, да?! А микросхемки-то небось у тебя чуть ниже шеи растут! — процедил я сквозь пальцы.

— Но мы правда… помнишь, ты говорил про лазерные очки?..

— Ну да, знаю я, никаким делом ты там не занималась. Романтический ужин на двоих, свечи, цветы… баба ты и есть баба!

— Я?! — обиделась Прекрасная. — Ах так… Да думаешь, я не знаю, что ты тут с женой Мстиславовой шашни разводил, а не Медведя гнал в шею?! Вот возьму и расскажу все князю!

— Я?! — возмутился я. — Ну, знаешь ли… я слову верен, раз решил, что женюсь на Анастасии, сестренке твоей, значит, так и сделаю. И не нужна мне твоя княжна! Княгиня, то есть. А вот ты со своим князем катись куда хочешь!!!

Я отвернулся. На душе кошки скребли. Ну надо же было столько всего наговорить… я же высказал все, что думал за последние двое суток! И что теперь делать…

Она не уходила. Я слышал, как царевна вздыхает у меня за спиной.

— Прости, — вдруг сказала Василиса. — Я была не права. Не надо было мне всю ночь с микросхемами возиться… кабы знала, что ты в беду попадешь, никуда не пошла бы.

Я молчал.

— Ну прости меня, — жалобно-виновато попросила она. — Ну хочешь, я тебе свой план расскажу по поимке оборотня, а? Тебе одному, никому больше, честное слово.

Я засопел, изображая возмущение, на самом деле просто почувствовал, что на глаза наворачиваются постыдные для мужчины слезы, и неожиданно согласился:

— Давай.

Вася подсела ко мне и осторожно скосилась на мое невыразительное сейчас лицо.

— Значит так… когда Медведь придет…

Я как зачарованный слушал царевну и опять разглядывал цветы и закат. Ах, какие все же они восхитительные, эти огненно-нежные чайные розы…

Часам к полдвенадцатого все, что было необходимо для Василисиного плана, приготовили. И зеркала, и петуха, и цепи серебряные, и чеснок… план настолько нравился мне, что я от радости даже назвал царевну Васильком. Правда, она почему-то долго "брылялась" по этому поводу…

В общем, сейчас мы втроем — Василиса. Серый Волк и я — сидели в укрытии, дожидаясь прихода Медведя. Я держал наготове серебряные цепи, Волк навесил на себя плетенки давленого чеснока (если честно, то от одного его запаха мы чувствовали себя "стопроцентными оборотнями", то есть готовы были бежать от этого запаха хоть на край света). Царевна же сжимала в руках смирного откормленного на убой петушка с роскошным цветным хвостом.

В зале, где мы, собственно, находились, был выключен свет, а реле привинтили к полу посередине зала так, что оно было вовсе незаметно. Оттуда же тянулись тоненькие ниточки, удерживавшие на расставленных в круг зеркалах темные шелковые ткани. Это и была основная материальная часть плана. Затем, когда приготовления закончились, я смотал цепи и припрятал их так, чтобы в случае нападения удобно было выхватить, и зашел внутрь "магического" круга из зеркал. Там я уселся по-турецки и принялся ждать.

Медведя все не было. Возникло странное, навязчивое ощущение сна. А действительно, не сон ли вся эта история с ковром? Почему на меня нападают зомби и оборотни, а я отношусь к этому так, будто нечисть — не дешевые спецэффекты, а живые, из плоти и крови, монстры? С другой стороны, разве нет? И Медведь был вполне материальный, особенно его укусы! И конечно, я, прагматичное дитя своего времени, должен не верить в чудеса, думать только о насущном и тэ дэ… но все же чудес хочется. Хм, а можно ли назвать вот такенного оборотнищу-убийцу чудом? Бог его знает. Может, и нет их, чудес…

Пора!

Темная фигура шагнула в щель между зеркал.

— Ты хотел обмануть меня?

Я смолчал.

— Заманить в круг расставленных зеркал, замаскированных под ширму, и открыть их?

Я продолжал молчать.

— У тебя ничего не выйдет.

— Раз так, то я пошел, — я с демонстративной печалью развернулся к нему спиной, и…

Я обернулся. Он стоял и смотрел на меня с такой жалостью, с какой смотрят на ребенка, смеющегося над больным СПИДом. Я почувствовал себя неловко.

Медведь вздохнул.

— Эх… все вы только и думаете, чтоб убивать да калечить. Нет чтобы спросить, как я у Горыныча на службе оказался…

— А как? — меня словно током шарахнуло: а разве это мирный ликантроп, а не бешеный маньяк-убийца?!

Оборотень поморщился и примостился на мою табуретку, начиная рассказ:

— Когда мне было шесть лет, у меня были мама с папой. Да вот, такие дела… а ты думаешь, что я в слуги к князю нанимался? Деньги-то надо где-то брать. Ну вот. И однажды прилетел этот гад, Горыныч. Знаешь, что он сделал? Он похитил моих родителей! А меня… меня заколдовал. Сделал вот таким вот… И сказал, что, пока я ему служу верой-правдой, матушка с батюшкой целы. И я… стал ему служить… — зверь вздохнул. — А теперь… он подсунул мне совершенно невыполнимое задание — убить тебя. Но я не могу этого сделать, понимаешь? Мне тебя жалко. Так что уходи. Видишь, я даю тебе шанс. По крайней мере, моя совесть чиста…

От жалости защипало глаза. Бедный… а мы еще хотели заманить его в ловушку… И я обернулся и пошел прочь из круга. Когда я уже вышел, меня вдруг стукнуло:

— А девицы? — но обернувшись, я застыл: это был уже не тот несчастный зверь с печальными медвежьими глазами. Очи налились кровью, из пасти капала пена.

Медведь бросился на меня и выскочил из круга. Меня прошиб холодный пот: все шло ну настолько не по плану… теперь и зеркала, и все — к чертям. Я быстро выхватил цепь и минут пять пытался накинуть ее на лапы оборотня. Наконец получилось. Монстр взвыл и ступил на какую-то странную выпуклость в полу.

Зажегся ослепительный свет. С зеркал упали шелковые ткани. Они были повернуты отражающей поверхностью наружу! И, отражая свет, посылали крупные блики в другие углы зала. Боже, он весь был заставлен зеркалами! Волчик тем временем развешивал последние чесночные гирлянды по стенам; Василек подкрадывалась к оборотню сзади, держа наготове петушка. Молодцы они, мои друзья. Не теряли даром времени, пока я боролся с Медведем.

Я прохрипел, подыгрывая отчаянно делающей мне знаки царевне: надо было как-то привлечь медведево внимание к себе.

— А… девицы? Как же девицы?..

На клыкастой морде появилась самодовольная усмешка.

— Я солгал тебе сейчас. И ты попался в мою ловушку!

— Ой, какой же я идио-от… — деланно простонал я.

— Ты прав, ха-ха! Недаром Кощей присвоил тебе кодовое название объект "Durak"…

— Ой, что-то теперь будет… — я понимал, что надо протянуть еще хоть чуть-чуть.

Мишка скинул серебряные цепи и выпрямился во весь рост.

— Гы-гы… а теперь — теперь ты умрешь! — рыкнул он стандартную фразу голливудских монстриков.

И в этот миг Василиса поставила петуха на пол и сделала странный жест: наступила петуху на хвост!

— Крха-крхааааракхааакурххеккуааа!!! — взвизгнул несчастный и подскочил.

Медведь икнул и обессиленно прислонился к стене.

— Что же ты со мною делаешь! — тоненьким фальцетом возмутился он.

Но петух уже успел обрадоваться новому сопернику (он принял возглас осипшего оборотня за "кукареку") и снова проорал свой боевой клич, на сей раз добровольно и высокохудожественно:

— К-кук-кар-реккууу!

Оборотень скорчился и захрапел.

Петя шагнул ближе к нему и, не понимая, отчего соперник не принимает вызов, снова кукарекнул.

Медведя скрутило, он дернулся и потерял сознание. Петух обиженно пнул "недостойного" лапой и отошел. Волк подполз и осторожненько пощупал пульс.

— В глубоком обмороке, — объявил он. — Как действовать будем?

В этот момент тело медведя заслонило сияние, и он исчез. Вместо него на полу лежала обыкновенная детская игрушка из "Киндер-сюрприз".

— Не понял… а где Медведь?

Вася молча указала на игрушку.

— Чего?! — изумились мы с Волком.

— Ничего не понимаю.

— Он превратился в игрушку, — пожала плечами Прекрасная.

— Но… почему?

— Все очень просто, — принялась разъяснять царевна. — Кощей создал из киндер-сюрпризовской игрушки верного слугу, который подчиняется тому, кто его оживил. А заодно перенимает некоторые черты характера… я читала об этом.

— Но… Василис, а как вы поняли, что надо повернуть зеркала? И когда вы успели натащить еще? — заинтересовался я.

— Заранее, — пояснила она.

— Как это?

— Помнишь, я рассказала тебе план?

— Ну?

— Я… в общем, я не все тебе рассказала, — смутилась царевна. — Понимаешь, я знала, что ты не выдержишь и поделишься с кем-нибудь… Но явно не с Волком, Волк-то уже знал. А с кем еще, коли князь занят? Конечно, с княгиней…

Я возмущенно побагровел.

— Нет, я ни на что не намекаю. Ну вот. И ты ведь поделился?

Я пристыженно кивнул.

— А она… она поделилась с оборотнем.

— Э-эт-то как? — сел на собственный хвост Серый Волк, да и я уронил челюсть.

Вася помрачнела.

— Мы… э… после ланча… имели с ней, э, в общем, деловой разговор…

Я как-то сразу догадался, о чем он был.

— Так вот. И она — совершенно случайно, честное слово! — проболталась, что Грызь — ее приемный сын… — знаем мы это "совершенно случайно". — И… короче, я знала заранее. Поэтому поведала всем лишь часть плана. Остальное я доделала сама…

Волчик и я с нескрываемым уважением поглядели на нашу спутницу. Та зарделась от скромности и… я поймал ее взгляд, нацеленный на меня. Она вздрогнула и отвернулась, а я почувствовал, будто проглотил сразу чан горячего чая. И чего я на нее злился?

* * *

Полсуток мы утешали несчастную Любу. Княгиня никак не могла успокоиться и обвиняла в исчезновении сына Василису. Та, удивительно, не растерялась. Она покопалась в рюкзачке и вытащила оттуда тетрадный лист с написанными на нем непонятными словами, сказав: "На, возьми. Если захочешь вернуть Мишу, прочитай вслух". Я не беспокоился, поскольку знал, что злым Медведь уже не будет, ведь он похож на того, кто его призывает. Любонька вскочила и кинулась Васе на шею, чуть ли не благословляя. Вот что значит — женщины: вчера лютые враги, сегодня — лучшие подруги… никогда их в этом не пойму.

В обед мы засобирались в путь. Князь, добрый человек, дал нам мешок провианта и — лично мне — прекрасный пистолет. Правда, немного устаревший, но, если честно, подустал я от всех этих суперштучек. Простой, знакомый (он напомнил мне мою любимую игрушку, водяной пестик), пистолет лег в мою руку. Как с ним все упростится. И главное, никто его не раздавит так просто, ну разве что динозавр. Я же подарил Славе свой фирменный фонарик, коий я еще в детстве, разобрав и собрав, заставил при нажатии на разные кнопки мигать цветными огнями. Мстислав был доволен, как ребенок, новой игрушкой. Волчику досталась медаль "За отвагу", правда, он ее скромненько припрятал в суму. Василиса получила в подарок от княгини мешочек дамских побрякушек, отдав взамен музыкальную шкатулку. Кроме того, девицы обменялись телефонами и долго прощались, обещая звонить каждые пять минут.

Наконец мы втроем вышли на площадь в сопровождении знатных супругов. Мстислав пожал мне руку, Любонька застенчиво чмокнула в щеку и отошла (Василиса презрительно отвернулась).

И вдруг воздух вокруг нас сотрясся, как от взрывной волны. В небе фуганула алая струя пламени, окутанная цветным дымом. Такие спецэффекты Голливуду (интересно, кстати, где это) даже и не снились. Снова толчок. На Кремлевскую улицу рухнула жирная зеленая туша с крыльями и — я чуть в обморок не рухнул — о трех головах! Да неужто это сам Горыныч — и впрямь трехглавый?!

— Гр, где эти мерзавцы? — с сильным английским акцентом пророкотала средняя голова. — Oh I shall cut their ears!

— Кто тебе нужен? — сурово спросил князь, заслоняя собой жену, перепуганную пуще некуда. Да и Василиса, на что не трусиха, вцепилась в мой рукав.

— Добр-р-р-рыня! — позвала левая голова. — Мур-р-ромец! Попович!!! Выходите! Come here!

Заспанные богатыри высыпали на крыльцо терема.

— Че тебе? — спросил непроснувшийся Муромец, почесывая затылок.

— Выходите, биться будем. Я вам отомстить хочу.

— Нет, мы! — в один голос взрычали две другие головы.

— Это с какого же перепугу? — возмутился Алеша, грозно облокотившись на перила.

— А кто Медведюшку сдал, а, душегубы?! — со слезами в голосе взвыл Змей. — Oh, no, будете биться, как миленькие будете!

— Ну вот и отлично, — проворчал Добрыня, хватаясь за меч. — Нам только на руку. Только уговор у нас: по-честному. Мы не стреляем, ты не взлетаешь.

— Договорились, — фыркнул огнем Горыныч…

Я хотел было помочь, но князь остановил меня:

— Дальше мы уже сами справимся, — успокоил он меня. — Вы и без того нам здорово помогли, а теперь вам надо спешить… В новостях передавали, Кощей на царство Мусью буран наслал, видать, к нам подбирается. Ну да чего там. Ни пуха вам ни пера!

— К черту! — в один голос ответили мы и пошли прочь…

— А ты хоть той стороной смотришь?

Волк заглянул мне через плечо.

— Переверни карту, балбес!

Я послушно перевернул атлас:

— А-а-а… тогда все понятно. А я-то все думал: почему север снизу?

Волк раздраженно рыкнул, Васька прыснула в кулак, скосившись на меня. Я, почувствовав, как к лицу прилила краска, незаметно прикрылся атласом, но меня, увы, рассекретили.

— Ну, давай его сюда, — потребовала Василек, отбирая у меня "прикрытие". — Значит, так… придется сначала до Москвы на автобусе, потом сплавляться по реке, чтобы не потерять направление, потом до Вязьмы-града пешкодралом, а потом до самой границы через Чертов лес переть.

— Почему Чертов? — насторожился Волк.

— Название такое. Вот, сам посмотри… там, должно быть, черти водятся редкостные.

— Угу, если вроде тебя, то этот лес давно пора сделать заповедником, чтоб редкий вид не исчезал… — ехидно заметил я.

— Ах, ты!.. — царевна не нашла, что ответить, и отвесила мне легкий подзатыльник. — Короче, сейчас прем по шоссе, дожидаемся автобуса…

— А почему автобуса, а не мини-ковролайна? — удивился Волк.

— А чего деньги зря тратить? На автобусе все равно две копейки за билет и никаких поломок в пути.

— Вот скупердяйка, — проворчал Волк, успевший основательно потранжирить в Суздале.

Мы отбивали ногами пыль вдоль шоссе. Вокруг шоссе зеленели поля, вдали голубое небо глотало конец дороги (это только нам казалось, что конец!). В воздухе порхала бабочка адмирал. Я протянул палец, и, к моему удивлению, бабочка опустилась на палец, явно не собираясь улетать. Я так и шел, одновременно оглядывая Василису. При всей ее вредности я не мог не признать ее красоты… царевна поймала мой взор. Я почувствовал необыкновенное вдохновение. Захотелось сделать ей что-то приятное. Я сорвал у обочины синий василек, тезку царевны, и посадил на него бабочку. Адмирал не сопротивлялся. Я тихонько подполз к Васе и молча сунул ей цветок. И вдруг засмущался и "откатил" назад, щеки просто горели от… от стыда? Но чего мне стыдиться?

Василиса только увидела, как с цветка вспорхнул не замеченный ею адмирал. Ахнула, улыбнулась адмиралу. Я еще больше смутился и, чтобы отвлечься, завел с Волком разговор о рыбалке. Вася так и не подошла ко мне, хотя бросала порой косые взгляды в мою сторону. И я вовсе поник, не решаясь хоть о чем-то заговорить с ней.

Вскоре метрах в ста от нас замаячила автобусная остановка. Я с облегчением вздохнул: желудок, не насытившись лимонным "Чупа-чупсом", настойчиво требовал перекуса. Волк травил анекдоты, Василиса с жестокостью убийцы обрывала лепестки с ни в чем не повинных ромашек. Василек она вставила в кармашек джинсовки, одетой поверх сарафана. Наконец, мы дошли до остановки и бросили свои усталые косточки на лавку. Слева от нас сидел мужичок в коричневой ветровке, обнимающий обеими руками корзинку, плотно прикрытую папоротником. На земле валялся рубль. Я по привычке поднял его с земли и принялся поигрывать монеткой, подбрасывая в воздух и ловя.

Машин не было. Вообще, на шоссе было пусто — хоть шалаш ставь и на ночевку устраивайся. Вдруг мужичок спросил:

— А вы кудыть едете?

— В Москов-град, — вежливо отвечал я, засовывая монетку в карман, чисто машинально.

— В Москву, значится, — крякнул мужичок. — Я от тоже. Грибочки на продажу везу.

— Зачем же в Москву, так далеко? — удивилась Вася. — В Суздале продать можно.

— Да кому тут таперича мои грибки нужны-то? Тут все сами с усами. То ли дело в бывшей столице… там-то на грибы да ягоды спрос большо-ой. Город застроенный, загазованный…

— Да ну? — поддержал я беседу. — Как же — загазованный? Столицу же перенесли. Чтоб Москва хоть от кавказского криминального элемента отдохнула чуть-чуть.

— Из Питера вон тоже перенесли, — фыркнул грибник. — А какой городище-то роскошный. Да и потом, жил я раньше в подмосковном лесу.

— Как это в лесу?!

— А так это. Я ж леший.

Я изумленно глянул на его руку. Прямо из кожи сучок торчал. С листиком.

— Мой там лес был, собственный. А потом понаехали туды всяки новые русские, коттеджи себе "загородные" строить стали. И лес мой безжалостно выкорчевали. Ни клюквы, ни брусники, ни березки, ни дубка не оставили, клятые. От-то я таперича и живу у друга своего в Суздале. А жить же на что-то надо. В наше время без денег даже леший сдохнет, никто и не обернется. Вот и езжу в Москву грибы да клюкву сбывать — с руками отрывают, у них-то дефицит. Безобразие?

— Безобразие, — согласился я.

— Эх, ну да ладно, — вздохнул московский леший. — От уж наш автобус идет. А знаете ли, нынче чего сделали?

— Ну?

— Пересадку. От Суздаля на одном автобусе едешь, от Орехово-Зуево на другом.

— Уа? — в унисон издали мы с царевной неизъяснимый звук. Вот так неожиданность! — Это что же выходит, еще две копейки тратить?

— Не две, а три, — поправил леший, влезая в битком набитый автобус вслед за нами. — Билеты подорожали.

Вот тебе и экономия…

* * *

Мне кажется, нет смысла пересказывать нашу поездку в автобусе. Кто в общественном транспорте ездил, тот все поймет:

— Эй, вы, я, между прочим, не ступенька!

— А кто, царевна Василиса?

— Ух ты, какой догадливый!

— Да посторонись ты, лохматый. Придавишь же. Аай!

— Осторожно, бабушка, дайте я помогу вам встать…

— Лучше ты мне сесть помоги.

— А-а! Мамоська, на меня волк глядит!

— Сама ты волк. Это собачка!

— ААА! — Волчик в знак примирения лизнул девочке руку.

— Он тебя укусил?!

— Не-а, только попробовал сють-сють…

И все в том же духе.

Часам к трем дня, помятые и полупридавленные, мы вывалились в Орехово-Зуево на остановке. Перекусив, решили ждать автобуса до Москвы.

— А может, лучше на поезде? — заколебался Волк через сорок минут ожидания.

— В жизни больше на поезд не сяду! — одновременно выпалили мы с царевной.

— Понятно, — почесал Волк лапой в затылке и улегся…

Наконец, автобус подошел. К счастью, он оказался почти пуст. Доехали за два часа без приключений. Сошли с автобуса, остановились в нововыстроенной гостинице "Царь Василий", заплатив десять золотых рублей без сдачи (два номера на троих). Потом Вася отправилась "заниматься шопингом", то есть бегать по магазинам, а мы с Волком сели играть в "подкидного". И так весь день до вечера прошел почти впустую.

— Ай! А тебе все видно.

— А ты вообще на козырном тузе сидишь.

— Я?! Вот, полюбуйся! Зато у тебя дама червей под хвостом моя спрятана. А я-то думал, куда она делась!

— Да?! А ты… ты… о! Твоя карта бита, и вообще ты "дурак".

— Отлично, — буркнул я. — Когда будем играть в домино, я тебя в "козлах" оставлю. И еще капусткой угощу.

Я неловко встал со стула и упал, подвернув ногу. Вошедшая Василиса кинулась ко мне.

— С тобой все в порядке?

— Все, все, — проворчал я, пытаясь скрыть смущение; поднялся, отряхнулся. — Если не считать, что вот этот лесной зверь оставил меня в "дураках".

— А кто ты, по-твоему? — хихикнула Прекрасная. Откуда она знает, что в родном селе меня именно так и звали? Кстати, никогда не мог понять, за что.

Поужинали молча, разошлись по номерам, легли спать. Я долго не мог уснуть и доставал Волка расспросами. Например:

— Слушай, Волчик… а как думаешь, отчего Вася такая грустная в последнее время?

— Может, по папеньке скучает? Моя сестра в ее возрасте…

— А может, по князю?

— С чего ты взял?

— Ну она с ним так прощалась…

— Да ну тебя. Спи.

Или:

— Эй! Ты еще не спишь?

— Сплю…

— Ну тогда скажи: как думаешь, а наша царевна князю понравилась?

— Почем я знаю? Я что, князь? У него, кстати, жена есть.

— Ну и что, жена? А может, князь…

— Пошел ты на фиг со своим князем! Я спать хочу.

— Ну Волчик, ну…

— СПАТЬ!

Я помолчал. Поворочался.

— А чего Вася все время на меня дуется, претензии вечно какие-то?

— Может, она на тебя обиделась?

— За что?

— А я что, знаю, что ли?

— И все-таки…

— Слушай, ты заткнешься сегодня или нет?! — взорвался Серый Волк. — Сам не спишь и другим не даешь. Влюбился ты в нее, что ли?

— Еще чего! Нет, конечно, — рявкнул я и заткнулся, завернувшись с головой в одеяло.

И куда-то понесся… Я видел каких-то зомби, под черным от туч небом двигающихся толпами, стаи воронья, какой-то рослый скелет со светящимися глазницами, одетый в черный с золотом кафтан и черный же плащ — Кощей, догадался я. Потом появился луг. Цветы, небо голубое, радуга в чистом небе, ручей, бабочки и пчелы… по траве бежит Василиса в зеленом сарафане. У нее в руках котенок, рыженький такой, уси-пуси; она подбегает ко мне, улыбается. И тут луг исчезает; исчезают цветы, небо, радуга, остаются только два зеленых совершенно круглых глаза…

Фу ты, это ж люстры на потолке. Две небольших зеленых люстрочки. И вообще, день уже. Я посмотрел на часы. Ого! Час дня?! Пора собираться в путь.

* * *

Прошло три дня. Мы уже сплавлялись по Москве-реке. Честно говоря, сплавляться мне нравилось. Я ерзал на плоту, брызгался водой, ловил рыбу запасными штанами… Василиса грузила Волка чем-то весьма научным, какими-то нанороботами, канцерогенами, проекциями спинов и другими, не менее страшными словами, за что Волк довольно быстро обозвал ее еще и Премудрой. Прозвище приклеилось, хотя в моих устах оно чаще звучало как ехидство. Умная такая, блин, до тошноты… и рядом-то стоять не хочется, как сказанет про какой-нибудь лаурилглюкозид или, еще хуже, теорему какую-нибудь, так хоть стой хоть падай.

На четвертый день беседовали с разобиженным вусмерть водяным Гриней.

— Совсем изгадили речку, — жаловался он. — Набросали пенопласта всякого, фантиков от "Сникерсов", а нам куда? Это вот — вообще. Как сольют они из своих труб отходы какие-нибудь, а у нас потом неделю вся рыба кверху пузом плавает. Даже вон русалки потравились, половину госпитализировать пришлось…

Потом, на привале, я пошел к реке помыться, а меня русалки утащили. Подробностей не просите, самому вспоминать стыдно. И все время в памяти глаза василисины всплывают, укоризненные донельзя. Еще бы. Откачивать-то меня ей пришлось; а Волка мы оттуда уже вдвоем выручали…

Наконец, наше плавание закончилось. Сойдя на берег, километров сорок мы пилили пешком, потом Волк не выдержал и поймал мини-ковролайн. Сходили мы с него, шатаясь из стороны в сторону: водила попался безобразный. Да еще лицо кавказской национальности без регистрации.

В Вязьме остановились у местного князька, Владимира Эдуардовича, сорокалетнего стиляги. Он принял нас едва ли не радушнее, чем Слава, сразу же предложил душ и горячий кофе. От кофе я отказался, не пью его принципиально, а вот душ пришелся как нельзя кстати. Дочь князя Владимира Вяземского, Анабелла, как представил ее отец, молча показала мне дорогу к ванной комнате и сразу же удалилась. Я особо на нее не заглядывался, а по чести сказать, даже и не смотрел, поэтому описывать внешность не возьмусь. И уж, конечно, не заметил, как княжна "испарилась", оставив меня перед дверью ванной…

Я плохо слышал собственную песню из-за шума воды. Грязь сходила в водопровод вместе с мыльной водицей, наконец-то постриженный хаер, то бишь прическа, уже не залеплял глаза. Как хорошо-то в горячей воде попариться! Не баня, но все-таки… от блаженства глаза сами собой закрылись, нашел какой-то странный дурман, спать захотелось. Вдруг кто-то заломил мне руки и связал, ноги тоже оказались связаны, глаза просто слиплись. Эй, это называется гостеприимством?!

— Эээ! — поробовал возмутиться я, но язык не слушался. Схватили, куда-то поволокли. Каюк всей операции, что ли?

Очнулся в подвале, прикованный к стене. По трубе у самого моего носа в подвальной тьме пробежала грязная лишайная крыса. Брр!

"Кап, кап, кап", — слышится из-за угла. Видно, труба протекает.

Кто-то шагнул меж труб, ко мне подошли два темных силуэта.

— Эй, ты, на стене! Мы тебя убьем, слышишь?.. Ха-ха-ха…

"Меня уже раз сто убивали", — хотел ответить я, но смолчал.

— Эй, ты! Глухой, что ль? Или немой? Ну, мы из тебя немоту всю повыбиваем…

Я стиснул зубы.

— Слышь, немой агент! Жить хочешь? — спросил незнакомый женский голос.

— Н-ну, — хрипнул я неопределенно.

— Тогда выполнишь для меня три задания.

— Это какие же? — с подозрением огляделся я, ища взглядом женщину.

— Не боись, не шибко криминальные. Наоборот, может, героем себя почувствуешь…

— Так чего надо-то? — не очень вежливо, конечно, но разве они вежливо меня похищали?

— Значит так. Три задания моих выполнишь — отпущу. Не выполнишь — уж не обессудь, кончим мы тебя. Готов?

— Где… мои… спутники, — прорычал я, чувствуя, что не в силах больше висеть. — Верни их!

— Да не волнуйся ты, в порядке они. На кухне, кофе пьют. Тебе кости моют. Если хочешь, пойдем, послушаем.

Я кивнул с оживлением. Висеть на цепях с вывернутыми руками так долго нельзя. Цепи брякнули, мои затекшие руки облегченно выпали из кандалов. Сообразить, что пора делать ноги, мне не дали. Женская рука грубо ухватила меня за кисть и поволокла за собой. Я не сопротивлялся и даже вяло передвигал ногами, то и дело впечатываясь в трубы. Наконец, я увидел в потолке подвала невдалеке решетку, из-за которой вниз лился свет. Мы подошли ближе.

Я поднял голову. Похоже, это решетка прямо в полу небольшой княжеской столовой (кухни, как пренебрежительно обозвала ее похитительница) где-то у стенки. Отсюда можно разглядеть ножки добротного стола и трех стульев, с одного свешивается хвост, кажется, это Волк. С другого — две изящные ножки в туфельках, Василиса. Наконец, я услышал стук чашек, ложек, звук наливаемой воды. Василисины ноги заходили по полу и скоро вернулись на табуретку. До моих ушей донесся едва слышный разговор, почти шепот.

— Нет, Волчик. Я не пойду.

— Ну пожалуйста, Вась. Думаешь, приятно путешествовать с двумя угрюмыми молчунами, то и дело жалующимися друг на друга?

— Я сказала нет.

— Но почему?

— Еще я к этому придурку первой идти должна?!

— Ты не права, Вася, это не…

— Он… Волк, я даже разговаривать с ним не хочу. Да я терпеть его не могу!

— Ну почему?! Не понимаю я тебя! — чашка стукнула о блюдце.

— Потому что он грубиян и хам. Потому что злой вечно. Помнишь, как он на меня позавчера ночью орал, когда я об него споткнулась? Этому эгоисту никто не интересен, кроме него самого.

— Это не так, — возразил Волк. — Он внутри совсем другой, ты просто его плохо знаешь. На самом деле он очень хороший человек и очень добрый.

Голоса становились громче и напряженнее.

— Волк, я не выношу его, понимаешь?!

— Да чем он тебе не угодил?! Он несколько раз нам жизнь спасал! Как ты можешь так говорить о Ване?

— Я тридцать пять раз сказала! Потому что он круглый дурак! И хам.

— Он просто невоспитан! Васька… тьфу, Василис, чего ты ждешь от сельского парня? Высших аристократических манер, гавотов, поклонов и поцелуев ручки госпожи? Думаешь, для него так просто общаться с царевной на равных?

— Мог бы и сам догадаться, что приличней надо себя вести…

— Ну ты просто… пойми ты…

— Ни за что!.. Ну уж нет…

Поднялся такой гвалт, что я не различал ни единого русского слова. Женщина рядом со мной, задумавшись о чем-то, отпустила мою руку и стояла молча чуть в сторонке, видимо, рассчитывала, что я не убегу, а буду дослушивать разговор. И она не ошиблась в расчетах!

Гомон и перебранка стихли. Василиса, словно подводя черту под всем сказанным, тихо вымолвила:

— Мне все равно, тут он или нет. Мне все равно, в порядке ли он или нет. И я все равно не буду с ним разговаривать.

Я ее, вообще-то, понимал. Действительно позавчера погорячился, и мы круто поссорились. Я все еще носил обиду в себе; после Васиных слов вообще почувствовал, будто в меня кипящую смолу вливают. Ну, или что-нибудь в этом роде. Что-то гулко прыгало с частотой около пяти мегагерц меж ребер слева. Я с надеждой предположил, что это желудок. Ну да, вы угадали, у меня было "два" по анатомии… "желудок" зашелся нестерпимой болью. Ну зачем она это говорит.

Я одернул себя. Раз решил дуться, значит, буду дуться. И точка.

Разговор продолжался.

— Ну Василиса, ну пойми ты, — начал Волк объяснять ей. — Он же не машина, ему тоже может быть, например, обидно от твоего поведения…

— Ему?! Обидно?! — хнычуще рявкнула царевна.

— Ну да. Вот, к примеру, когда ты, вместо того, чтобы спасать его от оборотня, ковырялась с князем в микросхемах. Ты тогда была неправа.

— А чего он… — взвилась Премудрая. — Он вообще всю ночь с Любой сидел! А чтоб меня охранять, так даже и в голову не пришло.

— Спал он всю ночь! А потом на него Медведь напал и он побежал ко мне…

— Да плевала я! Он… он меня терпеть не может, вот я и…

— Да кто тебе это сказал?

— Ну… мне кажется…

— Когда кажется — креститься надо.

— Ладно… я виновата… наверное…

— Ну тогда пойди и попроси у него прощения, а то веки вечные будете обижаться.

— Но я…

— Иди и извинись. Иногда, Ваше Высочество, приходится наступать на горло своей гордости. Ты пошла с нами, значит, добровольно перевела себя в ранг рядового в нашей команде. И в этом некого винить. Так что, если хочешь быть нам другом, а не черт знает кем, пойди и попроси прощения у Вани.

Послышался тяжкий вздох, стул отодвинулся, ножки в туфельках процокали в сторону комнаты, отведенной нам князем. И тут раздался Васин крик.

— А-а-а! Волк! Помоги!!!

— Василиса! — громкий звук отодвигающегося резким движением стула, легкое частое шарканье когтей по полу. — Ты в порядке? Держи-и… ау!!!

Потом — стук, звон цепей, мужские голоса…

— Пойдем, — женщина, о которой я, признаться, уже успел позабыть, дернула меня за руку. Я послушно поплелся за ней.

Приблизительно через пять-десять минут мы вышли в какой-то хорошо освещенный погреб. Нет, скорее камеру. Царевна и Волк уже сидели здесь, связанные и с кляпом во рту.

Василиса подняла глаза. Когда она увидела меня, на миг в ядовитой зелени очей промелькнул лучик радости, но он вскоре сменился затравленно-злобным взором. Я стушевался, опустил голову, чтобы не встречаться с ней взглядом, неприятно.

— М-мэ… вывой… вдодовый… — с облегчением пробубнил Серый пленник через кляп.

— Перед каждым заданием тебе будет даваться девять часов, чтобы переговорить с твоими… друзьями, — презрительно бросила женщина. — Ваши вещи тут же. Но вы будете сидеть взаперти.

Она вышла, заперев дверь снаружи. Я, поскольку был совершенно свободен от кандалов и веревок, кинулся тут же развязывать веревки своим спутникам. Волк, освободившись от пут, тут же полез обниматься:

— Здорово, друг, ты какими ж путями тут очутился?

— Такими же, как и вы, — угрюмо пожал плечами я, Волк удивленно отстранился.

Василиса сидела сама не своя. Я осторожно подсел рядом, делая вид, что не вижу, куда сажусь. Вредная красавица тотчас встала и, походив, села в противоположном конце помещения. Я предпринял еще одну неудачную попытку пристроиться поближе и заговорить. Но Прекрасная, она же Премудрая, вела себя так, словно меня и не существовало вовсе. Тогда я понурился окончательно и углубился в самый дальний угол.

От голода начинало подташнивать. Я попробовал пожевать "Орбит", но голод не унялся, и появился страх, что, вопреки правилам, "червячок" заморит меня, а не я его. Тогда пришлось встать и хмуро попросить у Волка бутерброд из сумы. Волк, заметив мое крайне странное поведение (обычно я шучу и острю по каждому поводу, а не хожу злобный, как сыч), принялся по-дружески расспрашивать меня. Сперва я отвечал грубо и неохотно, но, заметив, что Вася уснула, разговорился сам.

— Слушай, Волчик, что мне делать? — взмолился я шепотом, чтобы не разбудить главного "врага" — царевну.

— С чем? — не понял мой весьма необычный напарник. Я удивился: обычно он угадывал мои реплики с полуфразы, на одну шестнадцатую телепат, все-таки, но пояснил:

— Понимаешь, Василиска не хочет со мной разговаривать…

— Знаю, — ухмылнулся Волк.

— … она даже рядом со мной сидеть не хочет…

— Знаю.

— … она даже видеть меня не хочет…

— Знаю!

— …Но почему?!

— Как "почему"? Из-за той глупой ссоры.

— Но… она же пошла со мной мириться?

— А ты откуда знаешь? — вылупился на меня Волк.

Я вкратце пересказал ему все, что видел и слышал.

— Так что ты думаешь?

— А, Бог их, женщин, разберет, — мой друг махнул хвостом. — И вообще, вы двое прямо как дети малые. Возни с вами точно столько же! Вообще-то, ты знаешь, я в таких делах не советчик, но… сделай ей комплимент какой-нибудь — и обида на глазах растает. Эт я те точно говорю.

— Спасибо! — шепнул я и, обнадеженный, отполз в свой угол. Ничего-о, вот проснется Прекрасная, я ей такую бомбардировку комплиментами устрою — ого-го.

Однако, проснувшись, Василиса, как ни поразительно, напрочь забыла о новой обиде. Едва открыв глаза, она приветливо пожелала мне доброго утра и тут же поинтересовалась:

— Ой, а где это мы?

— А ты что, не помнишь? — удивился Серый Волк.

— Не-а… помню, как чай пили, как мириться пошла — и все. Больше ничего.

— Похоже на легкую амнезию. Неудивительно, — рассудил Волк. — Тот мужик врезал ей по голове.

— Кто?! — возмутился я. — Волк, покажи мне его, я ему руки пооткручу! Ну надо же было напасть на беззащитную, слабую девушку…

— Эй-эй! Это я-то слабая? — подобиделась царевна.

— Успокойся, — попросил я. — Не хватало еще в такой момент снова поссориться. Вы в курсе, что нам на пребывание вместе отведено всего девять часов, из которых три уже прошли?

— А… что, собственно, случилось? — спросила Вася; ее немного напугал мой серьезный тон: обычно я так серьезно не разговариваю. Но дела наши пошли хуже, я это понимал, каким-то шестым чувством ощущая, что это не просто три задания. Они зачем-то нужны этой женщине. И женщина эта — не та, за кого хотела бы себя выдавать…

И я вместе со своими соображениями насчет заданий пересказал ей суть дела.

— Интересно, кто она… — завершил я свою речь.

— Я, кажется, знаю, — поморщилась Вася. — Так… говоришь, фигуристая?

— Ну.

— С перстнем на указательном пальце?

— Ну.

— Так это дочурка князева!

— Как? Она не могла! Кода я пошел в ванную, она ведь… она… ой, черт… а ведь и впрямь, похоже, она! Как там ее? Ангелина?

— Анабелла. Ладно, что будем делать?

Я хмыкнул.

— Ну ты ж у нас Премудрая, ты и придумывай.

— Интересно, а ты?

Я по-хамски разлегся на большом выступе, словно на печи, дома я всегда на печи лежал, когда ничего не хотелось делать, и нарочно сладко зевнул:

— А я… а-ы-ы… подремлю малость.

— Ах, так?! — возмутилась Вася. — Я, значит, все ему делай: и рубаху стирай, и обед готовь, и задания княжнины выполняй, а он тут дремать вознамерился?! Паршивец!

— А что такого-то? Я и так вон сколько всего делаю. Имею право отдохнуть?

— Интересно, ЧТО ты делаешь?

— Русь спасаю! — патетически воскликнул я.

— Ах, ты… — она подошла ко мне и, не в силах найти дипломатичный способ поднять меня с места, ка-ак пнет меня. — Ах, ты, лентяй окаянный!

Слово "лентяй" я бы еще потерпел, меня частенько так называют, но зачем пинаться-то?! И я, вскочив на ноги, легонько толкнул ее. Другое дело, что получилось не совсем легонько…

— Болван! Ты что творишь? Получай!

И в мой нос врезался изящный царевнин кулачок. А я-то думал, что те времена, когда мы дрались на каждом шагу, давно прошли.

* * *

Вечером, по истечении срока, к нам явилась Анабелла (ух, ну и имечко, нерусское какое-то). Я наконец убедился в том, что это действительно она: в подземелье было светло благодаря лампочке на потолке, и я смог ее рассмотреть как следует. Да, это она. Юная девица двадцати лет отроду, имеющая пышные формы голливудского идеала, с короткой стрижкой "под мальчика" грязно-каштановых встрепанных волос, со стальными глазами и грубыми повадками девушки-панка. Собственно, она ею и была: кольцо в губе (пирсинг), логотип какой-то известной группы на черной майке, кожаные штаны и бесконечные металлические побрякушки явно были атрибутами этого движения. На указательном пальце левой руки красовался массивный перстень не то с черепушкой, не то с мертвой головой. Я нервно сглотнул, почему-то вспомнив дом Покрышкина. Заметив мой ненормальный взгляд в сторону ее перстня, Анабелла сжала руку в кулак и убрала в карман. Подозвав меня, она велела мне выйти за дверь. Я повиновался.

— Короче, вот что, — голос у нее был властный и грубый, почти мужской. — Твое первое задание. Не выполнишь — умрешь. И дружки твои с тобой вместе. А выполнишь — дам другое задание.

— Да что я тебе, в рабы, что ли, продался?! — попытался возмутиться я.

— Молчать! Здесь говорю я! — рявкнула панкуха. — И так до третьего задания, самого сложного. Так вот, суть первого задания. В городе живет академик генетики Добронравов… ну ты о нем слышал. Пять лет тому назад он связался с нефтяными делами и ушел из науки в бизнес. Но генетика — генная инженерия, в частности, — остается его хобби. Он вывел редкостную породу птиц… говорят, называется Жар-птицей. Свойства есть у птицы этой странные, науке мало понятные. Ты мне эту птицу принесешь.

— А как ее добыть? И где?

— Я дам тебе адрес. Только будь осторожен. Он себе с нефтяных бабок такой коттедж отгрохал, и у него сигнализацией каждый миллиметр напичкан. Заденешь хоть проводок — охрана набежит, повяжут тебя и…

— В милицию сдадут? — хмыкнул я.

— Еще чего. Расчленят и в речку выкинут. Больно им надо с протоколами возиться. А так никто ничего и не докажет.

— У-у, — огорчился я тихонько. — Дело плохо.

— А я о чем! Главное, поймет, тварь эдакая, что я наводочку-то дала, меня тут же и прижмет… ну ладно! Че это я с тобой так разоткровенничалась? Вали давай! Час тебе на сборы.

Я понурый вернулся в камеру и все как есть выложил друзьям. Оба задумались.

— Я, кажется, что-то слышала про так называемую Жар-птицу и эту огненную аномалию… — неуверенно протянула Василиса. Волк и я обнадеженно уставились на наш кладезь знаний. — Но я не уверена…

— Все равно расскажи, — потребовали мы в один голос.

— В общих чертах это выглядит так. Добронравов, проводя опыты с генами павлинов, наткнулся на интересное явление, возникающее при задействовании ДНК генно модифицированной птицы. Он продолжил работать над этим и в конце концов создал нечто вроде клона… нет, искусственного существа; но совершенно неожиданно для Егора Евгеньевича из искусственно выращенного яйца вылупился павлинчик странного золотого цвета. Около двух лет птенчик жил, активно исследуемый академиком. И вскоре у него начало проявляться то свойство, с которого, собственно, и был начат эксперимент с искусственным павлином: от испуга, преимущественно при дергании за хвост, павлин так раскалялся, что поджигал все вокруг себя. Его организм почему-то при этом не страдал. Явление это Егор Евгеньевич окрестил огненной аномалией, а павлина — солнечным павлином, pavo solstitialis, добрые соседи тут же переименовали его в Жар-птицу… вот и все.

— Н-да… — протянул мало что понявший Волк. Я подозреваю, что сам я понял еще меньше, чем он. Единственное, что было ясно, — милую птаху не следует дергать за хвост.

Василиса на какое-то время погрузилась в раздумья. Я тем временем достал из сумы огнеупорные перчатки, кое-какие инструменты для отключения сигнализации и… нет. Отмычки я, увы, не нашел, о чем не замедлил сообщить окружающим.

— Зачем тебе отмычка? — не поняла Вася.

— Как — зачем? Павлин-то наверняка в клетке, а клетка на замке: мало ли что. Я не прав? Замок вскрыть, вот зачем мне отмычка.

— Фу, — сморщилась девушка. — Как вульгарно. Отмычка. Может, лучше ключи спереть?

— Как ты предлагаешь это сделать, если я даже не знаю, где он их держит? — ехидно заметил я.

Василиса тут же принялась перечислять мне с полсотни пунктов гениального плана, после чего, поняв, что морозит сущие глупости, потерянно замолчала.

— Н-да… ты, наверное, прав… ну ладно. Я так думаю, тебе это поможет, — она вытащила откуда-то допотопную шпильку для волос. У меня челюсть отвисла. Волк тоже удивился:

— Ты в каком антикварном магазине это откопала?

— У одного домушника отобрала, — гордо сообщила Вася. — Он мою комнату взламывал, гад.

Я с нехорошим подозрением скосился на нее, но промолчал, только хмыкнув.

— Что? — не поняла она.

— Ничего, — я чересчур беззаботно пожал плечами и вдруг, не сдержавшись, хихикнул своим мыслям.

Интересно, Волк учил ее телепатии? Она, словно поняв, на что я хихикаю, побагровела и пообещала меня придушить, ибо "кое-кто подумал совсем не то" и "она царевна, а не домушница".

Я, похохотав минутку, вставил шпильку в карман рубахи и продолжил собираться.

Перед самым выходом Василиса подошла ко мне и, тихо пожелав удачи, безо всяких комментариев вложила мне в руку пару пузырьков с какими-то зельями. И отошла. Я разжал пальцы. На ладони лежал маленький флакончик с желтой жидкостью и живая вода в пузырьке. Я с благодарностью оглянулся.

— Это на всякий случай, — смущенно пробормотала царевна.

Я просто не знал, что сказать.

— Спасибо, — и вышел: за мной явилась Анабелла.

Грубо, без церемоний вручив мне карточку с адресом академика, она наспех накалякала свой номер мобильного на ней:

— Если че случится, блин, — звони. Но если зря побеспокоишь — испепелю! Ладно, вали давай…

Я, не желая навлечь на себя гнев экспрессивной дамочки, поспешил выскочить из горницы. Вежливый охранник подсказал мне, где выход; я выполз за дверь и… нет, вы представить себе не можете, как это восхитительно, после полусуточного сидения взаперти в каменном подвале вновь оказаться на воздухе (правда, не очень свежем благодаря сжигаемому где-то мусору). Свет солнца ударил мне в глаза, кислород хлынул в легкие, и голова закружилась, как Земной шар вокруг своей оси.

— Здравствуй, мир! — с чувством невероятного облегчения выдохнул я и, сверившись с картой, направился в сторону нужного переулка к особняку Добронравова.

Особняк показался мне мрачноватым. Не хотел бы я в таком жить: окошки маленькие, стены темно-серые, крыша коричневая и декоративная черная решетка в качестве бордюрчика. По мне так тюрьма тюрьмой. Но о вкусах не спорят. Я подошел к двери. Судя по оригинальному замку, закрытому снаружи, профессора… тьфу, академика нет дома. На всякий случай я позвонил в дверь.

— Чего желаете? — милая девушка приятно улыбнулась мне.

— Эээ… — я, как обычно, уже сымпровизировал, "чего желаю". — Сантехника вызывали? — и улыбнулся еще более обезоруживающе.

Эффект превзошел ожидания.

— Ни за что не поверю, что такой симпатичный молодой человек — сантехник, — она кокетливо опустила ресницы.

Меня ситуация вообще-то смутила. Я не сердцеед, и при эдаком лихом наступлении ничего не остается, кроме как раскрыть свои карты и не обманывать честную девушку. Но, видимо, какой же секретный агент без охмурения девиц! И я со всем возможным обаянием пристально посмотрел ей в глаза:

— Что вы. Я действительно сантехник. Но за чашечкой хорошего чая превращаюсь просто в чудесного собеседника.

— Тогда заходите. У меня как раз готов кофе, — девушка беззастенчиво цапнула меня под руку и буквально втащила в дом, сразу же затолкав на кухню.

— Меня зовут Шура, — представилась она, разливая кофе. — А вас?

— Я… Ваня я.

— Очень приятно, — Шура заискивающе заглянула мне в глаза и села. Я бегло оглядел ее. Русая, как все, в каштановый оттенок, глаза серые, накрашена, как египетскя царица — профессионально, красиво, но не очень естественно и чересчур ярко. Одета в простую современную одежду: джинсы-клеш с вышивкой внизу, топик. Ногтищи как у ведьмы — длинные, крашенные в кроваво-красный цвет.

— А кто вы, если не секрет? — осторожно спросил я, отхлебнув кофе и едва не поморщившись (терпеть не могу эту гадость).

— Я? Я дочь Егора Евгеньича, я работаю его помощницей, — Шура смущенно покраснела. — Хотя ничего не понимаю в генетике…

— Да ну, правда? — деланно удивился я. — Ни за что не поверю. Вот вы, например, знаете, что такое эта… как ее… а! Дезоксирибонуклеиновая кислота?

— Конечно, — она пожала плечами. — А кто ж этого не знает. ДНК, или дезоксирибонуклеиновая кислота — высокополимерное природное соединение, содержащееся в ядрах клеток живых организмов. Молекула ДНК состоит из двух полинуклеотидных цепей, закрученных одна вокруг другой в спираль. Цепи построены из большого числа мономеров нуклеотидов, специфичность которых определяется одним из четырех азотистых оснований: аденин, гуанин, цитозин, тимин…

— Ну вот видите, — успокоил я ее. — А вот я не знаю всего этого! Хотя, между прочим, заканчивал школу с биологическим уклоном…

Брехня. Обычную сельскую школу, и то аттестат кишит тройками.

— Правда? — Шура робко улыбнулась и едва заметно придвинулась в мою сторону. — Спасибо. Выходит, я еще не совсем дурно разбираюсь в науке?

— Конечно! Разве может быть иначе? — похвалить женщину — первое дело. Особенно за красоту:

— К тому же, вы такая красивая. Зачем вам эта наука?

— Понимаете, — девушка вдруг неприязненно поежилась. — Отец уже год носится со своим дурацким солнечным павлином. А про меня вспоминает, только когда требуется моя помощь…

— А что за солнечный павлин? — прикинулся я валенком, рассчитывая вытянуть хоть каплю информации.

Дочь академика вкратце пересказала мне все, что я уже слышал от Василисы. И кое-что добавила очень важное:

— Вообще-то меня очень беспокоят эти папочкины дела с Жар-птицей, — призналась Шурочка и еще ближе подвинулась ко мне. — Ему все время звонят какие-то люди. Похоже на бандитов. И знаете, папа очень странно стал себя вести с тех пор. Бормочет во сне какие-то имена, часто запирается в кабинете и долго с кем-то перезванивается. И еще все время разговаривает сам с собой.

— О чем же?

— Ну… о том, что какая-то дама пользуется им, что она, мол, хочет отобрать у него Жар-птицу…

— Зачем? — почти искренне удивился я.

— Я спрашивала его, но он мне ответил, по-моему, чересчур туманно. Сказал, что она хочет спалить город.

— Что-о?! — у меня дыхание перехватило. Ах, вот зачем я сейчас сижу и болтаю с этой красоткой! Ну Анабелла, ну подсуропила!

Так. Что делать? Только не паниковать!!! Тоже мне. Геройство. Да чтоб я еще раз… ладно. Сначала надо похитить павлина. А потом что-нибудь придумаем… Но как его похитить?

Стоп. А ведь интересная мысль. Ну что ж, попытка не пытка:

— Ой! — я наигранно вылупил глаза и уставился в окно. — Шура! Смотрите! К вам кто-то лезет!

— Где?! — она вскочила со стула.

— Вон! Погодите. Бегите скорее, звоните в милицию! — я, старательно притворяясь, выдворил девицу за дверь кухни и, наспех открыв окно, бросил камень в спавшую под бордюром собаку. Та взвыла почти человечьим голосом и бросилась наутек. Как раз Шура, наконец, вломилась обратно на кухню (она не очень поверила мне). Я со страдальческим выражением на лице простонал:

— Слышите, он убегает. Прошу вас, догоните его, а я задержу второго.

Когда действуешь быстро, непредсказуемо и странно, легко получается запудрить мозги. Шура выскочила на улицу и побежала вслед за гражданином, который вообще-то минут пять назад честно сидел на лавочке, но его спугнула пострадавшая собака, завывавшая не хуже сирены. Судя по той куче-мале, которая закрутилась на улице в толпе, дочь Добронравова вернется нескоро.

Я быстро взлетел по лестнице наверх, взломал замок на двери кабинета Добронравова. На столе валялись листы. Я взял один и прочел: "Павлин солнечный (pavo solstitialis). Редкая порода, выведена в лабораторных условиях. Питается семенами растений (просо, пшено и т. д.) Бодрствует светлое время суток, оперение золотое…" Дальше шли особенности внутреннего строения. Так… это не важно. Это тоже. А, вот: "В хвосте расположены нервные окончания, которые при резких болевых ощущениях дают сигнал в продолговатый мозг, оттуда к спинному мозгу поступает импульс, после чего происходит мгновенное нагревание окружающей среды до температуры пламени. Сам организм при этом не страдает, потому что…" — и снова жуткая научная мура.

Значит, загвоздка в нервных окончаниях. Хо-ро-шо. Будем знать-с. Я положил лист как было, оглядел комнату. На дорогих импортных аппаратах мой взор не задержался, а вот на клетке… у окна стояла клетка. Большая. Из чистого золота. Да еще залитая солнечным светом. А внутри — я не поверил своим глазам! — переливался на солнце самый настоящий павлин золотого цвета. Грациозно переступив по донышку слишком тесной для нее клетки, Жар-птица распустила хвост-веер. Весь золотой, с ало-оранжево-белыми сверкающими "глазками", хвост показался и вновь сложился, будто птица позировала мне.

Я осторожно подошел. Вынул из кармана шпильку и, аккуратно вставив в замок, начал медленно ковырять. Опыт у меня был богатый — нередко приходилось взламывать учительский стол, у нас с Марь Васильевной была в этом отношении настоящая война. Через минуту замок поддался. Дверца открылась, павлин перелетел мне на плечо. Я дико перетрусил и, быстро надев огнеупорные перчатки, немедленно завернул Жар-птицу в такой же огнеупорный материал.

И собрался было уходить, но зачем-то еще раз посмотрел в сторону подоконника. Лучше б я этого не делал. Все-таки жадненькая натура проявила себя. Клетка всеми оттенками золота сияла под солнечными лучами. Да ладно, ничего же не будет, если я возьму эту клеточку себе. Лично мне так даже лучше: за нее денжищ-то отвалят дай боже!

Жадность — порок. И черт толкнул меня под руку! Но сейчас я не мог побороть внезапно вспыхнувшую золотую лихорадку. Подойдя к клетке, я потянул на себя; клетка не поддалась. Тогда я дернул.

Ну предупреждала же меня княжна! Сигнализация заверещала так, что даже закачалась дорогая люстра. На лестнице послышался топот многочисленных ног. Я поспешно схватил Жар-птицу и бросился к окну. Дверь открылась, в кабинет ввалилась охрана — дюжие парни, косая сажень в плечах, одетые в камуфляжную форму. И в этот момент я, скрипя сердцем, прыгнул (именно "скрипя", это не опечатка, оно правда скрипело от страха). Захватило дух; ветер сдул назад волосы; я уже приготовился разбиться о железобетон, как вдруг внизу мелькнула тень, и мое бренное тело опустилось со всей дури в мягкую серую шерсть…

— Волк?! — изумился я. — Ты с ума сошел! Я же чуть не сломал тебе позвоночник!

— Черт с ним, проехали, — Волк потянул меня за собой. — Пора сматывать удочки, а не то нас сейчас загребут. Мотаем отсюда, кому говорю!

Я, поняв, что пока цел, стиснул под мышкой солнечного павлина и собрался удирать, но Волк настойчиво потребовал:

— Садись мне на спину, довезу! Ты ж бегаешь не быстрее черепахи на трассе с полосой препятствий!

Я какое-то время еще пробежал, а потом понял, что даже второго дыхания стало не хватать, и перебрался на спину Серому напарнику. И мы понеслись… честно говоря, кажется, Серому Волку надо в спринтеры: на Олимпийских играх за Русь бегуном выступать. Скорость была ошеломляющая. Пока мчались, я поинтересовался у Волка:

— А как ты там оказался?

— Я упросил Анабеллу выпустить меня проветриться в сад и, пока гулял, случайно подслушал ее телефонный разговор. Оказывается, что у нее есть соперница, которую она планирует спалить при помощи Жар-птицы. Не нам мешаться, но дело в том, что заодно княжна хочет спалить весь город! Поскольку не знает, где именно живет соперница. Она позволила мне разок помочь тебе. Но не больше…

— Спасибо, Волчик, — я с благодарностью обхватил его за широкую шею.

— Да не за что. Долг дружбы, вот и все.

— Не скромничай ты! Спасибо!

Вскоре мы оторвались от погони. По всем законам жанра меня как негодяя должны были схватить и предать праведному суду, но верная дружба и спортивное образование Волчика спасли нас обоих. Я слез со спины друга, и мы добежали до дома князя. Ворвавшись в дом, Волк помчался по моей просьбе к Васе, а я тут же вскочил по лестнице и постучался в дверь Анабеллы.

Та открыла дверь:

— Ну чего еще? Да знаю я, что за тобой погоня. Пересиди вместе с птахой в подвале, у друзей, не то худо будет. А так погоня уйдет ни с чем.

Я обрадовался и пошел в подвал. Вася еще в дверях кинулась ко мне:

— Ну что? Как?

— Украл, — я продемонстрировал ей завернутого в огнеупорный материал павлина; тот возмущенно хряпнул, но не рыпался. — Но теперь надо придумать, как обезвредить птицу на… довольно большой срок. Пока Анабелла будет пытаться сжечь город.

Василиса уставилась на меня, как на сумасшедшего. Она-то не знала. Я принялся ей пересказывать и завершил свой рассказ закономерным вопросом: что делать с Жар-птицей? Надо же что-то делать, либо с Анабеллой, либо с Жар-птицей. А поскольку с Анабеллой мы ничего сделать не могли, то…

— Постой, Вань. А на что я, по-твоему, дала тебе временный парализатор? — вдруг спросила Прекрасная.

— Какой-такой парализатор? — не понял я. — Не давала ты мне никакого парализатора.

Она подошла и выхватила у меня из кармана желтое зелье:

— А это что, по-твоему?

— А-а-а! А я-то решил, что это раствор фурацилина, чтобы раны промывать!

— Ты че, совсем дебил? Какой же это тебе фурацилин? Фурацилин более темного цвета.

— Ну я же не такой умный, как некоторые, — обиделся я.

Василиса не ответила: она откупоривала пузырек. Откупорив его, царевна полила этой жидкостью хвост Жар-птице (самое, что называется, основание хвоста) и принялась под возмущенные вопли "пациента" растирать. Вскоре павлин замер. Ходить-то он мог: как пояснила Вася, втирая зелье, парализатор не затрагивает жизненно важные нервы, парализуя на срок в трое суток лишь отдельные узлы. Когда процедура закончилась, я предложил всем перекусить. Мои спутники с огромным удовольствием согласились.

Мы уже допивали чай из термоса после еды, как вдруг за дверью послышались возмущенные голоса. Один из них зло кричал:

— Где он, я тебя спрашиваю, змея?! Где?!

Во втором голосе мы узнали княжну-панка:

— Да говорю я вам, это не я! У меня вообще не живет таких, как вы описываете.

— Не надо врать, вот врать не надо, — перебил первый голос. — Я видел, как этот молодой человек выходил из вашего дома. Да что там, я даже знаю, где вы его держите! Бедный подневольный парень!

И дверца в подвал заскрежетала. У меня все внутри похолодело, Волк сжался в комок, а царевна, тоже перепугавшись, схватила обеими руками меня за локоть (не буду спорить, что это было мне приятно). Я, ища выход из положения, окинул взглядом помещение. На глаза мне попалась пустая обломанная труба в стене. Я не без сожаления отцепился от Василисы и быстро забросил в трубу наши вещи; затем помог забраться внутрь Серому Волку и Васе и потом вскочил в трубу вслед за ними.

Дверь открылась. В подвал заглянула причесанная бородатая голова с пышными усами и легкой сединой. Я как-то сразу понял, что это и есть академик Егор Евгеньич. Голова покрутилась и озадаченно обернулась назад.

— Хм. Странно.

— Чего странного? — буркнула Анабелла. — У меня его не было и нет. Хотите — весь дом обыщите.

Егор Евгеньич сосредоточенно почесал затылок, что-то сказал панкухе и, по-видимому, ушел. Мы облегченно вздохнули и выползли из трубы. Мы с Волком оказались еще более-менее чистыми, а вот Василиса, сидевшая глубже всех, заметно перемазалась. Я умилился: зрелище напоминало двух выгоревших на солнце индейцев в боевой раскраске с ручным пятнистым леопардом темного цвета, так и не выследивших лагерь бледнолицых, а про царевну вообще можно было подумать, будто грозный ирокез снова откопал топор войны. Девушка скосилась на меня, мол, можно подумать, ты выглядишь лучше, но промолчала. Воцарилась тишина.

Которую тут же нарушила ввалившаяся в подвал Анабелла.

— Давай сюда Жар-птицу, — она выхватила несчастного павлина у меня из рук. — Хорошо поработал, почти чисто. Только скажи мне, как ты умудрился удрать от охраны?

Я, покраснев, ответил:

— Секрет фирмы.

— Не хочешь — как хочешь, — она покосилась на моих друзей, что-то бурно обсуждающих, и сказала:

— Значит, так. Первое задание ты выполнил. Теперь второе. Добронравов подарил своему другу яблоньки-саженецы особого сорта. Для его жены, она, кстати, сейчас беременна. Сейчас саженцы вымахали в деревья и приносят плоды. Сорт необычный, в народе — "молодильные", но вообще-то это опять-таки что-то, связанное с генетикой. Короче, у меня — вот, смотри, — начали появляться морщины. Ты, это… — княжна смутилась, как смутилась бы любая женщина, говоря о своих морщинах. Видно, я для нее даже не мужчина. — Короче, принесешь мне эти яблочки. Я из них сока надавлю и лицо буду мазать, авось пройдут. А коли хорошо справишься, так и девчонке твоей стаканчик дам. Ей будет полезно, — Анабелла подмигнула.

Из угла неожиданно донеслось грубое:

— Ща в глаз получишь.

Я поспешил уладить ситуацию, заявив, что Вася пока не нуждается в омоложении, и ненавязчиво вытолкал княжну за дверь.

Вернувшись, я спросил Волка и царевну:

— У нас есть девять часов. Что предложите?

— А что предлагать? — хмыкнул Волк и лукаво улыбнулся. — Неужели никто из нас никогда не лазил к соседу за яблоками?

— Откуда ты знаешь?! — возмутился я. — Опять, поганец такой, мысли читал?

— Ничего подобного, тут и мысли читать не надо, — рассмеялся он. — Я сам такой.

Мы с Василисой удивленно воззрились на Волка.

— Интере-есно, — протянул я…

Где-то за час мы разработали предельно простой план действий: я иду в сад, Волк тем временем отвлекает охрану, если удастся ему сбежать вслед за мной от Анабеллы, Вася, которую точно не выпустят, сидит здесь в качестве заложницы. Потом я собираю яблоки, штук десять должно хватить, заворачиваю в толстые тряпки, подкладываю в рубашку и переодеваюсь в беременную жену хозяина сада (фото попрошу у Анабеллы). Волк возвращается и открывает мне путь.

По истечении срока дверь снова отворилась. Анабнелла, разочарованная до слез, вернула мне павлина.

— Выходит, врут люди. Ничего он не поджигает.

Я струхнул и отодвинулся подальше от нее.

— Да ты не виноват, — девичья наивность на миг промелькнула в ней. — Это все этот чертов академик, ууу! Ну так че, ты готов?

— Да, — я кивнул. — Но мне потребуется фото его жены…

— Ну на, держи, — княжна порылась в кармане и протянула мне несколько фотокарточек, заодно написав на нах адрес. — Столько хватит?

— Вполне, — согласился я и быстро подхватил заранее приготовленные вещи.

— Ты готов?

Я кивнул.

— Вали, — она пропустила меня. Я поднялся наверх и вышел на улицу.

Около получаса я блуждал, заплутав в переулочках малознакомого города. Затем таки пришел к огромному саду, окруженному высокой бетонной стеной с колючей проволокой. Через каждые пять-десять метров у забора стояли качки-омоновцы, поигрывая АКМ в руках. Я принялся бродить взад-вперед мимо них, делая вид, будто гуляю. Наконец, один из них, не выдержав, рявкнул:

— Гражданин, отойдите, пожалуйста! Здесь запретная зона!

— Извините, я не знал, — я сделал растерянный вид и отошел за угол, где доложил ситуацию напарнику. Мы советовались недолго.

Через минуту на сцене появился Серый Волк и приступил к выполнению своей задачи. Он подскочил к одному из скучающих на посту омоновцев и жалобно заглянул ему в глаза. Омоновец от нечего делать спросил:

— Ну чего тебе, песик?

Волк заскулил и вильнул хвостом.

— Хочешь колбаски? Ну на, держи.

Волк не стал кушать колбаску, а потянул парня за рукав.

— Чего тебе? Хочешь, чтоб я с тобой пошел? Ну пойдем…

Волк все точно рассчитал, и в тот момент, когда они с парнем отошли достаточно далеко, появился начальник охраны. Не обнаружив на посту одного из подчиненных, он принялся расспрашивать остальных. Из их невнятных показаний он сделал вывод, что их боевой товарищ пошел куда-то с большой серой собакой. Тогда начальник послал за ним четырех дежурных с постов по соседству и отправился совершать обход дальше. Участок забора на время оказался свободен.

Я перешел улицу и вернулся к забору. Потом, вспомнив былое время, ловко вскочил на забор, балансируя, сорвал большими тяжелыми пассатижами кусок колючей проволоки и беспрепятственно уселся на заборе. Помедлив, спрыгнул.

Взору моему открылся чудесный яблочный сад. Яблони были невысокими, но толстенькими и корявенькими, зато большие ярко-зеленые листья скрывали просто громадные круглые яблоки, напомнившие мне сорт "Гольден". Сад простирался на добрых шестнадцать соток.

Я достал из-за пазухи кусок шерстяного (а может быть, байкового, неважно) покрывала и расстелил его на земле. Пнул ближайшую яблоню. Но яблоки не посыпались. Тогда я ловко, чувствуя себя обезьяной, вскарабкался на одно из деревьев и стал срывать яблоки, росшие на нем чуть ли не гроздями. Затем спускался и аккуратно складывал их на покрывало.

За три рейса я утомился и присел на одну из веток, надкусив сорванное яблоко. Критически оглядев кучку плодов, лежащую на покрывале, я пришел к выводу, что нарвал достаточно, и примостился на ветке, догрызая яблоко (от которого усталость как рукой сняло). На беду, ветка выбранная мной в качестве насеста, оказалась непрочной и, смачно, злорадно захрустев подо мной, обломилась. Я рефлекторно схватился за нее, и мы вдвоем в обнимочку плюхнулись в прудик, располагавшийся у данной яблоньки. Не знаю, как ветка, а я вымок изрядно и потом с полчаса выпутывал из волос и прилипшей к телу одежды лягушат напополам с рыбками. Выбравшись из пруда, я отряхнулся и завязал узлом покрывало с яблоками. Запихнул его в мешок, прикрепил к животу с помощью двух ремней, заранее вшитых в мешок, и надел поверх загодя приготовленное платье для беременной. Напялил парик и солнечные очки для большего сходства с женой хозяина сада (краситься под даму я отказался наотрез, еще обсуждая с друзьями план). Нацепил женские туфли, повертелся перед складным зеркальцем. Все, все в порядке, все на месте. И пошел.

Честно скажу: для мужчины выступать павой, да еще и на каблуках, крайне неудобно. Но это сначала. Потом-то я более-менее пообвыкся и даже натренировался женским голосом говорить. Правда, чуть не сломал себе ноги на каблуках, подозреваю даже, что еще и мозоли натер… но к домику хозяина, расположенному в центре сада, выбрел довольно быстро, а оттуда уже "совершенно законно" направился по главной дорожке к выходу.

Секьюрити меня не узнали, точнее, узнали во мне свою нанимательницу, хозяйку сада. Поудивлялись: мол, что это ей понадобилось в городе, — но пропустили. И тут… О-о-о! Черт бы побрал эту "рацию"! Зазвонил мобильник. Все бы ничего, но стоило мне снять трубку, как голос на другом конце прокричал царским тоном:

— Иван! Але! Але! Я тебя не слышу! Иван!!!

Охрана, услышавшая сию реплику, удивленно уставилась на меня. Я покраснел до кончиков ушей и, чувствуя себя зажатым меж двух огней, кое-как выдавил:

— Але?

Скажи я: "Да, это я" — раскроюсь. Скажи: "Нет, вы ошиблись номером" — ох, царь осерчает!..

— Иван!!! Не притворяйся, я понял сразу, что это ты! — развеял царь Горох мои сомнения. И я, рыкнув в трубку: "Перезвоню через час!", — кинулся наутек, тем более что омоновцы уж больно пристально изучали мою голову: парик съехал окончательно. Навстречу мне выскочил Волк, подхватил меня, и мы помчались прочь. Погоня была недолгой, поскольку секьюрити так и не догадались, откуда я взялся и что унес (если вообще унес!).

Вскоре вернулись в подвал. Анабелла ошарашенно приняла из моих рук яблоки. Видно, за забором на обратном пути меня должен был поджидать маньяк с топором, судя по ее обалдевшему лицу. Угу, а я этого маньяка не заметил. Вот досада-то! Бедный маньяк аж заплакал от обиды!

Конечно, сколько я очи не таращил, морщин у княжны не нашел ни одной. Но — у богатых свои причуды.

— Значт так, — шмыгнула носом панкерша, косясь на меня, при объяснении сути очередного задания. — Последнее задание. Самое сложное. Есть у бизнесмена одного, Козлова, дочь. Еленой зовут. Красавица такая, блин, у… эээ… зашибись, в общем. Очи синие, коса черная, длинная — пол метет веником. Разнарядная вся. А живет она около парка. И в парк тот каждый день гулять ходит. Косметики у нее видимо-невидимо: и "Макс Фактор", и "Мэйбеллин", и "Гарньер", и "Л'Ореаль"…

— Что? — нетерпеливо перебил я. — Косметики награбить?

Анабелла посмотрела на меня так, как будто я предлагаю ей намочить два пальца и в розетку их, в розетку.

— Нет. Твоя задача… понимаешь, мой отец на ней жениться хочет. А тут такие условия ему Козлов поставил: женись, мол, на моей Елене-красе, только если похитить ее сумеешь, ни проводка в сигнализации не тронув. И на Канары на месяц смотался, облегчив задачу… а трудность такая, — поясняла Анабелла, упреждая мой вопрос. — Как ты ее похитишь из парка, поскольку в доме все с сигнализацией, она косметичку будет из дома требовать, чтобы ты ее принес. Так вот, косметичку ту и перстом трогать не смей. Понятно почему?.. Ну что, готов?

— Сократи время на совещания, — попросил я.

— А что? Тебе девять часов много? — удивилась она.

Я кивнул.

— Но тогда чтоб через три часа готов был!

Я быстро скумекал, что "чем раньше сядешь, тем раньше выйдешь", то есть, сократив время на совещание с друзьями, сокращу и срок пребывания здесь. А надо было спешить.

Первым делом я перезвонил царю.

— Ну что там? Как дела? — поинтересовался Горох тут же. — Небось уж во Фрицевом?

— Какой там, — тяжело вздохнул я. — Из Вязьмы-града никак выбраться не можем.

— А что такое?

— Да поймала нас Анабелла Владимировна, княжна Вяземская, и не отпускает, три задания выполнить требует, погубить хочет…

— Так что ж вы не сбежите? — недоумевал царь.

Я хлопнул себя по лбу. Ну надо же было до такой простой мысли не додуматься!

— А что за княжна такая?

— Да… говорю ж, Анабелла Владимировна, дочь Владимира, князя Вяземского!

— Че-то я не слышал о них никогда…

Так. Вот это уже странно. Волосы на затылке у меня зашевелились: городом законно правит князь, не значащийся в списках!!!

— А у вас что да как? — быстро спросил я, отгоняя жуткие догадки.

— Не спрашивай лучше, — хмуро ответил Горох. — У нас ужасно. То и дело на кладбищах неспокойно. Могилы разрыты, мертвецы живые да упыри с вурдалаками по деревням шастают, вот деревню Астафьево подчистую сожрали! Не знаем, что и делать, колдуны помочь не могут ничем, ученые бессильны, трупы оживают вопреки всем законам физики — чертовщина какая-то творится! А вот село Быковка ни с того ни с сего вымерло. Истинно говорят, чертовщина! Видать, Кощей, террорист проклятущий, к Сказочной Руси свои руки-крюки, когтищи загребущие тянет. Вы уж там поспешите, а то…

— Поспешим-поспешим, — заверил я. — Я сейчас что-нибудь придумаю, и… а вы там все-таки поищите информацию о князе и его дочери.

— Хорошо, поищем. Я это Марфе поручу, она у меня разумница. Ну… после Василисушки, конечно. Слушай, Иван! А у меня туточки такое горе приключилось…

— Ну? — заинтересовался я.

— Василисушка-то пропала.

— Как пропала? — давясь хохотом, переспросил я.

— Так пропала! Непонятно куда исчезла. Без вести. Вот уже много дней, как ее нет…

Василиса, слышавшая разговор, делала мне отчаянные знаки, шипя: "Не говори!" Я сжалился над ней, ответил царю:

— А куда ж она могла деться?

— Ну… могла к тетке поехать, в Москов. Могла к бабке, в летнюю резиденцию. Могла в царство Мусью на конкурс красоты…

— О! Вот там ее и поищите!

— Иван, с тобой тут невеста поговорить хочет, Настюша, все сокрушается, что ты так долго пропадаешь… дать?

— Давайте, — обреченно вымолвил я. С тех пор, как Василиса присоединилась к нам с Волком, я стал с очень большим напряжением относиться к женскому вниманию, осознав, что сейчас оно одно, через час — совсем иное, и какое, не в силах предсказать даже Нострадамус.

Анастасия вцепилась в трубку и тут же принялась ворковать:

— Милый, ты как там? Тебя там не обижают? Обижа-ают? Ну я им покажу кузькину мать! Миленький, а ты скоро приедешь? Я-то жду-не дождусь, уже и платье свадебное готово, и приглашения разосланы… возвращайся, котик, пупсик, рыбка, Ванюшенька мой!

Я густо покраснел. Василиса, напротив, чуть позеленела и скрипнула зубами. Волк глубокомысленно махал хвостом.

— Э-э-э… ммм… я… п-позже п-перезвоню… а то на счету мало осталось… — кое-как выдавил я из себя и отключил мобилу, с облегчением вздохнув.

Василиса поинтересовалась:

— И что планируешь делать?

— Что-что, прав твой батюшка, бежать отсюда надо. Но вот как… — буркнул я, изучая содержимое своей сумы. — Как думаешь, успеем за три часа сбежать?

— Вряд ли, — рассудил Волк. — А у тебя, случайно, нет алмазного напильника?

Я внимательно вгляделся в суму и увидел на самом дне искомый напильник. Достав его, приблизился к стене и попытался пилить. Фигу! Только напильник стер. Из чего же здесь стены?! Почесав репу, я предположил, что, может быть, в полу или в потолке есть тайный ход. Прицепил липучки к ботинкам и с напильником и молоточком обследовал пол, стены, а за ними и потолок. Ха, как же! К моменту, когда я попытался надпилить дверь, от напильника оставалась только аккуратная кочерыжка. Вместе с Волком мы попытали стены кислотой и зельем, Василиса прочитала какие-то то ли заклинания, то ли заговоры; но все было бесполезно. Чего мы только не перепробовали! Даже подорвать стену взрывчаткой. Причем стены остались целы и невредимы, а вот меня пришлось откачивать и отмывать от сажи. "Резонатор" — жутко разрушительная машинка — тоже не помог.

И тогда оставшийся час мы решили посвятить продумыванию плана по похищению Елены Прекрасной. Волк изобрел гениальный план, неосуществимый никоим образом: на сей раз Волка уж точно не выпустят. Василиса предложила замаскироваться под мамку-няньку и под шумок унести крастотку насильно. Я согласился с обоими, в голове у меня зрел свой собственный план, примитивный донельзя.

— Ну и как, готов? — послышался насмешливый голос. Я взглянул на часы: Анабелла явилась раньше срока на десять минут.

— Готов, — отвечаю, а сам ничего не беру.

Княжна удивилась:

— А тебе что, ничего не нужно?

— Адрес парка нужен, — обаятельно улыбнулся я.

Какой-то очень странный, заметно потеплевший с нашей первой встречи взгляд Анабеллы обежал меня с головы до ног. Она молча протянула мне карточку с адресом и, снова скосившись на меня, вышла.

— Что это с ней? — озадаченно пробормотал я, уходя. Отродясь такого теплого взгляда не встречал, только от Васиного теплей стало. — Приворотного зелья заместо чая хлебнула?

Царевна безразлично пожала плечами и пожелала мне ни пуха ни пера.

— К черту, — выдохнул я и собрался выйти.

— Эй!

Я обернулся.

— Ты телефон забыл, — Василиса протягивала мне мобильник.

— Он выключен? — на всякий случай спросил я.

— Да, а зачем?

— Да потому что дебильник это, а не мобильник. Не хватало еще, чтоб он снова меня выдал. Спасибо, — я принял телефон у нее из рук. Секунду она еще подержала мою руку, затем снова пожелала удачи и отошла.

— Сыграем в карты? — предложил ей Волк.

— Не откажусь, — и Васька достала колоду.

Я, наконец, отошел от легкой эйфории, непонятно с чего вдруг на меня нахлынувшей, и, не хлопнув дверью, ушел.

С пустыми руками.

Ну не задание, а сплошное удовольствие! Идешь себе по солнцем залитому парку и балдеешь. Птички поют, вокруг детишки играют, девочка через скакалку прыгает, мальчишки в сотки режутся; листва липовая над головой под ветром шумит, тепло, благодать… ищу взглядом красу писаную — Елену Прекрасную, описанием руководствуясь. Ага, вон какая-то девушка идет, черноволосая, синеокая, красивая как корова сивая. Подошел я к девушке, притулился рядом и стал ждать, пока она на меня внимание обратит.

— Здравствуйте, — вежливо поздоровался я, улыбнувшись девушке. — Как вас зовут?

— А меня не зовут, я сама прихожу, — отшутилась та. Но от меня отделаться непросто.

— Девушка, а, девушка… ну скажите, как вас зовут?

— Ну Ира, Ира! — рассердилась девица.

— Извиняйте, обознался, — я улыбнулся ей еще раз и ретировался.

А вот еще одна по дорожке идет. Догнал ее, говорю:

— Привет, Лена!

Она обернулась, посмотрела на меня как на очумелого и фыркнула:

— Вы ошиблись, молодой человек. Я — Аня.

Короче, с два часа гулял я по парку в поисках Елены Прекрасной. Ошизеть успел. Оказалось, что не так-то уж и мало красивых синеглазых брюнеток бродит по Вязьме. Скоро я умаялся, хотел было присесть, не глядя, на скамеечку под ясенем, да тут кто-то как заговорит сзади:

— Смотри, куда садишься, хам!

Я оглянулся и увидел красавицу искомую. Сидела она на скамье, выбранной мною для отдыха, окруженная с боков охранниками. И впрямь краса писаная: волос черный, смоляной, шелковистый, брови соболиные, ресницы, тушью накрашенные, — аки пух, уста алые помадой суперстойкой подчеркнуты, белолика, очи синющие. Одета в сарафан расписной да кокошник, уж немодный давно. Улыбочка на губах ехидная играет, в глазах живой интерес написан.

— Да садись, садись, добрый молодец. Знакомиться будем. Ты откуда такой красивый?

Это я-то красивый?! Я тут же заподозрил Елену в неправильном использовании контактных линз.

— Из столицы я!

— А-а, то-то гляжу — хамоватый такой. Как зовут-то?

— Ваня, — а чего мне тут лгать? — А тебя?

— Елена Прекрасная.

Я с ней говорил, а сам разглядывал. Разглядывал-разглядывал, да так и понял, что Вася раз в сто красивей будет: у этой вон и нос пимпой, и "клыки" торчат — того и гляди цапнет, и уши лопухами под косою скрыты. Поди, смой косметику — уродина будет. Ну да о вкусах не спорят.

Мы полчаса трепались о том о сем, плотно так познакомились. Наконец я улыбнулся ей. Улыбался долго, еще и в глаза заглянул. Она и растаяла.

— Слушай, Ваня… а у тебя девушка есть?

Я обрадовался: все идет по плану.

— Есть, — наготове была шутка.

— Какая? — напряглась Елена.

— Кукла Барби!

— Честно?

— Честно!

— Тогда давай встречаться?

— Давай! Только я из бедной семьи, а тебе уже наверняка богатого мужа прочат…

— Как ты догадался?

— Дедукция — мать детектива! — изрек я. — И, подозреваю, этот жених вряд ли тебе нравится… да? Тогда у меня есть дельное предложение. Давай убежим!

— Ты что? Я… я боюсь с тобой бежать, — насупилась она. — Мало ли что может сделать плохого топ-модели столичный мужик!

— Э, э, — я, в свою очередь, тоже нахмурился. — Я не какой-то там…

Короче говоря, подозрительно быстро все обстряпалось. Мне, правда, это осторожности не добавило. И вот, когда Елена отослала своих секьюрити принести нам по пачке чипсов, мы, держась за руки, побежали к открытым воротам парка. Однако, Елену, видимо, очень берегли: завидев, что она бежит куда-то без верных охранников с каким-то подозрительным типом, сторож запер южные ворота на замок. Мы ринулись к северным; но их перегородил милицейский пост. Тогда я потянул топ-модель в кусты, где скрывался забор, через который было удобно перелезть. Все шло просто отлично!

Но только я собрался перелезть, как вдруг Елена скуксилась.

— Вань, я не могу.

— А что такое? — насторожился я, помня наказ Анабеллы.

— Я… косметичку забыла. А без нее я никакая не Прекрасная…

— Что же теперь? — деланно опал с лица я.

— Вань, слушай. А ты не мог бы мне ее принести, а?

— А где она? Дома?

— Нет-нет! Не ходи в дом, там сигнализация! Она на скамейке осталась.

Я быстренько прикинул в уме. Анабелла сказала, что Елена будет требовать принести косметичку из дома, а в доме сигнализация. Значит, раз косметичка лежит на лавке, а не в доме, взять ее можно… и кивнул.

Довольно быстро я добежал до нашей скамейки. Охранников все еще не было. На скамейке сиротливо валялась кошелочка, из которой торчала тушь и помада. Как я понял, это и была косметичка. Воровато оглядевшись, я схватил ее и…

И вот опять посетовал, что не послушал Анабеллу. Сигнализация взвыла не хуже ультразвука, понабежали охранники, едва меня не схватили, но я вовремя улизнул при помощи все того же нехитрого приема, с которого начиналось повествование, и помчался вместе с косметичкой, нашпигованной, оказывается, уже оборванными мной проводами, в сторону девушки. Елена же в замешательстве глядела на погоню. Ну, я ее понимал. С одной стороны, ей и со мной убежать очень хотелось, а с другой она уже догадалась, что я послан ее похитить для князя, и ужасно не желала оказаться замужем за Владимиром. Если она убежит со мной, то рискует оказаться в невестах у князя. А если позволит меня схватить — то девичье сердце сожмется от жалости… разбивая ее сомнения в прах, я, подбежав, схватил ее за руку:

— Бегом!

Она бежала медленно, запутываясь в собственном сарафане, и я, плюнув на все, подхватил ее на руки. Выскочил к забору, поставил Елену на землю, перемахнул через забор, помог перемахнуть девице, снова подхватил на руки — и снова убегать.

У самого терема князя Владимира я вернул дочери бизнесмена Козлова вертикальное положение, и мы заскочили внутрь. Я помог похищенной топ-модели подняться по лестнице к Анабелле, но княжна приказала:

— Пересидите погоню в подвале. Не волнуйся, агент, в этот раз туда не полезут.

Мы с Еленой медленно спустились в подвал, я отворил дверь, пропуская ее вперед, следом зашел сам. Усадил Елену на свое обычное место, придвинул ей термос и бутерброды. Елена одарила меня теплым взглядом, Василиса — строгим, Волк — удивленным. Я, не говоря ни слова, отодвинулся от топ-модели и принялся расспрашивать Серого Волка, как-то они тут без меня. Волк отвечал охотно:

— Кобзон нам, Ваня. Кобзон. Мы тут… короче… подслушивающим устройством твоим попользовались… и услышали, что Анабелла — колдунья. Она нас так просто не отпустит, придется с ней драться.

— Но я же выполнил три задания?

— Ну и что? Ей-то что? У ведьм ни чести, ни совести нет. Плевала она на свои обещания.

— Может, Василиса что-нибудь придумает?

И тут подала голос Елена:

— Вот вы и попались, — тихим, но уверенным голосом заявила она. — Мы с Беллой вместе продумывали этот гениальный ход, способный заточить даже самого Его Величество, государя нашего и покровителя Кощея свет Бессмертного, поручившего нам это задание.

Сначала Белла пыталась натравить на вас призрак сестры боярина Покрышкина, вызвав его к жизни при помощи Перстня Некроманта; но это не удалось из-за удивительной удачи Ивана. Тогда она пустила по вашему следу двадцать дружинников; но вы и с ними справились играючи благодаря совершенно неожиданно подоспевшей Василисе Гороховне, на диво ловко дерущейся. Я по поручению Беллы заранее опрыскала ваш поезд волшебным раствором; но вам снова повезло с тремя богатырями. Кощей бы все, все отдал, даже нас, чтобы только узнать секрет везения русского парня Ивана по прозвищу Дурак.

— Я бы и рад, — оскорбленно осклабился я, не без ехидства в голосе, — Да сам не знаю!

— … и последней нашей ловушкой должна была стать эта. Ты мог погибнуть во время первого задания, когда тебя едва не поймали. Ты даже не удивился, насколько ломаной и ненатуральной выглядела версия причины похищения Жар-птицы, любезно подсунутая Анабеллой. Но тебе повезло. Мы не учли скорости твоего зверя… Ты мог погибнуть во время второго задания — никакой царь тебе не звонил. Знаешь, как легко подделать голос? Но тебе снова подфартило! Третье задание… легкое, не правда ли? Именно оно и заманило тебя в ловушку. Ведь у тебя же была возможность бросить друзей и в одиночку закончить свое дело, сбежав. Но тебе это даже в голову не пришло! И не пришло бы, мы видим тебя и твои задумки насквозь, — Елена стерла грим. Однако симпатичной, вопреки моим ожиданиям, быть не перестала. Теперь она, правда, один-в-один походила лицом на Анабеллу, только выглядела более женственно. — Так что теперь вы трое в ловушке. Из которой вам не выбраться. А пока… разрешаю вам погулять в садике за теремом, обнесенном каменной стеной — через нее лезть еще бесполезнее, чем пилить эти стены алмазным лезвием…

— Кто ты? — спросила Василиса.

— Елена Прекрасная, дочь настоящего князя Вязмеского! — расхохоталась она нам в лицо. — Будем знакомы! А теперь — вон отсюда в сад, вас там уже ждут!

Альтер-княжна хлопнула в ладоши. На наших глазах часть стены отъехала, открыв проход в сад. В саду, обнесенном фантастически крепкой стеной, перебрасывались молоньями и фаерболами Анабелла с отцом. Увидев нас, они прекратили свою тренировку. Я не успел и слова сказать, как князь-колдун Владимир вытянул руки перед собой, посылая магический импульс. Мои спутники застыли ледяными статуями. Анабелла медленно подошла ко мне и неожиданно ласково заговорила:

— Кощей свет Бессмертный велел тебя убить… Иван… но вчера я поняла: ты мне… нравишься. Останься со мной…

Я нахмурился. Она, чаруя меня своим стальным взором, прижалась ко мне, заглянув в глаза, продолжила:

— Согласись, лучше дожить свой век мужем лучшей Ведьмы Нью-Йорка, да еще и живым, чем быть тайным агентом захудалого царька, к тому же мертвым. Женись на мне, мы будем жить долго и счастливо, и… если Перстень Некроманта подсобит — то даже смерть не разлучит нас! Я уже испросила разрешения у отца, он согласен… я люблю тебя! Женись на мне!

На меня нахлынуло какое-то наваждение, внутренний голос шептал: "Согласись! Согласись!" Я, едва передвигая полупарализованными от чар конечностями, обернулся на своих друзей, ища поддержки. Василиса сквозь корку льда глядела на меня умоляющим взором, непонятно, как еще не растопившим лед. Сердце заколотилось, в нем смешались многие чувства: тревога за друзей, страх за себя, магическая тяга к колдунье и искренняя — к… к друзьям, к работе, к родине, наконец!

— Я не могу! — взвыл я, чувствуя, как будто какая-то колдовская цепь, сковывавшая мое сознание, порвалась, с треском лопнула.

— Тогда тебе придется умереть! — нечеловеческим голосом рыкнула княжна.

— Бей его, доча! — поддержал князь.

Они разом всадили в мою сторону по разряду молнии. Пахнуло озоном, и я отскочил, каким-то чудом не попав под них. Тогда в меня полетело, как я его окрестил, заклятие Ледяной Стрелы, файербол и водяное копье. Потом — земляной голем, потом — стая хищных нетопырей, потом — какое-то некромантское заклятие… я чудом успевал уворачиваться. Все деревья в саду вскоре были сожжены.

Через несколько минут меня оттеснили к стене и приготовились добить… я с отчаянием бросил взгляд в сторону замороженных друзей. Волк скулил сквозь лед, Вася, не теряя времени даром, указала мне взглядом на торчащий из сумы красный пузырек. Я, поняв намек, поднырнул под руками у колдовской семейки и, достав пузырек, откупорил его. Вася глазами сделала знак: "Выпей!" Я выпил. Внутренности обожгло, но зато теперь я почувствовал, что могу отвечать колдунам на их магические выпады тем же. Моему сознанию оставалось лишь одно: выбирать чары. И вот тут-то я возблагодарил себя за то, что не просиживал штаны за вырезанием по дереву, как Демьянко, а резался в компьютерные игры вроде "Diablo" и "Sacred: Князь Тьмы". Ибо, похоже, сейчас именно с таким князем я и сражался. Хотя четко понимал, что до Кощея Владимиру далеко.

Однако действие зелья быстро кончилось, и меня снова оттеснили к стене. Я уже приготовился геройски умереть за друзей и Родину, как вдруг в небе послышался стрекочущий звук, и голос, усиленный громкоговорителем, возвестил:

— Агент Иван! Как слышите? Берите напарников, сейчас мы спустим вам лестницу!

Я поднял глаза наверх. Над нами вращал винтом допотопный лётный агрегат — геликоптер. Прямо мне на голову свалилась веревочная лестница, как только вертолет опустился достаточно низко. Колдуны испуганно отскочили. Я, пользуясь их замешательством, бросился к Волку и Василисе, быстро выхватил из сумы горелку и наспех растопил лед. Все в ледяных крошках, дрожащие от холода, друзья полезли вверх по лестнице; выждав немного, я полез вслед за ними. Геликоптер начал подниматься. Мы уже почти скрылись за облаками, когда Анабелла послала вслед свой прощальный привет нам: раскаленный до температуры плазмы, в лестницу прямо за моей спиной вонзился фаербол. Я принялся нервно поторапливать Волка и царевну: жить-то хочется. Подошвы уже обжигало, когда мы, наконец, доползли до кабины. Пришлось обрубить за собой лестницу, чтобы огонь не пробрался в салон.

Волк потеснился, места не хватало, и на оставшееся рядом с пилотом сиденье приземлился я, вопреки возмущенному ворчанию Премудрой усадив ее к себе на колени. Усевшись, я тут же обернулся к пилоту. И узнал в нем боярина Родиона Валерьевича Тараканова, с которым подружился в тереме царя Гороха. Родион Тараканов был достаточно молод для думского боярина в общепринятом представлении этого слова. Он был всего на шесть лет старше меня и выглядел достаточно модным парнем в спортивном костюме.

— Здорово, Родион! Где ты откопал эту колымагу? — поинтересовался я.

— Где-где, в музее авиации! — буркнул он сквозь шум винта; я запоздало додумался захлопнуть дверь.

— А как ты узнал, что мы в беде?

— Легко. Мне поручил царь спасти вас.

— А он откуда знает? — вытаращилась царевна, вцепившись в мою шею (из-за боязни летать, как пояснила она).

— Он… Его Величество после вашего телефонного разговора полез искать в Интернете информацию о Анабелле Владимировне и князе Владимире. И знаете, что обнаружил?

— Ну?

— Анабелла и Владимир — это Анна Белла де Люсьен и Вольдемар де Люсьен, граф и его дочь, которые десять лет назад эмигрировали в Тридевятое царство и прославились там как Король Молний и Нью-Йоркская Ведьма. А ведьм в Тридевятом оч-чень-таки уважают…

— Уважают?! — скривились мы втроем. Да что же это за царство такое, коли там ведьм почитают?!

— Да-да, уважают! Кино про них снимают… так вот, и эти двое нанялись на службу к Кощею. Так что хорошо, что я вас вовремя спас.

— Ну еще бы! — вполголоса сказал Серый Волк, усмехнувшись.

— Батюшка не знает, что я… ну, тут? — обеспокоенно поинтересовалась у Тараканова Василиса.

— Нет, — отмахнулся тот.

— Вот и хорошо. Не говорите ему.

Вдруг мы приземлились на дороге к Чертову лесу.

— Ну все, тут мне придется вас высадить, — огорченно вымолвил Родион Валерьевич. — Дальше везти не могу.

— Почему?

— Экологи прибьют. Я ж тут топливо расходую. Да и пора мне, царю отчеты предоставлять, дела государственные вести…

Он распахнул перед нами дверь. Мы взяли наши вещи, сошли. Вежливо попрощавшись с нами, Тараканов захлопнул дверь, и геликоптер, обдав нас волной воздуха, взмыл в небо.

Я еще какое-то время махал вертолету рукой, а потом мы в чистом поле устроили привал — сил куда-то идти не было никаких. Волк встряхнулся, освободился от остатков ледяной крошки — и ему хорошо, шуба-то при нем. А вот вымокшая до нитки Василиса вся дрожала и клацала зубами, как ходячий скелет. Я подумал и накинул на нее покрывало. Потом еще подумал и, так как часть Васиного личного снаряжения осталась в "княжеском" саду, дал Василисе свою запасную рубаху, оказавшуюся ей до колен. Она, быстро сбегав в кусты и переодевшись, вернулась и зарылась с головой в спальник. Давно наступила ночь. Я снова подумал (прямо на меня не похоже — так много думать!) и тоже залез в свой спальник. Волк улегся между нами, согревая обоих, и так мы и заснули, измотанные за последние несколько суток.

* * *

Наутро, славу Богу, никаких приключений нас не ожидало, а ожидал вкусный завтрак, приготовленный Прекрасной, пока мы с Волком дрыхли без задних ног. Позавтракав, устроили совет. До Чертова леса оставалось около пяти километров; между нами и лесом лежала еще деревня и заброшенные торфяники. Вообще-то ни я, ни Василиса не хотели срезать путь по этой траектории; но Волк заявил:

— Чего-то не нравится мне ни слева, ни справа от торфяников: слева болото, и я там не пойду ни за какие коврижки, а справа располагается военная база, где… хм, как бы не больно хочется идти.

И мы решили срезать путь. Причем в роль Ивана Сусанина выбрали его тезку, то бишь меня. Сами понимаете, что проводник из меня никудышный. Но до деревни дошли более-менее нормально, только потеряли запасную одежду (о чем царевна сильно сокрушалась: ей пришлось остаться в мужских портах и рубахе).

В деревне явно намечалось какое-то гуляние: народ сновал туда-сюда, все были в праздничных одеждах. Надумав разузнать, что будет, Василиса изловила одного из пробегавших мимо мужичков:

— Эй, любезный! У вас тут что, праздник какой?

Мужик, вытаращив на Прекрасную глаза, тихо ответствовал:

— Свадьбу играть будем.

— Чью?

— Да дочери мельниковой, Прасковьи, со столичным парнем. А вы кто будете? Никак сама царевна? Да исчо и в мужицком платье?!

Вася заметно смутилась и покраснела до корней волос. Мужик понял, что сморозил глупость, и тут же попытался исправить свою ошибку:

— А ить, значит, правду бачут, будто царевна Василиса краше всех…

Премудрая успокоилась. Я чисто из любопытства поинтересовался:

— А жениха-то как звать?

— Да Иваном.

Ох, тезок у меня развелось!

— И где ж жених ваш?

— Да не мой, господин хороший, а Прасковьи!

— Ну хорошо, Прасковьи?

— Да вот третий день ждем.

— Откуда? — не понял я.

— Как откуда? Та со столицы ж.

— А он что же, еще не приехал?

— Таки мы ж и в глаза его не видели.

Я так и встал столбом. Где это в наше время видано — за незнакомца девиц выдавать?! Оглянулся я, смотрю — уже стол собрали праздничный, яствами полон.

— А что это у вас стол такой маленький? — спросил я, но мужика уже и след простыл. Я пожал плечами и обернулся к спутникам.

— Ну, и что скажете?

— Кое-что нецензурное, — процедила Вася.

— А что такое-то?

Волк пришел на подмогу замешкавшейся Василисе:

— Мы тут посовещались… и поняли… что то за жених. И я предлагаю — как бы нас ни приглашали, не ходить на эту свадьбу!

— А что, жених — упырь какой? — недоуменно посмотрел я на Серого Волка.

Тот окинул меня странным взором и медленно проговорил:

— Да нет. Вроде не похож.

— А ты что, с ним знаком? — удивился я.

— Еще как. Да и ты его знать должен.

Я по-прежнему не понимал, о ком он толкует…

Должен сразу сказать: обладаю я и не самыми приятными чертами. Среди них — любовь к халяве. Обожаю погулять на праздничке, особенно если платить не надо ни гроша. Вот и теперь: стоял я и думал, отчего бы не погулять-то нам на чьей-то свадьбе, коли денег не затребуют.

— Знаете, а я бы погулял, — неожиданно сказал я, пока друзья меня убеждали.

— Ты рехнулся?! — непонятно чего испугалась Василиса. — Мы тебе битый час втолковываем, почему на свадьбу эту нам нельзя! Ты меня вообще слушал?!

— Слушал… да что такого-то?

— Не советую тебе на эту свадьбу ходить, коли не хочешь с собственной невестой да царевым благословением распрощаться, — оскалился Серый Волк. — Как друг тебе советую.

Да что это с ними?!

Тут к нам подошел все тот же мужичок и говорит:

— О, вот вы где.

— А что мы вам? — натянуто вежливо осведомилась царевна.

— Так только вас мы и ждем.

— Вот видите! — усмехнулся я. — Тут только нас и ждут. Пошли?

— Дело твое, — с непонятной тоской в голосе проронила Василиса и, не сказав больше ни слова, пошла вслед за нами. У меня аж сердце сжалось. Волк тоже не стал сидеть на месте, хотя и заворчал, но пошел.

Честно сказать, и мою душу тоже терзали нехорошие предчувствия. Но я решил их не слушать.

— Ой, мароз-маро-о-оз, ни-и марозь ме-е-еня-я-а… — пьяно орал мой сосед, упившись буквально с двух рюмок. Пир только-только начался, а этот уже пьян в стельку, и сивухой от него несет за версту. Я брезгливо отодвинулся. Сам я старался вино не пить: Вася пообещала, что даже разговаривать со мной не будет, если я напьюсь.

Нас, как почетных гостей, усадили рядом с невестой, причем, поскольку жених так и не приехал, я неизъяснимым образом оказался на его месте. Волк молча поглощал угощения; Василиса изредка бросала в мою сторону взгляды, наполненные такой непереносимой болью и тоской, что мне кусок в горло не лез, а на глаза наворачивались слезы.

Невеста, чьего лица я не видел под фатой, придвинула ко мне кувшин с домашним вином:

— Выпей, Иван.

Меня почему-то не удивило, что она меня знает.

— Нет, спасибо, я не пью, — вежливо попытался отказаться я.

Девушка наполнила из кувшина мой кубок и поднесла мне:

— Пей. Оно безалкогольное.

— Я не хочу, — я насторожился. Похоже, что меня собирались опоить: уже по одному запаху ясно было, что вино не легче портвейна. Кому надо меня опоить? И зачем?

— Пей.

Я увидел сквозь фату два фантастической красоты сине-зеленых глаза. Знакомое ощущение опутало мое сознание; неожиданно очень захотелось выпить вина. Я осторожно взял бокал, поднес его к губам…

— Не надо, Ваня, — прошептала Василиса.

Волк тянул меня за рукав, не давая выпить.

— Пусти! — неожиданно для самого себя рявкнул я со злобой. — Я ХОЧУ выпить это вино, понял, ты, шавка болотная?!! — словно не я это говорю!..

Волк испуганно отскочил:

— Тебя околдовали, Иван, — покачал головой он.

— Еще чего! — снова прорычал я и одним махом опрокинул в себя кубок…

И вдруг понял: жених — это я!!!

И понеслось. Сначала, сам не знаю зачем, откинул фату невесте. Гости за столом грянули: "Горько!" Передо мной в белом платье и фате сидела Анастасия и смотрела умильным щенячьим взглядом. Только я нагнулся, чтобы ее поцеловать, как она вскочила и игриво поманила меня пальчиком:

— Ну вот мы и поженились, милый мой! А коли так, пошли на супружеское ложе. Я тебя ласками угощу, поцелуями утомлю…

Я медленно, как сквозь кисель, двинулся за Анастасией. Все чувства просто отрубились, внутри было тянуще-пусто.

Пока я шел за ней, я делал все, что она говорила, а какие-то демоны мешали мне: один был клыкастый и с хвостом, а другой — рослый и человекообразный. "Ишь, мерзость, Василисой притворяется! А ну, изыди, бес!" — крикнул ему я и размашисто перекрестил. Демоны не отстали. Когда мы с Анастасьюшкой взошли на ложе, они возникли перед моим лицом и принялись стаскивать с кровати на пол, подальше от Настеньки. Я рассвирепел и раскидал их. Тот, что был в облике Василисы, упал на пол и не поднялся, слабо застонав, а тот, который принял вид Серого Волка, не сдался и попытался укусить меня. Я взрычал, одним нереально мощным движением отбросил его к окну и выкинул в кусты. Он упал и больше не поднимался.

Но, стоило мне повернуться, как по щеке полоснуло что-то холодное…

И пелена спала.

— Ау-у… — я словно очнулся ото сна. По щеке текла тонкая и холодная (!) струйка крови. Я сидел на кровати, еще одетый, рядом, тоже еще одетая, только уже в какую-то коричневую рубашку и кожаные порты, сидела та, которую я принял за Анастасию… "Невеста" обернулась, я икнул от ужаса: на ложе уютно расположилась страшная, как смертный грех, болотная кикимора — прыщавая, зеленая, с колтуном на голове и бородавками, как у лягушки. Чудище состроило мне глазки.

— М-мама! — выдохнул я, отодвигаясь и размазывая кровь по щеке.

— Извини, — пролепетала Василиса, сжимая нож в руке. — Это был единственный способ избавить тебя от чар.

Да я чуть обнимать ее не кинулся! Только "невеста" помешала.

— Что же ты, муженек, а? Нешто я тебе не по нраву пришлась? — вопросила она и бросилась на меня. Я вскрикнул и помчался наутек. Василиса — со мной вместе.

Пока бежали, я поблагодарил ее:

— Спасибо тебе пребольшое! Если б не ты, то…

— Знаю. То она бы тебя… схавала, — перебила Вася. — Слушай, а тут нигде нельзя взять женскую одежду?..

Я, пробегая мимо завалинки дома, увидел лежащее на нем нечто, напоминающее платье.

— Оно, правда, белое, замарается быстро, но… думаю, сойдет, — рассудила Премудрая и пристроилась за сараем. Пока мы с кикиморой наматывали круги вокруг дома "невесты", Вася успела переодеться. Увидев ее, я чуть не рухнул: это оказалось свадебное платье кикиморы!

— Ну, ты… невеста, — нервно подшутил я, в очередной раз пробегая мимо.

В конце концов, кикимора прижала меня к стенке и ощерила зубастую пасть:

— Теперь не уйдешь… — прошипела она.

— Откуда ты взялась на мою голову?! — возмущенно ответил я, пытаясь освободиться.

— Кощей приказал тебя убить, — охотно, как и все встреченные нами злодеи, пояснила она.

— Может, я тебя перевербую? — со слабой надеждой спросил я.

— Не сможешь, — усмехнулась та, давя мне на горло в попытке придушить. — Вот сколько ты можешь предложить?

— Два миллиона, — соврал я.

— Лет? Всего-то? Он предложил мне бессмертие… если справлюсь, конечно. А я уже почти справилась! — захохотала зеленая. Я почувствовал, как ее миленькие акульи челюсти впиваются мне в плечо. — Пожелай мне… амм, ням… приятного аппетита, ха-ха!

И вдруг она, поперхнувщись, схватилась за правую руку. Я посмотрел и увидел, что рука обуглена до локтя. Так у меня же на шее крестик! Для верности я "припечатал" ее своим серебряным крестиком. Кикимора взвыла, тогда Василиса, подкравшись сзади, опрокинула на нее ушат с водой. Надо полагать, святой, потому что кикимора на наших глазах, дико вопя, повторила судьбу небезызвестной Бастинды — пошла порами и растаяла.

— Где ты взяла святую воду? — хрипя после попыток невесты-чудовища задушить меня, удивился я.

— Пока вы бегали вокруг дома, я успела не только переодеться, но и сбегать в церковь за подмогой. Священника не оказалось — деревня давно покинута живыми людьми…

— А гости? — перебил я.

— Они не люди. Они оказались мороками. Так вот, священника не было, но святой воды было вдоволь. Ну я и…

— Спасибо тебе, — я, покраснев, задумался о том, как бы отблагодарить царевну.

Василиса, пока я думал, пожала плечами и отошла:

— Не за что. Пара пустяков.

Вдруг я спохватился:

— Эй! А где Серый Волк?

Василиса заметно помрачнела.

— В кустах.

Мне показалось подозрительным, что Волк торчит там так долго.

— У него что, проблемы с желудком?

Царевна неуверенно кивнула, на глазах у нее выступили слезы. Ох, темнишь ты что-то, Васечка!

— А если серьезно? — я пристально посмотрел ей в глаза, вынуждая если не сказать правду, то хотя бы выдать собственную ложь с головой.

Действие возымело результат:

— Он… ты… тебя, должно быть, околдовала кикимора… в общем, ты его… того…

— Убил?! — ужаснулся я, чувствуя, как в голове начинает мутиться.

Премудрая тихо кивнула:

— Почти.

— Где он?! — взрычал я и, схватив суму, ринулся в указанную Васей сторону.

Волк лежал на траве недвижим. Крови вокруг не было, из чего я сделал вывод, что… в порыве зачарованного гнева едва не свернул другу шею! Реветь, как девчонка, я не стал, и не считайте меня бессердечным: у меня было решение куда более полезное и действенное. Достав из сумы небольшую пластиковую бутылочку с этикеткой "Пепси и Звездные войны", я отвинтил крышку и, разжав Волку зубы, вставил туда бутылочку вверх дном, приподняв другу голову так, чтобы Живая вода попадала ему в горло. Пальцы дрожали от волнения. Первый "глоток" вылился. Второй тоже. Я уже начал отчаиваться, когда по телу Волка вдруг пробежала легкая дрожь, и зверь, судорожно глотнув, сделал глубокий вдох. Я облегченно отнял у ожившего Волка бутылку с Живой водой и, закрыв ее, убрал обратно в суму. Воды оставалось не больше половины.

— Волчик! — обратился к нему я.

Волк размял восстановленную шею и нетвердой походкой подошел ко мне.

— Убил бы тебя, — зло проворчал он.

— Ну, Волк, ну я же не знал, что делаю!.. — ощутив острый приступ угрызений совести, взвыл я.

Волк не ответил. Уже окрепшим шагом догнал Василису, они начали о чем-то разговаривать. Я, не говоря этой парочке ни слова, собрал наши вещи и сделал знак двигать отсюда. Они послушались, но Волк даже не посмотрел в мою сторону. Я даже не хочу описывать, что я чувствовал в тот момент. Мне в жизни не было так плохо. Меня просто тошнило от осознания того, что я сделал собственными руками!

Несколько раз пытался заговорить с Волком, но тот упорно молчал и лишь изредка обиженно шипел на меня. Как-то я спросил Василису:

— Чего он так на меня взъелся? Я же ведь по правде даже не подозревал, что делаю!

— Не знаю, — царевна была ошарашена поведением Волка не меньше, чем я: за время нашего путешествия она успела убедиться, что до этого момента нас с Волком было не то что водой не разлить, а и огнем не разделить! — Я пыталась ему объяснить, но он ничего и слушать не желает. Попробуй с ним поговорить!

— Вася!.. — простонал я. — Ты Премудрая или как?! Он — со мной — не — раз-го-ва-ри-ва-ет! Не разговаривает, понимаешь?

Она лишь бессильно вздохнула.

— Увы, ничем не могу помочь.

Впереди нас были торфяники. Это оказалось такое премилое местечко — то лес, причем весьма заросший мхом, то болота, тоже не больно радушно нас встречающие, то карьеры — до середины заполненные водой гигантские торфяные ямы. По бокам карьеров торчали остова тракторов, производившие жутковатое впечатление постапокалиптического пейзажа. Сгущалась тьма — от деревни до торфяников оказалось около полсуток ходьбы. И от этой сгущающейся тьмы стало совсем не по себе: заросшие обычным и висячим мхом деревья тенями окружали нас, недобрым мертвенным светом светила из-за клочьев фиолетового тумана идеально круглая, словно очерченная циркулем луна. Туман был повсюду: под ветвями деревьев, над нашими головами, сзади и спереди; он стелился по траве, окутывал глаза, то и дело меняясь, принимая формы разных жутких созданий… чьи-то желтые горящие глаза пристально наблюдали за нами из-за каждого куста. Ночная темнота обступала нас со всех сторон, и зловеще ухал филин на ветке высокого граба.

— Милое место, — поежилась Вася, невольно придвигаясь ко мне.

— Н-да… — согласился Волк.

— Даже мне что-то не по себе, — признался я.

Ко всему, было еще и холодно.

— Чьи там глаза в кустах? — отодвигаясь от вышеупомянутых кустов, поинтересовался я. Вот после этого никогда не поверю в то, что у леса нет глаз и ушей!

— Не знаю, — пожала плечами Премудрая. Волк не отвечал. Он по-прежнему со мной не разговаривал. — Может, собратья нашего Волчика?

— Чушь собачья, — отрезал Волк. — У нас другая форма глаз.

— Но тогда кто же?

— М-да, после этого места, чувствую, даже Покрышкин лес мне покажется райским садом, — прошептал я.

Вокруг нас царил мир ночных существ. И я вам скажу, он прекрасен. Но и в то же время жуток. Вот как вам понравится, когда на вас садится бабочка "мертвая голова"? Или сова бесшумно парит над вами? Или змея, шипя, ползет по своим делам, деликатно обползая ваши ноги?..

А в двенадцать ночи обладатели желтых горящих глаз, наконец, изволили явить нам свой прекрасный облик. Это оказались симпатичные шерстяные зверюшки серо-черной расцветки, с во-о-от такими клычищами аж до подбородка, острыми, как дамасские кинжалы.

— Ой-ой, — пробормотал я, прячась в тень от дерева. — Ой, ой, ой!.. Ой-ой-ой-ой-ой! — животина бросилась на меня.

Я уже приготовился умереть смертью героя (в который раз…), как вдруг обнаружил, что саблезубая волчица проходит сквозь меня!

— Она нематериальная! — взвизгнула царевна и прижалась ко мне, дрожа от страха. Смейтесь-смейтесь, а человеческая натура — странная вещь. Нематериальных существ люди почему-то боятся больше, чем вполне реальных, состоящих из плоти и крови.

Спустя еще час мы выяснили, что все обитатели заброшенных торфяников — призраки! Особенно чудненько стало, когда… догадайтесь, что могло случиться? Да-да. По заброшенной узкоколейке прямо сквозь нас на бешеной скорости пронесся паравоз-привидение. А один из призраков человеческого вида поднял на борьбу с нами армию ржавых и полуразрушенных экскаваторов. Славно наша компания провела эту ночь, удирая от грохочущих тракторов, управляемых призраками. А ближе к утру появились какие-то летающие динозавры с трехпалыми лапами и горящими огнем глазами. Навьи, как определила их наша царевна. Навьи — это такие "сторожа" мира мертвых. Агрессивные и неразумные существа, появляющиеся во всяких зловещих местах, которые можно назвать необитаемыми. Едва мы от них отделались!

Поспать нам удалось-таки. Где-то с шести часов утра и до двенадцати дня. А когда мы проснулись, нас ожидал еще один неприятный сюрприз: торфяники горели. Причем, совершенно очевидно, что не сами по себе. Точнее, их явно кто-то поджег. Мы бросились бежать со всех ног; торф обрушивался то там, то тут; а когда я, бежавший последним, оглянулся, меня охватил ужас: там, где мы только что пробежали, зияла пропасть; тропа обрушилась метров на пятьдесят! Я бросился бежать еще быстрее.

И вдруг произошло несчастье. Да что, их у судьбы для нас ворох, что ли, целый припасен?! Прямо под ножками Василисы дымящийся торф обрушился. На дне образовавшейся ямы оказались камни, и Василиса, упав на дно, вывихнула ногу и ударилась головой. Бедняжка потеряла сознание; Волк, несмотря на свою обиду, тянул меня прочь, советуя вернуться чуть позже, "ведь камни все равно не загорятся", но я, презрев опасность, скинул суму с вещами на Волка и прыгнул вниз. Спустя минуту грязный, перепачканный в торфе и весь в ссадинах, но с чистым сердцем я выполз из ямы, держа на руках бесчувственную царевну, и мы с Волком помчались дальше; я — с царевной на руках.

Вы когда-нибудь видели, как горит торф? Земля под нами дымилась и обрушивалась, поднялся удушливый запах угарного газа, и от дыма ничего не было видно… Когда до конца рощи, а вместе с ней и торфяников оставалось сравнительно немного, загорелись деревья. Выбирались мы уже из самого пекла.

Кое-как спасшись из торфяников, опасных и ночью, и днем, мы отдышались. Я наконец придал очнувшейся Прекрасной вертикальное положение, и та в благодарность за спасение кинулась меня обнимать. Я, конечно, не сопротивлялся… Вася чуть-чуть отодвинулась, взглянула мне в глаза своими зелеными льдышками (а, может быть, огоньками?..):

— Спасибо, что спас меня. Тем более, ты так рисковал своей жизнью.

— Да ну, пустяки, — пробормотал я смущенно, не в силах отвести взгляд. — Долг чести… И вообще… мы же одна команда?

Она улыбнулась, все так же глядя мне в глаза.

— Конечно. Каждый из нас троих поступил бы так. Я уверена в этом…

Она что-то говорила и говорила, я ее слушал… прошло пять минут, а мы все стояли…

— Эй, вы! "Твикс" — сладкая парочка! Жених и невеста! Пошли уже! — вмешался Волк наконец.

— Что ты сказал?!! — рыкнули мы с Василисой в один голос, обернувшись на него.

— Я просто констатирую факт, — равнодушно махнул хвостом серый поганец.

Я оглядел Прекрасную и пришел к выводу, что иная ассоциация вряд ли могла прийти Волку в голову: девушка по-прежнему была одета в свадебное платье кикиморы. Я прыснул, царевна надулась, а Волк откровенно захихикал.

— Ну что такого в том, что у меня больше ничего нет, а купить тут негде?! — возмутилась Вася, тем не менее прикрывая платье моей драной джинсовкой. Тут уж мы с Волком оба не выдержали и захохотали во весь голос.

— Предатели! — пробурчала девушка, но спустя минуту снова принялась радоваться жизни, солнцу и чудесному спасению.

— А что, Вань, хорошо я над вами подшутил? — дружелюбно улыбнулся Волк, протягивая лапу.

Я удивился.

Я понял: это шаг к примирению.

Я подал ему руку и пожал его мужественную лапу.

И больше мы не ссорились до конца пути.

По пути к Чертову лесу нам, к моему вящему удивлению, попался маленький уютный городок Сивкин. Целый день провели мы там и переночевали в номере местной гостиницы. Это было гениально. Дело в том, что целые сутки на нас не сваливался потолок, не накидывались подушки, не подстерегали колдуны, не травили злоумышленники, не ловили бандиты, и вообще никаких приключений не было. Мы все трое вздохнули с облегчением. Правда, в гостинице оказалось тесно, и достался один на троих одноместный номер, но и это не испортило нам настроения. Я, например, вполне сносно устроился на двух сдвинутых вместе креслах, Василисе, естественно, досталась мягкая кровать, а Серый Волк, привыкший к спартанской жизни, довольствовался пушистым ковром у камина.

Странно, наверное, но после ссоры наша с Волчиком дружба только возросла. Мы теперь если и ходили куда-то друг без друга, так разве что в "будку уединения". Вот у других людей после крупной ссоры дружба рушится ко всем чертям. А у нас — возросла. Настоящая, значит.

Зато Василиса опять перешла в наступательно-оборонительную биологическую атаку (то есть успешно изображала "сибирскую язву"). Я-то думал, наконец-то отдохну пару дней. Если не от врагов, то хотя бы от вечно испорченного микроклимата нашей команды. Ха-ха, Вася только вот шнурки завяжет! Дала она мне отдохнуть, как же! Не-ет, в ее понимании отдых — это когда не надо ни стирать, ни штопать, ни задания капризных княжен-ведьм выполнять. Ну, так именно такой отдых нам с Волком царевна и обеспечила, взяв на себя все дела. Но ворчала она при этом — упаси боже! Только лег я отдохнуть на кровать с массажером, взял стакан "Кока-колы", пакет чипсов и устроился поудобнее — на тебе! Как из-под земли выросла.

— Ах ты, лентяй! Ты что это тут развалился? Заняться, чай, нечем? Так я тебе дело живо придумаю.

Волк почему-то к ней присоединился. Того же мнения был и хозяин гостиницы, в которой мы расположились. По-моему, несправедливо! Должен же я после стольких дней непрерывной опасности и отдохнуть хоть чуть-чуть? Чего сразу — "лентяй"? А они, может, просто не знают, как мне порой нелегко приходится?.. Нет, ну обидно, ей-богу!

Да ладно, это я так. Скулю. Лень-то за мною сызмальства наблюдалась, немудрено, что Прекрасная ее во мне почти сразу же увидела. Нет, все, больше не ною. Врать себе приятно, зато правду говорить — полезно!

Однако, это не оправдывает резкое царевнино настроение относительно меня "в штыки". Как-то столкнулись в дверях. Ну, я зацепился носком сапога за ее каблук и знатно рухнул, растянувшись в коридоре на полу. Василиса же ударилась о косяк и посадила "фонарь" под глаз. Небольшой совсем, честное слово! И ни капли он красы ее не испортил, да только кто это докажет разъяренной женщине?!

— Смотри, куда прешься, слепень недобитый!

— Чего?! Да я… шел просто, а тут ты… предупреждать же надо!

— Предупредить? Предупредить тебя щас по уху?!

— Ай-й! Пусти!

— Не пущу, отрыжка человечества! До тех пор, пока не принесешь извинения! Трижды.

— Слушай, а может, тебе еще и туфельки поцеловать?! — остолбенел я от такой наглости.

— Не откажусь, особенно если ты их еще и протрешь и в ногах поползаешь!

— Че-е?! Царевна, ты что, совсем опупела?! Видимо, рановато мы тебя в Премудрые определили. Верно говорят: красота и ум — вещи несовместимые!

— Ты, по-моему, и сам не шибко умный, однако, тебе по роже слонопотамы потоптались!

— Да никто там не топтался! Я, между прочим, первый парень на селе был!

— Наверное, потому что другие просто вымерли!

Я обиженно фыркнул.

— Зря я с блондинкой связался…

— Я НЕ БЛОНДИНКА! — взревела Вася.

— Ой, ну да! А я что, похож на махрового дальтоника?

— Я РУСАЯ!!!

— С таким ярким и красивым цветом волос это трудно утверждать, — пожал я плечами.

И вдруг Василиса застыла, удивленно глядя на меня. Ой, я что, что-то не так сказал? Что именно?

Точно, не то! Я ей комплимент случайно сделал (дожили — комплимент это уже "не то" считается…). На этом ссора и закончилась.

И вот такие вот соревнования в "остроумии" — каждый час. Ну и как вам это нравится?

Рано-рано утром отправились в путь. Чертов лес был сразу за городом, но туда пришлось ехать на автобусе: ковролайны ходят только после девяти утра, а пешком уже как-то поднадоело. В автобусе оказалось подозрительно пусто, только какая-то бабушка — божий одуванчик жевала губами в конце салона. "Это не улица Ульева?" — поминутно спрашивала она. "Нет, до нее еще далеко", — охотно (уже в который раз) отвечал динамик голосом водителя. Честно говоря, я бы на его месте уже начал раздражаться; но в данном случае вид доброй маленькой старушки умиротворяюще действовал на меня, и я лишь улыбчиво оглядывал окрестности из окна. Волк дремал: мы с Васей разбудили его в пять утра, и он жутко не выспался. Сама же царевна мирно сидела напротив меня, разгадывая кроссворд.

— Слово из шести букв, травка или газированный напиток?.. — рассеянно спросила она.

— Тархун, — улыбнулся я. — А разве ты не знаешь?

Она хитро сощурилась.

— Положим, знаю.

— Тогда зачем спрашиваешь? — я с искренним удивлением посмотрел на нее.

— Я просто хотела тебя развлечь… сидишь, такой хмурый, и молчишь, словно в воду опущенный.

— Я не хмурый, — пояснил я. — Я умиротворенный.

— Чем? — удивилась она.

— Всем. — Я взял ее за руку, другой рукой обвел город за стеклом. — Видишь, город?..

— Ну?

— Гляди, как тихо. Солнце заливает улицы, почти пустые, роса в траве играет, влажные кроны деревьев шелестят… вот август, и небо по-августовски синее, уже с утра. Птицы поют — из окна слышно. Кошка улицу перебегает. Ну разве же это не прекрасно?..

— А ты поэт… — вдруг улыбнулась Василиса.

— Я вовсе не поэт, — смутился я. — Просто я вырос в деревне, и еще в детстве меня научили видеть красоту во всем, что нас окружает. И даже в пыльном, загазованном городе. Потому что и это тоже жизнь, а она прекрасна во всех своих проявлениях…

Царевна внимательно посмотрела на меня.

— А раньше мне казалось, ты такой дурень…

— Я и есть дурень, — легко пожал плечами я. — Самый настоящий. В зоопарке можно показывать.

— Не надо так говорить, — поморщилась Прекрасная. — Ты… ты вовсе не глупый.

— Глупый, Вася, глупый… — обреченно вздохнул я. — Очень глупый. Меня знаешь, как на селе звали-дразнили?

— Ну?

— Иван-Дурак. Вот — у Василия Васильича Демьянко такой-сякой, ему в кружок надо, все песни популярные знает — под Витаса подделаться может, вот — Степанко такой-сякой, учебу зад… пардон, трудом упорным берет, да он в армии до генерала дослужится… А на меня смотрели одноклассники и хихикали. В глаза Ваней, а за глаза — только Дураком. Никак иначе.

— За что?

— А я почем знаю. Ты у них спроси, кто это придумал. Да только на селе меня исключительно как Дурака и знали. Может, оттого, что за попсой не слежу, может, оттого, что за модой не бегаю, может, оттого, что до девятнадцати лет свое призвание искал — найти не мог, а может, еще отчего…

Василиса смотрела сочувствующе.

— Да, вообще, и царевнам-то несладко приходится, — грустно сказала она. — С пеленок не тому, что нравится, обучают, не за бабочками-кузнечиками бегаешь — за дипломатией да экономикой сидишь. Сестрам-то еще ничего, а мне, "Премудрой", сам бог велел (правда, я лично его повеления не слышала!) За меня как за Прекрасную прочили самого богатого мужа да престол в будущем… нудно это — до тошноты! В школе меня Зубрилой звали. А я и не зубрила ничего, мне все легко давалось… а на самом деле, не хочу я ничего этого — ни престола, ни титулов… хочется просто, чтобы все как у всех… чтоб тихий домик где-нибудь в глуши, добрые соседи, семья надежная… ну, как всем.

Я еще пристальнее стал в нее вглядываться (на днях точно нарисую!) Но она, видимо, это как-то по-своему поняла и добавила:

— Ну и интересненького хочется. Вот как сейчас, чтоб мир спасать…

Тут старушка-одуванчик опять пожевала губами и… заснула.

— У меня оттого и характер вредный, что жизнь собачья…

Мы долго разговаривали; старушка спала и снова жевала губами, в результате чего в конце концов едва не проспала свою остановку; уж она сошла, автобус, наконец, выехал за город, а мы все говорили… об одноклассниках, о физичке Марь Васильне, о русичке Анне Петровне и неразлучных физруках, о спаленном классном журнале… о Васином институте, который она, кстати, еще не закончила… да обо всем.

— КОНЕЧНАЯ!!! — в третий раз повторил водитель, прежде чем мы замолчали и услышали его. — КО-НЕЧ-НА-Я! Девушка, молодой человек, конечная!

Мы переглянулись: мол, что бы понимал в колбасных обрезках! — и, поднявшись, растолкали Волка. Сошли с автобуса и направились в лес.

Удивительно, но Чертов лес, вопреки названию, оказался самым настоящим сказочным лесом. Воздух был просто напоен волшебством, утренняя роса свежо поблескивала на густой траве, сквозь кроны пробивались к земле солнечные лучи. Лес вообще был очень солнечным, из высокой травы озорно торчали красивые, яркие, словно с картинки мухоморы, рыжие задорные подосиновые, пухленькие белые… все как на подбор — крепкие, не червивые.

— Вот это место, это я понимаю! — восторженно провыл Волк.

— А что особенного? — не понял я: Волк любил ельники, и чем гуще, тем лучше.

— Да ты послушай, Ваня! Это же Живой Лес!

— Как это — живой лес?

— Не "живой лес", а Живой Лес! ЖИВОЙ! В нем даже деревья ЖИВЫЕ!

— Древени, что ли? — удивился я. — Волчик, ты не "толкиенулся" часом?

— Древени тут ни при чем! Просто… Сказочный это лес!

Лес точно был сказочным. С этим не спорили ни Василиса, ни я. Меня так вообще обуял дикий восторг, рвавшийся наружу в форме воплей (рвавшийся, но — тьфу-тьфу, не вырвавшийся!) И как-то по-особому ощущалось здесь все. Даже когда Вася сорвала ромашку, мне показалось, что та вздрогнула!

— Ты что! Ей же больно, — понимая всю абсурдность своей реплики, выдавил я.

Как ни странно, девушка тут же остановила попытки сорвать еще один цветок. О, да!.. Здесь все дышало, пело, цвело! Это было просто здорово!

Однако, красивый лес заставляет блуждать порой покруче, чем болото. Через полчаса мы обнаружили, что заблудились. В хлам. В стельку. Ко всем чертям. И главное — все деревья стояли неправдоподобно ровно, даже нельзя было определить, прошли мы уже мимо этого дерева или еще нет. Блуждали-блуждали и решили остановиться на обед.

Вася достала термос с горячей водой (еще в гостинице нагрели) и три "Доширака", залила, поставила. Молча уплели свои порции, Волк съел вяленое мясо, и присели на поваленную березу.

— Эх… водит нас леший, — глубокомысленно изрек Серый Волк, оглядывая поляну.

— Это почему? — не врубились мы с царевной. — Может, это мы сами такие тупые, что все ориентиры потеряли?

— Ага, — усмехнулся Волк. — И я тоже тупой? Коренной обитатель лесов? Видите вон то дерево?

— Ну.

— Когда мы подходили к нему, мох был с той стороны. А теперь с этой. Не мог же он "переехать"?

Я так и вылупился на вышеупомянутое дерево. Парадоксально, но факт: мох действительно ПЕРЕМЕСТИЛСЯ!

— Пойду к нему подойду, — сказал я. — Уж на поляне-то я точно не заблужусь! Надо изучить, может, это не мох вовсе?

Я поднялся, пошел к дереву. Мох не двигался, дерево тоже. Я обошел его со всех сторон, но больше ничего странного не заметил.

— Эй, ребята, по-моему это была всего-навсего галлюцина… — я обернулся и застыл: вместо полянки и друзей у поваленного ствола сзади был совершенно незнакомый участок леса.

— …ция, — потерянно договорил я. — Эй! Василиса! Волк! Ау!..

— У, у, у… — насмешливо ответило эхо.

— Вы где, друзья? Алло! Где вы?..

— В "ы"… в "ы"… — доверчиво пояснило эхо.

— Ау!!!

— У!.. у!.. у!… - снова усмехнулось эхо.

А от друзей ответа не было. Я пошел туда, где, как мне показалось, была наиболее знакомая местность, и… еще больше заблудился.

* * *

Я блуждал уже десять минут, и, наконец, мне это надоело.

— Ну хватит надо мной издеваться!!!

— Куда деваться, — как-то очень уж странно брякнуло эхо.

— Так… схожу с ума, — рассудил я. — Мало того, что заблудился, что сам с собой разговариваю, так еще и эхо мои слова перевирает нагло!

И тут где-то, непонятно где, раздался вредный смешок.

— Та-ак… — упер я руки в боки. — Это кто же это надо мной тут издевается?

Таинственный голос снова захихикал.

— Ты кто? Покажись!

— А ты точно этого хочешь? — ехидно осведомился голос.

— Да! — ответил я.

Из ветвей вышло нечто. Я однажды уже видел лешего, но тот был в человеческом облике. А ЭТО… представьте себе большую, ростом в метр сорок шишку, у которой вместо ног и рук толстые сучковатые ветки, и лицо еще из-под чешуек сверху торчит. И вот это личико мне очень мило улыбалось.

— Здравствуй, здравствуй, Иван-Дурак, — произнесла шишка. — Давно ждем тебя тут.

— Я умный, — непонятно с чего вдруг обиделся я. — А зачем вы меня ждете?

— Как — зачем? — ухмыльнулся леший. — Нравишься ты нам. Новоселье тебе готовим.

— Эй-эй-эй! Я переезжать не собираюсь, — возмутился я. — Это кто ж вам меня в жильцы присоветовал?

Леший, кажется, огорчился.

— Нешто тебе, Ваня, лес наш не глянулся? Нешто плохо тут?

А меня не проведешь.

— Лес ваш замечательный просто! Только дело у меня. Вот дело сделаю — обязательно в гости загляну.

— Это какое же дело? — сощурилась шишка с лицом.

— А не скажу. Государственная тайна. Ты, дядя, мне лучше друзей моих верни!

— Ишь, чего захотел — друзей! — расхохотался лесной хозяин. — Может, тебе еще мильён долларов?

— Зачем? — удивился я.

— Ну мало ли! Э-э, нет. Друзей твоих я не отдам. Ты лучше-ка один, один…

— Нет, батюшка, одному скучно!

— Ничего. Еще себе спутников найдешь. Вон там, за лесом, за границей, царство Польское, там знаешь, какая царевна? Агнешкой звать. Волосья длиннющие, глаза аки небо синее, ручки тонкие да белые… а выступает, выступает-то как!

— Ты мне, дед, зубы не заговаривай! — рявкнул я. — А ну, отдавай моих спутников!

— Они и самому мне нужны, — хитро подбоченился леший. — Скучно мне тут, поговорить не с кем. Будут твои спутники мне товарищами.

— Баба Яга тебе товарищ!!! — не выдержал я. — Отдавай Василису с Волком!

— Не, Баба Яга мне не товарищ, обиделась она на меня третьего дня, даже и говорить не хочет… Так и быть, друзей твоих тебе отдам, да только ты сначала задачки мои реши.

— Сколько? — сразу перешел к делу я.

— Пять… не, семь.

— Ну, давай.

— Кто утром на четырех ногах, днем на двух, а вечером на трех?

— Э-э, это совсем бородатая шутка, — хмыкнул я. — Человек это. В младенчестве на четырех конечностях ползает, всю жизнь на двух ногах ходит, а к старости еще и на палку опирается. Еще Сфинкс так "шутил"!

— Ишь, какой быстрый! — подивился хозяин леса. — Да это цветочки только. А вот: сколько ягод можно положить в пустое лукошко?

— Ну, дед, ты даешь! И где такие бородатые загадки-то откапываешь? Одну! После этого лукошко уже не пустое.

— Смотри-ка, правильно… — леший почесал репу. — А вот еще: сидит рыжая бабулька, жует ножик вместо булки.

— Ржавчина, — без труда определил я, едва подавив желание ехидно брякнуть: "Дана Скалли в старости!"

— Догадливый, — удовлетворенно улыбнулся дед. — Еще: шляпка есть и ножка есть — в супе не сварить, не съесть!

— Гвоздь!

— Оба-на… на этом же все заваливаются! Ладно… дальше. Сам в море, хвост на заборе.

— Э-э-э… вряд ли это загорающий кит? Наверно, половник.

— Опять угадал! Да что же это такое?! — хлопнул себя по коленям леший. — Шестая загадка: сам пьет, из себя пить дает.

Я задумался. Кто же это? Корова на водопое, что ли?.. Да не, длинно получается. Колодец? А разве "пьет"?

Я все думал и думал, леший все шире улыбался, и наконец…

— Стакан!

— Ой! И это понял. Ну ладно. Тогда вот тебе седьмая, самая трудная. Отгадаешь — друзей твоих отдам, не отгадаешь — не обессудь, и тебя заберу. Есть у тебя три попытки. Ну, готов?

Я кивнул.

— И сидишь на нем, и висишь на нем, и летишь на нем!

Я подумал.

— Э-э… это что же, тарелка?

— Нет, у тарелки только два условия выполняются. И то, если в первом случае ты — еда, а во втором — тарелка летающая. Ну Ваня, ну тебе ли эту загадку-то не отгадать?

— Диван?

— Нет, кто ж на диване висит да летает!

Леший уже потирал ручки. Я поднапряг мозги. Мне ли не отгадать… почему именно мне? При чем тут именно я?.. А может быть…

Я хлопнул себя по лбу:

— Ну конечно же! Это же ковер! На ковре сидишь, если он на полу, на ковре — на фотографии — висишь, если он на стене, и на ковре летишь, если это ковер-самолет!

— Браво! — лесной хозяин даже в ладоши хлопнул от удовольствия. — И какому дураку взбрело в голову тебя Дураком назвать?! Впервые встречаю такого догадливого юношу! Видать, и впрямь достоин ты возложенной на тебя задачи… можно тебе Русь-матушку доверить. Ну что ж; жалко, конечно, опять мне скучать придется… но я слово свое держу, — он улыбнулся и хлопнул в ладоши, и тут же рядом появились донельзя ошарашенные царевна и Волк. — Получите, распишитесь.

— Дедуль, а как тебя звать-то? — поинтересовался я.

— Афанасий Никитич Рыжиков я. Ну что ж, прощайте, друзья! Обещайте заглядывать в гости! — он снова хлопнул в ладоши, и мы вдруг очутились на вполне приличной утоптанной тропинке, спиной к востоку (к солнцу), то есть лицом именно в ту сторону, куда нам было надо.

— Круто! — оценила царевна. — Вань, а это кто был, а?

— Леший, — ответил за меня Волк. — Хозяин лесной.

— И о чем это вы с ним разговаривали?

— Свободу для нас троих за загадки выкупал, — огрызнулся я. — И будьте благодарны нежданно-негаданно привалившей удаче, я обычно не так сообразителен!

— Спасибо, — искренне, но с легкой ехидцей ответил Волк. — Без тебя бы не выбрались. Кстати, куда теперь?

— Полагаю, прямо по тропинке.

— А не заблудимся?

— Да навряд ли. Леший этот мужик честный, не обманет.

И мы зашагали по тропинке, изредка перекидываясь веселыми репликами.

* * *

Ближе к полудню тропинка привела нас к перекрестку. На перекрестке стоял старый-старый ржавый голубой указатель, на котором белыми буквами было написано: "Экспроприация транспорта, 5 км" (стрелочка налево), "опасная для жизни зона, 4 км" (стрелочка направо), "Сваха для холостяков. Знакомства по интернету, 6,5 км" (стрелочка прямо).

— Ну, и куда пойдем? — поинтересовался я.

— Транспорта у нас нет, — рассудил Волк. — А искомый ковер вряд ли у них найдется. Хотя поискать стоит… в опасную для жизни зону что-то не больно хочется. А сваха, вроде, никому из нас не нужна. Вань, тебе нужна?

— Не-а, — я покачал головой. — У меня уже есть невеста, и притом крутая. Ни у кого круче нет.

— А тебе, Василис, нужен жених?

— Не-а. И невеста тоже.

Мы оценили шутку, похохотав.

— И мне, — добавил Волк. — Так куда идем?

— Айда налево, что ли? — предложила Василиса. — Поспрошаем, мало ли… вдруг все-таки.

— Ну, айда.

Мы свернули налево и долго шли, пока из леса не высыпали угрожающего вида ребята с очаровательными бицепсами и золотыми зубами.

— Гоните тачку, (вырезано цензурой)! — рыкнул один.

— А может, деньги? — поинтересовалась Василиса (я кинул на нее испепеляющий взгляд).

— Нет, (вырезано цензурой), нам нужна ТОЛЬКО тачка! — ответил бугай, небрежно облокотившись на ближайший дуб.

— Значит, вы работаете с транспортом? — уточнил я.

— Читать, (вырезано цензурой), что ли, не умеешь? Видел указатель с надписью "Экспроприация транспорта"? Мы, (вырезано цензурой), они и есть!

— Слушай, мужик! — Василиса подошла к нему и отсыпала ему на ладонь пять золотых рублей (у бандита-экспроприатора сразу же забегали глазки). — Мы не менты… да честное слово, не менты! Нам нужно только узнать, у вас, случайно, нет ковра-самолета с выдвижным бронированным куполом?

— Царского, что ли? — сплюнул в землю главарь шайки.

— Именно! — обрадовалась его догадливости царевна. — Он нужен нам, и мы готовы купить его у вас за хорошую цену.

— Я бы, (вырезано цензурой), и продал вам, (вырезано цензурой), да у меня-то он, (вырезано цензурой), откуда?! Тут уже с год никто не появляется! Сидим, (вырезано цензурой), без жратвы, без денег, никто, (вырезано цензурой), не появляется! Вы первые.

— Да ну? Неужели? Даже ничего не слышали о похищении ковра?

— Какого, (вырезано цензурой), ковра? Мы, (вырезано цензурой), отсюда не вылезаем, (вырезано цензурой), не на чем! Тачка, (вырезано цензурой), сломалась!

Я подмигнул Василисе, та достала из моей сумы один любопытный аппарат, присоединила к рукам ошалевшего бандюка проводки от аппарата — детектора лжи, и заставила повторить все сказанное. Диаграмма была ровная.

— Не лжет, — вздохнула царевна. — Пошли отсюда, ребята, больше нам здесь делать нечего.

Мы развернулись и пошли обратно. Через десять минут — что и требовалось доказать: нас окружили уже знакомые постные рожи с большими бицепсами.

— Куда это вы отсюда собрались? Мы вам уходить не разрешали!

Короче, за пятнадцать минут, используя секретное оружие, в обморок уложили всех.

Вскоре перед глазами замаячил уже виденный нами перекресток с ржавым указателем.

— Ну что, куда теперь?

— Попробуем в "опасную для жизни зону", — сказал Волк. — Вдруг там что интересное?

Мы с Василисой уставились на него.

— ИНТЕРЕСНОЕ?

— Я имею в виду, в плане ковра, — пояснил он.

Я пожал плечами.

— А чего? Пошли. Проверим.

Ну, мы и пошли вопреки разумным протестам Васи. Спустя N времени нас принялись "трясти" очередные бандиты. Получив и от них удовлетворительный ответ: "Не слышали, (вырезано цензурой), мы, (вырезано цензурой), ни о каком (вырезано цензурой) ковре!", — мы раскидали банду и снова вернулись к перекрестку.

— Ну, остается только прямо, — рассудила Василиса.

Не долго думая (а думать-то тут уже чего?), пошли прямо. Шли дольше, чем до предыдущих пунктов назначения. Получилось нечто вроде прогулки: птицы заливаются, ветерок теплый по земле несется, солнышко на листве играет. Даже вредная царевна не нарушала светлый покой леса своими бесконечными ехидствами в мой адрес.

Наконец, тропа кончилась. И в ее конце стояла избушка. Милая такая избушка с резными наличниками. Все бы ничего, но хозяин избы явно не дружил со здравым смыслом: непонятно, зачем ему понадобилось приделывать к низу домика две механических "ножки Буша"?! И куда он на этой, пардон, избушке на курьих ножках ехать собрался?..

Пока мы стояли перед этим чудом техники и гадали, с какой стороны у него дверь, "тарелка" на крыше повернулась в нашу сторону, и через минуту ставни избушки распахнулись. Оттуда высунулась вполне сносного вида бабулька с длинным крючковатым носом, килограммом "штукатурки" на лице и кокетливо торчащими из-под платка черными крашеными кудрями.

— А-а, здравствуйте, здравствуйте, гости дорогие, — скрипучим голосом молвила она. — Куда путь держите?

— В царство Польское, бабушка, — вежливо отвечал я. — А вы кто будете?

— А вы кто?

— Я Иван, а это мои друзья, Василиса и…

— Да не ври, не ври, — перебила бабка. — Итак знаю, Серый Волк это. А я Баба Яга.

— Та самая? — вытаращился я. — Так значит, это вы и спонсируете Кощея?!

— Что ты, милок, — отмахнулась она. — Враг он всем людям русским. А я не человек, что ли? Аль не русская?.. Было, конечно, по молодости-по глупости, роман с ним крутила, а как ясно стало, каков он из себя, я и дала ему от ворот поворот… Да вы заходите, заходите. Я ужо вас и в баньке выпарю, и накормлю вкусно, может, информацией помогу…

— А как зайти-то? — поинтересовался Серый Волк.

— А тут голосовой пароль. Вы должны ей сказать: "Избушка-избушка, встань к лесу задом — ко мне передом!"

— Кхм! — в один голос ухмыльнулись Вася и я. — А лес не обидится, что к нему ЗАДОМ стоят?

— Уж обиделся, — отмахнулась Яга. — Оттого и дуется на меня Афанась Никитич. Он завсегда эдак всяческие нововведения принимает. Вот — год назад радаром обзавелась, так эта шишка надутая спопервоначалу злилась, что я его еще до стука в дверь замечаю! Да проходите же!

Мы хором произнесли голосовой пароль, и изба соизволила обернуться. Дверь открылась, Баба Яга впустила нас троих и снова закрыла дверь. Избушка вернулась в прежнее положение. Нашим взорам открылась удивительная картина: справа — комната с настоящей русской печкой да резными стульями, а слева — открытая дверь, за ней научный кабинет и мини-лаборатория.

— Вы ученая? — уважительно спросила Василиса, оглядывая кабинет.

— Ага. Универсальная, — ответила та. — Как Леонардо Да Винчи. И главный мой инструмент заработков — компьютер с жидкокристаллическим плоскоэкранным монитором, подключенный к интернету. Я по нему "свахой" работаю.

У меня, наверно, челюсть отвисла — больно подозрительно на нее косилась царевна.

Бабушка Яга оказалась приветливой женщиной. Мы славно попарились в баньке, плотно поужинали, а она нас еще и чаем с расстегаями угостила. Мы за это вызвались ей прополоть огород.

И пропололи. До самого вечера у нас с Васей не получалось выпереть из избы Волка, увлекшегося разглядыванием бабкиных изобретений: оборотного зелья, летающей ступы с рулем-метлой и прочих диковинок. Наконец, царевна оттащила за уши не в меру любопытного зверя, и мы вышли в огород.

Я выбрал себе грядку поближе к лесу, Волк — поближе к избе, а Премудрая пристроилась между нами, на морковной грядке.

— Ой! — вдруг вскрикнула она, прополов грядку до конца и оказавшись у забора. — Череп!!!

Мы с Волком недовольно подняли взгляд и тоже увидели череп, повернутый затылком к нам.

— И чего? — не поняли мы.

— Он настоящий! — взвизгнула царевна, попятившись.

— Он декоративный, — усмехнулся Серый агент, возвращаясь к делу.

— И к тому же, он ведь даже не в фас к нам повернут, — насмешливо добавил я. И тут все недоверие к Василисиным словам испарилось: услышав слово "фас", черепушка снялась со своего колышка и повернулась к нам, светя глазницами.

— М-мама! — выдохнула Василиса и побежала ко мне, потому что черепушка, голодно клацая зубами, направилась в ее сторону.

Увидев летящий на него череп, Волк тоже снялся с места и понесся вслед за Васей. Когда череп долетел до меня и принялся хватать клыками одежду, я тоже похолодел и дернул вместе со своими друзьями за дом. Череп не отставал. Успокоились мы лишь после того, как намотали вокруг дома немало кругов, а череп погас и повалился на землю. Рассмотрев его поближе, мы с удивлением обнаружили, что имеем дело с… фонарем! Из-под низа черепа торчало несколько небольших солнечных батареек.

Вечером старушка-ученая уложила нас спать. Волк перед этим еще поинтересовался:

— Бабушка, у вас странный вкус… зачем вам такие жуткие фонари? Да еще со стороны Польско-русской границы?

— Глупый вопрос. Затем, что, коли супостат придет, эти черепа его отпугивать будут! Сорвутся со своих мест и станут зубами клацать, врагу одежду рвать!

После этого подобных вопросов у нас не возникало.

Заснули быстро. Хотя я еще ворочался и даже пытался приставать к Премудрой с вопросами, но та сказала: "М-м… ы… хрр", — и отмахнулась.

Наутро Баба Яга позвала нас в кабинет и включила компьютер.

— Та-ак…. Вам, наверно, нужна информация?

Мы дружно кивнули: нельзя упускать такой шанс!

— Что искать?

— Найдите, пожалуйста, какие-нибудь новости о Кощее, — попросил Волк.

Бабушка быстро забегала пальцами по клавиатуре, нажала курсором на кнопку "Найти". "Пентиум-7" гыкнул и выдал целую страничку со ссылками. Щелкнули по первой же. Открылась страничка с крупным заголовком: "Новости онлайн". Василиса вслух прочитала:

— "Сегодня всемирно известный террорист Кощей Бессмертный дал интервью "Би Би Си". Как утверждает ученый, его цель состоит не в запугивании людей, а в получении денег на исследования в области квантовой и фотонной физики и нанохимии…" Так, это не то. Следующая ссылка… "Кощей Бессмертный разработал новый вид бомб…" Опять не то.

За час мы перебрали все ссылки, но нужной зацепки не нашли.

— Чем же я могу еще вам помочь… ладно, пойду поищу кое-чего, а вы пока посмотрите беспроводной телевизор… хотите — берите с собой.

И Баба Яга удалилась на чердак.

Беспроводной телевизор напоминал по виду расписное блюдце. Как объяснила Яга, чтобы его включить, нужно покатать по нему магнитное "яблочко". Телевизор включился. По первому каналу была реклама. "Вы все еще не в белых тапочках? Тогда мы идем к вам!" — вещала надоевшая рожа. Я переключил на СТС. Там шли "Зачарованные". Я сморщился — терпеть их не могу, но Василиса, которая не хотела смотреть "Она написала убийство" по НТВ, настояла на просмотре "Зачарованных". Волк не возражал.

Вскоре Баба Яга вернулась, неся в руках какие-то предметы. Положила их перед нами на стол. Сапоги, батон "Нарезного", клубок красных шерстяных ниток.

— Это зачем? — не понял я.

Яга принялась объяснять:

— Сапоги — бронированные. Батон — самовоспроизводящийся. Только не забывайте оставлять от него горбушку! А клубок ниток — навигатор, запрограммированный на определенное лицо и маршрут. Идите туда, куда он катится, и он приведет вас к заданной вами цели. Сама изобрела! — похвасталась бабка.

Мы, не сговариваясь, отвесили ей поясной поклон.

От Бабы Яги мы выходили с самыми что ни на есть теплыми воспоминаниями. И кто придумал, что она страшная и злая? Разве что фонариков ее насмотрелись… зубами клацающих. БРР!!!

Клубок уже через день вывел нас к границе. Пограничники не стояли, однако на каждом столбе висели скрытые камеры, следившие за каждым нашим движением.

— Что будем делать? — потерянно спросил я.

— Вань, поищи чего-нибудь в суме, — попросил Волчик. — Может, найдется что-нибудь этакое.

Я высыпал содержимое сумы на траву. Внимательнейшим образом изучил его. Трижды перебрали мы с Волком эту кучу и трижды "выудили тину морскую".

— Ничего нет подходящего, — виновато пожал я плечами, вертя в руках бензиновую земледробилку.

— Совсем ничего? — удивилась Василиса.

— Совсем, — подтвердили мы с Волком.

Царевна перерыла все вещи и заявила:

— Как — нет?! А что, по-твоему, у тебя в руках?

— Земледробилка. Профессиональная, подкопы рыть.

— Заправленная?

— Ну конечно.

— Тогда о чем мы думаем?! Чтоб спрятаться от камер, которые наверняка просматриваются в том числе и кощеевцами, подкоп — это просто идеально! Эх, вы, мужчины…

В конце концов мы перешли границу. В Царстве Польском сразу же отыскался приличный вокзал с поездом до Царства Фрицева (в самом Фрицевом принципиально предпочитали ковролайны). Там мы сели на поезд и… чуть не попали в катастрофу той же ночью, так что пришлось ждать следующего рейса дальнего следования, который почему-то назначили только через неделю. Уж сентябрь на носу, а мы даже до Фрицева не добрались! В общем, когда через неделю администрация заявила, что поезд отменяется, мы долго трясли администратора и, наконец, именем Царя Гороха стребовали всего лишь отсрочки на пять дней, которые совершенно спокойно провели в гостинице славного Варшавы-града. Казалось, Кощей вовсе позабыл про нас…

Наступил сентябрь. И, может быть, ничего не изменилось в природе, но только воздух стал немножечко другим, чуть-чуть запах осенью, и на душе стояло по-осеннему легкое, чуть печальное настроение. С этим настроением мы садились в поезд Варшава-Берлин, без грима, совершенно не таясь. Не сочтите нас троих циниками, мы, конечно же, не упустили возможности посмотреть достопримечательности города и даже познакомились с той самой царевной Агнешкой. Она, правда, целиком была на стороне Тридевятого и почти даже Кощея, но нам явно симпатизировала.

Двери захлопнулись, мы расположились в отличном купе.

— Надеюсь, на этот раз никаких приключений не ожидается? — вопросительно посмотрела в купе Прекрасная, прежде чем зайти. — А то умаялась я что-то от них…

Я сел. Мои друзья тут же начали устраиваться поудобнее на своих полках. Василиса полулежа сидела на полке и с непонятной грустью глядела куда-то вдаль. Необыкновенное чувство охватило мою душу. Я не поэт и не знаю точно, но, должно быть, именно это и называется вдохновением! Я попробовал написать что-нибудь. Вышло корявенько:

Гляди ты в поезда окно,

Увидишь то, что оставляем,

Что будет скоро спасено,

За чужедальними полями…

Нет, чушь какая-то! Зато строчки сами собой ложились на лист и становились все "чище" и правильней.

Оставим все, что позади.

Не знаю, что нас ожидает,

Но вера в нас не пропадает,

Что будет счастье впереди!

Я знаю, будет много зла.

Еще прольется много крови.

И пусть судьба сдвигает брови!

Она удачу принесла.

Нелегок этот страшный путь.

Его проходим мы с улыбкой.

Злодеев главная ошибка —

Проблемы в смех не обернуть!

И я писал, писал… не знаю, что вдруг случилось с бесталанным юношей с тройкой в аттестате по литературе, но я — вы не поверите! — писал стихи.

— Эй! Ты что там, стихи пишешь? — беспардонно вторгся в мои творческие потуги царевнин насмешливый голос. — О любви с картинками?

— Отвянь, — слабо посоветовал я, дописывая последнюю строчку. — А то в глаз получишь.

— Ох-ох-ох! Нашелся тут Пушкин. Дату, дату поставить не забудь.

— Это еще зачем? — не понял я.

— А чтоб биографы лет через сотню не замучились с датировкой сего гениального творения.

— Слушай, а иди ты… в школу! — разразился я "страшным ругательством", чувствуя, что еще чуть-чуть, и покусаю златовласую ехидину. За уши. Больно.

— Уже была, и тебе побывать советую, — последовал ответ.

— Ну чего ты ко мне пристала?! — я поднял глаза и встретился с ней взглядом. Говорить расхотелось.

И тут я уронил ручку. Не спрашивайте — не знаю, почему! Не скажу. Итак Вася полчаса мучила меня с этим вопросом. То есть, на меня высыпался очередной шквал язвительных фразочек типа: "И ты, кажется, говорил, что не смотришь на меня?! Молчи, сама знаю: все вы, мужики, такие!" Под конец я обреченно выдавил:

— Ну что я тебе сделал? Чего ты ко мне привязалась, а?!

Честное слово, я сначала брякнул, а потом только подумал, придурок этакий. Царевна посмотрела на меня взглядом раненного в самое сердце ягненка (причем ни за что ни про что раненного!) и отвернулась. Плечики в сарафане чуть заметно вздрагивали. Каким-то шестым чувством (логикой, наверно — ее существование у меня так же загадочно) я понял: царевна плачет.

— Ну, извини, ну… — я осторожно приобнял ее за плечи, боясь опять сделать что-нибудь не так. — Ну, прости… я не то хотел сказать… ну… знаю, знаю, ну я медведь просто какой-то неуклюжий! Прости… Бога ради…

Она не ответила.

— Извини… я не это, я… не хотел тебя обидеть… что мне сделать, а? Может, чаю тебе сделать, ну? Или вот, на, хочешь конфетку? — я совсем растерялся. — Прости! Ну хочешь, я сто раз перед тобой извинюсь? Прости меня, пожалуйста, Василек…

Василиса подняла свои мокрые от слез ресницы. Тихо вымолвила:

— Ваня, я… просто… — и, обняв меня, словно батюшку родного, разрыдалась еще пуще. Сердце мое сжалось и заныло, и теперь мы рыдали уже вместе…

— Опять эта сладкая парочка… — чуть слышно пробормотал проснувшийся Волк и вслух добавил: — Эй, ревы-коровы! Кто будет кукурузные хлопья?

— Я! — в один голос всхлипнули мы с Васей и, словно дети, перестав плакать, потянулись к лакомству.

Да… даже взрослым людям до Взрослых — еще расти и расти. Хлебать и хлебать киселя.

* * *

На очередной границе таможня проверила паспорта и пропустила нас дальше (то есть, мы, конечно, продолжали ехать на поезде). Утро следующего дня "обрадовало" меня затянутым тучами небом и непрестанно моросящим осенним дождиком. Я решил проветриться, пока Василиса и Волк спят. Подошел к спящей царевне, аккуратно, так, чтобы та не проснулась, подоткнул ей одеяло, укрыл ее получше: в вагоне гулял едва ощутимый сквозняк, — полюбовался этой мирной, уютной, забивающей напрочь все мысли о героизме и Кощее картиной и отошел в конец вагона, к "титану"-водонагревателю, где было открытое окно. Высунулся туда — дождь уже прошел. И я минут двадцать стоял, наслаждаясь потоками воздуха, бьющими в лицо. Потом зазвонил мобильный, я поспешно снял трубку:

— Алло. Я слушаю.

— Иван? — недоверчиво пробубнила трубка. — Это я, царь. Новости есть? Почему не звонишь?

— Да времени нет, — ответил я, неохотно облокотившись на стенку. — Перешли границу Руси, сейчас уже пересекли границу царства Фрицева, скоро будем в Берлине… часа через два.

— Вы? Ах, ну да, там же еще вроде с тобой Серый Волк…

Интересно, откуда он это знает. Я запоздало понял, что чуть не пропалил Васю и уж точно пропалил Волка, и нервно сглотнул, поспешив перевести тему:

— А у вас что?

— Да ничего. Кощей заявил, что жениться хочет.

— ЧЕГО?! — вытаращился я. — Какой козел его по голове поленом стукнул?! Война на носу, а ему жениться.

— Ну, у террориста есть, возможно, свои на то причины, — рассудил Горох. — Свои подводные течения. Что-нибудь узнали о ковре?

— Да ровным счетом ничего. Даже рэкетиры, и те ничего не знают о похищении.

— А Василиса, между прочим, так и не нашлась, — пожаловался царь. — "Такая-сякая, сбежала из дворца. Такая-сякая, расстроила отца". Слушай, а может, Кощей ее похитил?

Я невольно представил себя в роли Кощея, который, как Шапокляк — зонтик, несет под мышкой краденую царевну, воровато оглядываясь и двигаясь перебежками, от дерева к дереву, и, не удержавшись, прыснул.

— У меня горе, а ему все хиханьки-хаханьки! — обиделся царь. — А что, если этот мерзавец с ней там пакости всякие творит, а? Она хоть и вредная, но все-таки любимая дочь!

— Да я не смеюсь, это я чихнул неудачно, — объяснил я. — Навряд ли Кощей с нею гадости творит. На кой она ему сдалась? Жениться на ней, судя по всему, он не собирается, раз, имея намерение жениться и похищенную царевну на руках, все еще задуманного не исполнил. "Мозги красть" — так у него свои. Он пусть и злой, но гений. Но — ладно! Если дойду до Кощеева замка, обязательно спасу вашу дочь!

Царь Горох одобрительно поворчал себе под нос, а потом, прокашлявшись, сообщил:

— А Настюша-то тут совсем по тебе истосковалась. И до того замуж хотела — мочи не было, а уж как тебя встретила — вообще всех достала. Мол, подать сюда Ивана! Дай ей, горемыке, хоть пообщаться с тобой!

— Ну ладно…

Горох передал трубку дочери.

— Иванушка! — услышал я Настюшин голос. Черт, а я ведь и забыл, что жениться на ней хотел! — Ты как? Жив ли, здоров ли?

— И даже весел, — попытался усмирить ее "бурю" я.

— Киска, рыбка, зайчик! Ну ты на кого меня покинул? Я тут помираю без тебя… Даже на офицериков не гляжу!!!

Господи, да гляди себе, кто ж тебе мешает?

— Я уже и платье примерила, и рецептов к пиру набрала… ты меня не покинь, я без тебя помру. Любый мой, да что ж ты молчишь? Рыбка, пупсик, цветочек!

Она ворковала полчаса. И, если прежде это доставляло мне удовольствие, то теперь я несколько раз ловил себя на мысли о том, как утомительна эта нежная болтовня! Уж лучше бы я парой слов с Васей перекинулся да с Волком маршрут обсудил.

Отделавшись от болтливой невестушки, я, наконец, вернулся в купе. Друзья мои уже проснулись и вовсю завтракали, не дождавшись меня. Я, не говоря ни слова (чем больше тебя уматывают болтовней, тем больше хочется молчать самому), подошел к ним и тоже принялся сосредоточенно поглощать пищу.

Через два часа мы сошли с поезда. Ах, Берлин! Ну отчего так недолго приходится здесь пробыть! Уже скоро придется заказывать рейс "Берлин — Вашингтон".

Я немцев уважаю. Честно. Ну, может, они и педантичны, но это честные люди и верные друзья. И в этот раз они оставили приятное впечатление. Нас радушно встретили и сразу же сопроводили к министру иностранных дел, Гансу Вильгельму. Ганс оказался худым мужчиной средних лет с седеющей шевелюрой и очень постным лицом. Голос у него был грубый и несколько гнусавый, но зато он сносно говорил по-русски:

— Что фам нато? — отчеканил он, увидев нас.

— Ээ…

Дипломатические переговоры взяла на себя Василиса:

— Господин Ганс, я — Василиса Гороховна, царевна Сказочной Руси, а это — мой друг Иван и его ручной волк. Мы хотели бы получить от Царства Фрицева…

— Германии! — раздраженно (или мне так показалось?) поправил министр. Так вот как, выходит, называется Царство Фрицево. — Германии!

— Хорошо, от Германии… политическую поддержку в поимке международного террориста Кощея Бессмертного и предоставлении информации.

— Под-тержку? Как же мы можем фас подтержать?

— Ну-у… например, поиски… выдача преступника…

— Хорошо. Йа. Подтержка будет фам опеспечена. Фы же знаете: Германия и Русь есть союзники и трузья.

— И… вы не могли бы предоставить нам кое-какую информацию по поводу… ковра-самолета с бронированным выдвижным куполом?

— У нас такой только у президента, — с исполненным достоинства видом ответствовал Ганс.

— Понятно… значит, они не знают ничего, — еле слышно протянула Василиса.

— Спасибо вам огромное. Если вы поймаете Кощея Бессмертного или его сообщников…

— То мы передадим его фашим спецслужбам.

— Правильно. И еще, я надеюсь, это будет не слишком большая обуза для Германии… прошу вас обеспечить нам защиту от кощеевых сообщников.

— О-о, что фы! Найн! Это не есть польшая обуза! Напротиф, мы обеспечим фсе, что смошем! Тля наших русских трузей — хоть луну с неба! — гостеприимно улыбнулся министр иностранных дел. — Добро пожалофать, прошу фас ко мне домой.

У министра нас встретили более чем радушно. У него оказалась замечательная добрая жена и две очаровательные маленькие дочки. Нас вкусно накормили и уложили спать. За нашу безопасность я был спокоен на сей раз: вокруг дома дежурили парни из спецподразделений.

…Я проснулся оттого, что что-то в спальне зазвенело и разбилось. Я осторожно приоткрыл глаза и ужаснулся: окно было выбито, а к спящим Волку и Васе подкрадывались двое подозрительных типов в масках и с пистолетами. В руках у обоих блестели ножи. Меня окружало сразу три "загадочных незнакомца". Я рефлекторно заорал (разбудив очень вовремя друзей!) и перешел в атаку. Однако, когда я уложил этих пятерых, в окно ввалилось по очереди еще человек двадцать. Завязался жаркий бой. Вскоре на шум прибежали местные "омоновцы" и оказали нам поддержку. Когда с "масками" было покончено, я поинтересовался:

— И что? Это и все? Тьфу ты, разминка… кощеевцы?

Василиса приподняла рукав одного из валяющихся без сознания на полу "масок". На запястье светилась татуировка — знак Кощея.

— Угу, — кивнула она.

— Вот блин, и здесь покоя не дают!

Волк, пользуясь тем, что на нас не смотрят, проговорил:

— Ну, знаешь ли, я так полагаю, наша неуловимая троица тоже успела его достать.

— Так, ребята… — я потер лоб. — Думаю так, что сегодня обязательно появится еще кто-нибудь, так что, боюсь, спать сейчас не стоит. Что будем делать?

Василиса пожала плечами, Волк предложил:

— Как насчет того, чтобы узнать новости?

— Мысль! — я достал беспроводной телевизор. — Включать?

— Включай, — махнула рукой Премудрая.

Я включил, поставил на первый канал.

— О! Как раз ночные "новости" начинаются.

Дикторша любезно рассказала нам о нападении войска Тридевятого Царства на какой-то из эмиратов, о фестивале цветов, прошедшем в царстве Аглицком, а также о том, что неизвестным образом оказалась стерта с лица земли деревня Рыскино. Примечательно, что рядом с Рыскино находилось немаленькое кладбище, после случившегося также опустевшее.

— Ну, и что вы по этому поводу скажете? — я вырубил "тарелку".

— Тяжелый случай, — Волк пристроился рядом с Василисой, позволив ей нежно гладить его между ушей, как кота. — Я, конечно, знал, что правитель Тридевятого болен на голову, но чтоб настолько? Совершенно не скрываясь, ради природного богатства — алмазных копей — нападать на страну под видом освобождения ее от феодального строя и насаждения демократии?! И это-то тогда, когда уже все страны отказались от захватнических войн!

— Он просто идиот, — пожала плечами Вася. — Дурень круглый.

— А чего вы, собственно, хотите? Если у папаши куриные ножки, то какие могут быть у сына мозги? — рассудил я, намекая на куриные ножки, которые благодаря отцу нынешнего правителя держали всю экономику Тридевятого.

Волк и Василиса прыснули, в один голос, давясь смехом, ответив:

— Только куриные…

Всю ночь мы не спали. У меня никогда не бывало бессонницы и не приходилось бодрствовать ночами, поэтому я был очень удивлен тем, что после этой ночи я чувствовал себя в сто раз бодрее, чем если бы дрых до обеда. Василиса улыбчиво разъяснила мне причину этого на основе каких-то научных фактов и физиологических процессов, еще раз напомнив мне, кто тут Премудрая. Волк, выслушав ее трехчасовую лекцию на тему "Что лучше: спать или нет?", тихо скуля, уполз под кровать и заткнул уши ватой во избежание нового потока мудреностей: Васины гениальные мозги содержали в себе СТОЛЬКО… и ТАКОЕ… и именно биологию, химию и физику бедный Волчик с детства не переносил, а у царевны эти науки составляли основную массу знаний. Боюсь, если бы начали считать ее IQ, то попросту запутались бы в количестве цифр целого числа. Я рядом с ней чувствовал себя не то что неучем или дураком — а просто болваном безмозглым. Всякий раз, как я к ней подходил, кровь бросалась в лицо, мне даже рядом стоять с этим Эйнштейном-Менделеевым-Ковалевской стыдно было. Да не за нее, а за себя.

Все. После дела о ковре-самолете поступаю на платное обучение… что значит "куда"? А куда примут! С пятью тройками ("3" пишем, а "2" в уме) в аттестате, из которых три — по алгебре, геометрии и русскому, на МГУ рассчитывать сложно. Но сантехником?! После того, что я за это время узнал от Васи? Стыдно, юноша, стыдно, как говорила Марь Васильна.

В нашем распоряжении имелось два дня. За эти два дня надо было: а) наладить все контакты — это легло на царевну, б) затариться необходимым (это на мне), в) узнать расписание ковролайновых рейсов (это на Волчике) г) поболтать с министром Гансом (это на всех нас) и д) если успеем, посмотреть достопримечательности. Это тоже на всех нас.

Первым со своим заданием справился Серый Волк, за что и был приставлен к награде — гигантскому куску баранины (вознаграждение было уничтожено в тридцать раз быстрее, чем заработано!). Мы успевали на завтрашний рейс в шесть часов вечера. За-ме-ча-тель-но! Следующей подоспела Василиса. Она у нас просто умница: за четыре часа договорилась со всеми, с кем нужно. Я провозился дольше всех: ну откуда мне было знать, что в этом Царстве Фри… тьфу, Германии вместо нормальных денег расплачиваются кредитными карточками? Я до сего дня вообще старался с этой бякой — находкой для мошенников никаких дел не иметь: обманут, как раз плюнуть!

К вечеру собрались у Ганса Вильгельма. Первым делом решили обсудить с ним наиболее выгодные варианты маршрутов.

Ганс снял со стены карту.

— Фот. Смотрите. Я предлагайт… фам… сначала сесть на мини-кофролайн здесь, в Германии, потом долететь до…

— До Царства Мусью? — подсказал я.

— До какой еще тцарстфо мусью?! — вытаращился на меня немец. — До Франции!

— А Франсии — это где? — поинтересовался я.

— Не Франсии, а Фран-Ц-ия! — поправил меня Ганс. — Франсэ! Франс! Понимайт? По-вашему — Франция… через "ТЦЭ"! Цвайн! Понимайт, Иван?

— Франция? — я присмотрелся к карте. — Та-а-ак… постойте-ка… выходит, все государства зовутся на самом деле не так, как у нас их называют?

Василиса, казалось, была озадачена не меньше моего. Волк так вообще глаз не спускал с карты.

— Значит… если Царство Фрицево — Германия, Царство Мусью — Франция, то тогда Царство Аглицкое — это что?

— Англия.

— А Царство Римское?!

— Италия.

— Ну хоть какая-нибудь страна-то не имеет эквивалентного названия?! Ну Тридевятое-то?! Хотя бы?

— А Тридевятое ист Америка, — вяло пояснил министр. — Юнайтед Стэйтс оф Америка, как они себя называйт.

— Так… и Голливуд, выходит, там? — дошло до меня.

Господи, какой идиот на Руси все государства переназвал?! Голыми руками б его удушил!

— Ладно, — Волк еще раз обежал взглядом карту. — Выходит, в Америке Кощей и скрывается… Верно?

— М-м-м… не совсем, — протянул Ганс. — Лет семь назад Косчей вы… вы… выкупил у, как фы его называйт, Тридефятого полуостров Аляска…

— Коляска? — прыснул я, чем заслужил неодобрительный взгляд Волка и Василисы.

— Не Коляска, а Аляска, — поправила царевна к моему удивлению. — Много лет назад Тридевятое приобрело этот полуостров у Руси. Вот уж не думала, что они продадут Аляску Кощею! Хотелось бы знать, на какие деньги?!

— На награбленные, — не задумываясь, ответил Волк. — На какие же еще?

— Так фот, теперь у террориста сфой тцарстфо. Там он сидит… сидит… — немец замялся, подбирая слово.

— Безвылазно? — предположил Волк.

— Йа! Бесфылазно.

Немец даже не обращал внимания на то, кто говорит, погрузившись в свои мысли.

Мы огорченно переглянулись. М-да… тут уж Тридевятое поможет лишь немногим. Влипли мы. Как кур в ощип.

— Так…. - я склонился над картой. — Ладно, а в царстве Му… тьфу, во Франции что?

— Пересядете на кофролайн. Так получится дешевле. Потом долетите на нем до Америка и сойдете ф Нью-Йорке.

— Здорово, — обрадовался я. — Статую Свободы увидим… она ведь там?

Немец кивнул.

— А в Америка фам помогайт американские спецслужбы. Фы можете опратиться в ФБР!

— Мысль, — Волк тоже склонился над картой. Я прикинул:

— Д-да, так получается короче всего. А по деньгам сколько выйдет?

Ганс Вильгельм смешно прикрыл глаза и принялся в уме высчитывать. У Василисы уже и тут был готов ответ:

— Сто марок. Это триста пятьдесят три золотых, сорок копеек. И еще пять золотых за мини-ковролайн до аэродрома.

И Ганс, и Волк, и я уставились на нее, как на пришельца с далекой галактики, у которого микрочип в мозгу.

— Что? — не поняла она.

Я додумался махнуть рукой:

— Забей.

— Но так и вправду дешевле всего!

— Вот и хорошо, — в один голос заверили мы с Волчиком. Министр иностранных дел все еще растерянно хлопал ресницами.

— Отлично, — царевна откинула прядь роскошных волос со лба. — Значит, так и сделаем.

Ганс, наконец-то, очнулся от ступора и по-немецки сухо кивнул.

— Гут. Майн фройнд, не желаете ли фы пожалофать сегодня на званый ужин?

— Н-нет, спасибо, — Вася отшатнулась, натянуто-вежливо улыбаясь. — У н-нас д-дела, д-да…

— Изфините. Тогда я пойду?

— Конечно-конечно! — улыбнулась царевна во все 32 зуба (хотя у меня давно было впечатление, что у нее их 64!).

Как только Ганс вышел, улыбка провинившейся акулы сошла с лица Василисы. Она пробурчала в адрес министра что-то очень нелестное и заперла дверь изнутри на ключ.

— Что? — не понял Волк. — Васьк, ты чего?

— "Званый вечер"! — передразнила она, подражая скрипуче-сухому голосу пожилого немца. — Век бы не видать все эти сливки общества! Да боже меня упаси от этих ваших званых вечеров!

Волк и я озадаченно переглянулись. Он шепотом спросил меня:

— Что это с ней? Не хочет на званый вечер… по-моему, это такая честь!

— Да она просто не понимает, от чего отказывается, — буркнул я тихо и, забывшись, в голос сказал:

— Ну как можно отказаться? Там же будет столько всего замечательного! Напитки…

Вася скосилась на меня.

— … Изысканные блюда…

Она только фыркнула в ответ.

— … Прекрасные дамы…

Василиса слегка позеленела, приобретя сходство с купюрой достоинством в миллион долларов. И с этим достоинством она повернулась ко мне и тихо ответила:

— Ты хоть раз САМ бывал на подобных мероприятиях?

Я пристыженно замолк, выдавив из себя только:

— Ну… а банкет в мэрии считается?

Царевна с презрением бросила:

— Банкет в мэрии?.. Его можно сравнить с вольером с шакалами. А званый ужин в компании сливок общества — только с серпентарием.

— Но, Василис, но… — жалобно выдавил я.

Она не догадывалась, КАК мне хотелось побывать на этом ужине. Немного попредставлять себя VIP, поувиваться за известными дамами… глупо, да. Сам знаю. По-детски. Ну ничего я не мог поделать со своим любопытстсвом! Нет, я вовсе не страдаю им хронически. Оно так, волнами накатывает. Но уж если накатит, то не отобьешься. И я стал ее упрашивать:

— Ну Вася… ну пожалуйста…

— Дался тебе этот ужин, — зло проворчала она, давая понять, что никуда не пойдет.

— Ну Вась… ну хочешь, я тебе твой любимый фильм на DVD подарю, а? — мне и самому смешно было от собственных аргументов, но я продолжал.

— Нет, и не проси!

— Ну, Василечек! Ну пожалуйста!

— Ни за что!

— Ну, Ваше Высочество!

— Да иди ты!..

— Пли-и-з!!!

— Ни за что, я же сказала!

Так мы препирались двадцать минут. Потом Серому Волку это надоело, и он рыкнул:

— Замолчали, оба! Мы, кажется, еще хотели посмотреть город! Если вы так до вечера будете спорить, то мы даже этого не успеем! Не говоря уже о поисках ковра-самолета. Между прочим, министр иностранных дел — не единственный источник информации. Необходимо поискать и в других местах. Начнем осмотр города прямо сейчас. Порыщем на предмет царева ковра, а заодно и достопримечательности посмотрим. Как вам?

Мы с Прекрасной растерянно кивнули.

— Тогда что вы стоите? Собирайтесь!

Я принялся собираться. Собирался я как вор на ярмарку; но зато Василиса собиралась, как ярмарка на вора, и моя лень так и не получила необходимого простора для развития. Собравшись, мы вышли из дома министра и двинулись в первом попавшемся направлении.

* * *

Бродили достаточно долго. Где только мы не побывали: и в музеях, и в компьютерных клубах, и в притонах наркоманов… Волк как-то раз сунулся к одному частному детективу и, улыбнувшись во все клыки, поинтересовался насчет ковра. Беднягу хватил кондратий; повезло, что врач, увозивший сыщика, попался выходящий из запоя алкоголик и без вопросов принял говорящего Волка за свою белую горячку, потому пугаться не стал. В Василису влюбился наркоман под кайфом; пришлось срочно разыскивать нарколога. Я тоже чуть не влип в историю, но чудом удержался. Информации было ноль. В притонах даже не знали, что такое Русь и кто такой царь Горох. В Интернете по-прежнему один мусор; да Интернет, похоже, и есть один большой мусорный мешок. В музеях о коврах знали все, но именно с этим ковром — посылали нас… не, не угадали. К Кощею. Но примерно с тем же смыслом. Даже спецслужбы были не в курсе дела. Нет, о пропаже-то они, конечно, знали; но версий почти не было. Если не считать официальную: царь сам его куда-то запихнул и забыл напрочь.

Солнце уже опускалось к горизонту, когда в одном из темных тупичков на нас напала цыганка. И не спрашивайте, откуда она взялась, я сам по этому поводу в большом недоумении; но факт оставался фактом… цыганка, на вид старая бабка, подкатила к Василисе и проскрипела:

— Деточка, позолоти ручку! Судьбу расскажу: вай, красавица какая? Небось хочешь будущее-то узнать?

Все это было сказано на чистейшем русском, причем с такой железной уверенностью, что здесь, в центре Берлина, мы ее поймем, будто это был не Берлин, а Суздаль. Мы слегка обалдели; Вася, никогда прежде с гадалками не знавшаяся, растерялась. Цыганка, наоборот, набралась откуда-то хамства схватить царевну за руку.

— Деточка, позолоти ручку! Дело доброе сделаешь! А я за то вознагражу тебя щедро.

Волк попытался отстоять свободу Василисы:

— Слушай, бабка, отпустила бы ты Василису свет Прекрасную!

Но серое говорящее чудо не поразило бабку.

— Так это сама Василисушка? Тем более, ей ведь не трудно помочь бедной, старой, больной женщине деньгами! — неожиданно возразила она. — Но не за так, а за правду-матушку обо всем, что ее ожидает!

И цыганка пристально поглядела Васе прямо в глаза. То ли она ей что-то телепатировала (?!), то ли Премудрая в гадалкиных глазах что-то для себя новое увидела, но, во всяком случае, девушка, к моему удивлению, остановилась и, достав кошелек, отсчитала три монеты:

— Гадайте, бабушка.

— Благодарю тебя, деточка, — кивнула гадалка и взяла Васину руку. — Так… ждет тебя, яхонтовая, преграда; да не одна. Ой-ой-ой, одни беды тебя ждут! Черный человек на твоем пути, черный, дурной человек сердца твоего взыскивает… Зато потом счастливая будешь! Мужа хорошего себе найдешь, замуж выйдешь скоро, вместе будете жить-не тужить…

— Стойте, бабушка, — ошарашенно перебила Василиса. — Как это — замуж выйду скоро? Мне ж выходить не за кого!

Что-то неприятно кольнуло в груди; я убедил себя, что просто переживаю за напарницу.

— Али точно не за кого? — задумчиво, но с хитринкой сощурилась цыганка. — Нешто никто не люб?

У меня возникло такое ощущение, что бабка на Василису досье собирала и знает о ней даже такие подробности.

Голос Василисы чуть дрогнул:

— Точно, бабушка, никто.

— Уверена, деточка? Ты повнимательнее смотри, как в Америку поедете; авось и увидишь?

— Что увижу? — не поняла та.

— А кто тебе люб! Главное, не прогляди, а не то всю жизнь маяться будешь одна-одинешенька! И смотри, от друзей сердце не закрывай, не таи, что думаешь, друзья-то всегда поддержат!

Василиса рассеянно окинула взглядом сначала Волка, затем меня. Сердце заколотилось, я занервничал под пристальным взглядом. Чего это она так смотрит, думает, я ее сердечные тайны слушать буду? Зря, я все равно в этом ничерта не понимаю, к тому же, в душе заранее зародилась злоба на будущего хуан-карлоса моей Премудрой спутницы; я опасался, что если она хоть слово про него скажет, я сорвусь. А я знал, что это причинит ей боль. Чего не хотелось. К горлу поднялся комок различных чувств, и я отвернулся.

Серый Волк слабо улыбнулся в ответ на взгляд Василисы. Улыбка его говорила: "Я, конечно же, всегда на твоей стороне!"

— Спасибо, бабушка, — поблагодарила царевна. — Так мы пойдем?

— Идите с богом, брильянтовые, и будьте счастливы! — тепло ответила цыганка.

И тут меня стукнуло.

Я схватил кошелек, отсыпал пять золотых, поспешно вручил их недоумевающей бабке и выпалил:

— А вы не могли бы погадать нам на пропажу?

Волк и Вася с изумлением и надеждой посмотрели на меня.

— Отчего же нет? — криво улыбнулась гадалка, спешно прикарманивая деньги. — Только нужны мне будут: ценник от пропавшей вещи, трава-голова, мышиная косточка и волчий волос.

Ценник?! Какое-то новомодное гадание…

Я тайком поинтересовался у Премудрой:

— А что за трава-голова такая? Про мяун-траву слышал, про разрыв-траву, про плакун-траву, про червец-траву… даже про сон-траву слышал, а чтоб была трава-голова — ни разу не слышал!

— Трава-голова — новый сорт томатов, у которых плоды похожи на человеческую голову, — так же шепотом пояснила она. — Неудачный генный эксперимент печально известного нам Добронравова…

— Уу, — я сделал вид, что все понял, и уже вслух спросил ее:

— А что из перечисленного у тебя есть?

— Почти все, — царевна скосилась на Серого Волка; тот, в свою очередь, поглядел на нее с опаской и отошел под защиту цыганки.

— Скажите, а порошок из листьев травы-головы подойдет? — вежливо спросила Вася у цыганки.

— Конечно, яхонтовая! — ответила она.

— А мышиная косточка у тебя есть? — осторожно вылезая из своего "убежища", поинтересовался Волк.

— Конечно! — Василиса с гордостью продемонстрировала маленькую костяшку. — Без нее же не обходится ни один мало-мальски серьезный способ одурманивания! И ценник тоже есть, — она достала и его. Я присвистнул: вот это цена!

— Дело осталось за малым.

Все трое одновременно выжидающе уставились на Волка.

— А я что? Я ничего, — не к месту пробормотал тот и ретировался.

Ну что ты с ним будешь делать?!

Минут так через пять Волчик все-таки согласился, скрепя сердце, отдать волосок. Гадалка долго варила зелье из добытых нами ингредиентов, куриного бульона и еще какой-то гадости (при одной только мысли, что ЭТО напоминает человеческие мозги, меня начинало здорово мутить); потом, к общему немалому удивлению, прочитала над ним что-то на латыни. А потом — я поежился — выпила на наших глазах три стакана этой гадости… судя по всему, зелье было мощным галлюциногеном, потому что после этого цыганка впала в глубокий транс и забормотала:

— Вижу… вижу… стены… богато украшенные… здание. Я вхожу в него… коридоры… похоже на дворец… дверь открывается… выходит звероголовый человек… я вхожу в дверь. За компьютером сидит спиной ко мне какой-то человек… рядом с ним стоят охранники… они меня не видят… человек встает… идет к выходу… я иду вслед за ним… бронированная дверь… он набирает код. Не вижу, не могу его запомнить… входит… я тоже.

Она замолчала на несколько секунд. Мы напряженно молчали, Волк нервно мотал хвостом.

— Вижу… помещение… вещи… — продолжила бабка, раскачиваясь вперед-назад с остекленевшим взглядом. — Что искать?

— Ковер-самолет, — осторожно, тихо подсказал я. — С выдвижным бронированным куполом, царский.

— Вижу… он лежит в открытом сейфе… огромном сейфе. Человек закрывает сейф, набирает код, читает заклинание… выходит. Он поворачивается ко мне лицом… я его узнаю… это Кощей! Он увидел меня! Он что-то говорит… ааршш! — пожилая гадалка зашипела, словно от боли. — Темнота! Ничего не вижу!!! Мои глаза!

Гадалка схватилась за глаза, крича от боли, по пальцам потекла кровь; только представив, что произошло с бедной женщиной, я едва не заорал от ужаса; шерсть у Волчика на загривке встала дыбом, глаза округлились от испуга; Василиса закричала и отшатнулась. Паника охватила всех. Ни я, ни Волк, ни даже Василиса не могли от шока и дикого страха сообразить, чем помочь цыганке; заметвашись по помещению, мы хватались то за одно, то за другое, пока Волк, наконец, не взял себя в руки и не додумался достать бинты. Временно забинтовав гадалке пострадавшие глаза дрожащими от страха и напряжения руками, я бросился к суме и, резким жестом притянув Василису, принялся перебирать все зелья подряд, попутно допытываясь, от чего каждое из них.

— Это от гриппа… это от чумы… это от проказы… это от язвы желудка… это от головной боли… — слабым голосом комментировала она. — Это для удаления волос… это для наращения утерянных органов, на основе Живой воды…

— О!!! То, что нужно! — Серый Волк мигом схватил флакончик и подскочил к вопящей от боли женщине. Спустя некоторое время мы с Васей смогли ему помочь в этом; в итоге глаза вместе со зрением ей все-таки вернули.

Но факт, что дверь в дом именно ЭТОЙ цыганки отныне была для нас закрыта. Навсегда.

"Итак, ковер у Кощея, — думал я, пока мы втроем развозили дорожную слякоть по направлению к дому Ганса Вильгельма. — Значит, теперь не остается никаких сомнений в том, что мы должны двигаться именно в Тридевятое. А если нам там не помогут, то и прямиком на Аляску, в Кощеево царство…" Делиться своими мыслями с друзьями не хотелось. Почему-то после страшного случая с цыганкой я сильно замкнулся в себе и не имел охоты ни с кем разговаривать. Это, конечно, пройдет; у меня так уже бывало. Но сейчас душа требовала покоя и отдыха. Отдохнуть физически возможным пока не представлялось, поэтому я отдыхал душевно, растворяясь в негромком (для привычных ушей) городском шуме, прохладном вечернем воздухе и по-сентябрьски рыжем закатном солнце, оттенявшем облака в небе и серые громады европейских домов. Чуть тронутая желтизной листва деревьев словно звенела при каждом порыве ветра, а порывов было много — погодка не для бадминтона… тьфу, о чем это я? Какой бадминтон?! Тревога и страх снова опутали сердце: Русь в опасности, а нас преследуют неприятности и — что самое жуткое — случаются они почему-то не только с нами, а со всеми, кто нам помогал… дело в том, что, когда мы вышли, вернее, вылетели от цыганки, позвонил царь; выяснилось, что Подпокрыши сожжены до тла, князь Мстислав слег с холерой (хотя был ничтожный шанс его вылечить), Родион Тараканов попал в реанимацию из-за "случайно" упавшего на него бетонного блока… Бабу Ягу подвергали пыткам подозрительные типы в масках, но теперь, славу богу, она в порядке, жива-здорова и передает нам привет. Словом, наша компания была явным "антиталисманом" для всех, кто стал нашими друзьями. Это тяжелым камнем легло на сердце и занимало все мысли…

— Похолодало, — поежилась царевна; лицо ее побледнело от холода.

А я-то уже решил, что ничто не вытеснит моих мрачных мыслей. Я поспешно снял с себя куртку и накинул на нее, получив в ответ благодарный взгляд.

— Спасибо, — горячо поблагодарила она. — Ну и день! Я, наверное, сойду с ума от всех этих ужасов…

— Не переживай, — ободрил ее Волк — похоже, самый стойкий из всей нашей троицы. — Все пройдет. Вот прибьем Кощея…

— Или он нас прибьет… — мрачно отозвался я с нервной ухмылкой.

— … вот тогда все вновь будет хорошо! — не обращая внимания на мои пессимистичные выпады, докончил Волк.

— Ваня прав, — возразила ему Василиса. — Еще не факт, что это МЫ прибьем Кощея, а не он нас. В конце концов, на его стороне куча террористов, сообщников, слуг; в его распоряжении небывалое множество шпионов и гениальных изобретений, включая магию, дворец-лабораторию и климатические условия Аляски, зимой практически невыносимые для непривычного человека… а у нас — только жалкая горстка "секретного" оружия, твоя телепатия, везение Ивана да мои куцые мозги.

Мы с Волком скептически воззрились на нее.

— Ну, по сравнению с гением Бессмертного. Иначе бы я была Василиса Бессмертная… — она печально улыбнулась.

— Василиса Бессмертная ты будешь в случае близкого родства с ним, — с ехидным намеком поддел Волк.

— Прибью за такие намеки, — раздраженно буркнула царевна. — Я ни за что не соглашусь стать его женой!

— Ну почему обязательно женой? — Серый паршивец (я уже готов был его придушить) сделал невинные глазки. — Может быть, дочерью? Возьмет он тебя и удочерит…

— Нет уж, спасибо, мне мой батюшка куда больше нравится, — тут же парировала Вася. Разговор начал приобретать комический оттенок.

Ох… кажется мое настроение — всегда веселое и неунывающее (хотя разве настроение может унывать?) — ко мне возвращается…

— Тогда усыновит, — внес я свою лепту.

Оба уставились на меня так, будто я заявил о том, что директор Кащенки покачал головой насчет моего случая, сказав: "Очень, очень тяжелый!" Так… кажется, я сморозил глупость. Ничего не оставалось делать, кроме как беззаботно пожать плечами и добродушно до нельзя улыбнуться во все 32… а это значит, жизнь продолжается!

* * *

К семи вечера мы вернулись. Я принялся умолять Премудрую о посещении званого вечера. Волк скептически смотрел на мои потуги; как ни крути, а вопрос о званом вечере его не касался, поскольку волков, равно как и собак, там видеть вряд ли захотят. Хотя в какой-то мере он был на моей стороне: давно облизывался в одиночку сбегать в какой-нибудь местный лес и познакомиться там с немецкой красавицей-волчицей (как волку Серому Волчику было примерно столько же, как человеку — 25, короче говоря, он был стройный обаятельный холостяк средних лет — мечта любой волчицы), а мы с Васей — уж не знаю, каким боком — ему в этом мешали. Вот если бы мы отправились этим вечером на какое-нибудь мероприятие… и Волк мечтательно закатил глаза.

— Ну ладно, так и быть, — процедила царевна, изрядно помрачнев. — Мы пойдем на этот разнесчастный банкет. Только оденься поприличнее, — она окинула меня насмешливым взглядом. — Если ты появишься на приеме в рубахе и портах, то я не с тобой.

— Ладно-ладно, — я поспешно выставил перед собой ладони, словно пытаясь остановить Васину нарастающую мрачность. — Я улажу этот вопрос… мигом… так мы пойдем?

— Да, — зло и хмуро ответила Василиса тоном "что угодно, только отвяжись!"

Я обрадованно схватил кошелек и помчался в магазин. Интересно, на какой костюм мне хватит? На Дольче Кабана китайского производства или на поддельного Диора?..

Ну, я, мягко говоря, не поскупился (только Васе не говорите!). И поэтому мне хватило на настоящего Диора. Пятнадцать минут в примерочной с использованием расчески, геля для волос и хорошего (но, стыдно признаться, "плохо лежавшего") одеколона — и к дому министра иностранных дел шагал вполне приличный джентльмен…

Я постучал в дверь. Василиса открыла, выражение ее лица стало удивленно-смешным:

— Здравствуйте, кого вам?

Я поразмыслил и наплел ей буквально то же самое, что и своей невесте в день нашей встречи. В довершение скорчив мину а-ля Чеширский кот. Меня мигом узнали!

— Вот это да, ты где это взял? — подозрительно оглядывая меня, осведомилась Вася.

Я снова показал зубы мудрости в широкой улыбке и соврал:

— У одного друга позаимствовал.

— А у тебя есть друзья в Германии? — с легкой усмешкой спросила царевна.

— О, у меня много чего есть, о чем ты не знаешь, — тоном Сфинкса заявил я, поправляя галстук, мысленно поименованный мной удавкой за "повышенную комфортабельность".

— Ну-ну, — как я заметил, Вася была в банном халате. На ней он смотрелся странновато — приблизительно так, как смотрелась бы рэперская шапочка на средневековой леди: китайский узор совершенно не шел к большим зеленым очам и светлым волосам Прекрасной.

— Чего ты так меня оглядываешь? — буркнул объект моих размышлений, открывая платяной шкаф (жена Ганса позволила Васе надеть ее платья).

— Я? Да так, — спохватился я, отводя глаза. — Тебе идет.

Ну, мягко говоря, на этот раз я ей польстил… но это подействовало. Вопросов подобного содержания больше не было.

Василиса начала снимать халат, чтобы переодеться. Я не замечал: мои мысли были заняты… не угадали. Я в уме решал пример с логарифмами. Так, для разминки.

— Интересно? — Васин вопрос застал меня врасплох: я обнаружил, что, к своему дикому удивлению, нагло пялюсь на царевнину ножку.

Страшно удивившись этому факту, я выпалил:

— Ой! Прости, я не заметил! — и, вскочив, вышел из комнаты. Судя по звуку, только теперь Вася возобновила процедуру переодевания.

М-да, я от себя не ожидал. И я, Брут…

Около часа я слонялся по квартире министра. Сел, посмотрел "тарелку" — беспроводной телевизор. Но просмотр "Сабрины — маленькой ведьмы" меня не устроил, и я переключился на компьютерные игры.

Монстр-кровавый боярин почти расстрелял меня, да еще летучая мышь догрызала последнюю жизнь со спины, когда я почувствовал легкое прикосновение к своему плечу. Обернувшись, увидел укоризненный взгляд Премудрой.

— Уже восемь, нам пора, а ты все в "Подземелья Кремля" рубишься, — недовольно молвила она.

Именно молвила. Только то, что я знал ее скверный характер, удержало от восхищения. Неудивительно, что у Васи выигранный мировой конкурс красоты за спиной. Правда вот, хмурая ухмылка, искривившая губы, ее совсем не красила. Эх, улыбнулась бы ты, царевна, — солнца не нужно было бы!.. Тьфу, что это я, ум за разум заехал! Такую змеюку еще поискать надо.

И я тоже презрительно хмыкнул. Прозвучало, правда, не больно-то уверенно…

— Я давно готов, идем?

Она чинно кивнула. До самого конференц-зала ни она, ни я не проронили больше ни слова.

Нас приняли как очень почетных гостей. Правда, многие косились на меня: Русь в общепринятом мнении — страна дикарей, а значит, и я, выходец оттуда, — варвар. Дамы, поджав губки, с ожиданием чего-то предосудительного оглядывали меня: а ну как я прямо при них руками из миски есть начну и миску языком вылизывать?.. Я лишь демонически ухмыльнулся им в глаза, войдя, и поприветствовал присутствующих:

— Добрый вечер, э… господа и дамы.

По-немецки.

И у тех, и у других одинаково расширились глаза: они явно не ожидали подобного обращения от дикаря из русской глубинки. Хе, я еще и не так могу: даром, что ли, у тетушки в гостях в городе штаны просиживал в Интернете на культурных форумах? Только вот на селе меня почему-то за это дураком обозвали и насмеялись. Странные люди.

А вот, как видите, пригодилось.

Я на автомате, проходя мимо какой-то миловидной расфуфыренной дамочки, наклонил голову в приветственном кивке. Но девушка приняла это за легкий поклон и тут же отодвинула мне стул рядом с собой. Ну я и не стал отказываться. В конце концов, для чего я тут?

Однако, когда я поглядел на Василису, меня взяла зависть: за ней уже увивались три каких-то лоснящихся типчика, беспрестанно рассыпаясь в комплиментах. Черт бы побрал эту Прекрасную! Вот вечно она так: бросит меня черт знает с кем, а сама… ууу!

— Простите, а кто вы?

— А? — обернулся я на голос.

Дама, сидевшая рядом со мной, пристально на меня смотрела.

— Кто вы такой?

Не по себе мне стало от ее взгляда. Вроде бы и благожелательно смотрит, а все равно глаза равнодушные. Даже враждебные. У дамы были гладко зачесанные назад черные волосы, тонкие, но очень красные губы, строгий нос и подведенные брови. Глаза были серые, непроницаемые, лицо сухое с очень сдержанным выражением. Вообще, весь ее вид словно бы говорил: "Моя личная зона 40 сантиметров, и подходить ближе вы не имеете права. Это запрещено законом, это мое частное пространство. Не трогайте меня, и я не трону вас".

Я зябко повел плечами и ответил, в том же вежливо-теплом, но несколько отстраняющем тоне:

— Я из Сказочной Руси, Иван Васильев. А вы?

— Я Маргарита Ванд, премьер-минстр.

Я удивился, но промолчал. Да уж, ей — наверняка не слабо.

— Очень приятно.

— Что привело вас к нам? — спросила фрау Ванд. Или еще фройляйн?

— Слышали о пропаже царского ковра?

— Так, — я только обратил внимание, что она прекрасно говорит со мной на моем родном.

— Ну вот; есть версия, что международный террорист Кощей Бессмертный — похититель ковра. Мы разыскиваем ковер.

— Простите, но… чем обыкновенный ковер-самолет столь важен… Его Величеству? — заметно более мягко поинтересовалась немка.

Я посмотрел в две серых стены ее глаз. За ними, наконец, проявились эмоции: в глубине их разгорался огонек. Меня это насторожило. Лопух-то я лопух, но поостерегся, солгал:

— Царь собирался презентовать его через жениха одной из дочерей на день совершеннолетия: она так мечтала именно о таком ковре.

— Тогда я не вижу логики, — слегка растерянно возразила Маргарита. — Зачем он Кощею?

Серые непроницаемые глаза впились в мое лицо, ожидая, что я дам слабинку и растеряюсь. Я растерялся. Но вряд ли на моем лице что-то отразилось: в последние дни я только и занимался тем, что тренировался в мимике. Точнее говоря, отрабатывал непередаваемо тупую мину, по которой можно сказать одно: ее владелец — Баттхед.

И судя по разочарованному лицу премьер-министра, сейчас она видела перед собой тупого малолетнего солдафона, который просто неспособен наврать. Пока она разочаровывалась в собеседнике, я уже изобрел версию:

— Как, разве вы не в курсе, что террорист собрался жениться на одной из царевен?

Ну, я, конечно, приврал…

— Да? И… что же? При чем тут это?

— Как при чем! При том, что та царевна обещала выйти замуж за первого, кто подарит ей такой ковер. Желающих, как видите, нашлось много.

— Да, — рассеянно подтвердила Маргарита. Она начала терять ко мне интерес: информацию я предоставил, а остальное было ей не нужно.

Ужин начался. По левую руку от меня сидела хорошенькая молодая девушка в блестящем вечернем платье, по правую — госпожа Ванд, напротив — галантный джентльмен средних лет с роскошными усами и суровым взглядом. Я случайно задел ножик, лежавший возле тарелки моей соседки слева; ножик, к ее ужасу, сделал в воздухе кульбит и наметил себе цель на полу — ножку девушки. Та попыталась убрать ножку, но было поздно…

Я поймал нож на лету и протянул ей.

Восхищенная моей ловкостью, девушка горячо поблагодарила (тоже почему-то по-русски… похоже, гостей предупредили, что мы не знаем немецкого):

— Спасибо вам… спасибо…

— Не за что, это я виноват, — невпопад ответил я и вернул ей нож. — Простите меня, фройляйн… э…

— Альбина, — подсказала девица, наивно сияя всеми 36 зубами в улыбке "Дирол — белоснежная белизна!".

Я слегка поклонился:

— Иван… Васильев.

— Кто вы по профессии, Иоганн?

— М. Мм. Гм, — задумался я. — А вы?

— Я актриса, — акцент был безобразный.

— Постойте, — дошло до меня. — Вы, случайно, не Альбина Шварц?

— Я, — улыбнулась она. — А что?

— Я вас по телевизору видел! — радостно сообщил ей я.

— Ха-ха… еще бы, — рассмеялась она. — Я же всемирно известна.

— Ну да, — отозвался я. — Знаю. Вы еще в "Темной чаще" снимались…

Неспешно потек разговор. Слово за слово, я узнал, что Альбина — русская по матери. Видимо, этим и объяснялась ее неплохая русская речь. Я пару раз подшучивал над контрастностью ее имени, она трижды забыла мою фамилию и переспрашивала у меня, смущенно смеясь…

Скоро подошла Василиса. Смерив полупрезрительным взглядом Альбину, она ненадолго присела рядом и, когда Альбина на несколько минут отошла, шепнула мне:

— Будь осторожен с этой… нехорошей женщиной.

— Вась, она же наполовину русская, — возразил я. — Ее даже приглашали в Русь на ПМЖ. К тому же, она такая милая…

— Милая? Хм. Хм, — прозвучало это почти как "ну-ну". — Милая, говоришь… я же тебя предупреждала, что честных людей тут нет. У каждого своя интрига, и не дай бог в нее угодить!

— Вась…

— Я пойду, мне надо разобраться вон с теми типами. К тому же, твоя Альбиночка уже идет, — Василиса поспешно встала и направилась прочь.

Ох, как мне не понравился тон, которым она это сказала… и чего она так взъелась на фройляйн Шварц? Альбина и впрямь весьма хороша собой. К тому же совсем не вредная, в отличие от некоторых, которые по утрам вместо чая змеиный яд стаканами хлещут.

Альбина села на свое место.

— Это твоя жена, да? — немного расстроенно спросила она, кивнув в сторону царевны.

— Боже упаси! — горячо открестился я. — Мне такого "счастья" и даром не надо!

— Сестра?

— Не приведи господи.

— Подруга?

— Тогда я Папа Римский!

— Но кто? Сотрудник?

— Скорее надсмотрщик, — мрачно проворчал я. — Я ковер царский ищу, а она… а она…

— А что она делает?

— В том-то и дело, что я не знаю, какого вообще черта она с нами в Тридевятое поперлась!

— В смысле — с нами? Так ты не один? — удивилась актриса.

— Нет, я имел в виду себя и свою шизофрению, — нашелся я.

Шутку она не поняла, юмор у русских и немцев немного разный; перепугалась:

— Ты это всерьез?!

— Шучу я так! — напряженно пояснил я. Что-то меня здорово нервировало в окружающей обстановке, и я никак не мог понять, что.

— Не шути больше так!

— Угу.

— Ой! — Альбина вдруг уставилась на мою спину. — У тебя на пиджаке жук!

— Жук? — изумился я. — Откуда здесь жук?

— Понятия не имею… — она выглядела весьма растерянно. — Только это ядовитый жук.

— Ой… — я попытался дотянуться до жука рукой, но это не получилось. — Альбиночка, сними его, пожалуйста!

— А… э… — девушка осторожно приблизилась и накрыла насекомое рукой. — Ай! Он убегает! Не дергайся… сейчас… он пролезает под пиджак! — она начала крутить мой пиджак.

— Оставь, — попросил я. — Не смущай людей… на нас уже косятся.

— А я уже все, — радостно сообщила Альбина и продемонстрировала огромного черного жучару. Жучара до боли напоминал скарабея. Вот только вопрос: откуда скарабеи в Берлине? Не вплавь же он сюда добирался из Египта! Скорее всего, ему кто-то помог. Совершенно бесплатно. Потому что скарабей был ему нужен кое для чего…

Похоже, Вася была права.

Больше половины банкета уже прошло, когда внесли гвоздь программы — вино "Кровь демона". Его разлили по изящным бокалам и разнесли на подносах гостям. Каждый должен был отведать этого вина трехсотлетней выдержки в знак уважения к хозяевам. Мне тоже поднесли бокал с вином, но я не торопился его пить, памятуя о случае в деревне возле Чертова леса. Люди на другом конце огромного стола косились на меня, что-то бурно обсуждая. Я подозревал, что меня.

Наконец, премьер-министр предложила тост. Все встали; Альбина ласково (слишком!) заглянула мне в глаза, протягивая бокал:

— Выпей вместе со всеми. Пусть это будет знак уважения к нашей стране.

Я не мог ей отказать. Это было бы элементарно невежливо… И уже собрался принять бокал, когда подошла Василиса:

— Извините, пожалуйста, фройляйн Альбина… Вас просят подойти к телефону.

— Кто? — насторожилась актриса.

— Не представились, но сказали, что это срочно.

— А голос был мужской?

— Да. Чуть хриплый такой.

— Ох, это, кажется, режиссер наш! — заволновалась Альбина. — Извините меня, пожалуйста, я сейчас приду.

Она поставила бокал на место и поспешно выбежала из конференц-зала.

Вася осторожно поставила свой бокал рядом с моим и, убедившись, что все отвернулись, поменяла их местами. Снова подняла бокал, тот, что стоял ближе к ней — на сей раз это уже был мой (бывший!) бокал. Улыбнулась мне и отошла… я недоумевал.

В этот момент вернулась Альбина. Она была запыхавшаяся и взволнованная.

— Кто это был? — поинтересовался я. Из вежливости.

— Не знаю, маньяк какой-то.

— Что он говорил?

— Сказал, что знает все тайны моего порочного сердца, потом — что будет жить вечно, а я буду писать про него, потом — что мир в его руках… потом вообще объявил себя покойной сестрой какого-то там Покрышкина… — актриса звонко рассмеялась. — Смешной, правда?

Ну, Волк, ну, удумал!

Наконец, тост был произнесен. Мы выпили. Вино и впрямь было чудесным на вкус. Краем глаза я видел, как царевна украдкой вылила свой бокал на пол под столом. На том месте, куда попало вино, образовалось большое прожженное пятно.

Вспомнив, что чуть не выпил ЭТО, я судорожно сглотнул…

* * *

После банкета мы с Васей вернулись в дом министра никакущие. Потому что потом было еще три часа скучнейшего застолья, от одного воспоминания о котором я был готов взяться за мыло и веревку; что уж говорить о Прекрасной, на дух не переносившей подобные вечеринки. Едва ввалившись в дом, я отыскал отведенную мне комнату и буквально рухнул, не раздеваясь, на кровать. Сновидения уже закружились перед глазами, когда в мой покой бесцеремонно ворвался Василисин крик.

Сердце захолонуло. Что могло произойти? Я подскочил как ужаленный и понесся в ее комнату. Выбил дверь, влетел внутрь и замер. Вася сидела на кровати, вжавшись в спинку, белая как мел, а из кровати торчали острые, как бритва, ножи. Шириной с мою ладонь. Окажись Васина, гм, спина хотя бы на десять сантиметров ниже, эти ножи были бы… от этой мысли зашумело в ушах.

— Что произошло? — вырвалось у меня.

— Я… л-легла… х-хотела лечь… — дрожа от пережитого ужаса, пробормотала Премудрая. — И в-вдруг… выскочили эти ножи! Я чуть от страха не умерла.

Она даже вылезти не могла, потому что ножи преграждали проход. Я осторожно подал ей руку.

— Давай… пошли ко мне… у меня все нормально с кроватью.

— А ты? — растерялась царевна.

— А я на полу… — беззаботно отмахнулся я. — А лучше вообще на стреме постою. Мало ли что еще!

Мы прошли в мою комнату. Я помог Василисе разобрать постель, а сам отошел проверить, вернулся ли Серый Волк.

Открыв входную дверь, я услышлал громкий неприятный щелчок, и ногу пронзила острая боль. Я опустил взгляд. Капкан. Ну конечно же, что еще? Волка, само собой, не было — иначе бы этот капкан пришлось бы снимать с его лапы. Замаскирован он был превосходно и даже железом не пах. Кое-как доковыляв до своей комнаты, я ввалился и сел прямо на полу. Попытался раздраконить зловредное устройство. Ха-ха, так все и получилось, ага… только кожу зря содрал.

— Что у тебя с ногой? — обеспокоилась Вася.

— Ты чего не спишь? — мрачно отозвался я, возобновляя попытки развинтить капкан на кусочки.

— Не хочется, — ответила она. — Ты что там делаешь?

— К-капкан с ноги снимаю, — провыл я: железячка никак не хотела поддаваться.

— Помочь?

— Черта с два что-либо получится…

— Давай помогу, — предложила Вася.

— Ну хорошо, — нехотя согласился я и пересел на кровать, подтянув с собой и вещи из сумы.

— Как тебя угораздило-то? — поинтересовалась царевна, ловко орудуя отверткой и напильником, выуженными из вещей.

— Волка искать пошел, за входную дверь на улицу выйти собрался и… наступил.

— Ничего себе капканчик, — присвистнула Премудрая, оставив бесплодные попытки разобрать устройство на части. — Я таких еще ни разу не видела. Как он хоть работает-то?

— Думаешь, я знаю? — огрызнулся я, помогая ей найти среди вещей и инструментов пузырек с универсальным растворителем. — Знал бы — не мучился… уже бы разобрал…

— Весело…

Наконец, Василиса откупорила пузырек с растворителем и сбрызнула несколько перемычек. Капкан распался. Нога ныла и просила пощады.

— Уфф, — с облегчением выдохнул я. — Спасибо тебе, Василек…

— Еще раз назовешь меня Васильком, и я этот капкан тебе обратно надену, — немедленно вспыхнула она.

— А чего я сказал-то?

— Сколько можно повторять, что я на дух не переношу васильки!!!

— Ну хорошо, будешь Ромашкой…

За что, собственно, и схлопотал тапком в лоб.

Вдруг Вася посерьезнела.

— Что у тебя за шкиркой? — сухо поинтересовалась она.

— А что там? — я поспешно снял пиджак. К "шкирке", как эту часть пиджака любезно обозвала Прекрасная, был прицеплен крошечный черный предмет.

— Жучок, — сняв его, прошептала Василиса и отбросила пиджак в сторону. — Жучок. Кому ты давал свой пиджак?

Я напряг память.

— Да никому вроде.

— Точно?

— Точно…

— Точно-точно? И не обнимался ни с кем?

— Нет вроде… хотя… постой! — я хлопнул себя по лбу. — Идиот! Эта актриса, Альбина… она нашла у меня под пиджаком скарабея!

— Так я и знала, что не просто так вокруг тебя эта актрисулька увивается, — фыркнула Василиса. — Я же предупреждала, что надо быть поосторожнее!

— Та-ак… — я напрягся и принялся загибать пальцы. — Отравленное вино — раз. Жучок — два. Ножи в кровати — три. Капкан — четыре. На нас организована целая серия покушений, причем половина из них — прямо в доме министра, что не могло быть без его на то согласия. Так?

— Так, — согласилась Вася.

— О чем это говорит? Правильно, о том, что Германии вообще и ее министру в частности необходимо от нас избавиться. Так?

— Так…

— Вопрос только в том, зачем и почему? Есть какие-нибудь версии?

— Во-первых, царство Фри… Германия может быть в сговоре с Кощеем, — рассудила Василиса.

— Но Германия сейчас в большой дружбе с Русью, и не только формально! — возразил я.

— Тогда, возможно, мы кому-то мешаем?

— Навряд ли, мы вообще тут проездом. А вот простейшая версия — что и министра, и мамзель Шварц проплатили "кощеевцы" — вполне может иметь место. А значит?..

— Значит, нам пора убираться отсюда, и как можно быстрее… я бы даже сказала, немедленно, — продолжила за меня Василиса.

— Точно. Молодец, Васек…

— В глаз получишь!

— Хорошо, Василиса!

— Так-то лучше… что будем делать?

— Это я у тебя хотел спросить, — парировал я.

Она призадумалась.

— Можно… точно! Можно нанять ковролайнера!

— Черта с два, — фыркнул я. — Какое рогатое парнокопытное повезет тебя в пять утра — и раньше я выходить не намерен — аж до самого Тридевятого? Я уж не говорю о дворце-лаборатории на Аляске, куда без поддержки и прикрытия американских спецслужб соваться вообще чистой воды самоубийство!

— А мы ему предложим очень много, — возразил "светоч мудрости", теребя край одеяла.

— Ну, и что мы ему предлагать будем? Тысячу марок? Смешно! Да наши рубли раза в три меньше стоят!

— Зато золотые!

— Ну ладно, с этим я соглашусь… черт с тобой, царевна, попытаем счастья, пока оно не попытало нас. А, кстати, кто все-таки звонил Альбине? — решил рассеять я последние сомнения.

Василиса хитро улыбнулась.

— Ты?

Она помотала головой в знак отрицания.

— Волк?

— Ну а кто же еще!

— А как он узнал, что именно сейчас нужно позвонить?

В ответ я снова увидел лукавую улыбку и скромно опущенные глазки…

— Ладно, спи… дочь коварства и сестра пустынного скорпиона, — не сумел сдержаться от ехидной ухмылочки. — Приятных снов тебе.

— Спасибо, — зевнула Прекрасная и перевернулась на бок, закрывая глаза.

Ну почти как ребенок. Она показалась мне в этот момент такой беззащитной, такой хрупкой, что я невольно вздохнул, отворачиваясь. И хотя ее беззащитность и хрупкость в обычное время была вопросом более чем спорным, гм, я знал это точно — какое-то странное умиление захлестнуло меня. И не умиление даже, а… а… я не знал, как это выразить, но хотелось все сидеть и смотреть, смотреть на эти мирно опущенные ресницы — два маленьких веера вокруг ясных зеленых глаз, на эту золотую прядку, спадающую на румяные ланита, на эту ручку, так спокойно и легко лежащую на подушке… знаю, это странно. Я даже знаю, что вы скажете по этому поводу. Нечего язвить! Мне и Васи хватает, она с утра проснется — опять ехидничать и огрызаться будет… но я смотрел и смотрел, и ровное, мерное дыхание царевны успокаивало меня; осторожно приподняв руку, я вслушался повнимательнее… спит. Стараясь не разбудить, легонько коснулся ее щеки — и поспешно отнял руку. Что это со мной? Не надо было столько пить на банкете! Эдак и влюбиться в эту змеюку недолго. Еще этого не хватало сейчас.

Достал из сумы спальник, разложил на полу, забрался в него с головой и закрыл глаза. Сон не шел.

Пришлось считать овец.

Наутро заявился Волк. Наутро — это часам так к четырем. И, само собой, нас разбудил! Хотя вставать итак надо было; но Василиса пыхтела, как допотопный чайник, который забыли снять с плиты. Серый разбойник, как оказалось, проводил время не хуже нас; впрочем, рассказывать он не стал, сославшись на то, что его личная жизнь не касается русских спецслужб. Что ж, в личную жизнь мы не лезем, что мы, папарацци какие?

Собрались быстро. Министр и его семья еще спали, храп господина Ганса был слышен даже у кухни. Стараясь никого не разбудить, Волк, Василиса и я прокрались к двери и попытались выйти. Но дверь была закрыта на ключ. В ход пошла памятная по приключению с жар-птицей шпилька для волос. Дверь наконец распахнулась, и…

— Хэнде хох! — рыкнул кто-то. Я поднял глаза. Дом окружала шеренга из трех десятков парнишек с мощными мышцами и отражением высочайшего уровня интеллекта на лице. Я слегка похолодел. Волк, напряженно соображая что-то, оглядывался. В руках у "ОМОНа" были чем-то очень знакомые приборы, похожие на небольшую ракету.

— Ч-что у них в руках?.. — слабым голосом просипела Василиса, хватая меня за руку.

Я пригляделся… ноги мои подкосились, а в глазах помутилось.

— Это же базуки!!! — не своим голосом застонал я. Нас окружали.

— Нам не выбраться! — перепугался Серый Волк, отступая назад, к стене.

— Так… что делать… что делать? Что делать?!! — нервничала царевна. — Они же…

— Ад'ин шаг в сторона — и дас ист капут! — коряво попытался вразумить непослушных окруженных один из "ОМОНовцев". — Стой! Куда идет?

— А… ма… я… — в голову ничего не приходило. Может, правду им сказать? Все равно не поверят. — Мы решили не беспокоить… э… герр Ганса и его жену прощанием… и решили… мы… очень торопимся, д-да!

— Найн! Такой почетный гости не могут уходить просто так!

— Э, это п-почему это… н-не могут? — почва, кажется, уходила из-под моих ног… образно выражаясь. — М-мы спешим, вот! Нам больше нельзя тут оставаться!

Солдаты больше не стали препираться, а просто поудобнее перехватили свои базуки. Я нервно огляделся в поисках выхода из ситуации…

— Балбес! — вырвалось у меня. Ну конечно же! Они не станут стрелять в нас, пока мы находимся в непосредственной близости от дома министра, потому что в противном случае капут будет не только нам, но и герр Гансу. Что, само собой, для немцев нежелательно.

— Пятимся к стене! — скомандовал мой язык, воплощая идеи чуть ли не до того, как они приходили в голову. — Пятимся к стене, все!

— Ты с дуба рухнул?! — закричала Вася. — У нас же не останется путей отступления!

— Можно подумать, сейчас они у нас есть, — фыркнул Волк, но болтать было некогда, и мои друзья, следуя приказу, попятились вслед за мной к стене.

Наконец я почувствовал, как холодная и шершавая каменная стена дома прислонилась к моей спине… ну, то есть наоборот, конечно, но мысли в тот момент занимал отнюдь не порядок слов. Глаза продолжали шнырять по стене, отыскивая средство спасения. "ОМОНовцы" тем временем сужали круг, что-то крича на немецком.

— Так, слушать сюда, — приказал я, напряженно оглядывая стену. — Видите, над нами окно?

— Так, — кивнули оба.

— Тут рядом водосточная труба…

Серый Нострадамус даже не дослушал:

— Иван, ты точно с дуба рухнул, причем с высокого! Я тебе что, кошка — по водосточной трубе карабкаться?

— Есть другие варианты спасения? — отрезал я, Волк пристыженно замолчал. — Значит, так. Лезем по этой трубе вверх…

— А дальше? — поинтересовалась Василиса, уже готовая взбираться.

— Хм. А дальше я еще не придумал, — вынужденно признал я, но полез. Волк и царевна — за мной.

Карабкаться было чертовски трудно. Да я же три раза соскальзывал, как слизняк с гладкого стекла, ушибая… ну, неважно, что ушибая. Удивила Премудрая: оказывается, она занималась когда-то в секции альпинизма. Обогнав меня, она показала язык и ухмыльнулась:

— Вот так-то!

Я запыхтел и с утроенной силой полез на окно. Труднее всех пришлось бедняге Волку. Да, а вы когда-нибудь видели волка, лезущего по водосточной трубе? Нет? Не смотрите. Лучше приобретите билеты на коровье фигурное катание, это смотрится куда менее фантастично… в конце концов общими усилиями мы оказались на подоконнике приоткрытого на ночь для проветривания окна.

— Обратно в дом? — спросила Василиса.

Я покрутил пальцем у виска.

— Там-то нас и повяжут. Но зато можно… о, вон туда! — я указал пальцем на выступ над нашими головами. Еще выше был балкон, а оттуда можно было и на крышу, и уж на крыше-то попробовать что-нибудь изобрести. Не сговариваясь, полезли…

Возмущению ребят с базуками не было предела, еще бы, такой прыти они, похоже, не ожидали… Спустя пять минут мы были на крыше. Ну да, не спорю, черепица скользкая, покрытая полимерами, чтоб их, тьфу… но из крыши торчала кирпичная труба от камина. На нее-то мы и уселись.

Санта-Клаусы чертовы. Только вот в мешке далеко не подарочки…

Подарочки?! Точно! У меня в суме же один из подарков царевны Анастасии, которые она мне преподнесла перед прощанием! А именно — одноразовый Летучий Сахар! Нюхнешь — и ты в проле… то есть в полете. Что? Героин? Не смешите мои тапочки, про полеты я абсолютно серьезно! Не верите? Я и сам не верю. Зато вот Вася и Волк верят. В меня. Нашли спасителя, блин… выхода не оставалось.

— На, — я поделил Сахар на троих. Получилось чуть-чуть, далеко не улетишь, но много нам и не надо — только от "ОМОНа" местного уйти. — Готовы?

Спутники кивнули. Я резко подпрыгнул и взмыл в воздух. Волк последовал моему примеру. Ха-ха, а кто-то еще говорил, что волки не летают!

Василиса все не взлетала… похоже, у нее что-то случилось, судя по ее лицу.

— Что такое? Что-то произошло? — спустился я. Ух, ну и ощущение!

— Я… я боюсь летать… — выдавила царевна, испуганно таращась на меня.

— Приехали, — первое слово, которое пришло в голову. — И кого только набирают в спецагенты?

— Я же не виновата, — буркнула Вася, переминаясь с ноги на ногу и явно не собираясь взлетать.

— Тьфу ты, — я сплюнул и подхватил царевну на руки, снова взмывая верх и взяв курс на Волчика. Василиса Гороховна вдруг очнулась от ступора и отчаянно заверещала от осознания двух мыслей сразу: первая — что она летает, а вторая — что у меня на руках. Поэтому в ее вопле смешивались и ужас, и гнев.

— Нахал! — прокричала она сквозь шум ветра. Обращаясь, думаю, отнюдь не к собственному альтер-эго.

— Дура, — в ответ выругался я и крепче стиснул девушку в руках: меня преследовал страх уронить ее, почти патологический. От одной только подобной мысли становилось плохо.

Волк оборвал наклюнувшуюся было перебранку:

— За мной! Я вижу ковродром! Нам вроде бы туда, если моя память мне не изменяет?

— С кем, с твоим склерозом, что ли? — хихикнула Василиса. Волк обиделся.

— Я, между прочим, для вас стараюсь. А вы…

— А мы — что, мы — ничего… — в один голос выпалили Вася и я. Интересно, Серый авиатор в этот момент не заметил у нас нимбов над головами?

* * *

Почти рассвело, когда действие Сахара закончилось и мы приземлились аккурат на ковродроме. Нет, на коврах я летал, и частенько; я не летал до сегодняшнего дня без ковров. По-честному — страшновато: все время такое чувство, будто вот-вот упадешь вниз. Но с другой стороны и прекрасно. Начинаешь понимать, почему человечество столько веков мечтало подняться в воздух.

Василиса, брыкаясь и огрызаясь, сползла с моих рук.

— Больше не смей так делать! — возмущенно шипела она, одергивая джинсовую курточку, позаимствованную в шкафу жены министра.

— Как? — невинно поднял брови я. Мне действительно интересно было знать, о чем она толкует? Чтобы я больше не смел ее спасать? Да на здоровье, пусть пеняет на себя…

— Вот так вот! Что это за манеры такие, как ты смеешь, маньяк, я, между прочим, царевна!

Все, я понял, к чему клонит эта зеленоглазая кобра. Пока мы летели, она так брыкалась, что один раз чуть не свалилась; пришлось перехватить ее за талию и лететь так еще метров пять. Не понял, чего ей не понравилось?

— О, о, о, что мы вспомнили, — выскочили ехидные слова. — Что-то ты не вспомнила об этом, когда за нами увязалась! Вот какого черта ты это сделала, а?

— А что бы вы без меня теперь делали? — резонно возразила Прекрасная. — Тебя бы уже раз десять убили бы и отравили… из тебя такой агент, вообще, как из меня рыжая кобыла!

— До нее тебе не хватает только цвета волос, — проворчал я уязвлено и пошел вдоль рядов ковролайнов к водительской.

Ковролайны — большие, настоящие ковролайны, а не их распространенные повсюду мини-подобия — я видел впервые. До этого я видел их только по телевизору и не представлял себе, что они настолько велики. Под рассветным солнцем серебрились вышитые металлизированными нитями края; размеры ковролайнов ошеломляли — чтобы пройти мимо одного, мне потребовалось около сотни шагов (специально считал!). Над собственно коврами высились тенты, напоминающие купола шатров, расшитые цветными узорами и орнаментами. Шатры эти золотило восходное солнце, свежий осенний воздух врывался в легкие… я чуть улыбнулся. Хорошо… только эти ковролайны до Тридевятого не долетят. Силенок не хватит. А вот до царства Мусью… тьфу, Франции — вполне. Хотя, с другой стороны…

— Что ты так ехидно улыбаешься? — ворвался в мои размышления голос Волка. — Продумываешь акт мести царевне?

— Нет, это позже, — хихикнул я, представив себе (не без удовольствия), как мщу Прекрасной за ее колкости. — А сначала мы угоним ковролайн.

— Чего?! — выпучил глаза Серый Волк. — Но… это же противозаконно! Мы собрались убираться отсюда незаметно, разве не так?

— Ну, незаметно у нас все равно уже не получится, — легко улыбнулся я, взбираясь на ближайший ковролайн.

— Ваня!!! — интересно, как этот говорящий лесной зверь умудряется бледнеть прямо сквозь шерсть? — Да ты определенно треснулся башкой о притолоку! Ты хоть когда-нибудь водил ковролайн?

— Нет, — признался я, жизнерадостно располагаясь на ковролайне и маня Василису рукой.

— Иван!!! — Волк был уже белым как полотно.

— Чего? — все так же улыбчиво откликнулся я.

— О, Господи, молитесь кто может, — обреченно выдохнул напарник, невольно забираясь на ковролайн.

Подошла Василиса, взобралась на ковер и довольно-таки наивно спросила:

— Ты уже оплатил? Так быстро?

— А что, надо было? — ошеломил я ее голливудской улыбкой. В смысле — улыбкой голливудского монстрика.

— О, Боже, ты что, хочешь УКРАСТЬ ковролайн? — перепугалась царевна, пятясь назад, прочь с ковра, но я не позволил ей этого, удержав за руку.

— Поехали, — я положил руку на пульт управления. Панель замерцала, заработал мотор…

— Мама-а-а-а-а!!! Спасите! На помощь! СОС!!! СОС!!! — завопила Вася, почувствовав, что мы взмываем в воздух. Волк поддерживал ее протяжным воем.

— Да заткнитесь вы, трусишки несчастные! — цыкнул на них я. — Справимся! Где наша не пропадала!

И сел за штурвал…

И в этот, без сомнения, счастливый момент кто-то за моей спиной сонно произнес:

— А что, мы уже летим?

— Так рано? — удивился второй незнакомый голос.

Я обернулся. Сзади сидели два полупроснувшихся молодых человека и одна незнакомая девушка.

— Оп-па… — вырвалось у меня. — Ребят, а вы кто такие?

— Мы? А мы, это… в Париж мы, — быстро выпалил один.

— Но… так рано посадки нет! — возразил Волк, удивленный не меньше меня.

— А мы решили заранее… чтоб места получше занять, — пояснил другой, высокий темноволосый мачо тощего телосложения. — Ну и куда мы теперь, господа угонщики?

— Мы доставкой туристов в Париж не занимаемся, — на всякий случай сообщил я, безуспешно пытаясь взять курс в сторону Франции. Чертова махина никак не желала поворачиваться "к Руси задом, к Европе передом".

— А как вас зовут? — скосив глаза, я увидел, как Премудрая подсаживается к темноволосому. Вот женщины — на уме у всех одно! Аж зло берет.

— Я Поль-Густав, а это мои друзья Огюст и Жанна. Мы едем из Руси домой, в Париж с пересадками. А вы?

— А мы, русские, наоборот, из Руси в Париж.

Поль-Густав и Огюст вежливо посмеялись над моим плоским каламбуром, а Жанна кокетливо взмахнула ресницами в мою сторону. Поль метнул на нее горящий взгляд. Ох, чувствую, намучаемся еще мы с этими французами, чтоб их…

Вы, наверное, догадались, что приключения начались сразу. Никто на нашем воздушном борту понятия не имел, как управлять ковролайном. Включая меня. Васька дважды едко интересовалась: "Твоя фамилия, часом, не Сусанин?" Подняться в воздух удалось. Развернуться худо-бедно — тоже. А вот двинуть эту дурынду в полет — фигушки! Долго и мучительно я искал педаль газа, пока кто-то из невольных спутников не подсказал мне, что надо найти кнопку старта. Еще дольше я пытался сообразить, какая из кнопочек на панели и есть кнопка старта. Наконец, отыскал желтую кнопочку с буквой S и нажал… Ага. Это был старт. Настоящий старт. Ковролайн пошел на резкий вертикальный взлет…

Первые минуты с ковра доносился мой громкий мат, перемежаемый грязной французской руганью, визгом Жанны, бранью Василисы (включая летящие в меня тяжелые предметы) и обреченным скулежом Волка. Потом, когда, ко всеобщему ужасу, летательный аппарат начал переворачиваться вверх тормашками, всех нас вообще прошиб холодный пот. Поль и Огюст подскочили к панели и, отталкивая меня, принялись искать кнопку остановки. Не нашли. Ковролайн завершил бочку и, сделав мертвую петлю, пошел в штопор.

— А-а-а!!! — должно быть, крик Жанны слышали в тереме царя Гороха…

Василиса пробулькала, бултыхаясь на своем месте, словно мешок с мукой:

— Ме-ме-ме-ня-ня-ня-тош-тош-тош-нит!.. И голова-ва-ва кружится-а-а-а! Сде… сде… сделайте же что… что-нибудь!

Волчик вцепился когтями в ковер и выпучил глаза, обдуваемый (если не сказать — сдуваемый) мощным потоком воздуха, клацая зубами.

Я увидел на панели кнопку с буквой С. Может, это "Стоп"?

— Не надо-о-о! — заорал Волк, но я уже нажал.

Дальше начались чудеса авиации…

В конце концов, кое-как справившись с управлением, я отполз обратно в середину ковра. Не сказать, чтобы я был очень доволен собой, да и другие, в общем-то, тоже. Василиса с угрожающим видом демонстративно натачивала перочинный нож; взгляд ее не предвещал ничего хорошего. Шерсть у Волка на загривке стояла дыбом, и он, простите за каламбур, смотрел на меня волком. Наши попутчики также явно были не в восторге от фигур высшего пилотажа в моем исполнении. М-да, надо бы подучиться…

Ковролайн летел ровно. Кажется, у меня уже начало получаться, я вообще быстро учусь. На своих ошибках, в основном. Ко мне подошла Жанна.

— Мсье… как мне вас называть?

— Иван, — ответил я, усаживаясь на место.

— Мсье Иван, а кто вы по профессии?

Вот черт, не могла другой вопрос задать?

— Я, эта… я… водитель я.

— Я заметила, — усмехнулась русскоговорящая французская туристка, пристально глядя мне в глаза.

— Э, нет, вы не поняли, — спохватился я. — Я имел в виду, я водитель автобуса!

— Да? Странно, вы так молоды, мсье Иван…

— Работал в фирме, но она разорилась, — я выкручивался как мог. — Других вариантов у меня не было.

Жанна пристроилась возле меня и незаметно, как она думала, взяла под руку. Я не стал сопротивляться. Она была вполне ничего себе. Может, познакомиться поближе?

Правда, вскоре я потерял к Жанне интерес. С ней даже не о чем было поговорить. Ну вот скажите, о чем говорить с человеком, не читавшим Достоевского, не понимающим строение физических тел и не разбирающимся в ароморфозах птиц на ранних этапах развития рода Anthracoceros?.. Тьфу ты, кажется, я переобщался с Василисой.

Но вот Жанне со мной, похоже, скучно не было. Она еще теснее прижалась к моему боку и продолжала беседу:

— Знаешь, в твоей стране мне все нравится. Я буду ездить к тебе в гости… вот только родителям отзвоню.

— Я не еду обратно, — мрачно сообщил я, пристально рассматривая девушку.

— Но… ты… ты хочешь получить французское гражданство? — "догадалась" Жанна.

— Нет, еще хуже, американское.

Это была шутка, честное слово…

— Ау… ау… отпусти мое ухо, — попросил я. Девушки что, все такие?! — Больно же!

— А ты не говори, что французское гражданство — это плохо, — и девица отпустила.

Я, наконец получив возможность изучать ее внешность дальше, вернулся к созерцанию "совершенного лика". И чего все находят в этих француженках? Грудь, главное женское достоинство, искал с лупой и нашел с трудом. Худоба такая, будто три года на строгой диете. Нос курносый, рот кривой, глаза вообще… раскрашены под хохлому, и кто ее визажист? Сероглаза, с короткими каштановыми волосами, одета во что-то такое… странное… берет, по-моему, совершенно не подходит к такому платью, к тому же он зеленый, а платье морковное, смотрится жутко. Украшения из совершенно разных комплектов: серьги не подходят к браслету, браслет — к кольцу, кольцо — к заколке, а на ногах кроссовки. Мило.

Впрочем, спустя полчаса это и впрямь начало казаться мне милым, а сама Жанна — очаровательной и хрупкой. Так хотелось ее защищать, оберегать…

— Mon cher мсье Жан… вы просто отличный собеседник! — Жанна, к моему разочарованию, отдвинулась. — Но я, пожалуй, спрошу у… друзей, где мы?

В этот момент подошел Поль. Черные глаза гневно стрельнули по мне, потом по Жанне.

— Jeanne?! Qu'est-ce que c'est?! — нахмурился он, перейдя на французский.

— Paul, Je ne comprends pas ce que tu entendez, — оскорбленно отвечала девушка, пятясь прочь от меня.

— Jeanne!!! Tu savez.

— Je ne sais pas ce que tu entendez! — еще более оскорбленно прорычала Жанна. — Tu savez Je t'aime! Toi et personned'autre.

Я не понимал, о чем они говорили, но, кажется, о чем-то неприятном для Жанны, потому что она побледнела и вскинула голову.

— Mon cher, когда я тебя вообще обманывала? — гордо фыркнула она. — Между мной и этим мало знакомым мне юношей ничего не было и нет!

— Мы еще разберемся, Jeanne, — рыкнул Поль.

Впрочем, то, что Поль ревновал Жанну, отнюдь не мешало ему клеиться к Василисе… к моей досаде, весьма успешно. И как этот пузырек с цианистым калием так притягивает к себе мужчин, не возьму в толк?

Мысли об Анастасии меня почему-то не занимали. Это было чертовски обидно. Она же мне нравится. Вроде. А может, ну ее, Настю? Женюсь на Жанне, и дело с концом…

Запищал мобильный.

— Але?

— Ванюша… миленький… приветик! Это я, Анастасия…

Вот черт подери! Вспомнишь "Слабое звено" — вот и оно.

— А… привет, милая, — Я совершенно растерялся. — Как у тебя дела?

— Чудесно, прекрасно! Отец хочет послать меня на конкурс красоты! — этого еще не хватало. Да жюри умрут от шока. — Так чудесно, так здорово… слушай, а когда ты вернешься?

Я замялся. Правду ей, что ли, сказать?

— Солнце мое… я могу не вернуться вообще.

— Как?! — ахнула царевна. — Ты что, хочешь остаться там навсегда? Ты бросишь меня, да? А-а-а-а-ы-у-у…

Из трубки послышались горькие рыдания. Я поспешил утешить бедную опечаленную девушку:

— Ну тихо, тихо, не реви. Не собираюсь я тебя бросать. Просто в любой момент меня могут убить…

— А-а-а-а-а-а-у-у-у-ы-ы! — разревелась та еще пуще. — Не смей так говорить, а-а-а!.. Никто тебя не убье-о-о-от… ы-ы-ы!..

Судя по звуку, царский терем уже начало затапливать.

— Успокойся, солнышко мое, — как можно мягче сказал я. — Ты права, ничего со мной тут не случится… вернусь целеньким и невредименьким… месяца через два.

— А-А-А!!! — трубу окончательно прорвало. И тут я не выдержал.

— Так! — прорычал мой голос в трубку. — А ну прекратить Великий Потоп! Царя утопишь. Чтоб больше я от тебя этих стенаний не слышал, ясно?!

— Хорошо, — резко замолчала Настя. Похоже, она даже не сообразила обидеться на меня.

— А теперь слушай сюда. Я и двое моих компаньонов вышли не на увеселительную прогулку. Мы идем на Кощея. Это самый страшный террорист современности, черный маг и великий злой гений. Ничего удивительного в том, что нас скорее всего убьют, нет. Удивительно будет, если убить нас не смогут. Этот противник не оставляет ни малейшего шанса выжить. Так что, если я погибну, просто похороните меня и забудьте. Это как "К9", понимаешь? "Собачья работа": мою грудь нашпигуют пу… не знаю, чем там вздумает ее нашпиговывать Бессмертный, но зато вы все, ты, и твой отец, и мои родители, — вы все будете живы! Ясно теперь?

— Д-да… — потерянно пробормотала девушка.

— Так что никаких слез и стонов. А лучше побольше ругайте меня.

— Это еще зачем? — не поняла Анастасия.

— Ну… — я задумался. — Как бы сказать-то… помнишь, когда на экзамен идешь, чтобы получилось все, надо, чтоб ругали тебя? Примета такая. Так вот, может, и тут сработает…

— Я буду, буду, буду! — завопила моя невеста обрадованно. — Я такими словами тебя поливать буду!

— Только…

— Что?

Я помолчал.

— Только дураком не называй, плохая примета.

На том конце провода повисло озадаченное молчание…

Вечером следующего дня пролетали над Рейном. Жанет сказала, что где-то тут по нему проходит граница Германии и Франции. Уже хорошо. Значит, еще полночи и мы будем в Париже. Ковролайн набрал неплохую скорость, но его топливный бак уже начинал пустеть. Долететь бы до Парижа…

Поль-Густав по-прежнему клеился к Василисе. Так бы и дал в рыло этому придурку, которому даже в голову не приходит, усаживая девушку на свои острые колени, поинтересоваться, а удобно ли ей так сидеть? Я с сочувствием наблюдал за тем, как бедняжка мучается, ерзает, морщится, но сказать о том, что кое-чьи колени впиваются весьма больно, не решается. Огюст с облегчением косился на эту счастливую пару, дружески подшучивая и под шумок подкатывая к Жанне. Та мило краснела, но не отходила от меня ни на шаг. Волку она тоже очень понравилась, и он везде следовал за ней. Кажется, только у одного меня от всех этих любовных заворотов голова пухла. После звонка Анастасии я внезапно почувствовал, что не могу предать таким образом эту добрую импульсивную девушку; да, я отдавал себе отчет, что люблю ее, кажется… и не настолько сильно, чтобы за ее глаза продать Родину… но предавать ее — извините. Я человек честный.

Хотя Жанна тоже… милая. Жанна… Вчера она приготовила роскошный ужин. Пальчики оближешь. Нашему царственному каптенармусу оставалось только зеленеть от зависти. Это был жюльен из шампиньонов. Правда, у него был странно сладковатый привкус, но, возможно, это какая-то специя? Во всяком случае, готовит она превосходно. И красива. И добра. И очаровательна. Да Василиса ей и в подметки не годится! Жанна… Жанночка… Любимая…

— Ваня?! — услышал я голос Волка. Дьявол, я что, заснул?

— Иван! — повторил Волк, тряся меня за плечо. — Ты чего?

— А что? — встрепенулся я.

— Ты… ты во сне разговаривал.

Я хотел сначала поинтересоваться: "И что же я говорил?" Но передумал: итак догадался.

— Ни слова о том, что ты слышал, ясно? — тихо пригрозил ему я и уже в полный голос спросил: — А где все?

— Да вон там, у штурвала.

— О, Господи, Пресвятая Богородица! — простонал я и подбежал к ним. То-то качка как на море!

Правила Жанет. Огюст, Поль и Вася сгрудились рядом и наблюдали.

— Дай сюда штурвал, — мягко, ненавязчиво я отобрал у возлюбленной рычаг штурвала и попытался выпра… у возлюбленной?!

Ее руки легли на мои, взгляд серых глаз устремился мне в глаза… Ноги стали ватными, сердце застучало… Жанна… солнышко…

Василиса глядела на нас растерянно. Удивляйся, удивляйся, царевна, а лучше-ка оставь нас с майн либе, мы уж как-нибудь сами… разберемся…

— Jeanne!!! — раздался разъяренный рев Поля. Вот ревнивый боров!

Я обернулся.

— Qu'est-ce que c'est?! — в руке его был серебристый пузырек с надписью "P7". - Qu'est-ce que c'est, je toi demande? Что это, я тебя спрашиваю?!

Девушка побледнела, словно вся сжалась, отступила за мою спину.

— Что — это — такое, Жанна?! Как ты могла? Приворот! Как это подло, mademoiselle Jeanne! Надеюсь, никто вчера не ел этот чертов жюльен!

Я побелел. Василиса, решив, что мне плохо, подскочила, принялась хлопать по щекам, приводя в чувство. Француженка потянула меня за руку.

— Пойдем, мсье Иван! Не слушайте Поля, это все вздор!

Но это было бесполезно. Я итак пребывал в изрядной эйфории. Царевна схватила меня за другую руку.

— Дурак ты, что ли, совсем, — проворчала она со злостью. — До сих пор не разобрался, что это за птица? Вот сладкая парочка: Иван да Жанночка!

Я внимательно посмотрел на нее. Премудрая нахмурилась и крепче стиснула мою руку. К горлу вдруг подкатил комок, и из розового тумана выплыла мысль. Очень важная мысль. Очень.

— Жанночка, люби… — я закашлялся. Что за вздор, это эта-то курносая лиса мне любимая?! — Так, ты! Отдзынь на три лаптя отсюда! Тебе кто разрешал меня за руки лапать? Василис, я тут ничего… э… лишнего ей не наговорил?

— Н-ну… — судя по ее взгляду… очень много.

Встряхнув головой, я скинул остатки приворотного тумана.

— Но, Иван…

— Катись колбаской по Малой Спасской! — рассердился я на "предательницу". — К своему… Полю… или Огюсту… я уже запутался в твоих любовниках! Короче, проваливай, и не смей ко мне приближаться! У меня невеста есть, между прочим. Из-за тебя я мог напрочь испортить с ней отношения. Так что вали.

— Иван… — жалобно начала француженка, но Поль жестко взял ее за руку и притянул к себе.

— Jeanne… как ты могла так поступить, ну как?! Мне чертовски неловко перед людьми, которые согласились бесплатно довезти нас до Парижа! Ты просто опозорила нас всех!

— Поль, я… — она с мольбой оглянулась на Огюста. — Я не то хотела, честное слово…

— Тихо вы, — успокоил обоих Огюст, вняв Жанниному взгляду. — Поль… остынь. Видишь, девушка не в себе. Сейчас не время. Жанна, ты нехорошо поступила.

— Я знаю, — шмыгнула носом та.

— Очень нехорошо.

— Я знаю… но что же мне делать, что делать, Огюст, милый?

— Для начала извиниться перед столь любезно принявшим нас на свой борт мсье Иваном, а также его спутниками.

— И… извините, — выдавила Жанна, повернувшись к нам и опустив глаза. — Я… я виновата, я… просто хотела…

— Знаем мы, чего ты хотела! — завелся было Поль-Густав, но Огюст сделал ему знак: "Прекрати".

— Excuse moi, mon cher amis, — кое-как промолвила бедная девушка, сгорая от стыда. — Я только хотела понравиться мсье Ивану…

Я уже не слушал ее, а пристально вглядывался в проплывающую под ковролайном местность.

— Господа, — наконец-то решился я сообщить им "радостную" новость. — Мы пролетели Париж.

Ну да, в общем, веселья было много, особенно учитывая, что в топливном баке кончалось топливо, и ковродромов поблизости нигде, кроме Парижа, не было, а мы… именно, пролетели, как фанера, над Парижем. Да-да, с запятыми я ничего не напутал. Команда "Р" опять в пролете.

Поль мигом забыл все обиды и помогал мне кое-как править бреющим и тарахтящим ковролайном, Огюст и Жанна, негромко переговариваясь, пытались удержать шатер, который качало из стороны в сторону; похоже, у этих двоих все складывалось вполне удачно. Волк рылся в моей суме, судорожно пытаясь что-то отыскать, а Премудрая в очередной раз оправдывала свое прозвище, давая всем дельные советы и оказывая посильную помощь. Наконец, удалось приземлиться. О-о, это была отдельная история, которой можно было бы посвятить полнометражный комедийный фильм под названием "Умирающий лебедь идет на посадку с принцем, колдуном и его дочуркой на борту". То есть, это даже трудно себе представить без соответствующих спецэффектов. Но приземлились все-таки в полном составе и даже ковролайн не раздолбали (потрясающе!).

Ну что я могу сказать? Мы мало что не рухнули в парижском пригороде, прямо в расцвеченную осенью рощицу. Там, бесспорно, и воздух был свеж и романтичен (особенно, как я заметил, для Жанны и Огюста), и осенние листья — прекрасны, и ночное небо сияло россыпью звезд… но выбираться надо было. Как всегда, без гениального плана не обошлось, правда, на сей раз его предложил Волчик. Суть плана состояла в том, что нам предлагалось поймать обычный ковер-самолет и упросить (да еще и задарма!) водителя тащить на прицепе целый ковролайн и нас впридачу. Ничего умнее, чем воплотить все это в жизнь, мы не придумали. В результате на пятом пойманном нами ковре мы ехали до Парижа изрядно избитые, потрепанные и злобные. И разоренные вдобавок.

Наконец, мы были на месте — у ковродрома. Французы горячо прощались с нами; Огюст пожал мне руку, Поль похлопал по плечу, а Жанна… нет, не угадали. Она сказала: "Прощай. Удачи тебе" — и чмокнула меня в щеку. Вдруг, уже перед самым расставанием, Огюст повернулся к Жанне.

— Janette, ma cheri… я давно хотел тебе сказать, но… не решался. У тебя как-то складывались… ну, отношения с Полем, но теперь… я, наконец, говорю: выходи за меня замуж!

— Огюст, милый! — и девушка повисла у него на шее. — Я все эти пять лет ждала, когда ты это скажешь! И с Полем я стала встречаться, чтобы ты ревновал! Огюст, дорогой, конечно же, я согласна!

— О, Боже, — вырвалось у меня. Как же меня достали эти французы со своими сердечными делами! За-дол-ба-ли. Еще чуть-чуть — и голова лопнет.

— Mon ami, — Поль-Густав подошел к Василисе, взял ее за руки. — Прости меня. Я… не понимал. Но теперь я все вижу. Ты мне нравишься, но я не хочу делать тебе больно. Поэтому прощай, cher ami. Пусть твой путь будет легок, а твое сердце — всегда наполнено теплотой и любовью. Прощай.

Топливный бак, наконец, был заполнен до отказа; ковролайн медленно начал взмывать в воздух. Ветер трепал наши волосы; немного огорченно мы махали французам; я видел, как Жанна внизу утирает слезы.

И все-таки, что Поль имел в виду?..

* * *

Следующую остановку запланировали в Лондоне. Конечно, в этот раз летели уже одни. Никаких англичан, совершавших перелет из Франции до дома, на нашу тарахтелку не подсаживалось; я позволил себе немного отдохнуть. Правда, единственным результатом получасового отдыха послужило Васино: "Лентяй!" Но я только ухмыльнулся в ответ: я, в общем-то, этого и не скрываю. Лентяй, да еще тот.

Впрочем, сутки, составившие перелет до Англии, стали для меня, в основном, "трудовыми буднями": я после небольшой передышки весь день носился по ковру как заведенный: то штопал, то готовил, то правил курс, то ковер латал. Волк глядел на меня, как приближенный королю герцог на обедневшего дворянина — с легким оттенком удивления, разочарования и насмешки, Вася — как психиатр на пациента, подающего надежды. Сам не знаю, какой комар меня укусил. Трудоголичный, наверное. Вот есть малярийные — они малярию разносят. А этот разносит трудоголизм. Новый вид комаров-мутантов. Василек в эту версию, конечно, не поверила. И правильно. На такой высоте комары не попадаются.

Море, проплывающее внизу, мы особо не разглядывали. Во-первых, было неинтересно, а во-вторых — неудобно. Для этого надо было подползти к краю, перегнуться и не зажмуриться: ветер бил в лицо.

Вечером мы с Василисой сидели на краю ковролайна, болтая ногами, и грызли орешки. Без пива. Я бы, конечно, не отказался, но где его взять-то на высоте 1250 м над морем? Так что обходились без пива, чайком из термоса. Волк спал. Днем у него обнаружилась небольшая температура, и теперь он спокойно болел; а болеющим полагается дрыхнуть без задних ног и набираться сил. Мы же любовались на закат. Захватывающее зрелище: словно художник опрокинул на полотно всю палитру, да так удачно, что рыжие, золотистые, розовые тона оказались по большей части сверху, а синие, зеленые, коричневые, серые — внизу. И все это еще и с большой высоты. Смотрелось потрясающе, и мы ощущали себя властелинами вселенной — всемогущими, всезнающими, перед которыми мир раскинулся, как на ладони. Я тихонько радовался про себя тому, что на ковролайн не пришлось разоряться. Вася молчала и улыбалась.

— А все-таки хорошо, что с нами больше никто не летит, — вдруг сказала она.

— А что?

— Да нет, просто, — царевна нахмурилась и отвернулась. — Это я просто подумала. Насчет…

— Насчет Поля, — не без ехидства докончил я.

— Причем тут Поль, — рассердилась Вася. — Насчет Жанны.

Я удивленно расширил глаза.

— Вася?!

— Это не то, что ты подумал, — прорычала она и уже более мягким голосом пояснила: — Я никак не пойму, какого черта она варила приворот, если уже много дней любит Огюста…

Я пожал плечами:

— Может, она его и не любит вовсе. Видишь, что это за юла — то к одному, то к другому.

— Да нет, не может быть. Она ведь… такая честная, такая порядочная, и умная, и красивая… я прямо не знаю, куда мне деваться рядом с ней. Чувствую себя… неполноценной какой-то.

— Ты это брось, — насупился я. — Ты в сто раз лучше ее.

— Правда?..

— Конечно. По крайней мере, ты меня не обманываешь. И приворотов не варишь.

Вася фыркнула.

— Еще этого не хватало!

— Это точно! И вообще, на что она рассчитывала, у меня же невеста есть.

— Вань, — Вася чуть подвинулась, чтобы лучше слышать (мы сидели на "пионерском" расстоянии), и шепотом спросила: — А ты… любишь Настю, да?

— Ну, — неопределенно ответил я, только сейчас всерьез задумавшись: правда ли я люблю свою невесту?

— Что "ну"?

— Н-ну, люблю, а что?

Сам не знаю. Она, конечно, надоедливая, Анастасия. И эти ее "рыбки" и "пупсики" ужасно утомляют… но… я, кажется, привязался к ней. Возможно, это и была та самая любовь, про которую говорят, что она хороша для браков.

Васины зеленые глаза впились в меня, да так, что я почувствовал себя окончательно не в своей тарелке.

— Да просто я думаю… расскажи мне, а как вы познакомились?

Ах, да, она ведь не в курсе…

— Вась… э… я… в общем, пробегал через ее покои.

— То есть?

— Ну… — я рассказал Премудрой о том, как начался мой путь.

— Ясно… то есть, вы виделись всего три раза? Тогда, в покоях, потом еще раз в тереме и потом еще когда прощались, да?

— Именно. А почему тебя это так волнует?

— Ну просто… Настя ревнивая очень. Если она тебя вправду любит, то лучше не рассказывай ей про Жанну.

Ох, темнишь ты что-то, царевна. Зачем же тебе это на самом деле знать?

— Ребята! — сзади раздался голос Волка.

Мы обернулись. "Больной" потянулся, сладко зевнул и, глядя прямо по курсу ковролайна, пробормотал:

— Это, часом, не берег царства Аглицкого?

Василиса посмотрела в ту же сторону, и на лице ее появилась улыбка:

— Отлично! Идем на посадку через полчаса. Когда к Лондону подлетим…

Я принялся собирать вещи: Вася настояла, чтобы уже в Лондоне мы пересели на нормальный ковролайн. Не краденый.

Лондон не сильно нас потряс. Серый город, серые дома, серые дороги. Погода тоже серая какая-то. То просто хмуро, то еще и дождь льет. И жители города, все время куда-то спешащие, серыми же взглядами окидывали друг друга, встречаясь. Лица не выражали ничего, кроме спокойствия или осознания собственного достоинства.

Кассирша, к которой мы подошли, чтобы заказать билет на ковролайн, строго посмотрела на Василису и спросила:

— Miss, do you have a visa?

— А… о… у… — растерялась Вася. Мы с Волком тоже растерялись. Нет, не потому что не знаем языка; язык знаем. Кто же в наши дни английского не знает! А вот визы-то у нас нет. Вообще-то никто не расчитывал, что мы окажемся в Лондоне. И уж тем более не были в курсе, что нас примут за местных жителей и стребуют визу на выезд. А признаться в том, что мы не местные… сразу же угодим в кутузку! Или, что еще хуже, — к спецслужбам. Как! Пересекли границу на краденом транспорте и остались незамеченными! Что-то тут не так! Надо немедленно проверить, не шпионы ли это? И все, кранты нашей операции…

Почему кранты? Видите ли, просто неизвестно, насколько двойные стандарты глубоко проникли в политику западных государств. И достаточно смутно известно, каких именно. Никто не может поручиться, что они, одной рукой помогая Руси, другой не нанесут ей удар под дых, помогая Кощею. Мы в этом успели убедиться на примере гостеприимного господина Ганса.

Так что рассчитывать можно только на себя самих.

— Visa? — удивился я. — What's happening? Why?

— Why?! It's a LAW! — рявкнула кассирша и захлопнула окошко.

— Приехали, — выдохнул я. — Еще только этого не хватало. Что делать будем?

— Ограбим кассу? — предложил Серый Волк.

Василиса покрутила пальцем у виска.

— Хватит с нас ковролайна, Волчик, — и красноречиво посмотрела на меня. Я смутился.

— Ну что… я же не…

— Ладно, проехали. Может, попросим купить кого-нибудь за нас?

— Но билеты надо регистрировать на свое имя при покупке.

— М-м-м… — задумался Волк.

Каждый погрузился в раздумья. Наконец, Василек подала голос:

— А у меня идея.

— Какая? — встрепенулись мы с Волком.

— Мы явились из Руси и у нас русские паспорта, причем проникли мы сюда незаконным путем. Так?

— Ну.

— Куда нас отправят в случае поимки?

— В тюрьму, — мрачно ответил я.

— В психушку, — предположил Волчик.

— Эх, вы! По обратному адресу!

— А?!

— А значит?…

— Что?

— Значит, нам надо подделать паспорта под граждан Тридевятого и попасться полиции!

— Васька, ты гений, — Волк на радостях бросился ей на шею.

Ну разве она не мировая девушка?!

Хотя и вредина, в этом ей не откажешь.

— We don't have a registration! — битый час втолковывала Вася полисмену, показывая поддельный паспорт гражданина Тридевятого. Конечно, это было очень рисковано — подлог паспортов мог открыться, и тогда нам уже несдобровать. Но пока все шло как надо, если не считать тупого полисмена, никак не желавшего понять, "за каким чертом мы к нему пристали".

— We don't have a registration! It was terrible unhappy event, we need to go home…

— What do you want? — не понимал дядя с прилизанными волосами и щегольски закрученными усами в полицейской форме.

Наконец Волк не выдержал и как начал шпарить прямо по-русски тому в лицо:

— Слушай, ты, дубина ты лондонская, совсем английского языка не понимаешь? Беда у нас! Похитили нас бандиты, привезли из Триде… из Соединенных Штатов сюда, а сами ушли. Мы сбежали, а что теперь-то делать?! У нас ни денег, ни визы на выезд, ничего! Понимаешь, ты, остолоп аглицкий?!

Глаза полицейского сначала вылезли из орбит, а потом закатились, и усатый страж порядка рухнул на асфальт без сознания. Мы с Васей укоризненно посмотрели на вспыльчивого Волка, тот потупился.

Долго еще мы приводили благородного сэра в чувство. Он крутил головой по сторонам, называл себя Наполеоном и никак не хотел поверить в существование говорящих волков. Пришлось везти беднягу в клинику, где за него взялись серьезные врачи. Я же стребовал, чтобы нас доставили в полицейский участок.

Начальник полиции выслушал нас с важным видом, кивнул и призадумался.

— Значит, вы говорите, ни денег, ни визы, ни телефонов? — уточнил он по-английски (для удобства я перевожу здесь на русский).

— Именно. Просто не знаем, как быть, — заломила руки Прекрасная. — Хоть вешайся… и в Англии у нас совсем-совсем никого нет…

— А вы не хотите получить английское гражданство? — вдруг предложил начальник полиции, строго глядя на нас.

— Нет. Но, видите ли…

— Мы обеспечим вам, это простая процедура.

— Но у нас ни гроша! — слабо попытался сопротивляться я.

— Ничего. Поработаете на стройке годик-другой…

Мы с Василисой свирепо переглянулись. За кого он нас принимает?!

— А вам, мисс, и вовсе не составит труда найти работу, с вашей-то внешностью… Вы ведь вылитая Василиса Прекрасная, царевна русская!

Мы еще более свирепо переглянулись. Ну такие намеки совсем уж никуда не годятся! В чьи это ряды он хочет Васю записать?!

— Но у нас дети маленькие дома! — сделала еще одну попытку к сопротивлению наша "мисс совершенство".

— А, так он ваш муж… это все меняет! — сладко улыбнулся сэр Сэмюэльсон (так звали начальника полиции).

— Гм!!! — я вспыхнул. — Что за…

Отчаянно покрасневшая Вася зажала мне рот рукой.

— Он хочет сказать: ну конечно же! И нас ждут славные дети дома!

— Мбрмы… Вася! — прошипел я сквозь ее пальцы.

— Молчи, так надо, — шепнула она и продолжила:

— У нас действительно двое грудных малышей остались дома!

— Кощей и Змей Горыныч называются, — не к месту по-чукотски вставил я.

— Что?! — вытаращился сэр Сэмюэльсон.

— Это их прозвища, — елейно улыбнулась Василиса, гипнотически глядя в глаза полицейского. — Они могут умереть от голода без нас…

— Мы отправим к ним няньку, — невозмутимо парировал тот, барабаня пальцами по крышке стола.

— Мы бы с удовольствием, но… — Вася просветлела лицом, кинула взор на часы и радостно предложила: — О! Пять часов, может, чаю?

— Вы правы, конечно! — всполошился сэр Сэмюэльсон и засуетился с чашками. — Как я мог забыть! Извините ради бога!

— Но ведь еще только без пятнадцати, — едва слышно вымолвил я, вытащив сообщницу в коридор, чтобы нас не слышали. — Зачем чай?! Ты свихнулась? Наш план трещит по швам, а ей — чай!

— Видишь ли… англичане — любопытная нация, — хитро улыбнулась Вася, боком пятясь обратно в кабинет. — Я решила на этом сыграть. А чай поможет нам его ублажить, чтобы он отбросил в сторону свою добропорядочность и выслушал то, что я расскажу ему в столь неофициальной обстановке.

— А-а, — понятливо протянул я.

— Убери руки, — посоветовала она.

— А? Что? — я заметил, что держу ее за руку. — Извини, я машинально…

— Гм.

Мы вернулись к начальнику полиции. И тут Василиса принялась вдохновенно врать.

— Скажите, сэр Сэмюэльсон…

— Для вас просто Джек, милочка, — улыбнулся он.

— Скажите, Джек… вы… верите в путешествия во времени? — доверительно наклонилась Вася над столом.

— Нет, а что такое?

— Видите ли… только вам, как самому достойному нашего доверия человеку… — на лице начальника полиции расплылась счастливейшая улыбка. Лесть нравится многим! — Мы решили кое в чем признаться.

— Ну? — Джек аж вперед подался от любопытства.

— Мы — путешественники во времени. Мы из очень далекого будущего… мы прибыли сюда со сверхсекретным спецзаданием по спасению мира! Для этого нам во что бы то ни стало нужно попасть в Три… в Соединенные Штаты Америки, как можно скорее! Понимаете, лет через сто-двести мир будет обречен, если мы не сделаем это сейчас. Вы должны… нет, вы просто обязаны нам помочь, доставив нас в Америку, срочно! Все. Уф… — довольная собой, царевна устало выдохнула и откинулась на спинку стула.

По мере рассказа лицо сэра Сэмюэльсона вытягивалось; когда Вася, наконец, замолчала, он вскочил и принялся бегать из стороны в сторону, громко пыхтя:

— Вы! Вы пытаетесь меня обмануть! Все это вздор и провокация, я не верю вам, это не может быть правдой, такого не бывает! Вы просто бандиты, которые… а хотя, почему и нет? А вдруг… вдруг вы и вправду из будущего, и мир в опасности… Вздор, разве это бывает? Нет, я представить себе этого не могу… нет, чушь. Конечно же, вы всего-навсего очень изобретательные преступники, которые умело играют на человеческой психологии… но я! Я! — он внезапно остановился и ткнул в нашу сторону пальцем-сосиской: — Я - не позволю водить меня за нос! Ясно?! Я не верю вам!

Еще какое-то время мы созерцали его молчаливую спину и задумчиво расчесываемый затылок; потом, в конце концов, не поворачиваясь, полицейский тихо спросил:

— Ладно. Чем докажете?

— О! Это уже лучше, сэр Джек… — мы переглянулись и тайком пожали друг другу руки. Кажется, наш НОВЫЙ план прекрасно работает…

Если вы полагаете, что, увидев все доказательства нашего "пришествия из будущего", сэр Сэмюэльсон бросил пить свой чай, то вы не знаете англичан. О, нет! Он даже под действием спецэффектов, подготовленных вовремя протелепачившим Волчиком, не отпустил чашку, время от времени прихлебывая оттуда. Меня поражала эта черта: пить чай в пять часов — это закон природы! Хотя, честно говоря, на мой взгляд, закон этот был весьма неплохим, и я бы, возможно, даже попытался бы культивировать его у себя на родине, если бы не знал, что все равно ведь соблюдать не будем! Либо пить не с чем, либо не с кем, либо времени нет, либо чай готовить лень. Что поделаешь… тоже национальная черта.

Спецэффекты Волк устроил на славу. Голливуд подавится от зависти, если узнает… Там были и "взрывы", и таинственные огни инопланетян, и сияющие порталы, и голографические сверхроботы… уже не говоря о триумфальном появлении под конец самого Серого Волка, торжественно объявившего сэру Сэмюэльсону о его вступлении в Корпорацию Планеты Семи Солнц (сокращенно — КПСС). Ошалевший сэр Сэмюэльсон крутил головой по сторонам, утирал пот со лба, щипал себя за щеки, пытаясь убедиться, что это не сон, даже один раз укусил сам себя за руку! Но, как вы понимаете, это все-таки был не сон…

Так что к вечеру мы готовились к повтору спектакля в присутствии пары очень важных представителей английских спецслужб, которые и должны были заняться доставкой нашей маленькой, но изобретательной компании в Тридевятое под хорошим прикрытием.

* * *

Мероприятие, конечно, прошло удачно. Уже к шести часам вечера следующего дня мы сытые, чистые, снабженные чем надо и чем не надо, вплоть до каталогов "Avon" и новых платьев для Прекрасной, всходили на большой и шумный ковролайн. Народу было так много, что приходилось порой даже под ногами пролезать, чтобы добраться до своих мест.

Наконец, мы устроились на законных местах и позволили себе немного расслабиться.

— Здорово, — улыбалась Василиса. — Все так гладко получилось…

— Вот это-то мне и не нравится, — перебил ее Волк. — Уж слишком гладко все сошло. Не может быть, чтобы Кощей вдруг взял и забыл про нас. Хуже того: чтобы он позволил нам забыть про него! Вот уже несколько дней от него ни одной пакости не слышно…

— Может, мы просто телевизор не включаем? — беспечно предположила Вася, потягиваясь и глядя на поплывшую назад взлетную полосу.

Тряхнуло: ковролайн пошел на взлет. Взлетали мы около побережья, и отсюда прекрасно было видно море.

— Кстати, кое-кто его раскокал, когда во второй раз "Назад в будущее" устраивал, — ненавязчиво напомнил я, косясь на Волка.

— А я что, я ничего… — он в шутку потупился, но вскоре принял весьма серьезный вид. — Нет, мне кажется, вы зря так легко к этому относитесь. Вот увидите: или опять случится покушение, или…

— Да хватит уже каркать! — не выдержал я. — Вот когда случится, тогда и…

— Точно, — неожиданно поддержала меня царевна. — Волчик, Ваня прав. Нельзя же все время ожидать неприятностей? Так и параноиком стать недолго.

— Ну и как хотите, но я вас предупреждал, — буркнул Волк и замолчал, отвернувшись.

— Вась… он че, обиделся на нас? — недоумевал я.

— Может быть. Да с него станется, с паразита серого, — пожала плечами она. — Нет, ну действительно, нельзя же во всем видеть подвох!

— Но, может быть, не стоило так… резко?

— Да ладно. Мы же ведь не со зла, так? Вот и пусть не обижается. Кстати, я тут хотела спро…

Договорить Василиса не успела. Ковролайн еще раз здорово тряхнуло, и ткань сбоку от меня прошила пуля, выскочив между ворса и унесясь высоко в небо.

— Ой! — я поспешно отодвинулся.

— Я же говорил! — наставительно заявил Серый "профессор". — Вот оно и произошло.

Народ вокруг нас засуетился, повскакивал со своих мест. Я перегнулся через край ковра и — едва не словил пулю в нос. По нашему ковролайну шел целенаправленный обстрел! Причем пули были различных размеров, а это говорило о том, что стрелял далеко не один человек.

— Что происходит?! — спряталась за меня царевна.

— Н-не знаю, — выдавил я, уклонившись еще от одной пули, едва не угодившей мне в лоб. — Но, по-моему, нас обстреливают.

— Бегите! Это захват! — проорал один из пробежавших мимо нас пассажиров. — Ищите стюардессу, она выдаст вам парашют!

Мы, все трое, переглянулись. Во взгляде Волка и Васи читалось то же, что я подумал и сам: "Неужели дело дойдет до парашютов?!"

— Ладно, — я схватил друзей (Премудрую за руку, Волка за надетый на него в целях конспирации ошейник) и попытался пробиться сквозь броуновское движение насмерть перепуганных пассажиров к стюардессе. Бедная девушка только и успевала уворачиваться от тянущихся к ней рук, толкающихся и пихающихся. На борту английского ковролайна царила паника.

Добежать мы не успели. В двух сантиметрах от нас из пола ковролайна на убийственной скорости вылетел натуральный фаербол, оставив после себя изрядную дыру. Да я даже уцепиться ни за что не успел, в отличие от спутников, дружно вцепившихся в меня. Видимо, они надеялись, что я успею схватиться за обугленный край дыры. Но я не оправдал их надежд, как ни стыдно… как, вы все еще не улавливаете суть событий?! Мы провалились в дыру!

— А-а-а!.. Что делать, что делать, что делать, что делать, что дела… — не переставая, орал Волк. Мы с Васей падали молча. Эх, может, сказать ей перед кончиной, что она была не таким уж и плохим человеком?..

— Ай, не хватайся, извращенец! У вас, у мужчин, у всех одно на уме! А я-то уж хотела сказать тебе перед смертью, что ты был не таким уж кобелем…

Нет. Не буду. Я жестоко в ней ошибался…

Хорошо, что ковролайн, с которого троих "спецагентов" угораздило упасть, не успел набрать большую высоту. Да к тому же, летел над морем. Ожидаемой горькой кончины не произошло, хотя, знаете ли, рухнуть "с разбегу" в море, наглотавшись соленой водицы, — тоже не Бог весть какой кайф. А уж, вспоминая некоторых очень приятных морских обитателей… да я мало что не пулей на берег вылетел! Хорошо еще, неподалеку оказался пустующий песчаный пляж.

Водица освежала. Волк вылез следом, мы оба стучали зубами, как заправские скелеты.

— Брр, не отряхивайся на меня! — я вовремя отполз в сторону, поскольку мой товарищ по утопленничеству принялся по-собачьи трясти шерстью.

— Мы живы?! Ура, ура, ура! — обрадованно заплясал Серый Волк, делая странные па.

— Постой! Рано радоваться, — осадил его я, поскольку одна очень важная мысль быстро привела в чувство. — Все ли на месте?

— А что?.. Сума тут, одежда тут, еда тут… — принялся соображать он. — Вася! Где Василиса?!

— Вот и я о том же, — с тяжелым сердцем вздохнул я.

Мы весь берег исходили! Царевны не было нигде. Вдруг Волк замахал хвостом, привлекая мое внимание, и указал лапой в сторону моря:

— Вань, взгляни-ка! Что это?

На волнах качалось что-то, закутанное в промокшую джинсовую ткань.

— Вася?! — не дожидаясь ответа Волка, я бросился в воду, рассекая волны, как КАМАЗ — лужи грязи.

Не помню, как тащил ее, как выбирался на берег, как оттаскивал подальше от воды…

— Да она же захлебнулась! — вырвалось у меня, когда я очнулся сидящим рядом с бездыханной царевной. — Черт, что же теперь делать… я даже непрямой массаж сердца делать не умею… как теперь ее в чувство приводить…

— Как спящую красавицу, — гаденько подмигнул Волк.

Не вините меня! Я ему чуть не врезал. В такой-то ситуации отпускать пошленькие шуточки! Да меня такой гнев обуял, что я едва не прибил напарника. Его спасло только одно: мы могли и не успеть вернуть Василису к жизни.

— Что делать, ты, вшивое серое создание?! — мои руки сами собой сомкнулись на его шее. — Или ты скажешь, или я тебя задушу, паршивый пес!

— Я же тебе уже намекнул… — полупридушенно просипел тот. — Дыхание рот в рот, раз ты ничего не умеешь…

— Гм!!!

— Ничего пошлого, между прочим! Берешь ткань, кладешь на лицо…

Похоже, это был единственный способ ее спасти, поэтому я, скрепя сердце, слушал. Когда Волк окончил, я приступил к выполнению инструкции. К сожалению, все, что у нас было ткане-пакетового вида, либо утонуло вовсе, либо находилось в столь мокром и размякшем виде, что сделало бы только хуже Василисе. Этого я допустить не мог.

— Ну… с Богом, — я, красный от смущения, завершил приготовления и осторожно припал к сахарным устам царевны. Так. Ничего… такого, ну… не воображать, представить себя автомобильным насосом. Боже, что она обо мне подумает!

Наконец, я почувствовал, как девушка, кажется, начинает дышать… Больше ничего я почувствовать не успел, потому что отлетел в сторону от крепкого удара в лоб! Вот и спасай ее после этого…

— Да не приставал я к тебе, нужна ты мне!

— Ага, рассказывай! Внаглую меня целовал, пользуясь моей беззащитностью… кто тебе разрешил, а?!

— Я?! — я аж задохнулся. — Все, в следующий раз сама себе искусственное дыхание делай, раз такая умная. Я даже и не думал ни о чем таком!

— Ну да, ну да… я верю на слово. Вы все такие!

— Да, чтоб ты знала! Мы, мужчины, все такие! — взорвался я. — Сначала спасаем вам жизнь, а потом еще и позволяем себя избивать! Ты скажи, как я еще мог тебя выручить, если я даже непрямой массаж сердца никогда не делал?! Надавил бы не туда, и все, кранты тебе! У меня разве был другой выход?!

Царевна застыла, молча глотая воздух, гневными зелеными очами глядя на меня.

— И вообще, никакой мужчина, находясь в здравом уме, не будет целовать пузырек с ядом! Вроде тебя.

— Ах, я пузырек с ядом?! А ты… а ты…

Кийя! Бах! Бум! Дзынь!

— Сама ты (вырезано цензурой)!

— Да ты вообще (вырезано цензурой), (вырезано цензурой) долбаный!

— Ах, ты…

Бам! Дзынь! Тара-рах!

— Эй, вы, сладкая парочка, остыньте! — осадил нас Волк.

Вася все еще с тихими порыкиваниями прожигала меня свирепым взглядом, едва-едва сдерживаясь. Меня тоже злость и обида просто-таки распирали. Безобразие! Неблагодарная нахалка! Да как ей наглости хватает!..

— Успокойтесь, — Волк усадил нас на поваленный ящик. — Давайте подведем итог. Итак, где мы?

— В Англии, — нехотя буркнул я.

— Где нам НАДО срочно быть?

— В Тридевятом, — тихо отозвалась Василиса, начав, кажется, что-то соображать. Иногда она все же Премудрая. Ну не бывает же совсем несносных людей? Хотя, глядя на нее, гм…

— Что мы должны сделать?

— Добраться до Тридевятого, — хором ответили мы, переглянувшись.

— А что мы делаем?

— Черт, Волчик, ты прав, — первой, ка ни стыдно, опомнилась царевна. — Что же делать-то теперь?

Оба задумались, а потом углубились в рассуждения.

— Интересно, кто в нас стрелял, — я тем временем неспеша пошел по лукоморью, меряя песок шагами и оглядывая берег в поисках хоть каких-то следов террористов. Метрах в пятистах от нас из воды вылезали насквозь промокшие, зато живые пассажиры потерпевшего-таки крушение ковролайна. Внезапно взгляд зацепился за что-то черное, вынесенное на берег приливом. Я подошел поближе и увидел, что это был пистолет.

— Смотрите! — я поднял его и принес напарникам. — Я нашел пистолет.

— И чего? — Волк хмуро оглядел пистолет.

— И ничего. И не знаю, что.

— Постойте… Иван, да ты просто синяя птица удачи! — обрадовалась вдруг наша ходячая лаборатория.

— Почему? — не понял я.

— Взгляни, что это за калибр. Тот же самый калибр, что и у первых двух пуль! И… ой-ой-ой… ребята, отсюда надо срочно мотать! — Василек побледнела и отшатнулась от оружия, как черт от ладана.

— А что? В чем дело-то?

— Дело в том, что именно из таких пистолетов стреляют английские спецслужбы! — она была уже белая, как мел.

— Ты хочешь сказать, что… что они только сделали вид, что нам поверили, а на самом деле… — сообразил я. — Идиот! Как я сразу не догадался! План и впрямь был детский… Помнишь, они еще что-то обсуждали и так странно на нас косились?..

— Мы, как всегда, влипли… — осипшим голосом простонала царевна. — Поздравляю.

— Не с чем, — ухмыльнулся Серый Волк.

— Удирать надо. Тайно. И как можно скорее.

— Ну да. Что делать будем?

— Тут вроде порт недалеко… — припомнила Прекрасная, озираясь. — Спрячемся в ящике из-под продуктов и — на корабль.

— Кладезь идей, — пробормотал Волк себе под нос.

В этот момент в мокрой суме раздалась трель песни мушкетеров. Я вынул трубку. Интересно, где царь раздобыл непромокаемый мобильник? О, кстати — легок на помине.

— Алло, — я снял трубку. Василиса тем временем препиралась с Волком по поводу дележки бутербродов. — Я слушаю…

— Иван?! Что-то тебя не слышно, — угрожающе начал Горох. Почему-то у меня было сильное подозрение, что сейчас он держит в руках раскаленные щипцы…

— Упс… Видите ли, Ваше Величество, да продлят Пресвятая Дева, Аллах и Будда ваши годы, да не упадет ни один волос с вашего сиятельного чела, да останутся зубы ваши дирольно и орбитно белыми… — принялся юлить я, понимая, что — ох, сейчас буде-ет…

— Так!!! Меня на мякине не проведешь! Смотри ведь, в холопы спишу, — пригрозил он. — Ну-ка, выкладывай, что там случилось!

— Да ничего особого… так… всего-навсего поссорились с Германией, достали парижан, угодили в немилость к аглицким спецслужбам… — смущенно перечислил мой язык (я тут ни при чем!)

Трубка потрясенно замолчала, потом послышался глухой стук, голоса бояр; спустя пару минут Его Величество пришел в себя.

— Иван, это что такое?! Как ты мог такое натворить, а? А я на тебя столько надежд возлагал… Ну хотя бы про ковер что-то узнал?!

— Упс, — ну как я ему скажу, что все это время нам было совсем не до ковра.

— Ясно, — царь тяжело выдохнул в трубку. — Ох… а я ведь и казнить могу! Ты уж там старайся… У нас тут уже просто ад кромешный пошел, спаси и сохрани мою душу, Господи!

— А что такое?

— Слышал что-нибудь по телевизору про Бунт Мертвых Бояр?

— Ничего ровным счетом…

— Значит, вот какое дело тут было. Помнишь, о прошлом годе двадцать бояр-изменников казни предали? Ну так вот, будит меня ночью Ярослава, пятая моя дочь; мол, вставайте, батюшка, пожар, стены горят! Я аж с перины свалился, думаю: какой в царском тереме может быть пожар, терем-то каменный! Выглянул из комнаты, глядь — а там и впрямь стены каменные аки дерево пылают! Ох и напугался же я, Ваня… — из трубки донесся еще один тяжелый вздох. — Выскочил на улицу, а там уж полгорода сгорело, да как сгорело! И навстречу мне с десяток мужиков валит, кто с чем — у кого нож, у кого вилы, у кого пистолет. Как они на свет-то вышли, тут мне совсем плохо сделалось: это ж те самые бояре из могил повыкапывались! Увидали они меня, зенки вылупили и как бросятся на меня с воплями дикими! Насилу спасся. А зубы-то у них не зубы — клыки звериные, а руки в крови по локоть!

Нет, у страха, конечно, глаза велики, но Горох не из робкого десятка царь, уж он-то выдумывать бы не стал… поэтому дрожь и пробрала. Жутковатое дельце.

— А потом я узнал, — продолжил тем временем царь, — что они мстить заделались. За смертушку свою, безвинную якобы. Такие вот дела! И Василисы нет и нет… ох, Ваня, боюсь я…

— Чего? — насторожился я.

— Как бы не убил ее кто…

— Отдай мой бутерброд! Я тебе еще сделаю. Ай, отдай немедленно! Сейчас как дам в глаз, будешь знать! — услышал я вопль. Ага, такую убьешь, как же! Она сама кого хочешь в гроб сведет, да еще на могилке спляшет.

— Кто это у тебя говорит? — вдруг заинтересовался царь Горох, прислушавшись к Васиным воплям. — Уж не Василисушка ли моя? Уж больно голос похож…

— Да вы что, — помня царевнин наказ, схитрил я. — Откуда ж она здесь? Это телевизор орет. Там фильм какой-то. Мелодрама. "Любовь и бутерброды" называется.

— Гм. Не знаю я такого фильма, ну да ладно. Мало ли их наснимали, — рассудил самодержец. — Куры не клюют.

— Это верно, их сейчас столько… Ну ладно! Когда получится, выйду на связь, сейчас мне удирать надо… До свидания!

— Пока, Иван! Звони. Удачи.

— И привет Настюше передайте! — докончил я, отключаясь. — Уфф… во дела, во дела — мышка кошку родила! Ребята, тут у царя такое было!

— Что?

Я вкратце пересказал друзьям услышанное. У Волка шерсть дыбом встала, Василиса за голову схватилась:

— Кошмар какой! Нет, мы должны торопиться. Страна превращается в рассадник зомби. Господи Иисусе, как я ненавижу Кощея! Ух, увижу я его — голыми руками придушу, как куренка!

— Ну, чтобы убить даже Кощея Бессмертного, тебе вовсе необязательно прикладывать физическую силу. ТЕБЕ достаточно намекнуть ему на его несостоятельность, — хихикнул я. — А, может быть, и просто рот раскрыть…

Бам!

— Ну вот, что я такого сказал…

Разговор был грубо прерван вторгшимся на пляж неприятным типом в тельняшке. На одном его плече красовались намозолившие нам глаза инициалы "К.Б." в стилизованном кольце, на другом — знак английской разведки. В руках улыбчивый кощеевец держал уже знакомый нам пистолет.

— Вам не пройти, — на ломаном русском известил он нас.

Мы переглянулись. Я оторвал от своей рубашки кусок и привязал к палке, на манер белого флага. Размахивая им, подошел к кощеевцу.

— Сэр-р-р… — вежливо начал я, плавно переходя на родной язык этого несчастного. — Вы кое-что не учли.

— Ну, и что же? — язвительно сплюнул он в землю.

— Вот этого, — а неплохой вышел хук! Кощеевец свалился, в недоумении закатив глаза. Долго ждать моей команды Волк не стал, а подбежал, неся в зубах веревку. Я быстро связал оглушенного парня, спихнул в кусты. Минут через пятнадцать придет в себя, если никто не сжалится над "пьянчужкой", прикорнувшим в придорожных кустиках. А теперь надо сматываться, пока он не очнулся. Мы, не сговариваясь, дернули с косы с приличной скоростью. Довольно быстро мы оказались в порту.

* * *

План наш удался на славу. Угу. Если не считать, что в ящике должен был находиться хрусталь, и поэтому нас там запаяли "для верности". Приблизительно час ушел на то, чтобы развернуться поудобнее, еще столько же, чтобы достать из сумы нож для металла, и где-то полвечера на вырезание дырки в стенке ящика.

Корабль был торговый, никого лишнего здесь не должно было оказаться, включая разведчиков; впрочем, включая, конечно, и нас, поэтому первым делом мы оглушили пару матросов и худо-бедно замаскировались под них, наказав Волку ждать нас в ящике.

Однако, капитан корабля тоже был не дурак. Он, увидев нас, сразу раскусил, что мы — не его матросы, и подошел к нам:

— Вы, (вырезано цензурой), что тут делаете, крысы сухопутные?

— Мы очень даже морские, — обиделся я. — И не крысы, а волки. Хотите, докажем?

— Тс, — Василиса, услышав, какой бред исторгается из уст Иванушки-Дурачка, поспешно запечатала мне рот рукой. Это уже входило у нее в привычку. — Мы разбойники. Нам нужно спастись из Англии.

— А мне-то, (вырезано цензурой), какое дело?! — прохрипел капитан. — Я порядочный моряк и не собираюсь…

— А вот такое дело, — Премудрая высыпала с два десятка золотых на свою маленькую хрупкую ладошку; у старого морского волка загорелись масленые глазенки. — это половина того, что мы тебе заплатим, если ты довезешь Кривого Бэзила и Джонни-Тупаря до Нью-Йорка! Ну или Вашингтона, неважно!

Она говорила нарочито грубым, низким голосом. Мы замаскировали ее под парня, потому что "женщина на корабле — к беде", и мы бы даже за миллион не уговорили бы сэра капитана взять нас на борт. Кривой Бэзил и Джонни-Тупарь — это, конечно, мы. Волчику тоже прозвище придумали — Серый. Просто — Серый. А что, по-моему, очень стильно: "Эй, Серый, ты о'кей?" — "Да, олл райт, Джонни-Тупарь! Сейчас еще Кривого Бэзила свистнем, и пусть капитан идет в задницу!" Похожи мы на настоящих гангстеров? Нет? У-у, я так и знал… может, надо было еще (вырезано цензурой) добавить?

— Э, я, конечно, подвезу вас, — поспешно согласился наш капитан. Сэр Уинстон, прочитал я его имя на бейджике.

— Только чур — никому ни слова, ясно? Если кто спросит — мы члены команды, уяснил? — я приставил нож к его горлу, подражая закоренелому европейскому преступнику.

— Конечно-конечно! Само собой! — поспешил заверить "Джонни-Тупаря" сэр Уинстон. — Я постараюсь, чтобы об этом никто не узнал…

— Вот и правильно. Для тебя же лучше… — зловеще завершили мы беседу и удалились.

Довольно быстро мы освоились на корабле и даже сдружились с коком. Его звали Фил, и он оказался славный малый. На вид Филу было тридцать-тридцать пять, но он был настолько хорош собой, что мог себе позволить хамить Прекрасной и (что меня особенно выводило из себя!) даже откровенные оскорбления ему сходили с рук! Однажды я подкатил к Васе и осторожно попытался выведать, чем же он ей так угодил. Попытка моя с треском провалилась: нахальная девица вскинула голову и гордо ответила: "Тем, что характер у него, во всяком случае, получше, чем у некоторых, и еще он не сует нос не в свои дела!" Все. Больше она со мной на эту тему не говорила.

Не знаю чем, но мне этот Фил нравился все меньше и меньше. Что-то меня в нем настораживало. Для простого кока он был уж чересчур собран и внимателен, к тому же, когда кто-то из нас принимался расспрашивать Фила о его прежней жизни, он либо угрюмо отмалчивался, умело уходя от ответа, либо рассказывал нечто до тошноты банальное и правдоподобное (что обычно вообще несвойственно морякам). Я не раз пытался намекнуть об этом Прекрасной, но она лишь отмахивалась и говорила: "Будешь каждого куста бояться — параноиком станешь". Досадно, но даже Волк не верил мне! Правда, такую подозрительность он обычно объяснял тем, что я якобы ревную Василису. Нет, ну вы представьте, какой нахал, а?! Это ж надо было додуматься: я ревную Василису! Прямо верх дедукции!

И все равно мне Фил не нравился. Что-то в нем было не моряцкое. Настораживающее.

За три часа до Нью-Йорка мы — трое "разбойников" и Фил — стояли у борта, вглядываясь вдаль. Я, как всегда, расспрашивал кока обо всем на свете. Наконец, очередь дошла и до темы Кощея.

— А меня прикалывает этот мужик, — неожиданно заявил Фил, бросив окурок в клубок пены, поднимавшейся за бортом в воде. — Угробить его, конечно, надо — с одной стороны. А с другой — какой характер, какая харизма! Жаль гения, но он должен погибнуть во имя человечества… в чем-то я его даже уважаю.

— Гм, — на этот раз даже невозмутимая прежде Вася нахмурилась и замолчала.

— А вот как вы относитесь к профессии шпиона? — вдруг, глядя на меня пристальным, всезнающим взором, серьезно спросил кок.

— Неплохая, но опасная, — осторожно ответил я, избегая прямого взгляда в глаза. — Мало кто по-настоящему способен на такое.

— Вот вы, например, — мне уже совсем не нравился этот пристальный, намекающий взгляд. — Вы считаете себя способным?

— Ну, это сложный вопрос, — пришлось вежливо рассмеяться в попытке разрядить ситуацию.

— Так да или нет?

— Скорее, нет, — подумав, рассудил я.

— Тогда зачем вы во все это ввязались?! — вскричал он внезапно.

— Во что? — деланно удивился я, пятясь от надвигающегося на меня Фила.

— Перестаньте ломать комедию, агент Иван! — рыкнул он. — Давайте поговорим с вами, как со взрослыми, умными людьми. Я прекрасно знаю, кто вы и зачем направляетесь в Штаты. Кое-кто (прищуренный взгляд на меня) тоже, кажется, давно раскусил мое назначение тут. У меня к вам вопрос, агент.

Я упрямо не отзывался на незаслуженную кличку "агент".

— Сэр Иван?

— Да? — мигом откликнулся я. — Так что вы хотели?

— Мы с вами, кажется, по одну сторону баррикад, верно? Я имею в виду Англию и Русь. Кощей всем натворил немало бед. Почему бы нам не объединить наши усилия?

— О чем вы? — на всякий случай уточнила Вася.

— Неужели вы еще не поняли, на что я намекаю? — ухмыльнулся Фил. — Речь идет о перевербовке.

— То есть?! — вытаращились Василиса и я.

— К примеру, мы обеспечиваем вам провизию, оружие и прикрытие, а вы взамен действуете от нашего имени и…

Мы с Волком и Василисой переглянулись. Представлялся великолепный шанс одурачить англичан, который мы не собирались упускать.

— И?

— И выполняете НАШЕ задание, оставив бесполезное свое.

Мы снова переглянулись: планы шли прахом.

— Ну так?

— Не думаю… — вежливо протянул я.

— Вы уверены?

— Да! Абсолютно, — мотнула головой Премудрая; она явно уже смекнула об этом типе что-то преинтересное.

— Подумайте! Мы хорошо заплатим вам…

— Нет, — я вскинул голову, окончив размышления. — Извините нас, сэр Филипп, но… вы должны понять, нас могут… э, ликвидировать за такое.

— Мы обеспечим вам прикрытие!

— Но нам же надо будет как-то домой возвращаться.

— Смените гражданство.

— Нет, нет и нет!

— Но почему?!

Вася нагнулась к его уху и злым шепотом зашипела:

— Русский царь — мой отец. Я не собираюсь предавать родного отца!

— А я не собираюсь предавать будущего тестя! — вспыхнул я тоже.

— Даже за… — Фил что-то подсчитал в уме. — За три миллиарда долларов, "Ягуара", дачу на Канарах и звезду в жены?

— Даже за это, — кивнули мы.

— Ну что ж, — "Джеймс Бонд" с притворным огорчением сунул обе руки за пазуху и… неожиданно выхватил два бронебойных пистолета с глушителями; наряд корабельного кока лопнул, уступая место бронежилету из наноматериала. — Тогда вас ликвидирую я.

— Ооой! — вырвалось у всех, включая Волка, доселе молчавшего. Вот это я и называю "попали"!!!

К тому же, на одном плече у него была до боли знакомая татуировка "К.Б."…

Вы правильно поняли, до берега мы добирались уже вплавь. Как спасались? Да очень просто. Со страху пробили перекрытие и свалились в трюм. Оттуда побежали за вещами, получив таким образом некоторую фору. Благодаря этому успели напялить на себя легкие панцири и разжиться в суме кое-каким оружием. Потом, неловко отстреливаясь, старательно наматывали круги по палубе, спасаясь от "Джеймса Бонда". Пару раз сшибли с ног сэра Уинстона, перебили все, что только можно было перебить, уронили в воду за бортом запас корабельной провизии, сломали половину приборов, попутно стырили ром из трюма и для храбрости выпили по чуть-чуть… потом еще по чуть-чуть… потом еще по чуть-чуть… Потом запели что-то невообразимое, расцеловали капитана, свернули руль, упоили вдребезги шпиона, так, что он шатался по палубе и орал: "Боже, храни королеву!" После этого мы с ним вместе отправились искать Кощея; найдя его в лице несчастного сэра Уинстона, сделали тому строгий выговор, наказав больше не заниматься угоном транспортных средств (бедняга непонимающими глазами смотрел на нас, пытаясь понять, в чем мы его обвиняем), и, насильно отшлепав по пятой точке, отпустили на свободу. В понимании пьяного в дым Фила "свобода" находилась за бортом. Это еще хорошо, потому что мы с Волком под действием рома предлагали упечь "гада" в кабинку с электрическим стулом, которой нам представился туалет, и запереть там, "чтобы знал"!

Ну а в общем-то, вроде бы ничего такого страшного мы и не наделали. Потому и не поняли: а за что, собственно, рулевой и выловленный-таки из моря капитан, посовещавшись с матросами, выкинули нас за борт?!

Морская вода слегка отрезвила, и на берег наша троица вылезала уже более-менее в здравом уме. Отдышавшись и просохнув (в обоих смыслах), устроили совет. Славу Богу, вроде бы, на этом берегу находился город. Премудрая наша царевна опознала в нем, ко всеобщей радости, Нью-Йорк. Это уже само по себе было более чем счастливым известием: мы в Тридевятом государстве, а значит, полдела уже, считай, сделано! Осталось еще полдела: найти местные спецслужбы, — кажется, ФБР? — договориться с ними (весьма сомнительно…) и добраться до Кощеева царства на Аляске. И потом еще третья половина дела: добыть царский ковер и угробить Кощея. Угу. Это учитывая то, что он взаправду Бессмертный, и один черт ведает, где его смерть таится! Нет, что-то я, конечно, слышал. Вроде бы Кощей наркоман, и некоторые шутники утверждают, будто смерть его на конце иглы! Ха-ха. Очень смешно. Так я и поверил, что Бессмертный террорист умрет в один прекрасный день от передоза! Да и то, что он наркоман, — тоже, знаете ли, вилами по воде писано. Есть еще одна версия: будто бы иголку по-другому применять нужно. То ли в сонную артерию ему воткнуть, то ли еще в какую-то точку… ну да я в акупунктуре не силен. Может, этим Прекрасная займется? Она же у нас изучала одно время восточные единоборства, это откуда-то оттуда. Факт лишь тот, что люди утверждают, будто смерть Кощеева — на конце иглы. Что это значит, какая игла, где ее взять — не представляю! Вызвался, блин, на свою голову… Впрочем, отступать уже некуда. "Позади Москва".

Стали думать, что делать. До этого как-то все спецслужбы сами нам на головы сваливались, да еще с мешком проблем, а тут нас даже прохожие как будто не хотели замечать. Шли и шли себе мимо, даже внимания не обращая на странную троицу, рассевшуюся на набережной.

— Первым делом неплохо бы где-нибудь остановиться, — внес дельное предложение Волчик. — И хорошо бы уладить с документами.

— Где предлагаешь остановиться? В "Палас Отель"? — съязвил я. — Хоть одну местную гостиницу знаешь?

— Нет, а откуда? — сладко улыбнулся мой лохматый напарник. — Я думал, ты знаешь.

— А я думал, ты знаешь…

— Индюк тоже думал, и влип, — вставила царевна. — Вы не догадались у прохожих поспрашивать?

— А можно?

— Эх, вы… нет уж, я без вас справлюсь. Я девушка красивая, мне никто не откажет.

— Ты чем там заниматься намереваешься? — подозрительно скосился на нее Волк.

— Спрашивать, где гостиница. А ты что подумал?

Тот покраснел сквозь шерсть и в результате схлопотал пощечину, да такую, что помчался приложить к щеке что-нибудь холодное у воды.

— А что такого-то, — затравленно донеслось до меня оттуда. — Уж и поинтересоваться нельзя…

— Волк прав, — подтвердил я, многозначительно оглядывая девушку. — Но ты, главное, там выбирай экземплярчики поприличнее! А то подберешь еще какого-нибудь старикашку, которому бы уже не о девочках думать, а зубы вставные привинчивать и волосенки последние считать…

Хлоп!

— За что?!

— Догадайся с трех раз, сквернословная макака! Рот бы с мылом вымыл!

— Зачем? — не понял я. — Мне вроде целоваться ни с кем не нужно. А тебе — да, тебе эта процедура, ох, как пригодится!

Хлоп! Хлоп!

— Ай, за что? Я имел в виду твою язвительность…

— Рассказывай тут, шимпанзе бритый! Сам вон к каждой девке клеишься! Вот возьму и все Настюше расскажу!

— Ах, так?! Да я… да я… а я тебя на нашу свадьбу не приглашу, вот!

— Очень страшно. Испугал. Больно надо было. И как нашу благопристойную, воспитанную Настеньку угораздило влюбиться в такого хама, дурака, лентяя и…

— Да я сейчас как заеду тебе по уху! Молчала бы лучше, сама ты мартышка крашеная!

Далее ссора развивалась по известному сюжету. Слово за слово, она мне в нос, я ей по уху — и пошло-поехало… зеваки, собравшиеся поглазеть на потасовку, даже и не думали нас разнимать; так что, к тому моменту, как наша "Мисс Цианистый калий" отправилась выяснять насчет гостиницы, мы оба были уже в совершенно неузнаваемом виде…

Волк вернулся с береговой кромки, где лечил свою пощечину, и обомлел, поскольку ничего не видел:

— Оп-па… Вань, че это с тобой? Я уходил — ты вроде нормальный был. Взгляни в зеркало! Ух, вот это фингал…

— На себя посмотри, — ответил я ворчливо, прикладывая к ушибленному глазу любезно сунутую кем-то из зевак запотевшую от холода банку "Кока-Колы".

— Кто это сделал?! Ух, я ему… я ему покажу, как наших бить!

— Волк, это сделала вон та злобная тетка, — я со скрытым злорадством указал ему на направляющуюся к нам Василису. Ее бы сейчас даже родной батюшка бы не узнал… мой верный защитник помчался пулей к "злобной тетке". Я тихонько похихикивал в сторонке: моя коварная месть наконец-то свершилась!

Вася, конечно, узнала, где находится ближайшая гостиница. Вот только отказалась с нами разговаривать. Гм, я ее понимаю… Нам с Волчиком только и оставалось, что шептаться за ее спиной о том, как вымолить у этой Снежной Королевы прощение.

— Цветы? — предположил Волк.

— Вот ты и дари, — хмыкнул я. — А то еще начнет обвинять… во всяком там…

— Конфеты?

— Она их не ест. И вообще, Ее Высочество неподкупна, если ты еще не заметил, — возразил я.

— Гм. Но тогда что?

— Волк, а что она любит?

— В смысле? Что ты имеешь в виду?

— Ну, может, папуасские танцы любит смотреть? Тогда вденем в волосы косточку, обмотаемся пальмовыми листьями и спляшем. Любит наряжаться? Сводим ее по магазинам одежды. Ну хоть что-нибудь! Волчик, ты ее лучше знаешь, она с тобой секретничает… ну придумай же что-нибудь! — взмолился я наконец.

— Гм… — Серый напарник задумался. — Хм, гм… О! Точно! Она обожает вышивку.

— Вышивку — в смысле, вышитые картины?

— Да нет, сама вышивает здорово. Гладью.

— Есть! Спасибо, Волчик, — и я, сорвавшись с места, помчался в магазин рукоделия.

Серый Волк позвонил мне уже из номера и сообщил координаты гостиницы. Довольно быстро я ее отыскал. Дверь открыла сцепившая зубы царевна. Похоже, с Волком она уже помирилась. А вот другому члену команды предстоял еще долгий обстрел ледяным молчанием.

— ЗдорОво, Волк! — поприветствовал я друга, усаживаясь на диван. Номер был обставлен прекрасно; тут была роскошная ванна, телевизор, две комнаты и три кровати. — Кто выбирал номер?

— Она, — тот гордо указал на Василису.

— Какая молодец! — неуклюже похвалил я. Девушка проглотила похвалу, не ответив, сделала вид, что не слышит. Она накрывала на стол.

— О, ты приготовила обед! — обрадовался я. Есть и вправду хотелось зверски. — Я был не прав насчет тебя. Ты сокровище, Василисушка!

Снова молчание. Так же молча сели за стол и принялись за рагу. Время от времени Волк подавал голос:

— Как думаете, куда нам стоит обратиться, чтобы добраться до ФБР?

— Полагаю, сначала в полицию, — пожала плечами Премудрая. — Если там откажут, то в справочное бюро.

На меня она даже не смотрела.

— А если и там ничего не наскребем, это же все-таки СПЕЦ службы? — я растерянно ковырял вилкой в рагу.

На мой вопрос ответа не поступило. Тогда наш миротворец взял дело в свои руки (вернее, лапы):

— Да, а правда, Вась? Вдруг?..

— Ну тогда зайдем в наше посольство и узнаем у них, — Вася звякнула вилкой о пустую тарелку и откинулась на спинку стула.

— Мудро, — переглянулись мы.

— Ох… что-то мне некомфортно, — она поежилась. — Пожалуй, я немного поплескаюсь под душем…

— На здоровьице, — хмыкнул Волк.

— А ты пока позвони в справочную, если совсем будет нечем заняться, — сказала ему царевна и скрылась в ванной комнате.

Меня как будто не было.

В справочном бюро мало того, что дали от ворот поворот, так еще и в достаточно грубой форме. Волк рассердился на них и высказал на втором родном все, что о них думает. Те, конечно, не очень поняли, куда именно, но точно поняли, что их круто послали. Причем вовсе не цветочки рвать. Посему разговор оказался коротким.

Я слонялся по номеру, как тень отца Гамлета, и не находил себе места. Чувство вины перед нашей луноликой спутницей прочно угнездилось в моем сердце, причем вспомнились все мои дурости, сказанные в ее адрес, все гадкие поступки, все подлые мыслишки, что думал о ней, за весь наш долгий путь до Тридевятого. Господи, какой же я дур-рак! Она о нас заботилась, она вытаскивала нас из самых крутых передряг, рискуя собой; она, рискуя собой, отбросила все свои царские привилегии и пустилась за мной (про Волка тогда Вася знать не могла) в этот полный опасностей и лишений путь, а я!.. Что я сделал в благодарность?! Наградил мерзким прозвищем "Цианистый калий", неоднократно побивал, говорил гадости, потерял ее платья, обращался с ней, как с деревенской дурочкой и вообще вел себя, как последняя свинья! У-у-у, как я себя за это ненавижу… что, что же для нее сделать такого, чтобы искупить свою вину?.. Терзаемый этими мыслями, я ничего так и не придумал. Все, что я сейчас мог хорошего для Василисы сделать — это отдать ей купленный мной дорогой набор для вышивки. Собственно, наборчик этот лежал в украшенном самоцветами сундучке. Аккуратном таком, красивом… сам выбирал… ей должно понравиться! Но она даже видеть меня не хочет, как быть? Решение пришло мгновенно. Я на цыпочках подошел к ее тумбочке, тихонько поставил на тумбочку сундучок и положил рядом листок бумаги, на котором, подумав, написал: "Прости меня, Василек…"

И отошел. Да я себя в зеркало видеть не мог — бросился бы и задушил свое отражение! Волк надивиться не мог на мое состояние. "Что это с тобой?" — недоумевал он. Но я предпочитал отмалчиваться, и без того было тяжело.

Наконец царевна вышла из ванной, завернутая в полотенце, и принялась задумчиво искать самое чистое и не пострадавшее в пути платье. Вдруг она предложила:

— Может быть, разделимся? Я пойду в полицию, а вы — в посольство?

— А что, прекрасная идея! — согласился Волк. — Так и сделаем. Вань, ты как?

— Мбрм… — неразборчиво согласился я из угла.

Вася собралась быстро, а мы с Волком были давно готовы. Поэтому довольно-таки скоро мы уже выходили из номера. Внезапно Прекрасная ахнула:

— Ключи! Вот черт, как я могла их забыть?! Волк, ты ключи от номера не видел?

— Да на твоей тумбочке были, — рассеянно махнул хвостом тот.

Царевна помчалась к тумбочке. Я с замиранием сердца ждал, когда она обнаружит сюрприз. Василиса взяла ключи и тут увидела сундучок. Ну же, ну!..

Она холодно оглядела набор и прилагавшуюся к нему записку и, не глядя на меня, пошла обратно к двери. Внутри словно что-то оборвалось. Ах, так! Ну как хочешь, царевна! Я предложил тебе путь к примирению, а ты… ты… Ненавижу! Будь по-твоему, я больше тебе не… а я итак тебе никто. Ни брат, ни сват, ни друг, ни сотрудник — никто! Вот и замечательно. Ты — царевна, ты — "Мисс Мира", ты умна и красива и к тому же царская дочь, а я… я всего лишь безработный лентяй из бедной семьи, да к тому же дурак, каких свет не видывал; какой я тебе друг? Вот и прекрасно. Теперь — все расставлено по местам, как оно и должно было быть всегда.

Не говоря ни слова, я пошел вслед за Волком. В сторону Ее Высочества даже смотреть не хотелось. Кажется, сейчас я одним махом обрубил в себе все, что связывало меня с ней. В полной мере прочувствовал, насколько мы друг другу НИКТО. Насколько неправильно я себя вел. И насколько неправильно ее воспринимал. Возвращайтесь домой, царевна, здесь наши пути расходятся. К тому же, я видеть вас больше не хочу, мне в тягость ваше общество.

Наши пути и вправду разошлись. Ей надо было налево, а нам направо. Скоро Василиса скрылась за поворотом. Мы с Волком шли молча. Я понимал, насколько нелепо будет сейчас заговорить о чем-то невинно-бытовом, закрывая глаза на столь мгновенное изменение и без того вечно испорченного микроклимата в нашей команде. Вдали показалось здание посольства. Мы ускорили шаг…

— Значит, вам нужно договориться с ФБР? — переспросил дипломат Федоров, посол Руси в Тридевятом.

— Именно, — я кивнул. — Именно этого я и добиваюсь. Надеюсь, вы поняли, в чем суть.

— Ковер-то? Да-да, — Федоров помрачнел. — Все еще хуже, чем я думал…

— Но как, как обычный ковер-самолет может помочь в захвате мира?!

Федоров плотно сжал губы, а потом под моим пытливым взором что-то соврал. Впрочем, как и царь тогда очевидно соврал мне. Но, подумав, я решил не допытываться: не мое это дело. Хотя и любопытно — мочи нет.

— Вот вам телефон, — он протянул мне карточку, испещренную циферками. — Это телефон Рэя Адамса, он там большая шишка. Он вам поможет. А мне пора, у меня дела, мне пора идти. До свидания, Иван!

— До свидания! — попрощался я и вернулся к Волку, ждавшему у входа. — Прекрасно, Волк! Вот телефончик, надо будет по нему позвонить. Ну что, в гостиницу?

— В гостиницу.

Мы направились обратно.

— Тут Василиса звонила, — сообщил он, едва мы отошли от здания посольства. — Говорила… рассказать?

— И слышать о ней ничего не желаю, — буркнул я сквозь зубы, отворачиваясь.

— О-о, я смотрю, это серьезно… давненько вы так не ссорились, — съязвил он.

— Волк!!! — рассвирепел я. — Отвяжись с ней от меня уже. Я сказал.

— Но это важно!

— Хорошо, давай.

— Во-первых, на ужин будет картошка…

— А она уже вернулась в номер?!

— Не "она", а Василиса, — строго поправил он. — Да, вернулась. Ждет нас там, причем уже давно. Все прибрала. По-прежнему на тебя дуется…

— Вот и отлично, — прошипел я и больше не проронил, к удивлению Серого Волка, ни слова до самой гостиницы.

* * *

Подходя к номеру, я почувствовал легкое беспокойство. Что-то было не то, что-то привлекло мое внимание в двери номера. Когда мы подошли поближе, я пригляделся и понял, в чем дело: дверь была не заперта — ни изнутри, ни снаружи. С нехорошим подозрением мы с Волком шагнули внутрь и обомлели. Все было перевернуто вверх тормашками, вещи раскиданы, простыни, наволочки — порваны, подушки распороты, и из них клочьями падал пух; все, что только можно, — переломано, разбито, расстреляно… номер носил на себе следы усердной борьбы, стекло в окне было выбито. Василисы не было.

— Вася? — позвал я.

Молчание.

— Вася!!!

Молчание.

Сердце готово было выпрыгнуть из ушей, в висках уже не метрономом — ударами молота стучала кровь. Только не это! Нет, нет, нет!!! Мне это снится, этого не может быть! Ну пусть она сейчас выйдет из-за угла, пусть наградит опять своей ледяной немотой, пусть ударит — что угодно, только бы Вася была здесь, только бы оказалось, что я подумал не то и она всего лишь очень оригинально ушла в магазин!

Я побежал в другую комнату. То же самое. Кажется, Серый Волк убеждал меня остаться спокойным и здраво рассуждать: куда она могла пойти, где ее можно искать… Я обегал все; заглядывал и в ванну, и в туалет, и даже в шкаф. Смотрел под кроватью, выглянул в разбитое окно… вскоре меня охватило отчаяние.

— Василиса!!! — слышал я свой крик. — Вася!!! Васенька! Василек!!! Василиса-а-а, ну отзовись же, пожалуйста!..

Ее нигде не было. Я сел на кровать Премудрой и обхватил голову руками. Все… путь завершен… без Василисы я никуда не пойду. По крайней мере, до тех пор, пока не буду абсолютно точно знать, что она жива и с ней все в порядке. А что, если… даже мысль о том, что наш "пузырек с цианистым калием", наш мозг команды, Мисс Мира, Леди Черный пояс, наша Василиса, Премудрая и Прекрасная, могла погибнуть, вышибла из моих глаз странную солоноватую жидкость, называемую обычно слезами. Но мне плевать было и на слезы, и на головокружение, и даже на недавнюю свою (должен признать, совершенно глупую) обиду. Где ты, Василек?.. Что с тобой?.. Никогда, никогда я не думал, что так привяжусь к ней, что она станет для меня таким дорогим… другом. Да. Пожалуй, она была мне лучшим другом. А я… даже не смог уследить, чтобы ей не сделали ничего дурного.

Взгляд упал на тумбочку. Она была открыта, царевниных вещей не было. Сундучок с вышивкой тоже исчез; на пустой поверхности тумбочки сиротливо лежал до рези в глазах знакомый листочек с корявой надписью: "Прости меня, Василек…" Постойте-ка. А вот этой надписи тут не было! Я взял листочек. Под моим "посланием" черной ручкой было спешно накорябано почерком царевны: "Иван, Кощ…" Дальше лист перечеркивала случайная кривая.

— Волк! — позвал я.

Тот мгновенно возник в дверях:

— Что? Ты что-то нашел?

— Да, взгляни! — я протянул ему листик. Мы встревоженно переглянулись. Все это могло означать только одно: Кощей!..

— Итак, он решил нанести удар первым, — рассуждал я вслух, приводя номер в порядок и время от времени названивая то в полицию, то в ФБР. На душе было погано, как никогда. — Странно, что могло побудить террориста к наступлению?

— Во-первых, может быть, мы подошли слишком близко, и он не желает это терпеть, — предложил свою версию Волк. — До этого он играл с нами, как кошка с мышкой, а теперь понял, что мы чересчур близко подобрались к его логову, и решил в несколько ходов прекратить все это?

— Возможно. Но зачем ему Василиса? По-твоему, он рассчитывал, что мы тут же очертя голову ринемся спасать Ее Высочество? — по правде признаться, именно это я сначала и хотел сделать, но подъехавший Рэй Адамс разубедил меня. Как оказалось, Федоров после нашего ухода почувствовал легкое беспокойство и спустя некоторое время позвонил Адамсу, его доброму другу и просто надежному человеку. Адамс выслушал его и схватился за голову. Вскоре он был у нас. Мы быстро прояснили ему ситуацию, и он уже серьезно взялся за это дело. Рэй распорядился, чтобы ФБР отправило на поиски возможного местонахождения Прекрасной несколько оперативных групп. О том, что это дочь царя Гороха, говорить было запрещено. И теперь я донимал звонками оперативников, выведывая у них, узнали ли они что-нибудь, а попутно советовался с Волком и с Рэем, тоже обустроившимся на время в номере.

— Скорее всего, именно так, — кивнул Адамс, закуривая. — Будете?

Я вежливо помотал головой, отказываясь. Тем более, я не курю.

— Скорее всего, — продолжал он, — Кощей Бессмертный спрятал ее где-то у нас под носом, чтобы мы переключились на ее поиски и забыли про ковер-самолет.

Я смолчал. Почему-то все больше возрастала железная уверенность, что Василиса в логове Кощея. Я словно шестым чувством это понимал. Впрочем, Адамсу об этом знать необязательно…

— Настоятельно рекомендую вам предоставить поиски нам, — пропыхтел Рэй, дымя сигаретой. Он оказался на диво простоватым и наивным в общении, хотя, как я слышал от оперативников, в его отделе ему не было равных. Похоже, Рэй предпочитал не мешать работу в штабе с работой "на людях". — Полиции — бесполезно, они усердны, но туповаты, прости Господи. Самим вам надо выполнять задание. А другие отделы ФБР… про это я вообще молчу.

— Почему? — удивился я.

— Да потому, что не будут они помогать русским, — выдохнул тот. — Для властей и ФБР Русь — после Кощея первейший враг. Ну, может, и не враг; но конкурент — страшный! Поймите, — Рэй активно жестикулировал, взволнованно объясняя мне политическую ситуацию. — Для простых американцев вы вообще забавные дикари. Что-то вроде макак в вольере: смешные, непонятные и немножко опасные. А иные и вообще полагают русских поголовно гангстерами и бандюганами. Тем более, ваш вид… гм, простите, но… это мнение лишь укрепит. Вам не будут очень уж помогать.

— Но… мы же… наша задача ведь истребить Кощея?! — мой растерянный вид поверг работника ФБР в смущение.

— А… у… видите ли, Иван… — он здорово замялся, явно пытаясь подобрать слова поделикатнее. — Кощей для нас не абсолютное зло.

— Он ни для кого не абсолютное зло, — возразил я. — Но если против него ничего не сделать, он загребет под себя весь мир, понимаете?! Весь мир будет наводнен его скелетами, химерами и прочими змейгорынычами-детьми Чернобыля!

— Н-ну… понимаете… мы… — Адамс набрал в грудь воздуха и таки решился: — Мы предпочитаем сотрудничать.

— А?! — кажется, у меня упала челюсть… я не верил своим ушам! Сотрудничать?!

— Понимаете… мы подумали, что, если Америка будет предоставлять Кощею, ээ… необходимое, то, возможно, он оставит Штаты в покое… — пролепетал Рэй, выбитый из колеи моим изумлением. И это я слышу от "честнейшего человека" Адамса!

— Так вы, значит, с ним в союзе… — с неприятным удивлением выдавил я, медленно вскипая. — Ах, вот в чем дело… значит, вы решили, что, если Кощей захватит мир, то он с вами поделится…

— Вы неправильно поняли!

Но мой гнев было уже не остановить. Ох, как меня это взбесило!

— Вот так политика двойных стандартов. Значит, вы уже точно знаете, что он победит…

— Нет, нет!

— Значит, вы сдаетесь, еще даже не начав бой?! — прорычал я, чувствуя, как теряю самоконтроль. Известие о договоре Тридевятого с Кощеем стало последней каплей на сегодня. — Трусы! Трусы, вот кто вы! Вам просто не хватает духу вести войну с Бессмертным гением, который — ай-ай-ай — не дай Бог, сильнее вас! Правильно, а зачем, если можно договориться? Вам как-то не приходит в голову, что, когда Бессмертный добьется своего, он не посмотрит ни на какие уговоры и одним мизинцем раздавит вас, как… да как тараканов на кухне!

Волк с ужасом смотрел на мою внезапную ярость; бедняга Рэй, ни в чем, в общем-то, не повинный, в испуге попятился, не понимая, что со мной.

— Все, хватит! — я вскочил и стал собирать наши вещи. — Сначала царство Фрицево, потом Аглицкое царство, а теперь еще вы… хватит с меня. Не нужно нам никакой помощи Запада! Раз вы все такие трусы, мы и без вас управимся, уж будьте спокойны! Пойдем, Волк, — я поманил его рукой, и мы направились к дверям. — Нам тут больше делать нечего.

Кажется, Рэй что-то кричал вдогонку, мол, вернитесь, вы не так все поняли, я докажу… Я этого даже не слышал и слышать не хотел. Хлопнув дверью номера, мы выскочили в коридор, быстро сели в лифт и поехали вниз… Только спустя два квартала от гостиницы я остыл и остановился.

— Ну вот и что ты наделал, — отдуваясь, укорил меня Волк. — Теперь мы остались без помощи ФБР, без Василисы, даже без номера в гостинице…

— Он все равно нам больше не понадобится, — отмахнулся я, роясь в суме. Кажется, кой-чего я придумал!

— Иван? Ты… — Волк пригляделся к этим махинациям. — Что ты задумал?!

Я обошел зверя со всех сторон, прикинул, выдержу ли его вес, рассчитал, как мне придется его держать…

— Эй, что ты изобрел там, а?! — подозрительно попятился тот.

— Увидишь, — я хитро улыбнулся и вытряхнул из сумы… сапоги-скороходы. — Ну, дружочки… пришел ваш час.

Подхватив Серого Волка на руки, я влез в сапоги. Они слегка скрипнули, жалуясь на ноги нового хозяина. Красивенькие сапожки. Красненькие такие, золотом расшитые, нарядные. Обмяв непокорную обувь, я решился стукнуть каблуком о каблук, приводя в действие стартовый механизм…

И вот теперь-то мы оба добрым словом помянули полет на краденом ковролайне! Потому что ощущения, пережитые нами тогда при взлете, ни в какое сравнение не шли с этими! Да-да, угадали, мы подлетели метров на девятьсот вверх, причем довольно резко!

— А-а-а-а! — не выдержал я. — Что за…

В этот момент коварные сапожки (китайская подделка, что ли?!) широченной дугой пошли на спуск. Само собой, вместе с нами. Внизу уже маячил совершенно другой город… Наконец, лакированные каблуки коснулись асфальта. За ту микросекунду, что я твердо стоял на земле, Волчик успел прокомментировать… точнее, начал фразу:

— Это мы Канзас-сити… — закончил он ее уже снова в поднебесье: — …Пролетаем? Чувствую себя Элли в Убивающем домике!

— Сейчас этот… Убивающий домик… оправдает свое… прозвище, — пригрозил я, но ссориться было некогда: подлая обувка пошла на ускорение, прыжки участились. И толчки усилились. Нет, ей-богу, это болтанка какая-то!

— Что… что… за… б-брак… нам… подсунули?! — в промежутках между скачками пытался возмутиться я.

— Безобразие!.. — подтвердил Волк. — Кто тебе… их дал?!

— Царь.

— Голову… ему… оторвать!!!

Снизу местность уже переменилась. Сначала там, внизу, сменялись долины, горы и каньоны, теперь же мы увидели лес. Расцвеченный осенними листьями, он так напомнил нам о родном доме… о родной Руси… что мы с Волком едва не разрыдались в обнимочку… но рыдать опять-таки, как понимаете, было некогда!

— Канада, — наконец объявил напарник, провожая взглядом крохотных пограничников под на… уже позади нас.

— Как их снять?! — возопил я, не выдерживая такого безобразного способа перемещения в пространстве.

— А я что, знаю?! — огрызнулся Волк. — Царь тебе их давал, с царя и спрашивай!

— Ух ты, блинтус-свинтус! Вот что он имел в виду!

— Когда?

— Когда чуть не проболтался! — злобно буркнул я. — "Во-первых, они могут… э, кончиться, а во-вторых… а, ладно, чего там!" Так он сказал? Я теперь все понял, все-все. Он просто сам не умеет ими пользоваться! Ух, Величество, ну, удружил!.. Я в полном восторге от "подарочка"!

— Может, эти сапоги Кощею подарить? — съязвил Волк. — Авось на Марс занесет…

— Да ну тебя… меня уже тошнит, кстати.

— Меня тоже! Пакетик есть?

— Что, совсем не выдержишь?

— Смотря сколько мы еще будем так… скакать.

Угу, точно. Кузнечики несчастные. Кузнечики — потому что прыгаем выше собственных ушей, а несчастные — потому что эти сапоги-скороходы, будь они трижды неладны, покоя нам не дадут, пока в них "Дюрасел" не сядет! Или что у них там?

Спустя полчаса бешеной скачки впереди показались первые снежные клочки. А еще через десять минут Волк сообщил мне:

— Судя по ландшафту, мы пролетаем над Аляской!

Я хотел ответить ему, но тут в самой высокой точке прыжка в красных ужасах на обе ноги что-то щелкнуло, и после минуты спуска мы бесформенно, нестройным клином (я внизу, сума и Волк, растопыривший лапы, — вслед за мной) полетели вниз.

— А-а-о-о-о-о-у-у… уп! — падение окончилось погружением в самый глубокий сугроб.

— Потрясающе, — я вылез, стуча зубами. Если помните, одет я был для относительно теплой сентябрьской погоды. — Брр… тут что, всегда так?

— Раньше, может, и не всегда было, — проклацал Волчик из соседнего сугроба: он уже тоже привык к теплу и теперь тоже с непривычки подмерз. — А теперь… тца-тца-тца… тут Кощей живет, тца-тца… и делает все, как ему нравится. Тца-тца-тца.

— Дать что-нибудь согреться? — предложил я. — Есть немного горячего чая в термосе…

— А из одежды?

— Ничего…

— Ну, давай свой чай.

Пятнадцать минут мы грелись. Потом чай кончился. Мы понуро побрели куда глаза глядят, безо всяких ориентиров, без теплой одежды, медленно промерзая до самых костей. Прекрасно. Все, что только можно было, мы потеряли: расположение западных стран, одежку, направление и даже спутницу! А впрочем, нет. Василису мы не потеряем, во что бы то ни стало. Я этого не допущу. И пусть от меня останутся одни клочки, но эти клочки вытащат тебя из лап террориста, я обещаю тебе, Вася!!!

Нет — клянусь.

* * *

Ледяные Чертоги были прекрасны… На самом деле они только назывались Ледяными, ледяного в них не было ничего. Как и весь остальной дворец, они были построены из сверхпрочного материала и местами украшены самоцветами. Впрочем, он не любил вычурность. Кощей потянулся в кресле. Все шло как надо. Только вот мышка подвисает, надо новую покупать… Он пошевелил мышкой, нажал курсором на папку "Russian project". Его собственный Русский проект. Выбрал папку "Durak", нашел ярлык "foto_durak.jpg". На экране высветилось жизнерадостное симпатичное лицо парня лет девятнадцати, русоволосого, голубоглазого. Дурак он и есть дурак, и ни в одном языке, кроме русского, не найти слова, которое бы верно отражало его суть. Лентяй, балбес, неумеха… ну почему ему так везет, ну чем он заслужил такую удачу?! Сколько Кощей ни стремился поймать этого ловкого обормота, сколько бы капканов ни расставлял — Иван выбирался из всех. Ладно бы, если бы он обошел Кощея хитростью и умением просчитывать все на десять шагов вперед, это Бессмертный мог понять! Но нет. Он делал такие глупости, так идиотски себя вел, что… всегда выходил сухим из воды! Кощей досадливо поморщился, вспомнив сказку о дураке, который мудреца перехитрил. Да как перехитрил — своею глупостью!

"И чего эта мымра Елена вздумала болтать, будто я все отдам за секрет Ивановой удачи? — скривился он. — Мы и сами с усами. И не таких обштопывали. Правда вот, непонятно, чем он так приглянулся Василисе Прекрасной? И чего он везде со своим волком таскается? Бросил бы давно. От зверей в пути пользы мало, одни расходы". Бессмертный еще немного поработал, после чего решил осведомиться о положении дел.

— Елена! — позвал он. — Елена-а!

В кабинете появилась дочь князя Вяземского. После задания в Вязьме ("Успешно проваленного, кстати! Напомнить ей, что ли?") она сразу же была транспортирована в Кощеев дворец, поскольку была его личной секретаршей. А вот своих подручных Вольдемара и Анну Беллу де Люсьен террорист сурово наказал. Он обратил их в книги. Кощей читать любил, поэтому одно из самых мягких и почетных его наказаний было именно это. Первая книга называлась "Бездельник" и повествовала о том, как нехорошо сидеть сложа руки, а вторая носила гордое название "У моего врага из-за тебя прыщик на носу" и содержала текст о вреде служебных романов, особенно в профессии спецагента. Давать названия Бессмертный не умел, поэтому добрая половина наказанных именовалась гордо и заковыристо, в зависимости от провинности.

— Да, шеф, — она слегка поклонилась, войдя.

— Ленусик, — Кощей поманил ее пальцем. — Иди сюда. Как там дела? Схватили нашу звездную троицу?

Топ-модель потупилась и что-то пробормотала, опустив взгляд.

— Что-что? — не расслышал Кощей.

— Говорю, не совсем.

— Это как это?

— Ну… мы… поймали не всех.

— Надеюсь, вы хотя бы доставили сюда самого Ивана?!

— М-м… м-м-м… э…

Кощей нахмурился. Елена слегка перепугалась: она знала, что шеф очень вспыльчив. Он может долго сюсюкать с тобой, но стоит тебе издать хоть один неугодный ему звук или, того хуже, сделать что-то не то — как ядерный взрыв уступает по эффекту его гневу. А на кары Кощей был горазд, ох как горазд…

— Что, девочка моя? — вкрадчиво спросил он. — Кого вы ко мне притащили?

— Э… вы… не… не убивайте, пожалуйста… но…

— Ну?! — Бессмертный уже начал закипать.

— Только Василису Прекрасную.

— Что-о-о?! — взревел тот. — Ах, вы, кикиморы болотные! Ничего поручить нельзя, хоть сам отправляйся! Ах, вы, лентяи криворукие, лодыри, колоды лежачие, чтоб вас древоточец пожрал! Ах, вы, блохи от дохлой бездомной собаки! Завел слуг на свою голову… На кой черт мне русская царевна?! На кой, я тебя спрашиваю?! Какого черта вы вообще ее притащили?! Всех казню, безалаберные тупицы! Четвертую! Колесую! Компьютерным вирусам скормлю! — по кабинету залетала техника, разбиваясь вдребезги.

Секретарша попыталась промурлыкать что-то успокаивающее, но это возымело неожиданный результат.

— Ах, мурлычем?! — не на шутку взбесился Бессмертный. — Ах, мы тут мурлычем?! Хорошо же, мурлыкай всю жизнь!

Террорист-колдун резко выбросил руку вперед. Брызнули искры, и Елена отшатнулась. Лицо ее было покрыто шерстью и приобрело кошачьи формы, из-под недавно осветленных волос торчали треугольные ушки.

— Что вы со мной сделали?! — мяукнула она, ощупывая лицо. — Вы… вы мне лицо изуродовали!

— Ой, — спохватился тот и окончательно расстроился. — Ну вот, что это со мной? Всю неделю депрессия, все из рук валится… даже заколдовать как следует не могу…

Из глаз злодея покатились почти детские слезы.

— Ну что вы, шеф, — Елена, забыв про свое горе, принялась его утешать. — Вы совсем не потеряли хватку. Так мне даже хуже… честно!

— Правда? — спросил Кощей утирая слезу.

— Правда-правда, шеф! Я даже больше вам скажу. Если Василиса тут, то рано или поздно Иван прибежит за ней, я почти не сомневаюсь, что они любовники! Тут-то мы его и…

— Леночка, ты молодчинка! — обрадовался Кощей, мигом просияв. — Недаром твое имя означает "Факел". Свет ты мой в окошке!

Елена смутилась. Она вспомнила про странную слабость своего шефа к антропонимике. Об именах Кощей знал ВСЕ.

— Эх, была-не была! — Бессмертный махнул рукой. — Ведите сюда эту Василису. Уж больно хочется на нее посмотреть, а то я прошлогодний конкурс красоты-то пропустил…

* * *

Вечерело. На обмерзлой Аляске это слово звучало не так оптимистично, как в том же Тридевятом: чем темнее становилось небо, тем больше мы с Волком стучали зубами. Он-то ладно, у него шерстяной покров предполагает крутые морозы. А мне что, тоже шерстью обрасти? Угу, и вернусь я домой йети — снежным человеком. Особенно Настенька мне обрадуется. Представили? Вот-вот, и я о том же.

Трясясь от холода, как осиновый листочек, я попытался поставить палатку. Фигу! Тут же поднялся ветрила ураганного значения, и то, что было сначала палаткой, теперь напоминало летящий в обратную сторону парашют. Нам с Волчиком остались лишь воткнутые в землю (точнее, снег) колышки. Что прикажете с ними делать? В результате родилась еще одна идея. Благодаря оборудованию в суме (уцелевшему!) мы за полночи состряпали иглу. Правда, там не на чем было лечь спать, но костер развели и погрелись. Пришлось куковать у горящих углей всю ночь.

Утром я решил позвонить царю.

— Привет, малыш, — трубку сняла Анастасия. Это я-то "малыш"? Ну тогда ты, царевна, — Карлсон! — Пупсик, ты как?

— У, привет. Папу дай, — попросил я. Не хотелось ее слышать. Какой тут, к черту, "пупсик", когда Василиса в беде! Тут не до "пупсиков". Вернусь — и вот тогда поговорим!

— А-а… а зачем он тебе?

— Нужен, — не сдержавшись, грубо бросил я в трубку. — Срочно!

— А я?..

— Настюша… зайчик, солнце… — я уже просек, что на мою невесту это действует безотказно.

— А, сейчас!

Через минуту я уже говорил с царем.

— Здравствуй, Ваня, — осипшим голосом поздоровался он со мной. — Что-то случилось?

— Что у вас с голосом? — испугался я.

— Ох, дурно у нас, совсем дурно… — пожаловался Горох, кашляя в трубку. — Я плохой стал совсем, болезнь нас косит…

— Какая?

— Птичий грипп называется. Умирают от него многие. Кхе-кхе… кто-то вирус запустил. Врачи да знахари справиться не могут… в общем, безобразие полное! Кхе-кхе… еще месяц такой атаки, и на государстве нашем можно будет крест ставить.

Я ахнул.

— А что там с зомби? Все держат народ в страхе?

— Эх, — царь повеселел. — Ты, Ваня, наш народ не знаешь, видно…

— А что?

— Просекли они, что плоть гнилая опосля двух часов на воздухе высыхает и огня боится шибко, стали их палить. А костяки уж и не так страшно, на них святой водицей можно…

— Во дают, — восхитился я сообразительности людей. — Молодцы. А я тут узнал точно, что на Запад нам рассчитывать нельзя никак, они…

— Да знаю я, — отмахнулся самодержец. — Это давно ясно было. Лучше скажи, про ковер что узнал?

— Да у Кощея он, у Кощея! — сорвался я наконец. — И Василек тоже.

— Какой-такой Василек?!

— Тьфу, в смысле, Василиса ваша, — я поморщился, вспомнив сей досадный факт. — Я уже в царстве Кощеевом, недели через две дойду до дворца. Слово даю, что и ковер, и Василису я спасу!

— Иван, ты золото, — царь залился сухим кашлем. — Я в тебя верю! Удачи!

— До свидания, — я хотел отключиться, но трубку перехватила Анастасия.

— Ну теперь-то мы можем поговорить?

— Э… милая… я, вообще-то, в сугробе стою в одной рубашке и штанах! Может, позже?

— А я тут к бабке-угадке ходила, — не слушая меня, пустилась царевна во все тяжкие. — Она предсказала нам с тобой скорую свадьбу, долгую и счастливую жизнь и пятерых прелестных детей! Правда, здорово?

"Ну еще бы, ты же царская дочь, — зло подумал я. — Еще бы тебе не напредсказывали с три короба. А ты и верить рада!" Особенно, знаете ли, радовала перспектива пятерых детей. Учитывая, что я с детьми обращаться совсем не умею.

— Здорово, здорово, — выдавил я и, быстро попрощавшись, повесил трубку. — Уфф… достала.

— Как она может так тебя достать, если она — твоя невеста? — удивился Волк.

— Запросто. Я, конечно, люблю ее, но…

— Любишь? Гм, гм, — Волк не счел нужным продолжать разговор, и мы пошли дальше.

На следующий день на нас напал белый медведь. Насилу спаслись. Половина причиндалов в суме оказалась раздавлена, провизию он пожрал, запасную одежду превратил в жалкое рубище… словом, путь стал "веселее" и "приятнее".

С каждым днем я все острее ощущал, как хочу набить морду Кощею. За все. За Русь, за князя Мстислава, за Бабу Ягу, за царя; наконец, за Василису… без нее стало совсем туго. Я уже не говорю о том, что не хватало ее советов, ее помощи… нет, больше всего не хватало ее бесконечных колкостей. Ее тумаков. Ее смеха. Без ее голоса мир вокруг словно опустел, и ничего уже не хотелось: ни есть, ни спать, ни хохотать над анекдотами Волчика. Я тащился через сугробы, не разбирая пути, шел днем и ночью, в солнечную погоду и в буран, не останавливаясь, не оглядываясь. Только бы добраться до дворца, только бы добраться! Часто даже не слышал перепуганного голоса шагавшего рядом друга, который время от времени призывал меня остановиться и растереть обмороженные щеки. Да я и обморожения не замечал. Перед глазами, словно в укор, все стояло Васино напуганное лицо, и в такие моменты я готов был голыми руками разодрать хоть Бессмертного, хоть какого!

Хрипы, с недавнего момента появившиеся в моем горле, сводили Волка с ума. Он орал на меня, ругался, хватался за голову, стонал: "Воспаление легких!" Я порою хрипел так, что самому становилось страшно, но шел. Возможность подлечить меня выпала Волку только тогда, когда в глазах у меня окончательно помутилось, и я мешком свалился в снег, провалившись в липкое ничто…

* * *

В кабинет впихнули опутанную веревками с ног до головы девушку. Она и впрямь была восхитительно красива. Короткие золотые волосы, зеленые глаза, изумительные черты лица, а уж фигура… Кощей даже ахнул. Что-то давным-давно забытое шевельнулось в нем при виде русской царевны. Она была так трогательно беззащитна и так неподражаемо горда…

— Развяжи меня немедленно, ты, даун бессмертный! — лишь только девица раскрыла рот, колдун и террорист мигом разочаровался в ней.

— Ай-ай-ай, — он покачал головой. — Такая красавица, а изо рта такие помои…

— Нет у меня во рту никаких помоев! — возмутилась та, дергаясь в веревках.

— Гм. А мне еще говорили, будто ты умна, — расстроенно отвернулся Кощей. — Дурочка как дурочка…

— Ваня с Волком придут, они тебе наваляют! — грозно предупредила Василиса.

— Ой, не смеши мои носки… — захохотал Кощей, поворачиваясь к ней. — Это этот-то сопляк малолетний мне наваляет?

— Развяжи меня, — потребовала царевна.

— Как скажешь, — Кощей подошел к Василисе и принялся разматывать веревки, как бы ненароком коснувшись ее плеча.

— И не лапай!!!

— Ого! Да мы еще и мнительные! Далеко пойдешь, деточка…

— Я тебе не деточка!

— И как тебя терпел твой этот… любовник?

— Какой-такой любовник? — нахмурилась Василиса.

— Да этот твой… задохлик… Иван, что ли? Зря надеешься, что он за тобой придет, — усмехнулся ученый, окончив разматывание веревок. — Небось, только рад, что эдакое "сокровище" с рук сбыл… да ты садись, садись!

Василиса нехотя села и сцепила зубы. Похоже, она не намеревалась отвечать на явную провокацию, и это было весьма умно с ее стороны. Кощей даже начал ее уважать…

— Слушай, у меня новый камзол, — некстати похвастался он. — Как тебе?

— У тебя дырка, — тихо, но зло ответила Василиса.

— Как?! — Кощей перепуганно подскочил к зеркалу и принялся выискивать дыру. Отражение задержало его надолго. Да-а, он себя любил! "Да и как можно не любить такого высокого, аристократически худого (на самом-то деле тощего!) черноволосого красавца с горячим взором? — польстил себе Кощей. — И камзол с плащом сидят прекрасно, нет тут никакой дырки, чего она?.."

— Где дырка? — наконец сдался он.

— У тебя в голове дырка. А то как же еще твои мозги могли утечь давно и навсегда? — пояснила девица.

— Да как ты смеешь! — рассердился Бессмертный. — Ты хоть знаешь, кто я?!

— Дурак ты, — грубо ответила Василиса, не глядя на него.

— Сама ты… дурра! Да ты в курсе, что я прижизненно признан гением?!

— Угу. Ты гениально глуп.

— О-о-о… — простонал Кощей. — За что ты мне?! За что мне такое наказание? Василисушка, милая…

— Для тебя — Ваше Высочество, — вскинула она голову.

Кощей тихонько подошел к царевне и приобнял ее за плечи:

— Почему не "Василисушка"? Такое красивое имя. Между прочим, оно в переводе с латыни означает "Царица"! И ты и вправду настоящая Царица! — он попытался поцеловать ее в щеку.

Попытка стала очень неудачной. Очень.

— Уу-у! ты чего?! — бедняга согнулся пополам после традиционного женского приема "коленом в пах".

— На чужую кучу неча глаз пучить, — рыкнула гордая девица и, развернувшись, ринулась к окну, намереваясь выпрыгнуть.

— Стой, дура, там пятьсот метров до земли!!! — не своим голосом заорал Кощей, бросаясь к ней. Но она уже сама увидела, что прыжок вниз — не самый мудрый поступок в сложившейся ситуации.

— Считай себя моей гостьей, — он оттащил ее от окна и попросил зайти в кабинет своих помощников. — Тебя отведут в комнату, накормят, дадут все, что только попросишь…

Василиса хранила гордое молчание.

— Ну, Василисушка! Ну чего ты хочешь? Скажи мне, я тебе дам.

— Мой набор для вышивки, — вдруг потребовала она. — Новый. В сундучке с самоцветами.

— Этот? — Кощей ловко выхватил сундучок из-под стола.

— Откуда он у тебя? — растерялась царевна.

— Места знать надо, — подмигнул Бессмертный. — Да тот, тот самый, можешь не проверять. Елена его лично с твоего стола стибрила…

Василиса затравленно стрельнула в Кощея взглядом и, обхватив набор обеими руками, быстрым шагом вышла. Кощей не беспокоился. Деваться ей все равно было отсюда некуда.

* * *

— И — ван!..

Интересно, что означает это странное слово?.. Чернота начала рассасываться, но изображение в глазах плыло, как в кривом стекле.

— Ии-ван! Очнись же, очнись!..

Ах, да. Кажется, Иван — это я.

— Ваня-я!

Хлоп! Хлоп! Что-то ударило мне по мокрым щекам. Мокрым?..

— Очнись, давай, ты сможешь!

Я еще раз попытался проморгаться. Кто говорит? Людей я не увидел, над глазами нависла взволнованная волчья морда…

— Наконец-то! — сказала морда.

После этого я сразу вскочил как ошпаренный.

— Серый Волк?! — вспомнил я.

— Ну да! — обрадовался тот. — А кто же еще?.. Я битый час тебя в себя привожу… ой, тьфу ты, скаламбурил.

— А где Василиса? — мозг упорно отказывался выдавать мне информацию.

— Ваня?! — Волк обеспокоенно всмотрелся в мое лицо. — Все ясно…

С грехом пополам он пересказал мне всю предысторию. Я схватился за голову, вспоминая шаг за шагом.

— М-мама!.. Воспаление легких… Вася… Вася! Черт… Кощей… убью! — я сделал попытку ринуться спасать царевну, но Волк очень вовремя усадил меня обратно на подстеленную шкуру убитого медведя — видимо, Серый спецагент как-то исхитрился справиться с тем самым.

— Успокойся, — сказал он. — Еще час тебе необходимо будет полежать. Мне с того света тебя пришлось вытаскивать только что, хочешь, чтоб это повторилось? Я, между прочим, мало что не всю живую воду израсходовал!

Ах, вот почему у меня щеки мокрые… Я, придя в себя окончательно, лег обратно.

— Что делать будем?

— Я попользовался твоим локатором… в общем, дворец Кощея уже недалеко. Осталось каких-то четыре дня пути, вон в ту сторону.

— Замечательно. Ох, я устрою этому… киднепперу фигову!

— Может быть, сперва продумаем план?

— Ох, ты прав, Волчик, — я повернулся на бок. — Сначала, думаю, мы спасем Васю, так?

— Верное решение, — одобрил он. — А как?

— Как-как! Найдем лазейку, проберемся внутрь, притворимся кощеевцами…

— Допустим. А дальше?

— Дальше находим ковер и прем его.

— А дальше?

— Дальше… дальше я ему испорчу жизнь, настроение и условия обитания!

— Каким образом ты собираешься это сделать?

— Пока не знаю, там посмотрим.

— Ладно, — Волк кивнул. — А потом?

— Что — потом? Потом сматываемся, у меня не было задачи его ликвидировать.

— Гм. Неплохой план!

— Ладно, пошли, Волк, — я поднялся, собрал вещи и накинул на плечи шкуру. Будет, чем греться!

— А ты уверен, что можешь идти?

— Абсолютно, — я на всякий случай подвигал по очереди одной ногой, другой, руками и головой. — Не такой уж я хиляк, как ты думаешь.

— Ну смотри, — и мы отправились в путь.

Вьюга так и норовила оттеснить нас подальше от дворца, развернуть в другую сторону. Но, в конце концов, разве может какая-то вьюга нам помешать, когда речь идет о спасении родины и лучшего друга?! Держись, Кощей! Ты просто еще не понял, с кем связался!

* * *

Комнату ей отвели скудную. Небольшую по размерам, темную и бедно обставленную. Впрочем, скучать тут Василисе не приходилось: книги в стеллаже завистливо и злобно шелестели страницами в ее адрес, утварь выскакивала из рук, недобро шипя, одеяло и пижама строго следили за ее режимом дня, в определенное время укладывая ее в постель насильно или насильно же выталкивая. На подставках стояли склянки с реактивами и зельями, содержание которых не могла угадать даже царевна. На потолке висела люстра в виде отрубленной головы, которая ровно в девять часов утра открывала рот и говорила:

— Просыпайся, Василиса свет Прекрасная, а то ко мне присоединишься!

В шкафу стояли в застекленных ящичках явные экспонаты Кунсткамеры, которые легко было перепутать с заспиртованными там же корнями мандрагоры. Полки украшали причудливые челюсти различной формы и размера, которые начинали музыкально клацать, если нажать на кнопочку; на столе стояла ваза с цветами, время от времени поедавшими садившихся на них мух.

Три раза в день в комнату заглядывала чем-то странно знакомая высокая женщина с кошачьей мордой, почему-то называвшая себя Еленой Прекрасной, и приносила Василисе еду. Когда кошачьеголовая Елена бывала занята, ее сменяли странные типы: либо два брата-близнеца Дыба и Щипцы (у Дыбы были свиные уши, а у Щипцов — поросячий хвостик), либо одноногий робот в пиратской одежде, которым управлял хамоватый попугай, сидевший на его плече-пульте. Попугая звали Джек Воробей, однако вел он себя куда более скверно, чем истинный носитель этого имени, порой отпуская в адрес пленницы скабрезные шуточки.

Единственное, что скрашивало ее быт в этом ужасном месте, — это вышивка. Каждый вечер Василиса брала столь полюбившийся ей набор и садилась к зарешеченному окну. Она вышивала странную картину: проламывающийся под Кощеем трон.

Кощей постоянно наносил к ней визиты, иногда распуская руки. Очень скоро он испытал на себе весь великолепный нрав пленной царевны, однако от своих действий не отступился. Можно было сказать, что Бессмертный впервые за долгие годы влюбился; и теперь он намеревался заполучить Васино расположение. Чего террорист только не делал: дарил ей кусачие цветы из своего личного сада; преподносил коробки конфет, начинкой которых были чьи-то косточки; приглашал на ужин в романтической обстановке "а-ля свидание с Дракулой"… Как-то он зашел к ней и попытался пригласить на свидание. Получилось довольно неуклюже, и Василиса окончательно обиделась:

— Все! Я тебя больше видеть не хочу, маньяк!

— В темницу посажу! — рассердился Кощей.

— Плевать! Зато не увижу больше твою поганую рожу! — она топнула ногой.

— В мухомор превращу!

— Превращай! Авось мной за обедом отравишься!

— Еды лишу!

— И без нее обойдусь.

— Воды лишу!

— Прекрасно, быстрее отмучаюсь!

— М, ммм… — Бессмертный огляделся, размышляя, что бы отобрать. — О! Вот чего.

Он схватил сундучок с вышивкой:

— Возьму его. Когда одумаешься, приходи. Тогда верну, — и вышел.

— Ах, ты!.. — задохнулась царевна. Кощей не знал, что в сундучке лежит не только вышивка, но и фотографии двух очень близких ее друзей… — Ну берегись, свинья бессмертная, Дункан МакЛауд несчастный! Мне вовсе не надо твоего разрешения, чтобы вернуть себе сундучок! А заодно и дело государственной важности попытаюсь сделать…

* * *

На следующий вечер метель расступилась, явив нам эскимосское поселение. Мы решили зайти и попросить ночлега, однако первая же яранга, в которую я собирался попроситься, оказалась пуста, только на полу лежали свежие человеческие кости. Меня передернуло.

— М-мама… кто же это с ними так "ласково" обошелся?

— Не мои сородичи, это точно, — на всякий случай предупредил Волк, незаметно подойдя сзади.

— Да уж вижу. Кости словно… обсосаны?!

— Вот и я о том же. И… Волки все же предпочитают людскому мясу мясо животных, а если уж настолько голод припирает к стенке, то, бывает, и едим. Но не всю же деревню разом вырезаем!

— А что, вся деревня?! — изумился я.

Волк мрачно кивнул.

— Я обошел все яранги — то же самое.

— Вот это да, — я присвистнул. — Что же такого могло случиться? Ладно, пошли отсюда…

Мы вышли и побрели меж яранг прочь. Холод пробирал до костей, но я позаимствовал в доме несчастных эскимосов теплую одежду, и идти стало существенно легче. Вьюга снова принялась бросать нам в лицо комья снега; скоро я обнаружил в суме подарки Бабы Яги — неснашиваемые сапоги, хлеб и клубок-путеводитель. Последнее было очень кстати, потому что, чем больше мы приближались к логову террориста, тем капризнее вел себя локатор, а под конец и вовсе приказал долго жить. Сапоги здорово спасали от холода, а хлеб заменил весь провиант.

Внезапно в белоснежной пелене, застилавшей путь, нам почудилась человеческая фигура. Я решил, что это галлюцинация, и потер глаза, но видение не исчезло. Похоже, что к нам, шатаясь и спотыкаясь, брел человек. Вскоре мы смогли разглядеть, что это эскимос. Заметив Волка и меня, эскимос направился к нам. Подойдя уже совсем близко, он неожиданно упал в снег и замер. Волк повернул его на спину. Человек еще дышал, хотя и с хрипами. Лицо его было совсем молодым — мне ровесник, но он был почти целиком сед. Мы переглянулись.

Эскимос открыл глаза и что-то пролепетал.

— Что-что? — автоматически переспросил я на родном языке.

— Русские… — на лице эскимоса появилось подобие улыбки. — Вы русские… хорошо…

— Что случилось? Вы из этой деревни?

— Да, — прохрипел тот. — Тут… ужас… его звери… съели…

— Чьи звери?

— Его создания… Кощея… всех съели… экспериментатор (вырезано цензурой)… я один спасся.

— Что за звери? — сделал я попытку его допросить.

— Мерзость… смесь моржа и медведя… когти как кинжалы… Нас продали и совсем забыли, а Кощей… изводит нас на свои опыты…

— О, Господи! — нас передернуло. — Отвратительно!

— Он… весь мир… запомните! — эскимос приподнялся и неожиданно ясными глазами впился в меня. — Весь мир! Надо его остановить, или…

Глаза несчастного закатились, и он упал замертво, мы даже понять ничего не успели.

— Вот это да-а, — протянул мой спутник. — Изводить целые поселения на опыты!.. А я ведь как-то видел его по телевизору, такой молодой, интеллигентный, хорошо одетый мужчина. И умный вроде. Ладно просто терроризм, но ЛЮДЕЙ, живых людей на опыты?!

Я смолчал. Если бы Кощей сейчас стоял передо мной, ему осталось бы только молиться! Спастись он от меня бы уже не смог. Я стиснул ладонями ремень сумы, представляя себе, что это шея Бессмертного.

До дворца оставалось два дня, если верить клубку.

* * *

Поздно ночью, когда пижама и одеяло ослабили бдительность, Василиса выбралась из своей комнаты, использовав для взлома замка музыкальные челюсти, ножик и немного сообразительности. Ее встретили мрачные коридоры-"коробки", на потолках которых висели выключенные лампы дневного света. Стены были из странного материала, украшенные лепниной. "Судя по сюжетам лепнины, скульптор был натуральный садист", — подумалось Василисе.

Она двинулась вперед по коридору вдоль железных дверей, пестривших надписями: "Кабинет для гостей", "Кабинет для физических опытов", "Компьютерный кабинет"… ну где-то же должна, просто обязана быть его комната! Где-то же он спит, отдыхает — Кощей, конечно, не лентяй, но и ярым трудоголиком никогда не был. Предпочитает чахнуть над накопленным в личном банке златом. То есть, это, конечно, вовсе не злато, а хрустящие зелененькие купюрки… За прошедшие полторы недели царевна успела заметить за Бессмертным три пунктика: имена, деньги и он сам. Не так-то уж и трудно представить себе самовлюбленного злодея, но Кощей себя просто обожал! Каждое утро, просыпаясь, он требовал зеркало и долго сыпал потоками лести в свой адрес. К тому же, он был страшный щеголь…

Наконец, Василиса увидела табличку:

Здесь я сплю, вам ясно, люди?

Если кто меня разбудит,

Вмиг получит по мозгам,

Превратится в старый хлам!

"М-да. Талантом не обделен. Пушкин прямо, — ехидно подумала она. — А уж остроумия — хоть отбавляй". Толкнув дверь, царевна осторожно вошла внутрь. Кощея в комнате не было, такой и был расчет: Василиса знала, что сегодня ночью он ушел в лабораторию — работал над каким-то эликсиром. Василисиному взору предстала опрятная комната, в углу стояла кровать с шелковым балдахином, рядом — стол. Чуть поодаль была кадка, в кадке рос дубок. Относительно молодой, но уже крепенький. На дубе на золотой цепи висел… Василиса протерла глаза. Там висел ее сундучок. "Вот мудрец чертов, додумался же! Тоже мне мистер Бин. Нашелся тут король юмора. Это ж надо было додуматься, на дуб его повесить! Сам он… дуб", — зло прошептала она, снимая сундучок.

— Милый мой… — нежно гладя крышку рукой, тихо сказала Василиса. — Ты всегда будешь напоминать мне о Ване… жив ли он, не попался ли? Не угодил ли в переплет? Если Кощеище его хоть пальцем тронул — ух, я…

Девушка погрозила кулаком воображаемому Кощею и вышла.

Но почему-то она не заметила, что на кровати лежал еще один сундучок. Точно такой же.

В котелке противно булькала заготовка. Аромат от нее шел отвратительный, и Кощей предпочитал не нагибаться очень низко. Он тонкой струйкой наливал туда эфир, попутно добавляя спирта и разговаривая со своей ассистенткой — Еленой.

— А ничего эта Василиса, — признался он, долив эфир и принимаясь за сульфанол. — Красивая… да и не такая дура, как сначала казалась… может, ее?

— Что — ее? — не поняла Елена. Она помешивала и регулировала температуру в реакторе.

— Ну как что! В жены, — расплылся в улыбке Кощей. — Я не откажусь.

— А ее отец согласится? — обеспокоенно уточнила полукошка.

— А мы еще и спрашивать должны?! — возмутился ученый. — Пусть идет лесом. Я хочу, чтобы Василиса стала моей женой, и она ею станет, не будь я Кощей Бессмертный!

— И как же вы планируете это, шеф? — поинтересовалась Елена, помогая Кощею найти пузырек с калийной селитрой.

— Как-как! Вот, захожу я к Василисушке, весь такой красивый, в черном фраке и с бабочкой, и говорю: "Вот тебе платье подвенечное. Одевай скорее да выходи за меня". Дарю ей кольцо с изумрудом, она глядит на меня так нежно-нежно и говорит: "Да, Кощеюшка, да, миленький!" И мы идем по ковру, устланному костями… — размечтался злодей, снимая готовый эликсир.

Секретарша еле слышно фыркнула.

— Что? Что-то не то я сказал? — встрепенулся Кощей.

— Не пойдет она за вас, — вздохнула Елена. — Она вас не любит.

— Как?! — искренне изумился тот. — Как это не любит?! Это неправильно, я запрещу ей меня не любить!

— Не получится, шеф. Сердцу не прикажешь. Возьмет и сбежит. А то и руки на себя наложит.

— Не посмеет! — ударил по столу Кощей. — Василиса будет моей женой, и точка! Я завтра же поведу ее под венец, и никто тому не помеха. А если посмеют возразить, то я… ух!

Тощенький, костлявый, но очень грозный кулак взвился в воздухе и грохнул по столу. Кощей вскочил и вышел из лаборатории, направившись в спальню.

Царевна тем временем отыскала склад. Он был на четвертом этаже, ниже лифт не спускался. Кощей запрограммировал его, чтобы пленница не могла сбежать. Замок на складе оказался нехитрый: все обитатели дворца и слуги опасались Кощеева гнева и не смели даже пальцем коснуться его имущества. Чего тут только не было! В основном, конечно, стояли сейфы. Огромные пуленепробиваемые сейфы высотой с два метра. Василиса попыталась открыть один из них, но ничего не получилось. Тогда она принялась разгадывать код. Код оказался несложным. Дверца распахнулась, и на царевну посыпались пачки долларов.

— Ого! — поразилась она количеству.

В десяти других тоже оказались деньги, а вот одиннадцатый открыть не удавалось. Но Василису не зря друзья прозвали Премудрой. Ей потребовался лишь час, чтобы разобраться с кодом на этом последнем сейфе.

Внутри лежал ковер-самолет. Он был и впрямь великолепен: расшитый золотыми нитями, пестрой расцветки, мягкий и фантастически удобный… Василиса даже полежала на нем чуть-чуть, зарывшись в пушистый теплый ворс лицом. На панели управления было множество кнопочек, непонятных для никогда не водившей ковры Василисы. Она решила их не трогать во избежание несчастных случаев и осторожно вылезла из сейфа.

За дверью послышались знакомые шаги. Кощей решил перед сном наведаться на склад, проверить, все ли на месте. Девушка похолодела и, не найдя, куда спрятаться, юркнула обратно в сейф, закрывшись изнутри.

Кощей вошел и оказался в полном беспорядке. Его пыточные машинки были раскиданы, деньги вывалены из вскрытых сейфов… Бессмертный в панике бросился пересчитывать денежки.

— Уфф, вроде бы все на месте, — обрадовался он. — Странно, кто мог здесь так набезобразить? И похоже, что ничего не взял… постойте-ка, — сказал Кощей сам себе, поднимаясь и обращая взгляд на сейф с ковром.

Террорист подошел и дернул за ручку.

— Заперт, — удовлетворенно ответил он. — Значит, на месте. И правильно. Никому не под силу вскрыть такой замок!

Успокоенный, Кощей нашептал на замок сейфа какое-то заклятие, а потом вышел вон, насвистывая песенку, и отправился спать. Василиса тихонько вылезла из своего убежища и, прикрыв дверцу сейфа, тоже пошла к себе в комнату…

* * *

Наутро вдали показалась мрачная громада Кощеева дворца. Клубок — подлая штука! — вел нас, не разбирая дороги, и приходилось тащиться через самые непроходимые сугробы и даже порой скользить по льду. Дворец здорово напоминал мрачную фантазию обиженного на весь свет нищего архитектора, которому опять задержали зарплату. Точнее, даже не фантазию, а его месть чиновникам, в чьих руках осела его скудная получка. Дворец казался со стороны ледяным, но это был далеко не лед. Самым оригинальным элементом архитектуры были почти заводские трубы, торчавшие то там, то тут. Бешеная эклектика с примесью больного сюрреализма. Мне, например, даже смотреть было страшно. Высотой дворец был явно не ниже семисот метров. Это же надо такую Вавилонскую башню учудить! А человечество еще гадает: кто построил пирамиды?..

Волк стал из Серого белым. Нет, не поседел, снегом замело. А вы попробуйте, в волчьей-то шкуре да сквозь буран!.. Я уже почти выучился говорить по-чукотски: "Холодно, однако! Ну, однако, и морозец, однако! Мы так, однако, прежде, чем до дворца, однако, до могилы дойдем, однако!" Только вот вместо "однако" пока не выходило ничего, кроме непристойных междометий, так мороз сдавил.

Сапожки бабусины оказались очень кстати. В них не чувствовалось ни холода, ни жара, ни неудобства, они не снашивались и не рвались. Севшие же скороходы я (прости, царь-батюшка!) выкинул давно. Еще раз связываться с этим попрыгучим безобразием не хотелось ни мне, ни Волчику.

Сердце с каждым шагом колотилось все злей. Все ближе становился враг и мерзавец, почти фашист Кощей, ближе была победа, ближе и Вася. Держись, Василек, ничего не бойся — мысленно я с тобой! Я больше тебя не оставлю!

Ближе становилась цель. И, возможно, близилась и смерть. Шутки шутками, гнев гневом, а ни мне, ни Серому Волку Кощея не одолеть. Смыться от него вместе с Василисой и, если повезет, ковром-самолетом — это еще возможно. А что дальше? Русь разваливается на глазах, с Западом мы отношения испортили напрочь. Индия еще не может нам помочь, а Китай и Япония, похоже, не хотят; Сверхоружия у нас нет; Кощею мы этим похищением насолим выше крыши; назад же путь отрезан. Все яснее становилось, что других вариантов нет. Нас ждала гибель.

И мы на нее шли. Потому как если не мы, то — кто?..

Да и шансы у нас были. Один на тысячу.

* * *

С утра в Василисину дверь постучались.

— Входите, — устало ответила царевна. Она не спала всю ночь, остаток ночи потратив на воспоминания. Ее красивое лицо теперь портили глубокие тени, залегшие под глазами, и смертельная бледность.

— Василисушка-а! — в комнату заглянула аккуратно причесанная голова Бессмертного. — Как спалось?

— Опять ты, — сердито фыркнула та, даже не повернувшись. — Проваливай, пока не наваляла!

— Ну зачем так грубо, — обиделся Кощей, входя. — Я, между прочим, подарок тебе принес.

Василиса обернулась. Кощей был облачен в роскошный камзол и выглядел просто великолепно. В руках он держал обитую алым бархатом коробочку.

— Что это? — сощурилась она.

— Вот, — колдун встал на одно колено перед ней с розой в зубах и раскрыл коробочку. Внутри было золотое кольцо высшей пробы с изящным изумрудом. — Специально к твоим зеленым очам подбирал! Выходи за меня замуж, Василек!

Хлоп! На лице сияющего Кощея расцвел красный след от царевниной ладони.

— За что?! — заморгал тот.

— Во-первых, как ты смеешь делать мне такие предложения!

— Но… я же… Василисушка…

— Во-вторых, за то, что ты меня отсюда не выпускаешь!

— И не выпущу! А все равно…

— И в-третьих, за "Василек"!

— Ага, твоему этому шпендрику можно тебя, значит, Васильком называть, а мне нет, что ли?!

— Да, нельзя! — топнула она. — И вообще, не смей так отзываться об Иване! Вот он придет, и…

— Да не придет твой Иван, — усмехнулся Кощей. — Замерз он. Во льдах Аляски. Насмерть.

— А?! — Василиса схватилась за сердце и осела на стул. — Н-не может быть… он… как?!

— Очень даже может, — нагло подтвердил Бессмертный. — Я сам видел. Так что вот, одевай и поторапливайся. Никто за тобой не придет.

Он бросил ей на кровать подвенечное платье, выуженное откуда-то из складок плаща, и развернулся к двери.

— Но я не хочу! — прорычала девушка сквозь слезы. — И не буду ничего надевать. И кольцо свое забери!

— Ах, так?! — взорвался Кощей. — А тебя никто не спрашивает!!! Ты будешь моей женой, хочешь ты или нет. Значит, чтобы через час была готова, ясно?! — взревел он и вылетел, хлопнув дверью.

— Забери ты назад свое кольцо разнесчастное! — заорала в ответ царевна, запустив коробочкой в закрывающуюся дверь. А потом села на кровать и горько заплакала…

Голова-люстра сочувственно покачалась под потолком, проскрипев:

— Ах, бедная Василиса… как мне ее жалко…

— Кощей мерзавец, мерзавец, — шелестели книги. — Подлец! Мы все его ненавидим!

Одеяло легло ей на плечи, утешая, а хищные цветы в вазе заплакали и поникли. Челюсти понуро замолчали, чашка с водой вздохнула и пододвинулась. Обитатели комнаты успели привязаться к доброй, но очень несчастливой Василисе и теперь болезненно переживали вместе с ней ее потерю.

Вдруг швабра вспомнила, что Василиса очень любит вышивать, и придвинула к ней сундучок, виновато пригнувшись.

— Спасибо, — растроганно поблагодарила девушка и попыталась открыть сундучок. Не тут-то было: он оказался заперт.

— Вот гад, — разозлилась Прекрасная. — Запер! Ну ничего. Сейчас мы его откроем.

И они вместе со всей утварью углубились в попытки открыть сундучок…

* * *

— Ох-хо, — я задрал голову вверх. — Ни фи… нта себе! И это все надо обползать, чтобы найти ковер?!

— Ну видимо, — пожал плечами напарник.

Мы стояли под стенами дворца и смотрели вверх, пытаясь понять: во-первых, где здесь вход, а во-вторых, где искать Василису и ковер. Внезапно Волк повел ухом.

— Что такое? — спросил я.

— Ты тоже это слышишь?

— Что?

— Вот это.

Я прислушался и различил звуки, очень напоминавшие барахтанье в снегу: скрип, хруст, чье-то злое "бр-р-р!"

— Да… где это?

— Похоже, что чуть справа от нас.

Я обернулся. В снегу и впрямь что-то барахталось.

— Подойдем?

— Ну давай.

Мы подошли ближе. По сугробу скакала и перекатывалась стеклянная коробка высотой в человеческий рост. Внутри коробки горел огонь, похоже, холодный (иначе бы снег вокруг таял). В огне я увидел знакомую, но уже бесплотную фигуру.

— Кикимора-невеста?! — поразился я.

— А вы как думали? — болезненно морщась, пропищала она.

— Что ты здесь делаешь? Как ты тут оказалась? — почти в один голос спросили мы с Волком.

— Душа после смерти несвободна, — недовольно ответила кикимора. — Вот Кощей и устроил мне компактный ад. За провал задания.

— Гм. Извини, мы… ничего против тебя не имели, — повинился я, почувствовав себя свиньей.

— Да я против вас тоже, — досадливо нахмурилась старая знакомая. — Хорошо, что мы встретились. Я предлагаю сделку.

— Сделку? — изогнул бровь я.

— Да. Вы разобьете стекло и выпустите меня, а я скажу вам, где находится Василиса, — ощерилась она.

— А она тут?! — не своим голосом заорал я, хватаясь за углы коробки и тряся.

— Да тут, тут, перестань трясти! — выдавил из себя бедный призрак. — Только стекло разбей, я скажу, где она!

Я хотел уже разбить коробку, но Волк остановил меня.

— Еще обманет. Ну уж нет. Сначала скажи, тогда разобьем!

— Ладно, — вздохнула кикимора и показала окно на высоте пятисот метров. — Видишь это окно?

— Ну?

— Это окно ее комнаты. Стражи нет. Можешь вытащить ее оттуда.

— Спасибо, — я с размаху тюкнул ломиком по стеклу, и оно разлетелось.

— Тебе тоже спасибо, Иван, — кикимора начала растворяться. — Слово свое держишь. Век не забуду!.. Прощайте.

— Прощай! — мы помахали ей и подошли обратно к стене. Больше всего радовала отвесная поверхность в пятьсот метров. Строго перпендикулярная земле и льдисто-гладкая.

— Что делать будем? — поинтересовался Волк.

— Почем я знаю, — огрызнулся я. — Ну и как туда лезть?

— Может, "кошки"?

— Волк, "кошки" на столб помогут влезть. А это… это я даже, наверное, и не проткну.

— Вот, — Волк воткнул коготь в стену. — Смотри, как легко входит и хорошо держится. Думаю, с "кошками" затея выйдет.

— Ладно, давай сюда свои "кошки", — я принял у друга орудия для "восхождения на Эверест". — Только я лезу один. "Кошек" больше нет, твоего веса я не выдержу, а когти так и вывернуть можно… жди здесь. Справлюсь сам.

— Ни пуха, ни пера! — пожелал он.

— К черту, к черту!

И восхождение началось. Я уже на десятом метре потом исходил! И, главное, впереди даже крохотного выступа не намечалось. Цельная вертикальная плоскость. Были, конечно, окна; но слишком близко к ним не стоило подбираться во избежание обнаружения. Проползая пятнадцатое окно, увидел, как внутри суетятся какие-то отвратительные существа. Теперь понятно, почему Голливуд так славится своими монстрами. Еще бы, когда на бывшей территории США такие наглядные пособия разгуливают! Хоть в Кунсткамеру их. Возле двадцать пятого застал самого Кощея. Он, по пояс высунувшись в окно, дышал воздухом и ронял крокодильи слезы. Меня не заметил, видимо, принял за рабочего (еще бы, там еще двое-трое по стене туда-сюда ползали, дыры заделывали). Утер нос скатертью… или все-таки это был носовой платок? Обиженно пожаловался сам себе:

— Ну чем я ей не понравился?

— Тем, что тощий, — не сдержался я.

— Ах, если бы… — грустно посетовал Кощей, простодушно не замечая собеседника. — Отказалась, да еще и кольцом вслед швырнула. Считает меня маньяком…

— А что, это не так?

— Конечно, нет! Я же самый умный, самый красивый, самый обаятельный и вообще я гений, а меня никто не понимает! Даже вот она.

— У-у-у… — протянул я, стараясь не поворачиваться лицом (все остальное узнаваемое успешно скрывала эскимосская одежда). — Да у вас, голубчик, мания величия.

— Что, серьезно? — огорченно удивился Бессмертный.

— А то, — смеясь в кулак, подтвердил я. — Вам, голубчик, только одно поможет: вы ей не навязывайтесь. Будьте поскромнее, и она сама за вами побежит, да еще умолять будет, чтоб вы на ней женились! Будь проще, и люди к тебе потянутся.

— Правда, что ли? — загорелся злодей. — Спасибо тебе большое, мужик, ты меня просто спас! Все, пойду перед зеркалом поупражняюсь… — и отошел от окна.

— Давайте-давайте, дерзайте, — тоном семейного психоаналитика добавил я вслед и покачал головой. Ну и ну! Уже невестой обзавелся… интересно, кто эта эксцентричная дама? Кольцом в него швырнула… молодец какая… так держать!

Я продолжил путь наверх. Спустя час я достиг двух поразительных результатов: первый — умылся потом, второй — дополз-таки до искомого окна. Оно было закрыто. Я постучал, насколько хватило сил. Видимо, не на много: стук не услышали. Тогда я размахнулся и врезал по стеклу. Видать, совсем ослаб: оно не то что не разлетелось, даже не дрогнуло. Зато у окна, к моему вящему удивлению, появилась… швабра! Она поклонилась мне.

— Эй! — я обратился к швабре. Надеюсь, это не приступы шизофрении? — Меня зовут Иван, я за Василисой!

Швабра кивнула щеткой и, развернувшись, поскакала вглубь комнаты. Вскоре окно распахнулось, и на подоконник взобралась Вася. С души словно камень свалился.

Царевна вытаращила глаза, горящие безумной радостью.

— Иван?! Ты… ты жив?! Но как?!

— Да вроде бы, — я ощупал себя. — А почему это я должен быть мертв? Пока — живее всех живых.

— Но… Кощей сказал…

— Кощей тебе скажет! Ты ему верь больше, тогда и продукты не придется покупать: знай себе, снимай "Доширак" с ушей да лопай.

— Ваня… как же я рада тебя видеть… — Прекрасная стиснула меня в объятиях. Голова закружилась. К черту Кощея. Так и буду стоять.

Я тоже неловко обнял ее, пытаясь не причинить ей боль ненароком. Волосы царевны пахли шампунем и пылью. На миг мне показалось, что мы висим в воздухе…

Нас "разлучила" швабра. Она стучала по замку сундучка… ба! Да это ж тот самый. С выщивкой.

— Кстати, — Вася, наконец, отодвинулась. — Я тут… мм… не могу сундучок открыть, ты мне не поможешь?

— Отчего ж не помочь-то? — я размял пальцы и, достав из того, что теперь, в конце пути, осталось от сумы, пассатижи, как следует сдавил замочек. Тот распался, и крышка открылась.

— На здоровье.

— Э-э, это не мой набор! — ахнула Вася, заглянув внутрь.

М-да, и вправду, если это набор для вышивания, то я — Папа Римский! В сундучке уютно расположился игрушечный заяц из плюша, набитый синтепоном. Я осторожно вынул зайчика.

— Во дела, во дела, мышка кошку родила! Ничего себе, ну и шутник твой Кощей! Не без чувства юмора мужик. Ладно, посмотрим, что за зайчик такой, — с этими словами я запустил руку в искусственную шерсть и сразу же наткнулся на что-то металлическое. Я потащил на себя; предмет выскочил из мягкой игрушки и звякнул о пол.

Это была больничная утка.

— Та-ак, еще смешнее… утка… интересно, и что дальше? Что этот несчастный хотел этим сказать?

Василиса нагнулась над уткой.

— Вань, там яйцо.

— Чего?! — обалдел я. — Какое-такое яйцо?!

— Обыкновенное, шоколадное. "Киндер-сюрприз".

Приехали. Ну почему Бессмертный ушел в террористы? Из него бы вышел гений юмористической эстрады!

— Ладно, давай его сюда, — я взял у нее яйцо и осмотрел. Развернул. Понюхал. Разломил. — Вполне съедобный шоколад… будешь?

— Давай, — мы поделили сладость пополам и съели.

— Интересно, а что внутри коробочки-яйца?

— Откроем?

— Открывай.

Я открыл. Игла. Для вышивания. ОЧЕНЬ СМЕШНО. "КВН" уплакалось от зависти.

— Это твое? — далее следовала всесторонняя демонстрация иглы.

— Возможно, — с легким удивлением пожала плечами Василиса. — Хотя больше похоже на игловидную микросхему-чип, сейчас такие делают в системах управления. Интересно, а где моя вышивка?

— Не знаю. Здесь ее нет.

Тут мы услышали очень отдаленные шаги. Комната неожиданно ожила: швабра засуетилась, вставляясь в дверную ручку; коллекция клыков соскочила с полок и выстроилась перед дверью шеренгой, образовав кусачий барьер; странная люстра — человеческая голова, которую я только что заметил, закатила глаза и ахнула; прочие предметы взяли нас в плотное кольцо, ощетинившись наружу. Откуда-то из книг доносились шелестящие, словно бумага, голоса: "Кощей! Это Кощей идет! Уходите, спасайтесь!"

— Что происходит? — недоумевал я.

— Это… это все заколдованные люди, — шепотом пояснила царевна, отходя за мою спину. — Их Кощей наказал за что-то и превратил в утварь и книги. Они очень ко мне привязались. И не хотят, чтобы Кощей женился на мне.

— Женился?! — я выпучил глаза.

— Так-так, — раздалось за дверью. — С кем это мы тут разговариваем, сокровище мое?

— Э… э-э… это я роль одну репетирую, — нашлась Вася.

— И что же за роль такая? — ехидно осведомился Кощей. — "Как я жениха встречаю"?

— Нет, я разыгрывала сценку, как говорю отцу о том, что стала твоей женой, — Премудрая вертелась как уж на сковородке, пытаясь запудрить мозги Кощею.

— Зайду-ка я? — предложил Бессмертный, надавливая на дверную ручку.

— А-а-а, не надо! — вскрикнула Вася, вместе со мной и утварью придерживая дверь. — Я только что переоделась в свадебное платье, это очень плохая примета: видеть в нем невесту до свадьбы!

— Да? Гм. Ну-ну, — усмехнулся тот. — Что же, ты вдруг поняла свою ошибку и решила-таки согласиться?

— Да, Кощеюшка, да, миленький! — корча тем не менее жуткие рожи, пропела она елейным голосом. — Осознала я вдруг, что теряю, и поняла: нет мне жизни без тебя, Дунечка мой МакЛауд! Только с тобою я могу быть счастливой.

— Ага! — торжествующе воскликнул злодей. — Вот это правильно. Я сейчас за подарочком и сразу вернусь! Честно-честно! Ни минуты не задержусь! Жди меня.

Шаги простучали прочь.

— Ох, мон шер гран-маман де ля черт волосатый! — вырвалось у меня. — Он что, всерьез намерен видеть тебя своей женой?!

— Серьезнее, чем ты думаешь, — кивнула Вася. — Ох, как я его ненавижу… так бы и расцарапала ему морду в пятый раз.

У меня отпала челюсть.

— Василек, ты гений! Эх, знать бы еще, где его смерть…

— Игла, — донеслось вдруг с полки.

Подняв взгляд, я увидел две наполовину выскочившие книги. На корешке одной красовалась надпись "Бездельник", а на корешке другой — длинное заковыристое название: "У моего врага из-за тебя прыщик на носу".

— Его смерть на конце иглы, — прошелестела вторая (ух, ну и название! Можно, дальше сокращенно?)

— Какой иглы? — не сообразили мы.

— Той, что у вас в руках, — пояснил "Бездельник". — Кощей — не совсем человек. Его жизнедеятельность длится до тех пор, пока работает игловидный микрочип, питание которого отключается на кончике чипа. И пока чип цел, жизнедеятельность Кощея возможно возобновить после отключения. Сломав чип, можно убить Кощея окончательно.

— Чип?! А как же легенда?..

— Легенда гласит, — заявила "У моего врага…", — что смерть Кощея Бессмертного на конце иглы, игла в яйце, яйцо в утке, утка в зайце, а заяц в сундучке. Сундучок тот висит на золотой цепи на дубе. Так что ничего спорного. Игловидный чип — это тоже игла.

Сколько всего, оказывается, умалчивается в легендах! Игла оказалась чипом, яйцо — шоколадным, утка — больничной, заяц — игрушечным, а сундучок один в один похож на дорогой набор для вышивания! Так, что даже…

— Я его перепутала со своим! — потрясенно закончила Василиса мою невысказанную мысль. — Черт! Да это же здорово! Мы можем его убить! Вперед, Ваня! — она помчалась к двери.

— Погоди, — я остановил ее. — Надо сперва поблагодарить наших, э… друзей, столь любезно подсказавших нам способ. Кто вы, добрые лю… книги?

— Ты нас помнишь, — шевельнулась "У моего врага…". — Я Анабелла.

— А я Вольдемар.

— Мы в Вязьме тебя ловили.

— Спасибо вам огромное за совет! — от всей души поблагодарил я. Вот уж не подумал бы!

— Удачи вам! — пожелал Вольдемар.

— Только не забывайте нас, пожалуйста! Никогда.

— Никогда-никогда, — заверила Василиса.

— Прощай, Василисушка! — заплакала люстра. — Прощай, Иванушка!

— Прощайте! — зашуршали книги.

— Прощайте! — зарыдали цветы.

— До свидания! — мы помахали им рукой и закрыли за собой дверь. — Так… куда дальше?

— Вон туда, — Василиса указала на лифт. — Я почти уверена, что сначала он забежит на этаж-лабораторию и только потом отправится к нам.

— Ладно, поищем его там… А что, обязательно быть рядом, чтобы разломить иглу?

— Вовсе нет. Просто нам не выбраться пока отсюда, без его разрешения ниже четвертого этажа не спустишься, он запрограммировал главный лифт, а его приспешники перемещаются на нижние этажи на служебном, к которому у меня нет доступа. Прорываться к служебному лифту с боем через вооруженную охрану — идея безнадежная, а "кошек" у тебя только одна пара. Мы могли бы забрать папин ковер и улететь, я ходила на разведку, он на складе, мне даже удалось взломать сейф, но… Кощей узнал, что кто-то пошуровал на складе, и после этого случая защитил сейф незнакомым мне заклятием. Так что ни выполнить миссию, ни удрать, не разобравшись с гадом, мы не можем. Но я… придумала кое-что, — Вася хитро подмигнула.

— Интересно, что… — пробормотал я.

— А где Волк, кстати? — поинтересовалась она, заходя в лифт.

— Он внизу. Я попросил его ждать нас там.

Лифт страшно гыкнул и тронулся, гремя чем-то о стенки шахты. Свет в нем был очень скудный, да и картинки на стенах, гм… в подробностях рассказывали о том, что станет с любым, кто окажется у Бессмертного на пути. Мне стало не по себе; Вася же, судя по ее лицу, была в этом лифте уже не раз.

Двери раскрылись, мы вывалились наружу.

— Это и есть этаж-лаборатория? — осведомился я.

— Именно, — подтвердила Прекрасная.

Помещение было огромным и по всем признакам напоминало раздутый до размеров бальной залы подвал: то там, то тут торчали ошеломляющей величины трубы, по которым с отвратительным звуком поступали в реакторы странные жидкости; на потолке тускло сияли лампы дневного света; где-то между труб попадались механизмы и приборы неясного назначения. Тем не менее, тут было очень чисто, и я не нашел даже малейшего намека на крыс, тараканов и вообще какую-либо живность.

— Какая встреча!

Я поднял глаза. Навстречу нам меж труб шагала высокая фигура в расшитом золотом и самоцветами черном камзоле. Смоляные волосы красиво уложены, худое, осунувшееся и бледное лицо выражало высокомерие и презрение. Темно-темно синие глаза смеялись, глядя на нас. Тонкие надломленные брови сошлись у переносицы, руки сложены в "узел". Внутренний карман плаща топорщится. Кощей, собственной персоной.

— Не подходи, — пригрозила Василиса, держа перед собой злополучную иглу сразу за оба конца.

— Ой-ой-ой, какие мы крутые! Ты ничего не хочешь мне сказать, Василиса?

— Я очень многое хочу тебе сказать, но тебе это не понравится, — развела руками Прекрасная.

— Что ж, тогда сразу к делу? — грустно улыбнулся Кощей. Он стоял на расстоянии пяти шагов от нас. — И не надо прятаться за своего… любовника. Он еще сам из "памперсов" не вылез.

— А вот за "любовника" в глаз хочешь?! — зарычал я, взбешенный таким подозрением.

Бессмертный снисходительно поднял бровь, слегка растянув уголки губ.

— Вы мне УГРОЖАЕТЕ?

— Именно, — кивнула Василиса, держа иглу в вытянутых руках. — Отдай нам ковер-самолет, и мы тебя не тронем. Мы даже не заберем отсюда ничего.

— Ух ты, как мы заговорили! — деланно восхитился он. — Интересно, кто тут террорист: я или вы?

— Сейчас — мы, — спокойно ответила царевна.

— И что же вы можете мне сделать? — расхохотался Кощей.

Нас начали окружать его приспешники. Сначала явилась кошкоголовая женщина с автоматом в руках, потом Щипцы и Дыба (как представила их Вася), потом попугай на плече робота-пирата, а затем и прочие монстры. Вскоре нас окружила плотная толпа разумных чудовищ. Кощей усмехался. Он был тут королем и богом.

— Мы убьем тебя.

— Чего?! — покатился тот со смеху. — Вы?! Меня?! Каким образом?

— Вот твоя смерть, — Василиса продемонстрировала иглу. — Если ты не выполнишь наши требования, то… — она слегка согнула иголку.

— Что за вздор! Моя смерть — у меня! — высокомерно воскликнул террорист, выхватывая из внутреннего кармана сундучок и доставая содержимое. — Вот моя смерть!

Картина Репина "Приплыли. Греби ушами в камыши". Величайший бессмертный злодей всех времен и народов, довольно ухмыляясь, гордо держал над собой кусок ткани, на котором цветными нитками был вышит процесс проламывания под Кощеем трона. Причем лицо у него на этой вышивке было настолько карикатурное… монстры грянули гоготом. Да и мы с Васей, признаться, не удержались.

— Ой, не могу… ой, тоже мне… ха-ха… великий злодей…

— А? Что?! Как?!. - растерялся Бессмертный и только сейчас понял, что держит вовсе не игрушечного зайца, а…

— Ах, вы… — задохнулся он. — Взять их!

Монстрики достали совсем не шуточное оружие. Да и у Кощея появился в руке далеко не муляжный бластер… Все, чем мы могли вооружиться в ответ, — это пистолет, подаренный князем Мстиславом, автомат-раскладушка, который я пожертвовал Василисе, парочка бронежилетов и граната. Мы немедленно обмундировались. Вася все еще надеялась уйти отсюда с ковром и не убивая Кощея.

Кольцо монстров сузилось, в нас полетели первые пули.

— Бежим! — рявкнул я. — На прорыв!!!

Дальше, к стыду и скорби, началась мясорубка. До сих пор за все путешествие мы не прикончили ни одного живого человека, кроме той кикиморы. Теперь без трупов обойтись было уже нельзя. Плохо помню, что было в те три часа. Кажется, мы с Васей куда-то бежали, стреляли, уворачивались, пару раз рядом прогремели взрывы; за нами была погоня; мы отстреливались, прятались, нас находили, и все начиналось сначала… приходилось иногда даже убивать. Вот так, стоя рядом с человеком, глядя ему в глаза, сложно убить. А когда бежишь, когда не видишь: в кого попал, как попал, — это напоминает компьютерную игру. Ты можешь убить одного, трех, десятерых, полсотни (если сил хватит)… и некогда размышлять о морали. Либо они тебя — и родная Русь в тартарары, либо ты их — и мир на какое-то время вздохнет спокойно. И ты стреляешь, стреляешь, стреляешь, и даже не хочется знать, что кто-то от этих выстрелов погибает, обрывается чья-то пусть трудная, пусть бессмысленная, но — жизнь. А впрочем, кого мы там могли прикончить, с нашим-то хлипеньким (уже теперь) снаряжением? Хотелось верить, что никого… оборачиваясь, познавали чистоту своей совести и невредимость вражеской армии — и снова наутек, снова погоня, свистящие совсем близко пули, лабиринты с минными дорожками…

Наступил момент, когда нам казалось, что мы оторвались от погони. Шум сзади притих, да и впереди был только пустой коридор.

— Уфф… — мы переглянулись и рассмеялись. Все те же дешевые фокусы! — Помнишь поезд-демон?

— Еще как!.. А помнишь, как на нас предметы бросались?

— Да уж, весело было!.. А помнишь…

Углубиться в воспоминания нам не дали. Посреди коридора внезапно материализовался прямо из воздуха наш общий знакомый.

— Так-так. Воркуем, значит? — желчно ощерился он. — Василиса, есть разговор…

Девушка вопросительно подняла бровь. Кощей вынул какой-то странный пистолет.

— Ты не досталась мне…

— И не достанусь! — фыркнула она.

У меня шевельнулось нехорошее подозрение.

— Значит, не достанешься никому! — с этими словами он выпустил пулю. — А ведь я любил тебя…

Дальше помню все как в замедленной съемке. И крик: "Когда ЛЮБЯТ, так не делают, сволочь!" — исторгшийся из моей груди; и как из пистолета вылетел странный светящийся заряд, полетевший в сторону Васи; и как бросился ему наперерез; и Васин крик: "ВАНЯ!!!"

Грудь обожгло. Словно пелена спала. Мозг перестроился на обычную работу. Я медленно опустил глаза вниз и с каким-то удивлением смотрел, как поверх пробитого бронежилета и рубашки, наброшенной на него, растекается красное пятно, как будто капнули гуашью в воду… боли не было. Я перестал чувствовать ее. Звуки исчезли. Кощей, немного недоумевающий, обеспокоенное лицо Василисы, что-то мне говорившей, — тоже, уступая место темноте. На этот раз старуха с косой и в балахоне так просто меня не отпустит. Нет. Не отпустит вообще.

— Василек… — я хотел сказать многое.

Но успел — только это.

Потом ничего не было.

* * *

А потом я очнулся. Мне казалось, что я вишу в воздухе, выше даже потолка, но его как будто нет. Я не чувствовал ни рук, ни ног — ничего. У меня было только зрение, слух и обоняние. Пахло дымом. Внизу, на полу, суетилась Василиса возле тела какого-то юноши… она отодвинулась, и я узнал себя. Я видел все словно со стороны и не мог сдвинуться с места, вися в одной точке.

— Зря стараешься, — услышал я голос. Так. Это Кощей.

— Ты, тварь… — из глаз царевны покатились слезы. — Как ты мог!.. Ты… ты ранил его?!

— Зря надеешься, голубушка, — противно усмехнулся Кощей. — Он мертв. И на этот раз абсолютно точно. Его уже не спасти.

— А?! — Вася зажала рот рукой и расплакалась еще сильнее. Сердце — или что у меня теперь вместо него? — зашлось ответной болью. Боже мой, бедная… неужели она так ценила меня?

— Не может быть. Этого не может быть, — сама себя убеждала она. — Он очнется, обязательно очнется…

С этими словами девушка отважно подхватила тело и, морщась от тяжести, потащила его к окну. Я невольно восхитился своей мужественной подругой. Наверное, вот так же вот таскали раненых медсестры в Великую Отечественную…

— Куда ты его тащишь, милочка? — окрысился Бессмертный. — Он уже НИКОГДА не придет в себя. Неужели не понимаешь? Вроде не маленькая уже…

— Вот куда, — царевна неожиданно вскарабкалась на подоконник, втащив туда и тело, достала единственную гранату и, выдернув кольцо, бросила в Кощея со словами:

— Сдохни, мерзавец!

Все вспыхнуло ало-желтым; дворец устоял — он был сделан из сверхпрочного материала. Но оконную раму вместе с Василисой и мной взрывной волной выбило куда-то прочь; все горело. Кощея не было видно. Похоже, что взрывом его проняло-таки. В момент, когда взрыв прогремел, изображение в глазах закачалось, словно в видеокамере, которую уронили во время съемки, и начало пропадать.

Отпущенное мне время вышло.

* * *

Вьюга сердито бросала в стены дворца тараном белых хлопьев и ветра; на многие километры вокруг был снег. Снег, снег, снег — и больше ничего. На этом снегу под стенами Ледяных Чертогов сидела и горько-горько плакала молодая девушка. На ней не было ничего, кроме осеннего сарафана и туфелек, но она этого не замечала. Не замечала она ни холода, ни вьюги, ни наступивших вдруг сумерек.

Она плакала над телом мертвого друга.

Будь трижды проклят Кощей, убивший ее друга. Будь проклята та ссора с Иваном и Тридевятое царство. Будь проклят тот день, когда она впервые увидела его наглые голубые глаза и всклокоченные русые волосы. Увидела — и привязалась к ним навек. Сколько раз эти двое ссорились, сколько раз поносили друг друга недобрыми словами, сколько раз сажали друг другу синяки! А запомнилось почему-то не это. Запомнилось, как переодевались перед таможней. Как спасались от взбесившихся вещей. Как ловили Медведя. Как убегали от кикиморы. Как… Запоминались смешные и страшные приключения, связавшие Василису, Ивана и Серого Волка одною веревкой и вот теперь забросившие их сюда, в логово террориста Кощея Бессмертного. Обаятельного — но мерзавца.

Слезы текли и текли. И утекало время. Секунды, кажущиеся столь бесконечными сейчас. Секунды, за которые еще можно вернуть друга. О, если бы ей только показали средство! Василиса, не раздумывая, сделала бы все…

Рука наткнулась на что-то твердое в снегу. Василиса опустила взгляд. Из сугроба торчала бутылка с надписью: "Пепси". Очень знакомая бутылка. Василиса вынула ее и осмотрела. Бутылка была почти пуста.

Но — почти!

Дрожащими руками девушка перевернула ее, отвинтила крышку и опрокинула последнюю каплю в рот Ивану…

Капля повисла на губе, отказываясь скатываться вниз. Иван не двигался. Царевна не выдержала и разрыдалась еще пуще. Ну почему?! Ну почему эта последняя надежда себя не оправдала?! Так не может быть, так не бывает! Это неправда. Это сон. Это страшный сон. Этого не может быть. Кощей не может победить. Русь не может прогнуться под его волю. И отважный спецагент Иван-Дурак не может так глупо, нелепо погибнуть, а последняя капля Живой воды не может оказаться напрасной… Этого не может быть.

Так не бывает в сказках.

Слеза упала рядом с единственной каплей Живой воды и коснулась ее. Две маленьких капли слились в одну большую и скатились в полуоткрытый рот. Раздался глубокий вздох. Белое лицо медленно начало розоветь, наливаясь живой, горячей кровью. Тук. Тук. Тук-тук. Тук. Тук-тук. Тук-тук. Тук-тук… Из глаз Василисы снова потекли слезы. Но это уже были слезы счастья!

* * *

— Растяпы…

— Что?! — встрепенулся Василисин голос.

— Рх… р-растяпы, — прохрипел я, поднимаясь на локтях. — Ох, чертова бабушка, как голова-то кружится…

— Кто растяпы? — Васино лицо было мокрым от слез, она плакала и улыбалась сквозь слезы.

— Мы растяпы, — мрачно констатировал я, окончательно садясь. — Иголку-то потеряли!

— Как? Когда? — перепугалась Прекрасная и принялась себя обыскивать.

— Когда броню одевали, кажется, — припомнил я. — Ой. Где это мы?

— Под стенами дворца.

— Как мы здесь оказались?

— Взрывной волной вынесло. Благо, прямо под лабораторией был толстенный сугроб, так что повреждения минимальные… ногу только вывихнула.

— А что со мной было? — тупо спросил я.

— Сознание потерял, — нервно соврала Вася, отводя взгляд.

— Ну и дела, — я присвистнул. — Тут черт-те что творится, а я сознание теряю. Вот так лентяй… а Волка видела?

— Нет, — призналась Вася. — Я его вообще не видела с того момента, как…

— Странно, — я нагнулся. — О. Бутылка из-под Живой воды. Значит, он должен был быть здесь, я велел ему постеречь кое-какие шмотки.

— Значит… — мы переглянулись.

— Значит, он ТАМ.

— Туда?

— Туда.

И мы вошли. На сей раз — через уже не охраняемый парадный вход. Похоже, все силы еще были мобилизованы на этаже-лаборатории.

— Сначала за ковром, — скомандовал я. — А то мы до Страшного Суда его не добудем. Сможешь показать, где он?

— Легко! — счастливая царевна схватила меня за запястье и потянула к лифту. — Так… четвертый этаж… готово!

Мы добрались до четвертого этажа. Охраны нигде не было. Вася отвела меня к складу. Дверь склада была приоткрыта: Кощей был там. Я поманил Василису рукой, и мы осторожно заглянули внутрь.

Террорист прохаживался вокруг распахнутого настежь сейфа с ковром. Рядом стояла клетка, в клетке сидел наш Серый лохматый друг. Во рту у Волка явно что-то было, что он очень не хотел выплевывать.

— Значит, она тут была, — бормотал Кощей, оглядывая сейф. — Но почему ковер-то не взяла? Я бы ее на этом деле и сцапал. А она… н-да, не дура, далеко не дура эта Василиса.

— М-м, мы ее мфе равно не фоймал бы, — промычал Волк.

— Ты меня недооцениваешь, о, мой волосатый друг! — довольно улыбнулся Кощей. — Ей меня не победить. Иглы у нее уже нет. Оружия тоже нет. Что она мне может сделать?

— Уфить тефя! — сцепив зубы, сообщил Волк.

— Да она слабая женщина! Она меня даже своим каратэ не заденет! Да и защитничка у нее больше нет.

— Как — неф? — изумился Волк.

— Так — нет. Сдох он. На моих глазах.

— Ме мофеф фыть! — поражению напарника не было предела.

— Очень даже может, — Кощей довольно размял пальцы и отвернулся.

Я осторожно выполз и посигналил Волку. Он увидел нас с Васей и сделал знак: "Зайдите сюда!" Я шагнул внутрь. Дела плохи: Волкова клетка сделана из сверхпрочного материала. Ее не сломать и не распилить. Террорист обернулся…

— Нет, ну так нечестно! — по-детски капризно протянул он. — Кто из нас бессмертный, я или ты?!

— Отпусти Волка, — потребовал я.

— А на каком основании ты предъявляешь мне требования?

— ФБР, — я в шутку показал поддельное удостоверение. — Мы арестовываем вас, террорист Кощей.

— Как вижу, ранение не пошло тебе на пользу, — насмешливо оглядел меня он. — Окончательно с катушек съехал. Мне как, уже можно звонить 03?

— Можно, можно, — "разрешил" я. — Кащенко ты наш Бессмертный.

— Ах, ты так! — рассердился "Кащенко Бессмертный". — Вот уж я тебя плеточкой-то своей отхожу — будешь знать!

В руках его появилась электроплеть. Брр. Пока я убалтывал супостата, Василиса тихонько пробралась к ковру и подтащила его поближе, после чего как бы "вошла" и незаметно встала на ковер, чтобы Кощей не обратил внимание ни на нее, ни на появление ковра с другой стороны от клетки. Волк кивнул. На этот раз мы трое понимали друг друга с полувзгляда.

Я тоже осторожно отступил вбок, на ковер. Вася тем временем принялась искать предмет, который бы подошел в качестве отмычки для клетки.

— На этот раз вы так просто не уйдете! — пригрозил Бессмертный.

— Посмотрим, — Волк мотнул головой, в нашу сторону полетело что-то маленькое и блестящее и остановилось у Василисиных ног. Волк подмигнул.

Иголка!

Пока я перетаскивал клетку с Волчиком на ковер-самолет, Кощей бросился к нам. Но было поздно.

— Это тебе — за меня! — с этими словами царевна слегка наступила каблучком на иголку.

— Стой, не смей! Что ты делаешь?! — напрасно злодей пытался вырвать драгоценную иголку из-под ее ноги.

— Это — за Сказочную Русь и наших друзей!

Игла чуть надломилась.

— Не надо! Я больше не буду!

— Это — за папу…

— А-а! Василисушка! Я исправлюсь! Я буду отличным му…

— Это — за Волка.

— А-а! Я больше не буду! Я исправлюсь! Я стану хорошим! Буду работать на благо человечества!!! Только не…

— А это, — Василиса с особенной злостью хрустнула иглой, разламывая ее пополам, — за Ванину смерть! Ты почто его отправил туда, где сам никогда не бывал?! Вот побываешь там, вернуться сможешь — тогда на здоровьице! А пока — ДО СВИДАНИЯ!!!

Кощей схватился за сердце. Лицо его внезапно усохло, он мгновенно поседел, превратившись в дряхлого старца; брызнули искры, и бездыханное тело террориста по всем правилам голливудских злодейчиков начало претерпевать жуткие метаморфозы, включая дикие вопли и просвечивание рентгеном, после чего рассыпалось прахом. В стенах зародился и все более разрастался гул; с потолка посыпались камушки и побелка.

— Летим! — не своим голосом заорал я, нажимая на кнопку старта; ковер дернулся и понес нас наверх, сквозь летящие вниз обломки. Дворец рушился. Он держался на колдовстве Кощея, а с его смертью все чары исчезали; волнами расходилось по дворцу разрушение. Дважды нас едва не сшибло особо крупным обломком.

Наконец, вверху показалось небо. Мы летели навстречу ему. Снизу, кажется, в нас стреляли выведенные генными опытами монстры-кощеевцы, еще не знавшие о смерти хозяина. Пришлось залезть в панель управления и отыскать там кнопку бронированного купола.

— Ого! — я перевел взгляд на другие кнопки. — Глядите-ка!

Вася оторвалась от расковыривания знаменитой шпилькой замка клетки Волчика и тоже посмотрела на панель.

Стало понятно, почему из-за этого ковра была поднята такая буча. Лазер, инфракрасный луч, ультрафиолет от вампиров и зомби, психотропный луч подчинения, всевозможные локаторы, орудия сверхскоростной стрельбы, супергрузоподъемность, сброс ракет, отсек для нейтронных бомб, ядерного оружия, радиационного… мы схватились за сердце. В наших руках было сверхмощное и сверхсекретное оружие, удобное во всех отношениях. Я перечислил лишь ничтожно малую часть возможностей этого милого коврика! Там еще была функция химической и биологической атаки, генератор молний; на этом ковре можно было перемещаться и по земле, и по воде, и по воздуху, он сам находит путь, управляется голосовой командой…

Да, удирали мы со всеми возможными спецэффектами, благодаря ковру. Замок Кощея за нашими спинами окончательно оседал и рушился, жаль, смотреть было некогда на это эпохальное зрелище. Из замка высыпали расколдованные люди. Видел я там и Анабеллу с отцом, и Елену Прекрасную, и еще много кого, совершенно незнакомого.

Вдруг в воздухе прокатился чудовищный рык. Мы обернулись, холодея. Нас догонял старый знакомый — Змей Горыныч собственной персоной.

— Куда это вы намылились? — пророкотала средняя голова.

— Да, точно, и даже не попрощались! — ядовито поддержали две другие.

— Не твое дело, крылатый, — огрызнулся Волк. — Тебя Кощей чем кормил в детстве?

— Яблоками, грибами… а что?

— А какого размера?

— Ну… с мою голову где-то.

Мы переглянулись. Садист. Ручную ящерицу чернобыльскими яблочками закармливать!

— Вы, там, букашки недоморенные, — опомнился Змей. — Хватит мне зубы заговаривать! Вам не уйти от меня!

Он раскрыл одну из пастей, и наш купол мягко обтекло высокотемпературное пламя. Это не ящер, а атомный реактор какой-то! Мы, не сговариваясь, дружно показали ему язык. Горыныч обиделся.

— Я ведь и погорячее могу! — предупредил он.

Я, не ответив, нажал наугад кнопку. Психотропный луч, гм… как им пользоваться? Я представил себя Змеем Горынычем. Я не хочу есть мясо, внушил я мысленно себе (в смысле, Горынычу). Я не хочу пить кровь. Я хочу погрузиться в Нирвану и думать о Вечном… ага, ехидно добавил внутренний голос, а еще я хочу молиться Будде и питаться нектаром цветов…

— Да простит вас Будда, — неожиданно грохнул Горыныч и ушел в красивое пике. — А я, скромный монах Гималайских гор, должен лететь в монастырь и посвятить наконец свою жизнь буддизму, как я мечтал с самого детства!

— Чего?! — вытаращилась Василиса. — Ваня, что ты ему навнушал?

— Да ничего, — смутился я. — Ничего особого.

— Да погрузятся ваши души в Нирвану! — сладко улыбаясь, дракон помахал нам передней лапой и резко изменил траекторию, взяв курс куда-то на Индию. — Мне пора позавтракать нектаром — и в путь! Прощайте!

— Пока-пока, — помахали ему и мы.

Эх, жаль, с Кощеем так не вышло. Мы же все-таки не звери, чтоб рубить в капусту всех, кого считаем злодеями. А то получится извечный американский принцип: Добро победит Зло. Поставит его на колени и зверски убьет! Нет. Мы не такие. Но он сам был виноват…

* * *

К утру вылетели из Аляски и пересекли Канаду; затем пролетели Гренландию… Наконец-то в нашей команде царил мир и уют; все чувствовали, как сплотила нас эта история. Думаю, когда вернемся домой, мы будем поддерживать отношения. Хотя, гм… я и Волк, гуляющие вместе по деревенской дороге, — это нормально. Волк и Василиса, встретившиеся в царском саду, — тоже. А вот Вася и я… где нам дружить? Да не отдаст мне царь полцарства. Анастасия — какая-то там десятая дочь, кто буду я, когда женюсь на ней? Очередной "из грязи в князи"? А Василиса — наследница престола, ее готовили к этому, она будет женой какого-нибудь наследного принца (из Тайланда, к примеру). А потом станет царицей. А вдруг она даже знаться со мной не захочет? Лишнее унижение только будет.

К тому же, я наконец решился признаться себе, что люблю ее. Да. И нечего смеяться. Наверное, я уже давно понял это. Наверное, еще в тот день, когда открыл глаза и увидел ее, суетящуюся с лекарствами, там, в Березняках. А влюбился еще раньше. Как увидел. Но я запретил себе думать об этом тогда, и до сих пор получалось держать язык за зубами перед самим собой. В конце концов, я не сопливая девчонка тринадцати лет, впервые узнавшая, что такое влюбленность. Не мусолить же это все время, тем более, что я хорошо понимал: я ей не пара. Ну не пара я ей! Курносой, глуповатой и наивной Насте — да, может быть. А умной, красивой, свойской Василисе… да она на меня и не посмотрит. Я ей друг. А о большем… о большем я запретил себе даже помышлять. Не волнуйся, Василек. Я не потревожу тебя своими чувствами, даже если для этого придется в прямом смысле проглотить собственный язык.

Волк… всю дорогу он был мне лучшим другом. Странный говорящий зверь. Кто он? Этот вопрос не раз мучил меня. Но вариантов не было. Волк и волк, и ладно. А теперь, когда Василиса вдруг словно отодвинулась от меня, но зато внезапно стала ближе к нему, я вновь задумался об этом. Царевна все больше времени проводила с ним, все чаще я заставал их, тихо секретничающих о чем-то, причем Вася нежно чесала ему шерсть на загривке, а тот блаженно щурился и клал голову ей на колени. Аж смотреть на этих голубочков было противно. И все чаще посещала страшная мысль: а что, если Волчик на самом деле — заколдованный принц и превратится обратно в человека от поцелуя любви?.. Или — нет: он — оборотень. И днем он волк, а ночью… да нет, что за чушь в голову лезет! Волк — принц?! Василиса — его суженая?! Ой, собака Баскервилей, я видно сказок в детстве перечитал. Но эта догадка так и засела в сознании, не желая исчезать или уходить на второй план.

Меня Василиса почему-то стала избегать. Находясь рядом, всеми силами старалась не прикоснуться; встретившись случайно со мной взглядом, тут же отводила очи; заговаривала редко и тихо, на вопросы отвечая неохотно. Казалось, ей вдруг стало неприятно мое общество, и это удивляло. Она и прежде, гм… не очень ладила со мной, но теперь… нет. Внешне все было чудесно. Мы больше не дрались (поразительно!), не цапались… это напоминало беспричинную размолвку. Она не хотела общаться со мной, я же боялся обременять ее вниманием и не подходил. Ох. Лучше бы мы были в ссоре. Порой даже приходили в голову мысли о том, что, возможно, это из-за социальной и умственной разницы. Еще бы. Вася считает меня дураком. Она не первая… я давно свыкся с тем, что, по мнению окружающих, непроходимо туп. Но сейчас от этого было не легче.

Скоро вдали показалась Германия. Прошло три с половиной дня после того, как мы вылетели из Кощеева двор… развалин, потому что теперь он напоминал Акрополь в исполнении абстракционистов. Ни в Англию, ни во Францию (которые, узнав, что Кощей повержен, сразу залебезили перед нами и принялись зазывать к себе) решили не залетать. Чего зря время тратить? Я уже соскучился по своим близким, да и царевна все чаще вспоминала батюшку… В Германии тоже не задерживались. Залетели туда только для того, чтобы наладить отношения с ними. Приняли нас очень тепло (еще бы! Попробовали бы только не принять, с нашим-то ковриком!) Как выяснилось, Ганс и Альбина, оказавшиеся кощеевцами, очень скоро были пойманы и предстали перед судом. Нам выявили благодарность за содействие в их поимке (каким боком?!) и, накормив-напоив, пустили дальше, вручив заодно послание царю Гороху.

На пятый день пересекли границу Польши и Руси. Решив по старой памяти навестить Бабусю Ягусю, которую я после клубка, хлеба и сапожек иначе не называл, в Чертовом лесу мы спустились на землю и дальше пошли пешком, ведя ковер "в поводу".

Вдруг откуда-то с дерева раздался залихватский свист. Да такой свист, что уши заложило!

— Куда шмурыгаешь, баклан? — с дуба спрыгнул взлохмаченный тип вполне бандитского вида и, насвистывая "Мурку", направился к нам. — Ого! Где такую телочку-то раздобыл?

— Руки прочь от Василисы Прекрасной! — заслонил я подругу. — Ты кто такой?!

— Я, (вырезано цензурой)? Соловей-разбойник меня зовут. А по жизни Серега я. Серега Костоломов. Довольны, шантрапа?

— И что? — спокойно, но внутренне напрягшись, осведомился я. — Грабить нас будешь?

— Еще чего, — презрительно сплюнул он. — Да за кого вы меня держите? Что я вам, волк позорный — в такое время своих чистить?

— Но-но-но, я бы попросил не выражаться в мой адрес, — возмутился Волчик.

— Оп-па… — Соловей оторопело перевел взгляд на него. — Ваш хомячок еще и разговаривает?

— За "хомячка" я и откусить что-нибудь могу, — предупредил Серый Волк.

— Суровый у вас братан, — попятился Серега. — Я ж так… не со зла. Интересно стало: кто такие, куда путь держите…

— Да спецагенты мы, — со смехом призналась Василиса. — Я Василиса Прекрасная, царевна двадцать пятая…

— Че, серьезно?! — прибалдел Соловушка. — То-то я гляжу, красотка как с журнала, натурально… познакомимся поближе?

Он скабрезно подмигнул, за что и схлопотал пощечину.

— Все, понял-понял, мое место у параши, — разбойник отошел. — А ты кто?

— Я Иван Васильев.

— А-а, тот самый? Что на виселице в трусах?

Василек перевела изумленно-вопросительный взгляд на меня. Эту подробность я ей не сообщал.

— Радуйся, что не без, — залившись краской, ответил я.

— А че, с юморком парень, — Серега одобряюще хлопнул меня по плечу. — Эх, глянул на хом… э, друга вашего и вспомнил вдруг, как сам оборотнем был.

— Оборотнем? То есть? — переглянулись мы.

— То и есть. Ночью человек, днем мент.

— А… — у всех троих отпала челюсть. — А что ж из милиции-то ушел?

— Да надоело, — он закурил, сел под дубом. — Задолбали, волки позорные. То не так, это не так… взятки не берешь — повышения не получишь, водил не грабишь — на зарплату не проживешь. Решил я, что проще быть честным разбойником, чем честным ментом. Правда, привычки ментовские все равно остались. Как кого вижу — так и тянет засвистеть. А свищу я…

Соловей закатил глаза, улыбнувшись.

— Как?

— А вот так, — он набрал в грудь воздуха, вложил в рот четыре пальца, да ка-ак свистнет!

Листва с ближайших березок облетела мигом. Уши даже заболели от громкого звука.

— Вот, — гордый собой, Соловей убрал руки обратно в карманы. — А вы что умеете?

— Мы? Много чего, — потупились Вася, Волчик и я.

— Ну может прославились чем…

— Еще как прославились.

— Чем же?

Мы снова переглянулись.

— Кощея убили.

— Ого! Уважаю, — восхитился Серега. — А не врете?

— Зачем нам врать?

— Ну, если вы не врете, то скоро опять малина будет, — мечтательно заулыбался разбойник. — Жмурики назад позалезают, вирусня пройдет, бесчинства кончатся… ну ладно! Спасибо вам за хорошие вести, ребята! Не поминайте лихом. Пойду я посплю, а то скоро, выходит, на дело идти, а я не дрых еще… счастливо, братва! Бывайте!

— Пока, Серега, — попрощались мы хором и направились дальше.

К вечеру имели счастье лицезреть избушку на курьих ножках, повернутую к нам тем, что у человека можно было бы назвать филейной частью.

Взявшись за руки, мы в один голос дружно произнесли голосовой пароль:

— Избушка-избушка, встань ко мне передом, к лесу задом!

"Ножки Буша" со скрипом повернули домик на сто восемьдесят градусов, и дверь приоткрылась. Оттуда выглянула накрашенная Яга.

— Ба! — изумилась она нашему появлению. — Живые! Здоровые! Как удрали-то?

— Да не удирали мы особо, — отмахнулась Вася.

— Нешто сам отпустил?

— Готов ваш Кощей, — с видом довольного киллера потер я руки.

— Что значит "готов"? — нахмурилась бабка.

— Кончили мы его.

— Как кончили?! Он же бессмертный!

— А вот так. Иголочку разломили — и нет его.

— Ой, вы мои герои! — на глазах бабушки появились слезы умиления, она в одних тапочках выбежала на крыльцо и принялась нас обнимать. — Ох ты ж, смельчаки какие! Я-то уж и не чаяла вас живыми увидеть!.. Да вы проходите, проходите, чайку с нами выпейте…

— С кем — с вами? — не понял я.

— Со мной да с Афанась Никитичем, — ответила Яга, суетясь вокруг нас. — Он тут у меня сидит на кухне, чай из самовара пьем…

Мы прошли на кухню. Тут Баба Яга притянула меня за ухо и, отведя чуть в сторону, шепотом сообщила:

— Ванюш… я тут тебе… невесту подыскала.

— Да у меня же есть, — напомнил я.

— А ты подумай, пока не поздно, — загадочно ответила бабка.

— Кто она? — на всякий случай поинтересовался я.

— Как это кто? Подруга твоя, — таинственный тон Яги меня сразил.

— Какая подруга?!

— Василиса-царевна.

— Бабуль, вы в своем уме?! — перепугался я. — Я ей не пара. Она красивая, умная… и вообще… а я… в общем — вы не правы.

— Ну смотри, — она пожала сухими плечами. — Как бы ты потом не пожалел…

Ну, бабушка, ну зачем больное бередить? Настроение у меня после этого вконец испортилось. Не радовал уже ни ароматный горячий чай из блюдца по-старинному, ни шутливые высказывания Афанасия Никитича, который сегодня был явно навеселе, ни даже Вася с Волком. Эти двое вообще как будто спелись. Весь вечер они щебетали на другом конце стола, почти не заговаривая со мной. Спать я лег с тяжелым сердцем и долго не мог уснуть, ворочаясь с боку на бок и мешая Волку.

С рассветом мы снова вышли в путь. Вернее будет сказать — вылетели. Волк и царевна по-прежнему о чем-то ворковали, она, как всегда в последнее время, гладила его между ушей, тот млел от удовольствия, иногда что-то отвечая ей. У меня было отвратное состояние души, поэтому к их разговору я почти не прислушивался. До ушей долетали лишь обрывки фраз: "Но я люблю… а ты точно… а если другая…" "Брось. Не такой человек… человек слова. Решил так, значит, так и будет…" "У меня аж сердце в пятки ушло!" "Спокойно… спокойно. Все будет хорошо". Постойте-ка. Она что, любит ВОЛКА?! Я едва с ковра не свалился. Вот это да, вот так потрясение… Волк же мой лучший друг. И он… он ей, похоже, отвечает взаимностью?! Нет, нет, это чушь собачья! Но я сам слышал?! Не может быть…

С этого дня я и сам стал избегать общества Прекрасной. Комплекс третьего-лишнего рвал душу на клочки, но ничего поделать с собой я не мог. Надо заставить себя. Я — третий лишний. Ей ни к чему моя любовь. Значит, надо забыть об этой любви. Запихнуть ее поглубже в… карман и забыть. Общаться с Васей, как и прежде — как с другом. Когда-нибудь это пройдет само, и тогда… с Волком из-за этого у нас тоже отношения разладились. Он никак не мог понять, почему вдруг я стал с ним молчалив и угрюм, почему не обращаюсь с просьбами… для него все было как прежде. Но для меня — нет. Нас словно стеклянной стеной отрезало друг от друга, и этой стеной была Василиса. Тоже, кстати, ничего не подозревавшая.

В таком состоянии мы долетели до Суздаля. В Суздале заглянули к чудом поправившемуся Мстиславу и Любе. Те нам очень обрадовались, однако и они не понимали, что же произошло у нас троих такое, что мы — вроде бы неразлучные друзья — словно отдалились друг от друга. Пробыли мы там недолго и снова продолжили путь.

* * *

Когда ковер приближался к столице, а вдали уже показались купола церквей и крыша царского терема, я (совершенно случайно!) подслушал разговор своих друзей. Но я благодарен этому разговору. Если бы не он, то я бы так и уехал к себе домой с кошачьим туалетом на душе (это когда кошки скребут и скребут, паразиты!).

Мы остановились передохнуть в пригородном лесочке. Я взялся разводить костер, Василиса же с Волком ушли вместе под предлогом сбора хвороста. Первые пятнадцать минут я еще добросовестно разводил костер. Потом внутренний голос гаденько подсказал мне, ГДЕ могут пропадать мои друзья. Я попытался ему сопротивляться, но кончилось тем, что… ну, впрочем, вы и сами все поняли. Я решился на отвратительный поступок.

Довольно быстро я нашел их. Василиса сидела на старой поваленной сосне, обхватив голову руками, Серый Волк понуро сидел рядом. Они о чем-то говорили. Я подошел чуть ближе…

— Ох, Волчик… я прямо не знаю, что делать… — произнесла негромко царевна. По голосу я понял, что она недавно плакала. — Я не могу мешаться в его жизнь. Кто я ему? Так, довесок.

— Неправда! — возразил Волк. — Ты напрасно так говоришь.

— Не напрасно, Волк. — Вася встала, заходила туда-сюда. — Он… он будет едва ли не звездой, женатый, красивый, крутой… а я… дура дурой.

— Василис, ты не права, — попытался утешить ее напарник. — И вообще. Ты ведь любишь его, так?

— Ну.

Его?! Значит, она любит не Волчика… и он вовсе не заколдованный принц… в глазах помутилось от радости, и еще две-три реплики я пропустил. Интересно, о ком это она… по описанию похоже на Поля Густава. Я снова прислушался, но они перешли на шепот. Наконец, Василиса ударила кулаком по стволу сосны:

— Значит, я должна уйти!

— Куда?!

— Не важно, куда! Поеду к двоюродной бабушке в Волгоград. Или к тетке в Москов. Главное, я не буду ему мешать…

— Вася, ты не…

Она не дослушала и пошла обратно к костру.

— Волк, Ваня будет за нас переживать. Надо вернуться.

Ой, черт! Я сорвался с места и побежал к костру. Удивительно, и как меня не заметили?

Когда они пришли, костерок уже весело трещал горсткой веток. Хвороста, конечно, никто не набрал. Я ходил настолько осчастливленный, что, видимо, это как-то отражалось у меня на лице: Волк дважды удивился, что это со мной. Пришлось ответить, что мне звонила Анастасия.

Вскоре я набрался смелости и подошел к нему.

— Волчик… есть разговор…

— А? — оживился он.

— Отойдем?

— Давай.

— Мы за хворостом, — сообщил я Василисе, натянуто улыбаясь.

— Давайте-давайте, — с горькой усмешкой одобрила она. Ей-богу, у меня в тот момент возникло чувство, что она видит нас насквозь!

Волк и я углубились в лес. Заведя его подальше, я набрал в грудь воздуха и выпалил:

— Прости меня!

— За что? — удивился Серый агент, уставившись в землю.

— За подозрения, — вздохнул я, морщась.

— За какие подозрения?

Я, скрепя сердце, рассказал ему о своих подозрениях. Тот лишь расхохотался. Дико, гомерически, с облегчением расхохотался.

— Ну, вы… вы двое… ха-ха… в гроб меня сведете… ха-ха-ха!.. Ну, Иван, ты и даешь стране угля! Я — принц?! Василиса — моя суженая?! Вам бы с Кощеем напару выступать, Петросяна и Задорнова переплюнете, точно!.. Ой, не могу…

— Но… ты на меня не сердишься?

— Сержусь?! Я?! Да я ржу, как лошадь! Если смех и вправду продлевает жизнь, то ты меня сейчас просто обессмертил!

— Ну, славу Богу, — выдохнул я. — Друзья?

— Друзья, конечно!..

К Премудрой мы вернулись снова закадычными друзьями.

* * *

Вот этот долгожданный момент! Суперковер-самолет на бреющем полете плавно опустился на балкон царского терема. Эх, когда-то я мог смотреть на него только стоя под виселицей! Царь Горох был там, он произносил речь. На площади, залитой полуденным солнцем, толпился народ; в воздухе над головами людей кружились порыжевшие осенние листья. В сердце звенели сразу две мелодии: одна веселая, счастливая — долгожданное возвращение домой, и вторая, немного печальная — легкая ностальгия о наших невероятных приключениях. Когда я прямо перед глазами увидел радостное лицо царя, то к первым двум добавилась третья, напряженная: что будет дальше?

— Привет, Ваня! — гаркнул Горох, душа меня в объятиях.

— Э-э, ничего, если я во дворец с Волком? — полупридавленно спросил я.

— А, Серый Волк, — заулыбался царь. — Мой верный работник ФСБ… Я так и знал, что тебе понадобится кто-нибудь в этом роде. Поэтому и послал его приглядывать за тобой.

— Что?.. — застыл я. Вот это новости! — Волк, ты ничего не хочешь мне объяснить?

Тот потупился.

— Не дави на него, — вступился монарх. — Это я ему велел тебя сопровождать и ничего не говорить тебе. Он прекрасно справился со своим заданием… ну, вижу, ковер вы похитили. Василису я тоже видел, когда вы сходили на балкон. Кажется, она побежала переодеваться?.. Ты тоже свое задание выполнил, Иван… ну что ж. Вот тебе твоя награда. Анастасия!.. Позвать сюда Анастасию!

— Я еще Кощея прикончил, — смущенно выдавил я. — Точнее, не совсем я. Это сделала Василиса.

— Я всегда знал, что она храбрая! — просиял Горох. — О! А вот и Настюша!

На балконе появилась Анастасия. На ней было роскошное подвенечное платье с сапфирами и бриллиантами, счастливое веснушчатое лицо покрывала прозрачная серебристая фата… царевна сияла от радости, как начищенный медяк. Анастасия подбежала ко мне и крепко прижалась к моей груди.

— Благословляю вас, дети мои!..

Казалось бы — что еще надо? Царевна в жены и полцарства в придачу, народная любовь и царское благословение… нет. Что-то тут не так. Что-то неправильно. По неприметной дороге, ведущей прочь от терема, шагала девушка, которую я любил больше всего на свете. К моей груди прижимался человек, которого я совершенно не люблю. И не полюблю. Никогда. Даже если мы проживем вместе до золотой свадьбы и родим сорок детей… что-то не так. Что-то неправильно.

Так не бывает в сказках.

— Нет! — вскричал я и, вырвавшись из мертвой хватки Анастасии, полетел по лестнице вниз.

Меня удивленно провожали взглядами царь, Волк, бывшая невеста… кажется, Горох что-то кричал вслед, но я его уже не слышал. Я понесся по дороге и довольно скоро нагнал фигуру в новеньком черном пальто с капюшоном. Какое-то время, не решаясь, все еще в сомнении, шел сзади. Она шагала прочь отсюда. Она решила не мешать. МНЕ.

— Василек!

Она обернулась. Я забежал вперед и преградил ей путь.

— Василек. Не уходи. Куда ты?

— К тетке, в Москов, — бесцветным голосом ответила Вася, с бесконечной грустью глядя мне в глаза. Я тоже глядел не отрываясь.

— Не надо, Вась. Выходи за меня замуж.

— Но… но… я не могу! Ты же любишь Настю, — растерялась царевна.

Я, больше не скрываясь, взял ее за руки. Лучше поздно, чем никогда.

— Василек… я тебя люблю.

— Но… как же твоя невеста?

— Да не нужна она мне! Мне ты нужна, Вась. И больше никто, понимаешь? Я не смогу без тебя.

— Ваня, я… я… — вдруг она разрыдалась. Я обнял ее, погладил по голове, утешая. — Я… люблю тебя… тоже… но… это… отец…

— Не плачь, Василек! — я готов был сам разрыдаться. — Все будет хорошо. Царь ко мне привязался, он разрешит… а если даже и не разрешит. Неужели же ты бросишь меня?

— Нет… конечно, нет! Мы все равно поженимся… ведь… правда? — воротник был мокрым от ее слез.

И тут… я увидел на обочине дороги большой синий цветок с зубчатыми лепестками. Быстро сорвав его, протянул царевне:

— Держи! Все будет хорошо!

Она улыбнулась мне. И я тоже улыбнулся ей.

Конечно, все будет хорошо. Сказка — не может кончиться плохо.

На то она и сказка!

ЭПИЛОГ

Кому: Васильевой Агафье Петровне, Васильеву Василию Ивановичу.

Куда: Сказочная Русь, N-ская область, село Коробейники, улица Желтопузова, дом 15.

От кого: Васильев Иван Васильевич.

Дорогая матушка! И батюшка.

Пишу вам из столицы. Дела мои идут хорошо, даже прекрасно. Кощея я победил, но не один — мне во всем помогали мои друзья, я обязательно вас с ними познакомлю. История была долгая, как приеду — расскажу. Мне даже шкатулочка матушкина не потребовалась. Правда, потом я все равно в нее заглянул… ох, и реву было — чуть царский терем не снесло! Кто ж знал, что там злой дух сидит? Вылез он и потребовал желание загадать. Волк и загадал… такое вышло, пришлось к колдуну идти — беднягу расколдовывать. Короче, в конце концов этот Калдыбай-ага так всех достал, что его послали (в качестве желания) к черту на куличики. Ну, оговорились… до сих пор ищет черта, который осенью Пасху с куличами празднует:)))

У нас в столице уже были первые заморозки. Рябины я видел много, красная — зима ядреная будет.

Через месяц я женюсь на царевне Василисе Прекрасной (и Премудрой). Она вам понравится! Я обещаю. Царь, конечно, сначала был против, мол, так-то, так-то — на наследнице престола и вдруг безродный Иван женится! Сам-то он ко мне хорошо относится, но как бы политического скандала не было… так что пришлось всем вчетвером (Гороху, Васе, Волку и мне) заняться подделыванием родословной. Так я стал из Ивана-Дурака Иваном-Царевичем. Хотя друзья меня все равно дураком считают:))

Матушка и батюшка! Переезжайте к нам в столицу. Только осторожно. Туда, знаете ли, столько народу едет! Тот еще контингент. Не хочу, чтобы вас за них принимали. Так что вы уж ведите себя поприличней, а то обзовут хамьем и быдлом, а сами из Владивостока и писать не умеют.

Люди, конечно, много дурного обо мне говорят. И что я славу нечестно заработал, и что подсидел кого-то, и что все про Кощея я придумал, чтобы безделье свое оправдать. Вы им не верьте. Просто мне казалось — гораздо проще рисковать своей жизнью, чем идти за плугом. Это не так, теперь я знаю.

Встретился со Степой и Демой. Смотрят на меня исподлобья, слухи недобрые пускают. Ну да я не сержусь. Пусть себе завидуют… сами ведь когда-то отказались, пусть и пеняют на себя.

Ну все, целую, жду на свадьбу, мне пора — там что-то у Его Величества стряслось, срочно к себе просит…

До скорой встречи,

Ваш Иван-Дурак.

Авторская орфография и пунктуация сохранена.

P. S.

На обломках некогда величественного и жуткого дворца сидела молодая женщина. Никто не знал, кем она приходилась Кощею; никто не знал, зачем она пришла теперь сюда. В руке ее была горсть пепла — этот пепел был когда-то величайшим злодеем.

— Я отомщу за тебя, о, гений! — пообещала она. — Они все еще узнают о том, как ты был велик. И сколько не успел открыть миру. Я обещаю.

"СЖП" — "Самая Желтая Пресса". Здесь и далее примечания Ивана.

Придержите тухлые помидоры. Мне неведомо, по какой-такой причине он называется не "Покрышкин Кладезь", а "Покрышкина Кладезь". Неисповедимы пути языка русского, а я лишь воспроизвожу широко известное в моем мире название.

За грамматику прошу не бить — как запомнил, так и передаю. А оперативная память у меня не 1000 ТБ. В тексте перевод не привожу, т. к. сам французского не знаю. Василек, конечно, позже перевела, но я разбираться не стал, поместил перевод в конец книги, так что кому интересно — см. последнюю страницу. О чем они тогда болтали, сам я до сих пор могу только догадываться по контексту.

СНОСКИ:

"Мисс, у вас есть виза?" (англ.)

"Виза? Что происходит? Зачем?" (англ.)

"Зачем?! Таков ЗАКОН!" (англ.)

"У нас нет регистрации" (англ.)

"У нас нет регистрации! Это был кошмарный несчастный случай, нам нужно ехать домой…" (англ.)

"Чего вы хотите?" (англ.)

Увы, не иглУ, в которой смерть Кощея (о, если бы мы так могли, то победили бы его без труда!), а Иглу — эскимосский ледяной дом.

Оглавление

  • Квашнина Е Новая русская сказка X Имя пользователя * Пароль * Запомнить меня
  • Регистрация
  • Забыли пароль?