«Даша»

- 5 -

Буддизм, модный ныне, жесток: ослепла — значит, такова твоя карма, и ты сама во всем виновата: в прошлых жизнях творила зло, в этой — расплачивайся. Христианство предписывает смирение, молитву и покаяние. Кое-какие молитвы я знала, "отче наш" например, зато христианского смирения не было и в помине: за что каяться, если я грехов за собой серьезных не ведала? Не убивала, не грабила, аборты не делала, собачек бездомных под хвост не пинала… За что же мне каяться?!

— Сидишь, бессовестная, милостыню клянчишь! — задребезжал над душой старческий голос, и тут же последовал болезненный тычок костылем в спину. — Шла бы лучше работать, молодая ведь, здоровая, — еще один тычок, — и не стыдно, средь бела дня-то! — опять тычок. — Молодь беспардонная, пьют, курят, колются, ноги перед каждым встречным раскидывают, а совести, совести-то…

Вспышка дикой ярости вздернула меня на ноги:

— Пошла ты вон, карга старая!!!

— Да она же слепая! — ахнул кто-то из прохожих.

Высоко над головой родился вдруг густой тягучий звук церковного колокола…

- 5 -