«Февраль Водяного»

- 6 -

— Да нет, — весело глянул на меня Виталий, — всего лишь подчеркиваю различия, чтобы они тебе понятнее стали. Я же специалист, и суть происходящего понимаю гораздо лучше многих парапсихологов. Большинство из них нам неинтересны, но есть и исключения.

Он замолчал, отхлебнул глоток пива и стал глядеть в окно, явно отдавая инициативу разговора мне.

— И что, парапсихологи так легко соглашаются стать подопытными кроликами?

— А большинство из тех, у кого действительно есть неординарные способности — люди очень ранимые и неустойчивые. Контакт с нами для них, как спасательный круг утопающему. Они, работая с нами, получают поддержку своей самооценки. Это же намного больше, чем деньги или сомнительная слава. Так?

Его манера излагать свои мысли меня несколько подавляла. Должно быть, как Виталий и говорил, у меня не все хорошо было с самооценкой. В его присутствии я сразу почувствовал себя спокойнее. А может, все дело в том, что ни с кем другим я серьезно о своем Даре поговорить не мог?

— Кстати, а кто действительно был изображен на той фотографии, что ты показывал на свадьбе?

— А еще парапсихолог! — хмыкнул Виталий снисходительно. — Никого там не было. Набор линий и пятен, смутно напоминающих лицо. Я же дал четкую инструкцию. Вспомни, о чем мы перед тем говорили? Вот каждый и увидел там того, кого лучше всего мог представить в роли провидца. Классический психологический эксперимент. В нашей профессии много такого, что обывателю способно показаться чудом или мистикой. Наука, она во многих отношениях давно превзошла сказку.

— А почему себя на той фотографии видеть нельзя?

Виталик скривился и хмуро ответил:

— Да можно, и сколько угодно. Это лишь свидетельствует о развитом нарциссизме. Есть такое свойство личности. Не хорошее и не плохое. Точнее, полезное в определенных обстоятельствах и вредное в обстоятельствах других.

"Ясно, — подумал я, — кто видит себя, в подопытные кролики не годится. Признаюсь — и Виталий ко мне интерес утратит. Да и в чем признаваться? Я же не себя сегодняшнего там разглядел, а вообще неизвестно кого. Все тяжело больные люди похожи…" Убаюкав себя подобными рассуждениями, я бодро произнес:

— Я вообще-то с тобой встретился с корыстной целью. Помощь нужна. Сам себе я гадать не могу, у нас тоже есть кое-какие законы, а прогноз нужен. Будь другом, вытяни наугад карту, — я развернул колоду на столе рубашкой вверх так, чтобы карты легли правильным веером.

- 6 -