«Февраль Водяного»

- 2 -

Другой дед опознал на фотографии односельчанку Светланку, которую с окончания школы не встречал. Мне же сквозь блики показалось, что фотография моя собственная. Только я себя на ней увидал таким, каким никогда в жизни не был. Лицо постаревшее, морщины, кожа серая — сразу пришли в голову мысли о неизлечимой болезни. Только, должно быть, я обознался. Как те деды, что разглядели друзей своих детских лет.

Молодые уже удалились, а вдоль столов сновали их родственники, деловито прибирающие к рукам недоеденное-недопитое. На улице у входа дрались, как и положено, не по злобе, а от широты душевной и изрядного количества принятого на грудь. Пора было отчаливать. Виталик на меня даже не смотрел, а разговаривал с дедами, пытаясь их убедить, что те, кого они разглядели на фотографии, и есть искусные гадальщики. Один из дедов что-то такое припоминал, а второй был уже совсем хорош, и лишь тупо повторял:

— Вот скажи мне, как теперь мне Светланку отыскать? Я и фамилии ее не помню, а деревня наша давно сгинула, да бурьяном заросла.

Дедов рассадили по машинам. Виталий, стоя рядом со мной, наблюдал за этим процессом. Похоже, зрелище трогательно прощающихся дедов, которые и познакомились-то лишь сегодня, его забавляло.

— А ты кого, Игорь, на фотографии разглядел? — вопрос был задан небрежно, как бы между прочим.

- 2 -