«Эпилог к повести Стругацких "За миллиард лет до конца света"»

- 4 -
Harry Games

– А вам никогда не приходило в голову, что будет, когда поверят все? (9) Этот маленький (…) шанс открывает невиданные, ослепительные перспективы (4). Близится время Крайних Воздействий. (16) Культура и вообще весь прогресс потеряли всяческий смысл. Человечество больше не нуждается в саморазвитии, его будут развивать извне, а для этого не нужны школы, не нужны институты и лаборатории, не нужна общественная мысль, философия, литература, – словом, не нужно все то, что отличало человека от скота и что называлось до сих пор цивилизацией. (13) Я уверен: если я попрошу тебя дойти до конца, ты дойдешь до конца. Не повернешь с полдороги и никому не разрешишь повернуть с полдороги. И когда ты потом представишь отчет, я смогу верить этому отчету. (8)

Снеговой снова опустился на табурет. Табурет хрустнул. (1)

– Спешить нам некуда, [- сказал Снеговой. -] Предстоит работа… Долгая. Тяжелая. Скорее всего, грязная. Не один год… (2) Что мы должны сделать в первую очередь? (…) Убедить своих коллег, занимающих командные высоты в науке. Таким образом, мы косвенно выходим на контакт с правительством, получаем доступ к средствам массовой информации (…).Сначала, естественно, я свяжусь с нашими, а потом и с зарубежными… (1)

Вечеровский проговорил медленно:

– Вот как?

– А в чем дело? – спросил Снеговой.

Реакция Вечеровского была ему непонятна и показалась странной. (2).

– Ты все еще никак не можешь понять, что ничего интересного с нами не произошло, [- сказал Вечеровский. -] (2) Действия порядочных людей всегда направлены на улучшение окружающего мира. А порядочные люди не могут испытывать удовлетворения, если им удалось достигнуть пусть даже самой благородной цели неблагородными средствами. (10)

– Я все думаю и никак не могу разобраться: почему мы так мучаемся? – осведомился Снеговой. (2). – Почему так мучительно стыдно? Не понимаю! Никак не могу понять. (2)

– Раны остаются ранами. Они заживают, рубцуются, и вроде бы ты уже и забыл о них вовсе, а потом переменится погода, и они заноют. И всегда так это было, во все века.

– Это вы про совесть говорите, да?

– Про совесть (2) Ему захотелось чем-то поделиться со мной, с единственным, может быть, человеком, который способен был его понять… поверить ему… Помочь, может быть? Но он больше ничего не сказал, а я не рискнул спросить впрямую. (10)

- 4 -