«Ледяной плен»

- 6 -

И еще она иногда думала, что, может быть, родители спаслись. Может у них просто вышла из строя аппаратура и после Катастрофы они не могут выйти на связь. Последние долгие, наполненные тоской и страхом двадцать лет. Ерофеич как-то сказал, что те-о-ре-ти-чес-ки это возможно, так как в первую очередь бомбили крупные города и стратегические объекты. А в Антарктике-то чего – лед да пингвины. Воспитавший ее старик хорошо помнил мир до войны и частенько вместо сказок на ночь рассказывал о той жизни. Помнил он и родной Калининград, по которому били прицельно. До Балтийска, в одном из ремонтных доков которого оказалось бомбоубежище, приютившее несколько членов личного состава ВМФ и их семей, дошел только электромагнитный импульс, мгновенно похоронивший всю технику и отрезавший горстку людей от внешнего мира.

Лере особенно нравилась сказка, в которой Ерофеич рассказывал о метро. Она никогда не видела поездов и, затаив дыхание слушала рассказы о залитых ослепительным светом станциях, эскалаторах и тоннелях. После Катастрофы дед часто говорил о том, что метрополитен помимо транспортных функций должен был выполнять роль бомбоубежища, и что в крупных городах, таких как Москва, Петербург, Лондон люди наверняка укрылись под землей. Но связаться с ними было невозможно.

- 6 -