«Мы из Кронштадта, подотдел очистки коммунхоза»

- 3 -

Потом была реорганизация нашей охотничьей команды, нас прибрали к рукам и построили, да еще теперь командует нами этот самый майор с нелепой фамилией Брысь. То есть и с командирства Ильяса попятили. Вроде бы как замом он остался, но кто понимает, тому растолковывать не нужно.

И даже прозвище это, которое сейчас прозвучало — сам же Ильяс себе и спроворил, когда унимая разбушевавшегося спьяну соседа на его возглас: 'Я сын русского народа, а ты кто?', меланхолично ответил: 'А я сын нерусского народа. Пошли спать, а?'.

Мужик стушевался и обуреваемый когнитивным диссонансом отправился баиньки, а Ильяс утром не подумав толком, похвастался своей удачей в знании психологии соседа. И все. Пропал.

— Ты что, совсем не слышал, что Блондинка сзади прошла?

Ильяс ежится дальше.

Морф, на нейтрализацию которого мы в этот раз отправились, и впрямь прошел у сидевшего в засаде Ильяса прямо за спиной, далее спрыгнул со второго этажа, проскользнул под носом у пары наших стрелков, потом уже морфа засек Серега, но тоже опоздал, и очередь из пулемета пропала зря.

Сереге тоже вставили фитиля, тем более, что и впрямь промазал, а это с нашим пулеметчиком редко бывает. В отличие от Ильяса Серега когда злится — щурится. Вот сейчас Серега щурится, а Ильяс кряхтит и ежится.

- 3 -