«Из жизни серого волка»

- 1 -

— Ну перестань же, — сказал Волк, — А еще царевич. Сопли утер хоть бы…

Сгущались сумерки. Царевич рыдал.

— Там же написано было: — Коня потеряешь, — увещевал Волк. — Написано ведь?

Написано. Так чего же ты?

Царевич прорыдал длинную, полную боли и укора фразу, из которой Волк разобрал только три слова: «темно», «дорога» и «задница». Волк почесал в затылке: служебный долг подсказывал ему одно, милосердие нашептывало другое. Каждый раз Волк зарекался слушать этот шепот и каждый раз не выдерживал.

— Садись, что ли… — смущенно сказал он; царевич с готовностью полез ему на спину. — Э-э! Только без шпор!

Быстрым скоком они махнули в тридевятое царство. Там была зима. Поперек дороги стоял огромный амбар, вернее, пробитая в снегу дорога вела прямо к амбару. Волк поскребся в дверь.

— Хто тама? — голосом Бабы-Яги спросили за дверью.

— Да я это, открывай, старая, — сказал Волк. — Холодно, ч-черт…

— Апеть? — удивилась Яга. — Ты ж третье-ву дню прибегал.

— А что делать? — вздохнул Волк. — Едут ведь и едут, как заведенные.

— И чиво ж тебе, жалобный, надоть? — прищурившись, пропела Яга.

— Как всем, так и ему, — сказал Волк. — Чего же еще?

— Малай жентельменский набор, сталоть? — сказала Яга.

— Большой, — сказал царевич.

— Ну выбирай, — сказала Яга. — Прямо и направо.

- 1 -