«Хозяин полуночи»

- 2 -

Свалиться в обморок в разгар прямого эфира не лучший вариант, если хочешь, чтобы твоя репортерская карьера шла в гору.

Пальцы Холли Шторм с такой силой сжимали микрофон, что даже костяшки побелели. Дыхание стало слишком частым и прерывистым. Девушка из последних сил пыталась взять себя в руки.

– Холли… – еле слышный голос продюсера.

Дерьмо. Еще мгновение – и ее карьера полетит под откос. Холли отвела взгляд от тела, которое – она точно знала – не принадлежало человеку, и снова посмотрела прямо в круглый объектив телекамеры.

– Хм… Я… Х-холли Шторм, веду прямой репортаж с места, где произошло… – Да тут настоящая резня была. -… Зверское убийство.

Да, слово «зверское» подходило как нельзя лучше, учитывая, что беднягу буквально порезали на ленточки для бескозырок.

«Возьми себя в руки». Она не могла позволить себе уступить накатившей слабости именно сейчас.

С трудом сглотнув, Холли, наконец, вздохнула полной грудью. Девушка откашлялась и снова заговорила. Спокойным уверенным голосом, который отточила сто лет назад еще в колледже, на занятиях по основам общения.

– Полиция не сообщает никакой информации… – Во всяком случае, ей. И это объяснимо: двое парней, собирающие улики – Колин Гит и Тодд Брукс – никогда не числились в списке ее друзей. – Но ваша покорная слуга не может не задаться вопросом: что за монстр разгуливает по улицам Атланты?

Справа послышался рык. Холли на секунду обернулась и встретилась взглядом с детективом Гитом.

Да пошел он. Она вздернула подбородок.

– С вами была Холли Шторм. Прямой репортаж с места убийства.

Объектив застыл на секунду, потом…

– Боже, Холли, тебе не кажется, что это было слишком театрально? – проворчал Бен Блэйк, спуская с плеча камеру. На его голове была кепка с символикой «Храбрецов из Атланты» – любимой бейсбольной команды – которую он носил вне зависимости от того, дождь на улице или солнце, день или ночь. Скулы оттенялись трехдневной щетиной.

– Театральность – это хорошо, – ответила девушка, понимая, что, несмотря на спокойствие голоса, ее сердце бьется как сумасшедшее. – Настоящая драма заставляет людей забыть об их дерьмовых заботах и прильнуть к экранам, чтобы просмотреть очередной выпуск новостей.

– С тобой все в порядке? – послышался тихий, но уже без ноток паники, голос продюсера. – Не каждый в состоянии освещать подобные истории.

Ее уже расправленные плечи напряглись. Она ни за что не позволит выкинуть ее из этого расследования. Последний раз, когда Холли столкнулась с Иными – сверхъестественными существами, которые ходили по улицам, прикидываясь обычными людьми, маскируясь с помощью магии – все закончилось опаленными волосами, синяками по всему телу и ядовитым привкусом страха на языке.

Но она не из тех, кто бежит от опасности. Что ж… Факт номер один: монстры действительно существуют. Факт номер два: эти чудовища пугают ее до чертиков. Факт номер три: если она хочет и дальше работать в Атланте – а в этом можете быть уверены – придется учиться сосуществовать с этими созданиями, шныряющими по улицам города.

– Все нормально, Мак.

МакАртур Филлипс был ветераном новостной службы. Раньше он был лицом «Новостей Пятого канала», но в шестьдесят три года решил, что пришла пора получать удовольствие и начал помыкать людьми, то есть стал продюсером. Мак не выглядел на свой возраст: в его волосах только-только начала проблескивать седина, к тому же он четыре раза в неделю наведывался в спортзал, чтобы поддерживать форму, которой позавидовал бы любой.

Холли знала, что Мак из тех, кто гладко стелит, да жестко спать: говорил он всегда спокойно, но несколькими словами мог разделать собеседника под орех. Наверное, это осталось у него с тех времен, когда он воевал во Вьетнаме. Холли не раз слышала байки о его военных похождениях.

– Не ври мне. – Все еще тихо, но в голосе появилась сталь. – Какой-то миг ты была белой, как смерть. Журналист, свалившийся в обморок перед камерой…

– Заработает своему каналу кучу рейтингов, – улыбнувшись, отрезал Бен и поправил бейсболку.

Холли кинула на него испепеляющий взгляд.

– Ага, а я просто мечтаю, чтобы все меня знали как «Полуобморочную девицу с Пятого канала».

Вот урод! Бен ей нравился, но иногда он просто выводил ее из себя.

Холли поморщила носик. Проклятье, она могла поклясться, что чувствует запах крови.

– Ну, если ты не собираешься хлопнуться наземь, тащи свою задницу туда и узнай у копов, что за хрень тут творится, – прорычал Мак.

Холли скрипнула зубами. Полицейские уже сказали, что не будут давать интервью. По крайней мере, официально. Но любая девушка должна попытать счастья. Холли передала микрофон Бену.

– Вернусь через десять минут.

И хочется верить, что с какой-нибудь информацией.

Она развернулась, остановила свой взгляд на детективах, которые разговаривали с копом в униформе. Лица напряжены. Холли нырнула под желтую ленту и направилась к мужчинам в надежде подслушать…

– Мисс Шторм, как вы думаете, какого черта вы в данный момент делаете? – потребовал ответа Колин Гит, не спуская с нее ярко-голубых глаз. Руки он скрестил на своей довольно-таки впечатляющей груди. – Это место преступления. – Гит схватил ее за предплечье и потащил обратно к ленте, не обращая внимания на протестующие вопли девушки. – Если бы мы хотели, чтобы репортеры испоганили нам все улики, мы бы не стали натягивать ограждение.

Хлипенькое такое ограждение. Гит вытолкнул ее за ленту, покачал головой и нахмурился.

– Черт, женщина, ты что, не выучила урок в прошлый раз?

«Выучила урок»? Ей что, два года?

– В прошлый раз я узнала, – начала она, понизив голос так, чтобы больше никто не услышал, – что в городе полно смертельных секретов. – Холли указала на труп. – Похоже, у вас появился охотник на демонов.

Глаза Колина стали огромными от удивления:

– Что?

О-о. Детектив был не в курсе…

Гит оказался рядом в мгновение ока. Он действительно двигался необычайно быстро для такого крупного парня.

– Что ты только что сказала?

Холли облизнула губы. Коп действительно наводил ужас: эта мрачность, поблескивающие зубы, кажущиеся слишком острыми, и…

– Она сказала, что жертва не была человеком. – Холодный, с издевкой, голос заставил напрячься каждый нерв в теле девушки. Нет, черт, не…

Они с Колином развернулись и уставились на Найла Лэйпена. Сумерки только-только сгустились, и темные тени окружили мужчину. Они словно льнули к его высокому мускулистому телу.

Найл направился к парочке, в каждом движении чувствовалась еле сдерживаемая мощь. Его лицо, которое, по мнению Холли, большинство женщин признали бы привлекательным – не она, конечно, но большинство – не выдавало ни единой эмоции. Хотя надо признать, что Холли не замечала за ним особой эмоциональности.

Черные, как смоль, волосы откинуты со лба. У парня действительно идеальная внешность, во всяком случае, с эстетической точки зрения. Высокие скулы, четко очерченная челюсть, длинный прямой нос и губы, которые так и манили…

«Не меня». Холли резко перевела взгляд на черные глаза Найла, ведь его губы ее нисколько не интересовали. Надо сосредоточиться на глазах… они выдают истинную природу человека. Или, в случае Найла, истинную природу демона.

Потому что Найл Лэйпен – демон. Наверное, самый могущественный и опасный демон из всех, с которыми ей доводилось встречаться, и Холли не собиралась забывать об этом.

Как и о том, что когда они виделись в прошлый раз, скорее всего, именно он убил человека.

Взгляд Найла переместился на что-то за ее спиной. Холли проследила за ним и увидела, что труп упаковывают в черный пластиковый мешок. Давно пора.

– Мисс Шторм, как вам удалось так быстро здесь оказаться? – голос Найла стал более жестким, мрачным, требовательным.

Ее брови взлетели вверх. На что этот демон намекает?

– Я делала репортаж в двух кварталах отсюда и услышала вой сирен. – Да, история была не ахти, но ведь в конце концов наклюнулся эксклюзив.

И Холли оказалась на месте преступления, которое явно будет ей сниться не одну неделю в кошмарных снах.

Не сейчас. Сейчас у нее нет времени принимать все близко к сердцу.

Но, черт побери, почему именно он? Неплохой безобидный парень. Он не заслужил ужасной смерти в грязном переулке на задворках какого-то стрип-клуба.

– Гребать все это. – Колин шагнул к Найлу. – Ты был знаком с жертвой?

– Хм. – Ни да, ни нет.

Гит сжал кулаки.

– Не играй со мной, Найл. Если бы ты видел, как разделали этого несчастного ублюдка…

– Я видел.

Колин застыл:

– Ты же не…

Найл рассмеялся, грубовато и резко. Его взгляд вернулся к Холли.

– Я не убивал его. Это сделал кто-то такой, как она.

Что? Такой, как она? Что он…

– Иди за мной. Прямо сейчас. – Гит ткнул пальцем в девушку. – Что касается вас, мисс Шторм, держитесь подальше от места преступления.

Найл смерил ее мимолетным взглядом с головы до босоножек с тонкими ремешками, и Холли поежилась. Опасный.

Но, черт подери, такой сексуальный.

Так, надо взять себя в руки.

– Вы не можете утаивать информацию от средств массовой информации, детектив. У общественности есть право знать…

Найл покачал головой.

– Все еще поешь эту песню, Холли?

«Холли», а не «мисс Шторм». И голос изменился. Стал чуть хрипловатым. Шероховатым. Так мужчина разговаривает в постели. По голым рукам девушки побежали мурашки.

– Я не знаю…

– Ты знала, что он был демоном. – Губы Найла искривились в усмешке, а взгляд бездушных глаз пригвоздил к месту. – Он был одним из твоих источников информации, верно?

Хрена с два она ответит на этот вопрос, даже если демон прав. Карл Бронкс был ее информатором. Она общалась с ним довольно часто. Молодой – около двадцати лет – с открытой улыбкой и ямочками на щеках.

Нет. Она не будет о нем думать. Мысли о том, что милашку Карла разрезали на малюсенькие кусочки… ну… именно из-за промелькнувших в голове образов она чуть не грохнулась в обморок перед камерой.

Найл шагнул ближе и провел тыльной стороной ладони по ее ледяной руке.

– Ты не такая уж крепкая, какой хочешь казаться, – прошептал он. – Жаль.

Его дыхание лаской прошлось по щеке девушки.

Холли моргнула, чтобы избавиться от глупых слез, выступивших на глазах, потому что хоть тело парня и было скрыто черным пластиком, она все еще видела перед глазами окровавленный труп.

Найл покачал головой.

– Ты замахнулась на то, что тебе не по зубам. Иди домой, Холли. Возвращайся в свой безопасный мирок. – Он отступил на шаг. – Позволь мне разобраться с демонами и смертью.

Парень не мог более четко отправить ее к черту.

Холли наблюдала, как Найл развернулся и вместе с Колином пошел к патрульной машине.

О, да. У него довольно мило получилось сказать ей «Греби отсюда».

Но к несчастью для этого демона, она была не из тех, кто покорно идет туда, куда ее послали.

– Ну что, не добыла историю, да? – спросил Бен, встав рядом.

Холли не спускала глаз с четких линий тела Найла. Тот расслабленно прислонился к сине-белой полицейской машине.

– Пока нет.

– Ничего, копы скоро выступят с официальным заявлением. Так что все в порядке…

– Не в порядке. – Жизнь Карла была важна. Он был одним из хороших парней… ну, демонов, и не заслужил такого конца. Проклятье, никто не заслуживает такой смерти.

Карл доверял ей свои тайны.

Холли не собиралась бросать эту историю на полпути. Конечно, она помнила основное правила: не позволяй себе принимать все близко к сердцу. Мантра каждого журналиста.

Слишком поздно. Это убийство стало для нее личным делом.

И Холли сама займется расследованием.

Найл и Колин разговаривали, но слова до девушки не долетали. Спустя миг Найл кивнул и отошел от детектива. Колин явно был в бешенстве, слишком уж напряжено тело, да и лицо.

Холли понимала, что от этого копа помощи она не дождется.

Найл направился к сгустившимся теням.

Но вот демон… совсем другое дело.

У нее даже перехватило дыхание, когда тело пронзил восторг от простоты решения.

– Холли… – в голосе Бена послышались пронзительные нотки – верный признак того, что мужчина начал волноваться. – О чем это ты думаешь?

– Думаю, что история у меня в кармане. – Улыбка девушки в данный момент была больше похожа на оскал. – Так или иначе. – Даже если для этого придется войти в логово дьявола.

На самом деле, эта идея не казалась такой уж плохой.

Самое время окунуться во тьму и узнать, какие секреты она скрывает.

В конце концов, Холли была журналисткой, а настоящий журналист не успокаивается, пока не сделает свой репортаж.

Эта симпатичная рыжая вошла в его ад так, словно именно она была тут владелицей и повелительницей.

Подбородок вздернут, плечи расправлены, одна рука на бедре. О да, все так и кричало о серьезности ее намерений.

Но наблюдая за девушкой, Найл Лэйпен не мог не задаться вопросом… когда он подойдет к этой дамочке ближе, промелькнет ли страх в ее невероятно зеленых глазах?

Он знал, что раньше Холли его не боялась. Но в прошлый раз, когда девушка была в его клубе, который одни считали раем, а другие адом, во взгляде Холли Шторм был страх.

Правда, она не позволила испугу остановить ее на полпути.

А Найлу все же нравилось, когда его жертва испытывала ужас. Он еще несколько месяцев назад решил, что из этой журналистки получится великолепная добыча.

Не спуская глаз с женщины, медленно пересекающей «Адский Рай», демон облокотился на барную стойку. Холли переоделась. Раньше на ней были модный топик и темные брюки. Их сменило маленькое черное платье, прекрасно подчеркивающее матовую бледность кожи, покрытую соблазнительным легким румянцем в ложбинке между идеальными грудями и в районе бедер.

Хм. А что, он не против. Ему даже нравится идея выцеловать и вылизать эти длинные ноги. Ему не составило труда представить, как приятно будет чувствовать губами и языком нежную кожу девушки.

Найл нахмурился. Дамочка умеет одеваться. Очко в ее пользу.

И ей прекрасно удается находить неприятности. Еще одно очко.

– Проклятье. – Бармен не скрывал отвращения. Найл тоже испытывал это чувство по отношению к журналистам. Но не к Холли. – Какого черта она тут делает? – мрачно поинтересовался Марк.

Найл продолжал смотреть на Холли. В правой руке она сжимала маленькую черную сумочку – он готов был поспорить, что там лежит диктофон. Высокие каблуки выстукивали дробь. Найл слышал каждое ее движение. Бар – его второй дом – был переполнен, что не могло не радовать. И все же все органы чувств Найла – чертовски чуткие, надо сказать, ведь он демон десятого уровня – были сфокусированы на Холли.

Он мог бы поспорить, что даже смог бы почувствовать ее аромат, если бы захотел. Легкий, но насыщенный запах лаванды.

– Босс, хочешь, я надеру ей задницу? – спросил Марк, позвякивая стаканами.

Губы Найла изогнулись в улыбке.

– Мне бы хотелось, чтобы с задницей дамочки случилось совсем не это. – Нет, у него другие планы на Холли… и ее великолепную попку.

Слишком давно у него не было любовницы. Уже почти месяц. Но он был занят: все эти смерти, убийцы… Слишком увлекся.

А теперь на улицах появился новый ублюдок.

Если погибнет еще один демон…

Найл поднял стакан и одним глотком выпил его содержимое. Горло приятно обожгло, когда по нему скользнула жидкость.

– Не беспокойся насчет репортерши, Марк. – Хотя парень работал в клубе с недавнего времени, он уже разбирался что к чему: журналистов и копов не особо-то жалуют в «Адском Раю». – Я сам ею займусь. – О да, с превеликим удовольствием.

Холли Шторм. Она все еще была новичком в «Новостях Пятого Канала». Умна. Находчива. К тому же красива: полные губы, миниатюрный носик, высокие скулы.

Да, надо признать – репортерша чертовски сексуальна.

А еще она ходячая неприятность, ведь ей слишком много известно о тайном мире, скрывающемся во тьме. О мире демонов.

Большинство людей не были в курсе, что чудовища, которые являются им в кошмарных снах – вампиры, оборотни и другие ночные ужасы – существуют на самом деле. Смертных волновали проблемы на работе, пугала вероятность быть ограбленным в подворотне или на светофоре на окраине города. Они никогда не останавливались, чтобы внимательно оглянуться по сторонам.

Потому что стоит человечеству избавиться от чертовых шор, все сразу поймут, что на Земле намного страшнее, чем кажется, а некоторые кошмары очень даже реальны.

Впервые Холли столкнулась с реальностью несколько месяцев назад. Некоторое время она даже планировала в прямом эфире телестанции оповестить о своем открытии весь мир.

Конечно же, ее планы изменились, когда Найл на ее глазах призвал адово пламя. В прямом смысле этого слова.

В этот миг их взгляды пересеклись. Зрачки Холли чуть расширились. Неспешная походка сменилась быстрым шагом, когда девушка поспешила к нему и…

Дорогу ей преградил вампир.

Найл принялся постукивать пальцами по барной стойке. Ублюдочный мертвяк заслонил ему вид. Он даст гребаному кретину пять секунд, чтобы убраться, а потом…

Холли обошла кровососа. Ее ярко-алые губы – любимый цвет Найла – сжались в тонкую полоску. Ах, значит она не в настроении для…

Вамп коснулся ее. Схватил за руку. Рывком притянул к своей груди.

Найл застыл, его накрыло волной ярости, сила рвалась наружу. Даже пол начал дрожать, когда демон двинулся через комнату.

– Холли. – Голос перекрыл громкую музыку, болтовню и неискренние смешки.

Вампир – бледная кожа, потухшие глаза – повернулся к нему и…

– О, черт. – Паразит оттолкнул Холли.

Та покачнулась на своих высоких каблуках.

– Славно, ты, убл…

Вампир оскалился и зарычал.

Холли открыла рот от неожиданности. Потом пошатнулась. Найл схватил ее запястье – слишком тонкое, по его мнению – за секунду до того, как девушка упала.

Она посмотрела на демона.

О, да, в ее взгляде промелькнул страх. Он скрывался за маской «Мне плевать». Страх… и неуемное любопытство.

Людишки. Всюду суют свой нос. Всегда им хочется знать, что скрывается во тьме.

Но стоит им добиться желаемого, они тут же бегут прочь, не в силах унять ужас.

– Андрэ, она журналистка, – промурлыкал Найл, поглаживая длинными пальцами бьющуюся жилку. Пульс, и так частый, только убыстрился. – Тебе не нужна такая добыча. – «Потому что она – моя».

– Журналистка? – Слишком острые зубы исчезли. – Я думал, ты не позволяешь таким, как она, тут ошиваться.

Холли резко втянула воздух. Попыталась выдернуть руку из цепкого захвата Найла. Еще раз попыталась, опять неудачно. Девушка рыкнула – звук не должен был казаться сексуальным, но именно таким он и был – и перевела взгляд на вампира.

– Это общественное место, идиот. Судя по всему, сюда всех пускают, даже мертвяков.

– Я НЕ мертвый, – напрягся Андрэ.

– Точно. – Она снова дернула рукой. Найл сжал запястье девушки крепче. – Послушай, приятель, ты…

Вампир вновь сверкнул клыками – люди обычно их видели только в том случае, когда им предстояло вот-вот стать чьей-то едой.

Найл неохотно отпустил руку Холли и шагнул вперед, встав между девушкой и кровососом.

– Андрэ, какие-то проблемы?

Плевать, что парень был высоким и крупным. Найл выше. А последний раз, когда он испытывал страх перед вампиром… ну, его никогда не пугали клыкастые уроды.

Андрэ сглотнул и немного поежился.

– Я… я просто… – Он нервно облизнул губы. – Репортерам тут не место. Ты же понимаешь, это слишком рискованно…

Эх, парень заговорил слишком громко, и два оборотня-пантеры за соседним столиком начали кидать на них нервные взгляды.

– Она не твоя проблема. Забудь о ней.

– Э-э-э-э-э… «Она» здесь, между прочим. – Холли постучала пальцем по спине Найла. – И с каждой минутой все больше выходит из себя. – Еще одна серия настойчивых ударов прямо по позвоночнику.

И так сузившиеся глаза Андрэ, превратились в щелочки. Страх смыло волной гнева.

– Выкинь ее отсюда, Найл. Если хочешь, чтобы вампы оставались клиентами этого бара, ты вышвырнешь эту стерву.

Постукивание прекратилось. А из-за того, что вамп снова повысил голос, все находящиеся рядом Иные – а большинство посетителей не были простыми смертными – замерли.

Найл медленно покачал головой.

– Думаю, ты кое о чем забыл, вамп.

Он собрал в кулак вскипевшую черную энергию, пульсирующую под кожей и…

Вамп отлетел в противоположный угол бара, где с криком впечатался в сцену. Гитарист ругнулся и отпрыгнул, обхватив гитару обеими руками, словно любимое дитя.

Внезапная тишина оглушала.

Найл сделал жест бармену:

– Марк, налей мне еще.

Потом обернулся к поднимающемуся с пола вампиру:

– Я разве разрешил тебе встать? – На этот раз ему почти не пришлось прикладывать усилий, чтобы снова швырнуть кровососа в сцену. Он просто подумал об этом и все.

О-о-о-о, могущество – это просто прекрасно.

Иногда быть демоном было чертовски приятно. Не говоря уже о том, чтобы быть демоном десятого уровня, самым крутым ублюдком в этом помещении.

Найл двинулся вперед, наслаждаясь тем, что толпа сама торопливо расступалась перед ним.

Вампир начал дрожать. Замечательно.

Найл остановился в шаге от поверженного Андрэ.

– Во-первых, – прорычал демон, – никогда и ни при каких обстоятельствах, твою мать, не учи меня, что мне делать в моем баре.

Вампир резко кивнул.

– Во-вторых… – Руки Найла сжались в кулаки. Он старался обуздать поток энергии, пытающийся вырваться наружу. Столько мощи… о, какое искушение. Так легко ею воспользоваться.

Слишком легко.

Еще одна мысль, всего одна – главное сосредоточиться – и вамп у его ног уже сдох бы.

«Если ты будешь пользоваться своей силой слишком часто, потеряешь самого себя». Старое предупреждение. Из тех, которые он услышал, когда было уже поздно. Найлу было двадцать пять лет, когда он встретил демона, почти равного ему по мощи, и предостережение парня… скажем, несколько запоздало.

Найл знал, что уже много лет он один из Пропащих.

Он стал им, когда впервые убил.

– Во-вторых, – повторил демон холодным голосом, прорезающим повисшую тишину, – если ты считаешь, что мне есть какое-то дело до того, ходят вампиры в мой клуб или нет… – На его губах заиграла полуулыбка, но Найл знал, что в глазах никто не заметит ни капельки веселья. – Ты чертовски ошибаешься, вамп.

– П-прости, Н-найл, я…

Демон рассмеялся и отвернулся от съежившегося кровососа.

– Томас. – Охранник всегда был где-то поблизости. – Вышвырни эту вампирскую задницу отсюда.

Тут вперед вышел Томас. Тишину прорезал всхлип гитары. В тот же миг, как по команде, возобновились танцы и пьяные заигрывания между Иными.

Найл окинул бар в поисках своей добычи и обнаружил, что Холли наблюдает за ним. О, эти глаза, огненные локоны и губы, молящие о его поцелуе. Он направился прямо к девушке, понимая, что на них все еще смотрят окружающие. Он не имел права дать слабину. Никогда.

- 2 -