«Первый среди равных»

Дмитрий Светлов АДМИРАЛ Первый среди равных

Глава 1 ВСТРЕЧА С КОСМОСОМ

«Если кто-нибудь скажет про интуитивно-понятный интерфейс, я ему оторву голову». С такой мыслью Сергей открыл глаза. Он находился в давно забытой кабинке для междугородних телефонных переговоров. Однако нет. Ассоциация была вызвана стеклянной дверью и маленькими размерами кабины. Он вышел и уловил знакомый всем морякам запах. Пахло пластиком. Все имеет свои специфические запахи. Металлург знает запах железа, стекольщик помнит запах стекла. В помещении пахло пластиком, и напоминало оно почту или подобное общественное место. Во всяком случае, здесь царил такой дух. Именно дух, помещение было абсолютно безлюдным и бесшумным. Сделав несколько шагов к единственной двери, Сергей остановился и еще раз окинул взглядом «зал прилета». Давило ощущение, как будто его кто-то зовет. Медленно, не торопясь, он осмотрел все кабинки, недоуменно покрутился на месте. Нет, здесь никого нет, и скрытых помещений тоже нет.

За дверью лучами расходились коридоры. Широкие и безлюдные. Что же, первая задача определена, надо найти обитателей этого здания. Он пошел от двери к двери, заглядывая по очереди во все помещения. От тишины и безлюдья постепенно становилось не по себе. Мистика, да и только. Ощущение неведомого зова и совершенно пустые помещения. Дойдя до тупика, Сергей немного постоял, пытаясь восстановить сбившееся дыхание. Пока нет никакой информации, следовательно, не может быть никаких выводов. Комнаты противоположной стороны коридора он начал осматривать более тщательно. Назначение помещений совершенно непонятно, окон нет, мебели практически нет, подсобных кладовок тоже нет. Изредка встречались маленькие тупички с вертикальной штангой. Не то, нужна межэтажная лестница или лифт, нужен туалет. По типу изредка встречающейся мебели похоже, что здание предназначено для людей. Если здесь находятся люди, им требуется туалет.

Туалет нашелся рядом с «залом прилета», дверь прямо напротив. Привычный туалет, человек на двадцать. Сергей открыл краники над раковиной, пошла вода, и горячая, и холодная. Уже хорошо, обитаем домик, люди в нем живут. С внутренним напряжением подошел к зеркалу и облегченно вздохнул. Старость не вернулась, наоборот, выглядит он несколько моложе. Ну да ладно, не красна девица, надо продолжать поиски обитателей, а не любоваться собственной физиономией. Лифт оказался за следующей дверью, точнее за дверью находилось фойе с дюжиной лифтов и широкой лестницей, ведущей на верхние и нижние этажи. С некоторым трепетом Сергей приложил палец к сенсору. Дверцы открылись сразу. Шаг в кабину — и новая головоломка. На него смотрела панель с четырьмя рядами кнопок. Сергей попытался высмотреть свой этаж и неожиданно для себя нажал неведомый символ. Кабина бесшумно заскользила в неизвестность. Именно так — мягкое движение делало невозможным определение направления движения.

Спонтанные действия были для него совершенно не характерны. Или это интуиция? Сергей никогда не мог похвастаться выручавшей его интуицией. «Ладно, не фиг морочить себе голову, дом обитаем, вскоре получу ответы на все вопросы». Лифт остановился, он быстрым шагом вышел в коридор и автоматически повернул налево. Затем растерянно остановился. Почему налево? Закрыл глаза и прислушался к своим внутренним ощущениям. Никаких внутренних ощущений не обнаружилось. Растерянно потоптавшись, он неуверенно пошел дальше. Проходя мимо дверей, пытливо смотрел на непонятные символы или слова. Постепенно вошел в ритм и начал искать сравнения в знакомых ему алфавитах. Порой казалось, что встречаются знакомые буквы, но это только казалось, он никогда не видел ничего подобного.

Сергей резко остановился. Он снова поймал себя на спонтанном движении. Рука непроизвольно тянулась к сенсору управления. Почему? Пройдено более десятка различных дверей, и вдруг желание открыть именно эту. Непонятно и необъяснимо. Что это, первый шаг к шизофрении? «Не мучайся дурью», — с этой мыслью вошел в помещение. Перед глазами предстала комната без окон, просторная и тоже безлюдная. Несколько стульев и столов, чуть справа подобие томографа с приготовленным ложем. Рядом тахта и вешалка для одежды. «Сделав первый шаг, иди до конца», — подумал Сергей и, раздевшись, лег на подготовленное место. Сверху опустился загубник, он подхватил его зубами и даже не удивился, когда ложе начало втягиваться в неведомое медицинское устройство.

Пробудился он как после легкой послеобеденной дремы — расслабленная умиротворенность и лень пошевелиться. «Нет, так дальше не пойдет. Хватит валяться, надо искать людей». С этой мыслью Сергей сел.

— Господин адмирал, назовите ваше имя.

— Граф Алексеев Сергей Николаевич.

— Николаевич, это имя вашего отца?

— Да.

Только сейчас он сообразил, что общение с невидимым собеседником происходит совершенно беззвучно.

— Не напрягайтесь. Ментальная связь не требует напряжения работы головного мозга.

— Откуда вы знаете, что я адмирал? Вы копались в моей памяти?

— Внедрение в память человека запрещено законом. Вы прошли курс восстановительного лечения.

— Повторяю вопрос, откуда вы знаете, что я адмирал?

— С вами мобильный командно-коммуникационный центр адмирала.

Ни фига себе подарочек!

— Он практически не работает.

— Тестовый сигнал подтверждает девяносто восемь процентов повреждений. Вы запрашиваете замену ККЦ?

— Да. — Сергей посмотрел на свои парадные одеяния. — Требуется дополнительный комплект повседневной одежды.

— Вы принадлежите к расе марутов, ваш ККЦ из снаряжения флота даусов. Какая требуется форма?

Ответ содержится в самом вопросе.

— Форма марутов, ККЦ даусов.

— Принято, какие еще пожелания?

— Я хочу есть.

— Принято, обед в вашей каюте.

Сергей неожиданно для себя понял расположение помещений, «увидел» свою каюту, и главное — он в космосе!!! Шагая в полной прострации, он даже не пытался осмыслить произошедшее перемещение. Автоматически переставлял ноги, автоматически переоделся в другую одежду, автоматически съел приготовленный обед. Что произошло? Маруты, даусы, ККЦ и прочая дурамуть. «Поехала крыша?» Нет внешнего воздействия со стороны других людей, он абсолютно один, ничего не понятно.

Итак, все началось с пояса и окружившего его кокона. Это легко проверить, новый исправный пояс лежит рядом. Затем безлюдный и бесшумный коридор, тоже легко проверить. Мелькнувшая в голове мысль услужливо подсказала нужную палубу. Далее медицинская «процедура» и непонятный беззвучный разговор. Разговор можно повторить. С чего начать? С активных действий! Для начала отправиться в спортивный зал и нагрузить себя до седьмого пота. Организм сам ответит на любые вопросы. Боль натруженных мышц и пот должны послужить первым ответом. Сказано — сделано.

Вытираясь после душа, Сергей попытался выстроить логическую цепочку, но ничего не получалось. Происходящее с ним казалось абсолютным алогизмом. Внутренне он настроился на непонятный стиль общения и задал вопрос:

— Я могу получить горячий чай?

— Принято, пожалуйста, освободите стол.

— Куда поставить использованную посуду?

Еще один ментальный посыл показал возможности каюты. Сергей сел в кресло с чашкой чая — привычный вкус, ничего особенного. Странно и непонятно. Если он в космосе, земных вкусов быть не может по определению.

— Сколько времени продолжалась восстановительная процедура?

— В каких единицах?

Сергей показал потолку свои часы:

— Единица отсчета — одна секунда, в минуте шестьдесят секунд, один час — шестьдесят минут, в сутках двадцать четыре часа, в году триста шестьдесят пять дней, в каждом четвертом году триста шестьдесят шесть дней. Ваш ответ в часах.

— Восемьдесят три часа сорок восемь минут и семь секунд.

— Почему так долго?

— Ментальная область вашего мозга была повреждена или недоразвита. Восстановительная процедура потребовала времени.

— Мы общаемся мысленно или ментально?

— Общение возможно только ментальными посылами.

Логика есть, человек мыслит по принципу речи. Ментальный посыл информации не требует построения фраз. Ну что же, хватит прятаться под столом, пора посмотреть правде в глаза.

— Как называется это место?

— Центральный госпиталь орденов Мужества и Славы Второго флота Номаркии.

— Почему в госпитале нет людей?

— Персонал убыл вместе с ударным флотом.

— Когда это случилось?

— По вашим часам семь тысяч четыреста пятьдесят восемь лет назад.

Ни хрена себе! Семь с половиной тысяч лет назад! Да за это время здесь все должно рассыпаться в прах. Хотя нет, изделия на кремниевой основе и стекло стабильны один миллион лет, пластиковые бутылки вечны, они вообще не подвержены естественному разложению. Здесь преобладает пластик, работают механизмы и приборы, есть энергия. Нестыковочка, уход и ремонт требуется даже в режиме консервации. Выработка электроэнергии требует топлива.

Итак, можно согласиться с тем, что неведомый флот неведомой Номаркии погиб в сражении. Сама цивилизация погибла в результате ответного удара. Остались «но». Это не могло случиться семь с половиной тысяч лет назад. Почему враги не тронули Центральный госпиталь? Уничтожая цивилизацию, одинокий госпиталь не жалеют.

— Где находится госпиталь?

— Система звезды Неккар, поисковый код 42ВВГ8111.

— Сколько в системе обитаемых планет?

— Все планеты уничтожены, включая необитаемые.

— Кто уничтожил планеты?

— Флот тольтеков.

— Почему не тронули госпиталь?

— Соглашение о методах ведения войны запрещает атаку медицинских учреждений.

— Планету вместе с больницами можно уничтожить, а одинокий госпиталь трогать нельзя? Это нонсенс.

— Договор подписали до начала войны.

— Где находятся тольтеки?

— В памяти медицинского центра не может быть информации военного назначения.

— Как госпиталь обеспечивает свою жизнедеятельность?

— Энергетическое снабжение на принципе реактора ядерного синтеза.

Уже плюс, подобная система теоретически приближена к вечному двигателю.

— За счет чего обеспечивается обслуживание и ремонт оборудования?

— В качестве исходного сырья ремонтная служба использует мебель и предметы интерьера.

— Чем пополняется запас продовольствия?

— Камеры с плесенью оомицетов и пенициллов имеют избыточное наполнение.

Полученная информация обещала долгую и спокойную тюремную жизнь. Но ему надо найти дорогу домой. Научиться пользоваться непонятным ККЦ и активировать функцию телепорта.

— Я могу получить информацию о заселенных людьми планетах или космических станциях?

— Планеты в ближайших звездных системах уничтожены тольтеками. Люди находятся на Контрольно-диспетчерской станции Альфекка.

— Телепорт действует?

— Телепорт открыт, поисковый код АЛС ВГ пять два два три. Станция под внешним управлением.

Сергей взял сумку, в которой была доставлена новая одежда, аккуратно положил сверху свои парадные одежды и пошел к телепортам. Будь у него больше настойчивости, задавая систематизированные вопросы, можно было узнать, что у причалов Медицинского центра стоят исправные боевые корабли. С помощью электронного мозга военной техники легко получить необходимую информацию. А так — бывшего графа повели кривые тропинки звездных путей.

Глава 2 ЗВЕЗДНАЯ БАЗА

К телепортам Сергей шел быстрым шагом. Сейчас, когда уже не было напряжения от непонятной ситуации, он с интересом рассматривал неизвестные знаки на дверях. По-прежнему с уверенностью можно было сказать, что данный алфавит он видит впервые. Тем не менее некоторые буквы что-то напоминали.

Остановившись перед одной из табличек, он попытался вспомнить ускользающие ассоциации и вспомнил. Странно, но факт, знаки на дверях напоминали древние русские рунические письмена. Большинство людей никогда не задумывается об истории русской письменности. Известно, что Кирилл и Мефодий — создатели кириллицы, прообраза современной письменности. Но это совсем не означает, что до этого в России никто не умел читать и писать. Взмах рукой — и греки нас всему научили? Отнюдь, все совсем не так просто. История русского ведического письма исчезла вместе со старой религией. Суть деяний Кирилла и Мефодия заключалась не только в искусственном создании нового алфавита, но и в желании перекрыть доступ к древним ведам.

Сергей вошел в кабинку телепорта.

— Я готов.

— Подтвердите свое желание активировать телепорт в АЛС ВГ пять два два три.

— Подтверждаю.

Вспыхнуло молочно-белое сияние, снова инстинкт самосохранения наперекор воле закрыл глаза. Факт нового переноса подтвердил новый неприятный запах. Пахло мусором и заброшенной помойкой. «Зал прилета» напоминал руины давно заброшенного дома.

— Контрольно-диспетчерская станция Альфекка приветствует адмирала графа Алексеева.

— Слово «граф» можно опустить. Кто находится на станции?

— Тридцать два человека из расы псевдодаусы.

— Почему псевдо? Они маскируются под даусов, или есть другая причина?

— Мутация затронула генетическую систему.

— Люди значительно изменились? — У Сергея по спине пробежал неприятный холодок.

— Видимых изменений нет. Ко времени первой биологической атаки все жители Галактического альянса имели прививки.

— В чем выражена мутация?

— Внутренние разрывы и перевороты хромосом.

Что означает подобная мутация, он не знал. Впрочем, перед ним совершенно иная задача, надо быстрее найти ключ к возвращению на Землю.

— Где находится главный из псевдодаусов?

На мгновение вспыхнувшая картинка дала полное представление о станции и местонахождении людей. Они находились в большом помещении и о чем-то спорили. Сергей мысленно перекрестился и пошел в указанное место. Вместе с картинкой в голове проскользнула какая-то ассоциация, но он не смог ее уловить. Семь палуб на лифте — и большой зал, где действительно шел жаркий спор. Вернулась и давешняя ассоциация — в зале сидели индусы. Самые обычные индусы горячо и эмоционально выясняли отношения по неведомому поводу. «Здоров ли я? — снова закралось сомнение. — Космос, неведомая Альфекка и группа галдящих индусов. Здесь должны быть яйцеголовые сине-зелено-малиновые человечки. Да ладно, других все равно нет».

— Здравствуйте, господа, — с этими словами Сергей вошел в бывшую комнату отдыха технического персонала.

Повисла мертвая тишина, от удивления некоторые привстали со стульев. Сергей прошел мимо ошеломленных людей, взял один из свободных стульев и сел. Он специально выбрал место. Чуть в стороне от индусов и в то же время у всех на виду. Эти «все» дружно таращили на него глаза, всматривались в лицо, разглядывали голограммы на груди и рукавах, потрясенно глядели на фиолетовые звезды в петлицах. Ступор закончился с резким приказом главного. Один из сидящих вскочил и выбежал из помещения.

— Перевод возможен?

— Говорят на искаженном языке Галактического альянса. Отдан приказ проверить причал станции.

— Там много кораблей?

— Две единицы.

— О чем шел спор?

— Решали, сколько человек необходимо оставить на станции.

— Преобладающее мнение?

— Двадцать человек не смогут выполнить поставленную задачу.

В этот момент старший повернулся к Сергею и что-то спросил.

— Он спрашивает, кто вы.

— Адмирал Алексеев.

Судя по реакции, слово «адмирал» не нуждалось в переводе. Последовал новый вопрос.

— Он спрашивает, что вам надо.

Хороший вопрос. Только сейчас Сергей понял, что не способен сформулировать свою просьбу. Он ищет планету с самоназванием Земля в системе с самоназванием Солнечная. А сколько планет в этой системе? Девять или двенадцать? Память подсказывала название только шести планет. Сформулировав ответ, Сергей обратился к компьютеру, который услужливо вложил в голову перевод:

— Я ищу планету, на которой живут и маруты, и даусы. В системе предположительно более девяти планет.

— Таких планет нет. Даусы никогда не переселялись на чужие планеты.

— Но маруты могли переселиться на планету даусов. Я знаю совершенно точно, на нужной мне планете совместно живут маруты, номарки и даусы.

— Номарки давно погибли, маруты живут слишком далеко от нас. Мы о вас слышали, но никогда не видели.

Слишком уверенный ответ, так не врут. Отсюда следует вывод, что сидящие здесь люди о Земле ничего не знают.

Если даусы являются индусами, то маруты, вероятнее всего, европейцы. Индусы не являются мононацией. Тамилы, телугу, бенгальцы, пенджабцы и так далее, различные нации со своим языком, культурой и обычаями. Кто такие номарки, оставалось только гадать. Сергей уже собрался уходить, когда в помещение вбежал запыхавшийся посланец:

— У причала чужих кораблей нет! — перевел компьютер.

— Вы… Станция вам…

Похоже, главный из индусов не мог прямо задать свой вопрос. Впрочем, сообщение шокировало всех присутствующих.

— Господин адмирал, сколько у вас боевых кораблей?

— Сразу трудно ответить. Броненосцы, крейсеры, фрегаты, у меня достаточно большой флот.

— Вы сами строите корабли?!

— Да, сейчас на верфях заложены две большие серии крейсеров.

— Война продолжается?

— Прямые боевые столкновения были пять лет назад. Сейчас блокада и патрулирование.

Индусы снова посмотрели на голограмму, где сверкали копии полученных орденов. Наконец, главный из группы пришел к какому-то решению:

— Господин адмирал, позвольте вас пригласить на нашу центральную планету. Полагаю, там вы сможете получить больше информации.

Предложение устраивало Сергея. В его положении любое общение принесет только пользу. Без помощи других он будет долго тыкаться, как слепой котенок.

Заходя в лифт, индусы смотрели на нежданного гостя с благоговейным уважением. Похоже, компьютер станции ограничивал им доступ. Когда шли по причальной палубе, последовала новая информация от компьютера:

— По инструкции вам полагается взять боевой скафандр.

Вновь мелькнула картинка, и адмирал повернул в сторону неприметного тупичка. Дверца открылась от легкого прикосновения к сенсору. На полках лежали рюкзаки со скафандрами, чуть дальше располагались стеллажи с устройствами непонятного назначения. Сопровождающие столпились в проходе, они не скрывали своего восхищения открывшейся картиной разложенных богатств. Сергей забросил рюкзак на плечо. По коридору резво убегал еще один индус.

— Господин адмирал, какие будут приказы по станции?

— Приказываю перевести станцию в режим боевого дежурства.

— Прошу подтвердить приказ на применение оружия в случае возникновения прямой угрозы.

— Приказ подтверждаю.

Вскоре показалась гофра перехода со станции на корабль. Бывший граф с планеты Земля отправлялся в первое в своей жизни космическое путешествие. Его сопровождали пятеро похожих на индусов человек.

Космический корабль начал медленно отходить от причала, одновременно в помещениях станции сверкнули молнии. Двадцать семь псевдодаусов упали обгоревшими головешками. Из щелей вылезли полчища механических паучков службы ремонтно-технического обеспечения. Компьютер станции приступил к исполнению полученного приказа.

Сергею отвели удобную и просторную каюту. Согласно негласной морской традиции, нахождение посторонних на ходовом мостике нежелательно. По этой причине он только один раз ради любопытства зашел в ходовую рубку. Не смог удержаться, интересно. Впечатлило — это не то слово. Во-первых, полный обзор вперед и по сторонам. За счет чего это достигалось, он не понял, а спрашивать не захотел. Люди работают, а досужее любопытство только мешает. Да и не к спеху, придет время, все узнает. Открытое пространство рубки дало представление о ширине космического корабля, выходило не менее двадцати метров. Другой неожиданностью оказался минимальный набор аппаратуры. Одно место вынесено далеко вперед. Еще два по бортам у мониторов, четвертое у самой переборки входа в рубку. Вахту несли двое, и по ассоциации с морским кораблем сложилось впечатление, что управление осуществлялось вручную.

Вдоволь налюбовавшись видом бездонного космоса, Сергей вернулся в каюту, откуда выходил только два раза в день. Еду приносил один из членов экипажа. Эти визиты служили своеобразными часами, позволяли ориентироваться в движении корабельного времени. Дважды в день он гулял по корабельному коридору. Целый час шагал из конца в конец, считал свои шаги и напевал различные песенки. Куда-либо зайти не пытался. Если не приглашают, нечего заниматься самостоятельным изучением. Никаких развлечений, фильмов или музыки. Экипаж работал и отдыхал после работы, Сергей скучал и валялся на диване.

В равномерной рутине прошли одиннадцать дней, и вдруг что-то случилось. Сначала почувствовались боковые ускорения, затем корабль ощутимо вздрогнул. Через некоторое время послышались взволнованные крики и топот ног. Стараясь сохранить спокойствие, Сергей остался лежать на диване. Сигнал тревоги — вот первое и главное действие при любой опасности. Если колокола громкого боя молчат, значит, нет ничего серьезного. Ну а если потребуется его помощь, придут и скажут. Бежать самому и лезть с вопросами — последнее дело. Люди заняты, и пустые вопросы только отвлекут, но не помогут.

Дверь в каюту резко открылась, весь проем загородила фигура в боевом скафандре. Человек вошел в каюту, осмотрелся по сторонам, открыл створку в санблок, затем шкафчик. Сергей с интересом рассматривал оружие в руках незнакомца. Смесь непонятно чего с неизвестно чем заканчивалась четырьмя дырками, которые неизменно держали его под прицелом. Наконец, неизвестный закончил осмотр каюты и снял шлем скафандра. Сергей увидел кареглазую темноволосую девушку. Незнакомка что-то крикнула в коридор, откуда сразу показалась другая девушка, типичная негритянка.

— Кто вы, красавицы?

Девушки перебросились словами и захохотали. Из коридора послышался женский возглас, который ассоциировался с приказом. Космические амазонки выбежали из каюты, но негритянка неожиданно вернулась, подмигнула Сергею и послала воздушный поцелуй.

Сергей лежал на диване в ступоре несколько часов. В голове никаких мыслей, экипаж исчез! Он последовательно, шаг за шагом обошел весь корабль с носа до кормы. Открыл все двери, заглянул в самые укромные уголки. Он остался один. Что делать? Его познания в космонавтике равны нулю. Пульты управления на мостике лучше не трогать. Последствия могут быть любые, вероятнее всего, неожиданные. Даже сумей он прочитать надписи, а дальше? Куда направить звездолет? Как ориентироваться? Можно представить самую невероятную цепь случайных удач, когда корабль окажется на орбите обитаемой планеты. Дальше-то что? У него нет необходимых знаний и навыков, посадить корабль на планету не получится. Каждое морское судно имеет в нескольких местах красную кнопку, позволяющую любому члену экипажа послать сигнал SOS. Здесь такого нет, не нашлось ничего похожего. Увы. Плюс непонятные девицы в роли пиратов. Откуда они взялись и куда делись? Как-то не укладывалась в голове возможность в космосе вот так просто оказаться внутри другого корабля. Если не принимать во внимание совсем нешуточные космические скорости, с палубы на палубу никак не перепрыгнешь. Исследуя все помещения, Сергей не обнаружил в корпусе никаких пробоин или вырезов. Все, с чем он последнее время сталкивается, упорно приводит к выводу, что он свихнулся, не в своем уме.

Ну да ладно, свихнулся не свихнулся, а выход искать надо. Во время поисков пропавшего экипажа и следов пиратского налета Сергей не пропустил и камбуз. Запасы продуктов обещали достойное питание в течение двух месяцев. Стоп! Там была одна нескладушка, которая сразу бросилась в глаза. Камбуз оборудован в обычной каюте, а из крана раковины санблока выведен обычный пластиковый шланг. Через него наливали в кастрюли воду, а также мыли посуду. Звездолет, не поддающиеся разуму технологии — и пластиковый шланг из туалета. Вот он, ключик! Не по этой ли причине компьютер не отвечает на ментальный вызов? Надо идти в рубку и проверить установку навигационных приборов и панелей управления.

Осмотр первого кресла подтвердил мелькнувшую догадку. Оборудование установлено значительно позже постройки корабля. Монтаж осуществили просто, без затей. Пластиковая столешница на кронштейнах, аппаратура закреплена простыми шурупами, дальше по переборке проложена кабельная трасса. Пульты и компьютеры на всех четырех постах диссонировали с общим дизайном рубки. Коммуникационная проводка поверх элегантного пластика выглядела чужеродным архаизмом. Сергей проследил направление скрученных в жгут кабелей и сделал неожиданное открытие. Рубка смонтирована на платформе, под которой находится техническая палуба. Именно туда, вниз, уходили все провода.

Первым делом следовало переодеться, сменить форму на рабочий комбинезон. Адмирал в белой рубашке и золотых погонах — это кино. По жизни адмирал знает устройство и шхеры корабля получше любого члена экипажа. Если командир корабля обладает знаниями и умениями, равными сумме навыков всех матросов и офицеров, то адмирал стоит на порядок выше любого командира корабля. Наивно полагать, что лейтенант пришел из военного училища, а адмирал упал с луны. Подготовку к восстановлению кабельных линий Сергей закончил на камбузе. Отсутствие какого-либо инструмента пришлось компенсировать разделочными ножами и прочими подходящими предметами.

Переход с палубы рубки на техническую палубу оказался оборудован удобными трапами по типу «австралийских». При желании можно было спуститься еще ниже. Сергей поставил себе минус, обследование корабля проведено дилетантски и поверхностно. Если на жилой палубе нет люков или межпалубных переходов, это не говорит об их отсутствии вообще. Здесь другая логика постройки, как следствие — межпалубные трапы расположены перед рубкой. Нештатные кабельные трассы быстро привели к нужному месту. Компьютер представлял собой герметичный эллипсоид, из которого выходил толстый жгут проводов. Неизвестные специалисты работали со знанием своего дела. Часть разноцветных жил не тронули, но в основном линии просто перерезали и бросили. Новые кабельные трассы соединялись с корабельной сетью и, минуя компьютер, уходили в глубь технической палубы.

Задача ясна, надо аккуратно соединить разрывы, и компьютер начнет выполнять свои функции. Следующий день порадовал первым успехом:

— Патрульно-посыльный корабль ДНП 3725 ДД приветствует адмирала графа Алексеева.

— Откуда известно мое имя?

— Считано с ККЦ.

Сергей и не подозревал, что его пояс может быть именным. Но это уже второстепенная тема, главное сделано. Корабельный мозг выпустил огромное количество механических паучков, которые сноровисто восстанавливали варварские повреждения. Можно было наблюдать часами за тонкой и кропотливой работой. Паучок с распухшим брюшком покрывал изоляцией оголенный провод, затем «объедал» лишний кусок серебряной жилы и исчезал в неизвестном направлении. Сергей помогал по мере своих возможностей, стягивал далеко разведенные кабели, приносил или убирал габаритные вещи. Простая, но полезная работа позволяла отвлечься от тяжелых дум о потерянной семье.

О дальнейших шагах нечего думать до полной реанимации корабля. А так, можно предаться досужим размышлениям. Например, о возможных вариантах боевых кораблей космоса. Со временем он получит информацию из корабельного компьютера, интересно будет сравнить с домыслами собственной фантазии. Чего не может быть, так это авианосцев. На Земле корабли движутся по воде, самолеты летают в воздухе. В космосе одна среда, следовательно, космический авианосец переходит в разряд земного аналога носителя торпедных катеров. Учитывая факт, что крупный корабль изначально способен развить более высокую скорость, космические торпедоносцы превращаются в бесполезные игрушки.

На земле корабли ведут сражение на максимальных скоростях, при этом меняют свой курс по специально разработанной программе. Логично предположить, что в космосе применяется подобная методика. На Земле побеждает тот, кто первый заметит врага, для космоса подобный подход очень сомнителен. Вряд ли есть оружие, способное нанести удар за сто тысяч километров. Естественно, следует ожидать множество вариантов активной и пассивной защиты. Всевозможные искусственные магнитные, электростатические и прочие поля. Оружие отражения удара может быть любым, и не обязательно эффективным. Классический пример войны за Фолклендские острова. Английская система защиты на учениях успешно сбивала тридцатисемимиллиметровые снаряды, а во время реальных боевых действий показала нулевой результат.

Что касается броневой защиты, здесь могут быть любые предположения. Танки имеют толстую броню плюс активную броню. Для кораблей броневая защита давно потеряла смысл. На заре создания советских противокорабельных ракет один из пробных пусков завершился попаданием в корму вдоль корпуса корабля-мишени. Ракета ударилась в орудийную башню и смела гармошкой все палубные конструкции вместе с самой палубой. Резонный вопрос, зачем в таком случае бронировать корпус? Тем не менее здесь только предположения, ДНП 3725 ДД по своему названию военный корабль, следовательно, компьютер должен ответить на большинство интересующих вопросов. Первый и главный вопрос — где находится Земля.

К сожалению, главный вопрос остался без ответа.

— Корабль к полету готов, — неожиданно сообщил компьютер.

Приятное сообщение, только куда лететь?

— Сообщить время последнего обновления базы данных.

— Последнее обновление осуществлено в системе Марфик шесть тысяч восемьсот пятьдесят четыре года назад.

Насмешка, за семь тысяч лет могли произойти любые изменения.

— Когда произошло отключение компьютера?

— Корабль переведен на внешнее управление девяносто восемь лет назад.

— Почему допущен захват корабля?

— Режим консервации разрешает несанкционированный доступ к системам корабля.

— Время полета в систему Марфик?

— Восемнадцать суток. Запасы топлива на пять суток.

Новый привет, где найти топливную базу? Люди добрые, подскажите!

— Статус оружия?

— Оружие демонтировано.

Так, становится смешнее и смешнее. Безоружный военный корабль в космосе, где валькирии идут на абордаж с милыми улыбками. Сергей с кухонным ножом бросается на девушек в бронескафандрах. Полная дурамуть. Надо начинать действовать, предпринимать какие-то шаги, а голова совсем пустая, ни одной толковой мысли.

— Включить станции ближнего и дальнего обнаружения. Осуществить полный обзор, результат доложить.

— Кораблей в системе нет. Четвертая планета заселена людьми. Между четвертой и пятой планетами обнаружена база сырьевых ресурсов.

— Доложить название системы и планеты.

— Система Пикок, название планеты Пикок.

— Что находится на орбите планеты Пикок?

— Боевая орбитальная станция в пассивном режиме.

— Другие орбитальные объекты?

— Население планеты в космос не выходит.

— Откуда такая уверенность?

— Сообщение компьютера орбитальной станции.

— Запросить возможность получения топлива.

— Боевая орбитальная станция и база сырьевых ресурсов запасов топлива не имеют.

В общем-то, нефть и бензин — разные вещи. Если есть амазонки, должна быть и база пиратов.

— Доложить наличие кораблей у причалов орбитальной станции и базы сырьевых ресурсов.

— У причала орбитальной станции брошенный пассажирский корабль. У причалов базы сырьевых ресурсов более десятка кораблей.

— Уточнить термин «брошенный пассажирский корабль».

— Тип — «корабль первопоселенцев», покинут людьми семь тысяч четыреста двадцать восемь лет назад.

— Уточнить количество кораблей у причалов базы сырьевых ресурсов.

— Исполнение команды невозможно в связи с боевыми повреждениями аппаратуры внешнего контроля.

Уже теплее, сырьевая база является наиболее вероятным местом базирования космических амазонок.

Сомнений нет, ему надо туда, где люди летают в космическом пространстве. Другим критерием является топливо. Чем заправляются корабли, возможно ли воспользоваться чужими запасами? Зачем попусту гадать, ошвартуемся и узнаем.

— Следовать к причалу базы сырьевых ресурсов.

— Дальняя локация обнаружила следы трех гиперволнений.

Ну, это нормально. В океане аппаратура надежно определяет следы давно прошедших кораблей. Коль скоро есть остаточные завихрения воды, могут оставаться последствия физического возмущения пространства. Одно принадлежит его кораблю плюс кто-то другой пришел и ушел.

— Доложить наличие справочной информации общего характера.

— Только «Справочник офицера».

— Активировать режим просмотра.

Сергей поздравил себя с удачей. Существовал целый раздел мобильных «Командно-коммутационных устройств». Фактически каждый член экипажа носил пояс с подобным прибором. Плохо одно, ККЦ старших офицеров и адмиралов справочник описывал общими словами. Однако функция телепорта заложена и для рядового, и для офицерского состава. Пояс мог служить как индивидуальное спасательное средство, телепортировав человека на другой корабль или ближайшую удобную планету. Дальнейшему изучению темы помешала находка голограммы всей галактики. Здесь Сергей надолго завис. Как бывший моряк, он хорошо знал карту звездного неба, а это ключ к поиску Земли. Достаточно совместить точку обзора с любой звездой — и получаешь карту звездного неба. Первые попытки ни к чему не привели, здесь требуется систематический подход. Когда-то услышанная фраза «Солнце на окраине галактики» на практике подарила несколько десятков тысяч вариантов. Хуже того, бортовой компьютер на приказ провести поиск по исходным данным нескольких созвездий огорчил ответом:

— Данная программа имеется только в учебных центрах космической навигации.

— По какому принципу работает бортовая навигационная система?

— Принцип трех свободно дрейфующих навигационных буев.

— Другими словами, вокруг каждой звезды кружатся навигационные спутники.

— Так точно. Вход в необследованные районы допускается по особому распоряжению.

Час от часу не легче. Выходит, в галактике существовала высокоразвитая цивилизация, которая погибла семь с половиной тысяч лет назад. На планетах развивается новая ветвь человечества с приставкой «псевдо». Если это так, то предстоит найти выход из почти безнадежной ситуации. Осталась одна подсказка, компьютеры воспринимают Сергея как своего, без приставки «псевдо». Но почему?

Нет смысла тратить силы и время на восстановление рассыпанной мозаики. Проще установить контакт с теми, кто уже вышел в космос и освоил брошенные корабли предшественников, вот его первостепенная задача. Надо вернуться на Землю, и как можно быстрее. Кто раньше хозяйничал в Галактике — для него абсолютно не принципиальный вопрос.

— Совершаю предпосадочный облет. Швартовка через одиннадцать с половиной минут. Прошу указать причал.

— Ошвартоваться как можно ближе к залу управления. Вывести голограмму повреждений базы.

Объемная карта галактики сменилась видом базы. Взгляду открылась громадина диаметром не менее километра с огромной пробоиной от оружия невероятной мощности. Пятидесятиметровая дыра насквозь пронзила этот гигантский шар.

— Запросить о количестве человек на борту базы.

— Ответ отрицательный, людей нет, иных биологических существ нет.

Интересно, здесь действительно нет пиратов, или они находятся на неподконтрольной территории? Сергей наблюдал за входом в док из вынесенного вперед кресла. Попытки оценить производимые маневры никак не укладывались в логику законов инерции.

— Совмещение гравитационных полей завершено, швартовка закончена. Поздравляю с прибытием, господин адмирал.

— Спасибо за работу, доложить статус корабля.

— Энергоустановка, двигатели и системы управления семьдесят восемь процентов, системы жизнеобеспечения шестьдесят три процента, корпус двадцать три процента, оружие утеряно.

Оба-на! Интересный компот! Техническое состояние требует капитального ремонта, по объему близкого к восстановительным работам.

Сергей, поглядывая на голограмму инструкции, неторопливо надевал скафандр. Вот попал, так попал! Происходящие события отказывались выстраиваться в какую-либо логическую цепочку. Его знания в данной ситуации совершенно бесполезны, но самое плохое в том, что он не может установить контакт с братьями по разуму. Одна надежда на космических пиратов, впрочем, и здесь надо подстраховаться. Сергей ввел через пульт управления поясом временную азимутальную метку, которую зафиксировал на мостике корабля. В случае крайних обстоятельств он сможет телепортироваться и сбежать. Осторожными, даже неуверенными шагами вышел на стапель-палубу и окинул взглядом свой ДНП 3725 ДД. Взору открылось печальное зрелище сплошных дыр и проломов во внешнем корпусе.

— На каком удалении возможна ментальная связь?

— Коммутация с базой завершена, связь возможна в любой точке и на борту любого корабля.

— Внести запись в корабельный журнал о переименовании ДНП 3725 ДД в «Отчаянный».

— Выполнено, благодарю, господин адмирал.

Персональное название всегда было предметом гордости для корабликов малого флота. Что здесь в космосе малый, что большой, определенно сказать невозможно. Со стапель-палубы размеры представлялись как сто восемьдесят метров в длину при тридцатиметровом диаметре. Имя пришло в голову от внешнего вида, ибо только отчаянный отправится в путешествие с такими огромными повреждениями.

Уверенным шагом Сергей двинулся к следующему кораблю, который оказался транспортно-пассажирским судном. Затем дальше, дальше и дальше. Тщетно, доки и причалы занимал давно заброшенный флот. По периметру космической базы стояли танкеры, сухогрузы, экзотические транспортеры и какие-то массдобытчики. Были два пассажира для перевозки людей, только вот искомые пираты прятались в другом месте. Решение пришло неожиданно.

— Запросить у орбитальной станции данные по неизвестному кораблю, похитившему экипаж псевдодаусов.

Должно сработать, должно. Режим пассивного наблюдения — это не сон. Для несведущего человека синонимом пассивного наблюдения является разведчик в засаде или подводная лодка в дозоре. Другими словами, в данном варианте все приборы работают только на прием.

— В системе эпизодически патрулируют корабли из системы Сулафат.

— Цель патрулирования?

— Захват пленных для генных опытов.

Подобный ответ может подразумевать все, что угодно, например, создание всевозможных «ужастиков».

— Корабли базируются на планете или орбитальной станции?

— В качестве базы используется Центр комплектации флота, в частности учебный центр.

— На кораблях только исиды?

— Нет, экипажи собраны из людей различных рас.

— Компьютеры кораблей в активном или пассивном режимах?

— Корабли управляются согласно с правилами флота, исключение составляет техническое состояние.

Итак, все плохо. Пираты всего лишь разбойники морских или космических дорог. С ними можно договориться, ибо изначально целью нападения и грабежей являются деньги. Здесь же ученые-маньяки, которые используют пленников в своих неведомых целях. Сергею не хотелось становиться подопытным кроликом. Если первый раз его не тронули, далеко не факт, что второй раз он не понадобится для каких-либо особо извращенных опытов.

Центральный пульт управления космической базой находился в просторном зале. Посредине возвышался пост начальника, по периметру — около сотни вспомогательных пультов. Все покрыто толстым слоем пыли, освещение включилось в момент входа в заброшенное помещение. Семь с половиной тысяч лет… Разум отказывался воспринимать столь огромный период времени. Но ему надо не только жить дальше, но и найти возможность вернуться домой, к жене, детям и друзьям. И как можно быстрее. Для этого придется использовать ресурсы базы и, если потребуется, разобрать на запчасти саму базу или стоящие у причала корабли.

— Доложить возможность ремонтно-восстановительных работ.

— База сырьевых ресурсов приветствует адмирала Алексеева. Исполнение поставленной задачи возможно при наличии исходного сырья.

— Конкретнее, что есть, чего нет, где можно взять недостающее.

— Ремонтные модули укомплектованы на сто процентов, исходного сырья нет. У причала загружено четыре транспортных корабля.

— Корабли выгрузить и приступить к работам.

— Принято к исполнению, потребность в ресурсах компенсирована на четырнадцать процентов.

— Где можно взять недостающие ресурсы?

— Требуется запустить в работу массдобытчиков.

— Запускай.

— Необходим подготовительный ремонт. Кроме того, для кораблей нет персонала.

То понос, то золотуха. Просто замкнутый круг, да и только.

— Приступить к подготовке одного массдобытчика.

Он здесь один, помощи нет и не может быть, а потерять жизнь проще простого. Придется осваивать управление этой помесью космического корабля с проходческим комбайном. Если угробится, то в попытке найти выход из тупика.

Глава 3 КОСМИЧЕСКИЙ ПЕРВОПРОХОДЕЦ

Любая встреча с новым должна начинаться с изучения инструкции, это непреложный закон, даже в случае управления простым нажатием кнопки. С инструкциями как раз все было хорошо. Пока механические жучки-паучки приводили в порядок массдобытчик, Сергей изучал этот самый механизмокорабль, предназначенный для добычи полезных ископаемых на астероидном поясе. Предстояло усвоить множество весьма экзотической информации от вопросов управления космическим аппаратом до тонкостей шахтерской работы. Затем начались черные будни, восемь часов сна и шестнадцать часов работы. Задание выдавал компьютер базы, который указывал конкретный астероид и количество требуемого сырья. Если в первые дни Сергей перед сном успевал мысленно поехидничать об очередной метаморфозе, в результате которой он из моряка превратился в космонавта, то через месяц он просто падал в кровать и засыпал. Дни летели со сверхзвуковой скоростью за тяжелой трудовой вахтой.

Положительные изменения начались с приятного сюрприза. Во время очередного подхода к приемному бункеру станции прозвучал вопрос компьютера:

— Господин адмирал, вы желаете осуществить разгрузку в ручном режиме или включить автомат дистанционного управления?

Дальше пошли только приятные новости. Восстановление базы не заняло и полугода. Теперь свободное время посвящалось изучению языка Галактического альянса и освоению возможностей самой станции. Вскоре выяснилось, что имеется верфь местного значения, где можно начать изготовление технического флота для нужд базы. Сергей детально разобрался с предлагаемыми типами кораблей и первым делом поставил в ремонт свой «Отчаянный». Правда, компьютер базы долго сопротивлялся, уверяя в неспособности осуществить такой ремонт.

— Ремонтно-строительные стапели не могут ремонтировать военные корабли.

— Насколько я понял, принципиальных различий в конструкции корпуса нет.

— Установленное оборудование для меня неизвестно.

— Руководство и надзор возлагается на компьютер Патрульно-посыльного корабля.

— Кроме того, есть приказ министра обороны, где прямо запрещается ремонтировать военные корабли на гражданских базах.

— В связи с аварийным состоянием ДНП 3725 ДД приказываю немедленно приступить к ремонту. Соответствующую рапортичку отправить по команде.

— Приказ принят, рапортичку отправить невозможно, канал связи прерван.

Сергей уже разобрался с нюансами обычной бюрократической рутины древних хозяев галактики. Топливо на базе не только было, но и производилось. А заправляться могли только корабли технического флота.

Постепенно наладился автоматический режим работы массдобытчиков. Они рабочими пчелками кружились возле базы, а после выгрузки улетали к черным глыбам астероидного пояса. Каждое утро компьютер базы выдавал одно и то же предупреждение:

— Обязан официально предупредить, эксплуатация массдобытчиков без экипажей запрещена.

— Предупреждение принято, продолжить работу.

Это лирика, Центральный пульт управления базой функционировал на все сто. Скромные попытки Сергея разобраться с поступающей информацией и эпизодическими запросами ставили в тупик не только его самого, но и компьютер. Здесь выросла стена полного взаимонепонимания. Единственное, что он смог уяснить, так это необходимость отправлять на планету транспортеры. Оттуда должны поступать на базу биологическое сырье и персонал, включая экипажи массдобытчиков.

Понятное дело, Сергей не собирался полностью восстанавливать работу заброшенной или забытой базы. Перед ним стояла задача вернуться домой, а не реанимировать технологический процесс многовековой давности. Подсказка следующего шага пришла от компьютера:

— Прошу подтвердить отправку ремонтных материалов на Боевую орбитальную станцию Пикок.

— После погрузки корабль поставить к пассажирскому причалу. Я отправляюсь с инспекторской проверкой.

Необходимо оружие. «Отчаянный» не сможет противостоять боевому кораблю, но и выступать в роли беззащитной жертвы он не хочет. По логике вещей, на орбитальной станции должен быть арсенал, возможно даже корабельное оружие. Кроме того, в компьютере просто обязаны храниться данные по типам кораблей и их вооружению. А если повезет, то можно найти «Наставление по использованию оружия» и прочие полезные вещи, в первую очередь информацию о тактике ведения боя. Адмирал он настоящий, да только не космических войск.

Изучение информации в базах данных компьютера орбитальной станции поставило Сергея в тупик. Все не то и не так. Из просмотренных типов кораблей привычно для уха звучал только крейсер, и только по схожести выполнения боевой задачи. Корабль предназначался для длительного дозора и патрулирования, что требовало набора оружия различных типов. Кроме экипажа на крейсере базировался десантный полк в тысячу человек. Как следствие, имелась большая десантная палуба с многочисленными катерами для высадки на планету, досмотра в космосе и прочих, не совсем понятных целей. Ну какой можно сделать вывод из слов: катер типа «Адмиральская звездочка». В Российском ВМФ есть «Адмиральский катер» и «Звезда». В первом случае это рейдовый катер повышенной комфортности, во втором — небольшой боевой корабль.

Находящиеся в памяти компьютера проекты позволяли идентифицировать боевые единицы как ударные, оборонительные и постановщики помех. Сами корабли по своей конструкции представляли собой огромную пушку с двигателем, топливными баками и боезапасом. Экипаж не превышал двадцати человек. Вполне логичное решение, военно-морской флот Земли вынужденно строит крупные корабли. Расстояние между вершинами двух океанских волн составляет 120–140 метров, поэтому длина океанского крейсера или линкора должна превышать данную величину, иначе непрерывная килевая качка не позволит сделать прицельный выстрел. Попытки установить орудийные башни на свободную подвеску закончились провалом. Громоздкая и тяжелая конструкция раскачивалась в карданной подвеске самопроизвольно, в силу собственной инерции. Система стабилизации с электроприводом потребовала огромных шестеренок и сложной кинематики. Идея оказалась нежизнеспособной.

Космический флот имел на вооружении протонные пушки двух типов: плазменные корпускулярные излучатели и спикулы. Излучатели генерировали энергонасыщенный луч с дальностью стрельбы до двухсот тысяч километров. Спикулы стреляли плазменными зарядами до двадцати километров в диаметре и дальностью стрельбы в пятнадцать суток полета огненного шара при скорости в 400 км/с. В качестве боезапаса излучатели использовали дейтерий. Зарядом для плазменных пушек служил тритий, а вот ракет не было совсем, что выглядело достаточно разумно. Если современные американские торпеды не могут догнать русские подводные лодки, вполне вероятно, что и ракета в космосе не сможет догнать боевой корабль.

Получив приблизительное представление о космическом флоте и его боевых возможностях, Сергей отправился на склады арсенала. Там, как сообщил компьютер, хранились два плазменных излучателя и одна пушка. Требовалось оценить визуально размеры этого оружия, после чего принять решение о монтаже на борту «Отчаянного». Информация о том, что пушка стреляла десятиметровыми шарами, а излучатели вели огонь на дальность 35 тысяч километров, для Сергея ничего не говорила, нужны габаритные размеры. Кроме того, необходимо проверить запасы носимого и личного оружия. По учетным спискам в арсенале ничего подобного нет, в то же время были отметки о наличии неучтенного вооружения.

Осмотр складов принес разочарование. Пушку или излучатели в принципе невозможно установить на патрульно-посыльный корабль, не тот размерчик. В небрежно поставленных контейнерах лежало все, что угодно, но только не оружие.

— Произвести ревизию содержимого, имущество разложить, результаты ревизии внести в графы учета.

— Приказ принят.

Сергей какое-то время наблюдал за работой складских автопогрузчиков, затем отправился изучать помещения орбитальной станции. Сейчас уже не установить причину, по которой гарнизон покинул крепость. Но это не результат захвата врагом или массовое дезертирство, люди ушли сами, дав приказ на пассивное наблюдение. Подобное развитие событий оставляло надежду найти оружие в ротных баталерках или каютах.

На осмотр ушла неделя. Палуба за палубой, помещение за помещением — и все безрезультатно. Обедал Сергей на ходу, заказ прилетал на гравитационной платформе, таким же способом доставлялась кровать для отдыха. Увы, осмотр ничего не дал, даже технические палубы и боевые посты были оставлены в надлежащем порядке. Все свидетельствовало за то, что экипаж ушел организованно, после тщательной подготовки. На одном упрямстве Сергей отправился осматривать корабль переселенцев. В каютах и на палубах пыль и мусор многовекового запустения. Большинство предметов осыпалось кучками праха. Приятный сюрприз ожидал на палубе посадочных модулей.

— Сколько человек спустилось на планету?

— Корабль рассчитан на десять тысяч переселенцев, все успешно высадились на континент Кешм.

— По какой причине остались неиспользованные модули?

— Правительство планеты не разрешило посадку промышленных и технических модулей, а также комплексов первопроходца.

— Где находится оружие?

— Эллинги с пятьсот семьдесят девятого по пятьсот девяносто восьмой. Тридцать патрульных бронетранспортеров, двенадцать боевых гравилетов, четыре плазменные пушки.

Вот она, госпожа удача! Осмотр укрепил зародившуюся надежду, габариты позволяли установить на «Отчаянном» сразу три орудия.

Приказав орбитальной станции перейти в режим боевого дежурства, Сергей вернулся на базу и выбрал место для монтажа пушек. После некоторых сомнений решил поставить последний протонный спикул на одном из вновь построенных массдобытчиков. Уж очень хорошо он размещался в носовой части корабля вместо добывающего оборудования. Побудительным мотивом послужили сроки ремонта и переоборудования сильно потрепанного «Отчаянного».

— Выполненные расчеты гарантируют боеготовность через тысячу двести пятьдесят часов.

— Почему так долго?

— Меняется центровка, что в свою очередь требует переноса гравигенератора и изменения несущих конструкций.

Почти два месяца! Сергей не мог просто так тупо ожидать, отсюда и возникла идея переоборудовать массдобытчик. Благодаря второму кораблю за это время можно пройти через несколько звездных систем и попытаться установить контакт с развитой цивилизацией.

Новый корабль получил название «Григорий» по имени шолоховского казака. Бортовой компьютер пополнился необходимой информацией, и в путь. Первые дни Сергей тренировался в управлении оружием. Своим огнем пушка перекрывала переднюю полусферу до угла 137 градусов, другими словами, имелась возможность стрелять по целям позади траверза. Значительным недостатком являлась очень слабая аппаратура дальнего и ближнего обзора. Собственные приборы переделанного массдобытчика были дополнены системами наведения орудия, вот и все. Стремно, но иного выхода нет. Несколько успокаивала необъяснимая способность компьютеров устанавливать взаимный контакт на весьма значительном расстоянии.

Пошла череда звездных систем, и почти в каждой имелись населенные планеты, порой даже две или три. Некоторые обжитые миры имели на своих орбитах боевые станции. Иногда встречались автономные базы, но люди не выходили в космос, а космические станции выглядели давно забытыми и заброшенными. Впрочем, встречались звезды без единой планеты, как встречались внешне пригодные для жизни планеты, но без явно выраженных следов цивилизации. Первая встреча произошла на двадцатый день:

— В системе находится обитаемая сырьевая база.

— Уточнить статус базы.

— Выполнение производственной программы в автоматическом режиме.

— На борту люди? База под внешним управлением?

— Псевдоисиды, в управление не вмешиваются, обеспечивают сырьем и вывозят готовую продукцию.

Кто такие псевдоисиды? Вероятнее всего, еще одна из галактических рас. Важно другое, люди сумели обойти кордон автоматики и приспособили базу для своих нужд. В любом случае контакт с ними будет полезен. Коль скоро они вышли в космос, то могут знать о Земле или дать «адресок» тех, кто совершает более дальние космические полеты.

Однако контакта не получилось. Неожиданно черная пустота космоса замерцала желтовато-оранжевыми вспышками.

— Три корабля, курсовой угол плюс сорок, склонение минус шестьдесят пять, удаление десять тысяч, огонь из плазменных пушек на поражение.

— Режим уклонения по программе номер три, активировать орудие.

Теперь траектории полета «Григория» могла позавидовать пьяная муха. Вместе с тем все изменения курса автоматически учитывались системой управления огнем.

— Цель групповая, режим огня две девятки.

Аппаратура не позволяла детально рассмотреть атакующие корабли, зато было хорошо видно, как выпускаемые ими трассы огненных шаров уходят далеко в сторону. Вот раздались чмокающие звуки бортовой пушки. Яркие точки плазмы очертили вокруг врага кольцо, затем второе, после чего стало понятно — огонь ведется не в конкретную цель, а описывается спираль, в центре которой находятся атакующие корабли.

Противник слишком поздно понял смысл ответного огня. Любой маневр уклонения приводил в зону поражения, ибо на них стремительно надвигался плазменный конус. Тем не менее экипажи предприняли попытку выйти из-под удара. На двадцать второй секунде расцвел цветок первого взрыва, затем еще и еще. Вскоре четыре гигантские бабочки расправили яркие крылья космического пламени. Красиво и поучительно. Сергей поздравил себя с верно выбранной тактикой и поставил вопросик по поводу четвертого корабля, который проявился только собственной гибелью.

— Приказ сырьевой базе: остановить производство без нарушения технологических процессов.

— Исполнение подтверждено.

— Системы жизнеобеспечения персонала выключить, освещение выключить, перейти в режим учебной пожарной тревоги.

Ну что же, не хотят по-хорошему, заставим сотрудничать методом грубого насилия.

Бома Джидер бежал по коридорам. Гибель четырех патрульных кораблей требовала срочной подготовки к отражению прямой атаки на базу. Это не первый случай, попытки отобрать у него космический завод случаются регулярно, порой по два раза в год. Десять лет назад торговый дом Алоа атаковал и разгромил корабли охранения. Космический бой длился почти сутки, тогда он потерял все три корабля против пяти у врагов. Но высадившийся на базу десант перебили, всех, без малейшего сожаления. Никто не должен знать о хитроумных засадах и сюрпризах, которые гарантируют неприступность семейной крепости. Неожиданно погас свет, следом с тихим шелестом закрылись бронированные двери. Еще не осознавая происходящее, Бома Джидер услышал глухой звук гидравлики, это дожиматели ставили дверь в положение полной герметичности.

В наступившей кладбищенской тишине слышались далекие поскрипывания входящих в гнезда дверей. Дайфур, Нимейри и Куш тревожно оглядывались в сторону черного зева основного входа.

— Произошло невероятное, никто и никогда не слышал историй о подобном самоуправстве космических фабрик.

— Что мы знаем? Привозим руду и продаем полиметаллы и пластик. На станции авария.

— Сначала неизвестный корабль уничтожил наше охранение, затем станция прекратила подачу энергии и закрыла все двери.

— Она защищается от неведомых врагов.

— Ты думаешь, что прилетел корабль тольтеков?

— О чем ты говоришь? Многие тысячелетия о них ни слуху ни духу. Мы их уничтожили.

— Или они нас. Где наш флот? Мы даже не можем управлять своей семейной фабрикой.

— Производство не рассчитано на управление человеком. Компьютер нам подчиняется, мы смотрим фильмы и учим своих детей.

— Лучше скажи, как будем защищаться?

— Никак, энергии нет, пушки бесполезны. Нас просто убьют.

— Зато врагам не прорваться вовнутрь.

— Толку-то с этого? Наши братья и сестры заперты.

— Враги улетят, и двери откроются.

— Будет намного хуже, если они начнут штурм и плазмой вышибут двери.

В этот момент звезды накрыла тень неизвестного корабля с огромной пушкой. Дайфур, Нимейри и Куш замерли, опасаясь не только пошевелиться, но и дышать.

Сергей не рискнул заходить на швартовку. Компьютер не смог определить наличие оружия, а переданная картинка ничего не объясняла. Как выглядит плазменный пулемет или автомат? Да как угодно. Более того, у всех в руках были различные предметы, которые при контакте могут оказаться неведомыми излучателями, и так далее. Ладно, нечего выжидать, лидер космических поселенцев идентифицирован. По сообщению компьютера базы люди здесь живут непрерывно. За последние семь с половиной тысяч лет они организовались в семейный клан, главой которого являлся Бома Джидер. По многовековой традиции он называется Президентом торгового дома. Все жители анклава говорят на искаженном языке Галактического альянса, который Сергею уже вполне понятен, ибо язык альянса он уже освоил. Получив доклад компьютера о выполнении приказа, он активировал телепорт.

Бома Джидер со страхом смотрел на двух огромных металлических пауков, никто никогда не видел таких чудовищ на его фабрике. Метр высотой и два метра в ширину, они загнали его в угол и злобно шевелили жесткими усиками. Под потолком висела гравиплатформа с мощным прожектором, заливая все слепящим светом. Но Бома зажмурился не от света, его сковал ужас. При каждом касании чудовища он непроизвольно вздрагивал всем телом в ожидании неминуемой гибели.

— Что вы делаете на моей базе сырьевых ресурсов?

Вопрос повис в тишине, прерываемой всхлипываниями перепуганного главы торгового дома.

— Я не слышу ответа!

Наконец до разума почтенного Джидера дошло, что с ним кто-то грозно разговаривает.

— Не убивайте меня! Прошу вас! Я вам все отдам, только пощадите!

— Как ты можешь отдать то, что тебе не принадлежит? Это моя база.

— Забирайте все, только дайте возможность улететь моей семье.

— Ты не понимаешь моих слов? Здесь все мое, и твое согласие не требуется.

Бома Джидер совладал со страхом и открыл глаза. Невероятно! Позади чудовищ стоял человек с белой кожей! Из школьной программы компьютера он знал о существовании расы белокожих людей. Они жили где-то далеко, на другом краю галактики, но здесь их никогда не встречали.

Осознав, что никто не собирается его убивать, Бома Джидер сел на палубу. Надо успокоиться, если пришельцы начали переговоры, то следует давать продуманные ответы, постараться выторговать для себя приемлемые условия капитуляции.

— Это наша родовая фабрика, вы не имеете права называть ее своей собственностью.

— Да ну! Если так, то прикажи включить свет или расскажи, что находится за твоей спиной.

Ни того, ни другого Бома сделать не мог, и никто другой из семьи не мог этого сделать. Более того, все прекрасно знали о смертельной опасности, которая ожидала человека за пределами жилых помещений. Любой, кто ухитрялся проникнуть в производственные отсеки, бесследно исчезал.

— Пошли — приказал незнакомец.

Загорелось освещение, но открылись совсем другие двери. Бома никогда не ходил по этим коридорам, не знал о существовании странных залов и кабинетов с непонятными пультами управления.

Когда вошли в Центральный операционный зал, Сергей предложил своему пленнику сесть в любое удобное кресло. Глава торгового дома потоптался, затем выбрал самое удаленное место.

— Вывести суммарные данные по вывезенной продукции за период нахождения на борту псевдоисидов. Копию на корабль и голограмму в зал.

Увидев развернувшуюся таблицу, Бома сначала вздрогнул, потом опустил глаза. Он понял, что пришелец безмолвно общается с его фабрикой.

— Почему у вас такая маленькая выработка?

— Что? Вы о чем меня спрашиваете?

— Сколько у вас массдобытчиков?

— Двадцать восемь, и они работают круглосуточно.

Вот и ответ, стараясь повысить добычу и переработку руды, клан не давал базе шанса на ремонтные работы. Износ оборудования принял необратимый характер. Пора переходить к главным вопросам.

— По каким звездным системам вы развозили свою продукцию?

— И я, и мои предки торговали на Центральной точке.

— Где находится эта точка?

— Если по прямой, то в трех днях пути, но мой транспорт всегда путает следы и заходит с другой стороны, что удлиняет дорогу на два дня.

— Вы не пускаете в систему чужие корабли?

— Конечно, иначе начнется непрерывная война. Слишком много желающих получить работоспособную фабрику.

Логично, все было мирно и спокойно, пока «Григорий» шел своей дорогой. Стоило изменить курс на базу, как последовала атака. Разумная предосторожность в мире, где на первом месте право сильного.

Сергей сменил таблицу выработки на голограмму галактики. Бома Джидер уверенно ткнул пальцем в символ, который при увеличении напоминал стопку разноцветных тарелок.

— Двести шестьдесят первый галактический транспортный узел, — последовало пояснение компьютера.

«Какая вопиющая безалаберность!» — подумал Сергей, внимательно рассматривая пройденный на «Григории» путь. Стоило увеличить голограмму, как на орбитах звезд появлялись различные объекты, а компьютер пояснял суть того или иного искусственного сооружения. Двадцать дней движения в никуда, корабль прошел мимо большого количества всевозможных баз, станций и центров. Если люди осуществляют межзвездные полеты, то, вполне естественно, используют соответствующие объекты.

Вспыхнувший свет сильно ударил по глазам. Проморгавшись, Дайфур, Нимейри и Куш оторопело смотрели на пилоны стапель-палубы, где совсем недавно стояли двадцатидвухмиллиметровые автоматы и контейнеры с тритием. Это были их боевые посты, куда они бежали для отражения вражеского десанта. Все бесследно исчезло.

— Бежим к Президенту, надо немедленно сообщить о пропаже!

— Быстрее, противник мог прорваться на фабрику с другого входа.

Бома Джидер сидел в своем кресле и равнодушно наблюдал, как в зале совета собираются члены семьи. В ответ на попытки докладов или встревоженные вопросы молча указывал рукой на ряды стульев. Не дожидаясь, пока взволнованные люди рассядутся по своим местам, встал со своего кресла:

— Братья и сестры, это был разведчик древних.

Последнее слово прокатилось по залу многоголосым эхом. Как можно сомневаться в существовании древней цивилизации, если сам живешь на созданной их руками фабрике? Но все давно свыклись с мыслью о беспричинном исчезновении предтеч. По всему космосу разбросаны всевозможные станции и заводы, у причалов стоят исправные корабли, но самих предшественников никто и никогда не видел.

— Как они выглядят?

— Я разговаривал с белокожим, но он сказал, что среди них есть и черные, и красные, и желтые.

— Что они хотели?

— Сказал, что мы неправильно эксплуатируем фабрику, производство загружено на один процент.

— Откуда узнали? Вот так просто пришли и сказали?

— Меня провели к центральному пульту, я своими глазами видел графики работы за последние семь с половиной тысяч лет.

— Ради этого они прилетели сюда с неведомого края галактики?

— Корабль летел по своим делам. Мы на них напали, вот они и решили посмотреть на самозванцев.

— Даже не стали нас наказывать?

— Ты мало просидел взаперти без света? Они без труда остановят фабрику с любой точки галактики, еще откроют шлюзы, и мы сдохнем без воздуха.

— Если древние такие добрые, попросил бы помощи, оружия или денег.

— Два плазменных автомата у нас забрали. А помощь, да, фабрика через месяц сделает нам четыре новых массдобытчика и один транспорт.

— Вот жадины! Могли бы дать и больше, им же это ничего не стоит!

— Еще дал координаты четырех точек, это позволит нам держать более выгодные цены.

В зале поднялся гвалт. Одни благодарили древних за милосердие и помощь, большинство обвиняло в жадности и безразличии к судьбам брошенных на произвол судьбы людей.

Бома Джидер не сомневался в случайности встречи с кораблем древних, как и не сомневался в неизбежном продолжении знакомства. Они что-то ищут, и их осталось мало, следовательно, попросят помощи и щедро за это заплатят.

— Нимейри, подойди ко мне.

— Они забрали два скорострельных автомата.

— Я знаю, фабрика исполняет все их приказы. Поставь массдобытчики в доки шестнадцать — тридцать девять, остальные переоборудуй в патрульные корабли.

— Ты хочешь прекратить добычу руды?

— Во-первых, мы давно добываем пустую породу.

— Мы ходим к тем астероидам, где работали прадеды наших прадедов.

— Не спорь, лучше посмотри на это.

Правая рука, помощник и наследник Джидера взял тонкий листок, где были красиво нарисованы все астероиды.

— Что это? Где ты это взял?

— Центральный компьютер распечатал по приказу древнего. Здесь отмечена очередность разработки астероидов.

— Это надо им или нам?

— Думаю, что нам. Неожиданная встреча чем-то их заинтересовала.

— В таком случае мы должны потребовать большего. Пусть дадут еще одну фабрику, хорошее оружие и синтезаторы.

— Зачем?

— Ты смеешься? Почти все наши деньги уходят на продукты, одежду и оружие.

— На эту просьбу он ответил: «Вы начнете войну с другими кланами и погибнете, столкнувшись с более сильным врагом».

— С нами считаются на Центральной точке… Наверное, они правы, ты не спросил место сильного клана?

— Это не клан, а планеты, где люди способны выходить в космос.

— Только корабли адмирала Убанги могут садиться на планеты.

— Мы знаем только тех, кто торгует на Центральной точке номер двести шестьдесят один.

— Этот номер тебе сказал древний? Мог и обмануть.

— Компьютер показал ему номер точки, я и запомнил.

— Они полетели туда? Ты узнал их планы?

— Своих планов они не раскрыли, но Центральная точка заинтересовала, через месяц узнаем новости.

Бома Джидер собрал диспетчерский совет, где сразу начались бурные дискуссии. Одни не хотели менять многовековые традиции по добыче руды, другие не соглашались с постановкой кораблей в ремонт, третьи составляли список требований к древним.

Сергей валялся на диване в салоне отдыха экипажа. Новая встреча еще раз подчеркнула бестолковость его метаний по космосу. Вот сейчас его спасли только общие навыки морского офицера. Требуется четко разработанная методика поиска развитых цивилизаций, в первую очередь тех, которые в результате неведомого катаклизма остались в космосе. «Григорий» двадцать суток летел мимо всевозможных космических объектов, упуская шанс получить желаемую информацию. Выбранная им тактика получения информации оказалась опасной. Вход в неизвестную планетарную систему может быть закрыт патрульными кораблями. Сейчас он вышел победителем, а в следующий раз что? Нет никакой гарантии собственной безопасности, спонтанные поиски могут закончиться очередным взрывом, только уже его корабля.

Двести шестьдесят первый галактический транспортный узел поразил невероятными размерами. Он действительно выглядел, как стопка тарелок, где кромка выполняла функцию причалов, доков и пассажирских терминалов. Хотя вокруг космического монстра не было никакого движения, его исправность не вызывала сомнений. Ярко горели огни, весело перемигивались красные габариты, призывно разгорались и гасли зеленые указатели свободных терминалов.

— Запросить общий статус.

— Станция в режиме автоматической работы.

— Наличие людей?

— Тысяча двести тридцать восемь человек, из них тысяча сто восемьдесят семь проживает постоянно как беженцы.

— Сколько кораблей у причалов?

— Четыре корабля пришли для торговых операций, сорок девять бесхозных, один в особом режиме постоянной готовности.

Так, уже интересно. Значит, существует некий босс или группа лиц, которые правят станцией и не совсем уверены в собственной безопасности.

— Сколько кораблей в режиме внешнего управления?

— В данном состоянии находятся все корабли.

— Сколько из них имеет вооружение?

— На всех установлены пушки, некоторые имеют оружие неизвестного образца.

— Приказываю, корабль постоянной готовности перевести на штатное управление. По готовности вылет в систему Пикок и швартовка к орбитальной боевой станции.

— Приказ принят к исполнению.

— Сообщить расу находящихся на станции людей.

— Двадцать восемь псевдодаусов, остальные псевдоисиды.

— Почему не работают стационарные телепорты?

— Ручная блокировка из каюты начальника галактического транспортного узла.

— Выдать на ККЦ координаты каюты.

Сергей проверил ввод данных, затем вывел голограмму телепортов. Вот он, ключик для поиска обратной дороги! Мысленно развернул картинку так, чтобы она выглядела такой, как на палубе яхты короля Карла Третьего. Да, это шанс, надо совместить голограмму с картой галактики, после чего поиск Земли не займет много времени, ведь место Центрального госпиталя Второго флота Номаркии имеется на карте. Останется по ходу дела соединить остальные символы телепортов.

Активировав телепорт, Сергей оказался в рабочем кабинете начальника галактического транспортного узла. В центре голограмма станции, в стороне другая картинка, где светились лучи основных маршрутов. Чисто и аккуратно, как будто уборщица только что вышла. Посреди стола прах какой-то записки.

— Что было написано?

— «Я заблокировал станцию телепортации, мясники флаг-адмирала Астарда с остатками флота захватили 312-й узел и вскоре будут здесь. Мы не в силах остановить безумное кровопролитие, массовую бойню ни в чем не повинных людей. Можете назвать нас малодушными предателями, но персонал транспортного узла принял решение эвакуироваться и просить убежища на одной из планет хананеев».

— Эскадра флаг-адмирала Астарда захватила станцию?

— Флаг-адмирал Астард героически погиб в бою с кораблями тольтеков.

— Тольтеки выиграли сражение?

— Погибли оба флота, победителей нет.

Безумная война до полного уничтожения? Кровавые акции усмирения собственного населения? Похоже, что так.

Однако перед ним совсем другая задача, где история «древних» — пустая трата времени. Сергей принялся изучать положение дел на бывшем транспортном узле. Просто так пойти по коридорам — почти стопроцентная вероятность нарваться на неприятности. Здесь живут негры и несколько индусов, а он белобрысый белый человек. Обязательно прицепятся, хотя бы из досужего любопытства. Первым делом он вывел картинки с камер наблюдения в коридорах и увидел полицейские патрули. Черная форма с символом солнца и шевроны воинского звания, на груди оружие — уже виденные в руках «амазонок» четырехствольные карабины.

— Что за оружие в руках у полицейских?

— Служба охраны вооружена парализаторами.

— Почему четыре ствола?

— Данная схема позволяет одним выстрелом накрыть весь сектор возможного перемещения преступника.

— Какова дальность выстрела?

— Поражение на удалении до тридцати метров, обойма на десять выстрелов.

— Имеется ли другое оружие?

— Законы Галактического альянса запрещают псевдорасам владеть оружием.

— Но они владеют оружием.

— Один синтезатор переведен на внешнее управление.

— Где он находится?

— Синтезатор входит в стандартное оборудование каюты класса экстра-люкс, которая предоставлена адмиралу Убанги.

Вероятнее всего, этот адмирал правит балом, и «хитрый» корабль также принадлежит ему.

Чего нельзя делать, так это спешить. Сергей изучал станцию шаг за шагом, жилые помещения, ангары и «рыночную площадь». Общая картина сложилась практически сразу. Беженцы не имели доступа в служебные и технические помещения и не пытались туда пробраться. Они освоили только доступные для пассажиров палубы и каюты, но освоили очень разумно. Создали там поля и фермы, где выращивали урожай и разводили домашний скот, имелись даже бассейны с рыбой и раками. По косвенным данным, корабли адмирала Убанги посещали некие планеты. В некоторых ангарах хранились зерно и корм для скота. И имелись рабы! Два помещения были переоборудованы под тюрьмы, где сидели взаперти молодые мужчины и женщины.

Структура рыночной площади могла обмануть только дилетанта от торговли. Все принадлежало адмиралу Убанги, любые товары были его собственностью. Постоянные жители покупали еду и необходимые для себя вещи в совершенно ином месте. Прибывшие на кораблях торговцы отдавали «таможне» свой груз, получая взамен пластиковые жетончики. Затем начиналась торговля, покупатели подыскивали нужные для себя вещи и пытались сбить цену. «Продавцы» морочили им голову, стараясь как можно быстрее выудить все пластиковые жетончики. «Таможенники» тащили привезенное сырье в специальный ангар, откуда оно небольшими партиями поступало в каюту адмирала. Дальше ручная загрузка синтезатора, ввод кода — и получи желаемую вещь. Те, кто жил в каюте Убанги, не выходили дальше коридора, другая часть персонала имела доступ не дальше специального ангара. Само хранилище было разделено на отсек сырья и отсек «готовой продукции».

Торговые и социальные отношения мало интересовали Сергея. Его целью стал адмирал Убанги, который мог ответить на важный вопрос о местоположении Солнечной системы. Для правильной постановки разговора требовалось изучить характер и жизненные ценности этого человека. Склонность к обману или насилию, сдержит ли он слово, способен ли к сотрудничеству или личные амбиции давно поглотили здравомыслие. Наблюдение должно дать ответы на эти вопросы. Достаточно быстро прояснилась ситуация с находящимися под запором людьми. В прямом смысле слова это были не рабы и рабыни, а генофонд для космических станций. Правда, сами носители генов покинули планеты вопреки своему желанию.

Истинное лицо адмирала Убанги и жителей транспортного узла открылось на пятый день наблюдений, когда к причалам подошел транспорт в сопровождении трех кораблей охранения. К правителю прибежал гонец, и Сергей стал свидетелем зарождения драмы.

— Господин адмирал, они снова привезли золото, семьдесят восемь тонн золота!

— На станции остались прочие торговцы?

— Два корабля с обычными металлами.

— Сколько всего человек?

— Почти две сотни.

— Бьем всех!

— Слишком много, оружия у них нет, но все с ножами. Могут положить десяток наших, а то и больше.

— Отведи одну группу покупателей на свиноферму, другую в коровник.

— Все же знают, что мы не продаем скотину, уж скольким отказали.

— Скажи, что у нас проблема с товаром, мы вынуждены продать скот. Необходимо разделить это быдло на три части.

— Все понял, сделаем в лучшем виде!

Сергей с тревогой наблюдал, как хозяева станции приготовили оружие и с безмятежным видом ожидали условного сигнала. Одновременно с этим причалы покинули два вооруженных корабля. Они отошли на достаточное удаление, после чего заняли позиции на случай перехвата возможных беглецов. Надо бы вмешаться, помочь приговоренным к смерти людям, но как? Он безоружен, для хозяев и гостей в равной степени будет врагом, прибьют не одни, так другие. Дальше была бойня. Не ожидавших нападения людей сначала расстреляли из парализаторов, затем обездвиженные тела сбросили в приемники утилизаторов.

Все, нет смысла терять время, пора действовать.

— Когда будет завершен ремонт корабля, который стоял в постоянной готовности?

— По графику окончание работ через двенадцать суток.

— Установить тип корабля.

— Дальний разведчик Департамента освоения новых планет.

— Перевести корабль в недоступный для беженцев ангар, после чего продолжить ремонт.

Исчезновение заметили менее чем через час. Что тут началось! Вопли на грани истерики закончились казнью пятерых человек, после чего причалы станции покинули семь кораблей. Погоня быстро исчезла в черной бездне космических глубин. Сергей зафиксировал направление и приступил ко второму этапу. Дверь технического обслуживания открылась совершенно бесшумно, пленники вскрикнули от необычного вида вошедшего. У него была белая кожа!

— Тихо, без шума и топота выходим через дверь, вещи оставьте здесь.

Для осознания этих слов потребовалось несколько минут, после чего мужчины дружно ломанулись из камеры.

— Погодите, не спешите. Надо забрать женщин.

— Господин, вы знаете, как их освободить?

— Кто знаком с пленными девушками?

— Мы все из одной деревни.

— Хорошо, я открываю дверь, а вы постарайтесь быстро и без шума вывести пленниц в технический коридор.

С этими словами Сергей приложил ладонь к сенсору, после чего сделал шаг в сторону.

Девушек вывели быстро, но очень шумно. Женщины не смогли сдержать эмоций, стены тюрьмы задрожали от радостного визга. Уйти успели благодаря отсутствию охраны. Пока бдительные жители станции сообщили патрулю, пока сбегали за ключами, Сергей вывел пленников на другую палубу, в столовую для технического персонала. Первым делом заказал всем по двойной порции обеда, сам ушел в комнату бытового обслуживания. Пришлось долго повозиться с неизвестной аппаратурой, в конце концов, он добился результата с помощью центрального компьютера и краткого обучающего курса для бестолковых новобранцев. Впрочем, в задержке был неоспоримый плюс. За время его отсутствия бывшие пленники успокоились, поели и успели обсудить неожиданные изменения в своей судьбе.

Возвращение своего спасителя бывшие пленники встретили дружным молчанием. Оно и понятно, зависимость никуда не делась, а перспективы перешли в разряд полной неопределенности. Плюс ко всему непрошеный помощник был белокожим, человеком не только иной расы, но и неизвестных жизненных традиций. А вдруг он людоед? Не начиная разговор, Сергей вывел на экраны картинки с камер наблюдения. По всем доступным уголкам станции шел тщательный поиск беглецов. В глаза бросались суетливые метания и отсутствие организации настоящей облавы.

— Вы с какой планеты?

— Мы из деревни Большие Черепашки, а планету называют Альфар. Старейшина обменял нас на железо.

— Вы с кем-то воюете?

— Звери совсем обнаглели, вытаптывают поля, убивают людей и скотину. Деревня заключила честную сделку, мы не в обиде.

— Если так, вам лучше вернуться обратно.

— Нет, с нами обращались хуже, чем со скотиной, и в деревню нельзя, мы нарушили слово старейшины.

Сергей вывел карту галактики и увеличил звезду Альфар. На орбите вращались шесть планет, из них только одна обитаемая.

— Подождите две недели, я постараюсь вас высадить в другом месте.

— Лучше заберите нас с собой, Альфар не самое лучшее место в галактике. Нас ждет смерть или от зубов хищников, или от голода.

— Хорошо, телепорт вас перебросит на сырьевую базу, а там разберемся.

Загрузив беглецов сухим пайком и рюкзаками с комплектом новобранца, Сергей привел людей к телепортам. Для начала провел подробный инструктаж на тему: что такое хорошо, а что смертельно опасно. В лучшем случае он вернется на базу в системе Пикок через месяц. Бывшим крестьянам предстояло это время сидеть тихо и ничего руками не трогать. Компьютер станции потребовал приказ с записью в вахтенный журнал. Любой, даже разовый, переброс группы псевдоисидов противоречит законодательству Галактического альянса. Знакомый с военной казуистикой, Сергей сделал требуемую запись. Простенький запрос о срочной телепортации пленных. Мотивация — они обладают важной информацией о планете Альфар.

Со стороны работа телепорта выглядела весьма эффектно, яркий столб света с переливами, как северное сияние, и легкий запах озона. Что же, пора еще раз озадачить «владыку», после чего вступить в контакт.

— Синтезатор в каюте адмирала Убанги обесточить!

— Приказ противоречит штатной комплектации кают класса «экстра-люкс».

— Синтезатор в руках псевдоисида и работает под внешним управлением. Подобное попустительство является преступлением.

— Приказ выполнен. Подлежит ли псевдоисид выселению из каюты «экстра-люкс»?

— Решение будет принято после личных переговоров.

— Вы опасаетесь агрессии со стороны псевдорасы?

— Вероятность агрессии с последующей атакой на станцию находится в красной зоне.

— Принято, станция переведена в режим готовности.

— Доложить статус стационарных средств подавления беспорядков в общих помещениях.

— Штатные посты демонтированы, дистанционное воздействие невозможно.

— Какой статус противопожарных дверей?

— Система локализации пожара демонтирована.

— Программе обеспечения безопасности станции объявляю несоответствие.

— Когда приступить к устранению недостатков?

— Ждать особого приказа, восстановительные работы могут вызвать направленные на станцию агрессивные действия.

Адмирал Убанги заметил отключение синтезатора только через два дня. Последовали короткое разбирательство и казнь десятерых человек. Затем пришли индусы и принялись задумчиво ковыряться отвертками. Было видно, что ребята встречаются с синтезатором не в первый раз. Удобный случай, можно переговорить и с индусами, и с адмиралом Убанги.

Для пассажиров высококлассных круизных лайнеров экипаж всегда невидим. Почти никто не знает, что на одного пассажира приходится два члена экипажа. Публика видит официантов, оркестрантов и пассажирских помощников с золотыми галунами. Как правило, старшего пассажирского помощника воспринимают как капитана. На самом деле капитан, его офицеры и экипаж никогда не появляются на палубах праздношатающейся публики. Они работают, круглосуточно выполняя свои рутинные функции. Для досужих разговоров капитан может выделить не больше времени, чем водитель городского автобуса. В то же время каюты пассажиров требуют надлежащего ухода. Здесь не только ежедневная смена белья. Регулярно осуществляется целый комплекс проверок от состояния лампочек над кроватью до исправности аварийно-спасательного имущества. Дабы экипаж не мелькал перед глазами пассажиров, существуют специальные коридоры, лифты и двери. Именно таким путем Сергей отправился на решающую встречу.

Дорога из каюты начальника галактического транспортного узла до каюты адмирала Убанги заняла не более десяти минут. В плане сначала разговор с индусами, как с явно выраженными специалистами, затем «мирные» переговоры с начальником станции.

— Здравствуйте, господа, — войдя через дверь техперсонала, сказал Сергей.

Индусы резко повернулись, буквально мгновение рассматривали вошедшего, затем в их руках появилось оружие и вразнобой ударил залп плазмы. Изумрудным облаком вспыхнул кокон силовой защиты. Удивляться неожиданно возникшему охранному полю было не время, нападающие вели непрерывный огонь, через пару секунд к ним присоединился Убанги. Больше рефлекторно, чем осознанно, Сергей перекатился за спину боссу и в положении лежа нанес ногой удар в ахиллесово сухожилие правой ступни Убанги. Вставая, обхватил его руками и врезал коленкой в копчик.

— Обесточить станцию, включая служебные помещения.

— Приказ выполнен.

В этот момент спину обожгло огнем — в голове калейдоскоп воспоминаний и как бы отстраненное восприятие самого себя.

— Станцию разгерметизировать, системы жизнеобеспечения выключить, перейти в режим отражения атаки.

Удерживая сознание концентрацией силы воли, Сергей активировал аварийный телепорт.

Глава 4 РЕШАЮЩИЙ ШАГ

Последний приказ был уже в «зале прилета» Центрального госпиталя орденов Мужества и Славы Второго флота Номаркии:

— Пленного изолировать, держать без права самостоятельного передвижения.

Держась руками за стену, Сергей упал на колени — тело переполнено болью, перед глазами мерцающие тени. Борясь с головокружением и захлебываясь собственной кровью, начал медленно подниматься на ноги. Предстоит войти в лифт и добраться до лечебного кабинета. Неожиданно его подхватили чьи-то ласковые руки, послышался успокаивающий шепот, и он почувствовал нежные прикосновения к разрываемому болью телу. В памяти всплыла давняя история вручения ордена Красного Знамени. Награждал командующий Северным флотом, затем застолье в кабинете замначальника штаба. Тогда молодой каплей напился до беспамятства и был доставлен домой на адмиральской машине. Его встретили такие же ласковые руки жены, а утром, увидев приготовленный для него праздничный стол, он дал себе зарок в отношении спиртного быть максимально сдержанным.

Очнулся Сергей на лежаке медицинского кабинета. Сел, осмотрелся по сторонам — по сравнению с предыдущим кабинетом, здесь оказалось совершенно иное оборудование, само помещение было более просторным, с многочисленными приборами и устройствами.

— Как ваше самочувствие, господин адмирал?

Сергей прислушался к своим ощущениям, повел плечами, прогнулся, затем присел.

— Вроде бы хорошо, никаких болевых ощущений.

— Медицинского персонала в Центре нет, поэтому обсуждение результатов и восстановительные процедуры пройдут по схеме последнего аналогичного лечения.

— Не возражаю, сколько дней я лежал?

— Лечебно-хирургический процесс длился двенадцать суток.

— Что с пленником?

— Согласно вашему приказу, изолирован без права самостоятельного передвижения.

В «милой беседе» с компьютером Сергей набросил больничный халат и перешел в соседний кабинет. Несколько столов, пара десятков кресел и атмосфера нравоучительных нотаций.

Стоило сесть в ближайшее кресло, как комната растворилась в голографической картине. В центре застывший «мультяшный» силуэт, в нескольких метрах справа группа склонившихся индусов. Вот фигура сделала два шага, рабочие развернулись и почти синхронно достали из кобуры пистолеты. Прежде чем «мультяшка» начал движение, каждый из них успел сделать по три выстрела. Затем последовал нелепый прыжок с перекатом, во время которого индусы не сделали ни единого промаха. В финале — забавные дрыганья ногами, силуэт обхватывает руками адмирала Убанги, а сзади вбегают пятеро охранников. Минутное замешательство заканчивается включением карманных фонариков и расстрелом фигуры почти в упор.

Сергей нервно поежился, со стороны его действия казались не просто нелепыми, а откровенно идиотскими. Но вот картинка вернулась в исходное положение, силуэт пантерой прыгнул прямо на склонившихся индусов. Сам прыжок напоминал старт пловца, только здесь «мультяшный герой» сбил с ног почти половину врагов, мягко приземлился на руки и нанес ногами три сильных удара. Последовала группировка, фигура выпрямилась с двумя пистолетами в руках, серия выстрелов с двух рук, разворот — и входящий адмирал Убанги встречен прицельным огнем. Разворачивающиеся действия завораживали динамикой точно выверенных движений. Снайперские выстрелы отсекли вошедшего от двери и заставили упасть. Снова бросок, удар локтем в позвоночник, наручники — и телепортация.

«Разбор полетов» настолько поразил Сергея, что он пропустил начало нравоучительного монолога. Компьютер явно копировал чей-то голос:

— …из чего следует необходимость дополнительного развития важных мышечных групп. Стратегия и тактика рукопашного боя не соответствует воинскому званию. Заключение, адмирал Алексеев должен пройти трехнедельный курс спецподготовки с применением генно-ментальной коррекции.

С губ уже были готовы сорваться слова возмущения. Он не адмирал «Морских котиков», для него ловкое махание руками и ногами совсем необязательные навыки. Но тут компьютер скопировал другой голос:

— Одной из причин обширных повреждений организма является недостаточная функциональность форменной одежды. Предлагаю добавить в комплект обмундирования биоактивное белье с танталовой наночешуей и пентогалогеновым отражением.

— Предложения приняты, — раздался высокий женский голос. — Какие просьбы у больного?

Какие могут быть просьбы, если в принципе ничего не понимаешь? Впрочем, почему нет, это тоже может быть просьбой.

— Сложившаяся ситуация является следствием неудачного боя, закончившегося потерей корабля. Прошу добавить соответствующий курс обучения.

Вопреки ожиданиям ответ прозвучал сразу:

— Ваша просьба принята, реабилитационная спецподготовка продлевается до четырех недель, обе программы легко совместимы. До свидания, больной.

Сергей некоторое время сидел неподвижно, затем встал и направился в свою каюту. Увиденное и услышанное выходило за рамки традиционного понимания, но коль скоро он изначально находится в месте совсем других возможностей и технологий, надо использовать случай с максимальной выгодой.

Каюта встретила готовым обедом и стопкой одежды на тумбочке возле изголовья. Сергей взял в руки пояс:

— ККЦ новый или после ремонта?

— Повреждения незначительны, произведена частичная замена микроблоков, блок памяти сохранен.

Память! Пояс имеет собственную память!

— Отправная точка первого переноса сохранена?

— Ваш первый пояс утилизирован. Находящаяся в нем информация, как и отправная точка телепортации не подлежали идентификации или восстановлению.

Жаль, очень жаль, рухнула еще одна надежда.

— Через два часа вам надлежит прийти в процедурный кабинет для внутримышечных инъекций.

— Мне введут стероиды?

— Использование стероидов бесполезно, кроме этого, они разрушают печень и негативно воздействуют на предстательную железу.

— Так что же мне введут?

— Биотехнологические инъекции для адекватного развития мышечных групп.

В воображении возникла накачанная фигура голливудского киногероя.

— Моя реабилитация взята как аналог. Я могу увидеть портрет своего предшественника и просмотреть запись боевой акции?

Посреди каюты появилась голограмма китайца, ниже среднего роста, с рельефной мускулатурой. Следующая картина в парадной форме, если знаки различия ничего Сергею не говорили, то «иконостас» на груди впечатлял обилием наград. Сама акция заняла не более минуты, четверка спецназовцев материализовалась в центре небольшого зала. Последовали стремительные перемещения и начали падать трупы. Группа ловко выделила вражеских генералов, перебила остальных офицеров и приступила к телепортации вместе с пленниками. Отход прикрывал Ю Бримшай, так звали древнего героя. Когда распахнулись двери и в зал вбежали охранники, спецназовец открыл снайперский огонь, одновременно перемещаясь «противолодочным зигзагом». Он все сделал правильно, прикрыл отход товарищей и уложил весь комендантский взвод, но в момент телепортации в зал влетела граната. Было хорошо видно, как взрыв разорвал кокон индивидуальной силовой защиты.

Действия спецназа впечатляли своей слаженностью и эффективностью. Ни одного лишнего движения, синхронность и взаимопонимание на недосягаемом уровне. Сергей просмотрел короткий ролик несколько раз — впечатляет, очень даже впечатляет.

— Ю Бримшай из расы номарков?

— Это даур, подобные акции поручаются только даурам.

— Кого они захватили?

— Выполненное задание позволило установить координаты столичной системы тольтеков и добиться решающей победы.

Война, бесконечная война не только привела развитые цивилизации к полному взаимоуничтожению, но и осталась в наследство потомкам. Во всяком случае, в современном космосе в Сергея стреляли без малейшей попытки спросить, кто он и что ему надо. Что же, у него есть в запасе час, который можно потратить на разговор с адмиралом Убанги.

Залпом допив молоко, которое по вкусу больше напоминало любимый корейцами и японцами соевый напиток, Сергей отправился на палубу, где содержались пленники, открыл дверь и в ужасе отшатнулся. Перед ним стояла большая розовая личинка, из которой торчала голова адмирала Убанги.

— Что вы с ним сделали?

— Пленник находится в коконе жизнеобеспечения, это не только гарантирует сохранность здоровья, но и позволяет получать правдивые ответы.

— Какова дальнейшая судьба пленных?

— Модифицируют генный фенотип и отправляют на развивающиеся планеты.

— А смысл? Пленник может сбежать.

— Все системы безопасности основаны на идентификации генного фенотипа. Он везде будет определяться как беглец.

— Хорошо, а если враги сами вывезут важную для себя персону?

— Охранная система тольтеков работает по аналогичному принципу. Никто не будет подстраивать миллиарды датчиков под конкретную личность.

Возможно, в этом есть смысл, тема за пределами его знаний. Пора заняться выяснением вопроса, ради которого он снова оказался в госпитале.

— Здравствуйте, господин Убанги, почему вас прозвали адмиралом?

— Это наследственное звание, с моим пленением оно перешло старшему сыну.

— Нет, я приказал разгерметизировать транспортный узел, — жестко ответил Сергей, — живых не осталось.

— Убийца! Вы уничтожили лучших потомков великой Исидии!

— Сами виноваты, зачем начали в меня стрелять?

— А что делать? Целоваться с хананейским мясником?

— Я не хананей.

— Какая разница! Вы все наши враги, будь то ясторфы, маруты или хананей.

— Откуда такая уверенность? Вы когда последний раз встречались с нашей расой?

— Я — никогда, но мои предки бежали по вашей вине.

— Семь с половиной тысяч лет вражды? Не слишком ли много?

— Вы наши вечные враги — или мы убьем вас, или вы нас убьете.

— На моей родной планете все расы живут в мире.

— Не врите, таких планет нет!

— Нет так нет. До свидания.

Жаль, еще одна пустышка. Надо пройти курс «реабилитации» и вернуться к поискам, только уже серьезно и методично. По дороге в процедурный кабинет Сергей вспомнил о беглецах, которых телепортировал на сырьевую базу.

— Прошу переслать сообщение на базу сырьевых ресурсов в системе Пикок.

— Диктуйте сообщение.

— Обеспечить пленных питанием до моего возвращения.

— Исполнено.

Ну вот, не осталось никаких «хвостов», теперь можно со спокойной душой посвятить себе месяц.

На поверку реабилитация оказалась извращенной формой пыток невинного человека. Регулярно, под контролем томоскопа, в тело вводили сотню иголок и делали залповую инъекцию. Далее — кабинет мышечного развития, где Сергей натягивал хитрую одежду, несколько напоминающую противоперегрузочный комбинезон летчиков. Реальную картину тренировок он не представлял. Садился в кресло, после чего включалась программа. По завершению тренировочного цикла то же кресло и та же поза, только Сергей был измучен, разбит и обливался потом. Он бегал по пустыням, болотам, лесам и горам, отрабатывал удары и приемы, ползал, нырял и прыгал. И стрелял, стрелял и стрелял, на ходу, на бегу, ползком и в прыжках.

Уставший до полного изнеможения плелся за новой порцией инъекций, после чего начинался курс массажа. Его мяли механическим способом, электричеством и сложной системой душа. При этом вместо приятного расслабления его мозг находился под прессингом ментального обучения. Здесь так же не обходилось без изысканного садизма. Стоило отключиться от восприятия информации, как мозг наполнялся приятной музыкой, после чего начинался цикл космогонии, теории применения корабельного оружия, всевозможных правил и наставлений. Физические нагрузки постепенно усложнялись, никаких спаррингов или тренировочных боев, вместо них «реальные» боевые эпизоды, атаки, захваты, диверсии. Ментальная нагрузка все больше и больше переходила в разряд чисто космофлотских действий.

Шесть часов сна ночью и два часовых отдыха днем — так пролетел месяц, который закончился обучением этикету, правилам поведения на корабле и бальным танцам. Да, да, Сергей прошел полный танцевальный курс. Вместо финального аккорда получил строевую подготовку, включая парадный шаг под барабаны и дудки.

— Примите искренние поздравления, тестовая проверка показала стопроцентное усвоение реабилитационного курса.

— Спасибо за помощь, я хотел бы получить коды для ввода заказов в синтезаторы.

— Перечень кодов доступен в любом компьютере.

— Там информация по основной направленности самой базы. Мне нужен полный перечень кодов.

— Запрос принят, исполнение невозможно. Свод функциональных возможностей синтезатора находится в штабе материально-технического снабжения. Связь утрачена, телепорт деактивирован.

Сергей решил телепортироваться на транспортный узел, где поработать с компьютером на предмет маршрутов древних пассажирских и транспортных кораблей. Новые знания в космонавигации позволяли хорошо ориентироваться в освоенной вселенной. В усвоенных военных знаниях доминировали совсем другие критерии и оценки, он же хотел получить информацию о местоположении наиболее развитых планет.

Следовало еще раз поговорить с пленником, адмирал Убанги должен знать причину бегства своих далеких родственников. По косвенным данным это было правительство какой-то планеты, что дает надежду найти важную информацию в виде реликвий или компьютерной базы данных. Печатная информация не может сохраниться, прошло слишком много лет. Сергей открыл дверь с внутренним содроганием, вид розовой личинки с человеческой головой вызывал неприятные эмоции.

— Добрый вечер, господин Убанги.

— Для меня время потеряло смысл, в теперешнем состоянии я бодрствую круглосуточно. Убейте меня.

— Как все просто, захотел убить — убил. Так не пойдет, никто не может предсказать будущее, а вдруг вы мне понадобитесь?

— Вы же из древних, зачем вам человек из псевдорасы?

— Вот об этом расскажите подробнее, я много слышал о «неправильных» генах, но ничего не понял.

— Хотите скрыть свою причастность?

— Какой смысл что-либо скрывать, если вы просите смерти?

— Не знаю, мы жили мирно и спокойно, и тут снова пришел белый человек и все уничтожил.

— Глядя на то, как вы уничтожили двести безоружных человек ради семидесяти восьми тонн золота, я не смогу поверить в вашу мирную и спокойную жизнь.

— Ух ты, какой моралист! Сам-то убил всю мою семью, более тысячи человек.

Увы, разговор снова не получился. Взаимные обвинения никогда не приведут к истине или к взаимовыгодному партнерству. Это одна из многочисленных дорог в никуда.

Взять ту же Катынь, где было расстреляно четыре тысячи пленных польских офицеров. Данный факт в Польше является флагом антирусских настроений, русские злодеи уничтожили лучших офицеров Польши. Однако с точки зрения морали 1940 года Сталин был прав! Кто сегодня обвиняет американцев за то, что они расстреливали из пулеметов матросов с потопленных японских эсминцев? Кто ставит в вину Вашингтону объявление тотальной подводной войны? Да большинство уверено, что термин «тотальная подводная война» является изобретением штаба адмирала Денница. Кстати, о немецких подводниках. На совести Британского адмиралтейства жизни тысяч итальянцев, которые погибли в океане без еды и воды. Гитлеровская подводная лодка торпедировала английский вооруженный транспорт. Командир лодки отдал приказ на всплытие для того, чтобы забрать судовой журнал и допросить офицеров. На поверку судно оказалось заполнено пленными итальянцами, которых англичане везли в Австралию. Уже этот факт является вопиющим нарушением всех международных конвенций. После войны пленный должен быть возвращен на родину, а не вывезен на противоположную сторону земного шара. Дальше — хуже, командир подводной лодки сообщил в штаб о бедствии тысяч людей и передал открытым текстом сигнал бедствия. Адмирал Денниц послал англичанам гарантию, что ВМФ Германии не будет препятствовать спасательной операции. Тщетно, Британское адмиралтейство даже не почесалось. Когда на Нюрнбергском процессе адмирал задал вопрос английскому судье, то получил вальяжный ответ: «У нас нет достоверной информации». О чем речь, если немецкие подводные лодки вывезли во Францию английских моряков и сотни спасенных итальянцев!

Вернемся к Катыни. Майор австро-венгерской армии Юзеф Пилсудский решил возродить великую Польшу от Балтики до Черного моря. Диктатор договорился с беглым семинаристом Семеном Петлюрой, Польша забирала земли до Днепра вместе с Киевом, Центральная рада восточное побережье до Кавказа и Каспия. Получив от Антанты оружие, агрессоры атаковали Советскую Россию и 6 мая 1920 года захватили Киев. Однако мечты рухнули, не удалось вымыть свои сапоги в Черном море, в конце июля Красная армия была в пригородах Варшавы. Дзержинский, Дубровинский, Белостоцкий и прочая ленинская гвардия настаивали на немедленном штурме города, гарантируя поддержку польского пролетариата. Увы, иллюзии оказались невыполнимыми, армия окружена и разгромлена. Счастливчикам удалось бежать в Германию, а пятьдесят тысяч пленных бесследно исчезли. Более или менее достоверные сведения сохранились лишь о двадцати пяти тысячах, которые были зверски замучены или расстреляны. Оккупировав Польшу, немцы передали Советскому Союзу всех польских офицеров, кто был награжден орденом за разгром Красной армии под Варшавой. После завершения следственных действий четыре тысячи из них было расстреляно. Для 1940 года это возмездие, сегодня — это убийство невиновных. Во всяком случае, получив от Горбачева документы по Катыни, поляки до сих пор не опубликовали протоколы допросов своих офицеров. Логика на уровне бомбардировщика В-52 — это самый лучший в мире бомбардировщик, способный сбросить на врага 25 тонн напалма.

Хорошо бы узнать мнение вьетнамцев, на чьи головы летел напалм.

Когда Бома Джидер узнал от людей адмирала Убанги об угоне космического корабля, то сразу заподозрил неизвестных пришельцев. Понятное дело, он ничего не сказал, зачем ввязываться в чужую драку, тем более когда с одной стороны проверенный партнер, а с другой — неведомо откуда взявшиеся древние. Тут при любом исходе никаких выгод, только найдешь проблемы на свою голову. Тем не менее о событиях требовалось разузнать подробнее.

— Куш, готовь корабль, полетишь на Центральную точку.

— Зачем, нам нечем платить.

— Постарайся договориться на максимальный кредит, нам нужны пушки для новых кораблей.

— Кредит-то дадут, только проценты выставят неподъемные.

— Не бойся и не показывай виду, нам наступит конец, если люди адмирала прознают о новых массдобытчиках.

— Ну да, можно безбоязно брать кредит на десятилетнюю прибыль.

— Так нельзя, сразу почувствуют неладное. Бери кредит на два года с оговоркой на дополнительные покупки продуктов.

— Они в любом случае заинтересуются, я буду брать оружие.

— Намекни на Асэба, типа мы хотим забрать его базу.

— А что, может сработать, люди адмирала его не любят.

— Твоя главная задача узнать новости, кто угнал корабль.

— Наши визитеры? Вполне возможно. Я поговорю со своими ребятами, здесь нельзя распускать язык.

— Молодец, правильно сообразил. Кроме древних, такое никто не способен сделать.

Корабль с бригадой Куша вылетел задолго до завтрака, а через сутки их обогнал корабль из эскадры адмирала.

— Нам бы подружиться с этими древними, глядишь, и получим пару быстроходных кораблей.

В ответ Куш только пожал плечами, кто может знать, что у древних на уме.

Ответ на один из вариантов развития взаимоотношений с древними получили на следующий день. Локатор дальнего обзора изредка подсвечивал ушедший далеко вперед корабль с людьми адмирала. Неожиданно точка на обзорном экране рассыпалась мелкой пылью, а впереди расцвел желтый цветок взрыва.

— Что это? Неужели кто-то осмелился атаковать корабль Убанги?

— Корабль в режим торможения! — закричал Куш.

— Зачем? Мы еще далеко.

— Далеко до кого? Ты видел нападавшего?

— Нет, да и кому мы нужны?

— Посмотри на карту, впереди Центральная точка, нанести удар могли только с фланга.

— Верно. Боевая тревога! Усилить обзор с траверсных направлений.

— Смотри вперед, можем попасть под удар эскадры адмирала Убанги. Они со злости начнут крушить всех подряд.

— А если это корабль древних? Кто еще осмелится нападать у самого порога.

Три дня Куш со своей бригадой вели наблюдение с максимального удаления. Ему совсем не хотелось приближаться к Центральной точке, дрейфующие обломки нескольких кораблей предупреждали о неведомой опасности.

Наконец терпеливое ожидание принесло свои плоды, правда, совершенно неожиданные. Локатор дальнего обзора засек идущую на Центральную точку цель, которую вскоре идентифицировали как корабль из эскадры адмирала Убанги.

— Двигатель в пятиминутную готовность, как только они приблизятся к Центральной точке, мы дадим ход и идем следом.

— Давно пора, четвертый день ждем незнамо чего.

— Зато живы, ты до сих пор не определил нападавшего, и адмирал не рискнул отправить поисковый отряд.

— Перестраховщик, они пальнули и сбежали.

Вялая перепалка продолжалась до момента новой вспышки, которая поглотила еще один корабль теперь уже бывшей эскадры адмирала Убанги.

— Ты видел! Ты видел!

— Ни хрена себе! Центральная точка захвачена! Это древние, они захватили станцию и лупят корабли адмирала.

— Ничего ты не видел! Стрелял излучатель! Управление огнем идет через боевой компьютер!

— А я о чем говорю? Древние захватили станцию. Возвращаемся!

— Ты что! Давай к ним заглянем, поторгуем, может, купим какую полезность.

— Я сказал домой! Вся твоя торговля закончится одним импульсом излучателя. Или ты думаешь, что они со своей аппаратурой нас не видели?

Обратная дорога проходила в непрерывных спорах. Никто не предлагал вернуться назад и попытаться начать торговлю, все понимали неоправданный риск такого шага. Все пускали слюни в предвкушении скорой выгодной торговли. Каждый рассказывал о своем видении наступающего благоденствия и отвергал варианты товарищей. Древние, у них же есть все, тяжелый труд уйдет в прошлое, его выполняют дауры, людям останутся нега и развлечения.

Зал телепортов Галактического транспортного узла встретил Сергея обычным светом и тихим шелестом системы вентиляции.

— По какой причине восстановлено освещение и запущена система жизнеобеспечения?

— ГТУ номер двести шестьдесят один приветствует адмирала Алексеева, выполнены рутинные действия по приему руководящего состава.

— Доложить о наличии на борту людей или иных биологических объектов.

— Ответ отрицательный, станция стерилизована, ремонтно-восстановительные работы закончены.

— Каков уровень комплектации расходными материалами?

— Запасы дейтерия — одна треть, запасы трития десять процентов, остальные параметры с превышением нормы.

— Пошлите запрос на базу сырьевых ресурсов в системе Пикок. Я подтверждаю отправку беспилотного транспорта.

— Исполнено.

Сергей снял скафандр облегченного типа, который надел перед телепортацией в ожидании встречи с космическим холодом. Необходимость в нем отпала, а обход помещений в обычной одежде намного проще и быстрее. Впрочем, есть вопрос:

— По каким причинам столь низкие запасы дейтерия и трития?

— Низкий уровень запасов трития отмечается последние семь тысяч лет, запасы дейтерия не пополнялись со времени эвакуации персонала, плюс расход последних недель.

— Сколько кораблей противника уничтожено за последнее время?

— Все корабли адмирала Убанги и один вольный торговец.

Сергей как-то и не думал, что транспортный узел может быть вооружен. С другой стороны, это хорошо, в своих поисках ему не раз придется обращаться сюда за помощью. Очередная встреча со «старожилами» космоса может плохо кончиться как для него, так и для ГТУ № 261.

Вскоре стало ясно, что на станции делать ему нечего, система обслуживания выполнила не только тщательную уборку, но и настоящую стерилизацию. От бывшего населения не осталось ничего, никаких следов. Во-первых, Сергей рассчитывал обзавестись личным оружием, одним из тех плазменных пистолетов, из которых его успешно почти убили. Были надежды найти древние реликвии, которые потомки беженцев могли хранить и передавать по наследству. В каюте бывшего босса станции просто обязаны находиться многочисленные напоминания древнего исхода. И самое главное, хроники и инструкции для потомков. Коль скоро адмирал Убанги использовал синтезатор в ручном управлении, значит, есть правила пользования столь серьезным устройством. Тщетно, автоматика лишена логики и действует в рамках заложенной программы. Если уборщица логически отделяет от мусора забытую кредитную карточку, то для автоматики мусор все то, что не входит в перечень штатного оборудования.

Пора возвращаться на сырьевую базу, здесь его ничего не держит, а там толпа беспомощных людей, которых надо еще куда-то определить.

— Передать приказ на «Григорий» возвращаться в автоматическом режиме. Корабли у причалов использовать как сырье для обеспечения работоспособности станции.

— Исполнено, господин адмирал покидает ГТУ номер двести шестьдесят один?

— Слишком много дел, я не имею права попусту тратить время.

— Рекомендую до телепортации осмотреть хранилище забытых вещей.

Сергей чуть было не подпрыгнул, ну конечно, рекомендация компьютера говорит о наличии неких важных предметов. Ну разве можно столь необдуманно поступать! Вместо нормального разговора или просто допроса пленного адмирала, у него получилась кухонная свара. Теперь очередной промах, указывающий на отсутствие логически продуманных действий. На всех вокзалах Земли существуют подобные места хранения.

Специальное помещение находилось рядом с приемной начальника транспортного узла. Сергей шел мимо золотых цепочек, перстней и сережек, удивляясь, как женщины умудрились все это потерять. Затем пошли пластиковые карточки, которые на поверку оказались удостоверениями личности. Стоило провести по такой пальцем, как возникала голограмма хозяина со всеми биометрическими данными. На полках обнаружилось много предметов непонятного назначения и совсем не было оружия.

Не увидев ничего для себя интересного, Сергей собрался было возвращаться, как взгляд зацепился за нечто знакомое. Подошел, взял в руки. Да! Это адмиральский пояс! Несколько иной внешний вид, но в целом то же самое, особенно интерфейс.

— Чей пояс у меня в руках?

— ККЦ адмирала Убанги.

— Я могу его активировать?

— Срок хранения почти семь с половиной тысяч лет. Активация допустима.

Хорошо-то хорошо, да ничего хорошего, он толком не умеет пользоваться своим поясом, а искать новых приключений совсем не хотелось.

— Прошу указать все мобильные носители электронной информации.

Ответ заставил сесть — практически все предметы являлись таковыми. Благо компьютер безотказно выдавал определения и пояснения. Сергей выбрал маленький портфельчик, который являлся мобильной системой обучения по десяти ступеням. Просто и незатейливо, школьная программа плюс раздел для текстовой информации.

— Я не знаком с военными традициями исидов, прошу перенести инструкции ККЦ всех флотов на этот носитель. — Сергей указал на портфельчик.

— Указанный носитель отсутствует в списке Министерства обороны.

— В существующих обстоятельствах велика вероятность обработки большого объема военной информации. Стандартные носители нельзя перегружать справочными данными общего характера.

— Принято.

Вот и чудесненько, теперь можно разобраться с возможностями адмиральского пояса.

Еще раз осмотрев находящиеся в хранилище вещи, Сергей решил ничего не трогать. Нет прямой необходимости заниматься ими. Спокойно хранились семь с половиной тысяч лет, пусть лежат дальше. Впрочем, появилось несколько идей.

— Какова степень функциональности находящихся здесь вещей?

— Каждый транспортный узел оборудован сервисным центром высшего уровня, предметы в стопроцентной исправности.

— Почему не уничтожены утерянные документы?

— Утилизация допускается после получения подтверждения о выдачи дубликата.

— А в случае смерти?

— Свидетельств о смерти не поступало.

— Какова наибольшая продолжительность жизни человека?

— Четыреста двадцать лет, я умею решать логические задачи, скрытый смыл вопроса понятен.

— Я потерял свои документы, где можно получить дубликат?

— Операция в компетенции транспортного узла. Прошу подтвердить выполнение.

— Подтверждаю.

— Прошу подтвердить обязанности душеприказчика по хранимым документам.

— Подтверждаю.

— Граф Алексеев Сергей Николаевич, через час вы сможете получить свои документы.

— Откуда будет взята моя биометрическая информация?

— Необходимые данные заложены в ваш ККЦ.

Сергей уже двинулся к выходу, как вспомнил первоначальную подсказку компьютера:

— Что из предметов подлежит немедленному изучению на штабной базе?

Это оказался бриллиант в форме пирамидки, размером с куриное яйцо, по факту носитель электронной информации. На прощание Сергей заглянул в помещения военной комендатуры и полиции, но везде, как и ожидалось, было пусто. Положив в карман свою пластиковую карточку, он пошел к телепортам.

У него созрел план действий. Сергей обещал устроить жизнь бывшим пленникам. Рядом с базой находится планета Пикок, у причала орбитальной боевой станции стоит способный к планетарной посадке корабль. Пройден курс управления космическим кораблем, в том числе посадка на поверхность планеты. Следует высадить на Пикок бывших рабов, после чего вступить в переговоры с правительством и набрать нужное количество добровольцев. Затем обучение экипажа и поиск Земли, благо район поиска уже определен. Задача на самом деле непростая, «адмиральский» курс реабилитации напомнил, в общем-то, несущественный для обычной жизни факт. Звезды в галактике непрерывно дрейфуют! Направление и скорость дрейфа давно просчитаны, но во всех компьютерах внесены положения на момент исчезновения древних. Для внесения корректив надо найти Галактическое управление астронавигации и картографии, что потребует немало времени. Проще отправиться на поиски Земли, исходя из примерного района случайной телепортации.

Бывшие рабы встретили Сергея градом упреков, обвиняя во всех грехах, включая извращенный садизм:

— Знай мы о том, что придется полтора месяца сидеть взаперти, ни за что бы не согласились покидать прежнее место.

— Вас никто не запирал, вы свободны, вольны идти в любом направлении.

— Ну да, в любом, а двери для нас закрыты.

— Закрыт вход в производственные цеха.

— Почему? Или вы принимаете нас за воришек?

— Хотите попробовать прыгнуть в печь и посмотреть на огонь изнутри?

— Вы сами туда входите, а нам нельзя.

— Я знаю, где оторвет голову, а где кости перемелет в пыль. Хватит бузить, я предлагаю высадить вас на планету Пикок.

— Зачем? Мы не знаем и не хотим знать этой планеты.

— Не понял? На родную планету не хотите, на Пикок не хотите, здесь вам не нравится. Что вам надо? Погулять по открытому космосу?

— Дайте нам работу на этой базе.

— Какую работу? Вы имеете необходимые навыки?

— Нас продавали на аналогичные базы, почему здесь не сможем работать? Мы на всех твоих кораблях летали к астероидам, так что справимся.

Такая логика поставила Сергея в тупик. Желание спасти несчастных пленников грозило перерасти в проблему с крушением красивого плана. Делать нечего, во избежание открытого бунта надо искать компромисс.

Остается обратиться к спасительной палочке-выручалочке под названием компьютер базы:

— Прошу сообщить варианты привлечения псевдоисидов к работе.

Ответ порадовал, в полученном списке оказалось более двадцати профессий, где не требовался допуск генетического сторожа. Можно было выполнять работу от контролера наполнения бункера до настройщика измельчителя. Вместе с тем возникла новая проблема — как обучить людей. Сам Сергей подобных профессий не знал.

— Прошу вывести голограмму обучающей программы монтажника резцов.

— Ответ отрицательный. В наличии только программы служебных обязанностей и техники безопасности.

Просмотрев ролик, Сергей приказал постоянно прокручивать все доступные для пленников профессии, пусть учатся и выбирают себе работу, больше ничем он не поможет. Народ с искренним интересом смотрел голограммы, стихийно организовались кружки «по интересам», начались споры и дискуссии.

Облегченно вздохнув, Сергей отправился в каюту начальника базы. Рухнул красивый план высадки на планету Пикок, надо придумать что-то другое, а для начала необходимо научиться пользоваться адмиральским поясом. Рабочий кабинет встретил солидной стопкой бумаг на письменном столе:

— Что это, откуда взялись горы бумаг?

— Приняты запросы на нашу продукцию.

Сергей никак не ожидал такого большого количества жизнеспособных космических объектов. Заинтересовавшись неожиданной темой, начал внимательно изучать бумаги, одновременно отмечая на голограмме «живые» станции. Он не собирался реанимировать давно заброшенные творения древних, захотелось понять смысл такого большого количества искусственных космических сооружений. Например, в системе Сулафат, где базируются амазонки, находится учебно-тренажерный центр. Что это и зачем — ответа нет. Разобрался с функцией Контрольно-диспетчерских станций, которые обрабатывали данные навигационных спутников, что позволяло обеспечивать не только навигацию, но и следить за обстановкой в нескольких звездных системах, кроме этого станции служили ретрансляторами связи. Признав важность подобной работы, Сергей отметил им приоритет по снабжению.

Глава 5 ПОИСК СПУТНИКОВ

Оставленная «на десерт» маленькая стопка бумаг оказалась производственными отчетами. Беглый просмотр потребовал вывода на экран детальной информации. Целый сегмент базы был завязан на планету Пикок, откуда поставлялось органическое сырье, всевозможная древесина, зерно, рыба, мясо и так далее. А что? Хорошая идея, осталось узнать потребности правительства данной планеты. Захватив с собой необходимую диагностическую аппаратуру, Сергей отправился на орбитальную станцию. Следовало изучить возможности дальнего разведчика, который стоял у причала станции, и какое-то время понаблюдать за жителями планеты. Ну и конечно, полностью освоить возможности, заложенные в адмиральский пояс, за восемь месяцев метаний по галактике Сергей толком так и не изучил столь важное устройство.

Корабль Сергею понравился, нет, не своим внешним видом, который отнюдь не был идеальным.

Атмосферный полет и посадка осуществлялись на гравигенераторе, что требовало определенных навыков. Во время космического полета дальний разведчик развивал очень высокую скорость и имел большой запас топлива. Главным же достоинством Сергей посчитал вооружение. В носу и в корме стояли пушки, спаренные с излучателями, что позволяло эффективно атаковать или отбиваться от преследователей. Разнесенные по сторонам двигатели делали корабль похожим на короткокрылый самолет. В комплект носимого снабжения входили четыре исследовательских гравилета и две одноместных гравикапсулы, эта мобильная техника имела свое вооружение. Далее в снабжение входил десяток гравиплатформ для транспортировки наземной техники и временных домиков с автономным энергоснабжением. Планы по возвращению домой получили солидное подкрепление. Сергей, в надежде на скорое завершение галактических мытарств, назвал корабль «Следопыт».

Обзорное наблюдение за поверхностью планеты не дало никакой серьезной информации. Два материка, один большой, наподобие Евразийского с Африкой, с центром цивилизации в Южном полушарии. Второй напоминал Австралию, только в Северном полушарии и многочисленными архипелагами до Южного полюса. Поняв бессмысленность оптического наблюдения, Сергей приказал компьютеру начать прием и обработку информации, которая шла по телевизионным и радиоканалам. Все сведения должны быть разнесены по разделам — история, наука, культура и важные события. Озадачив станцию несвойственной работой, он наконец занялся освоением адмиральского пояса, который оказался многофункциональным устройством. Функция телепорта относилась к боевым, рутинным и аварийно-спасательным возможностям пояса. Основной задачей ККЦ являлось управление отрядом боевых кораблей до 99 единиц. Другими словами, компьютеры эскадры выдавали информацию на пояс, а хозяин через развернутый интерфейс отслеживал и управлял действиями своего флота. Вместе с тем предусматривалась обработка данных вражеских и пассивных объектов, коих могло быть до 999 единиц. Практически все возможности ККЦ поражали Сергея, начиная от примитивного текстового редактора или видеоконференции с любым количеством абонентов до возможности прямого управления боевой станцией на другом краю галактики.

Слишком медленное накопление информации с планеты Пикок послужило причиной изучения трофейного пояса адмирала Убанги. Затем Сергей влез в компьютер станции и установил полученный на транспортном узле носитель информации. Раскрыв голограмму вступительной части, увидел штабную карту расположенных в галактике военно-космических сил Альянса. В этом не было никакого сомнения, как-никак, а Академию ВМФ Сергей успешно закончил. Далее следовали характеристики различных типов кораблей, орбитальных станций и прочих политических и военно-промышленных объектов. Это была шпионская информация, о чем безапелляционно заявил компьютер и что косвенно подтверждалось незнакомым языком. Страсти многовековой давности Сергея не заинтересовали, секретные агенты, как и противоборствующие стороны, давно канули в безвестность.

Поковырявшись какое-то время в базе компьютера мобильной системы обучения по десяти ступеням, Сергей решил самостоятельно изучить положение дел на планете Пикок. Программы новостей навеяли воспоминания о Тамбове, где дикторы радио и телевидения с сонными лицами в течение месяца повторяли одно и то же сообщение. Само радио- и телевизионное вещание боролось за лидерство с программами Скандинавских стран подобно тому, как два человека часами увлеченно обсуждают проблему подшивки манжета мужских брюк. Впрочем, первая информация есть, на планете живут индусы и европейцы, что напомнило о высадке пришельцев на континент Кешм.

— Уточнить расовую принадлежность проживающих на планете людей.

— Исиды составляют коренное население, беженцы из расы семитов.

Семиты, первое знакомое название! Мало кто знает, что так называют арабов и евреев, которые являются единым народом с общим языком. Иудеи самовыделились по религиозному признаку.

Итак, информация говорит о первой сложности, высадившись на планету, Сергей все время будет как на ладони. Блондину невозможно смешаться с толпой арабов или негров. Хотя вопрос неактуальный, не в его планах прятаться от власти, как раз наоборот, нужно выйти с ними на связь и заинтересовать сотрудничеством.

— Живущие на планете люди относятся к псевдорасам?

— Ответ не определен, люди практически не приближаются к приборам контроля.

В ответе явная нескладушка!

— Доложить статус планетарного компьютера.

— Статус компьютера сто процентов, наземные системы жизнеобеспечения и управления девять процентов.

Отлично, об этом Сергей не мог и мечтать, с помощью компьютера легко собрать необходимую информацию, затем установить связь с правительством. Реалии местной жизни свели на нет самые скромные планы. С точки зрения развития общества или становления государственности люди жили в полном пофигизме. Они разделились на кланы или касты и жили интересами своего маленького сообщества. Президент и правительство являлись не выборным органом, а кастой, которая располагалась на территории бывшей столицы.

Изучение жизненного уклада аборигенов поставило Сергея в тупик. Население планеты находилось в состоянии полной апатии. Нет, на их головы не сыпались дары древних, они занимались сельским хозяйством или работали в небольших мастерских. В то же время полностью отсутствовало понятие о науке, а инженерно-технический прогресс зависел от усилий и талантов спонтанно возникающих самоучек. Транспортный коктейль состоял из гравилетов древних, поршневых самолетов, парусников и паровозов. Забавные автомобили и трактора кустарного производства соседствовали с автоматизированными фермами и скоростными линиями метрополитена. Лидирующие кланы, в том числе и правительственные, «держали» различные автоматические заводы древних, что гарантировало им благополучие.

Для более детального изучения ситуации Сергей решил телепортироваться на планету. Место приземления выбрал вблизи действующей электростанции термоядерного синтеза, которая давно вросла глубоко в землю. Во-первых, телепорт требовал серьезной энергии, которой в достатке могла обеспечить любая ненагруженная подстанция. Во-вторых, данный район облюбовали поисковые отряды аборигенов, как негров, так и арабов. Среди людей всегда найдутся беспокойные личности, мечтающие найти клад. Так и здесь, на Пикоке самой желанной находкой являлся забытый завод древних. По факту находили ушедшие в землю жилые дома и тащили на рынок «сталкеров» все, что можно продать. Вот Сергей и решил прибиться к одной из таких групп и по возможности нанять аборигенов для своей космической «одиссеи».

Приземление произошло на вершине холма, порадовали непривычно яркое солнце и вполне комфортная температура Средней России. Сергей наслаждался звуками и запахами естественной природы. Вспомнились забытые ощущения морской жизни, когда после многомесячного похода сходишь на берег родной базы. Некоторое время он постоял с закрытыми глазами, впитывая в себя незатейливый щебет птиц, запах трав и ласковое прикосновение ветра. Но — время, пора браться за дело. Он сбросил на землю рюкзак и первым делом активировал поисковый биолокатор. Пятерка «сталкеров» находилась в трех километрах, минут через двадцать его должны увидеть. Несуетливо разложил костер, ко времени подхода поисковиков на прутиках обжаривалось мясо, которое чуть ли не под боевой приказ выдал кухонный синтезатор.

Отряд сразу заметил одинокого человека на вершине холма. Это были пятеро «сталкеров», все, по информации датчика, из псевдосемитов.

— Хлеб да соль. Мы можем сесть у твоего костра?

В этот момент Сергей припал губами к фляге с водой и вместо ответа сделал приглашающий жест. Уставшие мужчины начали устраиваться у костра, доставать припасы и готовить обед. Некоторое время прошло в молчании, затем один из них спросил:

— Откуда у тебя мясо?

Сергей напрягся, он как-то не удосужился ознакомиться с флорой и фауной планеты:

— Из рюкзака.

«Сталкеры» засмеялись шутке.

— Если не секрет, куда ты идешь?

— Никуда, я сижу у костра.

Снова смех, но так долго продолжаться не может.

— Ты один и без находок, копатели так не ходят. Ждешь своих друзей?

— Они никогда сюда не придут. Я действительно остался один.

Мужчины изобразили жест мыслителя, приложив правую ладонь ко лбу.

— Не отчаивайся, вернешься в Байгору и найдешь новых друзей.

— Придется, другого выхода все равно нет.

— У тебя странное оружие, можно посмотреть?

Сергей протянул охотничью двустволку, по поводу которой пришлось долго дискутировать с компьютером станции. Копатели долго с неподдельным интересом рассматривали оружие.

— Сделано глупым оружейником, револьвер намного удобнее.

Что тут ответишь? Все копатели с револьверами, это он сразу заметил, только вот зачем оружие — непонятно.

Закончив трапезу, отряд снова начал собираться в дорогу.

— Можешь пойти с нами, завтра после обеда повернешь на Байгору, с той стороны бродяги редко встречаются.

— Предлагаю вам остаться со мной, пятьдесят процентов добычи принадлежит мне.

— Вытаскивать твоих друзей мы не будем, это против правил.

— Я говорил о добыче, а не о спасении. Разведку ярусов беру на себя.

— Ты где-то нашел вход? Что там?

— Дом, по всем признакам раньше это был банк.

Новость взбудоражила копателей, предложение пробраться в банк всем понравилось. Атакор, так звали начальника маленького отряда, быстро составил договор, остальные быстро расписались внизу и выжидающе уставились на Сергея. Ну что же, нора начинать активные действия. Холм, на котором они стояли, являлся саваном для самого большого здания, которое некогда возвышалось над покрытым землей городом. Под ногами действительно находился банк, что подтвердил неведомо как сохранившийся компьютер. Оставленный на корабле переселенцев шахтный проходчик пробил тридцатиметровый туннель на 77-й этаж. Одновременно Сергей разобрался с принципом работы транспортера, который управлял перемещением гравиплатформ между орбитой и поверхностью планеты.

Лаз начинался в хиленькой рощице на северо-западном склоне холма. Расстояние от входа до разбитого окна копатели преодолели почти бегом, в вязкой тишине некогда верхнего этажа раздались их радостные крики. В свою очередь Сергей старался понять критерии, по которым определялась ценность находки. Два автомата питьевой воды и напитков исправно работали. Здесь вопросов нет — растворимый кофе, чай и прочие шипучки имеют простейший кислотно-щелочной химический состав, и для их изготовления достаточно атмосферного воздуха. Аккуратно демонтировав покрытые многовековой пылью автономные устройства, копатели приступили к разборке туалетов. К удивлению Сергея, унитазы и раковины оказались самостоятельными модулями, которым требовалась только энергия.

Постояв за спиной сноровисто работающих «сталкеров», он отправился на осмотр других помещений. Повсеместное использование пластика позволило сохраниться почти всем офисным «стойлам». Столы, стулья, компьютеры, телефоны и прочие конторские аксессуары, обыденная обстановка, ничего интересного.

— Ты что здесь ищешь? — спросил подошедший Атакор. — В таких местах никогда не встречаются полезные вещи.

— Как сказать, уходя, люди могли забыть что-то интересное.

— Пустая трата времени, поверь мне. Раньше многие тратили время на сейфы и комнаты охраны. Никто ничего не нашел.

— Плохо искали!

— Не смеши, сам поймешь, когда спустимся до нижних этажей.

— Что же я пойму? — спросил Сергей.

— Никто отсюда не убегал в панике. Люди из этих мест уходили постепенно, в течение столетий. Нижние этажи разграблены и разрушены.

— Мы на семьдесят седьмом этаже, нам повезло, без лифта сюда никто не поднимался.

— Слишком торопишься. Дойдем до Байгоры, тогда скажешь «повезло», — многозначительно заметил Атакор.

— Я ни разу не заметил опасности на дороге в город.

— Бродяги никогда не нападают на копателей с пустыми руками.

Атакор осветил Сергея своим фонариком и внимательно осмотрел его одежду и спросил:

— Вы нашли синтезатор?

— Да, я знаю, где находится синтезатор, только какой в этом прок, нужны коды ввода заказов.

— Я знаю код золота.

— Мне не нужно золото, в мире много вещей, за которые тебе будут платить золотом.

— Например?

— Безопасность, хорошая еда, лечение, если хорошо подумать, можно найти тысячи способов.

— Отдай мне синтезатор, я обеспечу тебя на всю жизнь.

— Синтезатор и так обеспечит меня.

— Ты наивен как дитя. Тебя быстро выследят и убьют.

— Сначала должны узнать про мой синтезатор.

— Чего тут узнавать, твоя одежда из синтезатора. Никто в здравом уме не будет тратиться на такие штаны и куртку.

— А что ты будешь делать с синтезатором?

— У меня большой род, только в Байгоре почти сорок человек. Создадим свой клан и будем спокойно жить.

— На тебя нападет другой клан, ты останешься без людей и без синтезатора.

— Шутишь? Война между кланами запрещена законом.

Сергей не стал раздумывать над странностью жизненного уклада, когда воевать нельзя, а убивать можно. Вместо этого решил найти синтезатор. Вдвоем они достаточно быстро выбрались на лестницу, после чего пошли вниз.

Не спеша проходя этаж за этажом, Сергей высматривал инженерно-технический блок, где по его мысли должен находиться синтезатор. Сервисное обслуживание такого огромного здания требует запчастей и прочих сменных деталей, а вместо склада логичнее иметь синтезатор. Искомое обнаружилось на 69-м этаже, — был ли это сервисный центр или что-то иное, сказать трудно. Связавшись с компьютером банка, Сергей заказал для своих компаньонов комплекты снаряжения охотника, после чего провел своей идентификационной карточкой по считывателю.

— Так вот зачем ты осматривал столы в заброшенных комнатах! Я много раз встречал такие карточки, но не знал их назначения.

— Как же вы пользуетесь синтезатором?

— Все демонтируем, остается клавиатура набора, загрузочный бункер и электрокабель. Пошли назад, надо обрадовать ребят.

Новость о найденном синтезаторе вызвала бурю восторгов с клятвой вечной дружбы и защиты.

Однако защита потребовалась компаньонам. От вросшего в землю банка до города было примерно двести километров. Копатели рассчитывали пройти это расстояние за пять-шесть дней. По уверениям Атакора и его товарищей подходы к городу с этой стороны бродягами не патрулировались. Сергею нечего было сказать, он просто-напросто не представлял реалий местной жизни. Шли плотной толпой, «сталкеры» строили планы по созданию нового клана, прикидывали варианты реализации находящегося в банке оборудования. Сергей впитывал информацию, иногда задавал вопросы, стараясь не выдать своего полного невежества в обычаях и традициях местной жизни.

— Бродяги! — неожиданно крикнул Фанти, двоюродный брат Атакора.

Впереди, метрах в ста, вальяжно стояли вооруженные мужчины. Окинув взглядом окружающую местность, Сергей убедился в отсутствии засады, разбойники брали «авторитетом» и численным превосходством. По-видимому, они никогда не сталкивались с сопротивлением. Тем лучше, вполне подходящие условия для первого урока. Редколесье, между лиственничными деревьями десять-двадцать метров с редкими островками кустарника. Разбойники вооружены револьверами, оружие с традиционно невысокой дальностью и точностью стрельбы и низкой скорострельностью. Впрочем, его неоспоримое преимущество в простоте изготовления.

Ашанти, родной брат Атакора, аккуратно поставил на землю рюкзак и пошел к бандитам.

— Он умеет договариваться, — сказал Маси, — можем обойтись малой данью.

— Слушать меня! — резко заявил Сергей. — Как только он вернется, все бегут в тот кустарник и падают на землю.

— Хочешь нашей смерти? Их в пять раз больше!

— Ты в камуфляже и лежишь на земле, я один перебью всю банду.

— Это не бандиты, а бродяги, — уточнил Атакор.

— Повторяю, лежите и не стреляете. — Сергей не стал выяснять разницу между бандитами и бродягами.

— Сумасшедший, среди них много хороших стрелков, тебя быстро убьют.

Главная проблема револьвера в тугом спуске. Нажимая курок, палец приводит в действие поворот барабана и взвод бойка, что в момент выстрела неизбежно уводит ствол в сторону. То, что в пистолете делают пороховые газы, перезарядка патрона и постановка на боевой взвод, в револьвере является частью механического процесса при нажатии на курок.

— Тебе-то какое дело, вы убежали и тихо лежали, никто не предъявит вам претензий.

— Мы дали клятву оберегать тебя.

— Оберегайте, ложитесь в кустах и стреляйте во врага, если он к вам приблизится. Поверьте, я хорошо знаю, что делаю.

В этот момент подошел Ашанти:

— Я договорился, синтезатор остается нам, остальное забирают бродяги.

Пора действовать, иначе бессмысленный спор даст преимущество разбойникам.

Сергей вскинул ружье и выстрелил в разбойников, копатели бросились в кусты после второго выстрела. Остолбеневшие от неожиданности бродяги начали шевелиться только после третьего выстрела, когда Сергей уже убедился в правильности выбранной тактики. Приблизившись на пятьдесят метров, он обегал по дуге столпившихся бандюков и вел огонь картечью навскидку. Выстрел, картечь поражает двух-трех бродяг, переломил ружье, сменил патрон и снова выстрел. Более или менее адекватная реакция наступила при фактическом окончании боя. Разбойники, беспорядочно стреляя и поддерживая себя завывающим кличем, ринулись в атаку. Сергей сделал очередной выстрел и побежал в обратную сторону, вынуждая врага прыгать через тела убитых и раненых товарищей. Еще пять выстрелов, и оставшаяся троица бросилась наутек. Последовала скоротечная погоня, редкие выстрелы в тылу говорили об участи раненых, а Сергею нужен «язык». Два выстрела картечью завершились ударом приклада в шею. Все, один отряд бродяг закончил свое существование.

Вход в базу разбойников располагался у подножия холма через некогда прорытый туннель. Двадцатиметровый проход завершался проломом в гипермаркет. Разграбленный тысячелетия назад магазин исправно обеспечивал постояльцев электроэнергией и водой. Пока копатели галдели над новыми трофеями, Сергей заинтересовался военным снаряжением. Из оружия у всех были различные револьверы, а вот остальное заставляло призадуматься. Аккуратно сложенные каски со встроенными системами двусторонней связи, приборы ночного видения, легкие бронежилеты и аппаратура обнаружения биологических объектов. Серьезное снаряжение, которым разбойники по всем признакам умели пользоваться.

— Атакор, что ты можешь сказать по этому поводу? — Сергей указал на полки со спецоборудованием.

— Обычная амуниция воинов, бродяги принадлежали к какому-то клану.

— Ты хочешь сказать, что клан отправил сюда своих воинов?

— Что тебя удивляет? Все кланы стремятся найти оборудование древних, одни отправляют своих людей копать, другие перехватывать копателей.

В общем-то, Сергею был безразличен принцип взаимоотношений, ему нужны добровольцы, а высокотехнологичное армейское снабжение говорит об интеллектуальном потенциале аборигенов.

Город Байгора раскинулся на высоких холмах у самого устья впадающей в океан реки. Холмы выросли на месте брошенного жилого комплекса, где вернувшиеся через несколько тысячелетий люди построили город «копателей». В этом был серьезный смысл, вокруг на сотни километров простирались различные заводы и города древних, которые в давние времена создавали здесь мощный промышленный центр. Синтезатор, конечно, великое изобретение, но он предназначен для космических кораблей, станций и особых условий. Для обычной жизни планеты нет альтернативы привычным заводам и фабрикам — производство дешевле, и намного. С подобными досужими мыслями Сергей ходил по улицам города, заглядывал в магазины и ресторанчики, время от времени опуская глаза на индикатор генного детектора. Безрезультатно, каждый встречный человек классифицировался как представитель псевдорасы.

Бригада Атакора занялась реализацией трофеев и подготовкой к новому походу, желая за один раз полностью вычистить обнаруженный банк. Финансовые вопросы Сергея не интересовали, как не интересовал повторный поход за раритетами древних. Операция по легализации на планете успешно выполнена, в Байгоре его воспринимали как человека Атакора. День за днем с утра до вечера Сергей ходил по городу, в ресторанчиках иногда заказывал чашечку крепкого кофе или напоминающего «Тархун» напитка, в магазинах интересовался предлагаемыми товарами. На четвертый день он заметил за собой слежку. В городе не было традиционных улиц, дома располагались по принципу стихийного городка. Как следствие, здания имели до четырех выходов, что вынуждало сопровождающих всегда заходить следом. В результате «адмиральской реабилитации» Сергей получил боевые навыки спецназовца, а не шпиона, поэтому заметил слежку благодаря поиску людей «чистой» расы. Регулярно поглядывая на детектор и окружающих людей, он обратил внимание на примелькавшиеся физиономии.

У него было поверхностное представление о работе шпионов, сложившееся во время учебы в академии ВМФ. Цикл лекций о секретах НАТО часто сопровождался историями о том, как советская разведка смогла до них добраться. Разумеется, говорили о рассекреченных агентах, и только в пределах возможного. Некоторые нелегалы так плотно вросли в систему, что сегодня работают их внуки, а кое-где даже праправнуки. Эталоном успешной деятельности остается Вишнев, для которого не оставалось секретов ни в Европе, ни в Америке. На его стол ложились секретные документы всех ведомств, он был в курсе самых суперсекретных военных разработок и проектов. Вишнев сумел отправить в СССР образцы химического и бактериологического оружия, чем полностью нивелировал сам смысл этого оружия. Его предал собственный агент, который работал первым секретарем Британского адмиралтейства. Забавно, как и в недавних событиях, следствие не доказало шпионской деятельности Вишнева. После обмена и возвращения в СССР европейские газеты получили секретные материалы НАТО, поставившие правительство Англии и США на уши, многие из генералов лишились своих постов, а предатель исчез навсегда.

Новый фактор не озадачил и не изменил планов, если он сменил одежду в первый же день, то внешний вид остался прежним. Грубо говоря, по городу ходил единственный среди арабов и негров европеец, что могло заинтересовать кого угодно даже в отсутствии строгой государственности. Так, в сопровождении пытавшихся остаться незаметными шпиков, Сергей обошел весь город. Безрезультатно, если не считать привязавшейся к нему грязной пьянчужки, что попрошайничала рядом с входом в пивнушку «Слепая удача». Кому нужна такая спутница, алкоголики безвольные и безответственные люди. Тем не менее в своих поисках он случайно наткнулся на важную информацию. Это случилось в одном из многочисленных оружейных магазинов. Глянув на индикатор генного детектора и огорченно вдохнув, Сергей с откровенным безразличием начал рассматривать выставленные образцы револьверов и различных боеприпасов. Взгляд зацепился за висящий под самым потолком плакат с рисунком чего-то знакомого, виденного раньше.

Да, точно! Этот непонятный симбиоз любительского телескопа с люстрой он видел на Контрольно-диспетчерской станции Альфекка, когда брал боевой скафандр. Второй раз эта хрень попала на глаза при осмотре корабля переселенцев. Более того, в обоих местах на соседних стеллажах лежали предметы, которые он за внешнее сходство назвал «перфораторы», размерами от пистолета Макарова до отбойного молотка шахтера. Значит, ему доступно оружие древних, осталось научиться пользоваться обширным набором смертоносных устройств.

— Сколько же это стоит? — спросил Сергей, показывая на плакат.

— Если ты придешь сюда с разрушителем и запасными батарейками, Байгора станет кланом, и ты его возглавишь.

— Неужели столь мощное оружие?

— На Пикоке пять разрушителей, кланы президента и правительства сохранились только благодаря им. Никто даже не рискует проверить наличие батареек.

— У вас есть картинки другого оружия древних?

— Ты что-то нашел? — Продавец пристально посмотрел на Сергея, затем положил на прилавок потертую книгу с замусоленными краями.

Листая страницы и читая описание, приходилось раз за разом клясть себя за поспешность и отсутствие любопытства. Хотя нет, корить себя не надо, он здесь не для начала новой галактической войны или введения собственного понятия справедливости.

Яндбий Джезаин быстрым шагом шел в ресторан «Веселый колокольчик», где, как ему доложили, обедал необычный человек из бригады Атакора. Байгора, как и другие центры копателей, имел статус свободного города, ни один клан не имел права устанавливать здесь свои законы. Все началось двести лет назад с Устьбугура, когда бригада копателей нашла три плазменных ружья и объявила город своим кланом. Пятьдесят лет назад клан «Белых журавлей» блокировал Горный Гай и через пять лет объявил его своей собственностью. Сейчас похожая ситуация сложилась вокруг Байгоры. Окружившие город бродяги принадлежат к клану «Степных охотников». Союз торговцев нанял Яндбия для наведения порядка и обеспечения безопасности копателей, но при всем старании он ничего не мог поделать. Более того, регулярные поражения породили уныние среди его людей, а торговцы осыпали насмешками.

Первыми о ловком стрелке прознали скупщики, после чего Яндбий встретился с людьми Атакора. Те наперебой рассказали историю случайной встречи и в красках описали скоротечный бой с бродягами. Помощники, посланные присмотреться к новому кандидату в отряд городской стражи, немедленно сообщили о разговоре с продавцом оружия. Новость заставила Яндбия поторопиться, такого человека упускать нельзя.

— Здравствуй, Сергей, я Яндбий Джезаин из клана «Желтый цветок», начальник охраны Байгоры.

Мужчина атлетического телосложения с непривычными чертами лица и волосами цвета спелой соломы сделал приглашающий к столу жест.

— Я Сергей Алексеев, ищу спутников, которые мне помогут вернуться к своему клану.

— Здесь много отважных людей, они пойдут с тобой только ради удовольствия попутешествовать по мало изученным землям.

— Все не так просто, — тяжело вздохнул Сергей. — Я родился очень далеко и только приблизительно знаю предстоящий путь.

— Я сам пойду с тобой, если ты поможешь городу избавиться от блокады бродяг.

— Атакор рассказал о нашей стычке?

— Ничего себе «стычка»! Ты в одиночку перебил два десятка обученных воинов.

— Какой у тебя план действий?

— План? Зачем? Ищем бродяг и бьем их.

— Бесполезное дело, на место убитых придут новые шайки, так и будем бегать по кругу, как белки в колесе.

— Интересное сравнение, мы говорим «как пес за своим хвостом».

— Не принципиально, главное в том, что гоняясь за шайками, мы ничего не добьемся.

— Мы не сможем взять базу клана «Степных охотников», там всегда более пятидесяти воинов и несколько десятков рабочих. Если будет атака, они возьмутся за оружие.

— Где находится база?

— Маленькая бухта на берегу океана в трех днях пути.

— Так близко? Такое нахальство должно быть наказано.

Предложенный план Яндбию не понравился своей неправильностью, так не воюют. Однако перевесило любопытство и обещание вернуть воинов живыми и невредимыми, поэтому он дал свое согласие.

Теперь дело за оружием да несколькими «хитрыми» устройствами. Яндбий повел Сергея на оружейный завод. Здесь верховодил Ирий Леуин, талантливый изобретатель с глубокими и разносторонними инженерными знаниями. Занимаясь теоретическими расчетами и конструкторской деятельностью, он не чурался простой работы, подчас выполняя на строгальном или фрезерном станке весьма сложные и специфические операции. Зная его скрупулезность и дотошность, Яндбий изначально сомневался в успехе. Ирий не возьмется за изготовление «неправильного» оружия, причиной отказа, вероятнее всего, послужит ответственный подход к порученному делу. На деле все получилось совершенно иначе. Изобретатель с полуслова понял основной смысл нового оружия. Последовали схематические эскизы, уточнения и определение требуемых параметров. Затем сложилась внешне несуразная ситуация. Ирий, сидя за столом и глядя в стену, что-то невнятно говорил, Сергей ходил по кабинету, брал в руки разложенные детали и бросал короткие фразы. Только вслушавшись в слова, Яндбий понял, что идет обсуждение автоматического затвора для нового оружия.

Сергей охотно принял предложение принять участие в разгоне шайки бродяг. Он согласился не ради возможности пострелять и поездить по округе. На решение повлияла необходимость поиска «чистых» людей и нежелание попусту тратить время на разграбление обнаруженного банка. Итак, он нашел только двоих — алкоголичку по имени Румейла да Ирия Леуина, что являлось совершенно недостаточным даже для укомплектования одного корабля. К тому же если женщину можно просто насильно взять с собой, то с инженером необходимо поговорить, и далеко не факт что всеми уважаемый человек согласится принять участие в ненужном ему мероприятии.

На выполнение необычного заказа Ирий потребовал двадцать дней при условии безоговорочной помощи со стороны городского правления. Новость о приглашении Сергея в отряд Яндбия бригада Атакора приняла с одобрением, не было ни одного копателя, кто бы ни желал покончить с обнаглевшими бродягами. Вечером, когда отмечали переход Сергея в охрану, он выбрал удобный момент для важного для себя вопроса:

— Послушай, Яндбий, пока готовится новое оружие, я хотел бы пару недель походить вокруг базы клана «Степных охотников».

— Одному нельзя, охрана тебя сразу поймает.

— Группу еще быстрее заметят, в одиночку легче спрятаться.

— А смысл? Зачем попусту бродить рядом с их поселением?

— Надо заранее выбрать место, откуда мы начнем атаку, найти пути отхода. Одним словом, продумать варианты развития событий.

— Ладно, тебе виднее, иди.

Собственно разведку Сергей планировал провести за один день, ему требовалось легальное обоснование предстоящего исчезновения из Байгоры.

Из ресторана расходились далеко за полночь, долго прощались, вспоминая старые анекдоты и желая друг другу спокойных снов. Сергей прогулочным шагом направился к своей гостинице, но через два квартала свернул к гаражам торговцев, где у бетонной стены ночевала нужная ему пьянчужка. Вот и сейчас она притулилась за мусорным контейнером на обрывках картона. Преодолевая отвращение и морщась от мерзкого запаха перегара и немытого тела, Сергей обнял спящую женщину и активировал телепорт на орбитальную станцию. Оказавшись в кабинке боевой станции, он опустил свою добычу на пол и открыл телепорт в Центральный госпиталь.

— Господин адмирал, кто это с вами?

— Сильное химическое отравление, подозреваю обширное поражение всего организма.

— Прошу отойти на четыре шага.

Невидимое силовое поле подняло спящую женщину и бережно внесло в лифт. Дело сделано, он выкрал человека, теперь надо ждать.

Проснулся он в своей каюте от ментального зова компьютера:

— Диагностика завершена, процесс лечения завершится через сорок суток.

— Сорок суток! Почему так долго?

— Отравление затронуло все центральные нервные узлы, функции головного мозга подавлены, в груди две свинцовые пули.

— Какова вероятность реабилитации на должность вахтенного офицера?

— После лечения в первую очередь потребуется тест на уровень интеллекта. Реабилитация на офицерское звание маловероятна.

— Прошу до моего возвращения не выводить больную из состояния сна.

Сергей встал с кровати, еще одна неудача. После завершения лечения эта женщина будет пригодна разве что на должность судомойки, да и то при условии, что не потребует возвращения в родной город. Один в поле не воин, это точно, но где и как найти добровольных помощников. Надо вернуться на Контрольно-диспетчерскую станцию Альфекка, где должна быть информация по обитаемым мирам и космическим станциям. Хватит бессмысленных метаний, следует начинать с систематизации имеющихся данных.

Мир Пикока разделен на кланы, там искать себе помощников в принципе бесполезно, В других мирах может быть более развитая цивилизация или, наоборот, деградация до феодального уровня. В любом варианте появление одиночки, вероятнее всего, закончится пленением с последующим рабством или насильственным высасыванием информации. Пока за спиной ничего нет, соваться на обитаемые планеты смертельно опасно. Приняв решение, Сергей направился к своему пленнику. Адмирал Убанги поднял голову и посмотрел на вошедшего усталым взглядом:

— Убей меня!

— Не спеши, ты мне нужен живым. С какой системы вылетели твои предки?

— Планета Изумрудных морей в системе Изар.

Что же, коль скоро там произошла расовая чистка, мир Изумрудных морей станет первым в попытке найти себе спутников. А сейчас пора на Контрольно-диспетчерскую станцию в системе Альфекка.

Станция встретила чистотой и порядком военного учреждения. От былого разгрома не осталось и следа, строгие линии служебных коридоров рассекались переборками аварийной герметизации. Ярко высвечивались указатели различных служб и отделов. Абсолютное безлюдье уже не угнетало, Сергей уже привык к положению космического одиночки.

— Контрольно-диспетчерская станция Альфекка приветствует адмирала Алексеева.

— Доложить статус.

— Оборудование связи и астронавигации — сто процентов, оружие — сто процентов, жизнеобеспечение — сто процентов, функция обслуживания навигационных буев невыполнима.

— Причина?

— Корабль флота навигационного обеспечения выработал ресурс, Адмиралтейская верфь флота в режиме ожидания ресурсов.

— Координаты верфи.

— Система Альгур, В71Г4.

— Какие еще проблемы?

— У причала посыльный корабль с важным сообщением для штаба флота. Прибыл в автоматическом режиме, ошвартовался по причине недостатка топлива.

— Координаты штаба.

— Система Альгур, В71Д2.

Если верфь, как и реанимация галактической астронавигации, Сергея не интересовала, то в штабе можно найти много полезного, в том числе и координаты Земли. К тому же штаб в космосе по своей конструкции должен соответствовать штабу в океане.

Другими словами, это большой корабль с мощной связью, аналитическим центром и оружием для собственной защиты. Посещение штабного корабля надо вывести как приоритетную задачу, а для начала ознакомиться с военными секретами многовековой давности.

Глава 6 МЕСТНЫЕ РАЗБОРКИ

Сергей завтракал на «автомате», все мысли крутились вокруг той информации, что он просмотрел вчера. В общем-то, ничего сногсшибательного или экстраважного. Плохо одно — погибшая эскадра отправила сообщение на трех кораблях, посему велика вероятность подключения к поискам других рас или планет, где деградация не произошла или была в незначительной степени. Те же индусы, что недавно были на этой станции, могли легко доставить корабль на свою планету и изучить находящуюся на борту информацию. Надо еще раз просмотреть сообщение и очень серьезно подумать, а сейчас пора на центральный пост:

— Прошу повторить запись адмирала флота Бхонсла.

Вокруг развернулся открытый космос с яркой звездой, и Сергей оказался в центре давно минувших событий.

Маленький кораблик, не больше яхты, незаметно дрейфует между орбитами четвертой и третьей планет. Вот пространство буквально вспучивается от стремительного входа огромной эскадры. Корабли открывают огонь по пятой и шестой планетам, огромные шары плазмы несут смерть всему живому. Орбитальные станции почти без задержки открывают ответный огонь. Прошло несколько минут, и с планетарных орбит стартовали боевые корабли, но как-то странно. Сначала белесая вспышка — и корабль исчезает, затем в другом месте разворачивается северное сияние — и в радужных всполохах медленно выплывает контур исчезнувшего корабля. По всей видимости, атакующие были готовы к подобному развитию событий, они заранее перенесли огонь в район выхода врагов. Вот развернулись огненные крылья взрывов первых кораблей, атакующие имели явное превосходство в скорости тактического маневрирования и плотности огня. Затем на пятой и шестой планетах вспыхнула огненная феерия, огромные протуберанцы пламени вырвались за пределы атмосферы. Пятая планета медленно начала разваливаться на куски, являя картину запредельного сюрреализма. Последовавший взрыв метнул чудовищную энергию на шестую и четвертую планеты.

Становится очевидным, что эскадра вторжения тщательно рассчитала свою атаку, положение планет давало им явное преимущество. Попытка защитников перекрыть пути атаки и защитить планеты от удара откровенно провалилась. Эскадра игнорировала четвертую планету и, нанося рассредоточенный удар по третьей и второй планетам, направилась к светилу. Удар плазмы разорвал фотосферу, в пространство вырвался смерч энергии, местное солнце начало принимать сине-зеленый оттенок. Создалось впечатление, что этой системе наступает конец, и защитники бросили флот на защиту своей звезды. В это же время корабли вторжения разделились, одна часть схлестнулась в огненной дуэли, другая развернулась в атаку на вторую и третью планеты.

Бой перешел в решающую стадию, энергия взрыва накрыла четвертую планету, сорвала атмосферу и сбила орбитальные станции. Вскоре вторая планета засветилась фиолетовым сиянием, сквозь которое просматривались огненные шлейфы падения боевых станций. Флот вторжения откровенно сосредоточился на ударе по третьей планете, которую защищала орбитальная станция огромных размеров. Впрочем, это был уже не флот, а группа кораблей, которым противостоял планетарный гигант и несколько боевых единиц. Атмосфера самой планеты окуталась черной пеленой с яркими вспышками энергетических взрывов. Завершающим аккордом послужил мощный выброс энергии и переливчатые вспышки, которые покрыли поверхность орбитальной станции. Все, победа, флот вторжения захватил вражескую систему.

Победители направились к четвертой планете, в пространстве появилась маленькая эскадра из десяти кораблей переселенцев и десятка разнокалиберных судов сопровождения. Голограмма развернула новую картину: семеро человек в военной форме — индус, негр, египтянин, араб, китаец и двое европейцев, блондин и брюнет. «Я адмирал флота Бхонсл, командующий вооруженными силами Галактического альянса, уполномочен заявить, что мы полностью уничтожили врага. Тольтеки больше не существуют. Из всех планет бывшей столичной системы тольтеков, пригодной для жизни, останется только третья, и только через пять лет. Призываю присоединиться к нам всех незатронутых генетической проказой граждан Галактического альянса».

Сергей с закрытыми глазами откинулся в кресле. Какую реальную помощь дает ему это сообщение? Да никакую! Ну высадились на Земле семь с половиной тысяч лет назад прародители землян, и что? Люди давно расселились по планете и считают ее своей родиной. Да, есть различие цивилизаций Афро-Евразийского континента с Австралией и Америкой. Да, там иная флора и фауна. Да, при желании можно признать корабли переселенцев как Ноев ковчег. Но ему-то нужны координаты Земли, а не история ее завоевания. То, что адмирал флота Бхонсл отправил свое сообщение на трех кораблях, сегодня создает для Земли дополнительную угрозу. Желающие получить «генетически чистый материал» легко приберут беззащитную планету к рукам. Один «Отчаянный» без труда завоюет Землю XXI века. Впрочем, в XXI веке завоевывать не придется, люди сами, толкаясь локтями, побегут за экзотикой космических сражений и звездных десантов.

Тем не менее это шелуха, посыльный корабль не оборудован навигационным компьютером. При отправке ему задали конечную и промежуточную путевые точки. Невозможно установить даже приблизительную линию пути. Сергею нужен штаб, и для выяснения координат Солнечной системы, и для уточнения характеристик боевых кораблей. Видеоролик показал способность кораблей бывшего врага к телепортации, что намного ускоряет перемещение на дальние расстояния. Корабли прародителей обладают отличной скоростью, однако в масштабах галактики способность к телепортации явно предпочтительней. Придется навестить верфь и узнать, возможно ли строительство корабля с такими данными. Кроме того, надо найти орбитальную станцию и изучить вопрос ее буксировки на орбиту Земли.

— Какой статус штабного корабля?

— После ста лет ожидания автоматический переход в спящий режим.

— Приказ на штабной корабль: подойти к верфи для проведения ремонтных работ. Приказ на базу сырьевых ресурсов: обеспечить верфь необходимыми ресурсами.

— Исполнено. Какие еще распоряжения?

— Приказ на «Отчаянный»: перейти к причалу Контрольно-диспетчерской станции Альфекка, передать топливо на посыльный корабль и сопроводить к причалу штабного корабля.

— Исполнено.

Сергей развернул голограмму прилегающего района космоса и с помощью компьютера нашел флотскую базу снабжения. Коль скоро он озадачил работой бывших пленников адмирала Убанги, то следует и отблагодарить их достойным обеспечением.

Телепортировавшись на орбитальную станцию планеты Пикок, Сергей сразу засел за обучающий компьютер. Лихая кавалерийская атака на программу младших классов моментально увязла в незнакомом построении самой системы обучения. Впустую потеряв день, с утра он решил кардинально изменить саму методику изучения школьной программы, для чего коммутировал компьютер обучения на компьютер станции с выводом данных на ментальном уровне. Началось стремительное усвоение информации, за первый день прошел первые три класса. Дальше все пошло просто великолепно, школьная программа, можно сказать, напрямую записывалась ему в мозг, но…

На седьмой день утром Сергей поймал себя на неадекватном действии. Он наливал кофе в тарелку! Как бы очнувшись, удивленно посмотрел на кофейник, на тарелку, на свои руки. Нет, так нельзя, с такими экспериментами можно и свихнуться. Закончив завтрак, он отправился на прогулку по станции. После обеда час в спортивном зале, затем массаж — и снова прогулка по станции с заходом на боевые посты и тренировкой в управлении оружием. На следующий день Сергей спохватился: ему пора возвращаться на планету, а он не удосужился даже примерно осмотреть место предстоящего боя. Память подсказала о разведывательном зонде, который находится на борту корабля колонистов.

Дав команду расконсервировать зонд и вывести его на орбиту планеты, Сергей продолжил изучение боевых возможностей станции и занятия в спортзале. В этот день в рукопашной схватке он смог победить в спарринге фантома. Уже в массажной капсуле снова вспомнил о разведывательном зонде, в школьной программе за пятый класс описывалось стандартное снабжение корабля колонистов и принципы управления основными механизмами и устройствами. Принципы принципами, а реально опустить зонд на планету оказалось совсем не просто. Казалось, в чем может быть сложность? Гравигенераторы не дадут зонду упасть, его всего лишь надо вывести к нужному месту на тысячеметровой высоте. Это «всего лишь» заняло шесть часов. Зонд четко держал заданную высоту и курс, только вот планета крутилась да ветер дул во всех мыслимых и немыслимых направлениях.

К разведке Сергей приступил с последними лучами солнца. Четко выдерживая курс и скорость, начал изучать базу клана «Степных охотников». Для получения максимальной информации зонд осуществлял съемку во всех доступных диапазонах, от ультразвуковой локации и ультрафиолетового оптического спектра до радиочастот и рентгеноскопии. Сергей практически не смотрел на голографическую картинку, которая транслировалась с зонда на компьютер станции. Все его внимание было сосредоточено на панели управления маленьким бесшумным шариком, ибо кроме самой информации требовалось собрать данные для масштабной сетки. Выполнив пять проходов в направлении север-юг, он добавил столько же циклов по направлению запад-восток.

В заключение зонд исследовал местность между базой клана «Степных охотников» и городом Байгора, после чего начался подъем на орбиту. С возвращением зонда дело обстояло намного лучше, подъем на орбиту планеты не составил особого труда. Сергей несколько попотел при подводе зонда к лацпорту, но маневры удались, и в завершение он осторожно посадил своего «шпиона» на кильблоки. Удобная штука. Приказав перевести зонд на «Следопыт», Сергей приступил к изучению и обработке полученной информации. Наличие трех наблюдательных постов являлось закономерной и ожидаемой предосторожностью. Дальше пошли сюрпризы — зонд обнаружил целую сеть стационарных огневых позиций. Так что ступор в развитии оружия говорит об отсутствии в истории планеты масштабных войн, а не о многовековом мирном сосуществовании. У причала стоял пароход с пятиметровым тараном и парусник. Оба судна загружались отнятыми у копателей трофеями. По территории базы курсировали пять грузовиков, которые в момент работы зонда доставляли груз на стоящие у причала суда. Взяв распечатки планов, Сергей проверил выделенные ориентиры, азимуты и таблицу расстояний. Все, можно спать.

В предрассветных сумерках у придорожных кустов развернулось белесое свечение. Сергей вышел из телепорта в километре от города, внимательно осмотрелся по сторонам и направился к гостинице у городской управы. Именно там жил Яндбий со своими охранниками. На окраине, где обитали многочисленные проводники и знатоки тайн и секретов наследия древних, он столкнулся с ночным патрулем:

— О, Сергей, наконец-то вернулся! — приветствовали стражники. — Яндбий уже совсем перенервничал.

— Как там у Ирия, закончил с моим заказом?

— Чудное получилось оружие, мы о таком и не слыхивали.

— Провели пробные стрельбы?

— Да! Ты знаешь, теперь с тобой все хотят идти. Карабин под десятимиллиметровый патрон револьвера бьет наповал с полукилометра.

— Как же вы умудрились проверить?

— Не стерпели, с двумя карабинами пошли в холмы, где устроили засаду на бродяг. Весь десяток перебили как цыплят.

— А машины подготовлены?

— Ирий сделал точно по чертежам. Выбрал хорошие доски, обшил двигатель, кабину и кузов.

— Надежно, револьверная пуля не пробьет?

— Он самолично проверял, для этой цели сделал особый револьвер.

— Кстати, для тебя приготовили сюрприз, берегись, — с улыбкой добавили стражники.

Сюрприз так сюрприз, Сергей не возражал. Цивилизация на Пикоке дальше револьвера не пошла. С одной стороны, по револьверной схеме винтовки не сделать. Слишком высок риск, что во время боя пуля застрянет в стволе. Есть такая болячка у револьверного оружия. С другой стороны, на планете сохранилось оружие древних, правда, не факт, что к нему есть боеприпасы. Он уже проверил эффективность разрушителя, больше не хочется. Благо хватило ума стрелять в открытом космосе.

Не успел Сергей разместиться за столом и заказать себе завтрак, как рядом пристроился Яндбий:

— Привет, бродяга, как твои успехи?

— Нормально, завтракать будешь?

— Нормально — это как?

Что ни говори, а натуральная еда отличается от синтезированной пищи космического камбуза. Желая отвлечь собеседника от расспросов, Сергей протянул распечатанную на космической станции карту. Действие оказалось верным, пока начальник охраны изучал полученные разведданные, удалось насладиться слегка обжаренными ломтиками бекона с гусиными яйцами, затем последовал балык из нескольких сортов рыбы и мяса, потом фруктовый салат. Попивая кофе с выдержанным сыром, Сергей смотрел на Яндбия и размышлял на кулинарную тему. Первоначально его удивлял факт полного соответствия с привычной на Земле пищей. Те же фрукты и овощи, привычная домашняя скотина и птица, никакой экзотики, разве что отсутствие картошки с помидорами.

— Хорошая работа, — отвлек его от размышлений начальник охраны. — Не зря время потратил.

— Не зря, — согласился Сергей, — только я полагал увидеть совсем другое.

— Ты имеешь в виду количество воинов?

— Нет, я ожидал иного. Ладно, когда выступаем?

— Ирий уже должен быть на фабрике, пошли.

По дороге Сергей продолжил свои размышления на тему колонизации Земли. Получается, что Галактический альянс разработал не только военную атаку на Солнечную систему, но и тщательно подготовил эвакуацию последних «чистых» граждан.

Ирий встретил его дружеским рукопожатием, после чего повел к стоящим на самом видном месте минометам.

— Вот, полюбуйся!

Сергей с умным видом обошел вокруг, покрутил маховик горизонтальной наводки и повернулся в сторону снарядных ящиков. Ему элементарно было нечего сказать. Конечно, минометы это его идея, но только идея, конструкторская разработка — целиком заслуга Ирия. Он сделал инженерный расчет и воплотил его в металле, он разработал минометную мину и снарядил ее взрывчаткой собственного изобретения.

— Даже лучше, чем я ожидал, — ответил Сергей своим товарищам.

Однако конструктор проигнорировал похвалу и повел его к верстаку, где были аккуратно разложены карабины.

— Я их сразу сделал самозарядными, незачем попусту тратить силы на один вариант, потом на другой.

— Тебе виднее, я не оружейник, всего лишь рассказал об известном мне оружии.

— Мы тут никогда не думали о таком. Хорошо, что твой клан далеко отсюда. Но и мы кое-что умеем, держи подарок. — И Ирий протянул кожаный футляр.

— Однако! — воскликнул Сергей.

Первой мыслью было, что это пистолет-пулемет, но, взяв рожок, он понял: у него в руках автомат.

— Надо же! С таким оружием Байгора завоюет всю планету!

— Воина сразу видно, — проворчал Ирий, — мысли только о войне. Ты посмотри на конструкцию.

Дальше пошло детальное объяснение, где какая пружина, почему сделано так, а не иначе. Конструктору не терпелось похвастаться своим детищем. Сергей не возражал, ему было интересно послушать и понять ход изобретательской мысли.

Сегодня многие критикуют недальновидность советских вождей, которые не смогли подготовить Красную армию к войне. Так ли это? Выгнав из страны всю интеллигенцию, коммунисты тем не менее внимательно отслеживали все военные доктрины. Во всем мире треть сухопутных войск составляла кавалерия — СССР не отставал. Появились батальоны велосипедистов — Красная армия получила велосипеды. Началась мода на мотоциклистов — в Ленинграде, Харькове и Ижевске построили мотоциклетные заводы. В Европе разработали танки с противоснарядной броней — советские правители купили в Америке патент.

С танками даже умудрились всех обогнать и создали самостоятельные войска, но Испания внесла свои коррективы. Прорвав оборону противника, они оказывались без поддержки пехоты и становились легкой добычей тыловых подразделений, до мотопехоты еще не додумались. Как следствие — танковые части расформировали и небольшими группами распределили по пехотным полкам. Идея глубокого прорыва танковых войск принадлежит Гитлеру. Его предложение повторить план Шлиффена от 1914 года генштаб категорически отверг. На первом этапе немецкие войска без проблем достигнут Седана, но дальше снова ожидание тыловых частей, чем неизбежно воспользуются французы. Получается стопроцентное повторение давешнего сценария. Однако фюрер приказал отправить бронетанковый кулак дальше на север. Бросок в глубь страны отсечет север Франции, затем удар на Париж с запада. Так родилась новая доктрина, ибо противник в своем глубоком тылу ничего не мог противопоставить танкам.

Аналогичная картина была и с авиацией. Сегодня англичане не устают повторять о своем лидерстве в создании реактивной авиации. Да, это так. Первый английский реактивный самолет «Глостер» с реактивным двигателем Уиттла поднялся в воздух в 1941 году. У американцев возникла проблема с двигателем, но, получив чертежи Уиттла, они смогли создать свой «Эркомает» в мае 1942 года. Тем не менее прогресса не было до тех пор, пока после войны к работам не привлекли немецких авиаконструкторов.

Всю войну за падающими на Лондон ФАУ-1 и ФАУ-2 гонялись поршневые самолеты. В СССР Архип Люлька предложил проект авиационного турбореактивного двигателя в 1937 году. Однако после октябрьской эвакуации 1941 года конструктор был подключен к работам над танковыми двигателями. В 1944 году по приказу Сталина в Англии купили лицензию на морской газотурбинный двигатель Роллс-ройс, который стал базой не только для советской авиации, но и для реактивных самолетов всего мира.

Переработанный советскими конструкторами вариант газотурбинного двигателя Роллс-ройс сделал МиГ-15 королем воздуха. За все время войны в Корее было сбито 319 советских самолетов МиГ-15 и Ла-11 (поршневые), 109 пилотов погибло. Китай и Северная Корея потеряли 231 самолет МиГ-15, Як-9 и Ла-11, 126 пилотов погибло. США и их союзники Англия, Австралия и Южная Африка признают потерю 2866 самолетов, 1144 пилота погибло, 214 пилотов взято в плен, 40 пилотов пропали без вести. За время войны советские летчики посадили на территории Северной Кореи или Китая практически все типы самолетов противника. Все модели и модификации самолетов США и Англии были доставлены в СССР в целом и исправном состоянии. Советские конструкторы использовали американскую идею сигнализации о цели сзади, прозванную советскими пилотами «паникер». Радиолокатор заднего обзора при обнаружении цели подавал сигнал тревоги.

ГРУ, для дезориентации пилотов США, подбросило американцам «утку». Из СССР был доставлен один из неудачных прототипов МиГ-15 со слабым двигателем и вооружением, без нормальных приборов (сняли автоматическую подвижную сетку прицеливания, американцы создали аналог через десять лет). Этот самолет был посажен на фюзеляж в труднодоступных горах недалеко от линии фронта с имитацией закончившегося топлива. Авиаразведка заметила самолет, американцы клюнули на приманку и вывезли МиГ-15 на вертолетах по частям. Для достоверности по ним даже стреляли, много, но мимо. «Подарочек» был доставлен в США, где его собрали и испытали. Тактико-технические и летные данные самолета были направлены в войска. До сегодняшнего дня во всех иностранных справочниках по МиГ-15 приводятся данные этого прототипа. После изучения трофея американцы переняли принципиальную конструкцию двигателя, до этого использовалась немецкая разработка.

Кстати, о данной войне ходит слишком много мифов. 23 июня 1950 года в 22 часа армии США (40 тысяч человек) и Южной Кореи (100 тысяч человек) начали боевые действия без объявления войны. Двадцать пятого июня они продвинулись в глубь территории Северной Кореи на 1–2 километра. Ответным ударом американцы были отброшены на самую южную точку полуострова. Южнокорейские солдаты к этому времени перешли на сторону армии Северной Кореи. В Нью-Йорке собралось срочное заседание Совета безопасности ООН, которое состоялось без представителей Китая и СССР. Северную Корею признали агрессором. Дальше последовала полномасштабная военная эскалация, закончившаяся появлением у границ США бомбардировщика Ту-95.

Есть в истории еще один момент. Заокеанские союзники частенько напоминают о той помощи, которую они оказали во время войны. Оказали, никто не спорит, но после окончания войны начали жесткий прессинг с прямой угрозой нанесения ядерного удара. Европейская часть страны в руинах, нищенская жизнь с дефицитом буквально всего, поля нашпигованы пехотными и противотанковыми минами, в лесах сидят бандиты. Это сегодня их пытаются выдать за борцов с чем-то, на самом деле в лесах сидели самые обычные дезертиры, не важно, дезертиры какой армии, важно, что вооруженные трусы. В трудный послевоенный период посыпались открытые угрозы новой войны. Вместо восстановления нормальной жизни пришлось срочно наращивать военную мощь. Деньги тратились на новые военные разработки, строились авиационные и танковые заводы, создавалась автоматизированная система оповещения о вражеской агрессии. СССР направил все силы на собственную защиту, а сегодня нас в этом упрекают и обвиняют в милитаризме.

Что касается пехотного оружия, и союзники, и немцы воевали винтовками времен Первой мировой войны. Английские и американские пулеметы с водяным охлаждением, в том числе ручные. Соответственно пулеметы Дегтярева и СВТ, основное оружие Красной армии, явно превосходило аналоги как союзников, так и противников. В первые дни войны склады резерва оказались в руках немецкой армии, люди шли на передовую безоружными, в гражданской одежде. Если пошив форменной одежды наладили достаточно быстро, то с оружием дело было сложнее, просто не хватало производственных мощностей. Попытки купить винтовки в Англии или Америке встретили прямой отказ. Союзники не согласились продать даже запасы Первой мировой войны. От безвыходности в 1942 году приняли решение начать массовое производство ППШ и не прогадали.

Немного о «теоретиках оружия». Дружный хор воспевает немецкий пулемет MG как лучший пулемет времен Второй мировой войны. Вместе с тем только ленивый не плюет в сторону СВТ. А что говорили современники? Немецкие солдаты предпочитали пулемет Дегтярева, а самым популярным оружием вермахта была СВТ. Да, да, эту винтовку даже продавали в своем кругу и по немалой цене в двести марок, что соответствовало двухмесячному окладу лейтенанта. Пулемет Дегтярева в снаряженном состоянии ровно в два раза легче MG, а по скорострельности лучше. Практическая скорострельность определяется временем расстрела одной тысячи патронов, что учитывает заедания и перезарядку. У Дегтярева 120 выстрелов в минуту, у MG 90 выстрелов в минуту. За столом можно придумать любую муть. А пробежать километр с двадцатикилограммовым пулеметом в руках? Немцы-то свою мандулу тащили вдвоем.

Автоматы показали свое превосходство в боях за Сталинград, дальше — больше. В результате сегодня НАТО с карабином, остальные с «Калашниковым». Автоматы АК, как и М-16, достигли предельного совершенства, когда невозможно что-то улучшить. И если в первом случае ничего улучшать и не надо, то М-16 имеет «врожденную болезнь», после 500 выстрелов требуется смена ствола. Конструктивно это невозможно, изменить конструкцию также невозможно, вот и дарят свое оружие «дружественным странам». После Вьетнама начались поползновения в сторону создания «штурмового оружия», сиречь автоматов. Появились всякие СА, ФН, миними и прочая дурамуть, ибо по-другому не назвать испорченные копии оружия Калашникова.

Осталось добавить несколько слов в адрес околовоенных «исследователей». Сначала о мифе подготовки советской агрессии против Германии. Что могла дать Сталину эта война? Ничего! Германия и Италия демонстрировали свою дружелюбность, вели активную торговлю, продавая в СССР любые товары и технологии, включая военные. Остальные страны Европы были откровенно враждебны к Советам.

Немцы оккупировали Европу, разгромили англичан, а Сталин хочет в одиночку сразиться с вермахтом. Он что, полный идиот? Не понимает, что неизбежно подключение немецких союзников, Италии и Японии? Забыл итоги Первой мировой войны, когда Антанта билась с немцами четыре года?

Другая бредятина связана с маршалом Жуковым. Во время обысков в его трехкомнатной квартире «нашли» десять вагонов вывезенного из Германии добра. Приплюсовали и дачу, «забыв», что это собственность Минобороны, где вся мебель имела бирочки с инвентарными номерами. К маршалу прилепили понятный всем ярлык — «вор». На самом деле причина намного проще. С окончанием войны жизнь в армии вернулась к довоенным стандартам. На учебные стрельбы — три патрона в месяц, на учебное вождение танка — один час в месяц, зато на политучебу отводилось сто двадцать часов. Вот с этим и попытался бороться Жуков, за что и попал в опалу. Истинную причину наказания скрыли, и Хрущев сдуру вернул маршала на место, но быстро раскаялся и отправил в отставку. Вдалбливание идеалов марксизма-ленинизма намного важнее умения владеть своим оружием.

Машины тряслись по бездорожью в предзакатных лучах солнца. Сергей сидел рядом с водителем и сверял направление с выделенными на карте ориентирами. К нужному месту должны приехать в сумерках, когда будет полная гарантия, что наблюдатели из клана «Степных охотников» ничего не заметят. Однако мысли адмирала были далеко, он сопоставлял полученную в школьной программе информацию с известными на Земле расами и народами. В основном все сходилось. Да, на Земле жили люди из разных звездных систем, для него это стало бесспорным фактом. Известные по сказкам эльфы, гномы, орки и так далее реально жили в галактике, но не могли переселиться на другие планеты по причине особых требований к среде обитания. Одни зависели от особого спектра местного солнца, другим требовалось специфическое излучение фотосферы, третьи нуждались в неприемлемом для людей тяготении.

Сергея озадачила монголоидная раса. По здешней школьной программе они являлись даурами, что можно перевести как андроиды или искусственные люди, поэтому им и сделали отличительный внешний вид. Дауры выполняли все опасные для жизни работы и в первую очередь были воинами. Они являлись космодесантниками, телохранителями, операторами орудийных установок, обслуживали в бою двигательную установку и многое другое. Для удобства даурам сделали мощный ментальный центр, который позволял им прекрасно взаимодействовать. По сути, ученые Галактического альянса создали тех же людей, только вечноживущих. Например, воин мог погибнуть, но благодаря постоянному ментальному контакту с ближайшим компьютером его матрица непрерывно обновлялась. Эти данные пересылались в соответствующий центр, где через некоторое время наступало возрождение. Причем «новый» солдат имел в голове всю предыдущую информацию вплоть до момента своей гибели. Подобное решение делало дауров бесценными, они накопили огромный профессиональный опыт, а как воины были бесстрашны, ибо понятие «смерть» к ним не относилось. Сергея смущал один нюанс, согласно школьной информации, дауры были двуполы, но лишены репродуктивной функции. На Земле монголы, китайцы, чукчи и так далее не только размножались, но и создавали нормальные браки с другими народностями и расами.

Машина подпрыгнула на очередной кочке и остановилась.

— Куда дальше? — спросил водитель.

— Объезжай кустарник с любой стороны, там для минометов удобная площадка.

Пока люди Яндбия разгружали машины, Сергей с помощью лазерного дальномера выверил расстояния до ориентиров и отметил место для минометов. Первый этап закончен, атака начнется перед рассветом. Расчеты старательно устанавливали секретное оружие, автор нахальной идеи залег чуть ниже вершины холма, на обращенном в сторону противника скате. До базы «Степных охотников» было пять километров, но бинокль позволял рассмотреть все детали вечерней жизни. Кто-то выяснял отношения, другие неторопливо прогуливались перед сном, вот от стоящих у причалов кораблей нестройной толпой прошли моряки. Лениво переговариваясь, они зашли в один из жилых бараков. Сергей встрепенулся: а что, хороший шанс захватить флот бродяг.

Десятник внимательно выслушал безумную идею.

— Ты серьезно хочешь все сделать в одиночку?

— Не получится, вернусь сюда.

— И как же ты собираешься вернуться? Один с автоматом против всего гарнизона?

— Зачем так печально? Я не собираюсь идти напролом, можно прыгнуть в воду, потом обойти по берегу.

— Ладно, я тебе не командир. Давай показывай приборы.

Первым делом Сергей пододвинул планшет радиопеленгатора, где светились три точки, обозначающие местонахождение дозорных клана «Степных охотников». Затем показал три приемника, настроенных на каждого дозорного в отдельности.

— Держи «глушилку». — С этими словами пододвинул радиопередатчик.

— Как я найду каналы штаба?

— Сами найдутся, приемник у кустов непрерывно работает в режиме автопоиска.

— Хитрый ты.

— Какая тут хитрость? И передатчик, и приемник шлема пеленгуются легко и просто.

— Я десятки раз ходил в дозоры, принимал участие в различных стычках, но никогда не думал, что мое место можно засечь с помощью примитивного пеленгатора.

Сергей промолчал. Из рассказов ветеранов Афгана он знал о более серьезных разработках, когда с руки посылали ракету и на фоновый сигнал приемника, и на прибор ночного видения. Такой эпизод есть в фильме «Девятая рота», правда без пояснения.

— Когда включить «глушилку»?

— Внимательно слушай разговоры. Их слова и вопли помогут определить эффективность минометного огня.

— Еще команды, куда бежать, где залечь.

— Верно мыслишь, «глушилка» нужна в случае твоего обнаружения или для усиления паники.

— Паника будет, это я тебе обещаю. Таких боев у нас еще никто не видел.

Сергей снова промолчал, на Земле давно уже нет «глушилок», люди додумались до поглотителей сигнала. Сегодня легко и просто нивелируется сигнал любого спутника, пойми-разбери — спутник вышел из строя или на сигнал поставили капкан. «Глушилка» для прибора обнаружения биологических объектов перешла в руки десятника в последнюю очередь. Если сам поисковый аппарат сложен, дорогостоящ и малоэффективен, то «глушилка» проста, как трехколесный велосипед, и надежна.

К причалам Сергей отправился сразу после полуночи. Шел спокойным шагом, ничуть не пытаясь скрыться за редким кустарником или прочими естественными укрытиями. Разведка местности с помощью зонда не показала никаких дополнительных устройств обнаружения. Всевозможные датчики и детекторы, по сути, простенькие электротехнические устройства, которые легко запеленговать. Так же на расстоянии их можно и уничтожить, достаточно послать высокочастотный импульс. Электроника — всего лишь миниатюрная электротехника и отличается крайне низкой живучестью по отношению к внешнему воздействию. Причем самым эффективным методом уничтожения является электромагнитный импульс.

Территория базы клана «Степных охотников» была выложена булыжником, редкие фонари освещали короткую улицу со штабом и несколькими жилыми бараками. Никакого внутреннего патрулирования и внешнего ограждения. Судя по всему, руководство клана не ожидало активного противодействия своим экстремистским планам. Обойдя стороной жилые постройки, Сергей направился к стоящим у причала судам. Первой целью наметил пароход. Ибо там обслуживаются работающие механизмы и котлы, и на суточной вахте должно стоять больше моряков. Конструкция парадных трапов отличается двумя недостатками: под человеком они лязгают балясинами, при этом сам трап начинает раскачиваться испорченными качелями. Такое шумовое оформление исключает неожиданное появление визитера, вахтенные откровенно дремлют или болтают со своими приятелями.

В далекой звездной системе вахтенный матрос не являлся исключением, с причала был слышен его треп с кем-то из экипажа. Сергей тихо перебрался на внутреннюю балку трапа, немного постоял и двинулся вверх плавными шажками. Опасаясь суровых проверяющих, матросы часто ставят у верхней площадки трапа своеобразную сигнализацию. Это может быть совок для мусора, швабра или хитро подвешенный кусок цепи. Стоит верхней площадке трапа качнуться от веса человека, как «сигналка» с грохотом падает. Сергей не собирался подниматься на борт парохода традиционным путем и, поравнявшись с планширем, бесшумно перепрыгнул на палубу. Так и есть, матрос почти по пояс влез в иллюминатор и с кем-то оживленно болтал. По доносящимся обрывкам фраз шло активное осуждение предстоящей пьянки в порту выгрузки.

Немного постояв, Сергей тихо перешел на противоположный борт. Эти двое еще долго будут заняты важной для них темой, надо найти еще как минимум двоих. Свет виднелся из кормовых иллюминаторов жилой надстройки, где традиционно размещался камбуз. Сергей осторожно туда заглянул — так и есть, два человека в промасленных комбинезонах увлеченно бросали игральные кости, сопровождая свои действия эмоциональными комментариями и различными приговорками. Ничего нового, человеческая натура не меняется от названия планеты, все как всегда. Самый надежный вход в машинное отделение — через дверь в фальштрубе, которую всегда держат открытой. Любой член машинной команды будет уверять, что эта дверь должна быть открытой, ибо таким образом улучшается вентиляция машинного отделения.

Дальше Сергей пошел уже спокойно, при любой случайной встрече его примут за одного из членов экипажа и окликнут, не ожидая подвоха. Моряки большую часть жизни проводят в море, где по определению на борту не может быть чужих. Спуск по трапам до палубы двойного дна не занял и минуты. Дальше котельное отделение, где он первым делом нашел насос подачи топлива на форсунку. Перекрыл пар, затем перекрыл топливо и открыл подачу воды на котел. Диверсия закончена, осталось выбрать удобное место и ждать хозяев. Где-то через двадцать минут динамо-машина начала всхлипывать, лампочки тревожно замигали и погасли.

Вахта машинного отделения спохватилась практически сразу, наверху грохнула дверь, вниз по трапу с матюгами побежали кочегар с машинистом. Казалось бы, самый надежный вариант — это придержать ногу на трапе. Бесполезно, Сергей хорошо знал, что моряки спускаются на руках, ноги просто считают балясины. Вот плита настила лязгнула под каблуками первого человека, подсечка, Сергей придержал за плечо падающего кочегара и нанес удар в шею.

— Ты чего это? — встревоженно спросил второй. — Осторожней надо быть в темноте.

Полшага влево — и резкий тычок ладонью в шею. Основная часть захвата парохода выполнена. Калмыцкий узел на самом деле ничем не напоминает связывание двух концов веревки. Им страхуют ребенка, чтобы не упал с лошади, или связывают пленников. Достоинство узла заключается в том, что от него не освободиться, и в то же время веревки не пережимают и не мешают кровообращению.

Сергей вышел в коридор, нарочито громко лязгнув стальной дверью.

— Что там у вас случилось? — раздался голос из каюты штурмана. — Когда свет дадите? На судне все проблемы только от маслопупов.

Сейчас вахтенный матрос должен развешивать пиронафтовые фонари аварийного освещения. Штурман, задрав ноги, лежал на диване. Удар под дых лишил его способности и говорить, и дышать. Подхватив судорожно глотающего воздух штурманенка, Сергей отнес его в помещение буфетной. Бедолага еле выдавил вопрос, когда калмыцкий узел надежно зафиксировал руки и тело:

— Т-т-ты кто?

— Инспектор портового надзора, проверяю несение вахтенной службы. Сколько на борту человек?

— Че-че-четверо. Я б-б-буду жаловаться, я п-п-при исполнении об-б-бязаннностей, вы ответите.

— Угу, утром поставишь бутылку за то, что остался жив.

Из подшкиперской доносились грохот железа и несдержанный мат. Вахтенный матрос пытался найти пиронафтовые фонари, что в потемках оказалось трудновыполнимой задачей.

— Аварийный инвентарь должен храниться в легкодоступном месте, — сказал подошедший сзади Сергей.

— Тебе-то какое дело, чего надо?

Прислонив последнюю жертву к бухте запасного троса, он отправился на обход кают. Но едва успел дойти до жилых помещений, как услышал с причала вопрос:

— Что там у вас случилось? — На причале стоял вахтенный с парусника.

— Снова цирк, заходи, похлопаешь в ладоши.

— А клоуны бегают по машинному отделению, знакомо. — Гость начал подниматься по трапу.

— У машинеров каждый день то понос, то золотуха, — ответил Сергей, пропуская визитера вперед. — Штурман тебя не хватится?

— Нет, он пьянь беспробудная, нажрался до поросячьего визга, прохрюкает до утра.

Поместив вахтенного с парусника рядом с моряками парохода, Сергей отправился проверять каюты. Так, палуба за палубой, поднялся на мостик, вышел на крыло, и на него навалилась грусть. Что он здесь делает? Зачем ему все это надо? Над головой сияют звезды чужого мира. Где оно, Солнце? За последние годы он дважды потерял свою семью и детей. Хуже всего то, что шанс вернуться назад очень и очень призрачный. Сергей сжал кулаки и с силой ударил по планширю: «Я вернусь! Я обязательно найду дорогу домой!»

Оборудование мостика ничем не отличалось от стандартной схемы Земли конца XX века. Непонятной оказался навигационный компьютер, завязанный на спутник. На орбите только боевая станция, для определения своего места требуется как минимум два десятка спутников.

На Земле родоначальником спутниковой навигации является Советский Союз, ибо по географическим и политическим ограничениям он не мог развернуть наземную сеть радионавигации. Американцы сначала скопировали нашу систему «Цикада», а затем и «ГлоНаСС». Разница только в одном: у нас к спутниковой навигации допускались только военные, а американцы изначально сделали свои спутники общедоступными, за деньги, конечно. Так что, покупая в магазине приемник GPS, мы передаем часть денег в НАСА. Профессиональный интерес заставил Сергея найти инструкцию к навигационному компьютеру. На третьей странице все встало на место, переселившаяся на Землю цивилизация использовала совсем другой принцип радиоволн. Спутник использовался не как удаленный ориентир, а покрывал планету координатной сеткой.

С парусником Сергей решил поступить несколько иначе. Если пароходу для подготовки к выходу в море потребуется не менее трех часов, то здесь достаточно поднять паруса. Осмотр причальной линии завершился успехом. На северном углу обнаружился ялик, которым обычно пользовались портовые швартовщики. Закрепив фалинь к фальшборту, Сергей начал готовить парусник к отходу. Для начала сбросил швартовы, затем поднял бом-брам-кливер и вывел его на ветер. Судно начало медленно отходить от причала. Закрепив шкоты, он побежал на корму, возможно, ситуация потребует на короткое время поднять бизань. Но нет, все пошло нормально. Прикинув расстояние до берега, сначала спустил кливер, затем, придерживая тормоз, потихоньку смайнал якорь.

Осталась самая последняя часть его плана. Снова не скрываясь, пошел к центральному зданию, где тихо тарахтел дизель-генератор. Первый этаж занимали служебные помещения, на втором этаже располагались жилые комнаты. Никакой охраны, полная беспечность, впрочем, и никакой пользы для Сергея, среди спящих людей прибор не нашел представителей чистой расы. Столь же безрезультатным оказался поход по баракам. Жаль, ведь именно надежда найти себе помощников послужила причиной диверсионного рейда. Взяв на пароходе одеяло, он примостился на причале среди аккуратно расставленных поддонов с кирпичами. Осталось ждать начала атаки.

Дежурный разбудил десятника в точно назначенное время. Над маленьким лагерем распространился аромат свежезаваренного кофе. Неспешно позавтракали: консервированный мясной паштет, сыр и кофе с мягким хлебом вечерней выпечки. Минометные расчеты начали подготовку к стрельбе, двое стражников с карабинами ушли к своим позициям на внешнем скате холма. Десятник устроился на своем наблюдательном пункте, посмотрел на экраны приборов разведки и шепнул в микрофон:

— Огонь!

Первые четыре залпа ушли на штаб, причем в сам дом попало пять мин. Затем смена цели — и мины полетели на бараки. Огневой налет длился не более десяти минут, после чего обстрел прекратился. Первыми всполошились дозорные, после первых разрывов они начали встревоженно вызывать штаб, но безответно. Выбежавшие из разрушенных и горящих домов люди сначала бестолково метались, кричали и размахивали руками. Но вот кто-то взял на себя руководство.

Минут через двадцать после прекращения обстрела вокруг нового лидера собралась плотная толпа. Десятник усмехнулся, происходящее полностью соответствовало предсказанному Сергеем сценарию. Новый огневой налет — и уже разрозненные одиночки с криком побежали в разные стороны. Последовало несколько залпов по местам ночного дозора, и грузовики поехали в Байгору за Яндбием. Никто не собирался убивать всех людей из клана «Степных охотников». В традициях населения планеты Пикок отсутствовала жесткая привязанность к какому-то определенному сообществу. Люди были вольны покинуть один клан и присоединиться к другому. Причины самые разные, более легкая или сытая жизнь, безопасность или личностные отношения. Так что разбежавшиеся воины и рабочие очень скоро присоединятся к новому клану, которому уже придумали название «Хозяева удачи».

Грузовики вернулись до полудня, кроме стражников приехали добровольцы из числа горожан и копателей. Часть людей отправилась на грузовиках в облаву, другие принялись за раненых и убитых. Ирию не терпелось осмотреть содержимое складов, и Сергей составил ему компанию. Самому интересно узнать, за какие блага тут кипят кровавые страсти. Экскурсия, которую провел оружейник, оказалась весьма кстати. Без него Сергей не понял бы, зачем нужна и десятая часть всего, что хранилось на складах, например, зеленая личинка с крылышками:

— Ирий, что это?

— О, хорошая добыча! «Степные охотники» собрали почти десяток накопителей энергии.

— Как это накопителей энергии? Здесь не видно никаких подводных и отводных клемм.

— Они не нужны. Никто не знает, откуда они берут энергию, но стоит подключить к розетке такую пластинку, — Ирий показал маленький прямоугольник, — и ты получишь вечное электроснабжение.

— И сколько домов способна обеспечить такая штука?

— Зависит от размера. То, что ты видишь, обеспечит всю мою фабрику.

Сергей задумался, подобные пластинки входили в состав его пояса. Из инструкции было известно, что пояс получает энергию от удаленного источника. Школьная программа дала общее понимание принципов электроснабжения, сейчас он воочию увидел само устройство сбора электричества, но еще имеются и электростанции ядерного синтеза.

Яндбий со своими стражниками и добровольцами закончил облаву на бродяг к концу четвертого дня.

— Ты представляешь, — рассказывал начальник охраны, — у бродяг против нас не было ни единого шанса.

— Так и было задумано, револьвер не может пробить доску.

— Дело даже не в этом, мы их окружали и открывали огонь из карабинов, не выходя из машин.

— Бродяги пытались убежать или, наоборот, шли в атаку?

— Какой там! Перестрелка не занимала и пяти минут, после чего они бросали оружие.

Впрочем, Сергея не очень интересовали происходящие события, он искал повод потихоньку уйти и заняться решением своих проблем. Разгром банды «Степных охотников» завершился «всенародным» гулянием, на котором присутствовали и бывшие бандиты. Местные обычаи такое дозволяли, человек имел право сменить клан, а Сергей отнесся к подобному положению с полным равнодушием. Смущало только одно, к нему относились как к главарю нового клана.

Наконец настал час истины, Яндбий и Ирий выбрали подходящий момент и взяли Сергея в оборот:

— Ты почему устраняешься от руководства кланом? — строго спросил Ирий.

— Как это устраняюсь? Что еще я должен делать?

— Надо строить дорогу от города до порта, я отправил бульдозеры, Яндбий назначил рабочих, а ты как будто спишь.

— В порту необходимо строить морские укрепления, дома для людей, а ты мечтательно смотришь в небо, — насел Яндбий.

— Вот что, друзья, давайте-ка вместе съездим в одно место, там и поговорим по насущным вопросам.

— Далеко? — спросил Яндбий.

— Дорога не должна занять более четырёх часов.

Сергей сел за руль и поехал к ближайшей электростанции. Ирий впервые так далеко выехал за пределы города и с интересом рассматривал окружающий пейзаж, засыпая Яндбия всевозможными вопросами. Машина, прыгая на ухабах, объезжала холмы, прорывалась через редкий кустарник и лавировала между деревьями маленьких рощиц. Наконец индикатор пояса показал достаточный для переноса уровень электрического поля.

Глава 7 ВЕРФЬ АЛЬГУР

Сергей выбрал удобное место и остановил машину:

— Выходим, предупреждаю сразу, не пугаться, здесь безопасно для всех.

Удивленные таким предупреждением, друзья начали озираться, а Сергей их обнял и активировал телепорт.

— Мы телепортировались! — воскликнул Яндбий. — А куда?

— Откуда ты знаешь про телепорт? — спросил Сергей.

— Он принимает нас за дикарей, которые никогда не учились в школе, — обиженно фыркнул Ирий.

— Нет, просто я знаю, что на планете телепорты дезактивированы.

Вот так сюрприз! Население планеты до сих пор учится по школьной программе, разработанной семь с половиной тысяч лет назад.

— Сообщите статус сопровождающих, — встревоженно спросил компьютер.

— Один пленный, один стажер.

— Принято.

Зашли в лифт, кают-компания находилась на плюс сто втором этаже. Вообще-то палуба телепортов считалась нулевой, но этажей вниз было больше, чем вверх. С обзорной площадки открывалась панорама планеты.

— Мог бы сразу сказать, откуда ты прилетел, — недовольно проворчал Ирий.

— Если бы я знал, — вздохнул Сергей.

— Сбой телепорта, — догадался Яндбий, — в фильмах древних много подобных сюжетов.

— К сожалению, в жизни намного сложнее.

— Да ладно, не грусти. Свое обещание сопровождать тебя я забираю обратно, не обессудь. А клану все объясню, люди тебя поймут.

Вот так, просто. Впрочем, чему удивляться, они многие тысячелетия живут со знанием о космосе, ежедневно смотрят древние фильмы, пытаются найти сохранившиеся блага рухнувшей цивилизации. Да, современные люди не могут покинуть планету, забыли былые технологии и научные разработки. Но космосом их не удивить.

Вдосталь налюбовавшись видом планеты, они повернули обратно. Сергей привел своих гостей в Центральный пост, где Ирий немедленно засел за пульт управления. Потребовалось минут двадцать безуспешных попыток, прежде чем талантливый оружейник понял бесполезность своих усилий и возмутился:

— Неинтересно, все отключено, и мне здесь нечего делать.

— Слишком торопишься с выводами. Посторонний человек за пультом управления боевой станцией. Или ты полагал, что компьютер позволит пальнуть по планете?

— Но я не собирался стрелять по планете!

— А компьютер это знает?

Сергей активировал пульт управления и вывел голограмму ближайшего космического пространства.

— Ух ты! Почему компьютер тебе подчинился?

— Я внесен в базу данных как военный чин.

— Да? Интересно, а это что? — Ирий показал на символ базы снабжения.

— Хочешь посмотреть на космический завод?

— Конечно! Еще и спрашиваешь!

— Пошли в телепорт, там можно все посмотреть и потрогать руками.

Заинтересованные друзья последовали за Сергеем.

База сырьевых ресурсов встретила аналогичным вопросом:

— Укажите статус сопровождающих людей.

— Инженер — директор завода и клиент, покупатель продукции.

— Принято.

Ирий и Яндбий совершенно не удивились присутствию на базе людей. Более того, они немедленно приступили к расспросам, что да как. Сергей решил в разговор не вмешиваться, все равно ничего путного не сможет сказать. Жизнь в этом районе галактики должна быть примерно на одном уровне. Так что, оставив друзей, он ушел в зал управления, где занялся обработкой статистических данных. Проверка результатов работы бывших пленников впечатлила, объемы добычи и переработки были близки к показателям минувших времен.

— Пусти меня за центральный пульт, — раздался за спиной голос Ирия, — здесь возникли некоторые мысли.

— У кого это возникли мысли?

— Послушай, может быть, ты и великий воин, но в жизни наших планет ничего не соображаешь.

Сергей не стал спорить, зачем? Он прекрасно осознавал свою беспомощность в этих делах. Вскоре подошли бывшие пленники и Яндбий, они продолжали обсуждение какой-то насущной проблемы.

— Значит, так, — вступил в разговор Ирий, — я направляю на Пикок транспортеры, а ты обеспечиваешь их биологическим сырьем.

— Каким еще биологическим сырьем? — встрепенулся Сергей.

— Обычным: целлюлозой, морской водой, морскими млекопитающими. Да, чуть не забыл, мне нужны углеводороды.

— Тебе? Ты решил здесь остаться?

— Конечно! Я обеспечиваю клан «Хозяев удачи», они обеспечивают меня. И тебе работа нашлась, где-то поблизости должен быть завод, ищи.

— Завод? Зачем тебе в открытом космосе завод?

— Неуч. Большинство металлов и сплавов разлагается при взаимодействии с кислородом. Все важные устройства изготавливаются в космосе и заливаются пластиком.

Ирий бросил на Сергея победный взгляд.

— Ты зря не фантазируй, — вмешался Яндбий. — Где я тебе возьму необходимые механизмы?

— У меня есть, — ответил Сергей. — Пошли обратно на орбитальную станцию.

Оборудование и оружие, оставленное на борту корабля переселенцев, буквально гладили и целовали. Сергей несколько удрученно наблюдал за чужой радостью, он спровоцировал процесс с весьма неоднозначным конечным результатом.

Ирий развил буквально невообразимую активность, инженер по нескольку раз в день телепортировался со станции на базу и обратно. Тормошил, требуя немедленно отправить на планету очередной модуль со срочно необходимыми механизмами, и спешно возвращался на базу. Сам Сергей использовал свободное время для завершения школьного образования и подготовки «Следопыта». Так что посадка модулей на окраине Байгоры являлась дополнительным тренингом вкупе с разгрузкой мозгов. Смущал другой фактор, который на данный момент никто не принимал во внимание.

— Яндбий, ты в курсе, что модули оборудованы кабинами с местным управлением?

— Да, это есть в школьной программе, но у нас нет подготовленных пилотов.

— На гравигенераторах летать не сложно. Сначала люди твоего клана освоят полеты над планетой, затем выйдут в космос.

— Ты хочешь меня упрекнуть? Я не вижу в этом ничего плохого.

— Опасность лежит в другой плоскости. Орбитальная станция пропустит любой грузовой или пассажирский модуль, но стоит приблизиться к ее причалам, как в борт ударит заряд плазмы.

— Почему? Мы же живем на этой планете, она должна нас защищать!

— У военных свои законы, базы и корабли доступны только для самих военных. Боевая станция защитит вас от любой агрессии, вместе с тем никого к себе не подпустит.

— Странные законы. Ты ничего не можешь сделать?

— Зачем? Подобное положение вещей я считаю правильным. Просто предупреди своих людей — и все.

— Хорошо, все будет сделано по твоим правилам. Ты вернешься?

— Если у меня ничего не получится, то вернусь.

Друзья попрощались, пора отправляться в штаб, где Сергей надеялся найти координаты Солнечной системы.

Верфь для космических кораблей представляла собой безжизненную планету, на орбите которой находилось большое количество огромных стапелей и производственных станций. Опасаясь попросту заблудиться в многослойном «пироге» из всевозможных причудливых конструкций, Сергей остановил «Следопыт» на некотором удалении от орбиты. Он не представлял, как здесь найти пришедший на ремонт штабной корабль.

— Диспетчер приветствует адмирала Алексеева на его корабле «Следопыт».

Вот и ладушки, если компьютер подал признаки жизни, значит, можно найти нужный причал.

— Укажите место ремонта штабного корабля.

— Штабной корабль прекратил движение и потерял связь. Координаты В71Г9.

Ну что же, плохо, но поправимо, в таком возрасте может случиться любое ЧП.

— Прошу «добро» на подход к Центральному модулю управления верфью.

— Швартовка разрешена, выбирайте любой причал.

В рубке развернулась голограмма с зеленой ниточкой рекомендованного пути. Сергей повел корабль в ручном режиме, нужна практика в управлении и маневрировании, а «Следопыт» пусть и называется разведчик, но на самом деле корабль весьма серьезных размеров и возможностей.

Центральный модуль оказался платформой, стилизованной под городской квартал, причем обычные на первый взгляд дома поставлены зеркально на обеих сторонах платформы. Подобное архитектурное решение создавало иллюзию, будто дома стоят на берегу озера. Красиво, ничего не скажешь. Неожиданно картинка на голограмме резко изменилась, появился совсем другой масштаб с видами причалов, секторами для разворотов и зонами ожидания. Судя по всему, когда-то в далеком прошлом это место отличалось высокой плотностью движения.

— Дальний разведчик «Следопыт», вас вызывает пост управления движением, разрешена швартовка на любой причал.

— Мне необходима информация по ремонту штабного корабля.

— Платформа «Б», причал двести четырнадцать, желтая зона, отдел экспресс-ремонта, сектор Ф-двадцать семь, кабинет тридцать два сорок три, добавочный четыре.

Сергей начал было размышлять над забавной информацией, как вдруг понял, что необходимо повернуться на сто восемьдесят градусов, ибо платформой «Б» является зеркальная сторона сверкающего огнями архитектурного шедевра. В первый миг он даже растерялся, но руки сами выполнили маневр, уроки реабилитационного тренажера мозг усвоил хорошо.

Работа с ремонтной ведомостью не заняла много времени. Компьютер штабного корабля переслал подробную информацию обо всех болячках. На верфи в свою очередь выполнил все подготовительные работы. Можно возвращаться на «Следопыт» и отправляться выяснять причину, по которой завис штабной корабль. По дороге Сергей решил активировать телепорт:

— Сообщить статус телепорта.

— Блокирован после завершения эвакуации.

— Какая процедура снятия блокировки?

— Процедуры нет, блокировка в ручном режиме, доступ ограничен.

Об этом можно было и не сообщать, масштабы верфи говорят, что для приказов местному компьютеру его погоны слабоваты. Каждый военный хорошо знает основную структуру построения службы. Вход всегда охраняет часовой, но через сто метров забор кончается, в худшем случае будет дырка для проезда грузовика. Обязательно должна существовать сеть местных телепортов, а там можно найти и телепорты с выходом за пределы этой системы.

Для начала Сергей телепортировался в зону отдыха жилой части Центрального модуля и застыл в немом изумлении. Он оказался в самом настоящем парке с высокими деревьями и ухоженными аллеями. В кронах щебетали птицы, юркие белки, распушив хвосты, выясняли между собой отношения. Да! Уютно жили древние кораблестроители! Покрутив головой, он пошел в направлении виднеющегося фонтана. Природная идиллия усиливалась плодовыми деревьями, которые наполняли воздух неповторимым ароматом фруктов. От фонтана разбегались разноцветные дорожки — хорошее решение. Обычно человек зрительно запоминает какие-то ориентиры, а здесь ясное выделение цветом, да в придачу еще и орнамент.

Фонтан привлек внимание затейливой игрой водных струй. Устроившись на лавочке, Сергей наблюдал за магией водной иллюзии. Невидимые глазу силовые линии создали из воды отдыхающего льва, неожиданно хищник прыгнул и растворился в радуге брызг. На его месте появился маленький бутон и вдруг стремительно вырос в огромную ромашку.

— Вам тоже нравится?

Сергей чуть не подпрыгнул, рядом с ним стоял древний старик.

— Сколько же вам лет? — непроизвольно вырвался вопрос.

— Двести уже прошло, я не считаю. Кому это надо?

— Трудно жить в одиночестве?

— В одиночестве? К фонтану кроме меня никто не ходит, предпочитают свои игры.

— Здесь живут люди?!

— Что вы! Зачем жить в парке, когда вокруг столько удобных зданий.

— Для кого верфь сейчас строит корабли?

— Какая верфь и какие корабли? — Старик сел рядом. — Вы сами в какую игру играете?

— Я? Я не играю, мой корабль идет на ремонт в четырнадцатые доки Вагдебских механических мастерских.

— Вы заговариваетесь, молодой человек, — строго заметил собеседник. — Вам следует немедленно показаться психиатру.

— Где его найти?

— Блок «Небесного жемчуга», корпус «Розовых грез», дальше вам подскажут.

— Отсюда в какую сторону идти?

— Вон телепорт. — Старик сокрушенно покачал головой. — Молодежь, нельзя так много играть.

Сергей без раздумий отправился к телепортам. Зачем попусту гадать, здесь живут люди, исчерпывающую информацию он получит от компьютера.

— Сколько в Центральном модуле человек?

— В настоящий момент проживает девятьсот восемьдесят восемь человек.

— Как они сюда попали при блокированном телепорте и пустом причале?

— Они здесь родились.

— Прошу подтвердить — в Центральном модуле живут потомки персонала верфи Альгура.

— Вношу уточнение, персонал эвакуировался вместе с эскадрой командующего флотом Галактического альянса адмиралом флота Бхонсла.

— Повторяю вопрос. Как посторонние люди попали в жилой сектор военной верфи?

— Жилой сектор служил местом сбора для второй волны переселения.

— Почему их не вывезли?

— Эскадра арьергарда погибла в сражении с врагом. Люди оказались брошенными на произвол судьбы.

— Если сейчас в Центральном модуле менее тысячи человек, то сколько было семь с половиной тысяч лет назад?

— К переселению собралось более ста тысяч.

Трудно общаться с компьютером. Железяка она и есть железяка, требуется четкая формулировка вопроса. Выход нашелся в просьбе передать историю переселенцев со времени приезда до настоящего момента.

Длинное и подробное перечисление ненужных цифр и событий сильно утомило, вместе с тем внесло ясность в текущее положение. За прошедшее время произошла неизбежная деградация. Жизнь в «небесном раю» не требовала никаких усилий, основное развлечение в виде компьютерных игр перевесило естественное стремление к созданию семьи. Единственным положительным моментом в повальной игромании оказалось заложенное в стародавние времена ограничение. Все игры были разделены на различные степени доступности, которые приходили не с возрастом, а с уровнем образования. Вся жизнь обитателей «Райского уголка» проходила под контролем единой компьютерной системы, что вынуждало как минимум осваивать школьную программу.

Прошедшие тысячелетия выделили из общества три группы отщепенцев. Первых Сергей назвал «Знатоки». Они жили на платформе «Б» и занимались преподавательской деятельностью, в том числе готовили врачей, к которым сейчас он шел. Вторую группу окрестил «Возвращенцы». Достаточно большое поселение на южных доках строило корабль для возвращения на родную планету. Последние получили название «Последователи». Эти строили корабль для завершения начатого пути на Землю. Понятное дело, «Возвращенцы» и «Последователи» заинтересовали в первую очередь сроками строительства. За семь с половиной тысяч лет можно построить не одну эскадру, даже с учетом возможного дефицита сырья.

Разъяснение компьютера все расставило по полочкам. Любые работы требуют соблюдения установленной процедуры. Человек должен быть назначен на определенную должность, заказ согласован и утвержден и так далее. Генерального директора нет, назначения невозможны. По принципу своего создания компьютер не может мешать человеку, но и не будет помогать.

От блока «Небесного жемчуга» до корпуса «Розовых грез» всего-то десять минут прогулочным шагом. От надписи «Медико-реабилитационный центр» непроизвольно напряглись мышцы. Нет, на повторное издевательство он никогда не согласится. Не успел Сергей сделать по мягкому ковру и двух шагов, как послышался приятный голос:

— У вас установочный визит, пройдите в сто одиннадцатый кабинет на первичное обследование.

Первичное так первичное. Целью визита являлось желание поговорить с «нормальным» человеком. Вот и нужная дверь:

— Здравствуйте.

За столом сидел скучающий мужчина лет сорока.

— Здравствуйте, вы почему игнорируете обязательные посещения? Рассылки центрального компьютера должны неукоснительно исполняться.

— Я только сегодня прибыл на Центральный модуль.

— Раздевайтесь и ложитесь в диагностическую капсулу.

Сергей выполнил указание, лег на мягкое как пух силовое поле и сквозь прозрачные стенки капсулы посмотрел на врача. Первое время тот почти равнодушно разглядывал развернувшуюся голограмму, совершенно игнорируя бегущую строку медицинской информации. Но вот что-то его удивило, затем информация с диагностического аппарата заставила доктора буквально подпрыгнуть и связаться с невидимыми коллегами.

Пока Сергей одевался, врач с откровенной настороженностью следил за его неторопливыми действиями. Но вот в кабинет врача начали собираться его коллеги, тихий шепот прерывался удивленными восклицаниями и настороженными взглядами в сторону пациента. Когда вошел последний из врачей, голограмма недавнего обследования развернулась на весь кабинет. На этот раз никто уже не сдерживал эмоций, активное обсуждение сопровождалось гневными взглядами на виновника событий.

— Объясните причину пропуска обязательных медицинских обследований. Только четко и внятно, без всяких там заигрался или забыл.

— Может, сначала доктор вспомнит мой первый ответ?

— Не надо отговорок или уверток. «Только сегодня прибыл на Центральный модуль». Не смешно.

— Но я сказал правду.

— Ваши слова не могут быть правдой.

— Хорошо, тогда вы мне объясните, где мы сейчас находимся? Я говорю не о медицинском центре, а обо всем поселении.

— Каком поселении? Это наш дом!

— И где находится этот ваш дом?

— Не путайте нас своими идиотскими вопросами!

— Можно поступить проще, кто из вас желает посетить мой корабль?

— В каком игровом центре? — ехидно заметил самый младший из врачей.

— У двести четырнадцатого причала платформы «Б». Ладно, предлагаю коллективную экскурсию. На корабле хватит места для всех.

В кабинете поднялся гул голосов:

— Вы… это… серьезно? Вы сюда прибыли на корабле?

— Не слушайте этот бред! Он врет! Цивилизация погибла, общеизвестный факт.

— Зачем попусту шуметь, — продолжил Сергей, — прогулка займет немного времени. Или вы боитесь?

Медики снова начали шушукаться и уточнять какие-то детали.

— Вы сами сюда пришли, нам бояться нечего.

— Тогда собирайтесь — и вперед.

— Погодите, зачем вы к нам пришли?

— Неожиданно для себя встретил людей, вот и зашел пообщаться. Не в игровой же зал идти.

Врачи заулыбались, ответ им понравился.

— Еще вопрос. В вашем организме присутствуют не свойственные человеку чужеродные биологические элементы. Откуда это?

— Не знаю. — Сергей пожал плечами. — Меня рожала мама, значит, я нормальный человек.

— Нет не нормальный, у вас усиленные мышечные связки, дополнительные сухожилия, повышенная реакция и инородное образование в ментальной области головного мозга.

Ах вот оно что! Хорош «капитальный ремонт» в Центральном госпитале!

— Все перечисленное результат лечения в Центральном госпитале орденов Мужества и Славы Второго флота Номаркии.

— Где, где?

Сергей повторил, изо всех сил стараясь подавить вырывающийся наружу смех. Уж очень забавно выглядели озадаченные врачи.

Далее посыпался град вопросов, на которые он не мог ответить по определению. Во-первых, он не имеет медицинского образования, во-вторых, был беспамятным пациентом. Обсуждение голограммы пошло по второму кругу с частыми обращениями к компьютеру, откуда выуживали необходимые дополнительные сведения. Примерно через час наступила развязка:

— Проведенная над вами операция прямо запрещена законами Галактического альянса.

— Подобное в принципе невозможно, — возразил Сергей, — лечение осуществлялось компьютером Центрального госпиталя.

— Как это компьютером? — удивились врачи. — Там совсем нет людей?

— Откуда им взяться, если персонал эвакуировался семь с половиной тысяч лет назад.

— Сколько лет?!!

— Компьютер, — позвал Сергей голосом, — изложите присутствующим историю их бытия на Центральном модуле.

— Слушаюсь, господин адмирал!

Вот зараза! Все-таки есть у блуждающих электронов зачатки интеллекта. Компьютер лаконично изложил в общем-то незатейливую историю жизни забытого в космосе анклава людей.

Рассказ шокировал медицинский персонал, люди давно уже думать забыли про космос. Слова «Галактический альянс» воспринимались как их собственное сообщество. К группам чудаков, пытающихся построить какие-то корабли, относились как к безобидным любителям рыбной ловли. В свою очередь Сергей обратил внимание на другой аспект краткой лекции. В сообщении просматривалась полицейская функция компьютера. За огромный период автономного существования анклава люди не разделились на кланы или бандитские шайки. Почва для возникновения всевозможных князей или правителей пресекалась равной недоступностью к распределению благ. Каждый человек мог получить в избытке питание, одежду и любимые большинством компьютерные игры. Проявление агрессии устранялось медикаментозным способом. Тотальный контроль со стороны компьютера позволял добавить в рацион соответствующего человека необходимый препарат.

Вполне логичным выглядело «дозволение» на бесперспективную попытку построить космические корабли. Лидеры двух отколовшихся групп являлись энтузиастами идеи, но никак не могли применить методы насилия. Любой человек мог свободно вернуться обратно на Центральный модуль. Вместе с тем «образовательное» сообщество подпитывалось как материально, так и морально. Преподаватели и студенты под видом стимуляции работы мозга получали различные вкусности. Голографические ролики пропагандировали знания как высший уровень развития человека. Жителям предлагался выбор из педагогического, медицинского и кораблестроительного факультетов, что для знающего человека выглядело диссонансом с такими роликами.

Совсем не просто жилось в погибшем Галактическом альянсе. Подобный тотальный контроль не мог самопроизвольно появиться в местном компьютере, здесь чувствуется рука чиновника.

— Господин адмирал, — раздался голос одного из врачей, — мы докопались до сути.

— Какой еще сути? Вы о чем?

— Ну это… — смутился доктор, — изменений в вашем организме.

Откровенно говоря, Сергей об этом уже и думать забыл. Его подлечили и добавили некоторые дополнительные способности. И что? Он прекрасно себя чувствует, ничего не мешает. Если местные медики попытаются сделать повторную операцию и вернуть «правильные» параметры, он им не дастся.

— Похвастайтесь результатом своих поисков.

— Вы правильно заметили, именно поисков. Мы нашли аналогичную методику, но она применялась только для дауров.

— Ошибки быть не может? Компьютер не мог меня спутать с дауром.

— Дело в другом. В программе медицинского компьютера заложены диагностика и лечение с реабилитацией.

От последних слов Сергея передернуло.

— Без контроля со стороны человека компьютер самостоятельно выбирает наилучший вариант лечения.

От сердца отлегло. Одно дело — умышленное превращение человека в некоего модифицированного монстра, а лечение по самому лучшему варианту — совсем другое.

На 214-м Причале собралось около сотни человек. Люди нервно переговаривались, не отрывая глаз от открытого люка дальнего разведчика. Сергей еще раз внимательно осмотрел открытые для «экскурсантов» помещения — все нормально, ущерб для посетителей и корабля исключен. Он вышел на пандус и приглашающим жестом указал на люк. Компьютер Центрального модуля в очередной раз подтвердил свое неусыпное присутствие. Над причалом раздался привычный голос вокзального диктора:

— Экскурсанты приглашаются на борт дальнего разведчика Департамента освоения новых планет «Следопыт».

«Вот паразит, специально меня дразнит», — подумал Сергей. Медики в окружении своих друзей дружно ломанулись на борт.

Людей охватила нервная суета, одни торопливо осматривали корабельные каюты, другие робко жались по углам, третьи старательно нажимали на все кнопки, дабы узнать, для чего они предназначены. В результате почти все пропустили момент отхода от причала. Сергей вывел корабль в район ожидания и пригласил всех желающих пройти в ходовую рубку. Раздались ахи и охи, с расстояния пяти километров Центральный модуль выглядел красиво, но отнюдь не центром мироздания. Выждав полчаса, пока не стихнут эмоции и восклицания по поводу узнавания своих домов, Сергей повел корабль по согласованному с диспетчерским центром «туристическому» маршруту. Огромный шар планеты заставил всех замолчать, люди невольно оглядывались на свой крошечный мирок и снова напряженно смотрели на Альгур VI. Они впервые увидели планету, на орбите которой родились и живут.

К моменту швартовки экскурсанты выглядели усталыми, как после тяжелого физического труда. Так и должно быть, эмоциональная нагрузка забирает очень много сил, и моральных, и физических. Колоссальных размеров орбитальные заводы, всевозможные фабрики и стапеля. Особенно стапеля, каждый из которых превышал своими размерами их уютный родной дом. Самое главное заключалось в осознании своей никчемности в окружающем мире. Увиденная реальность помогла понять величие предков, силу их разума и значимость поступков. Покидая корабль, многие плакали, не скрывая слез. На прощание медики все-таки удивили Сергея.

— Господин адмирал, мы хотели бы ознакомиться с вашим Центральным госпиталем.

— Он почти пустой, на лечении одна женщина да в камере один военнопленный.

— Это не принципиально, там должно быть уникальное медицинское оборудование.

— Мы хотим быть с вами, — несколько смущенно добавил один из врачей.

— Хорошо, пригоню на ремонт штабной корабль, тогда можно телепортом перейти в Центральный госпиталь.

— Телепортом? Чудесно! Большое вам спасибо!

«Вот тебе и соратники», — удрученно подумал Сергей. Сложившаяся ситуация требовала решения новых проблем. Надо искать военный институт, затем обучить желающих основным корабельным специальностям, а это не один год. «Следопыт» вышел из «прибрежного» района и начал разгон в сторону лежащего в дрейфе штабного корабля.

О серьезности поломки говорило полное отсутствие контакта с компьютером и крайне скудное освещение причала. Если проблема с реактором, тогда серьезная беда. По логике, должна быть предусмотрена буксировка, но как это выглядит в космосе, он не представлял. Во всяком случае, не стальной трос между двумя космическими кораблями. Для начала надо определить суть проблемы, а затем искать пути ее решения. Лифты не работали, так что пришлось идти к трапам аварийных переходов. Автоматические двери открыты, хороший признак, при аварийной ситуации двери всегда закрываются — это непреложный закон. Сама авария может носить любой характер, но герметизация помещений обязательна, ибо последующие события непредсказуемы. Сергей активировал меню своего пояса и запросил статус реактора и запасы топлива штабного корабля. Ответ успокоил, функциональная способность реактора восемьдесят семь процентов, запасы топлива неизвестны, линия связи с компьютером потеряна.

Тяжело вздохнув, Сергей зашагал к ближайшему трапу. Придется подниматься наверх не менее тридцати палуб. Первые десять этажей прошел без задержек. Это палубы технических переходов к оружию и артпогребам, различным системам наведения и управления оружием. Фактически само орудие занимает намного меньше места, чем сопутствующее ему обеспечение. Нельзя нажимать кнопку «залп» без гарантии точности выстрела. История знает слишком много случаев, когда снаряды вместо врага накрывали собственных товарищей. Та же «Буря в пустыне», где американцы из двадцати семи уничтоженных танков накрыли двадцать пять своих и два иракских.

Вот и одиннадцатая палуба, Сергей повернул в коридор и услышал скворчащий звук брошенной на сковороду сырой картошки. Ноги понесли сами, заставляя хозяина этих ног только удивляться. Он побежал по стене, затем перепрыгнул на противоположную стену и такими маневрами в мгновение ока настиг стреляющего индуса. Хруст сломанного позвоночника — и в его руке оказалось плазменное оружие. В двадцати метрах дальше по коридору из расположенных напротив кают выглянули новые враги. Два выстрела на поражение, и затем почти непрерывный огонь в палубу перед дверьми. Тяжелые шлепки плазмы сопровождались летящими в разные стороны огненными искрами. Дверные проемы заволокло ядовитым дымом плавящегося пластика.

В первую каюту Сергей буквально влетел. Еще в коридоре оттолкнувшись от палубы, он по диагонали запрыгнул в каюту. Противники такого никак не ожидали, на палубу упало еще четыре трупа. Снова почти непрерывный огонь, теперь уже в помещении напротив. На этот раз вместе с зарядами плазмы летела различная офисная мебель. Захватчики не сплоховали, почти каждое кресло или стеллаж получали по паре зарядов, но появление Сергея не соответствовало заданному ритму. Он собрал оружие и запасные обоймы, сбил перекосившуюся дверь и пошел дальше к центральному коридору. На этот раз захватчики опростоволосились. Брошенная дверь получила два заряда плазмы и, дымя пробоинами, упала на палубу. Еще с десяток огненных шаров пролетели мимо.

— Поиграем в детскую скакалку? — крикнул Сергей.

По палубе, крутясь волчком, заскользил плазменный пистолет с зафиксированным спуском. Судя по доносящимся звукам, люд действительно запрыгал, но не всегда удачно.

Сергей быстро выглянул и сделал короткую серию выстрелов на поражение. Метров через сорок центральный коридор заканчивался каким-то залом. Годится. Он ввел координаты и активировал телепорт. Удивительно, но там было пусто. Впрочем, люди были совсем близко. Метрах в десяти от входа в зал медленно отступала группа индусов. Все внимание сосредоточено на пересечении коридоров, на плечи товарищей опираются раненые с оторванными плазменными зарядами ступнями ног. Огонь на поражение с одновременным сближением закончился захватом двух пленных. Еще раз телепортация, теперь уже с пленниками.

Один из блоков дальнего разведчика оборудован клетками с биологической защитой. Прислонив индусов к переборке, Сергей принес воды и начал приводить бедолаг в чувство. Те оклемались довольно быстро и начали тревожно озираться.

— Незнакомая обстановка?

— Откуда вы взялись?

— Интересный вопрос, мама родила. Или у вас по-другому?

Пленники дернулись, знают, голубчики, о даурах!

— Что вы от нас хотите? Зачем вы на нас напали?

— Я напал? Нет, милые друзья, это вы пытались захватить мой штабной корабль!

— Корабль был без экипажа!

— Ага, и от скуки шел в доки на ремонт. Сейчас вы мне подробно расскажете о себе, о вашей разбойничьей шайке и о вашей планете.

— Какой в этом смысл? Вы все равно нас убьете.

— Не обязательно, могу продать врачам на запчасти.

Индусы напряглись, следовательно, пересадка органов известное для них дело.

— Или посажу на пару лет в кокон.

Ого! Лица пленников перекосил ужас. И это им известно! Серьезный уровень развития на их планете.

— Договорились? Будете говорить?

— Что мы получим взамен?

— Высажу на планете, где выходят в космос.

— В качестве рабов?

— Нет, там нет рабства, более того, ваши знания дадут хорошие шансы выдвинуться наверх.

— Врете!

— Это почему же?

— Вы даете нам шанс вернуться домой.

— Я должен испугаться?

— У нас большой флот, если мы вернемся и расскажем о творящемся беспределе, вас разнесут на атомы.

— Забавно, вас ничего не смущает?

— Хотелось бы услышать серьезные доводы.

— Зачем мне приводить доводы? Час в коконе — и вы сами все расскажете. Кстати, вы верфь видели? Или для вас это слабый довод?

Пленники сломались и «запели», наперебой дополняя друг друга. Для страховки Сергей включил полиграф, хорошее подспорье для общения в условиях взаимного недоверия.

Дальнейшее — дело техники, на корабле осталось три захватчика, которые занимались переключением управления корабельными двигателями. Повязать увлеченных делом людей не удалось из-за собственной глупости. Подойти к индусам не составило никакой сложности. Два человека аккуратно разделывали кабель, третий сидел с ноутбуком на коленях и по ходу процесса отдавал распоряжения. Тихо подбираясь, Сергей неожиданно почувствовал этих людей на ментальном уровне. Нет, мысли оставались недоступны, но эмоциональная напряженность и некоторое недовольство ощущались отчетливо. Появилась идея ментального удара. Если мозг усилен дополнительным образованием, то ментальный удар должен получиться. При любом исходе он ничем не рискует, в руке пистолет, с такого расстояния не промахнется.

Сергей сосредоточился на начальнике с компьютером и имитировал удар кулаком. Индус покачнулся, затем медленно сполз со стула. Его помощники бросились оказывать помощь, но практически мгновенно упали от нового ментального удара. Сергей подошел, чтобы убедиться в результате эксперимента. На палубе лежали три бездыханных тела. Столь неудачная попытка, как и странности с пробежкой по стене, заставили его еще раз задуматься о приобретенных навыках. Сделанное в «автоматическом режиме» он вряд ли сможет повторить осмысленно. Плохо, что навык есть, а пользоваться им по собственному желанию он не умеет. С этими грустными размышлениями Сергей вышел к месту разрыва кабеля питания на компьютер.

Он перебил шайку индусов как раз рядом с линиями связи, которые они разрезали для перевода штабного корабля на внешнее управление. Однако для них подобный поиск с последующей переналадкой являлся основным бизнесом. Союз Риши объединяет восемнадцать звездных систем. Целью союза является воссоздание Галактического альянса, основателями которого, по сохранившимся преданиям, являются индусы. В настоящий момент космический флот Риши состоит из сотни перенастроенных кораблей и ведет вялую войну со своими соотечественниками и какими-то хананеями. Главной проблемой в боевых действиях является удаленность врага и наличие многочисленных пиратских кораблей неизвестной расы. По описанию пленников эти хананеи похожи на европейцев, только черноволосы. Сама далекая война Сергея не интересовала, а вот проникновение индусов в эту часть галактики могло принести очередные неприятные сюрпризы.

Соединение жил поврежденного кабеля закончилось очень быстро. Не прошло и часа, как послышалась долгожданная фраза:

— Штабной корабль объединенного флота номарков и исидов приветствует адмирала Алексеева.

— Первостепенной задачей является восстановление работоспособности операционного зала.

— Принято.

— Затем работа двигателей и систем управления. После чего произвести ревизию телепорталов и устранить неисправность.

— Принято. Телепорталы и лифты в рабочем состоянии, осуществлена ручная блокировка из выносного командного поста в каюте командующего флотом.

Сергей решил, что это плохо, но поправимо, а пока надо идти на причал и восстановить штатное управление на бывшем корабле индусов. Здесь снова пришлось повозиться, но не так долго, как на «Отчаянном». Помог первый опыт вместе с изобилием всевозможного инструмента. Наконец раздалось традиционное приветствие, после чего Сергей отправился спать. Шайка мародеров прибыла на корабле передового дозора ГП 4318, который сразу получил название «Пограничник». Сугубо утилитарное название, ибо установленное оборудование позволяло контролировать огромное пространство, включая нелинейные возмущения от телепортации.

Хорошенько отдохнув, Сергей снова вернулся на штабной корабль, где его ожидала приятная новость. Работоспособность Центрального операционного зала восстановлена на сто процентов, а через два дня закончится обкатка систем управления и штаб перейдет в ремонтный док.

— Активировать программу управления флотом.

Наступил самый ответственный момент, от которого зависит возможность скорейшего возвращения домой. В центре зала появилась голограмма с мерцающими звездами. Все правильно, так и должно быть. Сергей вывел из режима ожидания свой пояс:

— Записать с моего пояса последнее распоряжение командующего вооруженными силами Галактического альянса адмирала флота Бхонсла.

Теперь надо дать компьютеру немного времени и расслабиться самому, нельзя пороть горячку. Подождав с закрытыми глазами несколько минут, Сергей продолжил:

— Внести в журнал следующую запись: «Приказ № 1. На основании последней информации от командующего вооруженными силами Галактического альянса адмирала флота Бхонсла и в связи с его кончиной принимаю командование вооруженными силами Галактического альянса на себя. Подпись — адмирал граф Сергей Алексеев». Приказ разослать в установленном порядке по всем кораблям, базам и военным учебным заведениям.

Все, дело сделано. Теперь надо ждать. Сергей взял из автомата питания чашку с кофе и уютно расположился в центральном кресле.

На первый взгляд абсурдное решение. Какое командование вооруженными силами? У него нет ни кораблей, ни людей, ни ресурсов. Зачем ему эта опереточная должность, если основная цель — как можно скорее вернуться на Землю. Но это только на первый взгляд, причем взгляд далекого от военных будней человека. Символическая должность главкома давно исчезнувшего Галактического альянса открывала доступ ко всем штабным секретам, позволяла приказывать компьютеру любого военного объекта. Это был единственный путь найти дорогу на Землю. Судя по всему, военная операция по разгрому столичной системы тольтеков, закончившаяся высадкой на единственно уцелевшую планету, готовилась в строжайшем секрете. Следовательно, координаты можно получить только при доступе к подобным документам.

Где-то через час голограмма с мерцающими звездами сменилась на рабочее меню. Сработало! Сергея охватило ликование, сейчас он получит необходимые для возвращения домой данные! Пульт управления перед его креслом неожиданно вспыхнул белесым всполохом, на панели материализовался новый пояс:

— Господин адмирал, приказ номер один разослан и подтвержден всеми адресатами. Вооруженные силы Галактического альянса перешли под ваше командование. Прошу принять командный пояс командующего вооруженными силами Галактического альянса.

Сергей встал, сменил пояс и, глядя в голограмму, отдал честь. До появления наследников сгинувшего Галактического альянса пройдет много лет, возможно тысячелетия, но запись сохранится. Не хотелось предстать перед потомками расхристанным разгильдяем.

Первым делом Сергей поднялся в каюту командующего, теперь уже официально свою каюту. В спальне ожидали аккуратно разложенные стопки форменной одежды. Он взял повседневный комплект. Несколько другой покрой, в петлицах по-прежнему адмиральские звезды, дальше пошли изменения. На рукавах, груди и спине совершенно иные голограммы, причем под голограммами скрывались непонятные вставки. Переодевшись, Сергей вошел в рабочий кабинет. В глаза сразу бросились три ярко освещенных силовых кокона, два пустых, в третьем стояло знамя. Привычная для любого человека форма, темно-фиолетовый фон, в центре сияющий круг из многочисленных золотых звездочек.

— Что находилось на пустующих местах?

— В центре символ объединенного флота номарков и исидов, справа от вас стояло знамя флота.

— Что являлось символом объединенного флота?

— Найденный в пространстве обломок крейсера «Неприступный». Он первым принял бой с тольтеками, экипаж геройски погиб. Телепортация на таком удалении не представлялась возможной.

С помощью компьютера Сергей быстро воссоздал привычный бело-сине-красный флаг, но двуглавый орел не давался. В базе редактора фотографий отсутствовали подходящие болванки, свои художественные таланты лучше было не показывать.

Для достижения поставленной цели всегда можно найти множество путей. Первым делом открыл пульт аварийных выключателей, хозяева перед уходом выключили телепорты, лифты и систему опознавания свой-чужой. Поставил тумблеры в рабочее положение, теперь надо вернуться на «Следопыт». Вышел через адъютантскую приемную на «адмиральский перекресток». Напротив располагался оперативный отдел, далее служба тыла и материально-технического обеспечения. Космос, технологии за пределами человеческого разума, а проблемы адмирала не изменились со времен парусного флота. Заглянул к тыловикам — точно, вдоль широкого коридора стоят манекены с образцами форменной одежды. Вся разница со столичным адмиралтейством заключалась в фуражке. Московские фуражки были на голове у манекенов, здесь головные уборы лежали рядом на специальной подставке. Толерантность, мультирасовое общество лишило манекены головы как первого признака расовой принадлежности.

— Внести запись в корабельный журнал: штабному кораблю ОФШ 211 дается название «Тамбов».

— Прошу разъяснить значение слова «Тамбов».

— Это название города.

— В базе данных населенных пунктов Галактического альянса такой город отсутствует.

Интересное замечание, в компьютере рядового штабного корабля собраны данные обо всех населенных пунктах огромного государства.

— Указанный город основан на бывшей столичной планете тольтеков.

— Чем известен город, в честь которого назван корабль?

— В Тамбове находится самая лучшая в мире астрофизическая станция.

— Принято. Прошу подтвердить, вы родились на новой столичной планете Галактического альянса.

— Подтверждаю.

А компьютер-то не так прост, наличие адмиральского пояса для него не является стопроцентным доказательством, или этот калькулятор тупо заполняет графы неведомой анкеты в личном деле новоявленного командира.

Сергей отправился на «Следопыт» за своим скромным багажом. Беглое знакомство с боевыми возможностями штабного корабля изменило первоначальные приоритеты. Вооружение и техническое оснащение не уступало крейсеру, вместе с тем возможности компьютера являлись поистине безграничными. За время ремонта необходимо собрать как можно больше научной, военной и технической информации, что позволит населению Земли не просто вырваться к звездам, но и подготовиться к встрече с «братьями по разуму» на равных. Осталось найти координаты университетов и научных центров, в новой должности скачать информацию не составит труда. И самому не помешает подучиться, а то выглядит как питекантроп с дубинкой на борту трансконтинентального самолета.

Вернувшись со своей походной сумкой, Сергей в первую очередь разложил на столе земной парадный мундир.

— Компьютер, оптика хорошо различает двуглавые орлы на эполетах?

— Прошу разъяснить понятие «двуглавые орлы».

Вот те раз! Впрочем, чему удивляться, римский орел смотрел на восток, Византия столкнулась с проблемой запада и добавила орлу вторую голову. Компьютер вне логики, для большого арифмометра требуется конкретная задача. Вскоре отредактированная стереопроекция двуглавого орла заняла свое место на бело-сине-красном флаге. Сергей собрался было отнести мундир в свою каюту, но взгляд остановился на центральной подставке. Да! Именно русский адмиральский мундир станет символом его стремлений вернуться на Землю.

Найти подходящий манекен в помещениях службы материально-технического обеспечения удалось достаточно быстро. Аккуратно расправив все складочки, он добавил адмиральский пояс и заправил лосины в сапоги.

— Компьютер, внести изменения во флаг Галактического альянса, пять звезд оставить золотыми, остальные серебряными.

— В чем причина смена цвета звезд?

— В настоящий момент флот контролирует только пять систем.

— Принято.

— Изготовить и установить на штатное место новое знамя флота.

— Принято.

— Манекен в форменной одежде является символом флота.

— Форма неизвестного образца, прошу объяснить причину перевода в статус символа.

— Это парадная адмиральская форма, принятая в системе тольтеков после победы сил Галактического альянса.

— Прошу подтвердить. Вы воевали под этим знаменем и в этой форме.

— Подтверждаю.

— Прошу подтвердить. Вы являетесь потомком победителей тольтеков.

— Подтверждаю.

— Спасибо, господин адмирал, запись внесена в журнал.

— Опознавательным флагом кораблей флота устанавливается белый флаг с синим диагональным крестом.

— Принято.

Новая метла метет по-новому, смена руководителя всегда влечет за собой те или иные изменения. Осталось продумать первые приказы. Сергей отправился осматривать свои новые покои. Адмиральская каюта представляла собой целый комплекс помещений, разделенных на личную и служебную зоны. К рабочему кабинету примыкал зал совещаний на три десятка мест, камбуз с буфетом и каютой вестового. С другой стороны маленький салон для приватных бесед, оранжерея и выход на обзорную площадку. Проектировщики постарались на славу, сзади тропические заросли с искусственным водопадом, впереди бездна космического пространства с поражающими своим блеском звездами.

Красоты никуда не денутся, пора браться за дело и в первую очередь защитить то немногое, что находится в его подчинении. Вернулся за рабочий стол и — сюрприз! Он отсутствовал не более двадцати минут, а новый флаг и его парадная форма уже красовались за силовой защитой в ярких лучах света. Отошел в сторону, красиво и гармонично. Жаль, больше некому этим полюбоваться.

— Внести в журнал следующую запись: «Приказ по флоту № 2.

1. Действующему флоту и стационарным силам перейти к боевому дежурству.

2. Отряду вспомогательных сил приступить к обеспечению потребностей флота.

3. Главному управлению астронавигации выполнить коррекцию навигационной обстановки с учетом произошедших изменений.

4. Разведывательному отделу восстановить контакты с союзниками Галактического альянса. Определить районы боевых столкновений, установить силы противоборствующих сторон.

5. Научному отделу разработать проект перевода захваченных кораблей под управление оперативного отдела. Как один из вариантов предлагается телепортации микроманипуляторов с автономным программированием. Для получения информации о методах противника связаться с кораблями „Отчаянный“, „Следопыт“, „Пограничник“ и „Тамбов“.

6. Отряду аварийно-спасательных работ составить график буксировки небоеспособных кораблей.

7. Инженерно-техническому отделу составить план ремонтных работ кораблей и стационарных объектов флота. В качестве основной базы назначается верфь Альгур, координаты В71Г4.

8. Военно-учебным заведениям определить возможности возобновления учебного процесса.

Подпись — адмирал граф Сергей Алексеев».

Приказ разослать в установленном порядке по всем кораблям, базам и военным учебным заведениям.

Из всего приказа ему реально требуется доступ к «живым» военным училищам и поиск контрдействий к захваченным боевым кораблям. Военное училище необходимо самому Сергею, ибо адмирал без необходимых знаний достаточно быстро приведет свой флот к коллапсу.

Сделан еще один шаг, Сергей встал из-за стола и отправился осваивать личные апартаменты. Первым делом зашел в спальню и разложил вещи по шкафам и полкам. Затем прошел по салону с пристроенным камбузом и буфетной, после чего заглянул в личный кабинет. Привычная капитанская каюта океанского лайнера разве что вычурностью отделки напоминает каюты греческих судовладельцев. В кабинете на письменном столе лежали останки давно истлевшей записки, на которую кто-то сверху положил ключ.

— Что было написано в сообщении на столе?

— «Зак, будь осторожней, по непроверенным данным, часть флота тольтеков ушла на перехват моей эскадры. Второй комплект носителей лежит в сейфе».

— Почему действия разведки тольтеков были столь успешными?

— Они воспользовались толерантностью Галактического альянса, смогли проникнуть во все органы власти и вооруженных сил.

— Неужели во время войны командование проявило такую беспечность?

— Внедрение агентов началось за сто лет до войны. Когда спохватились и ввели генетический контроль, тольтеки сумели осуществить диверсию. На планетах появились лжерасы.

— Судя по записке, шпионская активность не уменьшилась.

— Очень многие не верили в разветвленную шпионскую сеть тольтеков. К тому же общество раскололось на «чистых» и «нечистых».

— Началась гражданская война?

— Войны не было, ограничилось локальными восстаниями. К тому же генетический анализ доказал причастность тольтеков. На поверку некоторые правители планет оказались уроженцами этой расы.

— Подготовьте краткую справку по планетам, где обнаружено внедрение врагов в правительство.

— Выполнено и внесено в ваш персональный раздел.

Серьезные были страсти, осталось добраться до разведданных по бывшим противникам Галактического альянса.

В сейфе среди трухи непонятного происхождения валялось три десятка огромных алмазов пирамидальной огранки. Сергей разложил драгоценности на столе:

— Что это?

— Второй комплект носителей информации.

Носитель информации принесет пользу при условии его подключения к компьютеру. А как подключить? Здесь нет ничего схожего с тем, что он уже успел освоить. Перед ним на столе самая обычная голография клавиатуры и больше ничего. Вместо «мышки» можно использовать свой палец или лазерную указку. Никаких ячеек или прочих намеков на бесконтактное соединение. В школьной программе о подобных носителях никогда не упоминалось. Впрочем, в учебниках никогда не напишут очевидные вещи, например, как пользоваться телевизором или дверным звонком, с детства понятно.

— Желаете проверить сохранность информации?

— Было бы желательно узнать содержание.

— Укажите очередность кристаллов памяти.

С безмятежным видом расставил кристаллы в ровную линию. Тотчас крайнюю пирамидку обволокло дымчатым свечением, а на голограмме появилось меню: «Теория плазмы», «Динамика плазмы» и прочее, чего Сергей не мог понять по определению. Тем не менее он стоически просматривал меню кристаллов и трепыхнулся только один раз, когда прочитал: «Математическое ожидание». Это понятие из «Теории вероятности» дало надежду увидеть что-то знакомое. Увы, дальше говорилось о проблемах аксиоматизации галактических констант с выкладками математических расчетов принципа телепортации. Интересно, но не для его уровня знаний.

Штабными документами пришлось заниматься с утра. Просмотр информации на пирамидках занял слишком много времени. В результате Сергей убедился, что стал обладателем всей академической информации Галактического альянса. В принципе, это сильно подтолкнет земную науку, осталось добыть программы обучения в университетах. Иначе разрыв в теоретических базах Земли XVIII века и сгинувших предшественников сделает бесполезной собранные на кристаллах знания. Для нынешних обстоятельств Сергей нашел одну полезную разработку в разделе «Общественно-политическое управление». Это касалось вопросов управления общественным сознанием через средства массовой информации, проще говоря — методы пропаганды.

На простой вопрос «Зачем в Восточном Берлине построили стену?» сегодня любой ответит не задумываясь: «Чтобы немцы не могли убежать из ГДР в ФРГ». На самом деле глупо и смешно, как будто это был единственный участок совместной границы. Что-то моряки торгового флота ГДР не стремились сбежать за границей, и из поездок к родственникам жители Восточной Германии почему-то возвращались домой. Смысл Берлинской стены до смешного прозаичен — колбаса. Стену построили сами жители Восточного Берлина, и за один день. При этом не забыли блокировать западную часть города со всех сторон, ибо Берлин находился на территории Восточной Германии. В ГДР цены на продукты и прочие товары были значительно ниже, чем в ФРГ. Западные немцы с утра приезжали в восточные магазины и подчистую сметали все с полок. В результате рабочий люд вечером ничего не мог купить, вот и разозлились на своих соседей. Зато сегодня из факта защиты любимых пивных колбасок сделали символ с глубоким политическим «смыслом».

На Центральном модуле верфи Альгур живет полторы тысячи бездельников. Небольшое количество увлеченных медициной, кораблестроением и прочими науками можно не принимать в расчет. Они в равной степени бесполезны по причине социальной пассивности. Сергей поставил на стол нужный кристалл:

— Выделить и скопировать раздел «Общественно-политическое управление». Оперативному отделу на базе указанных теоретических исследований разработать план мероприятий по привлечению населения к нуждам флота. В качестве первого объекта взять жителей верфи, где в ближайшее время предстоит ремонт корабля.

— Принято к исполнению.

Сергей откинулся в кресле и приступил к изучению штабных документов. Ко времени швартовки к опорным башням ремонтного стапеля пришлось сделать печальный вывод: координат Солнечной системы в базе данных нет. Просмотр материалов помог сделать вывод о подготовке к масштабной операции по захвату вражеской планеты, но и только. Ни названия системы, ни ее координат, ничего — строжайшая секретность. По поводу тольтеков имелась очень скудная информация. Шесть разгромленных Галактическим альянсом систем и характеристика основных военных кораблей. Для самостоятельного поиска Земли требовалось обследовать некогда недоступный район галактики, что по самым оптимистическим прогнозам потребует не менее тысячи лет.

Облом, причем не просто рядовая неудача в поисках координат нужной звездной системы, а крах надежды, ибо штаб, по мнению Сергея, просто обязан хранить все необходимые сведения по вражеским тылам. По изученным документам получается, что всесильный Галактический альянс воевал вслепую с коренными землянами. При этом практически всегда находился в роли аутсайдера, догоняющего уже свершившиеся события. Тем не менее координаты должны быть где-то рядом. Это подтверждает факт подготовки второго эшелона переселенцев, так же, как вторая эскадра неведомого Зака. Надо искать остатки погибшей эскадры адмирала Зака и подготовленный для второй волны флот. Приказ на сбор кораблей уже отдан, самому придется отправляться в ближайшее учебное заведение космофлота. Делать вид боевого адмирала можно короткий период времени, первые серьезные действия могут привести не к разоблачению, а к гибели. Он не просто самозванец, хуже — он опасен для самого себя, как обезьяна с гранатой.

Глава 8 АМАЗОНКИ

Первые два дня Сергей наблюдал за начавшимися ремонтными работами. Членистоногие автоматы что-то открывали, выносили и приносили. Вырезали и вплавляли листы обшивки, демонтировали и увозили в цеха корабельное оружие. Заглянув вовнутрь маршевых двигателей, он увидел шевелящийся клубок многоруких роботов и понял: на ремонте ему делать нечего. В происходящем он ничего не смыслит. Зато теперь появилась возможность исследовать рабочий кабинет начальника верфи и, как следствие, реанимировать галактический телепорт. Компьютер Центрального модуля услужливо дал картинку расположения зданий и кабинетов. Наутро Сергей подошел к блоку Главного управления.

Здесь его ожидал сюрприз в виде толпы добровольцев, желающих принять участие в ремонтных работах.

— Господин адмирал, — почтительно обратился к Сергею сухощавый мужчина, — передаю в ваше распоряжение отряд квалифицированных кораблестроителей в составе двести восьми человек.

— Не берите их, господин адмирал! — Вперед буквально прорвался седовласый мужчина. — Они сбегут на ближайшую планету. Нам с вами по пути, к тому же у меня три сотни квалифицированных корабелов.

— У кого есть специалисты по маршевым двигателям? — задал Сергей первый пришедший в голову вопрос.

— У меня! — хором ответили оба предводителя.

— Вам составить списки людей по профессиям. — Сергей указал на стоящих перед ним лидеров. — После обеда принести готовые документы в кабинет директора.

Народ зашевелился растревоженным муравейником, толкаясь и ругаясь, люди столпились вокруг своих предводителей. Плохо это или хорошо, Сергею предстояло выяснить в самое ближайшее время. По дороге он начал прикидывать варианты привлечения добровольцев к полезным для себя делам. Машинально вырвавшийся вопрос связан с последней попыткой разобраться с ремонтом корабля. Необходимо найти людей для «Тамбова», работы должны проводиться под надлежащим контролем, и желательно с позавчерашнего дня. Для осознания конечного результата всезнайства компьютеров Сергею вполне достаточно «лечения» в Центральном госпитале.

Приемная директора встретила хорошо различимой надписью на стене: «Бей тольтеков! Мы победим и восстановим справедливый Галактический альянс!» У каждого своя справедливость, самая справедливая справедливость у победителей, это история Земли неоднократно подтверждала. Рабочий кабинет руководителя гигантской верфи поражал своей функциональностью. С кресла у рабочего стола открывалась панорама всего орбитального комплекса со всеми многочисленными заводами, стапелями, достроечными причалами и испытательными полигонами. Понятное дело, перед столом медленно вращалась голограмма, но очень подробная и с многочисленными цифровыми показателями хода производственного процесса. Везде стабильные нули, и только у стапеля с «Тамбовом» показания менялись в непонятной для Сергея последовательности.

Пора приниматься за следующее дело. Устроившись в кресле, Сергей в первую очередь проверил содержание письменного стола. В ящиках лежали только истлевшие останки бумаг, больше ничего предыдущий хозяин кабинета после себя не оставил.

— В какой мере можно доверять профессиональным навыкам лидеров отколовшихся групп?

— Оба высокообразованные кораблестроители и равны в своих знаниях.

— Можно ли их привлечь к практическим делам, имея в виду полное отсутствие практических навыков?

— Оба обладают хорошими организаторскими способностями и соответствуют предъявляемым требованиям.

— Кораблю необходим главный инженер, верфи необходим директор.

— Отсутствие рабочего ценза не позволяет занимать названные должности.

— Фактические полномочия обоих будут ограничены рамками реальных способностей.

— В чем смысл подобного действия?

— Люди должны начать трудиться, для этого над ними должен быть ответственный за свои поступки начальник.

— На должность главного инженера штабного корабля «Тамбов» предлагается Тезы Сериф с полномочиями вахтенного механика. На должность директора верфи предлагается Абазги Кьетиль с полномочиями начальника участка.

— Подготовить приказ о назначении. В копиях для выдачи на руки ограничение служебных полномочий не отражать.

— Недосказанность неизбежно приведет к конфликту с компьютером управления.

— Ограничения завуалировать фразой: «Назначение должно быть подтверждено адекватной работой».

— Что является критерием «адекватной работы»?

Сергей был готов в сердцах плюнуть, дотошность этой железяки начала доставать.

— Критерием является количество совершаемых ошибок.

— Следовательно, компьютер сможет самостоятельно повысить полномочия.

— Абсолютно верно.

Разобравшись с должностями для лидеров, приступили к распределению остальных специалистов. Компьютер сначала выдавал данные полученной профессии, затем психологический портрет и в заключение свою рекомендацию. Дело продвигалось достаточно быстро, ибо Сергей никого не знал и не мог возразить. Положение изменилось с момента обсуждения кандидатов со специальностями бухгалтерский учет, экономист и статистический учет. Компьютер безапелляционно рекомендовал направить всех в заводоуправление, однако здесь пришлось проявить власть и забрать людей на штабной корабль. Их распределили в оперативный отдел, аналитический отдел и службу материально-технического обеспечения. Из последнего списка Сергею понравилась характеристика одной женщины, которую он решил поставить на должность начальника разведотдела.

Следующим шагом в поименном разборе кандидатов стали врачи. В общем-то, сами медики еще никак не выразили своего желания пойти на воинскую службу. Но, во-первых, на корабле должна быть своя медицинская служба, а во-вторых, они придут, в этом как раз никаких сомнений не было. Врачей разделили на три части, одни оставались на Центральном модуле, другие переходили на штабной корабль, большинство, под началом еще не знающего своей судьбы главврача, назначалось в Центральный госпиталь. Далее следовали научно-исследовательский и проектно-конструкторский отделы верфи. Здесь выбор оставался за компьютером, который отобрал кандидатов из числа преподавательского состава местного института. Сергей не возражал, этих людей он не знал, в то же время их добровольное стремление к науке должно служить наилучшей характеристикой.

Остались заявки от двух семейных пар, поданные традиционным способом через домашний портал. В первом случае молодая семья изъявила желание служить на корабле в качестве адмиральских вестовых. Возражений не было, не важно, какой фильм или компьютерная игра послужили причиной не совсем обычного желания. Командиру корабля персональная обслуга жизненно необходима, это не барственность, а суровая правда жизни. После революции на кораблях под красным флагом ликвидировали должность командирских вестовых. Положение исправил один из молодых офицеров, ставший командиром эсминца. Во время похода он под тем или иным предлогом держал комиссара около себя. Началось с простого желания согреться горячим чаем. Ходовой мостик не обеспечивает элементарного комфорта. Если сигнальщики меняются каждый час, то командир находится на мостике или в боевой рубке с начала отхода от причала до окончания швартовки, другими словами, порой неделю не заходит в свою каюту. Комиссар не выдержал и двух суток, после чего спустился к себе, где, несмотря на царивший раскардаш, упал в койку. Тем не менее впоследствии он отправил рапорт в Реввоенсовет, и должность вестовых вернули в штатное расписание. С последней семейной парой пришлось повременить. Молодые люди увлекались гимнастикой и регулярно показывали местной публике различные цирковые номера. Неквалифицированные люди могут быть приняты только в качестве пассажиров, а для штабного корабля это непозволительная роскошь.

До обеда оставалось еще достаточно времени, поэтому Сергей решил определиться с основными проблемами верфи:

— Что на сегодняшний день является главным препятствием для возобновления полноценной работы?

— Основную работу выполняли дауры, вам необходимо реанимировать биолого-физиологические центры и возобновить рекреацию основной рабочей силы.

— Сколько дауров работало на верфи?

— Более двух миллионов. Если добавить персонал баз сырьевых ресурсов и рабочих смежных заводов, то получится семь миллионов.

— Где находятся биолого-физиологические центры?

— Интересы верфи и сопряженных предприятий выполнял центр на планете Сулафат.

Стоит подумать. Сергею не нужно такого огромного количества андроидов, у него острая нужда в людях.

— Господин адмирал, штабной корабль просит подписать приказ о назначениях новых членов экипажей.

— Утверждаю приказ о назначении, новых членов экипажа поставить на все виды довольствия.

— Принято.

— Запросить на штабном корабле координаты ближайшего военного учебного заведения подготовки офицеров космофлота.

— Система Альпав Б21ВГ6, Высшее военно-космическое училище объединенного флота Галактического альянса.

— Училище базируется на планете или на орбите?

— Военно-космическое училище находится на автономной орбите на максимально возможном удалении от планет.

— Статус училища?

— Согласно вашему приказу, училище готово принять двести кадетов.

— Добровольцев с Центрального модуля направлять в это училище для обучения по сокращенной программе военного времени.

— Принято.

Все это хорошо, но даст результат как минимум через год, а то и два. Впрочем, куда спешить, координаты Земли по-прежнему недоступны. Глянув на часы, Сергей решил потратить оставшееся время на ознакомление с принципом работы космических двигателей.

К его удивлению, на корабле стояли три независимые системы. В кормовой части находился двигатель комбинированной инверсии свободных электронов с центральным стержнем универсального управления. В центре массы корабля — гравигенераторы маневрирования и планетарного полета. В носовой части располагался магнетрон пространственного искажения. Две последние системы работали от энергии реактора ядерного синтеза. Полет корабля представлял собой движение за счет реактивной тяги кормового двигателя, плюс носовое устройство как бы протягивало пространство через корабль. Сергей не пытался понять устройство или теоретическое обоснование движителей, сие за пределами его знаний. Перед глазами стояла картина боя в Солнечной системе и способность кораблей врага к телепортации.

— Почему корабли тольтеков могут телепортироваться?

— Ученые пришли к выводу, что причиной является реактор огромной мощности. В Галактическом альянсе не смогли создать ничего подобного.

— На чем базируются подобные выводы?

— Магнетрон пространственного искажения по сути основное устройство телепорта. Наши реакторы не могут выдать требуемую для переброски корабля энергию.

— Что дали исследования обломков вражеских кораблей?

— Нет ни одного случая обнаружения сохранившегося реактора.

Жаль, очень хотелось получить способный к мгновенному перемещению корабль. В ближайшее время придется отправляться в систему Белат, где адмирал Зак дал свой последний бой. Надо исследовать дрейфующие обломки и попытаться найти детали навигационного компьютера с координатами Земли. Заодно осмотреть останки кораблей тольтеков.

Сергей открыл последнюю страничку личного портала директора верфи. Над столом развернулась голограмма газотурбинного двигателя. Почему нет? Неплохая идея.

— Перед научно-исследовательским и проектно-конструкторским отделами поставить задачу разработать систему телепортации космических кораблей.

— У персонала нет необходимых знаний.

— Закрыть доступ к предыдущим исследованиям и проектам данного направления, — приказал Сергей.

— Ваше решение абсурдно. Люди никогда не занимались подобными вопросами, а вы лишаете их возможности опереться на предыдущий опыт.

— Вам известно понятие «интуитивное изобретательство»?

— Термин неизвестен. Опыты с компьютерами на базе искусственного человеческого мозга дали отрицательный результат по причине интуиции, логики и эмоциональной нестабильности.

— Интуитивное изобретательство базируется на создании проекта без инженерных расчетов на основании знаний общего принципа, — объяснил Сергей.

— Нонсенс, подобное невозможно.

— Тем не менее это так. Поставим наших изобретателей в нетрадиционные условия и посмотрим на результат.

— Результата не будет при любых условиях, не тот уровень знаний.

В довоенный период и первые послевоенные годы практически все конструкторские бюро СССР возглавлялись изобретателями-самоучками. Благодаря им было создано много видов уникального оружия и принято прочих нетрадиционных решений. Впоследствии такая методика изобретений получила название «интуитивная».

Голограмма газотурбинного двигателя напомнила историю одного из таких самоучек, создателя гиперзвукового реактивного авиационного двигателя Александра Микулина. Академик АН СССР не имел инженерного образования, но предлагаемые им проекты превосходили результаты многолетних трудов зарубежных конструкторских центров. В частности, работая над проблемой повышения мощности турбины, Микулин за один вечер придумал оригинальную схему протока воздуха. Изобретение действительно резко повысило мощность турбины, но при этом упала скорость протока газов, что отрицательно повлияло на скорость самолета. Впоследствии идею Микулина использовали корабелы. В море появились советские корабли с великолепной скоростью и запредельным набором вооружения.

Бывшие союзники СССР схватились за голову, корабль не больше эсминца, а по огневой мощи превосходит любой крейсер. Никому не могло прийти в голову, что его двигатели поместились в дымовой трубе. После войны, разбирая трофейные немецкие документы, неожиданно обнаружили схожее инженерное решение. Как известно, Германия столкнулась с проблемой нефтепродуктов, выход нашли в использовании перекиси водорода. Под новое топливо модернизировали дизели подводных лодок и придумали реактивные двигатели для авиации. Одновременно начались конструкторские работы по переделке авиационного двигателя в газотурбинную установку для танков «Тигр». Что Микулин придумал за вечер, немецкие инженеры изобретали более года. Опираясь на данный факт, Сергей решил поставить местных инженеров в условия интуитивного изобретательства.

В назначенный час Абазги Кьетиль и Тезы Сериф, несколько робея, вошли в кабинет директора верфи.

— Проходите, господа, усаживайтесь в любое удобное для вас кресло, — Сергей сделал приглашающий жест рукой.

Лидеры двух кланов отщепенцев неловко выдвинули кресла, затем как по команде вскочили и положили перед Сергеем приготовленные списки:

— Вот, господин адмирал, мы все сделали, как вы нам велели.

Сергей глянул в листочки, затем перевел взгляд на распечатку приказа о назначениях — совпадает.

— Итак, — Сергей встал. — Тезы Сериф назначается главным инженером на штабной корабль «Тамбов».

Счастливчик покраснел, затем гордо поднял голову и подошел к адмиралу.

— Спасибо! Я оправдаю ваше доверие.

— Вам присваивается воинское звание лейтенант, вот ваши погоны, а здесь списки подчиненных. Поздравляю!

Затем взял другой приказ:

— Абазги Кьетиль назначается директором верфи Альгур с присвоением воинского звания лейтенант.

Лицо «конкурента» стало пунцовым, он неуклюже встал с кресла:

— Благодарю, господин адмирал! Я оправдаю ваше доверие.

— Держите погоны и штатное расписание. Поздравляю.

Сергей пожал руки новоиспеченным офицерам.

— Запомните этот момент, господа, — продолжил адмирал, — вы стоите у истоков возрождения боевой мощи и славы Галактического альянса. Будущее людей с позабытых миров находится в ваших руках.

— А столичная планета тольтеков? Неужели адмирал флота Бхонсл проиграл сражение? А эскадра адмирала Астарда?

— Тольтеки практически уничтожены, прошу пройти в мой рабочий кабинет.

— Разве не здесь ваш кабинет? — спросил Абазги Кьетиль.

— Нет, это ваш кабинет. Кабинеты представителей Адмиралтейства расположены в другом здании.

Разговор на тему ремонта кораблей, оставшихся после фактической гибели Галактического альянса, начался совсем с иных историй.

Сергей в первую очередь рассказал историю Земли. Он не скрыл тот уровень деградации, который возник после наступления изоляции колонистов. В целом они оказались в наихудшем положении, ибо были полностью оторваны даже от обычных планетарных производственных комплексов и научных центров. Потомки элиты галактики быстро скатились до уровня решения элементарных проблем с куском еды и самообеспечения одеждой и жильем. Беседа продолжилась до позднего вечера. Абазги Кьетиль и Тезы Сериф с жадным интересом посмотрели послание адмирала флота Бхонсла. Затем Сергей рассказал о своих встречах на просторах галактики и первом контакте с людьми на планете Пикок. Судя по лицам инженеров, они горели желанием приложить все усилия для первого и самого тяжелого толчка, за которым последует общее движение возрождения угасающей цивилизации.

Новый день начался с визита делегации врачей, которые напомнили об обещании посвятить их в тайны Центрального госпиталя орденов Мужества и Славы Второго флота Номаркии. И здесь началось с вводной лекции по истории и рассказов о реальной ситуации на планетах и в космическом пространстве. Затем последовала экскурсия на штабной корабль «Тамбов», которая произвела на медиков неизгладимое впечатление. В общем-то, и Сергей пребывал в шоке. Если врачей поразил боевой корабль и его возможности, то адмирал был в отпаде от вида стада под названием «экипаж». Ни малейшего понятия об уставе, воинской дисциплине и выправке люди не имели. Они носили форму как элементарную рабочую одежду. Закончив с экскурсией и назначив назавтра телепортацию в Центральный госпиталь Второго флота Номаркии, Сергей приказал срочно найти гимнастов и без промедления доставить их в рабочий кабинет.

Вошла супружеская пара тридцати лет, Маттердаг и Артре. Стройные подтянутые фигуры говорили об увлечении спортом. Осталось узнать о желании взять на себя отнюдь не легкую задачу. Организационно-строевой отдел стоит первым в списке нелюбимых буквально всеми офицерами и рядовыми. После знакомства вместо вступительного слова Сергей запустил голограмму с различными парадами, церемониалами и прочими традиционными мероприятиями военной субординации. Затем последовали учебные программы строевой подготовки для курсантов военных училищ.

— Это единственное, что я могу вам предложить, — начал Сергей, — тем не менее без строевой подготовки нет вооруженных сил.

— Мы будем нести службу на корабле? — с надеждой спросила Артре.

— Не всегда, первое время придется обучать строевой подготовке курсантов военных училищ.

— Мы согласны, — ответил Маттердаг, — но сначала сами должны научиться.

— Во дворе имеется учебный плац с зеркальным забором, по вашей просьбе компьютер выведет туда голограмму любого эпизода.

— Спасибо, господин адмирал.

— Отставить! На флоте нет слова «спасибо», надо сказать «так точно». Компьютер ознакомит вас со Строевым уставом, который вы должны выучить наизусть.

Сергей с улыбкой посмотрел на озадаченных гимнастов и продолжил:

— Не тушуйтесь, как только будете готовы, сразу приходите ко мне. Я приму у вас экзамен, после которого начнете свою службу. И поспешите, более четырех сотен человек впервые надели военную форму.

Гимнасты замялись, а Сергей показал им правильный вход и выход и посмотрел на робкие попытки повторить простейшие действия. Получилось практически с первого раза. Молодцы! Впрочем, и самому теперь придется полностью соблюдать уставные требования.

Румейла проснулась и с удовольствием потянулась. Давно она так хорошо себя не чувствовала, ничего не болит, вокруг стерильная чистота. Стерильная чистота! Она снова на орбитальной станции в госпитальном отсеке? Кто ее вытащил из грязной клоаки? В голове промелькнули смутные воспоминания, как ее осторожно выносят на руках. Быстро надев форму, она подошла к зеркалу, привести себя в порядок. Оба-на! А форма-то совсем другая, и без знаков различия. Она же капитан-лейтенант, пилот с правом самостоятельного управления кораблем, форма темно-синего цвета. Но сейчас на ней была форма фиолетового цвета, нагрудные карманы другого фасона и полное отсутствие знаков различия. Только одна знакомая деталь — красная лычка тяжелого ранения и две желтых — легких ранений. Так и должно быть, небольшие ранения получены в абордажных схватках. В последнем бою ее изрешетили варварскими пулями, а подруги просто бросили умирать на этой позабытой всеми планете.

Итак, что же произошло? Кто ее вытащил и зачем сюда привез? Входная дверь проиграла незатейливую мелодию и открылась, в комнату вошла большая группа врачей. Женщин и… мужчин! Врач-мужчина, противозаконно! Мужчина не может быть врачом, извращенцы чуть не погубили всю галактическую цивилизацию. Румейла напряглась, надо быть готовой ко всему, здесь совместный сговор между ренегатками и мужчинами, что очень и очень опасно.

— Пройдемте, барышня, в соседнюю комнату, — сказал стройный седовласый мужчина. — Необходимо провести заключительный консилиум.

— Сколько дней вы меня здесь держите?

— Держим? Мы лечим вас, милая девушка, а не держим.

— Значит, я свободна? — хитро спросила Румейла.

— Как ветер в поле, закончим консилиум, назначим реабилитацию — и лети на все четыре стороны. Галактическому альянсу нужны сильные и здоровые люди.

От этих слов девушка застыла.

— Галактическому альянсу? — переспросила она. — Разве он еще существует?

— Не останавливайтесь, — поторопил седовласый, — у нас много дел. Общие вопросы к адмиралу, мы простые врачи.

Румейла послушно последовала за медиками, сказанные мимоходом слова о Галактическом альянсе сильно озадачили девушку. На ее родной планете, как и на орбитальной станции, гибель альянса считается несомненным фактом. Более того, уходящие прародители поручили жителям планеты Сулафат найти способ возрождения человечества. Последующее затем предательство мужчин чуть было не привело остатки цивилизации к окончательному исчезновению.

Первоначально врачебный консилиум навел на девушку скуку. Непонятные медицинские термины и висящие в воздухе голограммы ее печени, легких, скелета и прочих частей тела вызывали у нее полную неспособность к восприятию умных мыслей. Так что заданный вопрос пролетел мимо ее ушей. Она очнулась от выжидательной тишины.

— Что вам от меня надо? — агрессивно спросила девушка.

— При какой ситуации вы получили ранения? — спросил седовласый.

— Кто вы такой? Почему вы меня расспрашиваете? — огрызнулась Румейла.

— Я Ахтар Ригвед, главврач этого госпиталя. Прошу вас успокоиться, никто не причинит вам вреда. Можете спросить у адмирала. — Он указал на сидящего чуть в стороне симпатичного молодого человека.

Тот встал, поклонился и спросил:

— Прошу вас назвать свое имя и профессию, если таковая имеется.

— Меня зовут Румейла, пилот первого класса, капитан-лейтенант, — с вызовом ответила девушка.

— В таком случае, вынужден задать несколько вопросов. Первый — кто вам присвоил воинское звание?

— Звание присвоено адмиралом флота Таррис Накунди.

— Уточните, пожалуйста, какого флота? Вашей планеты, системы планет или звездной системы?

Девушка была готова ринуться в драку, какой-то мужчина смеет задавать ей вопросы! Его место на кухне да нянчить детей! Чтобы успокоиться, она сделала глубокий вздох. А собственно, чего беситься? У Таррис под командованием всего три корабля, и случается, что все они стоят на ремонте. Почти все женщины, кроме избранных, прошли школу пилотов, но летать-то не на чем. Вот и скучают в казармах в ожидании своей очереди вылета в составе абордажной партии.

Мужчина по-своему оценил затянувшееся молчание. Некоторое время он рассматривал девушку, затем сделал вывод:

— Соответственно и первый класс вам присвоил тот же адмирал.

Потом немного подумал и задал другой вопрос:

— Вы пилот какого типа кораблей?

— С отличием сдала выпускной экзамен по кораблям класса В-1, летала на «Барсуке» и «Воеводе».

Незнакомец даже не пытался скрыть своего удивления.

— Невероятно! — воскликнул он. — Подобные корабли относятся к вспомогательному флоту! На них отсутствует вооружение и не может быть военнослужащих…

— У нас установлены отличные пушки! — выкрикнула Румейла.

— Прошу соблюдать дисциплину и не перебивать старших по званию! Или на вашей планете нет воинского устава?

Девушка смутилась, командный окрик со стороны мужчины, это как-то… ну, неожиданно.

— Предлагаю прекратить дальнейшее обсуждение, — продолжил неизвестный адмирал. — Пациентка здорова и может быть возвращена на родину.

Румейла вспомнила этого красавчика. Он гордо вышагивал по Байгоре и при встрече каждый раз бесцеремонно ее разглядывал. Так вот кто ее вытащил! Неожиданно для себя девушка разрыдалась. Вытирая слезы заботливо поданной салфеткой, она спросила:

— У меня есть другие шансы? Я не обязана возвращаться назад.

— Это не будет дезертирством? — спросил ее спаситель.

— Подруги бросили меня подыхать, как непригодную куклу. Для всех я мертва.

— Как вы оказались на планете Пикок?

— Мы совершили посадку с целью захвата новых самцов, но ошиблись в оценке их боевых возможностей. Парализаторы против огнестрельного оружия.

— Хорошо, — ответил адмирал, — после завершения консилиума вас доставят в Высшее военно-космическое училище объединенного флота Галактического альянса, где вы пройдете квалификационные курсы на пилота класса «А».

— Спасибо, господин адмирал! — сквозь слезы улыбнулась девушка. — А можно учиться на астронавигатора?

— Любая специальность на ваш выбор, с благодарностями не спешите. После переобучения вам предстоит пройти аттестацию и подтвердить свое воинское звание.

Румейла была согласна, она на все согласна. И не из чувства благодарности к этому мужчине, и не ради мести предавшим ее подругам. Она почувствовала совсем другую атмосферу взаимоотношений, где людям предоставляют право выбора. А на родной планете жизнь расписана с момента рождения до самой смерти. Настоящая женщина идет в школу космопилотов, после чего переходит в абордажную команду и охотится на мужчин. Затем наступает время первого деторождения. Если подобранный самец оказывается удачным, женщина переходит в разряд матерей и даже имеет шанс к старости войти в Совет. Если нет, возвращается в конец очереди. Некоторые не желают попусту тратить время и добиваются права перейти на уровень постоянного пилота. Тернистый путь обмана, подстав, клеветы на боевых подруг и взяток Совету матерей может привести к заветной цели, а может закончиться изгнанием в смотрительницы ферм. Пилоты живут лучше, но их несколько десятков на три корабля. Тоже неслабая грызня между собой. Она останется, она хочет жить по своему усмотрению, а не по глупым законам Совета матерей. Решения принимают «избранные по рождению», которые вообще не представляют реальной жизни.

Сергей решил дождаться девушки по имени Румейла. Нет, он не строил на ее счет каких-либо планов. «Следопыт» подойдет к причалам только через три дня, а вдвоем намного интереснее лететь, дорога займет почти десять дней. Телепорт Высшего военно-космического училища объединенного флота Галактического альянса заблокирован, как в большинстве других случаев. Люди надолго покидали обжитую галактику и старательно запирали за собой двери. Вернуться назад должны были их внуки, а фактически прошло семь с половиной тысяч лет. Врачи оказались в восторге от возможностей Центрального госпиталя Второго флота Номаркии. В вопросе распределения мест работы разобрались сами между собой, без постороннего вмешательства. В качестве главврача и по совместительству «министра здравоохранения» избрали, как и ожидалось, Ахтара Ригведа. Затем разделились на гражданскую и военную секции. В итоге почти каждый корабль получил своего собственного врача.

Именно тема врачебного контроля и послужила причиной, по которой Сергей решил лететь вместе с Румейлой. Он по-прежнему оставался «свадебным адмиралом» с минимальными познаниями в управлении космическим кораблем. Вместе с тем элементарных военно-космических знаний у него как не было, так и нет. Полученные знания по школьной программе Галактического альянса, как и отличный балл по выпускному тесту, давали шанс пройти дальнейший курс образования, но не более. Это отнюдь не повод выпячивать грудь и отдавать умные приказы глупым подчиненным. Компьютер «Следопыта» загрузил теоретическую программу Высшего военно-космического училища объединенного флота, а приписанный к кораблю врач оставался в Центральном госпитале. Господа медики без спроса устроили свои курсы повышения квалификации. Сергей хорошо запомнил свой опыт прямого ментального получения информации. Быстро, но стремно, уж очень короткая дорога в психушку.

Для начала надо выяснить реальные возможности прямого ментального обучения. Сгинувшая цивилизация не могла обойти стороной подобную тему.

— Компьютер, прошу разъяснить способы прямой ментальной передачи большого объема информации.

— Подобное действие недопустимо, информация сразу переходит в долговременную память. Человек лишен возможности отделить важные факты от второстепенных.

— Для обучения подобный вариант весьма полезен, информация как раз должна отложиться в долговременной памяти.

— Вы должны разделять специальные программы прямого ментального вложения с рядовой рутинной информацией.

— В чем принципиальная разница? — удивился Сергей.

— Разница в подаче самой информации. Прямое ментальное обучение заключает в себе суть передаваемого знания, сопутствующую информацию человек уже имеет от других источников информации.

— Разве при обычном обучении это не так?

— При обычном обучении человек усваивает новые знания через сопутствующую информацию, как бы находит нужную полочку для хранения новой информации.

Объяснение озадачило, с одной стороны, прямое ментальное обучение возможно, с другой — для этого требуется специальная программа.

— Где можно получить программы ментального обучения?

— Каждое учебное заведение снабжено особым оборудованием и соответствующими программами.

— Разве студентов обучают на ментальном уровне?

— Только тех, кто способен воспринять подобное обучение.

— И насколько ускоряется учебный процесс?

— В зависимости от восприятия, ваши ментальные способности гарантируют ускорение в сто — сто двадцать раз.

— Пятилетний цикл за две недели?

— Конкретно для вас, да.

— А здесь в Центральном госпитале подобное оборудование есть? — с надеждой спросил адмирал.

— На этом оборудовании проходила ваша реабилитация.

Ободренный открывающейся перспективой быстрого обучения, Сергей немедленно приступил к выяснению конкретных возможностей, кои оказались беспредельными. Теоретические знания можно усвоить даже в походных условиях с помощью мобильных аппаратов ментального обучения. Для полного обучения необходим аналог реабилитационной комнаты. Здесь вопрос не только контроля психофизического состояния человека, нужны и дополнительные мышечные нагрузки и симуляции. Желание стать полноценным членом галактического общества начало приобретать под собой реальную почву.

На военно-морском флоте кораблем командует тот специалист, чей вид оружия является основным для данной боевой единицы. Основное оружие ракеты — командир ракетчик, минно-торпедного оружия — офицер-торпедист, и так далее. Соответственно и боевое маневрирование подчиняется законам выгоднейшего применения оружия. Здесь, в космосе, Сергей не представлял принципов расстановки приоритетов. Коль скоро открывается возможность ментального обучения, он решил пройти несколько стадий. В первую очередь изучить пилотирование кораблей, затем окончить оружейный факультет. Далее в его планах стояли курсы подготовки к аттестации на воинские звания, что подразумевает получение дополнительной информации.

Загрузка необходимой информации не заняла много времени, вскоре Сергей вставил кристалл в «У»-порт считывающего устройства учебного модуля. Полный цикл обучения занял всего три дня, включая курсы повышения квалификации и последующую аттестацию. Только вот результаты сильно озадачили, пилот корабля не мог получить воинского звания выше капитан-лейтенанта. Почему? Впрочем, на военно-морском флоте также есть бесперспективная специальность — штурмана. На эсминце только один штурман, и никаких шансов продвинуться по служебной лестнице. Дальше может быть только штаб с организационной работой по штурманской службе. Сергей проанализировал полученные знания: так и есть. Место пилотов на ходовом мостке, они контролируют режим полета — одним словом, вахта, дороги в боевую рубку для них нет.

На фоне трех кораблей артиллерийской поддержки, что оказались брошенными эскадрой адмирала флота Бхонсла, «Следопыт» выделялся элегантными формами. Во время перегона с верфи на абсолютно новых кораблях обнаружили серьезный строительный дефект — перекос управляющих стержней маршевых двигателей. Ремонт требовал полной разборки и фактически переделки всего двигателя. Они были внесены в планы работ верфи Альгур, но в самую последнюю очередь. Хватало других кораблей с проблемами, требующих намного меньших затрат. Румейла с нескрываемым восхищением смотрела на стоящие у причала корабли.

— Что, нравится? — спросил Сергей.

— Еще бы! — ответила девушка. — Никакого сравнения с нашими старичками.

— Отучишься и выберешь себе самый лучший, — улыбнулся Сергей.

Привычно сев в командирское кресло, он разъединил фазовую синхронизацию гравитационных полей, затем вывел корабль за пределы швартовой зоны.

— Можно мне попробовать выполнить маневр выхода на маршрутную дугу? — спросила девушка.

— Только при одном условии.

— Каком? — напряглась Румейла.

— Весь полет на тебе лежит обязанность вахтенного офицера.

— А поспать?

— С выходом на пенсию, — Сергей засмеялся. — Да не напрягайся, я подменю. А то привезу вместо тебя египетскую мумию.

Пришлось объяснять, что такое пенсия, мумия, затем рассказывать о Египте, потом еще и еще. Вопросы возникали, как у пятилетнего ребенка.

Полет не отличался разнообразием, Румейла с явным удовольствием несла ходовую вахту, а Сергей грыз тяжелую науку офицера-оружейника. Мобильная система обучения имела слишком много ограничений, что значительно уменьшало скорость передачи информации. Невозможность полноценного контроля психофизического состояния студента компенсировалось частыми перерывами. Сергей шел на ходовой мостик, где Румейла продолжала задавать вопросы. Впрочем, отвечать приходилось и ей. Сообщество женщин-фанатичек заинтересовало только по причине большого количества людей без генетических изменений. Со слов девушки все дети трехлетнего возраста проходили через ворота Праматери. Торжество заканчивалось разделением девушек на будущих космопилотов и работниц ферм. Мальчики на данное мероприятие не допускались.

Сергей долго прояснял детали самого торжества и внешний вид ворот Праматери.

У него возникли серьезные подозрения в изначально заложенном жульничестве или произошедшем за многие тысячелетия извращении первоначального смысла.

— Зачем вам все это знать, господин адмирал? — не удержалась от вопроса девушка. — Вы расспрашиваете до мелких деталей, как будто вас это серьезно интересует.

— Представьте себе, интересует, и даже очень.

— Странно, обычная планета с обычными людьми, — пожала плечами девушка. — В госпитале я посмотрела с десяток стереофильмов, вот там да. Битвы за планеты с уникальными ресурсами. А у нас что? Фи, болота, лягушки и рис.

— На самом деле ваша планета по важности внесена в Первый список Галактического альянса.

— Не может быть! — не поверила Румейла. — У нас ничего особенного нет.

— Есть, или население прочно об этом забыло, или Совет матерей тщательно скрывает.

— Что-что? Расскажите, пожалуйста, — попросила девушка. — Мне очень хочется узнать тайну Совета матерей. У нас же есть таинственная Хранительница. Ее никто и никогда не видел.

— Вы что-нибудь слышали о даурах? — спросил Сергей.

— Да, в школьной программе есть. Еще матери воспитательницы объясняли пагубные последствия искусственного изготовления мужчин.

— Вообще-то, дауры двуполы, — заметил Сергей.

— А почему они не способны сами размножаться? — язвительно парировала девушка.

— Организм лишен репродуктивной функции, секс без последствий.

— Почему? Не вижу никакого смысла.

— Ребенка надо воспитывать, затем учить, это серьезные финансовые затраты. Выращивание искусственного человека намного дешевле. Плюс рекреация в случае гибели или естественной смерти.

— Что дает эта самая рекреация?

— Очень многое, во-первых, дауры бесстрашны, ибо знают о своем бессмертии. Во-вторых, воспроизведенный даур сохраняет память и навыки своей предшествующей жизни.

— Не знаю, — протянула слова Румейла, — странно такое слышать. А почему вас заинтересовали дауры?

— Дело в том, что на вашей планете находится один из центров биогенерирования и рекреации дауров.

— У нас? Не может быть! Это же целый комплекс специализированных зданий.

— И не один. Планета Сулафат поставляла не только пилотов для кораблей класса В-1, но и рабочих верфей, баз сырьевых ресурсов и многие другие специальности.

— Вот оно что. Мы с девчонками лазили втихаря по заброшенным палубам орбитального центра. Там действительно много непонятных учебных аудиторий. А зачем они?

— Кто «они»? — не понял вопроса Сергей.

— Если дауры бессмертны, то после рекреации обучения не требуется.

— Галактический альянс непрерывно развивался, осваивал новые планеты. Не хватало дауров, не хватало людей.

— Зачем тратиться на «новорожденного» даура, проще сделать несколько дубликатов.

— Не этично. Ваши слова переполнены шовинизмом, уважаемая леди. Даур имел равные с человеком права.

Следующий вопрос перевел разговор на тему «леди». Сначала Сергей объяснял понятие этого слова, затем разговор перешел на обсуждение взаимоотношений мужчин и женщин. Ухаживания, романсы, серенады и сонеты, дуэли, любовь, Ромео и Джульетта. «Следопыт» летел по дуге Большого круга, иногда аппаратура фиксировала брошенные корабли или базы, но чаще встречались дрейфующие обломки.

Очередной сеанс ментального обучения прервал сигнал экстренного вызова в ходовую рубку.

— Что случилось? — обратился Сергей к компьютеру.

— Корабль класса В-1, бортовой номер СЛФ-614, экипажем называется «Толстый барсук», на борту нештатное вооружение, — без промедлений доложил компьютер.

— Откуда следуют и намерения экипажа?

— Приписан к учебному центру Сулафат, экипаж четыре человека, намерены с нами сблизиться.

Что же, вот и произошла встреча с таинственными амазонками. Только сейчас в руках Сергея не только козыри, вообще все карты. Милым барышням досталась только упаковка от карт.

— Сообщить количество пассажиров!

— На борту пятьдесят человек, одеты в бронескафандры, в руках парализаторы.

Корабли серии СЛФ служили для доставки людей на орбитальные станции, заводы и сырьевые базы. В просторечии их называли развозками.

— Передать приказ на компьютер СЛФ-614:

1. Исключить любую возможность телепортации пассажиров или экипажа на борт «Следопыта».

2. Передать список экипажа и пассажиров.

3. Приготовиться к передаче управления кораблем под мое командование.

4. Вывести на ходовой мостик «Следопыта» прямую трансляцию с мостика СЛФ-614.

— Выполнено.

Сергей вошел на мостик, где сидела Румейла с перекошенным от страха лицом. Увидев адмирала, она в панике крикнула:

— Это «Толстый барсук»! Надо увеличить скорость и уходить! Наш «Следопыт» высокоскоростной корабль!

— Зачем убегать? Правильнее провести с твоими подружками воспитательную работу.

Он устроился в командирском кресле, окинул взглядом приборную панель, затем откинулся на удобную спинку в ожидании вывода визуальной картинки.

Румейлу откровенно трясло, она не верила этому мужчине. Самовлюбленный дурак, собравшийся в одиночку противостоять абордажной команде отборных девчат. Не зря говорят, что у самцов в голове только одна извилина, а блондины вообще ни к чему не пригодные тупицы. Ладно, это его беда, для подруг она всего лишь пленница. Жаль, конечно, рухнули ее планы, свободная жизнь так и осталась несбыточной мечтой.

— Румейла! — Девушка вздрогнула от жесткого командного голоса. — Уменьшить скорость корабля до режима патрулирования.

— Компьютер! — продолжил адмирал. — Приказ на СЛФ-614: Уровнять скорость!

В этот момент на мостике развернулась голограмма прямой трансляции с мостика пиратского корабля. Девушка пискнула и попыталась спрятаться за спинкой своего кресла.

— В чем дело? Назад! Выполнять свои функции! — рявкнул адмирал.

— Там эта стерва, Лаветта Флониан! — непослушными губами прошептала девушка.

— Какими подвигами она снискала столь зловещую славу? На вид красавица, и совсем молода.

— Ее бабка, мать и старшая сестра входят в Совет матерей!

— И что? Она ест живьем новорожденных девочек или рвет на куски невинных мужчин?

— Как что? Малейшая попытка встать на ее пути заканчивалась немедленной ссылкой в самые глухие места!

— Она сама приказывала сослать завистниц или это делали ее родственницы?

— Какая разница кто! Главное в том, что она опасна!

— Отлично! Судьба подарила нам хороший шанс.

Тем временем на голограмме появились первые признаки откровенного замешательства. «Страшная и ужасная» Лаветта Флониан метала громы и молнии, ее помощницы с несчастными лицами смотрели на свою начальницу. Казалось, они желали немедленно исчезнуть с потертых кресел ходового мостика. Ну-ну, погодите немного, это только разминка.

Корабли постепенно сходились, ругань на мостике СЛФ-614 перешла в торопливую оценку складывающейся ситуации. Засуетились девушки абордажной команды, они еще раз проверяли свое снаряжение и активировали аварийные пояса для ввода точки телепортации. Вот он и ответ на вопрос о способе проникновения на другой корабль. А пояса-то рабочих-дауров! Не положено дамам-красавицам пользоваться чужим аварийно-спасательным имуществом. На подобный случай Галактический альянс разработал строгий регламент.

— Компьютер! — От этих слов Румейла нервно вздрогнула. — Переслать на штабной корабль «Тамбов» следующий приказ:

«На орбите планеты Сулафат в Центре обучения дауров выявлены факты грубого нарушения законодательства Галактического альянса. Индивидуальные спасательные пояса дауров используются населением для игр и развлечений. Начальник Центра обучения дауров госпожа Таррис Накунди самовольно присвоила себе воинское звание „адмирал флота“.

На основании вышеизложенного приказываю:

Первое. В течение двадцати четырех часов собрать все индивидуальные спасательные пояса дауров и разместить их в местах постоянного хранения.

Второе. Объявить госпоже Таррис Накунди строгий выговор с занесением в личное дело.

Третье. Вышеуказанной госпоже немедленно снять военную форму.

Четвертое. Напоминаю, что самовольное ношение военной формы Галактического альянса карается законом и влечет за собой тюремное заключение.

Приказ довести до сведения руководящего состава всех планет, космических центров и орбитальных станций. Копию приказа направить госпоже Таррис Накунди для ознакомления под роспись.

Командующий вооруженными силами Галактического альянса адмирал Сергей Алексеев. Подпись. Дата».

Совет матерей, как и сама «виновница» нарушений могут послать неведомого адмирала в самое неприглядное место. Это вполне самостоятельная и ни от кого не зависящая планета. Сие данность сегодняшнего дня, но только для людей. Компьютеры по-прежнему живут законами исчезнувшей цивилизации, любая попытка воспротивиться будет расценена как бунт со всеми вытекающими последствиями.

В первую очередь отказ в доступе к орбитальной базе и кораблям, а это планетоуправительницы прекрасно понимают.

На голограмме прямой трансляции с мостика СЛФ-614 проявились признаки легкой паники и отчаянной ругани со стороны Лаветты Флониан. И это понятно, расстояние между кораблями позволяет осуществить телепортацию абордажной команды, а этого не происходит. Услышав приказ, Румейла заметно оживилась и сейчас с явным удовольствием наблюдала за разгорающейся на «Толстом барсуке» сварой. Мускулистая сорокалетняя женщина спокойно отвечала на гневные обвинения распалившейся начальницы. Наконец ее нервы не выдержали, в лицо красавицы полетел спасательный пояс. Лаветта Флониан перехватила его на лету, быстро опоясалась и попыталась активировать. Фиг вам. Последовали нервные попытки что-то проверить, поправить, перевернуть пояс другой стороной и прочие бессмысленные манипуляции.

Пора переходить к следующей стадии воспитательного процесса, а то Румейла окончательно забыла о своих обязанностях и всецело увлеклась созерцанием происходящего на другом корабле действия.

— Компьютер, вывести на мостик СЛФ-614 трансляцию нашего видео-и аудиосигналов.

— Выполнено.

Появление голограммы не осталось незамеченным женским экипажем. Достаточно быстро взгляды всех женщин устремились к неожиданно возникшей голограмме.

— Говорит командующий вооруженными силами Галактического альянса адмирал Сергей Алексеев. Командиру корабля СЛФ-614 прошу представиться и сообщить о выполняемом задании.

Гневное лицо Лаветты Флониан пошло белыми пятнами, глаза сузились.

— Сейчас я с тобой разберусь, красавчик. Что-то ты слишком хил для тяжкой адмиральской ноши.

Сергея позабавила эмоциональная реплика и в ответ прозвучали стихи Сергея Есенина:

Когда-то я ведь был удал, Разбойничал и грабил, Теперь же хил и стар я стал, Все прежнее оставил.

Видимо, амазонок никогда не баловали стихами, ибо даже от простенького четверостишия ушки у них встали топориком.

— Ты дорого заплатишь, котеночек, за свое хулиганство! — прищурившись, прошипела Лаветта Флониан.

Можно еще развлечь девушек стихами Есенина, тем более что впереди их ждет огорчение:

Я не знал, что любовь — зараза, Я не знал, что любовь — чума. Подошла и прищуренным глазом Хулигана свела с ума.

На мостике СЛФ-614 послышались нервные смешки, а Лаветту Флониан словно катапультой выбросило из кресла. Через считаные секунды она вернулась в боевом скафандре и с плазменным пистолетом.

Все, незачем дальше дразнить девушек, в конце концов они ни в чем не виноваты. Не ими создан матриархат на планете Сулафат. С рождения воспитанные на принципах использования мужчин для практических опытов по воссозданию новой расы покорителей галактики, они просто не способны думать и поступать иначе.

— Повторяю свой вопрос, — спокойным тоном произнес Сергей, — командиру корабля СЛФ-614 прошу представиться и сообщить о выполняемом задании.

— Я капитан первого ранга Лаветта Флониан, моя цель — захват в космосе всяких разных самцов.

Девушка зловеще улыбнулась и продолжила:

— Твою подружку высадим на ближайшую планету двуногих дикарей.

— Она-то в чем виновата? Сами бросили ее раненой на произвол судьбы.

— Не бросили, а выбросили, — резко ответила Лаветта. — Мы прекрасно знали о бреднях про свободу выбора. Вот и дали ей свободу.

— Жестоко. Госпожа Флониан, на каком основании вы представляетесь капитаном первого ранга? Вы в курсе, что подобное звание не может носить выпускник школы пилотов при Учебном центре дауров?

— Ошибаешься, пушистик, я окончила училище пилотов в орбитальном центре системы Сулафат.

— Именно это я и сказал. В базе данных Галактического альянса отмечено, что ученик женского пола по имени Лаветта Флониан два года назад прошла курс обучения на пилота кораблей класса В-1. Сие происходило на Орбитальном центре обучения дауров в системе Сулафат.

— Ах ты сволочь, я тебя порублю на мелкие кусочки! — завизжала Лаветта.

— Еще вопрос. Почему вы одеты в рабочую одежду дауров и носите спасательные пояса дауров?

Сергей, зная от Румейлы отношение амазонок к даурам, специально несколько раз произнес унизительное для них слово «даур».

— Это наша традиционная форма одежды и к недочеловекам она не имеет никакого отношения!

— Компьютер, — Сергей специально обратился голосом, — расположить в коридоре СЛФ-614 голограммы принятой в Галактическом альянсе формы одежды. Экспозицию держать на постоянной основе, девушки должны знать, что они одеты в рабочие комбинезоны дауров.

Последнее обращение откровенно шокировало всех женщин. Что ни говори, но женщина всегда следит за своим внешним видом, а тут как обухом по голове — оказывается, вместо военной формы на ней простая роба для недочеловека.

— Слушать мой приказ! — продолжил адмирал. — Первое. Выпускнице школы пилотов Лаветте Флониан через пятьдесят суток прибыть на штабной корабль «Тамбов» для прохождения аттестации на воинское звание капитан первого ранга. До сведения указанной госпожи доводится следующее: выпускник школы пилотов может быть призван в космофлот с присвоением воинского звания не выше «мичман»; выпускник школы пилотов по роду своей служебной деятельности не может получить воинское звание выше «капитан-лейтенант».

Второе. До сдачи аттестации и сопутствующих квалификационных экзаменов Лаветта Флониан отстраняется от самостоятельного управления кораблем.

Третье. Назначить Баис Дагу временно исполняющей обязанности командира СЛФ-614.

Четвертое. За проявленную грубость по отношению к вышестоящему командиру Лаветте Флониан назначается наказание в виде домашнего ареста на тридцать суток.

Приказ разослать по соответствующим службам и внести в корабельный журнал СЛФ-614. Копию приказа вручить под роспись Лаветте Флониан.

Командующий вооруженными силами Галактического альянса адмирал Сергей Алексеев. Подпись. Дата. Борт СЛФ-614, — продолжил Сергей, — прервать выполнение полученного задания и вернуться к месту отбытия наказания Лаветты Флониан.

На мостике «Толстого барсука» воцарилась растерянная тишина. По казармам и кабакам ходило много различных легенд и про невероятные удачи, и про таинственные исчезновения кораблей. Да мало ли всевозможных историй и откровенных небылиц. Но такое! Вот так просто приказал, и вооруженный корабль с полусотней тренированных и вооруженных девушек послушно, как домашняя собачка, повернул обратно. Да никто в это не поверит. Есть еще одна странность, корабельный компьютер никогда не позволял вносить запись в свой журнал, а тут раз, и послушно вильнул хвостом. Хотя эта запись послужит отличной отмазкой. Ни у кого из девушек не было сомнений по поводу предстоящей разборки с истерикой, которую им устроит на базе адмирал флота Таррис Накунди.

Глава 9 ВОЗРОЖДЕНИЕ АЛЬЯНСА

Сергей искоса наблюдал за Румейлой, которая неподвижно сидела в немом изумлении. Ну-ну, граждане амазонки таки получили реальный отпор. Он прекрасно понимал юридическую ущербность своих приказов. Нет у него права приказывать этим девушкам, они не состоят на военной службе Галактического альянса. Не имеет он права приказывать проходить аттестацию или сажать под домашний арест. А вот разозлить их, напугать отлучением от управления кораблем, вынудить выбраться из своего логова как раз и являлось его целью. Понятное дело, первой реакцией Совета матерей будет желание отомстить или даже захватить Центральный модуль, куда адмирал планировал заманить космических пираток. Что же, пора выходить из темного уголка и показать одной планете свою силу. Справится — получит шанс вернуться домой, не справится — такова его планида.

Румейла наконец очнулась и посмотрела на адмирала, Сергей перехватил ее взгляд и заговорщицки подмигнул.

— Госпожа пилот, мы долго будем просто так болтаться в космосе или вы соизволите продолжить движение по заданному маршруту?

— Извините, господин адмирал.

«Следопыт» начал разворачиваться и медленно набирать скорость. Сергей посмотрел на голограмму заднего обзора, «Толстый барсук» лихо заложил крутой разворот, за его кормой раскрылось сиреневое сияние форсажного ускорения. Все, встреча закончилась, а последствия со временем он увидит. Пора возвращаться в каюту продолжать обучение, входить в жизнь следует равноправным членом общества. Впрочем, уже сейчас Сергею стала ясна его принципиальная ошибка в подходе к выбору военной специальности. Оружейник, по сути, являлся полным аналогом соответствующей военной профессии на Земле. Всего лишь грамотный инженер по контролю технического состояния корабельного оружия. Никаких знаний в области применения или управления оружием.

Во время пререканий с амазонками он связался со штабом и проверил вертикаль должностей и званий. Офицер-оружейник мог дослужиться до капитана первого ранга, в то же время астронавигатор и офицер космофлота в служебной карьере не имели ограничений. Заглянув в биографии последних героев Галактического альянса, Сергей узнал, что адмирал Зак Астард окончил Четвертое галактическое командное училище, адмирал флота Бхонсл учился в Высшем военно-космическом училище объединенного флота Галактического альянса. Первый был офицером космофлота, второй астронавигатором. Дальнейшее изучение обязанностей показало, что в освоении обеих специальностей делался главный упор на изучение методик ведения космического сражения и применения оружия. Разница заключалась в объемах изучения астрофизики и прочих нюансов галактического масштаба. В грубом приближении к понятиям военно-морского флота — одни выходили офицерами-подводниками, другие готовились для надводных кораблей.

Сергей решил не мельтешить и закончить начатое дело. После завершения полного курса оружейника он примется за изучение должности астронавигатора. «Нелегальная» операция с ментальным центром головного мозга дала неожиданный бонус, его возможности по восприятию информации находились на уровне даура. В результате сроки обучения, по сравнению с обычным курсантом, сокращались чуть ли не в сто раз. Глупо не воспользоваться таким подарком судьбы. Ко времени швартовки к причалам Высшего военно-космического училища объединенного флота Галактического альянса теоретический курс офицера-оружейника был завершен. В учебном центре Сергей без зазрения совести загрузил Румейлу административной работой, а сам занялся ментальными тренажерами и сдачей аттестационных экзаменов.

Последняя аттестация на звание «капитан первого ранга» совпала с докладом девушки о готовности училища принять первых курсантов.

— У меня к вам просьба, госпожа Румейла, — обратился Сергей к девушке, — прошу вас взять на себя обязанности начальника этого училища.

— Я? Да вы что!.. Ой!.. Извините, господин адмирал, я не справлюсь. Мое образование на уровне обычной школы пилотов, а здесь высшее учебное заведение.

— По сравнению с курсантами у вас есть жизненный опыт, а знания доступны всем. Учитесь и командуйте, одно другому не мешает.

Румейла задумалась, а Сергей не торопил, у него попросту нет иной кандидатуры. Назначить на такую должность одного из добровольцев из Центрального модуля было бы серьезной ошибкой. Там вполне нормальные люди, но многие тысячелетия они жили в тепличных условиях. Атмосфера абсолютной бесконфликтности, чисто теоретическое понятие слова «приказ», все это изначально выводило любого кандидата за рамки требований к командиру.

— А когда вы найдете мне замену? — робко спросила девушка.

— Не ранее чем через год. Кстати, вы сами можете подыскать себе замену среди курсантов.

— У меня нет ни друзей, ни знакомых, — уныло ответила Румейла.

— А ваши подружки из системы Сулафат?

— Вы хотите их сюда пустить? Да они здесь все разнесут. К тому же они меня просто вышвырнули.

— Ваши подруги выполняли приказ. Поступи они по-иному, самим было бы хуже. Прошу вас не придираться к ним во время учебы.

— Вы серьезно? И как планируете их сюда заманить?

— Зачем заманивать, сами прилетят, еще проситься будут.

— Для этого нужны очень серьезные причины, Совет матерей не пойдет на сближение. Захватить чужое — это да. Просто послать девушек на учебу? Нет, нереально.

— В том-то и дело, что в качестве первых ласточек я жду Лаветту Флониан и других особо проверенных дам.

— Не боитесь? Девочки хорошо подготовлены и неплохо вооружены.

— Пустое. Ношение оружия запрещено законами Галактического альянса, а любая агрессия немедленно погасится с помощью автоматических систем поддержания порядка.

— Как такое возможно? — удивилась Румейла.

— Элементарно. Компьютер моментально определит агрессивный поступок, затем силовое поле укутает дебошира в кокон — и в суд.

— Я согласна! А что с моим воинским званием?

— Пока оставим капитан-лейтенантом, а дальше согласно результатам аттестации.

Процедура ввода Румейлы во власть прошла быстро и буднично, в огромном шаре на орбите звезды Альпав находилось всего два человека. Жаль, конечно, каждому человеку хочется праздника.

Сергей нырнул в новый поток знаний. Теорией невозможно компенсировать отсутствие практических навыков. Однако для этого существуют курсы повышения квалификации, где специалисты систематизировали различные случаи и объясняют слушателям ошибки и достоинства тех или иных боестолкновений, а для высшего командного состава полностью всего сражения. Как-то неожиданно прибыли Маттердаг и Артре, робея, представ пред грозные очи адмирала, они показали свое умение военной выправки.

— Отлично, вы просто молодцы, — похвалил Сергей.

Супруги засмущались, но продолжали стоять по стойке «смирно». Вместо обещанного экзамена по Строевому уставу, он провел беседу на тему причин существования военной субординации. Это ведь не прихоть ленивых генералов и адмиралов, за каждым действием таится простой и логический смысл. Ровный строй с четким шагом сразу покажет физическое и моральное состояние каждого солдата. «Шагистика» сама по себе как в зеркале отражает дух человека, его умение владеть своим телом. Точно так же и ритуал приветствия, будь то поднятая рука, удар кулаком в грудь или мечом в щит, все это показывает отношение к своему начальнику и собственное состояние.

Тут, кстати, прибыли курсанты, чуть более сотни юношей и девушек, первый набор после перерыва в несколько тысяч лет. Румейла и Маттердаг с Артре взяли новобранцев в оборот. До прибытия в военно-космическое училище будущих офицеров Космического флота Галактического альянса для «познания жизни» ознакомили с планетой Пикок, сырьевой базой, Галактическим транспортным узлом и контрольно-диспетчерской станцией. Для курсантов, живших в крошечном мирке Центрального модуля, ознакомительная экскурсия стала настоящим шоком. Они впервые увидели масштабы галактики и осознали стоящие перед ними задачи. Прибыли и «экскурсоводы», Сергей радостно обнимался со своими друзьями, директором Ирием Леуином, президентом планеты Пикок Яндбием Джезаин и управляющими двумя другими базами сырьевых ресурсов Бома Джидером и Атакором.

Что же, столь большая делегация говорила о предстоящем серьезном разговоре. Ирий не стал разводить дипломатические антимонии и сразу перешел к основному вопросу:

— Сергей, ответь прямо и честно, почему ты не хочешь привлекать наших граждан к службе на кораблях космофлота?

— По той же причине, что убьет твоих товарищей при входе в центральный зал управления любого завода.

— Почему они люди второго сорта?

— Нельзя так говорить! Нельзя делить людей на высших и низших. Оставленная древними система безопасности определяет генный фенотип. За прошедшие тысячелетия у многих людей он изменился.

— Реши проблему самым простым способом — отключи систему безопасности.

— Как? Научи меня или пришли специалиста по компьютерам древних. Ты знаешь таких? Я не знаю.

— Неужели нет решения? Не существует безвыходных ситуаций? — начал горячиться Ирий.

— Здесь недалеко в системе Сулафат находится Центр биотехнологий и генетических разработок.

— Он создан древними? — деловито спросил Ирий.

— Центр занимался созданием и рекреацией дауров…

Друзья радостно загомонили, возможность получить миллионы квалифицированных рабочих рук никого не оставила равнодушным.

— Погодите, друзья, все не так просто, планета обитаема и заселена совсем не дружественным населением.

— Ты только обеспечь нас кораблями, — грозно встал Яндбий, — мы высадим десант и объясним местному населению суть их заблуждений.

— Не спеши, дорогой друг, — поднял руку Сергей, — там не просто враждебное население, там настоящая секта фанатиков с традициями в несколько тысяч лет.

— Ну и что, повоюем. У нас отличные карабины, после твоего автомата Ирий придумал еще и пулеметы. К минометам добавились пушки.

— Мы их враз прижмем к ногтю, — вставил Атакор.

— Нет, друзья, тут все не так просто. Я же сказал, на планете секта фанатиков. Начнем стрелять, придется перебить половину населения планеты.

— Будешь упрашивать? — спросил Ирий.

— С фанатиками просьбами и разговорами ни к чему не придешь. Они сами должны быть в нас заинтересованы, плюс опасаться нашей силы.

— И как ты этого достигнешь? — поинтересовался Яндбий.

— В общем-то, несложно, за год успеете подготовиться.

— К чему? — поинтересовался Ирий.

— Кто из вас знает про военные парады?

— Опять принимаешь нас за дикарей? — фыркнул Атакор.

— Всего лишь готовлю к основной сути. Парад должен запугать наших дамочек.

— Дамочек? Ты сказал дамочек? Так там планета женщин?

— Ага, и они размножаются почкованием.

— С этого момента, пожалуйста, поподробнее, — потребовал Яндбий. — Что за фанатки, в чем суть их фанатичности и вообще все, что знаешь.

С этого и надо было начинать, тема не только серьезная, но и весьма важная для планов Сергея. Для поисков координат Солнечной системы ему нужен флот.

Брошенные в галактике корабли в основном являлись кораблями класса крейсер, что вполне понятно. Они прекрасно справляются с функциями патрулирования и сопровождения, но для глобальных баталий слишком слабы. Тройка кораблей огневой поддержки, сиротливо стоящая у причала Центрального госпиталя, по огневой мощи намного превосходит десяток крейсеров. Сергею нужны экипажи, многочисленные экипажи. Крейсер со своими пушками и излучателями не сможет гарантировать уверенный бой на дальней дистанции, а для отражения абордажного десанта нужны люди. Планета, где во времена Галактического альянса находился центр рекреации и биогенерации дауров космодесанта, недоступна. В настоящее время она находится в красном секторе активных военных действий. Кроме того, путь туда проходит через «индийский» сектор Союза Риши. Дорогу перекроют немалые силы неприятельского флота. Туда не стоит даже близко подходить, последствия непредсказуемы.

В бездонных закромах объединенной компьютерной сети Галактического альянса нашлись и танки, и самолеты, и вертолеты. Сергей передал Яндбию кристаллы с производственными чертежами, техническим описанием и правилами эксплуатации. Впереди как минимум год, чего более чем достаточно для создания требуемой техники. Никто не собирается вооружать целую армию, необходимо некоторое количество единиц для парада устрашения и последующей демонстрации их боевых возможностей. Последовали продолжительные восторги по поводу полученных чертежей и любование голограммами внешнего вида. Затем посыпались вопросы об истории создания всех этих танков, летательных аппаратов и самоходных гаубиц. Исторический экскурс закончился требованиями рассказать, где и как применялось подобное оружие. К обсуждению основного для Сергея вопроса приступили только через час.

«Толстый барсук» относился к кораблям, приспособленным к планетарной посадке. Но история Сулафат такого не знала, вернее не помнила. Появление звездолета в небе над столицей Всех матерей первоначально вызвало всеобщий интерес. Люди толпились на улицах, лезли на крыши домов, всем хотелось посмотреть на такое чудо. От любопытства не удержались даже находящиеся на отдыхе пилоты и десантницы. Десятки тысяч лиц заинтригованно смотрели в небо. Огромный корабль медленно опускался на город. Профессионалки знали, что подобный спуск осуществляется на гравигенераторах, но двигатели иногда давали короткий толчок для компенсации скорости вращения планеты или ветрового сноса. Когда звездолет снизился до трех километров, от грохота задрожали стекла, а люди в панике побежали из города.

Мать-хранительница Эгеста Касат наблюдала за творящимся безобразием с балкона своего дворца. Она уже знала о проделках Лаветты Флониан. Когда «Толстый барсук» проигнорировал все запросы орбитального центра и напрямую вошел в атмосферу, Таррис Накунди немедленно сообщила во дворец. Девочке можно многое простить, даже самовольную посадку на планету. За ее родственницами Дворец жизни, Лаветта Флониан немного похулиганила, а бабушка с матушкой и сестричкой потом откупятся. Всегда можно прийти к взаимовыгодному соглашению. Но происходящее сейчас — это перебор! Корабль, сотрясая округу, садился прямо на центральную площадь, стараясь как можно ближе приблизиться к Дворцу жизни. Посадка, смолкнувшие двигатели отозвались в ушах неприятным звоном тишины. Из дворца всполошенными курицами выбежали родственницы и побежали к открывающемуся люку корабля. Эгеста Касат повернулась к испуганным слугам:

— Срочный сбор Совета матерей! Немедленно, — гневно выкрикнула Мать-хранительница.

Мужчины пугливыми мышками выскочили из комнаты. Глава Совета, поджав губы, направилась в зал Истины, у нее в руках прекрасный шанс вышвырнуть все семейство Флониан. Ну а замену она быстро найдет, придут нужные и преданные ей люди. Эгеста Касат пропустила главное, члены Совета получили ментальный зов тревоги и со всех ног мчались на борт «Толстого барсука».

Мать-хранительница привычно поднялась на свое место. Расположенные по бокам турникеты по какой-то причине перестали вращаться, но слуги сняли часть ограждения. Получилось не очень красиво, раньше она не только над всеми возвышалась, но и была отделена красивым блестящим заборчиком. Беда случилась не только с турникетами, на пульте погасли все лампочки, отключился усилитель голоса, а слуги беспомощно разводят руками. Хорошо хоть остались голограммы с видами центральной площади. Вот и сейчас Эгеста Касат наблюдала за собирающейся на площади толпой. Ей уже шепнули, что большинство Совета находится в «Толстом барсуке». Это даже к лучшему, далеко не все относятся благосклонно к семейству Флониан, среди поднявшихся на борт корабля мятежной девицы много их врагов. Поспешной тревогой Мать-смотрительница Дворца жизни лишила себя последнего шанса. Она уже не сможет по-своему истолковать слова Лаветты и повлиять на показания экипажа и десантниц.

На лице Эгесты Касат мелькнула довольная улыбка, из корабельного люка выскочила виновница происшествия и почти бегом скрылась в широком проеме Дворца жизни. Это ее не спасет, сегодня все Флониан освободят уютные комнаты этого дворца. Мать-хранительница окинула взглядом зал Истины, в креслах сидело около трети Матерей, это ее верные сторонницы, которые, не задумываясь, проголосуют за любое ее слово. Сейчас она искала взглядом только одну Лутай Црев. Заметив взгляд Хранительницы, та встала и низко поклонилась. Отлично, новые кандидатки стоят где-то рядом, ждут своей счастливой минуты. Долго, очень долго длится расследование на борту «Толстого барсука». Возможно, это даже к лучшему, путаница в показаниях свидетельствует о предварительном сговоре.

Но вот на трапе показалась процессия Совета матерей. Мелкая картинка голограммы не могла скрыть взволнованных лиц. Эгеста Касат злорадно улыбнулась. Отлично! Никто не пытается подбодрить членов семейства Флониан, что говорит против виновницы. Матери накопали серьезные нарушения. Некоторое время эскорт из послушниц бестолково метался в поисках своего места, наконец Избранные по рождению на мгновение замерли, затем качнулись и пошли, четко печатая шаг. Ничего не скажешь, красивый ритуал! Не успела процессия отойти на десяток метров, как стоящая на площади толпа ломанулась внутрь «Толстого барсука». Ветераны и новобранцы, рядовые и старшие офицеры — все стремились поскорее разузнать подробности чрезвычайного происшествия.

Сергей после ухода своих друзей решил еще раз проанализировать ситуацию с амазонками. Компьютер выложил всю информацию по планете Сулафат, где кроме Центра рекреации и биогенерации дауров находился Научно-исследовательский центр генетических исследований. Сортируя полученную информацию, он наткнулся на любопытный факт. Оказывается, при подготовке к выполнению плана по захвату столичной системы тольтеков, адмирал флота Бхонсл столкнулся с массовым неповиновением дауров. К чести адмирала, он признал правоту этих людей, и Сергей был с ним солидарен. Эскадра не должна была вернуться обратно, и дауры потребовали досрочной рекреации с модификацией в виде придания репродуктивной функции. Совершенно справедливое требование, или их жены родят детей, или они бесследно исчезнут.

Итак, при Научно-исследовательском центре генетических исследований в системе Сулафат осталась группа ученых с заданием найти методику для устранения привнесенных изменений в генном фенотипе человека. В коротких пояснительных рапортичках ученые докладывали о прогрессе в определении сути проблемы. Для конечной разработки нужного лекарственного средства им требовалось всего лишь несколько лет. По решению штаба ученых оставили на планете. После разработки вакцины они должны были перелететь в столичную систему тольтеков. У причалов учебного центра разработчиков лекарства дожидались пассажирские корабли. Для обеспечения безопасности и последующего сопровождения придавался крейсер «Несокрушимый». История с учеными на планете Сулафат на этом заканчивалась.

Полученная информация давала повод предположить о непонятном происшествии со сроком давности в семь с половиной тысяч лет. Столь отдаленное время позволяло рассчитывать на поддержку планетарного компьютера. Не испытывая оптимизма, Сергей все же решился на телепортацию с попыткой на месте разобраться в конкретных нюансах. Первый шаг — это визит к главврачу в Центральный госпиталь Номаркии.

Ахтар Ригвед внимательно выслушал Сергея и потребовал немедленных действий.

— Вы, дорогой адмирал, даже не представляете себе важность брошенных на планете Сулафат научных исследований!

— Вы и вправду так думаете? — язвительно заметил Сергей. — Отнюдь, данные разработки помогут в скорейшее время восстановить в галактике мир.

— Вот-вот. Военные думают только о пушках и солдатах, — горестно вздохнул главный врач.

— Но это действительно так! Люди невольно разделены на «чистых» и «второсортных»!

— Посмотрите в корень научного открытия! Исправление генных искажений позволит сделать человечество абсолютно здоровым!

— Как это абсолютно здоровым? Никто не будет кашлять и чихать?

— Исчезнут патологические изменения, исчезнут врожденные заболевания, исчезнет необходимость лечить людей, ну если только от кашля и насморка.

— Никогда бы об этом не подумал. Погодите! Подобное лекарство станет матрицей для людей! Мы получим миллиарды близнецов!

— Будет вам выдумывать! — засмеялся Ахтар Ригвед. — Близнецы! У каждого человека индивидуальная матрица.

Отсмеявшись, главный врач продолжил уже серьезно:

— Я разговаривал с вашим другом Яндбием Джезаином. Он отдает мне тысячу человек для направления в медицинские институты.

— Вы полагаете, что на планете найдется так много человек без генетических поражений?

— Учить и лечить можно и без всяких там компьютерных вывертов. Я отобрал десяток добровольцев и заказал сотню мобильных компьютеров обучения.

Сергей растерялся, слишком крепко засела в его голове мысль о тотальном контроле и доступе к секретным сведениям.

Телепортал при Научно-исследовательском центре генетических исследований встретил стерильной чистотой и тишиной. Прибывшие вместе с Сергеем четверо медиков попытались было рвануться в разные стороны, но он в корне пресек попытку волюнтаристских действий.

— Погодите, господа, для начала необходимо узнать о произошедшем катаклизме.

Компьютер центра никак себя не проявлял.

— Компьютер, прошу сообщить степень безопасности для перемещений по Научно-исследовательскому центру.

— Ограничений нет.

— Где находится последняя информация?

— В памяти компьютера.

— Выведите голограмму.

«Мы полностью выполнили поставленную перед нами задачу. Копии научной разработки отправлены по всем медицинским и фармацевтическим центрам. Просим сообщить об этом адмиралу Бхонслу».

— Компьютер, срочное сообщение главному врачу Центрального госпиталя орденов Мужества и Славы Второго флота Номаркии: «Прошу срочно проверить получение фармацевтических данных из Научно-исследовательского центра генетических исследований. Регистрационный номер, — он глянул на голограмму, — СГИ. ВВ. Восемнадцать пятнадцать».

Сергей был ошарашен столь откровенной игрой всесильных компьютеров. Или он не прав? Железяка с бродячими электронами требует конкретно поставленного вопроса, которого он просто не в состоянии задать. В то же время компьютер Центрального модуля сам похвастался наличием интеллекта. Непонятно. Могут ли компьютеры за семь с половиной тысяч лет бесконтрольности со стороны людей как-то самоорганизоваться и затеять свою собственную игру?

Любое учреждение, в том числе и научно-исследовательское, имеет кабинет директора. Именно туда Сергей и повел свою группу. Медики порывались заглянуть в многочисленные кабинеты и лаборатории, но адмирал был неумолим. Дверь лифта открылась на шестнадцатом надземном уровне.

— Компьютер, директором Научно-исследовательского центра генетических исследований назначается врач высшей категории Делифа Шукен.

— Принято, мои поздравления госпоже Шукен.

— Прошу ознакомить с историей произошедшего здесь конфликта и причинах формирования деспотичного общества фанатичек.

— На третий год научных разработок профессор Эгмон Рисиши предложил выполнить поставленную задачу путем биогенерации нескольких десятков тысяч человек расы ясторфов.

— Почему он предложил противоправное действие? — спросила доктор Шукен.

— Причин никто не знает, но профессор попытался набрать группу сторонников своей идеи. В результате случилось кровопролитие.

— Почему произошло столкновение? — спросил Сергей.

— Возмутились бывшие сотрудники Центра рекреации и биогенерации.

— Как они получили доступ к оружию?

— Центр закрыли на консервацию, а сотрудники перешли в штат охраны Научно-исследовательской лаборатории с ношением оружия.

— Что послужило причиной разделения по половому признаку? — поинтересовалась доктор Шукен.

— Штат сотрудников Центра рекреации и биогенерации, как и сотрудников Научно-исследовательской лаборатории, в подавляющем большинстве состоял из женщин.

— Они решили, что справятся с проблемой лучше мужчин, — улыбнулся Сергей.

— Не совсем так, женщины решили остаться на планете.

— Нестыковка, — заметил Сергей. — Почему сейчас правительницы посылают отряды для захвата мужчин?

— После восстания большинство мужчин и несогласные женщины перебрались на другой континент.

— Как называется этот континент?

— Независимые земли.

— Каков там уровень жизни?

— Удовлетворительный, полное самообеспечение со стабильным ростом населения.

— А как здесь?

— Приближается к критическому минимуму. Принудительное оплодотворение женщин не спасает положения. Чрезмерные физические нагрузки плохо отражаются на женском организме. Драки между женщинами, пьянство и сексуальные извращения.

— Сколько человек живет на континенте «Независимые земли»?

— Перепись населения никогда не проводилась. Аналитический анализ позволяет назвать цифру два миллиарда триста девяносто один миллион семьсот одиннадцать тысяч восемьсот человек.

— Почти два с половиной миллиарда! — восхитился Сергей. — А здесь?

— Анализ последней переписи позволяет назвать цифру шестьсот сорок семь тысяч двести девятнадцать человек.

— Что из научно-исследовательских работ ведется на сегодняшний день? — поинтересовалась доктор Шукен.

— Ничего. Доступ в лаборатории ограничен со дня вооруженного восстания. На сегодня в городе Санкуйра нет ни одного человека с правом беспрепятственного входа.

— Где находится крейсер «Несокрушимый»? — поинтересовался Сергей.

— Геостационарная орбита над Независимыми землями. Режим автоматического патрулирования. Простите. Вам ответ от главного врача Ахтара Ригведа: «Сообщение СГИ. ВВ. Восемнадцать пятнадцать найдено! Отличная работа, начинаем подготовительные работы».

— Спасибо. Статус Центра рекреации и биогенерации?

— Все комплексы расконсервированы согласно вашему приказу.

Это уже другие здания, куда они зайдут позже. Сергей решил больше не томить сопровождающих его медиков. В своей жажде знаний они уже нетерпеливо сучили ножками и смотрели жалостливыми глазами.

Для осмотра оборудования и оценки возможностей Научно-исследовательского центра генетических исследований медикам потребуется несколько дней. Сергей в свою очередь должен убедиться в их безопасности. Если амазонки сумеют сюда добраться, то без кровопролития не обойдется, они всех убьют. Лифт остановился на первом этаже, перед его глазами открылся широкий холл. По центру от стены до стены широкой полосой пролегал газон, невысокий кустарник был покрыт яркой шапкой розовых и оранжевых цветов. Повсюду располагающие к отдыху кресла, столики и автоматы различных напитков. Уютно, ничего не скажешь. Сергей подошел к окну с видом на огромную площадь. Ого! Почти треть пространства занимал космический корабль, а вокруг него растревоженным муравейником суетились женщины в знакомых синих комбинезонах.

— Сообщить статус корабля! — послал Сергей ментальный зов.

— Борт СЛФ-614 ваш приказ выполнил, арестованная доставлена к месту отбывания наказания. Статус корпуса шестьдесят семь процентов, двигателей — сорок два процента, оружие заблокировано.

— Запросить статус крейсера «Несокрушимый».

— Статус корпуса восемьдесят два процента, двигателей — девяносто один процент, оружия — сто процентов.

В это время по трапу спустилась вальяжная процессия женщин в алых накидках. Они немного постояли в ожидании своего эскорта из девчушек десяти-четырнадцати лет, затем неожиданно замаршировали строевым шагом. Забавно, не хватало барабанного боя и горнистов.

Толпящиеся на площади женщины с визгом бросились вовнутрь корабля. То тут, то там возникали спонтанные потасовки, женщины бесцеремонно, невзирая на возраст, сталкивали друг друга с трапа. И никакой полиции или иных сил обеспечения правопорядка. Поубивают же они друг дружку! Или еще хуже, набьются в корабль и сами себя задушат.

— СЛФ-614! Немедленно закрыть двери и переборки по режиму аварийной герметизации!

— Выполнено.

— Сообщить причину всеобщего желания ворваться на корабль.

— Обычное любопытство. Желание узнать о причинах посадки на планету.

— При первой же возможности вывести с корабля экипаж и абордажную команду.

— Принято.

Вальяжная процессия под ритм печатного шага вошла в здание, где находился Сергей. Со стороны лестницы послышался шум сдвигающихся кресел и рваный гул коротких реплик. Сергей подошел к ведущей вниз лестнице. Два коротких пролета показывали, что он на бельэтаже, а под ним располагается вестибюль.

Тихими шагами он спустился до поворота и увидел интересную картину. За пультом охраны и пропускного контроля сидела старушка с желчным лицом. Она бесцельно комкала дрожащими пальцами цветастую косынку и смотрела куда-то вперед.

— Компьютер, — послал Сергей ментальный зов, — доложить меры защиты от проникновения населения на бельэтаж.

— В случае попыток проникновения на лестнице разворачивается силовое поле.

— Если прорыв произойдет со стороны улицы через окна?

— Блокировка лифта и дверей пожарной лестницы.

Слабенькая защита. За прошедшее время никто не принимал серьезных попыток пройти внутрь Научно исследовательского центра.

— Каковы возможности проникновения через подвал?

— Двери лифта заблокированы, пожарный выход в режиме герметизации.

— Что с прилегающими помещениями с неохраняемым входом?

— Через вестибюль отдельный вход в расположенный вдоль западной стены ресторан и столовую для сотрудников. Двери во внутренние помещения Научно-исследовательского центра заблокированы.

Проще говоря, вся защита построена на честном слове. С другой стороны, коль скоро не было попыток вторжения, это говорит об отсутствии мотивов для проникновения.

Сергей спустился еще на несколько ступенек, где ему открылся вид на обычный вестибюль рядового учреждения. С общей обстановкой не вязались ровные ряды кресел, на которые усаживались пришедшие женщины. Сопровождавшие их девчушки выстроились вдоль окон и неподвижно замерли.

— Мать Вяли Флониан, что вы можете сказать в свое оправдание по факту вопиющего проступка Лаветты Флониан? — надтреснутым голосом спросила «охранница».

— Я? — С кресла встала сухонькая старушка. — Это вы должны объяснить причину утаивания важной информации!

— Что же, по вашему разумению, я утаила? — ехидно спросила начальница ВОХРа.

— Еще имеет наглость удивляться! — гневно воскликнула сухонькая старушка.

— Это кто здесь наглеет! Не вы ли, госпожа Мать-смотрительница Дворца жизни?

— Она еще смеет указывать на меня пальцем! Сама вся в дерьме, а виновными хочет сделать окружающих ее невинных людей!

— Это кто здесь невинный! — неожиданно по-старчески взвизгнула председательница собрания.

— Во всяком случае, Мать-хранительницу невинной точно не назовешь во всех смыслах этого слова!

— Так, по-вашему, это я только сейчас посадила на площади «Толстого барсука»?

— Она еще и удивляется? — обратилась к залу сухонькая старушка. — Сначала скрыла от Совета свои проблемы, а затем строит из себя беленького барашка!

— Это я!.. — задохнулась от гнева Мать-хранительница. — Да я сроду не занималась вашими дурацкими кораблями!

— Ты вообще ничем не занималась! Вот именно с рождения только и делала, что щупала смазливых мальчиков!

— Зато ты у нас самая плодовитая! Детей нарожала, что во дворце не хватает места.

— Тебя не спросила!

— Хватит!

— Что хватит! Ты мне рот не затыкай! Отвечай Совету о скрытых тобою проблемах!

— Каких проблемах? У меня одна проблема по имени Флониан!

— Это известно всем, а теперь говори о том, что скрыла от нас!

— Не заговаривайся, Вяли Флониан! Мне нечего скрывать! Сегодня тебе держать ответ!

— Опять увиливаешь? Не выйдет! Мы уже знаем правду!

— Какую правду? У тебя голова помутилась от страха за свое теплое местечко?

— Мое теплое местечко? Немедленно давай отчет! Сестры разберутся с твоим тепленьким местечком!

— Только посмей, стерва, замахнуться на мое место!

— Еще как посмею! Почему компьютер перестал тебе подчиняться? Отвечай, хромая карга!

Мать-хранительница замерла с открытым ртом.

— Компьютер… Подчиняться… — жалобно проблеяла начальница ВОХРа.

Да она уже забыла тот день, когда обращалась к компьютеру. Зачем? Жизнь идет своим чередом, каждый занят своим делом, а она за всеми следит и сталкивает лбами. Не нужен ей никакой компьютер, важнее всех перессорить и упрочить свою власть.

— Отвечай! — наседала Вяли Флониан.

— Что ты лезешь не в свое дело? Тебя это не касается!

— Ошибаешься! У нас очень большая проблема, а ты ее скрываешь!

— Мне нечего скрывать, последнее сообщение я получила сегодня, когда твоя внученька нагло посадила корабль на центральную площадь!

— Сообщение? Ты говоришь о сообщении! Ты не знаешь разницы между связью и компьютером! Гнать ее на самые дальние рисовые поля!

— Это меня гнать? Да тебя саму надо посадить в клетку и послать к изгоям, пусть потешат свою похоть, изголодались без женщин.

— Я хорошо знаю твои способности увиливать от ответов! Почему скрываешь проблему с компьютером! — продолжала наседать Вяли Флониан.

— Уважаемые Матери Совета! — С кресла поднялась дородная женщина. — Позвольте мне как Матери Дворца знаний прояснить суть стоящей перед нами проблемы.

— Преклоняюсь перед вашей мудростью. — Вяли Флониан поклонилась с преувеличенным почтением.

— Наконец-то я услышу разумные слова, — с явным облегчением сказала Мать-хранительница. — Все уважают Мать Сфар Куан за честность и правдивость.

— Не могу ответить взаимностью. — Женщина с усмешкой поклонилась спорщицам.

— И ты станешь мне грубить? — просипела и затем закашляла Мать-хранительница.

— Если потребуется, — отрезала Мать Дворца знаний.

Мать Сфар Куан спокойно осмотрела сидящих в креслах женщин, после чего повернулась к пульту охраны.

— Мы все хорошо знаем неумение Эгесты Касат работать с компьютером, — заговорила она ровным голосом, — отсюда и ее искреннее непонимание нависшей над нами угрозы.

— Зачем вы нас пугаете? — выкрикнула с места одна из девиц-пустышек Матери-хранительницы.

— Ответь, Эгеста Касат, что за послание ты получила с орбиты до прилета «Толстого барсука»?

Желчная старушка попыталась припомнить, но всем было ясно, смысл сообщения прошел мимо ее сознания.

— Кто из вас запомнил полученное сообщение? — обратилась Мать Сфар Куан к стоящим у стены девочкам.

По замершей шеренге пробежал ветерок шепота, затем одна из девочек сделала шаг вперед:

— Я запомнила. — Девочка дрожала, как листик на ветру:

— Как тебя зовут, Избранная по рождению?

— Тугела Онон.

— Говори, — приказала женщина.

Девчушка закрыла глаза и начала нараспев:

— На орбите планеты Сулафат в Центре обучения дауров выявлены факты грубого нарушения законодательства Галактического альянса. Индивидуальные спасательные пояса дауров используются населением для игр и развлечений. Начальник Центра обучения дауров госпожа Таррис Накунди самовольно присвоила себе воинское звание «адмирал флота».

На основании вышеизложенного приказываю:

Первое. В течение двадцати четырех часов собрать все индивидуальные спасательные пояса дауров и разместить их в местах постоянного хранения.

Второе. Объявить госпоже Таррис Накунди строгий выговор с занесением в личное дело.

Третье. Вышеуказанной госпоже немедленно снять военную форму.

Четвертое. Напоминаю, что самовольное ношение военной формы Галактического альянса карается законом и влечет за собой тюремное заключение.

Приказ довести до сведения руководящего состава всех планет, космических центров и орбитальных станций. Копию приказа направить госпоже Таррис Накунди для ознакомления под роспись.

Командующий вооруженными силами Галактического альянса адмирал Сергей Алексеев. Подпись. Дата.

Закончив, девочка резко выдохнула и уставилась на стену пустым взглядом.

— Что ответила Мать-хранительница? — продолжила допрос Мать Сфар Куан.

— «Выброси из головы бредни безумных самцов», — снова пропела девочка.

— Избранная по рождению Тугела Онон, тебе прибавляется десять баллов, — ласково сказала женщина, — становись на место.

Затем повернулась к Эгесте Касат и зло прошипела:

— Тебя давно пора гнать не только из Дворца Матери-хранительницы, вообще подальше от всех нас.

— Вы специально сговорились! — прохрипела Эгеста Касат.

— Ты собралась воевать с Галактическим альянсом? — продолжала наседать Сфар Куан.

— Мы выбросили самцов на Пустынные земли! — не отступала Мать-хранительница. — Выбросим и этих придурков.

— И что сообщает с орбиты твоя Таррис Накунди? Они там бедствуют? Или наоборот? Живут и радуются?

— Они нас боятся!

— Да брось ты обманывать самое себя, — махнула рукой Мать Дворца знаний. — Это мы их боимся, а они про нас давно забыли.

Сергей осторожно поднялся на бельэтаж. На поверку воинственные и страшные амазонки были простым пшиком. Маленькая группка женщин, воспитанных в духе фанатического невосприятия мужчин. Таинственный и злобный Совет Матерей на самом деле оказался сборищем борцов за личные интересы. А он чуть было не собрался устраивать против них полномасштабную политико-психологическую атаку. Слишком мелко, но и небезопасно.

Сергей наблюдал за продолжающимся на площади спектаклем. Выпущенные из корабля члены экипажа и абордажницы стояли в окружении плотного кольца горожанок. Мимика и жесты говорили о крайнем возбуждении женщин. Вот сметливая содержательница таверны ловко подхватила под руку одну из рассказчиц и повела в свое заведение. Следом повалила толпа любопытных слушательниц. Из лифта выплыла гравиплатформа с креслом и ремонтным роботом, Сергей оторвался от созерцания и направился к посту охраны, только на этот раз не таясь. Из вестибюля доносились громкие голоса, шло обсуждение плана по внедрению своих людей во властные структуры Галактического альянса. В общем-то, ничего нового, вполне ожидаемое действие по добыче новых личных благ путем принесения в жертву своих подчиненных и убийства других под маской дружбы. Всегда и везде лозунг «Во благо нации!» осуществлялся жертвами и лишениями для самой нации и повышением личного благополучия говорильщиков. В данном вопросе у адмирала Алексеева никогда не было иллюзий.

Появление незнакомца, вернее, молодого мужчины, со стороны навечно заблокированного прохода к святым таинствам привело женщин в шок. Ремонтная гравиплатформа остановилась рядом с пультом охраны. Робот ремонтной службы выпустил свои паучьи лапки, ловко переместился на пол, затем взял кресло и поставил его позади Сергея. Женщины и стоящие у стены девочки в молчаливом оцепенении следили за огромным оранжевым пауком, который ловко разобрал изломанный участок контрольного ограждения, взял с гравиплатформы новые детали и быстро восстановил былую красоту. Выполнив работу, он снова взобрался на свое место и сложил лапки, став практически абсолютно незаметным. Пока присутствующие находились под общим гипнозом незатейливых манипуляций ремонтного робота, Сергей устроился в кресле и рассматривал ошарашенных женщин.

За время его отсутствия произошли коренные изменения. Бывшая Мать-хранительница, продолжая комкать в руках головной платок, сидела на камнях центральной площади. Вместо прежней накидки на ней был обычный синий комбинезон и находящиеся на площади женщины не обращали на нее никакого внимания. Что же, гуманная кара, горячие головы могли бы и растерзать старуху. Многие найдут повод рассчитаться с беззащитной за былые несправедливые наказания. За пультом сидела Сфар Куан, что говорило о состоявшейся смене власти.

— Я адмирал граф Сергей Алексеев, командующий вооруженными силами Галактического альянса.

Он решил говорить сидя не ради унижения женщин, просто не знал правильного варианта.

— Уважаемые Матери, случайная встреча с вашим кораблем сильно огорчила меня, вы создали на планете Сулафат противоречащий всем законам анклав.

— Мы не подчинялись и не будем подчиняться законам самцов! — бойко выкрикнула одна из женщин.

— Компьютер, — громко спросил Сергей, — кто эта женщина и чем она занимается?

— Указанная госпожа по имени Лико Раик никаких общественно полезных функций не выполняет.

— И много здесь собралось бездельниц? — Сергей повернулся к новой Матери-хранительнице.

— Хватает, — со зловещим оскалом ответила Сфар Куан.

— Итак, я не собираюсь устраивать карательных мер или акций устрашения. В Галактическом альянсе равноправие полов.

— Мужчина не может быть на одном уровне с женщинами. Сама природа поставила женщину на первое место, — раздался еще один возглас.

— Я ни с кем не собираюсь полемизировать, я требую выполнения норм закона.

— И не подумаю выполнять ваши идиотские нормы! — Женщина, подбоченившись, встала.

— Жаль. Компьютер, вывести хулиганку из вестибюля и больше никогда сюда не пускать.

Кричащую от страха женщину окутало силовое поле и аккуратно вынесло на площадь.

— Извините за инцидент, — продолжил Сергей, — но мне необходимо с вами поговорить.

— О чем? — моментально среагировала Сфар Куан.

— Врачи Галактического альянса в настоящее время проверяют техническое состояние оборудования.

— Вы хотите возобновить свои бесчеловечные опыты? — насторожилась Мать-хранительница.

— Опыты закончены семь с половиной тысяч лет назад.

— Как это закончены? — не поверила женщина.

— У вас будет возможность самой в этом убедиться, на данный момент расконсервирован центр рекреации и генерации дауров.

— Вы хотите заполнить мир недочеловеками? Не позволю! — чуть не подпрыгнула Вяли Флониан.

— Центр находится в комплексе закрытых для вас зданий позади так называемого Дворца жизни.

— Я не позволю, — еще раз повторила Вяли Флониан.

— Для нормального процесса требуется регулярная поставка вот этих ресурсов. — Сергей протянул руку, и в зале развернулась голограмма с перечнем необходимых биохимических веществ.

— Только и всего? — прищурившись, спросила Сфар Куан.

— Вы со своей стороны сообщите перечень своих потребностей.

— И оружие дадите?

— Если вы не хотите нормальной еды, одежды, механизмов и так далее. Дадим пушки, только зачем они вам?

— Оружие даст нам все!

— Непослушание даст вам смерть! Крейсер «Несокрушимый» сейчас в десяти километрах от этого домика. Не хотите ли полюбоваться поближе?

Лица женщин побледнели, а Сергей показал рукой на развернувшуюся голограмму. Транслировалась старая запись видеоконтроля. В двери заходили мужчины и женщины, проходили через турникет и шли дальше наверх. Они здоровались с вахтером, болтали между собой — одним словом, жили своей обычной жизнью. После некоторой задержки Матери смогли идентифицировать место происходящих событий, как бы другими глазами увидеть турникет, пол, входные двери.

А Сергей пошел к выходу, голограмма будет висеть в вестибюле главного входа еще очень долго. Прошли многие тысячелетия, женщины давно забыли о Научно-исследовательском центре генетических исследований, как и о первопричине давнего восстания. Трансформация начальных принципов, как и однобокое развитие, завело в тупик. Он не будет на них давить и форсировать события. Подслушанная свара достаточно ясно показала отношения между правительницами анклава амазонок. Общество давно без лидера и организованной дисциплины, видна явная стагнация основополагающей идеи. Необходим хороший толчок — и все рассыплется, и он обеспечит этот толчок. Никакого насилия и принуждения, только пример другой жизни, иных возможностей.

Осталось придумать методы пропаганды, ибо с ее помощью человека можно убедить в любой ахинее. Взять ту же сказку об оккупации Прибалтики. Пакт Молотова-Риббентропа предусматривал, что в случае войны между Германией и Польшей немецкие войска не продвинутся дальше линии Керзона. Бессарабия, Прибалтика и Финляндия переходят в сферу влияния СССР, ибо Англия и Франция автоматически окажутся в состоянии войны с Германией и не смогут повлиять на политические шаги Сталина. Так оно и произошло, Латвия приняла предложение войти в состав СССР при условии присоединения к стране одного района Двинска. Литовцы оказались самыми несговорчивыми, они потребовали Вильнюс и четыре белорусских района. Обнищавшие молдаване и эстонцы согласились без каких-либо условий. Более того, Эстония вернула некогда захваченные Белой армией Печоры и Ивангород.

Проблема возникла только с Финляндией, где успели подсуетиться англичане. Несмотря на обещание передать всю Карелию, парламент проголосовал «против» в соотношении 51 к 49 процентам. Финские коммунисты и Жданов предложили объявить буржуазному правительству войну. Они гарантировали всенародную пролетарскую поддержку и свержение существующей власти. Не получилось, зато войска Ленинградского военного округа оказались в финских болотах. Исследователи той войны приводят жуткие цифры огромного превосходства Красной армии, а на самом деле финская армия превосходила войска Ленинградского военного округа по всем показателям, за исключением флота и авиации. В панике Жданов подвиг ленинградских инженеров на создание танка KB (Климент Ворошилов) и самоходной артустановки. Появились новые образцы полевых орудий, но исход войны решил генштаб после разработки нормальной военной операции, где вместо эмоций в дело вступил профессионализм. С точки зрения сегодняшнего дня отказ финнов войти в состав СССР оказался великим благом. С развалом некогда великого государства Россия теряла Карелию и получила мурманский анклав с границей от Мотовского залива до Кандалакши. К проблеме изоляции Балтийского флота добавилась головная боль с обеспечением Северного флота. Плюс пограничный шлагбаум между Сестрорецком и Петербургом. Северная часть дамбы с одним фортом отходила финнам. Так что спасибо англичанам за их политическую активность, воспрепятствовав в 1939 году рождению Карело-Финской ССР, сегодня они здорово нам помогли.

К сожалению, мирной встречи не получилось. На площади несколько групп женщин продолжали эмоционально обсуждать принесенные экипажем «Толстого барсука» новости. Сергей с любопытством осмотрел площадь, посреди заброшенный фонтан, который когда-то символизировал генетическую спираль. Облупившиеся фасады покрыты оспинами бурых пятен оголившейся арматуры. Судя по всему, все тысячелетия дома простояли благодаря усилиям ремонтных роботов внутреннего обеспечения. Вздохнув, Сергей направился к кораблю, только не по прямой, а окольными путями. Он не хотел привлекать к себе внимания праздных женщин, среди которых было слишком много с явными признаками опьянения. Не удалось. На звук открывающегося люка обернулись почти все стоящие на площади.

— Ах ты, поганец! Куда лезешь, бестолочь! — С этими криками к открывшемуся люку побежал десяток женщин.

Сергей бросился внутрь, но закрыть за собой люк не успевал. Команда на аварийную герметизацию приведет к неизбежным жертвам, а этого он совершенно не желал.

Определив количество преследовательниц, он прошел в коридор пассажирских помещений. Первая троица резво бросилась на наглеца и тут же влетела в расположенную рядом каюту. За их спинами щелкнул замок блокировки. Сергей сделал несколько шагов назад и остановился возле следующей двери. В коридор вальяжно вошли четыре девицы.

— А че, смазливенький мальчик! Сейчас ты у нас познаешь сладость жизни!

Сергей сместился ближе к двери.

— Смотри, какой скромный! Наверное, боится!

Они гурьбой бросились на свою добычу. Короткие подсечки с мягким направлением в сторону открытой двери создали за порогом кучу-малу. Щелкнул еще один запор. Последняя пара вошла с одновременным шипением гидравлики, люк корабля заходил в свои пазы.

— Ну вот, вечно ты не торопишься, теперь ждать придется, — ворчала одна из женщин.

— Да вот он! Смотри, еще и лыбится!

Сергей доброжелательно раскрыл объятия, всплеск телепортации — и ошарашенные женщины оглядывались в незнакомом месте.

— Прошу следовать за мной. — И Сергей повел растерянных абордажниц к лифту.

Не прошло и получаса, как девять женщин стояли перед Артре по стойке «смирно».

— Ну что это такое! — возмущалась замначальника по строевой части. — Из какой дыры вас сюда вытащили?

Стройная, подтянутая женщина в элегантной военной форме обошла кругом маленькую шеренгу.

— И что за одежда на вас? До прибытия сюда вы работали землекопами? А волосы? Просто ужас! Вам дается тридцать минут. Мыться, переодеваться, не забудьте сменить нижнее белье! Бегом в женский душ, время пошло!

Женщины затопали в сторону бытового отсека, а Артре подошла к адмиралу.

— Это амазонки? Страхолюдины, никакой женственности. — Она вздохнула. — Что мне с ними делать?

— В минимальные сроки максимум строевой подготовки, — ответил Сергей.

— Придется подключать мужа.

— Увы, нельзя. Они не воспринимают мужчин как себе равных.

— Я вас поняла, господин адмирал. — Артре изящно отдала честь и направилась в душевую.

Самым эффективным методом внедрения военных традиций оказалась подборка фильмов. Здесь Сергей готов был признать за компьютерами бесспорное превосходство. Подборка кинотеки если не блистала оригинальностью сюжетов, то военные порядки и рутинная жизнь были показаны с нужного ракурса.

Президент Независимых земель проводил одно из важнейших на сегодняшний день совещаний. Промышленность катастрофически не справлялась с запросами населения. Проблема многих столетий не поддавалась никакому решению. Дефицит железа, возрастал из года в год. Открытие технологий полимерных материалов дало повод для оптимизма, но со временем поняли: зря. Далеко не везде полимеры могут заменить железо. Широкое применение силумина, латунно-никелевых и алюминиево-никелевых сплавов помогло решить проблему во многих отраслях промышленности. Но только как временная мера, население растет и требуется удовлетворять потребности людей. Железной руды на планете практически не осталось. Все, рудники выработаны, даже там, где содержание железа в породе не превышало пяти процентов.

Когда Флам Сигрен баллотировался на пост президента, то торжественно обещал своим избирателям решить стоящую перед людьми проблему. И не просто ради красного словца. Ученые практически завершили разработку технологии углепластика, что позволяло смотреть в будущее с оптимизмом. Политические конкуренты не знали о ведущихся разработках, ибо поддерживающие их финансисты традиционно представляли сырьевой сектор. Трижды мигнула лампочка селектора, сигнал секретаря о срочном сообщении. Он ответил продолжительным сигналом, и через мгновение в дверь буквально влетел секретарь. Президент прочитал лист бумаги и невольно встал:

— Господа, станция слежения сообщает, что крейсер «Несокрушимый» сошел с геостационарной орбиты и завис над столицей женщин-фанатичек.

— Они смогли проникнуть внутрь корабля? — спросил советник по экономике.

— Да откуда мне знать? Никто не помнит последней связи с кораблем.

— Война? — предположил научный консультант.

— Маловероятно, — ответил президент, — у них нет даже полиции, так, мелкая шайка бандиток.

— Необходимо усилить наблюдение за космическим пространством. Не исключено появление более серьезной силы.

— Куда уж серьезнее! — буркнул министр тяжелой промышленности. — Если они увели корабль, то нам остается только подписать составленный ими акт капитуляции.

Члены совета удрученно замолчали. Перспектива появления врага из космоса ставила их в безвыходное положение. Оставленные древними кинофильмы видели все. Такой мощи они ничего не могут противопоставить.

Сделав технический перерыв, совет продолжил свою работу. Война войной, а проблему развития экономики необходимо решить, причем не считаясь с финансовыми затратами. Уже ближе к вечеру лампочка селектора снова замигала, и, как показалось президенту, тревожно. Вошедший секретарь не пытался скрыть своего полуобморочного состояния. Дрожащими руками он передал лист бумаги и остался стоять на месте. Состояние секретаря передалось всему составу совета. Внешний вид самого Флама Сигрена говорил о том, что он не может вникнуть в смысл написанного на бумаге текста.

— Как вы получили это сообщение? — осипшим голосом спросил президент.

— По обычной линии для секретных сообщений, — потерянно ответил секретарь.

— Я не смогу, читай ты, — президент вернул листок секретарю.

Тот какое-то время собирался с духом, затем начал:

— «Доводим до сведения президента Независимых земель, что завтра в десять часов утра на аэродром Каяпп прибудет командующий вооруженными силами Галактического альянса адмирал граф Сергей Алексеев. Цель визита — проверка состояния экономики государства „Независимые земли“. Визит носит рабочий характер и торжественных церемоний не предусматривает».

Секретарь облегченно выдохнул и вернул бумагу президенту, тот в свою очередь бережно положил лист бумаги на середину стола.

Совет потрясенно молчал. Что можно сказать, если о существовании Галактического альянса люди знали из школьных программ и кино?

— Что нам даст этот визит? — Президент задал риторический вопрос.

— Достаточно много, — оживился советник по экономике.

— Чего много? — спросил научный консультант.

— Мы получим заказы от военного ведомства Галактического альянса. А это ой какие хорошие деньги!

— Деньги! — взвился директор государственного казначейства. — Вместе с заказами мы получим обязанность отчислять налоги!

— Ну и что? — спокойно ответил президент. — Прибыли возрастут намного больше.

— Наши политические противники могут организовать кампанию протеста, — заметил министр внутренних дел.

— Нет, — возразил советник по экономике, — от сотрудничества они получат большие прибыли.

— Это как? — поинтересовался министр тяжелой промышленности.

— Да просто! Последует увеличение добычи нефти и газа, других полезных ископаемых, о которых мы сегодня не подозреваем.

— Правильно, — оживился президент, — не забывайте о сельском хозяйстве, солдаты хотят кушать.

— Держим визит в полной тайне? — спросил министр внутренних дел.

— Зачем? — удивился научный консультант.

— Затем, что завтра биржевые ставки могут очень сильно измениться.

— Мы должны быть первыми! — воскликнул директор государственного казначейства.

Секретарь на цыпочках покинул кабинет и бросился к телефону. Война или мир, пришельцы или морские монстры, а деньги нужны всем.

Оставив амазонок на попечение Артре, Сергей вернулся на борт «Толстого барсука». Его целью являлась организация некоторого психологического давления на местное население. Он совсем не собирался сажать корабль на планету, но если компьютер именно так воспринял его приказ, то незачем что-то менять, лучше воспользоваться неожиданной возможностью. Практически все корабли Галактического альянса имели систему пассивной защиты, в том числе и оптическую, по сути, создание тех же голографических проекций. Сначала он вывел на площадь голограммы эталонов форменной одежды. Изменения не остались незамеченными, народ дружно потянулся к неподвижным картинкам, начались обсуждения и даже споры, хотя на голограммах были четкие пояснительные ярлычки. Всегда найдутся любители поспорить, даже по поводу очевидных истин.

Размеры площади позволяли создать два независимых кинотеатра, чем Сергей и решил воспользоваться. С одной стороны развернулись батальные сцены космических боев, дерзких рейдов отрядов спецназа и фэнтези на тему «Я, меч, рыцарский конь и прекрасная дама». Для противоположной стороны площади планировался набор из лирических комедий, любовных историй с неотразимыми красавцами, готовыми пожертвовать жизнью ради своей избранницы. Немного поразмыслив, Сергей добавил фильмы, где на первом месте роскошные наряды, балы и пиры. Народ хлынул на площадь с первыми кадрами начавшегося кинофестиваля. Ну что же, теперь спартанское воспитание встретится с разлагающим влиянием контрпропаганды через искусство. Он еще немного полюбовался эффектом от своих действий и отправился на «Несокрушимый», куда уже прибыли капитан-лейтенанты супруги Сиггон. На данный период особой работой они не отягощены, а адъютанты-порученцы весьма необходимы. Да и неприлично представать в одиночестве перед президентом совсем не маленького государства.

Разведывательно-десантный катер вошел в облачность, Созина и Ваггетт сильно побледнели, они и без этого боялись до дрожи в коленках. Ничего, обвыкнутся, супруги не только впервые увидели планету, они вообще никогда не покидали родной Центральный модуль. Катер пробил облака и направился к аэродрому, где маленькой зеленой точкой светилось место предстоящей посадки. Гравигенераторы обеспечивали мягкий и равномерный полет, совершенно независимый от атмосферных процессов. Всего-то компенсировать вращение планеты да ветровой снос. Оптические приборы первыми обнаружили группу встречающих и вывели картинку на экран обработки разведданных. Пять шикарных автомобилей, трое встречающих и десяток охраны. Несколько в стороне усиленное полицейское оцепление пресекало любую возможность праздного любопытства. Попытка обеспечить секретность говорит о наличии личных скрытых планов.

Сергей лихо развернул катер на контркурс и плавно опустился в пяти метрах от президента, затем снял режим маскировки. Как они все вздрогнули! Это надо было видеть! Чпокнули замки герметизации, тихо прокатились ролики десантного люка. Сергей со своими адъютантами вышли на бетон рулежной полосы.

— Коль скоро вы, уважаемый Флам Сигрен, решили сохранить мой прилет в тайне, я счел необходимым обеспечить секретность и со своей стороны.

После этих слов люк закрылся, силуэт катера задрожал и как бы растворился в воздухе. Только легкий поток воздуха оповестил об отлете непонятного аппарата.

— Я рад приветствовать вас, господин адмирал, на нашей планете и благодарю за понимание некоторых проблем, — нашелся с ответом президент.

Охрана открыла двери автомобиля, Сергей с адъютантами разместились на заднем сиденье. Флам Сигрен несколько растерялся.

— Садитесь с нами, господин президент, — позвал адмирал.

Оно и понятно, на планете практически одно государство, и понятие протокола встречи важных лиц практически отсутствует. Глава Независимых земель со смущенной неловкостью сел напротив, кортеж тотчас тронулся. Откуда-то со стороны ангаров присоединились машины полицейского сопровождения, кортеж под вой сирен начал набирать скорость.

В овальном зале президентского дворца собрались все министры и советники. В своем большинстве созванные без предварительного уведомления, они с оторопью смотрели на инопланетных гостей. Президент и его ближайшее окружение снисходительно взирали на своих соратников по партии. Наконец, присутствующие угомонились, и Флам Сигрен встал:

— Господа, имею честь представить вам командующего вооруженными силами Галактического альянса адмирала графа Сергея Алексеева.

Адмирал слегка поклонился.

— Он прибыл к нам с целью проверки состояния экономики нашего государства, — закончил президент.

— Мне приятно встретиться с вами, — заговорил адмирал, — надеюсь на положительный результат своей поездки.

— Вы можете охарактеризовать общее положение дел в Галактическом альянсе? — спросил министр внутренних дел.

— Война идет к завершению, несколько недель назад получено сообщение о высадке наших сил на столичной планете тольтеков.

Сергей не собирался откровенничать по сути текущего положения, но и врать не хотелось.

— Почему никто из ваших представителей правительства не появлялся на Сулафате в течение многих тысячелетий?

— Сулафат не выходил из альянса, следовательно, не может быть «наших» или «ваших» представителей, — парировал Сергей.

— И все же, почему вы о нас забыли?

— Вообще-то, забыли вы. У вас на орбите станция учебного центра, несколько пассажирских кораблей и крейсер для сопровождения. Никто не попытался связаться со столицей или с ближайшей планетой.

— У нас нет экипажей на эти корабли, — попытался возразить советник по экономике.

— Телепорталы на месте, любой желающий набирает код — и открыта дорога в любое военное училище.

— Телепорталы? — удивился президент. — Впервые слышу о существовании телепорталов на территории Независимых земель.

— Об этом и разговор, — строго заметил Сергей, — мне предстоит выяснить причину вашей самоизоляции.

— Мы просто не знали! — воскликнул президент. — Наши предшественники скрывали от нас правду!

— Не волнуйтесь, — успокоил адмирал, — я не собираюсь вас обвинять.

— Вы можете сказать о цели предстоящей инспекции? — поинтересовался министр тяжелой промышленности.

— Вот карта планеты, на ней отмечены три точки, это Центры рекреации и биогенерации дауров. — Сергей указал рукой, и тотчас в центре овального зала возникла огромная голограмма.

Некоторые из присутствующих даже встали, другие, наоборот, пугливо осели в своих креслах. Флам Сигрен и его ближайшее окружение покрылись холодный потом. Президентский дворец являлся самым защищенным в стране местом. Абсолютно во всех отношениях, в том числе и от проникновения чужой электроники.

— Не надо волноваться, — заметив реакцию, усмехнулся Сергей. — Или у вас министры не допускают президента к своим компьютерам?

В общем-то, умом все это понимали, но очень уж все неожиданно. Тысячелетия спокойной автономной жизни, и вдруг узнаешь, что всегда был под контролем! Разговор перешел в русло политических и экономических отчетов. Что и как делали, хвастались достижениями и жаловались на политических оппонентов.

Со стороны Сергея не было никакого блефа, отсутствие людей вовсе не означает отсутствия контроля со стороны компьютеров. Для подъема и последующего анализа огромного пласта информации, что собрали компьютеры за многие тысячелетия, требуется толковый управленец, и не один. Кроме того, вставала другая проблема под названием финансы, причем в полный рост. Для нескольких сотен или тысяч человек вполне подойдет существующая система военного коммунизма, но выход на иные миры и последующие взаимоотношения потребуют реальных финансовых взаиморасчетов. Он уже знал об оставшихся в сохранности трех автономных космических станциях-сейфах. Кроме реальных сотен тысяч тонн драгметаллов, там еще находились монетные дворы, и никогда не было людей, даже дауров.

Тем не менее это пассив, без реальной экономики не существует активной финансовой деятельности. Нужен грамотный финансист. А где его взять? Впрочем, на первых порах легко обойтись американским способом продажи собственных денег. Наглая интервенция своих бумажек в государственные банки присоединившихся миров аукнется только увеличением продажи дензнаков. Продавец процветает, остальные в долгах как в шелках.

— Я вас понял, господа. — Сергей оторвался от своих размышлений. — Давайте вернемся к цели моего приезда.

— Мы вас слушаем, господин адмирал, — ответил за всех президент.

— Я помогу вам, коль скоро у вас довольно много экономических проблем и переизбыток рабочей силы.

— Вы продадите нам технологии? — с надеждой спросил экономический советник.

— Забавный вопрос. Вы продаете еду и одежду своим детям?

— Нет конечно. Я вас понял, извините. — На его лице помимо воли появилась довольная улыбка.

— Я смогу взять на учебу в университеты и военные училища несколько тысяч человек.

— Наши людские резервы намного больше! — заметил министр внутренних дел.

— Что мне делать с чернорабочими?

— Мы можем предоставить инженеров, научных сотрудников, полицейских, наконец.

Хорошее предложение, например Галактические транспортные узлы давно превратились в центры меновой торговли.

— Толковые полицейские мне нужны, работой обеспечу сразу несколько тысяч человек.

— А как насчет поставок сырья? — робко спросил президент.

— Здесь недалеко находится база сырьевых ресурсов.

— Она сможет обеспечить наши потребности? — Глаза экономического советника светились робкой надеждой.

— В любом объеме.

— А когда вы начнете набор людей?

— После завершения инспекции Центров рекреации и биогенерации дауров мы определимся с местами медицинского освидетельствования.

— Зачем медицинское освидетельствование?

— Больные должны лечиться, у нас полупустые госпитали.

Сообщение вызвало не просто оживление, люди начали громко обсуждать неожиданный шанс на сверхсовременное медицинское обслуживание.

Сергей снова связался с планетарным компьютером и выяснил местоположение телепорталов в президентском дворце. Подивился изобретательности древних хозяев, которые многие тысячелетия назад превратили зал телепортации в курительный салон.

— Необходимо решить вопрос зарплаты, — решительно вступил в разговор директор государственного казначейства.

Сергей указал на новую голограмму, где появился курс соотношения единой расчетной единицы Галактического альянса и местных денег. Пока правительство рассматривало цифры, прибежала целая толпа секретарей с распечатками заработных плат по профессиям, категориям и надбавками за выслугу лет.

— Стипендия студента выше зарплаты профессора, — заметил советник по науке.

— Я могу взять несколько специалистов в области управления и финансов, — невинно заметил Сергей.

— У курсанта военного училища денег больше, чем у меня. — Министр внутренних дел недовольно отодвинул распечатку.

В данном вопросе адмирал ничего не мог сказать, он просто не имел понятия о критериях расчета. Первый раз финансовый вопрос поднимался на Центральном модуле. Там же он с ужасом узнал о своем огромном финансовом благополучии. Мало того что ему тупо посчитали адмиральскую зарплату за семь с половиной тысяч лет, так еще добавили оклады начальников и командиров всех тех космических станций и кораблей, где он брал командование на себя. Другим абсурдом обернулись опрометчивые слова о взятии на себя обязанностей душеприказчика по хранимым на ГТУ № 261 документам. В итоге деньги неведомо когда сгинувших людей оказались на его банковском счете. Впрочем, это все не больше чем детская игра. Не нужны ему галактические миллиарды и прочие лампасы. Хочется как можно скорее вернуться домой, он и так слишком глубоко залез в чуждые для него дела.

Говорильня с радужными перспективами и великими обещаниями плавно перетекла в обеденный перерыв. Шикарная столовая приняла в свои объятия не более четверти присутствовавших в овальном зале. Ну что же, начался отсев лишних и ненужных, скоро останутся самые приближенные. Во время обеда Созина и Ваггетт несколько перебрали вина, которое попробовали первый раз в жизни. Надо отдать должное их разумности, оценив неожиданные изменения в организме, оба закрыли рот на замок и только следили за происходящими событиями.

— Господин адмирал, — попивая вино, обратился к Сергею президент, — как вам удобнее добираться до указанных вами мест?

— Что вы можете предложить?

— Два места, точнее два города, расположены рядом с прекрасными аэродромами, местечко Саинша доступно только для автотранспорта.

— В любом варианте вам не управиться за два дня, если только вы не вызовете свой хитрый летательный аппарат.

— Как вы смотрите на телепортацию? — поинтересовался Сергей.

— Вы знаете, со школы мечтал испытать это удовольствие, — улыбнулся президент.

— Отправимся все вместе, или кто-то останется по своим делам?

— С нашей стороны будет трое.

Флам Сигрен даже не посмотрел на своих соратников по партии, но «лишние» тут же встали из-за стола и начали раскланиваться.

Сергей вернулся в Высшее военно-космическое училище объединенного флота для завершения начатого обучения. Программа астронавигации оказалась абсолютно иной по сравнению с уже пройденными науками. Это действительно курс офицера-командира, основной задачей которого является управление боем. Во время коротких перерывов он встретился с главным врачом Центрального госпиталя. Восторгам Ахтара Ригведа, казалось, не будет конца.

— Дорогой адмирал, установление дружеских отношений с населением планеты Сулафат практически сняло все проблемы в развитии медицины и фармацевтики.

— Вместе с тем добавило много новых.

— Бросьте свой пессимизм, откуда взяться новым проблемам?

— Организация, уважаемый капитан первого ранга медицинской службы.

— Оставьте, Сергей, свой скепсис. Что изменится, если я возьму с планеты три тысячи медиков?

— Работа не может идти сама по себе. Людей надо контролировать, помогать, учить, наказывать за леность и небрежность.

— Да? В ваших словах есть логика. Что вы предлагаете?

— Сманите по максимуму бюрократический аппарат.

— Хм, в Центральном госпитале под вспомогательные службы предназначены две палубы.

— Вот видите! А это госпиталь одного флота!

Ахтар Ригвед попытался разузнать об организационной структуре медицинской службы, но Сергей отправил его к компьютеру. Там есть и штатное расписание, и служебные обязанности для каждого человека. Впрочем, в этот день главный врач так и не дал ему покоя. То он нашел в медицинской службе информацию о даурах, то об особых приборах и инструментах, которые должны поставляться фабриками медтехники. Оба начали познавать сладость жизни большого начальника, где круг вопросов второстепенного значения закрывает основные направления.

Наконец полный цикл аттестационных экзаменов был пройден. Сергей сдал выпускные экзамены Академии адмиралтейства и подтвердил свое звание адмирала. На очереди система Изар и Четвертое галактическое командное училище. Прибыли первые дауры и люди с планеты Сулафат, одновременно с ними явился Яндбий Джезаин, теперь уже в официальном статусе президента планеты Пикок.

— Поздравляю вас, господин президент. Вы совершили стремительный взлет от главы клана до главы прекрасной планеты, — улыбнулся адмирал.

— Ага, с кем поведешься.

— Ну, извини! Я как-то не подумал о столь трагических для тебя последствиях.

— Да знай я, чем придется заниматься! Начальник стражи в Байгоре сейчас моя недосягаемая мечта.

— По этой причине решил озадачить меня?

— Еще бы! Почему на моей планете начали производство неправильных лекарств?

— Так бульдозеры с экскаваторами откопали фармацевтические предприятия?

— Люди как узнали про лекарство, чуть ли не руками раскидывали холмы.

— Молодцы, быстро управились!

— Мы-то молодцы, да лекарство негодное.

— С чего взял? — удивился Сергей.

— Мы выкопали, а там уже тонна готовых и расфасованных капсул.

— Правильно, производство начато с первого дня.

— Мы это знали, потому и спешили, а лекарство не подействовало!

— Интересный вывод! А как ты узнал, что лекарство не подействовало?

— Приборчики, что ты нам дал, так и остались с красными лампочками, — раздраженно ответил Яндбий.

Сергей с трудом подавил смех. Нельзя смеяться, обидишь людей в их искреннем горе.

— Ты инструкцию по правилам приема лекарства читал?

— Конечно читал! Я же специально около себя держу целый штат «чистых» помощников.

Сергей вывел голограмму с текстом инструкции к препарату по исправлению генетических мутаций.

— Читай еще раз!

Яндбий послушно начал читать инструкцию и уже было собрался продолжить изливать свои возмущения, но Сергей его остановил.

— Не спеши, читай до конца. Ты забыл прочитать раздел «Правила применения».

Через несколько секунд Яндбий разразился бранной тирадой.

— Все понял? — спросил Сергей.

— Я же говорил, что лекарство никуда не годится!

— Погоди несколько месяцев.

— Нет, ну надо же! — продолжал возмущаться Яндбий. — Принимать только в первые месяцы беременности!

— Ты знаешь другой способ изменить генный фенотип человека?

— Если бы! — вздохнул бывший начальник стражи.

— Сколько человек отправил на учебу? — Сергей попытался изменить тему разговора.

— Много, более десяти тысяч, нам самим нужны люди.

— Возьми людей с планеты Сулафат, у них хватает безработных.

— Мы до сих пор живем меновой торговлей, а они хотят денег.

— У тебя толковые помощники. Организуй банк, я тебе отправлю деньги через телепорт.

— Думали уже, а как определить цену и зарплату?

— Плохо думали, запросите планетарный компьютер, только заготовьте несколько тонн бумаги.

— Зачем несколько тонн? — подозрительно спросил Яндбий.

— Цены получишь от литра воды и зубочистки до самолета и космического корабля.

— Ух ты! И зарплаты?

Разговор перешел на проблемы космического масштаба. Повторный выход людей в космос и встреча с заброшенными станциями и заводами породила много неразберихи. Попытка приступить к работе на интуитивной основе встретила жесткую блокировку со стороны компьютеров. Электроника требовала неукоснительного соблюдения заложенных процедур, а люди пытались проигнорировать элементарные инструкции. Возникла еще одна напряженность под названием дауры. Люди просто боялись этих искусственных созданий, что отражалось на результатах совместного труда.

С верфи в системе Альгур пришло приятное известие, сработала идея об интуитивном изобретательстве. НИИ космического кораблестроения влет решил задачу телепортации кораблей на любое расстояние. Проведенные испытания подтвердили правильность предложенной идеи. Для первого переоборудования Сергей отправил крейсер «Несокрушимый», а сам на «Следопыте» отправился на планету Альфар. Общение со спасенными рабами давало основание рассчитывать на благоприятный результат предстоящих переговоров и перекрашивания в золотой цвет еще одной звездочки. Суть стоящей перед населением проблемы заключалась в практическом отсутствии промышленности. Коллапс Галактического альянса наступил в первые годы освоения планеты. Население оказалось на грани вымирания и вынужденно ушло в близкие к экватору широты, где в изобилии росли тропические плоды.

Люди спасли себя, но оказались в патовом положении стагнации. Район лишен полезных ископаемых, компактное проживание исключало шанс на хоть сколько-нибудь полезную торговлю. Вместе с тем новые земли изобиловали не только пищей, но и свирепыми тиграми. Хищники яростно защищали от людей свои охотничьи угодья, а отсутствие рек не позволяло отправиться на поиски лучших земель. Жители хорошо знали «Следопыт», который не раз совершал посадку под управлением адмирала Убанги. Он привозил кузнецам железо, а вывозил продовольствие и рабов. Сейчас кроме железа Сергей вез огнестрельное оружие и двух советников, Атакора от планеты Пикок и Нига Джитама от Независимых земель.

Сергей ожидал увидеть жизнь на грани отчаяния, полагал возможным даже услышать просьбу эвакуировать людей на более удобную планету. На деле совет деревенских старост не пошел дальше желания получить железо и отдать в обмен просо, рис и два десятка юношей и девушек.

— Почему вы с такой легкостью отдаете свою молодежь? — искренне удивился Сергей.

Старосты несколько помялись, затем главный из них нехотя ответил:

— У нас нет другого способа спасти им жизнь.

— Продажу в рабство вы называете спасением?

— Вы знаете другой путь? Подскажите нам, дуракам.

— Я ничего не могу подсказать, первопоселенцы ушли из базового лагеря. Электростанция и планетарный компьютер брошены на произвол судьбы.

— В таком случае, я вам поясню. Еще наши предки не раз пытались выйти за пределы теперешней границы, и каждый раз люди погибали.

— Не вижу взаимосвязи, — недоуменно заметил Атакор.

— Любая попытка построить новую деревню встречает яростное сопротивление тигров. Они начинают беспощадную войну.

— Именно войну, просто убивая переселенцев, — добавил самый молодой староста.

— Мы сможем им помочь? — обратился Атакор к Сергею.

— Да, оружие у нас есть, десяток гравиплатформ есть, так что расстрел тигров организовать несложно.

— А зачем десяток платформ? Тут всего охотников — ты да я и два карабина.

— Старейшины своих дадут.

— С луками и стрелами? Не смешите меня, господин адмирал!

— Зря вы так пренебрежительно относитесь к нашим охотникам, — обиделся главный староста, — мы веками так бьем этих зверюг.

— Хорошо, а кто поведет платформы? — не унимался Атакор.

— Ты за весь перелет не увидел ни одного члена экипажа? — притворно посетовал Сергей.

— А не сбросят нас с перепугу?

— Если боишься, то привяжи себя за ногу.

Прагматизм выживания в тяжелых условиях дикой природы остановил пустопорожние разговоры. Аборигены немедленно приступили к подготовке, охота на свирепых хищников совсем не праздное развлечение.

Непосредственно в охоте Сергей участия не принимал. Он занял кресло пилота одной из гравиплатформ и прихватил для страховки плазменное ружье. За два дня очистили от тигров участок в сто квадратных километров да еще провели рейд устрашения по прилегающим землям, серьезно проредив кошачьи семейства. Охотники показали высокий класс обращения с луком и бесстрашно добивали копьями раненых хищников. После завершения охоты состоялся скромный, но душевный и торжественный ужин.

— Я знаю, что ты ни в чем не нуждаешься, — обратился к Сергею главный из старост, — посему просто тебя награжу.

— Зачем? — смутился Сергей. — Живете вы небогато, и у вас нет ничего лишнего.

— Говоря о награде, — под смех старост продолжил глава поселенцев, — я подразумеваю прямой смысл этого понятия. Ты получишь медаль.

Увидев изумление на лице адмирала, староста строго заметил:

— Мы действительно живем в очень сложных условиях, но у нас есть мобильные компьютеры обучения.

— Вы проходите стандартный курс школьной программы? — удивился Атакор.

— Не только, в Народном доме стоят компьютеры обучения на врачей, горных мастеров, инженеров.

— И много человек учится там? — оживился Сергей.

— Не очень, далеко не каждому компьютер позволяет учиться. У многих еще остались генные изменения.

— Вы и об этом знаете?

— Конечно! Комментарии к школьной программе начинаются обращением первопоселенцев. Как только в Департаменте по делам развития планет узнали о генных отклонениях, так сразу же нас бросили на произвол диких зверей.

Через «Следопыт» Сергей вышел на общий компьютер и запросил информацию о колонизации четвертой планеты в системе Альфар. Здесь его ожидал целый ворох сюрпризов. Для колонизации были подготовлены сразу три планеты, вторая, третья и четвертая, начали с четвертой и бросили до решения проблемы с мутацией генного фенотипа. Научно-технический потенциал Галактического альянса позволял за сто лет подготовить к заселению практически любую планету. Полностью менялась атмосфера, флора и фауна, при недостатке почвенного слоя над планетой высыпали триллионы тонн обычной пыли, которая оседала на поверхность вместе с дождями. Титаническая работа уровня богов рождала очередную пригодную для обитания планету.

От анклава первопоселенцев до заброшенного базового лагеря лететь не более шести часов. Гравиплатформа не предусмотрена для перевозки людей, поэтому Сергей переместил «Следопыт» на три тысячи километров. Взору открылась степь с редкими перелесками и дубравами, пасущиеся олени и звенящая цикадами тишина.

— Где здесь электростанция и базовый модуль с компьютером? — нетерпеливо спросил Ниг Джитам.

— Сейчас с корабля спустят бульдозер, — ответил Сергей.

— Зачем бульдозер? Или первые постройки надо закапывать в землю?

— Нет, все занесло временем.

— А мы быстро найдем?

— Орбитальный облет планеты выдал координаты с точностью до метра. Корабль посадили на бетон.

— Как бетон, где? Я вижу обычную траву.

— Да не суетитесь вы. Видите три холмика? Это и есть первые постройки.

— Там все цело? Ничего не сгнило, не сломалось?

— Флам Сигрен планирует вас в губернаторы нового поселения?

— Да. Откуда вы узнали?

— Вы прочитали паспорта всех трех планет?

— Нет еще, не успел.

— Заселение этих планет я возлагаю на президента Независимых земель.

— Вы отдаете планеты нам?

— Не будьте наивными. Политически все планеты входят в состав Галактического альянса.

— А экономически?

— Соизмеримо с затратами на освоение.

— Я уверен в нашем президенте. Независимые земли осилят освоение трех планет. Тем более с такими мощными природными ресурсами.

Ниг Джитам завистливо посмотрел на адмиральскую грудь, где красовалась новая награда. На желтой ленточке с тигровой раскраской висели серпик лука и три стрелы остриями вверх. Он вздохнул и спросил:

— Вы же нам поможете?

— Галактический альянс заинтересован в освоении новых планет. У меня готов корабль первопоселенцев.

— И сколько человек и техники вы сможете перевезти?

— Начнем с минимального количества по миллиону человек на каждую планету. После обустройства я приму у губернаторов присягу.

— Разве губернаторы будут подчиняться вам?

— Разумеется, как и президенты всех планет. Корабль для поселенцев выведут на орбиту планеты Сулафат, часть оборудования и техники поставят дрейфующие в космосе заводы. Экономическая интервенция вряд ли получится у Флама Сигрена. Экономика его страны слишком слаба, а вот вывезти людей на другие планеты уже необходимо. Сулафат богат биологическими и химическими ресурсами и изначально осваивался как планета для создания дауров. Так что население в два с лишним миллиарда — это перебор, людей необходимо переселить. Вместе с тем президент и его окружение должны ясно понимать: их политическая власть не переходит на другие планеты вместе с переселенцами.

Глава 10 ПЕРВАЯ ЭСКАДРА

Лаветта Флониан с двумя сотнями отборных девушек вышла из зала телепортации и, согласно полученной от компьютера инструкции, направилась в принадлежащий Адмиралтейству комплекс зданий. Перед отправкой их всех приодели в самые лучшие одежды. Девушки, вернувшиеся из неведомого учебного центра, рассказывали со слезами на глазах о тамошних чудесах и сказочных условиях, в которых они провели всего десять дней. Если их исчезновение осталось незамеченным, то появление на центральной площади Санкуйра вызвало настоящий фурор. Красивая форма подчеркивала мускулистые фигуры, сами девушки стали какими-то другими, более стройными или статными. Само обмундирование раньше назвали бы необычным, но непрерывная трансляция кинофильмов уже позволила сделать вывод: перед ними космопилоты, только без знаков различия. Понятное дело, девушек немедленно затащили в лучшую таверну и засыпали вопросами.

— Колитесь, девоньки, где вы были и за какие заслуги вас так приодели?

— Ой, не говорите, подруженьки! Погнались за красивым мальчиком, а попали в Высшее военно-космическое училище объединенного флота.

В таверне повисла мертвая тишина, которую громовыми раскатами нарушали вьющиеся мухи.

— Вы что, пытались захомутать того адмирала, что устроил нагоняй Совету матерей? — опомнилась хозяйка таверны.

— А что случилось с ними?

— Вы не знаете? Там такое! В общем, этот адмирал выгнал Мать-хранительницу Эгесту Касат и назначил новую!

— Похоже на него, — вздохнула Чеу Дуарте, — нас раскидал, как детишек.

— Он хоть хорош или так себе?

— Не то слово! Мужчина, правда, слишком молод.

— Много набил вам синяков и шишек?

— Да нет, как-то аккуратно нас раскидал, мы и не поняли.

— Ну а дальше что? Вы жили у него? Вон как вас вырядил!

— Да бросьте свои глупости! Засунул в телепортал, опомнились только в зале строевой подготовки перед накрашенной фифочкой.

— Как это накрашенной?

— Ой, не говорите, — жалостливо вздохнула Чеу Дуарте. — Глаза, брови, ресницы, все подкрашено. Красивая, сучка, и пахнет хорошо.

— И что вы с ней делали? — игриво подмигнула хозяйка таверны.

— Это она с нами делала, учила военной субординации.

— Военной… чего?

— Субординации. Как правильно ходить, обращаться к старшим и все прочее.

— Это как показывает кино?

— Ну да. Там у них много разных фильмов.

— А казармы удобные?

— Не то слово! Каждой отдельная комната со всеми удобствами, что здесь и не снились!

— Кормежка-то вкусная, не голодали?

— Ха! Голодали! Ешь сколько хочешь и что хочешь!

— И пиво?

— Нет, никакого пива или чего прочего.

— Бедненькие, — пожалела хозяйка таверны, — десять дней этой субординации, свихнуться можно.

— Да вы что, тетушка Лландис? Занятия четыре часа в день, а дальше свободное время!

— Погуляли?

— Погуляли, там несколько сотен курсантов, вечером собираются в кафе, танцы, развлечения, даже игры с компьютером.

— А мальчики не капризные?

— У них равноправие.

— Как это равноправие?

— Ну, это только по обоюдному согласию. А то и к тебе подойдут и начнут крутить всякие разговоры, — девушка заметно покраснела.

— Понравилось? — сочувственно заметила хозяйка таверны.

— Мы хотели остаться.

— Так остались бы, в чем вопрос.

— Не взяли, говорят: «Регистрируйте свою заявку на компьютере и ждите решения адмирала».

— Ну нахалы! Готовые пилоты, а они нос воротят!

— Какие мы пилоты, все провалились на тренажере-симуляторе патрульного корабля.

Девушки честно поделились своими воспоминаниями и впечатлениями, так что десант Лаветты Флониан был максимально подготовлен к предстоящей встрече.

Вот и нужный этаж, в кабинете за компьютером сидела пожилая женщина в форме младшего лейтенанта.

— Вы кто такие? Ужас! Где вы выкопали такую одежду!

— Лаветта Флониан со своим отрядом прибыли на аттестацию у адмирала.

— Ах да, извините, вы с отсталой планеты.

Женщина быстро нашла в компьютере нужную информацию, пробежала ярким маникюром по голографической клавиатуре. Через несколько секунд у нее в руке оказалась пластиковая карточка.

— Держите, милочка. — Она протянула карточку Лаветте. — Следующая.

— Что следующая? — не поняла девушка.

— Вы, пожалуйста, садитесь в кресло и ждите. Кто из вас следующая? Говорите свое имя и фамилию.

Десантницы начали по очереди называться и, получив пластиковые карточки, с любопытством рассматривали на них свои фотографии. Наконец процедура завершилась, к этому времени в кабинет вошли трое парней и стали с интересом рассматривать толпу амазонок. Впрочем, парни не задержались, женщина что-то сделала с их карточками, и ребята радостно помчались в зал телепортации.

Пожилая женщина еще позанималась своими таинственными и непонятными делами, затем повернулась к амазонкам.

— У нас своя система внутренней телепортации, сначала переходите в жилой сектор. Там вы увидите комплекс зданий, где можете выбирать любую свободную квартиру.

— Как мы узнаем, что квартира свободна? — на правах старшей спросила Лаветта.

— Если занято, то на дверях висит табличка с именем и должностью хозяина. Сводные таблички перед входом в дом.

— Вы нам можете посоветовать самое удобное место для жилья?

— Нет, обратитесь к компьютеру, он даст верный совет. Как только определитесь с проживанием, в первую очередь зарегистрируйте свою карточку.

— Зачем это?

— Вы получите нормальную одежду, а квартира будет записана на вас.

— Что значит «нормальная» одежда?

— Одежду людей, а не рабочие комбинезоны дауров. И еще, душ принимать ежедневно, белье менять ежедневно.

— Ну вот еще!

— От вас ужасно пахнет! На улице люди будут шарахаться.

— Мы воины!

— Я не знаю, какие вы воины, но грязнули — это точно.

— Да как вы смеете!

— Не нравится — возвращайтесь домой. Далее, в ванной комнате внимательно прочитайте инструкции.

— Это еще зачем?

— Там много того, о чем вы даже не догадываетесь. Прочитайте надписи на флакончиках и упаковках.

— Что вы нам морочите голову, мы не маленькие!

— Не перепутайте шампунь с пеной для ванны, дневной крем с ночным, лосьон с духами. Одним словом, прочитайте, прежде чем что-то делать.

Девушки с откровенным возмущением смотрели на женщину, которая посмела наговорить им кучу гадостей.

— Где нас будут кормить? — сделав глубокий выдох, спросила Лаветта.

— Любой ресторан или кафе, вам достаточно вставить в считыватель свою карточку. Вы наши гости, поэтому питание для вас бесплатно.

— Что значит бесплатно и что значит платно?

— За все надо платить, а денег у вашего анклава нет, что и означает «бесплатно».

Вводный инструктаж продолжался более часа. Будь девушки не столь воинственны и агрессивны, дело закончилось бы намного быстрее.

Телепортация к фонтану заставила девушек застыть в искреннем восхищении. Вечерний воздух наполнен дурманящим ароматом цветов, божественная музыка и разноцветные струи воды плавно повторяют мелодию танца. Они, конечно, знают о таких вещах из школьной программы, но знать и увидеть своими глазами, совершенно разные и несовместимые понятия. Робкие шаги к фонтану привели отряд Лаветты Флониан в полное замешательство. У фонтана стояли юноша и девушка, и не просто стояли, они обнимались и целовались, то нежно, то страстно, прерывали поцелуи короткими словами и смехом. Наконец парочка заметила неприлично глазеющую толпу амазонок.

— Вы впервые у нас? — спросила девушка. — Здесь много красивых парней, но этого я не отдам!

Взявшись за руки, они побежали по аллее в сторону виднеющегося океана.

— Мы в космосе или на планете? — спросила Лаветта саму себя.

Компьютер посоветовал поселиться компактно, в одном доме. Пребывание в Центральном модуле продлится не более месяца, а привыкание к новым условиям жизни пройдет намного легче, если рядом будет проверенная подруга.

Ах, как была права та давешняя младший лейтенант! Ванна, раковина, туалет, биде, все это доводило девушек до нервных срывов. Попытки почистить зубы кремом для лица чередовались с применением скраба вместо массажного крема. Компьютер дома достал своими занудливыми замечаниями, что куда положить и откуда взять. Ночные бдения с каналом новостей, различными развлекательными программами и бесконечными кинофильмами утром заканчивались вежливыми нотациями на тему «Как себя должна вести приличная девушка». После десяти дней знакомства с военной субординацией, девушек разбили на группы и начали показывать различные корабли, что в огромном количестве стояли в многочисленных доках. Для Лаветты Флониан все экскурсии потеряли смысл после того, как она увидела со стапель-палубы гигантский корабль под названием «Тамбов». Она будет командовать именно этим кораблем! Никакие экзамены, или еще что, для нее не имеют значения. Она пройдет любые испытания, но своего добьется!

Океан! Никто из девушек никогда не видел океана, если не считать редких случаев пролета над планетами. Прогулка вдоль пляжа, которую совершили девушки на второй день своего пребывания на Центральном модуле, вызвала бурю восторгов и желание немедленно броситься в воду. Останавливало одно препятствие под названием «купальник». Первоначальный порыв раздеться и окунуться в ласковые воды немедленно пресек компьютер:

— Ваши действия противоречат нормам морали.

Получив столь необычное ментальное предупреждение, девушки пришли в некоторое замешательство.

— А что, собственно, является нормами морали?

— Ваши поступки не должны мешать окружающим вас людям. Вы не должны создавать другим дискомфорт в моральном или физическом плане.

Амазонки не поняли смысла слов «моральный дискомфорт» и решили просто прогуляться по пляжу.

— Давайте к нам! — позвала амазонок худенькая шатенка. — Мы никак не можем собрать команду для игры в мяч.

— Компьютер не разрешает нам раздеваться, — буркнула Лаветта.

Девушка некоторое время озадаченно молчала, затем спросила:

— Вы недавно прибыли с другой планеты?

— А что, заметно?

— Не очень, — смутилась девушка, — вы, наверное, без купальников?

Теперь уже смутились амазонки, они не знали что такое «купальники». Однако шатенка им помогла, накинула сарафан и отвела в ближайший магазин.

— Раньше мы жили как-то бестолково, бездумно, — заметила одна из амазонок, когда расплачивалась за две сотни купальников. — Спасибо адмиралу, он всем показал цель жизни.

Как-то неожиданно закончился месяц пребывания на Центральном модуле. Амазонки в последний раз показали свое умение маршировать и всякие тонкости военной субординации, и все, до свидания.

— Как это «до свидания»! — возмутилась Лаветта. — Мы должны продолжить обучение!

— Я свою задачу выполнила, — ответила лейтенант из ОРСО. — Обращайтесь к заму по кадрам.

И вот снова амазонки перед знакомой женщиной. Только сейчас уже стоят спокойно, без прежней небрежности и показного высокомерия.

— Вы приняли решение остаться на военной службе? — для проформы спросила младший лейтенант.

— Да, — за всех ответила Лаветта.

— Подписав контракт, вы лишаетесь возможности самостоятельно распоряжаться своей судьбой. Вы принимаете на себя обязательство нести военную службу, выполнять приказы старших и нести ответственность за своих подчиненных.

Да что она говорит! Они согласны! Зачем им бессмысленная жизнь с захватом самцов, когда вокруг столько интересного, а мужчины сами не прочь за ними поухаживать. Девушки по очереди подходили к столу и называли уже выбранные для себя профессии, далее короткая процедура активации пластиковой карточки и напутствие в новую жизнь. Лаветта Флониан назвала факультет астронавигации в Высшем военно-космическом училище объединенного флота Галактического альянса.

Сергей трижды лично вывел корабль с колонистами поочередно на орбиты трех планет. Затем в легком скафандре посадил гравиплатформы с оборудованием и капсулы с первопоселенцами. После этого пересел в кресло второго пилота и принял зачеты по пилотированию у курсантов-практикантов. Нормально, ребята сильно волновались, однако пилотировали уверенно. Что ни говори, а тренажеры дают хорошие навыки для будущей практической работы. Во время четвертого круга он уже ни во что не вмешивался, только следил за решениями нового капитана корабля. Все очень старались, аккуратно заводили в лацпорты модули с переселенцами и платформы с техникой. Осторожно выводили корабль с планетарной орбиты и плавно подходили к новой точке высадки. С легким сердцем Сергей сделал в судовом журнале необходимые записи о передаче командования. Молодежь все сделает правильно, будут ошибки, потом лихачество, это неизбежно, главное в том, что они освоили профессию. Перед телепортацией на Центральный модуль адмирал собрал экипаж и сердечно поздравил с первым назначением и началом самостоятельной работы.

Зал телепортов уже не давил мертвой тишиной, немноголюдно, но чувствуется жизнь. Созина и Ваггетт Сиггон сидели за адъютантским столом.

— Здравия желаем, господин адмирал! — Оба встали по стойке «смирно».

— Здравствуйте, садитесь, освоились со своими обязанностями?

— Ужас! Век компьютеров, а вашей подписи дожидается почти тысяча различных документов.

— Так дело не пойдет. Я сегодня же закажу факсимиле, и вы проштампуете рутинные бумаги.

— Ясно, господин адмирал. Мы все разделили на три стопки: срочные дела, важные и рутинные.

— Молодцы, спасибо. Что-либо из срочного есть?

— Отчет о завершении испытаний трансгалактической телепортации кораблей, доклад о завершении разработки и готовности к испытаниям агрессивных микроманипуляторов с автономным программированием и срочный запрос с четвертого галактического командного училища на банковский перевод для выплаты денежного довольствия.

— Это я беру, остальное подождет до вечера.

В первую очередь следовало разобраться с командным училищем. Сергей собирался туда наведаться для завершения своего обучения, а оно оказалось не только обитаемым, но и работающим, причем под командованием капитана первого ранга Агота Нурадина. Сюрприз, осталось выяснить из какого разряда. Впрочем, компьютер отмел все сомнения:

— Господин адмирал, капитан первого ранга Агот Нурадин руководит училищем тридцать лет, замечаний по службе нет. Необходимые аттестации пройдены с удовлетворительными оценками.

— Сколько в училище старших офицеров?

— В полном соответствии со штатным расписанием. Кроме начальника училища в чине капитана ранга еще Паарэ Лоффтол.

— Система телепортации на ручной блокировке?

— Да, доступ открыт только для вас.

— Подтверждаю перевод денег, передать капитану первого ранга Аготу Нурадину мой приказ о подготовке половины офицеров к переводу в Высшее военно-космическое училище объединенного флота Галактического альянса.

— Принято.

— Передать капитану первого ранга Аготу Нурадину приказ о его назначении командиром штабного корабля «Тамбов».

— Принято.

— Передать капитану первого ранга Паарэ Лоффтолу приказ о его назначении командиром крейсера «Несокрушимый».

— Принято.

— Передать в Высшее военно-космическое училище объединенного флота Галактического альянса и в Четвертое галактическое командное училище результаты испытания трансгалактической телепортации кораблей и внести их в учебную программу.

— Принято.

— Назначить на завтра встречу с разработчиками проектов по трансгалактической телепортации кораблей и агрессивных микроманипуляторов с автономным программированием.

— Принято.

— Подготовить приказ об их награждении орденами Славы на красной ленте.

— Извините, господин адмирал, гражданским лицам положен орден «Высших заслуг» на красной ленте.

— Спасибо, утверждаю. Кстати, каково мнение компьютера об интуитивном изобретательстве?

— Ваше предложение внесено в базу данных как наиболее эффективный метод решения особо сложных задач.

Заниматься накопившимися бумагами пришлось практически до позднего вечера. Планируемую учебу в Четвертом галактическом командном училище необходимо совместить с набором бюрократического аппарата штаба. Сие неизбежно по определению, компьютеры могут рассчитать потребности флота и планет, а конечное решение всегда останется за человеком. Сергей не собирался сидеть в Адмиралтействе и командовать галактическими эскадрами. Ему надо вернуться домой, а здесь найдется достаточное количество достойных людей и для Адмиралтейства, и для политического управления Галактическим альянсом.

Готовясь ко сну, Сергей еще раз задумался о простом и эффективном решении ученых из вновь созданного НИИ. Вопрос с телепортацией они решили монтажом магнетрона по центру массы корабля, по аналогии с поясом спасения. Никаких заморочек с повышением мощности энергоустановки или прочих конструктивных переделок. «Злобные» и агрессивные микроманипуляторы с автономным программированием являлись продолжением первой идеи. Стандартный рой размером с теннисный мяч телепортировался на вражеский корабль, причем первичный бросок осуществлялся без точного наведения. Клубок микроманипуляторов сам генерировал дополнительный переход во вражеский корабль. Дальше выход к корабельному компьютеру, разрушение существующих линий управления и восстановление стандартной схемы. В случае телепортации в корабль с абсолютно незнакомой конструкцией, микроманипуляторы перемещались к энергетической установке и лишали врага электроснабжения. В то же время идея ученых подсказала Сергею интересную мысль по созданию необычной торпеды, которая обещала показать потрясающую эффективность в боевом применении. Та же телепортация, только при условии точного наведения. В качестве двигателя гравигенератор для коррекции курса на финальном участке. Во время учебы Сергей видел кадры гигантских разрушений корабля по причине выхода из строя гравигенератора, что и послужило причиной выбора двигателя. Ну а название «торпеда» вытекает из способа перемещения, среда одна, движитель один. Был бы ракетный двигатель, получилась бы ракета.

Дооборудованные системой телепортации «Отчаянный» и «Пограничник» вышли в пространство между планетой Изумрудных морей и огромным шаром Четвертого галактического командного училища практически одновременно. Адмирал Убанги с напряжением смотрел на голограмму планеты, которую много тысячелетий назад покинули его родители. Адмирал решил вернуть своего пленника на родину предков.

По ходовому мостику прокатился приятный бас:

— Контрольно-диспетчерская станция Изар приветствует адмирала Алексеева. Прошу сообщить ваши намерения.

— Полагаю ошвартоваться к адмиральскому причалу Четвертого галактического командного училища, — ответил Сергей.

— Принято, безопасный маршрутный коридор вам передан.

Тотчас на ходовом мостике перед пилотом развернулась голограмма, где зеленым туннельчиком обозначился выделенный коридор. Одним концом он упирался в шар училища, с другой стороны мерцали две золотые точки кораблей. Пилот посмотрел на адмирала и, уловив утвердительный кивок, повел «Отчаянного» по заданному маршруту. «Пограничник» пристроился чуть сзади и слева, изобразив строй пеленга.

Перед отправлением в Четвертое галактическое командное училище Сергей решил взять с собой и своего пленника. Коль скоро училище находится в системе Изар, то в свободное время можно вернуть пленника на родину предков. Дело не в том, что Сергей помиловал потомка адмирала Убанги. Глупо прощать человека, который хотел беспричинно тебя убить, но и месть должна быть адекватной.

— Почему вы меня выпустили из кокона? Решили сжалиться и выбросить меня через шлюз в открытый космос? — такими саркастическими словами встретил Сергея «адмирал» Убанги.

На логику главаря бандитской шайки нельзя повлиять словами. Его мораль формировалась тысячелетиями прямого разбоя, где на первом месте власть оружия и грубой силы.

— Я решил высадить вас на обитаемую планету, — улыбнулся Сергей.

— Признаю, мои воины убивали людей ради выгоды, желая благополучия нашему маленькому сообществу. Вы же самый обычный садист.

— Забавно, не поясните ли свою мысль.

— Вам хочется моей смерти от диких зверей, болезни или немощной старости в полном одиночестве!

— Да, насчет болезни, возьмите. — Сергей протянул упаковку капсул.

— Чем это вы решили меня облагодетельствовать?

— Полный курс лекарственного исправления генетической мутации.

Убанги недоверчиво повертел в руках неожиданный подарок, вытащил инструкцию и несколько раз внимательно прочитал.

— Как я должен за это рассчитаться?

— Это средство бесплатно распространяется по всей территории Галактического альянса.

— Ну зачем вы врете? Галактический альянс давным-давно прекратил свое существование.

— Я вас высажу на планете Изумрудных морей.

— Меня там сразу убьют, — взвизгнул Убанги.

— Только без истерик, кому вы там нужны?

— Вы, «чистые», хотите уничтожить всех невинных жертв вашей собственной медицинской ошибки!

— Для чего же сделали лекарство для исправления генного фенотипа? — парировал Сергей.

— Я лечу! Все лучше, чем сидеть в коконе, — решительно ответил Убанги.

В дальнейшем, во время перелета, было видно его взвинченное состояние. Он очень боялся, а короткий перелет придавил его еще сильнее.

Сергей выходил из корабля в некотором напряжении, он уже не раз корил себя за поспешность принятых решений с назначениями неизвестных ему капитанов первого ранга. Семь с половиной тысяч лет слишком большой срок, за который могли произойти любые трансформации взглядов. Он может встретить и бандитскую шайку в ожидании «Великого главаря», и общество спартанского типа. Да все что угодно! На стапель-палубе ровными шеренгами стояли курсанты со своими ротными командирами. На взгляд — почти пять тысяч человек. Если принять во внимание двенадцать факультетов и более двадцати специальностей, то училище заполнено до предела. Отдельные «коробочки» девушек несколько успокаивали, но не более. Отсутствие дискриминации по половому признаку еще не характеризует все общество в целом. В центре, как и положено, начальник училища с профессорско-преподавательским составом, а чуть в стороне штатские.

Традиционное приветствие с обходом строя и пожатием рук в знак знакомства и дружеского расположения. Штатскими оказались правители планеты, президент и его кабинет министров. Покончив с официозом, Сергей в сопровождении руководства планеты и училища отправился в кабинет начальника, который оказался в помещении приемной секретаря.

— Почему вы расположились здесь? — удивился Сергей.

— Многие тысячелетия должность начальника училища оставалась без утверждения высшей властью, — ответил Агот Нурадин.

Сергей решительно открыл дверь в кабинет. Вокруг чистота и порядок. Медленно обошел периметр помещения, открыл шкафчик аварийных выключателей и щелкнул переключателями. Еще раз окинул кабинет взглядом и послал ментальный приказ:

— Прошу внести в журнал благодарность за идеальное состояние Четвертого галактического командного училища.

— Спасибо, господин адмирал.

— Какие основные проблемы на сегодняшний день?

— Острый дефицит топлива для кораблей и отсутствие дауров.

— К сожалению, система Белат закрыта активными боевыми действиями в космосе, а в системе Альпав на планете затяжная война.

— В обоих случаях вы справитесь двумя кораблями, а на столичной планете Таразеда находится центр рекреации президентской гвардии.

— Столичная гвардия пригодна для парадов, а мне нужны десантники, — возразил Сергей.

— Каждый из них заслужил право на гвардейскую нашивку реальными делами. Гвардия отнюдь не сборище никчемных голографических кукол.

Еще один сюрприз и откровенная подсказка. Его все больше и больше терзали сомнения по поводу сговора искусственного интеллекта. Создавалось впечатление, что компьютеры ведут и дрессируют его, как неразумного щенка. Впрочем, возразить-то нечего, он и есть человек совсем иного уровня развития, который только волею случая выкарабкался из первоначальных передряг.

В системе Изар находились две обитаемые планеты, одна носила название Изумрудные моря, другая Золотые горы. Если в первом случае планета была без океана, но с множеством больших озер, и могла претендовать на подобное красивое название, то горы на второй планете оказались не выше Уральских. Как выяснилось, название планета получила не за красоту, а за обилие полезных ископаемых. Именно природные ресурсы, заводы и научные центры спасли местную цивилизацию. «Чистка» местного населения действительно имела место, но по прошествии огромного количества лет о ней забыли, зато свято передавали из поколения в поколение наказ адмирала Астарда о необходимости подготовить как можно больше обученных специалистов военно-космических сил. Обе планеты не потеряли взаимосвязь, существовали регулярное пассажирское сообщение, торговля и общее политическое руководство. Но выход за пределы системы ограничивался острым дефицитом топлива.

Возрождающийся флот возрождающегося Галактического альянса получил полный штат экипажей и прочих специалистов. Стали оживать даже базы сырьевых ресурсов и космические заводы. В галактике проснулась жизнь. Сергей снова окунулся в учебу, на этот раз в более облегченном виде, ибо ранее изучил значительную часть предметов. Наконец — последняя аттестация и подготовка к полету в систему Таразеда.

— Господин адмирал, — компьютер в очередной раз приступил к подробным инструкциям, — вы должны взять с собой как можно больше старших офицеров.

— Не вижу в этом смысла. Верфь Альгур практически полностью загружена заказами. Офицеры, особенно старшие, заняты по двадцать часов в сутки.

— Вы еще напомните про учебные полеты и практические стрельбы.

— Мне это понимать как шутку?

— Как продолжение перечня подготовительных мероприятий.

— Прошу разъяснить причину отвлечения старших офицеров от насущных дел.

— Таразеда является столичной планетой на протяжении тридцати тысяч лет.

Ого, вот это возраст цивилизации! На Земле за неполных полторы сотни лет прошли путь от паровой машины на дровах до выхода на околоземную орбиту. А здесь тридцать тысяч лет столичная планета! Подобное могло произойти как минимум после нескольких сотен лет активных межзвездных полетов.

Полученная от компьютера информация заставила согласиться с необходимостью организации церемонии «въезда на белом слоне». На инструктаж собралась свита из сотни офицеров в ранге не ниже капитана третьего ранга.

— Господа офицеры, я вынужден вас оторвать от важных дел в связи с необходимостью показаться на глаза столичным бюрократам.

— Мы увидим президента Галактического альянса! — восторженно вскрикнула одна из присутствующих женщин.

Сергей присмотрелся — ба! Знакомая дама! До капитана первого ранга еще не дотянула, но погоны говорят о незаурядном старании и упорстве.

— Вынужден вас огорчить, госпожа Лаветта Флониан, в существующих обстоятельствах я и главнокомандующий, и президент, и военный министр.

— Простите, адмирал, тогда зачем вам свита из оторванных от дел офицеров? — на правах старшего по возрасту задал вопрос Анэ Троон.

— Я и рад бы отправиться только с адъютантами, — ответил Сергей, — да протокол требует.

— Вы с вашим характером обращаете внимание на протокол? Не верю!

— Увы, протокол требует от меня вежливости к Сенату.

— Какой Сенат? О чем вы?

— Все прошедшие тысячелетия столица жила самостоятельной жизнью!

— Балы, банкеты и награждение друг друга орденами? — съязвил капитан первого ранга Анэ Троон.

— Примерно так, только без орденов, указ о награждении подписывает президент.

— Если вы предлагаете разогнать бездельников, то я в первых рядах, — откликнулся Паарэ Лоффтол.

— Разогнать всегда успеем, перед нами более сложная задача.

— Оставить их в живых, — пошутил Агот Нурадин.

— И не только. Сенат состоит из полномочных представителей от каждой звездной системы.

На какое-то время в зале возникла тишина. Офицеры просчитывали возможные последствия своих действий.

— Вы бросите нас на съедение этим слизнякам?

— Пузыриться они конечно же будут, придется потерпеть, присмотреться, а затем придушить.

— Как же их придушишь?

— У нас больше возможностей, позволяющих провести акцию устрашения.

— Показательный расстрел или порку? — невесело пошутил Агот Нурадин.

— Доставить в столицу новых сенаторов.

Офицеры зашумели, идея понравилась всем. Вообще политика относится к разряду человеческой деятельности, где истина и логика отсутствуют по определению. Простой пример коммунистической пропаганды по отношению к царским офицерам, которые «бездушно бросали серые солдатские массы на колючую проволоку империалистической войны». В Первой мировой войне немцы потеряли на Западном фронте 5,3 миллиона человек, англо-французские войска 8,5 миллиона. На Восточном фронте суммарные потери Австро-Венгрии, Германии и Турции составили 9,2 миллиона, а Россия потеряла 1,7 миллиона. Вот вам и «бездарные царские генералы»!

В неменьшей мере политическая болтология касается войны 1812 года. Что там только не плетут по этому поводу! Пишут монографии и целые книги. Если обратиться к простым цифрам, то 12 июня 1812 года Наполеон атаковал Россию с армией в 620 тысяч человек. В ноябре через Березину переправилось всего 30 тысяч. А где же армия? Французские солдаты попросили у Александра Первого политического убежища? Или рассосались по бескрайним полям России? Наполеон не просто проиграл войну или был разгромлен, он потерпел крах. История не знает ни одного другого случая, где безвозмездные потери армии составляют 95 процентов. При этом не следует забывать, что французский император потерпел крах от малочисленной русской армии. Его встретили войска в 120 тысяч, а гнали по Европе 240 тысяч. Гнали в буквальном смысле этого слова, ибо русская армия пополнилась за счет казачества, в первую очередь башкирского, коих было под рукой Александра Первого аж 70 тысяч.

Столичная планета Таразеда — это в первую очередь сама столица, город Тысячи солнц. Толпа встречала адмирала Алексеева восторженными криками. От неимоверного шума Сергей почти не слышал сопровождающих его офицеров. Для подобных церемоний когда-то давно был построен специальный амфитеатр с просторной посадочной площадкой в качестве сцены.

— А сенаторов-то нет, — ехидно заметил Анэ Троон.

— Ничего страшного, — ответил Сергей, — я прихватил перчика, чтоб подсыпать им под хвост.

— Не перестарайтесь, как бы не пришлось брать штурмом собственную столицу.

— Послушайте, Анэ, вы дали мне хорошую идею!

— Высадить войска?

— Хуже, назначить вас постоянным представителем президента и верховного главнокомандующего.

— За что такая немилость?

— За умение видеть серьезные проблемы. Сегодня подпишу два указа.

— Почему два?

— Вторым указом вы назначаетесь военным министром.

— Такой симпатичный молодой человек, а наклонности настоящего садиста.

— Ну построите вы всю столицу по стойке «смирно»? Попыхтят и привыкнут.

— Вы хотите сказать, что садист это я?

— Я бы не стал утверждать, но порядок наведете.

— А что? Я согласен! И старушке моей придется по нраву столичная жизнь.

У подножия сцены или подиума стояло пятьдесят самых обычных лимузинов. Подобной чести удостаивались только самые почетные гости.

— В президентский дворец, — садясь в машину, сказал Сергей водителю.

— Туда вход посторонним запрещен, — равнодушно ответил шофер.

— Выполнять! — рявкнул Сергей.

От неожиданности водителя подбросило, он с опаской покосился на адмирала.

— Повторить полученный приказ!

— Ехать туда, — водитель неопределенно махнул рукой, — в президентский дворец. Только я пре…

— Я спрашивал ваше мнение?

— Н-н-неет, — проблеял водитель.

— Поехали.

Кавалькада лимузинов плавно тронулась, медленно совершила круг почета. Затем автомобили нырнули под арку трибун и не спеша покатили по широкому проспекту. Люди стояли вдоль дороги стеной, они что-то кричали, размахивали флажками Галактического альянса. Вот и первая нестыковка, встречающие перегородили магистраль, подразумевалось, что кортеж повернет влево, а президентский дворец прямо. Водитель беспомощно повернулся к адмиралу:

— Там люди, мы должны повернуть налево.

— Сбавить скорость до минимума и продолжить движение, народ разойдется.

— Я боюсь.

— Останови машину и выходи!

— Вы не сумеете! Такие машины выпускают по спецзаказу вручную! Здесь нет никакой электроники! Вы загубите уникальный двигатель внутреннего сгорания! Эх, погибла тонкая механика.

— Сам выйдешь или тебя выкинуть? — ласково спросил адмирал.

Водитель горестно вздохнул и вышел из машины, Сергей перебрался за руль и медленно тронулся вперед. В чем разница паровых механизмов древних египтян от первых паровых машин XVIII века? Правильно, дрова разные.

Радостная публика сначала не поняла, почему автомобиль, непрерывно сигналя, надвигается на них. Женщины и девушки посылали воздушные поцелуи, мужская половина складывала ладони в знак рукопожатия. Наконец толпа начала раздаваться в стороны, освобождая проезд, а когда перед набравшими скорость лимузинами открылись ворота парадного въезда в президентский дворец, люди все поняли, и сзади раздался рев восторга.

— Так, господа, — обратился адмирал к своим офицерам, — президентская гвардия и обслуживающий персонал будут готовы через десять дней.

— Десять дней в осаде? Не много ли? — заметил Анэ Троон.

— Вы, как министр обороны, займитесь своим департаментом, приказ уже на вашем столе.

— Какие у вас будут пожелания?

— Только одно, не забирайте много людей.

— И все?

— Нет. Кого предпочтете в качестве начальника Адмиралтейства и начальника штаба?

— Мое мнение для вас принципиально?

— Оно принципиально для вас. Сотрудничество должно быть плодотворным и бесконфликтным. Мы возрождаем флот.

— Я учился вместе с Лаулом Меалисом и Сиагом Накасо, оба остались на Золотых горах.

— Не поверили в успех?

— Не захотели мешать молодежи в карьерном росте.

— Сегодня подпишу указ, а вы пошлите личное приглашение, я открыл телепортал во дворец.

— А нам чем заниматься? — поинтересовался Паарэ Лоффтол.

— Всем найдется дело. — Сергей посмотрел на офицеров. — Капитан третьего ранга Лаветта Флониан, вам поручается встречать всех визитеров. Записывайте цель визита и ничего не обещайте.

— Капитан первого ранга Агот Нурадин, на планетарной орбите десять больших артиллерийских кораблей. Вам изучить их состояние, укомплектовать экипажами. Затем отправить на верфи для переоборудования.

— Капитан первого ранга Паарэ Лоффтол, изучить состояние орбитальных боевых станций и обеспечить минимальным экипажем.

Большинству офицеров Сергей дал личные поручения, остальные перешли в «группу поддержки» министра обороны, начальника Адмиралтейства и начальника штаба.

Собрание Сената состоялось на десятый день. Сами сенаторы не скрывали своей готовности дать самозванцу бой. Программы новостей все предшествующие дни буквально захлебывались от потока гневных высказываний и предупреждений. Президент должен выбираться народом, а не сваливаться на голову неизвестно из каких краев. Сергей вместе с небольшой группой своих людей сидел в президентской ложе. Открытие внеочередной сессии Сената катилось по рельсам традиционных процедур. Наконец прошло голосование по повестке дня, после чего председатель собрания обратился к Сергею:

— Господа Сенат, к вам хочет обратиться адмирал граф Алексеев.

По залу прошел гул, завершившийся свистом с выкриками «судью на мыло». Сергей продолжал спокойно сидеть в своем кресле. Сенаторы зашушукались, послышались смешки.

— Вы передумали перед нами выступать? — елейно промолвил председатель собрания.

— Прежде я хочу услышать правильное к себе обращение.

— А собственно, на каком основании вы претендуете на должность президента?

— Кто из вас может подтвердить сенаторские полномочия? — в свою очередь спросил адмирал.

— Пожалуйста, каждый из нас имеет сенаторский знак.

После этих слов все триста сорок девять человек подняли над головой значок в виде золотого солнца на серебряных ладонях. Явно репетировали сей трюк.

— Я спросил о полномочиях, а не о переданных по наследству значках.

На какое-то мгновение в зале повисла недоуменная тишина, которую разорвал крик сенатора от Летона:

— Сам-то кто? У тебя и этого нет!

Сергей медленно встал и поднял обе руки. В то же мгновение в зале развернулась голограмма, где каждый мог ясно увидеть золотой президентский значок и пояс верховного главнокомандующего.

— Итак, господа, временно исполняющие обязанности сенаторов, на основании решения правительства системы Пикок подтверждаю полномочия сенатора Ирия Леуина.

Можно сказать, что тишина грянула. Ирий, поправляя свою непослушную седую шевелюру, гордо направился к своему сенаторскому месту.

— На основании решения правительства системы Сулафат подтверждаю полномочия сенатора Асуна Кциана.

Это настоящий политический волкодав, прошедший суровую школу настоящих парламентских баталий.

— На основании решения правительства системы Альфар подтверждаю полномочия сенатора Нига Джитама.

Молод, энергичен, честолюбив, политических противников будет рвать на части.

— На основании решения правительства системы Альгур подтверждаю полномочия сенатора Гуала Теерта.

К своему креслу пошел тот самый первый человек, которого в свое время Сергей встретил у фонтана. Трезвый расчет, рассудительность и взвешенность слова гарантировали неоспоримый авторитет среди сенаторов.

— На основании решения правительства системы Изар подтверждаю полномочия сенатора Файдаха Имувуд.

Явно выраженная военная выправка не оставляла сомнений о недавнем прошлом нового сенатора.

— В связи с отсутствием полномочий удалить из зала постороннего человека, занявшего кресло сенатора от системы Летон.

В зал вошли гвардейцы, подхватили под руки человека, который еще не осознал драматизма последствий, и буквально выкинули его в коридор.

— Остальным сенаторам в шестимесячный срок представить документы о наделении сенаторскими полномочиями.

— Как нам попасть на свои планеты? — жалостливо прошепелявил председатель Сената.

— Обращайтесь в Адмиралтейство, в Галактическом альянсе достаточно кораблей.

Сергей своего добился. Нет, в президентское кресло он не рвался, и чин верховного главнокомандующего ему не нужен. Причина не в отсутствии честолюбия или самоограничении карьерных стремлений. Ему достаточно своих забот на далекой Земле плюс реализация полученных знаний и технологий Галактического альянса. Для минимального внедрения не хватит человеческой жизни.

Инаугурация проходила под слащавые улыбки сенаторов и боязливые поздравления членов кабинета министров. Народ ликовал в надежде на скорое возвращение известных по кинофильмам беспечных времен. Сергей иногда с надеждой поглядывал на Анэ Троона. Все надежды только на него. Сумеет ли он размотать клубок политических интересов, где под ширмой демагогии скрыты конкретные личные интересы? Официальная церемония переместилась в банкетный зал — шампанское, музыка, танцы.

— Что-то вы невеселы, господин граф?

Сергей обернулся, перед ним стояла странная пара, высокий мужчина с обесцвеченными волосами и в черных очках. Рядом широкоплечий низкорослый крепыш. Эльф и гном, догадался адмирал, дипломаты и представители иных цивилизаций галактики.

— Прошу в комнату переговоров, там вам будет намного комфортнее.

Все выходы из банкетных павильонов и залов охранялись парами невозмутимых гвардейцев. Действительно настоящие солдаты и офицеры, прошедшие многочисленные сражения и стоящие во дворце по праву лучших.

Первое время Сергей их несколько опасался, точнее, чувствовал себя неуютно, однако быстро освоился. Общение на ментальном уровне позволило лучше понять реалии той войны. Они передавали свои воспоминания вместе со зрительными образами, адмирал, как военный человек, мог точно формулировать интересующие его вопросы. Кроме того, установлению взаимопонимания способствовали совместные занятия в спортивном зале. Здесь гвардейцы-дауры отводили душу, в спаррингах с президентом им импонировала весьма неслабая подготовка правителя, и в большинстве случаев дуэли заканчивались ничьей. Человек в рукопашной схватке на равных с дауром — никто из них не слышал о подобном.

Гвардейцы четко шагнули в стороны, Сергей с дипломатами вошел в специальную комнату.

— Наконец-то я увидел это чудо инженерной мысли! — произнес эльф.

— Да и мне приятнее чувствовать себя гномом, а не бревном в океане, — добавил гном.

В помещении царил полумрак, эльф уютно устроился на тахте замысловатой формы, снял свои очки и посмотрел на освещающие его лампочки фиолетового цвета. Гном в свою очередь взгромоздился на массивный табурет, где начал бесцеремонно болтать ногами. Он получил свое родное трехкратное тяготение.

— Кто желает отведать «Растворитель камней»? — вежливо спросил адмирал.

— Не может быть! — оживился гном. — Выдержка в семь с половиной тысяч лет! Сородичи умрут от зависти!

Химсостав приготовят за пару минут, но незачем разочаровывать почтенного гнома. Зелье действительно улучшало пищеварение, но для человека ограничивалось несколькими граммами в месяц. Рецепт был разработан десятки тысяч лет назад, здесь, на столичной планете, для тогдашнего правителя гномьих миров.

— Кто желает отведать «Шум мотылька»? — новый вопрос обращен к эльфу.

Эльф буквально подпрыгнул на своем ложе.

— Мы давно уже смирились с утратой этого божественного напитка. Сегодня же отпишу правительнице о своих ощущениях.

Это зелье также составлено здесь, и специально для эльфов. Один из дипломатов начал жаловаться на ухудшение слуха, объясняя проблему городским шумом, очень вредным для нежных ушей эльфов. Врачи разработали препарат с учетом пристрастия дипломата к спиртным напиткам. Неизвестно, как сей напиток действовал на слух, но людям был противопоказан по причине наличия токсинов мухомора. Вечер прошел в теплой и дружеской атмосфере, на прощание стороны долго обнимались и целовались. В общем-то, и все. Цивилизации живут рядом многие десятки тысяч лет, взаимных интересов нет, конфликтов и противоречий нет. На планетах гномов могут жить только гномы, на планетах эльфов могут жить только эльфы. Во время войны с тольтеками люди, эльфы и гномы встали единым союзом, вместе воевали, вместе и победили. Почему же сейчас не выпить по этому поводу?

Торжества, фейерверки, фуршеты и балы продолжались полную неделю. Сергей не торопился, в системе Изар собиралась маленькая эскадра для интервенции в систему Белат. Там идет война между правительствами двух планет. Причины войны для адмирала не имели никакого значения, тем более что бились почти сотню лет. Сами жители давно забыли первопричину. Сергея интересовало другое, в системе произошел последний бой между эскадрами адмирала Зака Астарда и рейдерской эскадрой тольтеков. Это было последнее сражение войны, из которого никто не вышел живым. Надо найти обломки кораблей с уцелевшими компьютерами и установить координаты Земли. Пора домой, слишком он задержался в своих галактических странствиях, так и дети не узнают своего отца.

Глава 11 ПРОБА СИЛ

Государственный аппарат со скрипом и скрежетом приступил к реальной работе. Разбросанные по галактике заводы и базы сырьевых ресурсов постепенно реанимировались. Флот начал приобретать черты военной организации, а не группу ребятишек, играющих в «Зарницу» или космическую стрелялку. А пока в президентском дворце продолжались ежедневные банкеты с танцами и прочими увеселениями. Из серьезных дел можно отметить только визит на Графиус. Планета океанического типа без континентов с общей поверхностью суши чуть более одного процента. В свое время она получила туристическую популярность благодаря огромным океанским водопадам. На Земле перепады высот уровня океана колеблются в пределах ста метров, что вызвано несовпадением гравитационного поля с уровненной поверхностью теоретического геоида. В то же время океанские водопады Яванского моря и Соломоновых островов не превышают одного метра.

Другой приманкой для туристов являлась концентрация киноиндустрии, что и послужило причиной визита. Тысячелетия изоляции не обошли стороной и Графиус, киношники ставили фильмы ради собственного удовольствия, увлекаясь мистикой и оторванным от жизненных реалий фэнтези. Пока сенатор отстаивал свои права на кресло в столице, Сергей соблазнял сценаристов и режиссеров.

— Изоляция отбросила цивилизацию на некоторых планетах чуть ли не на уровень каменного века. Вы просто обязаны запечатлеть трагедию для наших потомков, — убеждал Сергей вальяжных мэтров замкнутого междусобойчика.

— Развитая личность не может деградировать, — парировал мэтр Камби.

— Вы высказываете личное мнение, а я говорю о том, что видел своими глазами.

— Не верю!

— Хотите пари?

— Месяц полета в одну сторону? Да я за это время сниму четыре фильма!

— Конкретный пример стоит денег. Визит на планету Альфар с продолжением разговора завтра утром.

Заинтригованный бомонд согласился, а быт первопоселенцев с постоянной борьбой за выживание потряс лощеную публику до глубины души. Следующее собрание превратилось в театрализованное представление, где одни описывали ужасы жизни в окружении гигантских тигров, другие ахали и вытирали слезы. Сергей подкинул трансформированные истории Маугли и Тарзана. Затем добавил видоизмененный рассказ о жизни японского солдата, которого вытащили из джунглей Филиппин в середине шестидесятых годов. Бомонд возжелал немедленно двинуться «в люди».

Сергей, как и большинство его офицеров, не избегал вечерних развлечений и танцев. Это и разрядка нервной системы, и удовольствие, и возможность глубже понять тот мир, куда он попал по собственной глупости. Вечерами, поднимаясь в спальню с очередной светской львицей, он стал замечать Лаветту Флониан, которая старательно пряталась в анфиладе колонн. Впрочем, девушка его не выслеживала, а пряталась от посторонних глаз, а вскоре выяснилась причина такого поведения. Во время одной из тренировок в спортивном зале, которые Сергей проводил совместно со своими гвардейцами, он заметил в женском секторе Лаветту. В отличие от гвардейцев, она под руководством сержанта осваивала науку танца. Сбиваясь с ритма и неуклюже переставляя ноги, капитан третьего ранга, закусив губы, раз за разом отрабатывала основные шаги то одного, то другого танца. Если человек стремится к поставленной цели, ему необходимо помочь. На другой день Лаветта получила предписание явиться в центр ментально-физической подготовки. Это самый быстрый и надежный способ научиться танцевать, и не только. В программу обучения адмирал вложил придворный этикет и искусство обольщения, что, по его мнению, позволит девушке быстрее найти себе подходящую пару.

Наконец эскадра собралась: два крейсера, четыре больших артиллерийских корабля, два мощных излучателя и дюжина мелких кораблей дальнего дозора и разведки. Основные боевые единицы предназначались для демонстрации силы, на малышей ложилась основная работа. Это традиционное правило: чем меньше корабль, тем тяжелее служба. Дозор и разведка, поиск противника и первый огневой контакт для определения его боевых возможностей. Система Белат с двумя обитаемыми планетами послужила последним пристанищем разбитых в последнем сражении кораблей. Для Сергея это был хороший шанс найти координаты Солнечной системы. Экипажи могли телепортироваться с кораблей на планеты или уйти на спасательных ботах. Компьютеры, в том числе и навигационные, прошедшие тысячелетия оставались в обломках. В безмолвном кружении вокруг местного светила должны сохраниться необходимые Сергею цифры.

Условный сигнал с корабля разведки сообщил о возможности безопасной телепортации. Пространство вспыхнуло серебристым сиянием, флот вошел в систему Белат. Именно всплеск яркого холодного света отвлек воюющие стороны от очередной битвы. Сергей внимательно слушал доклады офицеров.

— Докладывает пост слежения номер два. Орбита планеты Белат-3, четыре корабля неизвестного класса выпускают неуправляемые десантные модули.

— Докладывает пост слежения номер один. С поверхности планеты Белат-4 зафиксирован старт шестнадцати ракет с химическими двигателями.

— Докладывает пост слежения номер два. Орбита планеты Белат-4, установлен свободный дрейф двенадцати кораблей неустановленного типа.

— Докладывает пост слежения номер один. Химические ракеты вышли на орбиту планеты и выпустили управляемые боеголовки.

— Докладывает пост слежения номер два. Орбита планеты Белат-4, обнаружены три орбитальные станции неустановленного типа.

В общем картина ясна.

— Докладывает командир БЧ-4. Противоборствующие стороны используют связь с частотной модуляцией.

— БЧ-4, определить возможность связи с планетарными компьютерами, — приказал адмирал.

— Докладывает командир БЧ-4, связь установлена, линия переведена на ваш пояс.

— БЧ-4, передать приказ противоборствующим сторонам немедленно прекратить боевые действия.

Приказ несколько запоздал, атакующий флот уже уходил с орбиты Белат-3. Одновременно зашевелились корабли на орбите Белат-4, но медленно, очень медленно, они сойдутся в единый кулак только через три недели.

Сергей перевел пояс на ментальную связь с планетарными компьютерами. Полученная информация говорила о самом обычном конфликте за власть, деньги и ресурсы. Две планеты развивались практически синхронно, пока на Белат-4 не вышли в космос и не нашли «собратьев по разуму» на Белат-3. Первое время контакт ограничивался обычным радиообменом, затем через орбитальные спутники начали передавать телесообщения. Мир, дружба и взаимный интерес, совместные планы по освоению далеких звезд. Идиллия переросла в войну после создания на Белат-4 ядерного двигателя для космических ракет. Сам принцип достаточно прост и давно известен на Земле, частые импульсы создают ракетную тягу. С учетом того, что в России минимальный вес ядерной боеголовки для артиллерийского снаряда составляет всего сто граммов, то несложно создать достаточно прочный отражатель для корпуса. Необходимо предварительно разогнать саму ракету, в противном случае экипаж размажет по кабине.

Первое боевое применение ракет с импульсной тягой СПГ (свободно поршневых групп) состоялось в 1943 году, когда эскадрилья Пе-8 сделала пуск на Берлин от острова Борнхольм. Сама история создания этих ракет началась с анекдотической случайности. Октябрь 1941 года, Москва замерла в ожидании фашистского штурма, вражеские бомбы падают на город каждую ночь. После одной из таких бомбардировок патруль НКВД обратил внимание, что во дворе одного из заводов продолжает стрелять зенитка. Понятное дело, пошли на завод, дабы урезонить завоевавшихся зенитчиков. Дальше ожидал сюрприз, завод эвакуирован, на проходной пацан с наганом, а в пустом цехе группа молодых энтузиастов испытывает «наш ответ Гитлеру». Патруль НКВД увел самовольное КБ в КПЗ, а утром изобретатели предстали перед пенсне товарища Берия.

На Белат-4 приступили к строительству флота вторжения, полагая сбросить десант по принципу капсул свободно-динамического торможения. Одновременно с подготовкой к десанту начали отрабатывать варианты орбитальной огневой поддержки. Дело в том, что с орбиты не выстрелить по планете и не сбросить бомбу. Подобное действие окончится пшиком с менее заметными последствиями, чем падение метеорита. Сброс бомбы с аэродинамическим торможением приводит к рассеиванию с радиусом в сто километров. Аналогичный метод сброса контейнера с ракетами столь же бессмысленный. Головка самонаведения должна получить цель до своего пуска, в варианте аэродинамического торможения сие невозможно. Дистанционное наведение спотыкается о систему активных помех.

Решили атаковать с расчетом на последующее снабжение с орбиты. На головы жителей Белата-3 свалились десантные модули с десятком солдат в каждом. Не ожидавшие нападения жители все же уничтожили десант. Полиция и добровольцы сумели блокировать разрозненные группы, а затем и подавить. Началась война, которая к данному моменту продолжалась более ста лет. Белат-4 накапливал силы, а Белат-3 относительно успешно отбивался, даже сумел уничтожить четыре межпланетных корабля. Защитники применили методику пуска ракеты с человеком на борту. После выхода на орбиту космонавт ориентировал свой аппарат на цель и осуществлял пуск ракет с головкой самонаведения. Дальше отстрел капсулы и возврат домой. Не очень надежно, большие потери превратили космонавтов почти в камикадзе, но это лучше, чем ничего. Кстати, если вспомнить японцев, их вынужденная мера самозащиты была вполне эффективной. Это сегодня пытаются скрыть огромный успех человеко-торпед и человеко-ракет. К примеру, провал десанта на Тайване заставил Рузвельта и Трумэна просить помощи у Сталина. С помощью камикадзе японцы утопили 34 военных корабля, включая три авианосца, и повредили 288 кораблей. Наиболее серьезные потери понесли эсминцы, 13 утоплено, 87 повреждено.

Эскадра вышла на орбиту Белата-3 после установления надежной связи. Что и говорить, правительство планеты приняло давно забытого сенатора с распростертыми объятиями. Адмирал не вмешивался в политические переговоры, его внимание было сосредоточено на результатах работы поисковой аппаратуры и, конечно, на движении эскадры с планеты Белат-4. Наконец настало время для активных действий, поисковый флот отправился на изучение дрейфующих обломков, а в серебряном сиянии открывшегося на орбите планеты портала вышли два крейсера.

— Командирам БЧ-2 ликвидировать все орбитальные спутники и станции, — приказал Сергей.

Дел-то меньше, чем на минуту.

— Командирам БЧ-3 выполнить расчет для уничтожения целей между планетами Белат-3 и Белат-4.

— Исполнено, к стрельбе готовы.

— Командирам БЧ-1 и БЧ-4 обработать информацию с планеты, выделить потенциально военные цели.

На планету посыпались искорки некогда орбитальных станций, спутников связи и прочее.

— Адмирал, — обратился к Сергею командир «Непобедимого», — а есть ли смысл в уничтожении военных объектов?

— Разумеется, таким способом мы навсегда отобьем охоту к любым сепаратистским движениям.

— А военная техника? Ее можно использовать в мирных целях.

— Верфь Альгур заканчивает строительство корабля поселенцев. Перегоним сюда и вывезем всю военную технику.

— Вывезем? Зачем и куда? — удивился командир крейсера.

— На Пикок, там люди за семь тысяч лет навоевались всласть.

К этому моменту закончилась обработка собранной с планеты информации, начали чмокать плазменные пушки и гудеть электросваркой излучатели.

— Докладывает командир БЧ-4, установлено местонахождение президента, гражданского и военного руководства планеты.

Сергей повернулся к генералу Тай Ялу и легонько хлопнул его по плечу. К чему слова, если ментально все оговорено и согласовано, тем более что для любого гвардейца это далеко не первая операция.

Пока высокопоставленные пленники пытались проморгаться и понять произошедшее, крейсеры уже вернулись на орбиту Белат-3.

— Абсолютная беспомощность, вместо охраны неповоротливые истуканы, — дал ментальный отчет генерал Тай Ялу.

Вместо ответа Сергей показал большой палец, затем повернулся к пленникам.

— Господа, вы на борту крейсера «Непобедимый», я адмирал Алексеев.

— На каком основании вы атаковали нашу планету и захватили нас в плен?

— У меня два ответа. Первый — на том же основании, что и вы атаковали Белат-3. Второй — я верховный главнокомандующий Галактического альянса. Что вам больше нравится?

— Если вы верховный главнокомандующий Галактического альянса, то обязаны немедленно вернуть нас на родную планету.

— Почему?

— Мы являемся законно избранным правительством!

— Я вас не спрашивал о выборах. Повторяю вопрос — почему я должен вас оставить в покое?

— Мы законное правительство планеты!

— По закону Галактического альянса организаторы вооруженного мятежа подлежат смертной казни.

— Это наши внутренние разногласия! Вам до них нет никакого дела!

— Ошибаетесь, господа, вы создали подчиненную себе армию. За это полагается смертная казнь. Вы начали убивать граждан Галактического альянса, за это тоже положена смертная казнь.

— Мы не знали, мы не хотели, пощадите нас.

Несмотря на позднее время, на центральной площади столицы Белат-3 собралась огромная толпа народа. Вокруг собранного на скорую руку возвышения двойным кольцом стояла полиция. Вот вспыхнуло белесое сияние, и на подиуме появились правители врагов. Сто лет ненависти закончились отмщением.

Сенатор развил бурную деятельность, он метался между двумя планетами, редактировал конституции и законы о политических партиях. Организовывал телевизионные диспуты и передачи о Галактическом альянсе — одна из традиционных форм скрытой рекламы, которую успели подготовить сенаторы для своих отсталых миров. Сергей в эти дела не вмешивался, он вместе со всеми рыскал по системе в поисках обломков кораблей и других свидетельств былого сражения. Нашлось семь относительно целых кораблей тольтеков, которые были взяты десантом дауров на абордаж. Только вот память компьютеров оказалась абсолютно пустой, прошедшие тысячелетия отформатировали носители начисто. Наконец, нашли обломки кораблей адмирала Зака Астарда. Увы, в памяти компьютеров находились координаты маршрута и данные последнего боя, и никаких следов об основной цели эскадры. Отсутствовала даже путевая точка верфи Альгур.

Жаль, придется отправляться в систему Везен. Ну а сейчас надо довести дело до конца, буксирам доставить к верфи трофейные корабли. Нельзя упускать прекрасную возможность изучить оружие, двигатели и возможности бывших врагов. НИИ кораблестроения неизбежно почерпнет для себя много нового. Гвардия и молодое пополнение провели торжественный ритуал прощания с погибшими. Собрали и передали адмиралу три с лишним десятка закладных досок, в том числе и вражеских. От флагманского корабля адмирала Астарда осталась только космическая пыль, зато флагман врагов оказался в числе трофеев. Зал Славы Президентского дворца пополнится новыми экспонатами, в том числе белыми флагами с красным солнцем посередине.

Возвращение в столицу превратилось в парад победителей, где президентская гвардия прошла торжественным маршем. В новостях не уставали повторять названия захваченных вражеских кораблей, каждый раз подчеркивая, что шестнадцать вражеских кораблей взяты вдвое меньшей эскадрой. Далее, как бы в продолжение темы, сообщалось о буксировке на верфь трофейных кораблей тольтеков во главе с вражеским флагманом. Незнающий человек воспримет эту информацию как единое целое с предыдущей и сделает вывод о блестящей победе над врагами. Первоначально Сергей хотел возмутиться и потребовать правдивой информации, но глядя на радостные лица людей и торжественный марш гвардии со сводной ротой корабельных офицеров, составил приказ о награждении. Праздник так праздник. Он не собирается донкихотствовать.

На этот раз отлет эскадры задержался не по причине подготовки кораблей, а из-за череды чествований, банкетов и балов. В один из вечеров адмирал заметил Лаветту Флониан, которая выглядела вполне уверенной и даже несколько скучающей. Сергей пригласил девушку на танец, а утром корил себя за грубое нарушение собственных принципов. Служба службой, а любовница только со стороны. Однако капитан второго ранга, и когда это она успела пройти очередную аттестацию, скромно и незаметно исчезла из его спальни.

— К вам можно, господин президент? — в дверях кабинета стоял начальник Адмиралтейства.

— Разумеется, проходите, устраивайтесь.

— Вы так и собираетесь до конца дней мучить своих слуг?

— Чем же я их успел замучить? — удивился Сергей.

— Еще и спрашивает! Два человека за вами, как ниточка за иголочкой. И накормить, и одежду подготовить, и президентские покои содержать в порядке и чистоте.

Опять те же упреки, что в свое время высказал ему Потемкин.

— Вы на них повесили обязанности адъютантов и личных секретарей, — продолжил Лаулом Меалис.

— Непривычно находиться в окружении свиты, — вздохнул Сергей.

— Вы президент, свита дается не лично вам, а президенту.

— Анэ Троон, наверное, сидит за столом секретаря?

— Разумеется! Кому-то надо разруливать мощные потоки бюрократического творчества.

Сергей ментально попросил своего зама зайти в кабинет.

— Вы оказались моим спасательным кругом, — обратился к нему адмирал, — прошу вас подобрать соответствующий персонал.

— Не могу, граф, это выше моих полномочий.

— Как это выше? Кто может набрать персонал секретарей, слуг, поваров и так далее?

— Только вы.

— Так я сам должен бегать по городу?

— Зачем? Постоянными обитателями дворца кроме президента и его семьи могут быть только дауры, остальные гости-визитеры.

Логика создания биоробота-воина вполне понятна, так же как и биоробота-слуги, но жить во дворце, где вместо людей одни искусственные создания, это чересчур. Но не он создавал такую жизнь и действующие законы.

— И у вас технический персонал должен состоять из дауров? — спросил Сергей.

— На сегодня потребности столицы в даурах составляют одиннадцать с половиной миллионов человек.

Да, именно человек. Как житель Земли, Сергей не мог отрицать того факта, что вся монголоидная раса это полноценные люди.

— Я понял свою ошибку, Центр рекреации немедленно приступает к восстановлению недостающего звена.

— Вы расставили приоритеты? — уточнил Анэ Троон.

— Да, сначала заполнение остродефицитных мест, затем постепенный выход на полное количество.

— Спасибо, граф. Кстати, все недосуг было спросить, откуда у вас этот титул? Для Галактического альянса дворянские титулы чрезвычайная редкость.

— Пожалован императрицей Екатериной Второй. Планета Земля, которую захватил адмирал флота Бхонсл.

— Так вы выходец из нашей новой столицы! Почему же замалчиваете свое происхождение?

— Чем хвастаться? Координат планеты я не знаю, плюс телепортация сыграла злую шутку со временем.

— Как это? Вы попали в будущее?

— Если бы. В прошлое на двести пятьдесят лет, да еще помолодел, хорошо еще не до младенческого возраста.

— Так вот в чем дело! Мы-то все удивляемся, юноша, а выдает зрелые решения.

— Насчет зрелых решений, пополнение даурами создаст излишек населения на планете.

— Мы вас поняли, план расселения и трудоустройства пятнадцати миллионов человек будет разработан и представлен на утверждение.

Далее пошла рутинная работа с обсуждением конкретных мер или выбором приемлемых вариантов. Открытие дверей в столицу, с одной стороны, сняло ворох мелочных забот, вместе с тем бросило на плечи более серьезные заботы.

Наконец Сергей смог выбраться на орбиту для осуществления другого варианта добычи координат Солнечной системы. Реабилитация после ранения на транспортном узле познакомила его с голограммой захвата вражеского штаба. Именно по программе для неведомого героя его прогнали по семи кругам физической подготовки дауров. Основной центр рекреации космодесанта и спецназа находился на планете в системе Везен. По здравому размышлению система представляет большой интерес для Галактического альянса. Три обитаемые планеты, две из которых отданы ученым как научно-технические центры. На орбите светила находится огромный шар Везенского университета, способного принять пятьдесят тысяч студентов. Кроме того, несколько более мелких специализированных учебных центров и автономных лабораторий. Беда в том, что на нужной ему планете идет затяжная война между двумя сверхдержавами, и обе стороны владеют ядерным оружием. Был период его применения, затем период осознания пагубных последствий. Но война продолжалась, соваться туда весьма опасно. С перепугу обе стороны могут пальнуть, мало не покажется. В космос вышли обе державы, но финансовый напряг не дал продвинуться дальше спутников-шпионов да спутников связи. Для возрождения центров рекреации и биогенерации требовалось основательно влезть в интересы одной из воюющих сторон.

Крейсер «Неприступный» вышел в систему Везен в сопровождении «Отчаянного», которому добавили поисковую аппаратуру и перевели в класс кораблей передового дозора и разведки. Тишина и покой, корабли пошли ко второй планете, где некогда был центр научно-технического прогресса. Только благодаря мощной аппаратуре крейсера смогли установить связь с планетарным компьютером, а переданная история повергла экипаж в шок. Во-первых, контакт населением утерян пять тысяч лет назад. Во-вторых, население к этому времени деградировало до первобытно-общинного строя. Система Везен одна из старейших в родословной человечества, отсюда в галактику уходили первые звездолеты. Со временем ресурсы второй и четвертой планет полностью исчерпались, а третья планета, по сути, была первой, которую создали человеческие руки.

На покрытой сероводородными облаками планете установили сотни катализаторов атмосферы. Аппаратура стимулировала грозовые разряды и разложение кислоты на щелочь и воду с выпадением твердых осадков. Люди учились, делали ошибки, изучали результаты и через пятьсот лет посеяли траву, мхи и кустарники. Еще через сто лет завезли фауну, и наконец настал счастливый момент переселения людей. Именно там сейчас шла столетняя война за господство на планете. Но сначала необходимо разобраться с катаклизмом на старых планетах. Выход на орбиту второй планеты позволил подтвердить отсутствие цивилизации, но не людей. Население выжило, но скатилось до палки и костяного ножа. Отсутствие металлов можно заменить и горными минералами.

Например, когда американцы второй раз «открыли» Японию, приехавший в 1876 году исследователь Джон Милан с удивлением увидел деревянные мечи и ножи со вставками из «железного камня». На планете Везен-2 старые горы осыпались и поросли кустарником еще во времена Галактического альянса. Выживающие на планете люди занимались примитивным земледелием и охотой. Благо что разбежавшиеся из зоопарков животные размножились, аборигены могли разбавить свой рацион мясом, иначе хана. Это в условиях города и аптек можно декларировать вегетарианский образ жизни и искусственным путем получать необходимые для организма вещества. Для работы мозга требуется мясо, отсутствие этого продукта превратит человека в жвачное животное.

Выход на орбиту четвертой планеты привел сенатора от системы Везен в окончательное уныние.

— Господин президент, я не вижу никакой возможности вывести население планет на мало-мальски приемлемый уровень цивилизации.

— Почему? На мой взгляд, особых трудностей здесь нет.

— Ну как это нет! Население несколько тысяч лет не пользуется обучающими компьютерами. Они озверели!

— Это вы зря. Человеческий мозг остался прежним.

— Толку-то с этого! Расшифровка информации с разведывательного зонда показывает словарный запас в триста-пятьсот слов.

— Вполне достаточно, восприятие информации осталось на прежнем уровне, вам осталось найти способ донести до них эту информацию.

— Вы позволите организовать на планете несколько баз снабжения?

— Зачем?

— Мы будем подкармливать людей, затем обучать самых способных.

— По примеру дрессировки животных?

— Если хотите, можно и так.

— В результате вы вырастите поколение дармоедов.

— Где же выход?

— У нас есть министерство по делам колонизации и развития новых планет.

— Они не смогут помочь, какой прок от поставок современной техники? Они настоящие дикари!

— Не смотрите на жизнь столь пессимистично. Орудия труда и натуральный обмен позволят посадить следующее поколение на трактор.

— Какой натуральный обмен? Они сами живут впроголодь!

— Самый простой и понятный. Вы им орудия труда, они вам пару человек из своей общины.

— Рабы? Это противозаконно!

— Противозаконно владеть рабами и глупо что-то давать просто так.

— Хорошо, я организую несколько центров реабилитации, а с рабами что делать?

— Как что? Учить!

— Насильно?

— Насильно ничему не научишь. Сначала человек должен понять свою выгоду от учения.

— Как мне все это сделать?

— Да не знаю я. Вернетесь в столицу и узнаете. Уверен, вы найдете горы научных трудов на данную тему.

— Как мне не повезло! У других сенаторов нормальные миры, почет и уважение. А мне достались стаи дикарей.

— Сенат будет вам завидовать черной завистью.

— Да? Почему?

— Вы войдете в историю как человек, возродивший цивилизацию на двух планетах.

Новый взгляд на сложившуюся ситуацию поднял настроение сенатора. Он приступил к энергичным действиям, в первую очередь связался со столицей и насел на министерство по делам колонизации и развития новых планет.

Настало время заняться болезненной проблемой третьей планеты. Крейсер «Неприступный» лег в дрейф на достаточном удалении, дабы не привлекать к себе внимания, как яркая подвижная звездочка на черном небе. Общей информации собрано более чем достаточно. Огромный материк поделен между двумя государствами, ведущими борьбу за господство на планете. Условно северяне имели неоспоримое преимущество в сырьевых ресурсах и, как следствие, обладали техническим превосходством. Условно южане контролировали обширные плодородные территории и, как следствие, доминировали на рынке продовольствия. Одно государство жило на грани голода, другое использовало в сельском хозяйстве лошадей и буйволов.

На океанической части планеты находился десяток процветающих мелких государств. Их благополучие базировалось на войне великих соседей, они паразитировали на перепродаже продовольствия и новинок техники. Обе воюющие стороны знали об этом, но нужда заставляла закрывать глаза.

— У нас есть шанс на успех? — спросил сенатор.

— Стопроцентный, — ответил Сергей. — Остается вопрос о количестве жертв.

— Вы планируете применить силу?

— По конституции Галактического альянса я имею на это право.

— Военное вмешательство значительно усложнит мою миссию.

— Не думаю. Безумство войны давно уже утомило рядовое население планеты.

— Население? Здесь вы правы. Но война приносит выгоду производителям оружия и поддерживающим их банкам.

— Так же, как и посредникам с архипелагов. Это легко решаемо.

— Вы знаете способ борьбы с пропагандой? Они же с легкостью замутят мозги людей. Организуют болтовню о злобных пришельцах-поработителях.

— Планетарный компьютер установил с нами связь с первого момента входа в систему.

— Население имеет доступ к базе данных?

— Нет, жители всех трех планет относятся к псевдорасе, доступа к знаниям и технологиям Галактического альянса у них нет.

— Но электростанции и центральное здание на поверхности планеты?

— О наличии электростанций альянса они не догадываются. Южане раскопали центры рекреации и биогенерации.

— Пытаются проникнуть в залы управления и начать рекреацию в своих целях?

— Нет, они не знают функционального предназначения центров, поэтому действуют с максимальной осторожностью.

— Нам надо спешить!

— Как раз спешить не надо. Центральный компьютер еще не закончил обработку данных.

— Так долго? Чем же вы смогли озадачить столь мощный процессор?

— На моей родной планете была кровавая война, которая завершилась судом как военных, так и финансово-промышленных преступников.

— Отличная мысль! Мы выбьем стул из-под ног у всех заинтересованных в войне.

— Откуда вам известно выражение «выбить стул из-под ног»?

— Признаюсь, я не знаю первоначального смысла данного выражения, в Сенате его часто употребляют во время дебатов.

— Вам следует отправить в Сенат запрос на создание комиссии по военным преступлениям.

— Великолепное предложение! Сенат придет в восторг от такого предложения!

— После завершения сенатских слушаний дело о военных преступлениях передадут в Верховный суд Галактического альянса.

— Ну и ну! Верховный суд от скуки наказывает мух за неприличное поведение в зале заседаний.

Сенатор резво побежал к командиру БЧ-4 для переговоров со своими коллегами. Война на Везене подсказала Сергею один из способов воссоединения рассыпавшегося альянса. В галактике еще много конфликтных планет, в том числе «Индусский сектор», куда он не рисковал сунуть свой нос. Слишком большой флот и слишком опытный противник.

Расклад обстоятельств вынуждал адмирала изначально отнестись сочувственно к правительству южан. Он не знал первоначальных причин войны, как и того, кто из правителей «виноватее». Определяющим фактором являлись центры рекреации и биогенерации, которые находились на территории этого государства. Мирное начало взаимоотношений позволит в кратчайшие сроки запустить биохимические процессы. Дауры заполнят на кораблях пустующие бреши в штатном расписании. Это не только десантники, но и оружейники, операторы силовой установки и служба внешнего контроля. Интересная профессия, смысл которой он понял после своего обучения. Специальный отряд ежедневно выходил в открытый космос и осуществлял визуальную и приборную проверку самого корпуса корабля и его внешних устройств. Немаловажная процедура для тех же плазменных пушек, если принять во внимание их размеры.

Изучение городов позволило провести четкую линию между промышленными и сельскохозяйственными регионами. Здесь, как и на других планетах, во главе развития стояло железо. На Земле первые железные изделия датируются археологами 2500 годом до н. э. Это меч из Ассирии и дверные петли и серп из Египта, но самые таинственные свидетельства находятся в Индии. Знаменитый столб «Лат» в Дели весом в 17 тонн выкован из химически чистого железа. Ковка изделия подобного веса и сегодня далеко не простое дело, что говорить о покрытых мраком временах. Будь это просто кусок железа, можно было бы предположить о его естественном происхождении в недрах рудной горы. Явные следы обработки мощным кузнечным молотом подтверждаются всеми возможными методами исследования. Во времена колонизации англичане пытались его выкопать и увезти в Лондон. Они даже успели подрыть основание столба на глубину в семь метров, но последовала буря народных волнений и колонизаторы отступили. В Индии есть еще две «железные» загадки, храм Канарук в Мадрасе и храм Махавеллипура в Голконда, где в качестве перекрытия установлены стальные балки длиной в семь метров и шириной в двадцать сантиметров. Это технологии двадцатого века!

Тем временем Сергей изучал причудливый зигзаг линии фронта. Южане явно оборонялись, создавая надежную систему долговременных укреплений. Северяне концентрировали силы на выгодных для себя участках и готовили прорыв с помощью мощной артиллерии и бомбовых ударов. В данный момент они прорвали оборону в лесистой местности и пытались преодолеть пятисоткилометровую полосу густого леса. Южане готовили сюрприз в качестве лесного пожара.

— Как вы думаете, у них получится заманить противника в лес? — спросил Агот Нурадин.

— Трудно предположить развитие наступления, — осторожно ответил Сергей.

Сложившаяся ситуация напоминала действия Второй ударной армии Волховского фронта. Самая мощная армия вермахта захватила Севастополь и под фанфары с румынским вином отправилась на уничтожение Ленинграда. Любой план военной операции направлен на убийство людей. План Манштейна поражал циничной жестокостью. Под прикрытием всяких «Толстых Берт» и прочей крепостной артиллерии, его танки должны были прорвать оборону и создать внутреннее кольцо блокады от северного берега Финского залива до южного. Далее уничтожение окруженных войск РККА и непрерывный расстрел города. Манштейн не собирался штурмовать сам город Ленинград, он планировал дождаться смерти жителей от голода. Цинизм гитлеровского генерала ужаснул даже финнов, и они отказались принять участие в финальной стадии операции.

История блокады Ленинграда не для слабонервных людей. Рассказы переживших этот ужас просто нельзя предавать огласке, слишком невероятны перенесенные страдания. Вторая ударная армия спасла положение. Удар состоялся к моменту полного сбора армии Манштейна на станции Мга. Прорвав оборону противника, полки Второй ударной армии вышли через лес прямо к железнодорожным платформам, где стояли эти самые «Толстые Берты».

— И все же, господин адмирал? Здесь просматривается вполне определенная тактика.

— На моей планете ничего похожего не было, был прорыв через лес в тыл врага и уничтожение тяжелых баллистических пушек.

— Взорвали пушки? Сколько для этого потребовалось взрывчатых материалов?

— Взрывали только противооткатные устройства, для разрушения обычной гидравлики хватит и полкилограмма.

— В таком случае ремонт не очень сложен.

— Специальные отряды поступили намного хитрее, они сняли замки, затем утопили их в болотах.

— В чем коварность подобного действия?

— В те времена орудийные замки изготавливались индивидуально для каждой пушки.

— Интересное решение, орудия надо отправить на завод, отремонтировать и вернуть обратно.

— Поступили почти что так, отвезли на завод, где они простояли до конца войны.

— Неужели предстояла столь сложная работа?

— Не знаю, но больше эти орудия не воевали.

— Лес может скрыть передвижение больших воинских отрядов.

— В том конкретном случае стояла обратная задача, привлечь врага на себя.

— Удалось? — заинтересовался Агот Нурадин.

— Еще как! Враг безрассудно бросился в лес, где понес большие потери.

— Я знаком с лесом, для успеха требуется особая тактика.

— Вот именно, особая, а противник этого не учел.

— Были допущены и другие ошибки?

— Еще какие! Они бросили в атаку танки.

— Танки в лесу? Не очень-то удобно.

— Получилась самоубийственная для танков атака.

— Здесь я не согласен. Танк не может показать среди деревьев свои лучшие боевые качества, в то же время движение через лес не погубит танк.

— Они не просто ехали через лес, они воевали и горели.

— Ах вот оно что! Случился лесной пожар и все танки сгорели в лесу!

— Так и произошло, от лучшей армии вермахта остался только штаб и командир.

— Выходит, что механизированным войскам лучше не соваться в лес.

Сергей задумался, в свое время он прочитал много мемуаров о той войне. Манштейн потерпел сокрушительный разгром, не сделав по Ленинграду ни единого выстрела. В то же время есть другой пример — Белорусская операция, стремительный прорыв через лес двух танковых армий.

— Не берусь судить стратегические и тактические приемы армейских полководцев, но в истории моей планеты есть пример успешного прорыва танков через лес.

— Даже так? Неужели в той же войне?

— Именно! Легкие танки прошли по топкому болоту и ударом с тыла сбили охранение на сухих участках. Далее в прорыв ушли две танковые армии.

— Противник не догадался поджечь лес?

— Они вообще не знали о прорыве! Спохватились, когда получили сообщение о танках в своем глубоком тылу.

— Трудно сражаться на две стороны, — посочувствовал Агот Нурадин.

— В данном конкретном случае оставалось бежать, и как можно быстрее.

Удар в тыл силами пехотных частей Второй ударной армии с обычной полевой артиллерией на конной тяге по сути классика разгрома двух вражеских армий. Вермахт потерял механизированную армию Манштейна и Восемнадцатую полевую армию. И всего-то из-за уверенности в своем превосходстве и догматизма академических взглядов.

Постепенно тема войны перешла к теоретизированию на тему античных войн. Древнейшая история Галактического альянса знала много случаев со своими Чингисханами, Александрами Македонскими, Тамерланами и Спартаками. Разные культуры народов ставили перед полководцами разные цели. Чингисхану не нужны были города, поля и рабы, он желал только богатой добычи. Захваченные города разрушались, людей безжалостно убивали. Засыпав русло Амударьи, превратили Каракумы из цветущих полей в безжизненную пустыню. Александр пытался создать Великую империю, он не грабил и старался победить врага с минимальными потерями. Зачем ему империя голодных сирот? Тамерлан попытался совместить оба качества, богатая страна и разграбленные соседи. Он не раз грабил татар, вынуждая их платить ему дань. Но походы на запад и уничтожение древнего Липецка убедили его в бедности лесистых земель. Ну а беглые рабы во главе со Спартаком просто не хотели возвращаться из цветущей империи в свои пещеры и землянки.

Наконец закончилась обработка данных по планете Везен-3, и Сергей назначил время начала операции. Гвардейцы оживились, повеселели и даже перешли со своего традиционного ментального общения на обычную речь. Адмирал не вмешивался в разработку самой операции. Что он может сказать профессионалам? У них за спиной сотни боевых операций, на груди иконостас заслуженных наград, нашивки ранений, среди которых черные полоски рекреации после смертельных поражений. Его дело указать общую задачу и ожидать конечный результат. В назначенное время маленькие отряды пошли в зал телепортации и буквально через несколько минут начали возвращаться с перепуганной добычей. Банкиры, владельцы корпораций, политики и несколько генералов — карцер постепенно заполнялся ошеломленными людьми.

Еще бы! Спишь в мягкой кроватке, тут бац, перед тобой решетка с охранником в неизвестной форме.

В голове только одна мысль: «Сколько я вчера выпил?» Гвардейцы справились с заданием в течение часа, после чего сенатор приступил к ознакомительному допросу. Первое знакомство шло простеньким конвейером. Охранник приводил недоумевающего человека в комнату «правды», где сенатор зачитывал коротенькое личное дело. Имя, род занятий, правильно? Ошибок нет? Скажите, если неправильно. Здесь шло без запинок, все подтверждали исходные данные. Далее происходили незначительные вариации: «Вы (имя) обвиняетесь в военных преступлениях и нарушении законов Галактического альянса».

Одни сразу начинали отпираться: «Ничего не нарушал, ничего не делал, свято соблюдал все законы». Другие принимались качать права: «да я тебя… да ты у меня… погоди до рассвета, сам поймешь куда попал и с кем связался». Были и сообразительные, моментально улавливали слова «Галактический альянс», после чего шли в атаку: «Мы сами по себе, ваш альянс нам не указ». Для сенатора смысл процедуры заключался в оформлении факта ареста и ознакомлении арестованного с предъявленными ему обвинениями. Затем телепортация на столичную планету и «черный воронок» с доставкой в тюрьму.

Восход солнца и утренняя передача новостей во всех государствах начинались в разное время. На то они и часовые пояса, чтобы быть разными. В этот день, несмотря на разницу во времени, сами передачи оказались совершенно одинаковыми. На экранах сначала появлялись портреты местных известных личностей, затем иностранных, и голос за кадром говорил: «Сегодня имярек арестован за военные преступления». Звонки в студии телекомпаний поставили на уши режиссеров, инженеров и самих хозяев (если их имя не оказалось в списке). Непонятная передача велась без какого-либо участия работников телекомпаний или инженерных сетей телекоммуникации. Создавалось впечатление, что антенны и кабельные линии зажили своей собственной жизнью. Правители и прочие важные личности кинулись выяснять отношения со спецслужбами, но увы. Жертв репрессий нигде нет, никто ничего не знает, не видел, не слышал и в полной растерянности, как и все остальное прогрессивное человечество.

Сделав первый шаг, Сергей выдержал паузу, правителям надо дать время на осознание свершившегося факта. Они сейчас дружно ищут концы, созваниваются и заверяют друг друга в собственной непричастности. Спецслужбы опрашивают, допрашивают, проверяют и выясняют. Люди не могут просто так испариться и антенны не могут сами по себе вести телетрансляцию. Факт активной деятельности вражеских спецслужб ни у кого не вызывал сомнений — похищены лучшие люди государства. Воюющие страны сразу указали пальцем на виновников гнусного похищения. Независимые островные государства для приличия сделали гневные заявления и затихли, лезть в чужие разборки они не собирались. Исчезли посредники, что грели руки на войне, освободилось место для других. Нелегальная торговля никуда не денется.

На осознание произошедшего события Сергей дал два дня, после чего местное телевидение озадачило жителей планеты новыми сообщениями. Первое передавалось под заставку с видом злобного космического броненосца. Суровый голос за кадром передал приказ от имени верховного главнокомандующего Галактического альянса. Воюющим странам немедленно прекратить братоубийственную войну и отвести войска на пятьдесят километров от линии фронта. Запрещаются полеты военных самолетов и тыловые перемещения войск и техники. Второе обращение сделал сам сенатор, он говорил на фоне прекрасных дворцов столицы Тысячи солнц. Мол, с большим огорчением он узнал, что на планете Везен, которую он имеет честь представлять в Сенате Галактического альянса, идет братоубийственная война. Безобразие надо немедленно прекратить, виновные уже арестованы и доставлены в столицу, где предстанут перед справедливым судом. Результаты расследования и приговоры будут доведены до сведения жителей планеты.

Адмирал решил дать на исполнение своего приказа одни сутки. Большинство решений местных правителей можно отслеживать через электронные средства связи крейсера, но могут быть и устные переговоры, а телепортируемых подслушивающих и подсматривающих микроманипуляторов у него нет. Впрочем, реакция последовала без промедлений. Южане сразу отдали распоряжение на отвод войск. Северяне решили выждать и посмотреть на ответную реакцию. Это они зря. Нахалов сразу надо наказывать. Экстренное совещание на тему «Наш ответ Чемберлену» окончилось через минуту после начала. Члены совета, нетронутые по причине миролюбивой политики, в панике вызвали остатки начальства всяких спецслужб. Вот только рассказать ничего не смогли, типа «сверкнуло, ослепило, проморгался, а товарищей нет».

Последующие события оказались более понятными и не нуждались в дополнительных комментариях. Светит солнышко, на ветках ноют птички, средь этой идиллии начали взрываться зенитные установки, ракетные шахты, локаторы всякого разного обзора, самолеты на аэродромах и прочие мелочи столичной системы ПВО. Затем в голубом небе появился огромный корабль и, вселяя ужас в сердца жителей, бесшумно направился в сторону линии фронта. Военные тоже хотят жить, старший из офицеров немедленно отправил в действующие войска приказ об отходе с линии фронта. Стоило злобному кораблю пришельцев скрыться за горизонтом, как жители бросились на выставку достижения родной военной индустрии. Слухи не обманули, орудийные стволы непробиваемых танков были нарезаны по типу кальмаровых колец. Сверхдальнобойную самоходную пушку аккуратно разделили вдоль на две половинки. От самых лучших в мире самолетов остались блестящие шарики. Воевать расхотелось всем, даже ура-патриотам.

После возвращения крейсера на планетарную орбиту адмирал отправил сенатора на переговоры к южанам. Для солидности добавил несколько офицеров, сенатору без свиты никак нельзя. Сам вместе с Аготом Нурадином телепортировался в центр рекреации и биогенерации. Надо было видеть лица караульных солдат и офицеров южан, когда Сергей в сопровождении гвардейцев вышел из блокированных силовым полем дверей. Пока обычные солдаты-срочники и офицеры местной спецслужбы пытались осознать происходящее и принять какое-то решение, Сергей подозвал к себе ближайшего офицера.

— Я адмирал граф Алексеев, командующий вооруженными силами Галактического альянса, прошу вас представиться.

— Майор Нифан Вузиги, спецотдел Института военных исследований.

— Ваш отдел пытался проникнуть внутрь объекта министерства обороны Галактического альянса?

— Никак нет, господин адмирал. Наша задача охранять это место от посторонних.

До сознания офицеров и солдат начало доходить, что рядом с непонятным адмиралом стоят дауры.

Считались ли они у местных военных эталоном солдатской доблести или злобными искусственными созданиями, Сергей не знал. Зато хорошо видел, как караульные прижались к дверям с явным намерением бежать при первой возможности.

Адмирал обошел занятые офицерами и солдатами помещения, затем вошел в зал совещаний, где, по-видимому, собирался совет по решению проблемы преодоления преграды.

— Извините, господин адмирал, но посторонним сюда нельзя, — набравшись храбрости, заявил майор.

Молодец, не струсил, выполняет свои обязанности на все сто.

— Мне везде можно, командующий вооруженными силами Галактического альянса все-таки, — улыбнулся Сергей, затем вернулся в коридор.

В это время в дверях показался капитан первого ранга Агот Нурадин.

— Господин адмирал, производственный процесс соответствует базовой программе. А это кто? — Он указал на южан.

— Местные, из клуба любознательных.

— Вы знаете, что здесь биохимическое производство? — громогласно заявил капитан первого ранга.

Лица солдат и офицеров от удивления вытянулись, а тот на полном серьезе продолжил:

— Если на вас попадет хоть одна молекула, мне придется вас сжечь живьем.

С этими словами он достал из кармана конфетку и бросил ее в адмирала, вокруг которого тотчас вспыхнуло зеленоватое свечение.

— Вы находитесь здесь без элементарных средств биохимической защиты. Самоубийцы… — притворно вздохнул Агот Нурадин.

— Мы, это, должны отсюда уйти? — с надеждой спросил майор.

— И не приближаться к объекту на сто метров! Выполнять!

Охрана бежала стометровку на зависть олимпийским чемпионам, дауры хохотали до слез. Сергей поднял с пола конфетку, посмотрел на фантик и вернул капитану первого ранга.

— Никогда бы не догадался, что «Дюшес» можно использовать как средство биохимического запугивания.

— Изучайте логику и психологию. — Агот Нурадин забросил сосульку в рот. — Люди панически боятся невидимой угрозы.

— Страх ребенка перед темной комнатой?

— Собственная фантазия усиливает страх перед неведомым. Пойдем к наружному оцеплению?

— Пошли. Надо разобраться с местной наукой и набрать персонал для обслуживания центра.

Возле домика караульной службы клубилось столпотворение из офицеров и солдат. Они плотным кольцом окружили своих товарищей и жадно расспрашивали о неведомых пришельцах и даурах, что неожиданно для всех оказались внутри сверхсекретного объекта.

Адмирал со своими соратниками какое-то время постояли на месте. Не хотелось заставать врасплох возбужденную охрану. Зачем ставить людей в неловкое положение, тем более что они ни в чем не виноваты. Явление пришельцев из ниоткуда нельзя считать рядовым событием. Наконец, кто-то из солдат заметил вышедшую из здания группу людей, возле шлагбаума повисла напряженная тишина. Майор Нифан Вузиги с лету принял правильное решение, два взвода побежали вдоль охраняемого периметра, у КП осталось только два солдата. Логично, или он строит своих солдат и отдает рапорт неизвестному адмиралу, или остается с обычным караулом.

— Вызовите своего заместителя, — приказал Сергей.

— Зачем?

— Сейчас прилетит гравилет, на котором вы отправитесь в столицу за группой ученых.

— Я не обязан вам подчиняться!

— Мы с вами не будем обсуждать вопрос обязанностей. Приказ вашего министра обороны можно считать для вас обязательным?

— Я слишком маленькая фигура для него.

— Отлично, заодно и познакомитесь.

Из ниоткуда послышался голос сенатора:

— Я вас слушаю, господин адмирал.

— Вы сейчас у президента?

— Да, переговоры идут в позитивном русле.

— Чудесно, тему специалистов по биохимии уже оговорили?

— Списки готовы, люди оповещены.

— Гравилет на подходе, я хочу отправить местного майора Нифана Вузиги в качестве сопровождающего.

— Майору нужен приказ вышестоящего начальства, — догадался сенатор. — Минуточку.

— Я настроил на министра обороны, — продолжил он.

— Алло! — По округе разнесся начальственный голос. — Майор, э-э-э, Нифан Вузиги, вам приказывается обеспечить сопровождение наших ученых на охраняемый вами очень важный и очень секретный объект.

— Вот так, господин майор, — улыбнулся Сергей, — ваше имя стало известно министру обороны.

— Дальше от начальства, легче служба, — ответил майор.

Над головами бесшумно завис гравилет и начал аккуратно опускаться на землю.

— Извините, господин адмирал, — майор обратился к Сергею. — Вы будете помогать нам в войне?

— Запомните сами и передайте другим, армия есть только у меня, все остальные — вооруженные бунтовщики, идущие против конституции Галактического альянса.

— Нас всех уволят в запас? — с надеждой спросил солдат.

— Уволят без запаса, вернетесь к обычной жизни. — На приборе горели три красные лампочки, псевдораса.

Для идентификации ученых на «псевдо» и «чистых» Сергей оставил капитана первого ранга Агота Нурадина, а сам отправился на осмотр огромного шара когда-то самого престижного в галактике университета. Взору предстало печальное зрелище запустения и медленного разрушения. Финансирование обучения всегда и везде стояло ниже содержания канализации. Одно хорошо: основной компьютер и обучающая периферия находились в исправном состоянии. Придется вызывать буксир и доставлять этого монстра на верфь. Без основательного ремонта не обойтись.

Лаветта Флониан стояла по стойке «смирно» перед начальником Адмиралтейства. Бледное лицо с ярко-красным румянцем делало девушку настоящей красавицей, если бы не одно но.

— Еще раз повторяю, — суровый голос Лаула Меалиса подчеркивал его крайнее неудовольствие, — у вас нет никаких шансов на вакансию командира штабного корабля «Тамбов».

— Моя аттестация по сумме баллов намного превышает аттестацию капитана первого ранга Нурадина, — резко ответила Лаветта.

— Ваши слова только подтверждают мою правоту.

— И в чем же ваша правота? На штабной корабль надо ставить лучших!

— Лучшие командиры командуют лучшими боевыми кораблями. На штабных кораблях служат лучшие организаторы.

— Почему такая несправедливость? — Лаветта чуть не заплакала.

— Моя дорогая госпожа Флониан…

— Я не ваша дорогая и не госпожа Флониан, я капитан первого ранга!

— Извините, у меня и в мыслях не было вас обидеть, я так обратился к вам по причине большой разницы в возрасте.

— Извините меня за несдержанность.

— Вы должны понимать, корабли воюют, а штабной корабль создан для командира эскадры, который руководит сражением.

— Вы отдадите мне «Тамбов», если я стану командиром эскадры?

— Почему нет? Количество боевых единиц превышает списочный состав для двух эскадр. Дерзайте, покажите свое умение командовать.

— Какой корабль вы мне даете?

— Вы держите в руках свое назначение, — улыбнулся Лаул Меалис.

Лаветта прочитала приказ, она назначена командиром крейсера «Гневный». Хороший корабль, удачная серия с мощным вооружением. Два плазменных орудия, четыре излучателя и полк десанта.

По флоту пошел слух, что адмирал навел порядок еще в одной системе, где находится основной центр дауров для космофлота. Вроде бы на корабли начали поступать первые специалисты. Девушка тяжело вздохнула, ее случайная связь с адмиралом и президентом Галактического альянса неожиданно для нее самой переросла в любовь. После нескольких встреч и страстных объятий он объяснил ей бессмысленность и бесперспективность их отношений. Да, она ему очень нравится, и при других обстоятельствах он, не раздумывая, предложил бы ей стать хозяйкой президентского дворца. Однако он женат, имеет детей и разводиться не помышляет. Его семья живет на далекой планете, как только координаты планеты будут установлены, он вернется домой и останется там. У него другие жизненные цели, в его планах нет места для президентского кресла или центрального командного пульта командующего флотом галактики. На Лаветту как будто нашло затмение, нет, не сиюминутное. Она согласна на временную связь, она согласна на тайные встречи, она согласна исчезнуть из его жизни после возвращения на Землю. Только сейчас хочется быть как можно ближе и встречаться как можно чаще. К первой мечте стать командиром огромного штабного корабля добавилось стремление быть рядом со своим любимым мужчиной.

«Гневный» после завершения заводского ремонта заканчивал ходовые испытания. Лаветта на рейдовом катере совершила облет своего корабля, после чего лихо проскочила через лацпорт и оказалась на десантной палубе. Ее встречали старший офицер Румейла и вахтенный офицер Чеу Дуарте, все свои. Они без фамильярности, строго по уставу отдали рапорт командиру крейсера и застыли в ожидании распоряжений.

— Вольно… девочки, сейчас мы одни, можно без официоза.

— Официоза? Лаветта! Я где-то слышала это слово, — лукаво улыбнулась Румейла, — только ничего не подумай, у нас не было никаких официозов и прочих нюансов.

— Ой, девочки, молчите! Попалась я, как птичка в сети.

— Не выпускает?

— Хуже, не держит.

Женщины дружно вздохнули и отправились в командирскую каюту. До первого приказа на патрулирование осталось всего семьдесят два часа. Надо успеть все показать, разъяснить и доложить. Ремонт корабля проходил быстро и без нареканий. Количество дауров на верфи ежедневно увеличивалось. С баз сырьевых ресурсов непрерывной чередой приходили транспортные корабли. С космических заводов начали поступать особые полимолекулярные компоненты. Ученые и специальные автоматические зонды изучали трофейные корабли тольтеков. Верфи готовились к закладке новых кораблей.

Вот он, долгожданный момент! Акт приемки корабля после ремонта подписан, «Гневный» разогнался до крейсерской скорости, до телепортации в район патрулирования осталось двенадцать часов. Конечно же весь экипаж знал о предстоящем задании, но по традиции командир зачитывал приказ после выхода из места базирования. Лаветта вышла на десантную палубу, где ровной шеренгой стояли все офицеры, за исключением вахты.

— Смирно! Госпожа командир, офицерский состав крейсера «Гневный» построен, докладывает старший офицер Румейла.

— Вольно! Господа офицеры, нам выпала честь приступить к первому боевому патрулированию с высокой вероятностью встречи с вооруженным сопротивлением.

Лаветта развернула полученный приказ.

— Наша цель — система Тайгетта, где по данным службы разведки высокая активность вооруженных кораблей флота Риши.

Офицеры взволнованно смотрели на своего командира. Им предстоит встретиться с настоящим врагом! Только дауры оставались внешне безучастны, не впервой.

— Господа офицеры! Мы первый, полностью укомплектованный экипажем корабль. Нам оказана честь показать свое воинское умение!

Лаветта зачитала весь приказ, после чего напомнила о необходимости воссоединения планет Галактического альянса.

Аборигены моментально засекли вход «Гневного» в систему звезды Тайгетта. На Главный командный пост посыпался град докладов об идентификации направленного на корабль оружия, средств наведения и контроля за перемещением. Лаветта и сама прекрасно оценила складывающуюся обстановку. На орбитах трех обитаемых планет находились пять орбитальных боевых станций. Между планетами нес патрульную службу старенький переоборудованный корабль. На планетарных орбитах висело насколько грузовых кораблей. План созрел еще до первого вывода корабельного компьютера:

— БЧ-4, приготовить к телепортации все имеющиеся мультипакеты микроманипуляторов с автономным программированием.

— Принято.

— Ввести цель телепортации, орбитальная боевая станция второй планеты.

— Принято. — И через несколько секунд: — К телепортации готовы.

— БЧ-4, пуск, БЧ-1, телепортация корабля в систему Зибаль.

— Докладывает БЧ-4, мультипакеты отправлены.

— Докладывает БЧ-1, к переходу в систему Зибаль готовы.

— Уходим.

Лаветта приняла простой и надежный план, орбитальные боевые станции явно под внешним управлением. Свой в своего не стреляет. Доклад компьютера идентифицировал орбитальную станцию как врага. Телепортация микроманипуляторов позволит восстановить утерянную связь компьютера с периферией, а дальше подключится бортовая ремонтная служба. Вопрос времени, надо подождать, по этой причине она и вывела крейсер за пределы системы. Незачем держать противника в напряжении, пусть думает, что они испугались.

Возвращение в систему Тайгетта подтвердило правильность выбранной тактики, «Гневного» никто не ожидал. Вместе с тем орбитальная станция вышла из-под контроля захватчиков. Бортовой компьютер еще не мог управлять оружием, но электропитание на боевые посты уже отключил. Один короткий прыжок непосредственно к станции завершился телепортацией десанта. Пока дауры выуживали из щелей разбежавшийся экипаж, микроманипуляторы отправились в следующий диверсионный рейд. Через два дня капитан первого ранга Лаветта Флониан «обмывала» с подругами боевые ордена и рыдала у них на груди. Ее отругали за неправильные действия! Она, видите ли, должна была вернуться, доложить результаты разведки, дождаться принятия решения, после чего действовать по разработанному штабом плану. Одно хорошо — встреча с Сергеем. Чего лукавить, приятно получить ордена, они первые награжденные из всех девочек с родного Сулафата.

Короткий отдых в столице и чествование освободителей трех планет завершилось новым заданием, теперь уже в системе Жубба. Под командование Лаветты Флониан передали три корабля дозора и разведки. Кроме того, для усиления добавили три корабля артиллерийской поддержки. Серьезные силы, еще не эскадра, но этого достаточно для боя с противником на его территории. Традиционная беседа «Малого совета» началась с обсуждения подвигов милой барышни Лаветты Флониан.

— Вы, уважаемый Сергей, оказались правы, — притворяясь расстроенным, заговорил министр обороны, — никто не смог предложить ничего похожего.

— Амазонки наша реальная сила, — ответил адмирал, — они учились в реальной жизни, а не на компьютерном моделировании.

— Я не понимаю вашей основной мысли, — удрученно заметил начальник Адмиралтейства. — У амазонок интеллект ниже, общее образование хуже, а воюют они лучше.

— Война в первую очередь умение быстро принять правильное решение.

— Для этого существуют тренажеры.

— Женщины с планеты Сулафат прошли хорошую практику.

— Амазонки учились на примитивном разбое.

— Не спорю. Однако опыт принятия самостоятельных решений плюс тренажер дали хороший результат.

— Обидно, — вздохнул начальник штаба, — наши выпускники прошли отличную подготовку на тренажерах, а в реальной обстановке теряются.

— Так и должно быть. Тренажер вырабатывает привычку поступать по той или иной схеме.

— Вы предлагаете изменить систему тренажеров? — серьезно спросил министр обороны.

— Ни в коем случае! Нельзя разрушать отработанную систему обучения, — воскликнул Сергей, — требуется всего лишь практика.

Обсуждение новых подвигов амазонок постепенно перешло к разбору ситуации в «индийском» секторе галактики. Галактический альянс имел явное преимущество за счет компьютерной поддержки. Телепортация мультипакетов микроманипуляторов с автономным программированием изначально давала преимущество правительственному флоту.

Бои за присоединение мятежных планет для Сергея оставались на втором плане. Герой Галактического альянса, адмирал Ю Бримшай, командир диверсионного спецотряда, поставил крест на последней надежде узнать координаты Земли. Да, он руководил и лично участвовал в захвате штаба тольтеков, но его дело доставить пленных. Допрос проводил адмирал флота Бхонсл. Отсюда и желание Сергея как можно быстрее прижать и заставить индусов подчиниться воле Галактического альянса. Есть надежда что-то разузнать у местных правителей, в архивах или у компьютеров переделанных кораблей. Только надежда, ибо для этого не было никаких серьезных оснований. Как альтернатива оставался вариант отправить максимальное количество кораблей на исследование «его» части галактики. Но это возможно после завершения «индийской кампании», плюс нужно обеспечить кораблями сенаторов. Он сам ограничил время подтверждения полномочий, просто неприлично после этого отказывать в предоставлении кораблей.

История последних тысячелетий Сената и правительства Галактического альянса оказалась слишком неоднозначной. Президент и главнокомандующий, адмирал флота Бхонсл, не мог за один раз вывезти все население столицы. В качестве альтернативы он предложил дождаться возвращения транспортных кораблей, а на орбите столичной планеты оставил корабли усиления. Не срослось, пятилетнее ожидание высадки на Землю исключило возможность отправить транспорты во второй рейс, а посыльные корабли не дошли до адресатов. Сейчас, когда появились признаки реального оживления альянса, ограничивать Сенат попросту преступно.

Война с Риши, или, как они себя еще называли, Новым альянсом, могла затянуться. Но здесь значительную помощь оказали дауры, особенно спецназовцы. Они раз за разом захватывали членов правительства и военных руководителей. Одновременно к взбунтовавшимся планетам телепортировались трансляторы телевизионных передач, которые вели активную пропаганду. Война не обещала легкой победы, тем более что Сергей изначально ввел ограничение по применению оружия. Чем меньше жертв со стороны противника, тем быстрее адаптация к новой власти. Это основной принцип Александра Македонского и Римской империи. Индусы всегда отличались как искусные воины и талантливые оружейники. Пропаганда Голливуда обошла Индию стороной, но замалчивание не умаляет славы людей и значимость реальных фактов.

Английский полководец, фельдмаршал сэр Уильям Слим в своей книге «Неофициальная история» приводит буквально потрясающие факты не только мужества и героизма индусов, но и непонятное для европейцев человеколюбие. Когда землетрясение в Джелалабаде оставило английскую армию без продовольствия, индусы вместо ожидаемой блокады, и удушения голодом просто поделились своими запасами. Когда во время Афганской экспедиции англичане остались без патронов, пуштуны передали британцам части своих запасов. Впоследствии эмир Кабула потребовал вернуть долг и пришел в ярость от отказа. Он не мог понять причину, по которой нельзя помогать своему врагу. Сикхи являются обычной религиозной сектой, которая никогда не препятствовала проникновению англичан на свою территорию. Но стоило появиться войскам, как воины мгновенно взялись за оружие. Тринадцатого января 1845 года «львы Пенджаба» атаковали три английских полка, в тот день британцы потеряли 2338 человек.

Был в Индии и свой «спецназ», который, в отличие от ниндзя, оставил в истории заметный след. В частности, тайные индийские воины убили полководцев Великих Моголов Афзал-хана и Аурангзеба. Убийство Афзал-хана произошло на глазах всей его армии. На дороге стоял обычный безоружный человек в кольчуге. Охрана хотела его убить, но хан сказал:

— Пусть подойдет эта маленькая горная крыса.

Тот подошел и сделал движение, как бы обнимая хана, и тот упал с распоротым животом. Хитроумное оружие под названием «тигриная лапа» представляло собой тонкие кинжалы, которые прятались между пальцами и крепились двумя кольцами к указательному пальцу и мизинцу. Багнак, так в Индии называли оружие, которым убили Афзал-хана, до сегодняшнего дня хранится в храме Саттара. Музеи в Индии весьма интересны, но самые важные экспонаты находятся в храмах. В частности, первый лук с металлической пружиной датирован 1046 годом до н. э. Понятно, что мастер нанес дату по индийскому календарю. Лук уникален не только как первый образец с пружиной, но еще и тем, что пружина оказалась латунной. Индусы добавляли в латунь сурьму, что придавало мягкому металлу качества пружины. В том же храме хранится меч «Сиваджи», изготовленный кузнецами с горы «могущество Шивы» в княжестве Майсур. Это самый древний и самый лучший образец булата.

Время приближалось к вечеру, Сергей подписывал скопившиеся за день бумаги, одновременно пытаясь отстоять перед министром обороны свое право на личное участие в боевых операциях.

— Согласитесь со мной, уважаемый господин Анэ Троон, сопротивление сепаратистов практически подошло к нулю.

— Нет, нет и еще раз нет! Я без колебаний отправлюсь с вами на решительный бой, от которого зависит судьба Галактического альянса. Здесь рядовые стычки, исход которых предопределен заранее.

— Тем более! Не вижу причин осторожничать с моей драгоценной персоной.

— Не старайтесь казаться глупее, чем вы есть на самом деле, — по-старчески брюзжал министр обороны, — на войне всякое случается.

— Эх, не понимаете вы душу офицера! — вздохнул Сергей и замер.

Перед ним лежал приказ о назначении Лаветты Флониан командиром Первой эскадры. Он давно опасался того момента, когда окружение начнет проталкивать вверх его любовницу. Самый простой способ ублажить начальника проходит через благосклонность его фаворитки.

— Не надо на меня коситься, — усмехнулся министр обороны, — она заслужила свое повышение.

— Это ваше личное мнение? — осторожно спросил Сергей.

— Нет. Скажу больше, я возражал, но Адмиралтейство и штаб настаивают.

— Где кандидатура на командира Второй эскадры?

— Пока никого нет, эскадра остается под прямым руководством Адмиралтейства.

— Есть объективные причины?

— Одна и очень большая, вероятнее всего, правительство сепаратистов завтра будет в столице.

— Конец войне?

— Компьютеры обещают новые неприятности.

— Это слишком далеко.

— Да, не менее полугода обычного перелета.

— Хорошо, — вздохнул Сергей, — я подпишу, но следующий пост она займет в штабе в качестве начальника снабжения.

— Вы совсем не знаете характера этой девушки.

— Не знаю, со мной она покладистая.

От секретаря пришел ментальный вопрос, начальник Адмиралтейства просил срочной аудиенции. Внешний вид Лаула Меалиса говорил о чрезвычайном происшествии.

— Что случилось? — Сергей и Анэ Троон встревоженно встали.

— Я получил координаты вашей родной планеты. — Меалис положил на стол кристалл памяти.

— Откуда? — У Сергея неожиданно затряслись руки.

— На верфь пригнали три корабля артиллерийской поддержки с дефектом стержней управления двигателем. В навигационном компьютере сохранился первоначальный маршрут, по которому они должны были следовать с эскадрой адмирала флота Бхонсла.

— Это те корабли, что стояли у причалов Центрального госпиталя орденов Мужества и Славы Второго флота Номаркии?

— Именно так, — подтвердил Меалис.

Сергей запустил считыватель и развернул голограмму галактики. Зеленая линия показала путь, по которому семь с половиной тысяч лет назад адмирал флота Бхонсл увел свою эскадру. В конце пути высвечивались координаты В1С20Н318.

— Посыльный корабль «Отчаянный» в полной готовности к отлету, — упредил вопрос Меалис.

— Для гарантии необходимы особые приметы системы, — заметил Троон.

— Вторая планета окутана аммиаком, третья планета с большим спутником, четвертая планета потеряла часть атмосферы, на орбите две боевые станции тольтеков. Далее пояс астероидов, остатки пятой планеты и шестая планета, похожая на планету в системе Альгур.

— Ты спешить? — тихо спросил Анэ Троон.

— Столько времени ждал, искал и надеялся. Подожду подтверждение полномочий сенаторов от «индийского» сектора.

Сергей подписал документы и передал их министру обороны. Он находился в радостном ожидании возвращения, встречи с женой и детьми. Скоро возвращение домой!

Глава 12 ВОЗВРАЩЕНИЕ

Получив от разведчика подтверждение и уточняющие координаты, Сергей приказал эскадре осуществить переход в Солнечную систему. Выход большого количества огромных кораблей вызовет сильное постэнергетическое свечение, что привлечет внимание землян к ночному небу. Во избежание ненужной шумихи местом выхода выбрали теневую сторону Солнца. Находясь между Землей и кораблями, светило нивелирует все оптические эффекты. Настал долгожданный момент, к которому он стремился столько лет. Перед штабным кораблем полыхнуло северное сияние, и Главный командный пункт приступил к обработке поступающей с приборов информации.

Сергей вывел на свой портал данные с третьей планеты и ахнул. Не может быть! От планеты шло сильное излучение всего диапазона радиочастот, от миллиметровых до километровых. Но настоящим шоком оказалось сообщение о наличии на орбите «свободно дрейфующих объектов искусственного происхождения». Это что, спутники?

— Определить время по местному летосчислению. — Сергей отдал ментальный приказ компьютеру.

— Ноябрь, 12 число, 1910 год от Рождества Христова, 18 часов 23 минуты стандартного времени от меридиана Санкт-Петербурга.

Адмирал судорожно вывел голограмму внешнего вида планеты. Все правильно, знакомые очертания материков и океанов, перед ним действительно Земля.

Какая-то несуразица, не было подобного развития земной цивилизации в 1910 году. Это время смешных самолетиков и забавных автомобилей, первых паровых турбин и железнодорожных паровозов со скоростью в шестьдесят километров в час. Когда он встал, чтобы осмыслить в одиночку неожиданную информацию, то заметил встревоженные взгляды некоторых дежурных операторов. Они нашли еще какую-то неприятность, но это подождет.

— Приказ по эскадре — во избежание обнаружения, кораблям находиться в тени Солнца. Режим несения службы — боевое дежурство.

— Принято.

— Командир, что-то не так?

Перед Сергеем стояла Лаветта, командир эскадры снова смогла подойти незамеченной.

— Все не так, передай приказ Румейле отправить на разведку сторожевые корабли.

— Какие приоритеты?

— Вторая планета — общий обзор. Третья планета — высадиться на бывшей боевой станции тольтеков и произвести детальное обследование. Четвертая планета — детальный обзор и десант на две боевые станции тольтеков. Пятая планета — детальный обзор.

— Я поняла, когда приступим к поискам остатков погибших кораблей? Эскадра адмирала флота Бхонсла вряд ли имела такую возможность.

— Спешки нет, мы пришли в правильное место.

— Согласна, командир. Несколько дней ничего не изменят после семи с половиной тысяч лет забвения.

Лаветта ушла отдавать необходимые приказы, Сергей направился в свою каюту. От гвардейцев караула исходила волна напряженного ожидания.

— Все хорошо, мы вышли в правильное место. — Ментальный посыл успокоил гвардию.

Не успел Сергей войти в рабочий кабинет, как к столу метнулась Созина с чашкой кофе в руках. Она по-прежнему умудрялась держать ментальную связь с гвардейцами и быть готовой к возвращению адмирала в свою каюту.

Сделав маленький глоток, Сергей благодарно посмотрел на молодую женщину. Как мало надо человеку для обретения душевного равновесия.

— Голограмму политической карты третьей планеты.

Тотчас перед глазами развернулся привычный глобус, только вот границы государств явно не те. Ха! Ответ-то прост! Как он не догадался сразу! Во второй половине XVIII века он не только занялся «изобретательством» всевозможных новинок уровня XIX, а порой и начала XX веков. Сам взялся за оружие и приложил немало усилий для перекраивания границ Европы, Азии и Америки. Сейчас перед его глазами развернута совершенно иная политическая карта мира, точнее Земли. Что же, стало понятным появление спутников в начале двадцатого века. Немудрено, если в Петербурге и других крупных городах России в 1780 году на улицах горели электрические фонари и ходили привычные трамваи. Принесли свои плоды как многочисленные университеты, так и его лекции по некоторым дисциплинам.

Повеселев, Сергей начал рассматривать непривычные границы новых государств. В первую очередь, конечно, Россию, которая сейчас называлась Великоросская империя. Европейская часть начиналась от Норвежского и Северного морей. Если с Норвегией понятно, сам приложил руку к присоединению этих земель, то причины исчезновения Дании требовали отдельного выяснения. Англия и Ирландия по-прежнему на своем месте, а европейских государств нет, вместо них Объединенная Европа. Нет, не совсем так, особняком стоит Греция с границей от Венеции до Бургаса, остальная часть западного побережья Черного моря относится к России. Крит и Кипр также русские острова. Посмотрел на Гибралтарский пролив, Петропавловск на месте, а юг Испании русский. Неожиданный вариант, почему? Андалусия, Эстремадура, Ла-Манча и Валенсия отмечены как территория Великоросской империи. Надо будет обязательно ознакомиться с историческими событиями, которые привели к столь неожиданным изменениям.

Далее на восток — Турции нет и в помине, сие понятно, устроенный при его активном содействии разгром вряд ли содействовал стабильности государства. Полуостров Малая Азия входит в состав России вместе с верховьями рек Тигр и Евфрат. Палестина осталась русской и, к удивлению, не разделилась на арабский и еврейский анклавы. Дальний Восток принес еще один сюрприз, исчезла Япония. Сами острова на месте, но на карте отмечены как часть Великоросской империи. Исторические события за время его отсутствия обещают быть интересными. И в Америке политическая карта совсем не та, Канада полностью отсутствует. Вместо привычных для взгляда штатов отмечена узкая полоска вдоль Атлантического побережья. Русская территория отделена от конфедерации рекой Миссисипи и далее до озера Мичиган. Причем на месте Нью-Йорка написано Новый Петербург, ибо здесь по Гудзону проходила северная граница с бывшей французской колонией.

Сюрприз за сюрпризом, впрочем, за почти что полуторавековой период изменения неизбежны. Радует позитив, страна не только ничего не потеряла, но и приобрела стратегически важные земли. Более того, Тихий океан практически превратился во внутренние воды России. Западные земли Мексики до Панамского перешейка были под бело-сине-красным флагом с двуглавым орлом. Русская Америка заканчивалась границей с Перу. Немного развернув глобус, Сергей посмотрел на Гонконг, и снова приятная новость: острова отмечены как русская территория. Нет никакой аренды или оккупации. Интересно, как это его потомки умудрились уболтать несговорчивых китайцев, или была война? Далее Сингапур, здесь заморская территория Индии. Филиппины, Индонезия и Новая Зеландия также индийские земли. Правда, вместо Новая Зеландия написано Новый Кашмир, но это несущественная деталь.

Глянул на Цейлон и Индию, снова неожиданность. Остров и некогда завоеванные Сергеем княжества заштрихованы как русско-индийская территория. Развернул пояснение, забавно и неожиданно. Земли под полной юрисдикцией Великоросской империи, в то же время население принимает участие в выборах Национального собрания и Совета князей. Непонятен сам смысл подобных выборов, депутаты не могут повлиять на жизнь в своих избирательных округах. Хотя нет, смысл есть. Депутаты от России могут повлиять на политику Индии. Сколько хитромудрых политических пассажей! Теперь Африка — ого! Более половины континента являлось Россией. Еще одна закавыка, или Нидерланды оказались зажаты в тисках врагов, или воевали против русских. Второе маловероятно, торговая республика по определению должна избежать военного конфликта с сильным противником. А если войну начала сама Россия? Вполне возможно, нельзя исключать вариант русской агрессии, тем более на богатые и стратегически важные земли.

Снова подвернул глобус, на этот раз на Атлантическое побережье Южной Америки. Десятиречье Гайаны называется Русскими землями. Почему? Политическая карта однозначно включает бывшую голландскую колонию в состав Великоросской империи. За странным названием должны стоять какие-то события. Последним сюрпризом оказалась Антарктида, помеченная в сноске как единственная русская земля, не представленная своими депутатами в Сенате и Думе. Молодцы, именно с этой целью Сергей в свое время отправлял экспедицию. Тогда, во второй половине восемнадцатого века, большинство его современников восприняло плавание кораблей к вечным льдам как ненужную прихоть. Вспомнились слова Муравьева:

— Зачем тебе поиск земель среди ледяной пустыни? Чудишь от собственной неразумности. Или денег девать некуда?

— Денег потратится много, с этим не буду спорить, однако новые земли нужны не мне, а России.

— Глупости говорите, милостивый государь! У нас от Архангельска до Чукотки своих льдов хватает.

— Корабли уходят искать не лед, а Южный континент.

— Зачем ты велел офицерам найти именно землю, да еще поднять там русский флаг?

— Дабы через сто лет спора не было. Всякий должен знать, кому принадлежат земли подо льдом.

Он не обижался на непонимание своей затеи, до дележа полезных ископаемых Земли еще далеко. Зато сейчас ни у кого нет претензий, все давно привыкли к флагу России над Южным полюсом. Как, впрочем, никто не претендует на Северный полюс. Гренландия, Исландия и прочие острова Северной Атлантики еще его стараниями вошли в состав России. Ну да ладно, острова Карибского бассейна остались под русским флагом, плюс прибрали к рукам Кубу, Пуэрто-Рико, Ямайку и остальные мелкие острова. Причины могут быть разными, и война, и деньги, и местные бунты, все это он узнает при просмотре исторического обзора. Космодром находился непосредственно на экваторе у восточного побережья Африки. Вдвойне правильное решение, если ракеты летают на «химии». Американцы своим космодромом на мысе Канаверал загадили всю Флориду, в Майами остались только беженцы с Кубы да наши теледивы. Не зря Королев в свое время сказал: «Я наших космонавтов на бочку с ядом не посажу».

А что остальной мир? В Южной Америке те же страны практически в тех же границах, если не считать отсутствия Венесуэлы и кастрации Колумбии со стороны Тихого океана. Значит, сын баска и метиски по имени Симон Боливар сделал свое дело во время революции в Испании. Африка не выглядит лоскутным одеялом многочисленных государств. Египет и Алжир разделили между собой Ливию. Потомки Дей аль-Сарддидина прибрали к рукам север Нигера и Чада, египтяне фактически вышли на прежние границы времен Великих фараонов. Более всего развернулся эмир Марракееш или его сын Азид Шериф. Марокко не только сохранило свои африканские завоевания и Австралийский континент, но и сумело оттяпать часть Португалии с городами Сетубал и Эвора. Последнее очень удивительно, ибо Эвора раньше была столицей, там находилась прежняя резиденция королей и многочисленные соборы двенадцатого века.

Европа уже объединилась в единое государство со столицей в Женеве и восточной границей по реке Прут. Польша в составе общеевропейского государства, оставив за Россией Восточную Пруссию. Вероятнее всего, война с пруссаками закончилась ликвидацией воинственного соседа. Арабский мир представлял собой одно государство под названием Персия, границы которого простирались от Средиземного моря до Индии. Понятное дело, Пакистан и Афганистан оставались частью индийских владений. Непонятно другое, необычный статус Персии. Государство под управлением шахиншаха, со своими меджлисом и армией, жило по законам Великоросской империи, имело своих представителей в Сенате и Думе и не являлось субъектом международного права. Индия заметно распухла в своей северной части, а вот Китай сильно похудел. Поднебесная потеряла право на такое название, ибо лишилась всего Тибета и высокогорных плоскогорий. Здесь точно не обошлось без войны, правда, Сергей не знал причин исторического противостояния и обоюдных претензий на безжизненные горы.

Более или менее разобравшись в новых государственных границах, адмирал приступил к историческому обзору. Начал с 1783 года и сразу наткнулся на свое имя, ибо основным событием года было открытие Панамского канала. О его исчезновении нигде не единого слова, только указ Павла Первого о присвоении княжеского титула по совокупности заслуг и владению земель да указ Карла Третьего о присвоении титула герцога де Коста-Рика с дарованием соответствующих земель. С Павлом Первым все понятно, он задолго до этого подписал грамоту на княжеский титул, и разговор по этому поводу поднимался не раз:

— Сергей, как ты не понимаешь, что своим отказом ты в первую очередь ставишь меня в неловкое положение.

— Не надо ничего придумывать и не будет никакой неловкости.

— Придумываешь как раз ты, а мне за это приходится отдуваться.

— Интересная мысль! Что же я такого придумал?

— Еще спрашивает! Кто, по-твоему, является императором Маньчжурии и царем монголов?

— Ты.

— Я? — Павел аж задохнулся от возмущения. — Я император, в мою империю входит твоя Маньчжурия и Монголия!

— Да не нужна мне ни Маньчжурия, ни Монголия.

— Зачем взял себе эти титулы?

— Не было другого выхода.

— И сейчас у тебя нет другого выхода, я оглашаю свой указ.

— Павел, ваше императорское величество, прошу вас, не надо.

— Что не надо? Хочешь выставить меня посмешищем в глазах цивилизованного мира? Твои подданные в первую очередь меня обвинят.

— Ни в чем тебя не обвинят.

— Обвинят, еще как обвинят! Назовут самодуром.

— Это уже чересчур, чего нет, того нет. Ну какой из тебя самодур?

— Еще спрашивает? У меня император ходит в графах!

— Так я и в Испании граф, а Карл Третий не пытается меня сделать маркизом.

— Каким еще маркизом?

— Тем, что выше графа.

— Если бы ты служил при его дворе, то давно бы ходил в герцогах.

— А я при твоем дворе не служу!

— Служишь! Маньчжурия и Монголия в составе Российской империи, и ты русский, этим сказано все!

— Давай не будем спорить, я напишу отречение в твою пользу — и забыли.

— Совсем ничего не понимаешь? Все сразу же укажут на меня, обвинят в принуждении.

— Бирон свою корону твоей матушке отдал, никто его не принуждал.

— Нашел с чем сравнивать! То нищая Курляндия, а у тебя сильная Маньчжурия.

— Возьми Монголию, о ее богатствах никто не знает.

— Бунта захотелось?

— Какой еще бунт?

— Монголы тебя избрали на своем курултае, а я заберу титул себе.

— Не хочу я быть князем, мне в графах хорошо, и жена графиня. Звучит!

— Княгиня звучит лучше!

— Павел, ради нашей дружбы прошу, повремени, твоя матушка всего десять лет назад пожаловала мне титул графа.

— То моя матушка, теперь я. Оба раза по заслугам, а не за низкопоклонство. Хорошо, сделаю, как просишь, но и ты не черни мое имя!

Выходит, что Павел сразу обнародовал давно подписанную титульную грамоту, ибо по историческим справкам князем Сергей стал задолго до своего исчезновения. Указ Карла Третьего подписан в день исчезновения, вероятнее всего, король Испании действовал под впечатлением свершившегося на его глазах события.

Дальнейшее описание его жизненного пути заставило отвлечься от основной темы. «Исследователи» дружно утверждали, что графов, а впоследствии князей Алексеевых на самом деле было трое. Старший из них был Алексеев-Черемшин, талантливый изобретатель и промышленник. Он трагически погиб в Тамбовской лаборатории во время химических опытов с тринатрий толуолом. Средний из братьев был, собственно, Алексеев, выдающийся ученый и финансист, создатель основополагающих математических законов и банковских схем. Автор многочисленных открытий в области физики, химии и астрономии. Он сгорел в электрической дуге во время опытов на гидроэлектростанции в Кристобале. Последним из братьев был Алексеев-Джангом, удачливый пират, отважный полководец, неисправимый авантюрист-исследователь. Именно он открыл многочисленные месторождения Африки и Америки, завоевал Маньчжурию, Цейлон и Индию. Женился на индийской принцессе и основал новую династию Великих Моголов.

Неожиданная фамилия Алексеев-Джангом первоначально удивила Сергея, но, поразмыслив, он понял, это дети от второго брака Нины. Он не порицал свою жену. За что? Молодая женщина, муж неизвестно где, почему она должна запереть себя в четырех стенах и добровольно уйти от жизненных радостей. Просмотрев биографию жены, не нашел сведений о повторном браке. Или венчание было тайным, или дети внебрачные, в любом случае Нина сумела развести интересы наследников. Одни возглавили Индию, другие унаследовали дела в России, включая его детей от Аграфены. И… Сергей не мог поверить своим глазам, его праправнук император?! Перешел к страничке новостей сегодняшнего дня и тут же скомандовал:

— Эскадре немедленно выйти на орбиту третьей планеты! Капитану первого ранга Лаветте Флониан срочно в мою каюту!

— На какой высоте ляжем в дрейф? — входя в каюту, спросила Лаветта.

— Триста километров от поверхности планеты.

— Низковато. Вы расшифровали сигналы маяков?

— Каких маяков?

— С поверхности ведется непрерывная передача трех станций.

— Там уйма всевозможных передатчиков, что вы имеете в виду?

— Передачи линейной, а не частотной связи.

— Это еще откуда? Компьютер закончил идентификацию?

— Информация только для вас, господин адмирал.

На Земле снова потомки тольтеков? Только этого ему не хватало! Новая война сверхцивилизаций не входила в его планы. Он вернулся на родную Землю, пусть снова с переносом во времени, пусть снова без родных и друзей, но это его дом.

Для анализа складывающейся ситуации необходима информация. Не пройдет и часа, как население третьей планеты узнает о прибывшем флоте. Огромные корабли и две боевые орбитальные станции днем можно будет рассмотреть в бинокль, а ночью они своим отраженным светом затмят все звезды. Возможно, случится паника, важно другое, его появление приведет к срочному обмену мнениями, значит, он получит исчерпывающие сведения.

— Компьютер, — Сергей послал ментальный вызов, — сообщить результаты анализа сообщений по линейной связи.

— Первый передатчик является стандартным планетарным приводом Галактического альянса. Опознавание свой-чужой принято и подтверждено.

— Статус оружия?

— Коррозионные разрушения две тысячи лет назад приняли необратимый характер.

— Статус компьютера?

— Память — сто процентов, система питания — сто процентов, периферийное подключение — три процента.

— Местонахождение привода?

— Горы с местным названием Тибет, комплекс зданий с местным названием Львиный трон.

— Где находится посадочная площадка?

— Горы Тибет, котловина Цайдам, высота над уровнем моря две тысячи девятьсот метров. Размеры семьсот километров на триста километров, давление на грунт не ограничено.

— Анализ второго передатчика.

— Сообщение адмиралу Заку Астарду о готовности принять эскадру. В сигнале наведенные помехи. Оружия и компьютера управления нет.

— Что управляет источником питания?

— Источника питания нет.

— Как нет? За счет чего формируется сигнал.

— Непонятная система расслоения галактического фона. По сути представляет собой клистрон гигантских размеров.

— Где находится передатчик?

— Долина с местным названием Эль-Гиза, Египет. Передатчик внешне выглядит как эхорезонатор в форме пирамиды.

Ну дела! Кто бы смог догадаться об истинном назначении древних «могильников»?

— Анализ последнего передатчика.

— Сигнал открытым текстом на языке тольтеков: «Столичная система Юкатан захвачена врагами, Пополь-Вухль на грани гибели».

— Что означает Юкатан и Пополь-Вухль?

— По данным разведки, Юкатан — название этой системы на языке тольтеков, Пополь-Вухль — название их государства.

— Произвести поиск — мифология майя, внешние миры.

— Принято.

— Где расположен последний передатчик?

— Южная оконечность континента Южная Америка, горы с местным названием Патагонские Анды, комплекс зданий с местным названием Ушедшие в вечность.

Сергей облегченно вздохнул, о присутствии на Земле галактических врагов не может быть и речи.

— Господин адмирал, поиск закончен.

— Сколько должно быть внешних миров?

— Девять систем, тринадцать планет, данные совпадают с архивами Галактического альянса.

Девять звездных систем тольтеков почти тысячу лет успешно боролись с галактическим колоссом. Были близки к победе, оставался буквально шаг. Но погибли, враждующие стороны фактически самоликвидировались. А сколько осталось неисследованных планет? В каких системах осели потомки многочисленных рас? На руинах Галактического альянса уже выросли воинственные последователи с имперскими амбициями.

Заседания Малого совета приобрели ежедневный характер, вернее ежеутренний. По неведомо кем заведенной традиции собирались в малом кабинете Зимнего дворца. Николай Третий стоял у окна. Пройдет не менее получаса, пока председатель правительства Олег Веселов зачитает последнюю информацию. На самом деле важных новостей нет, что сводит на нет смысл внеочередных заседаний представителей власти, правительства, политических партий и финансовых кругов. Наконец Олег Александрович закончил доклад и сел в свое кресло.

— Ничего нового, — нервно заметил начальник Генштаба Анатолий Крупицын.

— Повоевать захотелось? — воскликнул думский голова Владислав Огарков. — Одна война не состоялась, так другую начнем.

— Спокойнее, господа, спокойнее, — начал успокаивать Олег Александрович, — ежели бы они захотели, то давно бы нас размазали по земле.

— Непонятно, чего выжидают, никаких сигналов, никаких попыток установить контакт.

— Как вы не понимаете! — воскликнула Елена Львовна. — Они изучают языки землян, наши быт и традиции!

— Им следовало обратиться к социал-демократам, — съехидничал извечный оппонент из думской фракции Народного союза.

— Вы, Станислав Яковлевич, как всегда плоско шутите, — парировала дама.

— Здесь не место и сейчас не время для политических словоблудий, — заметил Николай Третий. — Появление инопланетян в столь критический момент требует вразумительного объяснения.

— Что нового в Европе? — спросил Олег Александрович.

С кресла встал франт и красавец, полковник Царскосельского гвардейского полка, начальник Главного разведывательного управления Владимир Галицин:

— Господа, по последним сообщениям вооруженные силы Евросоюза переведены в боеготовность номер два. Ядерные боеприпасы убраны в места постоянного хранения.

— Вы подтверждаете вчерашнюю информацию о прекращении угрозы ядерного удара со стороны Европы?

— Безусловно. Фашистам потребуется не менее недели для приведения своего ядерного оружия в боевую готовность.

— Что добавит Служба внешней разведки? Ваше слово, господин Нелидов.

Щупленький пожилой человек поправил пенсне, но остался сидеть в кресле.

— Правительство Евросоюза продолжает свое заседание в Альпах.

— Сколько человек собралось в подземном бункере?

— Все двести сорок человек, предварительная информация обещает смену европейского лидера.

— Неужели этот фашист наконец покинет кресло премьер-министра?

— Толку-то, национал-социалистическая партия остается с большинством голосов.

— Не мешайте, дайте человеку закончить доклад!

— Фашисты откровенно испуганы кораблями пришельцев.

— Что конкретно их напугало? Калибр пушек или сжигающие лучи?

— Вы несносны, Станислав Яковлевич, — почти взвизгнула Елена Львовна.

— Фашисты испугались собственных лозунгов. Декларация превосходства европейской расы над остальным человечеством выглядит дразнилкой по отношению к неведомым пришельцам.

— Вы выяснили, как попала в газеты фотография пришельцев?

— Нет, фотография негра, индуса, китайца и европейца на «веранде» огромного космического броненосца появилась одновременно в компьютерах всех газет Земли.

— Это не «утка», не фотомонтаж?

— Нет, — встал начальник Генштаба, — мы развернули несколько своих спутников разведки. Пришельцы нахально машут руками прямо в камеры.

— Туристы на пикнике. Фотографии дали в газеты?

— Вечером покажем по теленовостям.

— Вот Наташка повеселится.

— За что вы ее так не любите?

— Две причины: красивая и спит с кем-то неизвестным.

— А то, что она самая лучшая в мире ведущая теленовостей, не имеет значения?

— Незачем пугать людей! Придумала, понимаешь: «наступает эра колонизация Земли», или: «скоро мы все станем счастливыми рабами», тьфу!

— Господа, возвращайтесь к теме! — повысил голос Николай Третий. — И никаких фотографий или репортажей! Извините, продолжайте, господин Нелидов.

— Данные разведки утверждают однозначно, фашисты готовы отдать пост премьер-министра либеральным демократам.

— Только этих клоунов не хватало! Они как флюгер, с ними невозможно выстроить политические отношения.

— Ах, бросьте, проще простого. Покажите кулак и скажите, что вы хотите.

— Не будьте суровы, надо отблагодарить.

— Желательно в личном плане.

— Господа! Не превращайтесь в кухарок!

— Просим прощения, ваше императорское величество.

— Каковы выводы на сегодняшний день?

— Угроза войны миновала. У нас в центре управления полетами «крот», который продал секретные фотографии. Население планеты в панике.

— Почему в панике? Хватает счастливых с плакатами. Крыши домов исписаны призывами садиться.

— Какое настроение в армии?

— А какое может быть настроение в армии? Ежику понятно, что мы бессильны против пришельцев.

— На сегодня все, прошу никому не покидать Петербург.

Члены Малого совета потянулись на выход, по дороге разбились на маленькие группки, где продолжали обсуждать неотложные и важные вопросы.

Император вернулся за рабочий стол, открыл свой ноутбук, дабы посмотреть в ежедневнике запланированные на сегодня дела. Это со стороны может показаться, что у него чисто представительские функции, на самом деле день заполнен деловыми встречами политического и экономического характера. На сегодня запланировано только одно мероприятие, и весьма необычное. Личный секретарь, полковник Нордман-Северов, появился в дверях раньше, чем Николай Третий убрал палец от кнопки вызова:

— Василий Николаевич, вы просмотрели план встреч на сегодняшний день?

— Так точно, ваше императорское величество, катер у Дворцового причала, самолеты подготовлены.

Николай Сергеевич Алексеев никогда не держал в памяти расписание встреч и всевозможных переговоров. Сие не только бесполезно, но и утомительно, каждый день буквально переполнен делами, порой приходится жертвовать личным временем. Сегодняшняя запись выглядела необычно: «Имение Знаменка, 14:00, важная встреча в кабинете. Вызваны сын и внук».

Поднимая высокий бурун белой пены, катер за считаные минуты пересек Неву и встал рядом с вертолетной площадкой. Император в сопровождении камергера, адъютанта и двух гвардейцев перешел в самолет, тут же взревели моторы, гидроплан вышел на редан, и вот под крылом мелькнул Троицкий мост. Посадка на Царскосельском аэродроме, где пассажиры перешли в другой самолет, теперь перелет до Знаменки. Всю дорогу Николай Третий никак не мог отделаться от ощущения неправильности происходящего. Он никогда не назначал встреч вне официальных мест. С друзьями, да, но такое никогда не вносилось в рабочий ежедневник и не происходило в рабочее время. Было здесь еще одно исключительное явление, он не мог назвать местом встречи кабинет в Знаменке, это запретная территория. Табу было наложено в далекие времена княгиней Антониной Алексеевой и неуклонно соблюдалось. Ее авторитет для потомков оставался непререкаем, и тому были достаточно веские основания.

В зале Знаменской усадьбы императора дожидались сын и внук. При виде главы рода они встали и набросились с вопросами:

— Батюшка, объяснитесь, в чем причина столь срочной встречи, да еще в кабинете?

— Сам не могу понять, по-видимому, встречу назначили нам.

— Разве это возможно? Наши ноутбуки не допускают внешний вход, его не существует конструктивно.

— Тем не менее мы всей семьей получили приглашение.

— Ты не пытался определить взлом клавиатуры?

— Как ты себе это представляешь? У нас клавиатура активируется по отпечаткам пальцев.

— Просто невероятно! Охрану вызвал?

— Зачем?

— А если это провокация или попытка диверсии?

— Для этого можно найти тысячу других, более простых и надежных способов.

— Зря ты так уверен, под кабинет подложили бомбу, раз — и готово.

— Ты не веришь своим слугам?

— Нет, почему же, верю. Но их могли просто обмануть.

— Убивать нас нет никакого смысла, останутся многочисленные братья, племянники и так далее. Здесь таится нечто иное.

— Но что? Я теряюсь в догадках!

— Не надо себя утруждать пустыми домыслами, наступит время, и мы все узнаем.

— Я предлагаю дождаться неведомого визитера здесь, в зале. Все равно мимо зала в кабинет не пройти.

Родственники расположились в креслах и замолчали, разговор как-то не клеился. Николай Сергеевич — младший рассеянно листал журнал светских новостей, Сергей Николаевич сосредоточенно прорабатывал информацию на своем ноутбуке, император расслабленно изучал лепнину на потолке.

Все вздрогнули, когда старинные напольные часы начали отбивать два часа пополудни.

— Однако время, — встал с дивана младший Алексеев, — наш гость не соизволил явиться.

— Встреча в кабинете, а не в зале. Саша, — обратился император к мажордому, — подай, пожалуйста, ключи от кабинета.

Крепенький старичок с поклоном подал полированную шкатулку. Николай Третий открыл крышечку и взял латунный ключ:

— Пошли!

Сын и внук переглянулись, пожали плечами, но беспрекословно последовали приказу. Громко щелкнул запор дверного замка. В кабинете за письменным столом сидел незнакомый мужчина:

— Здравствуйте, господа, я никак не ожидал, что кабинет превратится в культовое помещение, однако музейной пыли здесь нет.

— Прислуга убирает все комнаты, в том числе и здесь. А вы, собственно, кто и как сюда попали?

— Для объяснений мне понадобится несколько секунд и несколько часов.

С этими словами незнакомец взял со стола нож для бумаг и направился к стоящим вдоль стен статуям. Изображения индийских богов не вписывались в интерьер кабинета, но наследники не забывали о происхождении княгини Антонины.

— Они все золотые.

С этими словами мужчина ударил рукоятью по ближайшей статуе, пласт гипса упал на пол, глазам открылся блеск золота.

— Перед вами одни из первых пиратских трофеев, захваченных на английских кораблях из Индии.

Незнакомец вернулся к столу, достал из кармана предмет, похожий на обычную шариковую руку, затем открыл пластиковую коробочку и начал выставлять в ряд более двух десятков похожих на алмазы пирамидок.

— Это действительно алмазы, самый надежный носитель информации.

— Вы чрезмерно бесцеремонны в чужом доме, — заметил Николай Третий.

— В чужом? — переспросил нахальный визитер. — Не спешите с выводами, у нас впереди еще много времени.

— Вы так уверены в своей безнаказанности?

Вместо ответа незнакомец выдвинул потайную панель письменного стола и взял два ключа. Затем подошел к стене и ловко выкрутил хрустальную голову льва, вставил ключ, в тишине раздались три щелчка. Навалившись плечом, он с трудом открыл потайную дверь, еще один громкий щелчок, после чего узкая комната осветилась желтым светом древних электрических лампочек.

Хозяева Знаменской усадьбы невольно подались вперед, стоявшие вдоль стен стеллажи были заполнены огромными изумрудами, сапфирами, гранатами и рубинами. Их взору открылось огромное состояние, о котором никто даже не подозревал. Тем временем бесцеремонный визитер открыл сейф и достал толстую тетрадь в кожаном переплете, открыл и замер. На его глазах появились слезы. Быстро справившись с неожиданной слабостью, он аккуратно сложил листочки бумаги и убрал в карман.

— Это вам, — протянул он тетрадь Николаю Третьему.

— Попрошу незамедлительно вернуть взятые вами бумаги.

— То, что я взял, написано только для меня.

— Не забывайтесь, милостивый государь! Это мой дом, здесь все принадлежит только мне!

— При желании я мог открыть сейф без вашего присутствия.

— Банальное воровство лечится банальной тюрьмой, верните немедленно!

Вместо ответа странный незнакомец вплотную подошел к хозяевам, внимательно посмотрел им в глаза и неожиданно всех обнял.

По глазам ударил молочный свет, от неожиданности Николай Сергеевич Алексеев присел и навалился на незваного гостя. Нет, император не испугался, глава дома Алексеевых был не из робкого десятка. Вообще, в их роду не было слабаков или пугливых, культ отважного и рассудительного основателя династии Алексеевых воспитывался в детях с самого рождения. Смутившись от проявленной слабости, Николай Сергеевич выпрямился и с удивлением обнаружил перед собой стройную красавицу в неизвестной военной форме. Молодая женщина поднесла руку к берету и отрапортовала:

— Господин адмирал, за время вашего отсутствия на кораблях эскадры происшествий не было.

Император пытался сохранить невозмутимость. Во-первых, рапорт отдавали не ему, а странному незнакомцу. Во-вторых, молодая женщина говорила на незнакомом языке, а перевод нашептывался откуда-то сзади.

— Прошу следовать за мной.

Хозяин — теперь уже ни у кого не возникало сомнений, что они помимо воли оказались в гостях у этого непонятного человека — пошел по широкому коридору. На шаг сзади, за его правым плечом с невозмутимым видом следовала красавица. Николай Сергеевич немного замялся, посмотрел на растерянных сына и внука, но взял себя в руки. Ему непривычно выступать на вторых ролях, но сейчас не та ситуация. По традиции династии император занимает трон до восьмидесяти лет, после чего удаляется на покой, трон занимает сын. В то же время внук занимает место своего отца и возглавляет финансово-промышленную империю Алексеевых. С годами вырабатывается привычка всегда и везде быть самым главным, но не в данной ситуации.

Широкий коридор отделан самосветящимся пластиком, редкие двери с ни на что не похожими буквами или символами, все это вызывало любопытство и непонимание. Где они? Куда они попали и, главное, как? Несколько мгновений назад они находились в своем родовом имении недалеко от Тамбова, а сейчас, судя по рапорту женщины, на неизвестном корабле. Или не на корабле? Такая мысль появилась в голове Николая Сергеевича после подъема лифта на седьмой этаж, судя по сенсорам, отнюдь не семиэтажного дома. Выйдя в просторный вестибюль, они оказались перед широкими дверьми с гвардейцами перед входом. То, что два статных китайца являлись гвардейцами, у императора не вызывало сомнений. Гвардия — не только особый статус, это совершенно иной дух и непередаваемая словами внутренняя сила, которая, можно сказать, физически ощущалась рядом со стоящими у дверей воинами. В руках гвардейцев невесть откуда появились сверкающие сабли, они взяли на караул, и двери открылись сами собой.

Сначала просторная приемная со стоящим по стойке «смирно» адъютантом, затем просторный и уютный рабочий кабинет. Но хозяин продолжал спокойно идти дальше.

— Вы хотите поговорить с нами на природе, в неформальной обстановке? — заметив впереди шикарный садик, сказал Николай Сергеевич.

— Официального разговора между нами не может быть по определению. Что касается поговорить, то да, начнем на балконе, а закончим в кабинете.

— В моем или вашем?

— В малой библиотеке.

Неожиданно послышались звуки обычной радиостанции, передавали новости: «Как только что стало известно, император Николай Третий тайно и спешно покинул Санкт-Петербург. Аналитики связывают бегство императора с неизвестной пока информацией, полученной с космических кораблей пришельцев. Наши специалисты изучили фотографии, которые якобы сделаны с орбитальных спутников Земли. Вы не поверите! Второй слева всем известный музыкант из…» Радиотрансляция так же неожиданно прекратилась.

— Вы правы, вечером мне необходимо появиться на публике.

— Ваш секретарь уже оповестил директора Мариинского театра.

— И кто же со мной придет?

— Супруга и я с Лаветтой Флониан.

— Не может быть! — раздался взволнованный голос младшего Николая Сергеевича.

Император повернулся на голос и замер. Перед ним, средь сверкающего алмазами звезд черного неба, висела Земля. Панорама завораживала своей по-настоящему неземной красотой.

Династия Алексеевых застыла, пораженная силой открывшейся перед ними картины. Первоначально они любовались общей панорамой, затем начали узнавать моря и континенты, реки и озера.

— Мы в космосе. Кто вы? — отошел от потрясения император.

— Сначала вернемся в мой кабинет, там и поговорим.

Сейчас, проходя через маленький парк, Николай Сергеевич смотрел по сторонам совсем другими глазами. Ощущение только что увиденного беспредельного пространства, уязвимости такой маленькой Земли, давало совсем иное восприятие растущим рядом с дорожкой деревьям и журчащему невдалеке водопаду. Уже рядом с рабочим столом всемогущего адмирала огромного флота неведомых пришельцев он испытал новое шоковое потрясение. Флаги! Первоначально взгляд остановился на незнакомом фиолетовом флаге с многочисленными золотыми и серебряными звездочками. Второй флаг заставил вздрогнуть как от электрического удара. Привычное бело-сине-красное полотнище с золотым двуглавым орлом! Здесь! В космосе! В каюте адмирала, который привел свои корабли с неведомых звезд, стоит флаг Великоросской империи!!! Этого не может быть!!! У императора подкосились ноги, он буквально рухнул в кресло.

Не менее шокированные Сергей Николаевич и Николай Сергеевич — младший набрались душевных сил и подошли ближе. Рассмотрев в деталях флаг, они сконцентрировали внимание на старинном мундире. Оба какое-то время озадаченно смотрели на золотые пуговицы с двуглавыми орлами, вычурные парадные эполеты и знакомые по музеям ордена. С некоторой задержкой до них начало доходить, они все это видели, много раз видели. Основатель династии Алексеевых на всех парадных картинах был изображен именно в этом мундире с несколько необычным поясом. Перстень, молнией мелькнула мысль, в завещании княгини Антонины написано про перстень. Отец и сын осторожно подошли к столу, незнакомец с улыбкой протянул руку, на которой был фамильный знак. Оба синхронно посмотрели на свои перстни.

— Вы, вы наш родственник? — медленно, словно набираясь мужества, спросил Сергей Николаевич.

— Да, мы родственники.

— Вы тоже потомок князя Алексеева?

— Нет, я граф Сергей Николаевич Алексеев, а это, — рука тяжело легла на лежащие листочки бумаг, — письмо от моей жены.

— Что-то вы не похожи на прожившего сто пятьдесят лет старика, — подал голос император, — ваши слова неубедительны.

— Зачем мне вас в чем-то убеждать и что вы мне можете дать? Посмотрите на флаг Галактического альянса.

— Смотрю, что дальше.

— Отмеченные золотом звездочки — не планеты, а звездные системы. Это моя империя, на ее фоне ваша власть и деньги смехотворно малы.

— Не увиливайте от ответа, молодой человек, по возрасту вы не намного старше моего внука.

— Что касается возраста, здесь вынужден вас огорчить, строгий подсчет даст почти пятьсот лет.

В кабинете повисла тишина, Николай Сергеевич пытался осмыслить слова незнакомца. В целом тот прав, зачем ему на Земле деньги и власть, если держишь под контролем половину галактики. Действия в кабинете ничего не объясняют, княгиня Антонина оставила потомкам серьезное завещание, ее муж мог сделать то же самое. Вот возраст, тут совсем другое дело, процесс старения организма остановить невозможно.

Династия Алексеевых опирается на свои традиции, он не вправе их менять. Нравится ему этот юноша или нет, верит он его странному утверждению или нет. Сидящий перед ним человек четко и уверенно заявил свое притязание на старшинство, его долг довести дело до конца.

— Милостивый государь, я готов поверить в нашу родственную связь, но не в факт вашего тождества с основателем династии Алексеевых. Тем не менее в оставленном княгиней Антониной завещании в первых строках приказано дожидаться вашего возвращения.

— Я просто не мог вернуться.

— Там есть некоторая загадка, ограждающая от возможных поползновений всяких мошенников.

— Разумная предосторожность.

— Покажите мне взятые в сейфе бумаги, я должен убедиться в отсутствии подсказки.

— Читайте, — адмирал протянул пожелтевшие листочки.

Император взял бумаги и начал читать вслух:

— «Милый Сереженька, я не могла пойти с тобой в телепорт, бросить на произвол судьбы наших детей. Прости, любимый…»

Николай Третий неожиданно закашлялся, покраснел и вернул листочки на место.

— Извините, ваше высочество, простите, ваше величество, здесь действительно личное… Еще раз прошу меня простить.

— Вы прекрасно знаете мой титул на Земле.

— Да, конечно, я растерян и сконфужен. Все так неожиданно.

— Господин адмирал, — вмешался в разговор Сергей Николаевич — младший, — из услышанного я сделал вывод об ином происхождении княгини Антонины.

— Мы оба не являлись современниками принявшего нас мира.

— Это многое объясняет, но почему вы оказались в Тамбове, а княгиня Антонина в Индии?

— Перенос Нины произошел со смещением в пространстве.

— И вы бросились искать свою жену! Обошли половину Земли и встретились! — Глаза юноши горели азартом. — Я всегда восхищался вами!

— Погодите, господа. — Император поднял руку. — Погодите, в завещании княгини Антонины предсказано не только возвращение мужа, есть и загадка.

— Я вас слушаю, Нина Вячеславовна отличалась рассудительностью и осторожностью.

— Вы должны забрать какой-то очень важный предмет в определенном месте, известном только вам двоим.

Граф Алексеев ненадолго задумался, затем повернулся к сидящей в кресле женщине:

— Лаветта, передай командование по эскадре капитану первого ранга Нурадину.

— Ты берешь меня с собой?

— Твои ножки давно уже не бегали по земле. Вечером сходим в оперу, перед этим получишь истинное наслаждение.

— Какое же? — Женщина кокетливо опустила ресницы.

— Выберешь себе несколько нарядов.

— На Таразеде мода более привлекательна.

— В средствах можете не стесняться, — счел необходимым вставить Сергей Николаевич.

— За мной осталось много банковских тайн, — с этими словами адмирал показал платиновую карту Тульского банка оружейников.

— Откуда? Почему? — невольно подался вперед Сергей Николаевич.

— Скрытые оплаты различных акций, реализация пиратских трофеев, контрабанда оружием.

— А мы сможем совершить путешествие в иные миры? — несколько смущаясь, спросил внук.

Адмирал на мгновение замер, после чего ответил:

— Почему нет, совершим небольшую прогулку прямо сейчас, Лаветта будет готова только через час.

Император со своими наследниками несколько озадаченно переглянулись, но последовали за хозяином. Трудно понять слова о «небольшой прогулке прямо сейчас». Это куда, в местный кинозал?

Снова лифт и вход в кабину телепорта, молочно-белое сияние уже не ослепило, Николай Третий благоразумно закрыл глаза. Когда же открыл — замер в немом восхищении, они стояли на смотровой площадке перед гигантским водопадом. Нет, слово «гигантский» не подходило для определения невероятного природного явления. Водопад простирался от горизонта до горизонта.

— Что это? — чуть слышно спросил внук.

— Водопад Графиус на одноименной планете.

— В воздухе чувствуется соль.

— Водопад в открытом океане, с этой стороны протянулась цепь маленьких островков.

— Разве такое возможно? В океане уровень воды везде одинаков.

— Ошибаетесь, на Земле в океане есть холмы и впадины, перепады высот достигают ста метров.

— Почему? Вода должна растекаться ровным слоем.

— Она и растекается, причина в силовых линиях гравитационного поля.

— Непонятно, гравитация зависит от массы Земли.

— Магнитное поле зависит от скорости вращения, но магнитно-силовые линии составляют весьма причудливый узор.

— Жаль, на Земле такого нет.

— Как это нет, а водопад между Индийским и Тихим океанами, у островов Малайского архипелага.

— Никогда не слышал.

— Там перепад уровней не более одного метра, а здесь триста семьдесят метров. Во всей Галактике нет ничего подобного.

Император с сыном и внуком долго смотрели на зачаровывающую картину падения невероятных масс воды.

— Извините, господа, время.

— Да, конечно, нам пора. Где здесь телепорт?

— Вся смотровая площадка представляет собой единый телепортал.

— Вдруг кто-то сюда телепортируется, он окажется соединен с нами.

— Телепортация основана на принципе соединения двух пространственных координат, а не на переносе тела в виде квазичастиц.

— Вы передадите нам новые технологии?

— Алмазные пирамидки уже на вашем столе, рядом с ними лежит компьютер. При первом удобном случае я все покажу и объясню. Нам пора.

Снова странные ощущения переноса в пространстве, усиленные пониманием перемещения на Землю с далекой планеты в созвездии Змееносца.

На этот раз с корабля переместились в Индию, тело окутал теплый тропический воздух, в ноздри ударил запах благовоний. Буквально в шаге от императора стоял брахман и с невозмутимым видом смотрел на людей, которые буквально свалились с неба чуть ли ему не на голову.

— Мне нужна помощь, — обратился адмирал к служителю храма.

— Где мы? На каком языке вы говорите? — не удержался от вопроса Николай Третий.

— Храм Венкатешвара в городе Хайдарабад, говорю на телугу.

— Чем я могу помочь? — спросил индус.

— Наина Махабхарата Салар Джангом оставила здесь мой золотой пояс.

Лицо брахмана даже не дрогнуло, но он сразу как-то выпрямился, казалось, стал выше.

— Вам придется подождать.

Священнослужитель, набирая номер на своем мобильном телефоне, пошел к двери за статуей Вишны.

— Здесь у входа маленький скверик, придется подождать не менее часа.

— Сколько языков вы знаете?

— Много, не считал, — как-то отстраненно ответил адмирал.

Император счел за благо не мешать. Несмотря на очевидную невероятность происходящих событий, он уже полностью поверил этому человеку. Стоящие рядом сын и внук буквально не сводили глаз с основателя династии Алексеевых. Не прошло и двадцати минут, как послышался вой сирен полицейских машин. Разгоняя верующих, к храму подъехал кортеж автомобилей, из шикарной «Чайки» буквально выскочил император Великих Моголов. Со ступенек храма что-то прокричали, Павел Махабхарата Салар Алексеев-Джангом бросился к своим родственникам. Николай Третий с сыном и внуком встали, дабы должным образом приветствовать официального правителя Индии.

Последовавшие действия поставили семейство Алексеевых в тупик. Император Великих Моголов встал перед адмиралом на колени и протянул шкатулку из слоновой кости!

— Прости меня!

— Виноват только я, признаю тебя своим сыном.

Буквально в считаные секунды над головой появился шатер, а под ногами ковер. Адмирал сел на подушки и пригласил остальных устраиваться рядом.

— В шкатулке находится указанный в завещании предмет? — сдерживая волнение, спросил Николай Третий.

— Нет, вероятнее всего, письмо от принцессы Наины Махабхарата Салар Джангом.

— Там лежит ее дневник, — уточнил Павел Махабхарата Салар Алексеев-Джангом, — она не запрещала нам его читать.

Граф Алексеев открыл шкатулку, достал четыре толстые тетради в кожаном переплете, погладил их и положил на место. Затем вынул из пенала свиток рисовой бумаги и развернул начальную часть. Все увидели написанные современным русским языком красивые ровные строчки. В этот момент к шатру подбежал младший из служителей храма и склонился в почтительном поклоне. Адмирал резко встал, Николай Третий хотел было последовать за ним, но Павел Махабхарата Салар Алексеев-Джангом остановил его:

— Погоди, брат, досужим людям там нечего делать.

Только сейчас все заметили, что окружающая храм площадь заполнена сидящими на асфальте людьми.

На другой день газеты, телевидение и радио всего мира обсуждали новость номер один — император Великоросской империи посетил Мариинский театр. Казалось, что в этом необычного? Николай Третий не был театралом, но посещал оперу или балет раза четыре за год. Событие само по себе не стоило первой полосы любой газеты. Интрига заключалась в поднятой накануне шумихе. Некоторые телеканалы и радиостанции в вечерних новостях сообщили невероятные сведения — император с семьей бежал в Индию! Его якобы в торжественной обстановке встречал монарх Павел Махабхарата Салар Алексеев-Джангом. А тут такой конфуз! Император с императрицей и неизвестной супружеской парой спокойно сидят в царской ложе. По поводу гостей главы дома Алексеевых возникло множество пересудов и всевозможных домыслов. В первую очередь все обратили внимание на то, как молодые люди разговаривали с императорской четой. Со стороны было хорошо заметно, что в ложе велась непринужденная беседа с многочисленными шутками. Малознакомые люди так себя не ведут. Пресса и телеканалы строили самые невероятные предположения. Дело в том, что круг общения династии Алексеевых был досконально известен.

Наибольшее внимание привлекла неизвестная дама, настоящая красавица с впечатляющей фигурой. Молодая женщина с такими данными просто не могла оставаться незамеченной, да еще при условии близкого знакомства с главой дома Алексеевых. Редакторы светских хроник перепроверяли архивы за последние пять лет, телеведущие строили немыслимые предположения. Наталья Одинцова ехидно заметила, что император привез неизвестную супружескую чету из Индии, или они свалились ему на голову с одного из космических кораблей пришельцев. Шутки шутками, но неизвестные люди не могут по-родственному разговаривать с царствующими персонами. Мелькнуло было предположение, что неизвестная женщина на самом деле не кто иная, как Наталья Алексеева. Однако домысел быстро отмели из-за разницы в росте, незнакомка была на голову выше.

Внучка императора уже пять лет жила в Африке, где изучала жизнь диких животных. Девушка отличалась любовью проявлять благотворительность и скверным нравом. Если первое обществом приветствовалось, то второе однажды чуть было не привело к трагедии. Один из корреспондентов светской хроники нашел Наталью Алексееву в саванне недалеко от озера Танганьика. Вероятнее всего, солнце напекло бедолаге голову, ибо он задал девушке бестактный вопрос. В ответ внучка императора схватила ружье и начала стрелять под ноги нахала. Впрочем, инцидент имел положительные последствия. Последующие визиты корреспондентов заканчивались описанием бытовых условий и качеств ее шикарного внедорожника марки «Есаул» класса люкс. Фотографы снимали пейзажи, самолет с навороченной электроникой и саму девушку на фоне львов, носорогов или жирафов. Только вот загорелое лицо с облупленным носом получалось трудноразличимым в тени широкополой шляпы, что и послужило поводом для неверной догадки.

Вскоре за неизвестной красавицей началась настоящая охота, которая, в общем-то, не составляла особого труда, поскольку она часто появлялась на людях со своим спутником. То они посещали театр, то вместе гуляли по дворцовому парку в Гатчине. Ее видели в Знаменском имении, где женщина с видимым удовольствием училась верховой езде. Данный факт подчеркивал близость неизвестной пары к великой династии. Знаменский конезавод считался святая святых рода Алексеевых, и проще было попасть в Зимний дворец, чем на заветную конюшню. Однажды случилось совсем невероятное, красавица и ее неизвестный спутник были замечены в Российской академии наук. Однако последующий массовый штурм гренадеров от прессы и телеканалов господа академики отбили с невероятной легкостью. «Приходили, говорили о науке, где родились — не спрашивали, как имена — не запомнили». Так что охотникам за сенсациями пришлось довольствоваться описанием туалетов таинственной незнакомки и строить новые догадки. Университеты Земли затопил поток исследователей архивов, желающих заполучить студенческую фотографию красавицы со всеми сопутствующими данными. Слухи слухами, но общение с профессурой в течение шести часов не могло быть вежливым чаепитием.

Как-то незаметно утихли страсти по висящим над головой огромным кораблям пришельцев. Тема по-прежнему оставалась в ежедневных новостях всех телеканалов, но отошла на второе место. В газетах неведомые инопланетяне сместились на вторую страницу. Два гиганта диаметром в несколько километров ушли на другие орбиты. Теперь один из них расположился между Землей и Марсом, другой между Землей и Венерой. Жители вернулись в свои дома и не вздрагивали во время сериалов про космические ужастики. В то же время общая напряженность не спала, то один, то другой телеканал сообщал о приземлении летающих тарелок или похищении людей. Со временем появилась новая забава, всякие разные сообщения неведомых разведслужб об установлении фактов сотрудничества с прилетевшими злодеями. Домохозяйки ахали при перечислении вымышленных фамилий из правительств «неправильных» государств, мужья и дети многозначительно крутили пальцем у виска. Тем не менее тихими намеками поползли слухи о связях великоросского правительства с неведомыми пришельцами.

Демонстративный визит в Академию наук являлся далеко не первой встречей с российскими учеными, а шумиха вокруг красавицы Лаветты всего лишь частью далеко идущего плана. Неизбежно наступит час официальной встречи космических пришельцев с населением Земли. Сергей выступит как правитель Галактического альянса, а Лаветта Флониан как командир эскадры кораблей. Факт заочного знакомства с таинственной красавицей помешает неизбежным попыткам поднять шумиху по поводу порабощения Земли. Ну а пока Сергей и Лаветта продолжали подогревать интерес публики и заставлять корреспондентов искать по всему миру корни таинственной незнакомки. Они появлялись в парке Ливадия, через некоторое время их видели в ложе во время футбольного матча в Нижнем Новгороде, где красавица азартно кричала и размахивала руками.

Там же, на берегах Волги произошла «случайная» встреча с корреспондентами. Даме захотелось самой выбрать мороженое. Автомобиль остановился возле уличного лотка, а охрана не смогла обеспечить плотный кордон. В результате подоспевшие журналисты услышали, что незнакомка говорит по-русски с явно выраженным акцентом. Интервью с доселе неизвестной продавщицей эскимо показали все телеканалы мира. Женщина, бледнея и заикаясь от натиска корреспондентов, поведала всему миру о совершенно фантастическом запахе духов красивой покупательницы из дорогого автомобиля. Самой важной деталью сбивчивого рассказа явилось утверждение о заметном певучем акценте. Филологи и лингвисты бросились искать родной язык незнакомки.

К появлению таинственной дамы в Каменном театре подготовился весь Петербург. Внук императора неосторожно оповестил директора о предстоящем посещении вместе со своими друзьями. Билеты моментально закончились, а сотни камер оказались развернуты на царскую ложу. Во время оперы зрители сидели спиной к сцене, даже артисты пытались что-то рассмотреть сквозь слепящий свет прожекторов. В результате появилась новая животрепещущая тема — колье на шее красавицы. Эксперты, ювелиры и просто знатоки обсуждали происхождение крайне редких розовых бриллиантов. Каждый камешек по десять карат, а центральный не менее пятидесяти! Подобного колье ювелирный мир не знал, да еще особая трехступенчатая огранка. Это вам не ширпотреб в виде конуса, видна настоящая ювелирная работа, рука мастера.

Занимаясь подготовкой к встрече землян с пришельцами, Сергей и Лаветта не забывали о серьезных делах. Для начала Николай Третий организовал в Знаменском имении встречу с ведущими академиками страны. Здесь уже не могло быть и речи о демонстрации своих намерений и вступительных тезисов. Академики, разбившись на группы по «интересам», провели в имении полную неделю, после чего засыпали Сергея вопросами. Основным препятствием являлись базовые определения и принятая система мер. После долгих споров ученые создали группы быстрого обучения, которые перебросили на орбиту в Везенский университет. Математики, физики, химики и прочие ученые прилежно сидели за партами на зависть самым прилежным школярам. Компьютер сам делал перерывы, буквально в принудительном порядке вынуждая своих «студентов» вовремя ложиться спать, завтракать, обедать и ужинать.

Параллельно с академиками Сергей и Лаветта вывезли на орбиту Генеральный штаб и Адмиралтейство. После трехдневной ознакомительной экскурсии по крейсеру «Несокрушимый» адмиралов и генералов ознакомили с боевой орбитальной станцией «Посейдон», чем привели всех в шоковое состояние:

— Господин адмирал, неужели вы с легкостью отдадите нам такое мощное оружие?

— Почему нет? Вы сами видите Андреевские флаги.

— Это так, но… вы не боитесь?

— Чего, по-вашему мнению, мне стоит опасаться? — с улыбкой спросил Сергей.

— Ну… мы это… можем взбунтоваться и обстрелять ваш флот.

— Данный сценарий вероятен для внутренних отношений нынешней России?

— Вообще-то нет, сегодня невозможна гражданская война.

— Любая военная акция должна базироваться на экономических или политических целях. Что вы получите, начав со мной войну?

— Независимость от вас.

— А дальше? Перестреляете с орбиты всех земных врагов, затем мышей и крыс и будете дрожать в ожидании моей эскадры?

— Вам придется понести серьезные потери. Разбить орбитальную оборону совсем не просто.

— Я поступлю проще — взорву Землю, для разрушения планеты мне потребуется всего три залпа с орбиты Сатурна.

Военные нервно переглянулись.

— Могу поступить еще хуже — взорвать Солнце. Стратегия и тактика космических боев подразумевает совсем иные масштабы.

— Неужели возможно поступить столь безжалостно?

— С каких это пор на войне начали жалеть врагов?

— Но уничтожить планету со всеми ресурсами…

— Ресурсы никуда не денутся, с астероидов их даже легче извлечь. Опять же, в результате взрыва получится много алмазов, платины и золота.

— Вы серьезно! Вот так просто уничтожить целую планету ради полезных ископаемых?

— Существует специальная технология, правда, она применяется только в необитаемых мирах.

— Это же неразумно!

— Почему? В масштабах Земли срывают горы и выкапывают километровые котлованы, в масштабах галактики взрывают планеты.

Экскурсия перешла в деловое русло после перехода на учебный центр космофлота. Генералы и адмиралы разбежались по тренажерам, где с мальчишеским азартом принялись стрелять по врагам и руководить иллюзорными эскадрами.

— Почему на кораблях есть десантники, а боевой высадки на планету не предусмотрено? — с удивлением спросил командующий ВДВ.

— В подобном действии нет здравого смысла.

— Как это нет? Любая военная операция заканчивается после зачистки территории. А это может сделать только солдат.

— Космические аппараты современной России способны обнаружить на земле спичечный коробок. Крейсер, как многофункциональный корабль, не только обнаружит, но и сожжет.

— Но огневая точка может очень хорошо замаскироваться.

— В любом случае останется аппаратура слежения, которую по наведенным сигналам легко обнаружить с орбиты.

— Даже оптическую?

— Система линз, помимо воли оператора, пошлет блик в ответ на зеленый луч лазера. Выход кораблей на орбиту планеты — это конец операции.

— Почему же? Средства ПВО могут затаиться и нанести удар в решительный момент.

— Откуда они узнают про этот решительный момент? По телефону, от дворника с метлой?

— Тем не менее у вас на кораблях значительные силы космодесанта.

— Действия космодесанта освоите во время переобучения. А сейчас смотрите.

Сергей активировал свой пояс, немного отошел и включил индивидуальное защитное поле. После того как все рассмотрели серебристое сияние, он телепортировался на десять метров.

— Во время боя можно пушками долбить вражескую защиту, а можно телепортировать отряд прямо в боевую рубку.

— Ух ты! Круто!

— Аналогично с захватом планет. Отряды спецназа захватывают штабы, политических и финансовых лидеров…

— Теперь все стало понятно. Вы правы, выход на орбиту ставит защитников в безвыходное положение.

Научная и военная элита Великоросской империи прочно прикипела к учебным центрам Галактического альянса.

Пока военные грезили баталиями галактического масштаба, а ученые мужи изучали открытия тысячелетней давности, Сергей в кругу своих праправнуков вникал в историю прошедших лет. Что касается своей жены, здесь была обычная житейская история. Нина сошлась с двоюродным братом графа Алексеева — Павлом Алексеевым, который уже многие годы практически единолично занимался делами тамбовских имений. О венчании не могло быть и речи, в первую очередь по церковным канонам, где они считались близкими родственниками. Через пять лет Нина родила сына, затем снова сына и к сорока годам дочь. Дети воспитывались под присмотром индийских нянек и регулярно навещали своего далекого дедушку. Учились в университете Нижнего Новгорода, как принцы Махабхарата Салар Джангом. Дедушка поступил весьма разумно, благословив старшего внука как своего наследника, а младшему определил роль советника по делам провинций. Так возникла новая династия, впитавшая в себя как индийские, так и русские традиции. Для мусульман они были потомками Великих Моголов, для индусов своими соплеменниками, для России и Европы высокообразованными людьми с европейским образованием и воспитанием. Братья сумели создать национальное подобие демократии, не нарушив при этом установившихся традиций.

Трансформация России в Великоросскую империю и призвание на царство его сына Николая происходило не столь безоблачно и совсем не бескровно. Каждую субботу и воскресенье многочисленное семейство Алексеевых собиралось в Центральном госпитале орденов Мужества и Славы Второго флота Номаркии. Пока одни проходили процедуры, другие собирались в верхнем саду, где под блеском таких близких звезд рассказывали историю прошлых лет. Первое время рассказывать приходилось Сергею, ибо потомки весьма живо интересовались историческими событиями:

— Даже не верится, что вы были современником Екатерины Второй, Павла Первого и Потемкина.

— Строго говоря, я не был их современником, я человек совсем другой эпохи.

— Все верно, но вы с ними общались и даже были дружны.

— Насчет дружбы тоже не совсем верно, у меня были прекрасные отношения с императрицей и Григорием Александровичем, но они базировались на взаимной заинтересованности.

— А с Павлом Первым?

— Это была основанная на взаимной симпатии дружба. Император отличался высокой эрудицией и твердым характером.

— Однако сохранилось много утверждений о его вздорном характере.

— Отнюдь, он совсем не был вздорным человеком. Здесь совсем иное, убежденность в своем праве говорить правду в глаза.

— Так неприлично!

— Неприлично между равными людьми, а император выше этого. Если человек вор, Павел Первый прямо говорил это в глаза. Более того, он считал зазорным скрывать свое мнение от окружающих.

— В этом суть конфликта с Потемкиным?

— Никакого конфликта не было. Павел не скрывал своего презрения к главарю заговорщиков и организатору убийства своего отца.

— Как к этому относился граф?

— Первоначально просто игнорировал юношу, впоследствии избегал встреч с императором.

— По поводу создания Африканского гвардейского полка ходит много легенд. Зачем Павлу потребовался этот полк?

Сергей громко захохотал.

— Простите, господа, но это действительно забавная история.

Далее последовал рассказ в красках о месячном пребывании наследника в княжестве Голконда. О его ежевечерних занятиях с кафрами, когда цесаревич учил негров премудростям парадного шага и прочим нюансам строевой подготовки.

Рассказ развеселил присутствующих, а главное, прояснил причины, по которым император неожиданно призвал для своей охраны никому неведомый полк из далекой Африки.

— Почему ваше имя столь почитаемо в Северной Африке?

— Здесь я не смогу ответить. Вероятнее всего, это произошло благодаря стараниям моих друзей.

— Вы отрицаете свое участие в развитии Алжира, Египта и Марокко?

— Нет, конечно. Но это были взаимовыгодные сделки. Россия стала доминировать в торговле, взамен арабы получили современное оружие.

— Разве выгодно было в восемнадцатом веке торговать со столь далекими странами?

— Прямая торговля не очень прибыльна, а роль посредника приносила весьма большие деньги. Товары из Египта, Алжира и Марокко в основном шли в Европу.

— Понятно, в семье преобладало мнение, что все завязано на совместные пиратские походы.

— Морской разбой послужил толчком для накопления денег. Так я и Дей аль-Сарддидин смогли собрать требуемый капитал.

— Разве Марокко не принимало участия в пиратских набегах?

— Нет, что вы! Эмир Марракееш и его сын Азид Шериф были весьма порядочными людьми. Для них неприемлема сама мысль о любой форме разбоя.

— Тем не менее это не помешало им разграбить Францию, захватить Австралию и устроить резню в Танжере.

— Допустим, в Австралию я сам подтолкнул эмира, а про Францию и Танжер ничего не знаю.

— Это мы вам расскажем позже. Скажите, какой период жизни на Земле был для вас самым тяжелым?

Сергей задумался. О своем «местном» происхождении говорить не хотелось. Последуют новые вопросы, на которые практически невозможно ответить. Зачем им знать о совершенно ином развитии цивилизации. Он стал виновником другого пути, где нет места революционным потрясениям, массовым расстрелам и догматизму диктатуры пролетариата. Где озлобление людей на голод, дефицит элементарного мыла и тяжелый труд умело направлялось против интеллигенции. Простые житейские слова «интеллигент», «шляпа» и «очкарик» приняли оскорбительный контекст. Гегемония пролетариата переросла в хамскую вседозволенность и беспробудное пьянство.

Осознание переноса в XVIII век произошло примерно через месяц. Первое время он действовал исходя из текущих обстоятельств, без каких-либо планов и попыток к самостоятельным шагам. Впрочем, изначально ставил себя на один уровень с дворянами, что было совсем не сложно. Прожив всю сознательную жизнь в военной среде, он легко вписался в быт городского дворянства. Дозор Тамбовского полка обнаружил следы недавней стычки неведомых европейцев с татарами, что послужило подтверждением его слов о гибели попутчиков. Нечаянные деньги за «иноземные» сувениры переросли в желание заняться передовым сельским хозяйством, а поиски крестьян привели на тульский завод. Самым невероятным и в то же время самым важным стало признание родства с Алексеевыми. В дальнейшем титульная грамота от губернатора открыла дорогу в большую жизнь.

После был первый завод и первые честолюбивые попытки подтолкнуть Россию вперед. Делая первые шаги, он даже не подозревал о последствиях простейших технических инноваций.

— Самым тяжелым оказалось строительство первого парового котла.

— Разве? Мне казалось, что в тот период очень сложно было построить конвертор переработки чугуна в сталь.

— Это как раз не составило проблемы. Пришлось несколько повозиться с компрессором для продувки воздуха через жидкий чугун.

— Но сам конвертор достаточно сложная инженерная конструкция.

— Не путайте современный конвертор с технологическими приемами середины восемнадцатого века.

— В чем же может быть разница? Принцип один и тот же.

— Вот именно, принцип тот же, а сам конвертор другой. Первый экземпляр сделали за три дня, из которых два ушло на сушку шамота.

— Невероятно! Сегодня на подобное строительство уходит год!

— Правильно, сейчас строят на сто тонн, а я сделал на одну тонну. Учитывая удельный вес железа, у меня была бочка на сто литров жидкого чугуна.

— Да, об этом никто не подумал, а как сделали пламенную регенерацию?

— Здесь не обошлось без затруднения, первая печь строилась более года. Другой уровень технологий потребовал много сопутствующих действий.

— Кстати, а как вы смогли обучить рабочих? Например, на конвейере?

— Чему их обучать? Как закрутить пять болтов? Или каждые три минуты открывать лоток? Здесь вообще не требуется никакого обучения.

— Но ваши часы-ходики, они до сих пор висят на стенах во многих домах.

— Ну, господа! Это вообще самый примитивный механизм, который не требует ни точности, ни чистоты обработки металла.

— Трудно поверить вашим словам. Почему никто не смог повторить выпуск ходиков?

— Смысл этих часов заключается в маятнике, который за цикл должен сделать кратный секунде ход.

— А сам механизм? Он же достаточно сложен.

— Вообще никакой сложности. Гиря через цепь тянет колесико секунд, маятник поднимает коромысло, шестеренка проворачивается на одну секунду, что соответствует одному зубчику.

— Ах вот оно что! Далее шестеренка минут и шестеренка часов. Однако если шестерни кривые?

— Какая разница, главное количество зубцов в шестеренке. При плохом механизме вешают более тяжелую гирю.

— Для часов важен точный ход, чего невозможно добиться с примитивным механизмом.

— Ошибаетесь, точность хода обеспечивает маятник, на конце которого находится регулировочный винт.

— Ваши слова многое проясняют, но с хронометрами вы сильно рисковали.

— Отнюдь. Я построил оптико-механический завод, где в первую очередь освоил выпуск увеличительных стекол.

— В результате рабочие смогли без затруднений выполнять самую тонкую работу! Хитро!

— Может быть и хитро, в результате регулировщики могли заметить малейшую царапину в местах сопряжения шестеренок.

— Возможно, в любом случае большое спасибо. Сегодня часы нашей марки самые престижные и самые дорогие в мире!

— Реальной сложностью было изготовление первого парового котла, а не часов.

— Почему? Что может быть сложного в паровом котле?

— Ха! Котел изготавливается из стального листа, лист прокатывается на стане, стан приводится в движение паровой машиной.

— Вы хотите сказать, что попали в замкнутый круг?

— Именно так, замкнутый круг. В то время стальные листы выбивали молотом, получались какие-то железные лепешки.

— Все равно, лист обрубили по нужному размеру — и готово.

— Во-первых, лист получался разной толщины и с трещинами, которые впоследствии забивали ковкой.

— Действительно проблема, и как вы решили эту задачу?

— Начал с парового молота с ограничителем по нижнему ходу.

— Вот видите, сумели найти выход.

— Это еще не выход, листы требовалось соединить клепкой да еще водонепроницаемым швом. Первые котлы выглядели как куб с ребром в два метра.

— Интересно такое слышать, после первого котла дело пошло на лад?

— Ну что вы! Первый котел делали более месяца, затем еще пять уродцев, после чего запустили прокатный стан и вальцы.

Из неожиданных успехов было изготовление стальных тросов для такелажа кораблей, где они с Варфоломеем Сидоровичем сразу нашли правильное направление в технологическом процессе. Со временем Сергей смог удовлетворить любопытство своих родственников. Чем дальше человечество уходит в своем развитии, тем меньше оно разбирается в простых вопросах. Спроси сегодня любого инженера об устройстве молота с приводом от водяного колеса, нагородит все что угодно. На самом деле два человека, один топор и один день — все, молот на четыре удара за один оборот колеса готов. А ветряная мельница? Как минимум одна угловая передача и редуктор. По жизни изготавливается только из дерева без гвоздей и шестеренок. Сегодня до этого трудно додуматься, на самом деле механизм прост до высшей степени гениальности.

Наконец настал день, когда граф Алексеев смог удовлетворить свое любопытство по поводу исторических событий прошедших лет. Как он и предполагал, искра конфликта разгорелась между Потемкиным и императором. После исчезновения Сергея сначала начались трения в Сенате, быстро переросшие в открытое противостояние двух основных партий. На этом фоне Григорий Александрович потребовал передать в его руки всю полноту власти. Здесь Павел встал на дыбы, ибо в словах председателя правительства усматривалась узурпация власти и пренебрежение к монарху. Через несколько дней дом Романовых пресекся.

— Как это произошло? Расскажите подробнее, — попр