«Наследник демоноборца»

Юрий Король Наследник демоноборца

Рапа Нуи[1]

Около 2000 лет назад

— Кего, Кего. Тебя Вождь ищет! Иди же скорее.

Великан Кего поднялся с земли и посмотрел на юную Лиою. Девочка замахала руками, призывая его поспешить. Кего расправил могучие плечи, взял копье в руки и побрел к резиденции Верховного Вождя — Надл Рапа, которая находилась в центре поселка. Конечно, парню совсем не хотелось в такой великолепный день так рано возвращаться обратно. К тому же повышенное внимание к его персоне не сулило ничего хорошего и могло обернуться для него какой-нибудь проблемой.

Кего, Вождь велел тебе поторопиться! — не умолкала Лиоя, кружась вокруг своего дяди. Великан был родным братом ее матери.

— А что ему надо, не знаешь?

— Нет, Кего, не знаю. Знаю только, что сегодня утром, когда вы ходили в храм, к Надл Рапу пришли вожди других племен, и они долго совещались. Даже сейчас еще не разошлись. Представляешь!

— Угу, — буркнул великан.

Это заставило его задуматься. Последний раз, как говорилось в исторических свитках, такая встреча происходила лет двести назад, когда закончилась Великая война между кланами. А поэтому что-то подсказывало парню: ничего хорошего этот сбор для него не принесет.

У центрального входа стоял почетный караул. Дил-гхор — главный распорядитель Верховного Вождя — выбежал ему навстречу.

— Ну где ты ходишь, Кего? Надл Рап давно тебя ждет! — Он взял великана за плечо и потащил в дом. Караул расступился перед ними, пропуская.

— А в чем дело, уважаемый Дилгхор?

— Да я сам не знаю! Меня не звали. Велели, чтоб их никто не беспокоил. Сидят уже с самого утра и даже на обед не выходили. Ладно, стой здесь, а я объявлю о твоем приходе.

— Кего встал возле двери, ведущей в зал приемов, а Дилгхор нырнул внутрь. От нечего делать великан стал рассматривать стоящих воинов, а точнее, их причудливые наряды. Почетный караул перед резиденцией Верховного Вождя всегда привлекал к себе внимание простых жителей поселка. Все воины были как на подбор — высокие, широкие в плечах, а один даже доставал Кего до подбородка. Их разноцветные одежды говорили о том, что у Верховного Вождя сейчас находится какой-то важный гость или гости.

Наконец двери распахнулись и перед Кего снова возник Дилгхор, который торжественно прошептал ему:

— Можешь заходить. Только не забудь поклониться вождям.

Кего шагнул вперед, и двери за ним тут же плотно закрылись. Два десятка глаз впились в него, осматривая великана с головы до ног. Кего стало не по себе от взглядов столь именитых гостей, которые разглядывали его, как будто он был кем-то неземным.

— А вот и тот, на кого пал наш выбор! — Надл Рап встал со своего места и подошел к парню. — Четырехкратный победитель праздника Яйца[2], один из сильнейших бойцов нашего племени. Как вам наш великан Кего?

— Я думаю, он справится, — хрипло сказал худой Гоорг — правитель Северного Клана Охотников. — Это мудрое решение, Надл Рап. По крайней мере, лучшего бойца я выставить не могу, да и вряд ли кто сможет. Не так ли? — Гоорг обвел остальных вождей вопросительным взглядом.

Вожди одобрительно закивали.

— Вот и хорошо! — Надл Рап поднял руку. — Кто против моей кандидатуры? — Верховный Вождь оглядел высокое собрание и, не усмотрев возражений, повторил: — Вот и хорошо. Значит, Кего!

Надл Рап указал великану на место напротив вождей и сел на свое возвышение. Кего устроился на полу и, ничего не понимая, стал таращиться по сторонам, чувствуя себя не очень удобно под сверлящими взглядами.

Верховный Вождь продолжил:

— Я думаю, что теперь, когда кандидатура Кего утверждена, он должен знать о случившемся! Давай, достопочтенный Энгем Воир, расскажи обо всем!

С места поднялся старикашка, которого Кего до того никогда не видел. По его обличию можно было понять, что это колдун, к тому же очень высокого ранга. Об этом красноречиво говорил головной шаманский убор, выкрашенный в разные цвета. Ведь чем больше цветов на головном уборе колдуна, тем ранг его был выше. Великан еще раз взглянул на величавое оперенье и поежился, представив себя на месте врага этого человека. Не позавидуешь. Энгем Воир заговорил скрипучим голосом:

— Слышал ли ты, великан, легенду о Духе Тьмы?

— Конечно. — Кего не раз слышал эту старую сказку.

— В ней, если ты помнишь, говорилось о том, как племя человеческое загнало Темного Властелина обратно в свое подземное царство... — Энгем Воир помедлил и вопросительно глянул на Кего.

— Да, да! Это мне рассказывал еще мой дед. Такими сказками всегда непослушных детей пугают.

— Так вот, на этом история и заканчивается. А точнее, известная ее часть. Как там говорится? «Племя человеческое загнало Темного Властелина обратно в подземное царство. Они закрыли ворота тремя магическими замками. Ключи от них были розданы хранителям, имена которых содержатся в строгом секрете». Так? Но есть еще одна, как говорили, утерянная, а на самом деле утаенная часть легенды. Люди захватили в плен командующего Темными силами — Марэманго. Это самый главный Демон, правая рука Темного Властелина. После колдуны сожгли тело Марэманго, а дух его, смешав с прахом, заключили в волшебную урну, вырваться из которой он самостоятельно не может. Эта урна была передана моему Предку и на протяжении тысяч лет охранялась нашим кланом. Если выпустить дух Марэманго на волю, случится то, что наши с вами предки тысячи лет назад смогли предотвратить с огромным трудом. Он будет стремиться открыть врата Ада, чтобы выпустить своего хозяина в наш мир и отомстить людям за предыдущее поражение. Поэтому волшебная урна и эта часть легенды хранятся в строгом секрете от людей, и знают об этом только посвященные. — Энгем Воир закончил свой рассказ и сел на свое место.

В зале наступила торжественная тишина. Все собравшиеся вожди только тихонько качали головами, подтверждая правоту слов старика. Кего непонимающе глядел на них, переваривая услышанное и по-прежнему не понимая, чего же все-таки хотят от него и зачем ему все рассказали.

Снова заговорил Надл Рап:

— К сожалению, на стороне Темного Властелина сражались не только его слуги, но и обычные люди, чьи племена присягнули в свое время ему на верность. Как все мы считали, эти племена были уничтожены. Но оказалось, что кто-то из них выжил. Теперь они собрали огромные силы и направляются к Рапл Нуи. Вчера прибыл человек с Большой земли с этой печальной вестью. Как они узнали о том, что сосуд находится здесь, ума не приложу, но послезавтра их войска будут у нас. Мы должны опередить их, поэтому завтра утром ты и еще пять избранных воинов уйдете в долгое путешествие, чтобы спрятать урну с прахом Марэманго. Куда вы отправитесь, узнаешь завтра. А теперь иди домой, хорошенько выспись и никому не говори об уходе. Твоих родных мы предупредим завтра утром сами. Все, ступай, Кего. Завтра на рассвете я жду тебя у городских ворот.

Кего поднялся и направился к выходу, а вожди остались и еще очень долго что-то обсуждали и решали — наверно, всю ночь. Великан решил воспользоваться советом Надл Рапа и, возвратившись в свой дом, лег спать. Конечно, сразу уснуть он не смог. Мать Кего удивилась, почему сын так рано лег, но расспрашивать не стала. А его еще долго одолевали мысли о разлуке с родными. Но поделать ничего было нельзя: с Верховным Вождем не спорят. Невозможно и отказаться: его бы посчитали трусом, а это — хуже смерти.

Проснувшись на рассвете, Кего стал быстро собираться, стараясь не шуметь. Он наскоро поел, взял все необходимое для дальнего путешествия и потихоньку заглянул в комнату матери с отцом, которые мирно спали, ничего не подозревая. Рядом с ними посапывал маленький братишка великана — двухлетний Риноу. Кего в последний раз глянул на свою семью и вышел из дома. Возле городских ворот его уже ждал Надл Рап и другие посвященные в тайну люди.

— Я опоздал? — спросил Кего у вождей.

— Нет, просто мы должны были кое-что сделать перед твоим отъездом, — сказал Надл Рап. — Нам до восхода надо успеть на Рано Као[3]. Пойдем подземной дорогой, чтоб не привлекать лишнего внимания у людей! Все необходимо сделать в тайне, чтоб не вызвать лишних подозрений.

И отряд двинулся вперед.

***

У берега стояла большая лодка, такая большая, что на ее палубе поместился небольшой домик, в котором свободно могли спать пять, а может, даже и больше взрослых мужчин. Кего никогда не видел такого сооружения. Возле лодки стояли Энгем Воир с тремя жрецами и пять воинов из почетного караула, которых великан видел возле дворца Надл Рапа. Рядом с ними лежали большие мешки и ящики, о содержимом которых оставалось только догадываться. Старый колдун поприветствовал всех пришедших и приказал воинам затаскивать все на лодку. Надл Рап и Энгем Воир отошли в сторону и подозвали к себе Кего.

— Итак, мой друг, через час ты отправляешься, — начал прощальную речь Верховный Вождь. — Путь твой будет не близким. Ты отправляешься далеко на юг, в страну вечного холода. Покажи ему дорогу, достопочтенный Энгем Воир.

Жрец вытащил свиток с картой и разложил его на земле, а Надл Рап продолжил:

— В этой стране повсюду лежит снег. Это белый порошок, в который превращается вода, когда очень холодно. Там нет травы и деревьев. Там нет людей, потому что в холоде жить невозможно. Добраться до той страны ты сможешь на этой лодке. — Старик по казал рукой на судно. — Путь тебе укажут звезды и вот это. — Он передал Кего странную коробочку с беспокойной стрелкой. — Ты должен плыть всегда строго по направлению этой стрелы. Когда вы при плывете к земле, покрытой снегом, ты должен будешь отнести урну с прахом Марэманго как можно дальше в глубь этой страны и спрятать так, чтоб никто не смог ее отыскать. Теплая одежда, еда и вода уже на лодке. С тобой поплывут пять лучших воинов из моего караула. Я желаю тебе удачи! И знай, что судьба людей зависит от тебя! — возвышенно закончил Надл Рап свою речь.

Услышав все это, Кего не мог прийти в себя. Надо же, судьба человеческого рода теперь в его руках. А вдруг он не справится? Нет, должен справиться, ведь не зря же на эту роль выбрали именно его. Он — лучший! И он сам прекрасно это знал.

— Вот она, урна с прахом Марэманго! — сказал Энгем Воир, вытаскивая сосуд из сумки. Это оказался обычный кувшин, сделанный из какого-то легкого материала, явно легче глины, и сверху залитый смолой, на которой хорошо был виден узорный рисунок печати. — Вручаю тебе ее и этот корабль, на котором она была завезена сюда много-много лет назад. Он сделан из очень прочного дерева и пропитан смолами против гниения и воды. Так что удачи тебе, воин!

— Кего, пора отплывать, — сказал Надл Рап. — Воины, которые поплывут с тобой, знают, как управлять этой лодкой. Они — доблестные и преданные люди, которые из поколения в поколение, всю свою жизнь охраняли прах Марэманго. Ты будешь просто указывать им путь и сберегать урну. Итак, вперед, мы на тебя надеемся!

Вскоре лодка отчалила. Кего с грустью смотрел, как родной берег тает в дымке берегового тумана. С корабля казалось, что остров становится все меньше и меньше, что великие воды океана вот-вот поглотят его...

Последний раз в своей жизни путешественники взглянули на Рапл Нуи.

Побережье Антарктиды.

Четыре месяца спустя

Кутаясь в воротник своей теплой шубы, Кего всматривался в полосу горизонта. Или ему показалось, или их путешествие на самом деле близится к концу. Далеко впереди ровная линия горизонта упиралась во что-то, отдаленно напоминающее белые, наверное, засыпанные снегом горы. Конечно, это могли быть просто облака. Путешественники не раз обманывались подобным образом.

Великан еще раз внимательно взглянул на горизонт.

— Элш! — позвал он одного из своих спутников. — Взгляни-ка вперед. По-моему, это земля.

Долговязый Элш, правая рука Кего, старательно вгляделся.

— Знаешь, Кего, по-моему, ты прав!

— Живо зови всех сюда!

Элш бросился за остальными, а великан, все еще не веря, что они добрались, продолжал всматриваться в столь близкую уже цель их путешествия.

Сколько за четыре месяца они пережили трудностей, знают только боги неба и воды! Сколько опасностей подстерегало их на долгом пути к стране вечного холода, сколько раз жизнь корабля висела на волоске? Но они выдержали, преодолели — ведь они настоящие мужчины с острова Рапа Нуи, от которых сейчас зависит судьба всего человеческого рода.

— Где, где она? — выбежал на палубу неугомонный Борого — самый молодой из воинов. За ним торопливо вышли остальные. — Кего, покажи!

— Успокойся! — Кего поднял руку. — Очень скоро все станет ясно. А пока давайте по своим местам!

Люди бросились выполнять команду, а Кего остался впередсмотрящим.

Через час стало ясно, что это и в самом деле берег. Когда уже вечером подошли ближе и выбрали место стоянки, Кего принял решение пока не высаживаться, а бросить якорь и дожидаться утра. Вот когда солнце взойдет над страной вечного холода, тогда и выслать на берег разведывательную группу. И хотя все томились страстным желанием почувствовать наконец-то под ногами твердую надежную землю, но согласились с этим планом и отправились спать.

На следующее утро лодка уперлась носом в ледяной берег, и два воина первыми ступили на белую холодную землю. Они обследовали близлежащую местность и через несколько часов вернулись к судну.

— Можно сходить! Все в порядке! — размахивая руками, закричал все тот же неутомимый Борого. — Здесь никого нет.

Было решено всем высадиться и начать подготовку корабля к обратной дороге. Команда поделилась на две группы: три человека отправились искать дичь, чтобы пополнить съестные запасы; остальные заполняли бочки снегом, чтоб получить питьевую воду. Кего решил сразу не идти в глубь страны, а сначала помочь товарищам. Урну отнести можно и завтра.

К вечеру вернулись охотники с хорошей добычей. Они настреляли много жирных черно-белых птиц. Куски мяса сразу засыпали солью, которая в достаточном количестве была в судовых запасах. За день судно уже было готово к обратному отплытию. Оставалось лишь выполнить самую главную часть задания.

Ночевать решили на корабле. Так намного теплее, да и за лодкой нужно было следить, чтоб ее не унесло течением. Оставаться здесь навсегда никто не хотел.

Выставив вахтенного у руля, все отправились спать. Первым в эту ночь стоял Элш. Он должен был следить за тем, чтобы лодку не выбросило на берег и не погасли угли, тлевшие в очаге, устроенном прямо на палубе.

Кего устроился поудобней на своем ложе. Завтра ему предстоял тяжелый день. Нужно в одиночку отправиться в глубь снежной страны и спрятать эту проклятую урну, будь она неладна. Но это завтра, а сегодня он лежит в мягкой постели и вот-вот уснет. Как это приятно, особенно здесь, в стране вечного холода.

***

Время дежурства Элша уже подходило к концу. Скоро его сменит Борого. Элш уже представлял, как он укутается в теплую шкуру, завалится спать и проспит до самого обеда. Что-то он сегодня подустал. Да и замерз основательно. Он наклонился к углям, чтоб согреть озябшие пальцы и подбросить немного дров, и в тот же миг, точнехонько в том месте, где только что была его голова, просвистела стрела и впилась в деревянный борт. «Что за черт?» — успело промелькнуть в его сознании, а в следующую секунду две стрелы впились ему в плечо и в спину. Он отчаянно закричал и завертелся, пытаясь выдернуть ту, которая застряла в плече. Но острые жала вонзились в его грудь, живот и горло. Элш упал на спину, при этом стрела, попавшая в спину, проткнула его насквозь. Элш еще успел увидеть ее окровавленный кончик, вылезший из кожаного нагрудника, и — умер.

Кего вскочил, услышав истошный крик. Он схватил свое копье, которое всегда было рядом с ним, и бросился к выходу. К счастью, сумка с урной находилась за плечами под шубой. Он так и носил ее в течение всего путешествия.

Выскочив на палубу, Кего увидел свет десятка факелов. Возле того места, где Элш недавно грел свои руки, копошились несколько человек. Они, как шакалы, роющие своими носами возле падали, обыскивали окровавленный труп воина.

Кего взревел от злости и досады. Два бросившихся ему навстречу косматых от шкур человека были нанизаны на длинное копье великана как курицы на вертел. Сбросив их трупы на палубу, он бросился дальше. Еще один незваный гость вынырнул сбоку, но тут же упал со сломанной челюстью и сотрясением мозга. От момента, когда великан выскочил на палубу, прошло всего несколько мгновений, а три врага уже поплатились за коварное нападение.

Кего услышал сзади бегущие шаги и, развернувшись, увидел своих товарищей, которые с копьями наперевес выскакивали на палубу. Великан подобрал валявшийся на полу топор убитого врага и ринулся к шакалам у трупа Элша. Нападавшие не ожидали такого поворота событий, поэтому двое из них оказались мгновенно без головы. Остальные успели среагировать и стали оказывать сопротивление. Но разъяренный великан быстро справился с ними, перерубив их тела, как заправский мясник.

Внезапно из темноты над бортом их лодки вырос изогнутый нос еще одного корабля. Удар, пробивший борт, сбросил всех с ног. Нос развернулся, с треском выламывая огромный кусок борта, и вражеский корабль всем своим телом приник к лодке Кего. Из него на палубу посыпались косматые чудовища с факелами в одной руке и мечами в другой. Они набросились на великана и его друзей.

Кего понял, что схватка проиграна. Он увернулся от удара мечом, отскочил в сторону и швырнул топор в нападающих. Бросок был удачен, и один из врагов упал на палубу с развороченной грудью. Кего ринулся к борту и, с разгона перемахнув через ограждения, прыгнул на берег. К счастью, до него было не так уж далеко.

Вскочив на ноги, великан не оборачиваясь бросился прочь от корабля. Сзади в спину засвистели стрелы. Одна угодила в плечо, другая — в шею, но Кего, даже не почувствовав боли, большими прыжками уходил все дальше от берега в ледяную безмолвную темноту.

***

Второй день он брел по бескрайним белым просторам чуждой ему земли. Стрелы, хоть и были на излете, но пробили шубу и проникли в тело, вызвав обильное кровотечение. Преследователи уже давно отстали, а может, вообще бросили погоню. Великан понимал, что это его последний поход, и от этого становилось тоскливо. Через час-другой он свалится от потери крови и усталости, а еще через полчаса замерзнет от холода. Единственное, что ему оставалось, — это с честью выполнить поручение Надл Рапа и надежно спрятать прах Марэманго. Поэтому Кего упорно двигался вперед по путеводной стрелке, которая чудом оказалась в кармане его шубы. Он спотыкался, падал, ожидая, что это конец, но потом находил в себе силы подняться и идти дальше. Дальше от берега и ближе к своей смерти.

Ноги Кего заплелись, и он рухнул в снег. Лед под его тяжестью треснул, и великан оказался в какой-то яме. Сильная боль пронзила правое, раненое плечо. «Вот теперь все!» От боли и усталости Кего закрыл глаза и начал медленно погружаться в забытье. Перед глазами замелькали образы родных людей. Мать с отцом, сестры, братья... Боль стала потихоньку отступать, уходить куда-то далеко.

Перед ним возникло лицо Надл Рапа. Верховный Вождь улыбнулся ему и одобрительно покивал головою: «Ты молодец, Кего! Ты настоящий воин!»

Кего уснул, свернувшись по-детски калачиком.

Через час поднялась сильная снежная буря, которая буквально за пять минут занесла человеческие следы. Яму, на дне которой лежал великан, тоже засыпало снегом. Когда ветер стих, никаких следов того, что час назад здесь кто-то был, не осталось. Мать-природа позаботилась об этом хорошо, спрятав страшную тайну под толстым слоем холодного снега.

Побережье Антарктиды. Полярная станция

Dumont d’Urville (Франция).

Наши дни

Снегоход остановился в бескрайней ледяной пустыне, и из него выскочили два человека. Один из них стал вытаскивать из кабины приборы, а второй принимать их и раскладывать на земле в определенном порядке.

— Давай, Поль, замеряем все быстренько и сваливаем. А то что-то холодно сегодня. Наверно, опять буря будет. Слава богу, участок сегодня у нас небольшой.

— Хорошо, хорошо. Думаешь, мне интересно здесь торчать, когда там все гуляют. Наверно, торт уже режут.

— И все шампанское, конечно, уже выпили без нас. Нам с тобой, как всегда, везет! Заметь, на день рождения Лили мы тоже были дежурными.

— Ты прав, Андрэ. Что-то у нас с тобой слишком часто так происходит.

— Ладно, включай. Я вроде бы все подсоединил.

Последние четыре месяца их группа занималась составлением подробной карты рельефа местности в очередном квадрате со стороной двести километров. Очень нудное занятие. Группы выезжали в нужные места, два — три часа мерзли за приборами и замерами. После этого возвращались домой, и сдавали полученные данные аналитикам и топографам. Скукота! Но работа есть работа.

— Слушай, Поль! Я не могу понять. Датчик показывает присутствие металла на расстоянии менее чем два метра под нами. Какой-то небольшой предмет. Что это может быть, по-твоему?

— Может, какая-нибудь железяка? Кто-нибудь что-нибудь потерял?

— Ну не знаю, не знаю. Здесь тебе не Париж. Возможно, на этом месте вообще до нас никто не стоял.

— И что ты предлагаешь? Только не говори, что будем копать. Так мы до утра не вернемся.

— Послушай, Поль! Неужели тебе это не интересно? А вдруг там какое-нибудь НЛО лежит. Смотрел американский ужастик «Извне»? То-то... Значит, делаем так. Ты убираешь все оборудование в снегоход. Сегодня больше измерять не будем. Скажем, что был сильный буран и мы ничего не сделали. Все равно они там все пьяные, поэтому проверить не смогут. Я же пока начну копать, а ты, как освободишься, поможешь. Тут и копать-то немного. Сигнал идет очень сильный, поэтому, я думаю, глубина не больше метра.

— Эх, Андрэ! Делать тебе нечего! Мы и так отстаем от основного графика. Шеф будет недоволен.

— Да ладно... Может, это будет величайшее открытие столетия.

— Ага, а мы с тобой станем нобелевскими лауреатами.

Андрэ взял в снегоходе лопату и стал разбрасывать снег. Вскоре он дошел до слоя льда и схватился за кирку. Через пару минут к нему присоединился Поль, и работа пошла быстрее.

— Смотри, там что-то есть!

— Где? Где?

— Вот, смотри!

Андрэ рукавицей расчистил поверхность льда.

— Да это же... человек!

***

Веселье на станции шло полным ходом. Праздновали день рождения геолога Рафаэля Слонга. Официальная часть с тостами и поздравлениями уже давно кончилась, плавно перейдя в простую попойку. Спиртное лилось рекой, закуски было полно. Короче, веселье, как уже сказано, шло полным ходом.

Начальник экспедиции профессор Вивьен Трише встал с поднятым бокалом и заплетающимся языком начал очередной, никому уже не нужный тост.

— У-уваж-жаемый Рафаэль! Мы все тебя давно знаем и ув-важ-жаем...

Внезапно дверь распахнулась и в зал вбежал младший научный сотрудник Поль Клоди. Еще с порога он возбужденно закричал, перебивая шефа:

— Господин Трише! Господин Трише!

— Ну в чем дело... э-э-э... Поль? Ты разве не видишь? (Ик!) Мы тут немного заняты.

— Господин Трише! Мы с Андрэ... там... нашли. — Поль просто задыхался от волнения.

— Ну что вы там могли найти? Дохлого пингвина? — засмеялся пьяный Трише, и все дружно подхватили смех начальства.

— Нет, это не пингвин! — Поль даже не понял сразу, что над ним издеваются. — Это человек!

— Что? — мгновенно протрезвев, переспросил Трише. — Какой еще человек?! Ты что, пьян?

***

Раскопки шли полным ходом уже третьи сутки, но ничего, кроме замерзшего трупа какого-то непонятного индейца, найти не удалось. Хотя эта находка уже стала сенсацией. Вивьен Трише сразу же связался с Парижем, и к ним прибыла куча персонала и ученых различных мастей. Место находки тщательно исследовалось. Было собрано огромное количество техники, работы велись круглосуточно в три смены.

Найденное тело вырезали из земли вместе с ледяной оболочкой, поместили в специальный рефкон-тейнер и отправили на Большую землю для исследования.

Франция. Парижский исследовательский центр.

Двое суток спустя

Весь задействованный в исследовании персонал уже собрался в лаборатории. Ждали только шефа — профессора Жерара Гиди, который, как всегда, опаздывал. В центре комнаты стоял большой стол, на нем возвышалось накрытое чехлом нечто большое и, судя по всему, тяжелое. Персонал собрали экстренно, но многие уже были в курсе дела и охотно делились информацией с коллегами. Поэтому все сгорали от нетерпения и любопытства, про себя ругая босса за его непунктуальность.

Наконец дверь, как обычно с треском, распахнулась и вошел Гиди. Он был уже в рабочей одежде и тут же развил бурную деятельность.

— Ну что, господа, приступим? Вы, наверно, уже знаете, по какому поводу вас здесь всех собрали! — Он обвел присутствующих вопросительным взглядом.

— Да! Слышали!

— Очень хорошо! Тогда все по своим местам.

Гиди сдернул чехол, и взорам собравшихся предстал большой железный ящик, от которого тянулись провода и трубки.

— В этом контейнере, коллеги, находится мужчина, по предварительным данным, абориген Австралии или Новой Зеландии, возраст примерно 25 — 30 лет. Смерть наступила из-за сильного переохлаждения. Сколько он лежал — пока неизвестно. Судя по слою льда, бывшего над ним, никак не менее пятисот лет. — Гиди прервался, чтобы выдержать паузу для важности. — Итак, если возражений нет, тогда начинаем. Анри и Штефан Подзинский, открывайте контейнер!

Два лаборанта без лишних слов принялись откручивать гайки и отсоединять трубки с проводами.

— Мари, готовь стол, поддоны! Сейчас мы его переложим и начнем дефростацию. Марк, помоги ей!

— Профессор, контейнер открыт!

— Отлично, вытаскивайте.

Огромный кусок льда был аккуратно извлечен из контейнера и положен на специальный стол с поддоном. Команда включила дефростаторы и стала ждать, когда исследуемый объект освободится ото льда.

Примерно через час лед весь растаял, освободив находку. Перед учеными лежало огромное тело человека, похожего и на индейца, и на полинезийца, облаченного в жалкие остатки облезлой шубы и шапки. На ногах было что-то похожее на сапоги, тоже из какого-то непонятного меха. В общем, этот полярник был полностью экипирован по никому не ведомой, но соответствующей антарктическим условиям моде.

— Марк, возьми анализ тканей у нашего подопечного для определения возраста. Ставлю сто евро, что он старше Христа.

— Шеф, шубу срезаем?

— А что, кому-то она понравилась? — Вызвав веселый смех у коллег, профессор добавил: — Взять образцы на анализ, остальное, естественно, на ликвидацию. Подзинский, займитесь этим.

— О'кей!

Штефан Подзинский взял специальный скальпель и принялся аккуратно срезать одежду с тела. Резать было легко, так как мех был очень старый и, наверно, отвалился бы сам, если посильнее дернуть.

— Готово, шеф! Нужно приподнять тело, чтоб выдернуть со спины остатки былой роскоши, — тоже пошутил лаборант.

— Приподнимите его. Пусть Подзинский вытащит манто.

Четверо лаборантов взяли труп с четырех сторон и с трудом приподняли его. Штефан выдернул остатки шубы.

— Профессор, у него что-то спрятано под шубой!

— Что там?

— Какая-то сумка. Снимаем ее?

— Конечно!

Штефан перерезал скальпелем ремень сумки, с некоторым усилием сдернул ее с плеч «индейца» и отложил в сторону, на соседний столик.

— Открывай! — сказал Гиди.

— Тут какой-то кувшин, — сказал Подзинский, открыв сумку и вытаскивая сосуд. — Может, за водой ходил? Хотя нет... Шеф, он закрыт и запечатан. — Подзинский потряс его. — Там что-то есть! Шуршит и пересыпается. Может, откроем?

— А вдруг там какой-нибудь сюрприз из прошлого? Нет, после откроем, в изоляторе. Итак, продолжаем, господа...

Парижский исследовательский центр.

Камера-изолятор.

Сутки спустя

Надев защитные костюмы, Штефан Подзинский, Мари Эспасьенс и Жерар Гиди зашли в камеру-изолятор. Вернее, в ее фойе — так профессор, любитель театра, назвал сектор наблюдения, отделенный от собственно изолятора большим бронированным стеклом. В секторе находился пульт управления манипуляторами, но неделю назад он сломался, а ремонтник заболел, и профессор «выбил» у руководства разрешение поработать с кувшином вручную, без техники.

Посреди изолятора на столе стоял сосуд, найденный в сумке у замерзшего «индейца». Профессор долго смотрел на него, как будто не решаясь, потом махнул Штефану: «Давай!» Лаборант вошел в изолятор, и Мари включила блокировку дверей, как полагалось по технике безопасности.

Аккуратно взяв в одну руку горлышко кувшина, а в другую скальпель, Подзинский начал срезать с пробки печать.

— Аккуратней, Штефан! — сказал в микрофон профессор. — Не повреди горлышко и печать.

— Да ее же сфотографировали во всех ракурсах и под всяким излучением, — откликнулся Подзинский.

— Нам нужны не только фотографии, но и сама печать.

— Ладно, шеф, я — осторожно.

Подзинский положил на стол срезанную печать, взялся за саму пробку, коней которой сильно выпирал наружу, и потянул на себя. К его удивлению, пробка легко выскользнула из горлышка.

— Что там, Штефан? — Любопытству Мари не было предела.

— Сейчас посмотрим. — Подзинский наклонил сосуд, чтобы высыпать щепотку того, что находилось внутри.

Из горлышка легкой серой струей потек пепел. Внезапно неизвестно откуда взявшийся резкий порыв ветра подхватил струю и разметал ее по камере. Кувшин дернулся в руках Подзинского и упал на стол. Прах посыпался мощной струей, тут же разлетаясь от сильных порывов ветра. Воздух мигом наполнился электричеством, как бывает при приближении сильной грозы.

— Что за черт! — только и успел крикнуть Подзинский.

Черное облако налетело на него, перевернуло в воздухе и опрокинуло на пол вниз головой. Подзинский остался лежать без каких-либо признаков жизни. Мари закричала, выключила блокировку двери и, с неожиданной для хрупкой девушки силой отворив тяжелую створку, проникла в камеру.

Жерар Гиди, видимо, впал в полный ступор, никак не отреагировав на ее совершенно непозволительные в такой ситуации действия. Он уставился на лежащего без движения лаборанта и бормотал... бормотал...

Ветер стих, пепельный туман тихо рассеивался.

— Штефан! Милый! Очнись! — Мари, обливаясь слезами, трясла Подзинского за плечи, но парень то ли умер, то ли был без сознания. — Профессор, вызовите врачей! — закричала Мари, поняв наконец, что сама не справится. — Скорей! Пожалуйста, врачей!

Внезапно Подзинский открыл глаза и схватил девушку за горло. От неожиданности Мари не успела вымолвить ни слова. Она только испуганно заморгала и захрипела. Но это не остановило Штефана. Он еще сильнее сдавил ее горло. Глянув в его глаза, девушка в последние мгновения жизни поняла, что это уже был не Подзинский. Мари схватилась обеими руками за держащие ее горло пальцы и попыталась вырваться. Но сил на это не хватило. В следующую секунду шейные позвонки Мари Эспасьенс хрустнули, как яичная скорлупа. Девушка обмякла, повиснув на руке Штефана. Он оттолкнул труп в сторону и поднялся с пола, осматриваясь по сторонам нечеловечески сверкающими глазами. И встретился взглядом с профессором, окаменевшим за бронестеклом.

Профессор взвизгнул, попятился и, зацепившись за рабочее кресло, свалился под стол. Где и забился в дальний угол.

Подзинский равнодушно перешагнул через остывающее тело Мари, слегка зацепившись носком ботинка за полу ее халатика, и пошел к выходу изолятора. Выйдя из камеры, Штефан даже не взглянул в сторону оцепеневшего от ужаса профессора. Он отправился в раздевалку, переоделся и вышел из Центра. На вахте вежливый охранник пожелал ему спокойной ночи, так как время уже было действительно позднее. Подзинский искоса глянул на него, криво ухмыльнулся и ничего не ответил. Это было так непохоже на всегда вежливого поляка, что растерянный охранник проводил его непонимающим взглядом, но потом решил, что человек просто заработался, и, махнув рукою, вернулся на свое место.

Через несколько минут сигнал тревоги, поданный на пульт профессором Гиди, всполошил всех дежурных охранников. А еще через полчаса в Исследовательском центре стало тесно от полицейских. В камере-изоляторе обнаружили труп лаборантки Мари Эспасьенс. Выслушав сбивчивый рассказ Гиди, полиция нагрянула на квартиру к лаборанту Штефану Подзинскому, но его там обнаружить не удалось. Он был моментально объявлен в розыск, в результате которого стало известно, что гражданин Франции польского происхождения Штефан Подзинский вылетел из аэропорта Орли в Бухарест, где следы его, естественно, затерялись.

Китай. 80 км к западу от г. Чжэньчжоу.

Священная гора Суншань.

Два месяца спустя

Расталкивая любопытных туристов, толпами слоняющихся по двору монастыря, брат Жи пробирался к обители настоятеля. Сегодня их было, как назло, больше обычного. Настоятель Мин как раз принимал обед, когда Жи ворвался в его домик.

— Мин ринпоче[4]! — еще с порога закричал запыхавшийся монах. — У нас проблемы с Тайным Храмом.

Мин чуть не подавился, услышав сказанное.

Тайный Храм — самое святое и самое засекреченное место монастыря Шаолинь. Про него знают даже не все монахи, а только старейшие и избранные, которые проходят обряд посвящения и заслуживают доверие совета. Этого места нет ни на одном плане монастыря, и о нем не упоминается ни в одной летописи. Оно охраняется монахами тщательно и круглосуточно. В нем находятся все реликвии Шаолиня и...

«Боже мой! Только не это», — мелькнуло в голове старого настоятеля.

Дело в том, что помимо реликвий в Храме, спрятанном глубоко в недрах священной горы Суншань, хранился один из трех ключей, отпирающий двери в преисподнюю. Он был передан монахам на хранение братьями из Ордена Света. Почувствовав в словах Жи опасность именно для ключа, Мин вскочил:

— Что именно произошло?

— Какие-то люди вторглись в пределы священной горы и движутся в сторону Храма. Их очень много, и у них у всех оружие. Наши братья, шедшие за водой к источнику, увидали их и сообщили об этом.

— Настало время испытания, брат Жи. Собирай всех монахов и веди их к Храму. Я буду там. Поторопись!

Забыв про еду, Мин выбежал из пагоды и сказал первому же попавшемуся монаху:

— Играй тревогу! Выводи всех посторонних.

— Но...

— Делай, как я сказал! Живо!

Оторопевший от резкости настоятеля монах бросился исполнять приказ. Через полминуты барабан забил сигнал тревоги. Возмущенных туристов стали выдворять за ворота монастыря.

Мин тем временем бежал к Тайному Храму, собирая по дороге подвернувшихся монахов. Вход в тайное место был, естественно, замаскирован, но настоятель мог дойти до него с закрытыми глазами и знал все короткие тропки, которых на священной Суншань было в изобилии.

Но сначала, чтобы лучше сориентироваться, Мин завернул на смотровую площадку, с которой можно было увидеть замаскированный вход в Храм. Какие-то люди в черных масках копошились перед ним, видимо, пытаясь сообразить, как сдвинуть с места часть скалы, служившей дверью в тайную обитель. По их действиям — по тому, как они обыскивали каждый миллиметр скалы, — было ясно, что искать осталось недолго. Чуть в стороне от входа лежали три трупа, в которых настоятель узнал монахов, охранявших вход. Если неизвестные пошли на убийство, значит, понял Мин, намерения их самые серьезные.

— Поторопимся! Они возле входа, — сказал настоятель ничего не понимающим монахам.

Менее чем через минуту они были уже внизу. Первым на площадку выскочил Мин. Попавшийся под руку враг тут же упал со сломанной шеей. Второй, уловив краем глаза разъяренного настоятеля, успел среагировать и нанести удар в челюсть старика. Мин с легкостью отбил его скользящим блоком и ответил тем же. Челюсть под маской хрустнула, и человек упал на колени. Следом за стариком на непрошеных гостей налетели подоспевшие монахи. Все они хорошо владели искусством рукопашного боя, но люди в черных масках не собирались с ними состязаться, они схватились за оружие, висевшее за их спинами, и открыли огонь.

Мин успел отбить в сторону нацеленный в него автомат, но тут же получил две пули из другого. Теряя сознание, настоятель увидел, как скала медленно отошла в сторону, открывая врагам путь в святыню Шаолиня. Мин попытался встать, но последняя пуля в голову уложила его навсегда.

Когда подоспели остальные монахи, созванные братом Жи, они нашли лишь остывающие трупы своих братьев и разграбленный Храм. Сами же грабители как сквозь землю провалились.

Правда, после этого жители соседней деревушки говорили, что слышали, как примерно в это же время над их домами пронеслись два больших вертолета. Скорее всего, нападавшие скрылись на них, увезя с собой все ценное, что смогли взять в Храме.

Египет. Каир. Национальный музей.

То же время

Сотрудник Египетского национального музея Фарух Рубни вышел из дома в хорошем настроении. Если сегодня сделка пройдет успешно, то всю оставшуюся жизнь ему не придется больше работать. Как это скучно — перекладывать с места на место опротивевшие статуэтки. Как унизительно получать крошечную" зарплату, когда рядом хранятся такие богатства. Как оскорбительно выслушивать нравоучения смотрителей за то, что вовремя не смахнул пыль с экспонатов. Ну ничего, сегодня все это кончится, и, возможно, скоро он покинет постылую работу и махнет куда-нибудь на Карибы или Гавайи, где будет пить мартини, не выходя из бассейна, и кататься на яхте с какой-нибудь местной красоткой. От предвкушения удовольствия он аж крякнул и крепче сжал ручку своего драгоценного чемоданчика.

Месяц назад к Фаруху, устало бредущему по пыльной улице после очередной взбучки, которую ему устроил шеф отдела, подошел человек и предложил миллион долларов за некую безделушку, которую следует украсть из музея. Конечно, Рубни как честный человек сначала не согласился, но, не желая огорчать хорошего человека, обещал подумать. А когда узнал, что требуемая вещица особой ценности для музея не имеет, поскольку представляет собой простую деревянную статуэтку бога Анубиса с каким-то красным камнем в руках, что находится она в шкафу с целой кучей изображений того же бога и ее пропажу наверняка скоро не обнаружат, то согласился на предложение с легкой душой. А зачем именно эта статуэтка понадобилась незнакомцу, Фарух и думать не стал. Не за это ему предлагали такие огромные деньги.

Как только Рубни дал свое согласие, заказчик передал ему аванс — сто тысяч. Этого Фарух никак не ожидал, поэтому был приятно удивлен и пообещал быстро выполнить просьбу. Это и без того были большие деньги для простого служащего музея с мизерной зарплатой.

И вот наконец статуэтка лежит у него в чемоданчике, а он с хорошим настроением идет на встречу, которая изменит его жизнь. В кафе, где его должен был ждать покупатель, народу — хоть отбавляй. Это вселяло в Фаруха уверенность и прогоняло страх. Ведь когда речь идет о таких больших деньгах, невольно появляется очень много подозрений.

Рубни сел за свободный стол и, заказав кофе, стал ждать. Через пять минут к нему подсел и сам покупатель.

— Вы принесли? — спросил незнакомец, с надеждой взглянув на Фаруха.

— А вы?

Незнакомец поставил ему на колени красную сумку. Фарух оглянулся по сторонам и открыл «молнию». Увидев кучу пачек зеленых банкнот, искушенный сотрудник музея, запустив внутрь руку, стал раскрывать некоторые, проверяя на фальшивость. Купюры на первый взгляд были настоящими.

— Господин Рубни! Вы меня обижаете, — негромко сказал незнакомец. — Здесь ровно девятьсот тысяч долларов. Теперь- покажите ее.

— Конечно, конечно! Вот она. — Фарух вытащил из чемоданчика сверток. Покупатель тут же развернул его.

— Отлично, господин Рубни. Приятно было иметь с вами дело! — сказал, вставая, счастливый обладатель бесполезной вещицы. — До свидания!

— Да, да! Счастливо! — пробормотал Фарух, не имея сил оторвать взгляд от содержимого сумки.

Незнакомец развернулся и пошел к выходу, а новоиспеченный миллионер стал застегивать «молнию».

Внезапно Рубни почувствовал легкий укол в шею и не смог поднять голову. Он наклонился и стал падать на пол. Кто-то схватил с его колен сумку с деньгами и закричал:

— Помогите! Тут мужчине плохо!

Моментально возле потерявшего сознание человека собралась куча народу. Мужчина с красной сумкой в руках не унимался:

— Я проходил мимо, а он вдруг повалился со стула! Хорошо, что я успел его подхватить, а то бы он ударился головой о пол! Скорее вызовите врача. Наверное, у него что-то с сердцем. Сегодня стоит такая жара!

Подоспевший через пять минут врач констатировал смерть, которая, вероятно, наступила из-за сердечного приступа. Через двадцать минут к кафе подъехала медицинская машина, которая отвезла труп Фаруха Рубни в морг.

Россия. Приморский край.

Лагерь лесозаготовителей.

Три месяца спустя

— Побереги-ись!..

Гулкое эхо разлетелось по бескрайним просторам тайги.

Огромная лиственница накренилась и, ломая ветки соседних деревьев, стала падать. Глухо ударившись о землю, она замерла, раскидав свои мохнатые зеленые руки. Трое лесорубов — двое с бензопилами, один с топором — подошли к бедолаге и занялись чокеровкой — стали очищать ствол от ветвей. Чистый таежный воздух наполнился запахом выхлопных газов.

— На сегодня это последняя! — сказал один из рабочих, ловко срезая толстые сучья.

— Давай, Игорек, быстрее доделаем и домой, — откликнулся его товарищ, тоже с бензопилой. — Что-то я не выспался сегодня.

— Опять кошмары?

— Да снится все время одна и та же ерунда. Я вроде бы с мечом в руках, идет какая-то битва. Кругом ручьи крови, толпы воинов. Бьемся с нечистой силой. У них — рога, крылья, хвосты, клыки. Мы сначала проигрываем, но потом начинаем побеждать. Нечисть разбегается, а я с отрядом преследую их командира. Мы загоняем рогатого в пещеру, и там я отрубаю ему голову!

— Да ты просто ужастиков по видику насмотрелся.

— Причем тут видик? Сон снится один и тот же! Это очень странно.

— Да, везет тебе. Хоть снится что-то интересное. А я уже месяца два ничего не видел во сне, — вмешался в разговор третий, с топором. Но его никто не поддержал, и разговор сам собой закончился.

Между тем лесорубы закончили с чокеровкой и засобирались в лагерь.

— Эй, Виктор! Машину ждать не будешь? — крикнул Игорь товарищу, который уже пошел к тропинке, ведущей в лагерь.

— Да нет! Я быстрей пешком дойду.

— Подожди меня! Есть разговор.

Игорь догнал Виктора, и вдвоем они побрели к лагерю, до которого, в общем-то, было не так уж и далеко.

— Так о чем ты хотел со мной поговорить? — спросил Виктор как бы между прочим, хотя самому ему было очень интересно, что за дело появилось у Игоря к нему. Ведь там, где они работали уже третий месяц, кроме разговоров о больших сиськах поварихи и пьянках, которые ждут лесовиков после завершения контракта, слушать ничего не доводилось. А тут какой-то серьезный разговор тет-а-тет с недавно приобретенным другом. Интересно!

— Послушай, Вить. Я насчет твоих снов.

— И ты туда же! — разочарованно нахмурился Виктор. — А я думал — ты мне друг.

— Да ты выслушай сначала, потом будешь обижаться. Я же не шучу. Мне действительно очень важно знать о твоих снах.

— Что, тоже снятся кошмары?

— Только обещай выслушать меня до конца и не перебивать! — пропустив мимо ушей выпад друга, продолжил Игорь.

— Ну ладно, ладно, говори. Но если это розыгрыш, я на тебя сильно обижусь.

— Опиши, пожалуйста, рогатого, которому ты во сне сносишь голову? Пожалуйста' Это для меня очень важно.

— Да ты что, обалдел? Ну черт какой-то. Глаза здоровые, уши острые, рога над ушами. Да как я тебе его опишу? Я лучше нарисую, как придем.

— А был у него огромный круглый щит с красным камнем посередине? Вспомни.

— А ты откуда знаешь про щит? — Виктор остановился и повернулся к Игорю. Демон в его сне действительно был с круглым щитом, в центре которого кроваво горел большой камень.

— Так, значит, был?

— Был, был! Но ты-то откуда знаешь?

— Все-таки это произошло! — прошептал Игорь, и в глазах его промелькнул настоящий страх.

— Да объясни мне наконец, что произошло?

— Теперь послушай меня, Витек. Слушай внимательно. Того рогатого зовут Марэманго. И твой далекий Предок когда-то давным-давно действительно отрубил ему голову и сжег тело, превратив его в прах. Прах был помешен в урну, которая тоже была спрятана от людских глаз...

— Игорь, ты что мелешь? Считаешь меня идиотом? — вскипел Виктор. — Я же сказал тебе, что обижусь, если будешь надо мной издеваться. Отстань от меня, или я вырву твой поганый язык!

— Да выслушай ты меня!

— Да пошел ты!

Разозленный лесоруб оттолкнул друга в сторону и пошел дальше. Впереди сквозь деревья уже показались домики их лагеря. До ближайшей постройки оставалось метров двести.

Игорь кинулся за другом, но споткнулся о корень дерева и упал, крепко ушибив колено. Пока он поднимался и, прихрамывая, догонял Виктора, события начали развиваться самым неожиданным образом.

На поляну въехал «пазик», возивший смены рабочих из лагеря на деляну и обратно, и Виктор подумал, что зря он пошел пешком. И ноги бы не сбивал зазря, и с другом бы не поругался. А так...

И тут раздались выстрелы. Одиночные и очередями. Стреляли из ружей и автоматов. Виктор увидел, как повалились один за другим вышедшие из автобуса их товарищи по смене; у кого-то пули разбили головы, у кого-то — грудь или живот. Кровь вспыхивала на солнце яркими фонтанчиками и тут же опадала, заливая одежду. Из домов выбегали растерянные люди и попадали под убийственный огонь. Стрелявшие появились из леса, быстро рассредоточились по лагерю, взяв на прицел все входы и выходы, и планомерно убивали всех, кто появлялся в поле их зрения. Когда убивать уже было некого, киллеры стали забрасывать в помещения гранаты, а после заходили внутрь и добивали раненых. Трупы выносили наружу и складывали в одну кучу.

Виктор при первых же выстрелах инстинктивно рванулся к лагерю, но рухнул, подбитый ловким ударим ноги Игоря. Друг навалился сбоку, прижал к земле.

— Это за нами, Витек! А вернее, за тобой! — зашептал Игорь прямо в ухо. — Зря ты мне не поверил сразу. Надо бежать! Слышишь? Скорее, пока они нас не заметили.

— Но там же люди погибают! А мы тут прячемся!

— Нам и надо прятаться. Мы тут никому ничем не поможем, только выдадим себя.

— Но в чем дело?! Почему они всех убили?! — Виктор впал в тихую истерику.

Игорю вновь пришлось применить силу, теперь уже — чтобы привести товарища в чувство. Он хорошенько его встряхнул:

— Все вопросы потом, а сейчас уходим поглубже в лес. Только по-тихому, чтоб не засветиться.

Они отползли, а потом, когда деревья скрыли место побоища, вскочили и бросились прочь от страшного места, которое еще недавно было им домом. Погони вроде бы видно не было, но друзья долго не могли остановиться. Страх гнал их дальше и дальше. Через десять минут сумасшедшего бега, вконец выбившись из сил, они рухнули в траву, чтобы немного передохнуть.

— Ну теперь ты можешь рассказать, что это такое и причем тут мы с тобой? — немного отдышавшись, потребовал Виктор.

— Обещаешь выслушать до конца, не перебивая?

— Ладно, рассказывай, что теперь перебивать. Я слушаю!

— Я очень коротко, подробнее как-нибудь потом. В общем, давным-давно, когда люди постепенно утратили веру в Бога, добро, силу света, Темные силы вырвались из своего Царства Тьмы и напали на человечество. Была великая битва, в которой принимали участие почти все воины рода людского. Да ты и сам видел ее во сне. Люди смогли одолеть нечисть и выиграть в этой схватке, но очень много голов было сложено во имя продолжения рода человеческого. Твой далекий-далекий Предок с небольшим отрядом воинов преследовал бежавшего после проигрыша Ма-рэманго.

— Кого преследовал? — не понял Виктор.

— Марэманго. Это — Воитель Ада, главный Демон, правая рука Темного Властелина, или Дьявола, как его еще называют. Это он командовал армией темных. И твой Предок догнал его и убил. А подоспевшие следом маги сумели заключить прах и дух Демона в волшебный сосуд, который запечатали магической печатью. Самого Темного Властелина загнали обратно в Ад, а врата закрыли на три замка. Ключи от замков роздали трем хранителям в разных концах света, имена которых хранятся в строгом секрете и по сей день. А урну с прахом Марэманго спрятали на острове Пасхи, но сейчас она утеряна, как мы считали.

— А кто это — мы?

— Есть такое общество — Орден Света. Цель его существования — защита человечества от деятельности Темных сил. Как ты уже понял, я состою в этой организации. Члены нашего Ордена в течение тысяч лет охраняли магические ключи, за которыми непрестанно охотились темные. Один ключ около трех тысяч лет назад был утерян где-то в Египте. Мы ищем его, но — безрезультатно, и, скорее всего, его уже нашел кое-кто другой. Второй ключ хранился в Китае, в монастыре Шаолинь, но недавно был украден из Тайного Храма монахов. Третий пока у нас, но за ним тоже идет охота, и я не знаю, захватили его уже Темные силы или еще нет.

— А при чем тут я?

— Ты — потомок того, кто уничтожил Марэманго. Но Демон может возродиться. Для этого он должен занять тело потомка своего победителя. То есть — твое. Поэтому за тобой и началась охота.

— Ну и что мне теперь делать?

— Нужно пробиваться во Владивосток, а оттуда в Японию. Там есть член Верховного совета Ордена Света, он поможет нам...

Неподалеку послышался громкий смех. Беглецы припали к земле и по-пластунски поползли на шум, чтобы выяснить его происхождение. На небольшой поляне тесно друг к другу стояли четыре черных джипа и один белый. Возле них прохаживались два человека с автоматами и весело смеялись. Наверное, рассказывали анекдоты. Сомнений не было: убийцы прибыли в лес на этих машинах и скоро должны были появиться, закончив свое страшное дело.

План созрел мгновенно. Лесорубы вытащили свои охотничьи ножи, которые всегда носили с собой, уходя на деляну: в тайге всякое может случиться.

— Твой рыжий, а мой темненький. На раз-два-три, — прошептал Игорь.

На счете «три» друзья выскочили из кустов и налетели на стоящих к ним спиной убийц. Виктор оказался проворнее: его нож, нацеленный в шею врага, без проблем уложил рыжего. А вот у Игоря сразу так не получилось. Его противник успел среагировать и увернуться. Нож полоснул его по щеке, хлынула кровь, и человек машинально схватился рукой за рану, выпустив автомат. В то же мгновение к нему подскочил Виктор и вонзил свой кинжал ему в живот. Убийца вскрикнул и упал на колени, а потом на бок, забрызгивая кровью траву на поляне. Игорь добил его прикладом автомата, размозжив без жалости темноволосую голову.

— Извини, дружок. Но вы наших тоже не жалели.

— Прыгай в машину! — закричал Виктор другу, заводя один из джипов и открыв для него переднюю дверь. — Скорее!

Игорь бросился в кабину, но было уже поздно. Из леса бежали несколько человек с автоматами наперевес. Кто-то из них полоснул очередью по машинам. Пули забарабанили по кузовам, дырявя тонкий металл. Одна попала в спину Игорю, который уже практически влез в джип. От удара он влетел в салон и распластался на сиденье.

Виктор наступил на педаль газа, и машина, выбросив из-под колес куски дерна, прыгнула вперед. Огибая деревья, джип понесся прочь от проклятого места, громко рыча работающим на максимуме двигателем.

Через минуту остальные машины рванули за ним, стремясь настичь беглецов. На их удачу захваченный джип оставлял среди плотных зарослей травы и кустов две широкие полосы от колес, по которым сбиться со следа было просто нереально.

Виктор решил прорываться на лесовозную дорогу, а после — на главную трассу, ведущую во Владивосток, как и говорил Игорь. Хорошо, что, охотничая в свободное время, он узнал все здешние тропинки, дорожки, ручьи и речушки. Это давало ему преимущество перед преследователями. Влетев в очередной ручей, Виктор увидел, что другой берег изрыт автомобильными колесами, и решил этим воспользоваться. Он развернул джип вверх по течению и помчался по руслу. Протянув с полкилометра, вывернул на берег и направился к просеке, по которой проходила лесовозная дорога, чуть дальше пересекающая автотрассу Хабаровск — Владивосток.

— Ты как, Игорек? Живой? — спросил Виктор друга, когда стало ясно, что они немного оторвались от преследователей. До того у него и секунды не было, чтобы побеспокоиться о раненом: слишком дорого обошлась бы малейшая задержка. Его угнетало чувство невольной вины — и за расстрел в лагере, и за ранение Игоря, — но что было делать!

— Да вроде... — еле ворочая языком, ответил товарищ.

Он лежал на животе поперек сиденья, поджав ноги. Спина его, обтянутая парусиновой рабочей курткой, была вся в крови. Судя по входному отверстию, пуля попала в область легких. Нужна была срочная медицинская помощь, иначе Игорь мог умереть от элементарной потери крови, не говоря о прочих неприятностях, которые сулило это ранение. Только где сейчас взять эту самую помощь?

— Тебя к врачу надо отвезти! — растерянно сказал Виктор, с ужасом взглядывая на бурое мокрое пятно на спине друга.

Игорь откинул спинку сиденья, перепачкав его кровью, и улегся поудобнее. Не открывая глаз, тихим, больным голосом он стал говорить.

— Теперь слушай меня внимательно, Витя! Слушай и запоминай все, что я скажу. Во Владике найдешь Логинова Илью. Покажешь ему мой медальон и скажешь, что пришел от меня. Он поможет тебе с паспортом и билетом в Японию. Вот его телефон. — Игорь вытащил из кармана конверт и протянул его другу. Немного отдышавшись, снял с себя цепочку с медальоном и отдал его тоже. — Я ожидал всего, поэтому подготовил конверт для тебя на всякий случай... В Токио найдешь господина Сибояси. Его мобильный тоже есть в конверте. Он понимает по-русски, поэтому вам будет не трудно с ним общаться. Дальше он скажет тебе, что делать и куда податься. Только будь очень осторожен. Опасайся шпионов Темного Ордена. Контактируй только с теми, кого я тебе назвал... За тобой идет серьезная охота, поэтому будь осторожен.

— Темного Ордена? — Переспросил Виктор у друга, пропуская последние слова мимо ушей.

— Да-да... Еще существует Темный Орден. С тех самых времен. Его войско сражалось в армии Марэманго вместе с нечистью. В битве они были уничтожены, но, как оказалось, не все... И вот, когда пришло их время, они наносят удар.

Между тем джип вышел на лесовозку, унося беглецов прочь от лагеря, К счастью для Виктора, топливный бак был пуст лишь наполовину, поэтому до ближайшей станции добраться можно было на машине. Прорываться же в ней до Владивостока было делом безнадежным. Во-первых, убийцы наверняка устроят по дороге засады, а во-вторых, без документов легко нарваться на один из патрулей ГИБДД, которых по пути будет несчитано.

Неожиданно впереди, у правой обочины, Виктор увидел белый джип. Из него выскочили трое парней в масках и с автоматами. «Вот черт!» Виктор сильнее нажал на педаль газа, и мощная машина стала стремительно набирать скорость. Игорь сообразил, что .происходит, и поднял автомат, видимо запасной, лежавший на заднем сиденье. Второй автомат лежал у Виктора на коленях, он, к счастью, успел его забрать с поляны.

Первая очередь пришлась по капоту. Вторая разнесла лобовое стекло. Виктор инстинктивно пригнулся и уцелел. Игорь приподнялся и ответил нападавшим. Еще через пару секунд передние колеса под пулями превратились в жалкие ошметки. Виктор еле-еле удержал руль. Машину стало заносить, и Виктор, сообразив, что дальше ему на ней не ехать, направил ее в одного из стрелявших, который стоял на краю кювета. Тот не ожидал такого маневра, поэтому не успел отскочить в сторону, и машина с красной толстой нашлепкой на бампере в виде мертвого убийцы вылетела с дороги на обочину. Она уткнулась радиатором в глубокий кювет, задрав заднюю часть. Игоря выбросило через разбитое лобовое стекло, и он неподвижно распластался на краю кювета.

Виктор выпал из кабины через дверь, прихватив автомат. Оказавшись в довольно глубоком кювете и заглянув под днище джипа, он увидел, что двое других убийц, пригнувшись, бегут к ним. Один готов открыть стрельбу, а второй достал ручную гранату и уже срывает кольцо.

Виктор передернул затвор и дал по врагам короткую очередь прямо из-под днища, между задних колес. Один споткнулся, упал и замер, а второй, тоже подстреленный, успел бросить гранату в сторону Виктора. Но бросок оказался слабым: граната не долетела и покатилась по земле к джипу, подскакивая на неровностях дороги.

За мгновение до взрыва Виктор выскочил из-под машины, упал и крутанулся в сторону.

Взрыв подбросил джип, поставил его на попа и зафиксировал в этом положении. Это было настоящее чудо: если бы машина упала налево, накрыла бы Игоря, если направо — Виктора, — но она осталась стоять.

Виктор выглянул — убийцы лежали на гравийке не шевелясь. На всякий случай он дал по ним еще одну очередь и кинулся к Игорю.

— Ты в порядке?

— Нормально, — не открывая глаз, прошептал Игорь.

— Нужно ехать.

Виктор схватил друга под руку и помог ему встать. Кое-как они доковыляли до машины, которая осталась после убийц. Втиснув Игоря на заднее сиденье, Виктор забрал у бандитов запасные магазины к автомату и бумажники. Вытащив из кошельков деньги, выбросил все остальное. Их документы были ему ни к чему. Денег оказалось очень много — около двадцати тысяч баксов. Трупам они не нужны, а вот им в дороге точно пригодятся!

— Поехали! Сейчас отъедем немного, я найду укромное местечко и там тебя перевяжу.

Но, когда машина свернула в лес и Виктор перелез на заднее сиденье, чтобы помочь другу, было уже поздно. Игорь не дышал. До станции оставалось километра два, которые наш, теперь одинокий, герой решил пройти пешком.

В багажнике джипа он нашел саперную лопатку и выкопал под приметным деревом неглубокую могилу.

— Прости, друг, что так с тобой прощаюсь, но ты меня поймешь.

После похорон он отогнал джип подальше от могилы, взял автомат и пошел к станции. Не доходя до нее, теперь уже бывший лесоруб выбросил автомат и магазины, предварительно стерев с них свои отпечатки.

Купив билет до Владивостока на ближайшую электричку, Виктор стал ждать, завернув за угол маленького вокзальчика — чтобы ненароком не попасться на глаза кому не следует. Хорошо, что ждать пришлось недолго. Через пятнадцать минут подошла электричка. Виктор выскочил из-за утла вокзала и влетел в вагон за секунду до отправления.

Найдя свободное место, Виктор сел и, словно забыв обо всех бедах, которые навалились на него, уснул как младенец.

Добраться до города удалось без каких-либо приключений. Проходящие изредка по вагону милицейские патрули никакого интереса к спящему человеку не проявляли. Так как дорога до Владивостока была долгой, практически все пассажиры занимались тем же, чем и Виктор, а спящий человек причиняет гораздо меньше проблем, чем бодрствующий. И хотя одежда его была изрядно потрепана, а местами на темной толстовке даже можно было увидеть пятна крови, это тоже никого не настораживало. Достаток У местного населения был невелик, поэтому за модой здесь никто не гнался, А пятна крови на черной ткани было трудно отличить, допустим, от масла или жира.

Выйдя из вагона на владивостокском вокзале, Виктор первым делом отправился звонить Илье Логинову.

— Алло! — послышалось в трубке после первого же гудка.

— Это Илья?

— Да, это я! Слушаю.

— Я от Полоцкого Игоря. Помните такого?

— А, Игорек. Да-да, конечно!

— Нам нужно встретиться. Он сказал, что на вас можно положиться.

— Ну хорошо, подъезжай. Я как раз сегодня дома. Запоминай адрес...

Виктор не стал расспрашивать подробно, как добраться до места. Он решил взять такси, которые в изобилии пестрили на парковке, перед выходом из недавно отреставрированного здания вокзала.

Он не был во Владике уже около двух лет и не мог не заметить, что город сильно изменился. Наконец-то провели реставрацию его центральной части. Теперь здания сияли своим великолепием, привлекая внимание приезжих. Виктор заметил большие группы бродящих по городу китайцев и недовольно поморщился. Мало того, что они уже вытоптали всю тайгу, так еще и сюда добрались. Ходят, как у себя дома. Хотя — что обижаться? — сами виноваты. В стране бесхозяйственность, все разваливается, а у них — порядок. Наверно, скоро это и так будет их дом, а мы в нем гости. Печально.

Проехав по центральным улицам, машина вышла на дорогу, явно имевшую менее важное значение. Хороший асфальт сразу же кончился. Гораздо чаще стали попадаться выбоины, ямы, а местами они просто напоминали полигоны по испытанию танковых подвесок. Да, вот тебе и столица Приморья.

— Приехали, — сказал шофер, и Виктор очнулся от своих грустных мыслей.

— Спасибо! — Он протянул таксисту деньги и вышел из машины.

Найдя нужную квартиру, Виктор аккуратно позвонил. Через пару секунд за дверью послышались шаги, и донесся звонкий, похожий на мальчишеский, голос:

— Кто там?

Виктор от неожиданности растерялся.

— Я... я вам... звонил! Я от Полоцкого Игоря...

Замок щелкнул, и дверь открылась. На пороге стоял крепыш лет двадцати восьми — Тридцати. Небольшого роста, коротко подстрижен и довольно прилично физически сложен. Хорошо накачанная мускулатура выдавала в нем спортсмена и явно не шахматиста. На нем была майка безобразно красного цвета и черные шорты. На босых ногах хлюпали сланцы, создавая впечатление, что парень только что принял душ или ванну и отдыхал после водных процедур, от чего и был оторван приходом гостя.

— Ну заходи, заходи. Ты откуда такой красивый? Или экономишь на одежде? — сказал весело Илья, впуская пришедшего парня в маленькую прихожую.

— Да я только что из тайги. И сразу к тебе, — промямлил Виктор, смущенный таким замечанием.

Они прошли в комнату, обставленную современной мебелью. Илья показал на кресло, но Виктор остался стоять, подумав, что говорить о смерти лучше стоя.

— Ну ладно... Так что там Игорек? Чего он хочет?

— Он умер, — ответил Виктор.

Такого ответа Логинов не ожидал. Он присел на Диван, широко открыв глаза, и прошептал:

— Как — умер? Когда?

— Сегодня в полдень.

Виктор вспомнил про медальон. Он вытащил его из конверта и передал Логинову.

— Игорь сказал, чтобы я тебе его показал. Илья взял медальон и нахмурился. Он немного подумал, повертел цепочку и вернул ее Виктору. Немного помедлив, Илья спросил:

— Он тебе что-нибудь говорил про Орден Света.

— Да.

— Смерть Игоря как-то связана с деятельностью Ордена?

— В том-то и дело, что напрямую. По крайней мере, так я понял. Короче, на нас напали в тайге. Игорь говорил что-то о моих снах, о каком-то Марэманго. В общем, из его слов я понял, что мне нужно в Японию, к некому Сибояси. Кто это такой, ты не в курсе?

— Это один из членов Верховного совета Ордена. В миру он возглавляет одну, думаю, небезызвестную тебе организацию под названием якудза. Это очень влиятельный человек. Он, конечно, сможет реально помочь, да и что дальше делать, подскажет. — Илья глянул на растерянного Виктора и продолжил: — Я так понимаю: Игорь говорил тебе, что я смогу помочь с паспортом и билетами? Правильно?

— Да, он сказал, что тебе это по силам.

— Ладно, иди мойся, я тебе дам одежду, переоденешься. Мне как-то друзья подарили спортивный костюмчик, а он оказался великоват. Думаю, тебе будет впору.

Какое счастье после сплошного дурдома окунуться в теплые струи! Присев на дно ванны, Виктор закрыл глаза и расслабился, впервые за последние сутки. Сколько он так просидел — неизвестно, наверно, очень долго, потому что в дверь постучали.

— Эй, ты там не уснул?

— Я скоро! — очнувшись от сладкой дремоты, промямлил Виктор.

— Да ладно, наслаждайся. Я отъеду ненадолго. Провентилирую обстановочку относительно тебя. Наверняка твою персону уже ищут и не только менты. Думаю, у твоих «новых друзей» хорошие подвязки даже во Владике. Наш мир очень маленький, и все в нем повязаны. Короче: отдыхай, не парься, все будет пучком. Полотенце и одежда за дверью. Можешь порыться в холодильнике. Если что понравится — все твое.

Через пару секунд хлопнула входная дверь, и ключ щелкнул, запирая замок. Пора выходить. Виктор нехотя вылез из ванны, ступив на мягкий массажный коврик, и потянулся. «Лепота!» — как сказал бы Иван Васильевич в известном фильме Гайдая.

Замотавшись в мягкое, пушистое полотенце, которое выделил. Илья из своих холостяцких запасов, Виктор с разгона скакнул на мягкий диван в зале. А что, в квартире он один, можно и побаловаться. Виктор наконец-то огляделся по сторонам: а здесь очень даже неплохо. Судя по всему, Илья живет один, но, несмотря на это, у него очень уютно. Красивая дорогая мебель, огромный телевизор, современная техника — все это стоит немалых денег. А вот и кухня, как в рекламе, с встроенной мебелью и огромным, от пола до потолка, холодильником. Открыв его, Виктор обнаружил нарезки хорошей колбасы, красной рыбы и многое другое. Соорудив себе большой бутерброд с чавычой, истекающей жиром, Виктор продолжил познавательную прогулку по просторной квартире Ильи.

Вторая комната оказалась спальней. Не стоило повторяться в описании всех прелестей богатой жизни ее хозяина. Только возникал вопрос: зачем холостому человеку целая спальня, когда спать можно было бы и на диване в зале. Наверно, Илья большой ценитель женской красоты и редко проводит ночь один. Поэтому и обустроил здесь все на высшем уровне. А может, он и вовсе не холостой?

К удивлению Виктора, в квартире была еще и третья комната — мини-спортзал. Беговая дорожка, скамья с держателем для штанги, куча грузов и гантелей. В углу висела потертая боксерская груша. Возле входа стоял шкаф со спортивным инвентарем. И здесь Илья не ударил в грязь лицом. Все было, как говорится, на высшем уровне.

Ну теперь род занятий хозяина квартиры стал абсолютно ясен. Спорт плюс бизнес плюс немножко криминала — одним словом, как это сейчас называют — «новый русский». Хотя иногда первая составляющая триады отсутствует, но только не в данном случае.

Пару раз ткнув кулаком грушу, Виктор вышел из спортивной комнаты. Вообще-то он любил спорт и в ранней юности даже серьезно занимался боксом. Но сейчас сил у него хватило только на два каких-то корявых тычка.

Вернувшись в зал, он лег на диван и опять уснул.

***

— ...за мной, не отставайте! Мы его уже почти догнали! — кричал Виктор воинам, которые из последних сил гнали своих запаленных лошадей по узкой горной тропе. Отряд насчитывал примерно человек двадцать, не больше. Это были те, кто выжил после Великой битвы. И хоть воины валились с ног от усталости, бросить погоню они не имели права. Иначе тогда их победа не имела никакого смысла.

— Командир, он свернул вон в ту пещеру! — закричал рыжий здоровяк, всю погоню не отстававший от предводителя.

— Скорее! Он хочет вернуться обратно в Преисподнюю!

Отряд остановился на площадке перед входом в пещеру. Воины спрыгивали на камни, вытаскивали мечи из ножен и вкладывали стрелы в арбалеты.

— Факельщики, вперед! Входить осторожно, возможна засада! — крикнул Виктор, заряжая свой маленький арбалет. Меч был пока не нужен и оставался в ножнах.

Первый воин с факелом, пригнувшись, вошел в черную пасть пещеры, освещая ее стены прыгающим светом. И тут же две стрелы со свистом вырвались из черной глубины. Одна из них вонзилась в плечо смельчака. Он вскрикнул и схватился за плечо, выронив факел, который, отскочив от каменного пола, закатился внутрь. Пламя осветило вход, и Виктор увидел две перекошенные рожи чертей.

Мигом вскинув арбалет, он послал болт в одного из рогатых. Короткая стрела вошла ему точно в левый глаз. Черт взвизгнул и рухнул как подкошенный. Черная жижа хлынула из раны, заливая каменный пол и разнося ужасный запах по пещере. Второй бес бросил свой лук и пустился наутек.

— Вперед! — Виктор ворвался в освобожденный от засады проход, размахивая высоко поднятым мечом.

Свой арбалет он отшвырнул в сторону, так как перезаряжать его не было времени: дорога была каждая минута. Огромный меч зацепился кончиком за каменный потолок, разбрызгав яркий сноп искр, но Виктор даже не обратил на это внимания.

Остальные воины, воодушевленные хорошим началом, бросились за командиром, держа оружие наготове. Пятеро человек несли горящие факелы, освещая неведомый путь.

— Быстрей! Быстрей! — не унимался Виктор. — Надо не дать ему уйти!

Через полминуты осторожного бега по каменному коридору тесные стены резко разошлись, и взорам воинов предстал огромный пещерный зал, своды которого тонули в темноте. Посредине его копошилось то самое существо, которое они так долго преследовали. Огромное, около двух с половиной метров высотой, покрытое гладкой шерстью, с острыми ушами и небольшими атрофированными крыльями, оно являлось не кем иным, как Воителем Ада Марэманго, командиром темных легионов и правой рукой Дьявола. Главный Демон Преисподней торопливо раскладывал какие-то камни по углам перевернутой пятиконечной звезды, нарисованной на скорую руку в пыли. Возле него трусливо жался тот самый горе-стрелок — маленький черт, бросивший свой пост у входа в пещеру. Демон уже заканчивал свое магическое занятие, когда воины ворвались в зал.

Увидев людей, Марэманго взревел, наверно, от отчаянья: поняв, что не успеет открыть врата и вернуться домой, в Ад. Монстр махнул огромной рукой, разбросав камни по полу пещеры. Схватив огромный меч и щит с горящим в центре кровавым камнем, Марэманго что-то прорычал на своем тарабарском языке и черт, поджав хвост, нехотя поднял короткий тесак.

Люди стали окружать монстров, осторожно приближаясь к ним, держа наготове мечи и арбалеты. Первым не выдержал черт. Он запищал и бросился на ближайшего воина. Это было его роковой ошибкой. Опытный боец был готов к такому повороту событий. Он с легкостью парировал выпад черта, который вложил всю свою силу в этот удар. Завалившись вперед, бес подставил свою шею для меча воина, чем тот, не раздумывая, тут же воспользовался. Вращая глазами, голова нечисти покатилась по полу, цокая рогами о камень. Обезглавленное тело обмякло и упало, выпуская из своих раскрытых недр черную жидкость.

Увидев гибель своего подчиненного, Марэманго опять взревел и нанес свой первый удар. Под его мечом щит воина разлетелся вдребезги. Воин пошатнулся, опустив свой меч. Воспользовавшись этим, Демон шагнул вперед и острым локтем нанес ему в лицо удар страшной силы. Голова воина лопнула, как яйцо. Не помог даже железный шлем.

Ближайшие к Марэманго воины тут же бросились на врага. Монстр прикрылся щитом и, выждав подходящий момент, ткнул мечом в одного из атакующих, прошив его насквозь. Скинув труп на пол, Марэманго развернулся в сторону остальных.

Два болта вонзились в спину Демона, немного охладив его пыл. Это зашедшие с тыла воины разрядили свои арбалеты. От неожиданности, а может, от боли Воитель Ада взревел так, что затряслись стены в пещере. Пытаясь избавиться от стрел, он отбросил мешающий щит и стал смахивать их рукой со спины. Окружившие Демона воины во главе с Виктором стали рубить мечами его толстую шкуру, пока появилась такая возможность.

Поняв, что от стрел ему не избавиться, а люди перешли в решающее наступление, Марэманго перешел в глухую оборону. Он размахивал своим длинным мечом, не давая никому приблизиться без риска быть убитым. Люди отступили, но Демон понимал, что это ненадолго. Он не сможет так их победить.

Еще две стрелы ударили ему в живот и спину. Марэманго яростно рыкнул и кинулся на людей. Одного он просто задавил своей массой. Хотя тот перед смертью успел воткнуть свой меч ему в живот. Второй воин рубанул по руке Демона и тут же отскочил, не желая лишиться головы. Еще один болт вошел глубоко в шею монстра. Марэманго споткнулся и упал на колени, пытаясь его выдернуть свободной рукой. Жуткий рев снова заполнил огромное пространство пещеры.

Виктор не упустил столь редкий шанс. Он подскочил к Демону, который сильно наклонил голову, нашаривая рукой конец стрелы, и с размаха рубанул мечом по напрягшейся шее. Мощным фонтаном взметнулась черная кровь. Голова Марэманго упала к его ногам и покатилась по полу...

***

— Э-эй! Просыпайся.

Виктор открыл глаза. Перед ним стоял Илья и тряс его за руку. Виктор нехотя встал с дивана.

— Ты уже вернулся? А я тут немного прикорнул.

— Немного? Да меня не было пять часов. Это ты называешь немного?

— Ну как, что-нибудь узнал? — Виктор постарался увести разговор в другую сторону.

— О, братан, скажу сразу. Ты крупно попал. Тебя ищут серьезные люди, и, если мы сможем разрулить все в нашу пользу — это будет просто чудо.

— Но при чем тут я? — вскипел Виктор. — Мы же только защищались!

— Да ты что, в самом деле еще не понял, во что влип? Объясняю для тех, кто на броневике. Их орден, наш орден — это международные организации с тысячелетними историями существования. Здесь переплетены политика, большие деньги, власть. Поэтому напрячь одну из бригад в таком городке, как Владик, для них раз плюнуть. Ну ты не съезжай, мы тоже не пальцем деланы. Я уже поднапряг одного нобеля в круглых очках — любителя Интернета — на паспорт и визу до Японии. Он сегодня придет тебя запечатлеть на фото. А дня через два принесет паспорт с визой. Поэтому, думаю, в воскресенье полетим. Сначала до Ниигаты, а оттуда на сенконсене до Токио.

— На чем?

— Сенконсен — это поезд такой. Очень быстро колесами крутит, поэтому вся дорога займет часа три-четыре. А весь путь — это почти пол-Японии. На каком-нибудь нашем скором мы часов двадцать семечки бы щелкали.

— А ты сам-то был когда-нибудь в Японии? — поинтересовался Виктор.

— Не однажды. Я раньше машинами занимался. Но это было давно, и к тому же портовые города совсем не то. А вот в Токио довелось побывать только раз. Но эту поездку я никогда не забуду. Токио, я скажу тебе, — это высший класс. Там небоскребов больше, чем людей во Владике. Да что я тебе говорю, скоро сам все увидишь. Тьфу-тьфу-тьфу. — Илья постучал по лбу. — Так что, можно сказать, тебе вся эта запарка не только подлянок накидала. Хоть мир посмотришь.

— Слушай, а что я буду делать до отъезда? Ведь это почти целая неделя.

— Ну естественно, сидеть здесь. Тебе что, надо где-нибудь засветить свой фэйс? Вон, займись лучше спортом, или давай теток вызовем. Только я, чур, на кровати...

В дверь позвонили.

— А, это, наверно, Олег. Ну тот, который делает паспорт. Сейчас он тебя сфотает.

Илья пошел открывать дверь и вскоре вернулся вместе с парнем странного вида. Это был в самом деле нобель. Всем своим видом он напоминал какого-нибудь хакера-«ботаника» из американских фильмов, где такие личности несколькими нажатиями клавиш ломают серверы банков, разведок и прочей секретной ерунды. Виктор всегда считал, что так бывает только в фильмах. Но перед ним стоял реальный индивид, представляющий данное сословие. Такой же неопрятный вид, всклокоченные на макушке волосы, жидкие усики, которые брились, наверно, раз в две недели. В довершение ко всему огромные круглые очки с толстыми стеклами. Складывалось такое ощущение, что он специально изуродовал себя, чтоб выглядеть соответственно своему рангу.

— Я так понимаю, Виктор — это вы, — промямлил вошедший.

— Абсолютно в дырочку! — высунулся из-за его спины Илья. — Давай фотай скорее...

Южные Карпаты. Румыния.

Замок Темного Ордена.

Это же время

Человек шел по мрачноватым коридорам старинного замка. Мирчя Грану — глава Службы безопасности Темного Ордена — до недавнего времени считавшийся неформальным лидером организации, от которого еще месяц назад могли зависеть судьбы миллионов людей по всему миру, теперь шел, опустив голову, с докладом к мессиру Марэманго. Выйдет он от него живым или нет — этого Мирчя не знал. Ему оставалось только надеяться на лучшее.

Утешали два момента. Во-первых, Марэманго еще не обрел свое настоящее обличие. Пока он довольствовался человеческим телом, а значит, сильно зависел от Ордена. Да к тому же неудача с захватом Потомка была первой, и ту Мирчя собирался устранить в скором будущем. Но все же, как говорится, чем черт не шутит. А этот черт не привык шутить. Во-вторых, сам Темный Властелин в коротких спиритических беседах говорил, что он приказал Марэманго не трогать ни одного члена Ордена, которые не одно тысячелетие верой и правдой служили ему. А ослушаться Дьявола не мог никто, даже Марэманго. Незаметно для себя Грану подошел к огромной деревянной двери, которая служила входом в апартаменты Демона. Он постучал и, приложив немалое усилие, распахнул одну из них.

В просторном зале с длинным дубовым столом посередине находился тот, перед кем сейчас трепетали ьсе служители Ордена. Да и другие люди тоже бы трепетали, знай они, кто это. Марэманго сидел в большом кресле во главе стола и читал газету. «Тело, конечно, он себе выбрал что надо», — в очередной раз мелькнуло в голове у Мирчя. Здоровенный парень лет тридцати — в самом, как говорится, расцвете сил. Правда, злые красные глаза сразу выдавали в нем что-то нечеловеческое. К тому же кожа на лице местами пожелтела, а кое-где проступали трупные пятна. Ведь перед тем как занять очередное тело, Демону приходилось убивать его прежнего хозяина.

Мирчя скромно встал возле двери и стал дожидаться, когда Марэманго соизволит обратить на него внимание. Минут через десять Демон отложил газету и сказал:

— Что в вашем мире творится! А еще ругают нашего повелителя, говорят, что он — абсолютное зло. Да тот же Буш во сто раз хуже! Разбомбил две страны — в интересах их же национальной безопасности. Ничего себе! Ох, доберусь я до него, просто пока времени нет. Не забудь мне напомнить, когда все проблемы решатся, чтоб я его наказал. Кстати, что там с нашим вопросом? Нашли третий камень?

— Мы нашли все концы и определили, что он где-то вЯпонии. Думаю, мессир, через неделю найдем и сам камень.

— А когда вы привезете мне Потомка? Надеюсь, его уже взяли? — Марэманго впился глазами в Мирчя.

— Э-э... Простите, мессир, но ему удалось скрыться. — Глава Службы безопасности опустил голову, не смея глянуть на Марэманго.

— Что?! — Демон в человеческом обличий вскочил с кресла. — Как это — удалось скрыться? Ты хоть сам понимаешь, что несешь?

И без того красные, его глаза сделались еще багровее. «Ну наверно, это все, — мелькнула мысль у несчастного Мирчя. — Сейчас я останусь либо без головы, либо без сердца». Но Марэманго сдержал себя и отступил назад.

— Ты хоть представляешь, насколько важно поймать этого человечишку! Если я не займу его проклятое тело, то мне не принять свой прежний вид. А если мне не принять свой прежний вид, то мы не сможем открыть врата и выпустить Темного Властелина. Надо же было его проклятому Предку отрубить мне голову, нарушив тем самым закон прохода между мирами. Теперь только я могу выпустить нашего повелителя в этот мир. Понимаешь ты это или нет? — Марэманго опять так взглянул на Мирчя, что тому захотелось забиться в самый дальний уголок Земли и не вылезать оттуда никогда.

— Мы исправим эту ошибку, мессир, — взяв наконец себя в руки, ответил Грану. — Но стоит принять но внимание, что помимо нашей организации существует еще и Орден Света. Скорее всего, это они помогли ему сбежать.

— Орден Света, — пренебрежительно сказал Марэманго. — Да что он реально может? Ты мне даже не говори про эту кучку неудачников. Короче, ищи камень, ищи проклятого Потомка. У тебя неделя. Отвечаешь своей головой. Иди! — Марэманго развернулся и направился к своему удобному креслу, давая понять главе Службы безопасности, что аудиенция окончена.

Мирчя с облегчением вышел, а точнее, выскочил из зала приемов и, тяжело вздохнув, побрел прочь. К счастью, с головой на плечах. А ведь мог бы и без нее.

Орден Света... Ничего себе кучка неудачников. Этот Орден всегда мешал организации Мирчя, ломая их самые хитрые и коварные планы. Положа руку на сердце, Грану считал эту организацию более могущественной, чем их Темный Орден. По крайней мере, во всех схватках выигрывали они, даже если сначала удача была на стороне Тьмы. Как, например, сейчас. Застав Орден Света врасплох, люди Мирчя смогли достать два камня из трех. Но теперь, когда фактор неожиданности был использован полностью, кто знает, сможет ли он достать третий камень и привезти Потомка. Грану снова вздохнул. Он был обязан сделать это, иначе не сносить ему головы.

Выйдя из замка, Мирчя Грану сел в свою машину, которая мирно стояла на парковке возле входа. Водитель, который был ему ближайшим помощником и телохранителем, с облегчением встретил босса. Уж очень долго тот не выходил из этого мрачного места.

Мирчя с удовольствием расплылся в мягком кресле своего бронированного «мерседеса». Закрыв глаза и немного расслабившись, он сказал:

— Поехали, Александру!

— Куда, босс?

— Поехали в контору. Надо кое-кому дать взбучку.

Видя плохое настроение шефа, Александру не решился доставать его расспросами. Все равно в конторе сам все расскажет и отдаст нужные приказания. Он верил в его счастливую звезду, а может, просто хотел в нее верить. Потому что от этого зависело и его безмятежное существование. Александру очень любил и уважал своего босса. Хорошо, что он остался живой после встречи с этим-проклятым Марэманго.

— Позвони в офис, пусть соберут всех, — не открывая глаз, попросил Мирчя водителя.

— Домой заезжать не будете?

— Нет, едем сразу в офис. У меня еще целая куча дел на сегодня. Так что не будем тратить время попусту.

Поставив машину на стоянку возле офиса, Мирчя и Александру направились к входу. Два охранника возле современных стеклянных дверей отступили в стороны, пропуская начальство. В холле их уже ждали. Оглядев присутствующих, Мирчя приказал охранникам никого не впускать в здание.

— Пойдемте в зал совещаний, господа!

Поднявшись по лестнице на второй этаж, глава Службы безопасности занял место во главе, а остальные сели по сторонам длинного стола переговоров. Грану откинулся на удобную спинку кресла.

Как смешно получается: совсем недавно Мирчя сам стоял перед Марэманго, а тот сидел во главе стола. Теперь уже он собрал своих подчиненных и сел во главе. Но это все — лирика. А сейчас было не до нее.

Мирчя разложил перед собой какие-то бумажки. Для чего — он и сам не знал, наверно для важности, а может, и верно, что-нибудь понадобится записать.

— Итак, господа, я сегодня был у мессира Марэманго, и, скажу прямо, он недоволен нашей работой. Точнее сказать, просто взбешен. Я уже не надеялся выйти из замка. Думаю, причину его негодования нам не нужно объяснять. Что скажете, уважаемые?

В комнате повисло напряженное молчание. Никто не хотел первым начинать что-либо объяснять. Ведь первый всегда получает по шапке в полной мере. Ну а если их босс сегодня получил свое, то наверняка им всем достанется на орехи.

— Что-то я не слышу ответа, уважаемые! Господин Говоров. Что скажете? Я так понимаю: ваши люди крупно облажались?

Огромных размеров мужчина, услышав эти слова, встрепенулся, как будто его кто-то уколол иголкой. Он поднял склоненную вниз голову, обвел быстрым взглядом всех собравшихся и, поняв, что первый все-таки он, начал свое объяснение.

— Мирчя, ты же знаешь, все, что зависело от нас, мы сделали. Просто ему повезло. Из всех, кто там был, выжил только он один. Но у нас есть небольшая зацепка. Один из убитых — член Ордена Света. Его опознали наши люди. Он бежал вместе с Потомком и был убит моим человеком в перестрелке. Сейчас наши люди проверяют все возможные места нахождения Потомка. Подключены все наши силы в этом регионе. — Михаил Говоров замолчал и опять опустил голову, давая понять, что это все.

— Михаил, а на кой черт вы устроили бойню в леспромхозе? Посмотри на заголовки ваших газет! Я же говорил, что его всего лишь необходимо взять живым. Неужели с твоими возможностями в России это так трудно?! — Грану почти кричал.

— Произошла ошибка...

— Опять им везет! — не обращая больше внимания на Говорова, Мирчя грубо выругался. — А что у вас, господин Розе?

Николя Розе, по национальности француз, являлся главой Службы разведки Ордена. На этой должности он находился всего около года, но уже успел себя зарекомендовать как хороший разведчик.

— К сожалению, ничего нового. Камень где-то в Японии. Это стало нам известно из достоверных источников. Вот только где именно?

— Ищите, ищите! — Мирчя снова стал выходить из себя. — У нас осталась неделя. Если мы что-нибудь не нароем, Марэманго снимет с нас шкуру. Всем понятно? Не только с меня, но и с вас.

В комнате наступила мертвая тишина. Все молчали, переваривая услышанное. Внезапно у Говорова зазвонил сотовый телефон. Мирчя со злостью глянул на русского великана, а тот виновато пожал плечами и включил вызов.

— У меня важное совещание, ты можешь перезвонить... Что-о? — Михаил чуть не подпрыгнул в кресле. — Говори, говори. Так! Так! Отлично! Пока ничего не предпринимай, я с тобой свяжусь. Ну все, хвалю!

Он нажал кнопку отбоя, повернулся к разозленному Мирчя и торжественным голосом сообщил потрясающую новость.

— Мои люди в России нашли следы Потомка.

— Отлично, давай подробности! — Грану сразу повеселел.

— Потомок сейчас во Владивостоке. Ему кто-то помогает, потому что он делает паспорт и визу в Японию. Я могу приказать своим людям, и они возьмут его хоть сейчас.

Мирчя встал и, скрестив руки на груди, стал прохаживаться по комнате, напрягая мозги. В них постучалась замечательная идея. Если все пройдет так, как он рассчитывает, они смогут убить двух зайцев одним ударом.

— Говоришь, визу в Японию?

— Да, в Японию. Ну что, звонить моим людям во Владивостоке?

— Да-да, звони. Но только скажи, чтоб они его не брали!

— Как не брали? — удивился Говоров.

— Ну ты что, сам не понимаешь? Камень где-то в Японии, Потомок едет туда же. Улавливаешь связь? Возможно, он идет на контакт с хранителем камня.

— А-а-а... — протянул Михаил.

— Так! — встрепенулся Мирчя, устав от тупых рассуждений Михаила. — Господин Ханг, вы со своими людьми срочно вылетаете в этот самый Владивосток. Там люди Говорова передают слежку за Потомком вашим профессионалам. Вы ведете его до Японии, а там, если наши предположения верны, он будет встречаться с хранителем третьего камня. По крайней мере, мы ничем не рискуем. Даже если наше предположение неверно и в Японии он не встретится с хранителем, то мы возьмем его там. Конечно, если ваши спецы его не упустят, господин Ханг! — Мирчя глянул на Лу Ханга — главу спецотряда Службы разведки.

— Это исключено! — без запинки откликнулся Ханг. — Мои люди — лучшие. Разве я вас когда-нибудь подводил?

— Нет, Лу. У меня к тебе претензий никогда не было. Не обижайся. Просто помни, что от этого очень многое зависит. В том числе, возможно, и наши с тобой жизни.

— Значит, я приказываю своим людям следить за Потомком? — блеснул своей догадливостью Говоров.

— Да, Михаил, только следить. Но — следить круглые сутки и не засветиться перед ним. Подключай к этому всех своих людей. Да, кстати, господин Эмерсон. Вы со своими штурмовиками тоже вылетаете в Японию. Возможно, вам там будет чем заняться. Не забудьте прихватить свое спецснаряжение.

Командир особого штурмового отряда Эмерсон кивнул головой. По его лицу, с двумя огромными шрамами на левой щеке и еще дюжиной мелких, пробежала дикая улыбка, которая проскакивает у профессиональных солдат, предвкушающих хорошую схватку.

— Это все, господа! Действуйте. Александру подготовит паспорта и визы, а также обеспечит деньгами. У нас с вами куча дел и очень мало времени, поэтому за работу.

Владивосток.

Примерно то же время

Илья открыл дверь. На пороге стоял очкарик, который делал им с Виктором паспорта. Он впустил его в квартиру и выглянул на лестничную площадку, чтоб проверить, нет ли там кого из посторонних.

— Извините, Илья, я спешу. У меня еще две встречи. Вот ваши документы, смотрите.

— Так, это я! — сказал Илья, раскрывая первый паспорт. — Виза в порядке?

— Естественно! Вы можете абсолютно не переживать. Таким образом я уже человек двадцать отправил по всему миру. Все законно. Вы занесены в компьютер миграционной службы Страны восходящего солнца и в базу данных нашей ПВС. И еще много куда, я не буду объяснять все нюансы, а просто гарантирую вам беспрепятственное прохождение обеих границ.

— Ладно, надеемся на тебя!

— Илья, я хотел бы получить свой гонорар, — скромно сказал очкарик.

— Конечно. — Вытащив из кармана куртки, висевшей в прихожей, конверт, Илья передал его гостю.

— Здесь все, как мы договаривались?

— Естественно, вы можете абсолютно не переживать, — передразнил его Илья, но, похоже, нобель шутки не понял.

— Ладно, я побегу. Приятно было с вами сотрудничать. Если что — обращайтесь еще.

— Счастливо! — крикнул ему вслед Илья. Виктор вышел из комнаты в прихожую.

— Ну что, паспорта готовы. Билеты я забронировал, завтра поеду выкуплю на воскресный рейс. Предлагаю все это дело спрыснуть сегодня вечером в моем любимом маленьком баре, тут неподалеку. Ты не возражаешь?

— Шутишь? Я целую неделю просидел взаперти. У меня крыша скоро упадет.

— Я так понимаю — это твое согласие. Значит, вечером. Кстати, надо съездить в магазин и прикупить тебе что-нибудь из одежды. Собирайся. Поедем, пока они не закрылись.

Купив все необходимое для Виктора, оставив при этом большую кучу денег, парни вернулись домой. Когда уже стало темнеть, отправились в бар, который был всего в двух кварталах. Илью там все знали, поэтому Виктор позволил себе слегка расслабиться.

Первым делом помянули Игоря, затем, хорошо посидев и вдоволь наигравшись в бильярд, парни пошли домой, прихватив двух весьма раскрепощенных девушек, с которыми познакомились там же, в баре. Понятно, кому что было нужно, поэтому пары, выпив еще немного вина, разошлись по комнатам.

Утром, выпроводив по-быстрому возмущенных красавиц из квартиры и дав им «на такси», наверно, до самой Москвы, парни сели завтракать.

— Самолет у нас завтра в четырнадцать сорок. Я сейчас уеду, буду поздно. Надо доделать все дела, перетереть с пацанами. Ты остаешься на хозяйстве. Отдыхай, расслабляйся, хотя тебя уже, наверно, от этого отдыха воротит. Вечером не забудь собрать вещи. Свои шмотки я кинул в зале на кресло. Не в службу, а в дружбу — сложи их тоже. Сумки где-то в шкафу в спальне.

— Ладно, думаю, последний день как-нибудь продержусь! — вздохнул Виктор.

— Ну я пошел. Дверь никому не открывай, — по-матерински сказал Илья и, улыбнувшись, добавил: — Шутка. Но к телефону тоже не подходи!

После ухода Ильи Виктор весь день просидел возле телевизора, хотя за эту неделю взаперти насмотрелся его на год вперед. К вечеру, собрав сумки, принял душ. Перед поездкой — надо. А может, просто потому, что делать было больше нечего.

Илья действительно вернулся домой очень поздно. Он не хотел будить нового друга, но тот вышел сам.

— Что не спишь?

— Да что-то не получается.

— Ладно, уже поздно. Я что-то устал. Завтра у нас с гобой долгая дорога. Самолет, поезд. Короче, иди ложись.

На следующий день в двенадцать часов подъехало такси, заказанное накануне. За час домчались до аэропорта. С таможней и пограничным контролем проблем действительно не возникло: нобель поработал хорошо. Дорога до Ниигаты заняла всего один час. Приземлившись в аэропорту и пройдя таможню и контроль (тоже без проблем), Виктор и Илья вышли из здания. Было не по-российски жарко.

Страна восходящего солнца вызвала у Виктора противоречивые чувства. По правде говоря, он ожидал здесь увидеть другое. В его представлении небо Японии должно быть утыкано небоскребами, улицы забиты толкущимися в бесконечных пробках машинами, а тротуары — людьми, снующими по своим делам. На самом деле все оказалось абсолютно противоположно. Двухэтажное здание аэропорта, наверно, было самой высокой постройкой в радиусе нескольких километров. Небольшие ровные улочки пестрели маленькими домиками с разноцветными вывесками. По дорогам свободно проезжали машины, никак не стесненные пробками, половина из них были такси. Народу на улицах было так мало, что Виктору показалось, будто их самолет сбился с курса и прилетел не туда.

Но, несмотря на все это, выйдя из здания, молодые люди попали в настоящую цивилизацию. Чисто вымытый асфальт блестел на проглядывающем из-за облаков солнце. Аккуратно подстриженная зелень наполняла окружающий воздух приятными ароматами.

— Надо позвонить Сибояси, предупредить его, — разминая затекшую в полете спину, сказал Илья. Он достал из кармана своей спортивной сумки сотовый телефон. — Вот, взял у знакомого пацана. Он часто бывает в Японии, поэтому купил себе здешний мобильник. Знаешь сколько они платят?

— Сколько?

— Двадцать баксов в месяц! А говори сколько хочешь. Хотя, наверно, в Москве тоже платят столько же. Это у нас по сотне в месяц. Ладно, какой там номер у Сибояси?

Виктор достал конверт, который ему передал Игорь, и вытащил из него заветную бумажку. Набрав длинный ряд цифр, Илья услышал мужской голос, сказавший что-то по-японски.

— Э-э-э, Сибояси-сан... — растерявшись, сказал он в трубку по-русски, но тут же сообразив, начал говорить на неплохом английском языке: — Простите, я из России. Нам нужно встретиться по очень важному делу.

К удивлению Ильи, Сибояси ответил на столь же неплохом русском:

— Давайте говорить на вашем родном языке. Английский я знаю хуже. Откуда у вас этот номер телефона?

— Я являюсь членом Ордена, как и вы. Нам нужна ваша помощь.

— Какой еще орден? О чем вы говорите?

— Господин Сибояси, я знаю, кто вы еще, помимо должности, которую занимаете в организации. А нас всего двое. Давайте встретимся, и я все объясню. По словам моего друга, Игоря Полоцкого...

— Игоря? Он с вами? Дайте его.

— К сожалению, он погиб.

— Сибояси замолчал. Немного погодя мрачно сказал:

— Хорошо, подъезжайте. Вы сейчас где?

— Мы только что прилетели в Ниигату.

— Хорошо, как приедете в Токио, позвоните мне, и мы договоримся, где нам можно встретиться.

— Хорошо. Спасибо, Сибояси-сан.

Илья нажал отбой и спрятал трубку в карман.

— Ну что, вроде бы договорился. Пойдем на такси, а то у нас поезд скоро, надо еще билеты купить.

Подойдя к месту посадки на такси, они встали в небольшую очередь, которая двигалась очень быстро. Кстати, это, наверно, было единственное место в Японии, где можно увидеть очереди. Очередь из людей и очередь из машин. Такси подъезжало в специально отведенное для посадки место, пассажиры садились, и автомобиль отъезжал. Остальные добросовестно ждали своей очереди. Ах, если бы у нас были такие порядки!

Сев в машину, Илья сказал водителю.

— Сенконсен!

Водитель кивнул, и такси мягко тронулось с места. Виктор с любопытством рассматривал виды, которые проплывали мимо окна автомобиля. Это была первая в его жизни заграничная поездка, и ему все было интересно. Правда, дорога до вокзала оказалась недолгой. Попетляв по узким улочкам Ниигаты, минут через двадцать машина остановилась возле входа в железнодорожный вокзал.

Улица, на которой находился вокзал, очень отличалась от окрестностей аэропорта. Здесь уже повсюду были высокие здания, сверкающие чистыми стеклами. Большие экраны уличных телевизионных панелей гремели рекламными роликами. Плотность машин и людей на улице тоже значительно возросла, из чего Виктор сделал вывод, что это место, возможно, являлось центром города или чем-то близким к этому.

Войдя в здание вокзала, Илья стал крутить головой по сторонам, ища кассу. Найдя ее электронный аналог, удовлетворенно кивнул:

— Теперь надо, чтоб кто-нибудь купил нам билет. Мне тут шарящие люди написали по-японски кое-какие нужные фразы... Так, где тут про билеты? — Он порылся в бумажках, извлеченных из кармана той же сумки. — Ага, вот.

Он подошел к одной девушке, явно японской наружности, и показал ей свою бумажку, ткнув пальцем в нужную фразу. Японочка сначала немного испугалась, но затем, взглянув на симпатичного иностранца, стала тщательно вчитываться в иероглифы. После, раскрыв рот, как подобает японкам при выполнении очень сложного поручения, подошла к кассе. Илья дал ей деньги, и она стала вставлять купюры в приемное отверстие. После того как автомат проглотил их, девушка стала тыкать своим маленьким пальчиком в кнопки кассы, поглядывая на карту с зонами Японии. Через пару" секунд машина выплюнула два билета и сдачу. Девушка сгребла это все в руку и передала Илье.

— Тэнкью, красотуля, — улыбнулся он.

Девушка улыбнулась в ответ и пошла дальше по своим делам. А Илья проводил ее оценивающим взглядом. Виктор подошел к нему и спросил:

— Удачно?

— С билетами — да. Теперь надо найти путь, от которого отходит паровоз, — ответил Илья, глядя мимо друга. — А она очень даже ничего!

Виктор лишь мотнул головой, приглашая его идти к поезду. Илья вздохнул и, не отрывая взгляда от ·даляющейся аборигенки, потянулся за своей сумкой. А японочка свернула за угол, оставив здание вокзала имеете с его гостями.

Выйдя к перронам, Илья стал показывать свою бумажку встречным прохожим. Когда они наконец Добрались до нужного места, поезд уже стоял. Заняв С1юи места, ребята откинулись в удобных креслах вагона. Через несколько минут поезд бесшумно троился и, набирая скорость, понесся к столице.

Япония. Ниигата.

Это же время

Лу Ханг с тремя своими лучшими людьми вышел из здания международного аэропорта города Ниигаты. Возле входа стоял неприметный белый микроавтобус, в котором их ждал человек Эмерсона. Они сели в салон машины.

— Немного подождем, — сказал Ханг водителю. — Они уже прошли контроль, сейчас ждут багаж. Кстати, а где Эмерсон? Он не захотел нас встретить?

— Нет, господин Ханг! Он получает и оформляет груз. Вы же знаете этих дотошных японцев. Одними деньгами здесь вопрос не решишь. Поэтому пришлось воспользоваться нашими дипломатическими связями. А на все это нужно время и терпение.

— Какой еще груз? — удивился Лу.

— Спецснаряжение, оружие, боеприпасы! — ответил водитель. — Затевается серьезная заварушка. Поэтому нам нужно быть хорошо снаряженными и подготовленными к боевой операции...

Ханг увидел, что их подопечные выходят из аэропорта, и перебил разошедшегося боевика:

— Смотри, вот эти двое! Ты их не должен упустить.

Водитель кивнул и тронул машину, как бы крадучись за идущими к стоянке такси людьми. Когда они отъехали, микроавтобус аккуратно последовал за ними. Проехав минут пятнадцать, водитель сказал Хангу:

— Похоже, они едут на вокзал. Наверно, им нужно в другой город.

— Понятно, значит, мы тоже уезжаем.

Водитель не ошибся. Такси остановилось возле вокзала. Двое русских вышли из машины и, взяв из багажника сумки, нырнули внутрь здания. Лу Ханг со своими людьми последовал за ними.

В его группе один человек говорил по-японски, поэтому выведать у девушки, куда русские купили билеты и на какой поезд, не составило труда. Купив точно такие же билеты, Лу с людьми отправился на перрон.

Япония. Токио.

Два часа спустя

— Вот мы и в Токио! — сказал Илья, выходя на улицу. — Как тебе?

— Да что Ниигата, что Токио — разница лишь количественная.

— Э-э, нет. Скоро ты увидишь разницу. Сейчас выберемся из подземки, и ты сам почувствуешь!

— Он вытащил телефон и набрал номер Сибояси. Через пару секунд трубку взяли, и все тот же голос произнес по-английски:

— Слушаю вас.

— Сибояси-сан, это опять я. Мы уже в Токио. Где встретимся?

— Так. Возьмите такси и скажите водителю два слова: «Гинза Митсуя». Это универмаг в самом центре Токио. Возле его центрального входа будет стоять машина — черный «мерседес». Номер — четыре тройки. Сядете на заднее сиденье, и водитель отвезет вас ко мне. Запомните: «Гинза Митсуя».

— Понятно, Сибояси-сан. До встречи.

Илья вернул трубку в карман, и они двинулись к остановке такси. Отстояв быстродвижущуюся очередь, сказали водителю заветные слова, и машина тронулась с места. Когда такси остановилось возле гигантского магазина, Виктор действительно ощутил разницу между Ниигатой и Токио. Ему показалось, что он попал в будущее. Огромные небоскребы своими крышами уходили так высоко, что у него закружилась голова. А как красиво вокруг, как ухожено!

Да, это тебе не Ниигата, хотя там тоже очень красиво, и уж тем более не Владивосток.

Огромные магазины пестрели зеркальными витринами, отражая яркий свет. Люди толпами, весело переговариваясь друг с другом, входили и выходили, не замечая двух русских парней. Сильный шум, стоящий вокруг, почему-то не резал слух, а лишь создавал обычную рабочую обстановку такого крупного мегаполиса, как Токио. В этом шуме было все — гул машин, шум работающих кондиционеров, музыка, доносящаяся с рекламных панелей и мониторов, крики японцев, звонки мобильных телефонов и еще миллион неведомых звуков, заполняющих окружающее пространство.

Илья заметил растерянность в глазах друга, но не стал его доставать. Пусть полюбуется этим величием. Ведь когда-то он сам, впервые попав сюда, так же таращил глаза, рассматривая окружающее, как младенец, попавший в сказку.

Увидев возле входа нужную им машину, он дернул Виктора за рукав. Сквозь бурлящую толпу они пробрались к «мерседесу» и запрыгнули внутрь. За рулем сидел японец в черной униформе водителя. Он кивнул им головой и медленно тронулся от входа в огромный магазин с мировым именем.

Отъезжая от универмага, никто из них не обратил внимания на белый микроавтобус, который, подождав немного, тоже отъехал от места парковки.

Расспрашивать водителя о чем-либо было, конечно, делом бессмысленным, поэтому ехали молча, лишь изредка перебрасываясь короткими фразами между собой. Проехав несколько кварталов, машина остановилась возле огромного здания. Водитель выскочил на улицу и помог молодым людям выйти, распахнув перед ними дверцу. Парни не ожидали такого отношения к своим персонам. Илья кивнул водителю, но тот был настроен на серьезный лад. Он показал им на вход в здание, а сам побежал вперед, открывать дверь. В холе стояли два охранника, которые сначала насторожились, но, увидев водителя, успокоились и расслабились.

Парни послушно прошли за шофером к лифту. Их провожатый нажал на последнюю кнопку, и лифт бесшумно тронулся. У Виктора сначала заложило уши, как в самолете при взлете. Из-за отсутствия в своих карманах карамели «Взлетная», парню пришлось проглотить слюну, чтоб чувствовать себя комфортно в подобной ситуации. За полминуты они долетели до тридцать восьмого этажа. «Интересно — подумал Виктор, — сколько бы ушло времени на подъем до такой же высоты в лифте российского производства?»

Просторный холл, в котором они оказались, выйдя и; лифта, был украшен в японском стиле. В конце сн! красовалась небольшая, расписанная сценкой из лизни журавлей дверь, возле которой тоже стояла охрана в черных костюмах, на манер фильмов про японскую мафию. Но людей было побольше и вооружены они были получше, в чем парни убедились, когда один из телохранителей зачем-то наклонился, обнажив под пиджаком кобуры с двумя «узи». Чуть и стороне стоял стол, за которым сидела красивая секретарша. Увидев вышедших из лифта людей, она чю-то сказала водителю, а сама шмыгнула в «журавлиную» дверь. Провожатый знаком попросил гостей подождать. Через пару секунд девушка выскочила обратно в холл и рукой показала: проходите. Парни шагнули в открывшийся проход, и четверо охранников тенями проследовали за ними. За дверью оказался еще один небольшой холл, в котором сидели два охранника. Гости переглянулись.

— Как тебе уровень безопасности? — не выдержал Логинов. — Наверно, есть за что переживать.

— Да, покруче, пожалуй, чем даже у нашего президента.

Охранники строго глянули на ребят, и те сразу замолчали. Открыв вторую дверь, они вошли наконец в кабинет Сибояси. Просторная комната впечатляла своим богатым убранством. В самом конце стоял огромный стол из красного дерева. Место для него в отношении безопасности выбрано очень грамотно. Со стороны окон оно не простреливалось, от входа напрямую — тоже. У стены напротив высокого, от пола до потолка, окна стоял диван и журнальный столик.

— Прошу вас, господа! — сказал пожилой японец, поспешивший им навстречу. — Проходите. Прошу на диван. Чай, кофе?

— Здравствуйте! Вы, наверно, господин Сибояси? — спросил его Илья.

— Да, Сибояси это я.

— Меня зовут Илья, а это Виктор, — сказал Логинов, показывая на друга.

— Очень приятно, чем обязан, господа? Я так понимаю, что вы прибыли из России. Поэтому надеюсь, что вас сюда привело действительно что-то важное.

Илья немного замялся. С чего же начать разговор? С таким серьезным человеком, главой знаменитой якудза, нужно быть аккуратней. Илья много раз бывал на всевозможных «стрелках» и сходках, не один раз общался с авторитетами криминального мира, но, увидев, какой властью обладает Сибояси, почувствовал, что у него мороз пробежал по коже. Ведь если не удастся убедить его, то им не позавидуешь. Поэтому Илья начал очень осторожно.

— Сибояси-сан, я недавно — около года назад — был посвящен в Орден Света. Я хорошо знал Игоря Полоцкого, и это он был инициатором моего вступления в организацию.

— Бедный Игорек, — грустным голосом протянул Сибояси. — Как же так его угораздило?

— Об этом вам и расскажет Виктор. — Илья показал рукой на молчавшего все это время друга.

— Я и сам многое не понял, — начал свой рассказ Виктор. — Я работал простым лесорубом. Примерно пару месяцев назад к нам приехал Игорек. Его тоже завербовали наши хозяева. Мы с ним как-то сразу подружились, и довольно близко. Недавно меня начали мучить кошмары, и я рассказал ему о них.

— Кошмары? — переспросил Сибояси, удивившись.

— Да, обычные кошмары во сне. Он расспрашивал, что именно мне в них снится, и, когда я рассказал, Игорь поведал странную историю. Теперь, после всего, что со мной произошло, это мне уже не кажется такой сказкой. Но тогда в это было трудно поверить. А через пять минут после нашей с ним беседы лагерь, в котором мы жили, был расстрелян бандитами. Игорь сказал, что это пришли за мной. Якобы я потомок того, кто отрубил голову какому-то Маманге.

— Марэманго, — поправил Сибояси.

— Что? — не понял Виктор.

— Не Маманге, а Марэманго.

— Да, наверно. Я точно не помню его имени...

— Теперь мне все ясно, — перебил Сибояси. — Игорь был послан нашей организацией для поиска Потомка. Он занимался этим около десяти лет. И так совпало, что он тебя нашел как раз в то время, когда воскрес Марэманго. Хорошо, что он отыскал тебя раньше, чем это сделали бы люди Темного Ордена.

— Так что нам делать, господин Сибояси? Игорь послал меня к вам. Вы человек мудрый, посоветуйте.

— Что делать? Ну во-первых, ты должен понять, Виктор, что твоя жизнь больше тебе не принадлежит. От того, поймает тебя Марэманго или нет, зависит судьба всего живого. Ты теперь — достояние человечества. Смирись с этим, прими это как неизбежное.

— Но что будет дальше? Я же не могу сидеть в клетке, отрезанный от всего мира, в каком-нибудь тайном подземелье всю свою жизнь.

— А что, это неплохая идея, — сказал Сибояси, но, увидев, как изменился в лице его молодой собеседник, добавил: — Шучу. На это Верховный совет Ордена никогда не пойдет. Темный Орден будет снова и снова пытаться выкрасть тебя. Ты позарез нужен Марэманго. Поэтому мы должны быть начеку и не дать им это сделать. Необходимо собрать все наши силы и ударить по логову Марэманго. А это, скажу тебе, очень непросто. Сначала нужно найти это логово. Тебе все понятно?

— Пожалуй, да! — ответил Виктор. — Правда, не до конца.

— Береги себя. С этого момента вы будете делать только то, что я вам скажу. К вам приставят пятерых охранников. Это мои преданные люди, поэтому за них можете не волноваться. Они жизнь отдадут, если я прикажу. Жить будете в моей гостинице. Из нее без моего разрешения ни шагу. Передвигаться по городу только с моего разрешения и только на моем транспорте. Помните, теперь Темному Ордену необходимы только две составляющие, для того чтобы выпустить в наш мир Дьявола, — это последний ключ, который еще у нас, и ты.

— А-а, да! Игорь мне что-то говорил про ключи. Это к замкам на воротах между нашим миром и владениями Дьявола.

— Именно! Только их называют не ворота, а врата. Когда твой предок упек Марэманго в жалкий кувшин, нарушился баланс, и теперь только невернувшийся домой Марэманго может открыть врата Ада. Это, конечно, большая для нас удача, потому что в противном случае вход мог бы открыть кто угодно, сговорившись об одновременном обряде с двух сторон. Как это и случилось тысячи лет назад, когда маги Темного Ордена распечатали вместе с Марэманго врата между нашими мирами. Мы должны во что бы то ни стало не выпускать Демона Тьмы отсюда. Если его убить снова и запечатать прах, человечество будет спасено. Возможно, навсегда.

— Так я не понимаю, Марэманго жив или нет? — спросил Илья у Сибояси. — Если он уже был убит предком Виктора...

— Нашей разведке удалось выяснить, что урна с его прахом была найдена французами в Антарктиде и переправлена во Францию. Дальше следы теряются, но мы знаем, что у них там произошло какое-то ЧП, погибла девушка, а ее друг исчез. Скорее всего, они открыли сосуд с прахом Марэманго. А это значит, Что дух Демона на свободе. Он должен был занять какое-нибудь человеческое тело до той поры, пока не поймает Потомка.

— Как занять? — не понял Виктор.

— Как в американских фильмах! Взять и занять. — Сибояси встал. — И, скорее всего, он это уже сделал, все последние события, произошедшие в мире, наталкивают нас на такой вывод. Поэтому сейчас вы едете в гостиницу. Вечером я заеду, и мы отправимся поужинать. Там и поговорим, а пока я созвонюсь кое с кем и определюсь, что дальше делать. Тонага все устроит — гостиницу, охрану, машину, переводчика. Ну, до вечера. — Сибояси поднял руку, показывая, что разговор окончен.

Парни вышли из кабинета, и Тонага — тот самый водитель, который их привез, — повел русских обратно к машине. Дальше, следуя плану Сибояси, они направились в гостиницу. Войдя в распахнувшиеся перед ними двери, Тонага что-то громко крикнул администратору, и тот, сто раз поклонившись, вручил им ключ от номера.

***

Когда «мерседес» с Потомком остановился возле огромного небоскреба, машина с людьми Ханга тоже припарковалась неподалеку. Лу решил не светиться и не покидать автомобиля. Он набрал телефон координатора.

— Тодо, проверь, кому принадлежит «мерседес» номер три, три, три, три. — Он прервался, глянул на одного из своей группы. — Имаго, а ты узнай адрес этого дома, — и снова вернулся к телефону. — И еще, сейчас, я тебе скажу адресок, его тоже надо будет проверить.

— Так, насчет машины, — раздался голос в трубке. — Автомобиль принадлежит компании Сибояси Инкорпорейшн. Хозяин фирмы — господин Сибояси.

— Что-нибудь есть на этого Сибояси?

— О да, я могу вам и без компьютера многое про него рассказать.

— Что, очень известная личность? — заинтересовался Ханг.

— Сибояси — это глава якудза. Могущественный и влиятельнейший человек. Он стоит у руля этой организации уже около десяти лет и является ее бессменным лидером. Говорят, под его руководством якудза очень сильно укрепила свои позиции в Азии, помирившись с триадой[5]. Этим он заработал большой авторитет в криминальном мире. Помимо этого яв.-ляется одним из богатейших людей Японии. Исправно платит налоги со всего своего официального бизнеса, чем тоже заработал огромный авторитет уже среди простых японцев. У нас в стране принято чтить богатых людей, которые исправно платят налоги. Такова наша традиция.

Дверь в машину открылась, и в салон влез Имаго, которого Лу отправлял узнать адрес.

— Ну что?

— Да это головной офис компании Сибояси Инкорпорейшн.

— Понятно! — сказал Ханг и добавил в трубку: — Отбой. Тут и так все понятно. Угораздило нас залететь с этим Сибояси.

Лу спрятал телефон. Вот тебе и задачка. Ввязываться в драку с якудза ему совершенно не хотелось. Но иного выхода не было. Хотя, конечно, это проблема Эмерсона и его профессионалов. Только помогать им друг другу все равно придется, ведь если они вернутся из Японии пустыми, то шеф с них шкуру сдерет. Нужно будет позже озадачить Эмерсона. Впрочем, этому мяснику все равно кого мочить.

— Они выходят! — отвлек шефа от размышлений Имаго.

— Давай за ними! — бросил Ханг водителю. — Смотри не потеряй.

Пока машина ехала за «мерседесом», Лу решил прикинуть все «за» и «против». Если наносить удар, то нужно это делать немедленно. Ведь скоро Потомка могут куда-нибудь переправить и тогда ищи его. Значит, нужно напрячь Эмерсона. Ханг снова достал телефон и набрал номер командира штурмового отряда.

— Эмерсон, это Ханг. Вы готовы действовать?

— Мои люди уже засиделись без дела, — проскрипел железный голос в динамике трубки.

— Ну это, конечно, преувеличение. Вы всего три дня здесь, неужели мирная жизнь успела наскучить? — улыбнулся Лу.

— Где и когда?

— Где — еще не знаю, когда — тоже пока неизвестно. Но, думаю, сегодня вечером или завтра до обеда мы должны это провернуть. Короче, будьте готовы, я с вами созвонюсь.

— Ждем!

Между тем «мерседес» с Потомком подъехал к огромной гостинице...

***

— Итак, господа, я связался с советом и объяснил его членам ситуацию. Решено вас переправить в наш главный центр, — сказал Сибояси, возвращая меню официанту.

Виктор и Илья находились в ресторане, куда их привез Тонага. Это было шикарное, устроенное в японском стиле заведение, в котором подавали национальное блюдо сябусябу. Ресторан был на два часа снят господином Сибояси, поэтому никого, кроме них, в просторном зале не было.

В котел с водой бросали грибы, зелень и прочие необходимые ингредиенты и ждали, пока вода закипит. Затем специально приправленное, тонко нарезанное мясо бросали в кипящий бульон и через минуту вытаскивали готовым к употреблению. Все это сопровождалось небольшими холодными закусками, как принято у японцев. Наверно, чтоб нагнать аппетит.

После сябусябу Сибояси обещал гостям еще и скияки. Это почти то же самое, только мясо не варится. Его жарят на газовой печке, встроенной в стол.

Еще официант принес глиняный кувшин. Ребята сразу догадались, что это саке. Вообще, этот напиток на любителя и не всем нравится. Но побывать в Японии и не попробовать ее национальный символ — это было бы крайне глупо.

— А что мы там будем делать? — поинтересовался Виктор, слегка поежившись от холода, которым его обдувал кондиционер.

Надо заметить, что это чудо холодильной техники в Японии было на каждом шагу. Кондиционеры присутствовали здесь везде. Будь это гостиничный номер, куда их поселили, салон автомобиля, зал ресторана. Везде человека встречал поток ледяного воздуха, выбрасываемый из охладителя.

— Как что? Спасать мир! — без тени иронии ответил Сибояси.

— Тогда еще вопрос: каким образом?

— Ты слышал рассказ о Великой битве, в конце которой твой предок отрубил голову Марэманго? — спросил Сибояси.

— Да, мне рассказывали.

— А ты знаешь, что после той войны нашему оракулу было Великое Видение. Всевышний предостерегал нас и поведал кое-какие тайны. Он сказал, что теперь мы должны охранять урну с прахом Марэманго, иначе Дьявол опять сможет проникнуть в наш мир. Еще нам было поведано, что это все равно когда-нибудь произойдет и победить Демона Тьмы сможет потомок того, кто это уже раз сделал. То есть ты, Виктор. — Сибояси хлебнул немного воды из стакана, который всегда ставят в Японии гостям ресторана, ожидающим заказ, и продолжил: — В этом тебе помогут твои сны-видения. Доверяйся им, так как через них ты поддерживаешь связь со своим великим предком. Наши маги помогут тебе со всем этим разобраться.

— А где находится центр? Куда нам опять ехать?

— Да тут недалеко. В Индии! На юго-востоке есть такой порт Бахрампур — это тебе, так сказать, основной ориентир. От него в глубь страны и к северу имеется городок поменьше, называется Бхаванипатна. А возле него — деревня Ланджигар. Она спрятана в индийских джунглях и не на всех картах обозначена. Сам, наверно, слышал, что Индия — это страна загадок и сюрпризов. Там вас встретят наши люди, но об этом чуть позже. Слушайте дальше. Возле нее в джунглях находится Затерянный город Света. А в нем спрятан наш Главный Храм Света. В него вы и должны попасть. Там живет Хранитель Книги Света. Он поможет тебе, Виктор, разобраться во всем. Вот ваши паспорта с визами, билеты. Я немного проявил инициативу, и теперь вы — граждане Финляндии, следующие до Дели. Вот билеты на внутренний рейс Дели — Бахрампур. Там возьмете какой-нибудь автобус и — своим ходом. Вот вам каждому на расходы. — Сибояси выложил на стол две пластиковые карты «Виза Голд». — На каждой по миллиону долларов, ПИН-коды найдете в конверте. С вами поедут еще десять моих лучших ребят и переводчик, чтобы в пути ничего не произошло. Переводчик ждет вас в гостинице, а ребята переходят в ваше распоряжение немедленно. А-а, вот и мясо. Пробуйте, пробуйте...

***

К ресторану, в котором сидел господин Сибояси с гостями, подъехала маленькая, неприметная машинка и припарковалась чуть в стороне от входа. Лу Ханг, сидевший в ней на заднем сиденье, достал телефон.

— Эмерсон, это Ханг. Возле входа три охранника. На парковке три машины, в них водители. Не мешало бы тоже убрать, мало ли что.

— Принято. Начинаем.

Ханг откинулся на спинку мягкого сиденья и стал ждать начала шоу. Через минуту к входу на скорости подскочили два черных микроавтобуса с полностью затонированными стеклами. Они резко остановились напротив охранников, двери открылись, и парни в черных пиджаках, так ничего и не успев понять, рухнули на землю, изрешеченные пулями. Все было сделано быстро и бесшумно, если, конечно, не считать визга тормозов и глухих хлопков из автоматов с глушителями. Трупы охранников были спрятаны в машины людьми Эмерсона, выскочившими из микроавтобусов.

— Хорошее начало, хлопнул в ладоши Ханг. Он развернулся в сторону парковки, посмотреть, как обстоят дела там. Трое в черных костюмах с большими сумками в руках бежали от машин к ресторану. «Отлично!» — пробормотал Лу. Значит, водителей уже убрали. Молодец Эмерсон, его люди действительно профессионалы. Ну что же, давайте следить дальше за развитием событий.

Между тем штурмовики уже проникли внутрь. Первым по коридору шел, естественно, Эмерсон. Он всегда сам вел своих людей к победе. Чуть приотстав, двое следующих подстраховывали его спереди и по бокам. Еще один страховал группу с тыла. Вся команда двигалась шаг в шаг. Чувствовалось, что эти ребята не один раз вставали плечом к плечу в подобных ситуациях. Остальные штурмовики следовали за основной группой, проверяя комнаты на присутствие в них людей.

Откуда-то сбоку на шум выскочил повар. Реакция группы была мгновенной. Как только любопытный выглянул из-за двери, один из штурмовиков равнодушно выстрелил в его сторону. Бедняга был пронзен тремя пулями, выброшенными из ствола «узи» с глушителем.

***

Сибояси услышал какой-то шум за дверями комнаты. Это его слегка насторожило. Резким кивком головы он приказал своим людям разобраться, в чем дело, и два охранника с пистолетами в руках тут же бросились к плотно прикрытым дверям комнаты. Они стали вслушиваться, пытаясь уловить, что же на самом доле происходило за порогом. Но там, как ни странно, было все спокойно. Один из охранников, тихо вздохнув, потянулся к ручке двери.

Внезапно мощный удар чуть не сбил его с ног.

IIа пороге появились люди с оружием в руках. Когда охранники Сибояси сообразили, что это нападение, было уже поздно. Эмерсон из двух пистолетов расстрелял их в упор, быстрым движением выбросил пустые магазины на пол и перезарядил оружие. Все было проделано с молниеносной быстротой.

В комнате началась настоящая война. Уцелевшие охранники Сибояси открыли ответный огонь. Перезарядив пистолеты, Эмерсон упал на пол и спокойно взял на мушку одного из людей Сибояси. Нажав на спуск, он увидел, как лопнула рубашка охранника, выплескивая наружу фонтан крови, разбрызгивая ее по полу ресторана. Быстро перекатившись в сторону, Эмерсон выстрелил в очередную жертву и снова попал.

Что-то грохнулось за спиной, и Эмерсон краем глаза увидел, что один из людей его команды упал с развороченным пулей лицом. Еще один из нападавших тоже корчился в предсмертных судорогах на полу. Защищающиеся приободрились, увидев, что врагов стало в два раза меньше. «Черт, где же остальные?» — выругался Эмерсон про себя, отбрасывая пустые пистолеты и ловким движением хватая любимый АКМ, болтавшийся все это время у него за спиной.

В проходе появилась остальная часть команды Эмерсона. Они открыли шквальный огонь, значительно потеснив людей Сибояси. Лишь несколько человек, вместе с Потомком, которого Эмерсон должен был взять живым, успели спрятаться за опрокинутые столы.

Когда началась стрельба, Илья перевернул стол на бок, создавая тем самым заграждение от пуль, просвистывающих зал во всех направлениях. Виктор тоже поспешил спрятаться за него. Сибояси с двумя пулями в груди лежал немного в стороне от их импровизированной баррикады. Его частично прикрывали два трупа охранников с зажатыми в руках пистолетами и простреленными головами. Виктор ползком добрался до Сибояси и, схватив его за шиворот, втащил в укрытие. Подобрав два пистолета, проверил обоймы и дал один Илье.

— Видишь вон ту дверь? — Он указал на вход в зал.

— Да, я уже тоже думал об этом.

— Надо взять с собой Сибояси. По-моему, он еще жив.

Видимо, услыхав свое имя, японец открыл глаза.

— Виктор, послушай меня, — прохрипел он. — Мне все равно уже не жить. А вы должны выбраться. От этого слишком много сейчас зависит. Доберитесь до Индии. Мой человек ждет в холле гостиницы. Переночуете у него, а утром сразу же в аэропорт. Нас выследили, значит, за вами был хвост из России.

— Да, надо уходить и как можно скорее, — сказал Илья. — Они сейчас перестреляют всех. Беги первым, я тебя прикрою. Потом ты меня.

— Беги! — теряя силы, выкрикнул Сибояси. — Скорее!

— Илья выглянул из-за ненадежного укрытия, которое должно было вот-вот развалиться от обилия дырок. Удивительно, как их только до сих пор не зацепило! Пол огромного зала, в котором они еще несколько минут назад приятно ужинали, был усеян трупами. В основном это были люди Сибояси. Несколько охранников еще отстреливались, успев наскоро соорудить себе такие же баррикады из перевернутых столов. У тех, кто находился далеко от укрытий, шансов не было сразу. Но и для нападавших этот бой был не без потерь.

— Давай! — сказал Илья Виктору и выстрелил в приподнявшего голову штурмовика, успев заметить на его лице два больших шрама.

Пуля попала штурмовику в плечо, заставив его выронить автомат с глушителем. Кто-то из его товарищей утащил раненого за ноги в такое же укрытие из перевернутых столов. Тем временем Виктор уже добежал до заветной двери и с разгона вышиб ее плечом.

Укрывшись за стеной, он стал ждать, когда Илья попросит его прикрыть.

Исход боя был предрешен с того момента, когда нападавшие стали продвигаться вперед, не прекращая ураганный огонь. Еще несколько минут, и они займут весь зал. Из сопротивлявшихся, кроме Ильи, остались еще трое против почти десятка врагов. Силы, конечно, были неравными.

Пора делать ноги! Илья крикнул Виктору: «Прикрой», — выстрелил наугад в сторону нападающих и кинулся к выходу, продолжая палить назад через плечо.

— Скорей! — крикнул он Виктору, пролетая мимо.

***

...Они бежали по коридору неизвестно куда. Свернули за угол. Неожиданно Виктор остановился как вкопанный и опустил голову, вцепившись в нее левой, свободной от пистолета рукой. Яркая вспышка света ослепила его сознание, ноги и руки перестали слушаться. В ушах появился странный вибрирующий шум, который через мгновение достиг невероятной силы. Казалось, что барабанные перепонки не выдержат и лопнут. Виктор упал на колени, выронив тяжелый пистолет, и схватился руками за уши. Внезапно шум стих, превратившись в такую же оглушительную тишину. Яркий свет тоже отступил, обретя приятный матово-белый оттенок. Показалось, что время остановилось. Откуда-то повеял легкий ветерок, и что-то мягкое, аморфное вырисовалось из глубины сознания. Перед Виктором возникло светящееся расплывчатое тело. Дух улыбнулся и на удивление мягким, приятным голосом сказал:

— Привет, Виктор! Там, куда вы бежите, черный ход и засада. Лучше выйти через центральный вход, там вас не ждут. Это — направо, потом налево, через кухню. Потом будет коридор и выход в вестибюль. Больше не буду тебя отвлекать, дорога каждая секунда! До встречи!

Попрощавшись, дух моментально испарился, и Виктор пришел в себя. Вновь обретя способность воспринимать окружающую действительность, он стеклянными глазами огляделся по сторонам. Над ним стоял Илья и тряс его за плечо.

— ...Витек, очнись. Ты что? Давай вставай. Надо бежать.

— Туда нельзя.

— Почему? Там никого нет!

— Там засада! — уверенно ответил Виктор.

— Откуда ты знаешь?

— Доверься мне! — Подхватив свой пистолет, Виктор легко поднялся на ноги. — Иди за мной.

Что-то необычное было в его поведении, но Илья спорить не стал. Он сам об этом не подумал, но теперь сомнение тоже вкралось в его голову. А что, если у черного хода засада? Ведь нападающие должны были позаботиться о возможных путях отступления противника. И прорываться действительно надо там, где их меньше всего ждут. Эх, будь что будет!

Виктор повернул в сторону кухни, держа пистолет обеими руками перед собой. Двигались торопливо, но осторожно, постоянно оглядываясь. Погони не было. Может быть, Илья сбил с нападающих спесь и они временно отступили?

Вход на кухню почему-то не имел дверей, поэтому крадущегося человека в маске Виктор заметил издалека. А вот он их не увидел, поскольку в коридоре было темно.

Возможно, нападающие решили зайти с тыла и отправили разведчика, Виктор указал на него Илье и сделал знак «остановиться». Беглецы замерли в глубине коридора. Как только разведчик показался в дверном проеме, Виктор всадил ему две пули в голову. И порадовался, что на пистолете был глушитель. Перешагнув через труп неудачника, Виктор проскользнул на пустынную кухню. Весь ее персонал, видимо, сбежал от греха подальше.

«Нет, все-таки он какой-то странный. На него это не похоже. Так уложить человека и — никаких эмоций!» — подумал Илья. Подобрав автомат убитого, он проследовал за Виктором через кухню и выскочил в коридор.

— На тебе боковые комнаты! — железным голосом сказал Виктор, уверенно идя по коридору.

— О'кей, босс! — попытался пошутить Илья, но шутка повисла в воздухе.

Илья толкнулся в одну дверь, в другую, но все было заперто. Аккуратные японцы, даже убегая, оставались себе верны. До выходной двери оставались какие-то пять метров, когда она распахнулась и в коридор вбежали двое в масках с автоматами наперевес. Противники столкнулись буквально нос к носу. Но Виктор и Илья были настороже, а боевики явно не ожидали такой встречи и остановились как вкопанные.

Виктором овладело какое-то необъяснимое спокойствие. Все происходило, как в замедленном кино. Он плавно поднял пистолет и всадил пулю прямо между глаз первой маске. Второй человек успел поднять опущенный к полу ствол автомата. Виктор при всем желании не смог бы его застрелить: уже не было времени. А Илья, видимо, растерялся и замешкался. Поэтому Виктору пришлось действовать в стиле любимого артиста Джеки Чана. Со всего маху Виктор ударил противника ногой в низ живота, в самое болезненное у мужчины место. Удар получился классный, это стало видно по перекошенному лицу страдальца. Забыв про автомат, про Потомка и вообще про все на свете, он схватился за пострадавшее место и согнулся в три погибели. Вот теперь времени было хоть отбавляй. Навсегда избавив врага от мучений, Виктор осторожно выглянул в вестибюль. Там было пусто.

— Ну, ты сегодня норму перевыполнил, — сдавленным голосом сказал из-за спины Илья.

— Еще не до конца, — серьезно ответил Виктор, освобождая боевиков от оружия. Как все же здорово, что есть полезные штуки глушители!

Вот и заветная выходная дверь, за которой их ждала свобода. Слава богу, что она не стеклянная, иначе их могли бы заметить с улицы.

— Открой мне дверь, я выскочу, ты — следом и сразу падай.

Он встал напротив выхода, поднял автомат и крикнул Илье:

— Давай!

Когда дверь распахнулась, Виктор напрягся, сосредоточившись на спусковом крючке. Но, к счастью, перед ним, кроме пустого лестничного спуска, ничего не было. Он выпрыгнул из ресторана, быстро осматриваясь по сторонам, поводя из стороны в сторону вытянутым вперед автоматом. Никого. Спасены!

Но спасены ли?

Возле бордюра стояли три черных микроавтобуса, ощерившись на лестницу распахнутыми задними дверцами. С первого взгляда было ясно, кому они принадлежат и зачем здесь стоят. И, скорее всего, в них кто-то сидит, хотя бы те же водители. Значит, нужно действовать и действовать быстро.

Слегка пригнувшись, Виктор подкрался к ближайшей машине, прижавшись спиной к кузову, проскользнул к кабине и резко дернул за ручку двери. Водитель повернулся на шум и получил небольшую, но Достаточно убедительную дозу свинца. Упав окровавленным лицом на руль, он лбом уперся в сигнал клаксона. Громкий гудок разнесся по улице. Илья тем временем разбирался со вторым водителем, который тоже был застигнут врасплох. А вот с третьей машиной не получилось. Поняв, что с его коллегами происходит что-то неладное, водитель сорвал ее с места стоянки. Отъехав метров на пятьдесят, она остановилась. Виктор только успел крикнуть: «Илья, ложись!» — как шквальный огонь из ручного пулемета ударил из раскрытого салона «микрашки». Наверное, водитель взялся за оружие. Поскольку у пулемета глушителя не было, шум получился изрядный. Первый автобус за пару секунд превратился в дырявый хлам. Откатившись за уцелевшую машину, парни переглянулись.

— Надо делать ноги, — сказал Илья, — а то сейчас наши гости вернутся. Или полиция нарисуется.

Забравшись в машину через заднюю дверь, Илья сел за руль, а Виктор остался сзади, прикрыв дверцы. Пошарив по салону, он нащупал ящик, в котором лежали два автомата и несколько гранат. Когда их автобус отъехал от ресторана, в маленькое окошко на задней двери Виктор увидел, как из ресторана выбежали несколько человек в масках. Третий автобус задним ходом подкатил к лестнице, люди попрыгали в него, и он рванулся за беглецами. Еще одна машина, легковая «тойота», стоявшая немного в стороне от ресторана, развернулась и, набирая скорость, тоже ринулась в погоню.

Илья давил на педаль, двигатель работал на максимуме. Автобус с боевиками чуть приотстал, но легковая машина плотно сидела у них на хвосте.

— Нужно оторваться! Любой ценой! — крикнул Илья. — Иначе мы попадемся, если не им, то полиции.

— Сейчас я уберу их с хвоста, а ты ищи место потише, чтоб бросить машину. Какой-нибудь отворот или дворик.

Виктор распахнул задние двери и снял автомат с предохранителя. Практически не целясь, он начал обстреливать преследователей. Илья старался держать машину ровно, не вилять, но на оживленной вечерней токийской автостраде это было очень трудно. Соседние автомобили бешено гудели клаксонами и скрипели колесами, уворачиваясь от шальных пуль и безумно летящих железных коней. Где-то вдалеке уже боною выли полицейские сирены, с каждым мгновением приближаясь к беглецам.

Вставив новый рожок в автомат, Виктор передернул затвор, выждав момент, поймал на мушку водителя «тойоты», и нажал на спуск. Всадив полмагазина в преследователя, изрядно испортив его вид, он прервался, чтобы полюбоваться на результат.

А любоваться было уже не на что. С мертвым водителем на переднем сиденье, с изодранными в клочья колесами, с изрешеченным в дуршлаг капотом, «тойота», слегка дымясь, стояла поперек дороги. Если бы парни могли заглянуть в ее салон, они увидели бы веселенькую картину. Взъерошенный, перепачканный кровью Лу Ханг, выпучив от страха глаза, чуть дыша сидел на заднем сиденье. Только через минуту он с трудом открыл дверцу, которая тут же отлетела, повиснув на бампере не успевшей среагировать обгоняющей машины. Ханг, пошатываясь, выло; из руин и, облокотившись на то, что недавно было автомобилем бизнес-класса, стал ждать Эмерсонаа. Его микроавтобус притормозил возле разбитой «тойоты» лишь через пару минут, когда уже совсем рядом выла полицейская сирена. Ханг быстро запрыгнул в салон машины, и она помчалась дальше. Эмерсон, придерживая на перевязи раненую руку, сидел рядом с водителем. Судя по выражению лица, настроение у него было хуже некуда.

— Что будем делать, Ханг? — устало спросил он.

— Не знаю! — злобно ответил Лу. И, лишь немного успокоившись, добавил: — Надо проверить гостиницу. Что там с Сибояси?

— Мертв! — кратко отчитался Эмерсон.

— Тоже плохо! С якудза ссориться — себе дороже. Какие потери?

— Девять убитых.

— А раненых?

— Раненых у нас не бывает.

— Ну вы даете, Эмерсон. Кто говорил, что эти люди — лучшие. А тут, если я правильно умею считать, потери — почти половина отряда.

— Они оказались достойными противниками, к тому же их уничтожено намного больше.

— Ладно. Ваши люди — ваши проблемы. Я в эти дела не лезу. Сколько человек у нас в запасе? В смысле — на скольких мы можем рассчитывать, в случае войны с якудза.

— Сегодня подъехали еще восемь, в общем, около двадцати.

— Плюс пять моих. Я это говорю к тому, что камень наверняка в доме Сибояси и его надо брать, пока не поздно. Посылайте группу. Пускай разберут дом по кирпичику, но камень найдут. А мы едем в гостиницу. Только надо скинуть тачку, а то она, наверно, сейчас в компьютере каждого токийского копа.

***

Вбежав в гостиницу, Илья бросился в номер за вещами, а Виктор стал высматривать человека Сибояси. Но в холле никого, кроме служащих, озадаченных таким поведением гостей, не было. Лишь на кожаном диване возле огромного окна сидела молодая хорошенькая японка. Увидев, что один из поспешно вбежавших молодых людей, сильно отличавшихся цветом кожи и разрезом глаз от ее соотечественников, кого-то ждет или ищет, девушка отложила журнал и поспешила к Виктору, пока тот тоже не убежал. Подойдя, девушка на приличном русском языке спросила:

— Вы русский ученый Виктор?

Иностранец немного растерялся, поэтому сначала только кивнул головой в знак согласия. Он оглядел японку с ног до головы и — она заметила по выражению его серых глаз — остался доволен.

— Меня зовут Марико. Я от господина Сибояси.

— Так ты... вы... наша переводчица?

— Да, я прислана именно за этим.

— Давно вы нас ждете, Марико?

— Не очень. Один час сорок две минуты.

— Извините, Марико, возникли большие проблемы. Вы, вероятно, не знаете, что господин Сибояси убит?

— Девушка тихо ахнула и чуть было не рухнула без сознания. Но Виктор подхватил ее за тонкую талию и — что греха таить? — не удержался, чуть-чуть прижал к себе. Марико посмотрела на молодого человека круглыми, ничего не понимающими глазами и прошептала:

— Этого не может быть! Я буквально три часа назад разговаривала с ним. Он попросил, чтобы я...

— Об этом мы поговорим позже, — перебил ее Виктор. — Сейчас нам лучше покинуть это здание. С минуты на минуту здесь будут те, кто на нас напал.

В холл выбежал Илья с двумя сумками.

— Я понимаю: это — наш переводчик?

— Да, это Марико — наша переводчица.

— Идемте скорее! Марико, у вас есть машина? «Субару»? Очень хорошо. Кстати, меня зовут Илья. А вы очень милы, — не удержался Логинов. Уж очень хороша была девушка.

Виктор взял у друга свою сумку, и они быстрым шагом направились к выходу. За ними, еле поспевая, мелкими шагами семенила Марико. Портье стал что-то кричать им вслед, размахивая руками, но его проигнорировали, оставив стоять возле стойки с раскрытым ртом. На крыльце, к счастью, никого не было. Девушка указала им на припаркованную возле входа машину. Быстро побросав сумки в багажник, ребята заняли заднее сиденье, и Марико тронулась. Немного проехав, все успокоились.

— Куда поедем? — дрожащим голосом поинтересовалась девушка.

— Сначала скажите: вас знают работники гостиницы? — спросил Виктор.

— Нет. Я никогда здесь не появлялась.

— Тогда едем к вам!

— Ко мне? — удивилась она.

— Марико, нам некуда бежать. К тому же у нас завтра утром самолет. Вы с нами летите?

— Да, у меня виза и билет в Индию.

— У нас тоже. А вы случайно индийский не знаете?

— Конечно, знаю. Я свободно владею русским, хинди, китайским, французским, английским и немецким языками. Сейчас изучаю испанский.

Виктор присвистнул, услыхав такой длинный перечень. Это ему напомнило сцену из известного детского фильма «Гостья из будущего». «Вообще-то я не очень способная к языкам. Английский и немецкий. Немного хуже французский, испанский и португальский. Еще китайский, японский, корейский, хинди. Как раз сейчас изучаю древний язык майя», — сказала Алиса учителю английского, когда та поинтересовалась ее языковыми знаниями.

Илья тоже был поражен способностями девушки.

— Хорошо, я согласна, чтобы вы переночевали у меня. Расскажите, пожалуйста, что с господином Сибояси?

Виктор стал пересказывать недавние события в ресторане. Марико слушала, изредка покачивая головой. Внезапно салон вспыхнул ярким светом от фар встречной машины. Послышался громкий сигнал клаксона. Девушка в последний момент успела увернуться от встречного автомобиля. Остановившись на обочине, она упала на руль и громко зарыдала.

Парни, практически одновременно, бросились к Марико. Виктор взял плачущую девушку за плечи:

— Что ты, Марико! Успокойся. Мы же все целы. Ну успокойся.

Девушка подняла голову и стала смахивать слезы, которые никак не хотели останавливаться. Наконец, немного успокоившись, повернулась к ребятам.

«Боже, как она прекрасна!» — мелькнуло снова в голове Виктора. Он не может оторвать от нее глаз. Сердце бешено бьется в груди, а голова начинает кружиться. Может, это любовь с первого взгляда?

— Вы не подумайте, что я сумасшедшая, — все еще всхлипывая, сказала Марико.

— Да нет... Что ты! — закричали они в один голос.

— Просто... я очень уважала господина Сибояси. Он был хорошим человеком, несмотря на... э-э... занимаемое им положение в якудза. Поэтому я так расстроилась. — Девушка вытерла слезы. — Он много хорошего для меня сделал, я ему очень обязана.

— Марико, давай-ка я поведу машину, — предложил Илья. — А ты пока успокоишься.

Девушка не стала спорить и пустила русского за руль. Она села рядом и стала указывать дорогу.

Вскоре они подъехали к скромному типовому семиэтажному домику, и Марико показала Илье, куда ставить машину. Вытащив из багажника свои скромные пожитки, ребята пошли за нею в подъезд. Квартирка ее, состоявшая из крохотной кухоньки и двух миниатюрных комнат, оказалась на шестом этаже.

Час уже был поздний, поэтому, слегка перекусив, единогласно решили лечь спать. Все очень устали. Марико очень хотелось узнать побольше о неожиданных гостях, но она сама чувствовала себя изнеможенной. Все эти приключения, разом свалившиеся на ее голову, выбили хрупкую девушку из колеи, едва не устроив ей нервный срыв. Поэтому Марико предпочла здоровый сон длинным разговорам.

Виктор спал как убитый. Он даже не разделся, только снял обувь и положил под подушку пистолет. Сколько времени он проспал, сказать было трудно. Внезапно порыв ветра разметал какие-то бумаги, лежавшие на столе. Виктор открыл глаза и сразу сообразил, что это то же самое, что спасло их в ресторане. Он встал, обулся и на всякий случай передернул затвор пистолета. Ветер стих, а вместо него возник уже знакомый силуэт.

— Здравствуй еще раз, Виктор.

— Здравствуй! А как мне звать тебя? И кто ты?

— Можешь считать меня своим ангелом-хранителем. Я снова пришел тебя спасти.

— Спасти? А что, нам опять грозит опасность?

— Да! Именно сейчас в этот дом входят люди Темного Ордена. Они узнали в гостинице, что вы уехали с этой японкой. Кстати, одного из администраторов убили, когда допрашивали. Представляешь, что будет с твоими друзьями, если вы здесь задержитесь?

— Но как нам отсюда выбраться, если они уже внизу?

— Да, это проблема. Я бы предложил один способ. Сегодня днем рабочие мыли окна в этом доме, а снять люльку и трос не успели. Можно было бы по нему спуститься на два этажа до люльки и на ней дальше вниз. Но с вами девушка.

— Да, пожалуй, это неприемлемо.

— Ладно, есть еще один вариант. Правда, он трудный. Ты компьютерными играми не увлекался?

— Ну как-то доводилось играть.

— «Дум» знаешь?

— Это стрелялка, где мужик мочит монстров из пистолетов?

— Да, именно. Я тебе предлагаю сыграть в нее. Ты будешь этим самым мужиком, а я буду подсказывать, где прячутся монстры. К тому же другого выхода у нас нет. Буди своих, а то скоро будет поздно.

Виктор бросился к Илье, который тут же подскочил как ужаленный.

— Собирайся скорее. К нам идут гости. Я разбужу Марико.

— Какие гости? Тебе что, опять кошмары снились? — забормотал Илья.

— Через несколько минут здесь будут люди, напавшие на нас в ресторане.

Услышав последние слова, Илья вскочил с кресла, на котором спал, и стал шарить по полу, ища свое оружие. Между тем Виктор бросился в комнату, где спала Марико. Войдя в спальню девушки, он остановился у порога в нерешительности. Марико спала беззаботным, детским сном. Тонкая лямка ночной рубашки кокетливо сползла с плеча, немного приоткрыв ее грудь. Виктору стало жарко, но время шло неумолимо, и каждая секунда была на вес золота.

Собрав всю свою храбрость, Виктор подошел к кровати. Он взял девушку за руку и тихонько потряс:

— Марико, проснись. Марико...

Девушка даже не шелохнулась. Виктор тряхнул сильнее:

— Марико, Марико!

Наконец она открыла свои черные глаза. Увидев возле себя русского, схватилась за край одеяла и дернула его на себя, прикрываясь от нескромных глаз.

— Что, уже утро?

— Марико, вставай. У нас с минуты на минуту будут незваные гости. Собирайся скорее, нужно уходить.

К счастью, девушка не стала задавать лишних вопросов, а тут же подскочила с кровати, еще больше смутив парня своим соблазнительным видом. Виктор бросился из комнаты и столкнулся с Ильей.

— Ты мне можешь объяснить, что происходит? С чего ты взял, что на нас сейчас нападут?

— Илья, это случится через минуту-другую. Давай, как мы отсюда выберемся, я тебе все расскажу. Ты с Марико пойдешь за мной. Я вас выведу из здания. Только береги ее.

— Что, уже влюбился? Это хорошо. Тебе давно пора остепениться, — не к месту стал поучать его Илья. — Да ты не волнуйся. Я-то поведу ее. А вот как ты нас выведешь? Уж не святой ли дух тебе в этом поможет?

— Именно дух. Подожди-ка, по-моему, началось. Виктор вышел в прихожую. Входная дверь была еще заперта, но ручка шевелилась, как будто кто-то снаружи хотел открыть замок. Не включая света, он вытащил пистолет, присел на колено и прицелился в дверь. Илья тем временем помогал Марико собираться.

— За дверью трое. Один присел, двое других стоят. Все в бронежилетах, поэтому стреляй в голову. Остальные рассредоточены по зданию, — тихо сказал голос. Словно ветерок дунул в ухо.

Дверь начала открываться, и в образовавшуюся щель просочился неяркий свет с лестничной площадки. Когда она открылась шире, Виктор увидел в дверном проеме трех человек в масках, именно в той позиции, как ему говорил ангел-хранитель. Красные лучики лазерных прицелов забегали по прихожей, ища себе цель. Не медля больше ни секунды, Виктор взял на прицел первого, присевшего, преклонив колено. Тихий хлопок из пистолета с глушителем, и из маленького отверстия в голове, незаметного на черном фоне маски, брызнула ярко-алая струйка. Человек на секунду замер и стал заваливаться на бок. Не давая нападающим прийти в себя, Виктор выстрелил во второго. Расстояние между ними было небольшое, поэтому промахнуться было невозможно.

Третий все же успел наугад выстрелить в слабо различимую в сумраке прихожей фигуру. Виктор почувствовал укол в левое плечо. Могло быть и хуже. Не плечо, а, например, голова.

Выстрелив, человек в маске отскочил в сторону, прячась за стеной. — Ты видел, куда он спрятался? Меняй свою позицию, сейчас он будет снова атаковать, — подсказал хранитель голосом наставника.

Виктор переметнулся к противоположной стене, лег на пол и взял под прицел район, где должен был нарисоваться враг. Долго ждать не пришлось. Бросившись из-за стены на пол, незваный гость дал очередь из автомата с глушителем. Расположись Виктор чуть повыше, обязательно попал бы под горячую струю пуль, которые крушили все без разбора. А так он ответил несколькими практически бесприцельными выстрелами. Конечно, в голову не попал, но в броник одна пуля угодила. Стрелок вскрикнул и на секунду замешкался, но эта секунда стоила ему жизни. Виктор смог прицелиться и разнести ему голову.

Подобрав оружие и боеприпасы убитых, Виктор вбежал обратно в комнату, где должны были ждать Марико и Илья. Они уже собрались и ждали его.

— Я впечатлен! — сказал Илья, увидев результаты перестрелки. — Ты просто машина убийства. Если честно, я думал: ты — слабак в бою, но сейчас беру свои слова обратно.

— Я и сам не знал, что на такое способен. Но кто знает, что будет дальше. И на твою долю может хватить. Вот, возьми автомат и запасной магазин. — Виктор протянул Илье трофеи. — Идите за мной, только немного позади. Их еще встретится очень много.

Илья взял автомат в одну руку и сумку Марико — в другую. Слава богу, их вещи остались в багажнике машины. Не то пришлось бы нагружать эту милую девочку.

Они осторожно крались по коридору к лестнице, держа оружие наготове, чтобы в любом случае опередить врага. Спускаться в лифте было просто утопией. Дойдя до дверей, за которыми, собственно, и была лестничная площадка, Виктор остановился в нерешительности.

— К дверям сейчас подошли двое, — зашелестел в ушах голос хранителя. — Мое предложение такое. Сейчас они стоят прямо против двери по центру и близко друг к другу. Дверь картонная и очень тонкая, твой автомат ее пробьет без проблем. Ростом они примерно с тебя. Действуй! Они сейчас войдут.

Виктор поднял автомат и, не дожидаясь, когда раскроются створки, нажал на спуск. Проведя очередью влево-вправо и выпустив примерно полрожка, он услышал падение тяжелых тел. Распахнув остатки створок, короткими очередями в голову закончил дело.

Поменяв рожок, он выглянул на площадку и махнул Илье с Марико, чтоб они шли на лестницу. Собирать оружие Виктор не стал, а лишь взял запасные магазины к своему автомату. У убитых были такие же.

Илья только присвистнул, а Марико вскрикнула, увидев в луже крови два человеческих тела. Вообще, она была очень напугана происходящим, ее просто трясло. Но что было делать? Не меняться же местами с этими неизвестными людьми.

Стараясь ступать как можно тише, Виктор начал аккуратно спускаться по лестницам. Пятый этаж... Четвертый... Третий...

— Стой! Двое поднимаются по лестнице, — зашептал хранитель. — Хотят проверить, почему основная группа так долго не возвращается и не выходит на связь. Хоть они и идут в боевом порядке, но у тебя преимущество: ты знаешь о них и можешь подготовиться.

Виктор подготовился. Выглянув в пролет между лестничными маршами, он увидел, что враги уже на втором этаже. Виктор переключил автомат на одиночные выстрелы, лег на пол площадки и взял под прицел уровень, на котором должны были показаться их головы. Илья и Марико остались на марш выше. Илья встал на одно колено и тоже приготовился к стрельбе, а Марико, присев, забилась в угол и закрыла глаза.

Враги двигались очень осторожно: слишком долго они поднимались от второго этажа до третьего. Наконец, черная маска нарисовалась на уровне прицела, и Виктор увидел, как изумленно округлились глаза в ее прорезях: вероятно, бандит увидел свою смерть. Автомат Виктора хлопнул один раз, и маска словно провалилась в какую-то дыру. Второй бандит вынужден был либо подхватить внезапно осевшее тело, либо оттолкнуть его в сторону. Он машинально выбрал последнее и поплатился за это неосторожное действие. Автомат Виктора хлопнул несколько раз подряд, и третья схватка закончилась с тем же результатом, что и две предыдущих.

Обыскав трупы и забрав у них еще два автоматных рожка и ручную гранату, новоявленный Терминатор двинулся дальше, позвав своих спутников. В голове у него промелькнула знакомая по стрелялкам фраза: «Уровень пройден, добро пожаловать на следующий».

Третий этаж... Второй... Первый! Вот впереди уже и дверь в холл, а там, через несколько метров, и выход из дома. Виктор остановился возле предпоследней двери, ангел-хранитель не заставил себя ждать.

— Поздравляю, осталось немного. В холле сейчас четыре человека. Двое возле лифта, остальные напротив этой двери. Оружие у них сейчас, естественно, спрятано. Это жилой дом, и в любой момент кто-нибудь может войти в подъезд или выйти из квартиры. Правда, через дверь ты их не уложишь. Короче: думай сам, как действовать. Только помни, что времени остается мало. Сейчас кто-нибудь обнаружит трупы, которые ты оставил, и тогда тут такое подымится!

Решение пришло само собой. Вытащив из кармана гранату, которую он забрал у убитого, и зажав чеку, Виктор выдернул кольцо. Взяв ее в одну руку, а автомат в другую, он сделал глубокий вдох. Пора!

Пнув ногой дверь, Виктор влетел в холл, швырнул по полу гранату в двоих, стоящих напротив лифта, и, не оглядываясь, пошел навстречу двум другим бандитам, на ходу всаживая в них содержимое магазина своего автомата. Застигнутые врасплох, бандиты заметались, пытаясь вытащить свое оружие, но с этим ничего не получилось. Виктор сегодня уже набил себе руку в стрельбе, поэтому долго церемониться с ними не пришлось.

Когда позади рванула граната, он уже заканчивал со своими «клиентами». Взрывной волной его кинуло вперед. Вообще, конечно, он сглупил, поступив таким образом. Ведь его могло изрешетить осколками в сито, как, например, тех двух, стоящих у лифта. Но, к счастью, фортуна была сегодня на его стороне и, кроме небольшой шишки на голове, которую он заработал, падая на пол, ничего страшного не произошло. Как уже вошло в обычай, сделав по контрольному выстрелу, будущий спаситель мира бросился к лестницам звать своих подопечных. Они жались на лестничном пролете первого этажа, не решаясь идти дальше. Виктор позвал их, не рискуя войти, чтоб не схватить пулю от Ильи. Наверняка тот сейчас был на взводе и мог пальнуть без разбора.

Услышав голос Виктора, Марико и Илья выбежали в холл.

— Ноги в руки, а то сейчас жильцы сбегутся, а через пару минут — полиция налетит!

Они выбежали из дома и кинулись к автостоянке. Прыгнув в машину Марико, рванули прочь от дома.

За рулем снова был Илья, потому что он водил машину лучше, и сейчас его умение могло очень даже пригодиться. Когда машина выехала со стоянки, от подъезда дома откатил черный микроавтобус. Виктор сразу же узнал его. Именно на таком они убегали из ресторана. Микроавтобус бросился следом за «субару».

— За нами хвост! — предупредил Виктор Илью.

— Сам вижу! Держитесь!

«Субару» взвизгнула колесами, набирая максимальную скорость. Но микроавтобус быстро их нагонял, его движок явно был в несколько раз мощнее.

Сильный удар сзади едва не вышиб руль из рук Ильи. Машина заерзала по асфальту, пытаясь снова выровняться, но еще один удар буквально вбил багажник в салон, чуть не вытолкнув Виктора на переднее сиденье. Стекла от разбитого заднего стекла посыпались ему на спину.

— Стреляй! — заорал Илья, ловя дорогу.

Виктор поднял свой автомат и попытался прицелиться. Водитель микроавтобуса, увидев ствол, тоже стал метаться по дороге. Толком не прицелившись, Виктор выстрелил несколько раз наугад. Тонкая сеть трещин, разлетевшихся от пробоин, покрыла все лобовое стекло автобуса. Завизжали тормоза, и он остановился. Воспользовавшись моментом, пока преследователи выбивали остатки своего лобового стекла, Илья стал отрываться.

— Притормози здесь, возле спуска в подземку, — указал Виктор, заметив подходящее место.

С трудом вырвав сумки из покореженного багажника, они бросились в метро. Оружие пришлось бросить.

Немного покрутившись по линиям подземки, они вышли наверх, поймали такси, Марико что-то сказала водителю, и после двадцати минут езды по пустым токийским улицам они оказались возле какого-то парка, где и провели остаток ночи. Как только стало рассветать, компания села в такси и отправилась в международный аэропорт города Токио.

В девять часов утра Виктор, Илья и Марико, пройдя все таможенные процедуры, сели на «Боинг-777», следовавший по маршруту Токио — Дели. Разместившись в просторном салоне, они наконец-то свободно выдохнули. В девять двадцать самолет благополучно взлетели, набирая высоту, взял курс на Индию...

Южные Карпаты. Румыния.

Замок Темного Ордена

Мирчя снова шел в покои Демона. На этот раз у пего было чем его порадовать, правда, было и чем огорчить. Третий — последний! — камень-ключ теперь находился у Лу Ханга, который через день должен был его привезти в Румынию. А вот Потомка они опять упустили. Марэманго это сильно не понравится.

На этот раз Демон не стал мучить Грану ожиданием у двери. Он сразу перешел к делу.

— О, это мой верный помощник! — сказал Марэмамго, вставая с кресла. — Рад тебя видеть. Надеюсь, ты меня чем-нибудь порадуешь? — Он лукаво прищурил левый глаз, не подозревая, до чего жутко это выглядит на покрытом трупными пятнами лице.

Мирчя не ожидал такой встречи, поэтому сначала опешил.

— Да, мессир, мне есть чем вас порадовать. Мы нашли третий камень. Наш человек уже везет его сюда.

— Это очень хорошо, Мирчя, очень хорошо. Но Потомка, конечно, вы упустили, раз про него молчишь. А это очень плохо, Мирчя, очень плохо. Настолько плохо, что я готов тебя разорвать на кусочки. Но я этого не сделаю. Знаешь почему?

— Нет, мессир, — искренне ответил Грану.

— Потому что если я это сделаю, то придется искать тебе замену, а вы, люди, не отличаетесь особым умом и сообразительностью. Поэтому менять шило на мыло нет смысла. Но помни, мое терпение может кончиться, поэтому лучше поспеши. Камень принесешь, как только он будет здесь. Можешь идти.

Мирчя вышел из комнаты, не сказав больше ни слова. Он был рад, что вообще оттуда вышел. Эх, бросить бы все да уехать куда-нибудь под южное солнце. Катись все к черту! Или, наоборот, забраться повыше в Альпы и кататься себе на лыжах. Но служба есть служба. Поэтому трястись ему в своем бронированном «мерседесе» и сегодня, и завтра...

На следующий день Мирчя взял с собой прилетевшего из Японии Ханга, и они вместе отправились в замок. Лу привез заветный камень, который лежал у него сейчас в несгораемом кейсе.

— Камень! — бросил Марэманго, как только Ханг и Грану вошли в зал приемов.

Лу открыл кейс и вытащил из него футляр. Марэманго трясущимися от возбуждения руками взял коробку. Вытащив камень, с виду совсем невзрачный, он поднял его на свет и стал любоваться. Повертев немного, Демон спрятал камень в футляр.

— Наконец-то все ключи у нас. Пора заняться вратами. Ну и, естественно, ищите Потомка. Без него нее наши планы — пустая затея. Кстати, вы нашли кого-нибудь из его родственников?

— Он сирота. Мать с отцом погибли десять лет назад. Ни сестер, ни братьев у него нет. Из дальних родственников удалось отыскать только следы деда. Ни они теряются где-то на Кавказе. Там сейчас обстановка очень напряженная. Идет война. Мы посылали группу на поиски, но она пропала без следа. Поэтому нам временно пришлось забыть об этом.

— Ясно. Да и дед вряд ли нам чем-либо поможет, даже если мы его сейчас найдем. Он уже не тот, кто нам нужен. Потомок не он.

— Я тоже так думаю, мессир!

— Теперь, когда ключи у нас, нужно начинать искать врата. Принесите мне мел, свечи, воду и человеческую кровь. Темная сила поможет нам отыскать их место на земле.

Мирчя вышел из комнаты и приказал слугам принести все необходимое, после чего вернулся обратно.

— Вы будете помогать мне. Если правильно разложить ключи, то можно будет увидеть замки, которые они отпирают.

В комнату вошел слуга с подносом, на котором лежало все необходимое.

— Ваше Высочество, мы нашли все, кроме человеческой крови. Где ее сейчас взять?

— Хорошо, хорошо, — сказал Демон, подходя к слуге. — Это неважно! Поставь все на стол.

Когда слуга поставил поднос на стол, Марэманго выхватил из-за пояса нож и с размаху вонзил его человеку в сердце. Несчастный ахнул и пошатнулся. Убийца не стал вытаскивать нож из раны, а, наоборот, отпустил его рукоятку. Труп упал, разбросав руки в стороны. Марэманго взял кувшин, стоящий на столе, и подошел к телу. Наклонившись над ним, он резко выдернул нож, и из раны фонтаном брызнула кровь. Демон подставил под струю кувшин и спокойно стал его наполнять. Набрав необходимое количество крови, Марэманго перевернул тело слуги лицом вниз, чтобы кровь сильно не брызгала по комнате, и вернулся к ошеломленным людям.

— Займемся делом! — сказал он так, будто ничего не произошло. — Зажигайте свечи. Их нужно шесть штук.

Сам Марэманго взял мел, лежавший на подносе, и нарисовал круг. После чего принялся выводить по окружности какие-то символы. Ни Мирчя, ни Ханг никогда такого письма не видели, поэтому с любопытством наблюдали, как Демон рисует свои загогулины. Закончив это хитрое дело, он расставил зажженные свечи попарно треугольником в центре круга, взял кувшин с водой и, вылив ее в нарисованный круг, запел что-то на непонятном языке.

Огоньки свечей начали сильно мерцать, но ни одна из них не потухла. Закончив пение, Марэманго взял сосуд с кровью убитого слуги и снова запел. На этот раз песня его была дольше первой, и закончил он ее, практически перейдя на крик. В зале откуда-то повеяло ледяным холодом, лампочки в люстре замигали и полопались, осыпав пол стеклянным инеем.

Марэманго выплеснул кровь на воду. К удивлению Грану и Ханга, она не растеклась по полу, а собралась в круге, как будто он имел невидимые стенки. Демон взревел, простирая руки над рисунком. Легкая зыбь пробежала по жидкости.

— Кладите ключи по углам треугольника, — приказал Демон Грану. — Быстрее! А-а! Давайте камни мне!

Мирчя бросился к столу и передал камни Марэманго. Демон схватил их, стал раскладывать возле символов, затем снова забормотал заклинания, делая при этом руками сложные пассы.

Образовавшийся на полу кровавый круг, подобный экрану, вдруг вспыхнул ярким светом, и на нем стали различаться какие-то предметы. Марэманго склонился и стал внимательно вглядываться в «живые картинки».

— Смотрите тоже! Может, опознаете место, и это нам поможет найти врата! — прорычал он.

На «экране» появилось здание, похожее на какой-то храм. Слишком уж торжественная и величественная была обстановка в этом помещении. Это был не христианский и не мусульманский храм. Обстановка напоминала нечто восточное.

Людей видно не было, лишь статуи, алтари с цветами и фруктами и прочая утварь, сопутствующая восточным храмам. Огромная расплывчатая фигура Будды вырисовывалась в глубине, создавая впечатление, что транслирующая камера была спрятана под воду.

— По-моему, мессир, это что-то тибетское или индийское, хотя, может быть, и Таиланд или Вьетнам.

— Все равно — это очень абстрактно. Нужно хотя бы знать страну! — мрачно сказал Марэманго.

Они смотрели еще очень долго, пока на экране не показался человек. Он неторопливой походкой вошел в комнату откуда-то сбоку, прошелся не спеша мимо алтаря и повернулся лицом к «зрителям». Это был индус или пакистанец, но не китаец.

Отлично, значит, круг поисков резко сузился! Лицо вошедшего человека мгновенно изменилось, когда его взгляд встретился со взглядом Демона. Глаза округлились, он стрелой выскочил из храма и куда-то помчался. Через пару минут в комнату вбежало несколько человек, которые стали что-то говорить, тыча пальцами в экран, пуская при этом по нему большие круги.

— Смотрите, вот этот в чалме. Я думаю, что это Индия, — сказал Мирчя. — Вон к тому же статуя со слоном — а это свойственно индусам. Надо искать где-то там.

— Так ищите, ищите, господа! — замахал руками взволнованный Марэманго. — Переверните всю эту Индию. Все храмы переройте, допросите всех индусов, но врата найдите.

Мирчя тихонько улыбнулся. Ему очень понравилось выражение Демона: «Допросите всех индусов». Может, устроить опрос общественного мнения на тему «Что вы знаете о вратах, которые соединяют этот мир с преисподней?» И, если в день допрашивать по миллиону человек, на это уйдет всего лишь три года с хвостиком.

— А как эти врата выглядят? — задал разумный вопрос Ханг, пока Грану прикидывал перспективы допроса всей Индии.

— Большая перевернутая пентаграмма, вписанная в круг, собственно и служащий вратами. Пентаграмма собирает астральную энергию жертв, которые приносятся во время ритуала открытия. Как только ее становится достаточно, врата между этим и моим мирами открываются. Ах да... На окружности еще есть, как вы поняли, три замка. Это что-то наподобие камней с отверстиями под наши ключи. В общем, ищите эту пентаграмму. Если что-нибудь найдете, сразу сообщайте мне. Можете идти!

Ханг и Грану с радостью поспешили покинуть зал приемов. Когда они уже открыли двери, Демон бросил им и спину:

— И не забудьте про Потомка. Эта паршивая собака должна быть у меня!

Мирчя склонил голову, давая понять, что он слышит приказ.

Когда входные двери за ними закрылись, Грану тяжело вздохнул. Ханг тоже был на грани истерики, хоть и пытался выглядеть веселым. Они побрели к центральному выходу из замка, который прежде служил местом их резиденции, а теперь был занят Демоном для своих нужд. Вот раньше были времена. Ни забот, ни хлопот. Конечно, Темный Орден не сидел сложа руки, и всегда находились какие-нибудь неотложные дела, но тогда у руля были они. А теперь приходилось отчитываться, да и не только отчитываться. Ведь случись что не так, то за свои неудачи они могли лишиться головы.

Выйдя из замка и сев в машину, Мирчя покачал головой:

— Ты понял, Лу? Допросите, если придется, всю Индию. Он хоть соображает, что говорит?

— Нам надо собрать наших людей, — сказал Ханг. — Пришло время общей мобилизации. Необходимо в первую очередь подключить всех аналитиков, компьютерщиков, ученых. Простым «методом тыка» мы будем искать эти чертовы врата до конца своей недолгой жизни.

— Ты прав. Пора подключить всех. Не просто же так мы их кормили и поили все эти годы. Пусть теперь и нам пользу принесут. В офис! — обратился Мирчя к шоферу, и «мерседес», взрыхлив задними колесами гравий дорожки, устремился прочь от замка.

Индия, г. Дели.

Международный аэропорт

Пройдя в аэропорту все, что полагается пройти по прилете, парни с вещами остались в зале ожидания, а Марико отправилась узнавать о рейсе Дели — Бахрампур. В помещении народу было как селедки в бочке. В основном здесь находились индусы, но можно было встретить и иностранцев. К примеру, рядом с ними расположилась кучка негров, шумно и бойко о чем-то разговаривающих, размахивая при этом руками. Мимо важно прошли два европейца, одетые в смешные широкие шорты и белые футболки с яркими рисунками.

Илья повертел головой по сторонам:

— Слушай, нам не мешало бы денег снять. Я чувствую, в этом Бахрампуре банкоматов мы не найдем. А тут вон вроде бы стоит. Путь предстоит тяжелый, а деньги помогают преодолеть любые трудности. Доллар он и в... Индии доллар! Особенно наличный.

— Пойдем снимем, — согласился Виктор.

— Да ты лучше подожди здесь Марико, а я схожу. А то она вернется и подумает, что мы потерялись. Как думаешь, сколько снять?

— Не знаю, но я слышал, что уровень жизни в Индии невысокий, поэтому, думаю, много брать не стоит.

— Ладно, сниму тысяч десять. Нам все-таки автобус нужен и гид. А может, где и оружие раздобудем.

— Какое оружие? — удивился Виктор. — Зачем? За нами, слава богу, никто не гонится.

— Пока не гонится, — пробормотал Илья себе под нос, а Виктору кивнул согласно головой и отправился к банкомату. Первой вернулась девушка. Она посмотрела на Виктора и спросила:

— А где твой друг? У нас рейс через сорок минут. Регистрация уже давно началась.

— Не волнуйся, он пошел искать банкомат. Нам нужно снять денег. Скоро вернется.

— Послушай, Виктор. Ты можешь сказать, кто эти люди, которые гоняются за нами? Объясни мне, что вообще происходит? Куда мы бежим? Зачем нам нужно ехать в какой-то Бахрампур? Как говорят русские — к черту на кулички!

— Я и сам точно не знаю, зачем нам нужно туда. Еще недели две назад мне тоже в голову не приходило, что за мной будут гоняться толпы головорезов, что самому придется убивать и убегать. Мы — случайные жертвы судьбы, которых она выбрала на эту роль.

Ему вовсе не хотелось устрашать и без того перепуганную девушку рассказами о Темных силах, о Марэманго и прочих малоприятных вещах. К тому же здесь было не совсем подходящее для этого место. Марико могла не сдержать свои эмоции, а среди большого количества людей это вызвало бы, мягко говоря, нездоровый интерес.

— Но я не понимаю! Ты знаешь, кем был господин Сибояси? И такого человека просто взяли и убили! Кто посмел?! Почему мы не нашли защиту у его друзей?

— Марико, эти люди, как ты видишь сама, посерьезней организации Сибояси. Поэтому нам лучше выполнить его последнюю волю и добраться до этого Бахрампура.

— Мне страшно! — прошептала девушка, неожиданно прижимаясь к Виктору.

Это смутило парня, но Марико и вправду вся дрожала, как будто в здании аэропорта было страшно холодно. Виктор тоже обнял и прижал ее к себе. Как же это было приятно! Он ощутил всем своим существом, что в этот миг между ними возникла особая связь, которая может позже перерасти в нечто большее. Теперь для этой девушки он сделает все. И плевать ему на весь мир, на этот проклятый баланс добра и зла. Теперь он будет жить только для нее, и его сердце будет биться, лишь слыша, как бьется ее сердце.

Марико немного успокоилась, но не спешила покинуть объятия Виктора. В надежных руках русского она чувствовала себя легко и уютно. Вчера она убедилась, что Виктор был не только симпатичным парнем, он еще и умел постоять за себя и за других. А то, как он вывел их из дома, забитого враждебными людьми в масках, вообще было верхом геройства.

— Чем это вы тут занимаетесь? — оборвал их мысли вернувшийся Илья.

Марико покраснела и поспешила выскользнуть из объятий. Виктор, незаметно для девушки, показал кулак Илье, который улыбнулся и одобрительно кивнул ему в ответ.

— Надо идти на регистрацию, — все еще смущаясь, сказала Марико.

— Ну так идем, — преувеличенно громко и деловито сказал Виктор.

— Конечно, идем! — засмеялся Илья, берясь за сумки.

Скоро они уже сидели в салоне довольно старого, еще советской постройки, Ан-24. Виктор с Марико рядом, Илья — сзади. Марико сразу же откинула спинку кресла и закрыла глаза. Видно было, что она очень устала и не успела отдохнуть даже за время перелета в Дели.

— Послушай, Витек! — тронул друга за плечо Илья, когда самолет благополучно взлетел и стал набирать высоту, надсадно скрипя под полом прячущимися шасси. — А что это было в ресторане и дома у Марико? Согласись, твое поведение, а особенно открывшиеся таланты, мягко сказать, впечатляют...

— Понимаешь, — смутился Виктор, — такая штука странная... У меня были видения. Ко мне приходил дух...

— Кто к тебе приходил? — недоверчиво усмехнулся Илья.

— Ты знаешь, он такой же шутник, как и ты, — немного выйдя из себя от этой усмешки, сказал Виктор. — Он мне тоже в шутку предложил называть его ангелом-хранителем. А потом мы с ним играли в «Дум».

— Во что играли?!

— В «Дум»! Компьютерная стрелялка есть такая. Не видел?

— Видел. А при чем здесь «Дум»?

— Ну как при чем? Мы с моим ангелочком в нее резались. Он был игроком, а я человечком с пистолетом. Налево — я налево. Стреляй — я стреляю.

— Слава богу, игрок он превосходный. Ясно? — теперь уже улыбнулся Виктор.

— Нет, — ответил растерянный Илья. — Ты меня разыгрываешь?

— Ну подсказывал он мне, куда идти, где эти, в масках, прячутся. А мне только оставалось вас вести и на курок нажимать в нужном направлении. Но, согласись, все равно это очень трудно.

Илья кивнул головой: вроде бы теперь все понял, хотя по глазам его было ясно, что понял он мало.

Виктор глянул на Марико. Девушка мирно спала, склонив голову набок. Виктор полюбовался спящей красавицей и тоже откинулся на спинку. Необходимо было поспать, так как минувшая ночь выдалась, без ложной скромности, неспокойной. А что ждало их еще впереди в незнакомой стране? Об этом оставалось только загадывать.

Через несколько минут Виктор тоже уснул.

***

...В пещере было очень светло. Несколько десятков факелов, принесенных воинами Виктора, в достаточной степени разгоняли мрак. Воины с опаской обходили обезглавленное тело монстра и голову, лежащую чуть поодаль. Виктор тоже был возле трупа. Он поднял меч Марэманго и теперь с любопытством его разглядывал. Меч оказался на удивление легким и, судя по всему, очень прочным. Виктор несколько раз рассек им воздух и, повертев в руках, бросил на пол. Щит Демона был, наоборот, тяжелым. Виктор с трудом удерживал его одной рукой и, опуская, уронил. Он гулко упал на каменный пол пещеры, перевернувшись большим красным камнем вверх.

Воины выносили трупы погибших в сражении и складывали их рядом с входом в пещеру, чтобы потом отвезти в родные края и с почестями похоронить.

Неожиданно в темноте прохода послышались громкие голоса и шаги, замелькал свет новых факелов. Это пришли маги, за которыми он послал гонца. Маги — их было пятеро — кивнули Виктору в знак приветствия и, не говоря ни слова, принялись за свои колдовские дела.

Один стал разводить костер из принесенных воинами дров, что-то бросать в него и нашептывать, отчего пламя приняло зеленоватый оттенок. Двое других колдовали над телом Марэманго. Они намазали его красной краской и «приправили» порошком зеленоватого цвета. То же проделали с головой Демона Тьмы и аккуратно положили ее рядом с телом. Оставшиеся два мага вытащили из сумки продолговатый сосуд. Это была урна, в которую должен быть помешен прах Марэманго. Колдуны принялись возиться с сосудом, готовя его к обряду.

Когда все приготовления были закончены, маги встали, взявшись за руки, вокруг костра. Закрыв глаза, они принялись бормотать себе под нос заклинания.

Любопытные воины, которые совсем недавно подвергали себя смертельному риску, сейчас, как малые дети, с раскрытыми от любопытства ртами, наблюдали за ритуалом. Где в их обыденной жизни можно было такое увидеть.? Несмотря на то, что маги были практически во всех племенах, такие ритуалы они никогда не проводили.

Внезапно пламя костра ярко вспыхнуло, огромные языки огня взметнулись к своду пещеры. Колдуны открыли глаза и, не разжимая рук, продолжили произносить свои заклинания.

— Берите тело и голову и бросайте их в огонь! — крикнул один из колдунов Виктору. — Быстрей, он еще очень силен, поэтому мы долго его не сдержим!

Виктор встрепенулся. Сообразив, что эти слова были адресованы ему и его воинам, он бросился к трупу Марэманго. Махнув рукой другим бойцам, зовя их к себе на подмогу, он ухватился за ногу Демона. Подоспевшие люди облепили тело и, оторвав его от пола пещеры, понесли к огню. Сзади процессии шел воин с головой Марэманго, неся ее перед собой на вытянутых руках и воротя нос от отвратительного запаха.

Поднеся останки Демона к огню, люди в нерешительности остановились.

— Чего встали? Бросайте скорей, пока мы его сдерживаем! Спешите! — крикнул им все тот же старец.

Воины раскачали тело и швырнули его в пламя. Голова полетела следом. Костер снова ярко вспыхнул, разбросав снопы искр в разные стороны. Отблески огненных языков заплясали по стенам пещеры.

Тело Марэманго стало таять. В воздухе что-то загудело и завыло, как будто сильные январские вьюги, так знакомые воинам, ворвались в пещеру. Но вскоре всем стало ясно, что это был крик чего-то живого, если его можно было так назвать.

Некоторых воинов обуял ужас, они затыкали уши руками и жались друг к другу. Еще недавно без страха идущие на смерть, теперь они казались малыми детьми. Виктор окрикнул их, но они, похоже, не слышали его.

Один из магов вошел внутрь живого круга, предварительно соединив руки своих соседей. Впоследствии Виктор узнал, что, разорви колдуны этот круг, дух Марэманго смог бы вырваться за пределы пещеры или вселиться в кого-нибудь из погибших воинов. Старик стал расхаживать вокруг костра, шепча себе под нос заклинания и время от времени взмахивая руками.

Злые вопли духа перешли в рев. В пещере поднялся сильный ветер, который раздул огонь костра и сорвал с магов остроконечные шляпы. Но колдуны стояли, как идолы, крепко сжав руки, и казалось, что они не замечают ветра и не слышат рева. На их лицах можно было прочесть полное безразличие' к происходящему. От их спокойствия и слаженных действий сейчас зависело слишком многое.

Маг, который вышел из круга, вытащил из кармана мешочек, зачерпнул из него пригоршню зеленого порошка и бросил в увядающее пламя. Огонь мгновенно погас, и угли подернулись сизым пеплом.

Воины ахнули, когда огонь потух. Для них это было настоящим волшебством — усмирить пламя. Но для старика это было пустяком. Он спрятал мешочек в карман и принялся своим посохом разбрасывать остывающие угли. Когда осталась одна зола, колдун опустился на колени и, вытащив из своей котомки небольшую лопатку, стал аккуратно собирать пепел и засыпать его в урну, все время ритуала стоявшую возле костра.

Внезапно в углу пещеры образовался небольшой смерч. Его воронка медленно стала приближаться к магическому кругу, поднимаясь выше голов. Взмыв затем к каменному потолку, она зависла над кострищем и стремительно бросилась вниз, на старика, который ждал ее и, схватив сосуд, выставил его над головой, крепко держа за горлышко. С яростным воем смерч влетел в сосуд. Маг заткнул его пробкой и быстро стал замазывать ее густой черной смолой из баночки, ловко извлеченной все из той же котомки.

Колдуны с облегчением вздохнули. Они разжали затекшие руки и опустились на пол, словно ноги их уже не держали. Наверное, так оно и было. Виктор, взглянув на них, понял, что магический круг отнял у них колоссальное количество сил.

Старик, запечатав урну, спрятал ее в свою котомку и вышел из круга.

— Все кончено, — усталым голосом сказал он Виктору. — Ты, видно, предводитель. Кто обезглавил Демона?

— Я, — признался Виктор.

Старик покивал, то ли одобряя его действия, то ли признавая их как факт, и положил неожиданно тяжелую руку ему на плечо:

— Тогда сейчас ты должен узнать кое-что о своем дальнейшем предназначении. С этого дня ты — один из самых заклятых врагов для Темных сил зла. Убив главного Демона, ты нарушил закон равновесия, чем сильно усложнил им выход в наш мир и соответственно облегчил нам защиту от их нападения. Теперь они не смогут открыть врата Ада до тех пор, пока Марэманго не вернет свой прежний вид и не откроет сам эти врата. А для этого ему нужен ты или твой потомок. Только заняв твое или его тело, Марэманго сможет обрести свой прежний вид. И лишь после этого он сможет открыть врата и снова впустить своего господина в наш мир.

— И что мне теперь делать? — удивленно и немного растерянно спросил Виктор.

— Последние события доказали, что война между Темными силами и людьми неизбежна. Это была только первая попытка установить на земле власть Дьявола. За ними последуют новые. Поэтому, несмотря на все разногласия между племенами людей, почти все вожди согласились, что необходимо создать организацию, которая будет следить за активностью сил зла. Орден Света. Я предлагаю тебе службу в нем. Если ты согласишься, нам будет проще защитить тебя, в случае охоты за твоей головой. И, помимо этого, ты сам сможешь принести пользу Ордену Света, как принес сейчас, сразив Марэманго. Воин ты очень хороший.

Виктор от напряжения взмок. Он был растерян, удивлен, взволнован и теперь колебался. То, что предлагал ему старый колдун, было очень опасно. Виктор слышал много страшных рассказов о проделках нечистой силы. Но, с другой стороны, у него не было другого выхода. Охота за ним начнется наверняка. Правда, после этой войны, когда нечисть выступила в открытую, а не исподтишка, как это было раньше, она не казалась уже такой страшной. По крайней мере, бить ее можно, что его воины и проделали несколько часов назад.

— Я согласен! — сказал Виктор, взвесив все свои «за» и «против».

— А я и не ожидал от тебя другого ответа, мальчик мой. Да, я совсем забыл тебе сказать еще об одном. После смерти твоя душа, к сожалению, не попадет в лучший мир, который ты своим подвигом заслужил по праву. Когда-то одному из твоих потомков придется еще раз сразиться с Марэманго. Поэтому ты должен остаться после смерти на границе двух миров и помочь ему победить зло. И только когда ты выполнишь эту последнюю задачу, сможешь покинуть эту землю окончательно. Извини, но так распорядились боги...

***

— Виктор, Виктор! Просыпайся, — услышал Виктор знакомый женский голос и тут же открыл глаза.

Марико потряхивала его за плечо, пытаясь вырвать из сладких объятий Морфея. Виктор улыбнулся ей:

— Уже подлетаем?

— Да, пошли на снижение. Буди своего друга. Как он громко храпел!

Виктор засмеялся и стал приводить Илью в чувство. Конечно, это у него получилось не сразу. После бессонной ночи тот находился далеко от грешной земли.

Через несколько минут колеса шасси коснулись бетонных плит взлетно-посадочной полосы и громко застучали на плохо заделанных стыках. Потом, уже на месте стоянки, пришлось ждать минут пятнадцать, пока два индуса в чалмах и длинных белых рубахах неторопливо подкатили небольшой железный трап.

Выйдя из самолета, Виктор присвистнул:

— Да, это вам не Дели!

— И тем более не Токио, — согласился с ним Илья, получив за это одобрительную улыбку Марико.

Когда они вышли из здания аэропорта, расположенного в черте города, в нос им ударил странный запах, казалось, заполнявший здешние улицы. Множество людей, снующих на площади перед аэропортом, с любопытством таращились на них. Наверно, иностранцы были редкими гостями в этом провинциальном городишке.

— Да, — еще раз вздохнул Илья, — представляю, что будет в этом, как его, Бхаванипате.

— Бхаванипатне, — поправила Марико.

— Что? — переспросил Илья.

— Следующий город называется Бхаванипатна. Вообще, Индия — очень бедная страна, несмотря на свой настоящий экономический прорыв. Здесь, помимо всего прочего, большую роль играют религиозные и общественные составляющие. А также то, что на протяжении большого времени страна находилась под властью Англии...

— Ну ты прямо как историк, — перебил ее Илья. — Знаешь об Индии все.

— Конечно, у меня тема диплома была связана с этой страной, поэтому...

— Марико, давай лучше думать, как нам добраться до этой Бхавани... Тьфу ты, язык сломаешь! — не выдержал Илья. — У меня появилось ощущение, что сделать это будет довольно трудно. Ты посмотри на них... — Илья сделал паузу, подбирая нужное слово, — ...людей. Даже с твоим знанием языка и деньгами Сибояси нам придется нелегко.

Виктор, молча слушавший их разговор, отметил про себя, что Марико успокоилась и теперь могла нормально разговаривать, не привлекая внимания окружающих неадекватным поведением. Наверно, три часа сна в самолете помогли ей смириться с действительностью.

Марико на слова Ильи пожала плечами и спросила у Виктора:

— Как мы поступим? Пойдем сразу искать транспорт до Бхаванипатны или сначала остановимся в какой-нибудь местной гостинице?

По-моему, нужно остановиться в гостинице, — сказал, немного подумав, Виктор.

Ну тогда пойдемте на такси. Я попрошу шофера, чтобы он отвез нас в нормальную гостиницу.

— Надеюсь, такая здесь имеется, — не преминул съязвить Илья.

Никуда идти не пришлось, потому что, как только Марико сказала об этом, послышался бешеный визг колес, и перед ними, как в сказке, возникла машина такси. Из нее выскочил индус и, размахивая руками, подбежал к Илье. Он что-то затараторил на своем языке, одновременно таща его за рукав по направлению к машине. Илья еле вырвался из его цепких объятий и посмотрел на Марико.

— Ну пришел твой звездный час, — сказал он девушке.

Марико засмеялась и что-то сказала таксисту. («Какой музыкальный язык», — подумал Виктор.) Тот отстал от Ильи и, улыбаясь во весь почему-то беззубый рот, направил свое внимание на девушку. Марико еще что-то пропела ему, и таксист закивал в ответ, жестами приглашая всех в машину.

Парни закинули сумки в багажник, и таксист погнал машину, наверное, в направлении ближайшей гостиницы.

Очутившись в салоне, Виктор с Ильей переглянулись. В таком транспорте они еще никогда не ездили. Машина, по всей видимости, была выпущена лет сорок — пятьдесят назад. Когда-то светлые кресла сейчас были перепачканы так, как будто по ним ходили ногами, причем довольно грязными. Вся обивочная ткань была изъедена черными горелыми пятнами, которые возникли, конечно же, от неосторожного обращения пассажиров с сигаретами. Кое-где из-под прорванной обивки торчало содержимое сидений. Передняя панель тоже была не понять какого цвета, пожженная и перепачканная, как говорится, со всех сторон. Все стрелки на приборной доске лежали неподвижно, что говорило об их полной неисправности. Остальные детали интерьера салона тоже оставляли желать лучшего. Замусоренный и грязный пол, отломанные ручки стеклоподъемников, трещины на стеклах — все говорило о том, что из этой машины уже выжали по максимуму и продолжали выжимать, не желая хоть чуточку привести ее в приличный вид.

Между тем такси неслось по узким улочкам, не пропуская на ходу ни одной ямы и рытвины. Как оказалось, асфальт здесь был явлением редким. Подлетая на очередной выбоине, Виктор не сомневался, что уж сейчас-то отвалятся колеса или полетят амортизаторы. Но, как оказывалось, всякий раз опасения были ложными.

Улицы Бахрампура, который оказался не таким уж и маленьким городишком, сильно отличались от тех, что привыкли видеть ребята даже на родимой стороне. Низенькие обшарпанные дома с завалившимися крышами и перекошенными балконами являли жалкое зрелище. Грязный разбитый асфальт встречался очень редко и был забросан всевозможным мусором и залит нечистотами, которые здешние жители не стеснялись выплескивать прямо на дорогу. От всего этого и создавался тот специфический запах, что ударил в нос, когда они вышли из здания аэропорта, а сейчас проникал в салон машины через открытые окна.

Через десять минут езды такси остановилось возле четырехэтажного здания с неоновой вывеской. Довольно сносный фасад, ухоженный садик вокруг, небольшая парковка выделяли его среди общей массы мрачных серых строений. Виктор понял, что это и есть гостиница.

Водитель резво выскочил из машины и бросился помогать Марико выбраться из его чуда техники. Он что-то говорил девушке, и она кивала ему в ответ.

— Сколько с нас? — спросил Илья у Марико. Он как-то незаметно, принял на себя функции казначея. — И узнай, пожалуйста, где можно поменять доллары на их деньги.

Расплатившись с водителем и взяв свои вещи из багажника, они вошли в холл гостиницы. Высокий индус в национальной чалме и красной ливрее с позументами встретил их поклоном у стойки портье. Марико подошла к нему и тоже слегка поклонилась, сложив ладони вместе по японскому обычаю. Она заговорила, и индус закивал ей в ответ. Через пару минут общения он достал два ключа и отдал их девушке, а она расписалась в толстой книге. Портье еще раз поклонился гостям и крикнул что-то в соседнюю комнатенку.

Оттуда выбежал мальчишка в коротких шортах и футболке с надписью «N0 \уаг». Он лихо подскочил к ребятам и, приглашая, помахал рукой.

— Он проводит нас в номера, — пояснила Марико.

— Лучше бы сумки взял, — проворчал Илья.

Поднявшись по лестницам на третий этаж, мальчишка указал им на две двери.

Оказалось, Марико сняла две комнаты. Одно и двухместную. Внутри номеров было довольно прилично. Чувствовалось, что хозяева большое внимание старались уделять чистоте в комнатах и в самой гостинице. Поэтому при довольно скромном интерьере номеров они не казались такими уж плохими.

— Мальчики, — сказала Марико, чем несказанно удивила спутников, — рабочий день уже закончился, поэтому нет смысла ехать искать транспорт до Бхаванипатны. Я думаю, отсюда должен ходить автобус. Давайте сейчас поужинаем и — спать. Вчерашний день был очень тяжелым, и завтра тоже пройдет в дороге. Лично я очень устала. Мне бы сейчас принять душ и в кровать.

— Хорошо, Марико. Так и сделаем, — сказал Виктор. — Бросаем сумки и идем ужинать.

Они договорились встретиться через десять минут, чтобы Марико смогла, как говорят женщины, привести себя в порядок. Некоторым представительницам слабого пола этого времени могло и не хватить, но их прелестная переводчица, к счастью, была не и; их числа.

Ровно через десять минут они встретились в коридоре и отправились ужинать в небольшой ресторанчик, который им посоветовал портье. Он находился всего в одном квартале от гостиницы, поэтому дорога в него заняла не больше трех минут. Довольно сносно поужинав и выпив по бутылке местного пива, путешественники вернулись в гостиницу.

— Желаю вам приятного сна, — зевая, сказала Марико. — Здесь рано темнеет.

— Спокойной ночи! — сказал Виктор, провожая ее взглядом.

Оказавшись в комнате, Илья прыгнул на кровать, не снимая ботинок. Заложив руки за голову, он заманчиво сказал:

— Эх, как хорошо! Люблю путешествовать. Никаких забот, никаких хлопот.

— Ничего себе — никаких хлопот. Нас вчера два раза чуть не убили. А сколько забот еще впереди? Какое, к черту, хорошо? Ты только представь, если мы не доберемся до этого Ланджигара и не найдем Храм Света, что будет с человечеством?

— Да у тебя комплекс Брюса Уиллиса: тот тоже постоянно спасает человечество. Расслабься, все же пока в порядке. Я просто хотел сказать, что хорошо вырваться из суеты и окунуться в другой мир. — Илья помолчал и добавил со вздохом: — Хотя ты прав. Лучше было бы, конечно, отправиться просто так, куда-нибудь отдохнуть.

— К. тому же после всего, что произошло в Токио, теперь в Россию будет трудновато вернуться.

— Да уж... Хотя с лимоном баксов на счету и новым паспортом, который для нас так оперативно сделал Сибояси, чего там ловить? Ты знаешь, во Владике пошел очередной передел собственности, поэтому обстановка там такая же боевая. Не перо в печенку, так пулю в лоб. Поэтому ничего-то шибко я и не потерял. К. тому же я давно хотел служить в Ордене по-настоящему. Надоели мне все эти терки, стрелки, лысые бошки, выбитые зубы. А замутить что-нибудь реальное, чтобы быть в законе, — это у нас уже не просвечивает. Игорек, царство ему небесное, все обещал мне дать настоящее задание, да не успел. Хотя — как не успел? Успел, посмертно.

Виктор хмурился, думал. Оказывается, не такой уж и сладкой была жизнь у Ильи до их встречи. А он когда-то в глубине души завидовал представителям этого сословия. Но, как говорится, не все то золото, что блестит!

— А ты знаешь, Илюша, прав был Сибояси: нас, скорей всего, пасли еще из Владика. Этот твой нобель...

— Да мне уже тоже так кажется. Вот гад! Ну если когда-нибудь вернусь туда, я ему гланды повырываю. Слушай, Витюха, я тут рядом видел барчик. Давай сходим, посидим. Может, телок снимем. Как тебе местные красавицы? Говорят, они очень даже ничего, правда, пухловаты. Ты пухленьких любишь?

— Нет, — тихо ответил Виктор.

— А-а, я забыл. Ты ведь на Марико запал.

Илья осекся, увидев взгляд Виктора, не обещающим ничего хорошего. Он тут же попытался исправить положение.

— Витек, ты не грузись, — запел он. — Я не хотел обидеть тебя и твои чувства. Но, согласись, сидеть в этой ночлежке — скучно. Давай прогуляемся. Никуда она не денется, если мы с тобой выпьем по кружечке-другой.

— Ну если только по кружечке... — протянул Виктор.

За последние дни он ни разу не отдыхал. Даже когда они с Ильей в России ходили в бар накануне отъезда, он все равно постоянно был в напряжении. Ведь там в любой момент могли появиться люди Темного Ордена. А здесь он чувствовал себя более-менее спокойно.

— Вот и ладненько! — оживился Илья. — Вот это по-нашему. Хрен с ними, с телками. Просто посидим. Лично я в самолете выспался. Да и завтра, если что, в автобусе поспим. Путь-то наверняка далекий!

— Только обещай Марико ни о чем не говорить, — попросил его Виктор.

— Да ты что! Могила! — подмигнул ему Илья, сбрасывая ноги с кровати.

Они тихо вышли из комнаты. Прислушались — за дверью Марико все было спокойно. Спустились по лестнице на первый этаж: лифта в гостинице не было. Махнув портье, проводившему их поклоном, вышли на улицу и бодро пошагали в направлении бара, который приметил Илья по дороге на ужин.

В баре было оживленно. Парни с трудом отыскали свободный столик. Люди вокруг косились на них, но ничего лишнего себе не позволяли. Наверно, иностранцы здесь были редкими гостями. Через пару минут к ним подбежала молоденькая официантка, у нее вдруг сделалось такое растерянное лицо, как будто она увидела не молодых парней, а асуров[6]. Смущенно протянув ребятам папку с меню, она тут же скрылась в неизвестном направлении, слегка покачивая бедрами.

Естественно, названия были написаны непонятными закорючками. Поглазев на их разнообразие, Илья отложил меню.

— Придется показывать на пальцах, — вздохнул он. — Что пить-то будем? Я думаю — по пиву! Для начала.

— Давай по пиву.

— Подбежавшая снова официантка уже не была такой растерянной и приветливо улыбнулась ребятам. Она что-то сказала на своем певучем языке, но Илья остановил ее.

— Мисс, бир плиз, — сказал он интернациональную фразу.

Девушка радостно закивала головой. Илья тут же выставил руку с двумя растопыренными пальцами:

— Ту бир.

Он показал на себя и на Виктора, и индианка снова закивала головой. Когда она скрылась из вида, Илья откинулся на спинку стула.

— На удивление понятливая. Как тебе здесь? — улыбаясь, спросил он.

— Да как? Пока нормально. Было бы еще пиво хорошее.

— Не все ли равно, какое пиво, лишь бы стриптизерши были нормальные.

— А с чего ты взял, что они будут? — удивился Виктор.

— Посмотри, сколько мужиков, мест нет свободных. А вон там — видишь? — шест стоит. Или как он называется — столб? Короче, вон та байда, на которой они крутятся.

— О, да ты прямо Шерлок, — наконец развеселившись, сказал Виктор.

К столику подбежала все та же девушка с подносом, на котором побрякивали друг о дружку два больших стакана с пивом и красовалась какая-то закуска к нему. Она резво смахнула их на стол и побежала дальше.

— Давай! За ваше с Марико здоровье! — воскликнул Илья, поднимая бокал.

За здоровье Марико Виктор никогда бы не отказался. Он подхватил свой стакан, и они звонко чокнулись. Отхлебнув несколько добрых глотков и закинув в рот кусочки острой закуски, он откинулся на спинку кресла. Когда приятная прохлада достигла желудка, Виктор улыбнулся, но тут же посерьезнел:

— Знаешь, мне опять снился странный сон. Но теперь, кажется, я начинаю кое-что понимать. Сибояси говорил, что я должен снам доверять. Так вот, я уже видел, как мой предок завалил когда-то этого Марэманго, тем самым приняв на наш род проклятие со стороны Темных сил. Демона сожгли, а его прах спрятали в кувшин. Но не это главное. — Виктор снова отхлебнул и с гордостью продолжил: — Предок нарушил какой-то там баланс, и теперь только Марэманго может открыть врата Ада, если вернет свой прежний облик. А для этого ему нужен я, потомок. Илья тоже сделал несколько глотков и задумчиво произнес:

— Сюжет становится все интересней. Как в кино.

— Да уж! И чем дальше, тем все нереальней выбраться из этого кино живыми, — поскучнел Виктор.

— Что ты, старичок! Это просто необходимо сделать. Ты, наверно, думаешь, на фига мне было нужно заниматься всей этой бодягой. Взрослый мужик, а верит в сказки: добро, зло, Орден Света, Темные силы. Я так тоже когда-то думал. Но однажды мне довелось столкнуться со всем этим хозяйством, и я выбрал свет. Поэтому мне не нравится твой пессимизм. И знай, если придется, я отдам за тебя свою жизнь, но ты не позволишь Марэманго открыть врата.

Язык Ильи уже немного заплетался, и признание его можно было делить на шестнадцать, но Виктор, выслушав, ответил серьезно:

— Думаю, до этого не дойдет. Я сделаю все возможное, чтобы выжить. В конце концов, ведь это, ко всему прочему, — моя жизнь. А жить мне, как и тебе, тоже хочется. Тем более сейчас...

Ребята еще раз выпили — за успешную дорогу до Храма Света.

— Ну вот и девчонки! — воскликнул Илья. — Я же говорил тебе, что здесь будет весело. Смотри, какая у нее...

На сцену выскочили две танцовщицы в длинных вечерних обтягивающих платьях. Они соблазнительно закрутили своими прелестями, которые вскоре, по закону стриптиза, должны были представить на обозрение. В зале началось что-то невообразимое. Рев сильной половины человечества заглушал музыку. Но девушки, казалось, ничего не замечали и продолжали заводить публику, танцуя в платьях. Когда нетерпение мужчин достигло апогея, грозя перерасти в какую-нибудь дикую выходку, танцовщицы ловким движением сдернули с себя одежду, оставшись в легких бикини. Швырнув небрежно свои вечерние туалеты в публику, они продолжили танец.

— Вау! — завопил Илья вместе с остальными зрителями. — Вот это девочки! Посмотри, Витюха, какая у нее...

Девочки старались на славу. Охрана плотно окружила сцену, чтобы какой-нибудь расчувствовавшийся посетитель не смог выскочить к стриптизершам. А желающих было много.

Когда музыка стихла и девушки поклонились, на них обрушился шквал аплодисментов, свиста и криков. Подобрав свои платья, которые мужчины с сожалением вернули на сцену, красавицы быстро убежали за кулисы, предоставив место другим коллегам по «искусству».

Появилась еще одна танцовшииа, на этот раз в национальном индийском сари.

— А эта тоже ничего. Тут, наверно, все хорошенькие. Давай заглянем к ним в гримерную?

Виктор посмотрел на раскрасневшегося Илью:

— Да ты что. Нам еще здесь проблем не хватало.

— Какие проблемы! Скажем, что мы их поклонники. Ну не пустят так не пустят, — улыбаясь, ответил Илья. — Эй, мисс! — крикнул он пробегавшей мимо их столика официантке. — Плиз ту бир.

Девушка утвердительно кивнула ему головой и скрылась в неизвестном направлении, ловко пробираясь среди подвыпившей публики.

Просидев около часа и осушив еще несколько бокалов пива, Илья, слегка пошатываясь, встал.

— Я сейчас схожу отолью, а ты закажи еще пару кружек. Что-то мне здешнее пиво очень понравилось. Это не наше «Жигулевское», от которого потом понос прохватывает. Интересно, где у них здесь туалет?

Когда Илья удалился, Виктор откинулся на спинку стула и стал смотреть шоу. На сцене девушка, одетая в экзотический костюм из широких листьев и цветных перьев, танцевала в стиле самбы. Виктору стало интересно, как будет выглядеть ее танец, когда она снимет с себя все эти фиговые листочки. Неужели продолжит так же дико трясти всеми частями обнаженного тела.

Когда очередной неистовый крик толпы заставил девушку приступить к той самой ожидаемой всеми процедуре, знакомый голос прошептал Виктору на ухо:

— Как пиво?

Виктор от неожиданности вздрогнул и встрепенулся. Он инстинктивно огляделся по сторонам, хотя сам уже узнал голос хранителя.

— Нормально, — тихо, чтоб не привлекать к себе внимания публики, ответил он.

— Ты можешь не говорить, а отвечать мысленно. Кстати, вот ты тут пьешь, а там друга твоего сейчас уже, наверное, бьют. Хотя, знаешь, не мешало бы ему немного попортить шкуру. Ты же ему говорил не ходить к стриптизершам.

Виктор сразу сообразил, к чему клонит ангел-хранитель. Илья, вместо того чтобы пойти в туалет, отправился к девочкам.

— Вот черт!..

Через мгновение он уже несся в направлении, которое ему подсказывал хранитель. Вбежав в узкий, темный коридорчик, в конце которого у настежь открытых дверей комнаты мелькали какие-то тени и слышались крик и шум борьбы, Виктор увеличил темп. Его взору предстала следующая картина. На полу, пытаясь подняться с четверенек, стоял Илья. Кровь струйкой стекала на пол с разбитого носа любителя стриптизерш. Трое индусов довольно внушительных размеров, весело смеясь и переговариваясь между собой, поочередно пинали парня, не давая ему встать на ноги.

Виктор, оценив обстановку и не слушая советы хранителя, налетел на крайнего из обидчиков Ильи. Схватив его за плечо, он развернул его к себе и, собрав все силы, влепил ему кулаком в челюсть. Индус, тяжело охнув, рухнул на пол. Это произошло в считанные мгновения, так что остальные два, увлеченные веселым занятием, обратили на Виктора внимание, только увидев, что шансы сторон практически уравнялись.

Но Виктор не стал терять инициативу. Это ему привили еще в далеком детстве, на тренировках по боксу. Если прижал противника, то лучше не отпускать.

Он пнул второго индуса в пах. Бедолага взвыл от боли и согнулся пополам. Последний из нападавших наконец-то среагировал и бросился на Виктора. Тут же на полу образовалась куча-мала, которая весело каталась из стороны в сторону.

Соперник оказался довольно крепким малым, и поэтому через несколько минут борьбы наш спаситель мира понял, что такими темпами он долго не продержится. Индус уже оказался сверху и стал коленом давить на грудную клетку, от чего у Виктора потемнело в глазах. Казалось, еще мгновение, и ребра хрустнут. Однако индус вдруг вскрикнул и всей своей массой рухнул на обессиленного Виктора, придавив его еще сильнее.

— Вот суки! — услышал Виктор голос Ильи. Он стоял рядом и вытирал разбитый нос.

— Ну ты урод, — не в силах говорить, прошептал Виктор.

— Да ладно! Рвем скорей отсюда, пока охрана не набежала.

Илья протянул руку, помог Виктору встать.

— Бай-бай, мисс! — сделал он ручкой в гримерную, откуда стриптизерши, повизгивая, наблюдали за шоу мужчин.

— Какой там бай-бай. Давай быстрей! — крикнул ему Виктор.

Но было уже поздно. По коридору к ним бежали около десятка человек. Они что-то кричали и были явно не настроены на дружеское общение.

— Похоже, мы круто попали. — Илья принял боевую стойку. — Может, у телок в комнате есть окно? Через него...

Первый набежавший на Виктора охранник без объяснений и разговоров размахнулся кулаком. Другой налетел на Илью. Виктор увернулся и нанес короткий хук в челюсть. Но удар получился смазанным, выключить охранника не удалось. Наверно, сказалась усталость от предыдущей драки. Он хотел добить ударом снизу, но в это время получил хороший пинок в живот от еще одного подоспевшего охранника.

Согнувшись пополам, Виктор увидел, что к ним бегут еще три человека. Он попытался отскочить назад, но получил со всех сторон еще несколько ударов и упал. Илья с разбитым ртом уже лежал рядом.

Вся охранная свора начала с остервенением пинать поверженных нарушителей порядка. Виктор закрыл руками лицо и поджал колени к животу, чтоб хоть как-то смягчить удары тяжелыми ботинками. Промелькнула досадная мысль, что из-за глупой пьяной выходки Ильи они сейчас могут быть просто до смерти забиты какими-то головорезами. Разум его замутился, и сознание стало уходить куда-то далеко-далеко...

***

Сознание возвращалось постепенно. Сначала Виктор услышал голоса, потом понял, что говорят не по-русски. Поэтому он не стал спешить открывать глаза.

Каждая мышца и каждая косточка ныли страшной болью, заплывшие глаза, конечно, утонули в синяках. Слава богу, ничего вроде бы не сломано. Виктор приоткрыл один глаз. Рядом никого не было. Он открыл второй и, не поворачивая головы, стал осматриваться.

Помещение, в котором он находился, имело казенный вид. Сам он лежал на чем-то высоком, потому что потолок находился совсем рядом. Чуть приподняв голову, Виктор увидел сбоку маленькое зарешеченное окошко, и ему стало ясно, куда он попал.

Он захотел встать, но с первой попытки это не удалось.

— Эй, ты очнулся? — услышал он голос Ильи откуда-то снизу.

— Да, — ответил Виктор, еле двигая битой-перебитой челюстью.

— Ты, наверно, злишься за то, что я тебя подставил? — виновато спросил Илья.

— Я убедился, что ты за меня... — Виктор хотел сказать «жизнь отдашь», но устыдился своего неуместного, глупого сарказма и замолчал.

Он повернулся на бок и стал спускать ноги с нар, чтобы спуститься вниз. Кое-как справившись с этим нелегким занятием, Виктор спрыгнул на пол, охнул от боли, пронзившей связки, и почти упал на нижние нары рядом с Ильей, который лежал сразу под ним. Увидев друга, Виктор едва сдержался, чтобы не рассмеяться. У Ильи под глазом красовался синячище, разбитая и опухшая губа, а также несколько довольно приличных ссадин колоритно дополняли портрет. Илья подобрал ноги и тоже сел.

— Мы в тюрьме? — поинтересовался Виктор.

— Ну еще, слава богу, нет, пока только в аквариуме.

— А-а-а! Я в таких нюансах слаб. Короче, не на свободе?

— Что-то типа того, — невесело ответил Илья.

— Ну и как думаешь выбираться отсюда?

— Да сейчас кто-нибудь за нами придет. Мы же все-таки иностранцы, — приуныл Илья.

— Ладно, проехали, — примирительно сказал Виктор. Ему нестерпимо было кислое настроение весельчака Ильи. — Как мы тут оказались? Ты что-нибудь помнишь?

— Когда нас пинали, прибежала полиция. Кто ее вызвал, не знаю, возможно, стриптизерши, но только она вовремя подоспела. Полицейские упаковали всех в бобики. Правда, одного, которому ты по овалам влупил, увезли на «скорой». — Говорить было трудно. Илья перевел дух и продолжил: — Ну у них тут правила! Я просто зашел к девчонкам, а мне сразу в бубен без разбора. Ну разве так можно?

— Помнится, я кого-то предупреждал.

— Ну извини...

— За дверью что-то заскрежетало и застучало. Через пару секунд она наконец открылась и на пороге показались два индуса в форме. Они что-то стали говорить Илье и Виктору, но в ответ парни только качали головой и разводили руками, что означало: «не понимаем». Тогда полицейские показали им на дверь и поманили на выход.

— Ну вот, за нами, по-моему, пришли, — сказал Илья. — Только кто?

Друзья по несчастью тяжело встали и побрели за полицейским. Второй закрыл дверь и отправился следом. Пройдя по длинному коридору и свернув в боковой проход, они уперлись в закрытую дверь. Конвоир постучал в нее, и ему что-то крикнули в ответ. Полицейский открыл дверь и пропустил ребят вперед.

Они очутились в просторном и светлом, но очень грязном помещении. Посреди комнаты стоял большой, видавший виды письменный стол, за которым сидел пожилой, седовласый индус в форме с нашивками. Длинный стол для посетителей упирался торцом в стол начальника, образуя классическую букву «Т». За ним сидела Марико и что-то говорила индусу. Увидев ребят, она изумленно раскрыла свои черные глаза, но взяла себя в руки, слегка кивнула им и вернулась к разговору с полицейским, который, не переставая ее слушать, дал знак конвоиру, и тот вышел ил кабинета.

Когда Марико закончила свою речь, индус что-то сказал.

— Садитесь, — перевела Марико.

Виктор с Ильей сели напротив девушки. По ее лицу и голосу они поняли настроение Марико. Она была, мягко говоря, неимоверно зла на них. Впрочем, ничего другого Виктор и не ждал. Они вели себя просто безобразно.

— Это господин Нанджин, начальник городской полиции.

Парни кивнули ему в знак приветствия, и он кивнул им в ответ.

— Ну и дел вы натворили, — сказала Марико недовольным голосом.

— Что? — спросил Илья, вдруг прикинувшись дурачком, что еще больше разозлило их подругу. — Каких таких дел?

— Зачем вы ворвались к девушкам? Зачем устроили драку? А знаете, кого вы лишили мужского достоинства?

— Чего лишили? — невольно улыбнувшись, переспросил Илья.

— Да-да, того самого. Его увезли в больницу, и там делают какую-то сложную операцию. Так знаете, кто это был?

— Кто? — с тоской спросил Виктор, понимая, что они, помимо драки, влипли еще во что-то куда более серьезное.

— Это был двоюродный брат известного в Бахрампуре бандита. Так что я вас поздравляю. Теперь помимо тех убийц за вами будут охотиться местные.

Илья встретился взглядом с Виктором и отвел глаза в сторону.

— Скажите спасибо полиции и господину Нанджину, что вы еще живы.

Индус, услыхав свое имя, улыбнулся и закивал головой. Марико тоже натянула улыбку и закивала ему в ответ.

— Я кое-как убедила этого остолопа не сообщать в консульство Финляндии, — продолжала девушка разносить несчастных пивохлебов. — Мне удалось замять это дело, но он сказал, что нам лучше сразу же покинуть город. Ему не нужны два трупа иностранцев. Я узнала: автобус на Бхаванипатну отходит через полтора часа. Поэтому мы сейчас выйдем из участка, сядем в такси и поедем в гостиницу. Там заберем веши и сразу же на автовокзал.

— Марико, у тебя есть с собой деньги? — спросил Илья.

— Есть, — удивленно ответила девушка.

— Сколько?

— Триста долларов.

— Спроси у этого господина, не будет ли он так любезен проводить нас в гостиницу и оттуда до автовокзала. Ну естественно, за определенную плату. Скажем, за сотню баксов.

— Да ты что? С ума сошел? — возмутилась Марико. — Он и так не хотел вас отпускать. А если я такое ему скажу, вряд ли вы вообще отсюда выйдете.

— Марико, ты не путай богатую Японию и бедную Индию. Он и говорить с тобой не хотел, потому что ты ему денег не предложила. Послушай: если мы отсюда выйдем сами, то можем до такси и не дойти. А под его чуткой охраной шансов у нас больше.

Марико задумалась и, переварив сказанное Ильей, стала, сильно смущаясь, что-то говорить господину Нанджину. Тот сначала слушал ее с возмущенным видом, но, когда ребята услышали из ее уст «уан хандрид америкэн долларз», лицо начальника полиции изменилось. Он улыбнулся и энергично закивал головой.

Марико достала из сумочки зеленую купюру и передала ее господину Нанджину. Тот, еще раз широко улыбнувшись, спрятал ее в карман и встал. Из шкафа, стоящего в углу комнаты, начальник полиции вытащил свой мундир и ловко накинул его на плечи.

Следуя за господином Нанджином, они вышли во внутренний двор полицейского управления, где стояла служебная машина начальника. Это оказался старенький, но довольно приличный «мерседес» темно-желтого цвета. Его окна были затемнены, что было всем на руку.

Выезжая с территории полицейского управления, Нанджин что-то сказал Марико.

— А вот и ваши друзья, — перевела она, — Видите вон те две машины напротив входа? Они ждут, когда вы выйдете из управления.

Господин Нанджин что-то сказал водителю, и тот кивнул ему в знак согласия. Машина выехала на дорогу и поехала к гостинице, где остановились горе-путешественники.

В холле они увидели вчерашнего портье, который сделал вид, что ничуть не удивлен состоянием внешности своих постояльцев. Марико ему что-то сказала, и он стал выписывать счет.

— Давайте быстро за везами, а я пока рассчитаюсь за гостиницу. Да, Виктор, захвати, пожалуйста, вещи из моего номера.

Виктор кивнул, не смея посмотреть на девушку. Хоть он менее всего был виноват в случившемся, все равно ему было очень стыдно.

Взяв свои сумки, которые они даже не успели открыть в номере, и заглянув в комнату Марико, Илья с Виктором спустились обратно. Девушка уже закончила со всеми процедурами и ждала их в кресле напротив стойки администратора.

— Заметьте, мы уже второй раз покидаем гостиницу в спешке, — сказала она, вставая с кресла.

— А что поделаешь, настоящая жизнь — это всегда спешка, — ответил ей Илья.

Марико пожала плечами и пошла к выходу. Виктор с Ильей вышли следом и, побросав сумки в открытый багажник «мерседеса», поспешили сесть внутрь.

Господин Нанджин что-то снова сказал.

— Они отвезут нас на автовокзал, — перевела Марико.

Машина помчалась по узким улочкам, то и дело сигналя пешеходам, бредущим по середине дороги, а также велосипедистам, заполняющим почти все свободное пространство. Виктор, сидевший возле окна, с грустью посматривал в окно. Он был очень расстроен тем, что Марико обиделась на них, что она, конечно же, считает его тоже виноватым в случившемся. Виктор решил, что обязательно поговорит с ней, как только они останутся наедине.

Между тем узкие улочки Бахрампура стали расходиться и превращаться почти в деревенские, с деревянными домиками и сараями. Людей стало меньше. Наконец машина подъехала к небольшому деревянному строению, как оказалось, автовокзалу. «Мерседес» остановился возле входа, подняв большое облако пыли. Господин Нанджин показал рукой на здание и сказал (Марико тут же перевела):

— Приехали. Мы вас покидаем. Желаю удачи.

— Передай ему наше огромное уважение! — язвительно сказал Илья, как будто полицейский был виною всех их бед.

Они вылезли из машины и вытащили сумки из багажника. Нанджин тоже вышел и подозвал Марико. Глаза девушки стали такими испуганными, что парни сразу насторожились.

— Г-господин Нанджин говорит, — начала она переводить, запинаясь, — что путешествовать по Индии одним, без провожатых очень опасно, в чем вы сами недавно убедились. Поэтому он предлагает нам для защиты своей жизни, — голос Марико снова задрожал, — ку-купить у него пистолет, — последнее слово она сказала почти шепотом.

Виктор облегченно вздохнул. Илья же сразу оживился:

— Скажи, что мы купим. Сколько он за него хочет?

Нанджин стал что-то долго объяснять. Девушка перевела:

— За сто долларов, и он даст к нему две запасные обоймы и еще какой-то утишитель.

— Не утишитель, а глушитель, — поправил Илья, доставая деньги.

Он протянул начальнику полиции свернутую купюру. Тот быстро взял ее и, не разворачивая, переправил в свой карман. После этого, поглядев по сторонам, достал из внутреннего кармана сверток и передал Илье, который тут же закинул его в сумку.

Нанджин что-то сказал и поспешил вернуться в машину.

— Он сказал, что можете не волноваться. Этот пистолет не проходит ни по какому уголовному делу, — перевела Марико.

— Отлично! — сказал Илья, закидывая сумку на плечо. — Чистый ствол — это очень хорошо. А спроси, нет ли чистого автомата. Мы бы прикупили.

У Марико сделалось испуганное лицо, и Виктор поспешил успокоить ее:

— Идемте скорей. Автобус уходит через двадцать минут, а у нас еще нет билетов.

***

Устроившись поудобней в кресле, Марико отвернулась к окну. Виктор сел рядом с ней. Место Ильи оказалось через проход, на соседней паре кресел. Народу в автобусе было немного.

Девушка обиженно молчала и упорно делала вид, что не замечает Виктора. И он решил пока ее не беспокоить своими объяснениями.

Скоро пришел водитель и погудел, призывая опаздывающих. Затем сделал какое-то объявление (Марико не стала его переводить) и плавно тронул автобус с места. Выехав на дорогу, он увеличил скорость, и машина тихо затряслась по грунтовой дороге.

Уже минут через десять местность за окном начала меняться. Строений становилось все меньше, а поля и пастбища все чаще перемежались лесом. Спустя еще десять минут автобус оказался в настоящих джунглях.

Непроходимая чаща открывалась взору с обеих сторон, маня и пугая своей неизвестностью. Огромные незнакомые деревья смыкались над дорогой, образуя зеленый коридор, и лианы свешивались, иногда цепляясь за крышу автобуса. Несколько раз над ним, громко ругаясь на проезжающих, проносились стаи обезьян.

Виктор искоса посмотрел на Илью, тот тихо дремал, откинувшись на спинку сиденья и склонив голову набок. Пожалуй, пора, другого случая может не представиться.

— Послушай, Марико! Я знаю, что ты сердишься на нас, — начал он объяснение, тщательно подбирая каждое слово.

— Я сержусь? За что мне сердиться? — равнодушно ответила девушка. — Что такого особенного? Решили мальчики развлечься, попить пива, снять девочек... Разве не так?

— Все не так! Я не хочу выглядеть безответственным человеком, который пытается спихнуть свою вину на других, но идея отправиться туда была не моя.

— Ладно, это я понять могу! — Марико наконец-то повернула к нему раскрасневшееся лицо. — Но зачем вы полезли к стриптизершам? Ну ладно он, — девушка кивнула головой в сторону спящего Ильи, — но ты! Я была о тебе лучшего мнения.

— Да я сам ему говорил, что туда ходить не нужно, — возмущенно ответил Виктор. — Но он перебрал, а когда Илья выпивший, в его мозгу появляются нехорошие идеи. Мне он наплел, что идет в туалет, а сам поперся к девушкам. Хорошо, что... — Виктор запнулся. Ему не хотелось начинать следующее объяснение, уже про своего ангела-хранителя. — В общем, хорошо, что я сообразил, что тут что-то не так. Правда, было уже поздно. Его пинали три быка, поэтому мне пришлось действовать жестко и не разбираться, куда следует бить, а куда нет. Ну а потом набежали еще и еще, и у нас не было шанса. Хорошо, что кто-то вызвал полицию.

— Так, значит, ты не ходил, а защищал друга? — спросила Марико изменившимся голосом.

— Ну конечно! Зачем мне это надо, если у меня есть... — Виктор оборвал себя на полуслове и покраснел.

— Есть — что? Или — кто? Договаривай, — тихо сказала Марико.

Виктор опустил глаза, собираясь с силами. Он не знал, как девушка отнесется к его признаниям, но и отступать невозможно. Марико пристально смотрела на него, требуя ответа.

— Ну я хотел сказать... Только ты, пожалуйста, не перебивай меня. Понимаешь...

Он снова замолчал, собирая все свое мужество. Да будь что будет!

— Зачем, Марико, мне идти к каким-то девчонкам, если я влюбился в тебя с первого взгляда. Влюбился, как мальчишка, и все последние дни мои мысли только о тебе. Я не знаю, ответишь ли ты мне взаимностью, но я надеюсь... — На большее его не хватило, он замолчал и, глядя на Марико, стал ждать ее вердикта.

Теперь настал ее черед отвести взгляд. Слова Виктора, при всем ожидании, привели Марико в растерянность.

Внезапно тишину нарушил дикий гудок автобусного клаксона, резкий скрип тормозов. Машина остановилась, сбросив с полок сумки пассажиров и разбудив дремлющих. Водитель, ругаясь, открыл дверь и выскочил на дорогу. Любопытные пассажиры высунулись в окна.

Перед автобусом, носами к нему, стояли две легковые машины вишневого цвета, перегораживая проезд. Похоже, «вольво». Возле них — в ряд поперек дороги — шесть человек в черных длинных рубахах и больших солнцезащитных очках. Водитель, размахивая руками, что-то объяснял им, но они явно не желали его слушать. Неожиданно один из них выхватил из боковой прорези рубахи пистолет и выстрелил ему в живот. Водитель перегнулся пополам и упал на землю. Второй бандит тоже вытащил пистолет и выстрелил раненому в голову.

Остальные, неспешно вытаскивая небольшие автоматы, двинулись к автобусу, в котором уже царил полный хаос. Кричащие во все горло люди метались в ужасе, сбивая друг друга на ходу.

— По-моему, это за нами, — почему-то шепотом сказал Илья, вытаскивая из сумки пистолет. — Ну полицай! Ну сука! Сдал нас с потрохами!

— Да, это те самые, которые были в баре, — прошептал на ухо Виктору хранитель, появление которого уже не вызвало у него никакой реакции.

— Давай мне пистолет, — сказал Виктор Илье, не заботясь о том, что кто-то услышит: все равно вряд ли поймут. — Вы с Марико пробирайтесь к заднему окну.

— Нет, Витек! Я эту кашу заварил, мне ее и расхлебывать. Поэтому веди Марико ты, а я вас прикрою.

Спорить с ним не было ни времени, ни возможности. К тому же Илья был абсолютно прав.

— Только будь аккуратней. Не лезь под пули, — сказал Виктор. — Марико, пойдем.

На удивление, она не была сильно напуганной. Возможно, последние события открыли в ней те же качества, которые нашел в себе Виктор. Распихивая мечущихся людей, Марико юркнула в хвост автобуса. Она даже схватила свою сумку, о чем Виктор совершенно забыл.

Они уже пробрались в конец салона и присели за спинку сиденья, когда в автобусе прогремел выстрел. Шум и крики мгновенно прекратились. Это два бандита вошли в салон и выстрелили в потолок, чтобы привлечь внимание. Первый что-то сказал, и все пассажиры поспешили сесть по местам.

Виктор осторожно выглянул из-за сиденья и увидел, что один из бандитов с автоматом «узи» наготове пошел по салону, а второй стоит у выхода, подняв свой автомат дулом вверх. Когда первый подошел к ряду кресел, где сидел Илья, один за другим хлопнули два выстрела.

Бандит с «узи» рухнул в проходе. Второй, стоявший на выходе, выпал из автобуса на дорогу и не поднялся. В наступившей вдруг оцепенелой тишине Виктор услышал длинный шорох и увидел, что по полу, крутясь, к нему приближается автомат бандита. Он схватил его, и в эту секунду тишина взорвалась грохотом выстрелов и воплями пассажиров. Бандиты поливали свинцом окна автобуса, пассажиры падали под сиденья — кто-то прятался, а кто-то, не успевший, уже был ранен или убит.

Внезапно стрельба прекратилась, кто-то из бандитов властно крикнул, а Марико испуганно вздрогнула и приникла к Виктору.

— В чем дело? Что он сказал?

— Они пошли за гранатами, хотят забросать ими автобус, — дрожа, прошептала девушка. — Нам конец!

— Пусть Илья посмотрит, нет ли гранаты у убитого, — подсказал хранитель, и Виктор тут же вслух транслировал другу эту подсказку, а сам осторожно выглянул в окно.

К четырем оставшимся бандитам присоединились водители машин, и их снова стало шестеро. Один держал под прицелом автомата автобус, остальные столпились у ближайшей машины — видимо разбирались с гранатами. Лучшего момента могло не быть. Виктор выбрал наиболее удобную позицию у разбитого окна и хлестанул очередью — сначала по тому, кто сторожил, затем по потенциальным гранатометчикам.

Результат был буквально сногсшибательный: когда автомат замолчал, все бандиты лежали в пыли дороги. Правда, кто убит, кто ранен, а кто и просто притворился — было непонятно. В любом случае следовало быть осторожнее, чтобы не нарваться на пулю от раненого или притворщика.

— Что там у тебя, Илья? — спросил Виктор, не упуская из виду всех валяющихся бандитов.

— Да вот, нашел запасной рожок и гранату. Советского производства, — откликнулся тот.

— А что бандиты? — спросила из-под сиденья Ма-рико.

— Лежат, но все ли мертвы — не знаю, — сказал Виктор.

— Что будем делать? — поинтересовался Илья.

— Береженого Бог бережет. Займемся контрольными. Того, что выпал из автобуса, ты бери на себя, я его не вижу. Остальные — за мной. Кинь мне рожок.

Илья пустил к нему рожок по полу, как прежде — автомат. Виктор сменил магазин, переключился на одиночные выстрелы и прицелился в голову самого крупного бандита.

«Прости, братва, но иного выхода нет. Или вы нас, или мы вас».

После первого же выстрела два человека вскочили и метнулись за машину. Виктор не стал их понапрасну выцеливать, а послал контрольную пулю в другого, лежавшего возле автобуса. С ускользнувшими, видно, придется разбираться отдельно.

— Илюха, двое укрылись в машине. Готовь гранату.

— Есть, командир! — бодро отрапортовал неунывающий Илья. — Интересно только, что они будут делать? Удерут вперед, попробуют вернуться или атакуют нас?

Сбежавшие притихли: что-то выжидали или советовались, как быть. Виктор тем временем «проконтролировал» последнего подстреленного им бандита. Илья добрался до выхода и убедился, что второму его «клиенту» контроль не нужен.

В салоне стало тихо, если не считать стонов раненых пассажиров, но и те, похоже, старались стонать потише.

Наконец беглецы-бандиты решились на активные действия. Мотор занятой ими машины взвыл, из-под задних колес фонтанами взметнулась пыль, и вишневая «вольво» рванулась мимо автобуса. Но далеко ей уйти не удалось: как только она поравнялась с автобусом, из его открытой двери вылетела граната — прямо под передний бампер. Взрыв поставил машину на дыбы. По инерции она пробороздила багажником по земле и упала на «спину». Сразу же раздался негромкий хлопок, и в одно мгновение машину охватил огонь.

— Ну вот и все, — сказал Виктор Марико.

— Выходите, ребята! — закричал от дверей Илья. — У нас — пересадка.

Виктор подхватил их имущество в одну руку и с автоматом в другой заторопился к выходу. Следом семенила Марико, на ходу говоря что-то зашевелившимся пассажирам.

Они вышли на воздух, пропитанный пороховой и бензиновой гарью.

— Что ты говорила? — спросил Виктор.

— Что им больше ничто не угрожает, что дальше пусть сами думают... — Марико посмотрела на трупы, и лицо ее страдальчески сморщилось. — Мальчики, а иначе никак было нельзя?

— Они бы нас не оставили в покое, — жестко сказал Илья.

— А теперь, думаете, отстанут?

— По крайней мере, подумают, прежде чем продолжать войну.

— И мы хотя бы выиграли время, — добавил Виктор. — Поехали!

— Марико села за руль оставшегося без хозяев «вольво». Отъехав несколько километров, она спросила:

— И куда мы едем?

Виктор не ответил, он просто не знал, что сказать. Ситуация становилась все хуже и хуже. Теперь, помимо того, что за ними гонялся Темный Орден, еще и местная братва, несомненно, будет жаждать их смерти. И как выбраться из этого заколдованного круга?

— Давайте доберемся по этой дороге до первого населенного пункта, а там наймем водилу с тачкой, — прервал Илья воцарившуюся тишину.

— Что наймем? — не поняла Марико.

— Машину с водителем, — перевел Виктор. — На этой нам точно нельзя ехать. Да и дороги мы не знаем. Давайте так и сделаем.

Марико кивнула и обратила все внимание на дорогу. Виктор откинулся на спинку и закрыл глаза. Его тело еще не отошло от вчерашних побоев. К горлу подкатывала тошнота, и неприятно кружилась голова.

Незаметно для себя Виктор задремал. Сколько времени проспал, он не знал — может, час, может, две минуты, — но, когда Марико окликнула его, голова уже почти не кружилась.

— Мы куда-то приехали. Какой-то небольшой городок или большая деревня...

— Давай еще немного проедем, чтобы не тащиться с сумками. А лучше бы найти автовокзал или что-нибудь в этом роде.

Марико кивнула и продолжила путь.

Все-таки это была деревня. Около сотни домов тянулись вдоль одной улицы-дороги. Дома были преимущественно деревянные, но иногда попадались каменные и даже двухэтажные. И все они имели такой вид, словно были построены сто лет назад. Обшарпанные, не знающие краски фасады, перекошенные крыши. Как в деревушке, куда Виктор выбирался в выходные дни после рабочей недели на деляне. Хотя та представляла собой еще более удручающую картину.

— Ну-ка останови здесь, — попросил Илья.

— Зачем? — удивился Виктор.

— Смотрите, вон в том дворе стоит грузовик. Поговорим с хозяином и наймем его. Думаю, за пару сотен долларов он согласится.

— Хорошая идея! — сказала Марико, и Виктор был не против.

— Пойдемте. Скажем, что наша машина сломалась.

Все дружно выбрались на дорогу, размяли затекшие ноги. Виктор постучал в хилые двери, державшиеся на честном слове, готовые в любую минуту сорваться с петель. Открыли не сразу.

— Да что они там делают? — раздраженно спросил Илья.

— Наверно, спят. В деревнях рано ложатся.

Однако двери распахнулись, и показалось недовольное смуглое до черноты лицо индуса. Он хотел что-то закричать, но, увидав странных гостей, сильно растерялся, застыв с раскрытым ртом. Не давая ему опомниться, Марико начала объяснять, что им нужно, и мужчина, так и не закрывая рта, стал кивать головой. Когда девушка закончила, он махнул рукой, приглашая войти, а сам бросился внутрь своей, как и ожидалось, довольно скромной обители.

— Я сказала, что у нас сломалась машина, а нам нужно срочно попасть в Ланджигар. Мы ученые, изучаем природу Индии, и наш путь лежит как раз через эту деревню. Да его, как вы сами видели, не слишком интересуют подробности. Лишь бы заплатили хорошо, а я предложила ему двести долларов.

— Молодец, Марико, — похвалил девушку Виктор. А Илья ухмыльнулся:

— Ученые — как горох толченые. С такими, как у нас с тобой, фэйсами только природу и изучать.

Марико фыркнула:

— У нас в Японии говорят: у каждого человека лицо такое, какого он заслуживает.

Парни переглянулись и промолчали.

Из глубины темного коридора выскочил все тот же мужчина, но уже не в трусах и майке, а в шортах и футболке. Он пригласил всех следовать за ним и, когда гости вышли из дома, пинком захлопнул входную дверь. На удивление, она не слетела, а лишь громко скрипнула ржавыми петлями.

Кабина грузовика была четырехместной, поэтому все разместились без проблем. Илья сел вперед, к водителю, а Марико с Виктором, как и положено, устроились сзади.

— Он говорит, что до Ланджигара ехать часов пять-шесть, — сказала Марико.

— Пусть подъедет к нашей машине, мы заберем вещи, — попросил Виктор.

Переложив свои пожитки, причем Илья сунул в свою сумку все оставшееся оружие, они двинулись к Ланджигару.

Водитель оказался настоящим гонщиком. Он пролетел по родной деревне за одну минуту, оставив огромное облако пыли за собой. Несмотря на свой потрепанный вид, машина была довольно крепкой, так как лететь по такой дороге — дело не столь уж и легкое.

***

— Мы подъезжаем, — сказала Марико. — Он говорит, что Ланджигар за этой горой, как раз у ее подножия с противоположной стороны.

За окном машины уже давно густо чернело ясное индийское небо, усыпанное крупными, хитро подмигивающими звездами. Было далеко за полночь, но это не останавливало водителя, который несся всю дорогу на огромной скорости. Две тусклые фары, испускающие мутный свет, прыгали и уводили лучи в сторону на каждой кочке. Полная луна, сиявшая над миром, освещала путь гораздо лучше фар.

— У меня вопрос: где заночуем? — спросил Илья.

— Узнай у водителя, где он остановится? — попросил Виктор Марико.

— Он сказал, что нигде не будет ночевать. Ему до утра нужно вернуться, — перевела Марико ответ индуса.

Виктор присвистнул. Они ехали уже пять часов, останавливаясь всего пару раз. «По техническим причинам», как выразился Илья. И этот тип хочет провести еще пять часов за рулем, без отдыха, в таком бешеном темпе. Это было круто!

— Да ладно, что-нибудь придумаем. В конце концов, на улице тепло и можно ночевать под открытым воздухом, — то ли всерьез, то ли в шутку сказал Илья.

Между тем машина пошла на подъем, о чем свидетельствовал усилившийся шум двигателя. Виктор выглянул в окно. Действительно, дорога пролегала через крутой горный перевал.

Вскоре грузовик добрался до макушки перевала и покатился с горы, а Виктор разглядел внизу редкие огоньки. Он понял, что это и есть тот самый Ланджигар — конечная точка их пути, где они наконец-то смогут найти помощь и защиту в Храме Света. Правда, сначала этот таинственный Храм нужно отыскать, но Потомок привык решать задачи по мере их поступления, а не заглядывать вперед. Ведь в их случае, если смотреть в будущее, это могло привести к большой апатии.

Как только появился первый дом, водитель что-то сказал.

— Он спрашивает, где нас высадить, — перевела Марико.

— Да хоть здесь. Какая нам разница? — сказал Виктор.

Расплатившись с водителем, они вышли из грузовика. Машина тут же описала на дороге крутую дугу и скрылась в обратном направлении, как всегда, подняв облако пыли, засеребрившейся в свете луны. Путешественники повертели головами по сторонам, пытаясь рассмотреть окружающую местность. Ланджигар, судя по всему, размерами не превышал деревушку, где они нашли грузовик. Те же деревянные хижины, та же дорога, вдоль которой они стояли, и та же нищета и убогость, которую не могла скрыть даже ночь.

— Куда путь держим, господа? — спросил Илья.

— По-моему, погода до утра не испортится, давайте заночуем вон там, возле речки, — сказал Виктор, указывая на блестящую полоску справа от дороги.

— Как? — удивилась Марико. — Ты предлагаешь в самом деле ночевать под открытым небом? А где мы будем спать? Может, лучше попроситься к кому-нибудь на ночлег?

— Где будем спать? На земле! — ответил Виктор. — Марико, комфорта я не обещаю, но постараюсь сделать все возможное, чтоб тебе спалось не хуже, чем дома.

— Идемте, надо еще развести костер, — сказал Илья.

— Я есть хочу. Мы сегодня не завтракали, не обедали, а об ужине вообще молчу, — возмутилась Марико.

— Боюсь, об этом тоже придется сегодня забыть, — печально ответил Виктор.

— Ладно, так и быть. Что бы вы без меня делали? — торжественно возгласил Илья. — Я тут прихватил кое-что, правда, еще в Дели в аэропорту. Если они не растаяли, то это будет нам ужином, — продолжил Илья, открывая сумку и роясь в ее содержимом.

— Да уж, что бы мы без тебя делали, — уже давно не обижаясь на друга, подпустил шпильку Виктор.

— Илья понял, но парировать не стал. Ловким движением он извлек из недр своей сумки толстый пакет.

— У меня тут шоколад, лепешки и какая-то соленая рыба. Думал, пивка попьем по дороге.

— Уже попили. Вчера, — не удержалась и Марико.

— Да что вы все такие неблагодарные! — возмутился Илья. — Если бы не я, мы бы еще до этой Бхаванипанты не добрались. А так уже — вот он, Ланджигар!

— Спасибо, родной! — поклонился Виктор, а Марико засмеялась, весело и освобождено. Она схватила лепешку и стала жадно ее поглощать.

За время перепалки они свернули с дороги к речке и вскоре оказались на ее берегу, на красивой излуке. Облюбовав подходящее место для ночлега, парни стали вытаскивать из своих сумок вещи, которые могли бы подойти для постели Марико.

— Ну вот, — сказал Виктор, когда была доделана, довольно мягкая постель из свитеров и курток, которые они везли еще из России, не ведая, куда забросит их судьба. — Можешь располагаться. Все условия для красивой жизни созданы.

— Спасибо, мальчики! — Марико упала на мягкую подстилку и застонала от наслаждения. — Ой, как здорово! — и тут же спохватилась, привстала: — А вы?

— А мы с Ильей сходим за хворостом для костра. Думаю, огонь нам не помешает, а то здешняя мошка не даст поспать. Не скучай без нас!

Друзья отправились вдоль реки в сторону джунглей. Но идти в лес им не пришлось. Сушняка было вдоволь и на берегу. Пока они ходили, Марико успела переодеться в спортивный костюм и кроссовки.

Соорудив из плоских камней, в изобилии валявшихся на берегу, пятачок для костра, Виктор как человек, проживший в тайге около года, решил показать свое умение разводить огонь. Он сложил дрова домиком, предварительно всунув внутрь какую-то бумажку, оказавшуюся в кармане. Спички, по привычке таежника, у него тоже всегда были в кармане.

Через мгновение костер вспыхнул ярким пламенем. Когда первые, тонкие сучья разгорелись, Виктор подкинул новые, потолще и побольше. Все собрались вокруг огня и стали смотреть на него как завороженные.

Было очень жарко, поэтому возле костра никто не грелся, он лишь служил местом для вечерних раздумий и приманкой для всевозможной мошкары, которая тучами слетелась на огонь.

Вокруг стоял страшный шум. Джунгли и прилегающие к ним окрестности просто переполнены были всевозможными криками, писками и стонами. Сначала это сильно пугало и настораживало, но постепенно все привыкли. Даже Марико перестала вздрагивать при очередном рыке или крике.

— Всю жизнь мечтала побывать в диких джунглях, — нарушила молчание Марико.

— Ну какие это дикие? — сказал Виктор. — Вон там, за рекой, там джунгли. А здесь вокруг люди. Цивилизация.

— Послушай, Сибояси говорил, что мы должны найти Храм Света, — встрепенулся вдруг Илья. — А как мы его найдем? Мы же не подойдем к первому встречному и не спросим, как пройти до него.

— Какой еще Храм Света? — насторожилась Марико. — Вообще-то когда-нибудь мне объяснят, зачем Сибояси нас отправил сюда?

— Так она ничего не знает? — удивился Илья. — Ты ей не рассказал?

— Ты считаешь, у меня было время?

— Так расскажите сейчас. Я хочу знать, во что мы попали, — настаивала Марико.

— Ну хорошо, слушай, — сказал Виктор. — Только не знаю, поверишь ты мне или посчитаешь сумасшедшим. Когда все это только начиналось, я и сам не верил. Но впоследствии все оказалось правдой. Ты в детстве, конечно, читала сказки про извечную борьбу Добра и Зла, Света и Тьмы. Так вот, все эти сказки — чистая правда! Есть Тьма, которая воюет со Светом, и мы оказались втянутыми в эту борьбу. Поэтому и бежим сейчас от сил Тьмы, которые олицетворяет Темный Орден. И от того, сможем ли мы добраться до Храма Света, зависит судьба всего человечества. Да-да, я не преувеличиваю. Всего человечества!

Виктор прервался, чтобы Марико успела прийти в себя от услышанного. Он не стал углубляться, рассказывать про Марэманго и Предка, боясь, что Марико просто посчитает, что ее разыгрывают. И его опасения подтвердились.

— Ты считаешь меня сумасшедшей? — воскликнула девушка. — Я же знаю, кем был Сибояси, и прошу рассказать мне правду, а не какие-то сказки о Храме Света. Итак, во что мы, как у вас говорится, влипли? Я жду.

— Марико, неужели ты думаешь, что я... — Виктор запнулся, — при моем к тебе отношении, стал бы тебя обманывать или выдумывать какие-то сказки. Уж пусть это были бы на самом деле криминальные разборки. Но, к сожалению, это не так. Меньше чем две недели назад я жил себе спокойно, валил лес в богом забытой деревушке и не помышлял о том, что скоро за мной будет охотиться одна из самых могущественных организаций в мире, во главе с Демоном Тьмы Марэманго. Ну подумай сама, Марико. Какой мне смысл тебя разыгрывать?

Девушка задумалась. В свете костра она была прекрасна, и Виктор не мог оторвать от нее глаз. Так длилось довольно долго. Наконец Марико встряхнулась и сказала:

— Конечно, в происходящем с нами очень много странного, поэтому, с одной стороны, я верю тебе. Ни, с другой стороны, все, что ты мне рассказал, похоже на наспех сочиненную легенду. Учти, если окажется, что это все выдумки, я очень сильно обижусь.

— Договорились! — улыбнулся Виктор, радуясь, что они все-таки нашли общий язык. — Но, увы, все обстоит именно так.

— Ну так как же все-таки будем искать Храм? — стоял на своем Илья.

— Если честно, пока не знаю, — погрустнел Виктор. — Сибояси говорил что-то о джунглях. Но тут они повсюду. Но, думаю, в Ланджигаре наверняка многие знают о Храме Света, вот только нам они вряд ли скажут что-нибудь. А начнем расспрашивать, можем нарваться и на крупные неприятности. Ведь это все-таки не Дели.

— Вот тут ты прав, — кивнул Илья. — Я бы тоже не рассказал. Мы же для них чужаки.

— Ладно, я предлагаю спать. Завтра что-нибудь придумаем. Не из таких передряг выходили, — сказал Виктор.

Возражений не поступило. Утро, как говорится, вечера мудреней. К счастью, поблизости баров со стриптизом не было. А до утра оставалось не так уж и много.

Устроившись рядом с Ильей на каких-то наспех собранных больших листьях, пристроив под голову сумку, Виктор уснул. Простудиться он не боялся. Единственное, что тревожило в таких ночевках под открытым небом, — это опасность быть искусанным какой-нибудь мелкой нечистью, наподобие малярийного комара или мухи цеце, если, конечно, здесь такая водилась.

Марико спала в стороне от ребят. Все-таки она была девушка, поэтому они решили не смущать ее своим близким присутствием.

***

Виктор открыл глаза, почувствовав, что его кто-то тихо трясет за плечо. Перед ним была Марико. Увидев, что он проснулся, она прошептала:

— Тсс... Виктор, можно тебя на минутку?

Он кивнул и осторожно, чтобы не потревожить друга, поднялся со своего ложа. Илья, не открывая глаз, перевернулся на другой бок и громко захрапел, внося свою лепту в царившую вокруг песнь ночных джунглей. А Марико уже сидела на своей импровизированной постели, задумчиво глядя на блестящую ленту реки. Небо на востоке уже слегка посветлело.

— Что с тобой, милая? — спросил он, садясь рядом. — Ты какая-то...

— Мне страшно, Виктор, — перебила она. — Но не из-за того, что ты мне рассказал. Просто за всю жизнь, самым серьезным моим проступком была однажды неправильная парковка возле здания мэрии. А сейчас, всего за два дня, я побывала в таких переделках. — Марико судорожно вздохнула и продолжила: — Страшно, что ждет нас впереди. Вернусь ли я когда-нибудь домой или просто — останусь ли живой. — Марико всхлипнула.

— Марико, солнышко, не волнуйся. Мы обязательно...

— Тс-с... Не говори ни слова, — прошептала девушка, приникая к нему. — Не говори...

Она обвила мягкими горячими руками шею Виктора, и он почувствовал на своих сухих губах ее влажные губы. Голова закружилась, он обнял девушку за плечи и стал целовать. Ее длинные волосы, пахнущие утренней свежестью, рассыпались по его рукам. Марико, не размыкая кольца своих рук, начала клониться назад, увлекая его за собой.

Они упали на мягкое ложе. И через несколько мгновений — Виктор даже не понял, каким образом, — оказались обнажены. Марико протянула к нему руки:

— Иди ко мне...

***

Эй, влюбленные, просыпайтесь! Виктор открыл глаза. Перед ним стол Илья.

Ты что кричишь? — зашипел Виктор.

— Давай вставай, — перешел на полушепот Илья. — Видишь, уже светло, а мы здесь, на берегу, как три гордые пальмы в аравийской пустыне. Буди свою любимую, надо собираться. Да, и оденься, пожалуйста, а то это ее поставит в неловкое положение, — улыбаясь, сказал Илья.

Виктор глянул на себя и на Марико. Они лежали, как говорится, в чем мать родила, лишь слегка прикрывшись его футболкой. Это привело его в замешательство. Лицо жарко вспыхнуло, но Илья прошептал:

— Да ладно тебе. Я рад, что у вас наконец-то все получилось. Как она? — снова улыбнулся Илья, но, поняв, что лезет не в свое дело, махнул рукой. — Ладно, я пойду притворюсь спящим, а ты буди ее и одевай. Только давайте быстрей. А то долго притворяться я не смогу.

Илья вернулся на свое место и лег на лиственную постель.

Хотя солнце еще не взошло, было уже довольно светло. Джунгли перестали источать странные и страшные звуки, и вокруг стояла оглушительная тишина, изредка нарушаемая пением каких-то насекомых и отдаленными гудками машин, доносившимися с дороги.

Виктор наклонился к Марико, поцеловал ее. Она сладко потянулась и, улыбаясь, открыла глаза. Увидав над собой Виктора, девушка ловко обвила его шею своими руками и громко поцеловала.

— Привет, солнышко, — ласково сказал ей Виктор, смакуя на губах поцелуй Марико.

— Привет! Как мне хорошо! Может, еще разок сделаем это? — лукаво улыбнулась Марико, притягивая парня к себе. — Или ты против? — весело спросила она.

— Я бы с радостью, хоть сто раз, только уже надо вставать, а то скоро Илья проснется, да и с дороги нас можно будет легко заметить.

— Ладно, отпускаю, иди. Только не разбуди его раньше времени. Я хочу успеть одеться. Только помни: ты обещал!

— Что именно? — не понял он.

— Сто раз!

— Ну конечно, — ответил Виктор, наспех собирая и надевая разбросанную вокруг одежду.

Вернувшись к Илье, он лег рядом и стал ждать, пока Марико оденется.

— Ну что, просыпаемся? — прошептал Илья.

— Подожди немного...

— Когда Марико снова улеглась, Виктор прошептал Илье:

— Чувствую себя нашкодившим школьником.

— Уж таки школьником, — хмыкнул Илья. — Давай буди меня.

***

Преодолев смешную для всех процедуру повторного пробуждения, умывшись водой из реки и собрав свои вещи, путешественники покинули место ночевки и вскоре вошли в Ланджигар. Солнце к этому времени уже взошло. Навстречу им попадались прохожие, которые с любопытством рассматривали необычную для этих мест троицу. К счастью, следы позавчерашней битвы стали менее заметны.

Пройдя минут пять, они вышли к площади, представляющей собой небольшую площадку возле административного здания — мэрии или какого другого органа самоуправления.

— Ну вот, мы, по-моему, в самом центре. Куда дальше? — поинтересовался Илья.

— Что ты все у меня спрашиваешь? — не вытерпел Виктор. — Я ведь знаю столько же, сколько и ты.

— Мальчики, мальчики! Не ругайтесь, — сказала Марико. — Вы лучше вспомните, что говорил вам Сибояси.

Настроение у нее было просто великолепным.

— Да мы не ругаемся, Марико, — сказал Илья. — Просто у нас, у русских, такая манера поведения. Верно, Витек?

Виктор кивнул. Он действительно на него не сердился. Просто сейчас, после нескольких недель их знакомства, когда он стал неформальным лидером их союза, ему еще было трудно справляться с этой ролью.

— Ну так что нам говорил Сибояси-сан? — продолжал Илья. — В Храме Света есть какая-то книга. Она поможет Витьку во всем разобраться.

— А он говорил, где этот Храм?

— Э-э-э... говорил. Говорил, что в джунглях.

— Стоп! — вскрикнул Виктор. — В джунглях, в Затерянном городе. Он говорил, что Храм Света находится в Затерянном городе. Точно!

— Ну вот. Это уже кое-что, — улыбнулась Марико. — А говорите: ничего не знаете. Дальше. Как вы должны были туда попасть? Вас обязательно должен был встретить тут, в Ланджигаре, кто-то из людей Сибояси.

— В том-то и дело, что он не успел сказать об этом. Встретить кто-то должен был, а вот кто? — загрустил Виктор. — Вбежали быки с автоматами, и началась бойня.

— Тогда остается одно: самим найти этот Храм. Представимся финскими учеными-археологами, прибывшими сюда для описания Затерянного города. Скажем, что по дороге наша машина сломалась и нам пришлось добираться до Ланджигара на перекладных. Основная группа подъедет через три недели, а мы являемся своего рода разведчиками, которым необходимо провести рекогносцировку местности.

— Ну это все ерунда. Если за тысячи лет Храм никто не нашел, ты думаешь, что мы за два дня его отыщем, — засомневался Илья.

— Нет, Марико права. Да и искал ли его кто-нибудь? К тому же он наверняка хорошо охраняется, и есть шанс, что нас обнаружат раньше. Да и вариантов других у нас нет, не так ли?

— Нету, — ответил грустно Илья. — Но и это не вариант.

— Отлично, тогда давайте обратимся к местному старосте. Мы как раз на месте. Попросим у него помощи. Нам нужно где-то остановиться и позаботиться о местных проводниках. Хоть мы и являемся учеными-археологами, но без помощи местных нам тут будет трудновато. Индия — очень красивая, но и в то же время очень опасная страна.

— Да. К тому же нам лучше затеряться в джунглях, пока наши криминальные друзья из Бахрампура не нашли нас. А в лесу спрятаться будет намного легче, — напомнил Виктор.

«Ученые-археологи» вошли в двухэтажное здание, похоже, бывшее в Ланджигаре самым высоким. Внутри было пыльно, темно и безлюдно. Пройдя по узкому коридору и вчитываясь в каждую висящую над дверьми табличку, Марико, не найдя нужную, прошла в конец. Поднявшись по узенькой деревянной лестнице, которая при каждом шаге скрипела и грозила рассыпаться, они оказались в таком же, как и внизу, узком коридорчике.

Дверь старосты оказалась в самом его конце. Подергав за ручку запертой двери, Марико кивнула друзьям на лавку возле входа:

— Надо подождать. Еще очень рано. Наверное, он скоро будет.

Это «скоро» длилось около полутора часов. Но, надо отдать должное, староста пришел гораздо раньше остальных сотрудников. Был он круглый и толстый, в белой чалме и длинной рубахе, из-под которой виднелись белые же штаны. На ногах были мягкие туфли без задников. Весь он был уютный и домашний и, наверное, поэтому то и дело напускал на себя важный вид. Вот и сейчас, увидев возле своего кабинета странных незнакомцев, староста на мгновение опешил, но тут же сделал важное лицо. Он быстрым движением поправил свои круглые очки, поприветствовал посетителей и открыл дверь. С порога, повернувшись к незнакомцам, строго спросил что-то.

Марико, вставая, закивала ему в ответ. Виктор с Ильей тоже поспешили встать, и все направились в кабинет. Староста предложил гостям сесть на жесткие, основательно потертые кресла, стоявшие вдоль стен. Внимательно выслушав Марико, он что-то долго говорил ей, изредка разводя руками. Марико кивала, иногда отвечала коротко и убедительно.

— Он говорит, — сказала она, — что, в принципе, все возможно организовать, но только для этого потребуются некоторые затраты. Я сказала, что мы это предвидели и сможем оплатить проводника, гостиницу и прочие сопутствующие услуги.

— А тут что, есть и гостиница? — удивился Илья.

— Нет, он предлагает комнату в своем доме. Говорит, что нам у него понравится, к тому же для нас будет решена проблема с питанием. У него большая семья, и жене не составит большого труда готовить пищу на трех лишних человек. Я сказала, что мы с радостью принимаем его приглашение.

Староста улыбнулся, поняв, что Марико передала суть их разговора и никто не стал возражать. Да он и сам прекрасно понимал, что чужакам нет разницы, где остановиться. К тому же пятьдесят рупий в день за комнату были не такой уж и большой платой.

— Спроси у него, — сказал Виктор, — есть ли на примете человек, хорошо знающий здешние края? Особенно то место, где находится Затерянный город.

— Затерянный город — это груда развалин примерно в двадцати километрах от Ланджигара у подножия гор, — перевела Марико ответ старосты. — Про это место ходят разные легенды. Его старший сын хорошо знает эти места и с радостью поработает гидом в нашей экспедиции.

— Вот и отлично! — обрадовался Виктор. — И жилье, и гида нашли. Два в одном флаконе! Спроси: здесь можно купить необходимый для похода инвентарь, а то ведь наш в машине остался?

— Купить можно, правда, не все. Например, палатку или генератор здесь не найдешь, но самое необходимое подыскать не составит труда.

— Ну тогда пусть ведет нас к себе и знакомит со своим сыном. Скажи: у нас мало времени, так как скоро прибудет остальная группа, а мы еще даже не приступили к своей работе, — попросил Виктор Марико и добавил: — Думаю, лучше выступить прямо сегодня. Сейчас пройдемся по магазинам, и — в путь.

— Может, лучше завтра? — спросил Илья. — Подготовимся, отдохнем...

— Нет, ты забыл, сколько народу нас ищет? И если Темный Орден не знает, где нас найти, в чем я не очень-то уверен, то местная братва свою машину уже давно обнаружила. Ну а выйти на того гонщика, который нас сюда вез, — это просто вопрос времени.

— Да, пожалуй, ты прав. Ладно, сегодня так сегодня. Однако мы уже столько в дороге и не знаю, как вы, но я чертовски голоден!

Марико коротко взглянула на Илью и спросила старосту. Он ответил, и она звонко рассмеялась.

— Я попросила его накормить нас поскорее за отдельную плату, — пояснила она, — а он привел мне японскую пословицу: «В пути нужен спутник, в жизни — сочувствие», — и предложил сейчас же идти к нему домой. Он живет неподалеку.

Арун, так звали старосту, привел «ученых» к кирпичному домику. Аккуратный дворик был огорожен ровной изгородью, на клумбах перед входом цвели экзотически яркие цветы. Слева от входа была небольшая детская площадка, которую Арун построил, как оказалось, своими руками, при помощи старших детей.

Когда только друзья вступили во владения Аруна, их встретила большая орава детей, которые, увидав странных гостей, побросали свои игрушки. Их было не меньше двух десятков.

— Неужели это все его дети? — спросил Виктор, растерявшись.

Марико что-то сказала Аруну. Индус широко улыбнулся, отвечая.

— Нет, он говорит, что у него только десять детей, трое из которых ходят в школу, а двое уже окончили. Просто соседские ребятишки очень любят играть с его детьми на этой площадке.

— А-а, ну тогда не так уж это страшно. Просто я представил, каково было бы его жене, роди она всех этих индусиков, — улыбаясь, сказал Виктор.

— Навстречу гостям вышла худощавая смуглая женщина, по возрасту которой было нетрудно догадаться, что это жена Аруна. Она улыбнулась мужу и быстро заговорила с ним. Выслушав его объяснения, женщина приветливо закивала головой, приглашая всех пройти в дом.

Гости поспешили войти внутрь за хозяйкой. Она с порога что-то крикнула снующим под ногами детям, которые, смеясь и толкая друг друга, бросились обратно к игрушкам. Внутри было так же уютно, как и во дворе. Все было на своих местах, что вызывало уважение к хозяйке, которая умудрялась справляться и с таким огромным домом, и с такой большой кучей детей. Она провела иностранцев в их комнату. Что-то сказав Марико, женщина поспешила оставить их и закрыла за собой дверь.

Комната была довольно просторной и свободно могла разместить, кроме трех человек, еще несколько постояльцев. Два больших раскладывающихся дивана и два шкафа для вещей создавали помещению гостиничный интерьер. В углу стояла тумбочка со стареньким телевизором, дополняя картину. Все было скромно, но для места, куда их закинула судьба, очень неплохо.

— Давайте быстрей, — сказала Марико. — Нас уже ждут к завтраку.

За большим столом сидел Арун с каким-то парнем. Он пригласил их садиться. Парень оказался старшим сыном старосты, которого он пророчил им в проводники. Омару — так звали парня — уже исполнилось двадцать пять лет. Высокий, неплохо развитый молодой человек с широкой доброй улыбкой. Арун сказал, что Омар с радостью согласился провести ученых в то самое место, где он в юности с деревенскими товарищами искал клады и духов мертвых воинов.

— Мертвых воинов? — переспросил Виктор. — Это он о чем?

Марико, не переставая жадно поглощать удивительно вкусные фаршированные баклажаны, перевела Аруну вопрос Потомка.

— Это древняя легенда. В этих местах когда-то была битва сил добра и зла. Битва была очень страшная, но в конце концов закончилась победой добра, — перевела она ответ. — А почему тебя это интересует? Ты считаешь, что это связано с тем, что мы ищем?

— Вполне возможно, — задумался Виктор.

— Но эту легенду могли придумать и для того, чтоб отпугивать местных жителей от этого места. И вообще, при чем тут Затерянный город и битва. Не улавливаю смысла, — сказал Илья, набивая рот чесночным пловом.

— Что-то подсказывает мне: это не просто легенда, а ключ, — ответил Виктор.

— Да ладно тебе, ты лучше ешь. Мы почти сутки нормально не питались, а что еще нас ждет впереди, одному Богу известно, — философски заметил Илья. — Может, в следующий раз тоже поедим через сутки. Здесь очень даже неплохо кормят.

Виктор согласился с ним. Однако, утолив голод, снова завел разговор о деле. Ему не терпелось устремиться в джунгли.

— Скажи Омару, что сначала мы отправимся за покупками, — попросил он Марико. — Еда, кое-что из снаряжения...

— Омар говорит, что продукты можно купить в лавке через дорогу, а вот снаряжение стоит посмотреть в магазинчике на площади. Городок у них небольшой, поэтому большого изобилия здесь не наблюдается. За многим они сами ездят в Бхаванипатну.

— Ведь здесь кругом одни деревушки, — перевела Манко. — Что ж, будем довольствоваться тем, что сможем найти здесь, — сказал Виктор.

Он опасался погони, поэтому поход по магазинам оказался быстрым и довольно стихийным. Купив все, что нужно, а точнее, все, что было в наличии, то есть две двухместные палатки и надувные матрацы, причем Омар взял в магазинчике тележку, в которую сложили покупки, они зашли в лавку за продуктами. Худой высокий старик поприветствовал Омара кивком головы и стал аккуратно что-то записывать на листике бумаги под диктовку проводника.

— Он заказывает самое необходимое на десять дней. Если брать больше, мы просто все не унесем, — пояснила Марико.

— Десять дней? — удивился Илья. — Мы что, столько будем идти до этого города? Туда всего-то двадцать километров!

— Нет, пусть берет, — сказал Виктор. — Мало ли что. А вдруг мы ничего не найдем. К тому же не забывай про бандитов. Не думаю, что они нас оставят в покое. Слишком далеко все зашло.

Между тем продавец снова появился в комнате, катя перед собой решетчатую тележку, нагруженную пакетами и бутылками. Омар переложил все в свою тележку и что-то сказал Марико.

— Я расплачусь, — сказала она, доставая из сумки деньги.

Омар легко докатил тележку до дома отца и поставил ее во дворе.

— Пакуем по рюкзакам, — кивнул Виктор на только что приобретенные заплечные сумки — две большие, для мужчин, и одну маленькую, для Марико. — И сразу выходим. Еще только полдень. Мы до вечера далеко уйдем. Ты оружие, кстати, осмотрел? — спросил он у Ильи.

Да, конечно. Патронов маловато. Две полные обоймы к пистолетам и еще на пару штук россыпью. К автомату тоже два рожка.

Не густо, — подвел итог Виктор. — Марико, спроси у Омара, опасно ли в здешних джунглях? Может, лучше ружьишко какое-нибудь прихватить?

Просьба Виктора ничуть не удивила проводника. Омар, улыбаясь, пояснил, что без оружия в джунгли не стоит ходить даже за дровами для очага. Здесь у каждого жителя есть оружие. Поэтому он обязательно захватит парочку ружей.

— Прекрасно! — сказал Илья. — Давайте собираться.

На сборы много времени не ушло. «Ученые» торопили Омара, мотивируя тем, что очень сильно выбились из графика и за это им может влететь от их босса. В свою очередь, индус тоже не сильно сопротивлялся, так как понимал, что ранний выход принесет ему дополнительные деньги. Ведь не каждый день выпадает такая удача — провести иностранцев по родным джунглям и еще на этом заработать.

Упаковав рюкзаки, Омар отправился куда-то за дом и вернулся с ушастым осликом.

— О, это, наверно, наш транспорт, — улыбнулся Илья.

— Пожалуй, не тащить же нам это все на себе! — ответил Виктор, оглядывая груду вещей.

Ослик грустно посмотрел на них и отвернулся.

Виктор с Ильей принялись подавать довольно тяжелые рюкзаки и тюки, а Омар размещал их на худой спине осла. Затянув грузы веревкой, парень проверил подвеску на прочность, удовлетворенно прищелкнул языком и ушел в дом.

Через несколько минут он вернулся с двумя старенькими винчестерами. Одно ружье он закинул себе за спину, а второе передал Виктору вместе с плоской жестяной банкой из-под чая, в которой, как понял Виктор, были патроны. Спрятав ее в карман, Виктор сказал Марико:

— Думаю, можно трогаться.

Омар взял осла за уздечку, что-то пропел на своем языке и пошел со двора. Ушастый тяжеловоз, когда его дернули с места, от неожиданности икнул и лениво побрел за хозяином. «Археологи» с благодарностью попрощались с гостеприимными хозяевами и направились следом.

Как заметил Виктор, проводник повел их туда, где они провели прошлую ночь. Тропинка шла вдоль реки, которая, огибая крутой склон, уходила вдаль. На той стороне реки, на отмели, лежали какие-то бревна. Омар показал на них рукой и что-то сказал.

— Это... это крокодилы! — срывающимся голосом перевела Марико.

— Ни фига себе! — присвистнул Илья. — Какие соседи были в нашей коммуналке!

— Виктора прошиб холодный пот, когда он представил себе, чем могла закончиться их ночевка на берегу. Он взял Марико за руку и пожал ее влажные горячие пальцы.

Омар оглянулся на них, засмеялся, что-то поняв по испуганным лицам, и произнес (Марико тут же перевела):

— Не пугайтесь, они сейчас сытые. Большой водой сверху принесло несколько трупов буйволов, и у крокодилов был пир.

Вскоре Омар свернул на какой-то только ему известной развилке и повел группу в гору.

После трудного подъема по сыпучему щебеночному склону с вершины открылась сказочная картина. Внизу, от подножия горы, начинались непроходимые джунгли. Они простирались на весь обозримый простор, представляя все оттенки зеленого цвета — от нежно-салатного до почти черного. Уже знакомые звуки дикой жизни наполняли воздух непонятной тревогой, заставив Марико поближе прижаться к Виктору.

Омар заговорил, указывая в глубь зеленого покрывала леса.

— Затерянный город лежит вон там, — перевела девушка и тоже ткнула куда-то вдаль. — Отсюда до него чуть больше дня пути. Сегодня до захода солнца мы должны пройти около пятнадцати километров. Там будет отличное место для ночевки. Конечно, можно пройти больше, но в этом нет смысла. Иначе придется разбивать лагерь посреди джунглей, а идти завтра все равно придется почти весь день. По крайней мере, до полудня.

Виктор кивнул головой, и Омар, поняв, что Марико все перевела, начал осторожно спускаться по склону, таща за собой упирающегося ослика. Мелкие камешки, шурша и звякая друг о друга, посыпались вниз по тропинке, оповещая о том, что кто-то приближается к джунглям и скоро нарушит их неприкосновенные границы.

Спустившись вниз, Омар сразу же ловким движением скинул из-за спины винчестер и, взяв его в одну руку, шагнул в глубину леса. Виктор последовал его примеру, а Илья вынул из кармана и засунул за пояс пистолет.

Конечно, для Омара это — обычное дело, но вот для иностранцев такой поход был в диковинку. Они долго крутили головами по сторонам, долго вздрагивали от какого-нибудь писка или крика. Парня это сначала забавляло, но вскоре он перестал обращать на них внимание, а еще чуть позже чужаки стали понемногу привыкать к голосу джунглей. Единственное, что отметил Омар, один из парней чувствовал себя в лесу уверенней остальных. Возможно, род его научной деятельности был как-то связан с лесом. А может, он просто был мужественным человеком, и такие мелочи, как далекий крик сонной гиены, его не пугали.

Омар решил идти к Затерянному городу по самой легкой дороге. Вообще, путей к Мертвому городу, как его еще называли жители Ланджигара, было два. Первый, самый короткий, проходил через водопад, пересекать который с тупым ослом на поводу никак не хотелось. Второй проходил по довольно ровной местности, но был длинней километров на десять. И хоть лишних десять километров в джунглях — совсем не то, что по асфальтированной трассе, Омар все же решил идти именно так.

Первые два километра путникам дались легко. Тропинка, весело петлявшая среди огромных олеандров, платанов, пальм и других деревьев, зачастую густо оплетенных лианами, была протоптанной, и чувствовалось, что по ней часто ходили люди по своим, известным только им делам. Но дальше идти становилось все труднее и труднее.

Местами какая-то поросль стала попадаться на самой тропе, постепенно она становилась гуще и гуще. Также в изобилии стали встречаться большие камни и бревна. Очень часто их надо было обходить, на что тратилось много времени.

— А что с дорогой? — спросил после длительного молчания Илья. — Дальше так и будет?

— Конечно, — сама ответила Марико, не доставая Омара такими вопросами. — Это же джунгли. У вас в России разве про это ничего не пишут. Дальше будет еще труднее. Климат здесь такой, что все растет очень быстро и обильно. А когда приходит сезон дождей, тут такое случается! Вода по пояс может стоять месяцами.

— Да насчет этого я в курсе, просто имел в виду, что мы идем и молчим, как немые?

Марико улыбнулась и ничего не ответила. Между тем тропинка кончилась, и Омар остановился. Он показал жестом, что можно присесть и отдохнуть. Не заставляя себя долго просить, все буквально рухнули на землю. Очень болели и ныли ноги. Казалось, прошли не так уж и много, но этот короткий путь всех очень утомил. А ведь это было только начало! И если так пойдет дальше, то к концу дня их ноги просто откажутся слушаться.

Омар садиться не стал. Он порылся в одном из рюкзаков и достал два больших ножа, очень напоминающих мачете.

— Дорогу будем прорубать себе сами, — стала переводить Марико его наставления. — После землетрясения, которое было несколько лет назад, никто Не ходил в эти места, поэтому тропинка сильно заросла.

— Надо же! А мы и не заметили, — сказал Илья.

— А вы чувствуете, какой здесь чистый воздух? — невпопад спросил Виктор, втягивая всей грудью запахи дикого леса.

Илья с Марико удивленно глянули на него. Виктор весело им улыбнулся, встал, потягиваясь, и подошел к Омару. Взяв у индуса один из мачете, он повертел его в руках, несколько раз взмахнул, примериваясь, и кивнул проводнику, приглашая его начать движение сквозь заросли. Омар не заставил себя ждать; попросив Марико взять шефство над Ушастым, ринулся в непроходимую чащу.

Дорогу пришлось в прямом смысле слова прорубать. Зеленые побеги какого-то невиданного узловатого растения, которое Виктор сразу же окрестил бамбуком, очень хорошо ложились под свист лезвий мачете. Чокеровать топором лиственницы и сосны было куда трудней. Виктор весело размахивал острым оружием, одновременно наслаждаясь царившей вокруг картиной. Как только они вошли в джунгли, им овладело какое-то неведомое доселе спокойствие. Страх, преследовавший в предыдущие дни, отступил. Вокруг, кроме любимой девушки, недавно приобретенного друга и проводника, никого не было. Ни единой души! Никто не кричал, не шумел, не стрелял, в конце концов, не стремился его убить. Виктору было очень приятно это осознавать. И даже если сейчас на пятки им могли наступить преследователи, которых у них, благодаря пьяной выходке Ильи, стало больше, в своих мыслях ему было спокойно. Ведь человек живет только настоящим. И порой так хочется, чтобы оно никогда не заканчивалось. Чтобы будущее так и осталось будущим.

Но — увы. Взмахнув последний раз мачете, Виктор остановился, оборвав тем самым свои мысли и вернувшись в реальность. Рубить дальше было нечего. «Бамбук» закончился, и впереди открылся чистый лес.

Он отдал мачете подошедшему следом, явно уставшему Омару. Тот уважительно посмотрел на русского и пожал его локоть.

— Да, это тебе не наша тайга! — сказал Илья, когда они с Марико и меланхоличным Ушастым выбрались из зарослей.

— Это точно, — поддержал его Виктор. — Хотя у нас тоже очень красиво.

— Омар что-то заговорил, Марико тут же стала переводить:

— Он говорит, мы идем правильно. Видите, какие тут непроходимые места. Поэтому город и называется Затерянным. Без проводника туда не добраться.

— Сколько мы уже прошли? — поинтересовался Виктор.

— До места ночлега отсюда примерно километров семь. Но дальше дорога пойдет намного легче, поэтому двигаться будет проще. К закату должны успеть.

***

Солнце уже начало заходить, когда ребята наконец добрались до того места, про которое говорил Омар. Поляна действительно очень подходила для лагеря. На гладкой, без единого камушка и кустика земле, покрытой зеленым покрывалом травы, можно было свободно разместить около дюжины палаток. Небольшой ручеек пересекал поляну прямо посередине, разбивая ее на две части. Это был своего рода островок цивилизации среди бескрайнего моря джунглей.

Быстро темнело, поэтому Омар попросил помочь ему с разбивкой лагеря. Он с Ильей стал раскладывать палатки, а Виктор отправился набрать дров для костра.

К счастью для Потомка, вокруг поляны дров было навалом, поэтому углубляться в ревущие джунгли ему не требовалось. Но и одной охапкой было не отделаться, поскольку костер должен гореть всю ночь, отпугивая диких животных. Поэтому Виктору пришлось идти снова.

— Я помогу тебе, — сказала Марико.

— Я буду только рад, — ответил Виктор, улыбаясь. Они направились на дальний край поляны, туда, где еще не ступала нога Потомка. И тут совсем рядом кто-то рявкнул так, что Марико взвизгнула и вцепилась в руку Виктора.

— Успокойся, — обнял ее за плечи Виктор. — Я с тобой. К тому же это всего лишь гиена, — соврал он, не имея понятия, как кричит гиена.

Но девушка успокоилась. Она потянулась к Виктору и прильнула к его губам жадным поцелуем. Он ответил, крепко прижимая ее к себе.

— Я с нетерпением буду ждать ночи, — прошептала Марико, ловко выскальзывая из объятий Виктора. — Ты хочешь?

— Конечно, хочу! Я просто не надеялся...

— Глупый! Я ведь люблю тебя.

Он задохнулся от волнения и потянулся к девушке, но она со смехом отскочила, сгребла в небольшую охапку сухие ветки и побежала к лагерю.

Набрав сушняка выше головы, Виктор направился следом, к видневшимся в полумраке контурам двух палаток, которые успели установить Илья с Омаром. Палатки были небольшие, но вместительные: по крайней мере, два человека могли в них чувствовать себя вполне комфортно, расположившись на широком надувном матраце.

Виктор снова взялся за разжигание костра, и через пару минут поляну осветило весело пляшущее пламя. В воздухе запахло горелой древесиной, что напомнило Виктору о недавнем прошлом, об огромных кострах на лесосеке, в которых сжигали срезанные ветви и все лишнее, чтобы не засорять деляну. Глаза его заслезились от дыма, и он поспешил отойти подальше от огня.

Готовить ужин никому не хотелось, поэтому решили довольствоваться консервами, которых, к счастью, было куплено немало. Каждый выбрал себе по вкусу. Открыв слегка подогретую на огне банку с фасолью и чем-то мясным, наподобие тушенки, Виктор стал жадно поглощать ее содержимое. Возможно, на него подействовал свежий воздух или длительный переход по джунглям, но эта пища показалась ему просто сказочной. Опустошив жестянку, он налил себе в кружку чаю, вскипяченного в специальном походном чайнике на открытом огне костра.

— Красота, — сказала Марико, громко стуча ложкой по дну пустой банки и пытаясь извлечь из нее несуществующие остатки мяса. Повертев ее в руках, она со вздохом сожаления отложила жестянку в сторону и уставилась на огонь. — Вы знаете, я очень люблю фильмы про путешествия. А сейчас мне все это очень напоминает сцену из такого фильма. Дикие джунгли...

— Ага, — поддакнул Илья. И он не был бы Ильей Логиновым, если бы не добавил с ехидцей: — Особенно если учесть, что нас ищет племя людоедов.

— И не забывай, что кроме людоедов нас еще преследует армия плантаторов-рабовладельцев, — внес свою лепту Виктор.

Но Марико шутки не поддержала.

— Конечно, для вас это, наверное, не такая уж экзотика, — грустно сказала она. — Но у нас вот так посидеть возле настоящего костра — практически нереально. Слишком глубоко мы ушли в цивилизацию.

— Да, я про это слышал, — сказал Илья. — Как вообще вы живете без таких прелестей? Скукотища.

Марико ничего не ответила. К тому же так это и было в действительности. Очень часто она с завистью в душе смотрела, как по телевизору показывают каких-нибудь счастливых аборигенов, которые даже не знают, что такое электричество. Прожив большую часть своей жизни в Токио, Марико душой и телом почти слилась с той серой массой, которая толпами бродит по улицам и подземкам города. Дом, работа, снова дом. На скорую руку приготовленный ужин, по выходным — поездки по магазинам и занятия в спортзале. Правда, иногда подруги ее вытягивали куда-нибудь, но это было так редко и так давно, что Марико даже не помнила последнюю их встречу. Очень часто эта однообразность, эта обыденность настолько перевешивали чашу весов, что она впадала в депрессию, которая могла длиться неделями. Когда же наконец душа ее возвращалась к обычному состоянию, Марико клялась себе, что завтра же начнет другую жизнь. Найдет себе парня, возобновит затухшие отношения с подругами, начнет активный образ жизни. Но через несколько последепрессионных дней все возвращалось на круги своя, и обыденность с повседневностью снова затягивали ее в свои липкие серые сети.

Зато теперь, когда цивилизация осталась позади, а что ждало впереди — неизвестно, для Марико самым главным стало то, что есть сейчас, что они находятся здесь, вдали от повседневной суеты, забот и дел. С ней рядом был парень, который ей очень нравился и которому она тоже была небезразлична. Ах, если бы это могло продолжаться вечно! Как бы ей этого хотелось!

— Ну что? Чем займемся? — громко спросил Илья, и Марико вернулась к действительности. Вокруг уже стояла непроглядная темнота. — Лично я бы упал в палатке и придавил минуток пятьсот. Завтра, я так понимаю, нам топать еще весь день. А может, еще и послезавтра. А потом — нужно отыскать то место, если оно вообще здесь.

— Да, ты прав: нужно ложиться. Время уже позднее, — поддержал его Виктор. — К тому же все устали.

— Мальчики, я так понимаю, что одна палатка для меня, а другая для вас? — спросила Марико.

— Абсолютно точно, — подтвердил Илья. — А что, есть какие-то проблемы?

— Мне очень неловко, но ночью, посредине джунглей — одной... Я и так вчера страху натерпелась. Но там было хоть не в лесу...

— Я бы тебе предложил свое общество, но знаю, что мою кандидатуру ты отклонишь, — улыбаясь, сказал Илья. — К тому же я сильно храплю, а иногда ворочаюсь во сне и просто могу тебя задавить.

— Марико, если ты не против... — Виктор понял, что говорит ерунду, и стушевался.

— Разумеется, не против, — улыбаясь во весь рот, заявил Илья. — Не доверим же мы нашу единственную девушку какому-то проходимцу Омару. Давай, охраняй ее сон, а я буду охранять ваш.

Марико сделала вид, что ничего не поняла, а Виктор, показав другу кулак, сказал:

— Сделаю все возможное, чтобы охранить единственную в нашей команде девушку.

— Вот и ладненько, — зевая, сказал Илья. — Моя совесть теперь спокойна. Я пошел спать.

Он встал с бревна, на котором недавно ужинал, и побрел к своей палатке. Марико с Виктором тоже поспешили покинуть поляну, оставив Омара в гордом одиночестве. Индус, посидев еще немного на свежем воздухе и полюбовавшись видом, который открылся ему на небосводе, тоже встал. Он подкинул дров в огонь: костер должен гореть всю ночь. Это будет отпугивать диких зверей. Конечно, ему еще не раз придется вставать ночью и добавлять огню очередную порцию корма. Слава Шиве, что внутренние часы Омара никогда еще его не подводили. Вряд ли кто-то из иностранцев додумается сделать это ночью.

Когда пламя приняло положенную ему пищу, и оранжево-красные языки стали облизывать сухие полешки и ветки, Омар направился к палатке. Если один парень с девушкой отправились в правую, значит, второй, со странным именем Илья, спит в левой. Войдя внутрь, Омар убедился, что не ошибся, и улегся на свободное место, рядом с «археологом». Через минуту он уже спал, тихо посапывая.

***

— Проходите, мисс Марико, устраивайтесь, — пригласил Виктор девушку, распахивая перед ней шторки палатки.

— Вы так любезны, мистер Виктор, — улыбнулась она в ответ и ловко проскользнула внутрь.

Виктор, согнувшись, тоже вошел в палатку, встал на колени и застегнул вход на «молнию». В этих краях очень много мошки и прочей летающей пакости, которая может доставить массу лишних хлопот. Поэтому лучше хорошенько запаковаться. Хотя, по правде, как бы ни была герметична упаковка, мошкара почему-то все равно найдет вход.

Стоило ему повернуться к Марико, как она со смехом прыгнула на него и крепко обвила руками шею. Виктор от неожиданности повалился вперед, прямо на нее. Так, лежа друг на друге, они и начали целоваться.

— Я скучала весь день, — задыхаясь, вымолвила она между поцелуями. Просто умирала от желания.

— Ну вот мы и вместе! Всю эту ночь и еще много дней и ночей. Пока не умрем в один день.

***

— ...Все по коням! — крикнул Виктор, ловко вскакивая в седло, к которому он только что привязал мешок с урной. — Еще немного, и мы отправимся к нашим женам!

Дружинники, мирно дремавшие возле входа в пещеру, где только что кипел бой, оказались застигнуты врасплох появлением своего командира. Они стали спешно хватать свое оружие, мирно лежавшее в стороне, и неуклюже влезать в седла, громко позвякивая доспехами.

— Братья! — обратился командир к собравшимся воинам. — Не жалея себя, вы бились с нечистью, и все заслужили славу и честь вернуться домой с победой. Немало наших товарищей полегло, мы никогда не забудем их, ибо они сражались за правое дело. Однако Великая битва еще не закончена! Нам предстоит выполнить еще одно задание, от которого будет зависеть многое, в том числе и наша окончательная победа. Судьба забросила нас далеко от родимой стороны, но я попрошу вас отправиться со мной еще дальше по чужому краю, по лесам, по полям незнакомым, к берегу моря, чтобы передать прах убитого нами Демона в руки хранителей. Вперед, братья, выполним это задание и с честью воротимся к родителям нашим, к женам любимым и детям малым!

Закончив речь, Виктор пришпорил коня, и тот рванул с места в карьер. Остальные дружинники с криками помчались догонять своего любимого командира. Когда пыль от копыт улеглась, из пещеры вышли несколько мужчин и женщин в остроконечных шляпах с посохами в руках.

— Как вы думаете, брат Вэльнорд, выполнит он столь важное поручение? — спросил один из мужчин у старика с седой и длинной, почти до самого пояса, бородой.

— Брат Боргдран, вы меня удивляете. Если он смог одолеть самого Марэманго, то уж довезти его прах до нашего лагеря, думаю, сможет. К тому же у нас нет другого выхода. Сами мы слишком слабы после боя с духом Марэманго. А терять драгоценное время мы не вправе.

— Пожалуй, вы правы, как всегда, — согласился Боргдран.

— Давайте лучше решим, что делать с вратами, — вмешалась в разговор одна из женщин. — Может, сровнять здесь все с землей и похоронить их под обломками скалы?

— Нет, сестра Мэлзис, — возразил ей старик Вэльнорд. — Думаю, правильнее будет здесь построить какой-нибудь храм в честь победы и поселить при нем для присмотра несколько наших братьев. Кстати, во что верит здешнее население?

— Пока единой веры нет, все как-то разрозненно. Языческие боги, полубоги переплетаются меж собой...

— Вот и придумайте им какую-нибудь специфическую религию, — перебил старик. — И вокруг горы нужно заложить город. Пускай это все будет на виду. Когда нет тайны, никто и не станет интересоваться этим местом. Как вы считаете, братья? — обратился Вэльнорд к остальным магам.

Все закивали головами в знак согласия со стариком.

— Вот и решили. Давайте-ка я пока прикрою это место.

Вэльнорд поднял руку с посохом над головой и громко выкрикнул заклинание. Однако ничего не произошло. Вэльнорд выкрикнул другое заклинание, и конец посоха слегка замерцал.

— Я помогу! — сказала сестра Мэлзис и резко вскинула руку со своим посохом.

Она что-то прошептала, и посох старика замерцал ярче. Увидев, что Мэлзис передала часть своей энергии ему, Вэльнорд снова громко крикнул заклинание, и синий язык молнии вырвался с верхушки его посоха. С огромной силой он ударил по склону горы, вызвав камнепад, которого как раз хватило, чтоб засыпать чернеющий вход в пещеру.

— Так-то оно лучше, — пробормотал Вэльнорд, снова опираясь на свой посох. — Думаю, нам лучше возвращаться к войску. Мы очень слабы и нуждаемся в отдыхе.

Маги, не торопясь, влезли на своих четвероногих друзей, которые паслись чуть в стороне от засыпанного входа. Первым с этой задачей справился Борг-дран. Он пришпорил коня, но, немного проскакав вперед, остановился и повернулся в сторону отставших друзей.

— Я еду первым. Моей энергии хватит, чтоб в случае нападения предупредить вас. Хэй! — крикнул он, ударив коня каблуками сапог.

Жеребец заржал от неожиданности и, встав на дыбы, в следующий миг устремился вперед. Старик Вэльнорд махнул вслед рукой и крикнул:

— Будь осторожней!

Но его слова уже не догнали мчавшегося во весь опор Боргдрана.

***

...Только теперь, когда уже догонять никого не приходилось, Виктор обратил внимание на место, куда их завела погоня. Сухая, обожженная солнцем, как и все в этом чуждом краю, горная тропинка змейкой уже спускалась вниз, к подножию горы, одиноко стоящей посреди густого леса. И хотя гора была не такой уж высокой, спуск с нее был делом долгим и утомительным.

Двигаться приходилось осторожно, так как лошади часто скользили по сыпучим осколкам камней, и это вселяло в них страх. А испуганная лошадь трудно контролирует свои поступки. Она легко может сбросить седока с седла. Виктору не очень-то хотелось так глупо терять своих бойцов. Их и так немало полегло в Великой битве.

И тут его конь сильно поскользнулся на очередном витке серпантина и, громко заржав, упал на бок. Тут же вскочив, он заметался на месте с громким ржанием. Виктор крепко вцепился в поводья и обхватил ногами его бока, чтобы не выпасть из седла. Несколько воинов спрыгнули на землю и поспешили на помощь. Когда конь, дико вращающий ошалевшими глазами, был наконец усмирен, Виктор тоже спрыгнул на камни, забрызганные кровью животного. При падении конь сильно ободрал свое брюхо об острые камни.

— Привал! — крикнул Виктор воинам, отвязал от седла чудом уцелевший походный бурдюк с водой и стал промывать раны животного.

Покончив с этой процедурой, он огляделся по сторонам. Дружинники его спешились и отдыхали, сидя на крупных камнях. Виктор почувствовал, что после пережитого ему необходимо тоже присесть и перевести дух. Усевшись на большой камень, он отхлебнул из бурдюка. Живительная влага наполнила пересохший рот, принося облегчение.

— Дальше идем пешком, — сказал он ближайшим дружинникам. — Я не хочу так глупо терять воинов.

Они без лишних слов продолжили спуск, держа лошадей под уздцы. Оказавшись у подножия горы, Виктор вскочил в седло.

— Вперед, братья! Путь предстоит долгий.

Он обернулся, в последний раз бросив взгляд на место, где ему посчастливилось поставить точку в Великой битве. Снизу гора казалась мертвой и обожженной. Ни одного зеленого пятнышка не украшало ее вида, и только серебряный ручеек, выходящий откуда-то из ее недр и петляющий между камней, россыпью лежащих возле подножия, отражал солнце, внося в эту мрачную картину немного жизни.

Виктор не стал больше тратить свое внимание на прошлое. Сейчас его волновало будущее.

***

Открыв глаза, Виктор сообразил, что уже утро. Сквозь тонкое полотно палатки мелкими золотыми точками внутрь пробивались яркие лучи солнца. Рядом с ним безмятежно спала обнаженная Марико, положив свою нежную ручку на его грудь. Виктор поцеловал девушку, и она, блаженно улыбаясь, потянулась и открыла глаза.

— Привет, — прошептал Виктор.

— Привет!

— Пора вставать, мое солнышко. Нам еще идти и идти.

— Пора так пора, — потягиваясь и зевая, прошептала Марико. — Как не хочется!

Виктор быстро оделся и распахнул шторки палатки.

— Я пока разведаю насчет завтрака. Извини, что не и постель. Но, как только все кончится и мы останемся вдвоем, я обещаю тебе носить его каждое утро.

Марико улыбнулась в ответ. Как приятно было слышать такие слова, особенно с утра: ей еще никто в жизни не предлагал завтрак в постель.

Оказавшись снаружи, Виктор даже сощурился от яркого утреннего света. У костра уже сидели Омар с Ильей и что-то колдовали возле огня.

— Всем привет! — сказал Виктор. — Какое чудесное утро!

Омар кивнул головой в знак приветствия, продолжая свои занятия у костра: что-то готовил в котелке.

— Проснулись, голубки! — приветствовал его И.п.я. — Как спалось?

— Нормально. Что делаете?

— Да вот, Омар пытается меня удивить своими кулинарными способностями. Только кажется мне, что придется нам все-таки опять есть консервы.

Виктор глянул на сосредоточенного индуса, а затем на содержимое его котелка и подумал, что Илья абсолютно прав. То, что находилось там, вряд ли было пригодно в пищу. Но Омар старательно перемешивал свое блюдо и даже что-то напевал себе под нос. А может, бормотал заклинания.

Через несколько минут на поляне появилась Марико. Она выглядела, как будто только что из салона красоты. И даже простой походный наряд ничуть не портил это впечатление. Девушка улыбнулась и поздоровалась с Ильей и Омаром. Индус, услышав наконец знакомую речь, заговорил с ней на родном языке. Марико весело закивала в ответ.

— Завтрак уже почти готов, — сказала она друзьям.

— Завтрак? — удивился Илья. — Неужели он все же надеется, что это будет пригодно в пищу?

— Еще как! — улыбаясь, сказала девушка. — Как говорят у вас — пальчики оближете.

Илья с Виктором переглянулись, но спорить не стали. Ведь это все-таки была Индия! Вдруг то, что делал Омар, только на первый взгляд казалось несъедобным.

Когда довольный кулинарным результатом Омар разложил содержимое котелка по мискам и стал раздавать их своим подопечным, Илья все же нехотя взял еду. Он, морщась, осторожно попробовал что-то, на первый взгляд напоминающее небольшие кусочки печенки, и вдруг с улыбкой быстро стал поглощать содержимое свое миски. Виктор посмотрел на него и тоже подцепил вилкой абсолютно черный кусочек. Что-то мягкое и сочное, как говорится, практически сразу растаяло на языке. Он с удовольствием закинул в рот сразу несколько кусочков и с аппетитом стал жепать.

Вкусно! — блаженно произнес Илья. — А что это такое? — спросил он у Марико, которая тоже не отсвала от мужчин.

— О, — протяжно ответила девушка, заглянув в пустые миски друзей. — Омар решил нас побаловать деликатесом. Это мозги обезьяны.

Илья с Виктором так и застыли с открытыми ртами. Илья, заикаясь, спросил:

— Т-ты не шутишь? Это п-правда мозги?

— Ну да! А что в этом такого? — удивилась Марико. — В книжках о России я, например, читала, что вы едите ливер распространенных у вас животных, а из ног и голов свиней варите холодец.

— Мы очень любим холодец, — согласился Виктор.

— Тогда в чем дело? Просто обезьяна — для вас экзотика, для японца — деликатес, а для Омара — обычная еда. Так что ешьте, а если не хотите, то хотя бы сделайте вид, что вам понравилось.

Виктор задумался. А ведь Марико действительно права. Почему корова и свинья — это для нас обычная пища, а какой-нибудь кенгуру или медведь — нечто и из ряда вон выходящее. В Корее, говорят, едят собачатину.

Омар, все это время следивший за непонятным разором в компании, не выдержал и что-то сказал Марико. Девушка рассмеялась и что-то ему ответила. На этот раз улыбнулся уже Омар и снова что-то стал говорить.

— Он подумал, что вам не понравилось, как он приготовил. А когда я объяснила Омару причину, это его развеселило. Правда, обещал, что постарается больше не делать таких сюрпризов.

— Да уж, пусть окажет такую любезность, — проворчал Илья.

***

Когда солнце начало клониться к горизонту, путникам, порядком подуставшим за день, встретились первые признаки того, что здесь когда-то жили люди. Выйдя из очередных зарослей «бамбука», они оказались на тропе, вымощенной камнем. Точнее, было бы правильно сказать, когда-то вымощенной. За долгие годы от каменных плит остались одни обломки, сквозь которые обильно прорастал какой-то мелкий кустарник. Но все же это был признак того, что люди здесь ходили активно, так как тропа была довольно широкой. Возможно, столетия назад здесь была оживленная дорога, например, соединяющая два крупных города.

Омар, оказавшись на дорожке, зашагал дальше так уверенно, что Виктору показалось, будто индус здесь бывал чуть ли не каждый день. Все поспешили за ним, даже меланхолик Ушастый.

Через несколько минут впереди показались большие груды камней. Омар остановился и энергично заговорил, а Марико стала переводить.

— Это и есть Мертвый город. Точнее, его начало. Город располагается вокруг горы, от подножия поднимается вверх тремя кольцами. Если пройти по этой дороге еще с километр, то мы подойдем к первому кольцу. Конечно, сейчас стены сильно разрушены, но раньше, если верить легендам, город был практически неприступным. Ведь здесь жили люди, среди которых было много таких, кто умел держать в руках оружие.

— И кто же тогда его разрушил? — поинтересовался Илья.

— Боги наслали страшный мор за то, что его жители перестали их уважать. А потом, когда большая часть оставшихся в живых разбежалась, они разрушили здесь все.

— А как понять — перестали уважать?

— В старинной легенде говорится, что люди стали вмешиваться в дела богов и проникать в их тайны, поэтому они обозлились на людей.

— Понятно, — уныло ответил Виктор. Он надеялся услышать больше.

— Омар говорит, что продолжать дальше путь сегодня не стоит. Он предлагает остановиться на ночлег. За вторым кольцом есть хорошее местечко для лагеря, и поэтому завтра мы первым делом отправимся туда, куда потом можно будет привести всю остальную группу.

— Какую группу? — не понял Виктор, но сразу спохватился: — Ах да, группу!

— Группа прибудет, я думаю, через несколько дней, и то, если сообразят спросить у того гонщика, куда он нас отвез! — пошутил Илья.

— Это не переводи, — попросил Виктор Марико, грозно глянув на шутника.

***

Наутро, наскоро позавтракав, группа продолжила путь. Теперь продвигаться вперед было намного интереснее. Джунгли стали не такими густыми, и уже не приходилось прорубать себе путь среди зарослей «бамбука». Развалины, попадавшиеся по дороге, становились все более внушительными, а местами попадались даже здания с практически уцелевшими нижними этажами.

Как и обещал Омар, вскоре показалось первое кольцо стен. Конечно, стенами их назвать было трудно, так как кое-где через них можно было даже перешагнуть. Но когда-то, судя по их толщине и количеству камней, из которых они были сложены и которые теперь большими грудами лежали возле них, это была неприступная преграда для непрошеных гостей.

Дорога, по которой они шли, привела к пустому пространству в стене, где раньше, скорее всего, были ворота. Группа без остановки вошла в город.

За стенами, казалось, начинался совсем другой мир. Пустота наполняла пространство. Город и вправду оправдывал свое название — Мертвый. В развалинах жилых домов и других зданий хозяйничал ветер, поднимая облака пыли, песка и каменной крошки. Местами попадались строения, по размерам и величию не уступающие современным. По всей видимости, город и верно был в свое время очень большой. Виктор обратил внимание, что дома были расставлены не беспорядочно, сохранились очертания улиц и кварталов. Конечно, время не пожалело их, но все же, если представить, сколько веков назад этот город был покинут, состояние его было очень даже сносным. Улицы так и не поросли кустарником, не говоря уже о деревьях, и лишь среди полуразрушенных камней мостовой повсюду виднелась зеленая травка. Это даже придавало Мертвому городу какую-то жизненную силу.

Вскоре впереди показалось второе кольцо стен. Пройдя ворота, Омар свернул направо и повел караван к небольшому холму.

— Он говорит, — перевела Марико его слова, брошенные на ходу, — что возле вон того холма мы сможем разбить наш лагерь. Это место является самым пригодным для стоянки.

— Хорошо, — сказал Виктор. — Давайте побыстрее разобьем лагерь и приступим к поискам. Храм где-то здесь, я чувствую. — И спохватился: — Или есть другие предложения?

— Давайте поищем, — вздохнул Илья. — Другого варианта у нас нет.

Подойдя к холму, Виктор убедился в правоте Омара. Место для лагеря было самое подходящее. Как говорится, все удобства. Спереди и слева лагерь прикрывался холмом, справа была довольно высокая часть стены. Чуть в стороне текла небольшая речушка, из которой можно было смело брать питьевую воду.

Расставив палатки и приготовив все необходимое на вечер, Виктор решил осмотреться. По словам Сибояси, где-то здесь им нужно было найти Храм Света.

— Спроси, есть ли здесь религиозные памятники, — попросил он Марико. — Например, монастырь или храм. Скажи, что это для нас было бы очень интересно.

— Именно из-за храма, по легенде, город и был разрушен, — ответил Омар. — За его стенами хранился какой-то страшный секрет мироздания, и поэтому люди стали проявлять нездоровый интерес. Боги разгневались и разрушили город.

— Так все-таки есть храм или нет?

— По легенде, вроде как есть. Только он так и не был найден. Здесь несколько раз проводились раскопки и исследования, но они не дали никаких результатов, — усердно переводила Марико, радуясь своей полезности. — Да и сам он говорит, что сколько раз здесь по юности с друзьями искал его, но так и не нашел. Может, это просто легенда, а может, храм давно разрушен или так запрятан, что найти его невозможно.

— Понятно, — вздохнул Виктор. — Но нам его необходимо отыскать. От этого зависит не только наша судьба.

— Омар спрашивает: с чего начнем?

— Сначала надо попасть в центр города. Я думаю, искать нужно оттуда. Если что-то такое грандиозное было здесь, то оно наверняка находилось в центре. Посудите сами: три кольца стен. Не просто же так они были возведены. Что-то за ними пряталось.

— Наверное, ты прав, — кивнул Илья.

Омар повел своих подопечных обратно на дорогу, по которой они пришли в город. По ней и направились к центру. За вторыми воротами здания оказались по своим размерам намного больше, чем за первыми. Скорее всего, в этом районе города раньше располагались какие-то административные и культурные сооружения, а также дома жителей побогаче.

Наконец добрались до стен третьего кольца. Даже издалека было видно, что они гораздо крепче и неприступнее предыдущих. Конечно, время не пощадило и их, но все-таки даже сейчас они могли бы послужить хорошей защитой от врага.

— Смотрите, — тихо сказал Илья. — Витек, ты, конечно же, прав. По крайней мере, на месте древних самое дорогое я бы спрятал именно там.

— А ты знаешь, — возразила Марико, — все может быть совсем не так. Настоящая хитрость, по-моему, заключается в способности замаскировать тайную вещь у всех на виду, так, чтобы, проходя мимо нее каждый день, никто даже и подумать не мог, что это она и есть. А все эти три кольца, неприступные стены — это все блеф, запудривание мозгов. Ведь ходила в народе легенда о Храме, и, наверное, было много желающих его захватить. Поэтому, хоть и стены действительно неприступные, взять их все равно можно. Не силой, так хитростью. Поэтому, я думаю, прятать что-то за ними было бы очень опасно.

— Ну ты загрузила, — вздохнул Илья.

— Я все равно считаю, — упрямо сказал Виктор, — начать нужно с центра.

Когда «археологи» прошли через ворота и вступили внутрь последнего кольца, их вниманию предстала еще более величественная картина, чем все то, что они видели до этого. У Виктора даже началось складываться впечатление, что по своей мощи и размерам этот город мог превосходить некоторые современные города. Огромные здания заполняли все видимое пространство. Широкие мостовые аккуратно делили дома на улицы, улицы — на кварталы. Дорожка, по которой они пришли в город, заканчивалась перед величественным полуразрушенным зданием, которое, наверное, являлось дворцом тогдашнего правителя. Как их тут называют... махараджи.

Из-за его разрушенной крыши торчала острая шапка горы, уходящая высоко вверх. Сам дворец, судя по сохранившимся остаткам стен, был самым большим в городе. Вокруг него было еще одно кольцо стен, которое, скорее всего, носило больше декоративный, чем защитный характер. Поблизости рядами стояло несколько одинаковых зданий. Возможно, это были какие-то административные сооружения, а возможно — казармы для охраны дворца.

Омар говорит, что это была резиденция здешнего старосты. Но скорее, это был эмир или паша или еще кто-то в том же роде.

— Давайте посмотрим, что это за резиденция, — предложил Илья.

— Давайте! — согласился Виктор.

Вход был сильно завален камнями, поэтому попасть через него внутрь не представлялось возможным. Они стали обходить здание вокруг, ища подходящее для проникновения внутрь место.

— Смотрите, можно через это окно. — Марико показала на одну из десятка черных дыр в стене. От окна вверх и вниз шла широкая трещина, через которую вполне мог протиснуться человек.

Виктор первым воспользовался кстати подвернувшейся оказией. Оказавшись внутри, огляделся. Первый этаж дворца представлял собой огромный зал без перегородок и комнат. Лишь одни главные стены с проемами окон и с разрушенной лестницей посредине. Весь пол был завален камнями и песком, на котором росли огромные кусты какого-то серого кустарника. А из этих кустов черным ручьем выструилась большая змея. Она с шипением подняла свою переднюю часть, украшенную плоской, как кусок сланца, головой, и раскрыла капюшон с двумя черно-желтыми овалами. Длинный раздвоенный язык задвигался взад-вперед между длинных клыков. Очковая кобра!

Виктор оцепенел от ужаса.

— Скорее всего это не... — сказал за спиной протискивающийся в трещину Илья и замолчал, не договорив. Увидел! — Витюха, не двигайся, — забормотал над ухом, — я сейчас.

— Что там у вас? — крикнула с улицы Марико, но ей никто не ответил.

Кобра придвинулась ближе, до нее было метра три. Илья завозился сильнее. И вдруг прямо над ухом Виктора грянул выстрел.

— Ну ты обалдел! — только и сказал Виктор, схватившись за голову.

Кобра упала размозженной головой на песок, хвост ее судорожно забился из стороны в сторону, цепляясь за ветки куста, и вскоре затих.

— Это вместо спасибо? — обиделся Илья. — Вот она, черная неблагодарность! — добавил он, указывая на мертвую гадину.

— Спасибо, конечно, — сказал Виктор, массируя ухо. — Но очень, уж громко.

В щель проскользнула Марико, увидела змею, взвизгнула и схватила Виктора за рукав. Виктор успокаивающе обнял ее за плечи: все в порядке, не беспокойся, — но бдительность уже не терял ни на минуту.

— Мне теперь кажется, что искать нужно где-то в другом месте. Судя по рассказам Омара, это место хоть и не проходной двор, но довольно часто посещается людьми. Поэтому, если бы Храм был в городе, его бы давно нашли. Нужно искать не здесь, — рассуждал Виктор, подходя к противоположному окну.

В это окно открылся совсем другой пейзаж. В былые времена тут раскидывался сад. И хотя сейчас он превратился в стихийную смесь всевозможных деревьев и кустов, раньше он имел довольно приятный, по представлению Виктора, вид. Густые заросли уходили далеко к подножию горы, вокруг которой город, собственно говоря, и располагался. Стены дворца не сходились кольцом с этой стороны здания, а вместе с садом уходили к горе и заканчивались, упираясь в каменный срез скалы.

Глядя в окно, Виктор ощутил, что эту картину он уже когда-то видел. Вот только когда и где, вспомнить никак не мог. Как завороженный, Потомок глядел на заброшенный сад и на гору.

— Ты что? Уснул, что ли? — спросил подошедший сзади Илья. — Что там? — Илья заглянул в окно. — Да, красиво!

— И тут Виктора осенило. Неужели...

— Точно! — воскликнул он. — Ты абсолютно прав!

— В чем? — удивленно спросил Илья. — В том, что красиво?

— Уснул! Да-да, именно уснул! — не унимался Виктор.

— Схватив за руку Марико, он кинулся обратно к «выходу»:

— Идемте со мной! Я сейчас все объясню! Оказавшись на улице и сообразив, что ведет себя, мягко говоря, неадекватно, Виктор немного успокоился. Он подмигнул Омару, ожидавшему их возле дворца, и подождал, когда Марико с Ильей выберутся наружу.

— Твои слова мне кое-что напомнили, — уже совсем спокойно сказал он другу.

— Что именно? — спросил он удивленно. И Марико навострила ушки.

— Помнишь, Илья, — начал возбужденный Потомок, — Сибояси говорил о моих снах?

— Он говорил, что ты должен им доверять. Но только что это значит?

— А то и значит, что я должен обращать на них внимание. Кстати, прошлую ночь мне опять кое-что снилось. И теперь я знаю, что это означает!

— Ты бы рассказал, что тебе конкретно снится? — вмешалась Марико.

— Расскажу, только не сбивайте меня. В общих чертах, как я понял, мне все время снится именно тот день, когда Предок обезглавил Марэманго. Снится так подробно, как будто все происходит наяву. Я уже видел, как была погоня, как Демона загнали в пещеру, как его обезглавили... — Виктор перевел дыхание и продолжил: — После этого были вызваны маги, которые поместили душу Демона в сосуд с его прахом.

— Ну и какое это имеет отношение к нашей задаче? — спросил Илья.

— Да самое прямое! — торжествующе воскликнул Виктор. — Вчера мне приснился сон, из которого я понял, где происходила битва с Демоном!

— И где же она происходила? — сгорая от любопытства, спросила Марико.

— Вон там! — тихо произнес Виктор, указывая на виднеющуюся часть горы, торчащей из-за полуразрушенного дворца.

В воздухе повисла изумленная тишина, которую нарушало лишь тихое чириканье каких-то птиц. Первой очнулась Марико.

— Ты хочешь сказать, что Марэманго был убит здесь? В Индии?

— Да! Судя по всему, где-то недалеко была Великая битва между силами Света и Тьмы. Когда люди победили, Марэманго пустился в бега, а мой благородный Предок его загнал сюда, в горы! Ах да! Точно, — вскрикнул Виктор, что-то вспомнив. — Все сходится. Старик говорил, что вокруг горы нужно заложить город.

— Какой еще старик?! — возмутился Илья. — Ты нас совсем запутал!

— Маг из сна, который запечатывал прах Марэманго, — быстро ответил Виктор. — Там была именно эта гора. И Храм не был до сих пор найден, потому что он — внутри. Внутри горы! Вот вам и объяснение этой загадки. Никому не приходило в голову искать его под каменной махиной. А он существовал все это время, неся в себе тайну врат Преисподней!

— Илья с Марико переглянулись, но ничего не сказали. Зато снова проявился ангел-хранитель.

— Ты молодец! — прошептал он. — Я тобой горжусь!

— Идемте! Идемте наверх, — кричал возбужденный Потомок.

Теперь, когда разгадка была совсем рядом, Виктор не мог терпеть. Он надеялся наконец получить все ответы и долгожданную защиту. К тому же ему сейчас было просто интересно, прав он или то, что постоянно снилось, было всего лишь обычным ночным кошмаром.

Для того чтобы попасть к подножию горы, им пришлось обогнуть развалины дворца. Уткнувшись в стену, за которой был тот самый, увиденный из окна сад, они прошли немного вдоль нее и, отыскав первую же дырку в полуразрушенной стене, нырнули внутрь.

— Спроси у Омара, — попросил Потомок Марико, — был ли он когда-нибудь на вершине горы?

— Несколько раз был. Но там ничего интересного нет. Скорее всего, здесь очень любили гулять и отдыхать махараджи и знать. Видите, сад плавно поднимается на гору, где раньше было полно беседок и качелей. Здесь они гуляли со своими женами и детьми, принимали гостей. Но для нас здесь ничего интересного нет!

— Отлично, — улыбнулся Виктор. — Видите, все считают, что там ничего интересного быть не может! Понимаете, о чем я?

Виктор остановился, огляделся. Тропинка, по которой они пришли, уходила вверх, петляя среди камней, которые грудами были навалены у подножия. Небольшой ручеек змейкой протекал среди них, деля склон на две части, и уходил куда-то в сторону.

Потомок улыбнулся. Прошло столько веков, а это место ничуть не изменилось. Вот только сейчас удача не на их стороне, а так все по-старому.

Невольно вздохнув, Виктор отправился дальше, ведя за собой друзей. Как и говорил Омар, там и сям встречались останки небольших домиков, в которых, наверно, здешние обитатели пили чай и наслаждались видами, открывающимися с высоты. Одна беседка оказалась практически не тронутой временем.

— Посмотрите, какая красота! — воскликнула Марико, войдя внутрь и глянув на город сверху.

Перед зрителями открывалась величественная картина. Сверху разрушений, как, впрочем, и самих домов, отчетливо видно не было, только стены ровными кругами делили город на кольца, разрезанные радиальными улицами на секторы-кварталы. Когда-то по этим улицам люди спешили по своим делам. Отсюда они казались маленькими муравьями, снующими взад-вперед, заполняющими этот муравейник своей жизненной энергией, без которых этот город оказался мертвым.

Виктор тоже глянул вниз, но этот вид у него вызывал немного другие ассоциации. Он знал, что где-то там, когда еще этих улиц не было, а на их месте стояли непроходимые джунгли, много тысячелетий назад, сошлись в смертельной битве род человеческий и силы Тьмы. И хоть самого боя он в своих снах не видел, но та тревога, которая вселилась в его душу в последнее время, говорила, что схватка была кровавой. И те далекие события сейчас отражались гулким эхом в его судьбе.

— Идем дальше, — сказал Виктор. — Отыщем на конец этот Храм Света.

Покинув беседку, они продолжили восхождение, осторожно ступая по скользкой от мелкого каменного крошева дорожке. Тропа вывела ребят на небольшую полянку посреди горы. Сама она убегала дальше к вершине, но Виктор остановился. Он вспомнил, что кони дружинников его Предка паслись именно здесь. Трава росла здесь и сегодня.

— Неужто пришли? — спросил Илья, осматриваясь.

— Да. По-моему, это здесь, — ответил Потомок. Прямо перед ними возвышался монолит скалы, возле которого лежала очередная, ничем не приметная каменная груда. И хотя таких здесь было пруд пруди, Виктор сразу ее узнал. Он подошел к ней:

— Вход здесь!

Спутники поспешили к нему. Омар с любопытством смотрел на иностранцев. Почему-то ему сразу показалось, что они на самом деле не те, за кого себя выдают. И нужен им не Мертвый город, а тот самый Храм Света, за которым многие гоняются, но никто его так и не нашел.

Подумав так, Омар насторожился. Но, если они действительно ищут Храм, тогда зачем потащились на эту гору. Неужели Храм здесь?! Да-да, точно. Тысячи лет его искали в самом городе, и никому не пришло в голову, что смотреть нужно чуть выше! Но откуда у них такие точные сведения, по которым они отыскали это место в считаные минуты? Это еще больше настораживало.

— Между тем «ученые-археологи» решали, как им попасть внутрь.

— Судя по всему, — сказал Виктор, — у старика было мало сил, чтобы хорошо засыпать вход.

— Да у стариков вообще сил мало. Даже чтоб сюда подняться, — как обычно, пошутил Илья.

— Поэтому, — не обращая на него внимания, продолжал Потомок, — можно попробовать вручную расчистить — проход. Иного варианта у нас нет!

— А ты абсолютно уверен, что Храм здесь? — справедливо спросила Марико.

— Вообще-то все сходится. Сибояси говорил: доверяй своим снам. Вот я им и доверяю.

— Ну тогда начнем! — заявил Илья, хватая первый камень из кучи.

— Это лишнее! — сказал за их спинами незнакомый голос.

***

Голос был негромкий, старческий, но в горной тишине будто грянул откуда-то сзади. Но самое главное — он звучал по-русски! Илья от неожиданности выронил камень, который уже поднял и держал на груди. И охнул, потому что попал краем по ноге.

Все обернулись.

На оставленной ими зеленой поляне стоял невысокий старичок с длинной редкой бородой и абсолютно лысой головой. На вид ему было лет семьдесят, по разрезу глаз его можно было отнести к азиатской расе.

— Я так понимаю, что вы ищете Храм Света. От куда узнали, что он находится именно здесь?

Ошеломленные чужестранцы молчали.

— И что же мне с вами делать? — начал он снова, немного поразмыслив. — Отвечать вы не хотите, но явно знали, куда идете. И это очень странно, потому что об этом входе знают немногие...

Раньше всех пришла в себя Марико:

— Вы знаете русский язык?

— А что особенного? — резонно сказал старик. — Ты тоже его знаешь. Я говорю на тридцати трех языках.

Наконец, прорезался голос у Виктора:

— Вы, наверное, Хранитель Книги Света? Старик изумился:

— Вы и про Книгу знаете! Интересно. Может, все-таки скажете, кто вы такие?

— Нас послал господин Сибояси, — ответил Виктор.

— Сибояси? Еще интереснее. И что же вынудило его так безответственно выдать местонахождение Храма? — нахмурился старик.

— Понимаете, ситуация стала критической. Я думал, вас предупредили... — расстроено произнес Виктор. Старик отрицательно качнул головой. — Значит, вы ни о чем не знаете...

— О чем я не знаю?

— Сибояси мертв. Его убили, — ответил Потомок, внимательно следя за реакцией старика.

— Как это произошло?

— Его застрелили! — не стал вдаваться в подробности Виктор.

Он понимал, что должен наконец открыть карты, иначе у старика могло сложиться неправильное впечатление о них. Но он выжидал, зная, что иногда это приводит к результату самым коротким путем.

Услышав новость, лысый сдвинул брови и снова задумался. Никто из присутствующих не осмеливался нарушить ход его мыслей. Слишком запутанной оказалась ситуация, и слишком многое сейчас зависело от ее правильного разрешения. Наконец, старик удостоил присутствующих своим вниманием, и Виктор понял, что ошибся.

— Жаль, очень жаль так глупо погибнуть, — сказал он, сделав совсем другие выводы. — Но ему много раз говорили, что та дорога, которую он выбрал, ни к чему хорошему не приведет! Только мне по-прежнему непонятно, зачем же все-таки он раскрыл вам местонахождение Храма. Ведь не для того, чтоб вы сообщили нам эту новость?

Вот тут Виктору пришло в голову оригинальное решение, и он, пожав плечами, ответил:

— А Сибояси нам не раскрывал, где находится Храм. Он не успел!

— Да? — удивился старик. — А как же вы узнали?

— Он мне сказал: «Доверяй своим снам». Вот они меня сюда и привели!

Старик снова задумался. А Виктор решил нанести последний, как он считал, тактический удар:

— Неужели вы еще ничего не знаете про опасность, нависшую над всеми? Марэманго снова пришел в наш мир!

Потомок думал, что его слова произведут ошеломляющий эффект, но старик всего лишь покачал головой и произнес:

— Значит, наши опасения верны. Не зря камни на воротах светились.

— Что? — переспросил Илья.

— Неважно. Ну ладно, Марэманго вернулся — это наши заботы, а вам-то что тут понадобилось? — Старик смотрел в глаза Виктора, проникая, казалось, в самую глубину души. Потомок заволновался и начал сбиваться:

— Понимаете, я сам до конца толком не разобрался в своем предназначении.

— Ну расскажи о том, в чем ты разобрался, — философски сказал старик.

— Скажу просто. По словам господина Сибояси, давным-давно мой Предок обезглавил Марэманго, и поэтому сейчас Демон должен убить меня, чтобы воплотиться и восстановить нарушенный баланс между мирами. А затем выпустить Дьявола в наш мир.

Вот эта информация произвела на старика впечатление. Он подошел к Виктору и стал рассматривать его так, как будто это был не живой человек, а музейный экспонат — с головы до ног. Покончив с Потомком, лысый принялся за Илью с Марико. Омар, стоящий все это время чуть в стороне, начал пятиться. Старик крикнул ему что-то, и тот остановился как вкопанный, тараща свои перепуганные глаза.

— Это твои помощники? — спросил лысый у Виктора.

— Илья — мой друг, Марико... — Потомок запнулся, — наша переводчица. А Омар — проводник из Ланджигара.

— Хорошо, не будем медлить. Вы хотели попасть в Храм. Пойдемте, я вас отведу к Хранителю. Пускай он сам решает, что делать дальше. Омар пусть возвращается в лагерь. Он нам не нужен.

Старик развернулся и зашагал в сторону от поляны. Виктор, Илья и Марико поспешили за ним. Омар потоптался немного и отправился в город. Лысый подошел к той же скале, но с другого бока. В руке его оказался пульт, похожий на телевизионный. Старик нажал на кнопку, и через мгновение часть серого монолита без шума отъехала в сторону, открывая черную дыру коридора.

— Прошу, — промолвил он, указывая на нее рукой.

Предгорье Южных Карпат. Румыния.

Офис Мирчя Грану

Прошло уже четыре дня с тех пор, как люди Эмерсона провалили операцию в Токио, и столько же времени с момента его разговора с Демоном. На этот раз Грану решил действовать грамотно и обстоятельно. Он собрал в своем офисе всех специалистов Глобальной сети, которые работали на Темный Орден. Люди трудились круглыми сутками, не покладая рук, но результатов пока не было.

Поиски велись в двух направлениях. Основной задачей, поставленной перед специалистами, был поиск врат. Регионом поиска Мирчя решил объявить все ближневосточные страны и Индию. Он не решился сузить поиск до Индостана, так как не хотел ошибиться снова. Пускай это будет головная боль компьютерщиков, а не его.

Специалисты ежечасно перелопачивали гигабайты информации, когда-либо всплывавшей в Интернете в рамках данного вопроса. Были вскрыты сайты всех известных организаций, как-либо связанных с историей и религией. Но пока никаких существенных результатов это не дало.

Параллельно этому Мирчя вел поиск Потомка. Были обысканы все гостиницы по стране. Конечно, он мог затаиться у кого-нибудь из друзей Сибояси, поэтому пришлось взломать сервер полиции Японии и организовать общеяпонский розыск, а также подключать Интерпол. Слава богу, сделать это оказалось проще простого. А вот с серверами аэрокомпаний дело обстояло куда хуже. Спецам удалось влезть только к JAPAN AIR. Но рейсами этой компании Потомок не летал. Остальные серверы были очень хорошо защищены, поэтому проникнуть туда программисты еще не успели.

Мирчя понимал, что задача перед специалистами поставлена очень тяжелая, но торопить их не решался. В подобной ситуации спешка могла привести к плачевным последствиям. Поэтому Грану оставалось ждать, нервно бродя по кабинету, пить литрами кофе и срывать злость на бедной секретарше.

Вот снова в дверь постучали, и он крикнул: — Ну что там еще? Входите! Дверь открылась, и в проеме показалось длинное лицо в круглых очках. Мирчя в который раз подумал: «Почему эти хакеры всегда так смешно выглядят?». Между тем очкарик переступил порог и замер возле открытой двери. Смешным человеком был Яков Ломайсон. Он руководил всеми программистами, от которых сейчас зависело будущее Воителя Ада, а значит, и Грану. Мирчя махнул рукой, приглашая его ближе, и спросил:

— Есть новости?

Яков немного помялся, сидя на стуле, куда он поспешил опуститься после приглашения Грану. Собравшись наконец с духом, он выдавил из себя:

— Э-э... босс. Есть кое-какие результаты. Мирчя с облегчением вздохнул. Он подошел к Якову и склонился к нему, глядя прямо в глаза:

— Ну говори.

— Тут, понимаете... всплыла кое-какая... э-э... информация... — начал Яков, запинаясь и путаясь в словах. — Мы сравнили некоторые данные. Получается интересная штука. Два гражданина Финляндии четыре дня назад вылетели в Индию рейсом Токио — Дели.

— Ну и?.. — нетерпеливо спросил Грану.

— А вот в Японию они никогда не приезжали. Отсюда следует вывод, что их паспорта были изготовлены внутри страны.

— Отлично! — не выдержал Грану. — Я уверен, что это они. — Мирчя задумался. — Постой, ты говоришь: Индия...

— Да, да, — оживился Яков. — И это еще не все.

— Ну говори же, говори!

Мы отслеживаем все происшествия за последние четыре дня в обозначенных вами странах. По сообщениям одной небольшой индийской газетенки из так называемой желтой прессы, на дороге между городами... — Яков достал листок с бумагой и стал читать по слогам: — Бах-рам-пур и Бха-ва-ни-патна произошло нападение бандитов на рейсовый автобус. По сообщениям очевидцев, целями для нападающих были двое белых мужчин и одна женщина азиатского происхождения. Произошла перестрелка в автобусе, который был остановлен на трассе, и вокруг него. Нападающие получили жестокий отпор, все они погибли.

— А что с теми, на кого они напали?

— А те спокойно сели в одну из машин нападавших и скрылись в неизвестном направлении. Поиск их ведется не очень активно, сами понимаете, в Индии...

— Ладно, — перебил Грану. — Что-нибудь еще есть интересное?

— Да. Проанализировав полученную информацию, мы нашли еще одну интересную зацепку. Не очень далеко от места этого инцидента находится как раз то, что мы ищем.

Мирчя просто расцвел. Все складывалось замечательно. Неужели удача ему наконец-то улыбнулась и он одним ударом убьет двух зайцев. Между тем Яков продолжал:

— Это так называемый Мертвый, или Затерянный, город. Мы навели справки по этому месту. Мне кажется, что оно вполне подходит. Находится он среди джунглей, то есть скрыт от посторонних глаз. Про этот город ходит много легенд...

— Ясно, — снова прервал Якова Мирчя. — Подготовьте подробный отчет. Займитесь тщательной рекогносцировкой этого района. Поиск не прекращать. Даже если все подтвердится и окажется, что это они и есть, все равно пускай ищут. Нам нельзя промахнуться.

Яков смиренно наклонил голову и поспешил покинуть кабинет Мирчя. Наедине с ним Ломайсон всегда чувствовал себя не в своей тарелке.

Когда очкарик покинул комнату, довольный Грану откинулся на спинку кресла. Теперь нужно не упустить удачу, которая в последнее время так редко стала ему улыбаться. Мирчя, еще немного поразмыслив, решил ехать к Марэманго, чтоб обезопасить себя в дальнейшем. Если привлечь Демона к самой операции, то таким образом можно будет снять с себя всю ответственность в случае провала. Мирчя поднял трубку телефона:

— Александру, давай машину. Поедем в замок. Накинув плащ, Грану вышел из кабинета.

— Я еще вернусь, — кинул он мимоходом секретарше и направился к выходу.

Пока автомобиль трясся по горной дороге к замку, Мирчя наслаждался уединением. За последний месяц, с тех пор как в замке появился Марэманго, он сильно сдал. Возможно, это был всего лишь результат бессонных ночей, а может, старость. Он очень устал, поэтому ловил каждый момент, чтобы расслабиться и отдохнуть. Всю дорогу до замка он так и просидел с закрытыми глазами и чуть было не уснул.

Машина остановилась, и Грану пришлось вернуться к реальности. Он нехотя выбрался из салона. Дворецкий низко поклонился, увидев начальника Службы безопасности. Мирчя слегка кивнул ему в ответ и, не задерживаясь, направился по длинным коридорам.

Ни разу не запутавшись в замысловатых переходах старинного замка, Грану остановился перед покоями Демона. Сделав глубокий вдох, он громко постучал в массивную дверь. Тут же изнутри донесся рыкающий баритон:

— Кто там? Заходи!

Мирчя набрал в легкие побольше воздуха и распахнул дверь. Демон сидел на диване, стоявшем у стены с окном, и что-то читал. Грану вошел и закрыл за собой дверь:

— Здравствуйте, мессир!

— А, это ты! — пренебрежительно кинул Марэ-манго. — С чем пожаловал на этот раз?

Мирчя поднял глаза на Демона. От увиденного прошел мороз по спине и его чуть не стошнило. На диване сидел полусгнивший труп. Кожа на лице уже начала отслаиваться, обнажая местами черепные кости. Один глаз Демона был сильно навыкате и должен был вот-вот выпасть из орбиты. Его губы превратились в куски рваного мяса, которое местами уже покинуло свое привычное место, придавая хозяину страшный оскал. Мирчя не стал всматриваться в остальные части тела Марэманго, а попытался не обращать внимания на внешность Повелителя. Ко всему прочему в покоях стоял такой отвратительный смрад, что долго находиться здесь живому человеку было очень опасно.

Мирчя, собрав всю силу воли, склонил голову в знак почтения и сказал:

— На этот раз, мессир, я прибыл с хорошими вестями.

Марэманго это заинтересовало. Он бросил книгу на диван, встал и подошел к Мирчя.

— Говори, — сказал он Грану, пахнув на него могильным дыханием, от которого Мирчя чуть не вывернуло.

— Мы нашли и то и другое. Потомок сейчас в Индии. По мнению наших специалистов, он направляется к некоему Затерянному городу. Мы предполагаем, что врата тоже находятся там. Слишком много совпадений. Поэтому я предлагаю вылететь туда всем вместе, чтобы вы сразу на месте смогли перевоплотиться и открыть врата.

— Отличная идея, — оживился Марэманго. — Я уже засиделся в этой дыре. Мне хочется взглянуть на этот мир, -которым мы скоро будем править с моим Властелином. Собирай всех. Необходимо брать инициативу в свои руки.

— Слушаюсь, мессир! — сказал Грану, спеша к выходу.

Он не мог больше терпеть смрад, источаемый телом, в котором временно находился Воитель Ада. Когда он уже дошел до заветной двери, полуразложившийся труп крикнул ему:

— Постой!

Мирчя нехотя развернулся в его сторону:

— Слушаю вас, мессир.

— Подыщи мне новое тело. А то я так очень уж выделяюсь, — сказал Марэманго, оскалившись мертвецкой улыбкой.

— Не проблема, мессир.

— Только что-нибудь хорошее, мужского рода.

— Естественно, мессир!

Грану взялся за спасительную дверную ручку в надежде покинуть наконец этот могильник, но Марэманго снова окликнул его:

— Мирчя!

Грану замер и снова повернулся к Демону.

— Теперь я доволен твоей оперативностью. Ты заслужил благодарность, а я могу быть щедрым.

Мирчя не ожидал услышать таких слов от Марэманго. Он оказался приятно удивлен. Склонив голову в знак благодарности, Грану ответил:

— Спасибо, мессир! Постараюсь и впредь быть достойным вашей похвалы.

— Иди, — ответил Демон, снова оскалившись страшной улыбкой.

Мирчя наконец покинул апартаменты Марэманго. Оказавшись за дверью, он вдохнул полной грудью.

И хотя в старом замке воздух не отличался свежестью, для шефа Службы безопасности он сейчас показался чуть ли не таким же, как в предгорьях Альп. Насладившись полным вдохом, Грану поспешил к выходу.

— Александру, дуй в офис, — сказал он шоферу. — Пора действовать!

Александру, чувствуя прекрасное настроение шефа, улыбнулся и так рванул машину с места, что на асфальте остался горелый след от колес.

Войдя в собственную приемную, Мирчя мимоходом бросил секретарше:

— Соедини меня с Хангом!

Войдя в кабинет, он опустился в кресло и стал ждать звонка. Через несколько мгновений аппарат на столе зазвонил и Мирчя схватил трубку.

— Слушаю, Грану, — донесся голос Ханга.

— Привет, Лу, — ответил Мирчя. — Мы тут кое-что раскопали. Начинаем действовать.

Индия. Храм Света

Снаружи тихо постучали, и, не дожидаясь ответа, кто-то медленно открыл дверь. Молодые люди слегка напряглись. Они уже почти час сидели в этой комнате, куда привел их лысый старик. Помещение было похоже на келью, только без ложа для сна. Посреди мрачноватой комнаты без окон стоял большой стол и несколько стульев. Внутри было довольно зябко, несмотря на жару, царившую на улице.

Вошел высокий старик весьма впечатляющей наружности. Его седые волосы спадали ниже плеч, а густые белые брови придавали старцу вид доброго волшебника Гэндальфа из фильма-фэнтези «Властелин Колец», который как-то Виктор видел по телевизору. Ко всему прочему, его свободная длинная одежда и большой, увесистый посох в правой руке только подтверждали правомерность такого сравнения.

«Гэндальф» прикрыл за собой дверь, которую тут же кто-то запер снаружи на засов. Он оперся на посох и стал внимательно разглядывать незваных гостей. Те, в свою очередь, смотрели на вошедшего, не смея произнести ни слова. Наконец старец первым нарушил тишину и никого уже не удивило, что он знает русский язык.

— Итак, друзья мои, — сказал он тихим, слегка хриплым голосом, — представьтесь, пожалуйста. Кто вы и зачем пожаловали в эти запретные для людей края?

Виктор решил взять на себя обязанность объясняться за всех. Ведь это он привел их сюда, а значит, и ответ держать должен он сам. Он встал со стула и шагнул было к старику, но тот остановил его движением руки.

— Мы с этим парнем, — Виктор указал на Илью, — из России. Его зовут Илья, меня — Виктор. Девушка, Марико, — японка, наша переводчица.

Старик улыбнулся и покачал головой:

— Конечно, мне интересно, откуда вы родом, но вопрос сейчас не об этом...

— Извините, я сразу не понял, — перебил его Виктор. — Илья посвящен в ряды Ордена Света.

— А ты?

— Я? Нет, — смущенно ответил Потомок. — Не успел.

— А хотел бы?

— Ну раньше я об этом как-то не думал. А теперь, наверно, у меня просто и выбора другого нет.

— Понятно. Значит, ты не посвященный. Ну рассказывай, с чем пожаловали.

— Да, собственно говоря, нам просто больше некуда было идти. Нас преследуют люди Темного Ордена. Марэманго снова на свободе и хочет открыть врата. Но для этого ему нужен я.

— И кто тебе такое рассказал? — вроде бы удивился «Гэндальф».

— Один мой знакомый. Друг. Звали его Игорь Полоцкий.

— Полоцкий? — по-настоящему удивился старик. — А где он сейчас? Что-то давно я от него не получал никаких вестей. Он был направлен на свою Родину с особой миссией.

— К сожалению, он убит, — ответил Виктор.

— Убит?!!

— Да. Едва он рассказал мне историю про Марэманго, про Орден Тьмы и Орден Света, как на наш лагерь напали. Мы с ним чудом уцелели, но при бегстве Игоря ранили. Перед смертью он дал мне координаты Ильи и сказал, что нам необходимо попасть в Японию, к господину Сибояси, который решит, что делать дальше. Мы с Ильей благополучно добрались до Токио, но, скорее всего, за нами кто-то следил. Когда мы встречались с Сибояси, на нас опять напали. Перестрелка была, как в гангстерском кино. Напавшие перестреляли всех охранников. К сожалению, господин Сибояси тоже был убит. Перед нападением он успел нам кое-что рассказать о Храме Света и о моих снах. И вот, руководствуясь ими, я и привел нас всех сюда.

— Интересно, очень интересно, — сказал задумчиво старик. — Значит, ты и есть Потомок Рыцаря Света.

— Чей потомок? — не понял Виктор. — Как говорил Игорь, мой Предок с воинами загнал Демона в пещеру под этой горой. Марэманго пытался открыть проход, чтоб убежать обратно в свой мир, но не успел. Был бой, и мой Предок отрубил ему голову. Да я и сам это видел в одном из снов.

— Да, все было именно так. Значит, все-таки Игорь справился со своей задачей и отыскал тебя. Понимаешь, с тех пор как Марэманго загнали в жалкий сосуд с прахом, над твоим родом нависла большая опасность. Поэтому Орден Света взял на себя опеку над ним. На протяжении тысяч лет возле твоих предков были люди, охраняющие вас. И все было нормально до тех пор, пока не началась Великая Отечественная война. Ты сам знаешь, что это была самая страшная из всех трагедий, когда-либо обрушивавшихся на человечество после той битвы, которая шла и этих краях тысячи лет назад и положила начало вечному противостоянию Света и Тьмы. Твой дед был отправлен на фронт стразу же в сорок первом году. Мы даже не успели ничего предпринять, все было быстро и скоротечно. Утром повестка, в обед эшелон. А потом их батальон попал где-то под Москвой в такую мясорубку, что мы думали, никто оттуда не выбрался живым. Бабка твоя с отцом тоже были эвакуированы куда-то на Дальний Восток. И нами были утеряны все следы. Когда война закончилась, наши люди стали искать твое семейство, но, учитывая послевоенную ситуацию в стране, это оказалось невыполнимо. Затем — железный занавес и холодная война между СССР и США, а также наши локальные конфликты с Темным Орденом не позволили продолжить эти поиски. Риск был большой, но мы ничего поделать не могли. Поиски продолжились в девяностых годах. В общем, на твои поиски ушло двенадцать лет. Все архивы были уничтожены, а может, никаких записей и не делали. Поэтому искали тебя исключительно по фотографиям твоих родственников и на основе составленных прогнозов твоей внешности. И вот наконец Игорь отыскал тебя.

— Да, но было поздно. За мной уже шла охота.

— Не поздно, раз ты, хвала Всевышнему, здесь. Сейчас ситуация с каждым днем становится все более критической. В наших руках было два из трех камней — ключей от врат. Третий был утерян пару тысяч лет назад, и где он находился, нам не было известно. Один камень был у Сибояси, второй хранился в горах Китая. Четыре дня назад один из здешних служителей увидел, что врата засветились. Это значит, что кто-то собрал все три ключа и пытается определить место, где находится вход в мир Дьявола. И хотя это место держится в строжайшей тайне, у меня есть подозрение, что рано или поздно о его существовании узнают служители Темного Ордена. Наверняка они предпримут штурм, как только узнают об этом месте.

— А что можем сделать мы? — воскликнул Виктор.

— Мы? — удивился «Гэндальф». — Мы должны их остановить.

— Но — каким образом? Что для этого нужно?

— Здесь все просто до банальности. Мы должны принять бой, который нам навязывают. Но, если он будет нами проигран, человечество окажется в большой опасности. За тысячи лет Дьявол не сидел без дела. Он собрал огромную армию, которая только ждет, когда врата будут открыты и она сможет хлынуть в этот мир, сметая и уничтожая на своем пути все хорошее. Поэтому мы не имеем права проиграть битву. И ты должен будешь снова, как твой Предок, победить Марэманго.

— Ну а по-другому мы можем как-нибудь поступить? — спросил Виктор. — Я ведь не воин, как мой Предок.

— Ты... боишься?

— Да. Но — не смерти. Я боюсь той ответственности, которая лежит на мне, — робко ответил Виктор.

— Что поделать, так распорядилась судьба тысячи лет назад. Ты ведь не сможешь всю жизнь прятаться. Рано или поздно Марэманго найдет тебя, даже если ты спрячешься на необитаемом острове, если такой еще остался в этом мире. И тебе придется или умереть от его руки, или выиграть бой.

— Но как я смогу победить его? — не унимался Виктор.

— Не знаю, — печально ответил «Гэндальф».

— Мы тебе в этом поможем! — наконец впервые за все время разговора вмешался Илья. — Ведь мы твои друзья. Неужели все вместе не сможем остановить это исчадие Ада?

— Правильно! — согласился с ним старик. — Твой друг совершенно прав. Тогда, тысячи лет назад, люди тоже объединились и нанесли поражение силам Зла. Сейчас же существует целая организация, задача которой и есть борьба с Темными силами.

«Гэндальф;» постучал концом посоха по двери, и снаружи громко лязгнул засов. Отворив дверь, он жестом пригласил всех покинуть комнату.

— Я покажу Храм. Думаю, вам будет очень интересно посмотреть на то, что создавалось тысячелетиями под сводами этой горы. Чему, кстати, твой Предок, Рыцарь Света, положил начало.

Пройдя по длинному коридору, который освещали тусклые лампочки, друзья, ведомые стариком, вышли в большой просторный зал. С освещением здесь было намного лучше. В стенах виднелось множество проходов. Старик подошел к одному из них и тихо сказал: — Пойдем сначала сюда. Вам будет интересно. Проход, по которому они шли, был очень узким, поэтому иногда приходилось даже протискиваться боком, обтирая плечами мокрые стены. Но вскоре коридор стал расширяться, и наконец они оказались в большой ярко освещенной пещере.

Виктор сразу узнал это место, хоть оно и было сильно изменено. В самом дальнем углу стояла огромная статуя сидящего Будды. У подножия статуи был расположен алтарь, на котором лежали всевозможные фрукты, коими были богаты здешние места, и стояло несколько сосудов с какой-то жидкостью. От алтаря вниз шли ступеньки, которые проходили над небольшим озерцом и разделяли его на две части.

Вдоль стен пещеры стояли ветхие деревянные стеллажи, на полках которых стояли всевозможные кувшины и сосуды. Об их предназначении оставалось только догадываться. Несмотря на довольно яркое освещение, повсюду горели свечи, которые источали специфический аромат. Возле статуи Будды повсюду были натыканы тонкие лучинки, которые слабо тлели, наполняя комнату режущим глаза дымом.

— Я узнаю это место, — сказал Потомок, — хотя тогда тут было все по-другому. Вернее, тогда это была просто пещера. Вот здесь, — Виктор указал рукой на озерцо, — Марэманго рисовал звезду, а вот здесь, — указал на ступеньки к алтарю, — мой Предок отрубил ему голову.

— Все -так, — улыбнулся «Гэндальф». — Нам пришлись кое-что замаскировать. Врата спрятали под это озеро, поставили статую Будды... Здесь давным-давно был храм, в котором прихожане восхваляли своего бога. Постепенно город стал разрастаться, и про храм потихоньку забыли, что было нам на руку. Мы огородили проход в горы стенами и объявили это место доступным только для знати. А для народа были выстроены новые храмы в самом городе. Так людям было проще и удобней. Время шло, про это место уже все позабыли, и простой народ, проходя мимо стен сада, считал, что за ними, кроме экзотических деревьев и горы, на которой любит гулять правитель с семьей, ничего больше нет. Но на самом деле все это время в недрах горы шло непрерывное строительство. Один из основателей Ордена Света предложил здесь поселить несколько наших братьев, затем, чтоб они следили за этим местом. Но постепенно храм разрастался. Вскоре он превратился в место постоянного обитания большого числа наших братьев. Так легче было следить за вратами. Получилось, что врата били у всех на виду, но никто не обращал на них внимания и не интересовался ими.

— Как и говорил Вэльнорд! — перебил Виктор. — Все так и вышло.

— Вэльнорд? — удивился старик. — А откуда ты про него знаешь?

— Видел во сне. Он с другими магами как раз и засыпали вход в пещеру.

— Мудрейший Вэльнорд является основателем Ордена Света. Он был великим магом. Благодаря его помощи люди выиграли Великую битву с Темными силами и заточили Марэманго в сосуд с прахом. Вот только куда он его спрятал, так никто и не узнал. Хотя сейчас это уже не имеет никакого значения, так как Марэманго, судя по всему, из него выбрался.

— Я знаю, куда Вэльнорд отправил сосуд с прахом, — сказал Виктор с гордостью.

— Да? — снова удивился старик. — Меня поражает твоя осведомленность.

— Он отдал его моему Предку, который должен был отвезти его на юг, к морю. Я думаю, что это было южное побережье Индии, там, где оно омывается Индийским океаном. Там он должен был его передать кому-то, но только кому именно, я пока не знаю.

— Очень интересно! Это поможет нам восстановить картину тех событий. Хотя, как я сказал, это уже не так важно!

— А что же в конечном итоге произошло с этим городом? Почему его разрушили? — неожиданно спросила до того упорно молчавшая Марико.

— «Гэндальф» улыбнулся, впервые услышав голос девушки. Он задумчиво посмотрел на озеро, под которым были спрятаны врата, и сказал:

— Понимаете, милое дитя, причина была самая банальная. Простое человеческое любопытство, разожженное разнообразными сплетнями. Один умник, возомнивший себя великим историком, якобы откопал какой-то документ, где говорилось, что в Храме спрятаны несметные сокровища, оставленные Дьяволом при бегстве. Он стал требовать, чтоб его пустили на гору и разрешили искать эти богатства. Естественно, ему было отказано. И он стал мутить простой народ, описывая, какие прелести сулят им эти сокровища, если их найти и разделить между всеми. Тогда люди пошли к дворцу, требуя открыть проход к Храму. В общем, началось самое настоящее восстание, которое переросло в войну. Этим воспользовалось соседнее княжество, с которым у города были, так сказать, разногласия. Они напали в самый неподходящий момент и разрушили город. После того как захватчики покинули эти места, жалкой горстке уцелевших горожан пришлось искать приют в других краях. Так город и был оставлен людьми. Всеми, кроме нас — хранителей Храма Света. Мы не стали вмешиваться в ход военных действий, так как нам стало выгодно, чтобы город был стерт с лица земли и покинут его жителями. Слишком неблагодарными они оказались!

— Печально, — вздохнула Марико.

Она на мгновение представила, как из-за любопытства и тщеславия одного человека погибла целая цивилизация. А ведь в истории таких примеров сколь угодно! Очень часто по вине одного исчезали с лица земли целые народы. Ее взору предстали детский крик, плач женщин, предсмертные стоны воинов. Городские улочки, усеянные трупами, и огромные языки пламени, бегающие по крышам домов... А злые лица вражеских солдат, казалось, мелькали в нескольких метрах.

Марико тряхнула головой, и наваждение ушло. Так же внезапно, как и появилось.

— Господа, я хочу вам еще кое-что показать. Идите за мной.

Они направились обратно тем же путем. Выйдя в холл, старик нырнул в другой коридор и уверенно зашагал по нему. На этот раз он привел гостей в просторный зал, посреди которого стоял огромный терминал с множеством мониторов. За ним сидели два человека, столь безотрывно смотревшие в экраны, что даже не заметили прихода чужих. Здесь же находилось множество офисных столов, на каждом из которых стоял компьютерный монитор. За некоторыми из них работали люди. В общем, зал был обставлен по последнему слову техники, напоминая Координационный центр Министерства обороны США, который часто показывают в голливудских боевиках. Еще большее сходство придавал ему царивший здесь дух напряженной работы.

— Это наш научно-аналитический центр, — представил «Гэндальф».. На фоне суперсовременной техники он сам выглядел более чем эффектно. — Здесь мы отслеживаем и анализируем всю информацию, касающуюся деятельности нашего Ордена и Ордена Тьмы. Наши аналитики двадцать четыре часа в сутки следят за всеми событиями, происходящими в мире, и отбирают из них те, которые могут иметь к нам отношение. Затем они анализируются, и на основе этих анализов делаются выводы, а если необходимо, в дальнейшем предпринимаются соответствующие действия.

— Очень интересно, — сказал Илья. — А нам вначале показалось, что у вас нет никакой связи с внешним миром.

Старик улыбнулся:

— У нас мощный интернет-канал, спутниковая связь со всем миром, атомная мини-станция. Могу даже похвастать тем, что у нашего Ордена есть собственный спутник связи и слежения, чего, кстати, нет у Темного Ордена.

— А почему же тогда вы не знали ничего о смерти Сибояси? — удивился Виктор.

— Почему не знали? Мы об этом узнали на следующий день после его убийства. Во всех газетах смерть Сибояси была обставлена так, как будто это была криминальная разборка. Но, учитывая все последние события, мы предположили, что это не так.

— Да уж, это точно была не криминальная разборка, — сказал Виктор, вспомнив недавние события. — Нас обложили грамотно, видимо, по всем правилам военных операций. А после того как мы с Ильей вырвались, была еще погоня. И если бы не полный салон оружия в захваченной нами машине, вряд ли мы унесли бы свои ноги. Ну и в довершение наших токийских приключений — нападение на квартиру Марико. Простым гангстерам, которым нужна была просто смерть Сибояси, это абсолютно ни к чему. Так что отсюда вытекает единственное: нападение было организовано силами Темного Ордена. Его цель была захватить или убить меня.

— Не только, — вздохнул старик. — Сибояси был хранителем третьего камня-ключа. Они хотели одним ударом убить двух зайцев.

Повисла томительная пауза. Первым не выдержал Илья.

— А это что за терминал? — спросил он, указывая на центр зала.

— По всему периметру города и за его пределами расположены камеры слежения и датчики движения. Они предупреждают нас о приближении чужаков к Храму. За местностью следит и спутник, который выдает раз в сутки мониторинг объектов в радиусе десяти километров от Мертвого города. Так что ваше приближение мы заметили еще утром.

— Впечатляет! — восхитился Виктор.

— Стараемся, — со скрытой гордостью ответил «Гэндальф». — Вот потому здесь столько народу. За всем этим хозяйством следить трудно.

— А можно глянуть на мониторы? — полюбопытствовал Илья.

— Да, пожалуйста.

— Все подошли к терминалу. Сидевшие за ним операторы мельком глянули на подошедших и тут же отвернулись, продолжив свое занятие.

Некоторые картинки на мониторах были гостям знакомы. Вот, например, на центральном мониторе изображение их лагеря. Палатки, костер, возле которого возился Омар, и даже привязанный к дереву осел, мирно щиплющий траву возле палаток, — все отражалось в реальном времени. Через десяток секунд изображение лагеря исчезло, и на его месте появилась другая картинка. Ее Виктор тоже узнал. Это были ворота в третью часть города.

Внезапно на нижней панели терминала вспыхнул красный огонек и негромко замяукала сирена. Виктор насторожился, но операторы, казалось, ничего не заметили. Один из них лениво нажал несколько кнопок, и сирена стихла. На одном из мониторов вспыхнула красная рамка, в которой появилась новая картинка. На ней какой-то зверь, похожий на оленя, мирно щипал траву прямо у входа в первые ворота Мертвого города.

— Ложная тревога, — улыбнулся старик. — Пятнистый олень обедать изволит и нам советует. После обеда я покажу ваши комнаты, где вы будете жить все это время.

— «Все это» — сколько? — поинтересовался неугомонный Илья.

— Пока я вам этого сказать не могу, — задумчиво ответил «Гэндальф». — Потому что сам не знаю. Но мне кажется, что развязка всей этой эпопеи скоро наступит. Оракулу было видение — врата светились, две наши провидицы впали в сильнейший транс, из которого до сих пор не могут выйти, и грезят непонятным нам языком...

— Послушайте, — перебил старика Илья, — а вы знаете место, где находится Марэманго? Может, не надо ждать, пока на нас нападут, а нанести удар первыми?

Старик нахмурился. Немного поразмыслил и ответил:

— А что, идея не плоха. Это как-то нам в голову не приходило. Если мы сделаем все быстро, то, возможно... Вот только мы не знаем точно, где прячется Марэманго. Вообще-то нам известны практически все штаб-квартиры и места базирования членов Темного Ордена.

— Ну вот, — оживился Илья. — Что и требуется.

— Так, давайте поразмышляем. Основной центр подготовки бойцов Ордена находится в Нигерии. Но там Марэманго наверняка нет. Второй по величине центр находится в Бирме. Но это тоже, по-моему, не то. В этих центрах слишком людно. Мелкие штаб-квартиры, разбросанные по всему миру, мы во внимание брать не будем, там нет помощников, в которых Марэманго нуждается. А если он и прячется где-то в одной из них, нам все равно его не достать. Времени просто не хватит на поиск. Их около тысячи.

— Да почему он должен прятаться, — сказал Виктор. — Преимущество сейчас явно на их стороне.

— Пожалуй, да, — вздохнул старик. — Итак, продолжим. Самое главное! У Темного Ордена есть две центральные штаб-квартиры. Одна в Сиэтле, США, а вторая — в предгорьях Южных Карпат, в Румынии. Так что, мне кажется, Марэманго там. Или в Америке, или в Румынии.

— Так необходимо выяснить, где именно, — заволновался Илья. — У нас же должны быть люди поблизости — и там, и там. К тому же, учитывая ваши технические возможности...

— Так-то оно так, — перебил парня старик, — но время работает не на нас. Поэтому если наносить удар, то необходимо это делать прямо сейчас. Иначе мы не успеем и они нас опередят. Ты же сам прекрасно понимаешь, что время — сейчас главная составляющая победы.

— Мне кажется, удар нужно наносить по Карпатам, — заторопился Илья. — Лучше места для логова Марэманго не найти. Предгорье Карпат — это не США. Там, по-моему, он может даже в настоящем обличий ходить по улице, и никто ничего не скажет. А Америка слишком демократичная страна. Там ближний стучит на своего ближнего, и это для них в порядке вещей.

— Я тоже считаю, что удар надо наносить по замку в Румынии, — кивнул старик. — Там их главный центр. Оттуда руководят структурами Ордена.

— А мы сможем оперативно попасть в Румынию, высадиться на территории суверенного государства и устроить там небольшую войну? — корректно поинтересовался Виктор. — Я имею в виду как техническую, так и организационную сторону вопроса. И если опять говорить о времени, то сколько его нужно на подготовку атаки?

Старик загадочно улыбнулся, и по его лицу Виктор понял, что для этого человека нет ничего невозможного. Между тем, идя за своим провожатым, они оказались в довольно большом зале, по интерьеру которого было ясно, что это столовая. Стол уже был накрыт.- Лишь когда приступили к еде, старик наконец удовлетворил распирающий Виктора интерес.

— Возможностей у нас много. Ну во-первых, у нас, как и у Темного Ордена, есть свои специалисты, обученные ведению настоящих военных действий. Мы их называем Белый Спецназ. Отряд экипирован по последнему слову военной науки. Несмотря на то что мы за мир без насилия, за долгие годы нашего существования, — лицо старика опечалилось, — мы пришли к выводу, что добро должно быть с кулаками. В распоряжении отряда есть транспортные самолеты, на которых они и вылетят к месту проведения операции. Воздушный коридор мы тоже им легко обеспечим. В отношения с нашей организацией втянуты многие мировые политики и бизнесмены. Поэтому с этим проблем тоже не должно возникнуть.

— А как же мы попадем к Спецназу? — поинтересовался Илья.

— А вам там делать нечего, — спокойно ответил старик. — Пускай этим займутся профессионалы. Ведь ты же не думаешь, что мы отправим туда того, за кем они так активно охотятся.

— Но...

— Никаких «но»! — резко прервал старик Илью. — Здесь тоже дел будет предостаточно. Ведь еще не факт, что Марэманго там. Да и получится ли ликвидировать угрозу на месте — тоже вопрос. Там не олухи сидят. Тем более с ними сейчас сам Воитель Ада. Пусть и в человеческом облике — темной силы в нем предостаточно. Да и простыми пулями его не возьмешь.

— Но что именно будем делать мы? — спросил Виктор.

— После обеда я тебе кое-что покажу. Договорились?

— Хорошо, — ответил Виктор.

Старик кивнул и уткнулся в свою тарелку. Остаток обеда прошел в тишине. Гости давно не ели нормальной пищи, поэтому еда показалась им просто райской. Когда тарелки у всех оказались пустыми, старик встал и жестом пригласил всех следовать за ним.

— Сейчас в своих комнатах вы можете отдохнуть после обеда. А потом я вас кое с кем познакомлю. Заодно подумаем, чем бы вас полезным занять. Здесь проживает около двухсот членов Ордена, и каждый из них делает что-то полезное для Света, Я, конечно, понимаю, что вы здесь люди нечаянные, и, возможно, ваше присутствие — это временное явление. Но раз судьба вас занесла в эти края, то нужно соблюдать местные законы и обычаи.

Друзей самих не очень устраивала перспектива сидеть без дела. Покинуть Храм Света они не могли. Наверняка их лица были у каждого агента Темного Ордена. Да и у полиции к ним сейчас найдется куча вопросов. Наконец это было просто глупо.

Пройдя по нескольким коридорам, которые иногда пересекались с другими и уходили по спирали вниз, они вышли в длинный прямой проход. По его бокам друг против друга были запертые деревянные двери, на которых висели таблички с номерами. Очень тусклое освещение придавало месту мрачный вид. Старик, не останавливаясь, прошел к концу коридора и здесь осмотрелся.

— Так, ваши комнаты девяносто три и девяносто пять. В девяносто третьей расположится Марико, там есть туалет и душевая кабина. А вам, молодые люди, думаю; подойдет девяносто пятая. Мужской туалет и общий душ здесь же, в коридоре. Прошу!

Марико без разговоров скрылась в своей комнате. Виктор с Ильей тоже вошли в свои апартаменты. Старик остался в коридоре. Окинув беглым взглядом скромный интерьер комнаты, Илья плюхнулся на кровать.

— Я, пожалуй, посплю. Ночью еле уснул. В палатке душно, Омар под боком храпит, вы с Марико тоже...

— Эй! — смущенно сказал Виктор.

— Да ладно тебе! Как я вам завидовал!.. Виктор уже давно чувствовал себя неудобно, когда разговор касался его отношений с Марико. Он понимал, что друг тоже достоин любви, но что поделаешь — Марико выбрала его, Виктора, и Илья даже не подумал соперничать...

Его размышления прервал появившийся на пороге «Гэндальф».

— Извини, Виктор, что не даю тебе отдохнуть. Мы с тобой еще не закончили, а времени мало. Пойдем.

Они вышли из комнаты. Идя следом, раздосадованный, что не дали даже дух перевести, Виктор пробурчал:

— Кстати, вы нам так и не представились. Как мне вас называть?

— Ах да! — Старик даже остановился. — Извини, склероз. Я Хранитель Книги Света. Зовут меня Гурфад.

Пройдя по переплетениям коридоров, они оказались в небольшой комнате. Она напоминала кабинет алхимика: множество книжных шкафов, полок, несколько столов, заставленных мензурками, кувшинами и другими причудливыми сосудами, заваленных свитками, деревянными фигурками и дощечками, картами, чертежными принадлежностями, тетрадями... На полках и шкафах было такое количество книг, что Виктору показалось; будто он попал в солидную библиотеку. В довершение ко всему, на одном из столов лежал (или стоял?) огромный панцирь черепахи. Зачем он здесь нужен, оставалось загадкой, но ломать над ней голову Потомок не стал.

Посредине комнаты на большой позолоченной подставке лежала огромная книга. Еще не подойдя, Виктор сообразил, что это очень старая вещь. «Наверное, это и есть та самая Книга Света», — промелькнуло в голове Потомка. Но Гурфад не стал подходить к ней. Он открыл дверцу одного из шкафов, поднявшись на цыпочки, ухватился за какую-то книжку и потянул ее на себя. Шкаф заскрипел и медленно отъехал в сторону, открыв небольшой коридорчик.

Войдя в проход за Гурфадом, Виктор вздрогнул от неожиданности, когда шкаф за ним закрылся. В коридоре было светло. Лампочки светили ярко, но, так как потолок был довольно низок, и Гурфаду, и Потомку приходилось местами пригибаться, чтоб не задевать его головой.

Коридор заканчивался маленькой комнаткой. Здесь не было ничего, кроме одиноко стоящей высокой подставки с Книгой.

— Вот это и есть Книга Света, — торжественно сказал Хранитель.

— А что же было в том помещении? — удивился Потомок.

— Муляж, — коротко сказал Гурфад и, подумав, продолжил: — Конечно, в Храме находятся только посвященные. Но на всякий случай мы спрятали Книгу подальше ото всех. Ты убедишься, что так было надо, когда полистаешь ее. Она написана несколько тысячелетий назад и содержит такие предсказания, узнай о которых простой обыватель, история могла бы сложиться по-иному. В ней есть, например, про Наполеона или Третий рейх. Так что, если бы эту Книгу выкрал в семнадцатом веке, допустим, кто-нибудь из вашей страны, то Бонапарт вряд ли пришел бы к власти и не захватил бы Европу с половиной России. А это могло повлечь за собой не только положительные результаты.

— Но зачем тогда вы ее показываете мне? А вдруг я что-нибудь тоже узнаю. Сидеть здесь всю жизнь я не собираюсь...

— Мы можем не волноваться. В Книге осталось только одно предсказание.

— Как одно? — удивился Виктор. — Разве история человечества закончена?

— Все зависит от исполнения последнего предсказания. Оно касается тебя. Точнее, всего человечества, но речь идет о тебе.

Виктор нахмурился. Последние недели его сильно угнетало то, что от него сейчас зависит судьба человеческого рода. Это была тяжелая ноша, он очень устал ее нести, но сбросить такую ношу было невозможно.

— Ты должен прочитать то, что там записано, — так торжественно сказал Гурфад, что у Потомка заныло под сердцем.

— Разве там написано по-русски?

— Что надо, ты поймешь, — немного загадочно сказал Хранитель.

Виктор неуверенно шагнул к подставке. Сердце бешено заколотилось, когда он приподнял тяжелую потертую кожаную крышку переплета, украшенную непонятными символами. Ему показалось, что он прикоснулся к секретам мироздания.

Листы книги были сделаны из тонкого папируса, который тихо шелестел, когда пальцы Потомка переворачивали страницы. На вид он был очень хрупким, поэтому Виктор листал очень осторожно, чтобы ненароком что-либо не испортить. Он с любопытством разглядывал записи, сделанные на различных языках. Некоторые алфавиты угадывались легко. Вот промелькнула какая-то история на греческом. Следующий текст был из иероглифов. А через несколько страниц встретилась надпись на знакомом языке. Он принялся читать отрывок из нее: «...да постелють снопы головьми, молотять чепи харалужными, на тоце животь складут, веють душу отъ тела въ славу земъли русскойъ, супостатъ ига бусурмансъкого. Немизе кровава брезе не бологомъ бяхуть посеянее — посеяне костьми русскихъ сыновъ». Виктора всегда веселил старорусский язык, а в том, что это именно он и есть, Потомок не сомневался. Речь в предсказании, видимо, шла о татаро-монгольском иге. Неужели это действительно было написано до того, как монголы напали на нашу землю?! Да-а, узнай какой-нибудь русский князь, что через сто — двести лет на его потомков нападут кочевники, которые еще только научились добывать огонь, вряд ли он оставил бы их живыми. Как говорится, заразу выжигай на корню. И к чему бы это привело?

Буквы, предсказания, эпохи пролетали перед Потомком, как неведомые птицы. Но это все уже история. Сейчас его интересовало одно — последняя запись в книге. И он нашел ее.

Перед ним на желтоватом папирусе было откровение на современном русском языке (мелькнула мысль: откуда тысячи лет назад могли его знать?):

«Придет время, когда Демон, упрятанный в небытие славными воинами много веков назад, снова окажется на свободе. Его цель будет той же, что и до своего заточения, — установить на земле власть Дьявола и низвергнуть человечество в ужас адских законов. Бойтесь этого, сыны мои, Демон будет силен и страшен, как никогда, ибо, проведя в заточении много исков, он накопил в себе еще большую злобу. Исход нового противостояния я предсказать не могу, это не в моих силах. Все будет зависеть от вашего мужества и крепости веры. Не давайте себя запугать врагам вашим. Берегите ключи от врат Ада как зеницу ока, ибо за ними Демон будет охотиться в первую очередь. И последнее. Для того чтобы принять свое первозданное обличие, Демону нужен потомок того славного воина, который отправил его в тысячелетнее заточение. Он будет искать его, где бы тот ни находился. Да не оставит вас вера и не покинут силы!»

На этом текст заканчивался. Дальше шли пустые страницы. Честно говоря, Виктор был разочарован: все, что здесь сказано, он уже знал.

— Прочитал? — спросил Гурфад, стоявший все это время в стороне.

— Да, — задумчиво ответил Потомок. — Впечатляет и настораживает. Настораживает то, что я не узнал ничего, что помогло бы в борьбе с Марэманго. А впечатляет — что все это было известно тысячи лет назад.

— Да, — подтвердил Гурфад.

— Но зачем тогда нужна эта Книга? Пользоваться информацией нельзя, не лучше ли было ее уничтожить, обезопасив себя. К тому же все равно и так все предначертано. Кто-то спланировал, а человечество отдувается...

— Стоп! — перебил старик. — Я вижу, к чему ты клонишь. Много лет назад, когда твой покорный слуга был таким же молодым, как и ты, меня тоже привело в гнев увиденное. Неужели миллиарды людей живут по написанному ранее сценарию? Но со временем я понял, что ошибаюсь. Это не сценарий, это — предсказание, которое может не сбыться, если приложить кое-какие усилия. Ты понимаешь, почему в последнем предсказании нет результата?

— Потому что он зависит от того, что сделаем мы.

— И не только он, а и то, продолжится ли сама Книга Света. Наступает Великое испытание.

Гурфад замолчал, давая Виктору возможность переварить услышанное. Потомок потупил взор, соглашаясь. Хранитель улыбнулся.

— То, что я должен был, я сделал. Возможно, это поможет и тебе, и всем нам. А сейчас пойдем. Через пятнадцать минут состоится разработка плана проведения операции в Румынии, которую предложил твой друг. Ты ведь уже имеешь боевой опыт в борьбе с Темным Орденом. Может, что подскажешь...

Предгорья Южных Карпат. Румыния

До высадки оставалась несколько минут лета. Солнце уже практически закатилось за горизонт, но взошедшая луна освещала землю достаточно, чтобы различать что надо. Все, казалось, были спокойны, но Рафаэль знал, что творится в душах бойцов под маской спокойствия. За долгие годы работы командиром Белого Спецназа, так называли его отряд, Эспозитос досконально изучил психологию бойца. Ведь он самостоятельно прошел путь от простого солдата до высшего воинского звания, которое только присваивалось в Ордене Света.

Вот, например, сидящий с краю Линс слушал свой счастливый плеер, который он всегда брал на любую операцию. Это был своего рода талисман. При этом Линс не энергично тряс головой, выказывая тем самым сине полное безразличие к предстоящей операции. как будто он летел не на бой, где мог легко погибнуть, а на дискотеку с девочками и пивом. Но Раф знал, что под этой бравадой молодой человек скрывал страх, Что, как понимал Эспозитос, у него плохо получалось. Да что там говорить, он сам за долгие годы службы так. и не научился подавлять до конца страх в своей лице. Поэтому и сейчас, нервно покусывая нижнюю губу, проверял магазин своего автомата, в который заглядывал две минуты назад.

— Раф, — обратился к нему Никас Прэнстон — командир отделения прикрытия и по совместительству лучший друг Эспозитоса, — к чему весь этот маскарад? Зачем нужно тащить весь отряд для такого плевого дела? Или нам чего-то не договаривают!

— Я сам не в курсе, — соврал другу Эспозитос. — Знаю только, что от результата задания зависит много.

— А-а, понятно. Значит, мы должны победить любой ценой! — усмехнулся Прэнстон. — Ну тогда вопросов нет. Хочешь жвачку?

— Нет, спасибо!

Движок вертолета загудел сильней, что говорило о начале снижения.

— Подлетаем! — крикнул второй пилот из кабины. — Приготовьтесь, ребята!

— Ясно! — Окликнулся Рафаэль. — Ребятки, встаем, не ленимся. Толкните Линса, или я когда-нибудь выброшу его чертов «дебильник». Давайте, быстро выполним задание и — домой. Лично я послезавтра собирался на рыбалку.

Бойцы согласно загудели и приготовились к высадке. Вскоре в кабине вспыхнула красная лампа и звонко крикнула сирена, оповещая, что следует приступить к высадке.

Как всегда, первым из «вертушки» выпрыгнул Рафаэль. Он ловко приземлился на мягкую траву, перекувыркнулся через голову и, встав на колено, занял боевую позицию, чтобы в случае опасности прикрыть остальных бойцов. Высадка заняла не более одной минуты. Рафаэль улыбнулся. Начало было хорошим.

Три вертолета, описав круги над поляной, набрали высоту и унеслись прочь. Раф услышал в наушнике голос Прэнстона:

— Все в порядке, готовы к движению.

— О'кей, — ответил Эспозитос — Группа «Гамма», начинайте! «Альфа», «Бета», рассредоточились по точкам отсчета. Выдвигаемся через пять минут.

— Принято! — последовал ответ Прэнстона, командира группы «Гамма».

— Принято! — откликнулся Ник Джагерс — командир «Беты».

В операции участвовало три группы. «Гамма» была разведывательной. Ее задача — осуществление беспрепятственного прохода остальных двух групп. Ведь никто не должен был заметить приближение отряда. Иначе мог сорваться весь план. Люди Никаса должны были первыми добраться до замка, расчищая, если придется, дорогу для остальных. Там им предстояло рассредоточиться по периметру и ждать подхода «Альфы» и «Беты». Во время штурма люди Прэнстона прикрывали со стороны леса от возможного резерва противника, который, по данным руководства Ордена, мог прибыть из города, в случае затягивания операции.

«Альфа» и «Бета» были ударными. По замыслу организаторов, штурм должна была начать «Альфа». Она брала под контроль два входа в замок — парадный и для прислуги. Затем бойцы «Альфы» начинали прочесывать замок, подавляя сопротивление врага, оттесняя его вглубь. Если напасть удастся неожиданно, то, по предположению организаторов, враги попытаются сбежать через потайной коридор, который выходил в ста метрах от замка. И здесь вступал в действие второй отряд, «Бета».

«Бете» ставилась задача уничтожать всех, кто попытается оказывать сопротивление. В случае затяжного боя внутри замка эта группа должна была проникнуть через потайной ход и напасть с тыла, взяв тем самым врага в кольцо.

Командиры групп были четко проинструктированы. Рафаэль всегда гордился своими офицерами, а с Прэнстоном они вместе провели студенческие годы в военной академии. Единственное, что смущало Рафа, так это четверо гражданских, которых руководство включило в группу «Бета». Но обсуждать приказы Эспозитос не привык, поэтому он, скрепя сердце, принял это безропотно. Тем более что был в курсе их настоящей миссии и догадывался, что люди в штатском были магами Ордена Света.

Рафаэлю также было приказано, в случае обнаружения человека, ведущего себя странно или имеющего нечеловеческое обличив, отдать приказ группе «Бета» начать атаку со стороны черного входа. Они должны были прорваться к «Альфе» и вместе расчистить место для ритуала, который начнут проводить штатские.

Раф глянул на часы. Время, отведенное для перехода «Гаммы» до места дислокации, подошло к концу. Эспозитос крикнул в микрофон:

— «Альфа-1» «Гамме-1». Вы где?

До точки назначения осталось сто метров. Можете начинать выдвижение. Дорога чистая.

— Принято. До связи, — ответил Эспозитос. Телефон замолчал. Раф закрыл на мгновение глаза и крикнул вполголоса:

— Ребята, вперед!

Выстроившись в боевой порядок, бойцы двинулись к месту проведения операции. Через пару минут марш-броска Эспозитос услышал в наушнике голос друга:

— «Альфа-1», мы на месте, рассредоточиваемся. Все тихо. Движения нет.

Рафаэль порадовался, что пока все идет отлично. Он весело крикнул в микрофон:

— Принято, до связи!

Вскоре впереди, сквозь редкие поросли молодых деревцев, показалась цель. Замок в лунном свете действительно выглядел очень мрачно. Старые серые камни, местами белевшие от птичьего помета, угрюмо светились бледным холодным светом. Какой-то вьющийся кустарник, веками оплетающий постройку, как гигантский спрут, обнимал первые этажи здания.

Подойдя ближе, Рафаэль увидел, что замок обнесен низкой оградой, сделанной из тонких железных прутьев. Те, кто строил этот забор, поступили очень мудро. Если сделать его глухим, то к зданию можно было бы подкрасться практически незаметно. А так все подходы просматривались напрямую из дома. Правда, в этом был и огромный плюс для отряда Эспозитоса. В группе «Гамма» было несколько снайперов, которые могли в случае чего поддержать нападавших прицельным огнем издалека.

Конечно же, Рафаэль знал об этом, поэтому нападение и планировалось на ночное время суток. Командование, не сумев придумать ничего, что бы могло как-то решить эту проблему, нашло единственный выход — понадеяться на внезапность атаки, усилив ее эффект ночной темнотой.

Раф поднял руку, давая сигнал всем бойцам остановиться. Он тихонько сказал в микрофон:

— «Гамма», мы на подходе. Приготовиться. У вас все чисто?

— Да, — ответил Никас — Детекторы движения мы отключили, камеры зациклены на нужную картинку.

— Забор проверили?

— Да, он не под напряжением.

— Никого по периметру нет?

— Нет.

— О'кей. «Бета», занимайте свою позицию. «Альфа», заходим на точку начала операции. Вперед!

Группа разделилась на два отряда, каждый из которых начал выполнять свою боевую задачу. Вскоре люди Эспозитоса находились у исходной точки. Ею было выбрано место, минимально приближенное к забору. Тем не менее до него бойцам необходимо было преодолеть расстояние примерно метров сто по открытой местности.

Через несколько минут Раф услышал голос Ника:

— «Бета» на месте. — Принято, — ответил Рафаэль. — Мы начинаем. С богом!

Он снова сделал глубокий вдох и бросил в микрофон:

— «Альфа», вперед!

Несколько десятков людей в темной камуфляжной форме, с автоматами у живота, выскочили из леска и бросились к изгороди. Через минуту они уже были за забором, который перемахнули, почти не заметив. Пробежав еще несколько десятков метров, Раф услышал голос в наушниках:

— «Альфа-2» «Альфе-1». Мы отделяемся и уходим на позицию.

— Принято! — ответил Раф.

Шесть бойцов из отряда Эспозитоса свернули влево, заходя на свою цель для атаки — черный ход. Именно оттуда они должны начать штурм. Группа Рафаэля продолжила свое движение к парадному входу в замок.

Внезапно Раф услышал голос Никаса:

— «Альфа-1», у вас на крыльце объект. Охранник вышел покурить.

— Один? — с досадой в голосе спросил Раф.

— Да. Можно снять без проблем.

— Действуй! Пока он нас не увидел!

Через несколько мгновений Эспозитос снова услышал голос друга:

— Готово, Раф. Ваш вход чист. К тому же он не закрыл дверь, поэтому в здание вы проникнете без шума.

— Принято! — подтвердил Рафаэль. Получилось, что эта неприятность с охранником принесла им шанс удачи. Теперь они могли тихо проникнуть внутрь, что намного облегчит их операцию.

— «Альфа-1» «Альфе-2», — запросил Раф.

— На связи, — тут же последовал ответ.

— Займете позицию возле входа. Входить начнете по моей команде.

— Принято, — подтвердила «Альфа-2».

План Рафаэля немного изменился. Он решил воспользоваться возникшим преимуществом. Для входа второй группы необходимо было взорвать дверь, что подняло бы весь дом. Это они сделают, когда о нападении уже будет известно жителям замка.

Между тем группа Эспозитоса была уже у входа. На лестнице лежало тело убитого охранника. Небольшое отверстие от пули чернело на его лбу. Крови почти не было. Раф перепрыгнул через труп и оказался возле двери. Тут же послышался голос в наушниках:

— «Альфа-2» «Альфе-1». Мы на позиции. Все спокойно.

— О'кей, — ответил Раф. — Всем приготовиться! Мы входим.

Он махнул рукой своим бойцам, которые уже были за его спиной, давая знак к началу основной части операции.

Раф осторожно, держа автомат перед собой, вбежал в логово Темного Ордена и, не останавливаясь на месте, стал пробираться к центру холла, где находился терминал охраны, с мониторами, на которых просматривалось окружающее замок пространство. За ним следовали бойцы его группы, которые тут же рассредоточивались по холлу, занимая позиции. Охранник, сидевший за терминалом, вскочил с кресла и потянулся к кобуре е пистолетом. Раф, державший его на прицеле и уже достаточно приблизившийся к терминалу, дал короткую очередь из своего автомата с глушителем. Тело охранника передернулось, на белой рубашке вспыхнули три ярко-красных кровавых пятна. Труп рухнул на кресло, в котором его хозяин только что беззаботно восседал, не помышляя о смерти.

Поблизости больше никого не было. Раф глянул на мониторы. Вне замка все было спокойно. Специалисты Никаса потрудились с камерами на славу. Раф прижал микрофон и сказал:

— Здесь «Альфа-1». Мы внутри. Пока все чисто. Продолжаем операцию.

Внутри замка его группа делилась на пять отделений. Два оставались на первом этаже. Им необходимо было зачистить правое и левое крыло. Остальные три поднимались выше, где они должны были соединиться с группой «Альфа-2», которая проникает в замок с черного хода, расположенного на уровень выше парадного. В дальнейшем две группы зачищают второй этаж, а остальные идут на третий.

Раф со своими бойцами взбежал по лестнице на второй этаж. В наушниках послышались переговоры между бойцами групп, которые уже принялись за зачистку первого этажа. Перед Эспозитосом показалась дверь черного хода, запертая на большую задвижку. Раф отодвинул ее и сообщил в микрофон:

— «Альфа-2», входите. Дверь открыта. Все чисто.

— Отлично. Входим без шума, — услышал ответ. В дверях показались бойцы «Альфы-2». Раф махнул рукой, и все разбежались по своим направлениям, которые были давно всем известны.

Группе Эспозитоса по плану необходимо было зачищать правое крыло второго этажа, где предположительно начинался потайной ход. Раф без промедления приступил к своей миссии.

— «Альфа-6» «Альфе-1», — раздалось в наушнике. — У нас все чисто. Мы никого не встретили.

— «Альфа-7» «Альфе-1». У нас чисто. Встретили дворецкого, взяли в плен. А так ни души.

— Ясно, — ответил Рафаэль. — Присоединяйтесь к нам. Пленный нужен живым. Отправляйте его с охраной на второй этаж.

Отдав приказ, Эспозитос ногой вышиб ближайшую к себе дверь и ворвался в комнату. То же самое сделал боец с дверью напротив.

Внутри никого не оказалось. Раф выскочил в коридор и проследовал к следующей двери. Он уже приготовился ее выбить, как вдруг она сама открылась и на пороге появился заспанный человек в ночной пижаме. Раф тут же воткнул ему в рот дуло автомата. У человека сделались совершенно круглые глаза, и он поднял руки. Рафаэль приложил палец к губам и выдернул пленника за грудки в коридор, где его тут же принял один из бойцов группы.

Сдав захваченного, Эспозитос влетел в комнату. На кровати он увидел спящую женщину. Она открыла глаза и уставилась на непрошеного гостя. Эспозитос снова приложил палец к губам, на что женщина понятливо закивала головой и тут же завизжала. Раф вздрогнул от неожиданности и закрыл ей рот ладонью. Он потащил ее в коридор, но женщина брыкалась и лягалась. Устав от нее, Эспозитос слегка оглушил женщину ручкой своего автомата и, взвалив ее себе на плечо, вынес из комнаты.

В конце коридора он увидел кучку пленных, рядом с которыми стоял его боец с автоматом наготове. Раф оттащил туда же бессознательное тело и аккуратно положил ее на пол. К ней тут же подскочил мужчина, которого Эспозитос вывел из комнаты первым, и стал приводить ее в чувство. Женщина застонала. Увидев мужа, она пришла в себя и успокоилась.

— Заведи их в свободную комнату! — сказал Раф бойцу. — Они так всех перебудят.

Когда все комнаты в коридоре были проверены, группа Рафаэля продолжила движение. Им попалась еще одна лестница. Она была намного уже остальных, не вписываясь в общую архитектуру замка. Возможно, помещение, в которое она вела, было пристроено к основному зданию чуть позже.

— «Альфа-6», ответьте «Альфе-1»!

— На связи.

— Вы где?

— Мы на втором этаже. Пакуем пленных.

— Оставьте двух бойцов, остальные в правое крыло по коридору.

— Есть.

Через полминуты показались бойцы, спешащие к Рафаэлю. Эспозитос, не дожидаясь, пока они добегут до его группы, опустил большой палец вниз, указывая им, куда идти, а сам со своей группой стал подниматься по узкой лестнице. Наверху бойцы вышли в коридор, в конце которого была огромная дверь. Подобравшись к ней, Рафаэль дернул за ручку. Дверь оказалась заперта. По его знаку подбежал минер. Он заложил заряд под замок, отбежал на безопасное расстояние и посмотрел на Рафа. Тот кивнул головой, и боец нажал кнопку на пульте.

Негромкий хлопок, и ручка замка застучала по каменному полу замка. Рафаэль ворвался внутрь огромного зала, отличающегося от остальных помещений богатством своего убранства. Внутри было темно, но, судя по всему, зшт был пуст. Эспозитос надел прибор ночного видения, до того висевший на поясе, и стал искать признаки жизни. Их не было.

— Это что за запах? — узнал Раф голос Линса и принюхался. В комнате действительно стояла непереносимая вонь. Пахло трупом.

— О боже!

Кто-то из бойцов посветил фонариком и то, что они увидели, привело всех, мягко сказать, в замешательство. За креслом лежал полусгнивший труп мужчины. По всей видимости, он умер уже довольно давно, так как кожа на лице и на теле уже разложилась, свисая лохмотьями с костей и черепа. Зрелище было ужасное, поэтому Рафаэль махнул бойцам, чтобы те продолжили осмотр комнаты, а сам вышел и стал связываться с группами:

— «Альфа-1» «Альфе-6».

— На связи!

— Доложите обстановку.

— Обследовали тоннель. Никого. Все чисто.

— Принято, — с досадой в голосе ответил Раф. — «Альфа-1» «Бете-1».

— На связи, — откликнулся Джагерс.

— Давайте по тоннелю, до лестницы и наверх. Я вышлю вам кого-нибудь навстречу, чтобы вы не потерялись. Не забудьте штатских с собой прихватить. Они мне нужны. Да, и еще, — спохватился Эспозитос — Там в тоннеле «Альфа» работает. Смотрите не перестреляйте друг друга.

— Принято, — ответил Ник.

— «Альфа-6», вы слышали?

— Так точно! — ответила «Альфа-6».

— «Альфа-4», ответьте «Альфе-1».

— На связи.

— Что у вас? Все чисто. Три пленных.

— «Альфа-7»?

— Все чисто. Один убитый охранник и четверо пленных.

— Отлично.

У остальных групп результат был такой же. Никакого серьезного сопротивления в логове Темного Ордена никто им не оказал. А значит, получалось, что интересующего объекта здесь не было. Вот только этот труп наводил Рафаэля на кое-какие подозрения, которые должны были развеять идущие к этому месту люди в штатском.

Вскоре на пороге появился отправленный навстречу группе «Бета» боец. За ним в помещение вошли остальные. Рафаэль отозвал в сторону человека в спортивном костюме.

— Пойдемте, я покажу вам кое-что.

Они прошли в зал. Увидав труп, человек склонился над ним и стал внимательно рассматривать. Не отрываясь от объекта своего исследования, он тихо сказал:

— Рафаэль, оставьте меня.

— Хорошо, — ответил Эспозитос — За дверью будут два бойца. Если что, они в вашем распоряжении. Я думаю, что мы слетали вхолостую, так как в замке никого нет.

— Это очень плохо, — мрачно ответил человек.

— Я согласен! — вздохнул Эспозитос.

— Ладно, попросите всех оставить нас. Раф кивнул головой и крикнул бойцам:

— Ребята, уходим. Сэм и Клаус, вы переходите в распоряжение этих людей. Ждите за дверью. В случае чего, выходите на связь.

— Есть, — кивнул головой высокий блондин.

— «Альфа-1» всем бойцам групп «Альфа» и «Бета», — сказал Рафаэль в микрофон, выходя из комнаты. — Мы закончили. Сбор на первом этаже в холле. Пленных туда же. «Альфа-12», давай связь с центром.

— Слушаюсь!

— «Гамма», у вас, надеюсь, все в порядке?

— Так точно! Спим! — позволил себе наконец пошутить Никас — Никаких движений, никаких гостей.

Эспозитос устало побрел прочь от зала к месту сбора. Сейчас ему предстояло допросить пленных, а после этого сообщить в центр неприятные известия. В том, что операция не дала никаких результатов, Раф не мог себя винить. Он сделал все правильно и профессионально. Но все же в глубине души Эспозитос чувствовал какой-то дискомфорт. Если бы он еще знал, какие последствия сулил этот провал, то наверняка этот дискомфорт перерос бы в огромное волнение или даже в панический страх.

Спустившись в холл, Рафаэль подошел к установленному на стойке спутниковому телефону. Боец протянул ему трубку...

Индия. Храм Света

В комнату Виктора постучали. Он открыл глаза и глянул на кровать, где безмятежно почивал Илья. Потомок нехотя встал со своего нагретого места и побрел к двери. На пороге стоял Зиен, старик, который привел их в Храм. Лысый улыбнулся, приветствуя Виктора, и тихо сказал:

— Брат Гурфад ждет вас.

— Но я...

— Я подожду. Только собирайтесь скорее. Вы срочно ему нужны.

— Хорошо.

Виктор пожал плечами и вернулся в комнату. Быстро оделся и обулся и вышел к Зиену, ждавшему его за дверью. Старик, не сказав больше ни слова, отправился по подземным коридорам Храма.

Идя за ним, Виктор пытался запомнить дорогу — это могло ему пригодиться в дальнейшем. Он крутил головой по сторонам, запоминая сколько-нибудь приметные места, по которым после можно было отыскать обратный путь. Вот, например, с потолка коридора свисает небольшой сталактит, причудливо изогнутый, напоминающий полумесяц. Или длинная ниша с керамическими сосудами разной формы и раскраски...

Зиен привел Потомка в научно-аналитический центр, где за круглым столом его дожидался Гурфад. Протянув ему руку для приветствия, Гурфад указал на стул:

— Присядь.

— Спасибо.

По поведению Хранителя Потомок понял, что стряслось что-то неладное. Неужели операция не удалась? Неужели Белый Спецназ провалил нападение?

— У меня только что была связь с командиром Белого Спецназа, — мрачно сказал Гурфад. — Они обшарили весь замок. Все пусто. Марэманго там был, но мы опоздали. Наши маги нашли тело, в котором он пребывал, но самого его там уже не оказалось. Наверно, ему предоставили новое тело, а это еще не успели спрятать.

— А может быть такое, что он, узнав об опасности, покинул тело и спрятался где-нибудь в замке. Ведь астральное тело — это не физическое. Его вряд ли обнаружишь какими-либо детекторами.

— Тут ты как раз ошибаешься. У нас есть и специальные детекторы, но маги сами способны определить наличие духа. К тому же прежнее тело было покинуто за сутки до нападения. Ну и тебе для сведения. Марэманго не простой дух. Он пришел из другого мира. А значит, в свободном состоянии не может долго находиться. Ему для пребывания у нас нужна какая-нибудь оболочка. Так что этот вариант отпадает.

— А не может быть так, что Марэманго просто покинул это место и перебрался куда-нибудь в другое.

— Может. Конечно, может! Но кто сейчас знает, где он? Факты говорят, что мы его упустили.

Внезапно в зал вбежала запыхавшаяся девушка. Она покрутила головой, увидев за столом Гурфада, и избежала к нему и что-то стала говорить на незнакомом Виктору языке. Хранитель нахмурился и встал. Девушка замолчала и смотрела на него, чего-то ожидая.

— Что еще? — полюбопытствовал Потомок.

— Сестра Сара говорит, что наши провидицы будто сошли с ума. Они в один голос твердят о тьме, которая заполняет мир.

От этих слов у Виктора по спине пробежал холодок тревоги.

— Идем, посмотрим сами, — с тревогой сказал Гурфад.

Посредине просторного темного зала, куда они с Хранителем пришли в спешном порядке, стояло несколько кроватей. На трех из них лежали женщины, вокруг суетились какие-то люди. Одни делали записи в толстых тетрадках, другие, наоборот, рылись в шкафах, вытаскивая толстые тома, что-то ища в них и делая выписки. Увидев Хранителя, все притихли, за исключением лежащих женщин. Те, по всей видимости, были в трансе: глаза закрыты, а головы запрокинуты назад. Хриплыми голосами они что-то бубнили вполголоса, иногда переходя на крик.

К Хранителю подбежал мужчина и, слегка поклонившись, стал тихо говорить:

— Брат Гурфад, это началось полчаса назад. Провидицы были не в трансе. Они позавтракали, и тут же у них начались видения. Причем одновременно. Такого с ними ни разу не было. Мы вынуждены были вколоть им небольшую дозу успокоительного. Так силен был их транс...

— Дайте записи, — сказал Гурфад.

Когда Хранителю дали толстую книгу, Виктор с любопытством заглянул ему через плечо, но записи делались не на русском языке.

— Слушай, — сказал Гурфад Виктору. — «Тьма приближается. Ее шаги скоро можно будет отчетливо услышать. Никому от этого не спастись. Она заполняет мир. Мне страшно... А-а-а... Он уже идет. Приближается. Ему нужен Потомок, чтоб открыть врата Ада, и он не остановится ни перед чем. Молитесь, чтобы спасти свои души».

Гурфад захлопнул книгу и вернул ее мужчине. Лицо его стало задумчивым. Он кивнул Виктору, Потомок подошел ближе, и тот наклонился, чтобы сказать на ухо:

— Я думаю, что тут и так все понятно. И то, что в замке никого нет, и все эти предсказания. Судя посему, это место скоро посетят. Необходимо срочно вызвать подкрепление. Наш отряд сейчас возвращается на место своего постоянного дислоцирования. Если мы их вызовем немедленно, то к завтрашнему утру они будут здесь. Как глупо получилось. Мы всегда были впереди Темного Ордена на шаг. А сейчас и не заметили, как отстали на десять. Камни все у них. Сибояси мертв, а это значит — помощи от его людей мы ждать не можем. Наши китайские братья недавно тоже подверглись нападению. Многие члены совета убиты, поэтому сам совет не может даже собраться для принятия какого-нибудь решения. Полная дезориентация! Конечно, если собрать всех наших, разбросанных по всему миру, то это будет внушительная сила, но на это нет времени.

Внезапно одна из провидиц вскочила со своего ложа. Виктор оказался рядом с ней, поэтому невольно взглянул ей в глаза. Они закатились так, что зрачков не было видно. Женщина протянула к нему руки, и Виктор невольно попятился.

— Берегись! — закричала она Потомку. — Он идет за тобой. Ты ему нужен, и только ты сможешь его остановить...

К провидице тут же подбежали двое испуганных мужчин. Они взяли ее под руки и попытались вернуть на место. Женщина стала упираться, пытаясь вырваться, но на помощь подбежали еще трое. Они уложили извивающуюся провидицу на место. Тут же к ней подскочила девушка со шприцем и сделала укол в плечо. Через минуту провидица обмякла в руках мужчин, которые аккуратно уложили ее на кровати.

Виктор, испуганно следивший за происходящим, взглянул на Хранителя. Гурфад, казалось, был совершенно спокоен. Однако, пересекшись с ним взглядами, Виктор понял, что старик выведен из равновесия. Гурфад жестом призвал Потомка следовать за ним и вышел из палаты. Выйдя за ним в коридор, Потомок увидел, что Хранителя кто-то уже успел перехватить.

— Скорей, брат Гурфад! — услышал Виктор и удивился, что понял без перевода. — Это очень важно. Наши датчики засекли в джунглях интенсивное движение по направлению к Храму. Спутник, к счастью, будет на месте через семь минут. Давайте поспешим.

Встревоженный Хранитель поспешил за мужчиной, даже не взглянув в сторону Потомка. Оказавшись в уже знакомом Виктору помещении, Гурфад наконец вспомнил и о нем.

— Если мои опасения подтвердятся, то ситуация становится критической.

— Вы думаете, что это они? Гурфад тяжело вздохнул:

— Сейчас увидим.

— Спутник в зоне доступа! — услышал Виктор. И снова он все понимал! Все, кроме одного — как это случилось. А началось постепенное понимание после знакомства с Книгой Света. Не на это ли намекал ему Хранитель?

Мужчина, приведший их сюда, застучал по клавишам компьютера, и на одном из мониторов вспыхнул экран, на котором бежали цифры обратного отсчета. По секундомеру оставалось меньше минуты до какого-то действия.

— Через минуту спутник войдет в зону видимости, — уточнил мужчина и откинулся на спинку кресла.

Секунды отщелкивались, дразня людей своей медлительностью. Затем экран вспыхнул настроечной таблицей, и еще через пару секунд на нем показалась картинка. Мужчина снова застучал по клавиатуре.

— Сейчас я настроюсь. Секундочку. Вот, сейчас. Все!

На экране появились джунгли с высоты птичьего полета. Густые шапки пальм, сливаясь, создавали впечатление, что внизу был расстелен ковер, на котором местами чернели какие-то пятна. Мужчина снова нажал пару клавиш, и деревья приблизились. На экране явно различалось какое-то движение. Повторное увеличение дало более детальное представление.

— О, Всевышний! — вырвалось у Гурфада.

По джунглям двигался очень большой отряд. Людей было не меньше трехсот — четырехсот, и почти все были вооружены автоматическим оружием. На боковом экране появилась масштабная карта местности с указанием положения на ней вражеской группы. Красная стрелка, как понял Виктор, определяла примерное направление отряда. Стрелка была нацелена на красный кружок, подписанный «main temple». Виктор без труда сообразил, что группа движется в сторону Храма Света.

— До нас им часа два, — сказал мужчина. — Это если они знают дорогу. Но мне кажется, что они ее знают! Движутся очень уверенно.

— А как они вообще здесь оказались? — поинтересовался Гурфад. — Не с неба же свалились?

— Судя по всему, именно с неба: они прилетели на вертолетах. Радар засек семь крупных объектов, что нас и насторожило...

— Значит, они будут тут через пару часов? — спросил Гурфад.

— Да. Максимум — три часа.

— Объявляйте общую тревогу! — решительно сказал Хранитель. — Передайте Эспозитосу: срочно прибыть сюда. Раздать оружие всем, кто способен его держать.

Мужчина кивнул головой, а Гурфад повернулся к Виктору:

— Ну вот. Доигрались.

А, собственно, чего мы боимся? — спросил Потомок. — Вряд ли они найдут Храм. Если нам затаиться и не выказывать никаких признаков жизни, то как они нас найдут?

— Зря ты так думаешь. Марэманго это место прекрасно помнит. Ведь он здесь уже был! Представь себя на его месте. Тысячелетия просидеть в заточении и не запомнить того места, где тебя упекли. Да ты его с закрытыми глазами найдешь! — Гурфад вздохнул и покачал головой: — К тому же здесь ты, а у него с тобой невидимая связь. Злоба и жажда мести приведут его сюда. Ладно, не будем терять времени. Нам необходимо продержаться до прихода Спецназа. Сейчас иди к своим друзьям. Через пятнадцать минут за вами придет Зиен. Вы должны быть готовы.

Хранитель подозвал одного из операторов и что-то сказал ему. Тот кивнул головой.

— Скубби проводит тебя. Только поспеши! Виктор пошел вслед за парнем. Дойдя до своей комнаты, Потомок поблагодарил провожатого и открыл дверь.

— Наконец-то, — завопил Илья, вскакивая с кровати. — Ты почему меня не, разбудил? Мог хотя бы сказать, что уходишь. А то я проснулся, а тебя нет. Где ты, что с тобой? Может, что-то произошло, а я здесь валяюсь.

— Произошло, — прервал его Виктор. — Собирайся быстрее. Нападение не удалось. В замке уже никого не было.

— Хреново...

— Да уж! Но это, к сожалению, еще не все. Их там не было, потому что они уже здесь, у стен Мертвого города.

— Эта новость свалилась на Илью как гром среди ясного неба.

— Как у стен?! Но... Что?! Да как это?! Но Виктор не дал ему «почтокать»:

— Сбор через десять минут. Я — за Марико. Илья схватил полотенце и бросился умываться, а Виктор вышел в коридор и постучал в дверь девушки.

— Войдите! — услышал он знакомый и родной голос.

Виктор толкнул дверь в комнату к любимой. Марико сейчас читала что-то, сидя в кресле. Увидев Виктора, она отложила книгу, подошла к нему и, обняв его за шею, прижалась своими губами к его губам. После долгого поцелуя зашептала горячо:

— Ты где пропадал? Я так соскучилась!.. Как ты думаешь, мы сможем продолжить здесь...

— Марико, солнышко, — перебил ее Виктор, — прости, но у нас проблемы. Сюда идет отряд Темного Ордена. Гурфад объявил общий сбор. За нами придут через пару минут. Поспеши, пожалуйста. Я не хочу, чтобы ты в суматохе отстала от меня.

Марико взглянула на Виктора, и глаза ее быстро наполнились слезами:

— Мне страшно. Вдруг я тебя потеряю. Любимый! — Она снова обняла его и прижалась всем телом. Виктор разнял ее руки, заглянул в лицо:

— Я тоже тебя люблю. И поэтому мы должны победить. Другого выхода просто нет! Успокойся, родная моя...

— Я постараюсь держать себя в руках, — ответила Марико, всхлипывая.

— Отлично! Идем.

— Хорошо. Дай мне минутку привести себя в порядок.

— Я жду у себя, — сказал Виктор, поцеловав ее на прощание.

Он вернулся к себе, где уже ждал Илья, готовый к действиям. Через пару минут в комнату вошла Марико, а следом на пороге появился Скубби.

— Хранитель ждет всех в зале собраний.

***

В просторном зале с огромными люстрами на потолке собралось около сотни человек, и каждый из них с тревогой посматривал в сторону напольного пюпитра, стоящего на небольшом возвышении в конце помещения. Многие из них были уже вооружены автоматами и пистолетами.

Зал, видимо, вырубали в горе специально, потому что вряд ли естественная пещера могла иметь такую правильную овальную форму. Кресел и стульев не было: здесь, наверное, не принято заседать подолгу.

Скубби, протискиваясь сквозь толпу, пробирался к возвышению. Люди послушно расступались. Оказавшись рядом с пюпитром, провожатый сказал:

— Ждите здесь! Брат Гурфад скоро прибудет, — и скрылся в толпе.

Стоящие вокруг люди о чем-то тихо перешептывались, искоса поглядывая на незнакомцев. Слух о том, что в Храме появился Потомок, разнесся быстро. Но вот кто из двух парней кто — знали лишь немногие.

Через несколько минут ропот, гулявший по залу, стих: к пюпитру подошли Гурфад и еще двое стариков. Хранитель сменил свою обычную одежду на причудливый балахон и остроконечную шляпу. Так же были одеты и старики. Виктор вспомнил, что видел такие наряды в своем сне. Это значило, что и Гурфад, и два других старца были магами. Опираясь на посох, Хранитель поднялся на возвышение, обвел собравшихся людей внимательным взглядом. Увидев Виктора с друзьями, слегка кивнул им головой и поднял руку с посохом кверху:

— Приветствую вас, братья и сестры! Вы всегда верой и правдой служили нашему правому делу, не жалея ни сил, ни времени, ни жизни. И поверьте мне, Всевышний видит это. Но, и видя это, он продолжает нас испытывать. — Гурфад прервался, чтоб перевести дух. — Вы все знаете, что наша задача — это не просто сдерживать Темные силы. Мы поддерживаем равновесие между добром и злом. Сейчас это равновесие нарушено, причем очень значительно. Вы слышали о недавних нападениях на наших братьев и сестер. Это привело к тому, что мы стали очень слабыми.

Один из стариков, стоявший справа от Гурфада, что-то сказал Хранителю, и тот закивал.

— Да-да, я постараюсь быстрее. Итак, братья и сестры, нам всем угрожает страшная опасность. Сейчас к Храму Света приближается отряд Темного Ордена, видимо, во главе с восставшим из пепла Демоном Тьмы.

По залу прошел ропот. Но Хранитель не стал дожидаться, когда он стихнет, и возвысил голос:

— Помощь вызвана. Но она сможет прибыть только ближе к вечеру. До этого времени мы должны продержаться сами. Наша цель — не допустить Марэманго до врат, к которым он рвется изо всех сил, а также не дать ему завладеть телом Потомка того, кто однажды остановил Демона. Виктор, выйди вперед. Покажись братьям, — попросил Гурфад.

Виктор смущенно поднялся на возвышение и развернулся в сторону собравшихся.

— Вот этого человека мы должны беречь и охранять больше, чем себя, — продолжил Гурфад. — Захватив его тело, Марэманго сможет вернуть себе подлинный облик, а с ним — всю свою силу. Мы должны помешать этому. Я призываю всех вас взяться за оружие и сражаться насмерть, ибо от этого сейчас зависят не только наши жизни, не только судьба Храма, но и судьба всего человечества. Вперед, братья! Мы знаем, что дело Света правое, и должны победить!

Индия. Мертвый город

— Мессир, до города осталось около десяти километров, — сказал Грану, склонив голову, как этого требовал этикет. За последний месяц он сделал столько поклонов, сколько не делал за всю свою жизнь.

— Отлично! Я чувствую, что он где-то рядом, — ответил Марэманго, расплываясь в блаженной улыбке. — Можете сделать небольшой привал. Как жаль, что ваше жалкое племя так слабо. Иначе мы бы уже были у цели.

Грану снова склонил голову и оставил Демона, поспешив сообщить своим людям о привале. Отряд высадился в джунглях около часа назад, но это был их первый привал. Места оказались труднопроходимыми, поэтому иногда приходилось замедлять марш, чтоб прорубать тропинку среди зарослей. Это сильно выматывало бойцов, но Демон делал вид, что ничего не замечает. А ведь впереди солдат ждал смертельный бой, в котором, скорее всего, большая их часть погибнет.

То, что он будет смертельным, Мирчя нисколько не сомневался. Единственное, что радовало Грану, так это полученное уже во время их полета известие о нападении на логово Темного Ордена. Это означало, что защитники Храма будут слабы, а значит, не смогут выставить должные силы для защиты.

Грану всегда побаивался элитного отряда Ордена Света — Белого Спецназа. Он знал, что это блестяще обученные профессионалы, по сравнению с которыми люди Эмерсона — просто дилетанты. И окажись они сейчас на пути отряда, вряд ли кто-нибудь из темных добрался бы до Мертвого города. А сейчас путь был чист, даже если их уже обнаружили системы слежения Храма Света. По данным разведки, у Светлого Ордена как минимум на службе был один спутник слежения, который они тайно построили в России пару лет назад;

— Привал! — громко крикнул Мирчя. — Десять минут.

Бойцы охотно приняли это известие и тут же поспешили остановиться, чтобы перевести дух. Грану подошел к Эмерсону, который командовал на время марша. Дальше командование переходило Демону Марэманго.

После командировки в Токио, когда отряд полковника был на три четверти уничтожен, а сам он чудом пережил ранение, прошла всего лишь неделя. После трехдневной ускоренной реабилитации Эмерсону было передано в распоряжение пополнение, которое, по словам военных специалистов Темного Ордена, было достаточно подготовлено для службы в его отряде. На практике же оказалось, что из всех поступивших под его командование солдат половина вообще никогда не принимала участие в военных действиях. Так что пополнением Эмерсон не был доволен, но спорить не стал.

Отряд Эмерсона был костяком группы. Остальных бойцов — для штурма необходимо было большое их количество — собирали по учебным лагерям и международным ячейкам Ордена. Поэтому отряд, идущий на Храм Света, составлял триста двадцать человек, включая людей Лу Ханга. На первый взгляд сила внушительная. Но, учитывая отсутствие опыта, была опасность, что операция могла пройти не так уж гладко. Ведь вся эта «массовка» на практике оказывалась обычным сбродом, половина которого должна была отсеяться в тренировочных лагерях после первого месяца тренировки.

— Как чувствуешь себя? — спросил Грану Эмерсона.

— Нормально, — ответил полковник сквозь зубы. — Мирчя, я не понимаю, к чему это все? Это же пушечное мясо. Да еще после такого марш-броска. Когда мы достигнем места, они будут вымотанные и уставшие. Половина ляжет при первых выстрелах. Что мы сможем навоевать?

— Вилли, — вздохнул Грану, — ты же знаешь, кто сейчас отдает приказы. Если бы все зависело от меня...

— Но ты-то понимаешь, что это бред, — перебил его Эмерсон. — Нужно выработать что-то, хоть отдаленно похожее на план. А штурмовать в лоб...

— Вилли, ты однажды, как и все мы, сделал свой выбор. Назад пути нет. Будем надеяться, что их душам повезет больше, чем телам.

Эмерсон хмуро кивнул головой. Мирчя был абсолютно прав. Его никто сюда силой не тянул. Тогда, после «Бури в пустыне», когда весь отряд Эмерсона был уничтожен огнем иракской артиллерии, ему было все равно, кому служить дальше. Хоть черту, хоть Богу, лишь бы выбраться из этого кошмара и отомстить проклятой машине под ласковым, чисто американским названием — Дядя Сэм. Поэтому странное предложение поработать консультантом у некой частной организации он принял, почти не думая. А когда Эмерсон узнал, какой гонорар ему выплатят за эти «консультации», его легкие колебания рассеялись, как утренний туман над родной прерией. Когда карты открылись и Вилли узнал истинное предназначение организации, его взяли страх и сомнение в правильности выбора. Но Грану всегда умел убеждать, ему не составило большого труда надавить на прошлое полковника, тем самым стерев все «против», оставив одни «за».

Поэтому теперь приходилось мириться с «неверным мнением» руководства, действиями которого многие были недовольны, но поделать ничего не могли. Ведь сейчас это была уже не их компетенция!

— Встали! — раздался внезапно голос Демона Марэманго. — Вперед! Следующая остановка — вечная жизнь.

Бойцы неохотно вставали со своих мест, приняв на вид слова своего нового хозяина. Мирчя с Эмерсоном переглянулись и поспешили присоединиться к отряду. Ведь сейчас они были единственными лучами солнца в темных душах солдат.

Индия. Храм Света.

Спустя час

Виктор, вскинув автоматическую винтовку, заглянул в стекло прицела. Оптика была действительно превосходной. Гурфад, опираясь на свой посох, стоял немного позади, рядом с Ильей и Марико.

— Ну как? — поинтересовался он у Потомка.

— Отлично. Сколько их у вас?

— Пара десятков будет, — ответил Гурфад.

— Великолепно. Я думаю, снайперов нужно рассадить в беседках и руинах по склону горы.

— Да, — согласился Гурфад. — Я решил тебе поручить командование снайперами.

— Но, я думал...

— Я прекрасно знаю, что ты думал. И ценю твое желание помочь нам. Я помню, что ты имеешь приличный опыт в войне с ними. — Старик кивнул в сторону джунглей. — Но не забывай, что теперь твоя жизнь принадлежит не только тебе. Поэтому я прошу не высовываться без нужды. К тому же снайперами тоже должен кто-то руководить! Я прав?

Наступила неловкая пауза, которую поспешил оборвать Илья:

— Слушайте, я, конечно, не стратег, но так понимаю", что основные наши силы, так сказать, силы самообороны мы рассадим в развалинах города.

— Да, — подтвердил Гурфад. — Так будет лучше. Бой в городе по своей сути затяжной, а нам сейчас нужно выиграть время. К тому же так держать оборону намного легче.

— Ну тогда, я думаю, учитывая то, что нас намного меньше и отступать будет практически некуда, занимать нужно места за третьим кольцом. Здесь стены выше, а значит, входить им придется через центральные ворота. Вот здесь мы и устроим засаду. Да и снайперы смогут неплохо помочь своим огнем. Ворота отсюда отлично просматриваются.

— Согласен, — ответил Гурфад, подзывая одного из снующих мимо них мужчин. — Эрик, собирай народ. Пускай все идут к нам. И быстрей. Время поджимает, скоро они уже будут здесь. Надо спешить!

Спустя несколько минут место вокруг беседки, откуда Гурфад с пришельцами осматривал окрестности, было заполнено бойцами. Гурфад поднял посох, призывая всех к тишине.

— Братья! Действуем в следующем порядке. По склону горы расположатся снайперы. Остальные размещаются в развалинах последнего кольца и перекрывают ворота и прилегающую к ним территорию. Увы, получается так, что среди нас нет опытных командиров. Поэтому командовать этим отрядом будет прибывший к нам вместе с Виктором человек.

Его зовут Илья.

Логинов, услыхав эту новость, встрепенулся. Он не ожидал, что Гурфад доверит ему столь ответственное дело. Между тем Хранитель продолжил:

— Они вместе с Виктором по дороге к Храму Света неоднократно подвергались нападениям со стороны темных. Поэтому имеют боевой опыт, которого не имеем мы все вместе взятые. Еще нужны люди, которые считают, что смогут справиться со снайперской винтовкой...

Более Двух десятков человек подняли руки. Гурфад одобрительно кивнул:

— Итак, двадцать человек остаются здесь, остальные занимайте позиции в городе. Да хранит вас Всевышний!

Закончив речь, Гурфад отошел в сторону, давая понять, что это все и пора браться за дело. Илья повернулся к Виктору и Марико:

— Ладно, друзья, мне пора. Конечно, из меня полководец никакой, но я все-таки на службе, хоть и не так уж давно. Поэтому приказ Хранителя должен выполнять. К тому же Игорек говорил, что когда-нибудь займет меня настоящим делом. Вот мое время и пришло. Ладно. Может, еще свидимся. Давай, Потомок! Береги себя. — Илья пожал руку Виктору и, улыбнувшись, поцеловал Марико. — Прости меня, если я и был занудой, — сказал он смущенной девушке. — Все, я пошел.

— Постой, — остановил его Гурфад. — Возьми это. Старик протянул Илье тяжелый сверток.

— Это рации. Здесь три штуки. Одна тебе, остальные раздай, кому посчитаешь нужным. Это поможет хоть как-то координировать наши действия. У меня и у Виктора тоже будет по одной. Так что мы сможем поддерживать связь друг с другом.

Илья кивнул и, не оглядываясь, оставил друзей. Он громко крикнул топчущимся на месте людям:

— За мной! Пора надрать несколько задниц.

Люди, увидев наконец конкретные действия, дружно зашумели и двинулись за Ильей вниз по склону горы. На площадке остались лишь те, кто решил стать снайперами. Из Храма вынесли ящики с винтовками и патронами.

— Разбирайте ружья, — мрачно сказал Гурфад. Этот процесс очень напоминал кадры хроники, когда во время Великой Отечественной, при обороне Москвы, ополченцам выдавали оружие и отправляли их на верную смерть. Люди разбирали винтовки и вертели их в руках так неуверенно, что у Виктора защемило сердце. Хотя были и те, кто вел себя, как настоящий военный. На них Потомок возлагал большие надежды. Ведь даже если несколько человек смогут вести прицельный огонь по врагу, это будет хорошая помощь для людей Ильи.

— Рассредоточивайтесь по укрытиям, — сказал Виктор, когда «снайперы» наконец разобрали оружие и боеприпасы. — Огонь открывать, когда начнется бой. Цельтесь врагу в голову или в грудь. Два-три выстрела, и меняйте позицию, иначе попадете под пули их снайперов. Берегите патроны и не стреляйте без разбору и сгоряча. Вопросы есть?

В ответ было дружное молчание, Виктор кивнул и громко сказал:

— Тогда по местам!

Внизу, у склона горы показалась группа, которую вел Илья. Они стремительным шагом шли к воротам, чтоб занять свои позиции.

— Нужно передать им, чтобы они выслали разведку! — сказал Виктор Гурфаду, который сейчас не отходил от него ни на шаг.

— Не волнуйся, — ответил Хранитель. — Зиен уже давно дежурит у входа в город. Как только враг появится, он тут же сообщит.

— А он не засветится раньше времени?

— Нет, — улыбнулся Гурфад. — Вы же не заметили его. А он вас вел от самого входа в город. Зиен, до того как стать нашим братом, служил в своей стране в разведке.

— А откуда он родом?

— Из Вьетнама.

Виктор присвистнул. Значит, Зиен опытный разведчик, раз пережил войну, в которой погибло очень много его соплеменников.

— Держи! — Гурфад протянул Виктору рацию. — Я настроил все станции на один канал. Так что ты сможешь переговариваться со мной и со своим другом.

Виктор нажал на клавишу вызова. Шум в динамике прекратился, и Потомок тихо сказал:

— Илья, как слышишь?

— Отлично слышу, — откликнулся друг.

— Как у тебя?

— Все нормально. Рассредоточились и заняли пятнадцать зданий. Вход в город перекрыт. Ни одна муха не проскочит.

— Отлично, — сказал Виктор. — Мы тоже разобрали позиции. Будем вам помогать огнем. У меня ворота как на ладони.

К Хранителю подошли два мага, которых Виктор уже видел.

— Брат Гурфад, — сказал один из них, — спецназ будет здесь через пять часов. Сейчас их самолет над Ираном. Коридор открыт до самой Индии. Через два часа они прибудут на военную базу Титинаква. Оттуда до нас чуть меньше трех часов. Они никак не успевают, поэтому придется принимать бой. Я не думаю, что враги будут выжидать — они ударят с ходу.

— Спасибо, брат Арнат.

— Брат Гурфад, — сказал второй маг, — я думаю, что мне нужно быть внизу. Наверняка будут раненые, и может понадобиться помощь целителя.

— Я ценю ваше мужество, но если нам удастся одолеть Марэманго, — Хранитель глянул на Виктора, — то ваше участие в цепи будет необходимым. Нас здесь всего четыре мага, а это очень мало. Так что я не могу позволить вам оставить нас.

— Хорошо, Хранитель, мы понимаем.

— Постарайтесь беречь свою энергию. Я понимаю, что внизу наши братья. Но за нами судьба всего человечества, — сказал Гурфад.

— Хорошо, — снова кивнул Арнат.

В рации Виктора послышался сухой статический треск, и в эфире появился знакомый голос:

— Брат Гурфад, это брат Зиен. К нам гости. Как слышите?

— Началось, — тихо сказал Хранитель и нажал на клавишу передачи. — Понятно. Брат Зиен, возвращайтесь осторожно. Вас не должны заметить.

— Хорошо. Конец связи.

— Рация замолчала. Виктор вызвал Илью:

— Илья, ты слышал?

— Да, все ясно. Я начинаю первым, затем подключаетесь вы. Все будет в порядке, не волнуйся, Витек. Прорвемся! Не из таких передряг вылезали. К тому же нас много. Мы должны продержаться.

— Удачи! — ответил Потомок и повесил рацию на пояс — Всем внимание. Враг входит в город. Приготовиться! — крикнул он снайперам.

Он повернулся к Гурфаду и Марико.

— Любимая, Хранитель отведет тебя в Храм. Ты не должна здесь находиться. Скоро начнется мясорубка.

— Нет, Виктор, — воспротивилась Марико, — тыне можешь меня просить об этом. Я не оставлю тебя. Мы вместе прошли через все, поэтому ты не можешь!

Виктор посмотрел на девушку. Господи, как она была прекрасна и желанна! Только бы выжить!..

— Хорошо, только обещай не высовываться из укрытия.

— Обещаю, — закивала Марико головой. — Конечно, обещаю.

— И еще: если ситуация станет критической, ты вернешься в Храм, даже если я останусь здесь!

— Хорошо, вернусь, — сказала девушка. — Но только с тобой!

Виктор улыбнулся. Марико, приняв его улыбку за иронию, возмущенно сказала:

— Что ты смеешься! Пойми: я или умру вместе с тобой, или мы вместе выберемся отсюда.

— Мы выберемся, — пообещал Виктор. — Обязательно выберемся.

— Я тебе верю, — кивнула головой Марико, занимая безопасное место в полуразрушенном укрытии.

***

Время тянулось, как будто перед экзаменом. Да, в общем-то, так оно и было. Виктор присел на полу беседки, встав на одно колено и положив свою винтовку на обломок стены. Его позиция была очень выгодной. Стена беседки была выломана до середины. Получался своего рода балкон с видом на третьи ворота Мертвого города. Отсюда все внизу великолепно просматривалось. Наверняка это было любимое место отдыха тогдашней знати или даже самого правителя.

Виктор снова взглянул в окуляр. Все чисто! Он уже начал волноваться, не свернул ли отряд куда-нибудь в сторону от главной дороги. Уж слишком долго его не было.

Рация, лежащая немного в стороне, внезапно ожила:

— Что-то долго их нет, — прорезался голос Ильи. Он тут же ответил:

— Придут. Не засоряй эфир и не отвлекайся.

Виктор снова взглянул в прицел, и легкий холодок пробежал у него по спине. В воротах показался человек в камуфляжном костюме, держащий автомат наготове и осторожно ступающий по каменной дорожке. За ним следом двигались еще с десяток человек.

Виктор схватил рацию:

— Они входят! Приготовьтесь.

— Вижу. Пусть подойдут ближе, — ответил Илья.

Виктор стал с замиранием в сердце следить за развитием событий и ждать удобного момента для вступления в действие.

Между тем люди в камуфляже продолжали свое напряженное продвижение в глубь города. Когда они отошли от ворот метров на пятьдесят, раздалась длинная очередь из автомата, послужившая сигналом для остальных.

Стрельба разнеслась по Мертвому городу как гром среди ясного неба. За первой очередью тут же последовало еще несколько. «Пора и нам», — мелькнуло у Виктора в голове, и он чуть приподнялся, ища первую цель.

Нападавшие, хоть и двигались очень осторожно и наверняка ожидали что-либо подобное, тем не менее были застигнуты врасплох. В первые же секунды боя они потеряли половину своей группы, и теперь оставшиеся, низко пригнув головы, бежали к спасительным воротам. Виктор поймал в перекрестье спину одного из бегущих и хладнокровно нажал на спусковой крючок. Легкий толчок в плечо, а человека в прицеле словно подкинуло. Ярко-красные брызги вспыхнули под солнцем, и он кувырком упал на камни. Виктор повел стволом, ища новую цель для своей смертоносной машинки. Но живых в обозримом пространстве уже не было.

Место перед воротами было усеяно трупами темных. Виктор заметил, что два тела лежали уже за воротами, где автоматы вряд ли смогли бы достать. Это точно работа снайперов, а значит, его люди не спасовали.

Внизу раздались новые очереди. Виктор взглянул в свою оптику. Выстрелы разносились откуда-то с территории второго кольца. На несколько секунд автоматная трескотня стихла, и в это время грянул взрыв, превративший часть стены в развалинах дворца в пыль. За этим взрывом последовал второй. Он выбил глубокую воронку в каменной дорожке, не причинив никаких серьезных потерь защищающимся.

Сквозь гарь и дым, вызванных этими взрывами, Виктор увидел, что несколько темных с гранатометами в руках прячутся за стенами, по сторонам от городских ворот. Один из них высунулся из укрытия с трубой на плече, и тут же граната, оставляя дымный хвост, унеслась в развалины. Грянул взрыв.

Взяв одного из гранатометчиков на мушку, Виктор аккуратно прицелился ему в грудь. Потом, подумав, поднял прицел выше, переместив на голову. Ведь у них под куртками наверняка надеты бронежилеты.

Выстрел. Человек склонился набок и упал на своего соседа. Не давая им опомниться, Виктор прицелился в следующего и снова выстрелил. Несмотря на спешку, пуля попала в цель. Второй гранатометчик тоже упал, обнимая в агонии свое оружие. Неплохо!

Внизу снова грянул взрыв. Наверное, стреляли из-за соседней стены, которая не находилась на линии огня Виктора. За этим взрывом последовало еще несколько, и Виктор увидел, как через ворота в атаку бросились несколько десятков вражеских солдат, стреляя на ходу.

Защитники немедленно открыли огонь по нападавшим, которые старались расползтись по территории. Иногда сквозь треск очередей доносились приглушенные взрывы. Это стреляли из подствольных гранатометов или бросали ручные гранаты.

Завязался кровавый бой.

Виктор стрелял в каждого, кто попадал под прицел. Стрелял и менял позицию после трех-четырех выстрелов. Хотя понимал, что вряд ли нападавшие сейчас следили, откуда по ним ведется прицельный огонь.

А бой внизу был в самом разгаре. Перепрыгивая через трупы своих товарищей, атакующие упорно продвигались к позициям защитников. Им уже удалось занять два здания, выбив из них людей Светлого Ордена. Укрепившись на новых позициях, нападающие решили, наверно, перевести дух и перевязать раненых. По крайней мере, атака прекратилась.

Защитникам это тоже было на руку. Виктор увидел, что, воспользовавшись передышкой, Илья начал небольшую перегруппировку, перебрасывая людей в нужные места.

— Илья, как ты? — поинтересовался Потомок у друга.

— Немного потрепали, но пока все в норме. У них потери значительнее. Человек с полста точно лежат, а может, даже и побольше будет. Вот только теснят они нас сильно.

— Раненых много?

— Человек десять.

— Убитых?

— Не знаю. Поблизости, слава богу, пока нет.

— Хорошо, до связи!

Виктор выключил рацию и снова взялся за винтовку. Затишье в бою не для снайперов. Марико сидела в уголке, как мышонок. Виктор улыбнулся ей, отчего она просто расцвела, и приник к окуляру. Найдя в стене огромную дыру, стал следить за этим местом. Через минуту его терпение вознаградилось. В дыре показался человек. Потомок нажал на спусковой крючок. Голова врага лопнула, как яичная скорлупа. За стеной началась суета, и через пару мгновений в дыре осторожно показалась новая цель.

Виктор усмехнулся и снова нажал на спусковой крючок. Если так дело пойдет дальше, то он перестреляет всех врагов прямо за стеной. Но, к сожалению, те наконец поняли, что стреляет снайпер, и больше никто не рисковал подойти к опасному месту. Виктор стал искать другие места для своего страшного дела, но больше легких целей ему не попалось. Примерно через десять минут враг снова начал наступление. Одновременно из двух укрытий, после беспорядочной гранатной подготовки, которая носила, скорее всего, моральный характер. После нескольких десятков выстрелов из гранатометов темные высыпали из укрытия и бросились на штурм. Защитники тут же открыли ответный шквальный огонь. Подключился и Виктор, записав на свой счет не меньше трех попаданий.

Но нападающие продвижение свое не замедлили и захватили еще несколько зданий, затем наступление снова прервалось. Пауза продлилась до неожиданной переброски группы гранатометчиков от ворот к занятым укрытиям. Часть из них полегла под выстрелами, но не все.

Это послужило началом к третьей волне наступления. Пользуясь огневой поддержкой, темные приступили к штурму последних укреплений, центром которых были руины дворца. Не давая защитникам высунуться, они уверенно занимали дом за домом.

Трупы темных устилали все дорожки, ведущие к развалинам дворца. Но это не останавливало нападающих. На смену одному упавшему тут же приходил другой, который с еще большей ненавистью рвался вперед.

Виктор стрелял безостановочно, забывая сменить позицию. На его счету уже было больше десятка врагов. Да и остальные снайперы, наверное, не отставали. Но это все равно не помогло переломить ход сражения.

— Мы отступаем, — услышал Виктор голос Ильи, донесшийся из рации сквозь бесконечный треск автоматов и крики людей. — Будем уходить группами и поодиночке, рассеиваясь по городу. Собирай своих и организовывай засаду где-нибудь на горе. Там у вас будет позиция получше. Мы попытаемся перегруппироваться и зайти им с тыла. Все. Конец связи!

Услышав эти слова, Марико прошептала:

— Это конец.

Виктор улыбнулся, хотя это ему далось нелегко:

— Что ты, милая! До конца еще очень далеко. Ты же видишь, какие у них потери. Чего им стоит их временная победа. Сейчас наши шансы почти сравнялись. Поэтому поднимайся по склону к Храму. А я пойду вниз собирать оставшихся. Только, ради бога, будь осторожна.

Девушка бросилась вверх по тропе. Проводив Марико взглядом, Виктор печально взглянул на Мертвый город. Руины дворца в спешном порядке покидали уцелевшие защитники. Кто-то изнутри продолжал вести огонь по наступающим, прикрывая отход своих.

— Что думаешь делать дальше? — услышал Виктор знакомый голос и вздрогнул.

За спиной стоял Гурфад с растрепанными волосами. Его колпак куда-то делся, но без него он выглядел не так смешно, как в нем.

— Хочу собрать всех снайперов и устроить засаду где-нибудь здесь! — Виктор кивнул головой вверх по склону горы.

— Может быть, тебе лучше скрыться? Подкрепление скоро прибудет, и тогда вернешься.

— Сбежать? Куда? Зачем? Мы еще не проиграли! Ты посмотри, какие у них потери. А люди Ильи просто отступили. Это маневр такой. Мы устроим им засаду, а остальные ударят с тыла. Вот здесь мы их и прикончим.

— Ну что ж, ты говоришь дело. Я вижу, что ты на самом деле достоин своего великого Предка. Я соберу снайперов.

Как только Хранитель отправился за людьми, Виктор снова припал к окуляру. Развалины дворца были взяты нападающими. Виктор содрогнулся, увидев, какой ценой это было достигнуто. Площадка перед дворцом была усеяна трупами. Потомок сплюнул и, поймав в прицел одного из темных, пригвоздил его к земле. Кто-то засек его выстрел, и нападающие открыли огонь по беседке. Потомок упал на пол, едва не поймав шальную пулю.

Откатившись в сторону, он выполз из беседки и, прячась за углом ее боковой стены, снова занял боевую позицию. Но на открытом месте никого больше видно не было.

Между тем возле беседки, на той стороне, которая не просматривалась от развалин Мертвого города, стали собираться защитники Храма. Помимо снайперов подошли несколько человек с автоматами. Лица их были перепачканы гарью и кровью, из чего Потомок понял, что это люди, уцелевшие после боя.

— Виктор! — сказал один из них. — Илья послал нас сюда, чтобы помочь тебе организовать засаду. Одного огня из снайперских винтовок будет недостаточно. Здесь, на узкой дорожке, мы сможем сдерживать наступление врага достаточно долго.

— А где Илья? Он жив? И почему не отвел всех сюда? Если бы все были здесь, то защита...

— Виктор, — перебил его мужчина, — Илья жив. Но прорваться к вам смогли только мы. Остальные, когда завяжется бой, ударят по врагу с тыла.

— Хорошо, это тоже правильно! — сказал Виктор. — Главное, сдержать теми силами, которыми мы располагаем сейчас. Времени, как всегда, остается совсем немного. Нам нужно подготовить теплую встречу!

***

Марэманго восседал в походном кресле, стоящем возле наскоро раскинутого палаточного городка. Вокруг суетились и бегали люди, что-то крича и жестикулируя. Но Демон с абсолютным безразличием к суете задумчиво глядел вдаль. Его мысли были уже далеко отсюда. Он предвкушал скорую встречу с Властелином, но сначала — то, как вырвет сердце проклятому Потомку, заняв его тело и приняв свой первозданный вид. А то, что сейчас гибнут эти жалкие людишки, — пускай себе гибнут!

— Мессир, мы выбили их из укрытий. Нами взяты все укрепления врага в Мертвом городе. Что прикажете делать дальше?

Марэманго с грустью взглянул на Эмерсона. Чего он суетится? Тоже мне герой. «Взяли все укрепления!»

— Ищите Потомка! Затем займемся вратами. Они где-то там, в горе. — Демон кивнул головой в сторону Храма.

— Мессир, мы только выбили их из укрытий. Они рассеялись по городу и отчаянно сопротивляются. Нужно подавить эти очаги, а затем приступить к поискам. К тому же в горах укрылись снайперы, которые сейчас представляют значительную угрозу...

— Послушай, как тебя... — перебил Эмерсона Марэманго.

— Виллиам! Виллиам Эмерсон!

— Так вот, Виллиам. Меня не волнует ни сопротивление каких-то там очагов, ни снайперы в горах. Мне нужен человек, чей проклятый Предок упек меня тысячи лет назад не понять куда. Ты хоть представляешь, что такое просидеть тысячу лет в заточении?

— Никак нет! — несколько раздраженно ответил Эмерсон.

— Вилли, — вмешался в разговор подошедший Грану, — Воителя Ада не волнует, что там происходит. Ты — специалист в своем деле, он — в своем. Иди и выполняй свою задачу, — сказал Мирчя, скорчив при этом такую гримасу, по которой Эмерсон понял, что он им недоволен. — Иди, только подожди меня, у меня есть план, как нам лучше поступить.

Эмерсон кивнул и, развернувшись на каблуках, отошел в сторону.

— Иди, успокой его, — внезапно сказал Демон. — Пусть не паникует. Скажи, что я его хвалю и доволен им. Пусть скажет всем, что я доволен ими!

Грану догнал Эмерсона, нетерпеливо идущего по тропе.

— Мирчя, — нервно сказал Эмерсон, как только они поравнялись, — ты хоть понимаешь, что если так продолжать дальше, то мы не займем этот проклятый город. Половина людей перебита. Из моего отряда в живых осталось трое, включая меня. Наступление захлебнулось. Из выживших половина имеют ранения, а другая половина напугана большими потерями. Им нужно отдохнуть, собраться с духом, а раненых хотя бы перевязать. У нас нет ни плана, как дальше действовать, ни представления о конечной цели операции. Кого где искать? Может, этот Потомок уже давно мертв, а может, сбежал отсюда.

— Послушай, — ответил Грану, глядя в глаза товарищу, — не впадай в панику. Я понимаю, что тебе тяжело смотреть, как гибнут товарищи. Но, поверь, мне тоже тяжело смотреть на это. Только не забывай, что мы выбили их из укрытий, а значит, имеем стратегическое превосходство. К. тому же у них потерь ничуть не меньше. Осталось нанести решающий удар и захватить здесь все. Кстати, передай бойцам, что он доволен всеми, без исключений. И живыми и мертвыми.

— Ха! — вырвалось у Эмерсона. — Он доволен!

— Да, доволен, — гневно ответил Мирчя. — Вспомни, как тобой пожертвовали в Ираке. Тебе даже не сказали спасибо.

— А здесь...

— А здесь, — перебил Грану, — тебе говорят спасибо! И, если нам удастся наконец устранить допущенную тысячи лет назад ошибку, то кроме «спасибо» ты еще получишь кое-что существенное. Наш Властелин намного лояльнее Демона и обещания свои держит. Попросишь у него, чтоб он тебе выдал твоих обидчиков из руководства штаба, и вырвешь им сердца. Месть — это хорошее дело. Особенно в твоем случае!

— Будем надеяться, — вздохнул Эмерсон. — Хорошо, я соберу людей, и мы возьмем этот город. Но нам нужно немного времени. Пускай бойцы отдохнут перед последним рывком.

— Действуй, — улыбнулся Мирчя.

Эмерсон поправил висящий за спиной автомат и отправился к двум ждущим его перед городскими воротами людям. Там он что-то сказал им, и они, пригнувшись, бросились к дымящимся руинам дворца.

Проводив их взглядом, Грану грустно вздохнул и поспешил вернуться к Марэманго. Демон сидел в той же задумчивой позе, в какой Мирчя оставил его несколько минут назад. Глядя вдаль, Марэманго, казалось, не замечал его. Грану встал рядом с креслом, не смея прервать размышления своего нынешнего хозяина.

— Ты что-то хочешь сказать? — лениво вымолвил монстр.

— Да, мессир, — торопливо начал Грану. — Мы провели спутниковую съемку местности. Тщательно изучили каждый камешек, исследовали все более или менее подходящие руины. Никаких следов храма и присутствия человека вообще.

Марэманго встал со своего места и взял бинокль, лежащий на столике рядом с креслом. Приложил его к глазам и стал что-то рассматривать вдали. Не отрываясь от оптики, он спросил у Грану:

— Так ты хочешь сказать, что все эти люди, которых вы не можете выкурить из развалин, пришли сюда просто так, чтобы позабавить нас? Или они так рьяно защищают памятник архитектуры?

— Нет, но...

— Не там ищете!

Марэманго оторвался от бинокля и повернулся к Грану. Глава Службы безопасности уловил в мертвых глазах Демона какую-то искорку.

— Искать нужно там. — Он указал пальцем куда-то вверх. — В горе! Я помню это место. Но сначала нужно выбить их из города. Разотрите их в порошок вместе с этими развалинами. Потомка там все равно нет. Я чувствую, что он прячется где-то наверху.

Гора! Конечно же! Как он сам не догадался! Мирчя сморщил лицо от досады. Ведь в ее недрах можно укрыть хоть целый город, не говоря уж о каком-то храме. Они могли захватить город, перевернуть здесь все вверх дном и, ничего не найдя, вернуться обратно. Вот это был бы номер! Грану почтительно поклонился, выражая свое уважение проницательности Марэманго:

— Мессир, разрешите мне сообщить об этом Эмерсону.

— А зачем? — удивился Марэманго. — Пускай сначала разберутся в городе. Места здесь совершенно глухие. Даже если кто-то из местных есть поблизости, то сообщить о происходящем он сможет не раньше завтрашнего утра. Но я надеюсь, что мы к этому времени уже откроем врата и наш Властелин займет наконец положенное ему место в этом мире.

Мирчя склонил голову, не смея перечить Демону. Марэманго же снова вернулся в свое удобное кресло и, развалившись в нем, закинул ногу на ногу. Отложив бинокль в сторону, он взял толстую газету, которая помогала Демону убивать время в ожидании результатов. Развернув ее, он углубился в чтение, давая тем самым понять Грану, что разговор закончен. Мирчя немного помялся возле кресла и удалился прочь.

А тем временем впереди из развалин старого дворца высыпали на улицы города солдаты Темного Ордена. Они разделились на небольшие отряды и приступили к зачистке многочисленных очагов сопротивления. Снова завязался бой, который должен был стать решающим для обеих сторон.

***

— Виктор, как слышишь? — донеслось из рации.

Потомок схватил ее:

— Слушаю тебя! Как обстановка?

Из динамика доносился треск очередей и частые разрывы, сквозь которые Виктор с трудом разбирал слова Ильи.

Они пробились на тропу, ведущую к вам. Нам пришлось отступить. У нас серьезные потери. Осталось человек тридцать, не больше. Возможно, в городе еще кто-то есть, но им сюда пока не прорваться. Так что ждите скоро к себе гостей. Надеюсь, позицию вы выбрали удачную. Да, и еще. Ударить с тыла мы пока не сможем. Они оставили здесь прикрытие. Но часть их сил постараемся оттянуть на себя. Теперь все зависит от вас. Увы, мы сделали все, что смогли.

— Принято! — ответил Виктор. — Мы готовы к встрече.

— О'кей, удачи вам! Да, и еще. Их потери много ощутимее наших. Поэтому не впадайте в панику. Шансы еще есть.

— Спасибо! — мрачно ответил Потомок и спрятал рацию.

Он оглянулся. Его люди выглядели весьма решительно, что вселяло уверенность. Когда-то в далеком детстве Виктор читал книгу о японских самураях, оттуда он вынес одну мудрую фразу: «Страх умереть, присутствующий в тебе до боя, умирает с началом боя». На практике действительно оказалось именно так. По крайней мере, лично у него коленки уже не дрожали, а руки крепко сжимали оружие. Пройдя через ужас недавнего боя, бойцы обрели в себе уверенность и теперь представляли гораздо большую опасность для врага, чем несколько часов назад. К тому же это был рубеж, дальше которого отступать было некуда, и многие из них понимали, что это испытание они должны пройти достойно.

Засаду было решено устроить недалеко от центрального входа в Храм. Во-первых, этому способствовало его благоприятное расположение на местности. Сверху место закрывалось отвесной скалой. А для того чтобы добраться до ее верха и, например, закидать защитников гранатами, необходимо было пройти мимо входа в Храм. Поэтому никаких неожиданностей сверху можно было не ожидать. Слева место тоже перекрывалось каменным монолитом, а это значит, что нападавшие могли идти только в лобовую атаку. Для этого защитниками была сооружена небольшая каменная насыпь для защиты от пуль врага.

Во-вторых, при худшем раскладе уцелевшие могли легко отступить в Храм и, рассыпавшись по его многочисленным проходам, коридорам и комнатам, еще долго оказывать сопротивление. Все понимали, что пощады им не будет, поэтому лучше умереть с оружием в руках.

Виктор крикнул защитникам:

— Всем приготовиться! Они уже идут.

Все разговоры тут же стихли. Люди заняли заранее распределенные между собой позиции. Виктор впился пальцами в цевье своего АКМ. В ближнем бою снайперская винтовка была неэффективной, и он поспешил сменить ее на автомат. Этого добра почему-то оказалось очень много.

— Стрелять только по моей команде. Пускай подойдут ближе.

Из Храма вышел Гурфад. За ним как тени следовали два мага. Хранитель подошел к Потомку, лежащему за камнем с автоматом в руках, и сказал:

— Сейчас с нами на связь выходил Эспозитос. Они прибыли на базу в Титинаква. До Храма обещают добраться максимум за час. Всего час! Мы должны продержаться.

— Продержимся! Обязательно продержимся. А сейчас вам лучше покинуть это место, с минуты на минуту здесь появятся враги.

— Я остаюсь. Мое присутствие может быть необходимо.

Виктор не стал возражать. Гурфад и вправду мог пригодиться. Хранитель присел на землю, прислонившись спиной к камню, и сказал:

— Братья, ждите меня в Храме. Если понадобитесь, я дам вам знать.

Маги покорно склонили головы и скрылись в темноте коридора. Гурфад, прикрыв глаза, тихо сказал:

— Я отвел твою девушку в безопасное место.

— Спасибо, Хранитель. Вы верите, что мы продержимся?

— Не знаю, мой мальчик, не знаю! — вздохнул старик. — Будем верить только в лучшее. Выпей это. — Хранитель протянул Виктору флакон темного стекла. — Это защитное зелье. Оно придаст тебе силы и уверенности, сделает твою кожу крепче, а мышцы эластичней.

Виктор с опаской открыл флакон и поднес его к носу. Никакого запаха. Виктор попробовал содержимое на язык. Кончик языка сразу же вспыхнул огнем. Гурфад осуждающе покачал головой.

— Выпей залпом! Ты ведь мужчина. Или ты думал, что это простая вода?

Виктор опрокинул содержимое флакона в рот. Стараясь не обращать внимания на адский огонь, обжигающий язык, Потомок проглотил зелье. Из глаз брызнули слезы, желудок опалило. Виктор открыл рот, пытаясь унять бушующий в животе пожар, но это оказалось тщетным. Он затряс головой, чтобы хоть как-то отвлечься. Постепенно огонь из желудка начал растекаться по всему телу, и Виктор действительно почувствовал мощный прилив сил. Он посмотрел на Гурфада. Хранитель улыбнулся:

— Ну как?

Виктор тихо ответил:

— Да уж, убийственная штука. Гурфад снова улыбнулся и промолчал.

— А из чего это готовится? — спросил Потомок.

— Тебе лучше не знать, — лукаво улыбаясь, ответил Хранитель, — Зелье будет действовать пару часов.

Виктор посмотрел на солнце, которое еще не добралось до зенита, и удивился: ему казалось, что бой с темными длится уже много часов. Опустив взгляд, он увидел, что бежит человек, оставленный следить за тропой. Он кричал:

— Идут, идут!

— Сколько их?

— Человек семьдесят — восемьдесят. Идут очень осторожно.

— Занимай позицию. Стрелять только после меня, — сказал Виктор и, оглядывая свою команду, громко крикнул: — Они уже здесь! Всем приготовиться. Да поможет нам Всевышний!

Все замерло в предчувствии смертельной схватки. Даже птицы, которые всегда весело щебетали в кустах, куда-то улетели. Иногда снизу, из-под горы, глухо доносились короткие автоматные очереди, которые так же внезапно стихали, как и начинались.

Куст, торчащий из-за скалы, который являлся Виктору ориентиром, слегка качнулся, и на поляну вышел человек. Он, как и положено, был настороже и держал автомат перед собой, готовый в любой момент открыть огонь. Осмотрев издалека пустую территорию, человек махнул рукой, и к нему присоединились еще два стрелка. Они осторожно приближались к защитникам.

Это было не то, чего ждал Виктор. Если встретить их сейчас, то защитники выдадут себя, не причинив особого вреда врагу. Конечно, троих они уложат запросто, но с остальными будет уже сложнее. С другой стороны, бездействовать тоже нельзя. Увидав лежащих в укрытии бойцов, враги тут же откроют огонь, и тогда потери будут куда больше.

Виктор лихорадочно думал, перебирая возможные варианты. Времени становилось все меньше и меньше, а толковая мысль так и не приходила. Внезапно Гурфад дернул Виктора за ногу, привлекая к себе внимание. Потомок глянул на старика. Хранитель шепотом сказал: — Я их сделаю.

Он что-то забубнил под нос, залезая левой рукой в карман. Вытащив оттуда небольшой мешочек, Гурфад вытряхнул на правую ладонь его содержимое. Порывшись, старик отыскал нужную вещь и спрятал все ненужное обратно. Прихлопнув левой ладонью то, что было извлечено из мешочка, Хранитель стал с силой растирать его в ладонях. Видимо, достигнув нужного результата, Гурфад разжал уже пустые ладони и стал водить ими по своему лицу, что-то приговаривая при этом. Схватив отложенный посох, старик вдруг встал в полный рост, чуть не лишив этим Виктора дара речи.

Потомок выглянул из укрытия, пытаясь разглядеть реакцию врагов. Но, к его удивлению, те продолжали двигаться, словно ничего не заметили. Между тем Гурфад поднял к небу руки и запрокинул голову. Вокруг его посоха стали проскакивать синие огоньки, которые, быстро собравшись в шары, рванулись в сторону неприятелей. Виктор увидел, как лица темных исказились судорогой, а глаза выкатились из орбит. Огоньки, поплясав по лицам врагов, растаяли в воздухе, а три тела рухнули на зеленую траву поляны перед входом в Храм Света.

— Быстро спрячьте их, — громко сказал Гурфад, опускаясь на землю.

Несколько человек выскочили из своих укрытий и мигом утащили бездыханные тела. Виктор с уважением посмотрел на старика, который тоже взглянул в его сторону.

— Впечатляет! — сказал Потомок. — Магия?

— Да, несложная, — кивнул Хранитель. — Только много энергии отнимает.

— Ей можно научиться?

— Можно, я потом тебя научу.

Виктор благодарно улыбнулся и снова выглянул из укрытия. Никаких следов происшедшего уже не было. «Отлично сработано — подумал он. Люди уже так вошли в роль военных, что сами, не замечая того, стали думать и действовать как солдаты. Это очень порадовало Потомка. Теперь они действительно отряд.

Его мысли прервали люди в камуфляже, выскочившие на поляну. Они, как и первые трое, были в полной боевой готовности. Увидев вход в пещеру, они, наверно, решили, что их люди отправились дальше, под землю, и двинулись вперед. За ними следом на поляну вышли еще десятка три темных.

Виктор напрягся. Сила была впечатляющая, но пока все было нормально. Защитники еще не обнаружили себя и, значит, имели преимущество для нанесения ощутимого удара.

Когда до первых камней, за которыми прятались люди из команды Виктора, оставалось менее тридцати метров, человек, шедший первым, остановился и завертел головой, настороженно прислушиваясь. «Пора», — решил Потомок. Он привстал из-за камня и поднял автомат. Их взгляды на мгновение пересеклись, и Потомок увидел живой страх в глазах врага. Темный отчаянно крутанулся, разворачиваясь к Виктору, но не успел. Короткая очередь оборвала его жизнь, оставляя навсегда в глазах тот страх, с которым он принял свою смерть. Не давая опомниться остальным, Потомок дал по ним длинную очередь и упал на землю, чтобы сменить рожок.

Тут же заговорили автоматы остальных защитников Храма. Опешившие враги попадали на землю и открыли ответный огонь. Виктор, выглянув из-за камня, короткими очередями стал бить по лежавшим. Несколько ответных пуль выбили из камня искры и песчинки, поцарапавшие ему лицо. Не обращая на это внимания, он перекатился к другой стороне укрытия и повторил прием стрельбы, пока не кончился магазин. Не дожидаясь, когда последует ответ, Виктор вернулся в укрытие и перезарядил автомат.

Бой разгорался. Нападающие, получив значительный урон вначале, постепенно приходили в себя и начинали давить защитников своим количеством. Пользуясь численным превосходством, они вели огонь, не давая возможности защитникам высунуть голову из укрытия. В любой момент они могли подняться в атаку и смять защиту Храма.

Виктор схватил рацию:

— Илья, прием. Как у вас?

— Пытаемся пробиться к вам. Я слышу, вы тоже воюете? Держитесь!

— Черт! — выругался Виктор, пряча рацию в карман и вставляя новый рожок в свой АКМ. На Илью надежды не было.

Передернув затвор, Потомок выглянул из укрытия и, пустив из подствольника несколько гранат по лежавшим, дал две короткие очереди по трем темным, которые, низко пригнувшись к земле, бежали в его сторону. Двое из них упали, а третий ответил очередью из своего автомата. Жгучая боль пронзила плечо Потомка. Он от неожиданности вскрикнул и выпустил веер пуль. Третий взмахнул руками и, выронив автомат, упал на спину. Нырнув в укрытие, Потомок взглянул на рану. Пуля задела мышцу правой руки, разодрав в клочья рукав рубашки. Кровь лилась, забрызгивая брюки.

— Надо ее остановить! — сказал Гурфад из своего укрытия за скалой.

— Ну так останови!

Старик бросил Потомку небольшой мешочек:

— Приложи к ране. Должно помочь!

Виктор вытряхнул из мешочка на ладонь серый порошок и прижал его к ране. Последовало легкое жжение. Потомок оторвал руку от плеча и посмотрел на рану. Крови уже не было. Точнее, она перестала сочиться из рваной дырки на плече, и лишь перепачканный и разодранный рукав свидетельствовал о том, что еще недавно здесь прошла пуля.

— Спасибо! — сказал Виктор старику и, подобрав автомат, снова включился в бой.

Между тем события переходили в решающую стадию. Бегло пробежав глазами по полю боя, Виктор оценил ситуацию как критическую. Несмотря на то, что враг потерял больше половины своего состава, последний рубеж обороны мог быть взят с минуты на минуту. До позиций защитников передовым стрелкам Темного Ордена оставалось чуть больше десяти метров. Как бы откликаясь на размышления Виктора, враги кинулись в атаку. Завязалась рукопашная схватка, грозившая прорывом в Храм.

— Отходим! — крикнул Гурфад, устремляясь к темному зеву пещеры.

Виктор кивнул и бросился за Хранителем. И тут в кармане Потомка затрещала рация. Он на ходу вытащил ее и услышал голос Ильи:

— Ну как у вас? Мы прорвались. Скоро ударим им с тыла. Как поняли?

Виктор чуть не взвыл от досады, ныряя вслед за Хранителем в черную дыру. Если бы Логинов сделал это на пять минут раньше, то, возможно, врагу не удалось бы прорваться. А так, скорее всего, стрелки Темного Ордена уже занимают позиции защитников, расстреливая всех подряд.

Такова была суровая реальность, изменить которую он не мог. Как бы ни было муторно на душе из-за того, что он оставил товарищей по оружию, Виктор понимал, что ему, даже мертвому, нельзя попасть в руки темных: последствия будут слишком ужасны для всего мира.

Они бежали по одному из коридоров в глубину горы. Тускло горели маломощные лампы освещения. А за спиной уменьшалось светлое пятно выхода в холл.

Из-за поворота выскочили, чуть не сбив Виктора с ног, две девушки и парень с автоматами в руках. Они поначалу жутко испугались, но, сообразив, что перед ними не враги, облегченно вздохнули.

— Вы куда? — спросил Виктор. — Темные будут здесь с минуты на минуту.

— Помочь нашим, — тихо ответил парень.

Эти слова пронзили Потомка, как раскаленным мечом. Нет, что бы ни говорил Гурфад о его предназначении, бежать дальше он не мог.

— Там все равно вы уже ничем не поможете. Но у меня есть план. Давайте устроим врагу достойную встречу здесь, под землей.

— Это как? — не понял парень.

— Как вас звать?

— Меня — Сэмми, — ответил юноша.

— Меня — Роза.

— Меня — Элли.

— А я — Виктор.

— Мы знаем, — радостно сказала Роза. — Ты тот самый Потомок, чей Предок...

— Итак, — перебил девушку Виктор, — как вы видите, коридоры в Храме очень узкие. Если даже учесть отсутствие у нас военного опыта, то в этих условиях мы сможем представлять серьезную проблему для врага. Давайте укрепимся здесь, и, когда темные попытаются войти, мы их встретим огнем.

— Здорово! — обрадовался Сэмми.

— Но долго продержаться мы все равно не сможем, — разочарованно сказала Элли.

— А нам долго и не нужно, — сказал Виктор. — Во-первых, через тридцать — сорок минут прибудет Белый Спецназ. Во-вторых, из города к Храму прорывается отряд Ильи. Они ударят с тыла. Думаю, мы сумеем продержаться. К тому же темных уже совсем не так много, как было вначале. Сейчас их здесь два-три десятка, не больше!

— Что вы остановились? — послышался сзади голос Гурфада. — Идите за мной. Виктор, скорей!

— Виктор с каменным лицом повернулся к старику:

— Извините, Хранитель, при всем уважении к вам, я этого не сделаю.

— Почему? — возмутился Хранитель. — Ты хочешь сказать: все то, что для тебя сделали эти люди, было впустую?

— Именно потому, что для меня сделали эти люди, дальше я не побегу.

Гурфад нахмурился. Виктор выжидающе смотрел ему в глаза и, не дождавшись ответа, спросил:

— Поможете нам? Старик молчал.

— Ну же, вы с нами или нет? Времени мало, — не унимался Потомок.

— Конечно, с вами. Я же все-таки здесь Хранитель. И не только Книги Света, но и всего Храма.

— Вот и хорошо! — обрадовался Виктор. Находясь в обществе этого старика, он чувствовал себя намного увереннее и безопаснее. К тому же Гурфад неплохо обращался со своим посохом и мог помочь им не только морально, но и физически.

В далеком светлом отверстии выхода мелькнула чья-то фигура. Это мог быть кто-то из их людей, ищущий укрытие в Храме, но Виктор на всякий случай скомандовал:

— Ложись! — и, упав, первым делом расстрелял ближайшие лампы освещения, чтобы не стать в их свете идеальной мишенью.

Однако их успели заметить, что моментально подтвердили автоматные очереди и свист пуль над головой. Кто-то сзади ойкнул, но реагировать было некогда. Виктор тщательно прицелился в стрелявшего — его пригнувшийся силуэт неплохо смотрелся на светлом фоне — и нажал на спусковой крючок. Человек нелепо вскинул руки и упал. Вот теперь Виктор оглянулся назад и выругался. На земле лежала Роза с простреленной головой. Черная струйка крови легким ключиком била из ее виска, растекаясь по холодному каменному полу коридора. Рядом с ней на коленях сидела Элли, пытавшаяся привести подругу в чувство. Она еще не осознала, что произошло с Розой, поэтому трясла ее за плечо и зажимала ладонью рану, как будто это могло ей чем-то помочь.

— Элли, — сказал Гурфад, беря девушку за руку, — ты ей уже ничем не поможешь!

— Как не помогу? — удивилась Элли. — Ее надо перевязать. Смотрите, у нее кровь идет.

— Она мертва, — грустно сказал Гурфад. Услыхав этот приговор, Элли зарыдала, закрыв лицо руками, испачканными кровью.

— Уведите ее, — попросил Потомок старика. — Вряд ли от нее здесь будет толк.

Хранитель поднял мертвую Розу на руки и пошел с Элли прочь по коридору, пересекавшему тот, в котором они находились.

— Ты готов сражаться? — спросил Виктор у подавленного юноши. — Я спрашиваю, ты готов продолжать? — закричал он, приводя его в чувство.

Парень закивал утвердительно. Виктор прочитал в его остановившихся глазах страх. Потомок понимал, что он все равно ему не поможет, но никого другого у него не было.

— Мы с тобой на перекрестке. Ты ложись на той стороне, я — на этой. Будем держать вход под прицелом. Стреляй только наверняка. И без необходимости не высовывайся.

— Хорошо, — ответил Сэмми дрожащим голосом. Виктору даже показалось, что у парня стучат зубы. Ничего, все проходит, и это пройдет.

Впереди, в круге света, показались несколько человек. Они осторожно вошли в коридор и, прижимаясь к стенам, стали продвигаться вперед. Виктор открыл огонь первым. Вражеские стрелки попадали на пол и ответили беспорядочной стрельбой. Пули зарикошетили по каменным стенам, кое-где выбивая небольшие снопы искр и острые осколки. Виктор долго высматривал цель и поймал ее, когда один из темных слишком высоко приподнял голову. Выстрел оказался удачным.

Оставшиеся открыли ураганный неприцельный огонь — лишь бы задавить защитников. Под его прикрытием в проеме показались еще две фигуры. Потомок быстро переключил автомат на стрельбу очередями и резанул влево-вправо и сверху вниз. Он буквально скосил неосторожных стрелков.

— Сэмми, ты жив? — заорал Потомок. — Давай стреляй!

Юноша, услышав свое имя, возбужденно тряхнул головой и, высунувшись из-за угла, направил автомат в сторону противника. Он нажал на гашетку, но ничего не произошло.

— Сними с предохранителя! Быстро!

Сэмми дернул рычажок и снова выставил ствол в коридор. В этих условиях даже неприцельный огонь мог так или иначе поразить врага. Поняв, что здесь действует несколько человек, нападавшие Попятились из коридора обратно в холл. Пользуясь их растерянностью, Виктор точными выстрелами поразил еще двоих. Их уволокли в холл.

Виктор взглянул на Сэмми. Парень выглядел намного лучше, чем несколько минут назад.

— Ну как ты? — спросил Потомок, улыбаясь.

— Да вроде нормально! — ответил возбужденный боем юноша.

— Береги патроны! У меня всего два полных рожка. А у тебя?

Сэмми не успел ответить, как в светлом проеме выхода появились два стрелка и открыли шквальный огонь, не давая защитникам высунуться. А между ними встал на одно колено гранатометчик. Поняв, что сейчас будет, Виктор крикнул:

— Сэмми, откатись вглубь! Скорее!

Парень не заставил повторять дважды и кубарем покатился по коридору. Виктор повторил маневр в свою сторону. И как раз вовремя. С шелестящим свистом граната промчалась мимо и дальше и разорвалась, видимо, попав в какой-нибудь выступ. Из-за того, что они находились под землей, взрыв оказался таким оглушительным, что у Виктора зазвенело в ушах. Он затряс головой, пытаясь привести ее в порядок, и вдруг отчетливо услышал топот множества бегущих ног.

Схватив автомат, он подкатился к перекрестку и, выглянув из-за угла, увидел, что по коридору к ним бегут около десятка человек. Виктор встретил их очередью. Не попасть было невозможно. Несколько человек упало на пол, о них споткнулись следующие, из-за чего создалась куча-мала. Ответный бешеный огонь вынудил Виктора спрятаться.

— Черт! Нужно отходить! — закричал Виктор напарнику.

— Куда? — спросил Сэмми.

— К следующему коридору! Потом, если понадобится, к следующему. И так далее... Или у тебя есть предложение лучше?

— Нет, нету, — смущенно ответил Сэм.

Виктор услышал сзади крадущиеся шаги. Резко развернувшись, Потомок вскинул автомат, готовясь выстрелить. Перед ним стоял Гурфад.

— Тьфу ты! — выругался Виктор. — Я чуть вас не пристрелил.

— Что тут у вас? — не обращая внимания на слова Потомка, спросил Хранитель. — Я слышал взрыв. Вы целы?

— Пока да! — сказал Виктор, выставляя автомат за угол и нажимая на курок, чтоб хоть как-то сдержать нарастающую атаку. Обернувшись к Хранителю, он сказал:

— Отходим!

— Подожди! — сказал старик.

Гурфад поднял посох над головой и, выглянув из-за стены, направил его в сторону нападавших. Громко крикнув заклинание, он послал во врага яркую молнию, сорвавшуюся с конца посоха. Стены пещеры задрожали, и Виктор услышал грохот и стук камней, смешавшийся с человеческими криками.

— Это их немного задержит! — улыбнувшись, сказал Гурфад.

Виктор выглянул и обомлел. Там, где только что был коридор, лежала огромная куча камней, из-под которых торчали руки, ноги и другие фрагменты тел придавленных стрелков.

Однако завал не останавливал наступавших: с той стороны яростно раскидывали камни, а кто-то уже пытался перелезть через груду. Виктор увидел их головы, повернулся к Сэмми и сказал:

— Давай встретим их напоследок.

Он, стоя, прицелился из-за угла в стрелка, который уже миновал вершину завала и теперь спускался по камням вниз. Пуля попала ему в лоб, расколов череп. Он обмяк и свесился с большого камня вниз головой.

Одновременно с Виктором открыл огонь и Сэм. Но он выскочил из укрытия в коридор и начал стрелять с диким остервенением. Лицо его было таким, как будто он с рождения ненавидел все живое, особенно ползущее через камни, и теперь смог выплеснуть свою ненависть. Виктор прекрасно понимал состояние парня. Увидеть в столь юном возрасте смерть подруги, с которой, возможно, его связывали и не только дружеские отношения, — это могло довести и до состояния похуже.

Из-за завала началась и быстро усилилась ответная стрельба. Сэм не успел отреагировать и укрыться и поймал свою пулю. Он корчился на полу, зажимая рукою рану в животе, сквозь пальцы текла кровь. Потомок взвыл от досады, дал несколько бешеных очередей и, схватив юного друга за полу куртки, оттащил за угол.

— Как ты? — глупо спросил он.

— Нормально, — через силу улыбаясь, ответил Сэмми. — Все нормально.

Виктор посмотрел на парня с тоской. Судя по ране, ему оставалось жить несколько минут. Но он не сдавался.

— Идти сможешь?

Еще один глупый вопрос. Сэм печально посмотрел на Потомка:

— Виктор, я рад был сражаться с тобой рука об руку за наше общее дело. — Сэм закрыл глаза. — А неплохо мы им задали. И за Розу я отомстил.

— Конечно, ты молодец! Но сейчас нам нужно идти.

— Вы идите. А я их тут подожду и приготовлю им подарочек.

Виктор выглянул из-за стены. Возле кучи уже копошились несколько человек, они дожидались остальных, прикрывая их на случай атаки. Потомок вытянул руку за стену и, не высовываясь, выстрелил. Ответ последовал незамедлительно.

— Идем, — сказал Виктор. — Вставай!

— Нет, — устало ответил Сэмми. — Я же сказал, что не пойду. Уходите!

— Идем, Виктор, — тихо сказал Гурфад. — Он молодец, все прекрасно понимает.

Виктор взглянул Сэму в глаза. Парень улыбнулся ему и потянулся свободной рукой в карман. Вытащив оттуда ручную гранату, он, зажав чеку, зубами выдернул кольцо, выплюнул его и крикнул:

— Ну что же вы! Бегите!

Губы Виктора дрогнули. Он приложил ко лбу юноши ладонь и прошептал, сдерживая себя из последних сил:

— Прости, Сэмми.

Гурфад тронул Потомка за плечо и сказал:

— Бежим.

Виктор кинулся за стариком. Они свернули в один коридор, потом в другой. И тут Потомок остановился.

— Ну что еще? — спросил Гурфад.

— А, собственно, куда мы бежим? — поинтересовался Виктор.

— Я спрячу тебя в одном месте. Через полчаса прибудет Спецназ и добьет тех, кого мы не сумели. Их осталось не больше двух десятков.

Внезапно где-то за их спинами грянул взрыв. Виктор обернулся, но позади была кромешная темнота. Виктор стиснул зубы и, сжав в руке автомат, шагнул туда, в темноту.

— Там уже нет никого. Твой юный друг позаботился об этом, — сказал ему в спину знакомый голос.

Он обернулся и глянул на Гурфада. Старик смотрел на него непонятным взглядом. Голос снова появился, и Виктор понял, что это говорит не Хранитель.

— А вы славно потрудились. Я когда-то тоже был в подобной ситуации, и мы победили. Но сейчас победа еще далеко не за нами. Самое главное ты еще не выполнил. И, боюсь, ты еще не готов к схватке с Марэманго. У тебя было слишком мало времени.

Виктор улыбнулся так, как улыбаются безнадежные больные, когда врач начинает их утешать каким-нибудь очередным сверхновым изобретением фармацевтов. Гурфад посмотрел на Виктора, не понимая, что с ним происходит, но Потомок, не обращая на него внимания, сосредоточился на мысленном разговоре со своим Предком.

— Но ведь у тебя тоже не было времени на подготовку. И почему ты говоришь это только сейчас, когда ситуация стала критической. Где ты был, когда все эти люди гибли? Ведь ты реально мог нам помочь. И обещал помогать!

— Ну ты тоже не совсем прав. Во-первых, я все-таки не живое создание, как вы, поэтому должен подчиняться кое-каким правилам. Во-вторых, я не маг, не колдун и не обладаю сверхъестественными способностями. Я только могу всюду проникать и сообщать, что я вижу. В этом — моя помощь.

— Ну тогда помоги сейчас, раз ты здесь.

— Именно для этого я здесь и нахожусь. Так вот, темных осталось не так уж много. Кстати, Сэмми забрал с собой в мир иной тринадцать человек. Ты только представь: это почти столько же, сколько ты убил из своей снайперской винтовки там, в беседке. Только представь! Смерть его совсем не напрасна!

— Сэмми молодец! — печально улыбнулся Виктор.

— Ты с кем-то разговариваешь? — спросил Гур-фад.

Виктор выставил руку с поднятым указательным пальцем, прося Хранителя не мешать ему, и продолжил:

— Что еще?

— Твой друг прорвался из города и ударил с тыла. Это было для них большой неожиданностью. Так что бой снаружи еще идет. Но сейчас не это главное. Марэманго с десятком солдат уже в Храме. Для него не важна победа снаружи — ему необходимо победить здесь. Темный Властелин уже собрал огромное войско, которое сейчас ждет у врат с другой стороны. Но решаться все будет здесь. И, как понимаешь, главным действующим лицом будешь именно ты!

— Где Марэманго сейчас?

Они сейчас как раз возле того места, где Сэм подорвал себя. То есть через три минуты могут быть здесь, если не свернут куда-нибудь в другую сторону.

— Ясно! Не исчезай. Твоя помощь очень нужна.

— Да нет, я буду рядом, — ответил голос, стихая. — Кстати, они уже свернули не туда. Пошли в противоположную сторону. Так что можно их догнать и ударить с тыла.

— Идем! — сказал Виктор Гурфаду. — За мной! Потомок бросился по темному коридору. Старик, переставший что-либо понимать, поспешил за своим подопечным.

— Стой, Виктор! Там же враги! Куда ты? — закричал он, поняв, куда они спешат.

— Ничего подобного! Они свернули не туда, — ответил Виктор.

— Откуда у тебя такая информация? — удивился старик.

Виктор не ответил, потому что они уже добежали до того самого перекрестка и увидели результат «подарка» Сэмми. Зрелище было ужасным. Все стены забрызганы кровью. Камни вперемешку с трупами разбросаны по полу. Серые клубы пыли, еше не успевшей до конца осесть в тесном пространстве коридора, наполняли воздух, проникая в легкие и вызывая кашель. Виктор выглянул из-за угла и, убедившись, что вокруг никого нет, осторожно вышел на перекресток.

— Иди-иди, не бойся, — подбодрил его ангел-хранитель.

Потомок бросился дальше по свободному коридору. Добежав до очередной развилки, спросил мысленно:

— Куда теперь?

— Стой! — внезапно сказал голос — Они идут сюда. Решили вернуться!

***

Перебравшись через каменный завал, Мирчя остановился и стал ждать хозяина. Неподалеку в слабом свете чудом уцелевшей в свирепом бою лампочки маячили несколько стрелков, которые отправились посмотреть, что это так громко взорвалось. Вскоре завал преодолели еще несколько человек, среди которых был Демон. Марэманго пренебрежительно бросил:

— Идем! Я чувствую, что он где-то здесь. Мирчя смиренно двинулся вслед за хозяином. Сейчас ему было уже все равно куда идти и что делать. Все произошедшее было Грану непонятно. Они уже потеряли девяносто пять процентов численного состава команды, и все — по вине Демона. Поэтому ответственность за провал операции полностью ложилась на Марэманго. А в глубине души Мирчя уже даже стал сомневаться в том, что приход к власти Темного Властелина будет для него хорошим финалом. То, что вытворял Демон с бойцами Темного Ордена, выходило за все рамки разумного.

Пройдя до перекрестка, отряд остановился. Среди груды камней и песка Мирчя увидел больше десятка трупов бойцов Ордена.

— Здесь, по всей видимости, была ловушка, — сказал один из стрелков. — Поэтому нужно идти осторожнее. Наверняка они еще что-нибудь нам приготовили!

Демон махнул рукой и нырнул в левый коридор. Остальные последовали за ним. Грану пропустил всех вперед и, пытаясь не отставать, побежал следом. Ему некуда было спешить. Ведь здесь было совсем не безопасно. И если Демону, получи он пулю, волноваться было незачем, то Грану было за что переживать. Ведь он не мог занять чужое тело, как это делал Марэманго, когда старое приходило в негодность.

Пробежав по коридору метров тридцать — сорок, свернув за угол, группа остановилась возле большой деревянной двери. Один из стрелков осторожно подергал ручку. Дверь была заперта. Отойдя на безопасное расстояние, он дал сигнал остальным пригнуться и выстрелил из подствольного гранатомета. Дверь слетела с петель, повиснув на одной из них, и группа ринулась внутрь,, сметая все на своем пути шквальным огнем из автоматов. Солдаты, уставшие от боя и оттого нервные, даже не стали смотреть и разбираться, куда они попали. Сейчас им это было неважно.

Когда пыль и гарь от дымящихся обломков и автоматных выстрелов разошлись, они смогли рассмотреть место, где очутились. Это была, скорее всего, здешняя библиотека. Развороченные выстрелами книжные шкафы, полки и системные блоки компьютеров беспорядочно валялись на каменном полу комнаты. Разорванные и рассыпанные книги устилали все обозримое пространство. Среди них поблескивали осколки разбитых мониторов.

Стрелки проверили каждый уголок, ища кого-нибудь из оставшихся в живых. Под обломками шкафов оказалось несколько трупов. Они были изрешечены пулями до такой степени, что Грану невольно поежился.

— Стойте! — крикнул Марэманго. — Это не здесь. Я чувствую его. Обратно. Быстрей обратно.

Демон стал подгонять людей, выталкивая их из комнаты. Мирчя улыбнулся ему вслед и тоже поспешил не отставать. Эта беготня напоминала ему детскую игру в прятки. Но сказать это открыто он не осмелился. Добежав до перекрестка-ловушки, Демон притормозил. Он поднял кверху нос и в буквальном смысле стал внюхиваться. Его глаза вспыхнули кровожадным огнем, и он бросился в коридор, в котором совсем недавно скрылся Виктор с Гурфадом.

Не добежав с десяток метров до следующего поворота, Демон остановился. Остальные, бежавшие следом, тоже встали как вкопанные. Глаза Марэманго снова загорелись, и он улыбнулся. Он чувствовал близкое присутствие Потомка, и это очень радовало его.

Внезапно из-за угла вылетело что-то железное. Оно упало, звонко стуча о каменный пол, прокатилось еще немного и остановилось между Демоном и остальными бойцами. Все произошло так быстро, что никто даже не успел среагировать. Тук-тук-тук... Граната!

Кто-то, кажется, крикнул, но было уже поздно. Грянул гулкий взрыв. Тело Марэманго переломилось пополам. Стрелки, бывшие рядом с ним, тоже повалились, изрешеченные осколками. Мирчя, как только прогремел взрыв, рухнул на пол и даже зажал уши. Как осмотрительно поступил он, когда немного отстал от группы! Что-то ему подсказало, что эти прятки закончатся именно так.

Осколки посыпались сверху, и Грану поджал ноги, чтоб их случайно не повредило каким-нибудь куском скалы, вырванным взрывом из монолита. Выругавшись в сердцах, он сразу же, как только стало безопасно, вскочил на ноги и выстрелил несколько раз вперед из своего автомата. Мирчя боялся, что за гранатой последует атака. Но никто не открыл по ним ответного огня, хотя, произойди это сейчас, то от их отряда ничего бы не осталось.

На земле застонали раненые и стали подниматься уцелевшие. Взрыв унес жизни четырех стрелков и ранил троих. Тело же Демона превратилось в огромную серо-бурую аморфную массу. Так как реально человек, в чьем теле находился Марэманго, уже давно умер, то крови особо не было. Но вид полуразложившегося мяса вызвал бы у многих неадекватную реакцию.

И тут один из мертвых солдат зашевелился и приподнял голову, вращая при этом красными и безумными глазами. Он медленно встал, опираясь рукой сначала о пол, а затем о стену пещеры. Выпрямившись, он неуверенно шагнул к Грану.

— Вот проклятие! — сказал воскресший. — Какое было хорошее тело. Ладно, идем. Нужно торопиться, а то времени остается мало. Вперед! Скоро я буду в своем теле.

Мертвец схватил с пола автомат и кинулся вперед, приводя в ужас оставшихся в живых солдат...

***

— Отлично! — услышал Виктор голос Предка. — Ты их сделал! И как красиво!

Виктор улыбнулся и повернулся к Гурфаду:

— Если так и дальше пойдет, то мы их всех перебьем.

Гурфад тоже улыбнулся в ответ, но как-то неуверенно.

— Марэманго сменил место своего пребывания и сейчас находится в теле убитого тобой, — встревожился ангел-хранитель. — Поспеши! Они сейчас уже близко. У тебя остались гранаты?

Виктор похлопал по карманам и с сожалением сказал:

— Нет, больше нет.

— Жаль. Можно было бы еще позабавиться. Ну да ладно. Спрячься за этим поворотом. Когда я скажу, действуй!

Помощь Предка воодушевила Виктора. К тому же, учитывая все предыдущие события, шансы спастись возрастали с каждым новым удачным выстрелом. Единственное, что смущало Потомка, так это то, что среди темных непосредственно был Марэманго — не человек, а представитель иного мира, с которым одними гранатами и пулями из АКМ не справиться.

Притаившись за углом, Виктор стал ждать появления гостей. Гурфад топтался за его спиной. В тишине коридора послышался топот и тяжелое дыхание.

— Действуй! — крикнул ему Предок. — Они рядом! Виктор сделал глубокий вдох, выскочил из-за укрытия, держа автомат перед собой, и дал очередь по бегущим к нему людям. Двое были буквально сметены свинцовым веером. Их отбросило назад, и они сбили с ног бежавших следом.

Реакция врагов была мгновенной, но Виктор, будучи уже достаточно опытным в ведении боя в подземных лабиринтах, ушел за предел досягаемости их пуль. То есть нырнул за угол, стремительно там развернулся и, выглянув на уровне пола, дал несколько одиночных выстрелов по шевелящейся на полу куче.

— Да ты просто молодчина! — восхитился Предок. — Наши шансы растут, только боюсь, скоро будет некуда бежать. Коридор заканчивается. Увы!

В пылу боя Виктор про это совсем позабыл. Ведь они и верно были не где-нибудь, а под землей, следовательно, находились в ограниченном пространстве. Гурфад тоже понял это, потому что тревожно смотрел на Потомка.

— Ты — настоящий воин, Виктор! Но сейчас послушай меня. Бежим! Я спрячу тебя, пока еще не поздно, — торопливо заговорил Хранитель.

— Он прав, беги! — подтвердил голос Предка.

Виктор быстро оценил ситуацию. Пожалуй, целесообразнее было в самом деле где-нибудь спрятаться. По его подсчетам, с Марэманго сейчас живых было не больше трех-четырех человек. И если они даже сумеют отыскать его, то, сидя в засаде, он сможет с ними справиться. Ну а что делать с самим Демоном, этого Виктор даже не предполагал. Он надеялся только на счастливую случайность и чью-либо помощь. Слишком все было скоротечно. Вот если бы продержаться до прихода Спецназа.

Он вдруг вспомнил свой самый первый сон. Тогда бегством спасался Марэманго, а люди Предка преследовали его. Выходит, Демона можно и напугать, и обратить в бегство, а в конце концов и победить. Вот только силы сейчас не такие, как тогда, тысячи лет назад.

— Бежим! — сказал Виктор Гурфаду.

Старик облегченно вздохнул и бросился по коридору. Потомок, держа автомат у груди, чтобы не мешал, бежал следом, иногда оглядываясь. В результате споткнулся и его качнуло к стене. И надо же — именно в этот момент прогремела короткая очередь, бежавший впереди Хранитель вскрикнул и упал. Виктор успел заметить на спине Гурфада кровавую точку, которая быстро стала расползаться в пятно.

Потомок тоже рухнул, как будто был подстрелен, и, падая, постарался оказаться на полу головой к преследователям. Оказавшись на полу, он перевернулся на живот и, поймав в прицел одного из бежавших, выстрелил. Автомат подпрыгнул от отдачи вверх, но так как до преследователя было не очень далеко, то пуля достигла своей цели. Он тут же взял на мушку следующего и два раза нажал на спусковой крючок. Тело человека передернуло и отбросило к стене. Он медленно сполз по ней, оставляя темный след на белесом камне.

В коридоре остался всего один из нападавших. Виктор, не отпуская спускового крючка, перевел автомат в его сторону. Он ясно видел, что попал, что пули рвали его тело, но человек не падал. Он остановился и отбросил свой автомат. И Потомок понял, кто перед ним. Он нервно передернул затвор, но АКМ молчал. Кончился последний магазин. Виктор положил бесполезное оружие на пол и встал.

Лица человека, стоящего на повороте коридора, Потомок не видел. Там было почти темно, так как половина лампочек была выбита. Но очертания его все-таки были различимы. Человек поднял голову кверху и громко засмеялся.

— Ты не представляешь, как долго я ждал этого момента! — закричал он Виктору. — Как долго я шел к этому! И ты не представляешь, с какой радостью я вырву твое поганое сердце и выпущу из тебя кровь. Кровь того, чей проклятый Предок заточил меня на тысячи лет, лишив права наслаждаться властью над вашим жалким родом! Но ничего, сейчас я исправлю ошибку, которую он допустил, отрубив мне когда-то в неравном бою голову.

Человек шагнул вперед и, прихрамывая, не спеша направился к Виктору. Потомок, понимая, что ситуация становится критической, бросился по коридору. Марэманго тоже ускорил шаг и закричал вслед:

— Да не спеши так. Тебе все равно не убежать. Я чувствую тебя, я чувствую твой страх. Тебе не спрятаться. Слышишь? Ха-ха-ха!

Виктор, пытаясь не слушать голос, бивший ему в спину как из пушки, добежал до следующего перекрестка и остановился в нерешительности. Как жаль, что он не успел изучить сложное переплетение подземных лабиринтов Храма. Поэтому сейчас приходилось действовать наугад. И Предок почему-то молчал. «Сюда», — мелькнуло у него в голове, и Потомок бросился в левый коридор. Пробежав еще немного по нему, он оглянулся. Сзади двигался, ни на шаг не отставая, Марэманго. Заметив, что Виктор смотрит на него, он оскалил зубы в безобразной улыбке и помахал ему рукой.

В конце коридора оказалась одна-единственная дверь. Подгоняемый страхом, Потомок с разбега ударил ее плечом и влетел в подземный зал.

Небольшое озерцо блеснуло в тусклых желтых лучах трех люстр, висевших под потолком пещеры. Вдоль него тянулась массивная каменная лестница, оканчивающаяся возле постамента, на котором величественно восседало божество. Виктор сразу же узнал этот зал. Он уже видел его в своих снах и наяву, сюда их приводил Гурфад. Спустившись по крутому пандусу вниз, Виктор подбежал к многочисленным шкафам, стоящим вдоль стен, и стал спешно обыскивать их.

Выворачивая все содержимое на пол, он искал что-нибудь, что могло бы помочь ему защититься от Марэманго. Но ни в одном ничего, кроме древних свитков и каких-то непонятных сосудов, не было.

Дверь в зал распахнулась, и на пороге появился Демон. Взгляды врагов встретились. Демон снова ощерился в усмешке и, шагнув вперед, прикрыл за собой дверь. Стоя на верхней площадке, он огляделся и весело засмеялся.

— Это судьба! Ты веришь в судьбу? Или ваш бог учит не верить в эти сказки, а говорит, что все подчиняется его воле? Что, как он задумает, так и будет? Нет! Я узнаю это место. Когда-то, очень давно, все произошло именно здесь. — Марэманго внезапно изменил выражение лица и злобно зарычал: — И именно здесь все сейчас закончится.

От верхней площадки до пола было примерно три метра. Марэманго не стал спускаться по крутому пандусу, ограниченному перилами, — он просто перепрыгнул их и очутился на полу пещеры. Приземлившись, Марэманго подвернул себе ногу, и вид его вывернутого колена вызвал у Потомка отвращение. Но, так как Марэманго занимал сейчас мертвое тело, он не чувствовал боли, а вывих лишь причинял ему неудобства при ходьбе. Подволакивая ногу, он стал приближаться к Виктору, не переставая скалить зубы. Ему было очень весело наблюдать за тем, как Потомок судорожно искал выход из сложившейся ситуации.

Его внимание привлекла статуя Будды. Виктор как-то сразу не обратил внимания, что божество было многоруким. Вообще-то Потомок всегда считал, что у Будды всего две руки, но сейчас он увидел, что их было -больше. Сколько именно, было не так уж и важно, да и времени на новые религиозные открытия у бедолаги не было.

В каждую руку Учителя было вложено по одному предмету. В одной была книга, на ладони второй стояла корзина с фруктами и так далее. Но вот что было важным — в самой верхней из правых рук Будда сжимал меч, опущенный острием вниз. Именно это и привлекло внимание Потомка. Только бы меч не был намертво закреплен в руке божества!

Однако, чтобы добраться до статуи, нужно было пройти мимо Марэманго. А это было смертельно опасно. Недолго раздумывая, Потомок прыгнул в озеро. Ледяная вода обожгла ноги. И, хотя глубина в нем была чуть выше колен, холод горного подземного источника, который наполнял озеро, пронзил все тело Потомка. Пройдя его вброд пятью шагами, Виктор выбрался на противоположный берег и, подтянувшись на руках, влез на каменную лестницу, ведущую к алтарю.

— Ты куда? Уж не хочешь ли меня покинуть? — с издевкой спросил Демон, разворачиваясь к лестнице.

— Не волнуйся! — крикнул Виктор, дрожа то ли от холода, то ли от волнения. — Мне еще нужно тебя вернуть обратно, откуда ты почему-то сбежал!

Марэманго яростно зарычал и кинулся к ступеням. Но скорость его передвижения сильно ограничивала изуродованная нога. Между тем Виктор уже карабкался вверх, цепляясь за руки Будды, как за перекладины лестницы. Добравшись до предпоследней, он ухватился за рукоять, потянул вверх, но из этого ничего не получилось. Неужели все напрасно?! Потомок дернул сильней, и лезвие вышло из крепко сжатой ладони божества, как из ножен. Виктор спрыгнул на постамент и взмахнул мечом — влево-вправо, со свистом.

Меч был прекрасно сбалансирован и довольно легок для своих весьма внушительных размеров. Виктор покрутил его в руке и снова несколько раз рассек им воздух. Со стороны могло показаться, что он чуть ли не с рождения занимался фехтованием и потому столь искусно владел этим видом оружия, хотя на самом деле меч он держал в своих руках впервые. Зато опыт работы с топором на лесосеке и с мачете на расчистке дороги должен был пригодиться.

Увидев его упражнения, Марэманго остановился.

— Мой меч! — крикнул он. — Спасибо, что отыскал его. А сейчас верни его папочке, и я обещаю сделать все быстро и безболезненно.

— Сперва попробуй, забери его! — ответил Виктор. — Я пока знаю, что ты его как-то раз уже потерял. Ах да! Ты ведь тогда потерял еще и свою голову.

Ему вдруг понравилось подзуживать Демона. Дрожь, бившая его несколько мгновений назад, уже прошла: возможно, влезая наверх по статуе, он согрелся, а может быть, просто перестал бояться. То, что сейчас у него было хоть какое-то оружие, а не голые кулаки, придавало уверенности. К тому же у него в руках оказался меч Марэманго, и это давало ему, как он надеялся, преимущество. Поэтому Виктор на самом деле ощутил на себе правильность поговорки: «Не так страшен черт, как его малюют».

Демон огляделся по сторонам. Вдоль каменной лестницы, ведущей к статуе Будды, стояли высокие канделябры со свечами. Демон подхватил один из них так, как будто это была легкая деревянная палка, а не тяжеленный железный предмет, весивший не меньше десяти — пятнадцати килограммов. Он вытряхнул на пол свечи, размахнулся им, как дубиной, и бросился на Потомка.

Виктор не стал рисковать и геройствовать, принимая удар на свой меч, как поступил бы герой голливудского фильма. Он прекрасно понимал, что из этого ничего путного не выйдет. Или меч сломается от мощного удара, или он не сможет его удержать в руках. Отскочив в последний момент за статую, Потомок сумел уйти от удара. Канделябр, просвистев в нескольких сантиметрах от его лица, обрушил свою энергию на каменный постамент, выбив сноп искр и осколков. Верхушка его отлетела от стержня и покатилась по полу пещеры. Стойка канделябра превратилась в подобие пики или копья. Марэманго тут же этим воспользовался: он ринулся вперед, стремясь проткнуть противника своим новым оружием.

Виктор движением меча в сторону отбил удар и снова нырнул за статую. Марэманго попытался его достать, но Потомок оказался проворнее и, обогнув статую, бросился к выходу из зала.

Марэманго разгадал его маневр. Он остановился и весело закричал вслед бегущему парню:

— Куда же ты, красавчик? Мы ведь только начали! Неужели ты хочешь оставить поле битвы за мной?

Марэманго вскинул правую руку, и приоткрытая дверь, громко хлопнув, закрылась наглухо. Виктор вздохнул и остановился. Он нехотя повернулся к Демону и тихо сказал, усиливая издевательские интонации:

— Как ты мне уже надоел! Придется снова отрубить тебе голову. Как тебе такой вариант?

Марэманго вздернул верхнюю губу, состроив страшную гримасу. Его ноздри раздулись, и он зарычал:

— Молись, человек!

Демон, волоча ногу, спустился по лестнице. Потомок сконцентрировался, приготовившись к защите. Приблизившись, Марэманго снова размахнулся своим импровизированным оружием, как огромной дубиной, но Виктор опередил его. Он сам бросился вперед, вонзил меч в незащищенный живот Демона и тут же, выдернув его, отпрыгнул назад. И как раз вовремя.

Марэманго словно не заметил раны, которая свалила бы с ног любое живое существо. Но его тело уже около часа не было живым. Поэтому, не отпрыгни Виктор, лежал бы он с размозженной головой. А так конец канделябра просвистел, задев его левое плечо. Виктор вскрикнул не столько от боли, сколько от неожиданности. Алая кровь тут же выступила на рваном рукаве его рубашки.

— Ой, прости, дяденька! Я нечаянно! — скорчил рожу Марэманго. — Это что там у тебя? Кровь? Ой, как страшно!

— Да пошел ты... — по-русски огрызнулся Виктор и снова сделал выпад, от которого Демон даже не подумал уклониться.

— О, да эдак ты меня на кусочки порубишь! — опять съязвил он. Посмотрел на две слегка кровоточащие дырки в своем теле и взял стойку канделябра в две руки. — Все, сейчас я посмотрю, какого цвета у тебя кишки, щенок, — взревел он и бросился на Виктора.

Виктор, отступая, отражал мечом удары Демона, которые сыпались на него со страшной силой. Несколько раз Потомок успевал даже сам пойти в атаку, но Марэманго легко отбивал его выпады своей «пикой». Если бы кто-нибудь мог видеть этот бой со стороны, то у него сложилось бы впечатление, что дерутся два профессионала.

Демон без размаха ударил правым концом стойки. Пригнув голову и тем самым избежав удара, Виктор коротко рубанул по открывшемуся правому боку врага. Это вынудило его замешкаться всего на чуть-чуть, чем немедленно воспользовался Марэманго. Он со всей силы врезал локтем Виктору в челюсть. Потомок отлетел в сторону, едва не свалившись в озеро.

Он тут же поспешил встать. Все перед глазами плыло, а ушибленная челюсть болела невыносимо. Слава богу, Марэманго не бросился тут же в очередную атаку, иначе бы Виктор вряд ли устоял. Демон улыбнулся:

— Больно, дяденька? А мне нет! Он весь кровоточил. Его тело покрылось темной липкой кровяной слизью. На полу, в том месте, где он останавливался, быстро натекала лужица бурой жижи, и Демон, заступая в нее, оставлял следы на каменном полу. Из-за быстрых передвижений кость из вывернутого колена вот-вот должна была выскочить и лишить тем самым Демона способности передвигаться.

Это наконец-то натолкнуло Виктора на мысль, которая давала определенный шанс на спасение. Потомок сжал меч покрепче и кинулся на врага. Демон с ехидной улыбкой стал с легкостью отбивать удары Виктора. Однако, проведя несколько атак, Потомок изловчился и в подходящий момент со всей силы ударил ногой по колену Марэманго. Послышался неприятный хруст, и Демон стал клониться вперед.

Виктор, тяжело дыша, отошел на несколько шагов и стал наблюдать.

Демон, оставшись с одной действующей ногой, оперся на стойку канделябра, как на посох. Он взглянул на сустав и выругался:

— Проклятье!

Виктор облегченно вздохнул. Теперь преимущество было на его стороне. Он лишил Марэманго способности передвигаться, а значит, мог теперь его сразить. Ведь Марэманго, будучи, по сути, бессмертен, в этом мире сейчас был физически уязвим. С нескрываемой злобой он смотрел на подступающего с мечом человека, который мог снова отправить его в «длительный отпуск».

Потомок решил действовать осторожно и бить наверняка. Ведь второго удара у него могло уже и не получиться. Не зря же говорят, что загнанный в угол зверь кусает больнее.

Сделав ложный выпад, Потомок размахнулся, чтобы снести голову врага. Но в этот момент случилось то, чего он больше всего боялся. Марэманго, изловчившись, сделал на одной ноге гигантский прыжок и вцепился в Потомка мертвой хваткой. От неожиданно сильного толчка Виктор не устоял на ногах. Он попятился и, оступившись, рухнул в озеро.

Ледяная вода снова обожгла тело Потомка, на этот раз окатив его полностью. Вернувшись к реальности, Виктор мгновенно оценил ситуацию. Он лежал на спине, вода доставала ему почти до подбородка, затекая в уши и нос. Сверху на нем сидел Марэманго, блаженно улыбаясь. Меч Потомок где-то потерял при падении, поэтому сейчас он был полностью беззащитен.

Демон тут же схватил парня за плечи и наклонился к нему. Он разинул рот, из которого тут же пахнуло могильным духом.

— Вот теперь тебе уже не уйти! И я наконец-то обрету свое истинное обличие. Как мне надоела ваша жалкая оболочка, которая постоянно рвется и кровоточит. А главное — я наконец смогу открыть врата, на которых ты лежишь, и выпустить своего Властелина, чтоб вместе с ним установить на Земле нашу власть!

Демон снова оскалился. Виктор уперся руками в его грудь, пытаясь столкнуть с себя этот кусок мертвого мяса. Но казалось, Демон был вырублен из камня, и, как ни старался Виктор у него ничего не получалось. Марэманго на мгновение оторвался от плеч Потомка и с силой ударил его по рукам, отбросив их в разные стороны.

— Сейчас я медленно вырву твое сердце! — И он поднял руку.

Виктор приготовился принять смерть, но судьба распорядилась иначе. Дверь в зал распахнулась, и на пороге появилась Марико. Увидев представшую перед ней картину, девушка громко вскрикнула. Боровшиеся обернулись на ее крик.

— Виктор! — закричала Марико.

— Беги, Марико! — прохрипел Потомок. — Ты с ума сошла! Беги отсюда!

Демон внезапно оторвал свои руки от парня и посмотрел на девушку. Его глаза округлились, и он скривил лицо в страшной гримасе.

— Ты! Ты! — заорал он. — Что я чувствую!

Марэманго вскочил, но тут же упал. Встав на колени, он схватил опешившего Виктора за горло и снова заорал:

— Иди сюда! Иначе я вырву ему кадык, займу его тело, и тогда мы займемся твоими преждевременными родами!

Марэманго взглянул на Виктора и, увидев его растерянное лицо, скривил губы:

— Так ты ничего не знал? Поздравляю! Но теперь ты уже не Потомок. Вернее, не тот, кто мне нужен. Она беременна! — И, наклонившись к Виктору, прошептал: — Придется мне достать твоего последыша. Хотя что там доставать, ему всего-то несколько дней. Вы чудно порезвились по дороге сюда. Будет что вспомнить на том свете.

Между тем Марико уже спускалась по пандусу. Виктор захрипел:

— Беги! Не слушай...

Демон сильнее сдавил ему горло, и Виктор лишился дара речи. Перед глазами поплыли красные пятна. Единственное, что не давало ему потерять сознание, — это ледяная горная вода. Потомок схватился за руку Демона, пытаясь оторвать ее от своего горла, хотя и понимал, что это нереально. Марэманго, не обращая внимания на жалкие попытки человека освободиться, смотрел на девушку, которая осторожно спускалась, держась за перила. На его губах играла улыбка, которая не сулила Марико ничего хорошего. И, хотя девушка понимала, что идет на верную смерть, ей казалось, что ноги сами несли ее вперед, туда, где ее любимый человек находился на грани жизни и смерти.

— Молодец, — сказал Марэманго. — Иди ко мне, девочка.

Виктор в отчаянии стукнул правым кулаком по воде. Брызги разлетелись по сторонам, и неожиданно под руку попало что-то твердое, угловатое. Виктор схватился за находку, и в его ладони оказалась рукоять меча. Надежда вспыхнула в его сердце, пробудив желание жить и бороться. Он осторожно сжал оружие в руке и повернул глаза в сторону Марэманго. Тот весь был поглощен приближением Марико. А она была уже почти возле Демона. Он даже протянул ей свободную руку, окончательно выпустив из виду полуживого Потомка.

В глубине головы Виктора проскочил крошечный электрический импульс, сигнал от которого помчался к мышцам правой руки. Сухожилия на пальцах натянулись, еще крепче сжимая меч в ладони. Очередной импульс дал команду мышце, которая, быстро сократившись, привела в движение руку с зажатым в ней мечом.

Лезвие свистнуло, разрубая спертый воздух пещеры. Марэманго вскрикнул, и в следующее мгновение его голова упала к ногам девушки. Марико взвизгнула и отскочила назад. Она прижала руки к ушам и пронзительно закричала. Виктор, сбросив с себя обмякшее тело Демона, вскочил на ноги и схватил ее за плечи. Но Марико была в глубоком шоке. Он потянул ее за руку и тоже закричал:

— Бежим! Скорее!

Марико расслабила руки, и Виктор наконец оторвал их от ее головы.

— Бежим! Скорее! — повторил он. — Это ненадолго!

Свет в помещении неожиданно замигал, и в замкнутом пространстве зала откуда-то появился ветер. Черное облако обволокло тусклые своды пещеры.

Поднимаясь по пандусу к выходу из зала, Виктор оступился и чуть было не скатился вниз. Марико остановилась, протягивая ему руку.

— Не останавливайся! — крикнул Виктор. — Я тебя догоню. Скорее уходи!

Девушка повернулась, и в этот момент дверь в зал распахнулась...

На входе стоял Гурфад. Его перепачканная кровью хламида была изрядно изорвана, а сам он выглядел так, как будто его только что переехал поезд. Но в руке он по-прежнему сжимал свой волшебный посох. Увидев Марико, спешащую к выходу, Гурфад мгновенно понял, что произошло, и крикнул:

— Беги, Марико, беги. Найди магов. Они в комнате для брифингов. Пускай бегут сюда как можно быстрее!

— А как я найду эту комнату? — пролепетала Марико.

— Мой ангел-хранитель поможет, — сказал Виктор и мысленно добавил: — Ну что же ты молчишь, Предок?

— Я готов! — откликнулся тот.

Не обращая больше внимания на девушку, которая стрелой вылетела в коридор, Гурфад поднял посох и, как обычно, прошептав заклинание, направил его конец к своду пещеры. Тонкая огненная нить слетела с волшебного оружия старца. Заряд угодил в самый центр возникшего облака. Помещение наполнилось жутким звуком, похожим на вой раненого волка, только гораздо ниже и громче. Виктору стало не по себе. Он, съежившись, встал на ноги, опираясь на меч. Гурфад, перекрывая вой, закричал:

— Помоги мне! Один я его долго не сдержу. Скорее разводи огонь, начнем обряд вдвоем.

Виктор покрутил головой по сторонам, ища топливо для костра. Внимание его привлекли шкафы, стоящие вдоль стен. Он кинулся к ним и стал крушить их, таская к центру зала все пригодное для горения. Сложив огромный костер, Виктор нашарил в кармане спички, но они промокли.

— Что ты копаешься? — закричал Гурфад.

— У меня нет спичек!

Хранитель взмахнул рукой в сторону подготовленного костра. Что-то затрещало, по деревянным обломкам забегали огоньки, которые вскоре переросли в пламя. Костер начал разгораться. В воздухе повеяло приятным запахом горелого дерева. Но внезапно сильный порыв ветра набросился на костер, пригибая к полу языки пламени. Гурфад мгновенно вновь ударил разрядом в темное облако, висящее под сводом пещеры, и ветер так же резко стих. Образовавшуюся тишину нарушало лишь потрескивание разгорающегося костра.

— Держи! — Хранитель кинул Виктору небольшой суконный мешочек. — Намажь этим останки Марэманго.

Виктор вспомнил, что в одном из своих снов видел, как происходил обряд уничтожения тела Демона. Виктор извлек из мешочка баночку с зеленым кремом. Вернувшись к обезглавленному трупу, Потомок снял крышку и зачерпнул пальцами густую массу. Наклонившись, он с отвращением стал намазывать труп этим составом. Но как только Виктор дотронулся до него, новый порыв ветра разметал пламя костра и со страшной силой обрушился на Потомка. Виктор еле устоял на ногах.

Гурфад с измученным выражением лица поднял посох и стал им размахивать из стороны в сторону. Казалось, что очередной порыв ветра оторвет Виктора от земли и закинет в угол пещеры.

— Быстрее! — прокричал Хранитель слабеющим голосом. — Я его долго не сдержу.

Виктор уже намазал половину трупа и теперь боролся с ветром, стараясь подобраться к другой стороне тела. Кое-как преодолев эти полметра, он рухнул на пол и стал лежа домазывать. Из-под свода пещеры в его сторону метнулась яркая ломаная молния. Краем глаза Виктор увидел ее пронзительный бросок и чисто инстинктивно пригнул голову. Она пролетела в нескольких сантиметрах, и парень даже почувствовал, как его волосы потянулись к ней.

Когда с телом было покончено, Виктор, пользуясь затишьем, взялся за отдельно лежащую голову. Гурфад сбежал по пандусу и поспешил к нему.

— Держись! Сейчас я на несколько минут не смогу контролировать ситуацию. Возьми вот это. — Хранитель протянул Виктору извлеченный из кармана другой мешочек. — Как только он снова захочет воздействовать на нас, брось в него порошком. Это его немного сдержит.

Хранитель присел у костра и стал рисовать вокруг него магические знаки. Для этого он извлек откуда-то чашку с ярко-красной краской и кисточку, явно сделанную из хвоста какого-то животного. Из-под кисточки Хранителя выходили замысловатые иероглифы, больше похожие на древние рисунки какого-нибудь доисторического племени.

Как только старик приступил к рисованию, под сводами пещеры возник странный гул. Виктор тревожно глянул вверх и запустил руку в мешочек. Зачерпнув добрую горсть серого порошка, он стал ждать развития событий, не сомневаясь, что вот-вот что-то произойдет. И он не ошибся. Гул нарастал, и возле статуи Будды стали появляться какие-то круги, которые вращались с большой скоростью. Постепенно они сложились в гигантскую воронку смерча, в которой уже крутилось большое количество камней и песка, поднятых с пола.

— Черт! — вырвалось у Виктора.

Смерч медленно двинулся к костру. Потомок взглянул на Гурфада.

— Мне еще нужна минутка! — ответил Хранитель. — Ты уж постарайся...

Потомок шагнул навстречу смерчу. Сжимая в одной руке свой меч, а в другой горсть порошка, Виктор шел вперед. Внезапно навстречу метнулись несколько камней из тех, что нес смерч. Один попал ему в ногу, а другой со свистом пролетел в нескольких сантиметрах от виска. Вслед за ними по Виктору ударил целый рой острых осколков, оставив после себя несколько кровоточащих ран на лице и руках. Поняв, что следующая атака будет еще круче и медлить нельзя, Виктор, сжав зубы, устремился вперед.

Бросать порошок издалека не имело никакого смысла. Поэтому, превозмогая боль от непрерывно бьющей щебенки, Виктор упорно продвигался к камневороту. Чем ближе подходил Потомок к цели, тем ожесточенней становился натиск смерча. Вот уже он почувствовал его ледяное дыхание. Виктор выбросил вперед, внутрь крутящейся воронки, кулак с порошком и разжал пальцы. Мощный рывок крутанул его руку, чуть не вывихнув ее в плече, Виктор упал на колени, и тут все стихло.

Воронка исчезла, и поднятые с пола камни, стуча, посыпались обратно. Виктор с минуту полежал, придерживая пострадавшую руку, которая сильно болела в плече. Потом поднял здоровой рукой выроненный меч и, опираясь на него, поднялся.

— Молодец! — сказал ему Гурфад. — Ну где же помощь? Где остальные маги? Неужели Марико еще их не нашла?

— Вы закончили? — мрачно спросил Виктор.

— Да, но сейчас мне нужны маги, чтоб произвести обряд.

— А я не подойду?

— Ты же не маг. Хотя постой...

Гурфад взмахнул рукой перед липом Виктора и стал что-то рассматривать в нем, бормоча при этом:

— Странно, я думал, ты только воин. А оказывается, в тебе есть и магические способности. Твоя энергия способна к трансформации. Но ты не обучен, поэтому будет очень трудно. К тому же это очень опасно для тебя.

— Давайте попробуем. Тем более у нас нет иного выхода!

— Но, даже если у тебя все получится, нашей энергии все равно не хватит. Не зря ведь я не пускал магов в город.

— Они к нам присоединятся! Быстрей, — торопил Виктор Хранителя, чувствуя, что вот-вот Марэманго снова предпримет попытку напасть на них.

Хранитель протянул руку Виктору, и тот сжал ее. Подойдя к костру, они подбросили в него обломки шкафов, и огонь вспыхнул ярким пламенем.

— Нужно закинуть тело в костер! — сказал Гурфад.

— Ну так закинем.

Они взяли тело Демона за руки и за ноги и подтащили его к костру. Голову Гурфад положил на живот трупа и, снова взяв его за руки, сказал:

— На раз-два-три бросаем.

Раскачав останки Марэманго, они закинули их в костер, сразу же полыхнувший зеленым пламенем.

Страшный рев разнесся по пещере, и Хранитель тревожно закричал:

— Скорее! В круг!

Казалось, стены зала задрожали от ужасного рева. Гурфад и Виктор взялись за руки и встали по разные стороны от костра. Огонь был слишком близко, почти лизал кожу на руках, заглядывал в лицо, но они терпели. Хранитель забормотал заклинания на непонятном языке, и воздух вокруг затрещал от электрических разрядов.

— Постарайся расслабиться и впустить меня в свой разум! — закричал он, пересиливая рев. — Наша энергия должна слиться воедино, и, когда это произойдет, мы с ее помощью загоним Марэманго в его родную стихию — огонь. Когда он потухнет, его душа останется в пепле и прахе. Затем, если вдруг кто-то из нас ослабнет или погибнет, оставшийся должен собрать всю золу в сосуд и запечатать его. А сейчас просто расслабься. Будем надеяться, что все у нас получится.

Виктор закрыл глаза и последовал совету Хранителя. Расслабив свой перегруженный за последние часы мозг, он постарался ни о чем не думать. Сначала все было по-прежнему, и Потомок даже стал беспокоиться, что у них действительно ничего не выйдет. Но вдруг почувствовал какой-то толчок. Кто-то тихо постучался в дверцу его разума. Яркий свет стал проникать сквозь маленькие прорехи в его сознании, как утренние лучи солнца пробиваются сквозь дырки в занавесках, освещая пыльные вещи в комнате. Виктор почувствовал, как в его тело поступает тепло, и сразу же захотелось жить.

Ослепительная вспышка лишила его на мгновение способности что-либо соображать. Когда он вновь обрел способность мыслить, пред ним предстала драматическая картина. Он стоял на каменном островке посреди раскаленной лавы, а рядом шел настоящий бой. Гурфад и какое-то мифическое существо, которое Виктор уже видел в своем далеком сне, осыпали друг друга шквалом молний. Заметив, что Потомок вошел в транс и способен вступить в магическую схватку, Хранитель закричал:

— Присоединяйся! Мне одному не справиться! Виктор, не понимая, каким именно образом он должен присоединиться, огляделся. У ног его лежал меч, которым он обезглавил Демона. Потомок подхватил его и бросился на помощь Гурфаду. Марэманго, увидав, что в бой вмешался тот, кого он так ненавидит, метнул в Потомка пучок энергетических стрел. Виктор не знал, как вести себя в подобном случае, и чуть было не пропустил удар. В последний момент он инстинктивно выбросил вперед и вверх свой меч и, к своему удивлению, отбил им выстрел Демона. Заряд отскочил от лезвия меча и улетел куда-то в сторону.

Воспользовавшись тем, что Марэманго отвлекся на Виктора, Гурфад швырнул энергетический пучок Демону в грудь. Тот взвыл от боли и слегка попятился.

— Нападай! Не давай ему опомниться! — возбужденно закричал Хранитель, радуясь маленькому успеху.

Виктор не представлял, как ему нужно нападать. Перед ним был Демон, каких рисуют в школе на стенах. С крыльями, когтями на лапах и рогами. Подойти к нему на расстояние удара практически было невозможно. Виктор остановился в нерешительности и спросил Гурфад а, держа меч наготове:

— Что мне делать?

— - Атакуй его своей энергией. Нашей энергией! — прокричал Хранитель, отбивая посохом очередной удар Демона, который, опомнившись от неудачи, постарался перейти в наступление.

Виктор от досады крепко сжал пальцы на рукояти меча. Наверно, Хранитель был прав, когда говорил, что он не обучен магии и не может помочь ему в астральном бою. Сердце Потомка наполнил гнев, гнев бессилия что-либо поделать в этой ситуации.

Но вдруг он почувствовал, как рукоять меча слегка нагрелась. Виктор взглянул на свой кулак. По нему пробежали еле заметные змейки желто-синих молний, похожих на те, которые посылал во врага Гурфад. Потомок поднял руку с мечом, и яркий извилистый луч соскочил с острия. Заряд рванул вверх и умчался в бескрайние просторы астрального мира.

— Бей точней! Не трать себя попусту! — крикнул Хранитель. — Старайся целиться в голову или грудь.

Виктор снова сжал кулак и выбросил руку с мечом в сторону Марэманго. Желто-синяя молния метнулась к Демону, который закрылся от нее недоразвитым крылом и тут же отправил свою стрелу Гурфаду в живот. Видимо, его он считал наиболее опасным противником. Хранитель упал на пол, корчась от боли, но поспешил встать.

Марэманго снова пустил в него заряд, но старик ожидал этого и ловко увернулся, перекатившись по каменному полу. К тому же Виктор, пытаясь защитить его, со своей стороны, как Зевс-громовержец, метнул несколько молний, которые угодили в рогатую безобразную голову. Демон качнулся и стал отступать.

Виктор, чтобы не терять инициативу и дать Хранителю оправиться, раз за разом бил Демона зарядами. Марэманго закрыл крыльями голову и пятился... пятился... Виктор понимал, что его силы с каждым взмахом меча становится меньше, но все же не сбавлял темпа, так как чувствовал, что развязка должна вот-вот наступить. Стрелы слетали с его меча одна за другой. Потомок так вошел в роль, что со стороны могло показаться, будто это была для него не первая астральная битва, а обычное, повседневное занятие — бить и гнать Демона.

Гурфад, лежавший на полу без движения, очнулся, приподнял голову, не вставая, вытянул дрожащую руку вперед и, тщательно прицелившись, метнул Демону свой магический «подарок». Молния угодила в ногу, Демон пошатнулся и стал заваливаться назад. Виктор добавил свой удар, и Марэманго с грохотом рухнул навзничь. Он попытался встать, но новые энергетические «бомбы» безжалостно обрушились на его тело и голову. Демон стал отползать назад, туда, где его ждала огненная бездна, грозившая ему очередным многовековым заточением. Он это понимал, но поделать ничего не мог. Поэтому он дико взвыл, не столько от боли, сколько от досады.

Силы Виктора таяли, как снег весной, но Потомок понимал, что если сейчас не выложиться, то на новую попытку их уже не хватит. К тому же Гурфад выглядел неважно, очень даже неважно! Плохо выглядел Хранитель! Еще несколько минут боя в таком темпе, и он уже Виктору ничем не сможет помочь. Как, впрочем, и Виктор ему.

Воздух вдруг наполнился громким шелестом, и рядом с Виктором появился еще один человек. Это был маг Арнат, которого Потомок видел рядом с Гурфадом. Моментально оценив ситуацию, маг включился в битву и буквально засыпал молниями корчившегося на камнях Марэманго. Демон взревел от боли. Он поднялся и вновь вынужден был отступить. И тут...

Он не заметил, что за спиной был уже самый край, и потерял опору. Замахал крыльями, пытаясь поймать утраченное равновесие, но было уже поздно. Он буквально висел над пропастью, достаточно было малейшего усилия, чтобы сбросить его в огненную бездну.

Яркая вспышка разрезала воздух, пролетев между Виктором и Арнатом. Она вонзилась Демону в грудь и заплясала на ней желтыми языками. Марэманго взревел последний раз, то ли от боли, то ли от отчаяния, сорвался вниз и, беспомощно размахивая своими атрофированными крыльями, полетел в лаву.

Виктор повернулся к Гурфаду, который нанес победный удар, и поднял вверх большой палец: отличная работа! Старик опустил руку с посохом и сам рухнул на землю, потеряв сознание.

***

И сразу наступила темнота. Стало, как безлунной ночью, когда вокруг нет ни одного источника света и кажется, что темнота поглощает все живое. Виктор вышел из транса и почувствовал, что его кто-то держит за руки. Он открыл глаза. Справа от него был Гурфад. Он лежал на каменном полу, крепко сжимая его руку. Слева стоял маг Арнат, так вовремя пришедший на помощь. Он тоже открыл глаза и выпустил руку Виктора.

— Скорее! — крикнул он. — Нужно помочь Хранителю. Он потерял очень много энергии и может не вынести этого. Хоть он и очень опытный маг но возраст дает о себе знать.

Виктор присел на корточки и свободной рукой аккуратно приподнял голову Хранителя. Гурфад открыл глаза и улыбнулся. Взгляд был туманный, как у очень больного человека. Рядом с ними возник второй маг, он подложил Хранителю под голову свою сумку.

— Опускай, ему так будет легче. Я попробую передать ему часть своей энергии. Отойди! Надеюсь, еще не слишком поздно!

Гурфад зашевелил губами. Виктор наклонился к нему.

— Мы все-таки сумели, — прошептал старик.

На глаза Виктора навернулись слезы. Ему стало очень грустно. Не радовала даже победа, добытая с таким трудом. Он опустил голову старика на мягкую сумку. Хранитель закрыл глаза и, казалось, тут же уснул. Маг засуетился вокруг него. Он положил свою ладонь ему на лоб и что-то зашептал себе под нос. Вокруг его ладони забегали светло-голубые огоньки. Хранителя встряхнуло, как реанимируемого дефибриллятором пациента, у которого остановилось сердце.

Между тем костер уже догорел. Виктор вспомнил, что обряд не доведен до конца, и бросился к развороченным шкафам, где он как-то мельком видел глиняный кувшин. Найдя его, чудом уцелевшего, в куче хлама, Потомок торопливо вернулся к костру. Раскидав мечом догорающие головешки, Виктор стал сгребать золу и пепел в одну кучу. Попадались куски обугленных костей, которые Потомок с отвращением давил ногами, стараясь растереть в порошок. Они гнусно трещали под каблуком, ломаясь и превращаясь в ничто.

Через несколько минут упорного труда на каменном полу пещеры появилась довольно приличная черно-серая кучка, которую Виктор поспешил засыпать в кувшин. Собирая пепел большим куском найденного пластика, Потомок глянул на Хранителя. Маг, реанимирующий Гурфада, был мрачнее самой темной тучи. Он уже отнял свою руку от лба старика и сейчас грустно смотрел на своего коллегу.

— Как он? — спросил тревожно Виктор, не прекращая своего занятия.

— Я чем смог, тем помог. Но он потерял слишком много энергии. Сейчас остается только ждать. Все зависит теперь от самого брата Гурфада. Сумеет он победить смерть, или она окажется сильней его! Третьего не дано.

— Виктор забросил последнюю горсть пепла в сосуд и передал его магу со словами:

— Дело за вами. Запечатайте его и спрячьте. Я побуду с Хранителем.

— Хорошо, я оставляю его с вами, а сам займусь урной, — кивая головой, ответил маг. — Я кого-нибудь пришлю вам в помощь.

Маг взял тяжелый кувшин обеими руками и быстрым шагом направился к выходу. Проворно взбежав по пандусу, он толкнул плечом дверь и скрылся в темном коридоре.

Виктор взял руку Гурфада и сжал ее в своей ладони. Закрыл глаза, и яркий свет ослепил его.

Когда способность видеть к нему вернулась, оказалось, что он стоит в темной комнате. Перед ним находилась приоткрытая дверь, из-за которой в помещение пробивался яркий свет. Самая обычная картина перехода из нашего мира в лучшие места. По крайней мере, многие именно так описывали этот момент.

Виктор подошел к двери и осторожно толкнул ее. Она распахнулась, и свет вновь ослепил его. Виктор прикрыл глаза рукой, чтобы хоть немного ослабить яркость и что-то разглядеть, но это не помогло. Внезапно свет заслонила чья-то фигура, в которой Потомок узнал Хранителя. Гурфад медленно шел к нему, опираясь на свой незаменимый посох. Его длинные волосы колыхались на ветру, играя серебром в ярких лучах. Виктор махнул рукой, и старик ответил ему взмахом своего посоха.

— Ты сделал это! — улыбаясь, сказал Хранитель. — Я горжусь тобой!

— Нет, это сделали мы вместе! К тому же...

— К тому же, — перебил Гурфад, — я знаю, что ты думаешь. Ты считаешь себя виновным в моей смерти. Ты думаешь, что если бы ты не торопил меня и мы дождались бы брата Арната, то все было бы иначе?

— Да...

— Да, — перебил его снова Хранитель, — было бы иначе. Марэманго ускользнул бы из ловушки, а через неделю-две нанес новый удар, который мы не смогли бы ни предугадать, ни отразить. Поэтому ты поступил абсолютно правильно, а я считаю, что струсил, медля у костра.

— Как — в твоей смерти? — наконец дошел до Виктора смысл первых слов Хранителя.

Остальное уже не имело никакого значения, так как было событием свершившимся, поэтому Потомок не стал рассуждать, кто был героем, а кто трусом. Но то, что сказал Хранитель о своей смерти, повергло парня в смятение.

— Виктор, ты уже взрослый человек, — сказал Хранитель, — и должен знать, что смерть — далеко не самое худшее, что может произойти с человеком. И я ухожу со спокойной совестью, зная, что мы выполнили свой долг.

Виктор печально улыбнулся, пытаясь не думать о смерти Гурфада. Но это было невозможно, так как он стоял перед ним еще живой. Хранитель протянул руку, и Виктор сжал ее своей. Гурфад тихо сказал:

— Прощай! Я рад был нашему, жаль недолгому, знакомству. Теперь мне пора.

Хранитель отпустил дрожащую руку Потомка и медленно повернулся. Свет вспыхнул еще ярче, и Виктор зажмурился, упустив на мгновение Хранителя из виду. Открыв глаза, он увидел спину старика, тонущую в свете, который поглощал его целиком. Когда свет его почти растворил и Виктор мог видеть лишь отдельные части тела, старик остановился и снова развернулся к Потомку. Он поднял свободную руку над головой и помахал растроганному парню. Виктор тоже поднял руку, махнул ему на прощание. И Гурфад растаял.

Внезапно все перед Виктором поплыло, стены комнаты задрожали, пол под ним заходил, и дверь медленно закрылась. В помещении стало абсолютно темно. Темно и одиноко.

Виктор открыл глаза. Зрение к нему возвращалось постепенно. Сначала стали вырисовываться общие контуры пещерного зала, в котором он находился. Затем все остальное — статуя Будды, разбросанные тлеющие угли из костра, озеро над запертыми вратами. Хранитель лежал на полу в той же позе, в которой Виктор оставил его. Лицо Гурфада было безмятежным и таким живым, что казалось, он вот-вот откроет глаза и улыбнется Потомку.

Из-за входных дверей послышались крики и какая-то возня. Виктор встрепенулся и, схватив меч, лежащий рядом с ним, бросился вверх по пандусу. В пылу боя и последующих событий он совсем забыл, что в зал легко мог ворваться кто-нибудь из напавших на Храм. А так как из оружия у него остался лишь меч, то следовало хотя бы подобраться поближе и, если понадобится, принять рукопашный бой.

Дверь распахнулась почти перед его носом. Он замер и приготовился к прыжку вперед.

— Эй, эй, спокойно! — услышал он знакомый голос — Виктор, это я!

На пороге с автоматом в руках стоял Илья. За ним виднелись еще несколько человек с оружием. Это были выжившие из его команды люди. Лицо Логинова было перепачкано чем-то черным, а одежда местами была в грязи и кое-где порвана. Одна штанина брюк замазана кровью, а на шее виднелась неглубокая кровоточащая рана.

— Мы победили, Витюха! Победили! Правда, несколько человек смогли убежать, но, думаю, мы сможем их догнать.

— Ты ранен?

— А-а, это? Да ерунда. А как у вас? Где Марэманго? Ты видел его?

— Видел.

— Илья, насторожился, с опаской посмотрел на друга:

— Видел? Ну и?..

Виктора вдруг осенило. Такое бывает, например, после долгой апатии или когда через неделю дождей вылезает солнце и освещает мокрый асфальт, принося людям желание жить, любить, надеяться. Перед ним стоял друг, где-то рядом была любимая девушка, которая, как оказалось, зачала от него ребенка. И, хотя смерть Хранителя была тяжелой утратой, жизнь не стояла на месте, а текла своим чередом.

— Наша смерть — это только начало чьей-то жизни и веры в Христа, — прошептал Виктор слова из песни.

— Что? — не понял Илья. — Ты о чем?

— Все нормально, — встрепенулся Виктор. — Поверь мне, все нормально!

За дверью, которую несколько человек из отряда Ильи, наверно, еще по привычке охраняли, держа автоматы наперевес, послышался шум, и в зал вбежала испуганная Марико. Увидев Виктора живого и здорового, она зарыдала и бросилась ему на шею, едва не оттоптав ноги смущенному Илье. Покрывая лицо любимого поцелуями, она шептала прерывисто, как в бреду:

— Я думала... Я не знала... С тобой все в порядке?

— Все отлично! — прошептал ей Виктор. — Все замечательно! Мы победили!

***

Выйдя наконец на свет из подземных лабиринтов Храма, Виктор обнял Марико и крепко поцеловал ее.

— Как я боялась за тебя! — все еще не успокоившись от пережитого, сказала Марико.

— Все позади, солнышко, — не выпуская девушку из своих объятий, ответил Виктор. — Кстати, что же ты не сказала мне, что я скоро стану отцом?

— Я сама не знала, — смущенно сказала Марико.

— Поздравляю! — услышал Потомок голос своего Предка.

— Спасибо! — мысленно сказал он. — Но ты не можешь оставить пока меня? Видишь ли, я немного занят.

— Извини, — ответил Предок, — но это срочно. Мне осталось быть на этом свете совсем немного. Наконец-то я могу отправиться туда, где обрету покой.

— Я рад за тебя. Но ты же должен...

— Благодаря тебе уже не должен! — перебил его Хранитель. — Теперь ты сменишь меня на этом месте, когда придет твое время.

— Как? — растерянно спросил Виктор.

— Прощай, Рыцарь Света! Я горжусь тобой и рад, что ты сумел победить зло. Удачи тебе!

— Прощай! — смущенно ответил Виктор.

— Он повернулся к растерянной его минутной отстраненностью девушке и снова обнял ее.

— Что случилось? — настороженно спросила Марию.

— Все в порядке, — ответил Виктор. — Идем!

А за их спинами солнце уже спешило к горизонту, освещая вечерними лучами развалины Мертвого города, точно так же, как делало это тысячи лет назад, и как будет делать через тысячи лет. Если, конечно...

1

Рапа Нуи — остров в Тихом океане. Современное название — остров Пасхи.

(обратно)

2

Праздник Яйца - спортивный турнир, проводимый на острове с незапамятных времен. Его победителями становились только самые сильные и выносливые молодые люди

(обратно)

3

Рано Као — южный полуостров Рапа Нуи

(обратно)

4

Ринпоче — уважительное буддийское обращение к настоятелю. Ставится после имени

(обратно)

5

Триада — китайская мафиозная группировка

(обратно)

6

Асуры — в индуистской мифологии небесные создания, обладающие колдовской силой иллюзии

(обратно)