«Ночная таксистка»

Олеся Шалюкова Ночная таксистка

Часть 1 Странные знакомые

Глава 1. Поездка туда и обратно

Ночь. Такси у магазина, Взгляду мирная картина. Спит девчонка за рулем, И не знает, что, почем. И не знает, что с утра, Мир, как черная дыра, Засосет, перевернет, Зеркальным боком обернет. Где стоял фонарь — аптека. Миг, и нету человека. Поменялись номера, Улицы не те, дома. Словно мир сошел с ума, Иль с ума сошла она. Странности как снежный ком, Рухнут вниз со всех сторон. Выплывай, а хочешь — нет, На вопросы дай ответ. Заблудиться иль найти, Счастье, дружбу обрести. В хороводе странных снов, Найти себя, найти любовь. Спастись самой, других — спасти. Но тихо! Спи, малышка, спи.

Темно-зеленая машина с шашечками на крыше стояла недалеко от крупного ночного супермаркета. За рулем ухоженной десятки была девушка.

Оперевшись головой на руки, сцепленные на руле, она дремала. Легкий стук в окно, заставил ее тут же встрепенуться. Перед машиной, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу, стоял симпатичный парень.

Опустив стекло, девушка с недоумением посмотрела на него.

— Вы свободны?

— Вообще или в частности? — хрипловато поинтересовалась таксистка.

— На данный момент меня интересует, свободно ли ваше такси, — ничуть не смутившись, ответил парень. — Но в перспективе, меня может заинтересовать и ваша свобода в частности.

— Такси свободно. Садитесь, — протянув руку, девушка отщелкнула дверцу. Ночной пассажир сел вперед, справа от нее.

— Куда едем? — поинтересовалась таксистка, щелкая кнопкой на приборной панели.

— Пока стоим.

— А вы в курсе, что счетчик я уже включила?

— Деньги не проблема.

— Ну, как скажете.

Пожав точеными плечиками, таксистка вновь опустила голову. Парень повернулся, смерил ее задумчивым взглядом. Потом вновь отвернулся к окну. Взгляд зацепился за белую табличку над лобовым стеклом.

«Вас обслуживает Атаманова Ирина».

Наверное, в детстве дразнили ее атаманшей… хотя, ей подходит. Короткие черные взъерошенные волосы. Никогда не думал, что девушке, такой тонкой и хрупкой на вид, может пойти настолько неженственная прическа. Нос — курносый. Кожа белая. Она что под солнцем никогда не бывает? Глаза серые, а под глазами синяки. Плохо спит? Или просто не хватает времени для сна?

На приборной доске на часах сменилось время. 00:00.

— Ирина, просыпайтесь.

Девушка мгновенно посмотрела на пассажира.

— Я не сплю. Куда мы едем?

— Пока прямо, а там скажу.

Включив зажигание, Ира плавно отжала сцепление, и машина мягко тронулась с места, идеальный разворот и вот машина уже на проспекте. Скорость… средняя.

— Вы предпочитаете скорость повыше? — мягко уточнила Ирина, обратив внимание, что ее пассажир неизвестно почему очень нервничает.

— И да, и нет, — парнишка улыбнулся. — Я боюсь, что если вы будете ехать так медленно, мы не успеем…

— Хорошо.

Опять невыразимо плавное движение, переключена передача. Машина рыкнула и рванула вперед, словно застоявшийся конь, которого неожиданно поманили свободой.

— Вот так лучше, — кивнул парнишка.

— Скоро поворот, куда на повороте? — уточнила Ирина.

— Прямо.

— Что? — девушка недоуменно повернула голову к пассажиру, тот мягко улыбнулся.

— Простите, я неудачно пошутил. На повороте направо и до магазина «Островок».

Таксистка пожала плечами.

Какой странный пассажир! Я же его забрала от «Островка». Впрочем, какая мне разница. Заплатит по счетчику — и ладно. Все остальное меня волнует мало.

На повороте свернув направо, Ира повела свое такси обратно к «Островку», но уже по другой дороге. Остановившись у магазина, она вновь посмотрела на пассажира.

— Очень хорошо, — сказал тот, улыбнувшись. — Подождите меня еще две минуты, потом поедем дальше.

Ира кивнула. Парень вышел из такси и скрылся в магазине.

Откинувшись головой на спинку кресла, девушка посмотрела на потолок. Очень хотелось спать. Вот уже третьи сутки ей никак не удавалось нормально выспаться.

Волны забытья накатывали, погребали под собой. Хлопнувшая дверца и поток холодного воздуха разогнали сонный дурман.

Сев в машину, парень отправил на заднее сидение какой-то объемный пакет.

— Ира, вы умеете держать язык за зубами? — поинтересовался он, разглядывая ночь за окном.

Девушка улыбнулась.

— Если бы не умела, то никогда не пошла бы работать ночным таксистом.

— Это отличается от обычного?

— Вы даже не представляете насколько, — хмыкнула Ира, включая зажигание.

— Вот как… а чем же?

— Неверные супруги, те с кем они супругам изменяют, подростки, убегающие из дома, и специальные курьеры. Да мало ли кого можно встретить в ночном такси!

— Что же. Тогда так. Можно ли подъехать к этому же самому магазину, но не с той стороны, откуда мы ехали?

— Можно. К «Островку» можно проехать шестью разными дорогами.

— Отлично. Сейчас вы должны выехать по той же дороге, по которой мы приехали, и подвезти меня к «Островку», но другой дорогой.

— Хорошо.

Странный парень. Не менее странная просьба.

Улыбнувшись своим мыслям, Ира тронулась с места. И набирая ход, машина помчалась по тому же пути, по которому и приехала.

…К шести часам, девушка несчастный магазин уже ненавидела всеми фибрами души. Она подъезжала к нему с разных сторон, и все время пассажир вставал и шел туда. Что самое странное — возвращался всегда с покупками. Их на заднем сидении уже скопилась целая гора.

Несколько раз такси Иры вызывала диспетчерская. Отзываясь на тему, что с ней все в порядке и что она работает, таксистка продолжала кружить по кварталу.

Около шести утра, вернувшись из магазина и уложив на заднее сидение какую-то коробку, парень устало выдохнул.

— Ну, вот и все. Теперь осталось доставить меня домой, на Окружную, 12.

Окружная, 12? Так, постойте! Там же огромный дом, где селится элита. Неужели этот мальчишка не мог взять свою машину или своего водителя? Если он там живет!

— Едемте, Ира. Последнее усилие.

Фыркнув, девушка тронулась с места. До Окружной она приехала за рекордный срок. От подъезда спешно прибежали два охранника, ничуть не смущаясь, парень нагрузил их пакетами и велел нести в лифт. Что Ире больше всего понравилось, так это то, что охранники даже не возразили и как нагруженные ослики, пошли в обратную сторону.

— Вот и все. На сегодня поездка закончена. Сколько по счетчику?

Девушка озвучила сумму. Пассажир отдал сумму в два раза больше.

— Вам сегодня пришлось нелегко, так что не отказывайтесь.

Ира улыбнулась, но деньги взяла.

— Удачи вам, — пожелала она беспокойному пассажиру. Тот зашел в подъезд не оглядываясь, а машина тронулась с места.

Отчитавшись перед диспетчером за выполненную смену, Ира подъехала к своему дому, загнала машину под навес. Остановилась, задумчиво оглядывая свой дом.

В ближайший выходной надо будет покрасить окна… и, пожалуй, крыльцо подравнять.

Беззвучно открылась дверь дома.

Зайдя в полутемную прихожую, Ира щелкнула свет. Скинула с усталых ног кроссовки и прошла в душ. Затем рухнула спать… до утра — и до начала занятий оставалось всего три часа. Девушка уснула быстро, но впервые за последние три года, которые она прожила в невероятном режиме, ей приснился сон.

Ире снилось, что она сидит в большом светлом зале, перед столом, из-за которого на нее с некоторым недоумением во взгляде, смотрит высокая сухопарая женщина.

— Доброй ночи. Представьтесь, пожалуйста.

Странный сон…

— Ирина. Атаманова.

Почему я отвечаю? Я это… как бы так сказать… не очень хочу делать. В конце концов… какая разница? Я сплю, так почему бы не пообщаться с этой в высшей степени странной дамой.

— Где вы работаете, Ирина?

— Ночным таксистом.

— Почему такой странный выбор?

— Ночные таксисты получают больше. Мне надо оплачивать свой дом и свою учебу.

— То есть днем вы на учебе? — уточнила дама.

— Да.

— На кого вы учитесь?

— На дизайнера.

— И при этом работаете таксистом?

— Не было другого выбора. Ночных дизайнеров не бывает.

— Что же, — женщина нервно поправила стопку бумаг на углу стола. — Вас нам очень рекомендовали… И, пожалуй, у нас действительно нет другого выбора. Меня зовут Алла Сергеевна, и я буду вашим новым начальником.

— О чем вы говорите? — недоуменно уточнила Ира…

И проснулась от назойливого звонка будильника.

Что может быть проще — успеть вовремя на занятия, если у тебя своя машина? Правильно, ничего проще быть не может, вот только если на твоей дороге — нет пробок.

Стоя в одной из них, всего за пару кварталов от университета, Ира совершенно серьезно думала о том, чтобы оставить машину у тротуара — и пойти пешком. Например, как вон та девушка, что идет совсем рядом.

Какая милая…

— Эй, девушка, — поинтересовалась Ира, резко открыв противоположную дверцу машины. — Может, тебя подвезти?

— Вы можете у машины отрастить крылья? — усмехнулась прохожая, повернувшись.

— Нет, я могу просто предложить свою компанию, прежде чем все это рассосется.

— Вам больше нечем заняться?

— Верно, — просияла таксистка. — Так что — садитесь.

— Я вас где-то видела.

— Возможно, в университете?

— В нашем, государственном? — удивилась девушка.

— Конечно. Поток худграфа.

— Тогда точно, мы с вами там и пересекались. Я Лена.

— А я Ира.

— Очень приятно.

— Взаимно. Так что случилось, Лена, что ты бродишь по дороге с таким уныло-постылым видом?

— Много чего, — пожала плечами девушка. — И если честно мне об этом не хочется рассказывать.

— Тогда и не надо, — кивнула Ира. — О. Пробка поддалась. Поехали? Тебе ко второй паре? Или ты безбожно опаздываешь на первую?

— Мне? — с губ Лены пропала улыбка. — Да вообще-то… мне тоже на вторую.

— Ты опять погрустнела, — заметила брюнетка, плавно трогая машину с места. — Но я не буду тебя ни о чем спрашивать, не переживай.

— Ты странная.

— Что я могу с этим поделать? — усмехнулась Ира.

Несколько минут до здания университета девушки болтали ни о чем, а затем — расстались…

…Руки на руль. Голову на руки. И немного подремать. Сегодняшний день совершенно вымотал… очень хочется отоспаться — но работу пропустить нельзя, скоро надо будет платить за квартал в университете… а пропустить учебу — это значит, отправить коту под хвост все бессонные ночи.

— Ира, вызывает диспетчерская.

— Слушаю.

— Срочный вызов с Окружной. Судя по маячку, ты очень близко. Сможешь забрать?

— Безусловно.

— Дом 12.

Дом 12? Эй… я же была там еще вчера, а сегодня опять туда мотаться? Странный дом… не менее странные жители.

Остановившись у подъезда, Ира с интересом осмотрелась. Охранники покосились в ее сторону, но не вышли из своей стеклянной будки.

Зато дверь подъезда хлопнула, простучали торопливо каблучки, и на соседнее сидение приземлилась… Лена.

Она? Но что она делает в такое время в таком месте? Как же так…

— Ира?

— Доброй ночи, Лена.

Не дожидаясь подсказок, таксистка резко рванула машину с места. Ей хватило того, что вслед за девушкой выскочили охранники, и их лица были далеки от радушных.

— Я бы не сказала, что она добрая, — грустно ответила пассажирка.

Покружив по кварталу, Ира не обнаружила никакой погони и съехав в подворотню, резко остановилась.

— Мне выйти здесь? — тускло спросила Лена.

— Не надо. Почему ты выбежала из дома, словно за тобой гнался, по меньшей мере, демон?

— Не призывай никого на свою голову. Да и зачем тебе чужие проблемы?

Что тебе ответить, случайная подруга? То, что работая ночным таксистом, ты уже не можешь по-другому? Сказать правду, что пройти мимо беды и не помочь ей, для меня неприемлемо, потому что я обещала это тому, кого…

— Какая разница? Главное, что я могу тебя выслушать, и может быть даже подсказать что-нибудь очень дельное! — заметила Ира.

— А ты упертая.

— Что я могу поделать! По-другому, на ночных улицах не выжить.

— В принципе, — Лена вытащила из сумочки декоративную зажигалку, покрутила ее в руках и спрятала обратно. — Моя история не представляет собой ничего особенного… Выросла в обеспеченной семье. Долгое время считала себя принцессой, все… чтобы я ни попросила — доставлялось мне на блюдечке. А потом, я встретила его. Изумительный прекрасный… я не обратила внимания на то, что мои родители, словно немного постарели. Я не прислушалась к их словам… и оказалось, что он…

— Гад?

— Распоследний… вначале, я поймала его, когда он соблазнял мою лучшую подругу. Из-за него — из-за его наветов я мгновенно потеряла ее. Потом он отогнал от меня всех моих знакомых, я осталась в одиночестве! У меня не было никого и ничего! Потом он начал ссорить меня с родителями. А сегодня он меня ударил.

— А ты? — спросила таксистка.

— Швырнула ему в лицо кольцо и сказала, что никакой свадьбы…

— Думаешь, это тебя поможет?

— Нет, знаю, что не поможет… — Лена отвернулась к окну и вздохнула. — Но именно поэтому, я решила, сегодня ты покатаешь меня по городу, просто так. А потом — мост и головой вниз.

— Ты что! — вскинулась Ира.

Ее пассажирка пожала плечами.

— У меня нет другого выбора. Он просто-напросто бандит. А теперь хватит стоять, поехали.

Выруливая на дорогу, таксистка бросила в сторону пассажирки косой взгляд.

Твердый взгляд, решительный профиль. Неужели нет другого выбора? Должен быть… Должен.

— Послушай, Ира, — Лена облокотилась на свои колени. — А можно, как-нибудь сделать так, чтобы ты работала, а я просто посидела и посмотрела на людей, которые пользуются ночным такси?

— Это не самый лучший вариант, но если ты хочешь… я могу попробовать договориться.

— Хочу.

Позвонить диспетчеру и двинуться к «Островку», запасаться кофе. Сегодня почему-то странная ночь. И так безумно хочется спать…

— О! — дверь открылась неожиданно.

Повернув голову, Ира увидела вчерашнего сумасшедшего пассажира.

— Вы сегодня опять работаете?

— А вы хотите сегодня опять со мной покататься?

— Покатался бы, но вы заняты, — заметил парень.

— Нет, это… так.

Парень сел в машину, оглянулся на заднее сидение, смерил съежившуюся Лену понимающим взглядом.

— Проблемы?

— Не то слово, — усмехнулась девушка. — О! А я тебя знаю! Ты — Стас. Сосед… моего бывшего.

— Бывшего? Когда успела? — удивился Стас, улыбнувшись.

— Сегодня, — Лена смущенно улыбнулась в ответ.

— Давно следовало.

— Вот только как теперь мне это объяснить ему.

— Хочешь, помогу?

— А ты можешь?

— Безусловно!

Странно… в моем такси происходило многое, но еще ни разу так просто не решалась чья-то судьба.

— Ирина.

— Что?

— Тогда сегодня все отменяется. Везите меня домой. Меня… и Лену. Разберемся со всем сразу и на месте.

Пожав плечами, Ирина тронулась с места.

Стас и Лена скрылись в подъезде, косо посмотрев на оставленную плату, таксистка связалась с диспетчером — и поспешила уехать домой.

Сегодняшняя «норма» была перевыполнена. И можно было наконец-то поспать!

…— Мы с вами не договорили.

Сухопарая женщина строго смотрела на Ирину.

— Извините, — смущенно кивнула девушка. — Будильник.

— Вы очень мало спите, Ира.

— У меня нет другого выбора.

— Не утрируйте, — возразила женщина. — Выбор есть всегда.

— Тогда я просто его не вижу.

— Вот это ближе к истине. Итак… — Алла Сергеевна вскинула тревожно голову. — Вас сейчас опять разбудят! Ну что такое… никак не получается нормально поговорить. Ира, будьте осторожнее, когда…

Когда?

Хлопая глазами, девушка смотрела в потолок и пыталась понять, что именно ее разбудило. Телефон на прикроватной тумбочке снова возмущенно затрезвонил. Перекатившись, Ира сняла трубку.

— Алле.

Сквозь помехи донеслось.

— Ира?

— Я вас внимательно слушаю, несмотря на то, что еще только 4 часа утра.

— Извините, Ира. Это Стас.

Беспокойный пассажир? Откуда у него мой номер?

— Что вы хотели, Стас?

— Мне очень нужна ваша помощь.

— Вам не кажется, что вы все-таки очень не вовремя?

— Ира. Он… он увез Лену.

— И при чем здесь я?

— Он сказал…

Связь резко оборвалась.

Что это было? Ночной кошмар? Просто очень неудачный сон? Странно! В телефоне ничего нет. Никаких входящих звонков… никаких сообщений. Значит… приснилось!

Перевернувшись на другой бок, Ирина опять уснула. Последний шанс благополучно пересечь жизненный перекресток, был упущен…

* * *

Очередная ночь. Снова многострадальный «Островок». Десять минут назад Ира доставила в соседний дом пассажира и теперь думала о том, стоит ли взять еще одного, или лучше ехать домой и немного поспать.

С понедельника начиналась контрольная неделя, и надо было если и не учить, то хотя бы спать ложиться немного раньше. Синяки под глазами действовали на преподавателей как красная тряпка на быка…

Дверца машины хлопнула, и на сидение опустился невысокий молодой человек, тряхнул зонтиком, скидывая с него капли дождя, и вновь посмотрел на Ирину.

— Вы стоите здесь уже несколько минут, вот я и решил, что вы — свободны.

— Стас? — невольно выдохнула Ирина.

Молодой человек изумительно аристократическим движением вскинул бровь.

— Прошу прощения? Меня действительно зовут Стас, но я не припомню, чтобы мы с вами встречались раньше!

Щеки девушки окрасились легким румянцем.

— Простите, пожалуйста. Кажется, я немного обозналась…

— Ничего страшного.

Щелкнув счетчиком, немного сбитая с толку, Ира взглянула на пассажира.

— Куда едем?

— Сначала придется немного постоять.

Нервно вздрогнув, таксистка посмотрела на часы. 23:47. Но ведь… этого же просто не может быть, да? Не может так случиться, что они сейчас будут стоять ровно 13 минут и выедут, когда будет полночь.

— Послушайте, — прервал размышления Иры Стас. — Получается какой-то непорядок! Не очень понятно, как и откуда, но ведь вы знаете мое имя, а я ваше — нет.

В прошлый раз он был не такой разговорчивый! Может быть, я просто видела сон?

Подумаешь, сны в моей напряженной жизни — это редкость. По любому, это более реально, чем думать, что парня я помню — а он меня нет!

— Ира.

— Красивое имя, Ирина.

У молодого человека зазвонил мобильный телефон. Незнакомая, но очень приятная мелодия наполнила салон машины.

Бросив в трубку пару раз «да», Стас легко улыбнулся.

— Ну вот, получил «добро», теперь можем и ехать.

23:51. Чушь! Это был просто сон… не более чем блажь уставшей таксистки.

— Куда едем, Стас?

— Пока прямо, а там скажу.

К концу рабочей ночи Иру уже трясло. Ее «сон» повторялся до мелочей! Постоянные круги вокруг «Островка». Многочисленные пакеты… разноцветные обертки коробок, от которых рябило в глазах.

И чувство, что она медленно, но верно сходит с ума.

— Послушайте, Ира, — тихо сказал Стас, с тревогой глядя на бледное лицо девушки. — Я понимаю, что у вас сегодня из-за меня выдалась тяжелая ночь. Вряд ли вам приходилось выполнять такие странные заказы, но прошу вас собраться, и посетить еще пару мест.

— Конечно, не переживайте, — улыбнулась непослушными губами девушка.

— Тогда нам на Окружную.

12?

— 12.

Машина тронулась с места.

…Около двенадцатого дома, на крыльце стояла и курила высокая красивая девушка, за ее спиной стояли охранники.

Выйдя из машины, молодой человек двинулся к ней. Увидев Стаса, девушка сбежала с крыльца, прыгая в его объятия. И сердце Иры дало очередной сбой.

Лена? Я же не сошла с ума… Но какие отношения связывают эту пару? Ничего не понимаю! Кто-нибудь, ну объясните мне, что здесь вообще происходит!!!

Из машины пакеты вытащили охранники. Стас нежно попрощался с девушкой и грустно улыбнулся, сев в машину к таксистке.

— У вас красивая жена, — осторожно заметила Ира.

— Бывшая, — вздохнул Стас. — Она потрясающе у меня красивая, моя Аленка… А теперь, везите меня домой.

— Адрес?

— Красная, 55.

Мы что… соседи? Он тоже живет в частном квартале?

— Как скажете.

…Сидя в своем доме, Ира смотрела в экран ноутбука, тихо мерцали открытые страницы в браузере. Написанное письмо было почти готово к отправке, но отправлять его… отправлять его как раз не очень то и хотелось.

Ира перечитала написанное еще раз:

«Привет, мой любимый…

Я уже не могу вспомнить, как давно не видела тебя. Не видела и не слышала. Сколько раз в ответ на свои пространные и сбивчивые письма я получала от тебя коротенькую записку с парой слов ни о чем?

Впрочем, не буду врать самой себе. Мне хватало и этих коротких записок. Иногда… я думаю о том, что ты — талантливый программист. Ты вполне мог бы написать небольшую программку, совсем маленькую. Пришло письмо — со знакомого адреса, значит написать ответ такой и такой…

Мне стыдно, что я не могу отказаться от таких мыслей, но ведь я тебя люблю… До сих пор. Мне так плохо, так грустно, а я даже не могу рассказать тебе, как сильно я скучаю. Не могу описать, как невероятно я устала.

Мой единственный. Мой драгоценный. Зачем? Зачем ты тогда уехал? Почему ты не нашел в себе силы или смелости, чтобы сказать мне „прощай“? Почему в своих записках ты никогда не напишешь „Не пиши мне больше“? Ты, как никто другой знаешь, что я сама не смогу отказаться от этих писем! Ведь они единственное, что у меня есть от тебя.

Я пишу тебе эти письма уже целых три года. Три года, невероятно долгий срок для такого странного одностороннего романа.

А ведь я тебя люблю… правда, в последнее время, мне начинает казаться, что еще я тебя и ненавижу! Ведь из-за тебя я больше никогда не смогу…

Впрочем, это уже неважно. Ничего и никогда уже не изменится. Я не узнаю, почему ты уехал и не попрощался. Я, наверное, никогда больше не увижу тебя. И я никогда не смогу бросить эти письма.

Но, впрочем, пока…»

Ира тяжело вздохнула, посмотрела на письмо, задумчиво подвела мышку к кнопке «удалить», потом решилась и нажала все-таки на «отправить».

Немного подумав, программа почтовик щелкнула и вдруг выдала: «Такого адресата не существует». Девушка задрожала.

— Не существует? Как не существует? Он же был! Всегда… Здесь и здесь! В программе и в моем сердце! Так… где мои фотографии?

В доме был выпускной альбом, но лежал он почему-то не в привычном месте. Фотографии и фамилии учеников и учениц 11 класса. И отдельное фото с короткой подписью.

Ира трижды пересмотрела альбом, но там не оказалось фамилии Гуров.

Я сошла с ума. Вот и вся разгадка. Именно поэтому я не могу вспомнить, куда я положила вещи, а потом нахожу их не там, куда убирала.

Упав на кровать, девушка задумчиво изучала тихо мерцающие звездочки на потолке.

Обидно. Чуть-чуть. Почему же я не заметила, как сошла с ума? Разве это не видно самому сумасшедшему? Надо будет завтра позвонить…

Свою мысль до конца Ира не довела. Подал «голос» мобильный телефон.

— Алло.

— Доброго утра, Ира. Уже проснулись?

— Еще не ложилась. Простите, это кто?

— Что с тобой, Ира. Алла Сергеевна это. Неужели не узнаешь?

— П-простите. Совсем замоталась я в последнее время.

— Понятно. Сегодня же воскресенье, будешь отсыпаться? Или возьмешь один интересный заказ?

— Интересный заказ? — неуверенно переспросила Ира, пытаясь сделать хорошую мину при плохой игре.

— Конечно. В общем, если решишься — буду ждать тебя в офисе, в шесть часов.

— Хо-хорошо.

— Вот и умничка.

«Что происходит с моей жизнью?» — спросила сама себя Ира. — «И почему я совершенно ничего не понимаю?»

Глава 2. Власть над именем

В старом здании на окраине города, в одном из офисов гуляли сквозняки. Через распахнутые настежь окна врывался шум дождя, и доносился легкий запах свежести. В небольшой приемной за столом сидела девушка. Безупречные длинные ноги были закинуты на стол, туфли на высокой шпильке были давно сброшены и откинуты в сторону.

Время от времени, девушка косилась в сторону массивной двери, из темного дерева с тускло-золотистыми полосками. Дверь украшала массивная табличка «директор». Причем, если судить по затаенной смешинке в глазах секретаря, директор был не совсем… обычным.

Загляни кто внутрь, он был бы порядком удивлен. Помещение было неожиданно холодным, и не то чтобы неприятным, но долго находиться в нем — было однозначно неуютно! Стены до середины были отделены темно-синими деревянными панелями. Верх стены и потолок были покрыты белоснежной краской. От этой белизны кололо в глазах.

За шикарным столом, с идеально чистой поверхностью, сидела высокая, статная женщина. Серые льдистые глаза смотрели из-за стекол дорогущих очков с презрением ко всему миру. Тонкий аристократический нос, тонкие изломанные губы. Белоснежная кожа.

Прическа-ракушка на темно-русых волосах. Идеальный дневной макияж, идеальный костюм из темно-серого велюра. Можно было бы сказать, что она — Леди до кончиков острых ногтей, если бы не… трубка в зубах. Массивный чубук, от которого по кабинету расплывался немного горьковатый аромат вишни, был выполнен в виде морды какого-то зверя.

Леди-директор в кабинете была не одна. На столе у начальницы сидел парень, с некоторой задумчивостью разглядывающий серый город за окном.

— Ну? — от колкого льда в голосе начальницы мог бы замерзнуть и ад. — Как ты это объяснишь?

— Я, правда, не виноват, — вздохнул ее работник, поправляя белоснежный пиджак и с тоской косясь на чашку с остывающим кофе на низком столике. — Ну, честное слово!

— Свежо предание! Ты хотя бы мог проконтролировать!

— Кто же знал, что ее занесет на перекресток. Ее там вообще не должно было быть! Никак!

— Хорошо. Но когда ты увидел, куда и кого занесло, неужели нельзя было проверить, чтобы здесь все было в ключевых моментах верно!

— А оно и так верно! — взъерошено вскинулся парень.

— Как ты тогда объяснишь письмо? — возмутилась женщина. — Между прочим, оно должно было спокойно уйти! И вернуться с ответом!

— Неправда! Не должно было! — неожиданно успокоившись, парень тихо пояснил. — Здесь адрес успел исчезнуть из базы данных. А там за адресом следят. Дело в том, что парень этот мертв! Нет его в живых уже около трех лет! Там на письма отвечает родная сестра, не находя в себе силы сообщить, что брат разбился в авиакатастрофе! А здесь некому это сделать…

— Та-а-ак, — женщина судорожно затянулась. — Слушай. Не знаю, как ты это сделаешь — но возвращай девушку туда, где она должна быть! Все происходит слишком быстро и рано! И это не ее место! И не наши дела!

— Вы что хотите сказать, что она еще не подписала договор?

— Да мы с ней ни разу нормально даже не поговорили!

— Блин, Алла Сергеевна, сказали бы раньше, — парень задумался. — И как теперь разруливать эту ситуацию?

— Слушай, мальчишка. Не мне тебя учить! Воспользуйся своими силами! А теперь кыш с моего стола.

— Ну и подумаешь.

Обиженный, парень вышел за дверь. Постоял в приемной, в раздумчивости изучая пустой стол, потом вздохнул и вышел.

Из-за шкафа высунулась девушка секретарь и ехидно усмехнулась. Выполнять чужую работу ей жутко не хотелось, а этот говорливый мальчишка мог бы уговорить даже мумию!

* * *

Город удручает. Разве мой город был таким пустым? Нет! Не был! Люди постоянно спешат в нем куда-то! Машины не стоят на месте и сплошным потоком льются по улицам.

В моем городе — яркие рекламные щиты и претензионные названия у магазинов и заведений общепита.

Машина Иры стояла на перекрестке, и девушка с задумчивостью оглядывалась по сторонам, подмечая малейшие, иногда почти незаметные изменения. Вон то кафе на перекрестке трех крупных трасс, всегда там стояло. Но называлось немного не так! Всего одна буква, а такие разительные перемены.

Что происходит? Что за фарс меня окружает?

Телефон, лежащий на соседнем сидении, завибрировал. Девушка покосилась на него, затем подняла трубку.

— Алло?

— Добрый вечер, Ира.

— Я бы не сказала, что он добрый. Но… вы кто?

— Вам обязательно знать мое имя?

— Нет, но скажите хотя бы кто вы — друг или враг? — неожиданно для себя попросила таксистка.

На том конце помолчали, потом хохотнули.

— Если я скажу, что хочу вам помочь, но при этом скорее вам враг, вы мне поверите?

— С тем учетом, какой сумасшедший дом меня окружает в последние сутки — я поверю чему угодно, — вздохнула девушка.

— Даже тому, что вы не должны были оказаться здесь?

— Здесь это где?

— Какая разница? — возразил собеседник.

Ира задумалась.

Приятный голос. Такой теплый и бархатистый, если честно, кажется, что он окружает меня словно теплым потоком, таким ласковым и надежным. Правда, в этой надежности я все же чувствую какую-то опасность…

И кстати, почему он не хочет отвечать на мои вопросы? Может быть, я просто задаю не те вопросы? Ладно. Тогда попробуем вот это…

— Вы хотите мне помочь, достопочтенный незнакомец?

На том конце хмыкнули.

— Я могу это сделать.

— А чем мне придется заплатить?

— Ну-у-у, к сожалению, пока у вас нечем заплатить мне. Но эта ситуация должна измениться.

— Вы предлагаете, чтобы на мне остался долг? — Ира вздохнула. — Как мне не хочется избавиться от этого сумасшествия, на такое я не могу пойти. Извините.

— Вы упорная, — заметил собеседник.

— Скорее упертая.

— Есть разница?

— Еще какая, — Ира нервно хихикнула.

Этому парню больше нечем заняться, как спорить ни о чем с малознакомой девчонкой?

Нет, конечно, я не против скоротать время в пробке с приятным молодым человеком, но все же это попахивает опять-таки тем же сумасшествием!

— Слушайте, Ирина, а давайте бартер? Я сейчас вам помогаю, а потом… потом вы поработаете один вечер таксистом для моего друга? Он — курьер, доставляет важные бумаги. Правда, в связи с некоторыми особенностями его организма, ему приходится работать ночью.

— Он альбинос?

На том конце хмыкнули, потом засмеялись.

— Можно сказать, и так.

— А как вы мне поможете?

— Вам придется сейчас немного прокатиться по кварталу.

— И все?

— И точно выполнять мои указания.

— Договорились.

Налево. Направо. Подрезать девушку блондинку в розовой ауди. Никогда не понимала тех, кто красит свои машины в такой «гламурный» цвет. Так что можно сказать, что в этом со своим таинственным помощником мы сошлись. Ибо подрезала я девчонку явно для его удовольствия. Ну, и для своего тоже. Не буду отрицать очевидных фактов.

Скользя сквозь поток машин, я даже пару раз заехала на тротуар, хотя и точно знала, что нарушаю правила движения. Больше всего меня интересовало — откуда этот неизвестный знает все, что я делаю?

Он же не может меня сейчас видеть? Нигде вокруг меня нет ни одной машины, так сказать «повторяющейся», если только надо мной. Но это же чушь, да?

Опять налево. Налево. Налево!

Слушай, таинственный помощник, я скоро слово «лево» начну ненавидеть.

— Итак, Ира, меня слушаете?

— Не представляете, насколько внимательно! — отозвалась девушка.

— Осталось последнее усилие.

— И?

— Разгоняйтесь до 130! — залихватски сказал парень.

— В черте города?

— Да. На светофоре ваша задача успеть проскочить на зеленый.

— Как скажете.

На светофоре на зеленый свет Ирина успела еле-еле. А вместе с ней на красный свет с другой стороны вылетел пьяный лихач, столкновения девушка уже не увидела… и не почувствовала.

* * *

Лежа на кровати, Ирина задумчиво изучала белый потолок над головой.

Где я? За окном слышится гул от проезжающих машин. Где-то надрывается радио. Какая знакомая попса! Не думала, что я могу умилиться от такой мелочи.

Теперь осталось понять, что все это было? Не более чем бред моего сознания? Сон? Или что-то большее?

О том, что это может быть правдой, девушка старательно пыталась не думать. Не то, чтобы в ее увлечения не входила мистика, (будучи на ночном дежурстве какой только гадости не начитаешься), просто с трудом верилось, что что-то настолько невозможное может существовать в реальной жизни.

Неожиданно мягко открылась дверь, и в палату вошла высокая женщина в белоснежном накрахмаленном халате.

— Доброй ночи, Ирина.

Мягкие обертоны голоса врача напомнили что-то девушке, но она никак не могла вспомнить, что же именно.

— Ночи?

— Сейчас 11 часов. Как только вы пришли в себя, мне сразу же сообщила сестра с дежурного поста. Как вы себя чувствуете?

— Вроде бы нормально.

— Вы помните, что с вами случилось?

Что сказать? Что я попала в какое-то чокнутое место? Э… нет! В психушку я пока не хочу, хотя возможно мне там самое место.

— Нет. Простите меня. Я совершенно ничего не помню. Помню смену в такси. Как пришла на занятия — дальше пустота, — ложь сорвалась с языка очень охотно и послушно.

— Понятно, — врач села на стул напротив больничной кровати. — Ирина, вы совершенно не следите за своим здоровьем.

— Почему?

— Вы пришли на занятия. Проверочная работа это, конечно, необходимо для учебы, но тогда по ночам надо спать немного больше. В общем, вы потеряли сознание. И когда свалились из-за парты, ударились виском о край ступеньки. Так что легкая амнезия вполне понятна.

— Сколько я уже в больнице?

— Не переживайте, всего несколько часов. Завтра еще только воскресенье. В деканате вошли в ваше положение, и проверочную работу вы сможете потом пересдать.

— Хорошо. Когда вы меня выпишите? Я же не должна буду остаться тут на несколько дней?

— Нет, не переживайте. Выпишем мы вас завтра утром. Но, Ира, за руль вам нельзя будет садиться как минимум неделю.

— Слишком много! — ахнула девушка, резко привставая на кровати. Мгновенно закружилась голова, и накатил дикий приступ тошноты.

Сильная рука уложила Иру обратно на кровать.

— И чего вы так переполошились?

— Мне надо платить… за учебу.

— До конца семестра еще есть время.

— Да, это точно. Но еще есть и проверочная неделя…

— Вот и подумайте о ней, — посоветовала врач, — вы наверняка умная девочка, и думаю, сможете без труда подготовиться к зачетам и экзаменам, сдать все без нареканий и освободиться немного раньше на проверочной неделе.

— А вы правы! — просияла девушка.

— Вот и отлично, — кивнула женщина. — Так, сейчас придет медсестра, сделает вам укол, и вы уснете.

— Надеюсь, без сновидений! — вырвалось у Иры.

Врач покачала головой.

— А вот этого не обещаю.

Дверь за ней закрылась, девушка опустилась обратно на подушки.

Я могу поклясться, что уже слышала этот голос. Или видела эту женщину? В ее облике есть что-то знакомое. Но вот что именно?

Вздохнув, Ира закрыла глаза, Дыхание выровнялось. Слушая шум машин за окном, девушка не заметила, как уснула, словно провалилась в темноту.

…Сон начался неожиданно. Самым странным в нем было то, что Ира точно знала, что спит. И во сне видела все ту же больницу, все ту же палату.

Дверь приоткрылась, и в комнату скользнул высокий парнишка. Тяжело вздохнул, и сел напротив Ирины.

Она с интересом его разглядывала. На вид — лет 19–20, не больше. Рассеянный, бледнокожий. Глаза темно-коричневые, ресницы короткие, темные. Волосы светлые, встрепанные, словно парень не причесывался как минимум дня три.

И при этом такое субтильное телосложение, что было непонятно, как парень не ломается под тяжестью пиджака.

Вот одет он был очень стильно. Темно-серые джинсы, такая же водолазка и белый пиджак. Серебристая цепочка на шее, дорогие часы… и что больше всего изумило Иру, серебристое колечко в мочке уха.,

— Не смотрите так на меня, — вздохнул парень.

— Эй! — возмутилась Ира. — Я тебя знаю!

— Не меня, — еще тяжелее вздохнул посетитель. — Мой голос.

— Какая разница?

— Никакой! В принципе.

— Ну? — девушка улыбнулась. — И как тебя зовут?

— Не скажу, — прищурился парень.

— Почему?

— Не хочу.

— Тогда не интересно!

— Тебе не кажется, что это бредово звучит? — обиделся посетитель.

Ира хихикнула.

— Не-а! Это сон! Здесь все можно!

— У тебя крепкая психика.

— Это хорошо?

— Нет!

— Почему?

— Потому что… — Парень не договорил. — Ну вот. У тебя уже почти утро, а мы так и не смогли нормально поговорить. Прямо какой-то рок.

— Мы нормально не поговорили?

— Конечно же, нет! Нельзя же наше препирательство назвать разговором. В общем, так, я к тебе еще зайду, но самое главное — не забудь, что ты обещала помочь.

— Я помню, — серьезно кивнула девушка. — Но где найти твоего друга?

— Он найдет тебя сам.

Подмигнув, парень покинул палату, так же как и вошел, а Ира проснулась.

Солнечный зайчик, проскользнув сквозь неплотно задернутые шторы, скользнул ласково по лицу, и девушка невольно улыбнулась.

Оказывается, жизнь — не такая уж и плохая штука!

… Оказаться дома днем, причем, когда никуда не надо было спешить, и организм был полон сил — было очень непривычно, но приятно.

Неожиданно оказалось так много свободного времени, что его хватило на то, чтобы убраться дома, выстирать и погладить вещи, сходить в магазин за продуктами и купить новые шторы. Покупка очень глупая, да и ненужная в принципе, но что-то невероятно захотелось. Именно вот эти — золотисто-бежевые, с кисточками на концах.

А вечером плюнуть на все предписания врача, выпить таблетки и отправиться в кино.

Как приятно ощущать себя девушкой. Сколько времени я вот так не гуляла вечером? Как давно я не посещала кино? Страшно вспомнить! За эти три года непрерывной учебы и работы я кажется, совершенно забыла, что к тому же я еще и девушка.

Пусть не очень привлекательная, зато это никогда не было поводом отказать себе в небольших вольностях. Разве что-то изменилось?

Остановившись перед витриной шикарного магазина, Ира окинула себя придирчивым взглядом и сморщила носик.

Однако… изменилось! Раньше была просто субтильной, а теперь от меня остались кожа да кости! Скелет, хоть сейчас в анатомический магазин, в качестве наглядного пособия! А впрочем, и это тоже мелочи!

Около проходного подъезда многоэтажного дома, Ира остановилась, в растерянности окидывая взглядом компанию, оккупировавшую три скамейки.

— О! Иришка-муравьишка! — обрадовался девичий голос.

Девушка улыбнулась, медленно скользя взглядом по компании, и отмечая знакомые лица. Таня — бывшая соседка с лестничной площадки, еще когда сама Ира жила в многоквартирном доме, за которым собственно и расстилается сейчас частный квартал. Из соседнего дома близнецы Игорь и Максим. Из этого же квартала редкий гость, не расстающийся со своей гитарой, Жека.

И упаси Господи назвать по-другому.

Молодое дарование с таким голосом, что можно заслушаться, немедленно обижается и уходит.

— Давно не виделись, Танюш, — улыбнулась таксистка.

— Это точно! — высокая блондинка засмеялась. — Торопишься, Иришка?

— Нет, сегодня неожиданно возник выходной.

— Тогда падай с нами, а ну, расчистить девушке место!

Место на скамейке образовалось подозрительно быстро. Жека тронул струны своей гитары.

— Давно не виделись, Ирина, — заметил он задушевно, протягивая банку с соком.

— Это точно, — вздохнула девушка, делая короткий глоток.

С соседней скамейки к новенькой еще присматривались, когда чей-то голос неуверенно произнес.

— Эй, это же тебя увезли на скорой прямо из университета?

— Ага, — вздохнула Ира.

— Вот так номер! — Таня удивленно хлопнула глазами. — Заработалась?

— Замоталась. Деньги то нужны.

— Они всем нужны, — вздохнул Жека.

Вечер покатил по накатанной колее. И вместе с ним в груди рассасывался ледяной ком, который неизвестно когда успел там образоваться.

А вернувшись домой, Ира нашла на крыльце своего дома маленький сверток.

Подарок? Как странно! Прошли те времена, когда я могла обнаружить на своем крыльце подарок и не понять, что в этом есть какая-то странность.

Присев на крыльцо, девушка осторожно сдернула яркую обертку. Из мягкой коробочки на нее глянули два черных глаза. Загнутый клювик распахнулся, и из горла маленького филина исторгся негодующий вопль.

— Ой! — ахнула Ира. — Какая прелесть!

Меховой комочек возмущенно пискнул и завозился. Тихо хихикнув, девушка почесала тепло-шоколадный животик, погладила черные крылышки.

— Ты откуда такой маленький и такой хорошенький?

Филин возмущенно посмотрел на Иру… и отвернулся! Девушка могла бы поклясться, что мелкий комочек ее отлично понял и обиделся!

Не выдержав, и потихоньку хихикая, таксистка сгребла комочек с собой и вошла в дом. На плиту чайник, из холодильника шоколадку, оставленную на черный день. Затем налить себе обжигающего кофе, сделать первый глоток и…

Чуть не подавиться!

— А мне? — капризно спросил филин.

Говорящий филин! Мама, я же думала, что весь этот бедлам остался в прошлом… Нет, мне просто послышалось, правда, ведь правда же?

— Ну и чего ты истеришь? — заинтересовался филин.

— Ты говоришь?

— А ты что не слышишь?

— Слышу. Я просто таким способом выражаю свое изумление, — огрызнулась Ирина.

— Угу, уху. Ты еще скажи, что другой способ тебе как высокоразвитому индивиду не доступен, — «птичка» нервно переступила с места на места и устроилась на краю блюдца, медленно объедая шоколадку. С набитым клювом, он заметил. — Но нервы у тебя крепкие. Не визжишь. В обморок не падаешь.

— Мне просто недавно приснился странный сон… — начала девушка.

Филин тяжело вздохнул и перебил ее.

— Да не сон это был, не сон!

— А ты знаешь?

— Знаю даже больше, чем ты можешь себе представить.

— Ага, как же! Вот я прям так взяла и тебе поверила.

— Не надо мне верить, — филин странно ухнул. — Достаточно будет, если ты просто попробуешь понять.

— Нет! Стоять! У тебя имя есть?

— Есть.

— А сказать?

— Не скажу.

— Что-то мне это напоминает, — Ирина положила голову на стол.

— Не спи, — филин подпрыгнул к девушке и легко клюнул ее в лоб.

— Ну и зачем?

— Не спи.

— А смысл? С тобой говорить не хочу, — категорично отозвалась девушка. — Я не знаю твоего имени.

— Я скажу, — после некоторой паузы сказал филин. — Только вначале ты поклянешься, что не используешь мое имя во вред мне.

— Э? Клянусь.

— Меня зовут Тайфин.

— Тайфин? Очень приятно. А я Ирина.

— Я знаю, — филин вздохнул. — Я все знаю про тебя, Ирина.

В черных глазах появилась буря, и вдруг все утихло. Странно будничным голосом филин сказал.

— А теперь, если хочешь — я могу тебе рассказать, когда ты вляпалась в одну странную историю, а главное — чем теперь это грозит тебе.

Девушка наклонила голову, словно пародируя недоумение птицы.

— А это объяснит мне то, что со мной произошло немного ранее?

— Безусловно.

— Тогда я тебя слушаю.

— Наш мир это, безусловно, интересное место, — Тайфин прохаживался по столу, словно лектор перед большой аудиторией. — Его можно представить как слоеный пирог, украшенный сверху вишнями. Каждая вишня — это событие, но на каждом слое торта она выглядит немножко по-разному. Где-то вишня недозрела, где-то перезрела. Где-то у нее помят бочок и так далее.

— Так, хорошо. Если я правильно тебя поняла, то одно и то же событие в разных «слоях» выглядит немного по-разному? — подытожила таксистка.

— Верно! — обрадовался филин.

— Дальше?

— Все эти слои отделены друг от друга временными потоками, и между ними можно перемещаться. Те места, откуда можно совершить такое перемещение, называются «перекрестками».

— Так, это уже интереснее, — Ира наклонила голову. В мыслях быстро промелькнул просчет вариантов. — Если я правильно тебя поняла — то все предельно просто! Каким-то образом, я попала на другой слой вероятности, где все то же самое, но немного по-другому!

— Верно.

Девушка скорчила странную гримаску.

— Ладно. Допустим, я поверю в твои слова.

— Какая интересная оговорка, — филин склонил голову на плечо. — Допустим, ты поверишь в мои слова, НО?

— Но тогда почему ты не хотел называть свое имя?

— Э, — Тайфин мрачно усмехнулся. — Истинное имя, названное кому-то, дает власть.

— Власть?

— Власть над именем.

— Ничего не понимаю!

Ирина отстранилась от стола, птица проводила ее задумчивым взглядом.

— Шекспира читала? Весь мир — театр, а люди в нем — актеры.

— Допустим, — опять повторила Ира.

— Так вот, не актеры — а марионетки. Достаточно узнать имя, чтобы получить в свое распоряжение совершенную куклу, с которой так интересно играть!

— Но ведь можно же назвать не свое имя!

Филин обиженно нахохлился.

— Нельзя. Или истина — или молчи.

— Странное правило, — буркнула девушка.

Да и не верю я, если честно во все это. Какие-то марионетки. Какие-то правила. Чудно. И глупо! Так не бывает в нашем реальном циничном мире. Какие-то слои, перекрестки.

А! Точно! Я поняла, это все Чушь.

— Ты так думаешь? — в голосе «подарка» неожиданно прозвучало что-то такое, что Ирина нервно обернулась.

— Ты о чем?

— Хочешь, я продемонстрирую тебе то, о чем говорю?

— Нет! — отказ сорвался с губ быстрее, чем девушка успела обдумать слова Тайфина.

— А жаль, — меховой комочек обиженно насупился и резко перевел тему. — Я хочу спать.

— Э?

— Ты еще не поняла? — филин усмехнулся. — Теперь ты временно моя хозяйка, и на тебя ложится обязанность меня защищать, кормить и не обижать.

— А что за это будет мне?

— Знания. И охрана.

— Охрана? — Ира потрясла головой. — Но ты же только что сказал, что я должна тебя защищать!

Тайфин хихикнул, но не ответил, опять переведя тему.

— Пошли спать, хозяйка?

— И куда тебя уложить?

— С собой!

— Зачем? — возмутилась девушка.

— Чтобы тебе не снились плохие сны.

— Ты умеешь их отгонять? — удивилась Ира.

— Это одно из моих основных назначений, — неожиданно серьезно ответил филин.

Когда девушка устроилась в кровати, и сон окутал ее своим теплым покрывалом, впервые за последние сумасшедшие дни, Ире действительно ничего не снилось.

Глава 3. Не лезь не в свое дело!

И почему мне сегодня не хочется открывать глаза? Так приятно, тепло… И настроение. Нежно-лиричное.

О! Точно. Сегодня я выспалась! А еще мне не нужно бежать на пары… и можно немного отдохнуть и просто поваляться в кровати.

— Как спалось? — немного ворчливый голос заставил Иру испуганно вздрогнуть и сесть на кровати, судорожно прижимая к груди тонкую простынь.

— Ты!

— Ты про меня забыла? — маленький филин наклонил набок голову.

— Да, — покаялась девушка. — У меня из головы все совершенно вылетело. И ты меня напугал!

— Ну, прости, — хмыкнул филин, совершенно не раскаиваясь. — А ты меня вообще кормить думаешь?

— Я думала сегодня поваляться, — растерянно ответила Ира.

Тайфин недовольно ухнул — и взлетел.

— Ты куда?

— Добывать себе пропитание.

Я до последнего надеялась, что мне это приснилось. А оказывается, нет? Птица… реальная говорящая птица в моем доме, на моей кровати…

Перед сном он утверждал, что мне не будут сниться плохие сны…

Запрокинув руки за голову, Ира задумалась. А ведь плохие сны ей действительно не снились.

На кухне громыхнула дверца холодильника. Послышался легкий шорох. Девушка недоуменно наклонила голову, но странный звук не повторился и, повернувшись на бок, Ира натянула на голову простынь и опять уснула.

Вылетевший из кухни филин сыто ухнул и устроился на изголовье кровати.

Нет, вы только посмотрите на нее — спит! Как младенец!

Впрочем, пусть спит. Бедная девчонка… и досталось ей за последние два дня. Это же надо было умудриться свернуть не туда! И перепрыгнуть на другой слой вероятности, просто вернувшись домой не по обычной дороге.

Она даже не представляет, что та авария, которая вернула ее обратно — действительно может случиться, уже в этой ветке. Разные слои никогда сильно друг от друга не отличаются. Там авария — здесь авария. Там больница — здесь тоже самое.

Там смерть и здесь. Очень сложно одновременно обмануть сразу несколько слоев.

Та-а-ак, пока спит, посмотрим, чем она сегодня будет заниматься.

Отлетев от кровати, филин устроился у зеркала и пару раз стукнул в него клювом! От удара по зеркальной поверхности побежала мелкая сеточка трещин, но зеркало не раскололось. Каким-то странным образом трещины впитались в поверхность и внутри зеркальной глади образовали руны.

Филин читал их, и на мордочке умного создания образовалось кислое выражение.

И за что это мне? Вечно в подопечные достаются те, кто на месте сидеть не умеют. И что делать? Ладно… проконтролируем.

Еще немного повздыхав — Тайфин покинул комнату Иры.

* * *

Дверь в кабинет директора была немного приоткрыта, ровно настолько, чтобы из приемной видно было, как женщина распекает своего подчиненного.

Парень в белом пиджаке морщился, но терпел.

— Ну, хватит! — не выдержал он, наконец. — Ничего из того, что я натворил — не заслуживает такого массивного воспитания!

Алла Сергеевна вздернула бровь.

— Ты так думаешь?

— Да! В конце концов, оплошность исправлена.

— Смотри, — женщина пожала плечами. — В любом случае, тебе работать.

— Вот и оставьте мне возможность самому выбирать напарников!

— Нет, увы. Эту вольность тебе только предоставь. Кого ты в прошлый раз притащил? Девушку — наркоманку!

— Зато она отлично водила машину и пофигистически реагировала на нашу контору и странности нашего мира!

— Нет. И точка.

— Подумаешь, — парень нахмурился, потом взвыл. — Ну, почему я должен работать с этой девчонкой?

— Чем она тебя не устраивает?

— Я думал, я возвращаю ее с ветки реальности не для того, чтобы с ней работать.

— А ты поменьше думай. Все. Свободен.

Парень фыркнул, развернулся и вышел. На секретаря он даже не обратил внимания. Девушка проводила его кислым взглядом и подошла к директору.

— Алла Сергеевна?

— Отставить, — женщина задумчиво покрутила в холеных пальцах дорогую ручку. — Никуда он не денется.

— А если подставит? Как прошлого напарника.

— Там мы действительно перестарались, — признала Алла Сергеевна. — А эта должна ему, в конце концов, понравиться.

— Сомневаюсь, — задумчиво вздохнула секретарь.

— Это еще почему? — тут же подалась вперед директор.

— Ну-у, — девушка поджала губки. — Кофе сказало, что все не будет так просто, как нам кажется. Что-то там есть такое… как подтекст левый.

— Ева, у кого ты научилась такому жаргону! — ахнула Алла Сергеевна.

— У кого-то из вольных водил, — отмахнулась девушка. — Да вы не переживайте, это не страшно.

— Да, действительно, — директор поднялась с места, подошла к зданию и посмотрела тоскливо вниз. — Скоро придется искать новое здание.

— А с этим что?

— Снесут в двух ветках. Ладно, Ева, не задумывайся. Иди на рабочее место.

— Алла Сергеевна, вы бы отправили кого присмотреть за девчонкой.

— Это еще зачем?

— Ну-у-у, — девушка дернула плечом и вышла, так ничего и не объяснив.

Посмотрев ей вслед, директор подошла к телефону и отправила подчиненному короткое сообщение: «И присмотри за своей будущей напарницей».

* * *

До самого вечера Ирина занималась домом, а только в семь часов сообразила, что продукты закончились, и раз уж все так сложилось, то не мешало бы посетить магазин и затариться продуктами.

Около своей машинки, девушка постояла минуты две, раздумывая о том, стоит ли взять ее, но потом вспомнив строгий наказ врача — не садиться на машину в течение недели, «даже до соседнего дома». И тяжело вздохнув, девушка взяла пару пакетов, кошелек и вышла на улицу.

В магазине она провела неожиданно больше времени, чем планировала. Вначале встретилась с подружкой, посидели немного в кафе, затем поход по магазинам. Ира с огорчением констатировала, что сильно отстала от жизни. И небольшой и довольно захудалый магазин на краю квартала, оказался давно сменил хозяев и теперь стал продвинутым супермаркетом, с широким ассортиментом.

Накупив кучу продуктов, Ира возвращалась домой, когда уже включились фонари. Коренная жительница квартала, она точно знала, где можно срезать дорогу и через какие темные улочки пройти, чтобы дойти быстро и без проблем.

Вот только сегодняшний день чем-то неуловимо отличался от обычных. В одной из темных подворотен двое бугаев нависли над тонкой фигуркой. В первый момент Ира решила, что это девчонка, но потом присмотрелась внимательнее.

Мальчишка… хрупкий, почти невесомый… немного в стороне валяется футляр.

«Дорогой», — заметила Ира. — «Скрипач?»

— Эй, товарищи, у вас сегодня день взаимовыручки?

— Чего-о? — недоуменно обернулись двое мужиков.

Девушка хлопнула ресницами.

— Ну, вы же решили помочь мальчишке донести его футляр до дома, но не можете решить, кто именно будет нести футляр, а кто мальчика? Я предлагаю вам свою кандидатуру для помощи. У меня просто невыносимо тяжелые пакеты.

— Слышь, ты, мелочь. Иди отсюда, пока все кости не переломали, — довольно дружелюбно посоветовал один из амбалов.

У девушки затряслась нижняя губа, подпустив слез в голос, она всхлипнула.

— Но мне, правда, очень-очень нужна ваша помощь.

Тяжелый кулак, возникший под носом, заставил Иру подумать о том, стоило ли вообще дело того, чтобы вмешиваться? Может, два старших брата воспитывают младшего?

Эй!!! Самой не смешно оттого, что подумала? Какие старшие братья для младшего? Ты на их лица посмотри! Натуральные бандиты!

Ира тряхнула головой и сердито посмотрела на мужчин.

— Слушайте, я честное слово, не буду вмешиваться в ваши дела.

Надеюсь, смотреть сквозь людей они не умеют, и мои пальчики, скрещенные за спиной, не увидят.

— Ну?

— Я просто пройти хочу, а вы мне мешаете.

— Дура? — спокойно уточнил один из амбалов. — Там же склады.

— Не только, там короткая тропка, — отозвалась Ира. — Мне по ней идти ближе домой.

Мужики переглянулись.

— Слышь, девочка. Ты это… иди сегодня по длинной дорожке.

Девушка тяжело вздохнула.

— Но мне, правда, очень-очень нужно туда. Сейчас друзья должны придти. Не хотелось, чтобы они под дверью стояли, ожидая пока я соизволю придти.

— Ты иди, быстрее пойдешь, быстрее дойдешь.

Ира покосилась на мальчика у стены. Нет, она, конечно, могла развернуться и уйти, но этот ребенок. И этот сиротливый футляр.

— А что ты можешь? — заявил какой-то въедливый голосок внутри головы. Въедливый… и чужой, но уже знакомый!

— Т… Тайфин?

— Ну… я.

— А что ты делаешь в моих мыслях???

— Тебя ждал, а тебя все нет и нет. Вот я и решил посмотреть, где ты и что с тобой. Ты это, давай отходи от них. За угол — и вызовешь милицию, например.

Ира попятилась и… споткнулась. Ржавый прут прошел в миллиметре от плеча. От неожиданности девушка вскрикнула и этим почему-то очень напугала мужчин.

— Так. Голосистая ты наша.

Железные пальцы сжались на тонком плече, и девушка вскрикнула уже от боли.

— Все-таки, во избежание проблем, не стоит тебя оставлять тебя без присмотра. Возьмем с собой.

Всего за пару секунд, Ира была перекинута через плечо бугая.

— Может быть, это научит тебя не лезть в чужие дела.

— Отпусти меня! — сказала девушка, в ее мыслях, полных ужасов телевидения, мгновенно промелькнули тысячи репортажей.

— Нет, раньше надо было уходить.

Ира поморщилась, а в следующий момент ее сдернули с плеча бугая как мешок с картошкой и… неожиданно осторожно помогли удержаться на ногах.

— В порядке?

Знакомый голос. Слишком знакомый!

— Ты? — ахнула Ира, узнав парня из сна.

— Я, — согласился парень. — Слушайте, — произнес он, обращаясь к мужикам. — Оставьте мальчишку. И останетесь при своих зубах и костях.

— Слышь, фраер, топай своей дорогой, — предложил один из мужчин.

Но в голосе Ира точно уловила… страх. Защитник девушки усмехнулся, и эта нехорошая усмешка заставила Иру задрожать. Она уже видела подобный оскал — в зоопарке! Когда сытая большая кошка рассматривала людей за прутьями решетки как дополнительный обед. В том смысле — если проголодается, не надо далеко идти, вот она еда, достаточно только вытащить когтистую лапу и подцепить подходящую по форме и запаху.

Засучив рукава, парень смерил двух мужчин. Ира стояла за плечом неожиданного помощника, поэтому не видела, чего так испугались те, кто стоял перед ним. Всего пара секунд — и вот уже никого нет.

— Блин, вот ты проблемная, — вздохнул парень, поворачиваясь.

Ира пару раз недоуменно хлопнула глазами.

— Прости?

— Не заморачивайся. Ну и чего ты планировала делать со спасенным?

— Спасенным? — девушка повернулась. — А он где? — Голос Иры упал. — Ушел…

— Да ладно, — потянувшись, парень забрал пакеты из девичьей ладошки. — Пошли уж, горе луковое.

— Почему луковое? — обиделась неожиданно Ира, шагая вслед за парнем.

— А как тебя еще называть?

— На горе не согласна! На чудо.

— В перьях?

— Ну, если только в шоколадных!

Парень засмеялся.

— Хорошо. Договорились.

— Слушай, честное слово, так нечестно, — девушка вздрогнула, когда спаситель поставил пакеты на ее крыльцо. — Я до сих пор не знаю, как тебя зовут!

— Тебе это важно?

— Очень! Не могу же я тебя называть Безымянным?

— Ты думаешь, мы еще увидимся?

— Э, — Ира задумалась, потом улыбнулась и поинтересовалась. — А мы еще увидимся?

— Возможно, — парень улыбнулся в ответ.

И от этой улыбки у девушки неожиданно подогнулись ноги.

— Ладно, можешь называть меня… Фил.

— Фил… — Ира хлопнула глазами. — Хорошо…

За спиной что-то треснуло, девушка повернулась на звук, а когда обернулась — нового знакомого уже не было. Зато на окне кухне, весьма недовольный, Иру ждал Тайфин.

* * *

Продукты давно расставлены по своим местам, филин спит на подушке, а девушка все сидела около ноутбука, не решаясь включить почтовик и проверить почту. Вдруг это было правдой? Вдруг, такой человек как Гуров Владислав в ее жизни никогда не существовал, и она придумала его себе сама?

Ноутбук загудел, восстанавливая операционную систему. Девушка мягко пробежала по клавишам, подключила Интернет и замерла, не решаясь открывать Оперу.

Затем решительно щелкнула кнопкой по ярлыку и отчаянно зажмурилась, не желая видеть… слышать…

— Вам пришло новое письмо.

Открывать глаза? А может, это просто спам? Обычный спам…

Ну же, Ира, кого ты обманываешь? Голосовое оповещение срабатывает только на один-единственный адрес. На адрес Влада. Единственное, на что хватило твоего куцего ума, при защите курса по информатике — так это на эту программу.

Три функции и готовая милая безделушка…

А может быть, не стоит открывать? Может быть, ну его — это письмо! Эти отношения и этот затянувшийся роман…

Когда вокруг такие парни, как этот Фил. Странное имя, кстати. И ему совершенно не идет…

Ира поняла, что закусила губу, только когда по подбородку скатилась горячая капля. Открыть глаза было страшно. На экране мерцал белый конвертик.

В почте было несколько писем, но самым важным было одно-единственное, неожиданно пространное.

«Вечно ты присылаешь письма не вовремя! Ты в следующий раз хоть смотри, когда отправляешь мне письмо, и не забывай, что у нас есть еще и разница во времени.

Меня чуть не запалил преподаватель. Я старательно дописывал программу, которую забыл сделать по домашке (ты же знаешь, что я это делаю, забываю гораздо чаще, чем стоило бы), ну, как ты всегда говорила — я рассеянный?

В последнее время я забываю русский язык…»

Ира замерла, торопливо сделала глоток ледяной воды из высокого стакана.

Это он! Мой Влад! Только он никогда не писал «привет» и никогда не утруждал себя тем, чтобы написать «пока»!

Я… я так счастлива! Это было, да-да, всего лишь кошмаром… и мой Влад в полном порядке и всегда был в моей жизни. Можно выдохнуть и улыбнуться своему отражению.

Девушка весело засмеялась и включила аську. Первый раз за последние несколько… месяцев. Последний раз она сидела там летом, когда их фирму трясли, как грушу, пытаясь найти несоответствия в документах и выжить из ниши бизнеса извозчиков.

Посмотрев на свой ник, Ира решительно изменила его на «таксистку» и вошла в сеть. В первый момент она даже растерялась — в сети была целая куча народа, и вся эта куча поспешила засвидетельствовать свое «почтение».

Но полчаса, час… и девушка поняла, что сегодня обязательно должно что-то произойти. Что-то интересное и очень важное.

Филин недовольно приоткрыл глаз и закрыл. Говорить он ничего не стал, хотя мог бы…

Запрос авторизации. Призрак.

— Тайфин.

— Что?

— Ты не спишь?

— Уснешь тут… когда твои пальцы по клавишам бегают со скоростью пулеметной очереди.

— Не наговаривай на меня. Слушай, мне не показалось, ты действительно разговаривал со мной… телепатически?

— Разговаривал, — согласился недовольно филин.

— А можешь мне помочь?

— Чем?

— Да вот, хочу вспомнить детство.

— Зачем?

— Ну, просто… Не будь букой! — непоследовательно заявила девушка. — Просто «да» или «нет».

«Ну и что ей сказать?» — мрачно подумал Тайфин. — «Сказать „нет“? Так она все равно…»

— Да.

— Спасибо! — Ира просияла и нажала на кнопку «принять авторизацию».

Минуты две ничего не происходило, а потом пришло.

— Кого ты на ночь глядя, просила сказать «да» или «нет»?

— Да вот, оказался тут под рукой, один товарисч.

— Надеюсь, не такой близкий как я?

— Конечно же нет! *обиженно делаю большие глаза* Ты же такой, единственный!

— Не могу сказать, что меня это радует.

— Именно поэтому ты меня оставил? И не хотел со мной даже общаться?

— Нет.

— Тогда почему ты так давно не разговаривал со мной?

— Наверное, все это время я надеялся, что ты сможешь меня забыть.

— А почему тогда постучал?

— Понял, что не дождусь этого.

— Ты… как всегда, *зеваю, глядя на циферблат часов*

— Не зевай. Ты же знаешь, что на меня это всегда действует удручающе.

— Я помню.

Контакт погас неожиданно. Вот только что собеседник был в сети, и вот его уже нет, но Ире уже было все равно! Он был! Он общался! Он постучался! И у девушки было ощущение, что ей весь мир по колено.

Отключить ноутбук и упасть в объятия кровати. Девушка заснула, а с ее лица так и не сходила сумасшедшая улыбка влюбленной…

Ночью в окно раздался не столько стук, сколько царапанье… кто-то с той стороны очень хотел попасть в дом. Слетев с кровати, филин пересел на окно и взъерошился, злобно распушил крылья.

Распахнув клюв, он неожиданно злобно заухал…

Царапанье прекратилось, словно его и не было, но где-то, еще не близко, но уже рядом, затаился кусочек голодной тьмы.

* * *

Ночной бар в центре города. Довольно злачное и неприятное местечко, в котором собирались по ночам пьяные студенты, неоцененные рок-звезды и байкеры.

Недалеко от обшарпанной барной стройки, за угловатым и немного покосившимся столиком, сидела девушка, рассеянно осматривающаяся по сторонам. Взгляд скользил по залу, словно она кого-то ожидала. Но стоило кому-то сделать шаг в сторону сидящей, как ее глаза становились злыми и опасными, и незадачливый поклонник уходил несолоно хлебавши. Подойти к такой бешеной фурии и лишиться чего-нибудь важного никому не хотелось.

Но фурия была… прекрасна. Тонкая фигурка, подчеркнутая шикарным платьем. Классически правильное лицо, на котором выделялись провалами злые-злые синие глаза, черные волосы до плеч немного поблескивали. Девушку можно было бы назвать красавицей, если бы не та злоба, которая окутывала ее тяжелым покрывалом, которое было ощутимо почти физически.

На ногах посетительницы были босоножки на высоком каблуке, на правой щиколотке была странная татуировка. Маленький золотистый змей обнимал ярко-алое яблоко. Запрокинув ногу на ногу, отчего темно-синий шелк вечернего платья пополз вверх, обнажая кружевной краешек чулка, девушка тоскливо вздохнула.

Буквально тут же на соседний стул опустился высокий мужчина, окинул девушку придирчивым взглядом. Взгляд задержался сначала на ногах, затем на вырезе платья… поднялся выше и замер.

— Вы пришли отдать заказ или пялиться на меня? — хрипловато уточнила красотка. — Между прочим, вы опоздали. А за ожидания мне не платят.

— Может быть, вас тогда чем-нибудь угостить?

— Здесь? — на лице девушки промелькнуло отвращение. — Да вы что! Мне здесь сидеть страшно! Пить или есть тут не буду ни за что на свете!

— Не слишком вы ли о себе высокого мнения, Ева?

Девушка фыркнула.

— Вы пытались поставить это мне в укор?

— Нет. Простите. Тогда позвольте вас пригласить в другое заведение, более вам соответствующее?

— А вы разве на машине? — Ева улыбнулась… но улыбка не коснулась ее глаз. — Простите, не буду больше вас задерживать. Наша фирма готова взяться за ваше задание. Давайте пакет. И на этом мы с вами расстанемся.

Мужчина смерил Еву пронзительным взглядом и положил пакет на грязный столик. Миг, и его уже нет. Очаровательно улыбнувшись, девушка поднялась с места и покинула бар. С некоторым сожалением клиент смотрел ей вслед, пока тяжелая дверь не закрыла Еву от его взгляда.

Каблуки тихо стучали по мостовой. Сумочка висела на плече. Девушка в вечернем платье в грязном квартале смотрелась настолько неуместно, что ее провожали взглядами не только водители проезжавших мимо машин, но и случайные прохожие и даже те, кто видел ее из окон.

— Ева.

— Что? — поинтересовалась девушка, оборачиваясь.

Фил оттолкнулся от обшарпанной стены одного из домов и вздохнул.

— Ты почему ходишь так поздно одна?

— А что нельзя? — огрызнулась Ева. — Или нельзя просто потому, что я забыла спросить тебя?

— Не злись, — улыбнулся парень. — Может, тебя проводить?

— Ты еще скажи, что найдутся те, кто нападут на меня!

— Ты слишком хрупкая… и такая красивая…

— Это комплимент? — удивилась девушка.

Фил улыбнулся еще очаровательнее.

— Что ты, это просто констатация факта.

— В твоих устах это звучит устрашающе, — вздохнула Ева. — И вообще, шел бы ты? Домой!

— Ага, — парень покачал головой. — У тебя опять плохое настроение и ты очень хочешь с кем-то подраться!

Миг, и он прижат к грязной стене дома. Фил только тоскливо вздохнул, понимая, что отстирывать свой пиджак, он будет долго и упорно.

Или может вообще его выкинуть? И поменять, наконец, имидж…

— Если ты не заткнешься и не уберешься, то моей грушей станешь ты!

— А получится? — шепнул парень, осторожным движением коснувшись спины девушки.

Ева отпрянула, словно ее коснулось что-то склизкое.

— Всегда хотела попробовать.

Резкий замах, девушка почти размылась в воздухе, настолько у нее была невероятная скорость… Удар.

Фил покивал головой, созерцая вмятину на стене.

— Думать головой не пробовала?

— Убью!

— Ая-яй, а как ты потом будешь объяснять с Аллой Сергеевной?

Ева остановилась, как вкопанная, тоскливо посмотрела по сторонам.

— А может, это, мы по быстрому? И она ничего не узнает!

— Она? Да не узнает? — Фил расхохотался. — Ева, солнышко, да ты что! Она знает все и в любой момент времени. Не удивлюсь, если сейчас она сидит в своем кабинете, рассматривает город за окном и посматривает на телефон, чтобы…

Мобильник Евы разразился негодующим воплем. Умирающий голос телефона простонал: «Не бери трубку! Не бери трубку! Мне стра-а-а-ашно!»

— Алло.

Фил с интересом наблюдал за тем, как меняется выражение лица девушки. Пару раз сказав «да», Ева обиженно повернулась и швырнула парню пакет.

— Что это? — уточнил он, с легкостью поймав шершавый бумажный конверт.

— Новое задание. Удачи. Спецкурьер.

Последнее слово прозвучало как ругательство и, шагнув в сторону, Ева пропала из виду. Парень вернулся под фонарь, задумчиво посмотрел на конверт и спрятал его в пиджак.

На часах было почти половина 12. А значит, надо немедленно возвращаться домой…

Полночь слишком опасное время, чтобы разгуливать по улицам города. Кем бы ты ни был. Даже если ты…

Глава 4. Первое задание

Ира сидела в кухне, задумчиво рассматривая набор этикеток на экране. Тот вечер около подъезда не прошел бесследно. Не очень понятно, кто именно сказал, что Ира — хороший дизайнер, но за прошедшую неделю к ней обратилось несколько человек с предложениями подработки.

С тем учетом, что очень неожиданно Иру уволили… эти предложения оказались очень кстати.

Самым обидным для девушки было даже не то, что ее уволили, в принципе — с кем не бывает. А то, что уволили ее, даже не поговорив с ней, не предупредив! Уволили, даже без отработки! Просто — хоп, утренний звонок, и сообщение: «Ира ты, уволена. С тобой было очень приятно работать. Через полчаса подъедет наш сотрудник, завезет тебе документы и увольнительные деньги. Желаю удачи!»

Как же жалко… я так хорошо работала, мне так нравилось кататься по ночам и развозить народ. А что же мне теперь то делать?

Да еще и Тайфин пропал. И Фил не появлялся. Сговорились все что ли?

Девушка вздохнула еще тяжелее и развернулась на стуле, глядя за окно. Вечер вступал в свои права…

Эй! Что это там такое?

Темный силуэт сидел на пригорке, недалеко от дома, под деревом с широкой развесистой кроной. Сидел, тоскливо обнимая себя за колени.

Сердце девушки дрогнуло, на какой-то момент показалось, что ее обняло ледяным прикосновением чужое одиночество. Кто бы там ни был — но ему очень плохо! И больно!

Кто он? И что со мной? Почему мне так хочется помочь?

Ровно 2 минуты на то, чтобы натянуть куртку и кроссовки и выбежать на улицу. Но там где только что был кто-то — была лишь пустота.

— Кого-то потеряла? — поинтересовалась пустота знакомым голосом, и на плечо Иры опустился филин.

— Нет… показалось, наверное, — вздохнула девушка, потом повернула голову. — Ну и где ты пропадал?

— Мы что будем разговаривать на улице? — обиделся Тайфин.

— Нет, можем зайти в дом, — фыркнула Ира.

— Вот и пойдем.

Как всегда! Заявился — и требует, чтобы его приказания исполнялись безоговорочно.

— Слушай, Тайфин, а кто ты такой?

— Кто я такой? — недоуменно повторил филин.

— Ну да. Я вот человек. А ты просто говорящий филин?

— Да, — согласился Тайфин.

Слишком поспешно, чтобы Ира не насторожилась. Подставив под щеку ладонь, она тоскливо посмотрела за окно.

— Ты знаешь, а меня с работы уволили.

— Ну и что?

— Как «ну и что», — Ира покачала головой. — А как я, по-твоему, должна платить за учебу? А за дом? А жить мне на что?

— Все очень просто. Найди себе новую работу!

— Ага, ночью. Вот сейчас я ка-ак щелкну пальцами, и у меня зазвонит телефон.

— Щелкни, — согласился филин.

Он издевается? У меня действительно проблемы, а он ведет себя так, словно ничего и не случилось! Словно, он не пропадал на несколько дней. Впрочем, почему бы и не доставить ему невинное удовольствие.

Пожав плечами, Ира щелкнула пальцами. Телефон зазвонил тут же, даже легкое эхо от щелчка не успело стихнуть.

— Алло, — сказала девушка.

— Добрый вечер, Ирина. Меня зовут Алла Сергеевна.

— Мы… с вами уже разговаривали?

— Верно. У нас, правда, ни разу не получилось поговорить нормально. А сейчас у меня нет столько времени, чтобы я могла его уделить его Вам. Итак, Ира, я предлагаю работу. Ночным таксистом.

— Вот как… — девушка нахмурилась. — А откуда вы…

— Это неважно. Возить вы будете только сотрудников нашей компании, у нас преимущественно ночная работа. Получать будете больше, чем на своей прошлой работе. И работать не каждую ночь, а тогда когда будет вызов.

Ира хлопнула глазами.

Слишком хорошее предложение. Настолько хорошее, что я должна согласиться не думая? Нет. Мне это не нравится.

— Алла Сергеевна, а не слишком ли это щедрое предложение?

— Осторожничаете? — в голосе женщины на том конце прозвучала усмешка.

— Конечно. Время у нас опасное. Кто знает, кем окажется новый знакомый.

— Верно, Ира. Хорошо начинаете, но у меня уже нет времени. Если вы будете согласны, то отдадите документы филину, он отнесет их в наш офис. У него же все подробности.

В трубку полетели короткие гудки. Ира отложила телефон очень осторожно, очень мягко положила его на стол, словно неожиданно он превратился в гремучую змею.

— И? — уточнил Тайфин, нервно перебирая лапками.

— Мне сказали, ты мне объяснишь больше.

— А Алла Сергеевна тебе что-нибудь сказала?

— Посулила большие деньги, возможность спать больше по ночам, возить не кого попало, а только тех, кто работает в компании, — задумчиво ответила девушка. Нехорошее… нехорошее предчувствие свило себе гнездо у нее в груди и выбираться оттуда не собиралось. — А еще сказала, что все вопросы к тебе. Так почему такое заманчивое предложение и именно ко мне?

— У тебя крепкая психика, — Тайфин нахохлился. — И у тебя есть талант… дар… называй это как хочешь, смысл один — ты можешь ходить по перекресткам. Именно поэтому к тебе в машину сел Стас.

— Стас? — Ира подскочила. — Так он был на самом деле?

— Конечно, — филин слабо ухнул. — В принципе это запрещено — садиться в машину к обычным людям, которые не знают о существовании перекрестков. Но Стас был в восторге — ты возила его по перекресткам всю ночь, не задала по этому поводу ни одного вопроса и даже не выглядела усталой!

— Это… нонсенс?

— Нет, это редкость. Открытие перекрестков и их аккуратное закрытие это целое искусство, которому специально обучают. Очень редко появляются те, кто родился с таким даром. Ночные таксисты особого класса. Именно их мы ищем в своей компании и берем на работу.

— То есть… цель работы?

— Цель таксиста — возить по перекресткам.

— Я же даже не знаю, как открывать перекрестки! Все получалось… совершенно само собой!

— Верно. В этом вся прелесть твоего дара. Главное правильно выбрать перемычки. Но это уже дело курьера, которого везет таксист.

— То есть, если я соглашусь, то моим уделом станет поездка по ночным перекресткам.

— Ты очень быстро соображаешь, — усмехнулся филин.

— Иногда я об этом жалею, — задумчиво сказала Ира.

Соглашаться или не стоит? Сейчас я живу обычной жизнью. Ни перед кем не отчитываюсь. И самое главное — не попадаю ни в какие плохие истории. А если я соглашусь…

Что будет?

Тайфин наклонил мордочку, с интересом наблюдая за девушкой.

Крепкая психика. Очень крепкая. Ни истерик, ни глупых вопросов. Все четко и по существу. Интересно, у нее в роду никого из наших не было? А то очень похоже…

— Если я соглашусь…

— То я заберу твои документы.

— А откуда уезжать?

— Я привезу тебе телефон. Специальный, так сказать. Там будет твоя рабочая сим-карта. На твой телефон будет звонить курьер. Звонить заранее, как правило, и сообщать, что нужен водитель. Если ты еще не занята — то соглашаешься.

— У вас нет диспетчера? — удивилась Ира.

Филин странно нахохлился.

— Вообще-то есть, но она… не очень хорошо относится к своим обязанностям, а уволить ее — никто не уволит. Эта девушка — любимица директора. Именно поэтому нам пришлось выходить из положения различными способами. Чаще всего таксист прикрепляется к одному-двум курьерам.

— Нам? — прищурилась Ира.

Тайфин закашлялся.

— Ну да, я же тоже в принципе, сотрудник агентства.

— А название у него есть?

— Есть, — ухнул филин. — Но вначале тебе придется согласиться. Коммерческая тайна.

— Не очень понимаю, причем тут коммерческая тайна, но пусть так и будет. Зарабатывать на жизнь все равно надо, а уволиться никогда не поздно. В общем, я согласна.

Тайфин внимательно посмотрел на девушку и кивнул.

— Документы давай.

Ира отдала требуемое… и подцепив пакетик клювом — филин исчез за открытым окном.

Я согласилась. А не зря ли? Может быть, стоило отказаться?

Но с другой стороны упускать такой замечательный шанс на то, чтобы стать кем-то большим, чем обычным таксистом — это так заманчиво.

И кстати… что-то мне подсказывает, что моим напарником будет…

…Фил стоял у калитки, задумчиво глядя в сторону дома. Ира вышла на крыльцо, села на ступеньку и улыбнулась.

— Добрый вечер.

— Кто сказал, что он добрый? — кисло улыбнулся парень, прошел во двор и сел рядом. — Держи, твои документы.

— А…

— Их принес филин. А отдам я.

— Ты приезжал специально из-за них? — удивилась Ира, вытряхивая на колени содержимое довольно широкого пакета.

Мобильник, стильный, однако, и дорогой. О! Кстати, он же Duo, значит, сюда можно поставить и свою симку. Как интересно!

Так, что у нас дальше? Мои документы. Корочки? Надо же, какие хм… представительные.

Открыв корочки, девушка задумчиво посмотрела на свою фотографию… на подпись.

— Вольный водитель?

— Не нравится, как звучит? — удивился Фил.

— Не то чтобы не нравится, как-то странно.

— Да ладно, — парень дернул плечом. — Нормально звучит.

— Фирма… «НДП», — Ира невольно хихикнула.

— Расшифровывается, как «Найдем, Достанем, Привезем», неофициально, конечно. Официальное — это латынь с таким заумным содержанием, что простые «лошадки» даже не забивают себе этим голову.

— Да? — девушка улыбнулась еще шире. — Никогда не встречалась с таким странным отношением к фирме, где работаешь. И ты так и не ответил, по поводу приезда!

— Если ты себя нормально чувствуешь, то мы можем сегодня выехать на твое первое задание.

— А если плохо? — коварно уточнила Ира.

— То мне придется воспользоваться услугами другого вольного. Но если честно, не хочется, — Фил тоскливо покосился куда-то в сторону. — Осталась только Ольга. А к ней даже близко не хочется подходить, когда она не в настроении.

— Сегодня она не в настроении? — догадалась девушка.

— Верно. Так покатаемся сегодня? Задание быстрое. И короткое.

— Хорошо. Пойдем, я угощу тебя кофе и переоденусь.

— Спасибо, — парень улыбнулся. — Кофе не надо, я посижу тут. А ты иди, переодевайся.

Кивнув, Ира скрылась в доме.

Интересно, сколько времени ей понадобится на то, чтобы переодеться? Даже не спросила про цель поездки. Куда едем. Зачем едем. Поистине уникальная девушка. Надо будет Стасу сказать «спасибо». Впрочем, хотелось бы мне еще знать, почему так странно смотрела на меня Ева, когда я сказал, что сегодня поеду на задание с Ирой?

И кстати… с чего бы это наша «диспетчер» меня так невзлюбила? Наступил ей на больную мозоль? И не на одну?

Как столкнемся, так она как бешеная кошка на меня шипит. Вот люди пошли…

— Я готова.

Голос Иры прервал мысли Фила на самом интересном месте. Повернув голову, парень смерил вышедшую из дома девушку заинтересованным взглядом.

Действительно, готова. Одета — верно. Удобные легкие брюки. Водолазка. Ветровка. И кроссовки.

— Тогда идем.

Устроившись за рулем, Ира повернула голову к Филу.

— Куда едем?

— Пока прямо, а потом покажу, — усмехнулся парень.

Девушка кивнула и выехала со двора. Первая ночь вольным водителем началась.

Сидя на крыше соседнего гаража, машину проводила тоскливым взглядом маленькая фигурка, затем спрыгнула и отправилась в противоположную сторону.

…Ева потянулась. Выключенный компьютер смотрел на мир пыльным монитором. Девушка ненавидела уборку. Ненавидела работу. И вообще была бы ее воля, ни за что не сидела бы в этом мрачном офисе.

Алла Сергеевна, вышедшая из кабинета, окинула своего секретаря, задумчивым взглядом.

— Сегодня они как обычно работают без тебя?

— Еще чего не хватало, чтобы я на них горбатилась, — недовольно фыркнула девушка.

— Уволю я тебя, — пригрозила женщина.

Ева расхохоталась.

— Тетя, вы как скажете временами и местами, так мне очень хочется куда-нибудь свалиться.

— Не хами, племяшка. Не пора ли нам домой?

— Нет, — девушка косо покосилась на коммутатор на своем столе. — Скоро раздастся один звонок, во время которого на рабочем месте должны быть и вы, и я.

— Хорошо.

Устроившись на краю стола Евы, Алла Сергеевна вытащила из сумочки обычные сигареты, прикурила.

— Бросали бы вы это дело, — вздохнула девушка. — А то прокурили мне всю приемную.

— Можно подумать, ты тут так часто бываешь, — хохотнула женщина, но сигарету затушила и окурок выбросила.

Звонка телефона они ждали еще минут 20.

И все равно раздался он неожиданно настолько, что обе вздрогнули.

— Добрый вечер. Компания «НДП», филиал N26, диспетчер Ль'Они вас слушает.

— Добрый вечер, Ева. Мне бы Аллу Сергеевну услышать, она на месте?

— Конечно. Одну минутку. Я вас соединю.

Легкий щелчок коммутатора, и вот уже трубку поднимает директор местного филиала.

— Добрый вечер.

— Добрый, — согласилась трубка мужским голосом. — Аллочка, сударыня моя, куда же вы пропали?

Женщина побледнела как полотно, рука судорожно вцепилась в край стола.

— Я вроде бы не пропадала, — немного хрипловато сказала она. — Так сказать, по-прежнему сижу на виду.

— Ну что вы, голубушка, делаете вид, что меня не поняли, — в мужском голосе прозвучала легкая укоризна. — Аллочка, вы же не забыли о моем заказе?

— Нет.

— Ну, вот и замечательно. А то уже все сроки вышли. Да и вы расслабились. Я вот решил позвонить вам, напомнить об этом. И о том, что у меня…

— Не надо, — резко перебила говорящего Алла Сергеевна. — Я все помню.

— Вот и замечательно. Ладно, Аллочка, нежно-нежно целую ваши пальчики.

Трубка замолчала. Осторожно вернув телефон на аппарат, хотя очень хотелось запустить его в стену, женщина сжала кулаки.

Ева прислонилась к косяку, глядя на тетю с легким сожалением.

— Он?

— Да.

— Будем опять бежать?

— Нет, — в глазах Аллы Сергеевны полыхнула буря и тут же успокоилась. — Теперь у меня есть, что ему противопоставить. Попробуем дать сражение.

— А смысл? — спросила Ева.

— Я ему тебя не отдам, — спокойно сказала женщина, поднимаясь. — Ни тебя. Ни то, что он попросил.

— А что он просил?

— Извини, племяшка. Но говорить это я тебе не буду. Просто знай, что если вещь такого класса попадет в руки такого психа, как этот… будет не просто плохо. Будет очень плохо.

— Как-то звучит не убедительно, — фыркнула себе под нос Ева.

Но Алла Сергеевна услышала.

— В прошлый раз, — женщина отложила в сторону пакет документов. — В прошлый раз он смог завладеть «Слезой ветра». Кровавое побоище, которое он устроил — еще лет сто не давало всем покоя, приходило в кошмарах, разрушило судьбы миллионов.

— Кровавое побоище? — удивилась Ева.

— Вспомни историю, — посоветовала Алла Сергеевна, затем отключила телефон и осмотрелась по сторонам. — Проверь, не осталось ли у тебя в этом офисе чего-нибудь важного. Больше сюда мы не вернемся.

— Хорошо, — послушно согласилась Ева.

О каком-то там побоище она вспоминать не стала. У девушки всегда было очень плохо с гуманитарными науками и датами. Да и по большому счету, ей все это было мало интересно…

* * *

Машина проехала по узкому перекрестку и остановилась около высотного дома.

— Уф, приехали, — улыбнувшись, Ира, повернулась к Филу.

Тот молчал, задумчиво глядя на часы.

— Ты чего? — удивилась девушка, бросив взгляд туда же. 23:46. — О! Скоро полночь.

— Ира.

— Что?

— Мне нужна твоя помощь.

— Моя помощь? — недоуменно повторила Ира.

— Да.

— Ты слишком краток, чтобы я могла что-то понять, — нахмурилась девушка. — Ты можешь мне объяснить все нормальным русским языком, не отделываясь от меня междометиями?

— 12 часов… это время для меня немного опасно.

— Чем? — удивилась Ира.

Парень поморщился.

— Послушай, я не могу тебе объяснить, что и почему! Не потому, что я не хотел бы. Просто не могу.

— Допустим. И что?

— В это время я не должен находиться очень далеко от… например, от тебя.

— Иначе?

— Иначе мне будет плохо. Очень.

В словах Фила прозвучала неожиданно такая безнадежность, что Ира вздрогнула и… послушно согласилась.

— Хорошо. Я согласна тебе помочь, что надо делать?

— Вот так? Без вопросов?

— Без вопросов, — кивнула девушка. — В конце концов, ты же вывел меня с перекрестка.

На лице парня возникло легкое смятение, потом он улыбнулся.

— Тогда не будем задерживаться, идем?

— Идем.

Около двери в какую-то квартиру, Фил остановился и осмотрелся по сторонам. Затем вздохнул, и…

Ира не поверила своим глазам! Парень закинул в рот подушечек пять жевательной резинки, тщательно прожевал… и залепил глазки соседней квартиры.

Затем из странного футляра на поясе он извлек ключи. На ключах висел странный брелок. Девушка даже потерла глаза, чтобы убедиться в том, что зрение ее не подводит и она видит именно… гроб. Шикарный, из черного дерева, с тонкой инкрустацией по краю и изнутри оббитый алым бархатом.

У меня едет крыша, да? Ну, какому нормальному человеку придет в голову таскать с собой гроб?

Фил бросил в сторону Иры странный взгляд, потом улыбнулся, но так ничего и не сказал. Из гроба была извлечена странная загогулина. Пару раз ее покрутив, а затем, вставив в замочную скважину, парень открыл замок.

«Отмычка?» — с ужасом подумала Ира.

Дверь закрылась за ними. Фил постоял в коридоре, а затем уверенно шагнул в комнату, справа по коридору.

Дверь была закрыта, на этот раз замок был сложнее, но отмычка справилась и с ним… Комната оказалась кабинетом.

Ирина с интересом оглядывала книги, которыми было завалено все свободное пространство в кабинете, а парень тем временем простукивал стены.

— Что ты ищешь? — заинтересовалась Ира.

— Сейф, — ответил парень.

— Что? Это же воровство! — негодующе вскинулась девушка.

Фил засмеялся.

— Нет. Это… — насторожившись, он прислушался.

Странный царапающий звук за дверью. Затем такое же царапанье в замочной скважине. С губ парня сорвался странный смешок.

— Можешь мне не верить, — тихо сказал он. — Но вот сейчас прибыли настоящие воры.

— Настоящие… воры?

Царапанье стихло. Послышались легкие удаляющиеся шаги.

— Я объясню тебе все, но немного позже. Сейчас же помоги найти сейф.

— Да вот же он, — удивляясь тому, что Фил его не увидел, Ира отодвинула картину, из-под которой выглядывал краешек чего-то стального.

— Отлично!

Сейф был вскрыт за пару минут… оттуда парень вытащил одну-единственную коробочку. Затем…

Ира с возрастающим удивлением смотрела на то, как Фил вначале закрыл сейф, затем обе двери на замок.

Подъехал лифт, натужно гудящий.

И когда уже лифт был где-то на уровне седьмого этажа, парень неожиданно шагнул к Ире и… обнял ее.

Только когда двери лифта распахнулись, он с неохотой выпустил Иру из кольца своих рук.

— Спасибо.

Девушка вскинула бровь, но промолчала. Какое-то странное чувство подсказало ей — Фил все равно не ответит, что это было.

… Сидя в кухне, Ира поставила перед напарником тарелку с дымящимся борщом, себе поставила чашку кофе.

— Итак. Жду объяснений.

— А поесть сначала можно? — Фил сделал обиженно-жалобные глаза, и девушка махнула на него рукой. Разве можно отказать, когда на тебя смотрят с таким видом?

— Все очень просто, — начал объяснять парень, спустя минут двадцать. — Есть заказчик. И есть вещь, которую он очень хочет получить. Заказ поступает к нам, и начинается предварительная работа. Где находится эта вещь на нашем слое, как ее можно получить. Можно ли ее выкупить или предложить хозяину что-то равноценное взамен. Если такого варианта нет, то начинается работа в другом слое. Точно так же — где эта вещь и как можно ее получить.

Вероятности перебираются до того момента, пока не находится оптимальный вариант получения этой вещи.

Ира недоуменно хлопнула глазами.

— А если я захочу… ну, например, подлинник Ван Гога?

— Зришь в корень, — усмехнулся Фил. — Мы сможем его достать. Например, в нашей вероятности, назовем это вероятность А — заказанная картина на самом видном месте в музее. В соседней вероятности Б — она уже лежит в запасниках. Вероятность В — и вот уже картина попала в пожар и реставрации не подлежит. Следующая вероятность — картина реставрации подлежит, но нужен особый мастер, который проживает в вероятности И. Понимаешь?

— То есть картина будет доставлена заказчику. И одновременно в одной вероятности будет две одинаковые картины? — удивилась Ира.

— Да, — кивнул парень. — Но не буду скрывать — это очень опасно. И если не соблюдать конкретных мер безопасности, то можно в один прекрасный день обнаружить, что вся коллекция музея изувечена какими-то вандалами. Или жуткий пожар слизнет всю коллекцию в частных руках.

— А что за меры безопасности?

Фил пожал плечами.

— В зависимости от вещи. Если, например, это картина, то коллекционер не должен ее никому показывать. Если это драгоценность, то наши мастера делают таким образом, что ювелиры при наличии какого-либо казуса потом признают ее изумительной красоты подделкой. И так далее.

Ира кивнула.

— Кажется, я немного поняла. И «НДП» занимается только этим?

— Нет, конечно, — парень легко улыбнулся. — Есть курьеры. Которые доставляют пакеты из точки А в точку Б. И не всегда это в пределах одного города. Правда, в политике компании есть одно ограничение — никаких незаконных вложений.

— То есть никаких наркотик, оружия и прочего?

— Верно, — согласился Фил, затем взглянул на часы. — Ладно. Уже почти час. И не мешало бы тебе сегодня уже лечь спать.

— Почему?

— У тебя завтра контрольная, не забыла?

— Вроде нет, — Ира слабо улыбнулась.

— Так, а я поеду.

— Куда ты поедешь на ночь глядя? — вздохнула девушка. — Из-за своего любопытства я тебя приволокла к себе домой… так что оставайся у меня. Я тебе постелю. Утром горячий завтрак не обещаю, но разогреть же себе сможешь?

Фил недоуменно хлопнула глазами, затем улыбнулся, искренне и так тепло, что на какой-то момент Ире показалось, что у нее сейчас остановится сердце.

— Если это тебя не стеснит, то это было бы замечательным вариантом.

Девушка улыбнулась и подмигнула.

— Все в полном порядке!

Уже лежа в своей кровати, Ира посмотрела на соседнюю подушку.

А Тайфин так и не вернулся… Интересно, с ним… все в порядке?

Тихий смешок проскользнул по мыслям девушки.

— Переживаешь за меня?

— Тайфин!

— Не печалься, — в мысленном «голосе» маленького филина прозвучало что-то… очень теплое. — Со мной все хорошо. Спи…

И Ира послушно уснула, а на ее губах играла легкая улыбка.

Глава 5. Ночная скрипка

Отчаянно зевая, Ира утром бегала по кухне… Все привычно валилось из рук. Коварные углы поджидали ее где угодно. Но самое главное, глаза открываться как всегда не хотели… Налетев на кого-то спросонок, девушка споткнулась. Сильные руки осторожно поддержали ее, не давая упасть.

— Ира?

— Я в порядке, — кивнула девушка, после некоторой заминки, вспомнив, что прошлой ночью, она приволокла к себе Фила… и именно он сейчас должен сладко спать, а не ловить летающих хозяек дома.

— В твои слова как-то слабо верится. Ты по утрам всегда такая?

Ира открыла один глаз, взглянула вначале на парня, потом на часы за его спиной.

— Нет, обычно я засовываю голову под кран и просыпаюсь быстрее.

— Варварский метод, — засмеялся Фил.

Девушка пожала плечами.

— В принципе нет, ибо ничего другое не помогает.

Подмигнув, Ира выбралась из удерживающих ее рук и двинулась по коридору дальше. Парень покачал головой и скрылся обратно в предоставленной ему комнате. Вернувшись на диван и закинув руки за голову, он слушал звуки. По ним было легко определить, что Ира все-таки зашла в ванную. Затем загудел фен. Хлопнула дверца холодильника. Затем прокричав:

— Ключи на столике, будешь уходить — бери с собой.

— Зачем? — удивился Фил.

Девушка, на одной ноге допрыгала до двери и заглянула в комнату.

— Я постоянно теряю ключи, так что если у тебя будет запасной комплект, мне будет немного спокойнее. ОК?

— Ок, — согласился парень.

Хлопнула входная дверь, и все стихло.

«И что теперь?» — Фил потянулся, задумчиво разглядывая комнату, в которую его занесло. Он никогда не позволял себе такого — оставаться на ночь у вольного водителя.

А тут… можно сказать случайная знакомая и сразу же…

Фыркнув, парень сел на диване, взгляд скользнул по комнате, по стеллажам и остановился на фотографиях на стене. Поднявшись и подойдя к ним ближе, Фил начал их рассматривать, надеясь, что это поможет ему понять Иру.

Фотографии были разные. Счастливая семья с маленькой девочкой на руках, у нее — белое платье, белые банты, черные длинные волосы, веселые глаза. Фотография этой же девочки, только немного подросшей. Опять платье, опять веселье в глазах… и удочка в руках. Шляпка лихо сдвинута на бок. Рядом мужчина, судя по похожести — ее отец.

Фил покачал головой.

В платье? И на рыбалке… странная девочка.

Наверное, его размышлениям могла бы возразить сама Ира, но она в этот момент уже подъезжала к учебному заведению, и ее мысли были поглощены предстоящей контрольной работой.

Парень задумчиво посмотрел на следующую фотографию. Здесь был явно выпускной бал. Увеличенная фотография… Отец и мать. А затем — прекрасная девушка. Никакой залихватости. Нежность, покорность и такое счастье…

Рядом еще одна фотография. Тоже с выпускного вечера. Ира влюблено смотрит на какого-то смазливого щеголя.

Приглядевшись к нему повнимательнее, Фил почувствовал, что… у него едет крыша.

Эй, эй! Кто-нибудь, отмотайте немного назад! Что ОН делает здесь? Это же…

* * *

В студенческом кафе было шумно и как всегда полно народа, Ира с трудом нашла место, чтобы опустить свой поднос. И тут же напротив нее устроилась… Лена.

— Привет, — улыбнулась девушка. — Ты представляешь…

— Лена? — удивилась Ира, невольно перебив девушку.

— Ой! Прости! — Лена хихикнула. — Ну, да, это я.

— Что с тобой случилось?

— Да, ничего особенного. В ту ночь Стас отвез меня домой. Поговорил с моим несостоявшимся мужем… Я не знаю, что именно он сказал, но меня как-то подозрительно быстро оставили в покое!

— Я за тебя рада, — кивнула Ира.

— Спасибо, — поставив локти на стол, Лена мечтательно улыбнулась. — Он вообще такой хороший!

— Стас?

— Ага! Слушай, ты сегодня занята?

— А что? — насторожилась Ира.

— Пошли в кино. Я если честно, там тысячу лет не была. Идти же одной — очень-очень боюсь.

— Возьми Стаса.

— Я его не видела с тех пор. Он умчался в какую-то командировку, правда, обещал позвонить. К тому же, сейчас в кино идет романтическая мелодрама. Парни такое не жалуют.

— Я если честно — тоже.

— А в другом кинотеатре, — Лена немного улыбнулась. — Какая-то фэнтезишка.

— Н-да. Фэнтези я тоже не уважаю.

Девушка засмеялась.

— Ир! Ну, пошли куда-нибудь!

— Ладно, фэнтези я не люблю гораздо больше, чем мелодрамы. Так что пошли на романтику.

— Ура! У меня уже и билеты есть, — Лена смущенно склонила голову. — На сегодня! На шесть часов!

— Ладно, уговорила, речистая, — засмеялась Ира. — Где будем встречаться?

— Кинотеатр «Восток». Можем там, без пятнадцати шесть.

— Договорились.

Поболтав ни о чем еще минут десять, девушки разбежались по кабинетам. До начала пары оставалось всего ничего.

Оторвавшись от стены, за Ирой двинулась девушка в строгих черных джинсах и светлой ветровке. На нее никто не обращал внимания.

…Звонок раздался неожиданно, Фил даже дернулся.

— Ты долго будешь прохлаждаться? — недовольно спросили на том конце.

Парень тяжело вздохнул.

— Ты издеваешься? Я только недавно проснулся.

— И, между прочим, тебе через полчаса надо быть в офисе, — недовольно буркнула Ева.

— Прекрасная. Я начинаю подозревать, что ты относишься ко мне не совсем так, как положено диспетчеру к курьеру.

— Правда? — на том конце девушка тихо прошипела что-то сквозь зубы.

— Конечно. Может быть, если пригласить тебя на свидание, то ты подобреешь?

— Слушай, шутник. Если ты сейчас же не замолчишь, то…

— А вот угрожать не надо. Я ведь тоже могу подумать о том, чтобы поискать причины того, отчего же такую столичную кралю как ты занесло в нашу глушь.

— Ты не посмеешь! — взвизгнула девушка.

Фил фыркнул.

— Еще как посмею. Так что, закинь куда-нибудь свой гонор. И говори, зачем позвонила.

— Алла Сергеевна тебя ждет. У тебя особый заказ.

Парень прищурился. Тяжелый взгляд скользнул по фотографиям, опять остановился на фотографии с выпускного бала.

Ира улыбалась, так ясно и так открыто.

— Что за особый заказ?

— Не знаю. Она ждет тебя лично.

— Ладно. Сейчас буду.

— И поспеши.

Ева бросила трубку, Фил убрал свой мобильник в карман, постоял, немного раздумывая.

— Странная жизнь. Честное слово.

Оставив Ире записку, парень покинул ее дом. Ключи от дома девушки, он все-таки опустил в свой карман.

… Здесь так пусто, одиноко и страшно. Кто-нибудь… пожалуйста… помогите…

* * *

Алла Сергеевна внимательно смотрела на Фила.

— Итак, курьер N22.

— У меня есть имя, — напомнил парень.

— Мне все равно, что оно у тебя есть, — усмехнулась женщина. — Ты меня своими выходками уже достал!

— Правда? — Фил просиял, словно ему сообщили, что он выиграл в какой-то лотерее. — Ну, так, увольте меня!

Лицо директора исказилось. Сжав кулаки, она помолчала пару минут.

— В последнее время, Фил, ты бесишь меня все сильнее.

Парень пожал плечами.

— Так чем могу помочь, Алла Сергеевна? — его голос стал мягким и вкрадчивым. Настолько вкрадчивым, что у женщины внезапно возникло желание поделиться с ним своими проблемами, рассказать все-все…

— Фил.

— Ой! Простите! Амулет слетел.

Пока парень возвращал на место странную металлическую загогулину, Алла Сергеевна смогла успокоиться.

— То, что тебе предстоит найти — это совершенно особый заказ. Он пойдет по отдельной сетке. И находить его надо не через официальные пути. Этот заказ будет оформлен здесь. В моем кабинете. Заказчиком буду выступать я. Ева будет посредником. Ты соответственно — исполнителем, с правом подобрать себе какую угодно команду, но не более чем из четырех человек.

— Хорошо, — Фил пожал плечами. — А из-за чего такие сложности?

— Мне нужны серебряные пули. И серебряный кинжал.

Парень хлопнул глазищами.

— Алла Сергеевна, послушайте. Да ведь все это можно купить в любом антикварном магазинчике!

— Ты не понял. Мне нужны рабочие пули. Те, которыми можно зарядить револьвер и выстрелить.

Фил нахмурился.

— А кинжал?

— Кинжал мне нужен соответственно, сделанный священником и с помощью святой воды.

— И вы считаете, что я смогу доставить ЭТО? — возмутился парень.

— Возьми свою таксистку, — отмахнулась Алла Сергеевна. — Возьми любого курьера с собой. Мне все равно, как ты доставишь мне все это, но это и есть твой заказ.

Фил поморщился.

Этот заказ мне не нравится. Что же ты задумала, госпожа директор?

Ева вошла в кабинет тихо и осторожно. На парня она старалась не смотреть. Фил в ее сторону даже не взглянул, рассматривая договор, который ему пододвинула Алла Сергеевна.

Подписав его, Фил посмотрел на директора.

— Что теперь?

— Деньги. Документы. Четыре приказа с пустыми полями, — названное появлялось на столе. — Здесь сам заполнишь имена, фамилии и сроки, на которые тебе понадобятся эти люди.

— Хорошо.

— Можешь идти.

Встав, парень посмотрел на Еву.

— Может, скажешь?

— Не хочу, — неохотно разжала губы девушка.

— Ева! — прикрикнула Алла Сергеевна.

— Ну, как скажете, — взглянув на Фила, Ева нехорошо улыбнулась. — Ждет тебя дорога дальняя, да неудачная!

— Ева… — в голосе Аллы Сергеевны прозвучала обида.

И девушка, тихо вздохнув, все же добавила.

— Если сможешь правильно выбрать напарников, то в конце дороги найдешь, то что ищешь.

— Емко, — хмыкнул Фил, затем погладил Еву по щеке. — Хорошая девочка.

Наклонившись к ней еще ближе, он тихо сказал ей на ушко.

— Но ты зря мне предсказала неудачную дорогу, одной из напарников я могу ведь записать и тебя.

— Не посмеешь!

— Почему же? Заказ опасный. Для меня так точно. Почему я не могу обеспокоиться сохранением своей шкуры?

— Я… изменю предсказание.

— Не надо. Ты просто в следующий раз подумай головой, — посоветовал Фил.

И вышел.

Алла Сергеевна и Ева посмотрели ему вслед с ненавистью.

— Надеюсь, все пойдет, как задумано, — вздохнула девушка, в ее глазах внезапно полыхнул белый дым. Говорила не столько она, сколько ее дар… — И он не вернется.

— Он заберет тех, кого надо? — уточнила Алла Сергеевна.

— Вроде бы, да. Вот только успеет ли он забрать девчонку…

— А что с ней такое?

— Не знает правил, — протянула Ева. — И это ее беда… и ее спасение.

* * *

За окном было уже темно. На часах — 11 часов. Никто не звонил. И Ира почему-то уснула в кухне. Вместо подушки — стол и гора конспектов.

…Тихий-тихий звук скользил по кухне. Нежная скрипка, такие приятные звуки. Девушка проснулась и выглянула в окно. На том самом пригорке, стоял мальчишка. Скрипка в его руках пела и стонала, как живая.

Рванув створки окна, Ира села на подоконнике. Только то, что она боса, помешало ей выпрыгнуть на улицу и подойти к видению.

Опустив скрипку, мальчишка наклонил голову на плечо.

— Тебе понравилось?

— Очень.

— Хочешь, сыграю для тебя еще?

— Очень хочу, — улыбнулась Ира.

— Только, — ночной музыкант пожал плечами. — А что тебе сыграть?

— Что-нибудь на твой вкус.

— Не обязательно классику? — не поверил мальчишка.

— Не обязательно, — согласилась девушка.

— Здорово. А как тебя зовут?

— Ира. Атаманова Ирина.

Музыкант кивнул.

— Спасибо тебе, Ира.

Прости…

«Что это было?» — девушка вскинула голову. Ей показалось да? Или это было реальностью, и кто-то сказал «прости»?

Скрипка запела, заиграла. Музыка окружила Иру, захватила в свои объятия, успокаивая и усыпляя.

Я не хочу… Не хочу! Помогите! Пожалуйста…

Ира выпрямилась… Она была в самом странном месте, которое только можно представить. Тьма… везде-везде. Она сама была этой тьмой.

И где-то там, где-то в середине, в кольцах этой тьмы плакал маленький мальчик. Бессильная лежала рядом скрипка. Порванные струны, надломанный смычок.

— Пожалуйста… помоги мне! — мальчишка взглянул на Иру. — Прошу тебя.

— Как? Как именно я могу тебе помочь?

— Вытащи меня отсюда!

— Где ты?

— Я не знаю…

Тьма растаяла от того, что кто-то опрокинул на голову Иры целый стакан воды.

— Ира? Ира!

— Не тряси, — буркнула девушка, открывая глаза.

Встревоженное лицо Фила было где-то далеко и немного расплывалось.

— Голова… кружится.

— Где он? — рыкнул парень.

— Кто? — удивилась девушка. — Здесь разве кто-то был?

— Это у тебя надо спросить. Сумасшедшая девчонка!

— Не злись, — попросила Ира. — И вообще… почему ты так за меня волнуешься? Мы знакомы без году — неделя!

— Не спрашивай, — вздохнул тихо парень. — Сам не понимаю.

Но мое сердце чуть не остановилось, когда я приехал за тобой, а тебя дома нет… окно открыто. И ты лежишь на этом пригорке. Тело здесь… а душа где-то далеко.

Куда же тебя занесло то?

Осторожно подняв девушку на руки, Фил вернул ее домой. Устроив за столом Иру, парень мгновенно заварил крепкий черный чай и поставил на стол большую кружку.

— Пей.

— Но…

— Не спорь. Просто, выпей.

— Что это было? — вздохнула Ира, потихоньку потягивая чай, от которого по жилам действительно побежало согревающее тепло.

— Что ты помнишь?

— Пригорок. Скрипач. — Девушка задумчиво почесала лоб. — Мальчишка спросил, как меня зовут.

— И ты, конечно сказала! — Фил застонал. — Какой же я дурак! Самое главное забыл!

— Самое главное?

— Ира, у тебя как… хм… с верой в мистику?

— Не очень, — честно призналась девушка. — Я, конечно, верю, что где-то есть что-то такое. И что не все в мире можно увидеть своими глазами. Но, наверное, я реалистка, именно, поэтому и не очень верю во все эти фэнтезишные байки.

— Ладно. Тогда просто послушай меня внимательно и попробуй не то чтобы принять на веру, но принять к сведению. Хорошо?

— Ты меня пугаешь, — немного смущенно призналась Ира.

— Хотел бы я сказать, что больше не буду, — Фил тяжело вздохнул. — Ладно. Сейчас на дворе 20хх год. И вот уже чуть больше 2000 лет, Землю населяют не только люди.

— Не только люди? — эхом повторила девушка.

— Когда эпоха «до нашей эры» сменилась «нашей эрой» открылись огромные ворота. На землю прибыли несколько народов, которые друг друга не то чтобы ненавидели, скорее, вели тихую войну, тихую — но непрекращающуюся ни на один день. И все бы ничего, вели они ее и вели. Уничтожали одну планету и перемещались на другую. А вот тут всех ждал сюрприз — планета оказалась заселена.

В первое время казалось, что ее население будет легко потеснить. Люди были такими слабыми и хрупкими, особенно по сравнению с появившимися народами. Вот только оказалось, что все не так просто.

— Почему?

— Земляне… поистине уникальный народ, гибкий и очень изменчивый… появились полукровки. Полукровки, которые ненавидели своих прародителей. Война продолжалась с переменным успехом. Люди в ней почти не участвовали и главное — о ней почти не знали. Знали немногие. Избранные. Но и они прокляли эту войну, которая унесла три расы из шести. Потом в «охоте на ведьм» в Средние века был уничтожен четвертый народ, от него остались только полукровки дампиры. Именно, с дампиром ты сегодня и встретилась.

— Дампир? — недоуменно повторила Ира. — Это… что означает?

— Дампир полукровка от древних вампиров. Ему не надо пить кровь. Он пьет эмоции. Мысли. Выпивает воспоминания.

— Ой, — ахнула девушка.

— Обычно дампиры стараются занять какое-то публичное место, чтобы никого не убивать. Как правило, они становятся политиками, адвокатами или же представителями шоу бизнеса.

— Значит…

— Дампиры разумны. Взрослые следят за малышами… Маленькие дампиры для них величайшая ценность, — Фил вздохнул. — Пожалуй, у этих полукровок остальным стоило бы поучиться тому, как надо защищать свои ценности, свою семью и себя.

Ира покачала головой. В мыслях была каша, но тем не менее способности мыслить трезво, она не утратила.

— Еще две расы.

— Ангелы и демоны. И полукровки тех и тех.

— Красота. И что, ангелы действительно с крыльями?

— Ну, не всегда, — Фил немного улыбнулся. — Попробуй, потаскай на себе крылья весом под двадцать килограмм. Спина просто отвалится. Так что крылья они вызывают, но редко.

— Отлично, — мрачно отозвалась Ира. — То есть помимо людей, на земле есть две расы чистокровных, три расы полукровок. И все они постоянно дерутся?

— Нет. Нет, — парень задумчиво рисовал пальцем на столе какие-то узоры. — Оказалось, что постоянная война истощает ресурсы Земли, давшей приют всем народам. И оставшиеся ангелы и демоны решили ее покинуть, чтобы дать жить остальным людям. Вот тут и выяснилось, что Земля — не отпускает тех, кто однажды на нее пришел. Множество вероятностей приветливо раскрывали свои двери. Но никто так и не смог найти те Врата, через которые народы попали на Землю. И ангелам, и демонам пришлось смириться и прекратить все войны.

— Замечательно, — девушка подперла щеку ладошкой. — Все просто замечательно. Но вернемся к тому, с чего мы начали. О чем ты мне забыл рассказать?

— Никому нельзя называть свое полное имя, не взяв предварительно клятвы неприменения вреда. Тебе очень повезло, что это был лишь дампир. Было бы гораздо хуже, если бы это оказался… ну хотя бы полукровка демон!

— Н-да. Однако, — Ира вздохнула. — То есть все то, что случилось — произошло по моей вине?

— Скорее, по моей. Я ведь тебе не сказал.

— Но если спрашивают имя… или прочее. Надо же что-то говорить?

— Достаточно одного имени. Имена распространенны настолько, что это дает определенную защиту, — пояснил Фил.

— Значит, если бы я сказала, тому мальчишке просто «Ира», то ничего бы этого не случилось?

— Не до такой степени, — согласился Фил. — Но вообще-то это очень странно. Что маленький дампир делает здесь?

— Не знаю…

— Ладно, Ира. Сегодня мы точно никуда не поедем. Так что иди — спать.

— Хорошо. Ты уедешь?

Фил бросил взгляд на часы. 23:58

— Подожди пару минут.

Взяв тонкую ладошку Иры в свои ладони, Фил спокойно пояснил.

— Сейчас полночь пройдет, и я поеду.

— А завтра?

— Завтра подскочу к тебе часов в пять вечера. Соберешь вещи.

— Нам предстоит дальняя поездка?

— За ночь должны будем управиться.

— Кстати, кстати, — обрадовалась Ира. — А чем для тебя опасна полночь?

Фил улыбнулся.

— Чистокровные ангелы не могут появляться на Земле без специального амулета с 12 часов ночи до 6 часов утра. Чистокровные демоны — с 10 дня до 4 вечера. Шесть часов, которые им вообще лучше пережидать где-нибудь в безопасности. Полукровки народов — в 12 часов дня и ночи не должны находиться далеко от человека. Желательно — тесный контакт. Ну, хотя бы вот так держаться за руки.

— И что это дает?

— Защиту, — неожиданно серьезно пояснил Фил.

Ира покивала.

— Ты знаешь, — тихо сказала она. — Я тебе не то, чтобы не верю… Просто слишком много знаний для одного дня. Голова кругом идет. Так что, если ты не против, я подумаю обо всем этом — завтра. И завтра задам вопросы, если они появятся. Хорошо?

Парень пожал плечами.

— Конечно. И прости, я должен был подумать…

— Нет. Все нормально. Кстати, — девушка повела плечом. — Если тебе будет удобнее, то ты можешь остаться и у меня.

— Спасибо.

На часах в полном молчании сменились пять минут, и, пожелав «спокойной ночи», Ира покинула кухню.

Фил выпрямил ноги, задумчиво глядя за окно.

Что происходит вокруг этой девушки? Маленький дампир… хотя рядом с нашим городком нет ни одной их общины.

Ева и Алла Сергеевна… почему директор так не хотела принимать на работу эту девушку? И почему в первый момент она хотела оставить ее на том перекрестке, куда она случайно попала?

Окно открылось само по себе. Влетев в комнату, на столе устроился маленький взъерошенный филин.

— Не многовато ли ты ей наговорил?

— Да нет, в принципе.

— Мне не нравится твое «в принципе», — мрачно ухнул Тайфин.

Фил засмеялся.

— Да ладно тебе. Пошли, нам надо сегодня поработать.

— Я уж думал, что ты об этом не вспомнишь.

— Не издевайся, работа конечно не святое. Но не стоит забывать, зачем мы здесь.

— Это точно, — филин усмехнулся. — А с этим дампиром надо разобраться. Мне не нравится, что на нашу девочку какие-то посторонние… обращают внимание.

— Разберемся, — согласился Фил.

И оба покинули комнату.

Незамеченный ими, на пригорке сидел мальчишка. Рядом лежала скрипка с порванными струнами.

Тоскливо глядя в сторону Ириных окон, он тихо сказал.

— Прости, пожалуйста. Я не хотел. Я думал, что ты знаешь.

— Все в порядке, не переживай, — Ира улыбнулась во сне и повернулась на другой бок. — Мы еще поговорим. Хорошо?

— Хорошо… Я буду тебя ждать. Только ты… не забудь…

Глава 6. Цена контракта

В парке было тихо и немного прохладно. Бархатные сумерки теплыми мазками красили город в немаркие серые тона.

За столиком в уличном кафе под желтым светом фонарей сидела странная пара. На высокого импозантного мужчину косились все немногочисленные посетители. Он привлекал внимание своей силой и своим внешним видом, словно знаменитый киноактер…

Девушка рядом с ним словно нарочно, была очень обычной. Они отличались во всем! Он в стильном дорогом костюме, явно пошитом на заказ у кутюрье с мировым именем. Она в демократичных джинсах и легком пуловере. Он с поистине аристократическим высокомерием созерцал чашку кофе на столе, она же с удовольствием доедала уже третий хот-дог.

Впрочем, прислушайся кто к их разговору, он бы… удивился еще немного.

— Извините, шеф. С утра на ногах и нигде не успела поесть.

Мужчина пожал плечами.

— Время еще есть. Тебе удалось узнать то, за чем я тебя отправлял?

— Безусловно.

— Тогда можешь не торопиться.

Допив чай, девушка вытерла ладони влажной салфеткой, затем посмотрела на своего начальника.

— Во многом вы правильно оценили ситуацию. Но кое в чем дела обстоят даже хуже, чем могли спрогнозировать наши аналитики, обнаружив провал в сетке.

— Подробнее.

— Заказы не берутся почти вообще. Резолюция на документах — «нет возможности». Водители в основном не могут уехать дальше второй складки или накрутить больше двух-трех перекрестков за ночь. Диспетчер не выполняет свои обязанности, и вообще никак не отслеживает ситуацию вокруг фирмы.

— Вот как, — мужчина усмехнулся. — А чем же занята милейшая Алла Сергеевна?

— Готовится к побегу, — девушка улыбнулась, мимолетно поправив прическу. — Я нечаянно услышала ну оче-ень интересный разговор. Если быть точнее, некий господин… напомнил директору местного филиала о некоторой вещи, которую необходимо вернуть. Совершенно очевидно, что этот разговор напугал Аллу Сергеевну до крайности. Настолько, что она отправила лучшего своего сотрудника за пистолетом с серебряными пулями и распятием со святой водой.

Мужчина коротко хохотнул.

— Даже так? Это с кем же она решила воевать?

— Не могу знать, — ответила девушка. — Интересно также другое. Ее сотруднику везти именно эти вещи очень опасно. Он… полу-демон.

— И? Как сей молодой человек вышел из ситуации?

— Недавно он начал работать с новым вольным водителем. Девушка… С этой Ирой случилась очень странная история.

— Странная? Более странная чем то, что происходит с филиалом?

— Да. Девушка работала таксистом, в ночную смену. В одну из ночей к ней в машину сел Стас Рублев.

— Тот самый сотрудник, который может видеть дар вольного водителя?

— Да. И он не прогадал. Девушка с легкостью начала прыгать по перекресткам. Причем, что самое интересное — она даже не знала, что происходит! Для нее — мир не менялся, на мелкие бытовые изменения таксистка просто не обратила внимания. Ира просто решила, что она возит странного пассажира. Ни вопросов. Ни подозрений. Как будто все так оно и надо. Курьер сообщил обо всем происходящим Алле Сергеевне.

— Почему не в центр?

— Не знаю пока.

— Хорошо. Дальше.

— Так вот, Алла Сергеевна при помощи своей секретарши входит в сон девушки и устанавливает с ней контакт.

— Стандартная процедура, — кивнул мужчина, немного нахмурившись. — Что тебя насторожило?

— А то, что таксистка вновь встречается со Стасом. А на обратном пути, не без помощи Аллы Сергеевны неожиданно оказывается в другой вероятности. Причем все это случилось после того, как директор узнает фамилию девушки и где она проживает.

— Уже интереснее. Дальше.

— После какого-то события, Алла Сергеевна командует вернуть девушку обратно и поручает это полу-демону. Затем к нему же и пристегивает ее.

— Вот как, — мужчина откинулся на стуле, задумчиво разглядывая что-то на экране своего телефона, непонятно когда вытащенного из кармана. — До того, как Ира отправится на задание — познакомься с ней и попробуй понять, что именно в этой девушке не так.

— А как же Стас?

— С ним я встречусь лично.

Девушка побледнела.

— Но шеф… Это… наверное, не самая хорошая идея.

— Сомневаешься в моих способностях?

— Нет. Они просто слишком хороши, чтобы вы разменивались на такую мелочь.

— Предлагаешь, познакомиться с Ириной мне?

— Нет! — сотрудница даже привстала со стула. — Не надо.

Мужчина вскинул бровь, но промолчал.

— Ладно. Предоставляю все тебе.

Оставив деньги за кофе и за заказ девушки на столе, мужчина покинул кафе, его подчиненная проводила шефа тоскливым взглядом.

Ей что-то не нравилось. Но что именно — она вряд ли смогла бы понять сама.

* * *

— Ну? — Ира подняла голову от парты и тоскливо посмотрела на старосту. Парень нервным жестом поправил очки на переносице.

— Что? — поинтересовалась девушка.

— Как ты будешь это объяснять?

— Что именно?

— Ира! — парень нервно вздохнул и сел на соседний стул. — Ладно, я понимаю, когда наши студенты спят на потоковых лекциях. Но чтобы спать на практической паре у Марка Анатольевича… это же надо быть камикадзе!

— Я ему уже сдала зачет, — пробормотала Ира, вновь опуская голову. — Так что оставь свои нотации для кого-нибудь другого. А я хочу спать.

— Ира. Я не закончил, — в голосе Дениса прозвучала неожиданно сталь.

— Ну и?

— Сегодня вечером студенты нашего факультета собираются вместе, чтобы нарисовать большую стенгазету. Ты будешь участвовать?

— А это обязательно?

— Вообще-то, это желательно, — нахмурился парень. — У тебя талант.

Ира задумалась.

— Сегодня мне на работу вроде бы не надо…

— Работу? — Денис удивленно посмотрел на сокурсницу. — Ты что работаешь?

— А ты не знал? — еще больше удивилась девушка. — По-моему вся группа знала.

— Пропустил, — стекла очков коротко блеснули. — Ладно. Сбор в 6 часов в 116 аудитории.

— Но она же…

— Марк Анатольевич любезно согласился помочь нам и присмотреть. В конце концов, только в этой аудитории, можно расстелить такой большой лист ватмана, на котором мы должны нарисовать стенгазету.

— О! — мучительно застонав, Ира уронила голову на парту.

Звонок сотового телефона заставил ее подпрыгнуть от неожиданности. Девушка успела забыть, что свою новую игрушку она еще не настроила, как следует.

— Алло.

— Добрый день, — мужской голос в трубке был хотя и очень приятным, но однозначно незнакомым. — Ира. Здравствуйте.

— Здравствуйте, — согласилась девушка. — А вы кто?

— Не узнаете? — на том конце усмехнулись. — Это Стас.

— Стас? И что вы хотите от меня, Стас?

— Извиниться. Из-за меня вы попали в не очень приятную ситуацию.

— Разве в этом есть ваша вина? — удивилась Ира.

— Нет. Но все равно, это из-за меня вы попали в нашу сумасшедшую фирму. И чтобы загладить свою вину…

— Не надо ничего заглаживать, — довольно прохладно перебила его девушка. — Все в полном порядке.

— Раз вы так говорите…

В трубку полетели короткие гудки.

Разве мы закончили разговор? Больше всего это напоминает неожиданное появление начальника… когда бросаешь трубку вне зависимости от того, с кем разговариваешь и о чем именно.

… Староста тем временем дошел до своей парты, устроился за ней и отправил короткую смс-ку на некий номер.

В 116 аудитории ближе к шести часам было не протолкнуться. Веселые студенты готовы были на что угодно, чтобы их отпустили пораньше на выходные. Бонусом рисовальщиком было то, что на выходные они отправятся на два дня раньше.

Этой осенью все совпало именно так. День города, всенародный праздник, выходные… и счастливчикам двух курсов, которым и было поручено нарисовать стенгазеты, неожиданно свалилась на голову неделя выходных!

Ира осторожно прорисовывала герб города в самом верху листа ватмана, когда около нее остановилась высокая девушка с веселыми глазами.

— Привет! Я Марина. Позволишь помочь?

— Ты не с нашего курса, — заметила Ира, окидывая девушку немного настороженным взглядом.

Светло-голубые джинсы, синяя водолазка. Длинные русые волосы, убранные в хвост, задорные зеленые глаза, ямочка на правой щеке.

— Не с вашего, — согласилась девушка. — Я пришла за Денисом. Я… хм… в общем, мы договорились встретиться, но эта стенгазета перебила все планы.

— Разве наш староста не знал, что сегодня мы будем ее рисовать? — удивилась Ира. — Ладно, что-то я совсем забыла о правилах вежливости. Я Ирина.

— Очень приятно. Так позволишь помочь?

— Ты хорошо рисуешь?

— Нет, — хихикнула Марина. — Но зато могу принести — унести и так далее.

— В такой помощи не нуждаюсь, — фыркнула брюнетка.

— Какая ты!

— Хорошая, — отозвалась Ира, выводя короткую завитушку. — Ты девушка Дениса? — неожиданно спросила она.

— Нет, — не задумываясь, ответила Марина.

— Понятно.

— А это имело какое-то значение?

— Н-нет.

Действительно, что это я? Разве имеет какое-то значение, что именно… так. Стоп. Иначе мои мысли куда-то не туда заведут. Не думаю, что потом Влад обрадуется, обнаружив соперника

Соперника… Владу давно уже не страшны никакие соперники. Он вне конкуренции. И он так далеко…

— О чем задумалась? — уточнила Марина.

— О несправедливости жизни, — отозвалась Ира. — Денис, готово.

— Правда? — подойдя ближе, староста покачал головой. — Что еще можно было ожидать от лучшего таланта на потоке? Как всегда, безупречно!

— Сейчас перехвалишь.

— Думаешь это возможно? — Марина хихикнула. — Кажется, такую девушку как ты, Ира, перехвалить невозможно.

Брюнетка ответить не успела. Опять зазвонил сотовый.

— Алло.

В трубке было тихо… только странные щелчки, словно кто-то с той стороны царапал трубку. В сердце что-то кольнуло, какая-то паника вцепилась в душу своими загнутыми когтями, неожиданно перехватило горло, и Ира поняла, что не может дышать…

В глазах потемнело, и она поняла, что сейчас просто упадет в обморок.

— Ира! Ира!

Чьи-то руки подхватили ее, не дали упасть. Неожиданно стало так тепло, так… надежно. Распахнув глаза, Ира увидела близко темно-серые глаза.

— Ты в порядке? — участливо уточнил Денис.

Тихо ойкнув, девушка поспешила выскользнуть из рук старосты.

— Извини.

— Ты уронила. Я еле успела поймать, — Марина протянула Ире телефон. — Ты точно в порядке? Может быть, будет лучше, если ты вернешься домой?

— Нет. Наверное, просто спущусь вниз и куплю в автомате чашку кофе.

— Если не против, я спущусь с тобой, — предложила Марина.

— Спустись, — согласилась Ира. Противная слабость никак не желал униматься.

На звонок телефона все отреагировали одинаково — посмотрели на трубку сотового со злостью.

— Алло, — нервно сказала брюнетка.

— Ира, ты в порядке?

— Фил! — обрадовалась Ира. — Это ты!

— Я. Ты не ответила, что с тобой?

— Я… давай я расскажу все дома. Сейчас со мной все в порядке. Ну, относительно, — поправилась девушка, под взглядами старосты и новой знакомой.

— Тебя забрать?

— Нет… я…

Тяжело вздохнув, Денис неожиданно отобрал трубку у Иры и поднес ее к уху. Все что осталось брюнетке — это недоуменно хлопать глазами, пытаясь понять, что происходит, и вообще по какому праву…

— Добрый вечер. Меня зовут Денис и я староста группы, в которой учится Ира. Только что она чуть не потеряла сознание, и было бы просто замечательно, если бы вы ее забрали.

— Денис? — в голосе Фила прозвучали нотки полные недоумения.

— Фил? — староста внимательно посмотрел на Иру и отвернулся.

— Ты что там делаешь?

— Учусь, — усмехнулся Денис.

— Не знал.

— Ты много чего не знал. Приезжай за ней, поговорим потом.

— Что-то серьезное?

— Потом.

— Буду через 10 минут. Присмотри за ней.

Денис сложил телефон и посмотрел на Иру.

— Вы знакомы? — поинтересовалась девушка.

— Да, — не стал отрицать очевидного парень.

— Понятно, — кивнула Ира и, отойдя от них, опустилась на первый попавшийся стул и закрыла глаза.

Марина и Денис озадаченно переглянулись. Взглянув на часы, девушка мрачно покачала головой.

— Мне пора.

— Ты узнала, что хотела?

— Нет, — Марина покачала головой. — Ума не приложу, как теперь показываться шефу на глаза. Первый прокол в моей работе!

— Ты совсем-совсем ничего не узнала? — не поверил Денис.

— Если судить по тому, что сказал мой дар — она абсолютно обычный человек.

— Не очень хорошие новости… — задумчиво кивнул парень. — Ладно. Скоро прибудет Фил, и я не рекомендовал бы тебе попадаться ему на глаза.

— Почему?

— Опасен.

— Даже для меня? — удивилась Марина.

Денис коротко кивнул. Плохо представляющая как такое возможно, девушка покинула аудитории. Ни ее присутствие, ни ее уход — не были замечены студентами. Более того, даже Марк Анатольевич не сводивший глаз с Иры, пока она рисовала, мог бы поклясться, что рядом с девушкой был только Денис.

…Фил вошел в аудиторию, остановился осматриваясь. Подойдя ближе, Денис пожал протянутую ладонь.

— А я и не знал, что она твой вольный водитель. Ее же собирались приставить к другому человеку.

Фил удивленно посмотрел на лучшего бухгалтера и планировщика филиала «НДП».

— Как к другому?

— Как только Стас рассказал о ней Алле Сергеевне, та тут же сказала мне готовить документы на перевод Иры в наш филиал. Вдобавок ко всему, она должна была стать личным водителем нашего директора и ее секретаря.

— Но… почему тогда ее приставили ко мне?

— Вопрос не по адресу, — ответил Денис. — Меня тоже интересует этот вопрос.

— Что вообще случилось?

— Она стояла… потом раздался звонок. Она подняла трубку. Что-то услышала и начала падать. Все произошло слишком быстро, чтобы я успел опомниться.

— По крайней мере, она не упала, — вздохнул полу-демон. — Ладно, спасибо, что позаботился о ней.

— Куда ты ее теперь?

— К ней домой.

— У тебя есть ключи?

— Есть, — кивнул Фил.

Подойдя к Ире, он что-то тихо сказал ей. Девушка открыла глаза, потом опять закрыла.

— Голова, — тихо сказала девушка.

Фил кивнул.

— Я знаю. Давай помогу, обопрись на меня.

Ира кивнула. До выхода из аудитории она еще дошла на своих ногах, но как только дверь за ней и Филом закрылась, ноги отказали.

Тяжело вздохнув, парень подхватил свою напарницу на руки и пошел вниз по ступеням. Осторожно уложив ее в машину на заднее сидение и выпрямился, чтобы… столкнуться взглядами с Евой.

Девушка стояла, опираясь на каменный столбик, и ехидно улыбалась.

— Добрый вечер, Фил. Как я вижу, ты уже выбрал одну из напарниц.

— Нет! Стой!

— Ай, яй, ты еще не успел подтвердить это официально? — Ева просияла. — Так я тебе помогу! Это же совсем не сложно!

— Ева! — в голосе Фила прозвучали угрожающие нотки, он даже шагнул к девушке, но не успел.

— Поторопиться? Как скажешь!

Хлопнув в ладоши, секретарь директора извлекла из сумочки небольшой блокнотик и ручку. Плюнув на колпачок и что-то прошипев, она быстро заполнила вырванный листок. А затем кинула его Филу.

Тому в руки свалилась уже командировочная справка, оформленная по всем правилам.

— Вот и все. Бай-бай! — и не дожидаясь, пока Фил придет в себя, Ева поспешила скрыться.

* * *

В кабинете было накурено настолько, что клубы серого дыма просто плавали в воздухе. Войдя в офис, Ева тут же раскашлялась и первым делом бросилась открывать окна.

— Сколько раз я тебе говорила, чтобы ты здесь не курила! — крикнула девушка, нависая над столом Аллы Сергеевны.

Женщина затянулась и усмехнулась.

— Подумаешь. Все равно этот офис нам завтра уже бросать.

— Это не повод так курить! У тебя будет рак легких!

Алла Сергеевна захохотала во весь голос.

— Да ты к тому же и пьяна! — отшатнулась Ева.

— Выпила немного, — согласилась директор. — Думаешь, легко было подписывать контракт на смерть?

— На смерть? — Ева устроилась напротив тетки. — О чем ты говоришь?

— Ты думаешь, я просто так попросила тебя устроить так, чтобы эта новенькая девчонка отправилась на задание вместе с полу-демоном? Нет… цена их контракта, лучшая оплата для их услуг — это смерть!

Девушка отодвинулась.

— С чего бы это ты так?

— Они опасны. Оба… — Алла Сергеевна задумчиво посмотрела за окно. — Девчонка лучший вольный водитель, которого я только видела. Она многому может научиться. И этого нельзя допускать.

— Почему?

— Потому что… — женщина откинулась на стуле. — Хочешь, я тебе расскажу, с чего все началось?

— Безусловно! — согласилась Ева.

— Ладно. Это было, — Алла Сергеевна затянулась. — Лет пятьдесят назад. Тогда я была молоденькой девчонкой. Не очень красивой, не очень умной. Но у меня был козырь. Я была лучшим вольным водителем столичной компании «НДП». Однажды нам пришел странный заказ. Мы должны были доставить Аркан Ветра. Простенький артефакт. Вот только одно «но», в нашей вероятности его не было, и быть не могло. Оказалось, что он есть в паре складок от нас. Вот только достать его — нет никакой возможности. Никто из водителей в эту складку попасть не может. Она запрещенная.

— Запрещенная складка?

— Некоторые из законов в ней действуют немного не так. Суть не в этом. Ко мне подошли после работы. И предложили. Я выполняю этот заказ. А мне взамен… дают лекарство, благодаря которому я смогу спасти свою дочь.

— Дочь? — глаза Евы недоуменно распахнулась.

— Верно, — кивнула Алла Сергеевна. — У меня была дочь. Ключевое слово «была». Я доставила этот проклятый артефакт. Я лично привезла его в нашу вероятность… некоторое время от меня шарахались как от зачумленной. Я же чувствовала, что после посещения запрещенной складки, мои силы выросли. Мне уже не нужен был координатор, чтобы видеть «смычки» и «перекрестки». Я могла их не просто видеть. Я могла их создавать! Естественно, я возгордилась. Молоденькая… дура.

— Дальше… что было дальше?

— Через пару лет мне поступил еще один заказ на запрещенную складку. Я привезла «слезу ветра». Я даже не забеспокоилась о том, что привезла второй артефакт из триады ветра.

— Триада ветра? — удивилась Ева. — Тетя, погоди… это же артефакт из-за которого началась война… в ближнем зарубежье!

— Верно. И в этом виновата я. Я не знала, что слеза — была венчающим артефактом. Третий артефакт уже был у того, кто собирал триаду. И он… нашел время, чтобы зайти ко мне и поблагодарить лично. За благосостояние, которое я ему увеличила. Но… он увидел в доме мою дочь. На следующий день он ее забрал. А через неделю мне вернули ее труп. Хоронить ее пришлось в закрытом гробу, — Алла Сергеевна откинулась на спинку стула, облизнула пересохшие губы. — Потом… я смогла отомстить. Я прошла через соседние складки в его дом. И забрала все три артефакта триады. Два из них я вернула туда, откуда и взяла. А третий… я потеряла! Моя машина влетела в нашей вероятности в какой-то самосвал. И в результате… третий артефакт был потерян. Я не знала, где он, не знала у кого он. Зато… тот самый мужчина… Мастер…он решил, что будет очень интересно поиграть со мной. Он нашел того, кто стал хранителем третьей части и забрал ту часть. Забрал и подкинул мне. Сказал, что у меня три дня, чтобы найти место, где я могу его спрятать.

— И?

— Я начала бегать от него. И бегала почти 15 лет.

— Долгий срок.

— Верно, — Алла Сергеевна посмотрела пустым взглядом на стену. — А вот теперь он меня нашел…

— Значит, он требует, чтобы ты вернула ему ту третью часть?

— Верно.

— Но… причем тут Атаманова Ира?

— Ты еще не догадалась? — Алла Сергеевна усмехнулась. — Она хранительница этого третьего артефакта. Она сама — этот артефакт.

— Тогда зачем ты отправили ее на смерть? — в невероятном изумлении спросила Ева.

— Когда она умрет, артефакт останется на той складке, где он есть. Мастер… не умеет переходить по вероятностям. Некоторое время та часть будет в безопасности. А за это время я надеюсь с ним разобраться.

— Так… погоди-ка… серебряные пули. Святое распятие. Они опасны для полу-демонов и вампиров. Вампир? — в голосе девушки звучал шок и… предвкушение.

— Верно, — кивнула Алла Сергеевна. — Один из немногих вампиров, выживших в той бойне, что объявили потом священной войной.

— О, — Ева хмыкнула. — Ладно, с Ирой разобрались. А чем тебе не угодил Фил?

— Этот полу-демон опаснее чем ты думаешь.

— Опаснее? — задумчиво повторила Ева, вспоминая ту стычку, что случилась между ними. — Да… он опасен.

— Нет… ты не видела всей его силы, — вздохнула Алла Сергеевна. — Родители поставили печати на него. Именно поэтому я и старалась свести к минимуму все контакты с ним. А в будущем он станет настолько опасен, что сможет… убить меня.

— Зачем ему это делать?

— Он захочет отомстить.

— Отомстить? За что? — удивленно переспросила Ева.

— Не знаю, — Алла Сергеевна пожала плечами. — Это ты у нас пророчица. Это у тебя надо спросить, за что именно этот мальчишка меня убьет.

Девушка похлопала глазами.

— С чего ты взяла?

Алла Сергеевна хмыкнула.

— Я видела. Видела это… как я стою на коленях… а над моей головой этот мальчишка заносит сверкающий меч.

— Но… — Ева задумчиво погладила странный предмет на боку. — Я уверена, что Фил не представляет для тебя никакой опасности.

— Ничего не могу по этому поводу сказать, — директор посмотрела за окно. — Но… считай, что я просто подчищаю хвосты. Как только третья часть триады будет в безопасности — мы покинем это место.

— Наконец-то, — обрадовалась Ева, — а то этот сырой и промозглый город мне уже надоел! Хочу на юг! И на солнце.

— Будет тебе и юг… и солнце… — кивнула Алла Сергеевна.

Только не будет меня… Потому что я точно видела, как с меча сбегали капли крови… и над всем этим бушевала гроза…

Глава 7. Встреча с мечтой

Прыгая на одной ноге, Ира пыталась натянуть кроссовку.

— Ира! — Фил выглянул из машины. — Ну, хватит копаться! — увидев, чем занимается девушка, парень несколько минут возмущенно ее созерцал. — Тебе больше заняться нечем? Неужели нельзя сесть и спокойно одеть обувь? Что же ты ведешь себя как маленькая!

— Как маленькая? — возмутилась девушка. — Ну, все! Попроси у меня! В 12 часов защиты! Уф!

Резко отвернувшись, Ира прислонилась таки к стене и нацепила непослушную обувь.

— Ир, не сердись, — тихий голос у нее над ухом, заставил девушку вскинуть голову.

Фил смотрел на нее с раскаянием в глазах.

— Прости. Не подумал.

— О чем ты не подумал? — заинтересовалась Ира, ни о чем таком особом не думающая. Просто с утра у нее было плохое настроение… и она сейчас не то чтобы срывала на напарнике свою злость, просто… решила немного поделиться своим состоянием с ближним!

— А… Ты меня запутала! — возмутился парень.

Девушка весело засмеялась.

— Да ладно тебе. Вещи все собраны? Еду для туриста я забросила в багажник.

— Все готово. А пока заедем ко мне в квартиру, — Фил сел рядом с Ирой.

Девушка села за руль, проверила документы и покосилась на напарника.

— У тебя есть квартира?

— Она съемная. Но с тем учетом, что я там только ночую, холодильник у меня не большой, а маленький, переносной, ящик даже холодильный. Заберем его с собой. Лишним не будет.

— А… как же он работает?

— Маленький профессиональный секрет, — засмеялся Фил. — Чего стоим? Чего не едем?

— Слушай, раз у тебя квартира съемная… — Ира покосилась на парня. — Я понимаю, что моя просьба прозвучит очень странно… Ты не мог бы остаться у меня после командировки на пару ночей?

— Почему?

— Дело в том… — девушка набрала в грудь воздуха, но внезапно как-то съежилась и смутилась. — Нет. Ничего. Забудь!

— Не хочешь говорить, не надо. Но если тебе надо, чтобы я остался ночевать в твоем большом доме, то я с удовольствием это сделаю.

— Спасибо, — тихо шепнула Ира и тронулась с места.

* * *

Высокий мужчина открыл глаза. Несколько минут изучал качающийся над головой потолок. В мыслях промелькнула мысль: «А когда на море качка…». Он был не на море. Но окружающий мир качался. Хотелось закрыть глаза и спокойно уснуть дальше. Но… над ухом противно орал мобильник.

— Алло.

— Шеф, это я!

— Марина, — тяжеловесно уронил мужчина. — Я же просил тебя не звонить мне в это время! На часах еще только 12 часов! Ты же знаешь, что это для меня очень тяжело!

— Шеф, я все знаю! — в голосе девушки прозвучали слезы. — Но, пожалуйста. Послушайте меня!

— Приезжай.

— Не могу!

— Так, — слово упало гулко. Мужчина словно молотком забивал гвозди, говоря тихо и размеренно. — Как. Это. Понимать.

— Шеф. В свою командировку Фил — тот самый полудемон… забрал только Иру! — зачастила девушка. — Они сейчас уезжают! Только что они заехали на квартиру к парню! Собирают что-то забрать… и сразу же должны уехать из города в ту самую, свою командировку! Понимаете?

— Понимаю. Но что именно ввело тебя в такой ужас? — уже помягчевшим голосом уточнил мужчина.

— Шеф… Я проверила девушку. Я лично с ней познакомилась! Я вас уверяю… я вас заклинаю всеми своими силами! Она — обычный человек!

— Ладно. Обычный так обычный. Бросай ее разработку…

— Но при этом, — словно не слыша его, добавила Марина. — Я подслушала разговор Аллы Сергеевны и ее племянницы. Своими ушами я слышала, как эта женщина сказала, что… Ира — артефакт! Артефакт, ранее принадлежавший… Владиславу. Гурову.

— Тому самому вампиру, одному из немногих, выживших в «священной войне»?

— Да. Мне… не удалось много узнать. Но он опасен.

— Опасен и опасен. Влад последние несколько лет живет в Америке.

— Я… — Марина замолчала. Слышно было, как она что-то царапает на трубке.

Мужчина насторожился и сел на своей кровати. Девушка применяла магию. Ей, чистокровному человеку, она давалась очень высокой ценой. Это насколько же должны были быть важные сведения, чтобы его подчиненная решилась на это. Решилась, даже зная о том, что потом несколько дней будет лежать пластом, не в силах подняться!

— Марина?

— Мне удалось узнать, что Влад учился в одном классе с Ирой. Более того, у них был роман. И сейчас он продолжается. Как человек… точнее, тот человек, чьими документами и к чьей внешности присасывался Влад, погиб в автокатастрофе. Ира об этом не знала и продолжала писать письма. Однако вампиру надоело ждать! И он… прибыл в наш город!

Мужчина помолчал. Подумал.

— Так, Марина. Скройся в бункере. Никому кроме меня не открывать.

— Вы думаете, Влад решит… навестить меня?

— Да. В прошлый раз только чудо помешало ему тебя убить. Так что — немедленно.

— Но как же Ира? Фил? Заказ? Это же все очень важно для нас!

— Будем надеяться, что в тандеме эта парочка сможет многое.

— А если Влад успеет перехватить Иру?

— Вряд ли. Иди в бункер.

Мужчина положил трубку. Посмотрел на часы, тяжело вздохнул и начал одеваться. Чтобы он не говорил Марине, а за этой девочкой, вольным водителем, надо было бы присмотреть.

… Недалеко от выезда из города, темно-зеленая десятка Иры попала в пробку. Работники государственной автоинспекции почему-то проверяли каждую машину. И некоторые машины на автостраду, ведущую за город, не пропускали.

— С чего бы это такое? — спросила девушка у Фила, когда пост наконец-то остался позади.

Парень пожал плечами.

— Понятия не имею.

Машина стремительно пожирала километры. До той перемычки, где можно было перепрыгнуть в нужный слой, необходимо было ехать по «родному» слою около пятидесяти километров.

До маленькой непритязательной деревеньки, «Рыбки», оставалось около трех километров, когда мотор машины неожиданно заглох. Пару раз отчаянно чихнув, десятка остановилась!

Ира хотела было выйти из машины, но… Фил неожиданно схватил ее за запястье.

— Фил?

— Сиди.

Тихий голос и очень злой взгляд. Таким девушка уже видела напарника. В тот злополучный вечер, когда «спасала» маленького дампира.

Хлопнула дверца. Парень вышел на улицу. Огляделся по сторонам. Он стоял к машине спиной, через закрытые двери и окна, она никак не должна была ничего услышать, но тем не менее:

— Ира. Закрой глаза, — она услышала отлично.

Девушка опустила голову, закрыла глаза и еле сдержалась от того, чтобы не завизжать, как девчонка, углядевшая таракана. Потому что машина… поднялась в воздух, повисела немного покачиваясь, а потом мягко опустилась обратно.

— Ира. Не выходи! — крикнул Фил.

Но чужой голос… был куда как повелительнее.

— Ира.

Отчаянно зажмурившись, до разноцветных пятен под веками, девушка заткнула уши, не желая слушать, не желая слышать. Не желая вспоминать…

— Выходи. Я жду тебя.

— Это ты?

— Я. Ну же…

Хлопнула дверца. Ира вышла из машины и остановилась. Он стоял между капотом ее машины и Филом. Напарник тяжело дышал, его, кажется, немного трясло, на парня, стоявшего между ним и Ирой, он смотрел… с бешенством.

Девушка же смотрела и недоверчиво щурилась.

— Ты… совсем не вырос. Остался таким же, какой и был! — устало и как-то безнадежно сказала она.

Влад пожал плечами, не желая отвечать. Ира стояла и вглядывалась в него, пытаясь найти отличия. Убедиться в том, что это — не мираж. Понять…

Но он — хрупкий, у него тонкая кость. Аристократичность и плавность черт лица, ни одной резко или угловатой линии. Совершенство, вышедшее из руки гениального художника. Яркие-яркие шоколадные глаза на какой-то момент показались алыми. Темные-темные каштановые волосы, отливающие на солнце яркой ржавчиной.

Когда-то Ира считала это красным золотом… а теперь ржавчина? Девушка, покачав головой, подивилась причудливости своих мыслей.

— Еще в 11 классе я не могла понять, почему ты такой хрупкий… такой невероятно… непохожий на других.

— Теперь понимаешь? — тихий голос… настолько тихий, что в него приходилось вслушиваться. Но на этот раз делать этого Ира не собиралась.

— Говори погромче, — попросила девушка. — Фил… пожалуйста… подойди к машине.

Парень кивнул и перешел на сторону Иру.

Влад нахмурился.

— Ты даже ничего не хочешь мне сказать?

— Я должна тебе что-то сказать? — Иру затрясло.

— Ну… могла бы сказать, что ты меня любишь!

Люблю? Его… Какая странная у меня пошла жизнь. Еще… Еще утром! Еще час назад я могла бы сказать, что да люблю! А сейчас? Разве я могу сказать, что излечилась от болезни, под названием «Любовь к Владу»? Нет. Кажется нет… Несмотря на то, что…

— Люблю, — тихо сказала девушка.

— Почему же ты не говоришь, что любишь меня больше жизни? — вкрадчиво спросил Влад. — Ты так уже говорила однажды.

— Да. Я сказала это перед тем, как родители увозили меня с выпускного вечера, — Ира сжала кулаки. — Тогда… это все было тогда правильно. КАЗАЛОСЬ таким правильным.

— Что-то изменилось? — на этот раз в голосе Влада звучало удивление. Он действительно желал узнать это.

Ира повела плечом.

— Да. Я сказала тебе, что люблю больше жизни. Я уже уходила… когда ты в спину сказал мне, что моя жизнь и без того принадлежит тебе. И что ты — ее заберешь. Сегодня.

— Верно.

— В ту ночь, в ту ночь из-за тебя и из-за своих слов я потеряла своих родителей. Наша машина перевернулась, и загорелась, — девушка говорила очень тихо, в ее словах звучала настоящая боль. Боль причиняли и оживающие воспоминания. — Мою ногу зажало креслом. Пока папа пытался отжать ее… мама сидела рядом и тихо говорила. Говорила, что я не человек.

Фил вздрогнул и посмотрел на Иру неверящим взглядом.

Она не человек? Она? Да такого же быть не может!

— Она же сказала мне, что ты — мой враг. Что ты — тот, кому нужна моя жизнь. Я не знаю, кто я такая. Я не знаю, почему она так сказала! — Ира закрыла глаза. По щекам у нее потекли слезы. — Но зато я точно знаю, что не помнила об этом до сегодняшнего дня. До той минуты, пока не увидела и не услышала тебя.

— О чем ты? — тихо спросил Фил.

— Мама и папа… они отдали свои жизни, чтобы жила я. Они закрыли своими жизнями те слова, что сказала я. И убрали мои воспоминания, чтобы… я могла жить. Чтобы я могла дождаться встречей с тобой.

Влад захохотал, отсмеявшись, он доброжелательно сказал.

— Дитя мое, и зачем тебе надо было встретиться со мной?

Ира механически сделала пару шагов вперед, размахнулась. Пощечина оказалась весомой даже для вампира.

— Я не хочу тебя больше видеть, — тихо сказала девушка. — Я надеюсь, больше никогда тебя не увидеть.

Влад схватил Иру за руку, посмотрел в ее глаза.

— Тебе придется меня потерпеть еще пару раз. Сегодня я тебя не буду убивать, — Влад усмехнулся. — Но поверь, моя маленькая принцесса. В следующий раз, когда мы увидимся, ты так легко не отделаешься.

Резко толкнув ее в руки Фила, Влад исчез. Фил обнял девушку. Развернувшись в его руках, она неожиданно расплакалась…

Высокий и красивый мужчина, повернулся у ствола дерева. Задумчиво покачал на ладони странный амулет.

«Значит, он меня почувствовал… Несмотря на амулет. Несмотря на то, что день вообще не его время… Влад силен. Но эта девочка…

Все же не стоит ей ничего помнить о том, что случилось ТОЙ ночью»

Время остановилось, замерло все. Замер на середине движения полудемон, замерла в его руках Ира. Мужчина покинул свое укрытие, подошел к девушке и наклонился к ней, подул на лоб и что-то прошептал.

Затем, развернувшись, он исчез. Теперь в памяти Иры осталась сегодняшняя встреча, но горькие воспоминания были притуплены, покрыты белым туманом…

Время стояло еще немного. А потом — пошло.

* * *

Тихо пощелкивали дрова в костре. Машина, вымытая до блеска, стояла немного в стороне. В темной воде лесного озера отражались яркие крупные звезды.

В это прекрасное и немного дикое место, Иру привез Фил. После встречи с Владом девушка неожиданно потеряла сознание, и полу-демон сел за руль сам. Сейчас она спала на туристической пенке, укрытая одеялом.

Покачав головой, Фил вновь перевел взгляд на костер. Языки пламени то взлетали вверх, то опадали. Уже давно прошла полночь… и яркие крупные звезды на небосводе так и манили к себе.

Тихий шорох за спиной не насторожил Фила. Он уже давно научился отгадывать эти шаги из миллиарда других. Такие тихие… и такие знакомые.

Улыбнувшись, Фил сорвался с места и исчез в лесу. Темная фигура прошла к костру и устроилась там, где только что сидел полудемон. Все так же трещал костер…

… Ира сама не поняла, отчего проснулась. Вот только что ей снился кошмар, в котором она от кого-то бежала, а этот кто-то ее догонял. Кто-то уже был так близок. Чужое дыхание опаляло затылок и шею…

И вдруг этот кошмар как отрезало, глаза распахнулись сами собой, и она уже смотрит в яркое звездное небо.

Сев, девушка посмотрела туда, где сидел Фил. Несколько минут она недоуменно изучала фигуру у костра, а потом спросила.

— А ты кто?

Парень поднял голову, посмотрел на нее и улыбнулся.

— Ира, ты чего?

— Ты не Фил.

— А? А?

Встав с пенки, девушка подошла ближе к незнакомцу.

— Ты на него совершенно не похож!

— Совершенно? — бархатно повторил парень и засмеялся. — Ира, да ты находка!

— Для шпиона?

— Нет. Для меня.

— Я тебя не знаю.

— Ну-у-у, это совсем не повод отказывать мне в своем обществе. Мы всегда можем познакомиться заново!

— Заново? Нет. Я не разговариваю с незнакомыми личностями.

— М… а если бы вокруг был мегаполис и я бы пригласил тебя в кино?

— Не пошла бы, — категорично отозвалась девушка.

— А в ресторан?

— Тем более.

— А хотя бы в парк прогуляться для близкого знакомства?

— Я же говорю, что не буду с тобой знакомиться!

— Я тебе не нравлюсь? — огорчился парень.

Ира, сама не очень понимая почему, все же задумалась над вопросом.

Он… необычный и очень теплый. Почему-то рядом с ним так надежно и так уютно. Словно весь мир отступает на задний план. И не будет никаких кошмаров. Можно расслабиться и забыть о своих проблемах в приятной компании.

У него такая теплая улыбка. И такие ясные улыбчивые глаза. Он… все-таки чем-то похож на Фила. И в то же время он совершенно другой.

Глаза у Фила темно-коричневые, почти черные. А у этого тоже коричневый цвет, но как ни странно ближе к цвету жженого сахара. У этого ресницы тоже темные, но немного загнутые. Как у девушки-кокетки.

У Фила волосы светлые и растрепанные, словно он такого слова как «расческа» не признает принципиально. А у этого стильно уложенная грива.

У моего… друга? Стоп… а когда это Фил стал моим другом? Хороший вопрос, но не вовремя. Об этом стоит подумать немного позже. Так вот, у Фила проколото ухо, а у этого — нет.

Так что — никаких сомнений нет и быть не может, это не Фил! Но чем-то знаком. И если он продолжит так улыбаться, я сейчас не выдержу и решу с ним познакомиться. Поближе.

Поближе?

— Ладно, — Ира наклонила голову. — Уговорил, речистый, допустим, я бы согласилась прогуляться с тобой по парку. Дальше что?

— Дальше? — парень улыбнулся ясно-ясно. — Я бы под каким-нибудь предлогом завел бы тебя…

— В темный уголочек?

— Нет.

— В беседку?

— Нет. В ЗАГС.

Минутную тишину разорвал веселый смех. Ира смеялась и чувствовала, как отступают на задний план тревоги дня.

— Зачем? — спросила она.

— Ты прекрасна, — просто сказал незнакомец. — А все прекрасное надо защищать и охранять. Я бы на тебе женился и защищал столько бы, сколько бы ты мне разрешила.

— Ты хочешь сказать, что я согласилась бы за тебя выйти?

— Хм. Тоже небольшая проблемка. Значит, вначале надо тебя соблазнить!

— Хватит уж! Соловеюшка. Как тебя зовут?

— Тайфин.

— А?

Ира несколько минут смотрела на парня, тот смущенно разглядывал землю под ногами.

— Помнишь, я тебе уже рассказывал. Или истину — или молчи. А не сказать тебе свое имя я не могу.

— Почему?

— Потому что дальше я поеду с вами. Если бы я не назвал своего имени, то ты, как вольный водитель, не смогла бы провезти меня через перекресток. Машина бы проехала. Вы бы проехали. А я остался на одном из перекрестков.

— И так всегда?

— Нет. Это правило срабатывает только тогда, когда касается не людей.

— Не людей, значит. Не людей… — Ира задумалась.

Ну да… конечно, не людей! Разве люди могут оборачиваться в филинов и вести умные разговоры?

Ну какая же я все-таки дура…

— Эй, Ира, — Тайфин осторожно положил ладонь на плечо девушки. — Не укоряй себя, пожалуйста. Я бы признался и раньше. Но в городе, где ты живешь, никто не знает обо мне.

— Почему?

— Дополнительная страховка для Фила.

— А причем здесь Фил?

— Мы братья. Близнецы. Причем, — тут на лице Тайфина появился странная обида. — Никто еще ни разу не смог нас отличить! Мы для всех похожи!

— Нет. Вы совершенно разные!

— Обычно окружающие этого не видят, — просто сказал парень.

Ира задумчиво покачала головой.

— Ладно. Не будем заострять на этом внимание. И, наверное, я даже попробую тебе поверить. Скажи лучше, почему… почему ты дополнительная страховка для Фила?

— Большая война между ангелами и демонами отгремела совсем недавно. Две расы по-прежнему ненавидят друг друга, просто не воюют больше. Но словесные стычки, драки продолжаются и продолжаются. Условие одно — не до смерти.

— И что?

— Мы родились в очень необычной семье. Наша мама — ангел. Папа — демон. Они встретились, — Тайфин улыбнулся. — И возненавидели друг друга. К сожалению для окружающих, и к счастью для нас, они работали в одном месте — поэтому часто сталкивались друг с другом. Из тех искр, что они высекали при своих встречах, родилась любовь. Вначале неуверенная, дрожащая. Как цветок, который так легко сломать. Они решили сломать его. Опалить друг друга огнем своей страсти. Не вышло. Цветок расцвел. Укоренился. Теперь чтобы его выдрать с корнем пришлось бы постараться. Но это было еще реально. Вот только… мама была слишком красивой. А ангел не равнозначно добру. Она попала в очень неприятную историю. В сложный переплет. Папа решил, что если ее убьют или сломают, то он лишится чего-то очень важного. Целый пласт его новой жизни исчезнет. И он ее никому не отдал. Любовь вспыхнула еще сильнее, пока не стала обжигающим цветком, который никому не под силу отобрать, украсть или уничтожить.

— И тогда? — протянула Ира. В ее глазах блестели огоньки от костра.

Парень улыбнулся, немного помолчал, наблюдая за тем, как к девушке тянутся языки пламени, словно пытаясь поцеловать.

— Тогда? Тогда они объявили о своей свадьбе. Ох, какой скандал поднялся. Что только не предпринимали с той и той стороны, чтобы их разлучить. Оказалось, это нереально. Со временем родителей оставили в покое. А потом появились мы. Я полуангел, Фил — полудемон.

— Кажется, в детстве вам пришлось нелегко, — тихо заметила Ира, увидев, как потемнели глаза Тайфина.

Тот покачал головой.

— Мы были слишком нестандартными полукровками, чтобы над нами долго смогли издеваться. Полу ангелы тихие мечтательные ребята, а я натренированный братом — мог и заехать в нос обидчику. Фил же вместо драки мог устроить компромисс или парой язвительных слов перевернуть душу своему обидчику. В общем, нас вначале перестали задирать, а потом приняли за своих.

Девушка задумалась.

— У вас… странная история. Но все равно, это не объясняет, что грозит Филу.

— Так сложилось исторически. Основная сила ангелов — это электричество, так называемая, ангельская магия небес. Еще одна особенность, это исцеление. Ну, мелкие фокусы и прочее я не считаю. Озвучиваю только крупные вехи. Ладно?

— Ладно!

— Демоны — это магия огня и бархатный дар убеждения. Полудемоны берут или то, или то. Полуангелы — аналогично. Вот только не сразу выяснилось, что помимо этого, полукровки от такого союза, как наш — а они потом появились, обладают другими интересными свойствами. Так, например, я получил способность оборачиваться в птицу. У меня маленький дар… поэтому птичка маленькая. А вот Фил… настоящий уникум. Помимо магии Огня, которую он получил, у него и дар убеждения, умение располагать к себе людей. И… умение ездить по перекресткам. Пространственная магия. Раньше всегда считалось, что полукровки… да и вообще не люди — не умеют открывать перемычки. Фил первый, кто опровергает это.

— Ученые? — догадалась, наконец, Ира.

— Ученые, — согласился Тайфин. — Фанатики. Военные. Все, кто очень хочет узнать, что же такого в Филе необычного.

— А ты его охраняешь?

— Нет. Охраняет он себя сам, я, если честно, никому не рекомендовал бы с ним сталкиваться. Брат в бою — машина смерти. А я — потом его лечу.

— Личный лечащий ангел — хранитель, — засмеялась Ира. — Как у вас все интересно. Значит, раз ты его лечишь — тебе досталась магия исцеления?

— Верно.

— И ты никогда-никогда-никогда не пробовал магию небес?

— Пробовал. Ничего не получается.

— Правда? Совсем-совсем?

— Совсем. Смотри, — Тайфин сложил ладони лодочкой. — Простейшее заклинание светлячка. DelIix.

Сложно сказать, кто удивился больше. Тайфин — неожиданно узревший в своих ладонях свет. Или Ира — рассмотревшая, что представляет собой этот «светлячок».

Маленькая спираль, мерно вертелась в воздухе, разбрасывая искристый веселый свет.

— А говорил, не получится! — укоряюще заметила девушка.

— Никогда раньше не получалось, — ответил Тайфин.

А затем, прыгнув вперед, сбил Иру с ног.

— Ложись!

Прокатившись по земле, девушка обнаружила, что лежит под развесистыми лапами огромной ели. Причем (в этом она могла поклясться) никакой ели не было на той полянке, где они остановились на ночлег.

Более того, когда Тайфин поднялся и помог встать Ире — вокруг не было никакой полянки.

Откуда-то сверху спрыгнул Фил.

— Вы оба в порядке?

— Я в полном, — улыбнулся Тайфин, затем посмотрел на Иру. — А ты?

— Кажется, я ничего не понимаю, — процедила девушка, мгновенно приходя в раздраженное состояние духа. — Где моя машина?

— На дороге. Немного левее от сюда, — полу демон огляделся по сторонам. — Я еле успел вас вытащить.

— Что это было? — уточнила Ира.

— Волки. Дикие волки, у которых бешенство, — довольно мрачно ответил Тайфин. — И не очень хотелось бы с ними встречаться.

У девушки чуть ли не подогнулись ноги.

— Да… точно.

— Идем, — Фил ободряюще улыбнулся Ире. — Немного пройдем пешочком, а потом поедем.

Понурившаяся девушка кивнула. Перед ее глазами неожиданно возникла маленькая белая ромашка. Вскинув глаза, она встретилась взглядом с веселым взглядом Тайфина.

— Не грусти! Все будет хорошо.

Сделав глубокий вздох, Ира возвела глаза к небу и улыбнулась в ответ. Ей просто не оставалось ничего другого…

Глава 8. Новые встречи. Старые ошибки

Каждый раз, когда меня догоняет мое прошлое, я не могу понять, почему это происходит. Почему вместо того, чтобы жить как все нормальные люди, я постоянно куда-то влипаю… что-то делаю, не нормальное!

Но… моя жизнь никогда, в общем-то, и не была нормальной. Но последние пару недель перещеголяли все, что было до этого!

Раньше… раньше я была слишком маленькой, чтобы понимать, что со мной происходит что-то необычное. Просто дождик и снег не шли надо мной… просто ветер огибал меня, не задевая, просто расходились под маленькими ножками лужи.

Я принимала это как само собой разумеющееся… и никому не говорила. Потом поняла, что отличаюсь от остальных и умалчивать о своих странностях начала вполне осознанно. А в ту ночь выпускного способности как отрезало. Три года я училась жить, как нормальный человек, чтобы потом появились эти двое… и все началось сначала.

Ира посмотрела в зеркало. Фил спал на заднем сидении, маленький филин спал впереди. Девушка покачала головой. Она вела машину уже несколько часов, и уж точно не отказалась бы от того, чтобы немного отдохнуть.

«Интересно, можно ли позволить себе это?» — задалась Ира вопросом. Бросив косой взгляд на своих пассажиров, девушка решительно свернула к обочине. Небольшое придорожное кафе обещало если не еду, то чашку горячего кофе.

Дверь мягко звякнула, закрываясь за спиной. Пройдя к широкой стойке бара, Ира опустилась на высокий вертящийся стул. Высокая худощавая девушка отвернулась от телевизора и посмотрела на посетительницу.

— Добрый день, чем могу помочь?

— Чашку горячего кофе, пожалуйста. И булочки.

— Пожалуйста.

Сделав первый глоток, Ира блаженно зажмурилась. Кофе был изумителен. Горячий ровно так, как она любит. С таким количеством сахара, как если бы кофе делала себе она сама.

— Вам приготовить завтра на вынос? — донесся как сквозь вату голос девчонки.

Ира вскинула голову и быстро-быстро закивала.

— Вы хозяйка этого заведения? — поинтересовалась Ира, когда, наконец, пришла в себя.

— Можно и так сказать. Я Илия.

— А я Ира.

— У нас с вами такие похожие имена, — засмеялась Илия. — Ну вот, готово.

Она поставила на стол высокий бумажный пакет с ручками.

— Здесь пирожки, бутерброды, вареные яйца. В общем, то что любите вы и ваши спутники.

Ира вскинула бровь.

— Вы…

— Не человек, — улыбнулась Илия. — А если бы человеком были вы — то ни за что не зашли бы в мое кафе. Оно… особое.

— Особое?

— Неужели вы никогда не слышали о блуждающем кафе? — удивилась хозяйка кафе.

— Нет, — Ира сцепила руки на столе.

И буквально тут же перед ней опустилась чашка кофе.

— За счет заведения. Твои еще не проснулись, посидишь со мной? Ко мне редко заходят такие симпатичные гостьи, — попросила Илия.

Брюнетка недоуменно посмотрела на хозяйку кафе.

— Симпатичные?

— Ну да, к тому же не буянишь. Спокойно сидишь и наслаждаешься кофе.

— А обычно наоборот?

— Да, — Илия вскинула голову и вдруг посмотрела на Иру. — А нет. Тебе все-таки лучше сейчас уйти.

— Почему?

— Сейчас мое маленькое кафе посетят те, с кем тебе лучше не встречаться. Я не уверена, что они в очередной раз не попробуют разнести мое кафе.

— В очередной раз? — Ира нахмурилась.

Дверь хлопнула. Девушка резко развернулась, окидывая взглядом ввалившуюся компанию.

Разношерстная компания в коже и заклепках.

— Байкеры, — пояснила Илия тихим шепотом. — Довольно чокнутые. Катаются по перекресткам, без каких-либо целей. Все, что увидят на своем пути, громят. Ира, иди в машину. Чек я положила в пакет.

— Хорошо. Но ты…

— Со мной все будет хорошо, — улыбнулась хозяйка кафе. — А вот если ты останешься…

Ира уйти не успела. Ее увидели и тут же окружили, разглядывая.

— Какая красивая цыпочка посетила придорожное кафе, — проскрипел один из байкеров. — Я даже не думал, когда отправлялся сюда, что нас ждет такая встреча. Эй, Астролог, где же предсказанные неудачи?

— Не накликивай неприятности на свою голову, Череп, — зевнул патлатый грязный мужчина. — И пропустил бы ты девушку.

— Зачем? — хохотнул Череп.

— Она злится, — просто ответил Астролог.

Заржала вся кодла. Илия тревожно взглянула на Иру, а девушка, сцепив крепко-крепко ладони, пыталась успокоиться. Получалось… плохо. Очень плохо.

— Ира! Ира, где ты? — зазвучало в мыслях.

— Привет, Фил. Я сижу в кафе, — ответила Ира.

— В каком?

— Мы сидим рядом с ним.

— Тут нет никакого кафе! — возмутился полудемон.

Девушка замерла на стуле, потом посмотрела на Илию. Хозяйка кафе смущенно развела руками, словно поняв, о чем думает Ира.

— Это блуждающее кафе, — пояснила брюнетка, выпрямляясь на стуле.

— Так выходи из него! — рявкнул Фил.

— Во-первых, не кричи на меня. А во-вторых, не могу. Мне тут хм… оказывают повышенное внимание.

Голос Фила еще пытался что-то сказать, но его внезапно как отрезало… Подняв голову, Ира посмотрела на байкеров, на дверь.

— Можешь даже не пытаться уйти, цыпочка, — неприятно улыбнулся Череп.

Ира встала. Илия подалась назад, а затем резво нырнула за стойку. Ее случайная посетительница была в бешенстве. Примеру Илии последовал и Астролог, но на это никто не обратил внимания…

* * *

Сидя на диване, русоволосая девушка поджала ноги, укутываясь в плед. По бледным щекам катились беззвучные слезы.

Марине было плохо. И она даже знала почему. Вернувшийся Влад всколыхнул ее прошлое, заставил вспомнить то, что вспоминать она никогда не хотела.

Если бы здесь был начальник, он бы быстро привел мысли Марины в порядок, но его не было… Демон исчез, судя по всему, все-таки последовал за курьером. Девушка откинула голову на подлокотник и мучительно застонала.

Влад… Ее первая и проклятая любовь, и ее несостоявшийся убийца. Они познакомились шесть лет назад. В Англии, где Марина была на экскурсии.

Старый замок открыл свои двери для экскурсии, и девушка чудом оказалась в числе тех счастливчиков. Потом она уже так не думала. На той экскурсии пропали двое… просто не вернулись из замка.

Был спешно вызван наряд полицейских. Они раз за разом обшаривали замок, но все было тщетно. Две девушки просто исчезли в неизвестном направлении. Одной из них и была Марина.

Когда она пришла в себя, над головой было темно. Вокруг было темно. Мягко шумел где-то неподалеку водопад. Проведя ладонью по ближайшей стене, девушка с ужасом уставилась на свою мокрую ладонь.

Ее окружала очень странная пещера. С потолка свисали длинные… водоросли. Откуда в пещере могли они взяться, Марина искренне не понимала. Пол был странным. Очень скользким… и почему-то бурым.

Шум водопада неожиданно приглушился, словно бы пещера неожиданно оказалась отрезана от мира стеной. Мягко-мягко засветились на стенах какие-то рожки, а потом перед Мариной появился… ОН.

В первый момент девушка решила, что она бредит. Не бывает такой красоты. Не бывает таких парней, как тот, что стоял перед ней.

Марина провела в той пещере трое суток. Первые сутки были как самый лучший роман в мире… О вторых и третьих она ничего не помнила…

Помнила только, что на исходе своего пленения, треснула стена… осыпалась камнями, и в пещере появились люди, много людей. Девушка оказалась единственной, кто смог выжить после знакомства с Владом.

Несколько месяцев она провела на реабилитации в магическом центре… именно магический дар, слабенький, еле проклюнувшийся, и спас Марину.

А потом на пороге появился… посланник. Белая роза на длинном стебле и короткая записка. Почти любовная, почти нежная… но только почти.

«Моя принцесса. Ты просто покорила меня тем, что смогла выжить. Такая слабая, такая воздушная, и неожиданно смогла меня обыграть. Уйти от меня… Моя законная добыча! Но ты не думай, моя хорошая. То что ты жива — это совсем не надолго.

Очень скоро я вернусь за тобой. Я получу то, что мне причитается. Жди.

Твой, Влад».

Несколько месяцев Марина вздрагивала от каждого шороха, спасалась от тех, кто был послан за ее головой. Пока это были люди. Потом представители других рас…

А потом на повороте, когда она спасалась уже от самого Влада, приехавшего поразвлечься, ее машина врезалась в шикарный и стильный кабриолет.

Вышедший оттуда господин несколько секунд изучал Марину. Потом вытащил ее из машины, пересадил в свою… и увез.

Так она познакомилась со своим будущим начальником.

Улыбнувшись своим мыслям, Марина посмотрела на телефон. Ее начальник. Она не знала, как его зовут… Шеф не стал представляться. Марина ничего о нем не знала, кроме того, что он чистокровный демон и занимает довольно высокое положение в «НДП».

Спустя почти пять лет после того столкновения на перекрестке, память перестала напоминать о себе ночными кошмарами. И вот теперь Влад опять здесь.

«Интересно, захочет ли он меня теперь убить?» — подумала Марина. — «В конце концов, его метка так до сих пор на мне и осталась…»

* * *

Ира вышла из кафе, прижимая к себе пакет. Загибающаяся от смеха Илия проводила ее лично и оставила номер своего мобильного телефона, сообщив, что Ира теперь самый дорогой гость для ее заведения.

Не успела девушка пересечь какую-то черту, как кафе за ее спиной растаяло, словно его никогда и не было.

От машины оттолкнулся Фил.

— Ты… ты!

— Я, — улыбнулась Ира. Проходя мимо полудемона, она вручила ему бутерброд и села в машину. Довольное урчание за ее спиной подсказало девушке, что она прощена и на нее больше не обижаются.

Тайфин не проснулся, и его пришлось будить. Наскоро перекусив, парни посмотрели на девушку.

— Я просто захотела поесть, — развела она руками.

— Ладно, — Фил вздохнул, потом посмотрел на часы. — Ты устала. Давай поменяемся.

— Нет, — Ира покачала головой. — Все нормально. Куда мы теперь едем?

— Вообще-то, — полудемон улыбнулся. — Мы едем на запрещенный перекресток.

— Запрещенный?

— Очень редко, но случается такое, что один слой оказывается с браком. Образуется мертвая петля. Сколько людей умирает — столько и рождается. Не совершается новых открытий. Не пишутся шедевры. Не создается ничего, что выходило бы за рамки и могло бы вытолкнуть общество из петли.

— Я что-то слышала такое… В Америке кажется. Какой-то городок.

— Да. Один и тот же день так проходил столько раз, пока не была разорвана петля. — Фил потянулся. — А здесь не один город — здесь весь слой.

— И зачем нам туда ехать?

— Тот запрещенный слой, куда мы направляемся, застрял в районе Дикого Запада. Там до сих пор есть церкви и святые распятия.

— Нам нужно… святое распятие? — удивилась Ира.

— Верно, — кивнул Фил. — Впрочем, помимо него, нам надо кое-что еще.

— Но… не сможем же мы передвигаться по «Дикому Западу» на моей машине.

— Не сможем, — согласился полудемон. — Но для этого у нас есть Тайфин.

— А? — девушка мгновенно повернулась к полуангелу. — Как это все понимать?

— Ну… Я же тебе говорил, — Тайфин смущенно пожал плечами. — Особый дар. Поскольку я превращаюсь в птицу, я могу договориться с животными и другими пернатыми.

Ира покачала головой.

— Вот путешествую я с вами и удивляюсь все больше и больше, — вздохнула девушка. — Ладно, едем что ли?

— Едем, — согласился Фил.

И девушка тронула машину с места. Мягкий шорох, и сразу две стремительные тени сорвались в полет за темно-зеленой десяткой.

… В кафе было тихо, постанывающие байкеры покинули заведение с позором. Остался один Астролог. Вымывший голову под теплой водой в мужском туалете, снявший свою кожаную куртку с заклепками и оставшийся в темной майке и темных же джинсах, он оказался неожиданно симпатичным.

Длинные и очень светлые волосы, мужчина стянул в хвост. Пронзительные светлые глаза рассеянно скользили по полумраку кафе. Илия сидела на барной стойке. Длинные ноги в чулках, край которых проглядывал из-под разреза юбки. Откровенная блузка была застегнута всего на пару пуговичек. Волнистые медные волосы скользили по плечам. Усталые синие глаза смотрели куда-то в сторону.

— Илия? — Астролог коснулся ладони девушки.

Та поспешно отдернула руку, отодвинулась по барной стойке.

— Ты же знаешь, я не люблю, когда меня касаются.

— Прости, — ухмыльнулся мужчина. — Зачем ты показала кафе этой девочке?

Илия пожала плечами.

— Даже не знаю. Почему-то она мне понравилась.

— Не думаю, что тебе понравятся те, кто сидят у нее на хвосте.

— Почему? — девушка рассеянно накрутила на палец прядь волос. — Ни один, ни второй не смогут мне ничего сделать.

— Так уж и ничего!

— Что могут сделать вампир и демон запечатанной душе? — удивилась Илия. — Магия ни одного, ни второго на моей территории действовать без моего разрешения не будет. Физически они меня даже не достанут. Да и вообще, не смогут они попасть в мое кафе, если не будет на то моего разрешения.

Астролог пожал плечами.

— Тебе виднее.

— Ты лучше скажи, ты видел будущее этой девочки?

— Нет, — мужчина нахмурился. — Как ни странно… я увидел только ее атаку, и только за пару секунд до того, как она атаковала.

Илия засмеялась, вспомнив взбесившиеся ремни байкеров. Серые глаза Иры в тот момент вспыхнули. Процедив что-то сквозь зубы, она махнула рукой… и байкеры были выпороты словно нашкодившие дети.

— Странная девочка, — пробормотала Илия. — Ладно, Астролог. Ты закончил с байкерами?

— Да, — мужчина постучал пальцами по столу. — Рядом с ним та тварь тоже не появлялась.

— Ты же говорил…

— Да мало ли что я говорил, — отмахнулся Астролог. — Наше дорожное управление уже сходит с ума. Этого маньяка, где только не носит. Никто не знает, как он выглядит и где появится в следующий раз.

— А на живца? — поинтересовалась Илия.

— Ловили! И на живца. И на приманку. И рейды устраивали. Бесполезно. Он словно знает о том, что произойдет раньше, чем мы придем за ним. Говорят, вроде есть какой-то след. Отправляют в командировку в какой-то город, ставший недавно эпицентром происходящего. Но там все стало еще страшнее и еще безнадежнее! Ни одной зацепки…

Девушка расхохоталась.

— Какой у вас замечательный маньяк.

Мужчина устало потер глаза.

— Тебе показать фотографии его жертв, чтобы ты так не думала?

— Нет, спасибо. Как-нибудь обойдусь, — девушка откинулась на спину, почти легла на барную стойку. — Тебе пора, Астролог.

— Конечно, Илия. Береги себя.

Мужчина покинул кафе, Илия осталась одна… Немного подумав, девушка подошла к шкафу и вытащила оттуда блюдце и алое наливное яблочко.

Тихо что-то прошептав, девушка покатила яблоко по блюдцу.

* * *

Ира оставила машину в зарослях густой рощи. Прикрыв ее ветками, на что ушло почти час, парни посмотрели на свою спутницу. Девушка восторженно оглядывалась по сторонам, наслаждаясь чистым воздухом, дивным синим небом, где высоко-высоко кружил ястреб.

Запах трав кружил голову, хотелось упасть, раскинуть руки в стороны и забыть обо всем!

— Ира, — Тайфин, превратившийся в человека, внимательно посмотрел на нее. — Ты на лошадях раньше ездила?

— Нет, — рассеянно ответила девушка. — Мне это было не по карману. Да и времени просто не оставалось, на такие развлечения.

— Тогда поедешь со мной, — решительно кивнул полуангел.

Фил хмыкнул и скрылся за кустами.

Ира недоуменно посмотрела на Тайфина.

— В смысле с тобой?

— На одной лошади, — пожал плечами парень. — Первый раз на лошади без седла… ты не сможешь управлять ей сама.

— А, хорошо, — согласилась девушка.

К месту, где паслись лошади, они вышли минут через сорок быстрой ходьбы. Ира с легкостью шла на равных с Филом и Тайфином. Стараясь не крутить по сторонам головой, чтобы не задерживать их, девушка вольно или невольно погрузилась в свои мысли. И тревожный окрик Фила не услышала…

Когда под ногой оказалась неожиданно пропасть, девушка пошатнулась и недоуменно вскрикнула. А в следующей момент оказалась прижатой к груди Тайфина.

— Блин, — фыркнул тихо он у нее над ухом. — Ты смотри под ноги, принцесса.

Еще немного заторможенная, Ира кивнула и перевела взгляд вниз. Перед поляной, где паслись лошади, была странная расщелина, куда она чуть и не угодила. Повернув голову, девушка высвободилась из рук Тайфина и смущенно улыбнулась.

— Спасибо.

— О чем ты так задумалась, что ничего по сторонам не замечала?

— Не знаю, — с удивлением призналась Ира. — Не помню… в голове неожиданно пусто.

Тайфин и Фил переглянулись, но ничего не сказали.

… Оказавшись на лошади в руках Тайфина, уставшая Ира неожиданно уснула.

Уже знакомый пригорок. И мальчишка на нем. Скрипки рядом с ним не было. Вскинув голову, он неожиданно увидел Иру и просто расцвел.

— Ты пришла!

— Я же тебе обещала придти, — улыбнулась девушка, усаживаясь рядом с ним.

— А ты… сейчас где?

— Не знаю, — рассеянно отмахнулась Ира. — Еду куда-то со своим курьером.

— Понятно. Ты… меня будешь искать?

— Если ты объяснишь, где и как я смогу тебя найти.

— Я не знаю, — мальчик смущенно пожал плечами.

— Слушай, — Ирина протянула ладонь и потрепала его по макушке. — Как тебя зовут?

— Данай.

— Какое красивое имя, — прошептала девушка. — Ладно, Данай. Сделаем так. Когда я тебя видела в переулке…

— Нет. Там был не я, всего лишь моя проекция, — мальчик смущенно пожал плечами. — Я в этом месте. Я не могу его покинуть.

— А ты знаешь, как сюда попал?

— Знаю. Меня украли, — кивнул Данай. — Я жил с родителями… однажды ночью наш особняк загорелся. Я… упал. Помню балку. Помню пустоту. И все. Когда я открыл глаза, я уже был здесь. В темноте.

— Вот как, извини.

— Это было давно, — пожал плечами мальчишка. — Ты не думай…

Ира кивнула и замолчала. Медленно текли минуты.

— О, меня зовут, — вздохнула девушка, услышав зов Фила. — Опять волнуются, что я уснула…

Данай кивнул и посмотрел на девушку.

— Будь осторожна.

— Почему? Мне что-то грозит?

— Он идет за вами.

— Он? Кто он?

— Не знаю. Твой враг. Тот, кто хочет тебя убить. Если ты не успеешь уйти, то он сделает то, что хочет.

Ира прищурилась, потом улыбнулась.

— У него ничего не получится.

— Почему?

— Потому что я должна тебя найти! — подмигнув…

… Девушка проснулась.

Кони стояли около старой и заброшенной часовни. Проемы окон слепо смотрели в окружающий мир. Здесь стояла тишина, и ощущался странный приторный запах.

На языке оставалась горечь. Дышать было больно и отчего-то страшно. По спине бегали мурашки, и казалось, достаточно обернуться, чтобы встретиться с призраками прошлых лет.

Фил и Тайфин переглянулись.

— Останься здесь, — попросил Фил, спрыгивая со своего коня.

Тайфин спрыгнул и осторожно снял Иру.

— Почему? — нахмурилась девушка.

— Без «почему», — попросил полуангел. — Верь нам.

Ира немного подумала, потом пожала плечами.

— Как скажете.

Парни синхронно кивнули и скрылись в дверях часовни. Отвернувшись от нее, Ира села под дерево.

Легкий шорох… и в следующий момент, девушка поняла, что летит куда-то в сторону. Лишь стена часовни остановила ее «полет».

С трудом выпрямившись, Ира посмотрела на Влада.

Приторно сладко улыбнувшись, вампир развел руками.

— Я же говорил, что мы с тобой еще встретимся…

Девушка неуверенно оглянулась по сторонам.

— Ищешь своего спутника, — вампир хмыкнул. — Напрасно. Когда я понял, куда вы направляетесь, я немного вас обогнал. И приготовил для твоего друга сюрприз. Так что можешь не рассчитывать на его помощь.

— Вот как, — Ира заставила себе улыбнуться. — Ну и зачем я тебе нужна, Влад?

— Ну, как бы тебе сказать, — вампир оскалился. — Мне ты не нужна абсолютно.

— Что-то не сходится…

— Ну, я неправильно выразился. ТЫ мне не нужна. Мне нужно то, что хранится в твоем теле.

— О! — у девушки вырвался истеричный смешок. — И что же это такое?

— Ты не знаешь?

— Нет. Я мало, что понимаю… кроме того, что моя жизнь из-за тебя развалилась на осколки…

— Как патетично! — хмыкнул Влад. — Но я могу тебе рассказать.

— О моем прошлом?

— В том числе.

Ира наклонила голову.

— Что же. Я тебя слушаю.

— Твоя история началась давно. Когда на перекрестке два автомобиля попали в аварию. Из одной машины выкатился маленький шарик. Светло-серого цвета. Шарик закатился в люк канализации и исчез…

Девушка изогнула бровь.

— Как интересно. И что же это был за шарик?

— Смотришь в суть дела. Это был один из артефактов триады ветра. Сильного оружия, но только тогда, когда все три части вместе, — Влад улыбнулся. — Я недооценил одну девчонку, и она меня обыграла на моем же поле. Она украла у меня все три части, — улыбка превратилась в оскал, — и спрятала их.

— А ты такого естественно простить не смог, — покивала, словно сочувствуя Ира.

— Верно, — кивнул Влад. — А зачем мне прощать? Потом некоторое время мы играли… Я искал артефакты, она их прятала. Это было замечательное средство разогнать скуку. А потом это мне все надоело, — вампир зевнул. — И я очень быстро призвал свою собственность к порядку. Она отозвалась. Одну часть я себе вернул. Вторую часть успела перехватить обманувшая меня однажды девчонка. А вот третья часть… не отозвалась. Я начал ее искать. Каково же было мое удивление, когда я встретил тебя. Носительницу и хранительницу этого артефакта. Он подчинился тебе. Он создал тебя.

Последние слова ударили сильнее, чем Ира могла себе представить.

— Создал… меня… — эхом повторила она.

— Верно. Однажды ночью тебя подкинули на порог роддома. Маленькую девочку, взявшуюся непонятно откуда. Ты… слишком отличалась от других. Но тебе повезло. Тебя взяла магическая пара. Они не знали, что в тебе неправильного, но дали свою любовь и свою защиту. Только в конце твоего 11 класса, когда артефакт начал просыпаться, они поняли, что происходит. И в ночь выпускного сделали все, чтобы его заблокировать. Чтобы ты могла жить. Они не учли только того, что я снова встану на твоем пути.

Ира кивнула.

— Чтобы забрать артефакт, тебе надо меня убить?

— Верно.

— И ты сейчас уверен, что я буду покорно стоять и ждать, пока ты будешь меня убивать? — удивилась девушка. В ее жилах закипело расплавленное бешенство.

— Конечно, — кивнул вампир. — Ведь я тебя попрошу об этом.

— Да? — Ира улыбнулась. — А как ты это сделаешь?

— Очень просто. Атаманова Ирина Владимировна. Стой спокойно.

— Обойдешься! — прошипела девушка.

Резкий удар по стене… и Ира провалилась куда-то в темноту, пахнущую сыростью.

Вампир подскочил ближе, но стены часовни отшвырнули его, не пустили за своей жертвой, ускользнувшей в очередной раз…

Тихо засмеявшись, Илия оторвалась от зеркала.

— Молодец, девочка. Так его… недоумершего!

Глава 9. История о том, что было…

«Полет» был недолгим. Скольжение в пару секунд, а затем резкое падение. Под спиной оказалась противная, скользкая земля, твердая и какая-то бугристая.

— Ну? — спросили над головой у Иры. — Сама поднимешься или тебе помочь?

— Пожалуй, сама, — хрипловато ответила девушка, садясь на коленки и выпрямляясь.

Непонятно когда промокшие волосы, она откинула с лица и посмотрела на того, кто с ней разговаривал. Темнота перед глазами не спешила расходиться, а когда разошлась, девушка несколько секунд пыталась справиться с отпавшей челюстью.

Во влажной темноте на инвалидном кресле сидел мужчина. Цвет его волос был не очень понятен. Лицо узкое, хищное, и почему-то напоминающее хорька. Голос… не то чтобы противный, но скрипучий. Завораживали глаза незнакомца. Огромные-огромные… темно-синие, как штормовое море, опушенные шоколадными ресницами.

Таким глазам можно поверить, даже если мужчина будет продавать лед на Севере или жару в Сахаре! Он же… он же…

Тряхнув головой, Ира постаралась собраться с мыслями. Мысли отказались собираться в кучку.

— Вы кто? — спросила она.

— Юбиан ан дер Фальский. Бывший адвокат коллегии демонов. Ныне… пенсионер.

— Шутите? — изумленно вскинулась Ира.

— Что именно в моих словах тебе не понравилось? — удивился мужчина.

— Во-первых… вы представились полным именем.

— Я чистокровный человек, и правило «истинного имени» на меня не распространяется.

— Во-вторых, вы не похожи на адвоката!

— Это ты про коляску? — Юбиан хмыкнул. — А это последствия того, что я перестал адвокатом быть. Но обо мне мы поговорим в следующий раз.

— А он будет?

— Возможно. Я должен за тобой присматривать.

— В честь чего?

— У меня есть некие обязательства, — туманно ответил мужчина. Затем улыбнулся. — Не перед тобой, не думай.

— Не передо мной… а перед кем?

— Перед теми, кто создали эти артефакты, один из которых…

— Создал меня.

Мужчина сморщился.

— Этот Влад… рот бы ему вымыть с мылом.

— Прошу… прощения?

— Артефактам не подвластна магия созидания или творения. Они могут выполнять только то, ради чего созданы. Но… об этом немного позже. Я должен сначала спросить тебя — хочешь ли ты узнать, с чего все началось?

— А… вы мне можете рассказать? — удивилась Ира, стараясь заглушить радостный внутренний голос: «Не создана! Не создана!»

— Могу, — согласился Юбиан. — Это именно то, для чего сегодня я пришел к тебе.

— Хорошо, — Ира сложила руки на коленях, как прилежная ученица и посмотрела на мужчину. — Тогда я слушаю.

На губах Юбиана мелькнула легкая усмешка, и он начал свой рассказ.

— Это все началось очень давно. Наверное, в то время, когда на Землю еще только-только пришли чужие народы. Не наши.

— Ангелы. Демоны. Вампиры. И еще три народа…

— Верно. Расы ненавидели друг друга. Ненавидели настолько, что сложно было представить, что они могут очутиться в одном месте и не разругаться в пух и прах. Но и из любого правила есть исключения. Было такое исключение… и в этой истории.

Конечно. По-другому не бывает. Если что-то может пойти не так, оно должно так пойти. Иначе… не получится истории?

— Итак. Их было трое. Ангелесса, скромный ребенок с огромными голубыми глазами и белокурыми волнистыми волосами. Нежная белоснежная кожа… невинный взгляд, тихий и покорный характер. И неконтролируемые вспышки гнева. Страшные вспышки! От которых трескались стены… вылетали стекла… Ее звали Иссилениль, Силена.

— Силена? Чем-то напоминает Селену. Богиню луны, кажется.

— Возможно, — согласился Юбиан. — Но я продолжу. Второй была демонесса — Рашель. Ох, какая это была девушка. Она была высокой — в два раза выше чем Силена, яркой. Черные, жгуче черные волосы, половина их была постоянно собрана в косички. Вторая половина… была в каком угодно виде, вот только… производила впечатление не причесанной. Ее глаза цвета огня, ее загорелая бархатная кожа… Рашель не любила войны и предпочитала загорать в теплых странах. Она была немного странная, чудаковатая и растерянная. Если ее пытались вывести из себя — она пожимала плечами и… уходила.

— Если я правильно поняла, то это был очень странный характер для демонессы?

— Не то слово, — хмыкнул Юбиан. — Она была странная… Рашель…

Ее имя странно звучит в его устах. Словно он знал ее лично. Знал… и любил? Но ведь это же невозможно. Верно? Это было ужасно давно!

— Вы ее любили? — все же не сдержалась Ира.

Мужчина замер, внимательно посмотрел на девушку.

— Я же человек. Я же говорил тебе. А это было давно. Как ты думаешь, это… могло быть?

— Не знаю, — смутилась девушка.

Он не сказал ни «да», ни «нет», он просто ушел от ответа. Почему? Мне… это не нравится? Нет, не то… что-то не то есть в его словах. Какая-то недосказанность. Какая-то… угроза? Нет. Опять не так. Почему я не могу понять, что не так с этим мужчиной? Чем-то он мне знаком, чем-то он мне близок. И в то же время я понимаю, что он — невероятно опасен! Для меня? Нет. Опять не так!

— В любом случае, позволишь, я продолжу?

— Конечно. Извини, что я тебя перебиваю.

— Ничего. Понимаю, твое любопытство.

— Если я правильно поняла, третьей в этой компании была… девушка-вампир?

— Верно. Асия. Вампирша… с рыжими волосами, зелеными глазами, невысокая, но полноватая. А еще хамка, каких поискать. Хамила виртуозно, если честно. Правители всех трех народов побаивались ее, а ведь Асия занимала совсем немалое положение. И по идее должна была возглавлять дипломатический корпус, но при всем при этом, для дипломатической деятельности она была абсолютно не приспособлена.

— И? Что было дальше?

— Они встретились.

— И все?

— Нет.

— Нет?

— Это было только началом.

Лил сильный дождь. Такой сильный, что казалось, со дня на день начнется очередной всемирный потоп. Они встретились в середине поляны. Просто потому, что пришло время. Время пятидесятилетнего сбора. Того, что не любили ни ангелы, ни демоны, ни вампиры. Одного-единственного дня, когда продлевались три основных договора, нарушать которые никто не имел права.

Закон о ненападении на детей. Закон Маскарада. Закон Всевластия. Первый закон давал защиту маленьким детям. Никто и ни за что не нападал на маленьких представителей народа, даже если они остались без защиты взрослых. На полукровные расы этот закон не распространялся. Впрочем, только потому, что полукровки иногда были… опаснее чистокровных.

Второй закон обязывал сохранять тайну. Люди не должны были знать о расах. Это было слишком опасно. Вне зависимости от того, насколько люди были сильны — они могли уничтожить все и вся.

Третий закон — обязывал глав Кланов отвечать за «превышение полномочий» тех, кто преступал закон. Это обязывало самих глав кланов отслеживать маньяков.

Отправляли на это подписание самых… ненужных в кланах. Потому что их… убивали. Всех трех. Сразу же после подписания договоров. Не потому, что там было что-то особенное, опасное или как-то так. Просто потому, что кланы не допускали обратно тех, кто замарал себя общением с чужаком. Это был хороший способ усмирить недовольных или разобраться с неугодными клану. Да и не очень ударяло по численности кланов. Гораздо больше гибли в стычках между кланами.

И все бы ничего. Но в тот раз, когда шел дождь… на поляне из трех телепортов появились три девушки.

Ангелесса. Иссилениль.

Демонесса. Рашель.

Вампиресса. Асия.

Три девушки постояли на поляне, усмехнулись друг другу, подписали договора и скрылись… до того, как по их души пришли убийцы.

— Им удалось спрятаться? — удивилась Ира, сама не заметившая, как подпала под обаяние этой истории.

— И да. И нет. Познакомившись друг с другом, они неожиданно поняли, что одиночество, которое их всегда окружало, можно прогнать. Можно уничтожить. И для этого надо всего ничего. Стать человеком.

— Это возможно? — поразилась девушка.

— Да. Достаточно отказаться от своей сущности. Но не просто так. За это тоже надо платить. И девушки решили стать людьми. Это был единственный способ — спастись. А они неожиданно очень захотели жить! Свою сущность они воплотили в «триаде ветра». Трем артефактам, которые не дали бы тем, кто отправлен по их головы, найти их.

— У них получилось?

— Забегая вперед, отвечу — да. Теперь, подробнее о триаде. Рашель создала «аркан ветра». Этот артефакт был не особо опасный. Просто создание уздечки из течения ветра. А дальше делай с этой уздечкой что хочешь. Хочешь, дерись. Хочешь, защищай. Чем сильнее хранитель артефакта, тем тоньше можно провернуть работу. Рашель с его помощью ограбила сокровищницу короля.

— Зачем?

— Ну, девушкам же надо было на что-то жить!

— Логично, — хмыкнув, согласилась Ира. — Дальше?

— Этот артефакт, как ты понимаешь — не в тебе.

— Нет?

— Нет.

— А по вашему описанию очень похоже, — вздохнула девушка, вспомнив выпоротых байкеров.

— Вторым артефактом, который воплотила своей сущностью, Селина, стала «слеза ветра». Милый артефакт, но защитный. Всю свою ярость, все свои вспышки агрессии девушка вложила в артефакт. В случае опасности для своего носителя он создавал… некое поле. В котором нарушались и магические и физические законы. Хранитель в этом поле становился всесилен. Одновременно и магом, и силачом.

— Опасный артефакт, — подытожила Ира.

Но не мой. Однозначно.

— Не твой, — согласился Юбиан, словно подслушав мысли девушки. — Ты — хранительница и одновременно носительница третьего артефакта. «Зеркала ветра».

— У него странное название.

— В первую очередь, у него странное свойство. Хранитель этого артефакта становится… паразитом.

— Кем? — удивилась Ира.

— Паразитом, — хмыкнув, повторил мужчина. — Не пугайся. Это не опасно для окружающих. Это не опасно ни для кого. Кроме самого Хранителя.

— Что делает артефакт?

— Ты задаешь правильные вопросы. Итак. Он… дает возможность воспользоваться чужой силой. Когда ты натравила на байкеров их ремни, ты воспользовалась… силой хозяйки бара.

— Как это? Она же…

— Она ничего не почувствовала. Хотя и подумала, что тут что-то не так. Когда Тайфин смог затеплить на свой ладони огонь своей же силы… он сделал это благодаря тебе — это твое личное свойство, свойство твоей души и твоей сущности. Пробуждать в других спящие силы.

— Но… у человека… таких сил быть не должно?

— Верно. Вот тут мы и подходим к самому главному. Тайне твоего рождения.

— А тут есть какая-то тайна? — нахмурилась Ира.

— Есть. И еще какая, — кивнул Юбиан.

* * *

Фил и Тайфин вошли в часовню и осмотрелись по сторонам.

— Тебе не кажется, что здесь что-то не так?

— Мне кажется, что часовня как ни странно жилая, — отозвался полудемон, осматриваясь по сторонам. — Нет пыли. В воздухе хоть сыро и затхло, нет того запаха тлена, что есть в забытых местах.

— Тут точно будет нужный нам револьвер?

— Да. По крайней мере, это именно та перемычка…

Фил замолчал и резко обернулся. Из тайного хода, что начинался сразу за алтарем, вышел мужчина в сутане.

— Доброй ночи, молодые люди.

Тихий и очень приятный голос наполнил зал.

— Добрый, — согласился Тайфин, выходя вперед. — Не могли бы вы нам помочь?

— Разве вам нужна помощь? — мужчина мягко улыбнулся. — Не думаю. Но не переживайте. Вы пришли туда, куда шли. Прошу за мной.

Полуангел сделал шаг вперед, но тут же его поймал за полу куртки Фил.

— Стой.

— Что такое?

— Он мертвый!

— ЧТО?

Священник обернулся.

— Как? — в его голосе прозвучала легкая, еле заметная насмешка. — Я не сказал? Молодые люди, позвольте представиться. Отец Фадей. И да, как сказал ваш юный друг, вежливый гость, я действительно мертв.

— И что держит вас здесь? — удивленно спросил Тайфин. — Чтобы священник не ушел, когда пришло его время…

— Меня удерживает здесь долг. Идемте.

Тайный ход был чистым и светлым, приятно пахло немного влажным воздухом.

А когда ход оборвался, братья неожиданно увидели водопад. Сияющие брызги составили в воздухе многочисленные радуги и веселые всполохи.

Священник постоял, глядя на водопад.

— Много лет назад… очень давно… Еще когда я был живым. У меня была любимая. Ее отец создавал настоящие шедевры огнестрельного оружия… у него было много заказов. Он ни в чем не нуждался. И уж тем более ему не нужен был зять — священник. Не то чтобы он очень меня не любил, нет, он был ВЫШЕ этого. Но, тем не менее, я не мог даже надеться на то, что прекрасная Афаяна станет моей женой. Должно было случиться чудо, чтобы, она стала моей. К сожалению, чудо случилось. Вот только… оно принесло всем только разочарование.

— Расскажите? — попросил Тайфин, услышав в голосе священника настоящую боль.

— Да. Конечно. Мне было 27 лет, когда в нашем городке пропала первая девушка. Красивая. Даже чересчур. Строптивая, как и все красавицы. Изнеженная девушка из богатой семьи. Ее нашли через несколько дней… она была мертва. А ее горло было разорвано… от уха до уха! Потом вторая жертва. Третья. Четвертой пропала моя Афаяна… Никто и никогда не искал пропавших. Я взял все, что у меня было — и отправился на поиски. У меня не было другого выбора. Мне нужна была моя любимая.

— Нашли? — спросил Фил.

— Да. Уже… почти мертвую. Ее спасли, но потом она сказала, что лучше бы умерла… Я считал, что убил того, кто издевался над ней. Я был уверен в этом. Но обычные пули совершенно не помешали этой твари.

— Вампир.

— Вампиру, — согласился отец Фадей. — Но это я узнал после того, как умер. А тогда… на нашем пороге возникла полумертвая тварь. Он тянул лапы к моей Афаяне. Я стал ее мужем. Никто другой не захотел изуродованную девушку. Тогда ту тварь удалось отогнать святыми молитвами…

— Но?

— Но он возвращался. Раз за разом. И тогда я пошел к отцу Афаяны. И заказал серебряный револьвер. Один единственный выстрел — больше не понадобилось. И та тварь исчезла из нашей жизни. Навсегда. Но револьвер остался.

— А как же Афаяна?

— Любовь творит чудеса. У меня же еще была Вера в Отца нашего Всевышнего. Афаяна оттаяла. У нас была крепкая семья. Я ушел раньше нее, но даже за порогом смерти я присматривал за ней и за нашими детьми.

— И все же почему вы не ушли?

— Револьвер с серебряными пулями. Оказалось, что это оружие я не могу бросить. Пока я его не передам достойному… я должен оставаться в своем посмертии и искать. Впрочем, достойные пришли сами. И я отдам вам револьвер и наконец-то смогу уйти.

— С чего вы взяли, что мы достойные? — нахмурился Фил.

Что-то в сложившейся ситуации ему не нравилось, но он никак не мог понять, что именно.

Святой отец улыбнулся.

— Не доверяете, молодой человек? И правильно. Но на это место, на эту часовню наложено заклятье. И только достойный сможет пересечь границу часовни. К тому же вы пришли с девушкой… часовня сама приняла ее и укрыла в своих недрах.

— Укрыла?

— За ней пришел вампир, — просто пояснил отец Фадей. — Но часовня закрыла ее.

— А что с ней сейчас? — встревожился Фил.

— Все в порядке, не печальтесь. А вот этого вампира ждет не очень приятная встреча, — мужчина мягко улыбнулся. — Ну что же. Не буду вас задерживать. Я вижу, что ваш путь не закончен только с револьвером. Вам надо еще в два места.

— В два? — удивился Тайфин.

— Да, — кивнул отец Фадей.

А затем лицо его прояснилось… и он начал рассыпаться. Рой золотистых звездочек мягко закружился в воздухе, коснулся плеча Тайфина, и полуангел услышал.

— В водопаде. Сундук. Не пропустите.

И все исчезло.

Полуангел с ужасом посмотрел на брата.

— Я ТУДА не полезу!

— Твоя фобия воды меня умиляет, — вздохнул Фил, начиная раздеваться. — Но нам надо обернуться побыстрее. Мне не нравится, что Влад последовал сюда. И неизвестно, сколько продержится защита часовни без отца Фадея. И кстати, что за неприятная встреча предстоит Владу?

— Я бы тоже не отказался узнать это, — кивнул Тайфин.

А в следующий момент смуглое тело полудемона раскололо воду у подножия водопада.

* * *

Влад обернулся, оскалился.

Зевнув, обнажив не менее впечатляющий оскал, из-за дерева вышел высокий демон.

— Какие гости посетили эту складку. А как же общепринятое мнение, что вампиры не умеют ходить по складкам, господин Владивласус?

— Господин Аршель. Странно видеть здесь Вас. Говорят, вы уже давно не покидали Нижний мир.

Демон усмехнулся.

— Надо сказать, у меня есть сегодня здесь свой интерес.

— Вас интересует демон-полукровка?

— Возможно.

Аршель скрестил руки на груди.

— А почему это интересует вас, господин Владивласус?

— У меня также есть свой интерес.

— А… — демон зевнул. — Имеете в виду девчонку?

— Да, она хранительница очень нужного мне артефакта. Слезы ветра.

— Ошибаетесь. Этот артефакт не тот, о которым вы думаете. Слеза ветра находится в другом месте. Но впрочем, не мне вам об этом говорить и уж тем более, не мне открывать вам где находится этот артефакт. К сожалению, не могу больше уделить вам времени… А поскольку это место все же стоит покинуть, пока не заинтересовались местные Стражи… Так что, воспользуетесь моим телепортом, господин Владивласус?

— Не желаете оставлять меня рядом со своим интересом? — прошипел Влад.

Демон распахнул ставшие огромными глаза, неожиданно напомнив кота.

— Что вы, господин достопочтенный вампир. Просто забочусь о своем имуществе. Ну же, прошу вас.

За спиной Аршель распахнулся телепорт. Узкое кольцо из черного дыма.

— Прошу, — усмехнулся демон.

Вампир скрипнул зубами, выпустил и спрятал когти, а затем шагнул в телепорт. Связываться с демоном, облеченным властью, ему не хотелось. Губы Аршеля исказила нехорошая улыбка, он шагнул в телепорт, бросив взгляд на часовню.

Телепорт схлопнулся… и наконец-то наступила тишина…

Часть 2. Странные друзья

Глава 10. Похищение с последствиями

Стоя около машины, Фил оглядывался по сторонам. Тайфин скрылся в салоне и трясся оттуда, стуча зубами.

— Да чтобы я, еще раз… Брат, ты… ты… Слов на тебя не хватает!

— Не трясись ты так.

— Мне холодно!

— Я так и поверил, — вздохнул полудемон, разглядывая стену часовни. — Где там наша Ира?

— Скоро выйдет.

— Уверен?

— Да. Не знаю почему, но я очень хорошо ее ощущаю. Недавно она упала. Разбила коленку. Потом ей стало тоскливо. Страшно. Она чему-то обрадовалось. И вот теперь, несмотря на усталость, она… очень удивлена.

— Ладно, поверю тебе на слово, — Фил покрутил в ладонях сундук с красивым револьвером. — Даже странно. Такое место… И оружию хоть бы хны.

— Сундук был сделан не просто из дерева. Неужели ты не почувствовал тень Высшего благословения, что была вокруг него? Кому-то очень понадобилось, чтобы этот револьвер сохранился. Причем, — Тайфин вышел из машины, закутавшись в одеяло. — Знаешь, что самое странное?

— Ну?

— По словам отца Фадея… вся эта история случилась довольно давно, — полуангел помолчал. — Но у меня такое ощущение, что конкретно этот сундук и этот револьвер пролежали на дне под водопадом хорошо если пару месяцев!

— А вот это уже настораживает. Что-то я не помню, чтобы ты хоть раз ошибался.

— Мне это самому не нравится. Особенно то, что около машины был чужак. Он просто прошел мимо по нашим следам, а дух машины уже скуксился и заявил, что дальше не поедет!

— Дух? Он уже проклюнулся?

— Еще не до конца, — Тайфин помолчал. — Надо как то это все объяснить Ире. Иначе получится не очень хорошо.

— Плохо представляю, как наша подруга все это примет. У нее же абсолютно не стандартные эмоции!

— Наша? — удивленно переспросил полуангел.

Фил замолчал, задумался.

— Вот веришь, кажется, да…

* * *

…— Тайна моего рождения, — повторила Ира. — Вначале, я была уверена, что никакой тайны нет. Потом появился Влад — и все перевернулось с ног на голову. Потом появляешься ты — и говоришь, что мой давний «враг-друг» на самом деле меня обманул! И с моим рождением есть какая-то тайна!

Юбиан усмехнулся.

— Не кипятись, девочка. Это все было давно. И успело стать не правдой. Потому что таких… мало.

— Мало? Вы меня запутали!

— Не злись. Это не было моей целью. Но перейду к сути дела. Итак, как ты поняла из моего рассказа иногда можно отказаться от своей сути.

— Так. И?

— Такие «отказники»… они долго не живут. Отказаться от своей сущности — значит, отказаться от магии. А представь, это то же самое, что неожиданно ты потеряешь воздух.

— Жуть, — передернулась Ира.

— Жуть, — согласился Юбиан. — Но дело не в этом. Иногда, очень редко, но такое бывает. Тот, кто отказался, остается жить. И даже иногда находит смысл жизни в своем человеческом существовании. И у таких появляются дети. Вот тут таких родителей ожидал большой шок. Ребенок не чистокровный… но и не полукровка. Нечто… между.

— Между? Но в какую сторону? Ў или Ќ?

— Странные ты вопросы задаешь, — вздохнул мужчина. — Но почему-то очень правильные. Когда как. Может статься и Ќ, а может и Ў. Квартерон или трирон.

— И? — насторожилась Ира.

— Квартероны живут почти как обычные люди, просто… у них есть совсем немного, совсем чуть-чуть сверхъестественных сил. Ради них, никто из изначальной расы даже не подумает подняться с места. А вот трироны — это интересно для изучения. Как правило, такие создания… не имеют своей силы. Или просто не могут ей пользоваться. Зато умеют пробуждать силы в других. Чем старше трирон — тем дольше держится эффект от его действия и тем шире поле его воздействия.

— Но?

— «Но»? — недоуменно повторил Юбиан.

— Должно же быть хоть что-то, какая-то несуразность… какая-то ложка дегтя в меду!

— Тебе не кажется ложкой дегтя то, что своими силами пользоваться трироны не умеют?

— Нет. Это легко решаемое дело. Достаточно найти напарникам и все, можно спокойно жить дальше, — рассудительно ответила девушка.

Мужчина фыркнул.

— Ложка дегтя значит… трироны живут не очень долго. Можно сказать, даже короче чем обычные люди, вот только… их всегда старались забрать представители изначальных рас. Имеющие в своих жилах Ў изначальной крови оказались слишком лакомым кусочком, чтобы так просто от них отказаться.

— Они… всегда особенные?

— И да, и нет. Все зависит от изначальной расы. Пробуждать способности умеют все, но отдельно трироны имеют свою особенность. Особенность своей крови.

— Почему-то мне это не нравится, — тяжело вздохнула девушка. — Предчувствую… очередную порцию гадости.

Юбиан усмехнулся.

— Верно мыслишь. А может, просто воспользовалась моим даром.

— Вашим?

— Да. Я немного… ясновидящий. Но это сейчас неважно. Важно — другое. Трироны вампиров интересны своей боевой характеристикой. Они… совершенное оружие, с которым не всегда могли справиться даже чистокровные. Демоны совершенные некроманты.

— А они есть?

— Конечно, — снисходительно хмыкнул Юбиан. — И трироны демонов — просто невероятны.

— А ангелы?

— О, — мужчина резко погрустнел. — Может тебе лучше этого не знать?

— Почему же… Если я правильно поняла то на что вы намекаете — то я… трирон ангелов.

— Умная девочка, — вздохнул Юбиан. — Очень умная.

— И? Какая лично моя особенность?

— Твоя кровь.

— И что в ней особенного?

— То, что ты один большой эликсир молодости и долголетия! Достаточно любому вампиру или демону выпить тебя — и все.

— О, — Ира вздохнула. — А ангелу?

— Ангелу это не надо. Им достаточно просто быть рядом.

Девушка промолчала, изучая землю под ногами.

— Если честно, то я не очень удивлена всему этому.

— Почему?

— Не знаю. Наверное, подсознательно, я могла ожидать того, что после того, как моя жизнь полетела под откос, у меня больше ничего не будет как у нормальных.

— Верно. Так что мой тебе совет, девочка. Держись за двух полукровок. Вряд ли они тебя предадут или бросят.

— Но правду обо мне им лучше пока не рассказывать?

— Верно.

Юбиан вздохнул и посмотрел на свои часы. Простой кожаный ремешок очень удивил Иру, ожидающей чего-то более… стильного и дорого.

— Память, — просто пояснил мужчина. — Но все же, прости, девочка. Нам пора попрощаться. Тебя ждут твои спутники и вам пора ехать дальше. Мне же надо вернуться домой.

— Но мы еще увидимся?

— Мне еще предстоит много чего тебе рассказать, — уклончиво ответил Юбиан.

— Не все сразу?

— Да. До свидания, Ира.

— До свида…

Девушка моргнула. В подземелье уже никого не было… а сверху, из какого-то пролома заглядывал взъерошенный Тайган.

— Она здесь! Эй, пропажа, ты в порядке?

— Вполне.

— Ттак, выбирайся и поехали дальше!

Ира засмеялась.

— Я не могу. Слишком высоко.

— Ну, так, а я здесь зачем? Иди уж сюда, пропажа. Вытащу.

— Э… Тай, а ты ничего не перепутал! Я вообще-то не пушинка!

Уже стоя около стены часовни, девушка вздохнула и подняла руки.

— Беру свои слова обратно. Кажется, я не такая уж и тяжелая. Для тебя.

— Для меня будет тоже, — сообщил, подошедший Фил. — Поехали дальше?

— Поехали, — кивнула Ира.

С этими двоими мне так тепло. И совсем ничего не страшно. Они близнецы, но при этом они такие разные! Даже немного страшно. И смешно…

* * *

Ярко-освещенный магазин поражал своим ассортиментом. Около стойки с пивом, встретились двое. Один мужчина в деловом костюме, совершенный и холеный до кончиков ногтей. Вторая — высокая девушка в тонком полупрозрачном платьице.

— Они будут здесь завтра вечером.

— Понятно. Что с ними сделать?

— С парнем ничего не надо. В идеале он должен вернуться домой. Главное убрать девушку. Желательно было бы убить.

— Больно?

Посетительница магазина наклонилась, кинула в корзинку две банки холодного пива и выпрямилась. По ее алым губам скользнула милая невинная улыбка.

— Можно, да. Главное, чтобы побыстрее и… надежно.

— Ее спутник последует за девушкой?

— Нет. Вряд ли. Между этими двумя нет никаких отношений. К тому же, парень очень… флегматично и презрительно относится к тем таксисткам, что ему поставляются из агентства. Так что можете особо не осторожничать.

— Ладно, — кивнул мужчина, выбрав пиво и себе.

Развернувшись, словно и не было этого странного разговора, мужчина и девушка разошлись в разные стороны.

— За что ты так ее ненавидишь?

— Разве я должна ее любить? Мерзкая девчонка.

— Ева, Ева, успокойся. Она не такая уж и мерзкая. Обычная девочка. Не очень глупая. Не очень счастливая.

— Да ладно, пусть не прибедняется. Подумай сама, Марин. Появилась непонятно откуда. Непонятно зачем! Она… она меня бесит!

— Помнится мне, ты Фила отшила сразу же, как только он попробовал хоть как-то подбить к тебе клинья, — девушка поправила русые волосы.

— Это… ее не касается! Это вообще никого не касается.

— Ев… ну честное слово, ты меня умиляешь. Помнится, ты, когда только познакомилась с этим полукровкой — бесилась как… горгулья.

— Марин… — девушка вздохнула и отвернулась.

— Нет, нет, ты не отворачивайся, дорогая подружка, а скажи, с чего ты так на девчонку взъелась!

— Она мне не нравится.

— И все.

— Нет.

— О! В это я поверю быстрее, — Марина подложила под щеку руку. — Ну?

— Она… — Ева сжала кулаки. — Она дрянь! Из-за нее… Фил чуть не погибнет!

* * *

Войдя в номер, Фил растянулся на кровати. Тайфин влетел в форточку и обернулся в человеческую ипостась. Шторы были плотно задернуты, и о конспирации можно было не беспокоиться.

— Сумасшедший город, — слабо простонал полудемон.

Полуангел пожал плечами.

— Не вижу в нем ничего такого особенно сумасшедшего.

Сев на подоконник, Тайфин прикрыл глаза, скользя взглядом по улицам города, куда их занесло в поисках распятья. Слабо конечно верилось, что оно может быть здесь, но проверить было необходимо.

А вообще, Тай был согласен с братом — мегаполис оказался очень неприятным местом. В небо уходили шпили многоэтажных жилых домов, этажей 100… высокие блочные конструкции изуродовали ночное небо до неузнаваемости. Дышать было очень тяжело… и даже автоматы по продаже чистого воздуха, ни Тая, ни Фила не удивили.

Здесь на улицах продавали наркотики. Алкоголь. Сигареты. В клубах играла громкая музыка, сливаясь в дикую какофонию с музыкой из соседних заведений.

И полуангел плохо представлял себе, как здесь можно жить. Впрочем, хуже всех в их маленькой компании пришлось Ире.

Девушке просто не давали прохода! Ее щипали, пытались ударить по пятой точке, делали непристойные намеки. К тому моменту, как Фил и Ира подошли к гостинице, где собирались остановиться, девушка была на грани взрыва и желала убить всех, кто попадется ей под руку.

Полудемон под руку горячую попадаться отказался и отправился девушку заказывать номера. Доведя до заикания портье и администратора, Ира получила то, что хотела и скрылась в номере, зализывать раны.

— С ней будет все в порядке? — уточнил Фил, поднимаясь на локте.

Тайфин отвернулся от окна.

— Да.

— Уверен?

— Полчаса назад она в бешенстве бегала по комнате, чуть ли на стены не забираясь. Затем успокоилась и сейчас спит. А почему ты спросил?

— Нехорошее предчувствие.

— А?

— Пойдем, проверим.

Темный пригорок был тем же самым, но уже не таким унылым. Кое-где из темной земли проклюнулась зеленая трава, а в черном и таком далеком небе загорелись первые, хотя еще и очень далекие звездочки.

Маленький дампир спал. Ира присела рядом с ним, потрепала по волосам мальчишку, но он не проснулся.

«Странно», — вздохнув, девушка подставила распущенные волосы ветру. — «Никогда не думала, что мой знакомый будет спать… Что же я буду с ним делать? Найти… найти я думаю, мы его найдем. Еще ни разу я не отказывалась от своих поисков и своих планов. Но… что дальше? Найти его родных? Но если бы они были, малыш не остался бы один. Не оказался бы в этом месте… Что же делать?»

На скрипке все так же была оборвана струна.

Протянув руку, девушка подтянула инструмент к себе. Иногда… еще когда она была маленькая, то она мечтала, что станет известной во всем мире. То Ира воображала себя певицей, то скрипачкой, то играла на фортепьяно, то в составе модной группы.

Мечты сменялись мечтами. Но ни одна из них так и не стала реальностью. У девочки отсутствовал музыкальный слух.

Вздохнув, Ира ласково провела по грифу и приложила скрипку к плечу, задержала подбородком и провела смычком по струнам. Порванная струна отозвалась, как ни странно, первой. Завораживающая музыка полилась из-под рук девушки. И внезапно показалось, что где-то далеко блеснул свет. Не яркий. Не тусклый.

Как маленькая путеводная звездочка.

«Нашла!» — крикнула Ира… и проснулась.

В первый момент девушка даже не смогла понять, что именно ее разбудило. В комнате было темно… но не это… в комнате были чужие!

И это было последним, что смогла понять девушка, прежде чем сознание ее покинуло.

В комнате никого не было. Фил и Тайфин встревожено переглянулись. Их комната была соседней с Ирой, да и в любом случае — в незнакомом месте, девушка точно не могла никуда уйти!

— Тай, чувствуешь ее? — уточнил полудемон.

Полуангел немного помолчал, потом виновато покачал головой.

— Нет. Она… либо слишком далеко от сектора моего восприятия, либо все что ощущал раньше я — было именно ее рук дело.

Фил побледнел.

— И как именно мы будем тогда ее искать?

— Не знаю, — Тайфин задумался. — Но для начало, наверное, стоит все-таки узнать, почему на нее смотрели так странно, когда мы только приехали.

«Неразговорчивый» портье разговорился, как только Фил на него слегка нажал и признался, что девушки в городе без специального «охранного» амулета появляться не должны. Это… нонсенс.

А когда братья решили выяснить, что же за амулеты, выяснилась просто «изумительная» вещь. Тот слой, куда их занесло, пошел в какой-то момент, по совсем необычному пути развития.

Представительниц прекрасного пола было не просто мало, их почти не было! А это значит, что ради них развязывались постоянные драки, плелись интриги, и делалось много чего нехорошего.

Вот поэтому и сложилась весьма странная система. Девушка признавалась достойной охраны и… заточалась в четыре стены, если была «свободной».

А чтобы лишиться своей свободы, девушка должна была либо выйти замуж, либо оказаться… отданной в рабство!

У представительниц той и той категории — на шее всегда был ошейник. Отличие было в том, что у замужних он был бархатным с драгоценными камнями, а у тех, кто в рабстве — простым.

Вернувшись в свой номер, Тайфин и Фил переглянулись.

— Если мы не поспешим, то обратно мы не вернемся, — мрачно сказал Фил.

— Почему? — не сразу понял Тай. — Если так подумать, у тебя же тоже есть дар открывать слои.

— Да причем тут дар! — возмутился полудемон. — Предлагаешь Иру бросить тут?

— Нет, — полуангел закопался в свои вещи. — Предлагаю тебе успокоиться и перестать истерить.

— Тай!

— Не кричи, — буркнул Тайфин, выпрямляясь. — Нашел.

— Что именно?

— Вот это, — разжав ладонь, парень продемонстрировал узкую ленточку.

— Что это? — обалдел Фил.

— Ниточка, которая приведет нас к Ире.

— Но…

Полуангел прижал ниточку к щеке, что-то прошептал, а затем соизволил пояснить.

— Я позаимствовал с расчески у девушки несколько волос и воспользовался ими, чтобы создать поисковую ленту.

— Зачем? Зачем она тебе нужна была в том месте?

— «Клиент» беспокойный, — вздохнул Тайфин. — Просто, понимаешь… она влипла с начала нашего знакомства в такое количество неприятностей, что мне не по себе! Сравнимо, пожалуй, лишь с тобой.

— Не смеши, — буркнул Фил.

— Я серьезно, — отозвался полуангел, а затем подошел к окну, выглянул вниз. — Послушай, может быть, тебе стоит остаться в номере?

— И оставить тебя без прикрытия? — полудемон с неприятным хрустом распрямил пальцы. — Нет. За нашей девочкой мы пойдем вместе.

— Не слышит тебя…

Тайфин не договорил, выпрыгивая вниз. Тяжело вздохнув, и кажется с трудом удержавшись, чтобы не покрутить у виска, выпрыгнул следом и Фил.

* * *

Когда Ира открыла глаза, она не смогла понять, где находится и что происходит. Комната, которая предстала ее глазам — была точной копией ее номера в гостинице. Но номером при этом… не была.

Хотя бы потому, что здесь не было окон — вообще. Вместо них, на стене висели огромные картины.

— Э… Эй, здесь есть кто-нибудь?

— Нибудь есть, — согласился кто-то. — Да вы не ищете меня, милая леди. Я за стеной.

— И что вы там делаете?

— Смотрю, чтобы вы раньше время себя не обидели. Да вы не бойтесь. Вам пока ничего не угрожает. Вон тумбочка около кровати. Там фрукты, сладости. Побалуйте себя.

Ира недоуменно похлопала глазами.

— Э… а что будет потом?

— А потом выберут, кому именно вас отдадут в рабство, и на этом все.

— Зачем меня в рабство? — удивилась девушка.

Происходящее мало того, что не входило в рамки разумного, вообще было каким-то слишком уж странным… и чего уж скрывать — нелепым!

Может мне это снится?

Ущипнув себя, Ира убедилась в том, что вокруг реальность.

— Девушка, да вы не переживайте. У нас обычно собираются те, кто хорошо обращается со своими рабами.

— А если я не хочу в рабство? — уточнила девушка.

— Значит, не надо было приезжать в наш славный город. О, идут. Прошу вас приготовиться и не пытаться бежать, во избежание… неких неприятностей.

Ира вздохнула.

Бежать? Куда бежать! Я же понятия не имею, куда именно меня приволокли и зачем!

— Бежать не буду.

— Вот и умничка, — кивнули на той стороне. А потом дверь открылась.

Вошедший мужчина, профессионально защелкнул на запястьях девушки наручники.

— Теперь, идемте. И не волнуйтесь. Все будет хорошо.

По короткому коридору, Иру провели в огромный зал. В первый момент, от яркого света, девушка даже подалась назад, на какой-то момент прижавшись спиной к мужчине, что ее сопровождал.

Без всякого участия разума, ее рука неожиданно захватила тонкий ключик из кармана брюк конвоира и опустила его в свой карман. А потом все исчезло так же, как и нахлынуло. Доведя девушку до кресла в центре зала, конвоир усадил девушку в него и ушел. Про наручники он даже не заикнулся.

Сложив руки на коленях, Ира старалась не крутить головой по сторонам. Яркий свет, направленный на нее со всех сторон, слепил глаза и увидеть, кого бы то ни было за световым кругом, было невозможно.

Закрыв глаза, девушка постаралась успокоиться. На своих спутников она даже не надеялась…

Этой ночью около небольшого «благопристойного» притона была выставлена усиленная охрана. Мужчины, облаченные в темные костюмы, оглядывались по сторонам, словно ожидая нападения.

Впрочем, если учесть какой цвет «бандитской» нации собрался сегодня в «Ночной Бабочке» их волнение можно было бы понять. Направо. Налево. Взгляды по сторонам были бы эффективны, но сегодняшней ночью у охранников были совершенно другие противники.

Если бы кто-то из них догадался взглянуть вверх, взгляду предстала бы удивительная картина. Стоя на высоком столбе фонаря, вниз смотрел высокий молодой человек. Светлые волосы ерошил ветер, черные глаза смотрели вниз, на охранников притона с легким раздражением.

Филу было скучно. Тайфин, сидящий в облике филина у него на плече, терзался легкими подозрениями, скука брата сулила проблемы остальным.

Братья оглядывали то место, куда попала Ира и думали о том, как туда попасть.

— Может, все-таки тихо, — слабо предложил Тай.

— Ни за что! — оскалился полудемон. — Раз уж они забрали у нас наше, то должны поплатиться за это! Ты лучше скажи, Иру чувствуешь?

— Нет. До сих пор — нет. Но она точно тут — лента еще никогда не ошибалась.

— Ладно. Пошли.

— Пошли, — тяжело вздохнул Тайфин.

Полудемон спрыгнул вниз, прижался к углу дома, затем вернулся обратно.

— Не до смерти! — только и взмолился филин.

Фил сморщился, но кивнул. Лишних проблем ему не хотелось. Надо было срочно проникнуть в здание и забрать оттуда Иру, пока еще не стало слишком поздно.

Тихо и не привлекая внимания, удалось дойти почти до зала, за дверями которого Тайфин, наконец-то, ощутил Иру.

— Она тут.

— Отлично.

Войдя в зал, Фил осмотрелся. Его взгляду предстало огромное подпольное казино. За столиками сидели люди, пили вино из высоких фужеров, поедали деликатесы, играли на автоматах или за столиками и при всем при этом — обсуждали девушку.

В центре зала, сидя на довольно удобном кресле, сидела Ира. Руки были скованы наручниками…

Девушка на вид даже не тяготилась своим положением. Закинув ногу на ногу, закрыв глаза и откинув голову на спинку кресла, Ира словно бы дремала.

— Она точно в порядке? — удивился Фил.

Тайфин пожал плечами.

— Насколько я ее ощущаю… она в бешенстве.

— А почему тогда так странно сидит?

— Потому что не желает доставлять остальным удовольствие.

— Умная девочка, — кивнул полудемон. — Как забирать будем, нагло и шумно или быстро?

— Быстро.

Фил вздохнул, тоскливо покосился на филина на плече.

— А может нагло?

— У меня плохое предчувствие. Быстро.

Тяжело вздохнув, полудемон прислонился к стене и прошептал пару слов. Сразу в нескольких местах… зал вспыхнул!

Вой пожарной сигнализации заставил подскочить всех. Посетители заметались по залу, сбивая друг друга с ног. Стоя у стены, в «слепом» пятне посетителей, Фил наговоривал про себя заклинания смятения, растерянности, желания убежать.

Никто не смог устоять перед всем этим коктейлем, и, в конце концов, осталась только Ира в своем кресле.

На то, чтобы разбить светильники, ушло всего несколько минут, и подруга оказалась на свободе.

— О… а что это вы здесь делаете? — удивилась Ира, уворованным ключиком размыкая наручники.

— Вообще-то пришли за тобой, — вздохнул Фил.

Девушка улыбнулась.

— Спасибо. Но, кажется, мы не договаривались спасать друг друга.

— Ты считаешь, что было бы лучше, если бы мы тебя здесь бросили?

— Нет, — засмеялась Ира. — Прости. Это я просто… по привычке.

Тайфин перелетел на ее плечо и легко клюнул в висок.

— Тай!

— Не бурчи. Пошли. Нам еще кинжал — распятие искать.

— Хорошо, хорошо. Слушаюсь.

Фил взял девушку за руку и повел ее за собой. Они почти вышли из притона, когда коридор неожиданно оказался прегражден кордоном автоматчиков.

— Вот они. Огонь!

Ливень свинцовых пуль обрушился на беззащитную троицу.

Глава 11. Хозяйка блуждающего кафе

Боль. Когда же она закончится? Я уже устала… Постоянные прыжки с места на место. Новые знакомые и новые враги. Старые друзья и старые враги, одинаково глумящиеся.

Страх однажды не проснуться, просто потому, что мое время вышло.

Хозяйка блуждающего кафе отвернулась от окна, полируя и без того безукоризненную барную стойку.

За окном простиралась серая муть, и можно было только догадываться, куда в этот раз занесет блуждающее кафе.

Когда-то (и даже не очень давно по меркам бессмертных) Илия была обычной девушкой. Та складка, на которой жила она — отличалась от соседних более хаотичными законами физики. Точно так же, как и у соседей, на слое Илии не было магии (и прочих радостей, в виде нечисти нежити), но жить было весело и без всего этого. В действие вступали законы метафизики и в самый неподходящий момент — парафизики.

Илия не верила ни в бога, ни в черта. На законы парафизики она просто не обращала внимания, и чаще всего не страдала от этого, ибо явления словно обходили ее стороной. Но все хорошее (так же как и плохое) однажды заканчивается. И паранормальные явления пришли к Илии сами.

На рынке в обычный и ничем не примечательный день к девушке подошла цыганка. Она не брала ладонь Илии, не просила «позолотить ручку», просто подошла и заглянула в глаза.

— У тебя есть мечта. Но если она исполнится — пеняй на себя. Не знать тебе покоя ни днем, ни ночью. Не иметь тебе ни кола, ни двора, ни мечты, ни любви. Три обруча сомкнут твое сердце, трое цепей прикуют тебя крепкими оковами, а ключи от тех оков полетят развеянные по ветру, три дороги уйдут из-под твоих ног, уйдут, убегут — не догонишь. Пока не поздно — отрекись, да от мечты своей, неразумная, ты откажись!

Илия нервно вздрогнула, шагнула было вперед, да исчезла цыганка…

Будь девушка на самую чуть-чуть податливее, да осторожнее, она может быть и прислушалась бы. Отложила свои планы, заручилась чьей-нибудь поддержкой. Но прагматик внутри Илии сказал:

— Эй, хозяйка, это все ерунда. Иди, куда шла.

И девушка пошла. В банк. За кредитом на открытие своего кафе «У трех дорог». Уже была готова эмблема кафе — на перекрестке трех дорог стояла девушка, приглашая проезжающие машины в свое кафе.

Илии везло. И банк дал кредит, и место под кафе было найдено. Маленький домик с шикарной пристройкой. Продав свою огромную четырехкомнатную квартиру, доставшуюся по наследству от богатой тетки, девушка выкупила присмотренное помещение. Затем сделала там ремонт, перевезла мебель, купила оборудование и устроила грамотную рекламу. Денег хватило еле-еле.

Кафе работало три года и пользовалось невероятной популярностью.

На исходе третьего года, Илия выплатила последний взнос банку и вздохнула спокойно. А в ночь нового года кафе взорвалось. «Теракт» позже назвали это официальные власти.

Илии же в этот момент было все равно — в полупрозрачном состоянии, прикованная к своему кафе, она была вынуждена скитаться по складкам, обретая и теряя. Шли года.

И однажды перебирая вещи на чердаке из прошлой жизни, Илия нашла странную жестяную коробку. В ней лежали три предмета и записка:

«Как только найдутся хозяева — обретешь свободу».

* * *

Когда сухой треск автоматных пуль раздался в узком коридоре, Ира еще успела подумать:

«Господи, так глупо погибнуть, я не хочу! Пожалуйста…»

А в следующий момент, девушка поняла, что стоит, уткнувшись лицом в чье-то плечо. Кто-то обнимает ее за плечи, не давая повернуться.

Беспорядочные очереди стихли и откуда-то слева донесся короткий смешок, от которого волосы вставали дыбом… Затем что-то звонко посыпалось на пол.

Ира хотела обернуться, но ее удержали на месте, не давая, ни самой обернуться, ни повернуть голову.

Тихий шепот обжег ухо девушки.

— Ира. Не поворачивайся. Хорошо?

Тайфин. Когда он успел превратиться? И почему я стою в его руках? Почему ни одна пуля в меня не попала? И… почему мне так тепло? Так… надежно?

— Я не буду поворачиваться, — послушно согласилась девушка.

Вскрик боли, дикий животной боли, она услышала очень отдаленно, словно через толстый слой ваты. В спину ударил злой голодный взгляд, и Ира вся сжалась, пытаясь от него скрыться.

— Расслабься. Все хорошо, — Тайфин осторожно провел ладонью по голове девушки. — Послушай меня. Сейчас ты должна закрыть глаза. И не открывать их, пока я не скажу можно.

— Зачем это? — насторожилась Ира.

— Поверь мне, так будет лучше. Для всех.

Ира пожала плечами, не желая спорить и выяснять что-то в этом неуютном месте, а затем зажмурилась.

А потом вдруг поняла, что Тайфин неожиданно взял ее на руки! Словно маленькую девочку! Словно она ничего не весит!

— Тай! — возмутилась Ира.

— Что? — мягкое касание к уху заставило девушку вздрогнуть от неожиданности и чуть не забыть о том, что она хотела сказать. Слишком это было нежно, доверительно, сооблазняюще… Последняя мысль отрезвила Иру, и она прошипела:

— Поставь меня на место! Во-первых, я тяжелая. Во-вторых, я могу идти сама!

— Я в курсе, что ты можешь, — отозвался полуангел, размеренно шагая. — Но мы же договорились, что ты мне веришь, не сопротивляешься и не открываешь глаза.

— Но… но я же…

— К тому же ты абсолютно не тяжелая.

— Все равно я не пушинка же и не ребенок!

— Верно, ты девушка. Между прочим, очень красивая девушка.

Ира растерялась окончательно. Словно почувствовав ее душевное смятение, Тай весело добавил:

— К тому же не забывай, кто я.

— Тай, — у девушки неожиданно упал голос. — Почему… почему я не слышу Фила? С ним все в порядке?

— Конечно, — тут же согласился полуангел. — Просто подумай и вспомни, я же тебе говорил, кто мой брат.

— Полу… демон.

— Верно. А демоны всегда были излишне вспыльчивой и злобной расой. А если учесть, что при всем при этом, они ненормальные собственники. Где-то внутри души, глубоко-глубоко, Фил уже поставил напротив твоего имени галочку «мое».

— «Мое» в каком смысле? — озадачилась Ира.

— В прямом.

Тайфин опустил девушку на землю.

— Мы пришли. Открывай глаза, но не поворачивайся. Смотри только вперед. А еще лучше, вон небольшое кафе. Пойдем, выпьем по чашечке кофе и чего-нибудь закажем поесть. А там и Фил к нам присоединится, мимо запаха горячей еды он не пройдет однозначно!

— Точно… ты меня не обманываешь?

— Говорю тебе чистую правду!

Подтолкнув Иру вперед, Тайфин открыл перед ней дверь кафе.

… Когда кордон начал стрелять из автоматов, Фил растерялся. В его арсенале сроду не было щитов или другой защиты. Полудемон обычно в поистине самоубийственные атаки не совался, а один-два синяка от пуль всегда мог залечить Тайфин.

Полудемон даже не смог предположить, чем кончится этот свинцовый град, когда что-то обжигающе полыхнуло, и впереди появился электрический щит.

Обернувшись, Фил с искренним недоумением посмотрел на брата.

— И? — мысленно спросил он, созерцая вскинутую ладонь полуангела и то, как тот держит Иру, не давая девушке обернуться.

— Понятия не имею почему, но в присутствии Иры начинают работать мои ангельские силы, — так же мысленно ответил Тайфин. — Ире обернуться я не дам. Но никто из присутствующих не должен уйти отсюда. За нарушение маскарада нас по голове не погладят. И не только Совет настучит по голове, но еще и родители. А их нотация — это то, без чего я обойдусь. Потому что их нотации у нас уже давно не теоретические, а практические.

— Допуск?

— А +, — хищно усмехнулся Тай. — Я абсолютно не против, что это место перестало существовать. А кроме боевиков тут никого нет. Проверил.

Фил до жути «ласково» улыбнулся, развернулся.

— Ох, сейчас потанцуем, — мурлыкнул он, натягивая на ладони кожаные обрезные перчатки.

Из кобуры был вытащен пистолет, короткоствольная гюрза, так любимая Филом за разрушения. На спине проявился огненный меч — полуторник, оружие ближнего боя.

И воодушевленно рыкнув, Фил сорвался с места.

Взбежав по потолку, короткой очередью, полудемон срезал автоматчиков, перезаряжающих свое оружие, затем выхватил меч и врезался в толпу простых смертных.

Огненный клинок басовито пел, принимая кровавое подношение.

Алые капельки были везде, мелкими веерами покрывали пол, потолок и стены, а Фил все кружился в коридоре, с каждой минутой теряя человеческий вид.

Удлинились руки, покрываясь алой чешуей, длинные когти оставляли борозды на стенах, стали тяжелее и устойчивее ноги.

Лицо, собственно говоря, на лицо уже не было похоже.

Когда живых в здании не осталось, Фил посмотрел на девушку в руках брата. Он словно спрашивал, а стоила ли она такой пляски.

Глаза стали человечнее, среди огненной ярости проявились первые проблески разума. Стоила.

— Мы сейчас уйдем, — мысленно сказал Тайфин. — Ты же должен привести себя в порядок и спалить ко всем демонам этот притон.

Фил кивнул.

Полуангел поднял на руки Иру, подпрыгнул, зависая над полом, и пошел уже по воздуху.

— Почему? — удивился полудемон ему вслед.

— Не хочу потом долго и упорно сводить с белых джинс кровь, — отозвался Тайфин, покидая дом.

Фил вышел вслед за ним, прошептал пару слов, и чужая кровь на нем сгорела за долю секунды. Затем загорелась кровь в том многострадальном коридоре. А потом как свечка вспыхнуло здание. Полудемон точно знал, что когда приедут пожарники — тушить будет нечего. Оглядевшись по сторонам, Фил поспешил в небольшое кафе «У трех дорог» где немного ранее скрылись Тайфин и Ира.

* * *

Алла Сергеевна вышла из магазина. Вслед за ней, к машине женщины вывез тележку с пакетами один из служащих огромного гипермаркета, а получив чаевые (и судя по довольному виду щедрые), молодой человек покинул стоянку.

Закрыв багажник с покупками, женщина вытащила из сумочки пару сигарет, прикурила от немного дрожащего огонька и жадно затянулась.

Сигарета вдруг вспыхнула и столиком пепла осыпалась на асфальт.

Алла Сергеевна нервно оглянулась по сторонам.

— Кто здесь? — прозвучал ее дрожащий голос.

— Здесь мы, — сообщил тихий голосочек у нее над ухом.

— Твои страхи, — вторил детский голосок с фонаря.

Трясущимися руками, женщина вытащила из сумочки пистолет и замерла, оглядываясь по сторонам.

— Как глупо!

— Глупо! Глупо!

— Глупая женщина думает в нас попасть?

— Она даже не знает, как стрелять.

— Замолчите! — крикнула Алла Сергеевна. Срывающийся голос раскатился по площадке. Фонарь над ее головой угрожающе треснул.

А голоса все не унимались.

— Кричит!

— Пищит!

— Плачет!

— Грустит!

— Трясется, старуха! Ругается.

— Нет, чтобы попросить.

— А она…

— Глупая.

— Глупая…

— Глупая мама.

Если бы сейчас в Аллу Сергеевну выстрелили из ее же пистолета, это не произвело бы такого эффекта, как тихий голос.

— Мама, — повторил голос, еще тише и еще лукавее.

И тогда женщина закричала. Звук, не слышный человеческому уху, ввинтился в мысли тех, что издевались над ней. Зажимая уши ладонями, на колени рухнула бестелесная фигура, исчезли голоса одновременно с разбившимся плафоном фонаря, угрожающе зазвенели стекла машин.

Резкая и очень сильная пощечина отшвырнула Аллу Сергеевну на капот ее же машины. На щеке, скуле и подбородке появилось алое пятно, а перед машиной как-то очень буднично и просто опустился Влад.

— Ты!

— Здравствуй, голубушка, — вампир стряхнул с плеча ошметок плаща. Попав под звуковой удар, Влад не мог похвастаться целостностью костюма. — Здравствуй, лапушка.

— У… Убирайся! Иначе я вызову охрану!

Влад заржал.

— Еще что придумаешь? Или ты таким экзотическим способом намереваешься меня покормить? Нет, я в принципе не против, я голоден. Но вообще-то я надеялся закусить тобой.

Бестелесная бесформенная фигурка все подползала к Владу, подняв вверх то, что у нее было вместо лица, она страдальчески прошептала:

— Хозяяяин, еда? Еда, хозяин?

Удар черного лакированного ботинка поставил точку на мучениях раненой мавки.

Повернувшись к Алле Сергеевне, вампир развел руками, словно извиняясь, и мягко улыбнулся.

— Я вначале выпью тебя. А затем подниму опять и сделаю из тебя мавку. Мой легион этих тварей пострадал недавно в бою с охотниками. А пополнять его надо, хотя дело это муторное и неблагодарное. Ты сильная баньши, а это значит, что из тебя получится отличная мавка.

Только и остается, что найти подходящий водоем, что станет колыбелью для новой мавки.

Влад потянулся к Алле Сергеевне, но неожиданно получил по рукам.

Откуда-то из тьмы вынырнула высокая девушка в коротком и вульгарном алом платье.

Наклонившись вниз, томно как кошка, Ева поправила застежки на босоножках, затем выпрямилась и улыбнулась тетке.

Взгляд ее синих глаз остановился на Владе, и девушка страдальчески скривилась.

— Тетя, что это за бомж?

— Ева, осторожнее! Это же…

— Бомж, — повторила хладнокровно девушка. — Эй, ты, тебе что на выпивку не хватает? Так, давай, я тебе подбавлю. Мне это проще сделать, чем тете. У нее пунктик — не подавать бомжам подначки. А от тебя еще и воняет, так это вообще оскорбляет ее чувство прекрасного.

К концу ее монолога Влад уже кипел… казалось еще чуть-чуть и у него пар из ушей пойдет.

— Ах ты, мерзавка, — прохрипел он.

Поправив прическу, Ева кокетливо похлопала ресничками.

— Да, я такая. А откуда знаете? Тетя с бомжами не разговаривает. Но впрочем, я могу поверить, что вас наняли, чтобы испортить тете настроение. Так же, БОМЖ.

Влад внезапно успокоился, словно перегорел. Ева подобралась. Разговоры закончились…

В следующий миг вампир атаковал. Алая цепь захлестнула девушку и прошла сквозь нее, не причинив никакого вреда.

— Хорошая попытка, — кивнула Ева. — А теперь моя очередь!

Запрокинув голову к небу, девушка запела. Одна музыка без слов, скользила в вышину.

Влад не успел опомниться, как в него с неба начали бить молнии.

Метнув в тучу алую стрелу, вампир уже с большим интересом посмотрел на Еву.

— О… серена. Давненько мне не встречались представительницы этого народа. Более того, мировая общественность уверена, что на нашей планете не осталось ни одного живого представителя.

— Так оно и есть, — кивнула девушка. — Но ты мне язык не заговаривай. Не поможет.

Вокруг Евы неожиданно полыхнуло серебряное плетение, отражая какое-то заклинание вампира, и Влад кивнул.

— Хорошую ты себе защиту нашла — вытянув ладонь вперед, вампир сложил пальцы щепотью и потянул на себя, словно за какую-то нить дернул.

За спиной Евы загрохотал падающий столб, девушка замерла.

Крик Аллы Сергеевны расколол столб в щебенку, и вниз уже попадали маленькие камушки. Вампир исчез.

— Что это было? — требовательно спросила Ева, разглядывая порванный край платья.

— Тебе интересно почему цепь крови не причинила тебе вреда? Или что за свечение вспыхнуло вокруг? Или тебя интересует, чем воспользовался Влад? — спросила Алла Сергеевна, нервно закуривая.

— Меня интересует все! — крикнула девушка.

— Успокойся, — протянув руку, женщина щелкнула по сережке в левом ухе девушки. — Это слеза ветра. Один из трех артефактов триады ветра. А Влад воспользовался арканом ветра. Кольцо с черным камнем у него на руке видела? Это оно и было.

— Счет один-один, — констатировала Ева, приходя в себя. — Теперь все зависит от того, убили сегодня Иру или нет. Я все для этого сделала, и даже запаслась на всякий случай алиби.

* * *

Войду в кафе, Фил осмотрелся по сторонам. Ира, Тайфин и незнакомая девушка сидели за столом, накрытом на четверых и оживленно разговаривали.

Словно услышав что-то, полудемон резко обернулся, вглядываясь в окно, но вместо мира вокруг там клубилась серая тьма.

Пройдя к столу, Фил опустился на четвертый стол и окинул внимательным взглядом хозяйку блуждающего кафе, о которой рассказала в прошлый раз Ира, и о которой он немного слышал от своих знакомых.

— Лестно видеть такую красоту, миледи Илия, — улыбнулся полудемон.

Девушка улыбнулась в ответ, поправляя немного неловким жестом длинную косую челку. Из-под рукава рубашки скользнули на запястье, мягко звякнув, два браслета.

— Ко мне редко заглядывают специальные курьеры «НДП», так что я вдвойне рада знакомству.

— Специальный курьер? — удивилась Ира. — А что это значит?

Полудемон и полуангел переглянулись.

— Ни одна такая большая фирма как «НДП» не может работать в реальном мире без прикрытия, — пояснил спокойно Тайфин, по привычке, сложившейся за последние дни, беря объяснение на себя. — У «НДП» как и айсберга есть видимая сторона — и невидимая. Офис делится на реальный и субреальный. Сотрудники первого занимаются исключительно человеческими обычными заказами, привести продукты, перевезти мебель. Сотрудники субреального отдела — занимают сверх-обычными заказами. На трех-четырех обычных курьеров приходится один-два спецкурьера и один вольный водитель.

— Значит, специальный курьер — это курьер субреального офиса? И всего то? — Ира вздохнула. — Это неинтересно.

Фил улыбнулся, с удовольствием поглощая поздний ужин.

— И об этом знают все-все-все? — уточнила неожиданно Ира, словно что-то вспомнив.

— Нет. Дело просто в том, что я тоже отношусь к субреальной стороне, и часто пользуюсь услугами «НДП», чтобы покупать продукты. Ведь, несмотря на то, что мое кафе блуждающее — у меня все равно много клиентов.

Брюнетка кивнула и замолчала, поглощенная своими мыслями.

— И долго кафе будет двигаться? — уточнил Фил.

Илия покачала головой.

— Не знаю. Но если ты боишься за машину Иры, то можешь успококиться. Дух машины уже пригнал ее к кафе. Так что, когда остановимся, сможете выехать тут же.

— О… понятно, — полудемон вздохнул. — А почему так тихо говоришь?

Хозяйка кафе улыбнулась и показала глазами вбок. Ира спала. Отодвинув в сторону тарелки со стола, положив голову на руки…

— Жуть, — содрогнулся Фил. — От такого положения на утро будет болеть все. Тайфин.

Полуангел осоловело посмотрел на брата. Ему хотелось спать не меньше. Илия тихо засмеялась.

— Тайфин, там за низкой перегородкой стоит диванчик. Рекомендую добраться до него и поспать. Судя по тому, что туман уже не серый, а черный, кафе будет прыгать еще долго.

— Спасибо.

Полуангел подхватил Иру на руки и скрылся. Фил вздохнул. Ему спать не хотелось…

— Так никто тебя спать и не заставляет, — махнув рукой, Илия убрала со стола грязную посуду и отправила ее мыться. А на стол было переставлено кофе и печенье.

Фил улыбнулся.

— А ты?

— Я запечатанная, — хозяйка кафе пожала плечами. — В общем и целом, я сплю один-два раза в месяц, и мне этого вполне хватает.

Полудемон пригляделся к девушке.

— У тебя было три печати привязки и одной уже нет года два.

— Верно, — Илия закатала рукав, показывая два браслета.

— Можно взглянуть поближе?

— Конечно.

Девушка протянула руку. Фил наклонился к браслетам низко-низко, чуть ли не принюхиваясь, а затем выпрямился.

— Один браслет скоро будет снят, — задумчиво сказал полудемон. — Кто-то… кто-то заберет у тебя одну из двух оставшихся печатей.

— Это хорошо, — кивнула Илия. — Знать бы еще что. Но… я не могу сказать, что у меня лежит.

— Это-то понятно, — согласился Фил.

Туман за окном стал темно-фиолетовым.

— Не люблю я это место, — тихо-тихо сказала хозяйка кафе.

— Почему?

— Там… запечатанный мальчик. Такой же как я. Но мне его так жалко. Кафе навещает его раз-два в полгода. Я его покормлю. Посижу с ним немного. Но каждый раз я до жути боюсь, что придет хозяин мальчика.

— Хозяин?

— Влад. Вампир, — просто пояснила Илия.

В глазах Фила мелькнуло что-то, но он просто спокойно сказал.

— Почему бы и нет. Посмотрим на печати мальчишки, может быть, что-то получится, и мы сможем его забрать. Владу я дорогу перейду с удовольствием.

— Ты его знаешь? — лукаво улыбнулась девушка.

Фил кивнул.

— Во-первых, я знал Владислава Гурова. Того, к кому присосался этот мерзкий вампир. Во-вторых, эта гадина конкретно потрепала нервы моей семье. Наконец, Влад сейчас охотится за Ирой.

— Это я знаю, — кивнула Илия. — Он следовал за вами, когда Ира заходила ко мне перекусить.

— Вот как, — Фил задумался. — А сейчас?

— Сейчас его нет, — пожала плечами девушка, затем взглянула за окно. — Ну вот, скоро будем там. Может быть, поиграем?

— Во что?

— В карты. Самый просто способ скрасить скуку.

— Окей, — усмехнулся полудемон.

Туман за окном медленно светлел.

Дом Иры слепо смотрел на окружающий мир провалами окон. Аккуратный, но уже немного обветшалый, дом словно просил о мужской руке и мужской заботе.

Не мешало бы поправить крыльцо, починить скрипучую калитку, навес, где обычно стояла машина и сделать подъем…

Да и вообще двухэтажный дом — пустовал. Из пяти комнат жилыми были только две. В остальных трех было пусто. Не было даже мебели.

Какая-то мебель из этих комната была продана, какая-то сослана на чердак.

После смерти родителей, Ира запечатала второй этаж и ту комнату, в которой была лестница. Пользовалась только своей спальней, гостиной и кухней.

А ведь при жизни родителей, в доме постоянно кто-то гостил. Не очень частые, зато очень веселые вечеринки, оживляли зимние пустые вечера.

На рассвете очередного дня дом тяжело вздохнул скрипучим крыльцом и насторожился. Серая клочковатая тень скользнула во двор, словно решила забраться в дом.

Но от чужака пахло злостью и опасностью. И вокруг дома полыхнул серебром охранный круг.

Обиженно поскуливая, тень забилась под забор. Покидать двор она не стала.

Она ждала.

Глава 12. Дампир

Алла Сергеевна лежала на диване, в зубах у нее была зажата массивная трубка, от которой шел отвратительный запах.

Ева, сидящая в соседнем кресле, страдальчески морщилась, но молчала. Ее тетка редко прибегала к таким успокаивающим средствам, так явно подчеркивающим ее не человечность. Но впрочем, девушка ее не винила, она отчетливо поняла, еще в тот момент, когда оказалась на стоянке — что ее чуть-чуть и ее тетки в живых уже не будет.

— Почему ты меня не предупредила? — спросила неожиданно женщина, глядя в потолок пустым взглядом.

— Потому что я его не видела, — буркнула Ева, ощущая за собой некоторую вину. — Он вообще должен был быть в другом месте! И я не видела ничего, что с ним связано, ничего, что могло бы подсказать мне, что он — возвращается!

— Блин, — Алла Сергеевна злобно швырнула трубку в сторону. — Ну, как? Как такое возможно? — а в следующий момент, Еве показалось, что ее тетке по голове треснули чем-то очень тяжелым.

— Что?

— Артефакты! Я совсем забыла. Твой дар абсолютно не воспринимал этого вампира как врага, все потому, что у него второй артефакт триады ветра.

— Кстати, — Ева подскочила, нависая над теткой. — Что это артефакт? Что он умеет делать?

— Многое, — женщина отстранилась от девушки, отодвигая ее лицо в сторону. — И не истери. У меня в ушах от твоего голоса звенит.

— Извини.

— Вообще, твой артефакт создает защитное поле, в котором тебе нельзя навредить ни магически, ни физически. Артефакт у тебя появился после того, как Влады вышел на меня и опять начал угрожать. В первую очередь — твоей жизнью.

— О… — юная сирена тут же замолчала. — Ты…

— В ту же ночь, когда он опять меня нашел и начал угрожать тебе, я отправилась на ту складку, где ранее спрятала артефакт и привезла его обратно, тогда же и вручила их тебе.

— Разве Влад добивался не этого?

— Не знаю. Артефакт согласился тебя защищать, а значит, Влад для тебя не опаснее комара сейчас. С другой стороны если ты сейчас сама попробовала бы его убить — то артефакт покинул бы тебя, оставив без защиты. Аналогично сейчас для этого вампира, направь он уздечку ветра не на столб, а прямо на тебя — аркана ветра он бы однозначно лишился.

— И… что теперь?

— Ты верно сказала, все зависит от того, вернется ли Ира обратно. Может скажешь? Ну же… скажи! Ah erel den'Haffan!

Заклинание вызова Провидца срабатывало редко, отнимало массу сил, но иногда… все же это помогало. Напрягшись, словно гончая перед броском, Алла Сергеевна вглядывалась в лицо сирены.

— Ну же, не сопротивляйся силе. Впусти ее в себя, позволь растечься внутри твоих вен.

Ева замерла. Осторожно, словно боясь что-то расплескать, она устроилась на диване, даже не замечая, что села на ноги тетки.

Разомкнулись пересохшие синеватые губы, пустой взгляд заволокло белой пеленой. Сухой металлический голос наполнил комнату, резонируя внутри стен.

— Ты можешь задать ровно три вопроса.

Алла Сергеевна повернулась к племяннице. Это было давно знакомым явление и надо признать любимым. Спонтанные ответы на вопросы. Вот только вопрос в том, в каком «режиме» сегодня провидица? Когда она дает один развернутый ответ или очень краткий. А еще… ответы бывали предельно понятными, а иногда запутывали все еще больше.

— Кто вернется из поездки? — спросила женщина.

— Полукровки.

— Кто сможет уничтожить вампира Влада?

— Полукровка.

— Ооо, — Алла Сергеевна задумалась и решительно спросила. — Имя полукровки! Назови имя!

— Ира.

У Евы закатились глаза, и она в глубоком обмороке свалилась с дивана. Алла Сергеевна даже не пошевелилась. Она пребывала в задумчивости, пытаясь свести воедино два таких разных ответа…

* * *

Кафе остановилось. За окном виднелся холм. Высокий, словно болезненными рубцами, покрытый глубокими рытвинами. К холму, точнее от его подножия к вершине, вела узенькая тропинка, поросшая грязной ржаво-бурой травой. У начала тропинки стояла полуразвалившаяся арка из крупного необработанного камня, также вся в странных пятнах.

Тайфин спал на диване, Фил устроился за барной стойкой и дремал. Уснула и Илия. Ира же проснулась, сама не зная отчего.

Приподнявшись на локтях, девушка осмотрелась по сторонам, не понимая, где она лежит и почему ей так тепло. Под ухом ровно вздымалась чья-то грудь, и чье-то сердце билось мерно и тяжело. Чьи-то руки обнимали Иру за талию, прижимая к себе.

Не торопясь вставать, Ира устроилась обратно, на груди у Тайфина.

Интересно… Что именно я делаю в его руках? Надо же, какой миленький, когда спит! Нет, он и в обычное время, прехорошенький, но тут такой… няшный!

Хихикнув своим мыслям, Ира провела ладонью по щеке полуангела, затем растрепала его волосы. Тайфин спал…

«Наведенный сон», — Ира улыбнулась, — «значит, не проснется. Кстати, где мы находимся?»

В окне простирался незнакомый пейзаж. И где-то в углу, на краю горизонта показалась старая полуразвалившаяся башня. Очень странное чувство… DИjЮ vu.

Я где-то это уже видела… Но когда? Где? Башня… Темнота… ну конечно! Маленький дампир! Сны-видения! Неужели, он здесь?

Ира поднялась на ноги, посмотрела на дверь, затем на Тайфина. Он так сладко спал…

Он действительно спит… Он не проснется, даже если я…

Наклонившись, Ира осторожно коснулась губами щеки полуангела. Парень пошевелился, на его губах появилась легкая улыбка, но он все-таки не проснулся.

Девушка уже хотела из кафе, когда увидела на барной стойке, почти рядом с Филом, небольшую шкатулку, из которой вспышками вырывалось белое сияние. Подойдя ближе, Ира вытащила нечто странное. Это оказалось старинное распятие, только нижняя часть креста была очень остро заточена, до боли напоминающее кинжал.

Сияние распятия только усилилось, когда девушка взяла его в свои ладони. Распятия удобно устроилось в ладони, пальцы охватили верхнюю «перекладину» так привычно…

Стянув джинсовку Фила, Ира шагнула за порог. Постояла, привыкая к скудному ощущению, затем продела руки в рукава, застегнула молнию, словно делала это много раз, зацепила за пояс распятие и начала подниматься на холм.

Девушка прошла всего пару метров, когда кафе за ее спиной растаяло. Ира что-то почувствовала, но даже не обернулась. Тропинка под ногами «украшалась» в самых неожиданных местах ямами. Один раз Ира чуть не подвернула ногу.

Когда тропинка окончилась, и девушка все-таки поднялась наверх, ее взгляду предстала разваленная башня, рядом с которой сидел мальчишка. Рядом с ним был разбитый футляр, лежала скрипка с порванной струной.

Увидев свою гостью, мальчика не веря, протер глаза кулачками.

— Ира?

— Привет! — девушка улыбнулась и села рядом с дампиром. — Я же говорила, что найду тебя и обязательно приду.

— Ты зря пришла, — Данай быстро-быстро покачал головой и вцепился в ладонь Иры. — Уходи! Скорее!

— Почему?

— Сегодня та ночь, когда приходит хозяин, — дампир отпустил ладонь девушки, съежился, как замерзший воробышек. — Это…

— Влад. — Невысокий вампир вышел из-за башни и весело улыбнулся. — Рад видеть тебя, Ира, в МОЕЙ обители.

— Ира, — «голос» маленького дампира доносился, словно сквозь какие-то шумы.

— Что?

— Ты вольный водитель. Тебе… у тебя сила. Ты можешь переходить по перемычкам даже без машины. Уходи. Сейчас же!

— А ты?

— Я… — Данай задумался. — Я останусь тут.

— Я не могу оставить тебя. Я боюсь за тебя! Он же… Влад же псих!

— Рад, что ты разделяешь мое мнение, — хихикнул мальчишка. — Но не переживай. Мне ничего не будет. Совсем. Влад меня не тронет. Я… Я… — вздохнув, Данай добавил. — Я его дополнительная пища. Каждый раз, когда кто-нибудь его потреплет, он приходит ко мне и добирает через меня свою силу, восстанавливая свой резерв для новых пакостей.

Сжав кулаки, Ира повернулась к Владу.

— Давно не виделись.

— Один день всего, — обрадовано кивнул вампир. — Вот уже не ожидал тебя здесь увидеть. Но я очень рад. Правда-правда! Когда я отправлялся сюда, мне даже и в голову не могло придти, что мне не придется самому отправляться за едой. Моя драгоценная приправа к дорогому вину, придет сама. Своими ножками.

Ира пожала плечами.

— Не думаю, что я буду молчать и просто стоять. Наверное, я все-таки попытаюсь как-то защититься.

— Зря ты так считаешь.

Бархатный голос Влада просто окутал девушку меховым покрывалом. Подбавив в голос несколько мурлыкающих ноток он добавил:

— Неужели у тебя не кипит кровь, когда ты меня видишь? Неужели твое сердце не стучит от того, что я рядом? Оттого, что я так близко, и мое дыхание почти щекочет твою шею? От осознания того, что меня можно коснуться?

— У тебя гипертрофированное самолюбие, — мило сообщила Ира, ударяя локтем назад, туда, где стоял Влад. С шипением вампир немного отскочил.

А правда, почему на меня не действует присутствие Влада?

— Я защищаю тебя. Вампирье очарование беззащитно против очарования дампиров. И соответственно наоборот. Очарование вампира бессильно перед защитой дампира. Но это еще пока Влад не понял, что я тебя закрываю. Когда поймет, перестанет тратить силу.

— Зачем тебе маленький дампир? — Ира остановилась перед Данаем, глядя куда-то в сторону от Влада. — И откуда он появился здесь? В этом неприглядном и неуютном месте?

Влад… неожиданно зашипел, сорвался было с места. Но тут же остановился.

— Не думаю, что это хорошая идея, но я могу тебе рассказать, что случилось в относительно недавнем прошлом.

— А вот сейчас на него действуешь ты. Влад перестарался. Очарование вампира, доверие вызываемое его магией, обращено против него — тобой. Но будь осторожна. Твоя сила опасна!

— Да я не умею ей пользоваться! — возмутилась Ира. — Что мне делать?

— Слушай. Если подойдешь ближе или наоборот дальше, уздечка сорвется. Двигайся в одном ритме с вампиром. Подстройся под его дыхание. Не смотри в его глаза. И шаг он — шаг ты.

Ира вздохнула. Голос звучащий у нее в ушах был не Даная! Но думать о том, кто пришел на помощь, было уже некогда. Вампира шагнула вбок, и девушке пришлось зеркально повторить его движение.

— Так с чего все началось? — спросила Ира и испугалась. Ее голос звучал вызывающе… бархатно. Таким голосом соблазняют…

— С моей сестры, — выплюнул Влад. — Наш род Древних и уважаемых вампиров занимал высокое положение в свете. Члены нашего рода никогда не падали так низко, как она. Моя сестра сказала на совете Старейшин, что необходимо собрать все расы… и придумать, что можно сделать с людьми. Они были излишне агрессивны и развивались излишне быстро. Эта мерзкая вздорная девчонка перед своим выступлением не посоветовалась ни с кем из рода! Совет решил ударить наш род, задеть его побольше! И сестру сослали вниз, к людям. Для нахождения доказательств того, о чем она говорит. Но, о ужас нашего рода, позор на кости предков наших, эта дрянь влюбилась в человека! И родила сына! Про совет она и думать забыла! Но мы о ней не забыли. И меня, как одного из штатных смотрителей отправили на разведку. Тогда я нашел сестру. Ее дом. Мужа — презренного человечка. И родившегося сына — дампира. 14 лет я ждал, время от времени докладывая совету о своих успехах. А потом убил Асию. Ее подруги пришли лишь, когда на месте событий остались руины.

Асию?

— А Данай?

— Его я закрыл в месте, где время стоит на месте. Он никогда не сможет повзрослеть, никогда не сможет что-то изменить или измениться сам.

— Почему?

— Потому что я так хочу. Потому что мы связаны родственной кровью и значит, я как старший, могу ему приказать. И моей приказ будет истиной в последней инстанции.

— И что надо сделать, чтобы это изменить? — прямо спросила Ира.

Влад усмехнулся. Как он переместился, девушка даже не успела заметить, просто хоп, и он уже рядом — скалится в лицо.

— Достаточно сначала выпить каплю моей крови, чтобы стать кровным родичем для мальчишки, а затем меня убить.

— Спасибо за совет, — кивнула Ира. — И знаешь, я, наверное, однажды так и сделаю.

— Сделаешь? — недоуменно повторил Влад, опять подпадая под действие своей же магии.

— Да, а теперь извини в твоих гостях — хорошо, а дома лучше.

Одним коротким движением выхватив распятие из-за пояса, Ира замахнулась. Влад почти успел уйти из-под удара, но его скорость с ним сыграла злую шутку, передавшись еще и Ире.

Серебристая рыбка вонзилась чуть пониже левой ключицы. Вампир взвыл…

Кожа вокруг распятия мгновенно почернела и обуглилась. Влад отшатнулась так резко, что распятие, которое Ира не выпустила из руки, осталось в ее ладони.

— Бежим! — крикнула она Данаю, осторожно (но с брезгливой миной) слизывая каплю крови, оставшейся на распятии.

— Я не могу, — прошептал мальчик.

Ира подмигнула.

— А это приказ кровного родича.

Зазвенела натянутая струна на скрипке, Данай прислушался к этому звону и улыбнулся. Затем подхватил смычок и растерянно посмотрел на девушку, уже успевшую забрать и саму скрипку, и ее футляр.

Владе еще выл, скорчившись на холме, когда Ира и Данай побежали. Сквозь крики боли проступила угроза, но девушка и мальчик уже его не слышали.

Блуждающее кафе вынырнуло из тумана, приветливо подмигнуло светящимися окнами. Держась за руки, парочка вошла внутрь.

От стойки оторвалась Илия, стряхнула на вторую тарелку большой омлет с ветчиной и помидорами.

— Доброе утро, Ира.

— Доброе, Илия. Ты извини, я распятие позаимствовала у тебя, — призналась девушка.

— Да бога ради, — хозяйка кафе развела руки, затем посмотрела на один последний браслет на своем запястье и улыбнулась. — Ты мне даже очень помогла этим!

— Да? Я рада.

— Доброе утро, Данай. Не прячься за Ирой, тебя все равно видно. — Илия перегнулась через стойку и подмигнула мальчишке. — Так что не стой там, а иди сюда. Я приготовила для тебя омлет и чай с круассанами. Ира, тебе тоже.

— А… Спасибо, — смущенно ответил дампир.

— Вы знакомы? — удивилась Ира, устраиваясь на высоком стуле.

— Да. И это было немного необычное знакомство, — хихикнула Илия.

— Расскажи? — загорелась девушка.

— Э нет! Это — секрет, — хозяйка кафе приложила пальчик к губам. — Никому и ничего я не скажу! Ни гу-гу и ни жу-жу!

* * *

Астролог, в миру известный как Савельев Сергей Павлович, сидел в служебной квартире и тоскливо разглядывал стены, завешанные фотографиями. Маленькими, крупными, цветными и черно-белыми. Всех их объединяло только одно — они касались дела о таинственном маньяке убийце.

Всех фигурантов дела объединяли странные обстоятельства.

Город N мирно спал, когда около тротуара напротив задания местного отделения ФСБ нашли машину. Белая десятка была брошена хозяином, на первый взгляд.

На водительском кресле оставлена небрежной кучей одежда. Эксперты затем выяснил, что ТАК может лежать одежда только в том случае, если хозяин из нее просто испарился.

Решение экспертов было признано мистификацией, владельца машины — инсценировавшего собственное убийство, благо он занимался… не самыми законными делами. По происшествии трех месяцев, когда слухи немного утихли и история подзабылась, появилась вторая машина. Еще полтора месяца — третья.

С каждой новой машиной — время ее появление сокращалось ровно в половину…

Оперативники забили тревогу на третьей машине, наконец-то увидев повторяющиеся признаки. На пятой машине дело забрали в ФСБ, припомнив и «мистификацию» экспертов и полное отсутствии каких-либо связей между потерпевшими.

Не было зацепок. Не было свидетелей. Ничего… пустота.

И тогда из столицы прибыли двое. От девушки весь местный состав просто взвыл. Белая снаружи — внутри девушка оказалась той еще гадиной. От длинноволосого неформала впали в ужас. Но это было только началом.

Парочка покрутилась по городу N на дорогущей стильной машине. Потом постояли около здания ФСБ и… девушка уехала, сказав, что это не ее профиль.

Остался Астролог и плавно-плавно, дело сдвинулось с места. Выяснилась и связь между фигурантами дела. Дикая, нечеловеческая, но логичная…

Каждый следующий пропавший — был свидетелем того, как пропадал предыдущий. Эту связь было сложно объяснить, сложно как-то о ней рассказать. На случайных видеозаписях было мало что понятно. Но основное уловили.

Потом было еще одно убийство — а теперь уже с легкой руки Астролога — все знали, что пропавшие больше не вернуться… Около дома местного губернатора нашли машину его сына, с кучкой одежды…

На уши подняли всех. И это было ужасно. На ковер таскали всех кого только можно. В кабинетах кричали, били кулаками по столам, из кабинетов увозили на каретах скорой помощи.

Один Астролог вел себя так, словно ему все равно. Его вызвали всего один раз. И никто так и не узнал, что именно он сказал губернатору, но его затем оставили в покое, избегая цеплять даже в «междоусобных» разговорах.

В первое время к мужчине относились с недоверием и опаской, затем благодаря его помощи раскрыли несколько других дел.

А в деле Х особых подвижек не было.

Астролог вздохнул и откинулся в кресле с кружкой. Его взгляд рассеянно бегал по фотографиям. Его дар, дар нюхача высшей категории, подсказывал, что следующее убийство будет уже скоро.

Но… никто не знал, кто стал свидетелем предыдущего. Черный тяжелый джип, опиравшийся на одну пропоротую шину, нашли у старого заброшенного пирса. Что он там делал? Что там делал высокий спортивный блондин?

Вздохнув, Астролог закрыл глаза. Надо было сосредоточиться.

Фотографии мелькали перед закрытыми глазами в странном причудливом хороводе, то сплетаясь, то расплетаясь между собой. Затем… появились картинки.

Открывалась скрипучая дверь, и под ее краем мелькнул кусочек белой ткани.

Летела серая полоса мокрой дороги.

Под пеленой дождя голосовала странная туманная фигура.

Недалеко от автозаправки стояла старая разваливающаяся на ходу ока, а рядом с ней суетился невысокий паренек.

— Нашел! — Астролог открыл глаза и подскочил к телефону. — Айнар.

— Да?

— Найди мне Оку, с таким-то государственным номер. Цвет — белый. Хозяин предположительно парень лет 22–24. Поспеши.

— Будет сделано через полчаса.

Астролог положил трубку и задумался. Он еще не знал, что полчаса у него уже нет…

* * *

Аршель был у себя в офисе, стоял около окна, заложив руки за спину, он словно ушел в себя и не слышал, не видел ничего вокруг.

Впрочем, Марина как никто другой знала, что это впечатление обманчиво. Такое состояние «вдумчивого созерцания» накрывало шефа редко, но метко.

Постояв еще немного, демон вытянул руку в сторону, сложил пальцы в странную фигуру и выбил быстрый, но немного смазанный ритм.

Телефон, стоящий на тумбочке, тут же зазвонил.

— Марина. Громкая связь.

— Да, шеф.

Девушка включила телефон и отошла от него. Аршель устроился за столом.

— Хозяин, — почтительно донеслось со второго конца телефонного провода.

— Гардан.

— Вы вызывали меня?

— Да. В местном филиале «НДП» будем менять руководство, диспетчеров. Половину водителей переводим в верхнее подразделение с коррекцией памяти. Так что подготовь документы на увольнение и переводы. Список я тебе уже кинул.

— Хозяин, а кого вы поставите во главу местного филиала?

— Пока стану сам. А там видно будет, присмотрю потолковее руководителя. Так, далее. Пришли сюда корректора памяти, лучше полукровку-ангела. У него получится толковее сработать конкретно с этими водителями. Далее, двух диспетчеров. Провидца. Психолога по работе с клиентами. Бухгалтера. Все. Жди дальнейших указаний.

— Хорошо, хозяин.

Гардан отключился. Демон перевел рассеянный взгляд на Марину.

— Теперь ты. Что там с Владом?

— Несколько часов назад напал на Аллу Сергеевну. К удивлению наблюдателей, женщина оказалась баньши. Ее племянница, отбившая тетку, сирена.

Аршель кивнул. Для него это новостью не было.

— Дальше.

— Влад попал под направленный звуковой удар и отступил. Затем исчез. По сообщениями приставленного к нему постоянного агента, вампир ушел по слоям вероятностей. Шеф, а разве вампиры умеют «прыгать»?

— Нет, — демон посмотрел на растерянную Марину и не столько улыбнулся, сколько обозначил улыбку. — Нормальные вампиры — не умеют, но Влад уже очень стар. Он много знает, и к тому же он владеет особым артефактом — из триады ветра. Созданное руками трех необычных девушек они вполне могли наделить особым даром и того, кто соединяет их в себе.

— Вы… — девушка набрала в грудь воздуха побольше, словно перед прыжком в воду и выпалила. — Относитесь к Владу с прохладцей?

— Нет. Я его ненавижу.

— По… почему?

— Потому что эта тварь, — Аршель оскалился. — Эта тварь отправила на верную смерть свою сестру. А когда это дело не выгорело, цинично и хладнокровно убил ее сам. Убил из-за какой-то безделушки, неся при этом пафосный бред! Из-за этой гадины погибла следом моя сестра, которая не догадалась попросить защиты. Погибла глупо и бесславно. А вместе с ней погибла и та девушка, которую я любил. Если допустить, что боевые демоны умеют любить.

— Боевые? — эхом повторила Марина.

Элита воинской касты, боевые демоны — стояли на страже интересов Императорской семьи, являясь ее бессменными телохранителями.

Вот только… что боевой демон делает на земле? Почему он не дома? Таланты боевых ценятся выше всего… Их защищают, когда они маленькие. Их учат лучшие учителя. Так почему же… шеф здесь?

— Марина, — Аршель отвлекся от своих мыслей и сделал рассеянный вдох, словно пробуя воздух на вкус. — Сделай мне, пожалуйста, кофе.

— Конечно.

Девушка вышла в свой кабинет. Дверь за ней мягко закрылась… и тут же раздался отчаянный крик.

Глава 13. Метка

В оскаленное лицо Влада полетел вначале серебряный молочник, следом горячий чайник, серебряный поднос.

Несколько томительно долгих мгновений, на которые вампир замер, получив «ожог» от серебра, хватило на то, чтобы свой офис покинул Аршель. Очень злой Аршель.

— Марина. Сколько раз я просил вас сдерживать свои эмоции, — прорычал демон. — И мыши это не самое страшное, что может случиться.

Девушка, только услышав голос своего начальника, мгновенно метнулась к нему, спряталась за спину, дрожа как от озноба. Впрочем, главное табу «не касаться» она не нарушила.

Лениво повернув голову, демон смерил взглядом свою дрожащую подчиненную, затем взял ее за плечо и завел в свой кабинет, закрыл за девушкой дверь. Влад (сейчас как никогда не похожий на человека) проводил голодным взглядом свою, как он считал, законную добычу.

— Сильно тебя потрепали, — демон остановился около двери, прислонился к ней, скрестив руки на груди.

— Отдай девчонку, — вместе со словами из груди вырывался свист.

— О, ты еще способен говорить.

— На ней моя метка. Она принадлежит мне. Отдай.

Аршель развел руками.

— Видишь ли, с давних пор у меня всего одно желание, не дать тебе того, что ты хочешь. Так что Марину я тебе не отдам. Не очень хочется привлекать внимание разъяренного Совета, поэтому я даже буду столь великодушен, что дам возможность тебе уйти. На своих ногах. Через дверь.

Возможно, будь раны вампира чуть-чуть слабее, он бы не бросился в самоубийственную атаку. Но Влад был слишком ослаблен, чтобы восстановиться — кровь обычных людей ему уже не подошла бы. Нужна была Марина… или Ира, но мерзкая девчонка забрала распятие с собой, и вампир (и без того раненый) побоялся с ней связываться.

Оставалась лишь Марина. Которая уже была так близка. Кровь которой так соблазнительно пахла. Биение пульса которой было учащенным и испуганным. Даже не заходя в кабинет демона, Влад мог предположить, что девушка застыла как статуя, отрешенно глядя в никуда. Она боялась… и от этого на языке разливалась сладость.

Атака обернулась пшиком. Демон выкинул кулак с зажатым кастетом, и вампир свалился на пол.

Набрав номер на маленьком мобильнике, Аршель дождался ответа.

— Служба секретариата Совета вас слушает.

— Девушка, подскажите, пожалуйста. Тут у меня вампир… пять минут назад он пытался совершить нападение на мою помощницу. Теперь он… как бы так сказать… потерял сознание. И что мне теперь с этим вампиром лучше сделать?

— Одну минуточку. Имя напавшего вампира?

— Влад. Владислав Гуров — по последним данным.

— Скажите ваш адрес. Служба ликвидации опасности для маскарада к вам подъедет через 3 минуты.

— Конечно…

Назвав адрес, Аршель устроился на столе, разглядывая сбитые костяшки. Влад в себя не пришел…

Интересно, кто его так потрепал? Рана от освященного серебряного предмета. Причем рука, которая этот предмет сжимала, имела отношения к ангельским силам или силам света. Полукровка ангелов. Или священник.

Не очень большой выбор. На кого же ты напоролся Влад?

Ладно. Главное, что ты Марину оставишь в покое. Попав в руки службы безопасности Маскарада, вырваться из них удается не скоро.

— Шеф… — Марина выглянула в приемную. — Я уже могу выходить.

— Да, конечно. Сейчас приедет служба…

Демон не договорил. Служба приехала раньше, чем обещала. На пороге офиса остановилась хрупкая, невысокая девушка. За ней возвышались трое громил (самому маленькому из них, девчушка доходила чуть выше пояса).

Замерев, Марина разглядывала возникшую на пороге службу безопасности. У впереди стоящего чуда были длинные светлые волосы, завитые в тяжелые букли. Прозрачно-голубые невинные глаза. Короткие светлые ресницы, едва-едва тронутые тушью. Пухлые губки, сложенные бантиком. Курносый носик. Белую кожу не тронула ни одна веснушка.

Офисное платье, чуть ниже колена. Туфельки на невысоком каблучке. Девчушка была просто совершенство.

— Добрый день, — улыбнулась она. — Меня попросили сопроводить пострадавшего вампира. Позволите его увидеть?

Марина округлила глаза. Пострадавший… вампир???

Девчушка перевела взгляд вниз.

— О, — ее ротик обиженно округлился. — Я думала, что он будет в состоянии выслушать меня…

Лица громил за спиной чуда пожелтели… Демон со все возрастающим интересом наблюдал за происходящим цирком.

Присев на корточки рядом с Владом, девчушка протянула пальцы к его шее, чтобы прощупать пульс. Короткое стремительное движение вампира — увидел лишь Аршель. Демон уже готов был сорваться с места, чтобы помочь девчушке отцепить от себя вампира, но тут же замер.

Вошедшее чудо как ни в чем не бывало перехватило когтистую ладонь и слушала пульс.

— Увы, клиент очень нестабилен, — девчушка выпрямилась.

Чпок… короткого движения острого мыска туфельки окружающие (опять таки кроме Аршеля) не заметили. Вампир мгновенно… отключился.

— Уносите.

Дождавшись пока ее помощники вынесут Влада, девчушка обернулась к демону.

— Приносим наши соболезнования за то, что вам пришлось пережить несколько не очень приятных минут. Ваша слуга в течение двух недель должна обратиться в нашу службу и забрать сумму, причитающуюся ей за моральный ущерб.

Поклонившись, девчушка выпрямилась и опять таки очаровательно улыбнулась.

— Всего вам доброго! Спасибо что обратились в службу безопасности по сохранению маскарада.

Марина хлопая глазами посмотрела на мягко закрывшуюся дверь.

— Мамочки! — девушка осела на пол. — Шеф, что это было?

— То с чем лучше не сталкиваться, — Аршель усмехнулся. — Поистине совершенство.

Больше он ничего не добавил, вернулся в свой кабинет. Марина поднялась с места и отправилась делать кофе.

Руки тряслись и не слушались, сердце заходилось где-то в горле. Но шеф превыше всего, и не просто потому, что он шеф, а потому что он всегда был на ее стороне. Именно благодаря нему Марина могла жить, ходить по улицам городов, не боясь того, что однажды не вернется домой. Шеф был ее личным светом в окне.

И девушка отдала бы все, что у нее есть, чтобы быть ему полезной как можно дольше.

Ложное ощущение, очень ложное. Но Марина об этом пока и сама не знала…

* * *

Выйдя из машины, Фил подождал Иру с чемоданчиком. Данай остался в машине, вместе с филином, в которого обернулся Тайфин.

Надо сказать, что братья встретили Даная странно. Посмотрели на него, на Иру, на мальчика, на Иру и… никто ничего не сказал!

Даже на милое заявление девушки, что это теперь ее младший брат, Фил пожал плечами и сказал, что это даже хорошо! Теперь Ире будет к кому возвращаться, и может быть она бросит дурную работу в «НДП».

Девушка фыркнула.

Бросить работу? Нет… теперь то я ее не брошу. Можешь не думать, Фил, что я не поняла, что с тобой происходит!

Ты не хочешь слишком ко мне привязываться! Недолговечный человек, с непостоянными эмоциями. В твоем понимании я не интересна… и смешна.

И ты до сих пор надеешься, что если я перестану работать в этой транспортной компании, тебе удастся легко от меня избавиться… Насколько же ты не прав…

Впрочем, я пока не буду тебе об этом говорить.

Улыбнувшись тому, что Данай уснул, девушка вместе с Филом зашла в офис «НДП», навстречу к уже нелюбимому, и уж точно негостеприимному начальству.

Алла Сергеевна сидела в своем кабинете, пустым взглядом разглядывая стену напротив. Пустую стену. А обычно там висели всякие благодарности для офиса. Заплаканная и малость озверевшая, на кресле у ее стола сидела Ева.

Увидев Иру и Фила, сирена зашипела. Высокий звук скользнул к парочке и разбился об сундучок в руках девушки.

— Вот ваш заказ, — брюнетка мило улыбнулась Алле Сергеевне и поставила на стол сундучок, распахнув его.

Серебряное сияние распятия, и матово-черный блеск револьвера буквально заворожили женщину.

— Хорошо, очень хорошо, — она откинулась на стуле, с трудом отводя взгляд от содержимого сундучка. — Но уже поздно. Заказ больше не требуется.

Фил сжал кулаки и тут же их расслабил.

— Отказную, прошу вас.

— Что? — Алла Сергеевна привстала.

— Вы же знаете, что это обычная практика — напишите мне отказную, что вы, дав заказ, отказались его забирать.

— Ева.

Сирена подошла к столу, заманчиво виляя бедрами, и положила на него квитанцую и две глянцевых бумаги.

— Это все? — спросила она.

— Да, — Фил забрал отказ.

Ира забрала сундучок.

— С завтрашнего дня у вас три отгула, — послышался странный шипящий голос откуда-то из угла.

Взвизгнув от неожиданности, брюнетка спряталась за полудемона. Из угла показался невысокий мужчина в деловом костюме.

— Меня зовут Гардан, — представился мужчина. — Вы приехали не очень вовремя, вот поэтому драгоценная Алла Сергеевна встретила вас немного неприветливо. Подобные заказы запрещены, и она это отлично знает. Правда, Алла Сергеевна? Знаете же?

Его же здесь не было! Не было! Кабинет был пуст!

— Правда, — разжав побелевшие губы, кивнула женщина.

— И если вам кто-то угрожал, надо было обратиться в соответствующие органы.

— То-то они мне помогли в тот раз, — фыркнула баньши. — Хватит этих игр, Гардан. Отпускайте эту парочку. Они мне уже все глаза намозолили.

— Не любите вы их, — покачал головой мужчина. — Итак, Ирина… а по батюшке?

— Просто, Ира, если можно.

— Хорошо. Вы отлично зарекомендовали себя, как вольный водитель. Вас принимали на испытательный срок — но если вы пожелаете, контракт будет продлен. Как водитель, вы будете закреплены за молодым человеком справа от Вас. И еще одной девушкой. Работа — не бей лежачего.

Ну конечно, что его бить — когда бьют тебя!

— Я согласна, — улыбнулась Ира, бросив на Фила торжествующий взгляд.

— А вы молодой человек, контракт продлите?

— Да, — кивнул полудемон. — Если я правильно понял, у нас… смена власти?

— Совершенно верно! — Гардан улыбнулся, обнажив акульи зубы. — Так что у вас отгулы. А через три дня вы выходите на работу — под новое руководство. И да, Ирина.

— Да?

— Обратитесь в нашу службу безопасности по охране маскарада, чтобы вам помогли сделать вашему брату документы и продумать грамотную, а главное безопасную легенду.

Брюнетка даже не дернулась.

— Спасибо. Я так и сделаю.

— А теперь, до свидания.

Мужчина подождал, пока курьер со своим водителем покинут кабинет, и повернулся обратно к Алле Сергеевне.

— Теперь продолжим с вами, милейшая.

…Белая ока, разваливающаяся на ходу, остановилась около поворота, совсем рядом с отчаянно голосующей девушкой в белоснежном платье.

Выглянув, молодой человек смерил сбежавшую с собственной свадьбы невесту соболезнующим взглядом.

— Девушка, вам помочь?

— Пожалуйста… заберите меня отсюда!

— Моя машина — не самый лучший транспорт для такой красавицы, как вы.

Невеста быстро-быстро замотала головой.

— Пожалуйста! Я согласна даже на тачку с лошадью! Только заберите.

Водитель вышел из машины, обошел ее вокруг и открыл перед незнакомкой дверь.

— Прошу, принцесса, пусть всего лишь тыква, но она к вашем услугам.

— Благодарю вас, — улыбнулась тускло девушка, опускаясь на сидение.

Проезжающая мимо спортивная алая машина насмешливо помигала фарами и промчалась мимо.

Ока неторопливо тронулась с места…

В кафе горели огни, и было полно посетителей. Илия и ее помощница, к слову недавно созданный дух, метались по всему залу, пытаясь успеть обслужить всех и вовремя. На кухне суетились двое домовых, готовя новую порцию заказов.

Когда дверь хлопнула, и в зал вошел мертвенно бледный Астролог, Илия уже сама еле держалась на ногах. Именно поэтому принеся заказ мужчине, девушка опустилась за его стол.

— Позволишь, составить тебе компанию?

— Составь, — кивнул мужчина, сжимая до хруста кулаки.

— Что-то… случилось?

— Случилось. Новое убийство. Пустота! Ни одного свидетеля! Ничего! Ни одной зацепочки! Кроме знания о том, что поработал инфернальная тварь!

— Астролог, успокойся.

— Не называй меня так.

— Хорошо. Как тебя называть?

— Сергей.

— Очень приятно познакомиться, Сергей.

На губах мужчины появилась слабая улыбка.

— Извини. Я не должен был.

— Я могу тебя понять, не оправдывайся. Все в порядке.

— Не все… я тут уже несколько месяцев, а это дело все дальше и дальше от моего понимания!

— Расслабься, — предложила Илия, откинувшись на стуле и взглядом поблагодарив свою помощницу, поставившую перед ними две кружки горячего чая и булочки.

— Расслабиться? — мужчина покачал головой. — Не могу! Каждый раз, когда я остаюсь один…

— Разве расслабляются в одиночестве? — кокетливо спросила девушка.

— А разве нет?

— В одиночестве только спиваются, — неожиданно серьезно сказала Илия. — А расслабляться надо в компании. Желательно теплой.

— Увы, в этом городе такую компанию не найти.

— А где найти?

— Только в твоем кафе. А еще точнее — в твоем обществе. Но ты же не можешь покидать кафе.

— Боюсь, у тебя уже устаревшая информация, — засмеялась Илия. — Не очень надолго, но я могу выйти на улицу. На час, на два. Но могу!

— О, — Сергей сделал глоток чая. — И ты хочешь сказать, что, выходя на улицу…

— В первый раз. В первый раз за последние… несколько лет, — немного смутившись, девушка не сказала ту фразу, что собиралась изначально.

— Хм. Не думаю, что из меня хорошая компания, для такой замечательной девушки.

— А разве мне много надо? Показать город, раз. Точнее, самое-самое красивое место из всех тех, что ты нашел! Защитить от хулиганов, это два.

— Хулиганы? Да ты сама…

— Нет. Только в моем кафе, где я полноправная хозяйка, я могу привлекать силы высшего порядка. А на улицах города — я слабая, ни о чем не знающая девушка.

— Слабо верится в это. А три?

— Три?

— Ну ты сказала, город — раз, защита — два. А три?

— А три приятная компания в твоем лице.

Астролог улыбнулся.

— Вряд ли из меня она получится.

— Ну, может быть, ты предоставишь право решать это — мне?

— Как скажешь, прекрасная миледи!

— Вот только, — Илия наклонила голову. — У меня до закрытия еще пару часов. А тебя в таком состоянии можно отправлять только в морг. Давай я открою тебе жилую половину. Поспишь у меня пару часов, потом я закрою кафе и мы пойдем погуляем.

Мужчина задумался.

— Это… слишком заманчивое предложение, чтобы я мог от него отказаться. С удовольствием, прекрасная.

Илия кивнула и повела своего гостя за собой. На губах девушки играла веселая и немного кокетливая улыбка…

* * *

Темнота небольшой комнаты нарушалась всполохами фар от проезжающих мимо машин. Тишина нарушалась шелестом сминаемой одежды и звуком поцелуев.

— Прошу… — простонал женский голос. — Хватит! Отпусти!

— Не могу, — засмеялся мужчина. — Ты мне нужна. Нужна больше, чем кто бы то ни был!

— Нет! Нет! Нет!

— Нет? А вот так…

Тишина нарушалась сдавленными стонами, жарким дыханием. А когда вспышка страсти утихла, и двое лежали сплетенные на кровати, она тихо сказала.

— Ты сможешь убить ее?

— Сам?

— Ты говорил, что можешь натравить на нее кого-то.

— Уже сделал, моя хорошая. Уже сделал. В следующий раз, когда она вернется домой одна, чтобы никто не смог нам помешать, моя мавка нападет на эту девчонку. Этой встречи ей не пережить.

— Мавка? Всего лишь?

— Нет, моя красивая. Моя мавка создана из некромантки. В ее жилах течет живая кровь. Кровь, которой я ее вскормил. Неужели ты думаешь, что какая-то девчонка — человеческое дитя, пусть даже и владеющая артефактом, сможет что-то противопоставить моему творению?

— Ты сделал мавку из некромантки? — женщина перекатилась и легла на грудь мужчине. — Правда-правда? Это же считалось невозможным!

— Мне все равно, что считалось. Это… мелко.

— Мелко? — женщина расхохоталась мягким грудным смехом. — Ты, правда, думаешь, что современные ограничения магии — это мелко?

— Конечно. Я истинный гений. А они всегда нескромны и не плавают на мелководье.

— Жаль только, что я теперь уволена.

— Уволена?

— Да… уже подписан приказ. Ты тоже…

— И я? Это радует. Я уже устал притворяться.

— Прибудут корректоры памяти.

— Никакой корректор не справится со мной, потомственным магом, колдуном Вуду и некромагом. Моя красивая, моя любимая, не бойся за меня. Со мной все будет хорошо, как бы не хотели обратного мои завистники.

— Ты… ты… — женщина даже не нашла что сказать и сдалась. — Я оставляю все на тебя.

— И кстати, милая, если ты уволена, зачем тебе смерть этой девчонки?

— Ты не хочешь ее убивать? — в голосе представительница прекрасной половины человечества зазвучало шипение. — Она тебе… нравится?

— Нет, конечно. Я просто хочу тебя понять.

— Понять меня? Но зачем?

— Что значит, зачем? Неужели, ты можешь отказать мне в такой малости.

— Не могу. И ты это отлично знаешь.

— Так расскажи, — мужской голос обволакивал партнершу. — Расскажи, желанная?

— Из-за нее уволили меня и мою тетку. Тебя и еще многих из «НДП». Из-за нее мне пришлось связываться с такими гадами! А она посмела выжить.

— Ева, Ева, Ева, — в голосе мужчины прозвучал смех. — Когда ты научишься более расчетливо планировать чужую смерть?

— Никогда. Для этого у меня есть ты.

— Вот и предоставь это мне. Скоро она будет мертва. Не мытьем, так катаньем. У меня еще есть Белая Невеста.

— Белая… невеста… — Ева захохотала. — Что же ты хочешь сказать, что серия всех этих убийств с нереальной заморочкой — это дело твоих рук?

— Конечно. Мне нужно откормить мою невестушку. Еще пара недель, еще десяток жертв и можно будет сажать ее на более плотный поводок, — мужчина потянулся.

— А зачем она тебе?

— Зачем? Я даже сказать тебе не могу. Просто… всегда есть недовольные. И среди магов, и среди немагов. Если последних убрать довольно просто, то первых…

— Ты выводишь убийцу магов?

— Верно, моя хорошая.

— Но она же… — Ева привстала. — Но она же может начать с тебя?

— Нет. Я для нее неприкосновенен. Как дитя никогда не обидит породивших его родителей, так и моя невеста — не обидит меня.

Девушка поджала губы.

— Вот как.

— Не ревнуй, моя нежная, — засмеялся мужчина. — Ты для меня самая главная, ты для меня самая важная. А невеста это так, игрушка и не более того.

— Игрушка… — повторила Ева. — Дорогая игрушка получается.

— Дорогая. Но она того стоит.

Вернувшись обратно в кровать, девушка задумчиво вырисовывала на груди мужчины какие-то закорючки.

— Знаешь… у меня в последнее время плохое предчувствие. Я боюсь, что однажды ты уйдешь — и обратно не вернешься.

— Я от тебя не уйду, никогда.

— Обещаешь?

— Конечно.

Девушка уснула. Осторожно перевернув любимую на другой бок, мужчина вышел на кухню, сел на подоконник, закурил.

Облачко около форточки подлетело поближе, приняло вид белого голубя.

— Убить, — приказал мужчина равнодушно.

Голубь сорвался с окна и помчался в сторону далекого частного квартала.

* * *

Парк? Так я же ложилась спать… Ничего не понимаю. Я никогда не видела этого парка… этой беседки.

Ира оглянулась по сторонам.

Тихое и странно уютное место. Узкие дорожки, выложенные брусчаткой немного необычной формы, уводили в глубь парка. Здесь были не привычные взгляду березки и дубы. Высокие пушистые ели возносились в небо… Рассмотреть с одной аллеи — что творится на другой было невозможно. Почти везде, кроме как… одного места. Рядом с которым как раз и стояла Ира.

Здесь смыкались две дорожки, и вдоль невысокого бордюра росли кустарники. И за этой невысокой преградой, девушка неожиданно увидела Тайфина.

И… если это МОЙ сон — то, что он делает здесь? Я его не заказывала! Хотя…

Девушка шагнула вперед, но тут же остановилась, увидев… чужой взгляд полуангела. Незнакомый и опасный парень смерил кого-то взглядом.

— Повтори, что ты сказала?

— Мне не нравится то, что рядом с вами какая-то человеческая девчонка. Леди Иноли сказала мне посмотреть, что за грязь мешается у вас под ногами и уничтожить ее, если я сочту, что она подобралась к вам слишком близко.

— Не слишком ли много ты на себя взяла? Функции судьи тебе никогда не удавались, — скучающе отозвался Тайфин.

Голос собеседника полуангела зазвенел от возмущения.

— Что с тобой, Тай? Я тебя не узнаю! С каких это пор ты относишься так странно к какой-то девчонке.

Тайфин метнулся вперед, а затем Ира увидела, как он, даже не напрягаясь, поднял кого-то вверх за воротник широкого старомодного плаща, отлично скрывшего как лицо, так и фигуру того, кто составил компанию обычно невозмутимому парню в этот вечер.

— Если ты попробуешь обидеть эту девушку хоть словом или взглядом, я просто тебя убью.

— Ты сошел с ума! — «плащ» отскочил в сторону. — Ты… ты… Ты никогда не поднимал на меня руку!

— Я тебя предупредил. Эту девушку ты не тронешь.

— Посмотрим.

— Ты помнишь о том, что если я сказал — я это делаю.

— В первую очередь я помню, что ты полукровка ангела!

Тайфин улыбнулся.

Господи боже! Если этот парень ТАК улыбнется мне… Господи, сделай так, чтобы я ничего не помнила после этого.

И это я еще считала Фила опасным? Да… я была слепа и не видела настоящей опасности…

Помимо Иры проняло и «плаща».

— Я поняла.

Девушка? Вот это… девушка?

— Я рад.

— Я не трону эту девушку. Но я все же познакомлюсь с ней. И если я узнаю…

— Не забывайся.

Девушка в плаще фыркнула и исчезла.

И тут Тайфин повернулся. Его глаза расширились, когда он увидел Иру.

— Что ты здесь делаешь? — спросил он, чему-то расстроившись.

— Я? — брюнетка прикусила губу и тут же улыбнулась. — Не знаю! Я вообще-то считала, что это мой сон! И собиралась тебя спросить, что это ты тут делаешь!

Полуангел внезапно оказался рядом с девушкой, и она ощутила за спиной… что-то твердое.

Стена? Такая теплая… шершавая. Но только что мы были в парке! А тут? Как мы тут оказались?

— Гадаешь, — Тайфин усмехнулся, его теплое дыхание подняло черную прядь вдоль лица, коснулось щеки. — Не гадай. Все очень просто.

— Просто?

— Конечно. Это МОЙ сон. Я меняю его так, как хочу. Вот только твоего присутствия я здесь не ждал.

— И что дальше? — Ира с вызовом посмотрела в янтарные глаза Тайфина. — Будешь ругаться?

— На тебя? Да ни за что, — полуангел протянул руку и коснулся щеки брюнетки, ласково провел ладонью. — Ты думаешь, что я мог бы тебя обидеть?

— После того, как ты разговаривал с этой девушкой, я уже ничего не думаю!

— Она опасна, — Тайфин оперся руками по обе стороны лица Иры, не давая ей вырваться или отвести взгляд в сторону. — Познакомишься с ней — узнаешь.

— Она… говорила обо мне?

— Да. Ты не поняла этого?

— Нет… — Ира смутилась. — Я… я грязь под ногами?

— Нет, конечно же, нет, ты моя… — полуангел наклонился ниже, его губы скользнули по щеке Иры. — И я тебе сейчас докажу.

Докажешь? Мне… не надо уже ничего доказывать… вот только этого я тебе не скажу.

…Но почему же так болит моя голова! Больно… больно…

Глаза Иры выцвели мгновенно до белой пустой бумаги. Она шагнула назад, в стену беседки, отталкивая Тайгана от себя, и тут же исчезла, не сказав ни слова.

— Ира! — полуангел ударил по стене. — Черт!

Сон — защищенное личное пространство, его охранные линии полуангел выстраивал сам, вкладывая в каждую линию, даже самую маленькую, слоновью дозу магии. И то что девушка так легко исчезла, пройдя СКВОЗЬ стену, не сулило никому из них — ничего хорошего…

Глава 14. Оттенки боли

Ночь еще недавно вступила в свои права, но уже разошлись водители, ушли по домам диспетчеры. В офисе «НДП» остался один единственный демон. Аршель сидел в своем кабинете, разбирая многочисленные бумаги оставшиеся от предыдущей «директрисы» филиала.

В это время посетителей демон не ждал, и когда в дверь постучали был порядком изумлен. Но еще больше он удивился, когда увидел кто именно посетил его временную обитель.

— ТЫ?

— Здравствуй, Аршель, — высокий мужчина с седой головой прошел в кабинет, опираясь на тяжелую, явно ему необходимую трость.

— Юбиан, — демон привстал. — Быть того не может! Я считал тебя… мертвым!

— Я действительно далеко не ушел от того состояния, в котором ты хотел меня видеть, — голос мужчины дрогнул. — Мои девочки… но мои девочки попросили меня кое-что сделать. И я пришел отдать последний долг.

Демон сел обратно в свое кресло, указал посетителю взглядом на кожаный диван в углу.

— Ну, что же, послушаем, что именно ты мне скажешь.

— Это будет не очень долгая история. Так что немного терпения, и я тебя покину. Мое время уже подошло к концу. Именно, поэтому я должен рассказать тебе то, что скрыла от тебя сестра и ее подружки.

— Рашель от меня что-то скрыла? — не веря, переспросил демон.

— Да, — Юбиан помолчал. — Ты знаешь, что с самой первой встречи, я полюбил твою сестру.

— Знаю. Точно так же как знаю и то, что в тебя по уши влюбилась малютка ангелесса — Силена. И Рашель, не испытывающая к тебе ничего кроме легкой симпатии — «уступила» тебя. Меня при этом она лишила всех прав на попытку завоевать Силену. Мою любимую.

— Да… — мужчина согнулся. — Девушки не могли долго быть друг от друга, поэтому они жили вместе. В замке мужа Асии.

— Это тоже я знаю.

— Отказавшись от своих сущностей, девушки неожиданно приобрели больше, чем потеряли. Они ощутили в полной мере зов стихий. И это им понравилось, они уже больше ни о чем не жалели. Асия нянчилась со своим Данаем. Маленького дампира обожал весь замок… Силена очень хотела ребенка, но не получалось. Пусть даже утеряв свою сущность ангела, она очень остро чувствовала мою не любовь.

Аршель отложил документы в сторону. Не то чтобы он не знал все то, что говорит Юбиан, кое-что из этого он слышал непосредственно от сестры и ее подруг, но все же, в голосе гостя звучала мука, которая обещала продолжение рассказа. Знание того, о чем Аршель раньше не знал.

— Потом я и муж Асии отправились в инспекцию по хозяйству и оставили своих жен одних. Только потом, почти в самом конце, я узнал, на что подбила своих подруг Силена. Она создала кокон жизни, взяла кость у Асии, плоть у Рашель и кровь у себя… и искусственно зачала ребенка. Когда я вернулся через пару месяцев, Силена уже была беременна. И мне даже в голову не пришло узнать, кто родители!

Аршель судорожно закашлялся, когда до него дошел парадокс ситуации.

— Родилась девочка, — продолжил Юбиан, не давая времени демону, чтобы опомниться. — Ее назвали Ира. Иссилениль, Рашель и Асия. Вместе с частичкой своего имени девушки дали малышке неимоверную защиту. Правда, оказалось, что девочка не человек и не полукровка кого-либо из трех родителей. Для всех, даже самых глубоких проверок, она трирон. Ў крови ангела. А вот еще на четверть — у нее крови как таковой нет. Сила ангела, демона и вампира слившись, дала непредсказуемый эффект. Ира не может пользоваться своей магией, зато пробуждает ее в других.

— Ты сказал, не может пользоваться своей, а не своей?

— Может. В ее крови, в той самой четверти, растворился артефакт из триады ветра, зеркало ветра. Но если позволишь — об этом позже. Мое время уходит очень быстро, а я должен рассказать еще кое-что.

— Конечно.

— Ире… исполнилось всего несколько месяцев, когда на замок напал Влад. Силена отдала мне девочку и вышвырнула из замка. Сама же, а Влад и понятия не имел, что она в замке, отдавала свои силы Асии. В этом бою… победил вампир. Он забрал Даная. Убил Асию. А вместе с ней умерла и Силена. Рашель не было. Когда она вернулась и нашла пепелище на том месте, где должны были ее ждать… — Юбиан помолчал. — В общем, она умерла там же. И я ничем… ничем не мог помочь ни ей, ни Данаю. Я был заперт в странном месте, в «нигде». Время шло вокруг, а меня не касалось. Силена, наверное, считала, что выпустит меня, но не сложилось. Маленькая Ира попала в это место спящей, и так и не проснулась. Поэтому она груз времени не ощущает. Для нее не было этого сна и этого места. Не было этих родителей и этих кровавых событий.

Когда чары под давлением времени ослабли, я нашел бездетную магическую пару и оставил Иру у них. А сам затаился.

Аршель молчал.

— Значит… Ира моя племянница? — тихо спросил он.

— Можно и так сказать, — согласился задумчиво Юбиан.

— Почему ты пришел именно сейчас?

— Мое время ушло. Сила, которая меня питала и защищала, истончалась под напором времени. А недавно Ира забрала Даная. Она даже не знает насколько права, назвав мальчика своим братом. Я больше не могу ничем им помочь. Кроме как рассказать тебе правду. И попросить присмотреть за ними. Они еще очень уязвимы.

— А ты?

— А мне пора на покой, — Юбиан неожиданно встал и к чему-то прислушался. На его лице возникла тихая умиротворенная улыбка.

— Ах, — тихо сказал он. — Меня зовут! Я слышу голос Рашель… она передает тебе «привет» и просит извинения…

Аршель даже не тронулся с места, когда его ранний посетитель рассыпался в прах. Давление времени страшная штука, а Юбиан и так задержался на Земле слишком долго.

Вытянув из всех дел папку Иры, демон посмотрел на нее другими глазами.

— Моя племянница, да?

Ира попала в сферу интересов демона вслед за Филом, точнее по вине этого несносного мальчишки.

Его отец попросил Аршеля разобраться с офисом «НДП» и странными попытками уничтожить полудемона.

Скучающий демон согласился и не прогадал. Скука теперь ему не грозила, а уж когда рядом с Ирой появился ненавистный Влад, идея защитить девушку стала почти навязчивой, просто в пику вампира.

— Странные дела на Земле творятся, — констатировал демон, бросив мельком взгляд на часы. — Пора в укрытие. Не хотелось бы страдать головными болями.

Оставив на столе список дел для Марины, Аршель покинул кабинет.

Ветер, врывающийся в распахнутое окно, качал шторы. Вместе с ветром в кабинет скользнула хрупкая фигурка.

Подойдя к столу, она смерила быстрым взглядом план дел и плюнув на ручку, вытащенную из рукава, аккуратно подписала внизу еще одно дело.

Довольно покосившись на дело рук своих, девушка покинула кабинет все через тоже окно. А скоро стих и ветер. Воцарилась душная тишина.

На город надвигалась гроза.

* * *

Сон? Это сон? Но почему же я не могу проснуться… Я не хочу! Я не хочу никуда идти!

Но ноги шли. В это раннее утро мокрая трава холодила босые ноги. Тонкая короткая сорочка абсолютно не защищала от ветра, пронизывающего до костей. Холод касался спины девушки осторожными и ледяными ладошками, но, не стараясь остановить, а скорее подталкивая в сторону небольшой дверцы, сейчас приветливо распахнутой.

Старый подвал? Я не была там тысячу лет. И еще столько же не бывала бы! НЕ хочу туда! Не хочу! Не надо! Не надо…

Ира сопротивлялась оковам сна, старалась их разбить, но чужая воля была сильнее, а самое главное — это был вовсе не сон.

В распахнутую дверцу девушка влетела кувырком, просто расшалившийся ветер слишком сильно толкнул ее в спину ледяной ладошкой.

Ожидая увидеть в столкновении землю, Ира неожиданно почувствовала, как некая сила осторожно и бережно подхватила ее и поставила на ноги. Вокруг, куда ни посмотри, был туман. Темно-серый, клубящийся и неоднородный. Его уровень рядом с девушкой доходил до плеча. Словно большим и теплым одеялом, Ира была окутана этим туманом.

Мерно стучало ее сердце, тишина оставалось еще пока дружественной тишиной, а туман почему-то редел.

«Не хочу смотреть какой-то сон», — тем временем билась в стальных объятиях тумана девушка, — «Кто-нибудь, ну разбудите же меня!»

Туман все редел, а зов пропал втуне.

Редкие клочки тумана скользили по онемевшему телу Иры, и из небытия, словно нарисованное, проявилось пышное бальное платье.

Затем оно обрело объем и цвет. Черно-алый пышный ворох юбок. Узкий корсет, в котором нельзя дышать. Волосы пребольно дернуло туманом, а потом значительно утяжелившаяся масса волос упала на плечи, скользя по спине и ниже… еще ниже…

Руки не поднимались. И все что могла Ира, это скосив глаза, попытаться понять и оценить новоприобретенную длину. Иссиня-черная прядь скользнула вдоль лица и ниже, ниже…

Словно дорогая нарядная кукла Ира стояла в центре старого подвала — и мелкого туманного озера, и чего-то/кого-то ждала.

Не хочу! Не хочу! Что это за платье? Что это за туман? Мое тело меня не слушается…

Мое сердце замирает и стучит уже все реже… мое дыхание… я словно уже забываю, как дышать.

Мысли…

думать тяжело…

… вспомнить

… кто я?…

Туман одним фонтаном взметнулся вверх, вырисовывая фигуру высокого блондина. Довольно улыбнувшись, он посмотрел на свою куклу. Подошел к ней сзади, запечатлев на спине, чуть выше лопатки, легкий дразнящий поцелуй.

Обжигающая боль, словно в спину вогнали раскаленный прут, пронзила Тайфина и была так сильна, что полуангел выпустил из рук руль.

Фил еще успел перехватить машину до того, как она въехала бы в фонарный столб.

Включив аварийку, полудемон остановил машину посреди дороги.

— Тай! Тай, что с тобой?

— Не знаю, — полуангел тяжело дышал. На лбу и на висках выступила испарина. — Эта боль… возможно, она Ирина!

— Откуда ты можешь чувствовать ее боль? — Фил возмущенно посмотрел на брата. — Или я как обычно что-то упустил в твоих тонких душевных метаниях?

— Нет… это даже не ее чувство. Это лишь отголосок.

— Отголосок? — полудемон побледнел, лишь представив, что тогда за боль могла оглушить Иру. — Пересядь назад. Дальше поведу я.

Выруливая на ярко освещенную дорогу, Фил бросил взгляд на брата.

— И все же, когда вы оказались связанными?

Обойдя застывшую куклу, блондин раскланялся.

— Доброй ночи, прекрасная миледи. Не передать, сколько времени я ждал встречи с вами! Каждый день после того, как я увидел вас впервые, я приходил к вашему дому. Я пытался познакомиться с вами поближе. Но вот неудобство, вас берегли. И только сегодня, не иначе как по счастливому стечению обстоятельств, я вижу вас. Но отчего же вы молчите, миледи? Говори! — крикнул блондин.

— Как прикажет, мой господин. Чего изволите?

Мужчина захохотал. А в пустых стеклянных глазах куклы мелькнула душа, которая должна была уже покинуть тело.

— Ты… кто ты?

— О… — блондин резко замолчал. — Душа еще не покинула мою куколку? Душа упряма? Ну что же, я уважу тебя и расскажу. В той давней жизни я была Вероникой. В этой не жизни у меня нет никакого имени. Но можешь называть меня Ником, если еще сможешь говорить.

— Ник… зачем я тебе, Ник?

— Слишком много вопросов. Ты сильнее, чем я думал, — мужчина цокнул языком. — Твоя душа действительно сильна. Туман и один поцелуй… и этого мало?

Блондин то ли обращался к Ире, то ли к себе, но постояв немного он шагнул вперед, взял ослабевшую ладонь девушки, поднес к губам, запечатлевая еще один поцелуй. А на месте первого уже расцветала странная спираль.

Глаза куклы опять затуманились.

— Связаны? — Тайфин слабо улыбнулся. — Сегодня. Она сегодня пришла в мой сон.

— Как? — потрясенно спросил Фил.

Полуангел пожал плечами.

— Веришь, не отказался бы узнать я сам. Просто появилась на аллее.

— Да в твой сон без приглашения даже мама попасть не могла! — возмутился полудемон.

— А она попала.

Второй приступ боли, пронзивший уже ладонь, был слабее по ощущениям, но тем самым глубинным чутьем Тай ощутил, что сама боль у Иры — была наоборот сильнее первой.

— Скорее!

— Скорее? — Фил взглянул на брата в зеркало заднего вида, увидел его бледное лицо и напугался. — Что?

— Связь рвется. Истончается. Она изначально то была очень слабой и скорее даже временной. Так что быстрее!

Фил кивнул и прибавил газа.

Ник обошел куклу, заставшую снова в том блаженном состоянии, которое так нравилось ему.

— Чтобы с тобой такое сделать? — блондин провел рукой по еще чуть теплому плечу девушки. — Тепло? Откуда тепло? Мои куклы всегда хладны как лед. Душа еще не покинула свою бренную оболочку.

Ник в гневе сорвал с головы бандану и затоптал по ней ногами.

— Почему душа до сих пор не покинула мою куклу? Человеческое тело не может так долго сопротивляться моим поцелуям! Это возмутительно!

Мужчина остановился, сделал глубокий вдох, успокаиваясь, а затем, протянув ладонь, схватил куклу за подбородок. На него снова взглянули ясные глаза.

— Значит, умереть не желаешь.

Пересохшие губы разомкнулись.

— Не желаю! — крикнула Ира, но из горла вырвался лишь хриплый сип.

Зато Ник его понял. В его серых глазах, каких-то очень странных, словно радужка была сделана из тумана, то меняла цвет, то как-то странно клубилась, полыхнуло бешенство, и тут же мужчина слащаво улыбнулся.

— Ты сопротивляешься моим чарам? Я еще не встречал такого сильного человека. Я не буду тебя больше целовать, — Ник захихикал, склонившись к уху Иры, он интимно добавил. — Я приглашаю тебя на танец, чтобы ты познала все до единого оттенки боли. А их много. И каждый из них прекрасен. Боль вначале будет казаться тебе непереносимой, каждая твоя клеточка будет вопить, умоляя о пощаде. Но потом, когда на смену физической, придет боль сердца, ты пожалеешь о том, что физическая боль ушла.

— Ты садист, — прошептала Ира.

— Ну что ты, я просто создан таким.

Ник шагнул назад, склонился в паяцном поклоне и тут же выпрямился.

— Потанцуем? — кокетливо предложил он и тут же сам ответил. — Конечно, потанцуем. Твою левую руку я положу на свое плечо. Не бойся. Она не упадет. Твое тело будет подчиняться мне. Немного жаль, что придется танцевать за двоих, но это не так уж и плохо. Не так ли? Ведь ты думаешь сейчас о том, что не умеешь танцевать. А сегодня я тебя научу. Ну же… — Ник откинул голову и оглушительно свистнул. — А сейчас у нас включится музыка. Я бы станцевал с тобой танго, но… лучше вальс. Ты сейчас словно создана именно для этого танца.

Под низким сводом подвала скользнула первая неуверенная нотка, звенящая струна чего-то незнакомого. Потом вступил рояль, мягкий нежный перебор наполнил зал, и незнакомый ни разу не слышанный вальс зазвучал в полную силу. Но нет-нет, да и чудилась в этом совершенстве какая-то фальшивая нотка.

… Даная разбудило какое-то странное чувство, буквально пропитавшее собой дом. Было что-то неправильно, словно что-то чужеродное проникло в дом, растеклось по его стенам, полу и крыше, уничтожив еще совсем слабенького домового, который проснулся в Ирином доме, когда в нем появились Фил и Тайфин.

Незнакомое чувство не утихало. Чувство… тревоги?

«Да!» — понял неожиданно Данай. — «Я волнуюсь за Иру. Она назвалась моим кровным родичем, но дело не в этом. Такое странное ощущение родства, словно какие-то нити связывали нас ДО того, как она пришла в тот злосчастный переулок! Можно подумать, что наша встреча была неизбежна! Я должен был встретить ее… Но почему? Почему?»

Решив, что сейчас не время для размышлений, Данай бросился в комнату Иры. Комната была пуста, а во врывающемся в комнату ветре еще чувствовался отголосок зова, незнакомого, но от этого не менее властного.

И было ощущение, что рядом затаившее зло. Тревога за старшую… сестру?… не утихала, и дампир выбежал на улицу.

Около неприметной дверцы лежала огромная туманная змея, а там, за дверь, была Ира, и с ней что-то происходило! Данай понял это совершенно отчетливо, но еще четче он ощутил, что туманная змея ему не по силам. По крайней мере, пока она бодрствует!

— Усыплю, — прошептал Данай. — Усыплю и попробую справиться!

О том, что можно было бы позвонить Филу или Тайфину и попросить о помощи, подросток даже не подумал.

Отставив ладонь в сторону, Данай тихо прошептал.

— As haifan an geo, shassle fueo dan tes ac Ki!

В ладонь ласковым щенком ткнулся гриф скрипки, поверх вытянутой руки лег смычок. Данай мог призвать свою скрипку с другого конца света. Если, конечно, мог произнести заклинание призыва… и если на скрипке были целы все струны.

Крайнюю струну Влад оборвал намеренно и запретил делать ее. А Ира перед сном сама помогла натянуть и закрепить новую.

Данай не успел начать играть колыбельную для змеи, та вскинула голову и… запела? Нет. Из горла дымной твари рвалась в небо незнакомая музыка.

«Вальс?» — удивился Данай и вскинул скрипку. Смычок скользнул по струнам, и резка рваная мелодия обрушилась на мелодию вальса.

«Так будет… правильно?»…

Ник шагнул назад, повернулся вокруг своей оси и снова наклонился к уху Иры.

— Я буду считать. Запоминай. Запоминай свой последний танец. И раз, два. Раз. Два.

Голос мучителя ускользал от сознания, в глазах все расплывалось… Ира попробовала стряхнуть это оцепенение, но оно было сильнее.

Руки мужчины были ледяные, это прикосновение было обжигающе четким, но мало помалу начало таять и оно.

Ира цеплялась за все, за каждое ощущение, за каждое слово невольного партнера по танцу, любой ценой надо было остаться в сознании, но оно ускользало из рук как вода. А боли все не было и не было…

… Бесконечно красивый и отвратный танец соединил странную пару. На тонкой фигурке вызывающее ало-черное платье смотреть неожиданно не вульгарно, а демонически роскошно. На ее партнере был белоснежный костюм, в паре мест окрасившийся брызгами чего-то алого.

Па. Еще одно… Скольжение пары по залу было медленным и завораживающим. Они то отрывались от пола, поднимаясь к потолку настолько, насколько позволяла высота подвала, то падали вниз, в удушливые кольца тумана.

Реальность смешивалась, таяла под напором того безумия, которое распространял вокруг себя блондин…

Когда Ира очнулась, она поняла, что стоит посреди все того же подвала.

Вальс больше не играл. Тишина, воцарившаяся вокруг, угнетала. Хотелось хоть какого-то звука, просто чтобы убедиться, что еще жива.

Но Ник молчал.

Когда он неожиданно ласково положил ладонь на лицо Иры, девушка вздрогнула. Прижавшись своим ледяным лбом к горячему лбу Иры, Ник горячечно прошептал.

— А ведь я тоже была такой, как ты. Сильной. Гордой. Не сдающейся до самого конца. Даже в чем-то я была слабее. У меня не было друзей, которые примчались к тебе на помощь. У меня не было такой силы воли. В конце всех пыток, что на меня обрушились, я просила пощады. Будь ты чуть слабее, все бы обернулось по-другому. Но ты сильна, а твои друзья уже у порога. Пусть всего на чуть-чуть, но ведь они уже опоздали. Они узнаю об этом еще чуть позже, но мы то с тобой уже знаем правду. Кровь в твоих жилах замирает, твое дыхание прекратилось, твое сердце вот-вот остановится. Его хватит еще на два-три удара. И то только потому, что я еще дергаю за те ниточки, что управляют твоим телом. Твои глаза уже стекленеют, Ира. Ты уже знаешь, что умираешь. Ты знаешь это сама. Так что все, хватит. Не надо больше сопротивляться. Это конец… для тебя, для меня… так пусть последняя точка в этом сражении будет хорошей. Я заберу твою душу, чтобы после того, как уничтожат меня, она попала не в лапы моего хозяина, а в другой… лучший мир…

Ник взял в ладони лицо девушки и коснулся ее губ. В горло мужчины вместо привычного лакомства — души, неожиданно скользнуло что-то иное. Раскаленная смесь… силы?

… Машина, истошно завизжав тормозами, остановилась около ворот дома Иры.

— Все тихо, — Фил выскочил первым. За им вышел уже пришедший в себя Тайфин, Ира больше не делилась с ним своими чувствами, связь разорвалась.

— Слишком тихо, — полуангел огляделся по сторонам и выбрал у дороги камень, два листка и веточку.

— Тай? — насторожился полудемон.

— Afik riaghj fuuks, — прошептал полуангел себе под нос, а затем закинул за плечо огромный лук. Одна тонкая длинная стрела осталась у него в руке.

— Тай, зачем?

— Пропала защита, которую над домом плел домовой. Кто бы там ни был, это не человек. Так что, быстрее!

Как только за спинами братьев закрылась калитка, отгораживая ото всего мира, на уши вошедших обрушилась невообразимая музыкальная какофония.

— Чт… что это такое? — ахнул Тай, опуская свой лук и созерцая дымную змею.

— Цель, — сообщил Фил, зажигая свой меч. — Это фамильяр мавки! Очень сильной мавки, так что за мной — и не отставать.

Данай без сил опустился на траву, сбитые пальцы саднили, но можно было больше не волноваться по поводу музыки. Змея замолчала, стоило ей увидеть настоящего противника.

Фил противником для змеи не был, она была для него пустой преградой, но фамильяр поняла, что надо бежать, слишком поздно.

Огненный меч распорол извивающееся тело на две полосы, тут же исчезнувшие. На то, чтобы выбить дверь ушло еще несколько секунд, очень драгоценных секунд.

Заскочив в подвал, Тай спустил тонкую запевшую стрелу.

Мавка, уже наклонившаяся к Ире, с тихим чавком растаяла. Тут же исчезли шикарные черные волосы… исчезло и ало-черное платье.

Распахнув глаза, Ира посмотрела на Фила, Тайфина и Даная. На белые потрескавшиеся губы выползла неуверенная улыбка.

— Вы действительно пришли…

В обезличенной тишине гулко ударило сердце девушки.

Раз.

Другой.

И остановилось.

Глава 15. Остановившееся сердце

— Ира! — три голоса слились воедино.

На губах девушки так и осталась улыбка, мягкая, нежная, такая… нечеловеческая. Данай успел добежать первым, упал на колени, поднял голову Иры к себе на колени. Положил ладони на виски девушки и что-то зашептал. Лечебная магия дампиров полилась от его пальцев к вискам девушки и обратно… Мертвых она не возвращала, но Ира мертвой еще не была. Данай давал время. А больше — больше ничего не надо было.

Полудемон и полуангел переглянулись. ИМ не нужны были слова, чтобы понять друг друга. Сейчас им нужна была ровно секунда на то, чтобы решить, на то, чтобы понять — оставят ли они Иру вот так, без своей помощи или все же попробуют вернуть ту, что стала неожиданно очень дорогой и такой нужной. Не просто напарницей, но другом.

— Это опасно, — сказал тихо Фил.

— Ты это мне говоришь? — вздохнул Тайфин.

— Мы еще можем ее оставить. Отступить.

— Ты сам в это веришь?

— С трудом.

— Тогда и не предлагай того, на что не пойдешь сам.

— Я могу попробовать один.

— Не смей. Погубишь себя и не спасешь ее.

Полудемон вздохнул, посмотрел на Иру, затем на свою руку. Насмешливым изумрудным глазком подмигнула свернутая змейка на его указательном пальце. Такое же кольцо, только с синими глазками было на пальце его брата.

— Мама не простит, — вздохнул Тайфин.

Фил вздрогнул.

— Маму можно будет успокоить, а вот что скажет…

— Думаю, много чего приятного, — усмехнулся полуангел. — Ну… пора.

Братья шагнули к распростертой на полу девушке. На их разговор ушло не более двадцати секунд, и каждая из них могла бы стать роковой. Если бы не Данай, и если бы чутьем ангела, которое так редко просыпалось в его груди, Тайфин не чувствовал, что Ира еще здесь. Ее душа еще не отлетела от тела слишком далеко… Ее еще можно вернуть.

По крайней мере, он на это надеялся…

Тихо… Паря над своим же телом, я с интересом смотрела вниз. Странные действия братьев, зареванная мордочка Даная. Глупые. Зачем они так страдают? Здесь так тихо… так хорошо… Здесь можно просто быть. Собой. Не думать ни о чем. Ни о том, кто я, кто они. Не думать о том, что между мной и между одним из братьев лежит пропасть. Не думать о том, что моя жизнь полетела под откос из-за глупых слов на выпускном балу.

Возможно, если бы я могла выбирать, я бы не пошла дальше. Я бы не пошла никуда. Но и не возвращалась в тело.

Смотря на себя, снизу вверх, я откуда-то знала, что если я вернусь туда, в свое тело, то это будет…больно. Боль будет везде, в каждой клеточке моего тела, в каждой клеточке моей души.

Боль… такое простое слово, а на самом деле, в нем таится столько оттенков! Сколько боли выпало на мою долю? Кстати, интересный факт. Моя боль… вес моего прошлого — исчезает рядом с этими людьми. Хотя… люди то они все наполовину.

А я? Я… я же… даже не наполовину…

Когда они узнают… когда меня не будет… простят ли мне они это? Простят? Поймут?

Эй! Эй! Мне же больно! Я не хочу обратно! Верните! Верните меня… верните мне… меня…

Тайфин вздохнул, сел слева от девушки, напротив кончиков пальцев ее ладони. Фил занял место справа от Иры.

Глаза в глаза…

Как уже было однажды, один единственный раз, после которого, оба поклялись родным, никогда и ни за что не обращаться к своим вторым половинам души…

За спиной Фила распахнулись золотые крылья, за спиной Тайфина черные. Над телом Иры протянулись два толстых жгута, сомкнулись в воздухе, тесно переплелись и выстрелили вверх, нацелившись на то, что не было видно остальным.

На какой-то момент в воздухе проявилось изумленное дымчатое привидение. Лицо Иры исказилось от боли, губы искривились.

— Не надо! — прошептала она.

Тайфин вскинул голову, вслед за ним медленно-медленно поднял голову Фил.

— У нас просто нет другого выбора, — сообщил осторожно полудемон.

— Ты нужна нам, — сказал Тайфин.

— Зачем? — Ира опускалась к своему же телу, но не сводила взгляда с полуангела. — Зачем я тебе? Кто я такая? Я…

— Ты совершенно необыкновенная. Ты не такая как другие, и такой как другие не будешь. В твоих глазах я вижу небо… далекое-далекое. Когда еще даже рассвет не обагряет его своими нежными касаниями. Когда я вижу тебя, мне кажется, что за моей спиной раскрываются крылья. Я могу взлететь к небесам, вернуться туда, откуда пришел, но каждый раз стоит мне представить, что я ушел, исчез… или ты исчезла из моей жизни, как в моей душе все умирает, чтобы возродиться от твоего взгляда.

— Тай…

— Я ведь не говорил тебе, что ты для меня уже гораздо больше, чем просто напарница? Я тебе не говорил, но ты должна это понимать сейчас.

Ира медленно склонила голову.

Да… я понимаю о чем он говорит… Здесь. Сейчас. Пока еще я над своим телом, я почему-то вижу. Вижу, ту нить, что связала меня с этим полуангелом и с этим полудемоном. Фил… считает меня кем-то вроде сестренки. Мелкой, взбалмошной, в чем-то опасной. Ему нравится мой непоседливый нрав, мои смеющиеся глаза. Ему нравится, как я отстаиваю свои права и свои мысли. Ему нравится… но при этом в его мыслях совсем другая девушка. Фил никогда не признается в этом даже себе, но он ценит ТУ девушку. Она в его мыслях, она в его мечтах, в его сердце. Но она же властвует над его… ненавистью? Пока еще эта медаль не разъединена. И ненависти. Недопонимания. Горечи — больше.

А Тайфин… в его мыслях — я. Меня нет в его сердце, меня нет в его душе. Но он хочет быть рядом со мной. Почему?

— Почему?

— Почему что? — полуангел внимательно смотрел на девушку, парящую над телом, и считал миллиметры. Еще чуть-чуть… еще чуть-чуть, и она попадет в ловушку своего же образа жизни, она не сможет покинуть ни его, ни Фила, ни Даная. Она останется с ним. Навсегда.

— Я в твоих мыслях. Но меня нет в твоем сердце. Ты думаешь обо мне, размышляешь. Ты взвешиваешь меня на своих весах. Словно пытаешься что-то найти во мне! Даже не что-то… Ты ищешь во мне кого-то другого! Ты смотришь сквозь меня… Но меня не видишь!

— Ты так думаешь?

— Думаю.

— Докажешь?

— Доказать? — Ира потеряла свой запал, замолчала. — О чем ты?

— Если ты хочешь узнать, как я к тебе отношусь на самом деле, что в моем сердце и что в моей душе… то тебе придется вернуться.

— А если я откажусь?

— Значит, я решу, что ты просто струсила, — усмехнулся полуангел. — Ну же.

— Я не хочу, — Ира рванулась вверх, но жгуты ее удержали. — Отпустите меня! Отпусти, Тайфин!

— Не могу, — в глазах полуангела промелькнула и исчезла тоска. — Ира… Послушай.

— Зачем? Зачем мне тебя слушать! Да отпустите же вы меня! Это вы держите меня у моего же тела! Я вижу! Отпустите!

Истерика подкатила незаметно и накатила с головой. Стены прижались ко мне… начали давить, и я начала вырываться. Еще какой-то частью своего сознания, я понимала, что причиняю себе напрасную боль и… при этом раню себя, но перестать рваться я не могла…

— Тайфин. Не надо! Не надо! — В глазах Фила промелькнул настоящий ужас, когда концы черных перьев начали стремительно светлеть. — Ты же знаешь, насколько это опасно! Ты же знаешь, что это означает! Тут нет никого, кто мог бы…

— Фил.

Полудемон замолчал.

— Я не могу без нее, — Тайфин поднял голову, посмотрел на брата. — Просто не могу. Она для меня все. Я люблю ее.

— Тогда почему она не прочитала это в твоей душе? В твоей ауре?

— Потому что, чтобы ее вернуть, этого было мало.

— Тай. Не делай этого, — Фил поднял голову. — Семья тебе этого не простит!

— У меня нет другого выбора.

Ослепительно белое сияние охватило черные крылья, чтобы сжечь их. Черный пепел рассыпался по полу, а вслед за пеплом тело Тайфина обмякло. Душа, дух, астральная проекция, как это не называй, а над телом встал уже не просто полукровка, полуангел.

Ира замерла в своих путах, заворожено глядя на прекрасного ангела. Золотые крылья, золотые глаза, золотые волосы. Золотой свет от этого неземного создания просто ослеплял и завораживал.

Крылья махнули раз, другой, и Тайфин завис рядом с девушкой, протянул ладонь, осторожно и трепетно касаясь нежной щеки.

— Ира.

— Зачем? — в глазах девушки задрожали слезы. — Зачем я тебе? Почему ты не хочешь меня отпустить?

— Ты нужна Данаю. Он только-только нашел себе старшую сестру, а ты хочешь его покинуть? Покинуть, когда ты ему так нужна? Ведь ты — его защита от Влада, который не отступится от своего. Ты видишь, ту тонкую алую нить, что связывает вас? Она означает, что вас связывает кровное родство. Неужели ты не хочешь узнать, что связывает тебя и его?

— Я… Я…

— А еще есть Фил, — голосом демона-искусителя продолжил Тайфин, осторожно обнимая Иру за талию, окутывая ее своими крыльями. — Неужели ты не понимаешь? Мой братец, полудемон, ненавидел людей, презирал их. А потом… неожиданно ты появилась в нашей с ним жизни. Впервые кто-то фыркнул в лицо моему изумительному братцу.

— Тай…

— Он привык к тому, что никто и никогда не мог ему отказать. Как же, он совершенен! Он изумителен. Никто и никогда не смел устоять перед ним. А ты — устояла. Более того, вместо того, чтобы уделить внимание ему — ты уделила внимание какому-то мелкому мальчишке! Вместо того чтобы заглядывать преданно в глаза Филу, ты совершила оборот на сто восемьдесят градусов, и посмотрела почему-то на меня. На меня, который всегда прятался в тени своего великолепного брата.

— Тай…

— Не думай, — полуангел обнял девушку, прислонил ее голову к своему плечу, коснулся нежного уха и тихо прошептал. — А понять… чтобы понять, что в моем сердце, тебе не надо смотреть на меня с высоты своей души. Так ты мало что увидишь, ведь мы с тобой одной силы. Одной природы. Понимаешь?

— Нет.

— Ты сильнее меня. Ты не чистый ангел, но ты и не человек. Ты никогда не была человеком. Глупый я не видел этого. Не понимал.

— Тай, — Ира растерянно посмотрела на полуангела. — Я… Я…

— Ты сама ничего не знала, — кивнул Тайфин. — Я понимаю, не надо так расстраиваться. Ты до сих пор еще не знаешь, кто ты такая.

— Кто я такая… Знаю!

— Нет, — парень нежно поцеловал Иру в кончик уха. — Ты знаешь лишь природу тех сил, что дали тебе родители. Но ты не знаешь, кто ты.

— А кто я? — попалась в ловушку девушка.

Тайфин улыбнулся и начал спускаться вниз.

— Ты сильная. Смелая. Красивая. Умная. Ты самая замечательная. Ты гордая, решительная, ты не сдаешься и идешь до самого конца, чтобы ни случилось, чтобы ни произошло. Ты веришь в свои силы. И они у тебя есть. Ты готова отдать все ради друзей. Так что хватит, Ира, ты больше не одна. Возвращайся.

— Я не хочу, — по бледным щекам потекли слезы. — Я не хочу возвращаться в пустой дом, который пахнет пылью и прошлым. Я не хочу снова быть одна.

— Я знаю, — полуангел прижал рыдающую девушку к себе. — Действительно, знаю. Но кто сказал, что ты будешь одна? Мы больше не оставим тебя.

— Никогда?

— Если ты этого захочешь, — серьезно кивнул Тайфин.

И Ира… сдалась. Ее душа рассыпалось мириадами золотых искр, рой этих искорок втянулось в тело. Вдох наполнил легкие воздухом, кровь побежала по венам.

С трудом, девушка открыла глаза, нашла взглядом полуангела. Тот улыбнулся. Наклонился. И поцеловал Иру.

* * *

Утром в опустевший и даже немного осиротевший офис вошла Марина. В дорогом деловом костюме из тонкой шерсти, на высоких каблуках. Остановившись около двери в кабинет шефа, девушка задумчиво посмотрела на свой стол. Сколько раз, вот так заходя в свой офис, она хотела, чтобы она приходила не в пустоту, а туда, где ее ждут.

— Шеф… — тихо сорвалось с губ девушки.

Впрочем, Марина тут же взяла себя в руки, ей было некогда предаваться мечтам. У нее была работа. У нее был список, оставленный шефом, а значит, надо было действовать.

К тому моменту как прошел роковой, болезненный час для демонов, прошло совсем немного времени, и, наверное, стоило подождать шефа, но Марина впервые за свой стаж успела сделать почти все из оставленного списка.

Осталось всего одно — последнее задание. Необходимо было отправиться по одному адресу и забрать конверт для шефа. Не то, чтобы такое задание нельзя было поручить курьеру. Наоборот, чаще всего так и бывало. Все документы, кроме самых важных, отправлялись с офисом «НДП».

А теперь необходимо ехать по адресу. Раньше шеф сам лично сообщал о таких случаях, а тут вот оставил просто записку.

«Наверное, доверяет», — билось вместе с перестуком сердца в груди у Марины. — «Может быть… Может быть, однажды, он увидит во мне девушку? Которая в него влюблена… Давно»

Улыбнувшись своим мыслям, Марина отложила список дел, посмотрела на наручные изящные часики и решительно выбежала на улицу.

… Место, откуда необходимо было забрать пакет с документами, совершенно не походило на честную контору. Остановившись перед зданием, которое было предназначено на снос, девушка замерла.

Ей туда не хотелось. Вот просто не хотелось — и все тут. Но шеф… но его поручение…

В выбитом проеме мелькнула тень, кто-то поманил Марину рукой, торопя ее. Возможно будь у девушки совсем немного больше времени и не будь ее мысли так ослеплены начальником, она бы сосредоточилась и поняла, почему именно ей так не хочется именно в этот дом. Но подумать не получилось, и Марина шагнула в проем дверей.

На какой-то миг почудилась, что сейчас тень, лежащая у крыльца оживет и укусит ее, но все обошлось.

После яркого дня прохладная темнота помещения на миг ослепила, закрыла, потом что-то тяжелое ударило вначале в спину, а потом по голове, и блаженная спасительная тьма закрыла сознание девушки.

— Ты не перестарался? — капризно спросил девичий голос.

— Конечно же, нет, — усмехнулся незримый мужчина.

— А ты уверен, что он придет за ней?

— Да. Так сказала ты сама.

— Ты спрашивал мою вторую часть души? — изумленно спросила Ева.

— Ты никогда не говорила, что ты против того, чтобы я это делал, — засмеялся мужчина, скрытый в тени стен.

— Если бы я сказала, ты бы не воспользовался?

— Нет, конечно же. Я не люблю причинять тебе боль. И… ты отлично знаешь, что если тебе что-то не нравится, я стараюсь исправиться и не мучить тебя.

— Я не сказала бы, что это мучение, — спешно поправилась Ева. — Просто я не думала, что ты мало того, что знаешь о моей… способности прорицания, но еще и можешь вызывать ее по своему желанию.

— У меня много способностей… когда мы наконец-то избавимся от тех, что нам мешают, я покажу… и расскажу тебе все, что только ты пожелаешь.

— Это заманчивое предложение, — засмеялась Ева.

Затем оборвала свой смех и посмотрела на лежащую на полу Марину, носком тонкой замшевой туфли, сирена брезгливо ткнула девушку под ребра.

— Как же обидно. Я ожидала, что это человеческая ведьма, выжившая в объятиях Влада, окажется хоть немногим более интересной. А она пусты-ышка!

— НЕ будь она пустышкой, она могла бы и не попасться в нашу ловушку. А нам нужен Аршель. Не забывай об этом.

Ева скорчила гримаску.

— А если я забуду?

— Не рекомендую.

— Ты мне угрожаешь?

— Нет, конечно же, нет, я просто напоминаю, что это был твой план. Ты хотела отомстить этому демону.

— По-твоему он не заслуживает наказания? — взъерошилась сирена.

— Почему же. Просто я бы сделал это не так демонстративно. Скорее всего, просто убил бы эту же девчонку, и труп вернул бы демону. А ты… похищения. Извинения. Дурость.

Ева вспыхнула и отвернулась.

— Если тебе это так не нравится, мог бы и не помогать мне.

— Чтобы ты погибла? — мужчина покачал головой. В тени стен вспыхнул огонек сигареты. — Послушай, малышка. Мне дорого мое время, но все же ты дороже.

— Правда? Правда-правда?

— Правда. И я могу тебе это доказать. Только иди ко мне.

— Ты всегда скрываешься по темным углам, — Ева обиженно фыркнула, но подошла. Словно кошка потерлась о широкую ладонь. — Ты никогда…

— Ева. Мы уже это обсуждали.

— Даже помечтать нельзя?

— Не стоит, — мягко сказал мужчина. — А теперь, если ты позволишь, я бы занялся нашей драгоценной наживкой. Я не уверен, что если с ней случится что-то особо… непоправимое, Аршель согласится на конструктивный разговор.

— Но он придет?

— Да… почему-то эту девочку он не может оставить в покое. Усыпи ее, чтобы она нам не помешала. И займемся приготовлением декораций.

— Декорации, — пропела Ева, — декорации и костюмами. Ты же позволишь мне переодеться?

— А ты будешь хорошей девочкой? — в голосе мужчины прозвучала едва уловимая насмешка.

— Конечно!

— Тогда разрешу.

Сирена несколько раз подпрыгнула и бросилась к Марине. Так и не покинувший тени у стены, мужчина проводил ее внимательным взглядом.

* * *

Влад потянулся всем телом, разминая мышцы.

— Приятный денек… — пропел вампир, разглядывая груду одежды на полу, еще немного дымящейся. — Я отлично выспался, замечательно позавтракал. Пообедать можно и в городе, а сейчас необходимо покинуть сие гостеприимное место.

Разбитая видеокамера на потолке тоскливо подмигивала красным огоньком, на пустом посту охраны надрывалась сирена.

Оглушительно зевнув, Влад выдернул из стены кандалы, затем немного напрягся и порвал их.

— Вот так-то будет лучше, — кивнул он сам себе, затем взглянул за окно. — Утро… Что же, что же…

Под дорогой рубашкой из тонкого шелка шевельнулась татуировка, узкая хищная ящерица. Взяв ее за хвост, Влад оторвал татуировку от кожи (а татуировку ли?) и швырнул ее на пол от себя.

Перед ним, стоя на одном колене тут же появился мужчина.

— Ну? — презрительно процедил вампир сквозь зубы.

— Мы знаем, кто где находится, Глава.

— Этого мало. Вы плохо выполняете свою работу, — взглянув опять за окно, Влад поморщился. — Машину мне сюда. Новый костюм. Дипломат. Не забудьте о плотном обеде.

— А… клиенты, Глава?

— Мне пока не до них. Ими я займусь чуть позже.

Взглянув на кольцо, с камнем — артефактом триады, вампир презрительно сплюнул. Он не любил слабаков, а еще он не любил проигрывать. Обычные людишки поставили его в очень неприятное положение и поплатились за это.

Во всем здании охраны маскарада не осталось ни одного живого человека. Влад не пожалел никого — ни охранников, ни пленников. Ему было все равно кого выпить, чтобы получить силу и удовольствие, ему было все равно, кого наказывать за глупость тех, кто посчитал себя выше Главы вампиров.

Войны никто не хотел, но Влад не собирался упускать такого замечательного случая, когда люди так откровенно подставились. Главное только устранить тех свидетелей, кто мог сказать, что вампир действительно нарушал маскарад. А это всего лишь девчонка Ира… Всех остальных можно не убивать, достаточно просто… закодировать.

А Аршель… со всеми можно договориться, так что и для этого демона вполне можно подобрать вкусную сочную приманку. Надо всего лишь хорошенько подумать. И составить план.

Накинув на плечи тяжелый черный плащ, недовольный Влад покинул свою камеру, а затем и здание. В его голове уже сложился примерный план действий. В начале он уничтожит Аллу Сергеевну. Нет, эта баньши была хорошей игрушкой, но она выдохлась, с ней стало скучно играть.

Затем надо будет убрать Еву. Сирена слишком много о себе возомнила. К тому же то, что у нее артефакт из триады — это плохо.

Но вначале… стоит заняться одной белобрысой куклой, которая вознамерилась тягаться с вампиром. О… она пожалеет. Обязательно пожалеет!

* * *

Сидя на кухне, Ира смотрела в кружку с горьким дымящимся отваром. Данай смотрел на нее с легким сочувствием. Но не отменял своего приказа — выпить немедленно всю вот эту гадость.

— Зачем? — тоскливо спросила девушка.

Данай развел руками.

— Они сказали, чтобы ты это выпила, даже если будешь сопротивляться. Если не выпьешь, они пообещали, что в следующий раз оставят уколы… Так что лучше, пей. Это не очень горько, не думай. Я добавил туда немного мяты.

Ира захныкала.

— А может лучше не надо?

— Надо. Они так сказали.

— Вот и пускай бы говорили лично, — буркнула девушка.

— Они не могли, — повторил Данай. — Они поехали за вещами. Сказали, что не хотят тебя оставлять даже на секунду, но решили, в конце концов, что я уже достаточно взрослый, чтобы присмотреть за тобой, по крайней мере до того момента, как они вернутся с самыми необходимыми вещами.

— Данай…

— Что?

— Спасибо тебе, — Ира дотянулась и взъерошила волосы на голове мальчишки. — Знаешь, я когда маленькая была, всегда мечтала о брате.

— О старшем? — немного подавлено спросил Данай.

Девушка распахнула глаза, потом быстро помотала головой.

— Нет. О младшем.

Мальчишка кивнул, словно ему это о чем-то сказало, хотел добавить что-то еще, но не успел.

Входная дверь ударилась об стену и зашаталась, повиснув на одной петле. На пороге застыла… кукла. Хрупкая фарфоровая блондинистая кукла.

Ира смерила коротким взглядом дверь, потом вошедшую, опять дверь и опять вошедшую. Потом проблеск узнавания скользнул по ее лицу.

— А я тебя знаю!

— Знаешь? — фарфоровое чудо сбилось на нездоровое шипение. — Я тебя тоже знаю. Ох, как знаю, — засучив рукава, блондинка очаровательно улыбнулась Данаю. — А ты посиди, малыш, сейчас я узнаю твою тетю еще лучше, и все закончится.

— Тетю? — хором переспросили Ира и Данай.

— Конечно, — кукла кивнула, потом замерла, с удивлением глядя на Иру. — Слушай, — спросила резко она.

— Ну? — поинтересовалась брюнетка, смутно ожидая какой-то подвох.

И он не замедлил последовать. Наклонив голову, кукла поинтересовалась:

— А почему твое сердце не бьется?

Глава 16. Фарфоровая кукла

В комнате повисло молчание, короткое, напряженное. Казалось, прозвучи сейчас еще хоть одно слово, и случится что-то страшное и непоправимое.

Фарфоровая кукла шагнула вперед к Ире и остановилась, изучая тонкую мерцающую пленку щита, окружившую человеческую девушку и мальчишку — дампира.

— Ты вообще кто? — спросила Ира, не чувствуя почему-то угрозы от этой незнакомки. А еще было что-то знакомое в ней, то ли интонации, то ли запах духов, то ли вот этот наклон головы…

И очень неожиданно для себя кукла (а что уж говорить об остальных) ответила.

— Меня зовут Айри. И я невеста Фила.

— А по расе? — спросил заинтересованно Данай, пока Ира пыталась вернуть дар речи.

— Эээ… — кукла улыбнулась. — Я чистокровный демон.

— Не похожа! — хором сказали Ира и Данай, и дампир опустил защиту уловив, что Айри больше не угрожает никому из них.

— Ну что я могу поделать, — развела руками демоница. — Вот такой нестандартной я уродилась.

— Наверное, тяжело было? — с невольным сочувствием спросила Ира, пытаясь у себя на запястье найти пульс. Ведь не может же быть, чтобы у меня перестало работать сердце? Я дышу. Я чувствую окружающий мир…

— Нет, — Айри улыбнулась. — В конце концов, я все-таки из рода древних демонов. А значит, мои обидчики быстро поняли, что со мной лучше не связываться.

— Оно понятно, — рассудительно заметил Данай. — Такая кукла на вид, а по шее получить… не столько больно, наверное, сколько урон для чести и собственного достоинства.

— Я бы не сказала, что это было не больно, — просияла акульей улыбкой демоница. — Но, в общем, главный смысл ты уловил верно.

— Ладно-ладно! Это все лирика, — Ира вмешалась в разговор, посмотрела на гостью. — Слушай, а чего же ты такая взбудораженная влетела?

— Фил. Я узнала, что он и его брат переезжают в твой дом. Я, конечно, узнала и причину их переезда, но все же…

— Приревновала.

— Немного.

— Ладненько. Данай. Топай в свою комнату. А мы тут немножко посекретничаем. Посекретничаем же?

— Почему бы и нет? — с тяжелым вздохом согласилась Айри, понимая, что отговориться от этой сероглазой девчонки не получится.

Дампир кивнул и послушно покинул комнату, даже не обидевшись. Ира поставила на стол шоколадный тортик, который ей прислала Илия, заварила крепкий душистый чай. Потом краем глаза взглянула на гостью.

— Во сне… Тайфин разговаривал с тобой?

— Он разговаривает во сне? — фальшиво изумилась демоница. — Никогда бы не подумала. С ним, наверное, спать плохо…

— Я с ним не спала, — улыбнулась Ира. — Я просто нечаянно попала в тот сон. И поэтому питаю теперь странные подозрения на твой счет.

— На мой счет? Хм… — Айри поставила локти на стол, сцепила пальцы и оперлась на них подбородком. Простое в общем-то движение у демоницы получилось неожиданно пластичным и завораживающим. — А может быть, мы поговорим о тебе? — прошептала она.

Взгляд Иры затуманился, подернулся пленкой. Девушка качнулась вперед и неожиданно встрепенулась, словно разрывая свой сон.

— И обо мне поговорим. Потом.

«Так я и думала», — откинулась на стул демоница, отводя взгляд в сторону — «Не человек. Хотя похожа. Изумительно похожа. Видимо, все, что с ней случилось, заставило активизироваться некоторые скрытые силы. Квартерон или полукровка? Явно что-то вампирское есть. Ее обаянию я не могу противостоять, хотя и попробовала. Правда, скинула мои чары она подозрительно легко, а это уже способность ангелов. Ммм… Как интересно. Проверить что ли?»

— Позволишь мне тебя полечить? — спросила Айри.

— Полечить? — Ира удивленно посмотрела на демоницу. — Если я правильно помню одну из лекций Тая, лечить могут ангелы, но никак не демоны.

— Ну, считай меня неким исключением из правил. Я не уверена, что все пройдет гладко. Но все равно, есть вероятность, что мне это удастся и я смогу снова заставить твое сердце начать стучать.

Брюнетка несколько долгих секунд смотрела на Айри.

— Зачем тебе это?

— Во-первых, ты не соперница для меня. На Фила ты не претендуешь. Во-вторых, у него же хватит дурости попробовать тебя полечить, если поймет, что твое сердце перестало стучать. А для него это невероятно опасно. Наконец, я просто хочу подружиться. Что в этом такого?

— Да ничего. Что надо делать?

— Просто положи руки на стол. Закрой глаза, — попросила демоница, а когда брюнетка так и сделала, положила свои ладони поверх ее.

В реальности Айри вернулась через пару минут, посидела, тараща огромные круглые глаза в потолок.

Тихий стук сердца заставил открыть глаза и Иру.

— Однако, — Айри перевела взгляд на хозяйку дома. — У тебя курить можно?

Не отвечая, брюнетка встала, закрыла дверь в коридор, открыла форточку и подвинула гостью пепельницу. Демоница жадно затянулась и отчаянно закашлялась. Смахивая слезы с глаз, она пояснила на изумление Иры.

— Не курю.

— А зачем тогда?

— Подумала… а… время хотела потянуть.

— Зачем? Ты увидела не то, что ожидала? — спросила Ира, удивляясь сама себе.

Айри кивнула.

— То, что ты не человек, в принципе было ожидаемо. Вот только того коктейля, который я увидела в твоих жилах, я увидеть не ждала. Бр-р-р, и не дай Бог еще раз такое увидеть. Так. Новость плохая. Сердце у тебя по-прежнему не бьется. И не в моих или в чьих-то еще силах заставить его снова стучать.

— Но… я же слышу… стук!

— Муляж.

— И почему это мое сердце не бьется?

— Тебе честно?

— Ну, хотелось бы, — фыркнула Ира.

— Вообще-то, дело в твоей крови. Квартероны — явление очень частое. Если ты помнишь, это люди с Ќ крови других рас. Полукровки это вообще повседневность. А вот трироны с Ў крови это редкость. Человеческое тело и Ќ человеческой же крови плохо отражается на здоровье трирона. Дети с таким соотношением сгорают в первые 2–3 года жизни. Официальных детей, тех, кто родился под присмотром медиков и магов, сразу ставят на учет, а затем организуют переливание крови, достраивая ребенка до полукровок. Магический контроль и последующий врачебный учет позволяют снизить к минимуму детскую смертность. Но бывают те, кто не учтен официальными органами. А еще бывают трироны, которые доживали до 30 лет. Но они единичны! И все они свои последние дни проводили под плотным ведением медиков. В опубликованных закрытых отчетах была одна странность. В какой-то момент времени у триронов останавливалось сердце. Кровь бегала по организму, легкие качали воздух, сердце работало, как положено, но не билось! А еще — не старел организм. Вообще. Как одна девочка трирон получила застывшее сердце в 12 лет, так и в свои 26, она выглядела как 12летняя. Ты еще застыла в хорошем возрасте.

— И откуда ты все это знаешь? — убито спросила Ира, просто раздавленная всем объемом информации, что свалилась ей на голову.

— Ну, — Айри слабо улыбнулась. — Училась на медика. Работала хирургом в нашей клинике для элитных гвардейцев. А потом у нас на столе умер пациент. Нашей вины в этом не было. Его привезли слишком поздно. Но разбираться никто не стал, и просто нашли виноватых. Всю бригаду, что работала на вызове, и на операции с волчьими билетами вышвырнули из клиники.

— То есть ты теперь не сможешь стать врачом, даже если захочешь?

— Да. Не смогу. Пришлось получать другое образование и становиться психологом по работе с клиентами. В свободное от работы время конвоирую опасных преступников, ибо в службе по охране маскарада я до сих пор на хорошем счету.

— Служба охраны маскарада?

— Да, — демоница откинулась на спинку стула. — Люди, случайные люди, не должны знать о существовании рядом с ними инфернальных рас. А также не должны знать реальный размер Земли и некоторые засекреченные людские разработки.

— А… а… — брюнетка потрясла головой. — Подожди, подожди, я не очень поняла. Что значит «реальный размер Земли»?

Айри тихо хихикнула.

— Не поверишь, эта фраза все цепляет! На самом деле планета Земля в 1,74 раза больше своего размера, о котором пишется в человеческих учебниках. В ней на 2 климатических пояса больше и больше на 4 часовых пояса.

— И что… в эти поясах/полюсах?

— В основном, суша. Правда, лежит она на параллелях океана для землян, так что мы не пересекаемся.

— Однако, — фыркнула Ира. — Даже не думала, что может быть такой… такой обман!

— Это не обман. Это маскарад. Другие расы должны же где-то жить!

Брюнетка тяжело вздохнула.

— Ладно, ладно. Слушай, а ты в наш маленький-маленький городок примчалась лишь из-за Фила?

— Нет. Я уже говорила, я психолог по работе с клиентами. Я работаю в «НДП», из-за кадровых перестановок временно перемещена в этот филиал. Так что…

— И где ты остановилась? — перебила Ира демоницу.

— Нигде пока.

— Тогда предлагаю свой дом. Мне будет не скучно. А ты присмотришь за Филом.

Айри тяжело вздохнула.

— Он будет не рад. Точнее, он будет очень против.

— Почему?

— Я его невеста. Но это не значит, что я стану его женой. Если быть… откровенной, он ненавидит меня. А я его люблю. Так что у нас очень сложные отношения. В общем, спасибо, но нет.

Ира кивнула, принимая сказанное к сведению, и улыбнулась.

— Оставим пока эту тему. Я могу тебе чем-то помочь?

— А, пожалуй, да!

* * *

В кафе «У трех дорог» с утра было малолюдно. Сидя в углу, Астролог тоскливым взглядом сверлил противоположную стену.

— Ты смотришь туда уже полчаса, — Илия опустилась на соседний с Савельевым стул. — Не хочешь объяснить, что такое случилось?

— С чего ты взяла, что случилось что-то? — вяло спросил Сергей. — Я просто пью кофе.

— Остывший, — кивнула хозяйка кафе. — И ты абсолютно спокойно изучаешь стену, на которой нет ни картины, ни какого-либо, даже самого маленького, пятна.

— Ну-да, — согласился Астролог, даже не вслушиваясь в слова Илии. Та тяжело вздохнула:

— Да что с тобой?

— Нас отстранили, — Савельев хмыкнул. — Всю группу вызвали на ковер к большому начальнику. Тот колотил кулаками по столу, брызгал слюнями во все стороны и орал, орал, орал. Мы, оказывается, бездари, бестолочи, слюнтяи, не способные отличить муравья от слонов!

— И? — удивленно поторопила Илия.

— И нам велено дословно «перестать заниматься самодеятельностью и искать преступления там, где его нет».

— Ты хочешь сказать…

— Что дело «Белой невесты» закрыто! — Сергей вздохнул, откинулся на стул, опять глядя на ту же многострадальную стену. — У меня еще есть несколько отпускных дней, за которые по мнению МОЕГО начальства должен покататься по городу в поисках невесты.

Илия улыбнулась, но тут же прогнала улыбка с лица.

— И все?

— Что «и все»? — Савельев обиженно посмотрел на хозяйку кафе. — В течение сегодняшнего дня я должен найти где остановиться, питаться и где найти помощников.

— А помощники тебе зачем?

— Надо обшарить весь город и поставить ловушки, чтобы накрыть весь город призрачной сетью! Черт! — Сергей ударил по столу. — Чтоб этот приказ и этот начальник задержались на один день! Тогда можно было бы установить сеть усилиями постовых, открыто и не спеша! А теперь придется ночью, тайно. Тьфу ты! Хуже не придумаешь!

— Обратись в местное «НДП», — посоветовала неожиданно Илия. — У них недавно сменилась власть, так что тебе подберут помощников и таксистов. Все остальное еще проще. Мы с кафе задержимся в городе на неделю. Так что и питаться, и ночевать будешь у меня.

Астролог поднял голову, с интересом разглядывая Илию.

— Это намек?

Хозяйка кафе рассмеялась и развелка руками.

— Предложение. Без какого-либо подтекста.

— Совсем-совсем? — притворно огорчился Астролог.

— Я подумаю над этим, — пообещала Илия. — А пока двигай за своими вещами и переселяйся.

— Есть, моя прекрасная леди! — Сергей отдал честь, а затем перехватил ладонь Илии, прикоснулся к ее ладони коротким поцелуем.

А затем покинул кафе.

* * *

В саду было тихо. Ветер то и дело набрасывался на кроны, но не доходя буквально нескольких сантиметров до веток, бессильно опадал.

Сидя в саду, в кресле — качалке, Алла Сергеевна закуталась в плед и тоскливо смотрела на свои ладони. Седые волосы были аккуратно уложены. Встав утром, женщина обнаружила свою новую прическу. Верный признак надвигающейся неотвратимой смерти…

За окном была плохая погода, но все же не соответствовала той грозовой ночи, когда баньши увидела себя мертвой от рук Фила.

Защитный купол, оставленный перед уходом Евой, тихо шелестел на ветре, но даже не шелохнулся, когда в него ударил поваленный фонарный столб.

— Да. На этом мы закончили свой разговор в прошлый раз, — ледяные руки Влада легли на шею Аллы Сергеевны, немного сдавили и тут же разжались. — Ты не боишься? — удивился вампир обходя замершую баньши.

— Я знала, что сегодня умру. Просто не ожидала, что это случится от твоих рук.

— Вот как, — Влад сел за столик, посмотрел на Аллу Сергеевну. — Где твоя сирена? Сегодня она тебя не защищает?

— Нет. Она ушла. Возможно, намеренно оставив меня не смерть. Хотя тебя она видеть не могла.

— Жаль, жаль. Я надеялся сегодня немного поговорить с ней, о разных мелочах.

— И? — Алла Сергеевна тускло посмотрела на вампира. — Ты ждешь от меня чего-то?

— Ну как же! Твоя любимая племянница! Неужели ты не желаешь ее защитить? Спасти?

— Нет.

— Не-е-ет? — Влад засмеялся. — Ты задалась целью сегодня удивить меня?

— Нет.

— Опять нет, — вампир зевнул. — Ты знаешь, у меня сегодня просто замечательное настроение. И к тому же ты отлично разгоняла мою скуку в течение последних лет. Ни одна моя игрушка не держалась так долго, как ты. Такое упорство достойно особой награды. И может быть, если хочешь, если хорошо попросить, я даже не буду тебя убивать! Хочешь?

— Нет, — в голосе женщины не прозвучало ничего, но в ее глазах все-таки полыхнула надежда.

— Ты не хочешь жить? — удивился Влад. — Ты хочешь умереть?

— Никто не хочет умирать, — возразила скромно баньши. — Но я не хотела бы умереть… от ТВОЕЙ руки. От чьей угодно, но не от твоей…

— Почему? — с живым интересом спросил Влад.

— Не знаю, — вздрогнула Алла Сергеевна.

— А если подумать, — мягко спросил вампир.

— Не хочу думать! Не буду! Не!

— Бедная, — мягкие обволакивающие нотки в голосе Влада заставили женщину замолчать. — Я то все гадал, почему ты так странно встретила ту мавку с голосом твоей дочери. Не шагнула к ней, в ловушку голодных духов, а шагнула назад, применяя свое лучшее средство — свой голос. И вместо любви, горечи, растерянности, я ощутил на том пятачке вину и ненависть, — наклонившись через стол, Влад погладил по щеке съежившуюся женщину. — Как же я не догадался раньше. Все дело в любви! Ты влюбилась в меня! Именно поэтому ты так легко согласилась отправиться в запретную складку. Ты надеялась, что из-за этого я обращу на тебя внимание? А вместо этого, я выбрал твою дочь. И ты ее возненавидела! — вампир захохотал. — Послушай, какая извращенная ирония Судьбы! И если ты так отчаянно хотела моего внимания, почему ты не оставила артефакт из триады ветра себе и не подождала пока я тебя найду. А?

— Ни один артефакт меня… не признал.

— Совсем-совсем не один? — вампир огорченно поцокал языком. — Да, не повезло тебе, бедняжка. Но знаешь, тебя, наверное, должна утешать идея о том, что ты погибнешь от моей руки… это же совсем, как в дешевом бульварном романе.

— Вот именно, что в дешевом! — крикнула женщина. Резко встав, она толкнула вампира в грудь, откуда только силы взялись. — Не хочу я дешевки! Не была никогда и не буду!

Влад расхохотался.

— Ну не хочешь и не надо, — кивнул он, вытирая слезы, выступившие от смеха. Краем сознания он отметил, что излишне переел, и его самоконтроль хромает, ему не подчиняясь.

Алла Сергеевна остановилась.

— Не надо?

Вампир исчез. Вот только что был, стоял, скалясь, насмехаясь в лицо. А тут короткий взмах, небрежный можно даже сказать, и он исчез.

Баньши нервно оглядываясь по сторонам, пытаясь понять, куда делся тот, на чью голову она насылала столько проклятий… в первую очередь потому, что ее заставили любить безответно.

Тонкие, но сильные руки обхватили Аллу Сергеевну за талию, прижали к холодному каменному телу.

— Знаешь, — сообщил Влад тихо ей на ушко. — Это не просто смешно! Это дико смешно! А еще очень полезно. Я не люблю заниматься… этим, — понизил голос до интимного шепота Влад. — Но ради тебя я сделаю исключение.

Длинные острые клыки погрузились в шею.

Несколько минут блаженства.

Алле Сергеевне казалось, что ее захватило потоком яростного алого цвета. И этот поток касался ее, лаская, целовал. Каждое прикосновение отзывалось огнем в измученном теле.

А потом перестали ощущаться ноги… тело… руки…

Последней мыслью было:

— А так умереть приятно, — и наступила окончательная тьма.

Осторожно уложив тело женщину в кресло, Влад пробормотал.

— А теперь в обратную сторону.

И надрезав запястье, начал лить кровь в полуоткрытый рот бывшей баньши.

* * *

Телефонный звонок прозвучал не вовремя или наоборот, очень вовремя. Смотря как посмотреть. Аршель, директор всего «НДП» и и.о. директора в одном отдельно взятом филиале не хотел смотреть никак.

Полчаса назад через закрытое окно влетел белый самолетик. Бумажный. Ага. Аж на седьмой этаж. В бумажном листе было сказано:

«Ежели вы достопочтенный Господин возжелаете вернуть неразумную рабу вашу, Марину, то вынуждены мы презренные, пред мудростью вашей склоняясь, просить не гневиться, но приготовить выкуп за девицу сию неразумную, единственным несомненным достоинством коей является любовь к вам. Ради которой, девица сия живота своего не жалеючи по делу вашему отправилась, целиковым ходом под нашу защиту. Да-с.

Времени для принятия решения даем вам до заката. Ежли согласны вы на обмен, то ждем Вас по адресу Дачная, 9. Выкуп за девицу всего лишь три меры полновесного золота. Если откажетесь, ровно через минуту после заката девица благочестивая жизни лишится, путем усекновения главы ее буйно.

За сим прощения проси и прощеваемся.

P.S. Если ты, хмырь болотный, сам не придешь, ментов наведешь, я те лично обещаю, дуру эту безголовую на дыбу повешу».

Настроение у Аршеля было после этого письма препоганым. Вопрос о том, идти или не идти, не стоял. Идти однозначно. Но платить шантажистам…

В общем, звонок прозвучал по времени, но не к месту.

— Да, — рявкнул демон в трубку.

— Шеф. Тут к вам Айри Айсан. Психолог по работе с клиентами. Говорит, что ей очень надо с вами встретиться.

— Вообще-то, у нее рабочий день начинается в понедельник, так что пусть катится ко всем чертям!

Аршель кинул трубку.

Глядя на побелевшего дежурного охранника, Айри мило ему улыбнулась.

— Лютует?

— Еще как-к-к.

— Ну это мы поправим. Давай так. Ты меня пропускаешь и потом всем заявляешь «никого не видел и не слышал», или я расскажу всем, какой журнал ты читаешь. Я понимаю разнообразные — филии это не страшно, но что подумает твоя девушка?

Дежурный пару минут изучал вдохновленное лицо фарфоровой куклы перед ним, убедился, что она не шутит, и трясущимися руками нажал на кнопку открытия лифта.

— Умный, — согласилась Айри, демонстративно медленно входя в лифт. — А все-таки, любовь к тараканам это дико, — буркнула она себе под нос.

Двери закрылись, лифт поехал. Засучив рукава, Айри натянула тонкие боевые перчатки.

К ее огромному удивлению на выходе из лифта никого не было: ни фантомов, ни стражников, ни ловушек, ни самого демона.

— Однако, — озадачилась демоница.

Дверь в кабинет она проигнорировала, пройдя сквозь стену. Полюбовалась на композицию «Оставьте меня, я в печали», прошла и села на стол.

Аршель не отреагировал, гипнотизируя белый лист. Сцапав его, девушка прочитала ультиматум и отложила лист в сторону.

— Пап. У тебя совсем крышу снесло?

— Я тебе что сказал, недоразумение? Домой! Домой!

— Ага, ага. Мало того, что ты сделал вид, что мы с тобой незнакомы, когда я забирала этого Влада, так ты еще и сказал в первый раз доброе слово в адрес моих боевых навыков, когда меня… меня! не было рядом! Кто ты после этого, а?

— Демон.

— В первую очередь, ты мой папа! И хоть раз мог бы сказать в мой адрес что-то доброе, мне!!! И вообще чего ты тогда здесь сидишь, если уж ты демон! Пошли за твоей помощницей. Только, — наставила тонкий пальчик на Аршеля Айри. — Если вздумаешь сделать ее мачехой, подумай. Хорошо подумай! Мамой называть я ее не буду!

— Как скаже… Чего? Какой мачехой? Какая мама? — возмутился демон.

— О! Вот это более на тебя похоже. Пошли. До заката время еще есть, не стоит заставлять похитителей ждать.

— Ты на машине?

— Нет. Мой трейлер еще не приехал.

— Моей машины тоже в городе пока нет. Предлагаешь для такого щепетильного дела вызвать такси?

— Нет, предлагаю воспользоваться помощью той, что не откажет. Пошли уж.

— Куда?

— Вниз. Машина ждет.

— А за рулем кто?

— Ира.

Весело махнув рукой, Айри покинула кабинет, напевая себе под нос немудреную песенку. Именно поэтому она и не заметила, как потяжелел взгляд отца.

— Ира? — повторил он и улыбнулся. — Ну, посмотрим на тебя в деле, племяшка.

Глава 17. Месть отвергнутой женщины

Машина ехала очень медленно, то и дело, проваливаясь в какие-то ямы, заезжая в подворотни и врезаясь иногда в столбы. Со стороны казалось, что за рулем машины пьяный, но на деле…

Лучше бы я была пьяной! Ну как… как я могу найти некий «пролом», мысленно его расширить и проехать в него?

Сил моих больше нет! И зачем я вообще согласилась?

Тяжело вздохнув, Ира повернула влево, машину мягко качнуло.

Айри, уже хотевшую что-то сказать, заткнул Аршель.

— Тих-хо, — прошипел он. — Смотри.

Машина качнулась еще раз, другой, и впереди появился проспект, широкий, прямой как стрела и пустой.

— Отлично, — сказал демон, выпрямляясь. — Хорошая работа, Ира. Очень хорошая.

— Эт-то я? — удивилась девушка.

— Набирай скорость, а я тебе пока кое-что расскажу.

Брюнетка кивнула.

— Итак. Дар ходить через перекрестки появился у людей давно. Наверное, в веке двенадцатом, после некоторых исторических событий. Вначале «ходоки» могли только проходить сами. Потом у некоторых появилась возможность проводить с собой еще одного человека. Самые сильные со временем обрели дар провозить с собой повозку. Но на этом все. Больше никто не мог ничего сделать. Шли века. В золотой век мореходства был один уникум, который умудрился протащить в другую ветку вероятности даже корабль. Но это был именно что уникальный случай. Появились первые машины — и первые «таксисты», они же сейчас «вольные водители».

И вот где-то в начале 19го века, когда ангелы первыми начали сотрудничать с «вольными водителями», они и задались вопросом, а как же работает все это. По какому… пути, что ли.

И выяснилось вот что. Бывают три типа дара.

Дар первый «ходок». Тот кто может пройти, но не может никого провести с собой. Кстати, довольно редкий тип дара. Но интересный. «Ходок» при прохождении складки, находит перекресток. И делает очень аккуратный прокол.

Дар второй «проводник». Это как ты сама понимаешь, тот кто может пройти сам, и провести кого-то с собой. Проводник, когда подходит к складке вероятности, прорезает дверь и «заваривает» ее за собой. Термины простейшие, иначе в магических ты запутаешься.

Дар третий «водитель». Думаю, ты уже догадалась, что это те, кто работают на машинах, проезжают сами. Водители для прохождения организуют тоннель.

Все три дара объединяет то, что для работы им нужны перекрестки. Айри не знает о таком феномене, как блуждающий перекресток, поэтому ее немного неподходящее объяснение для тебя понятно. А вот я должен был догадаться ранее.

Независимо от силы дара, появляются иногда те, кто могут проходить в любом месте, они просто изменяют складку, создавая на ней временный, так называемый «блуждающий» перекресток. Как только они проезжают, перекресток тут же исчезают. Вот только никто не может объяснить, как это работает.

— И? — Ира взглянула в зеркало, на пассажира. — Зачем вы это рассказываете мне?

— А ты, Ира, водитель блуждающего перекрестка. Когда тебе надо, окружающая обстановка будет подстраиваться под тебя. Но никто не сможет объяснить, как это работает. Самое интересное, водители блуждающих перекрестков, обычными пользоваться не могут, они им не подходят. Так что, пока мы едем вперед, подумай. Уже совсем скоро нам надо будет покинуть этот проспект и выехать к тому дому, где нас ждут «похитители».

Опять… нет, вот честное слово, зачем все это свалилось на меня?! Я никого не просила о таких сумасшедших днях, таких необычных друзьях и странных знакомых. Я хотела просто спокойно жить, никому не мешая. Почему же мне не дают спокойно провести время так, как я этого хочу?

Теперь вот еще, водитель блуждающего перекрестка. Что это такое? Как это работает. Ничего не понимаю.

Вздохнув, Ира расслабилась и закрыла глаза. Как и было это раньше, до злополучного выпускного, мир окрасился в разноцветные тона.

Начальник сиял нестерпимо алым цветом, словно всполохи первородного огня, языки цвета то и дело пытались куда-то достать, но раз за разом наталкивались на тонкую золотистую сферу и бессильно опадали.

Айри сияла ровным голубым огнем, нежным цветом бескрайнего неба. На миг Ира задумалась о том, что за сила у демоницы, но тут же забыла об этом, вернувшись к дороге. Переход — перекресток для нее был немного подсвечен…

А за машиной вился узкий шлейф светло-серого цвета.

Блуждающий перекресток? Нет… Сила… Моя? Нет. Машины…

Брюнетка потянулась к предложенной силе и осторожно положила ее узким мостиком перед машиной.

Несколько томительно долгих для пассажиров мгновений, она вела машину с закрытыми глазами, а потом что-то тихо хлопнуло… и зеленая десятка выпрыгнула перед заброшенным зданием, смотрящим на мир провалами выбитых окон.

— Приехали, господа пассажиры, — сказала Ира и обернулась.

Айри и Аршель смотрели на нее как-то уж очень плотоядно. Девушка вздрогнула.

— Вы чего?

— Одно маленькое усилие, и ты на сегодня сможешь быть свободна. Водители могут проходить через вероятности сами и проводить кого-то с собой, — сказал демон. — Мы были бы тебе очень благодарны, если бы ты смогла забрать из этого дома девушку, за которой мы пришли.

— Я не думаю, что похитители позволят подойти к ней близко, — осторожно возразила Ира.

— Не позволят, — кивнула Айри. — Именно поэтому мы вначале обеспечим им шоковое состояние, чтобы ты успела добежать до Марины.

— Хорошо, — неуверенно согласилась брюнетка. — Не думаю, что это замечательная идея, но я попробую.

… Под ногами на щербатой лестнице скрипели осколки, то камней, то стекол. Поднимаясь вслед за Аршелем и Айри вверх, Ира похвалила себя за то, что купила кроссовки на очень толстой подошве. По крайней мере, ее ногам не угрожала никакая зараза.

Этажи проносились перед глазами, а два демона все поднимались и поднимались вверх. Когда они остановились перед прислоненной к стене двери, брюнетка уже ничего не понимала.

Странные они какие-то. Шли, словно точно знали куда. А тут теперь начали осматриваться. Что они ищут? Ловушки? Так их здесь нет… коридор пустой. Хотя… ой какая прелесть!

Последние слова невольно вырвались у Иры вслух, и Айри резко обернулась к ней.

— Что?

— Цветок, — заворожено повторила девушка. — Какой красивый. С тонкими лепестками, почти прозрачными. Такого белого цвета, что глазам даже немного больно!

Айри и Аршель переглянулись.

— Ты можешь его сорвать?

— Нет. Он на… потолке? — в голосе Иры прорвалось изумление, и она пришла в себя. — Что это за цветок?

— Завораживающий и пугающий. Орхидея мертвых. Прощальный подарок от леди смерти своим любимцам.

— Любимцам?

— Некромантам. Здесь некромант. Сильный. Опасный, — воодушевленная демоница, заколола наверх волосы, убрав их в скромную улитку. — Сегодня просто замечательный вечер.

— А разве вам… не опасны некроманты?

— Сразу видно, как мало еще ты знаешь о нашем мире, — тихо сказала Айри, потягиваясь. — В первую очередь, некроманты опасны ангелам с целительской силой. Во вторую очередь, полукровкам ангелов. В третью очередь, людям. А всем остальным — с некой долей риска. Но риск это даже интересно.

— Айри. Спокойнее.

— Хорошо. Как скажешь.

Дверь Аршель осторожно отодвинул в сторону. Трое вошли в темную комнату. Ира шла с закрытыми глазами, ожидая подвоха. Именно поэтому, когда вспыхнул свет, ей не пришлось задумываться о том, как быстрее вернуть к ослепленным глазам зрение.

Брюнетка не знала о том, какими способами Айри планировала отвлечь похитителей, но что бы она не задумала, делать этого ей не пришлось.

Отвернувшись от окна, рядом с которым была привязана уже знакомая черноволосая девушка, похитители хором крикнули:

— Ты жива?

— Какие люди, — Аршель улыбнулся. — Девушку зовут, кажется, Ева. И она отвратительно выполняла свои должностные обязанности диспетчера, пользуясь высоким положением своей тетки. А второй, дайте подумать, Денис. Бухгалтер местного филиала. Его подчиненные признавали, что этот мужчина поистине гениален. И мне пришлось с этим согласиться. Ни разу не видел настолько талантливо провернутой операции по воровству денег со счетов.

Денис? Староста… моей группы? Но… как же так!

— Я считала, что мы друзья, — тихо сказала Ира.

Денис развел руками.

— Честно слово, я не хотел, чтобы все так получилось. Да и ты по своему была мне симпатична. Я уже не говорю о том, какая совершенная мавка из тебя получилась бы. Но надо же было такому случиться, начав работать в «НДП» я встретил Еву. Признаться, я не желал заводить никаких интрижек на работе, но пришлось.

— Пришлось? — повторила Ира.

Аршель показал ей из-за спины большой палец.

— Да, — кивнул Денис. — Она оказалась не такой как все. Она даже меня отвергла. Сразу. Но терпение мое было не безграничным. Я получил то, что мне надо было.

— Не считаясь с ее мнением?

— А зачем? — засмеялся мужчина.

Сейчас, в свете садящегося солнца, бьющему ему в спину, он казался гораздо взрослее, чем был, например, в университете.

Ева обняла некроманта за руку, положила голову ему на плечо.

— В общем-то, я к этому моменту была не против. Но гордость мешала мне сдаться первой. Так что все решилось к нашему взаимному удовольствию.

Пора.

— Все это очень интересно, — уронил скучающий Аршель. — Но я не припоминаю, чтобы в условиях сделки где-то оговаривалось, чтобы я слушал эти романтические бредни. В конце концов, не пора ли нам перейти к тому, ради чего мы сюда пришли?

— Ах да. — Денис показал большим пальцем через плечо, на связанную девушку. — Вы пришли за ней. Видите ли, в чем дело. Я понимал, что вы, господин начальник, так просто не сдадитесь, именно поэтому немного подстраховался. Стоит вам сделать хоть один шаг, и я разорву веревки. Не уверен, что хрупкая человеческая девушка выдержит падение с шестого этажа, на груду строительного мусора внизу. К тому же там, так удачно, валяются еще и куски арматуры.

— Просто изумительные декорации для сегодняшнего дня, — мурлыкнула тихо Ева. — Дорогой. Они мне надоели.

— Мне тоже. Так что приступим.

— Как скажете, — кивнула Айри.

А в следующий момент Ира просто исчезла.

Денис вздрогнул, отшатнулся, разрывая веревку, завизжала Ева, заставляя обоих демонов отойти назад…

Но самое главное было уже сделано.

Смазанным пятном промчавшись мимо, Ира… выпрыгнула из окна, увлекая за собой безвольное тело Марины.

Аршель усмехнулся, сжал и разжал кулаки.

— А вот теперь можно и поговорить.

— Shield! — прошептала Айри.

Все оконные и дверные проемы, стены, пол, потолок — все затянуло голубой светящейся пленкой.

* * *

Войдя в дом, Фил и Тайфин переглянулись. Пусто. Тихо.

В кухне на столе стояли две пустых кружки, у раковины сох поднос, на котором Ира для гостей ставила обычно сладости.

— У нас кто-то был в гостях? — спросил полуангел, оборачиваясь к Данаю, появившемуся в дверях.

Мальчишка пожал плечами, прихватил из вазы крупной румяное яблоко.

— Демоница, напоминающая больше изумительно красивую куклу. Зовут Айри. О чем был разговор, не знаю. Ира сказала, чтобы я дал им посекретничать.

— А… Айри… — Фил вздохнул, сжал кулаки. — Она Иру не обидела?

— Не-а, — дампир помотал головой. — Когда я уходил, мне показалось, что они разговаривали очень даже дружелюбно. Потом я уловил всплеск лечебной магии. Только не понял откуда. И обе девушки уехали. Ира попросила передать, что она вернется сегодня попозже. Вначале устроит Айри, а потом вернется сама.

— Хорошо, что она не предложила Айри остановиться здесь, — усмехнулся Тайфин, расслабляясь. — А то получилась бы изумительно красивая картинка. Чистокровная демоница в очередной раз отвергнута полукровкой. Дурак ты, братец. В тебя влюблена такая картинка как Айри, а ты нос воротишь.

— Сейчас в нос получишь ты, — прорычал Фил. — И вообще не говори того, чего не знаешь!

— Как бы то ни было, — Тайфин улыбнулся. — Мы едем по следам Иры или остаемся здесь и разбираем вещи.

— Как бы плохо я не относился к Айри, — полудемон тяжело вздохнул. — Кое-чего у нее не отнимешь. Например, того, что она не даст Иру в обиду. По этому поводу мы можем не волноваться.

— Надеюсь, — кивнул задумчиво полуангел. — Очень надеюсь.

… Марина села на кровати, прижимая к голове мокрое полотенце.

Сидящая в кресле, напротив нее, Ира обрадовано улыбнулась и отложила журнал в сторону.

— Привет. Ты очнулась?

— Да… где мы?

— Не знаю, — брюнетка пожала плечами. — Здесь… никто не живет. Не бойся. Хозяева уехали на полтора года в командировку. За квартирой присматривает их давняя знакомая, но она была вчера. Полила цветы, немного прибралась.

— Откуда знаешь?

— Не знаю, — Ира вздохнула. — Просто, когда приземлилась здесь, все это поняла, как само собой разумеющееся.

— А… что я здесь делаю?

— Ты что-нибудь помнишь?

— Да. Я весь день бегала по делам начальника. Потом… потом… да. Точно. Я приехала на какую-то улицу. Поднялась наверх. Кто-то ударил меня и все. Больше я ничего не помню.

— Понятно. Тогда введу тебя в курс последних новостей, — Ира устроилась в кресле поудобнее. — Итак. Тебя похитили. Начальник малость неадекватно на это отреагировал и заявился с разборками. Мы с тобой перепрыгнули на другую складку. И я пообещала, что мы вернемся обратно тогда и только тогда, когда на мой мобильник придет сообщение о том, что можно это сделать.

— Понятно, — кивнула Марина.

— Ты себя как чувствуешь?

— Не знаю. Еще пока не поняла.

— Ответить на пару вопросов можешь?

— Могу, — согласилась девушка. — Но не на все.

— Ладно-ладно! Зачем ты со мной знакомилась, тогда, в университете?

— Начальник приказал. Сказал, что ты — новый водитель местного филиала, и что вокруг тебя и твоего напарника Фила, происходят очень странные вещи.

— А причем тут ты?

— Я его секретарь. А еще я — ведьма, очень слабая, конечно. Я должна была осторожно прослушать тебя, чтобы понять, человек ты или нет.

— И?

— Тогда я сказала, что человек. Но сейчас я очень сомневаюсь в этом.

— Понятно, — Ира задумалась. — Слушай, я опять все по тому же вопросу, а кто тебя провел в универ?

— Твой староста. Денис. Мы с ним познакомились очень давно. Лет пять назад, наверное. В летнем лагере.

И несмотря на давнее знакомство, эта… этот гад все равно тебя похитил и выдвигал свои требования. Да… вот мужчины пошли.

— И зачем ты пошла в это здание? — вздохнула Ира. — Неужели тебе не было страшно? В таких развалинах постоянно то бомжи, то наркоманы, то алкоголики.

— Начальник сказал, я должна сделать.

— Ты очень правильная секретарь — девушка?

— Нет. Я просто… — Марина замолчала, потом все же закончила фразу. — Его люблю.

— О??? Расскажи?

— Да нечего рассказывать. Он спас мне не столько жизнь, сколько мою душу. Меня… преследовал тот же вампир, что и тебя. Влад. Ну и получилось так, что он меня почти уничтожил, почти сломал. В поисках спасения, я бросилась под первую попавшуюся машину. Попалась машина начальника. Он вышел. Посмотрел на меня. Хмыкнул. Закинул меня в свою машину и уехал.

— И ты сразу в него влюбилась?

— Что ты! В тот момент я испугалась. Такой высокий. Сильный. Влюбилась я уже потом. Когда проработала с ним где-то год. Весь этот год я плохо спала по ночам. Обычно выпивала три-четыре таблетки снотворных и тогда только могла уснуть. Снились же мне кошмары. Потом получилось так, что мы отправились в командировку. Попали в самый разгар сезона, и начальнику пришлось снимать номер для новобрачных. Мы… спали в одной кровати, она правда была огромная, но… В общем, — Марина слабо улыбнулась. — Он сел на край. На меня посмотрел и улыбнулся. Я впервые видела у него такую нежную и ироничную улыбку. Сообщив мне, что моя честь его не интересует и я могу спокойно спать, он устроился поудобнее и мгновенно уснул. Я уснула гораздо позднее. И мне опять приснился Влад. Кошмары с его участием меня и душили почти каждую ночь.

Я плакала во сне, кричала и отбивалась от Влада.

А потом меня окутало незнакомое тепло. Когда я открыла глаза, на меня встревожено смотрел начальник. Покачав головой, он обнял меня крепко-крепко, как маленькую девочку и прошептал, что никому не даст меня обижать. С тех пор я спала уже нормально и без снотворного. Из той командировки, начальник «привез» легкое иронично-дружеское отношение ко мне, а я к нему — любовь.

— И? — поторопила Ира. — Ты сказала?

— Конечно же, нет. Я человек. А он демон. Что у нас может быть общего?

* * *

Денис перегнулся через окно. Посмотрел на падающие вниз тела. Рядом тихо вскрикнула Ева, когда на уровне четвертого этажа, обе девушки исчезли.

Повернувшись к демонам, некромант развел руками.

— Надо считать, что мы проиграли. Что же, признаем все это неудачной шуткой и разойдемся как в море корабли?

Аршель медленно покачал головой.

— Ты покусился на то, что я поклялся защищать. Значит, исход во всем этом может быть только один. Я должен тебя убить.

Денис вздохнул.

— Ну что же, я не буду стоять и покорно ждать, пока вы это сделаете. Поэтому… — на ладони некроманта появились черные огни.

Демон фыркнул. Вокруг него запылали алые сгустки огня.

— Ты думаешь, что справишься со мной, человеческий мальчишка?

— Что вы! Конечно же нет. Я просто… попробую бежать.

Черные огни оторвались от ладони, свалились вниз. Черные дурманящие цветы наполнили комнату. Отовсюду — из стен, с потолка лезли черные дымчатые фигуры. Щит Айри сняла в тот самый момент, когда Ира выпрыгивала из окна. И сейчас демоница об этом пожалела.

Слишком много мавок даже слабого некроманта, могли задавить числом. А этот Денис точно не был слабым.

Дурашливо раскланявшись, Денис шагнул к окну, но… Ева. Сирена заступила ему дорогу, глядя некроманту в глаза.

Мавки всей толпой набросились на демонов, закрыв тем обзор.

— И что теперь? — спросила тихо Ева.

Мужчина пожал плечами.

— Что, что… теперь мы должны разбежаться. Раз у нас нет денег, то надо их заработать. Работать я не люблю, значит, найду себе какую-нибудь богатую старую вдову. Женюсь на ней и буду спокойно жить.

— А как же… я?

— Что ты? У тебя по пятам следует чокнутый вампир. Ты вмешалась в игру за триаду ветра. К тому же теперь ты мне полезна не будешь. Зачем я должен думать о тебе? Теперь каждый должен быть сам за себя.

— Но… ты же говорил, что любишь меня!

— Ева, ты взрослая красивая женщина, а веришь в такие сказки, — укоряюще сказал Денис. — Ну, подумай сама. О какой любви может идти речь? Мне просто было с тобой хорошо. Вот и все. Не подумай, ничего личного.

— Просто… «хорошо». — В глазах сирены полыхнул белый дым. — И все?

Она шагнула вперед, обнимая некроманта за шею. Тот вздохнул, решил сделать ответную любезность, и обнял Еву за талию.

Девушка поцеловала ямочку на щеке, которая ей всегда нравилась, дотянулась до уха любимого.

— Умри, — прошептала она.

Чистое серебро длинного узкого стилета вонзилось в грудь мужчины.

Освободившись от ослабевших объятий, Ева несколько мгновений смотрела в пустеющие глаза.

— Я не буду убивать Белую Невесту. Пусть это будет моим последним подарком тебе. Прощай.

Развернувшись и не обращая внимания на демонов, которые уже значительно проредили количество мавок, сирена выпрыгнула в окно. Артефакт ветра бережно подхватил ее и плавно опустил на землю.

Накрывшись щитом невидимости, Ева бросилась домой.

«Собрать вещи. Забрать тетку. И уехать», — словно заклинание стучало в ее голове.

… Протерев лезвие длинной изогнутой катаны, Айри вздохнула, глядя на мертвого мужчину.

— Ну вот, я ожидала, что будет все более интересно. Всегда хотела сразиться с некромантом, а этот гад просто предпочел сбежать. Вот только не предусмотрел поступка девушки.

— Я тоже, — задумчиво согласился Аршель. — Я тоже.

— Да ладно. Неужели сложно было догадаться, что мстительная сирена, поняв, что ее отправили в отставку, так просто не сдастся?

— Сложно, — кивнул демон. — Очень сложно. Ладно. Как бы там ни было. Звони своей новоявленной подружке. Пусть возвращаются обратно.

Айри кивнула. Отбила смс-ку и посмотрела в окно.

— Значит, это все еще не конец.

— Нет. Ева — жива. А значит, решит отомстить. Да и ее тетка… тот еще фрукт.

— Как бы то ни было, идем вниз, — сказала демоница, помахав ладошкой появившимся внизу девушкам. — Они уже здесь. А нам пора возвращаться. Тебе надо провести воспитательную беседу с Мариной, а Ира обещала меня где-то устроить. Где уютно, тепло и вкусно кормят.

— А твой трейлер?

— Сказали, подгонят на этой неделе, — Айри потянулась. — Быстрее бы уж наступил понедельник. Я так хочу на работу!

Девушка прошла уже к дверям, когда Аршель ее спросил.

— Попробуешь встретиться с Филом?

— Нет.

— Почему?

— Он не хочет меня видеть… до сих пор, наверное, не простил мне того случая.

— Он был виноват не меньше тебя. К тому же вы — жених и невеста.

— Тебе ли не знать, что «невеста» не равно «будущая жена»? — возразила тихо Айри. — Наверное, я попробую смириться. И пройти новые смотрины.

— Айри.

— Ничего не говори, — попросила демоница. — Я не буду обещать, что сделаю это. Но все-таки должна же я, наконец, разлюбить этого полукровку… — и уже себе под нос, Айри добавила. — Раз уж он так меня ненавидит, мне все равно ничего не светит. Я устала ждать, пусть даже не его любви, а хотя бы его прощения…

Сев на кровати, девушка с пепельными волосами посмотрела на часы. Вечер? Ей рано было просыпаться по вечерам, когда солнце еще только клонилось к горизонту. Она выходила на охоту ночью. Она купалась в лунном свете и правильно питалась. Все ради того, чтобы набрать нужную силу, чтобы всегда, всегда, быть рядом со своим господином.

Осталось всего чуть-чуть. Буквально еще пара месяцев…

Привычно потянувшись к своему господину, чтобы получить что-то вроде ментального воздушного поцелуя, девушка окаменела. Господина не было.

Не было.

Не было…

Дикий крик, не слышный для обычного уха, расколол небо города.

Беснуясь, металась по комнате, белая невеста. Замерев на месте, она подняла лицо вверх. По белой пергаментной коже текли алые слезы.

— Уничтожу! — прокричала она, наконец. — Уничтожу всех! Слышишь меня, господин! Во славу тебя утоплю этот город в крови и верну тебя обратно! Во что бы то ни стало!

Глава 18. Странности полуночной поездки

— Кто придумал понедельники? — страдальчески пробормотала Ира, обнимая столб ворот.

Фил выпрямился от багажника машины, смерил свою напарницу ироничным взглядом.

— Вы что, вчера опять гуляли?

— Не опять! — вскинулась брюнетка и добавила с шальной улыбкой. — Снова…

— Ты бы хоть сказала с кем!

— Зачем?

— Чтобы знать, где и от кого тебя забирать в случае чего.

— Обойдешься, — хмыкнула Ира. — До такой степени на девичниках не напиваются.

— На девичниках? — полудемон возмущено посмотрел на подругу. — Да где ты столько нашла подруг? Всего пару месяцев назад я бы поклялся, что их у тебя нет вообще!

— Хе! — девушка показала Филу язык и устроилась за рулем. — Давай, быстрее. Тайфин, где ты там копаешься? Шеф сказал, что в этот раз за опоздание нам голову оторвет!

Маленький филин негодующе ухнул, влетая в открытое окно машины, устроился на кресле Иры и щелкнул клювом.

— И тебе тоже велено прибыть.

— Ну, родители, ну, удружили, — злобно буркнул полудемон, устраиваясь на соседнем сидении.

— Да ладно, — отмахнулась брюнетка. — Скажи спасибо, что они сами не прибыли.

Полудемон передернулся. Тайфин замер, затем хрипло откашлялся.

— Ты… это… такими словами не разбрасывайся. Если наши родители все же соизволят навестить блудных сыновей, то пострадаешь в первую очередь — ты.

— Я? — удивилась Ира, потом улыбнулась. — Нет, мальчики, вы что-то перепутали.

И не отвечая на удивленные взгляды, рванула машину с места. После похищения Марины, Ира отвезла Айри в заведение Илии, оставила демоницу на попечение хозяйки и отвезла Марину и своего начальника обратно в офис.

Вернулась домой, выдержала скандал и… смылась в тот же вечер на девичник.

А вот в понедельник, ужасно не хотелось просыпаться и куда-то отправляться.

Тяжело вздохнув, Ира остановилась в хвосте длинной пробки, тоскливо покосилась на часы и включила музыку.

Рассеянный взгляд девушки блуждал по окрестным машинам, когда зацепился на пронзительно салатовой машине, в которую плавно опускалась девушка в белоснежном платье.

В какой-то момент, девушка, да и машина, показались знакомыми, но потом все исчезло. Тоска пробки поглотила Иру, а уже подъезжая к зданию офиса, она забыла о виденном.

… Открыв дверь в гостиную, Ева опустилась на пол посреди разгромленной комнаты. Комната была пуста. А еще была повреждена та защита, что сирена оставила перед свои уходом.

Обойдя весь дом, девушка обнаружила, что тетки нигде нет.

Поднявшись, Ева огляделась. Она знала точно, что ищет. Зеркало. Хоть маленький его осколок! Но невесть почему — все зеркала были разбиты. Ни одного целого зеркала. Ни одного.

Через полчаса сирена стояла на пороге своей спальни, разглядывая побитые зеркала. Кто бы их ни бил, он точно знал, зачем в доме так много зеркал, почему они так важны.

— Кто? — спросила у тишины комнаты Ева.

И ей ответил легкий смешок.

— Ты. Это все ты. Это все твоя вина.

— Заткнись! — крикнула девушка.

— Да ладно. Я не сказало ничего нового. Ты и сама все это знаешь. Зачем же так ругаться?

— Ничего… не… говори.

— Хе-хе… если ты не вытащишь меня, ты никогда не узнаешь, что случилось. Я осталось единственное целое во всем этом огромном особняке. И все потому что кое-кто обо мне не знал.

— Замолчи!

— Я могу рассказать много интересного. И вообще почему ты меня постоянно затыкаешь? Сама меня создала, и никогда не уделяешь мне достаточно внимания.

— Ты получилось слишком сильным… — Ева прошла в комнату, вытащила из-под кровати старый чемодан, провела рукой по его обивке, стирая пыльный налет.

— Ну и что? — удивился незримый собеседник. — Зато я смогло себя защитить. А не разбиться, как все эти зеркала. Вытаскивай меня скорее! Мне надоело отражать эту черную поверхность.

— Ладно, ладно, — сдалась сирена, вытаскивая из чемодана небольшое квадратное зеркало.

Послышался долгий вздох. Зеркальная поверхность пошла рябью…

А потом появилось лицо, лицо похожее на Еву, и все же — не ее.

— Как давно мы не виделись!

— Давно. И не жди, что я буду извиняться.

— Ты? Извиняться? — зеркало хихикнуло. — В тот момент, когда ты извинишься, я разобьюсь. Ты забыла?

— Нет. Я помню. Я просто напоминаю тебе о несбыточности твоих желаний.

— Ну… может статься и так, что они гораздо ближе ко мне, чем твои к тебе.

— Хватит. У меня от твоих слов уши сворачиваются. Что здесь случилось?

— Какая ты неласковая! Ничего здесь не случилось. Просто покричали немного.

— Покричали… Тетя?

— Какая догадливая!

— Почему тетя кричала? Я же оставила защиту, достаточную, чтобы ее никто не тронул.

— А ее никто и не тронул. Она сама, абсолютно добровольно впустила свою смерть. Или не смерть. Это смотря как посмотреть и как подумать.

— О чем ты?

— О чем я? — зеркало нервно хихикнула. — А твоя тетка уже не твоя. Она принадлежит тому вампиру, что пришел за тобой.

— За мной? — Ева тряхнула зеркало. — Ты вообще о чем? Откуда… Влад?

— Влад, — согласилось зеркало. — И прекращай меня трясти! У меня от этого голова кружится!

— Можно подумать, она у тебя есть!

— Ты что-то сказала?

— Нет, тебе показалось. Влад пришел за мной, но при чем тут моя тетка?

— А он решил ее убить. Тетка решила показать свою крутость. Ну и показала… призналась в том, что давно уже его любит.

— А? — глаза сирены недоуменно распахнулись. — Подожди! Что значит, любит?

— Точно так же, как ты любила своего предателя — некроманта. Только ты решила его не прощать. А она своего вампира прощала.

— И? — холодея от неприятных предчувствий, уточнила Ева.

— Ну и он ее обратил и увел за собой. Думаю, первой жертвой дитя вампира — будешь именно ты.

— Почему ты не защитило тетку? — разъяренная девушка затрясла зеркало. — ты же было создано для таких целей!

— В первую очередь, я должно защищать тебя.

— И что? При чем здесь это?

— При том, что опасность в первую очередь грозит тебе. За твоим плечом стоит смерть и насмешливо скалится.

— Что? За моим? — Ева обернулась.

Естественно, за ее плечом никого не было.

— Ты мне уже надоело! Сколько можно…

По поверхности зеркала прошла рябь, стирая дух зеркала. В темной глубине отразилась испуганная растрепанная Ева. А за левым плечом сирены была темная тень.

— Тень…

— Скоро Смерть придет за тобой.

— И что ты предлагаешь? — поморщилась сирена.

— Ты уже не сможешь помочь своей тетке. А значит, нам пора бежать. Бежать, как можно дальше из этого негостеприимного города.

— Никому не отомстив? — прищурилась Ева.

— Не дури, — посоветовало зеркало. — На брюнетке обломал зубы даже этот вампир. Пока она не знает предела своих сил — тебе с ней не справиться. К тому же, у нее слишком много сильных защитников. Чего только стоит мальчишка — дампир.

— Ну и что? Они не…

— Они кровные родственники. И он когда был маленьким, поклялся защищать эту девчонку. Как только он вспомнит… или ему подскажут… он окружит девчонку такой пеленой, что мы не пробьем.

— А полудемон?

— Он силен. Он опасен. Мстить ему — подписать себе смертный приговор. Так что, единственное, что ты можешь сделать — подстроить ему пакость на последок. И мы должны будем бежать.

— Бежать?

— Сегодня. Сегодня мы должны уже быть за пределами города. Белая невеста твоего некроманта очень скоро начнет питаться каждый час. И тогда она придет по нашим следам. Тебе не кажется, что нам лучше этого не застать.

— Но… мы…

— Мы вернемся, — в зеркальной глубине улыбнулся двойник Евы. — И тогда остальные пожалеют, что связались с нами. Но сейчас мы должны бежать, спасая свою жизнь.

Сирена постояла немного, разглядывая свои бледные руки.

— Бежать…

Подойдя к телефону, она позвонила всего на один номер, который знала наизусть.

— Алло.

— Привет.

— Давно не слышались.

— У меня есть заказ. Последний заказ.

— У тебя проблемы?

— Разве были времена, когда их у меня не было?

— Пожалуй, нет.

Ева засмеялась.

— Я хочу в отпуск. Но не хочу волочить по своим следам проблемы. Помнишь, тот заказ, что я однажды оставляла? Твои ребята его бездарно провалили.

— Опять сталкиваться с этой девчонкой?

— Нет. С ее напарником. Долго в городе он не усидит. Скоро будет на вашей территории. Присмотришь, чтобы он… сполна заплатил за те оскорбления, что нанес мне?

— А он их нанес?

— Да.

— Серьезно? — удивился собеседник.

— А как же, — вздохнула Ева. — Сделаешь? Оплата, как обычно.

— Нет. Считай, это моим подарком. И… заходи как-нибудь. Попьем пива.

— Обязательно.

— Ну тогда, до встречи.

— До встречи…

В трубку ударили короткие гудки. Осторожно, словно та могла разбиться, Ева вернула телефон обратно и задумалась.

— Не медли, — посоветовало зеркало. — Любимые вещи в маленькую спортивную сумку. Затем поехали на квартиру к твоему некроманту, заберем его заначку и покинем этот город.

— Куда?

— Конечно, же, к морю. Ты всегда хотела в теплые страны. Да и много воды закроет тебя. Там будет безопасно.

— Все так плохо?

— Все еще хуже, чем ты думаешь.

Сирена чертыхнулась сквозь зубы.

А через час она уже покидала место, которое называла домом последние пару лет. Ева покидала город, чтобы вернуться в него, но не победителем, а проигравшим.

… Выйдя из машины, Ира зябко поежилась. Полчаса назад Фил, с Тайфином на плече, и симпатичный мужчина Сергей покинули ее десятку и отправились обшаривать местное кладбище, в поисках какой-то белой невесты.

Брюнетке было немного страшно, и именно поэтому она отказалась от такой «великой» чести, как шататься в 12 часов ночи по кладбищу в поисках того, не знаю что.

Тихий голос позади машины, заставил Иру подпрыгнуть и резко обернуться.

— И с чего они взяли, что тут кто-то есть? — спросила девушка, стоявшая в тени развесистых деревьев.

Прерывисто вздохнув, брюнетка схватилась за сердце.

— Вы меня перепугали!

— Прости, пожалуйста, — улыбнулась девушка. — Я не хотела. Но что вы делаете в такое время на кладбище?

— Ловлю ворон, — на полном серьезе ответила Ира.

Незнакомка вышла на свет фонарей, удивленно осмотрелась по сторонам.

— Но кто ловит ворон ночью?

— Я.

— Почему?

— Разве вы не знаете? — удивилась брюнетка, чувствуя непреодолимое желание подшутить над припозднившейся прохожей.

— Не знаю чего? — опасливо спросила та.

Ира хихикнула, прижав ко рту ладошку, затем тихо прошептала.

— Ну, как же! Днем ворон могут ловить живые. А такие мертвые как я, ловят ворон только ночью.

— Тьфу-ты, — незнакомка скривила мордочку и отступила. — А я то все думала, что с тобой не так. А ты просто мертвая.

— Верно, — согласилась насторожившаяся Ира. Играть в странную игру, не зная ее правил, неожиданно стало сложнее.

Поздняя прохожая провела узкой ладонью по шее, стирая что-то черное с нее. В свете фонарей мелькнул красный отсвет.

— Прикинь, — она посмотрела на брюнетку. — Я не знала, что на этом кладбище есть еще такие как я.

— Я не такая как ты! — Иры помахала ладошкой перед носом, словно отмахиваясь от слов девушки. — Ты что! Я просто…

— Ты мавка, что ли? — удивилась незнакомка. — То-то от тебя пахнет знакомой магией.

— Она самая, — согласилась брюнетка, мучительно пытаясь понять, что происходит и почему от происходящего так сильно пахнет фарсом.

— Слушай, может, подкинешь меня до города? Мне надо одну машину найти.

— Угу, — согласилась Ира. — Ты знаешь, где ее искать?

— Еще нет. Я еще пока не голодна, — незнакомка зевнула, обнажились длинные острые клыки. — Минут через 20 буду знать.

Тайфин! Фил! Где вы?

— О, так четко знаешь, — улыбнулась таксистка.

— Конечно, — согласилась девушка. — Представляешь, тот, кто меня создал, был дальтоником! Вот у тебя какая машина?

— Красная, — не моргнув глазом, солгала Ира.

— Во-о-от, а мне нужна такая же, как у тебя по форме, только вроде зеленая. А как я помню, какая она, если я все цвета вижу серыми?

— Разве так бывает? Ген дальтонизма только у мужчин.

— А кто меня создал? Мужчина…

— Ну, так попроси, чтобы он тебя…

— Не могу, — в глазах незнакомки вскипели слезы. — Он умер… пару дней назад. И теперь я делаю все, чтобы он смог проснуться.

— Он… смог… Проснуться? — удивилась Ира.

Незнакомка прищурилась.

— Слушай, ты задаешь какие-то странные вопросы. Да и пахнет от тебя… не так, как пахло! Кто ты такая?

— Я? — Ира нервно хмыкнула. — Ты только не кидайся, сразу.

— Почему это не кидаться?

— Я тебя боюсь!

— Почему боишься? — повторила задумчиво девушка.

— Не знаю, — брюнетка попятилась. — Знаешь, я это… таксистка.

— А… — кивнула незнакомка. И вдруг… облизнулась. — Слушай, а знаешь, ты так вкусно пахнешь.

— Вот, вот этого я и боялась!

Развернувшись на 180 градусов, Ира перепрыгнула через низкую оградку и бросилась бежать.

— Куда же ты! — донеслось ей вслед. — Ты что! Я не умею бегать так быстро!

Тайфин? Фил? Да где же вы!!!

— Правильно, зачем мне бегать, если я могу летать, — сказала себе Белая невеста, расправляя складки на неожиданно коротком свадебном платье. — И зачем постоянно меняется фасон?

Оттолкнувшись от той же злополучной оградки, невеста взметнулась в воздух и полетела за неожиданно резвой жертвой.

Блин! Блин! Блин! Ну почему же мне постоянно так везет? — страдальчески подумала Ира, пробегая по узкой тропинке мимо огромного склепа. Оттуда донеслись какие-то странные звуки, но девушке было не до того, чтобы останавливаться для выяснения различных непонятных звуков.

Ей надо было бежать. Бежать подальше от того монстра, что сейчас летел за ней.

Длинные алые волосы вились по воздуху, белое пергаментное лицо пугало в темноте своей нереальностью. Огромные и злые глаза… казалось, из глаз вот-вот появятся лазерные лучи.

— Слушай, ну, почему ты мне не приснилась? — крикнула Ира на бегу.

Невеста хихикнула и набрала скорость, почти догоняя свою жертву.

— Зачем?

— Тогда я бы смогла проснуться!

— Попробуй сделать это сейчас!

— Я уже пробовала! Не получается!

— Значит, я тебе не снюсь! — выдала невеста.

«Господи, какой бред! И где эти мужчины, когда так нужна помощь?»

Звонок мобильного телефона, Ира восприняла, как дополнительный глюк.

— Да.

— Ира?

— Привет, Айри.

— А ты вообще где?

— Бегу.

— Где бежишь?

— На кладбище.

— И зачем ты там бежишь?

— Вопрос неправильный! Правильный вопрос — от кого я бегу?

— Ладно, — покладисто согласилась Айри. — И от кого?

— От Белой невесты!

— Упс.

И демоница отключилась!

«Вот так всегда» — ахнула Ира, пробегая под низкой веткой и выбегая к… обрыву.

— Упс… — вторично повторила брюнетка.

— Добегалась, — нежно сказала Невеста, появляясь позади таксистки. — Да ты не бойся. Это не будет больно.

— «Это» — что?

— Это… это — это.

— Ооо, — брюнетка закатила глаза. — Слушай, а ты вообще в курсе, что мы с тобой со стороны похожи на двух психов.

Невеста оскалилась, мгновенно теряя свою привлекательность и спокойность.

— Возможно. Но сейчас это уже неважно.

У Иры волосы встали дыбом, пока она изучала приближающуюся тварь.

Длинные клыки той, длинные когти напомнили девушке о том, что она вообще-то смертна и ничему не научилась.

Когда длинные когти взметнулись в воздух над головой Иры, девушка оглушительно завизжала… а когда в легких закончился воздух, неожиданно потеряла сознание.

И под ошарашенным взглядом невесты, качнулась назад, падая с обрыва вниз…

— Во, психи пошли, — задумчиво сказала девушка, расправляя складки на платье и прикидывая, что кровь гламурной блондинки повлияла на нее странным образом.

Тоскливо взглянув на обрыв, невеста начала спускаться.

Фил толкнул толстую дверь склепа, бессильно ударил ее ногой и повернулся. Сергей осматривался по сторонам и на внешние «раздражители» не реагировал.

Этого странного молодого человека полудемону «сосватал» начальник. В «НДП» поступил заказ от Сергея. Тому нужны были люди, чтобы расставить по определенным точкам ловушки на некромагических тварей. А потом (уже после того, как все ловушки были расставлены), ему потребовался водитель и напарник.

На свою беду, именно в этот момент в офис и подъехали Ира и Фил.

Аршель и отправил Астролога с ними. В первый момент, когда полудемон узнал, куда именно они отправляются, он решил, что ослышался. Ну, кто в здравом уме отправится на кладбище, ночью? Особенно, если охотится предстоит за опасной тварью, которая прикончила за три дня шестьдесят человек? Оказалось, такие психи, как этот Астролог.

Ира к счастью осталась около машины, где ей не грозила опасность. Поминутно поглядывая на часы, Сергей рыскал по кладбищу, что-то выискивая… и нашел! На головы и прочие места еще и своего спутника!

Астролог нашел старый и заброшенный склеп, от которого пахло кровью. Естественно — ему приспичило (а по-другому Фил сказать, точнее, подумать, не мог) заглянуть туда и все как следует обследовать.

Обследовали на свою голову!

Стоило войти в склеп, как тяжелые железные двери, которые они еле-еле отодвинули на такое расстояние, чтобы протиснуться внутрь, захлопнулись.

Одновременно с этим отказали оба фонарика. И если полудемон еще худо-бедно видел в темноте, то Сергей — нет. И постоянно спотыкался.

Потом фигуру мужчины окутало темно-синее пламя, и он перестал спотыкаться, изучая, куда они попали.

— Дикое место, — вздохнул, наконец, Астролог.

— Почему?

— Потому что, это действительно лежка невесты. Вот только нашла она или сама сделала, или ей кто обеспечил это место, но здесь дозваться до кого-то ментально — невозможно. А дверь откроется только в том случае, если придет хозяйка. Ну или тот, кто ее создал. Что маловероятно.

— Почему?

— Суди сам. Такие создания, как невеста, начинают питаться так часто только в случае потери «поводка», если есть поводок — хозяин питает свое порождение сам. «Живая» кровь ей нужна раз-два в месяц. Но раз нет «поводка» — значит, тот кто создал эту тварь или мертв, или что вернее — потерял к ней интерес…

Тайфин, не прислушивающийся к разговору, неожиданно забеспокоился, заухал, расправляя крылья, вглядываясь в темноту.

Вначале повернулся Фил, затем обернулся Сергей и осекся. Из странных кучек в углу вырастали белые костяки…

… Влад вошел в съемную квартиру, отчаянно зевнул.

Алла Сергеевна, неожиданно помолодевшая, сидела на кресле, глядя пустым взглядом в никуда.

— Пора тебя покормить, пожалуй, — согласился со своими мыслями старый вампир, подходя к ней и запрокидывая безвольную голову на себя.

В пустых глазах проскользнула искорка интереса.

— Еда?

— Ооо, — Влад хмыкнул, погладил гладкую щеку, скользнул по длинной шее, обрисовал контур укуса. — Мое приобретение оказалось сильнее, чем я думал. Говорить на третий день после обращения, да еще и с учетом такого скудного питания. Действительно, тебя надо покормить. Вот только, — вампир сморщился. — В такой одежде на тебя никто не купится. Надо приодеть.

— Не надо, — Алла вскинула голову, пытаясь поймать вампира в фокус своего взгляда. — Я не хочу тех, кто меня… меня… хочет меня купить.

— Вот как, — Влад кивнул. Его голос медовой патокой окружил женщину. — А чего же ты хочешь? У тебя есть какая-то идея?

— Есть, — прошептала женщина, вновь погружаясь в глубины апатии. — Мне нужно мое пальто.

Заинтригованный Влад принес.

Встав, Алла непослушными руками расстегнула воротник своей блузки, та неаккуратной кучкой опустилась на пол. Следом за ней последовала юбка. На женщине осталась лишь тонкая соблазнительная сорочка и чулки. Высокие белые сапоги на шпильке и дорогой плащ.

Вампир развел руками, когда взгляд женщины все же остановился на нем.

— Хорошая идея. Но белый цвет… не боишься запачкать? — шепнул он на ухо вздрогнувшей Аллы.

— Нет, — вывели побелевшие губы.

— Хорошо, — согласился Влад. — Тогда идем на охоту.

Он не ожидал такой прыти от новообращенного дитя.

А та вышла на улицу, осмотрелась по сторонам и подошла к дороге. Короткий взмах, и рядом торопливо затормозили сразу две машины.

— Мне больше нравится белый цвет, — улыбнулась обворожительно Алла вышедшему из белого мерса мужчине. — Прокатите?

— Прошу.

Дверь перед вампиршей распахнулась.

Влад вернулся в квартиру.

А через полчаса в нее влетела стремительным метеором Алла. Вампирша была действительно аккуратна. На белоснежном пальто не было даже маленького следа крови.

— Ты его убила?

— Нет, хозяин. Как вы и приказали. Лишь затуманила воспоминания.

Влад хмыкнул. Поднялся. Навис над своим приобретением.

— Довольна собой?

— Нет, хозяин.

— Нет? Почему же? — вампир коснулся губами истерически бьющейся жилке на шее вампиршы.

— Вам это не понравится.

— Даже так, — Влад неторопливо отстранился и успел увидеть, как промелькнуло разочарование в глазах новоиспеченной вампиршы. — А знаешь, — прошептал он, прижимая Аллу к стене своим телом. — Так ты мне нравишься еще больше…

Ответить вампирша уже ничего не успела. Ей стало не до этого…

Данай сидел на крыльце своего нового дома, задумчиво разглядывая звезды. Скрипка, с которой он не расставался, лежала сбоку от него.

— Много думать вредно, — раздалось укоряюще позади.

Мальчишка повернул голову и удивленно хлопнул глазами.

— Дядя Аршель?

— О? Откуда знаешь? — демон прошел и сел рядом на крыльцо.

Дампир пожал плечами.

— Мама говорила. А тетя Рашель показывала фотографии. Я не думал увидеть вас здесь.

— Почему?

— Влад говорил, что все кто у меня были, все умерли. Нет никого, кто мог бы вспомнить о том, что были когда-то три таких девушки…

— Понятно, — Аршель вздохнул, сжал, разжал кулак.

С ладони вверх взлетел золотистый огонек и взорвался, окутывая сад пеленой золотого тумана.

— Зачем вы пришли? — спросил тихо Данай.

— Чтобы узнать тебя. Чтобы кое-что тебе рассказать.

— Рассказать… мне?

— Тебе. Никого другого здесь все равно нет.

— Рассказать что?

— Историю о кровных узах. Знаешь ли ты, что у тебя есть… сестра. Не совсем родная, не совсем сводная. В ее жилах течет кровь твоей матери, но при этом…

— Кровь моей матери? — заворожено повторил Данай. — Но у мамы не было других детей! Иначе, я бы знал об этом! Я постоянно был рядом с ней! Только у тети Силены была дочь. Маленькая… Ира…

— Ира, — согласился Аршель. — Ира, которая не погибла при посещении замка Владом, а оказалась заперта во временной петле.

— Но… — Данай сжал кулаки и поднялся. — Но… это же не может быть!

— Может, — демон тоже встал. — В общем, я тебе рассказал. А что дальше делать с этой правдой — решать тебе.

— Она хоть знает? — спросил дампир.

Аршель покачал головой.

— Нет. И будет лучше, если никогда не узнает. У этой девочки и так жизнь не сахар, а как только рядом появились мы — стала вообще невыносимой. Ну что же, я пока прощаюсь. Но я тебя еще навещу. И мы поговорим…

Данай кивнул. Потом немного постоял, разглядывая свою скрипку. В его голову пришла замечательная идея, он поднял свою скрипку и заиграл.

Тихая мелодия, едва-едва слышная, разлилась в воздухе магией лунного дождя…

Глава 19. Скелеты прошлых лет

Когти ударили обо что-то железное, заскрежетали, выбивая сноп искр. Над головой пронесся ослепляющий жар.

Ира открыла глаза и тут же закрыла, подумав, что наверное, ей пора увольняться. Если ей по ночам от недосыпа чудятся такие глюки, то поскольку с ними что-то сделать невозможно, необходимо что-то сделать с недосыпом.

Напротив Белой Невесты стояла девушка в черных спортивных штанах, черном топике. Золотые волосы были затянуты в толстую косу — жгут. В руках у Айри была длинная катана, уже виденная Ирой раньше.

— Вот это подарок, — протянула восхищенно демоница. — Не думала увидеть тебя. Я слышала слова Евы, что она оставит тебя в живых, но не думала, что ты будешь настоящей. Как-то… Белая Невеста слишком легендарная тварь! Не думала что тот некромантишка на самом деле такой сильный. Нет, ну просто чудо!

— Ты маньячка? — уточнила девушка в свадебном платье.

Айри оскалилась, обнажив не менее впечатляющие, чем у невесты клыки.

— Что ты! Только совсем чуть-чуть! А если честно, — она метнулась вперед, в стелющемся прыжке, проскочила мимо увернувшейся невесты и выпрямилась, нежно улыбаясь. — Я уже давно не встречала сильного противника.

Ира поднялась с земли, цепляясь за траву, словно та была в состоянии ей помочь устоять на ногах.

— Ириш, в порядке?

— Относительном, — отозвалась брюнетка.

— Ну и то хорошо, — согласилась Айри, перекидывая катану в левую руку, в правой полыхнули колючие искорки. — Слушай, подруга, — предложила она, атакуя зашипевшую невесту и гоня ее в сторону от Иры. — Я присмотрю за этой, а тебе… не надо этого видеть. Найди-ка наших мужчинок.

— А ты справишься?

— Не переживай, — засмеялась демоница, взрываясь вихрем огня и серебра. — Все будет хорошо!

Ира кивнула и помчалась обратно, по своим шагам — к тому склепу, из которого доносились странные звуки. А сейчас в ту сторону вела странная мелодия. Тихая, едва уловимая. Вместе с мелодией в голову пришла умная и очень своевременная мысль.

В конце концов, если уж ребята не пришли ей на помощь, значит помощь нужна им самим!

Первым из боя вылетел Сергей… мужчине просто прилетело по голове черепушкой от рассыпавшегося скелета, и Астролог спланировал на грязный пол.

Фил отскочил в сторону, оттащил «павшего» в сторону.

— Тай?

— Уже, — донеслось из-за спины, и поправляя толстую черную куртку, рядом с Филом встал Тайфин. — Но мне это не нравится.

— Меня это почему-то не удивляет, — вздохнул тяжело полудемон. — Ты можешь с ними что-то сделать?

— Я не ангел, — сожалеюще покачал головой Тай. — Максимум, могу угостить их упокоением. Но только тех, кто уже рассыпался. На целых не подействует.

Фил скривился.

— И почему нам с тобой так не везет? Как только склеп — так черепушки?

— Наверное, кто-то подсмотрел наш с тобой главный детский кошмар, — вздохнул полуангел. — Ну что, будем страдать или что-то придумаем с этими?

— Придумаем, — отозвался Фил. — Идеи есть?

— Никаких, — усмехнулся Тайфин, вытаскивая из кармана серебряный кастет и резко развернувшись, полуангел ударил кастетом неосторожно подошедшего ближе скелета. — Вот так лучше.

— Их много, — заметил полудемон, вытаскивая из-за спины меч.

— Так может, обернешься?

— Нет. Не могу. Здесь чья-то чужая воля. Чужая воля того, кто еще не ушел за грань. Так что обернуться я не могу. Ты, как я понимаю — тоже?

— Что-то вроде того, — вздохнул Тайфин.

Через несколько минут, братья уже выдохлись, а поднятые скелеты потеряли только троих своих.

— Нам надо выбираться отсюда, — заметил тяжело дыша Фил.

— Надо, — согласился Тайфин, сжимая и разжимая кулаки. — Но с этой стороны дверь не открывается.

— Значит…

Полудемон не договорил. Дверь в склеп заскрипела и распахнулась, впуская свежий ночной воздух.

— Фил? Тайфин? — неуверенный голос Иры прозвучал для обоих музыкой.

Закинув на плечо Сергея, Фил посмотрел на Тайфина.

— Сможешь обеспечить просеку?

— Вполне, — кивнул полуангел. — Но они лишь разлетятся.

— Это потом! Пока надо просто выбраться из склепа!

— Хорошо!

Волна темной клубящейся тьмы сбила с ног скелеты, давая братьям время на то, чтобы выбраться наружу.

Уложив Сергея на траву, полудемон покосился на выбирающихся из склепа скелетов и вздрогнул, когда Ира дернула его за рукав.

— Фил!

— Что? Кстати, как ты так вовремя оказалась здесь?

— Потом! Там Айри! Она защитила меня и осталась одна с Белой Невестой! Я боюсь… я боюсь, что она не справится!

— С чего ты взяла, что я…

— Пожалуйста! — в глазах брюнетки полыхнула слеза. — Пожалуйста, Фил! Скорее! Я чувствую, что ей нужна помощь!

Тихо прошипев что-то сквозь зубы, полудемон взглянул на брата и метнулся по тропинке в ту сторону, откуда ощущалась магия демонов.

Тайфин выгнул бровь, посмотрел на Иру.

— Тут вообще-то остались мы.

— Ты с ними справишься.

— Ты уверена? Я вообще-то полукровка.

— Вообще-то рядом со мной, ты можешь пользоваться традиционно ангельскими силами. Забыл?

— Ты считаешь, что я смогу с ними справиться, пользуясь тобой как катализатором? — заинтересовался Тайфин, пряча улыбку в уголках губ.

— Я уверена! И хватит препираться! Они вообще-то уже здесь! — взвизгнув, Ира спряталась за спину полуангела. Прислонилась к его спине горящим лбом.

Тай выставил в сторону приближающегося костяка ладонь.

— Подчинись силе моей тайной, — прошептал он на древнем языке. — Подчинись и развейся. Ветер что веет в вышине. Луна что светит так далеко. Деревья, что защищают покой мертвых. Услышьте меня и дайте свою силу. Огонь!

Синий потрескивающий разряд ударил с ладони полуангела в приближающихся скелетов. Двое сгорели на месте. Еще двое загорелись, а остальные… неожиданно отступили и скрылись за закрывшимися дверями склепа.

— Ой, — тихо сказала Ира, выглядывая из-за широкой спины полуангела. — А что это было?

— Трусливое бегство, — задумчиво ответил Тай. — Но как-то странно.

— Что именно?

— Они должны были от этого заклинания рассыпаться все, — полуангел тряхнул головой и посмотрел на Иру. — А что ты там говорила об Айри?

— Она…

Айри отскочила от невесты, прижалась к широкому стволу дерева, тяжело дыша. Она ошиблась! Она не ожидала, что невеста будет настолько сильна, что Айри, натренированная отцовскими «шутками» и постоянным сопровождением в службе охраны маскарада, окажется перед ней как беззащитный котенок.

— Скольких ты уже поглотила? — поинтересовалась демоница, жадно глотая воздух. Ноги уже подгибались. А от магии толку не было…

Невеста повела плечом, облизнула тонкие губы.

— Сотню? Две? Я не считала. Мне это стало неинтересно, когда я поняла, что мне надо больше. Еще больше. А ты — не более чем досадная помеха и такой питательный десерт. Я хотела ту девчонку, она вкуснее, но ты тоже сгодишься. А за той я все равно схожу.

Длинные когти прочертили уродливые шрамы на коре дерева, Айри увернулась. Следующий удар она приняла на катану.

— Мне это надоело!

Невеста загорелась! Черный огонь окутал ее, колючими черными поцелуями пробежался по тонкой коже и впитался. Демоница попятилась. Невеста стала еще сильнее.

Айри зажмурилась, когда в ее сторону метнулась белоснежная смазанная полоса.

— Бесполезно, — пронеслось в ее голове.

А в следующий момент сильный удар швырнул ее в сторону. Гася силу удара, демоница развернулась в воздухе, недоумевая, почему она до сих пор жива, оттолкнулась от высокого памятника и приземлилась на земле, чтобы замереть памятником самой себе.

Мгновенно пересохшие губы вывели неуверенное:

— Фил.

Но полудемон услышал.

— Дура.

Айри склонила голову, не споря. Она никогда не спросила с ним… Просто потому, что терялась, словно маленькая девочка.

Невеста оскалилась.

— Двое? Слабак и слабачка? Славная парочка! Начну с девушки!

Опять та же белая смазанная полоса, и резкий рваный удар. В сторону полетела на этот раз невеста.

Меч в руках полудемона загорелся алым огнем, загорелись алым глаза, следом волосы. За спиной распахнулись крылья… Черные перья закружились в воздухе.

Айри осела у того дерева, где стояла. Боевая ипостась… Полукровки, которые родились от ангела и демона… они не были равны полукровкам обычных людей. У них была боевая ипостась, органично сочетающая в себе обе расы.

Фил ненавидел ее применять, но эта Белая Невеста невероятно его разозлила.

За спиной тихо вскрикнула Айри, когда он начал превращение, и на губах полудемона все же появилась легкая улыбка.

Белая Невеста панически попятилась.

— Куда же ты? — удивился Фил. Из искаженного горло вырвалось рычание, но девушка в свадебном платье поняла и начала пятиться еще активнее.

— Мне еще рано! Рано умирать! — простонала она. — Я еще не успела собрать нужную силу! Не трога…

Черно-огненная полоса исчезла в одном месте и тут же появилась в другом. Смахнув голову невесты с плеч, Фил полюбовался на пепел, окрасивший белоснежные одежды и развернулся.

Сделал несколько шагов, на ходу возвращаясь в свою привычную форму, и протянул ладонь.

— Поднимайся.

Айри вцепилась в предложенную руку, Фил усмехнулся и поставил ее на ноги. Демоница молчала, потом хрипло выдавила из себя:

— Спасибо.

— Да не за что, — усмехнулся полудемон.

А потом легкое, но ворованное тепло из его глаз ушло. И на Айри взглянула опять черная бездна.

Демоница отвернулась.

А в следующий миг ей на шею повесилось что-то тяжелое.

— Айри! Айри, ты в порядке?

С застывших братьев можно было писать картины.

— Ира? — хором вскрикнули они.

— Кстати, — согласился Фил, убирая меч, — откуда ты знаешь, Айри?

— Вас это не касается, — резко констатировала Ира, затем улыбнулась, смягчая невольную грубость. — А вообще, поговорим дома! И не забудьте забрать Сергея и вернуть его в офис. Машина остается вам!

Хлоп! И… обе девушки исчезли.

Фил и Тайфин переглянулись.

— Когда она освоила искусство перекрестка? — заинтересовался Фил.

— Не знаю, — отозвался полуангел. — Но знаешь, мне это даже нравится.

— Мне не очень, — вздохнул полудемон. — Ну что, возвращаемся?

Зеленая десятка уже выезжала с территории кладбища, когда на втором уровне склепа у обитателя черного мраморного гроба, еще до конца не вернувшего себе силы, до конца не проснувшегося, первый раз стукнуло сердце…

В кафе было тихо. Отправилась спать Илия. За столиком в углу сидели только Ира и Айри.

— Зачем ты меня приволокла сюда? — спросила тихо демоница.

— Во-первых, кафе завтра вернется в нашу складку только ближе к обеду, а тебе надо как следует отдохнуть. А во-вторых, брюнетка серьезно посмотрела на подругу. — Нам надо поговорить.

— О чем?

— О прошлом.

— А может не надо? — возразила Айри, комкая белоснежную салфетку. — Что о нем говорить?

— Нет. Я должна знать историю, ту историю, которая началась до меня.

— Должна, — демоница грустно улыбнулась. — Это долгая история.

— А мы сегодня никуда не торопимся, — возразила Ира.

Возможно, будь на улице день, а не ночь, все сложилось бы по-другому. Возможно, не будь позади этого унизительного чувства беспомощности и такого своевременного появления Фила, Айри бы ничего не рассказала. Но «возможно» осталось за порогом кафе, а неожиданно приобретя подругу, демоница, на душе которой давно уже стыла ледяная пустота, начала рассказывать.

— Это все началось, когда нам было лет 14–16. Для чистокровных это мало. Для полукровок, как и для людей. Но и Фил, и Тайфин взрослели по правилам чистокровных. В общем, в тот момент, когда все случилось, мы были подростками.

Я с самого первого взгляда влюбилась в Фила. Мы встретились на одном из балов, что давала его мама. Он стоял со скучающим видом на балконе, окруженный черным шлейфом своей силы, скучающий принц демонов… Силы огня, какой же наивной дурочкой я была, увидев его.

Словно мотылек, неожиданно почувствовавший зов цветка, я рванулась на этот огонь. Порхая вокруг, не смея приблизиться и не смея отдалиться, я была рядом с ним.

Потом познакомилась с Тайфином. Признаться, полуангел произвел на меня лучшее, гораздо лучшее впечатление. Но было уже поздно. В моем сердце закрепился его брат. Уже потом я выяснила, что без шлейфа силы я не могу их отличить… но на тот момент они не скрывались, и я могла наслаждаться их обществом.

Прошло года два. Мы были в летней акватории. Пришла пора первой любви. И в нашей компании появилась вторая девочка. Я уже в тот момент была такой тоненькой, хрупкой, что меня хотелось защищать, оберегать. А она — настоящая разбойница. Она представилась нам чистокровным ангелом. По виду ей было лет 12, почти столько же, сколько нам. Тайфин относился к ней с легким покровительством и подшучиванием. Он не был в нее влюблен. Я вообще не знаю, а был ли в кого он влюблен.

Но дело сейчас не в этом. Не в этой части истории. Тогда это было началом, началом последовавшей трагедии.

— Как ее звали? — внезапно спросила Ира.

Айри улыбнулась.

— Сантана.

Брюнетка вздрогнула.

— Напоминает «сатана».

— В общем-то да, — кивнула демоница. — Год. Ровно год мы переписывались по своим магическим каналам. А потом снова собрались в той же акватории. Фил и Тайфин выросли еще больше, стали такими красивыми… сильными… — губы Айри исказила горькая улыбка. — Они привлекали внимание даже взрослых уверенных в себе красавиц. На их фоне я терялась… а вот Сантана, Тана… нет. Она была слишком необычна и знала себе цену.

— Ты?

— Я себе? Нет… Я узнала свою цену много, много позже. На тот момент я была еще малышкой. Да вдобавок влюбленной. Я готовилась идти по стопам отца и постоянно тренировалась, хотя и не показывала этого. О своей мечте — стать медиком, я даже не заикалась. Да и силы мои еще толком не проснулись на тот момент.

— Дальше.

— Дальше? В нашем обществе была такая же забава, как и у человеческих детей. Испытание храбрости… Недалеко от того пансионата, где остановились мы, было старое кладбище. Туда мы должны были отправиться большой компанией. А на деле пошли четверо. Я. Фил. Тайфин. И Тана. Тана, которая в тот год словно горела, не желая… терять ни минуты своего драгоценного времени.

Инициатором нашего похода выступил полудемон. Тайфин отговаривал брата долго, но тому, если что-то втемяшится в голову — хоть плачь, не выбьешь ничем. Итак… мы пошли…

Ира молчала, разглядывая склоненное лицо Айри.

— Дальше?

— Склеп оказался жилым. Нет, не думай. Никаких некромантов или страшилок. Брошенное случайное проклятье приклеилось к старому пауку! Паук жил… плел свои паутины и ни о чем «таком» не задумывался, когда мы пришли в это место. Мы смахнули паутины. Мы убили паука. А потом пробудились от древнего сна — скелеты. Их было много… Слишком много для трех недоучек.

— Трех?

— Четвертая… Тана… оказалась обманщицей! — Айри всхлипнула. — Эта девчонка была трироном! Трироном, который не может пользоваться своей силой… Она оказалась старше, чем была…

Ира молчала, понимая, что скоро узнает развязку истории.

— И?

— И… мы бежали к выходу… Тана подала по амулету сигнал о том, что нам нужна помощь, и к склепу уже приближалось боевое подразделение. Спасение было уже рядом, когда подо мной упал пол. И я упала вниз…

Старая ловушка, о которой все давным-давно забыли, с удовольствием распахнула свою пасть. До сих пор помню, тот краткий миг, когда все на свете остановилось, как страхом полыхнули глаза Тайфина, недоумением Фила и пониманием Таны. Она рванулась ко мне, схватила за руку и помогла устоять…

Но поплатилась за это сама. В действие пришла вторая, парная ловушка. От одной стрелы Тана увернулась. Вторая попала ей в плечо. И естественно, по всем законам подлости и романтической драмы — она была отравленной. Яд, который был смертелен для ангелов, трирону доставил смертельные мучения! Тана мучилась трое суток. Трое долгих суток, за время которых мы и узнали, что она трирон. Что ей далеко не 12 лет. И что время, проведенное с нами, было замечательным!

— И… — осторожно подтолкнула Ира. — Это все?

— Это был первый камешек. Фил потом мне сказал, что лучше бы в тот день погибла я! А не Тана… Ведь это именно братья открыв половины своих душ, задержали трирона на этом свете.

— Э… — брюнетка потрясла головой. — Серьезно?

— Ага, — вздохнула Айри. — Едем дальше. Дальше было интереснее. С того злополучного дня… с той трагедии прошло лет пять. Может чуть больше. Пришло время озаботиться о выгодном браке. Мой отец и отец Фила были в хороших отношениях. И решили, что им надо породниться. А как лучше это сделать, как не через брак?

— Ты… стала заложницей отцовских симпатий? — озадачилась Ира.

— Я могла стать невестой Тайфина. Но выбрала Фила. И пожалела. Он не простил мне этого. Относился колюче. Обжигал словами. Взглядами. Менял подружек и обижал… обижал меня.

— А ты?

— А что я могла сделать? — отозвалась тоскливо Айри. — Я его любила. Любила так…

— И все? — уточнила Ира. — Вот все выше сказанное и стало тем, что он тебя ненавидит?

— Нет, — демоница вздохнула, откинулась на стуле. — Он мне прямо заявил, что я ему ничему не обязана. Он мне соответственно тоже. Ну… во мне говорила злость. А она советчик плохой… Я отправилась в тот же вечер в студенческий бар. Сняла… первого попавшегося мужика…

В глазах Иры появилось шоковое выражение.

— Однако…

— Мы дошли почти до номера, когда появился Фил. В тот вечер только своевременное вмешательство Тайфина уберегло меня от того, чтобы жених поднял на меня руку. Тогда он и сказал, что ненавидит меня…

А поскольку я с даром целителя, то и легкий флер эмпата у меня есть. Фил действительно говорил правду…

Брюнетка вздохнула.

— На этом все?

— Нет. Мы потом сталкивались еще несколько раз. И с каждым разом ситуация все усугублялась.

— Фил — дурак, — констатировала задумчиво Ира.

— Почему?

— Ну, — уклончиво ответила брюнетка. — Знаешь что, давай-ка еще по одной и на боковую. Завтра то все же на работу.

Ничего не понимая, Айри все же кивнула.

Когда уже Ира уходила из кафе Илии, она повернулась к демонице.

— И что ты будешь делать теперь?

— Пройду новый смотр. Найду нового жениха и выйду замуж.

— Хе, — брюнетка усмехнулась. — Я это запомню.

Миг, и ее уже нет. Айри покосилась на столик, убралась и поднялась наверх. Уже засыпая, девушка подумала, что так и не спросила у самой Иры, а кто из братьев понравился ей?

Когда Фил и Тайфин вернулись домой, Данай уже спал, магия его лунной мелодии рассеялась, так что братья ничего не почувствовали.

Иры еще не было или уже не было. Дожидаться девушку они не стали, отправившись по комнатам.

Девушка вернулась под утро, свалилась на кровать, возблагодарила все и вся, что в универ по вторникам во вторую смену и уснула. Но понедельник еще не достаточно поиздевался над своей жертвой, и суматошный день продолжился не менее суматошной ночью…

Началось все обыденно и не настораживающе. Просто весенний сад. Высокие молодые яблони были покрыты белоснежными нежными цветками. Тихий умиротворяющий ветерок то и дело касался их нежных веток и тогда вниз сыпались белоснежные лепестки.

— Как снег, — прошептала тихо Ира.

— Почему же? — раздалось позади, — скорее как сакура. Помнится мне, ты всегда хотела ее увидеть.

Девушка резко повернулась, убеждая себя, что если это сон, то она может…

— Ты не сможешь проснуться без моего на то повеления, — улыбнулся Влад, отталкиваясь от узорчатого столба беседки. — А поскольку снами я тоже управлять не умею, я попросил, чтобы нас с тобой свели в одном сне. Так что мы в одном положении.

— Не думаю, — слабо отозвалась Ира, пятясь.

— Куда же ты? — удивился Влад. — Неужели ты даже не поприветствуешь меня, как полагается?

— Полагается дать тебе по роже? — нахмурилась девушка.

— Зачем же так грубо? Разве я дал какой-то повод для этого?

— А разве нет? Разве ты белый и пушистый, всеми оболганный? Ты просто…

— Попрошу без грубостей, — улыбнулся Влад. — Я пришел не воевать.

— Еще скажи, что ты просто зашел пожелать спокойной ночи!

— Могу сказать, но ты же все равно не поверишь, — вампир развел руками. — Ты знаешь, я зашел, даже не желая причинить тебе вреда!

— Ты возгорелся этим желанием здесь, — покивала Ира и крикнула. — Не подходи!

Влад улыбнулся.

— Почему же? Я так долго ждал этого… когда ты наконец-то окажешься в моей власти. Окажешься так близко от меня, что твое дыхание будет кружить мою голову. Окажешься настолько рядом, что тебя можно будет касаться!

Вампир шагнул еще ближе, протянул руку к Ире и получил… по пальцам. Разряд серебристой молнии проскользнул вокруг девушки, обозначая небольшой круг.

Влад сморщился, словно проглотил кислый лимон.

— Данай. В честь чего это для тебя он играл лунную мелодию?

— Лунную мелодию? — недоуменно повторила Ира.

Вампир кивнул и опять протянул ладонь к девушке, только не коснулся, осторожно и нежно погладил окружающий ее щит.

— Я не трону. Я не обижу, — прошептал он. — Так что пропусти.

По щиту проскользнули злые колючие искорки.

Влад усмехнулся.

— Неужели я тебе настолько не нравлюсь? Я же… Мы же были…

— Были, — перебили вампира, и рядом с Ирой появился неожиданно… Тай. — А я то все гадал куда делась моя девушка и почему в ее комнате так отвратно пахнет магией сна.

Полуангел протянул ладонь и потянул девушку на себя, по-хозяйски обнимая за талию.

— Ты в порядке? — спросил он.

Ира кивнула, задумчиво спрашивая себя, что это такое ей показалось.

«Моя девушка»? — повторила она про себя.

— Твоя девушка? — вслух повторил Влад и засмеялся. — С какой-то стати она твоя девушка?

— Тебе какое дело? — холодно отозвался Тайфин. — В общем, тебе здесь не место. Давай-ка, убирайся.

— Я? Щенок, да ты не знаешь…

Вампир не договорил, полуангел ударил в маленький бубен невесть когда появившийся в его руках, и Влад исчез.

Развернувшись, Тай навис над Ирой и улыбнулся.

— Вот теперь ты от меня не сбежишь и можно, наконец, поговорить.

— Ты меня пугаешь, — тихо сказала девушка и попятилась.

— Не стоит, — полуангел взял Иру за плечо, что-то шепнул, и картинка вокруг померкла, чтобы смениться совсем, совсем другой…

С тихим шелестом на землю осыпались розовые лепестки. Розовый дождь, подхваченный ветром, бесконечным водопадом опускался на землю.

Ира огляделась по сторонам. Узкая дорожка вела к излучине реки. Откуда-то доносился гул голосов, но на дорожке она стояла одна. Не было даже Тайфина. Почувствовав невольное беспокойство, девушка обернулась и немного растерянно улыбнулась.

Прислонившись к изломанному стволу старой сакуры, стоял полуангел. Вишня выглядела точно так, как на картинках — завораживающе и успокаивающе. Тот самый «заменитель сердца», что слепила Айри, стучало быстрее.

— Я подумал, что тебе здесь понравится, — тихо сказал Тайфин.

— Спасибо, — на губах Иры появилась нежная улыбка. — Это… самый лучший подарок, который мне когда-либо делали.

— Я не уверен, что это подарок.

— Не уверен? — удивилась девушка.

— Это просто способ доставить тебе удовольствие. Возможность увидеть на твое лице улыбку, — Тайфин улыбнулся. — Подарком будет другое путешествие. Настоящее.

— Настоящее?

— Конечно. Я тебе обещаю, как только в Японии зацветет сакура, мы отправимся с тобой туда. Посмотреть на нее, прикоснуться к ее волшебству.

Ира засмеялась, раскинула руки и закружилась.

— Все равно! Мне нравится! Здесь так красиво…

Тайфин отстранился от дерева и подошел к девушке.

— Когда-то, недалеко отсюда, в старом храме жили и мы с Филом. Нас отправили вниз, чтобы обучить искусству боя.

Ира остановилась, наклонила голову.

— Фил был лучшим учеником, чем ты?

— Откуда ты?

— Я думала ты спросишь, с чего я взяла, — засмеялась девушка.

Почему-то хотелось смеяться, кружиться и разуться… Последнее Ира немедленно сделала, как только туфли оказались на тропинке в стороне от нее, они сразу же растаяли.

— Ну, не буду я спрашивать, — улыбнулся в ответ Тайфин. — А вообще то ты права. Фил был лучше. Лучшим воином. Лучшим магом. Лучшим…

Ира положила ладони на грудь спутника.

— Лучшим? Не думаю.

— Почему?

— Я познакомилась с вами обоими примерно в одно и то же время. Фил показался мне опасным. В нем даже сейчас я ощущаю какую-то опасность. Что-то скрытое, что он почти никогда не выпускает из плена своих сил и способностей. Но это есть и это меня пугает.

— Ты очень ясно все ощущаешь. Даже странно, что у тебя нет своих способностей, — улыбнулся Тайфин.

Ира развела руками.

— Я трирон. И пожалуйста, не говори, что вы этого не знаете.

— Знаем. Точно так же, как и знаем твои две особенности, пробуждать дар и воровать его.

Девушка поджала губки.

— Я не назвала бы это воровством. Не более чем временным заимствованием. Да это и не мой дар, а дар того артефакта, что невесть с чего признал меня своей хозяйкой.

Полуангел покачал головой.

— Послушай, Ира. Может быть, хотя бы во сне, хотя бы сегодня мы не будет разговаривать о делах?

— Хотя бы сегодня, — девушка вздохнула. — Получается постоянно как-то очень странно. Стоит нам заговорить и мы говорим только о делах. Никогда ни о чем другом. Я даже не знаю, что ты любишь. Чего ты боишься. О чем мечтаешь.

— А ты хочешь это знать? — улыбнулся Тайфин.

Ира загляделась на него.

Странно. Он такой близкий сейчас. Совсем не так, как тогда, когда заставлял меня вернуться в свое тело. И между прочим…

— Тай.

— Что?

— Почему, когда ты… в тот раз… взлетел, ты был похож на ангела?

— Потому что ангельское начало во мне сильнее. Когда я покидаю тело, скованное узами, я перехожу в ту часть материи, которая помогает стать целостным. Я могу стать ангелом, но только в «эфире». Назовем это так. И на очень короткое время. Если я не успею вернуться вовремя, то я могу навсегда остаться призрачным ангелом. Позорная участь. И обидная.

— Обидная?

— Конечно. Потому что самых дорогих в этой ипостаси никогда не видишь.

— Вот как… — голос Иры упал.

— Правда, — добавил Тайфин. — Если я стану таким сейчас, то тебя я тоже не увижу.

— Не увидишь? — задумчиво повторила девушка и улыбнулась.

Полуангел подошел к ней ближе, обнял, и Ира неожиданно для него устроилась в его руках удобнее.

— Постоим так еще немного, — попросила тихо девушка. — И вернемся домой.

— Конечно, — согласился Тайфин и улыбнулся. — Но наш разговор еще не закончен. Хотя и будет гораздо лучше, если мы продолжим его дома.

— Почему? — удивилась Ира.

— Потому что, — полуангел наклонился к девушке, провел пальцами по ее щеке, а затем коснулся уголка губ, вначале левого, потом правого. — Это всего лишь сон. И мои прикосновения не оставят тепла на твоих губах.

— А тебе это надо? — вскинула голову девушка.

— Конечно.

— Но… почему?

— Потому что я… потому что ты мне нравишься.

Ира улыбнулась.

— Просто нравлюсь?

— Наверное, немного больше, чем просто, — улыбнулся Тай в ответ. — Но хватит, больше ни слова. Я и так сказал больше, чем собирался. Пора возвращаться. Домой.

— Домой, — в голосе Иры неожиданно прозвучала тоска, а потом она улыбнулась и кивнула. — Возвращаемся…

Часть 3. Странные заботы

Глава 20. О чем сказали часы

В этой части города никогда не появлялись законопослушные граждане. Не потому, что они боялись трупного тяжелого запаха, который царил на этой территории, подавляя. Не потому, что боялись запачкать свою одежду о те отбросы, которые загрязняли улицы, или пораниться о куски ржавой арматуры.

Здесь никогда не появлялись те, кому была дорога жизнь. Исконные обитатели этих трущоб ненавидели чистеньких и лощеных типов, и очень быстро объясняли пришельцам, что на этих улицах можно появляться, только соблюдая закон джунглей: «выживает сильнейший».

Видимо, парню, который сейчас прижался к стенке старого обшарпанного здания, это никто не объяснил. Светлые голубые джинсы были в пятнах засохшей и свежей грязи. Темно-синяя джинсовка в нескольких местах была порвана. Белая некогда майка стало серо-бурой. Светлые встрепанные волосы были запачканы чем-то алым.

Прижав к разбитой щеке грязную ладонь, парень сплюнул и осторожно выглянул за угол.

Его преследователи немного потерялись, но это явно ненадолго. В конце концов, они здесь живут давно, знают каждый закоулок, да к тому же, в отличие от него, перемещаются на колесах.

А ему всего лишь надо убраться отсюда, да побыстрее.

В который раз, парень пожалел о том, что никому не сказал, куда и зачем отправляется. Напарник или напарница сейчас очень бы не помешали. До широкого проспекта, где много полицейских, дорогие отели, до мира, где все решают деньги, было всего ничего — полоса дорожного разбитого покрытия и высокая решетка.

Но перепрыгнуть через нее — не проблема для полудемона. Проблема в том, чтобы добраться до этой решетки.

Вздохнув еще раз, Фил потрогал оттопырившийся карман своей джинсовки. То, ради чего он так рисковал, было еще с ним.

«Ладно. Я зашел уже так далеко. К тому же тут осталось то пробежать всего ничего. Если бы не эта служба маскарада! Здесь ни в коем случае нельзя применять своих особых способностей. Иначе… Ничем хорошим это не закончится. Если можно было бы, я бы ушел по крыше. А так придется по-человечески. Ладно. Вперед!»

Оглядевшись по сторонам, полудемон осторожно двинулся по переулку, по-прежнему прижимаясь к стене, смотря под ноги, чтобы не выдать себя неосторожным шумом, и прислушиваясь до звона в ушах, чтобы не пропустить преследователей.

Впрочем, они оказались умнее. И, загнав свою дичь на флажки, уже ждали полудемона на улице.

Фил успел покинуть проулок, успел пробежать метров сто — почти половину нужного расстояния, когда со всех щелей, словно тараканы, появились байкеры. Они были везде… И окружили парня со всех сторон.

Высокий предводитель на черном монстре, стянул шлем, обнажая лысый череп, глубоко посаженные глазки, скошенный нос (ломали что ли) и плоские губы.

— Какие люди! Фил, ты ли это?

— Боров? — изумился полудемон, выпрямляясь. — Это твои люди объявили на меня охоту?

— Конечно. В прошлый раз мы с тобой расстались очень тепло. И я подумал, что еще одна теплая, исключительно «дружеская» встреча нам с тобой не помешает.

Фил прошипел сквозь зубы пару злых непечатных выражений. В прошлый раз, он набил этому придурку морду, увел у него девушку, байк и деньги. Нет, он, конечно, сам был виноват, но, наверное, не надо было поджигать этому чудику шевелюру, объясняя это последним писком моды, надевать погоны из китайской лапши и называть Боровом.

Нет, ну, что за день такой нехороший? Правильно говорила Ира. Пятница, 13ое имеет свои законы. И если ты их не знаешь, то лучше даже не соваться никуда. Особенно туда, где можно найти неприятности на свою голову и то, что пониже спины.

Кольцо байкеров немного сжалось.

— А знаешь, — Боров демонстративно медленно погладил свой череп. — Я до сих пор не простил тебе того побега. Я ждал. Я выслеживал тебя, как дичь. Но все время опаздывал на какую-то долю секунды. Ты отлично прячешься. Знаешь это?

— Конечно, — кивнул Фил, пытаясь понять, что именно задумал его неприятель.

— Вот, а я узнал, что деньги и власть это великая сила. И если хорошенько подумать, то на ту рыженькую, что ты увел у меня из-под носа — мне плевать. Она потом сама приползла ко мне на коленях. Но того унижения, что ты заставил меня пережить, я тебе не прощу. Итак, — лысый вытащил из-за пазухи тяжелый револьвер, демонстративно крутанул барабан. — В соседней с нами стране есть интересный обычай. Называется русская рулетка. Вот сегодня, я сыграю в эту игру с тобой. В барабане три патрона. Ровное число. Красивое число. Я сделаю ровно три выстрела. В конце концов, ты же заставил меня пережить тройное унижение. Первый раз я выстрелю в ногу. Затем в руку. Затем в голову. Если тебе не повезет первые два раза, то это будет даже не страшно. А вот на третий раз… я буду очень надеяться, что тебе не повезет.

Фил вздохнул.

«Ну, кто же знал, что эта скотина окажется такой злопамятной! Если он выстрелит и меня ранит, то мне придется защищаться. А это значит, нужно будет превращаться. Если превратиться, то нельзя будет никого оставлять в живых, чтобы не нарушить маскарад».

— Блин! — невольно вырвалось у полудемона. — Как же вы сегодня не вовремя.

Рука борова дрогнула. Тихо щелкнул взведенный курок.

— Как я тебя ненавижу, щеголь. Заявился на мою территорию как вор. Собирался, как вор ускользнуть. Не получится. Надеюсь, тебе не повезет все три раза!

Щелчок курка… и осечка.

В глазах лысого застыл ледяной холод. Фил вздохнул еще тяжелее. Кажется, он попал. В барабане, судя по всему, были шесть патронов, и случайная осечка Борову не понравилось.

Шум мотора машины и дикий визг тормозных колодок не понравились байкерам больше, чем Филу.

Темно-зеленая машина вошла в резкий вираж, своим боком протаранила два мотоцикла, сошвыривая их со своей дороги и остановилась перед Филом.

Распахнулась дверь, полудемона затащило в машину. Опять завизжали шины… и машина сорвалась с места.

На то, чтобы понять, что добыча уходит, у Борова и его банды ушла ровно одна минута. Простить такое оскорбление — значило потерять уважение своей наемников, и бандит не своим голосом взревел:

— За ними! Убить! Уничтожить!

Заревели мощные моторы байков, и кодла сорвалась с места за темно-зеленой молнией.

Переключив передачу, Ира одной рукой крутила руль, второй потянула Фила за ухо.

— Ты понимаешь, что ты мог погибнуть? Ты понимаешь, что если я бы не приехала вовремя, этот придурок начал бы стрелять!

— Он сейчас все равно стрелять будет, — отозвался полудемон, осторожно отгибая пальчики подруги и целуя ладонь. — Но все равно ты очень вовремя.

— Еще бы! — коварно отозвалась девушка. — Скажи, спасибо, что я узнала о твоих проблемах немного раньше, чем Тай или Аршель.

Фил побледнел. Нотации от брата или нотации от взбешенного начальника? Не хотелось ни того, ни другого.

— Как ты меня нашла?

— Я как никак лучший вольный водитель, — отозвалась брюнетка, выкручивая руль и ныряя в темный узкий проулок.

Завывая на все лады, байкеры свернули вслед за ней.

— А теперь если можешь, немного помолчи и подумай, что мы будем говорить Таю и Данаю, когда вернемся.

— Говорить? Ничего не будем!

— Мне ничего говорить может и не придется, — вздохнула Ира. — Но ты… ты на себя в зеркало смотрел?

— Нет… кажется.

— Ничего, — на губах брюнетки сложилась мягкая нежная улыбка. — Еще посмотришь и могу пообещать, то что ты там увидишь, тебе однозначно не понравится.

— Ира!

— Что?

— Язва.

— Знаю.

Хмыкнув, девушка замолчала и сосредоточилась на дороге. Все ее не малые силы уходили на то, чтобы найти самый короткий путь в незнакомом слое. А главное найти место, где можно убраться из этого слоя так, чтобы не затянуть за собой байкеров.

Попетляв по узким улицам, девушка вынырнула в богатый район, снеся шлагбаум.

Покосившись в зеркало заднего вида, Ира вздохнула. Байкеры продолжали преследовать ее машину, но помимо них к догонялкам присоединились местные стражи порядка.

Шикарные скоростные трассы мелькали сбоку, обещая высокие скорости, но Ире они не подходили.

Старый мост, с обваленным центральным покрытием, показался ей манной небесной! Наградой за то, как примерно она себя вела в последние полтора часа. Обрадовано улыбнувшись, Ира свернула на старую разбитую трассу. Знак «въезд запрещен», девушка сбила. Ей он не казался достойным внимания.

Фил, все это время смотревший на погоню, повернулся и замер.

— Ира, — тихо сказал он.

— Что? — поинтересовалась девушка, пристегиваясь.

— Мы вообще-то не перепрыгнем.

— Мы? Что ты! Они — нет. Мы — да.

— ИРА!

— Не кричи, — фыркнула девушка. — Этому фокусу меня недавно Аршель научил. Знать бы еще чего он так со мной возится весь этот год. В конце концов, это Данай ему племянник. А я так, сбоку припека.

— Ир, не отвлекайся, пожалуйста! — взмолился Фил, созерцая огромный пролом и далекий противоположный край моста. — Я хочу вернуться домой! Желательно живым и целым!

— Живым, пожалуйста. На целого ты уже не тянешь.

Темно-зеленое такси завизжало покрышками. Истерически мигнули фары… набрав скорость, машина «полетела» над пропастью.

Для преследователей все выглядело просто невероятно красиво. Машина сорвалась с края, словно стрела спущенная с тетивы, прозвенела в воздухе и опустилась на другом конце моста.

О том, что за одно короткое мгновение, Ира сменила три разных перекрестка, они естественно знать не могли…

В начале прыжка полудемон зажмурился.

Он даже не сразу понял, что читает латинскую молитву, когда под колесами машины опять появилась земля.

Покрышки опять возмущенно завизжали. И Ира ласково погладила по рулю.

— Все-все, извини. Но уже все готово. Приземление вышло успешным. А теперь прямо, налево, через гаражи и проем слоя, к себе домой.

Фил вздохнул и открыл глаза.

— Напомни мне, чтобы я выучил пару-тройку новых молитв, — попросил он, когда молчание стало нестерпимым.

Ира весело ему подмигнула.

— Могу научить хоть сейчас.

Провал моста остался позади. Банда Лысого столкнулась с полицией, а девушка, весело насвистывая какой-то популярный привязчивый мотивчик, двинулась домой.

Тихо шуршали колеса. За окнами менялись декорации… из одного слоя в другой. Менялись дома, краски, машины, погода… Все убаюкивало, словно хорошая колыбельная. Машина шла на хорошей скорости, не трясло, не качало. И замотавшийся Фил уснул, так и не придумав, что сказать брату…

… К счастью, придумывать ничего не пришлось, когда Фил и Ира вернулись домой, там было пусто.

— И где все? — сонно спросил полудемон, толком не проснувшийся на холодном осеннем воздухе.

Девушка, стягивая с себя теплый свитер, бросила на парня короткий взгляд.

— Судя по времени, Данай на репетиции. У них скоро отчетный концерт за первый семестр. Тай… должен был быть дома. Но поскольку их нет, у тебя появился замечательный шанс как-то привести себя в порядок и избежать ненужных вопросов. Пойдем. Пластыри и перекись были в аптечке в ванной. Я тебя полечу.

— Только не ты! — взмолился Фил. — Я сам.

— Сам так сам, — согласилась Ира, пряча улыбку. — Есть будешь?

— Нет. Полечусь и спать. Сил нет.

— Хорошо.

Посмотрев вслед парню, девушка весело фыркнула и отправилась на кухню. Готовить ужин для трех голодных троглодитов.

С той «разборки» на кладбище с Белой невестой прошел почти год. Ни много, ни мало. Многое изменилось. Многое осталось по-старому.

Продолжалась учеба. На время летней практики Ира устроилась в фирму «НДП» дизайнером. Новый логотип компании, сделанный ее легкой рукой прижился и распространился. Аршель, который задержался в филиале, учил девушку владеть своей силой водителя, пользоваться «заимствованными» силами окружающих. Уроки магии нравились Ире больше всего.

Когда она поработала дизайнером, из отдела кадров к Аршелю даже отправили ходатайство о переводе девушки в отдел дизайна из категории водителей. Демон отказал к огромному счастью Иры.

Раскрутившись, местный филиал набирал обороты, и теперь работать приходилось пять ночей из семи. Девушке нравился такой немного бешеный ритм жизни, высокие зарплаты, то что можно было ни в чем себе не отказывать, а главное то, что рядом были Тайфин, Фил, Данай и девчонки.

Фил и Тайфин в один голос уговаривали Иру бросить работу, спокойно учиться, мотивируя это тем, что их двух зарплат с легкостью на все хватит. Девушка отказалась. Вместо этого она устроила Даная в музыкальную школу, где мальчишка оттаял еще больше, и стал похож на настоящего подростка со своими подростковыми интересами и проблемами.

Сделала капитальный ремонт в доме, обновила мебель, купила новую технику.

Но самым главным для нее было то, что наконец-то появились средства для любимой «ласточки». К новому году, первому новому году, который они встречали вместе, полудемон признался, что в машине девушки поселился недавно дух-хранитель, выполняющий роль сигнализации, небольшого охранника и автопилота.

В экстренных случаях этот дух мог перевезти машину из одного места в другое, а в случае сильного вольного водителя, дух мог даже пересекать складки.

Ира не сразу смогла подружиться со своим хранителем, но когда смогла, ее напарники взвыли. Девушка перебрала до винтика свою машину, заменила некоторые детали целиком, некоторые обновила частично, переработала внутренний дизайн, и получила, чуть ли не гоночную машинку для городских условий.

Впрочем, в ночных гонках, да-да, тех самых запрещенных, Ира участвовала с удовольствием. После пары «прокатов» в качестве штурмана и Фил, и Тайфин зареклись от подобных издевательств, и на такие гонки (запретить участие в них девушке никто не смог) таксистка выезжала с Айри.

Кстати говоря, демоница действительно работала в «НДП» психологом по работе с клиентами, только изредка соглашаясь на особо сложную и опасную работу и присоединяясь к высшему эшелону, в который входил и Фил со своей водительницей.

Не раз и не два они выезжали на задание своей компанией. Но надо заметить, что такие совместные вылазки никак не повлияли на отношения Фила и Айри. Ненависть полудемона вроде бы немного притихла, он уже не рычал и не срывался на демоницу, но никаких подвижек не было.

Ира по просьбе Айри не вмешивалась и оставалась сторонней наблюдательницей. Хотя Илия и Марина знали, как тяжело ей все это дается. Хозяйка блуждающего кафе, оставшись под ограничением только одной печати, смогла осесть в одном месте. Этим местом стал город Иры.

Впрочем, иногда кафе срывалось с места и растворялось в ночи, когда Илия отправлялась на свидание с Астрологом, которого работа заносила в самые разные места.

Иногда Ира интересовалась у Илии, когда свадьба, на что хозяйка кафе разводила руками. С ее печатью и работой Сергея это было маловероятно.

Не лучше на личном фронте обстояло и у Марины. Девушка так и не призналась шефу в своих чувствах, а тот в последнее время стал отдаляться. Около Марины появился обычный человек, и совсем скоро девушка собиралась покинуть «инфернальную» компанию…

Сама Ира… Сама Ира в этом плане также не могла ничем похвастаться. Где-то через неделю после белой невесты, Тайфин исчез. Фил сказал, что брат отправился к родителям. Вернулся полуангел какой-то уставший. Он по-прежнему защищал Иру, берег ее, но нежность из их отношений исчезла.

После наведенного сна, после драки с Белой Невестой на кладбище, о Владе больше никто ничего не слышал. Не появлялась в поле «зрения» и Ева. Все затихло…

Взглянув в окно, Ира вздохнула. На краю горизонта клубились черные тучи.

— Наверное, будет снег, — тихо произнесла девушка.

— А может и буря, — согласился веселый голос позади.

Ира обернулась. Ворвавшись в кухню, внеся с собой свежий воздух поздней осени, Данай промчался по комнате, добежал до сестры, звонко чмокнул ее в щеку и вручил яркую астру.

— Держи.

— Спасибо, — засмеялась девушка. — Есть будешь?

— Не сейчас. К тому же у тебя еще ничего не готово.

— Есть пирожки, — соблазняюще произнесла Ира.

Данай задумался.

— А с чем?

— С рисом и с яйцом, есть с мясом, есть с повидлом.

— С каким? — сдался мальчишка.

— С твоим любимым, — засмеялась брюнетка. — Я же знаю, что ты любишь.

— У нас же закончилось вишневое повидло! — возмутился Данай. — Ты это сказала еще два дня назад!

— А что у нас было вчера? — язвительно отозвалась Ира.

— У вас были очередные посиделки.

— А где они проходили?

— У Илии.

— Правильно. А кто у нас Илия?

— Хозяйка блуждащего кафе, — хлопнул глазами Данай и, наконец, догадался. — Ты заказала через Илию?

— Верно, — засмеялась девушка, затем вытерла ладошки об фартук и прислушалась. — Кажется телефон. Так. Пирожки в духовке, вытащишь через две минуты. Молоко в холодильнике. Вопросы есть?

— Нет вопросов, — отозвался Данай.

Подмигнув ему, брюнетка покинула кухню.

* * *

Пронзительная трель телефона выводила из себя. Вставать не хотелось, но девушка заставила себя это сделать.

Около низкой круглой кровати на тумбочке из светлого дерева стоял старый антикварный телефон. Такой, что если его швырнуть в стену, ему ничего не станет. В последнее время, для девушки это стало довольно критичным условием.

Сняв трубку, девушка сказала:

— Алло. Вас слушают.

— Здравствуй, милая, — донеслось тихо из трубки.

— Кто это?

— Неужели не узнаешь? Из-за тебя мне пришлось вынести такую боль, такую муку, а ты хочешь сказать, что не можешь меня узнать?

— Кажется, вы ошиблись номером, — довольно ехидно отозвалась девушка, положив трубку.

Через пару минут телефон разразился опять негодующей трелью.

«Поднимать?» — задумалась девушка.

Зеркало на стене помутнело. Отражение приподняло с кровати растрепанную голову и покосилось на хозяйку комнату.

— Мне этот звонящий придурок надоел, — констатировало отражение. — Ева, поднимай трубку.

— Зачем? — спросила сирена.

— Как зачем? — возмутилось отражение. — Он не дает нам спать! А так сейчас скажет, что ему от нас надо и отвянет.

— Это предсказание?

— А разве я могу сказать что-то другое?

— Вполне. В последнее время ты все больше становишься похожа на меня. А значит, скоро я смогу дать тебе имя и отпустить.

Отражение засмеялось.

— Ты говоришь то, чего ты хочешь, а не то, что станет реальностью. Хватит, Ева. Мне надоело. Подними трубку.

Сирена бросила в зеркало бешеный взгляд. Пожелай она того, ее взгляд давно расколотил бы зеркало, но оно еще было ей надо.

— Слушаю.

— Малышка. Хватит бросать трубку. Бросишь ее еще раз и я тебя накажу. — Голос в трубке стал бархатнее, узнаваемее.

— Ты… — помертвевшими губами спросила сирена.

Отражение весело хлопало в ладошки.

— Я, — согласились на том конце. — Неужели ты думала, что так легко сбежишь от меня?

— Нет. Я знала.

— Что знала? — насторожился мужчина.

— Что ты жив. Нет. Не так. Я знала, что ты оживешь.

— Откуда, детка, ты могла знать это, если этого не знал даже я?

— Часы, — Ева справилась с собой, подтащила подушку под спину и легла на кровать. — Твои часы. Ты подарил мне их… на мой день рождения. Сказал, что они будут говорить мне о тебе. Часы всегда были моими верными спутниками. Они никогда не спешили. Никогда не опаздывали. В верхнюю крышку была вставлена твоя фотография. Однажды… она почернела, я бросилась к тебе и нашла тебя без сил.

— А… да… было такое. Это было, когда я пробудил Белую Невесту после того как мы перешли на другую складку, — согласился Денис.

— Вот. Потом пару раз она становилась красной, а я находила тебя раненым. Мне понадобилось много времени, чтобы понять, что означает каждый цвет. А потом. Когда я тебя убила… фотография стала бесцветной. Но она была на крышке. А это значило, что я чего-то не учла. Цвета начали возвращаться постепенно. И я поняла, что ты жив. Или ожил. Мне было в принципе все равно. Просто я узнала, что ты вернешься в мою жизнь, пожелав мне отомстить.

— И? К какой мысли ты пришла?

— Что я не сдамся без боя. И если придется, убью тебя еще раз.

— Тогда ты согласишься поиграть, — засмеялся Денис. — Я ведь еще не решил, что с тобой сделать. Убить тебя. Выпить тебя. Обратить тебя. Наказать. Любить. Вернуть. Я еще подумаю.

— Что ты хочешь от меня?

— Возвращайся туда, где все началось. Возвращайся домой, сирена. И может быть, у тебя даже будет шанс на то, чтобы выиграть.

— Я не люблю играть, не зная других игроков.

— О… они все тебе известны, не переживай. До полного восстановления мне нужна триада ветра. Часть триады у тебя. Часть у Иры… Как ни странно, эта девчонка выжила. И даже стала сильнее. Еще часть у одного мерзкого вампира. И все они в игре. И все скоро соберутся в городе, где все началось. В городе, где убили мою Невесту. Убийца тоже поплатится за это. Но об этом потом. До встречи в игре. Дорогая.

Последнее слово прозвучало с издевкой. Потом раздались короткие гудки. Еву это не смутило. Она смотрела на отражение. Отражение смотрело на нее с насмешкой.

— Добегалась?

— Нет, — сирена ухмыльнулась. — Я еще побегаю.

Отражение развело руками.

— Ну что с тобой поделаешь. Не забудь взять меня с собой.

— А разве мы куда-то едем? — фальшиво удивилась Ева.

— Мы возвращаемся, — отозвалось зеркало. — И мы еще посмотрим, кто именно выиграет в этой игре с такими большими и привлекательными ставками.

Глава 21. Общий сбор. Начало игры

Подняв трубку, Ира весело ответила:

— Обаятельная и привлекательная брюнетка слушает. Чем могу помочь?

В трубке была тишина. Видимо, брюнетка мало кого интересовала.

— Алё-алё, — повторила девушка. — Вас слушают.

— Ира.

— Да, меня зовут Ира. Именно так меня назвали родители.

— В городе начинается большая игра. Не хотелось бы, чтобы пешки не знали, что происходит.

— Почему? — спросила девушка, быстро нажав на кнопку записи разговора, благо новая модель телефона это вполне позволяла. То, что разговор не обычный, можно было даже не уточнять.

От голоса веяло могильной прохладой, насмешкой. Были в нем какие-то знакомые интонации, но вот какие…

— Потому что не зная, пешки не смогут пройти в дамки. А без элемента риска игру нельзя назвать игрой. Тебе так не кажется?

— Я плохо играю в шахматы, — отозвалась Ира.

— Да, — согласились на том конце. — Я знаю.

— А разве мы с вами знакомы?

— Когда-то были. В прошлой жизни, — хихикнули в трубке. — Ну ладно. Я тебя предупредил. Теперь осталось пригласить еще пару игроков, и можно будет начинать.

— Ладно. Спасибо за предупреждение.

На том конце передернулись и зашипели, а затем… короткие гудки.

Немного послушав их, Ира вернула трубку в гнездо, затем нажала на кнопку, отключая запись.

— Что-то случилось? — показался из комнаты Данай.

Девушка медленно покачала головой.

— Нет. Ошиблись номером.

Почему она сказала неправду, Ира сказать не могла.

Через полчаса прибыл Тай и накормив своих мужчин, таксистка их покинула. На сегодняшний день был назначен общий сбор по очень неожиданным просьбам Айри и Марины.

В кафе «У трех дорог» был закончен рабочий день. Илия отпустила своих работниц, отправила на выходной домовых.

Был красиво сервирован стол, горели в высоких подсвечниках свечи. Не было спиртного… У них вообще на девичниках его почти никогда не было.

Айри сидела на своем месте задумчивая, печальная. Сидела, понурив голову Марина, погрузившись в свои мысли. Ира все пыталась понять, что за странный звонок раздался в ее доме, и только Илия пыталась как-то растормошить подруг.

— Все! — рявкнула, наконец, хозяйка кафе. — Мне это надоело! Немедленно очнитесь!

Девушки перевели взгляд на подругу.

— Илия? — осторожно спросила Айри.

— Если вы хотели посидеть с таким грустно-похоронным видом, я могу вам организовать посиделки на кладбище! Есть парочка знакомых очень ранимых призраков, им как раз не хватает таких… пепельно-печальных живых.

— Пепельных то почему? — озадачилась Ира.

— Потому что уже серые от своих переживаний!

— Мило, — Марина вздохнула, посмотрела на свои ладони. — Девочки. У меня… для вас есть новости.

— У меня тоже, — призналась Айри. — И мне, конечно, не хотелось бы их озвучивать. Но больше чем нежелание озвучивать, мне очень нужна ваша поддержка, чтобы все сделать.

— Вы нас запутали! — возмутились оставшиеся.

— Можно, сначала я? — тихо уточнила Марина.

Девушки повернулись к ней.

Марина сплела пальцы, нервно сглотнула.

— Как вы все знаете, полгода назад я повстречалась с Алексеем. Он человек. И понятия не имеет об инфернальной стороне нашей жизни. Все это время я надеялась, до последнего надеялась, что смогу хоть немного заинтересовать шефа… но он так и не сказал мне своего имени. И… недавно… месяца четыре назад, я, — Марина опустила голову. — Я призналась ему в своих чувствах.

— А он?

— Он сказал, что я красивая девушка, что я… обязательно встречу кого-то другого, более подходящего мне. Шеф сказал, что он демон, а я — человек. Да, я ведьма, но не особо сильная. Возможно, шеф смог бы ответить на мои чувства. Но… но… Ведь я буду стареть. С каждым днем я буду становиться все ближе и ближе к смерти, а для него этот век пролетит как мгновение. И это, это будет причинять мне боль. Сжирать меня изнутри…

— Марина…

— Подумав немного, я поняла, что он прав, — девушка сжала кулаки. — Что все это время, я идеализировала его и всю эту ситуацию, в которую я попала! Но оказалось, что я устала. Что я больше так не могу. Дело даже не в том, что у меня опустились руки, в принципе это не такая уж и беда. Я могла бы снова загореться. Но… мне уже 26 лет. Я хочу нормальной семьи. Нормальной жизни. Нормальной любви. Я устала от этого своего дара, от последствий своего прошлого. В общем, — Марина расслабила плечи и горько улыбнулась. — Наблюдая за вами, я очень ясно поняла, что я вам — не подруга, а шефу — не пара. Вы инферальные создания. Не люди. А я человек. И когда я это поняла, у меня с глаз словно упали шоры! Алексей…Алексей сделал мне вчера предложение, когда узнал, что… в общем, у меня будет ребенок.

— Вот это да! — ахнули на два голоса Айри и Илия.

— Так тебя надо поздравить, — осторожно заметила Ира.

Марина кивнула.

— Да. Возможно. Просто… я заговорила обо всем этом не просто так. Нормальная семья подразумевает нормальность во всем. Я… я решила пройти коррекцию памяти и покинуть компанию «НДП».

В кафе повисло молчание. Коррекция памяти проводилась специалистами высочайшего уровня. Они изменяли память клиента, осторожно, почти незаметно, буквально по чуть-чуть. Но Марина слишком сильно во всем этом увязла, а это значило…

— Но ведь в таком случае, тебе полностью перепишут память! — первая поняла, что к чему Айри. — Ты забудешь о Владе и древних замках. Ты забудешь о работе на… папу. Ты забудешь о нас!

— Да. Именно поэтому… я пришла сегодня в последний раз. Я пришла извиниться. Я знаю, что все это трусливо, что это скорее побег от реальности. Но это не моя реальность. И это не моя жизнь. В общем, простите.

Ира осторожно положила свою ладонь на руку Марины.

— Слушай, подруга. Твое решение и твоя жизнь. Не нам влезать в нее, в твои решения. Но что бы ты не выбрала, мы всегда поддержим тебя. И присмотрим. За тобой. Издалека.

— Спасибо, — Марина улыбнулась. — И… прощайте.

Девушка даже не обернулась, когда выходила из кафе. Она не бросила назад ни единого звука, ни единого взгляда, когда двери закрылись за ней, закрывая за ней и ее нереальную часть жизни.

— Вот так, — тихо сказала Айри, откидывая в сторону скомканную салфетку.

— Вообще-то, — Илия горько улыбнулась. — Этого стоило ожидать. На долю Марины выпало слишком много всего, чтобы она смогла справиться со всем этим.

— Вы не правы, — возразила решительно Ира. — И за это я предлагаю выпить!

— За что? — хором удивились девушки.

— За то, что она нашла свое место в этой жизни. Нашла свою любовь. Скоро у нее родится ребенок, и она больше не будет страдать.

— Выпьем, — согласилась Айри.

Улыбнулась Илия и поднялась.

— Ну, за такое дело, можно достать и парочку коллекционных вин.

После бокала терпкого красного вина, Айри лично наполнила бокалы по второму кругу.

— Ну что, за нас девочки? Нас осталось трое. А значит и все горести, и все радости будет делить на троих.

— Будем, — согласилась Илия.

— Ну? — через некоторое время добавила Ира, — что у тебя случилось то?

— Через пару дней у меня новые смотрины, — смущенно сказала демоница. — И я… я решила, что какой бы не был мой предполагаемый жених, косой, кривой, хромой… в общем, любой. Я выхожу за него замуж!

— У нас что вирус бракосочетания? — вздохнула таксистка.

Илия смущенно зарделась.

Потом до подруг дошло…

— Айри… а как же Фил?

— А что Фил? У меня нет другого выбора. Нам с ним никогда не быть вместе. Он… он объяснил мне это очень четко. Последний год был агонией тех отношений, что возможно могли быть между нами. Но агония — это не то, что я хочу.

— Но… ты же не знаешь своего жениха! — возмутилась Илия. — И все равно согласна вот так, с бухты-барахты нырнуть в этот омут?

Демоница развела руками.

— У меня правда нет другого выбора. Еще чуть-чуть, и то что я так долго не выхожу замуж начнет вызывать вопросы. А значит репутация моей семьи, моего отца пошатнется. А он слишком долго выстраивал с нуля свою империю, чтобы я своим вольнодумством могла все это разрушить.

— Айри… — убито произнесло Ира. — Но ты же… по-прежнему любишь Фила!

— Люблю. И вряд ли полюблю своего будущего мужа. Но вдруг мне повезет? Вдруг я смогу сделать это? И вычеркну полудемона из своего сердца?

— Вряд ли это у тебя получится, — осторожно заметила Илия.

— Ничего не поделаешь, — развела руками демоница. — Я должна попробовать.

Хозяйка блуждающего кафе и таксистка переглянулись.

— Мне это все равно не нравится, но у нас кажется, нет другого выбора, кроме как смириться с твоим решением?

— Спасибо, что понимаете меня, — улыбнулась Айри. — И да, готовьтесь, на моей свадьбе будете первыми подружками!

Илия покосилась на вино на столике, потом покачала головой.

— Это надо отметить. Но явно чем-то более крепким, чем вино.

Ира засмеялась.

— Тогда мне надо позвонить домой.

— Зачем?

— Чтобы предупредить, чтобы они меня не ждали.

— А может, пусть приедут за тобой?

— И выслушивать их нотации? Ни за что!

— Ну ни за что, так ни за что, — согласилась Илия. — Ну что, тогда за нас, красивых, милых?

— За нас! — отозвались Айри и Ира хором.

* * *

Откинувшись в глубоком кресле, Влад грел в ладони пузатый бокал с коньяком. Рядом, на широком подоконнике, устроилась девушка. Только самый внимательный взгляд узнал бы в ней директора одного филиала «НДП», теперь уже и язык не повернулся бы назвать эту молоденькую вампиршу Аллой Сергеевной. Аллочкой, Аллой, но не более того

Вздохнув, вампир сделал глоток и скривился.

— Столица, столица. Ни одного приличного коньяка!

— А что ты хотел? — томно прошелестела девушка. — Чтобы купить нормальный коньяк надо выйти из подполья. А если выйти из подполья, мы сразу привлечем внимание службы маскарада. Разве нам это надо, любимый?

Влад бросил в сторону говорящий немного рассеянный взгляд.

— Нет, не думаю. Но и скрываться мне уже надоело.

— Тогда, — гибким грациозным движением вампирка поднялась, демонстрируя совершенное тело, подошла ближе к вампиру, наклонилась, обдав легким запахом дорогих духов. — Может быть, тебя заинтересует вот это?

На колени Влада упал тяжелый черный конверт, с белоснежными чернилами.

— Что это? — нахмурился вампир.

— Приглашение, — ответила Алла, быстро облизнувшись. — Пришло сегодня утром. С почтой. Мне так хотелось его вскрыть, но оно меня обожгло!

— Тут же написано «лично в руки», — вздохнул Влад.

— Я понимаю. Но мне так хотелось, — обиженно повторила вампирка. — Я давно уже не видела таких конвертов!

— И что в нем особенного?

— От него пахнет, вкусно пахнет магией, магией крови, тлена, смерти, — Аллочка хихикнула. — Мне хочется попробовать его на зуб! Всего чуть-чуть.

Мужчина вздохнул. За год его дитя набрало силу, набрало вес, получило обаяние и стало просто незабываемым экземпляром. Сейчас уже не было никаких сомнений в том, что выполнение под влиянием мимолетного каприза обращение, было замечательной идеей. Вампирка из баньши получилась поистине невероятная.

— Ладно, сейчас откроем.

Конверт сгорел пеплом, как только его коснулась искра магии вампира. Тонкий полупрозрачный пергамент с алыми буквами, буквально завораживал своей силой.

«Доброй ночи, господин вампир и прекрасное новообращенное Дитя.

Год назад, мы к сожалению, не имели радости лично встретиться с вами. Хотя я многое и слышал о вас от своей любимой девушки. К моему огромному сожалению, моя девушка оказалась лживой дрянью. И мне не повезло, так как вам.

Но у меня к вам есть предложение. Я предлагаю Вам сыграть в шахматы. В живые шахматы, где фигурами будем мы с вами. Думаю, из вас получится замечательный король. Хотя я и не уверен, что ваша спутница королева.

Вы сейчас спросите меня, что будет выигрышем для победителя? Я вас уверяю, вам понравится! Во-первых, эта вся триада ветра. А для вас, если вы победите, я приготовил особый приз — полное снятие с вас претензий по нарушению маскарада.

Думаю, лишним вам это не будет.

К тому же, у вас появится возможность расквитаться с девчонкой полукровкой, я говорю про Иру. В общем, если вы согласны сыграть — то прошу вас вернуться в город, где началась наша всеобщая история.

С уважением к Вам, одна из фигур расклада»

Отбросив письмо в сторону, Влад задумался. Острые клычки царапнули его кожу. Аллочка наклонилась ниже.

— Ну? — заинтересованно прошептала она, изгибаясь, словно кошка, под руку хозяина. — Что думаешь?

— Триада ветра хороший приз. Но возможность поквитаться с девчонкой — еще важнее. Решено. Возвращаемся.

— Ура! — Аллочка обрадовано подпрыгнула. — Я рада! Я очень рада!

— Почему? — поинтересовался вампир.

Вампирша опять облизнулась.

— Ну, господин, у меня есть свои планы на месть одному заносчивому мальчишке.

Влад хмыкнул.

— Как захочешь, Аллочка. А теперь иди, собирай вещи. Мы отправляемся немедленно.

Девушка довольно мурлыкнула и бросилась в спальню. Вампир проводил ее усмешкой и вернулся к письму на своих коленях. Что-то в нем показалось знакомым и предостерегающим… но прочитав письмо еще раз, Влад так ничего и не нашел и выбросил все из головы.

Скука опять начала подступать к нему все ближе, а в борьбе с ней хороши все средства сразу.

* * *

Следующее за девичником утро оказалось возмутительно солнечным. Сидя внизу, у стойки бара, Ира прижимала к гудящей голове мешочек со льдом и надеялась, что боль утихнет. Хоть немного… хоть чуть-чуть.

Боль самовнушению не поддавалась и развлекалась как могла, то покалывая в виски, то наливая чугунной тяжестью затылок.

— Ира, — прозвучало позади тяжеловесно.

Девушка медленно-медленно повернулась. В глазах немного двоилось.

— Та-тайфин! — грациозно, как бреющая корова в полете, Ира соскользнула со стула и пошатнулась.

От близкого знакомства с полом, девушку спас полуангел.

Прижавшись к его груди, брюнетка затихла, а когда поверх ее висков легли прохладные пальцы, не выдержала и блаженно застонала. Забытый мешочек со льдом упал на пол.

— Если ты скажешь, что сейчас меня отпустишь, я умру, — призналась Ира.

— Ты хочешь, чтобы я тебя отпустил? — ехидно раздалось сверху.

— Издеваешься, — прошептала девушка и замолчала.

Ладони полуангела легли на макушку, осторожно круговыми движениями скользнули, забирая волосы в пучок и тут же их распуская. Колени девушки подогнулись.

— Все, падаю, — пробурчала она и тут же оказалась на руках Тайфина.

Возможно, если бы так не болела голова, Ира вспомнила бы, что у них вообще-то невесть с чего прохладные отношения, да и она вообще-то девушка гордая и не должна делать первого шага.

Возможно, не будь глаза брюнетки так затуманены, полуангел вспомнил бы предостережения своих родителей…

Возможно, будь за окном хмурый пасмурный день, все сложилось бы совершенно иначе. Но…слово «если» не впишешь в историю.

Обняв Тайфина за шею, Ира положила голову ему на плечо.

— Выполнишь одно маленькое желание одной больной девушки.

— Какое желание? — хмыкнул полуангел, бережно перебирая черные волосы.

— Хочу свидание, — выпалила таксистка и радостно улыбнулась.

От неожиданности, Тай потерял контроль над своей силой, и Ира смогла стянуть ее кусочек, чтобы вылечить боль в голове.

— Свидание? — повторил парень.

— Ты против? — Ира сделала вид, что вот-вот обидится, и Тайфин тут же сдался.

— Как пожелаешь.

— Как пожелаю? Ой, зря ты это сказал.

Через полчаса бешеной езды, Тайфин убедился, что действительно зря. Затащить на свидании парня в детский домик на дереве, это надо постараться!

— И? — спросил он тихо.

Ира обернулась и улыбнулась.

— Это был мой детский домик. Расположен довольно высоко от земли, но это было мое самое любимое укрытие ото всего на свете. Я никого не приводила сюда. Хотя сама, даже когда выросла, наведывалась два-три раза в месяц.

— Значит, — Тай улыбнулся. — Я первый, кого ты привела сюда?

— Да. Считай, что сегодня я решила показать тебе еще частичку своей души.

Полуангел наклонился к сидящей на ковре Ире, осторожно провел по ее щеке.

— А ты отдашь мне половину своей души?

— Я подумаю. Но только если ты отдашь мне половину своей.

— Зачем она тебе нужна? — улыбнулся Тайфин, садясь рядом с Ирой. — Я старый усталый… полукровка…

— Ты лучший, — улыбнулась девушка, пододвигаясь еще ближе к парню.

Теперь их отделяло друг от друга всего несколько сантиметров. Еще чуть-чуть, и…

Яркая вспышка за окном домика, заставила пару отпрянуть друг от друга.

— Что это было? — спросила резко Ира. Романтический настрой исчез.

Девушка хотела добавить что-то еще, но Тайфин неожиданно прижал ее к себе, закрывая своей ладонью рот.

— Тихо, милая, — прошептал он. — Очень тихо. Иначе у нас с тобой возникнут смертельные проблемы.

* * *

Айри из кафе увез отец. Аршель был чем-то недоволен. Но против обыкновения, держал свое недовольство в себе. Если бы не излишне резкие порывистые движения, вряд ли бы демоница что-то поняла.

— Айри.

— Да?

— Приведешь себя в порядок и зайди ко мне в кабинет. Нам надо поговорить.

На лице девушки не отобразилось ни капли эмоций, но она… расстроилась. Не то, чтобы она ожидала чего-то особенного, но такое вступление не предвещало ничего хорошего.

Начало разговора ввело Айри в еще большее смятение. Аршель ходил по кабинету и ничего не говорил.

— Пап, — напомнила девушка, наконец, о своем существовании. — Что-то случилось?

Демон сел за стол, посмотрел на дочь.

— Я… хочу поговорить с тобой. Не как глава клана, который заботится о своей репутации. А как отец с дочерью.

— Пап… — Айри растерялась окончательно. — Что-то случилось?

— Мне не нравится твоя идея, идти на повторные смотрины, — перешел сразу в наступление Аршель. — Ты же кроме своего полукровки никого не видишь! Он для тебя свет в окошке!

— Ну и что? — погрустнев, демоница пожала плечами. — Пап. Я уже взрослая. А ты сам говорил, что взрослые демоны в своих поступках руководствуются не сердцем, а разумом.

— Айри. Да. Я так говорил. Но вспомни, что я говорил тебе потом.

— Принимая решение разумом и отказывая в праве голоса сердцу, мы навсегда лишаем себя чего-то очень важного, дорогого. Па, я правда все это помню. Но я уже устала. Мне надоело быть просто невестой. Я хочу… большего, как ни эгоистично это прозвучит.

— Значит, получи то, что ты хочешь. Получи этого полудемона.

— Нет… — демоница покачала головой. — Хватит. Давай закроем эту тему. Я знаю предел своих сил. Большей боли я уже не перенесу. Пусть будет новый жених. Муж. Брак. Твоя репутация не пострадает. Все будет правильно.

— Но не станет ли тебе от этого больнее? — возразил неожиданно Аршель.

— Возможно, — кивнула девушка. — Но это уже будет мое решение и моя расплата.

— Айри… Я ведь не случайно прошу тебя подумать.

— Не… не случайно?

— Да. После нового года я покину этот филиал и вернусь обратно в головной офис.

— А… а кто станет новым начальником филиала?

— Я собирался сделать Фила. Он идеально подходит для этой должности. Но для отличного директора, нужна замечательная команда. Если ты выйдешь замуж за другого, захочешь ли ты остаться в «НДП», даст ли муж тебе разрешение?

— Кто будет его спрашивать! — вскипела Айри.

— Дочь. У тебя еще есть время, чтобы подумать и отказаться. Даже если ты скажешь «да» на церемонии смотрин, мы еще сможем все переиграть. Прошу тебя подумать. Все тщательно взвесить, раз уж ты решила подумать разумом. Не принесешь ли ты больше пользы для клана, если останешься свободной?

— Па… Хорошо, — уступила демоница, склоняя голову. — Хорошо. Я подумаю. Все оценю и приму решение.

Аршель улыбнулся. Теплая улыбка словно согрела его лицо изнутри.

— Я надеюсь, моя взрослая и такая красивая дочь примет единственно верное решение.

— Я тоже… я тоже на это надеюсь, — прошептала Айри и громко сказала. — Спасибо. Па. А теперь, я пойду в свою комнату. Какое бы решение я не приняла, на смотрины я должна идти. А значит, я должна выглядеть идеально.

Демон кивнул. Айри покинула комнату.

— Дать Филу последний шанс? — спросил Аршель сам себя, потянулся к телефону, и резко покачал головой. — Нет. Или он узнает это от других. Или узнает слишком поздно.

* * *

Кафе «У трех дорог» открылось в 10 часов утра. По залу сновали две молоденькие официантки, принимая и разнося заказы.

Илия работала за стойкой бара, ей всегда нравилось обслуживать постоянных клиентов. А маленькая домашняя магия всегда помогала ей узнать, кому чего хочется именно сейчас.

Клиенты любили хозяйку самого домашнего кафе в городе, приходили сами, приводили друзей, родных и даже случайных знакомых.

К обеду Илия уже замоталась, но с ее лица не сходила улыбка.

Она отвернулась буквально на несколько секунд, когда у стойки бара поменялся посетитель. Поставив у ножки высокого стула потертую сумку, мужчина скинул вниз тяжелую куртку, поправил растрепанные волосы и осторожно вытащил из пакета алую розу.

Когда хозяйка кафе повернулась, улыбка застыла у нее на губах.

Сергей Савельев развел руками и улыбнулся.

— Привет, милая. Я соскучился.

— Сережа…

— Это тебе, — алая роза скользнула в сторону Илии.

Подхватив цветок, девушка поднесла ее к щеке.

— Что ты здесь делаешь? Ты же говорил, что отправляешься в столицу.

Астролог покачал головой.

— Новое дело. И опять связано с этим городом. Хотели отправить другого, но друзья к счастью, смогли уговорить начальство отправить сюда меня.

— Почему же? — спросила Илия.

Сергей улыбнулся.

— Все управление уже знает, что у меня в этом городе есть сердечная зазноба. А значит личный интерес во всем происходящем.

— Сердечная зазноба? — повторила заворожено девушка и засмеялась. — А она точно есть?

— Безусловно. Неужели ты ее не встречала?

— Не припомню. Не напомнишь, где это могло случаться?

— Нет, напоминать не буду. Но могу тебя с ней познакомить. Хочешь?

— А это не принесет мне огорчения?

— Не должно, — улыбнулся Сергей и встал, протягивая ладонь Илии. — Посмотрим?

— Давай, — согласилась девушка.

Подхватив сумку и куртку, Астролог прошел на жилую половину, остановился перед зеркалом в гостиной, поставил Илию перед ним и улыбнулся ей в зеркале.

— Посмотри, какая красивая, — прошептал он.

— Ты так считаешь? — девушка обернулась.

— Самая красивая на свете, — повторил Сергей и улыбнулся.

Звон разбитого стекла, заставил обоих подскочить и обернуться. На низком журнальном столике под окном, в окружении сверкающих осколков, лежал черный пергамент с алыми чернилами:

«Фигуры расставлены. Игра началась. Будьте осторожны».

Глава 22. Айри + Фил =…

Повернув налево, перед светофором Ира остановила машину. Зевнула и с тоской покосилась на часы.

— И почему шеф всегда дает невыполнимые задания именно тогда, когда не надо? — вздохнула тяжело брюнетка.

— Закон подлости в действии, — усмехнулся Тайфин, потягиваясь. — Если хочешь я могу тебя сменить.

— М… предложение просто замечательное, но увы, нет. Здесь сложный перекресток, не хотелось бы повернуть неправильно и оказаться в соседнем с нами слое, после того как мы накрутили такой крюк.

— И зачем мы делали такой крюк? — тускло спросил Фил.

Брюнетка бросила на него косой взгляд в зеркало.

— Пока проехали по всем точкам, пока все собрали. Я же не виновата, что у нас получился такой причудливый крюк.

— Разве нельзя было заехать с этого слоя? А потом ехать по делам?

— Можно было, — согласилась Ира. — Но я все еще надеюсь на лучшее.

— На лучшее?

— Конечно, — кивнула девушка. — И может быть, ты уже перестанешь мучаться в одиночестве и задашь вопрос?

— Какой? — полудемон взглянул в окно. — Меня не интересует, где сейчас находится Айри.

— Правда? — Ира тронулась с места. — Даже если она сейчас в нашем слое на смотринах?

— На каких смотринах? — Фил поднял голову. В его взгляде полыхнули злые демонические огни. — Какие смотрины я спрашиваю?

— Обычные смотрины, — пожала плечами Ира. — Она. Дай подумать, как она сказала. Вот! Она устала от твоих капризов и от постоянной безнадежности. Она уже не девочка, чтобы верить в то, что ее жизнь будет похожа на сказку счастливым концом. Впрочем, Айри просила не говорить тебе.

— Почему?

— Она боялась, что после этого ты даже не захочешь с ней говорить, — хмыкнула брюнетка. — Нет. Точнее не так, она надеялась, что ты придешь за ней. Но как я понимаю, было бы лучше, если бы я ничего не сказала?

— Значит, ты специально… — Фил сжал кулаки. — Останови машину!

— Зачем? — удивилась Ира, переключая передачи. — Зачем, Фил? Ты уже достаточно помучил ее. Дай ей возможность устроить свою жизнь.

— Я не дам ей совершить такой ошибки! — рявкнул полудемон. — Останови!

Брюнетка обернулась.

— Фил. Подумай. Хорошо подумай. Может быть, действительно стоит оставить ее в покое? Зачем ты постоянно ее мучаешь? Она скажет сегодня «да», выйдет замуж. У нее будет семья. Нормальная семья!

Полудемон молчал.

Тайфин бросил на Иру осторожный взгляд.

«Не переборщила?» — спрашивал он.

Брюнетка улыбнулась в ответ и остановила машину около перекрестка, который вел напрямую на их слой.

— У тебя ровно…

Она не договорила, резко распахнув дверцу, на ходу приняв боевую трансформацию, Фил исчез в слое.

— Вот так то будет лучше, — Ира тронулась с места. — А то оба как дети.

— Айри действительно просила тебя не говорить?

— Нет, — брюнетка покачала головой. — Она считает, что я не знаю точного дня. Фил найдет ее? — тихо спросила Ира.

— Конечно. Надеюсь только, что дело не дойдет до беды…

— Я тоже.

Темно-зеленая десятка скрылась в узком перекрестке и исчезла. Сидя на фонарном столбе, их проводила заинтересованным взглядом молоденькая вампирка.

Облизнувшись, она кивнула.

— Девчонка действительно выглядит очень аппетитно. Надо будет попробовать ее кровь. Хотя бы чуть-чуть…

* * *

На столе в высоком подсвечнике стояли витые белоснежные свечи. В хрустальной вазе стоял букет белоснежных лилий.

Айри сидела и рассматривала свои ладони в белых тонких перчатках.

Она ненавидела лилии, но знал об этом, пожалуй, только Фил. Единственный, кто чувствовал ее желания до того, как она озвучивала их. Закусив губу, чтобы не расплакаться, демоница закрыла глаза.

Опаздывающий жених дал ей путь к отступлению. Можно было сейчас встать, демонстративно закатить скандал и уйти. Можно было… но Айри не привыкла уходить, оставляя последнее слово за кем-то другим. Это позволялось только Филу, которому не нужна была она сама.

Воспоминания, болезненные воспоминания проносились мимо глаз одно за другим. Первое знакомство… Первое свидание… Первый и он же последний поцелуй…

Иногда так хотелось поверить в то, что полудемон ощущает хоть что-то к ней, к Айри, но его холодный взгляд, его холодные слова… не оставляли ничего кроме тьмы на сердце.

Даже тот год, когда он немного потеплел к ней… даже его мелкие знаки внимания причиняли только еще больше боли.

Случайное прикосновение, когда он помогал сесть в машину. Чашка горячего кофе на дежурстве, когда они выезжали на заказ. Теплая куртка, в которую он ее закутал, когда решил, что Айри уже уснула… его куртка пахла кофе и терпким запахом демона.

Случайное объятие, когда они бежали от нарушителя маскарада, оказавшимся слишком сильным, чтобы с ним можно было справиться с наскока.

… Лил дождь. Сердце стучало так сильно, что готово было выскочить из груди. Айри бежала со всей скоростью, с которой могла. И все время боялась споткнуться. А Фил держал ее за руку, так осторожно и так бережно.

Наверное, это была вынужденная мера. Наверное, он просто боялся тогда, что она споткнется, они потеряют много времени… но он все же держал тонкую ладонь в своей, широкой и теплой.

И Айри казалось, что ее сердце сейчас выскочит из груди. А потом под ноги попался ржавый штырь, и девушка рухнула вперед.

Вниз она не упала, сильные руки подхватили, прижали к себе, давая передышку.

А потом они опять бежали…

«Никогда», — отчетливо поняла девушка. — «Я никогда не смогу забыть этого полукровку. Насколько было бы проще, будь он чистокровным. Я всегда бы смогла придумать, что на меня так сильно действует его сила обаяния, его нечеловеческая сущность… но почему же, я не могу придумать себе оправдания сейчас? И где этот жених? Почему до сих пор не идет? Я больше не хочу вспоминать… я больше не…»

Тихий шорох отодвигаемого стула, и Айри вскинула глаза.

Отстраненно мелькнула мысль:

«В такого я могла бы влюбиться… Раньше…»

Стоящий мужчина вскинул бровь, смущенно улыбнувшись, демоница не подумала встать и начала медленно рассматривать того, кто скоро станет ее мужем.

Высокий. Широкоплечий. Грива черных жестких волос. Насыщенные багровые глаза. Тонкая дужка стильных очков. Прямой нос и тонкие губы, сложенные в циничную усмешку, острый немного выдающийся подбородок.

Смуглая загорелая кожа. Идеальный черный костюм, белая сорочка и насмешливая белая лилия в петлице.

— Добрый вечер, прекрасная леди, — улыбнулся мужчина.

«Чистокровный демон», — Айри опустила на миг глаза, а когда подняла, от немного расстроенной растерянной девушки не осталось и следа. Обворожительная, прекрасная демоница, точно знающая чего ей надо в этой жизни, поднялась со стула, протягивая ладонь.

— Добрый вечер, виконт Шафье.

— Называйте меня просто, Сэм, прекрасная.

— Но это же не полное имя, — приподняла в улыбке уголки губ Айри.

— Конечно, — согласился демон. — Но согласитесь, Саймэноговал, абсолютно не звучит.

Девушка поставила локти на стол и хмыкнула.

— Да, действительно. Хотя не могу не отметить, что полное имя вам не подходит. В переводе с демонского это кажется тот, кто крадет чужие сны.

— Верно, — на лице Сэма промелькнуло легкое удивление. — Признаться, я не думал, что такая юная девушка как вы может знать старый демонский диалект.

— К сожалению, я рано осталась без опеки родственниц по женской линии. А отец считал, что такое знание никогда не повредит.

— Ваш отец мудрый человек, — согласился Сэм, но в алых глазах мелькнула тень неудовольствия. — Но что вы все обо мне, да обо мне… может быть, прекрасная леди расскажет, что именно сподвигло ее выбрать из всех предложенных кандидатов на смотрины именно меня?

— А разве не вы считаетесь самым завидным женихом в нашем обществе? — «удивилась» Айри. — Я просто сделала единственно подходящий моему статусу выбор.

Сэм поморщился.

— Вы ожидали не такого ответа?

— Вообще то нет. Девушки обычно говорят, что в меня можно влюбиться в первого взгляда.

— Верно. Но к сожалению, — Айри мягко развела руками. — Я предпочитаю блондинов.

— Тогда почему вы не выбрали блондина? — уже немного разозлился Сэм.

— Потому что решила, что одного блондина в моей жизни достаточно. Впрочем, это уже не важно. Расскажите, Сэм, какой вы видите вашу жену? Какой она должна быть?

— Не слишком ли быстро, вы перешли к этому вопросу?

— Нет. Ибо он, пожалуй, интересует меня больше всего.

— Странно… В вашем возрасте девушек обычно интересует не это.

— А что, например?

— Сейчас вас должно было бы интересовать, сколько средств после свадьбы я буду выделять вам на шпильки, так сказать. Сколько балов в год вы сможете устраивать… С кем из благородных семейств вам нужно будет дружить.

С губ Айри не сходила спокойная нежная улыбка, а вот в груди разгорался настоящий пожар бешенства.

«Настоящий индюк. Кажется, я перестаралась со своими словами насчет первого встречного…»

— Раз вы сказали, вы будете выделять деньги на шпильки, — на последнем слове лицо Айри даже немного исказилось. — Значит, работать… ваша жена не должна?

— Безусловно, нет. Это же настоящий позор! Истинная демоница…

«Так. Все… с меня…» — девушка до конца не додумала.

На белоснежной скатерти появилось какое-то черное пятно. Несколько томительно долгих секунд, Айри пыталась понять что это.

А потом…

«Перчатка… черная…»

Вскинув голову, девушка посмотрела на хладнокровного Фила.

— Добрый вечер, Айри, — бархатные нотки голоса полудемона скользнули по телу, взбудоражили все нервные окончания.

— Т-ты… что ты здесь делаешь?

Демонстративно не обращая внимания на потрясенного виконта, полудемон устроился на столе, спиной к Сэму.

— Ну как же, — хмыкнул Фил. — Я же не могу тебя оставить просто так, не расставив все точки над i.

— А разве мы должны их расставлять? — улыбнулась грустно Айри. — Я думала, мы уже все расставили по своим местам.

— Правда?

Подцепив зубами край перчатки, полудемон стянул ее с руки и бросил на пол…

Девушка вздрогнула.

Холодная ладонь коснулась ее щеки, бережно скользнула по коже.

— Ты действительно решила меня бросить? Не спросив, что по этому поводу думаю я…

— Я… — Айри споткнулась на слове и замолчала, растерянно глядя на полудемона. Такого опасного, сильного… она видела всего пару раз во время боя.

— Я тебя не слышу, — прошептал Фил, его рука скользнула по щеке вниз, легла на плечо, очертила тонкие косточки ключицы, а затем еще ниже, по предплечью, к запястью. Завороженная медленным движением, Айри просто смотрела на его ладонь на своей руке, а в следующий момент, полудемон просто притянул ее к себе.

— Фил! — полузадушенный вскрик, не то просьбы, не то гнева не произвел на полудемона никакого впечатления.

— Что? — ухмыльнулся полудемон.

— Что ты делаешь?

— Это мой вопрос, — Фил наклонился к девушке, холодными губами касаясь чувствительной кожи на шее. — И я очень хотел бы услышать от тебя ответ. Что ты делаешь здесь, в обществе индюка, который считает, что жена должна быть беременная, босая и на кухне?

— Что? — два одинаково негодующих вскрика слились в один.

Фил лениво повернул голову через плечо, смерил взглядом побелевшего виконта, что на смуглом лице смотрелось смешно.

— Вы что-то спросили, виконт?

— Ты кто такой? — рыкнул Сэм.

Айри ахнула, когда руки полудемона так хозяйски легли на ее талию, когда холодные губы скользнули по ее щеке, прикусили мочку уха.

— Да как бы тебе сказать, щенок, — Фил улыбнулся так, что Сэм невольно подался назад. — А впрочем, скажу как есть. Вот эта красавица моя. И только моя.

— Что значит «твоя»? — забилась в руках Фила демоница. — да отпусти же ты меня!

— Ах вот как, — в алых глазах мелькнул проблеск понимания. — Ты тот полукровка, с которым прекрасную Айри обвенчали еще в юности, когда она даже не могла понять, что тебе не нужна.

«Все я понимала», — тоскливо подумала девушка, замирая.

— Правда? — полудемон ухмыльнулся. — Ты уверен, что она ничего не понимала. Милая, ты действительно не знала, как я к тебе относился тогда и сейчас?

Айри сжала кулаки.

«Сейчас и тогда…»

Вспыхнувшая в сердце надежда мгновенно угасла, словно ее и не было. Тогда он ее ненавидел. И сейчас значит тоже. Вся та теплота, что иногда была в их отношениях, оказалась не более чем миражом. А сейчас была игра на публику.

В крови Фила проснулись собственнические чувства. Он просто-напросто не желал отдавать никому то, что считал своим.

«Вещь?» — Айри опустила голову еще ниже, мысленно благодаря стилиста за то, что та сделала ей длинную челку, за которой можно так легко спрятать влажный блеск глаз.

— Знала, — тихо уронила демоница.

— Верно, — Фил отпустил Айри и спрыгнул со стола, обернулся к Сэму. — Будем решать наши вопросы на дуэли? Или у тебя, виконт, хватит чувства самосохранения, и ты сделаешь вид, что не было этого дня? И девушка тебе просто отказала?

— Фил! — демоница повернулся к нему. — С чего ты взял, что я…

— Почему я решил, что ты ему откажешь? — полудемон прищурился, наклонился, губами снимая сверкающую слезинку с щеки девушки. — Потому что, ты — моя. Но этот вопрос мы проясним немного позже.

Айри сжала кулаки.

— Почему ты всегда в таких вопросах решаешь за меня! — крикнула она. — Я просто…

— Айри. — В голосе Фила звякнули металлические нотки. — С этим мы разберемся немного позже. А пока просто немного помолчи.

«От моей пощечины еще никто не уворачивался», — подумала Айри, созерцая свою ладонь пойманную в железный захват.

— Немного позже, — повторил полудемон и повернулся к Сэму.

Виконт прищурившись смотрел на них.

— Не думаю, что прекрасной Айри сейчас очень по душе стоять рядом с тобой, — констатировал он задумчиво. — И даже, что-то подсказывает мне, что если бы ты не заявился так не вовремя, то девушка ответила бы мне на предложение согласием. Даже несмотря на то, что она считает, что место жены в жизни демона должно быть другим.

— Тогда, — Фил развел руками, — я действительно появился очень вовремя.

Сэм словно его не слышал.

— И я не думаю, что если я выбью из тебя пыль и дурь, девушка будет очень против. Дуэль. Сегодня. Сейчас. Но не здесь. В ближайшем демонском круге. Ты, конечно, всего лишь полукровка. Но тем лучше.

— Фил, — взмолилась Айри за спиной полудемона. — Не надо!

— Почему же? — светловолосый, обманчиво слабый парень усмехнулся и склонился в ритуальном поклоне. — Принимаю ваш вызов, виконт. Увидимся с вами уже на круге через пятнадцать минут, в квартале Роз слева отсюда. Знаете?

— В случае чего попрошу проводить.

— Айри. Идем, — Фил, так и не выпустивший ладони девушки, повлек ее за собой.

Сэм заступил ему дорогу, в алых глазах плеснулось бешенство.

— Э, нет. Так дело не пойдет. Девушка должна уйти сейчас. Одна.

Рука полудемона разжалась. Айри проворно шагнула в сторону, прижимая руки к груди. С некоторым удивлением, она неожиданно поняла, что железный захват не причинил ей никакой боли. На тонком запястье не осталось синяков…

— Айри… — голос Фила прозвучал неожиданно хрипло. — Нам надо поговорить.

И демоница сама не ожидая того, согласилась.

— Надо. Я приду на дуэль. Но сначала мне надо переодеться.

Она выскользнула в дверь, провожаемая двумя оценивающими мужскими взглядами. Фарфоровое совершенство…

* * *

Дуэльный круг только назывался кругом, на самом деле это был квадратный подземный зал, окруженный со всех сторон низким кованым заборчиком, с хаотическим узором кругов. Впрочем, узор только казался хаотическим, на самом деле в нем была строгая симметрия. Заборчик нес в себе конкретную цель — он служил стеной от демонических сил, как только на поле начиналась дуэль, забор блокировал всю внешнюю силу и не давал внутренней вырываться по другую сторону забора.

Айри успела прибыть первой. Черные брюки, золотистая рубашка и черный короткий жакет. Девушка уже не казалась благородной изнеженной леди, в ее чертах, лишенных косметики, вместо невинности неожиданно проглянуло что-то разбойничье.

Сидя на высоком столбе, девушка грызла орешки.

Виконт и Фил появились одновременно. Полудемон даже не подумал переодеться, как был — в темно-синих джинсах, черной водолазке и черной тяжелой кожаной куртке, так и остался. Разве что по дороге исчезли его черные перчатки.

Виконт сменил свой черный костюм, на такой же, но только белый. Айри не могла не отметить, что так он смотрится гораздо привлекательнее, но все же… все же, Фил стоящий около стены, смотрелся гораздо выигрышнее.

«Или это говорит за меня моя влюбленность?» — вздохнула девушка, отвлекаясь от своих мыслей.

Фил повернул голову, взглянул на Айри.

— Не забудь, — сказал он одними губами.

Вздохнув, девушка склонила голову.

— Кажется, деться мне уже некуда.

И в голову наконец-то заглянула мысль о том, что не стоило дразнить гусей и пытаться изменить сложившуюся ситуацию таким грубым методом.

Фил скинул куртку, перепрыгнул через заборчик. Виконт, как истинный аристократ, открыл небольшую калитку.

Они остановились друг против друга.

— Обговорим условия? — предложил полудемон, рассеянно перекидывая с руки на руку кастет.

— Для начала я хотел бы узнать ваше родовое имя, — сказал виконт. — Как-то не удосужился я узнать, что за полукровка был женихом моей будущей жены.

Фил зевнул.

— Закатай губу обратно. Эта девушка никому принадлежать не будет.

— Уверен?

— Да, — хищная улыбка светловолосого мальчишки была страшной… — И да. Я забыл представиться. Герцог Арнайский к вашим услугам.

— Герцог? — алые глаза недоуменно расширились. — Ты?

— Я, — кивнул Фил. — Еще не передумал? Пока дуэль не начата…

— И не подумаю. Мечи. Пусть дуэль будет классической.

— Ну, тогда до первой крови. И вид человеческий.

— Хорошо.

— Леди, считайте.

Фил и Сэм встали спиной к спине. Айри громко начала считать.

— Раз. Два. Три. Четыре. Пять.

На цифре «пять», противники развернулись друг к другу и осталютовали обнаженными мечами. Дуэль началась.

Сэм не спешил нападать, словно волк кружил вокруг Фила, полудемон даже не тронулся с места. Упершись мечом в холодный пол, опираясь на эфес, ему явно было скучно.

Виконт покружил еще немного и взбесился. По краю его ауры побежали яркие алые огни, прокрутив меч вокруг запястья, демон оскалился и метнулся вперед.

Фил не стал отходить, как сделал бы это в любой другой дуэли. Он не хотел играть с этим щенком, не достойным руки его девушки. А значит, дуэль просто надо закончить как можно быстрее. Пока не стало слишком поздно… пока еще есть запал. Пока еще в крови бурлит гнев. Пока еще есть смелость окончательно объясниться с одной девчонкой, которая до сих пор ничего не поняла…

Мечи сталкивались, звенели. Виконт сжимал рукоять своего меча двумя руками, а Фил нарочито вызывающе — одной. Сцепившись лезвиями, они перекрестили взгляды.

Злой и немного растерянный алый и насмешливый темно-коричневый.

— Тебе не кажется, что этот фарс пора заканчивать? — спросил полудемон.

— Конечно, — согласился Сэм.

На какой-то короткий миг он отпустил меч, удерживая его одной рукой. В другой руке мелькнуло узкое лезвие кинжала. А в следующий миг тот метнулся вперед.

Вскрикнула за забором Айри.

Резко отскочив, Фил крутанул меч, отбивая кинжал и усмехнулся.

— Вот-вот, об этом меня предупреждали, — хмыкнул он, разворачивая меч.

Короткий удар рукоятью в зубы, и Сэм отлетел в сторону.

— Ты что? — вскочил демон на ноги, отплевываясь. Капли крови окрасили пол.

Фил усмехнулся, убирая меч в ножны.

— Как что? Ты нарушил правила дуэли, я просто привел все к единому знаменателю.

— Ты псих? — зло прошипел виконт. — Благородные никогда не выясняют свои проблемы на кулаках!

— Где-то я это уже слышал, — покивал полудемон. — Но дуэль уже закончена. Так что… вон! Немедленно.

В голосе светловолосого прозвучала такая сила, что чистокровному демону не оставалось ничего кроме как подчиниться.

Бросая взгляды, от которых можно было воспламениться, он покинул дуэльный зал, оставив Айри и Фила наедине.

Демоница застыла на своем столбе, не зная что делать и куда деться.

Подойдя ближе, Фил запрокинул голову, улыбнулся, спокойно и понимающе.

— Ну прыгай уж, беда моя.

— Почему беда то? — надула губки Айри.

— Потому что.

— А ты меня поймаешь?

— А разве было когда-то по-другому? — удивился Фил. — Кажется, несмотря на то, как далеко от тебя я был, ловил я тебя всегда.

Демоница замерла.

— И… и правда, — согласилась она, отталкиваясь от столба, и в следующий миг оказываясь в руках полудемона. Таких уютных, таких единственно необходимых. — Фил…

— Что? — парень осторожно опустил девушку на пол.

Айри постояла немного рядом с ним, а затем руки соскользнули с груди полудемона вниз, и она отступила.

— Зачем ты пришел?

— Не захотел тебя терять, — прямо сказал полудемон.

— Не хотел терять меня как кого? — спросила Айри.

— Тебе важно это знать? — поинтересовался Фил.

— Да! — девушка резко обернулась. — Да! Ты никогда ничего не говоришь! Обо всем я должна догадываться сама! А по твоему взгляду, по твоим словам, по твоим случайным оговоркам напрашивается только один вывод!

— И какой же? — полудемон осторожно прижал девушку к столбу, отвел с лица прядь волос.

— Что ты меня ненавидишь! — отчаянно крикнула Айри и опустила голову.

Рука Фила исчезла, шорох шагов.

— И что заставило тебя так думать? — спросил он.

Демоница открыла глаза. Парень стоял около соседнего столба, опираясь на него.

— Ты сам. Ты сам позволил меня так думать! Ты не сделал ничего, чтобы я…

— Я еще и виноват, — засмеялся Фил, но тут же посерьезнел. — Значит, то что я тебя ненавижу, не оказываю тебе никакого внимания, не дарю тебе цветов, не защищаю… Все это не заставило тебя меня разлюбить?

Айри молчала, глядя вниз.

— Айри? — мягко спросил Фил.

— Откуда ты… Давно ты знаешь?

— Да. С самого начала.

— Тогда почему! Почему, — закусив губу демоница, посмотрела на него. — Скажи, почему ты меня мучил и продолжаешь это делать?

Полудемон пожал плечами.

— Ну, причина первая, я надеялся, что ты так быстрее забудешь меня.

— Зачем мне тебя забывать? — удивилась Айри. У нее даже слезы высохли.

— Затем, что я тебе не пара, — пояснил спокойно полудемон. — Я обычный, далеко не самый сильный полукровка.

Демоница задумалась.

— Э… а разве обычные демоны могут справиться с таким порождением некромантии, как белая невеста?

— Нет, — вынужденно согласился Фил.

— Ладно. Проехали. Причина вторая?

— Я не хотел причинять тебе боль.

— Только делал это каждый день! — огрызнулась Айри.

Полудемон осторожно подошел еще ближе.

— Айри…

— Что?

— была еще одна причина.

— Какая?

— Я тебя люблю…

Голубые глаза недоуменно распахнулись. Демоница искала на лице Фила насмешку и не находила. Он был спокоен… Слишком спокоен, чтобы это было правдой… Но может быть? Может быть…

— Фил…

— Давно.

Сильные руки уперлись по обе стороны от лица Айри.

— Я просто не хотел, чтобы ты чувствовала себя ущемленной. Да я герцог. Да у меня есть деньги. Но я полукровка. И сам по себе мало что представлял и представляю. Что я мог тебе предложить.

— Тебе не пришло в голову, что мне ничего не надо? — Айри опустила голову. — Ты не подумал, что мне нужен только ты?

— Я считал, что это блажь и первая влюбленность, — удручающе честно ответил Фил. — Я не думал, что твое чувство окажется настолько сильным.

— Не думал… — девушка вздохнула. — И что теперь? Что ты с нами сделал?

— Устроил проверку чувств, — улыбнулся полудемон и привлек девушку к себе.

— Зачем?

— Затем что у нас впереди много-много лет совместной жизни. И теперь… у меня появился лишний повод никуда и никогда тебя не отпускать.

Айри неожиданно рванулась вперед, обнимая Фила за шею, прижимаясь к нему сильно-сильно.

— Айри?

— Я боюсь…

— Чего?

— Я боюсь, что сейчас открою глаза, а тебя нет. Ты мне приснился…

— И как тебе доказать, что это не сон? — хмыкнул тихо Фил, перебирая светлые пряди.

Айри ненадолго замерла, потом вскинула голову.

— Сегодня.

— А?

— Останься сегодня со мной…

Фил несколько мгновений смотрел на девушку рядом с ним, словно узнавая заново, словно пытаясь отыскать в ее чертах что-то, а потом улыбнулся и кивнул.

— Останусь, — сказал он, прижимая Айри к себе еще теснее. — Сегодня. И навсегда.

Глава 23. Змеиное кольцо

Машина проехала еще метров пятьсот и остановилась, зажатая в тупике.

— Внимание исчезло, — сообщил Тайфин, потягиваясь. — А теперь посмотрим, что упало нам в руки?

— Давай, а то все этот шеф. Умудриться дернуть нас в такой момент, да еще и телепортом. Совсем совести у него нет.

Вздохнув, девушка вспомнила события пару часовой давности. Они с Тайфином сидели в ее домике на дереве, когда что-то полыхнуло, и Тай зажал рот своей девушке. Как оказалось пару минут спустя, это было совсем не лишним…

Выглянув из домика Ира вряд ли бы удержалась от крика. Внизу шла… церемония скелетов. Штук пятнадцать хорошо сохранившихся костяков, двигались в направлении города. Четверо из них, окруженные остальными, несли гроб. А впереди шел скелет в тяжелом черном плаще, с низко надвинутым на черепушку капюшоном, а из-под него злобно сверкали алым светом глазницы.

— Это лич, — мысленно сказал Тайфин. — А вот в гробу совсем не труп. Там что-то странное. Так что предлагаю остановить эту процессию и хорошенько научить уму-разуму.

— Можно, — согласилась Ира. — А ты с ними справишься?

— В арсенале боевых ангелов есть особый разряд заклинаний, которые направлены на уничтожение Поднятых.

— Поднятых?

— Тех тварей, что обрели не жизнь, попав в поле силы / зрения некроманта. Так. А теперь они отойдут еще немного, и будем атаковать.

Ира кивнула, спуская щиты со своей странной крови, щиты были первым, чему научил ее Аршель, и только потом девушка поняла почему.

— Достаточно, — сказал тихо Тай. — А теперь смотри внимательно, что делаю я, и не торопись, повторяй медленно, но уверенно.

В руке Тайфина появился его любимый высокий лук, ростом с девушку. Затем полуангел сосредоточился, и в его руках появилось несколько стрел, сияющих мягким белым светом.

Вжик! Первая стрела вошла в позвонок скелета, несущего гроб, начисто снеся тому череп. Вжик! Вторая стрела подбила еще одного носильщика, и гроб рухнул вниз, упершись передним краем в землю.

Два других носильщика упорно продолжали идти, и лежащий край гроба рыхлил стылую землю.

— Технику запомнила? — спросил Тай. — Таким же способом можно создавать и твои любимые ножи.

Из своего укрытия на дереве, пара умудрилась расстрелять всех скелетов, прежде чем туповатый лич нашел их укрытие.

Яркий шар черного огня метнулся в сторону древесного домика, столкнулся по дороге с потрескивающим голубым и взорвался с чадом и брызгами.

Ира и Тай покинули домик, и прячась за деревьями, перебежали к гробу.

— Замечательно! — обрадовался Тайфин, осмотрев гроб. — Эти замки вскрыть я сумею. Если бы были сложные, пришлось бы уволакивать с собой гроб.

Ира хихикнула, представив себе картинку.

Их дом. На кухне сидят Данай и Фил. Открывается дверь, вваливается она сама и Тай, а с ними… гроб.

— Да, — Ира вздохнула, — а с этим бесноватым что делать будем?

— Отвлекать. Мне надо немного времени.

— То есть, согласно твоей «умной» логике отвлекать его должна я.

— Самое опасное для великих воительниц!

Брюнетка закатила глаза.

— Это ты типа посмеялся?

— А то…

— Ладно, — Ира вздохнула, создала несколько кинжалов, и начала расстреливать ими лича.

Попадала она в него без проблем, но «укусы» оружия для поднятого были не больнее укусов комара. Другое дело, что постоянные мелкие уколы доведут до ручки кого угодно. Вот и лич медленно, но зато очень верно зверел. Шары, которые он выпускал, становились все больше и больше… Ира, правда, обнаружила, что если попасть по такому шару кинжалом, он тоже взрывается.

Игра из «Укуси лича» перешла в игру «расстреляй двигающуюся мишень».

— Готово! — Тайфин откинул крышку гроба.

Девушка выпустила два последних кинжала из сотворенных и с недоумением посмотрела в гроб.

Обитый черным атласом, гроб был изнутри завален белыми лилиями, сладковатый запах кружил голову и туманил взгляд. А в центре всего этого «великолепия» лежал простеньких холщовый мешочек.

Тайфин взял его в руки, покрутил в руках, и в этот момент произошли сразу два события. Взревел раненым изюбрем лич, выпуская просто невероятных размеров шар.

И пару охватило огнем телепортационного кольца. Так и получилось, что они оказались в приемной шефа, где уже сидел недовольный Фил.

Пришлось играть на публику, изображая, что ничего не произошло… А мешочек все это время пролежал в кармане полуангела.

— Ну! — поторопила его Ира. — Открывай скорее!

— Любопытство заедает?

— Да не то слово! Быстрее де!

— Запомни, — наставительно сказал Тайфин. — В таких случаях спешить нельзя. Вначале необходимо защитить себя, — щиты встали вначале вокруг Иры, а уже затем веером развернулись вокруг Тайфина. — Затем защитить окружающих. Потом необходимо окружить найденную вещь своеобразным «пузырем».

— Зачем?

— Мало ли там порошок какой ядовитый? Или сильный газ. Понимаешь?

— Ага.

Тайфин улыбнулся, в глазах Иры сияло нетерпении. И полуангел понял, что его спонтанную лекцию девушка толком и не запомнила.

— Ладно, ладно, — согласился он. — Уже открываю.

Щиты у полуангела были невероятно прочные, но и они не спасли, когда из мешочка выкатилась полосатая металлическая змейка, осмотрелась по сторонам, раздувая капюшон… потом свилась в пружину и скакнула к Тайфину.

Ира, да и сам полуангел, не успели сказать ни слова, как змейка обвилась вокруг большого пальца мужчины, став своеобразным кольцом, а затем вцепилась клыками в подушечку пальца.

Металлическая темно-грязная шкура начала светлеть и насыщаться цветом. Появились алые бордовые чешуйки, золотым окрасилась извилистая линия на «спинке» змеи и ее капюшон, зажглись багровым светом глаза.

Ира хлопнула глазами.

— И? — тоскливо спросила она. — Щиты помогли?! И что это вообще такое?

— Змеиное кольцо, — большим пальцем другой руки, Тайфин погладил насытившуюся змейку. — Признаться, я был уверен, что это не более чем легенда. Довольно жуткая, кстати.

— Почему?

— Змеиное кольцо создает некромант. Пользоваться то им может кто угодно, главное, чтобы сил хватило.

— На что?

— Чтобы выкормить змею.

— Вот эту маленькую и красивую?

— Нет. Эта не более чем «игла». Сама змея начинает расти вокруг ауры владельца кольца. Огромная. Красивая. Опасная.

— И зачем она? Для красоты что ли?

— Нет. Хотя смотрится она, безусловно, очень впечатляюще. Змея, в зависимости от того, к кому попала, растет и становится или анакондой, или эфой, или гюрзой, или же коброй.

— В чем отличия? — поинтересовалась Ира, завороженная еще одним кусочком знания о том мире, что еще не стал для нее своим, но которому это предстояло.

— Разница в способностях. Эфа змея защитного типа. Гюрза атакующего, воздействует на ауры и энергетическую часть. Анаконда атакует физическое тело.

— ТО есть, если тяпнет анаконда, синяк обеспечен?

Тайфин усмехнулся.

— Не забывай, кольцо — порождение силы некроманта, значит, синяком ты не отделаешься. Если змея маленькая — просто не досчитаешься руки, а если анаконда вырастает до невероятных размеров, до… и полтуловища можно потерять.

— Ой… — Ира потрясла головой. — А… кобра?

— Универсальная змея, — пояснил полуангел. — Умеет тоже что и остальные. Змей из таких колец убить почти невозможно.

— Вот как… — девушка задумалась.

«Не связано ли это с тем звонком? Если в городе действительно начинается большая игра, значит, кто-то из ее участников решил подстраховаться с помощью этого кольца. Но вот кто? Кто решил изначально играть ее всеми козырями?

Змеиное кольцо порождение некроманта… Скелеты подняты силой некроманта. Некромант?! Денис! Но он же не может быть жив… Его убила та девушка, та сирена!

С другой стороны, если это Денис… все в принципе становится на свои места! Ведь голос и интонации показались мне немного знакомыми, а старосте своей группы я звонила через один день на третий! И становится понятно, почему я в игре. Денис вряд ли простил мне тот вечер, когда накрылись его планы…

Впрочем, проверить это достаточно просто»

— Тай, — промурлыкала девушка. — Можешь скататься со мной в одно место?

— Куда и зачем? — насторожился полуангел.

Ира мило улыбнулась.

— На кладбище! Хочу грабануть одну могилку!

* * *

Ева шагала по проспекту, зябко кутаясь в белый меховой полушубок. В последнее время она нещадно мерзла и ничего не могла с этим поделать.

Теплая одежда, магия — ничего не спасало. Холод поселился в сердце и уже оттуда поднимался по телу, расходился по венам, стремясь проникнуть в каждое клеточку тела.

Тряхнув короткими волосами, сирена оглянулась по сторонам. Возвращаться в гостиницу не хотелось. Там было слишком тихо и немного страшно.

Оглядываясь вокруг, Ева гадала, кто в движущейся толпе показался ей знакомым.

Секунды замерли, минута растянулась, а потом в толпе мелькнула молодая красивая женщина. Вглядываясь в черты ее безмятежного лица, Ева сжимала кулаки и понимала, что вот так все это не оставит.

Она потеряла все, что было ей нужно и важно. А эта тварь, из-за которой Еве пришлось бежать… идет по улице, как ни в чем не бывало и разговаривает по телефону!

— Марина… — тихий шепот скользнул сквозь толпу. Сейчас Ева говорила только для нее, вкладывая в голос свою силу. — Прощайся… прощайся с тем, с кем ты сейчас разговариваешь. Навсегда!

Идя в толпе, Марина споткнулась. Телефончик — прощальный подарок от уволившегося шефа, упал на дорогу, где и был раздавлен промчавшейся мимо шикарной машиной.

— Не то, что я хотела, но тоже сойдет. Видишь узкий переулок? — продолжила шептать Ева. — Иди туда. И не оглядывайся. Это лично ТВОЕ желание. Вот пришла тебе в голову такая блажь и ничего не поделаешь, хоть плачь!

Марина механически повернулась в толпе и двинулась к переулку, пробормотав себе под нос:

— И какая только блажь не придет в голову беременной женщины!

Ева, стоя на другой стороне дороги захохотала:

— Вот как? Может, наказать тебя…

В глазах Марины блеснуло осмысленно выражение. Все так же идя в сторону переулка, девушка пыталась понять, что происходит.

Первый, самый дальний слой наложенной памяти треснул и начал осыпаться.

В голове промелькнули слова начальника:

— Если тебе становится одновременно и страшно, и холодно, и больно, значит кто-то на тебя ворожит. В таком случае кидай на себя непрогляд. Несмотря на то, что сил у тебя не так уж и много, даже я не всегда могу тебя увидеть за ним. А потом — беги! Беги изо всех сил туда, где я. Потому что я тебе помогу. Только знаешь, Марина, я буду надеяться, что ты не вспомнишь эти слова, раз уж ты решила жить как обычный человек.

Марина тряхнула головой и мрачно подумала:

«Зачем? Зачем я собралась оторвать от себя кусок души? Моя сила… пусть она и маленькая, но она же есть! А раз так, то, — рука Марины опустилась на живот. — Потерпи маленький. Сейчас мама еще немного побегает, а потом все будет хорошо. Нам обязательно помогут, если мы не справимся сами».

Зона непрогляда окружила Марину со всех сторон, словно темный плащ. Молодая женщина огляделась по сторонам и серым и испуганным зайцем метнулась вдоль дороги, к стоящему вдали темно-зеленому такси…

А Ева, упустившая из виду свою жертву, метнулась в тот же переулок, куда и загоняла Марину.

В следующий миг сильный удар швырнул ее в стену. Извернувшись, как кошка, Ева приземлилась на ноги и выпрямилась. Сделала шаг назад, призывая для защиты силу артефакта, и замерла.

Больше никто не атаковал. Стоя у края переулка, на Еву смотрел Денис. В глазах некроманта стояла легкая скука.

— Привет, — сказал он, отлипая от стены.

Ева нервно кивнула.

— Привет.

— Не рада меня видеть?

— Еще не поняла.

— Вот как, — кивнул задумчиво Денис.

Со времени своей смерти он даже не изменился…

— Ты вообще живой? — вырвалось у сирены.

Мужчина передернул плечами.

— Скорее да, чем нет. Ощущаешь раскаяние?

— Нет. Скорее мне жаль, что я не сделала этого раньше, — вернула «шпильку» девушка.

— Даже так, — некромант усмехнулся. — Ну, пойдем что ли?

— Куда?

— Ты замерзла. Ты ушла из гостиницы сразу же, как приехала. А это значит, что ты невероятно устала и тебе очень холодно. Раньше я подошел бы к тебе ближе, обнял бы, согревая своим теплом. Каждый пальчик твоих ладоней согрел бы своим дыханием. Затем…

— Хватит, — на лице Евы не дрогнул ни один мускул. — На меня это уже не действует.

— То-то я смотрю, — вздохнул Денис. — Как была белая, как смерть, так такой и осталась. Что это с тобой?

Сирена растерянно улыбнулась.

— Ты знаешь, наверное, твое предательство убило все, что я к тебе испытывала. Выжгло изнутри и развеяло ветром.

— Тогда зачем ты приехала?

— Чтобы найти то, что потеряла.

— Если ты имела в виду «кого», а именно свою тетку, то можешь забыть о ней. Лучше навсегда.

— Это еще почему?

— Она больше не человек, — отозвался равнодушно Денис. Затем взглянул на часы. — Ну что, прогуляешься со мной до кафе?

— Нет.

— Что же, не буду тебя уговаривать. Через сорок минут на вокзале остановится скорый поезд. Приедут последние фигуры, и можно будет начинать. И имей в виду, в следующий раз мы встретимся уже врагами.

— А сейчас разве мы друзья?

— Нет. Мы просто фигуры на одной стороне доски, — пояснил некромант. — А вот в следующий раз, если не принесешь пользы, я тебя убью.

— Ты все-таки решил, что убьешь меня, — улыбнулась Ева.

— Да, — кивнул Денис и улыбнулся в ответ.

Сирена вздрогнула и попятилась. Этот мужчина и улыбка были слишком далеки друг от друга, чтобы она не испугалась.

— Что ж, — справившись с собой, заговорила Ева. — Ты попытаешься меня убить. А я попытаюсь убить тебя. Все просто.

— Ага, — некромант посмотрел на часы. — Ладно. Я отправлюсь по своим делам. До скорой встречи, малышка.

— До скорой… встречи.

Денис усмехнулся и двинулся к выходу из переулка. Уже перед тем, как растаять в толпе, он повернул голову.

— А про девчонку, с которой все началось, забудь. Она обычный человек. Начала коррекцию памяти. Адью, малыш.

Ева молчала. Стоя посреди грязного переулка, она в который раз спросила себя, что делает в этом городе, где воздухом можно отравиться просто потому, что где-то в этом городе им дышат те, кого она ненавидит всеми фибрами души?

Под ногами хрупал тонкий ледок… Ева брела в сторону гостиницы. Вокруг шли люди, но она никого не видела и не слышала.

Номер встретил ее теплом и Тишиной. Устроившись на кровати, девушка посмотрела на свое зеркало, уже повешенное на стену предупредительной обслугой гостиницы.

Отражение лениво приподнялось с кровати, помахало рукой.

— Нагулялась?

— Если можно назвать это прогулкой…

— Ах, ну да. Ты же отправилась искать ответы на свои вопросы. Что ты здесь делаешь. Что ты хочешь. Ну, как, нашла или нет?

— Нет. У меня нет ответов на эти вопросы.

— Что-то ты слишком грустная, — хмыкнуло зеркало. — Или что-то случилось?

— Случилось, — согласилась Ева. — Случилось. Я встретилась с Денисом.

— Оо… и ты при этом жива и вернулась в номер на своих ногах?

— Да. Он сказал, что игра еще не началась, вот только…

— Ой дура! — ахнуло зеркало. — Ева, да ты что? Ты поверила ему, что он тебя не тронул из-за того, что в городе нет кого-то из игроков?

— А разве не так? — сирена свернулась на кровати. — Не хочу, слышишь! Не хочу я знать, почему он меня не тронул и что именно он мне приготовил! Я лучше немного полежу и пойду… пойду за смертью той девчонки, из-за которой я все потеряла. Она теперь обычный человек. Но все равно. Да! Точно! Я знаю, зачем я приехала в этот город! За смертью этой девчонки! Возьму ее и успокоюсь, да точно!

Отражение посмотрела на Еву, по щекам сирены текли горькие слезы, и покачала головой:

— Послушай…

— Нет! Нет… я не хочу ничего слушать и слышать… Я хочу домой, — вытянувшись на кровати, Ева разрыдалась в голос. Тело содрогалось от внутреннего крика. — Не хочу! Я устала… от этих игр. Я просто хочу домой… Ну неужели это так невозможно? Я больше не могу! — крик вырвался из груди, заставляя резонировать стены.

А в следующий миг личное зеркало сирены взорвалось дождем радужных осколков.

* * *

Устроившись на диване, Илия с некоторой растерянностью смотрела на Сергея.

— Подожди, я, кажется, чего-то не поняла.

Астролог невесело хмыкнул.

— Ты знаешь, я тоже не понял, когда читал обстоятельства всего случившегося. Первая смерть произошла полгода назад. Из дома ушла и не вернулась семнадцатилетняя девчонка. Перед этим она поссорилась с родителями, и те решили, что дочь сбежала или к парню или к подруге. На следующую ночь, когда она все-таки дома не появилась, ее начали искать. Но девчонка как сквозь землю провалилась. Потом выяснилось, что в последнее время она не общалась ни со своим молодым человеком, ни лучше подругой. Пошло разбирательство, но концы были спрятаны в воду надежно, и дело обернулось пшиком и отправилось в число «глухарей». Прошло некоторое время — и очередная пропажа. Ученица консерватории возвращалась с занятий. До дома не дошла. Девчонке было четырнадцать лет. Соответственно, ни о каком молодом человеке речь идти не могло. К тому же у нее не было близких подруг. Но что самое главное, уже выходя из консерватории она позвонила домой и сказала, что идет домой. По дороге пропала.

У родителей оказазалось лостаточно влиятельные связи, и девочку немедленно начали искать. Впрочем, лучше бы они не начинали.

— Почему?

— Ребенка видел… бомж. Собирал бутылки и видел, как ее схватили три фигуры в черных балахонах с остроконечными капюшонами.

— Напоминает фильмы ужаса и сатанистов, — буркнула хмуро Илия.

— Не тебе одной, — кивнул Сергей. — Милиция отправилась на кладбище. Девочку нашли. Она лежала на алтаре, залитом кровью. И выглядела так, словно просто спит. Вот только стоило коснуться плеча «спящей», как она рассыпалась прахом.

— Ужасно! — ахнула хозяйка блуждающего кафе.

Астролог помолчал, потом продолжил.

— Вызвали местного спеца по «нечистым» делам. Сотрудников поста немедленно отправили на коррекцию памяти. Взывали сотрудника сканера из столицы. И он сказал, что это дело дурно пахнет. По одной простой причине, это обряд некроманта. Некроманта, которому нужна чужая жизненная сила.

— Чужая сила? — повторила задумчиво девушка. — Подожди, но в честь чего некроманту нужны чужие жизни?

— Сложно объяснить, — вздохнул Сергей. — Я консультировался с нашим отделом, они сказали, что вариантов немного, но ни один не сулит ничего хорошего.

— А поподробнее? — попросила тихо Илия.

— Подробнее? — Астролог хмыкнул. — Вариант первый, некромант совершает подготовку к пробуждению большого кладбища.

Девушка вздрогнула.

— А еще? — раздалось за окном, и в комнату запрыгнул Фил.

Остальные зашли как положено, через дверь. Причем Ира явно была чем-то невероятно разозлена. Еще бы она не была зла! Как только девушка вернулась с кладбища (могила Дениса действительно оказалась пуста), ее приперли к стенке записанным разговором и посещением могилы, в результате чего и Фил, и Тайфин просто вытрясли из девушки правду о том, что случилось.

В дом к Илии, правда, полуангел отправился в виде совенка. Сергей еще обоих братьев разом не видел, не то чтобы это было по-прежнему тайной, но…

Обменявшись рукопожатиями с Филом, Астролог продолжил:

— Вариант второй. Некромант собирает силу для того, чтобы пробить врата в другой слой. Зачем — непонятно. Вариантов масса.

— А как насчет того, что он собирает силу, чтобы вернуть жизнь себе? — спросила тихо Ира.

Сергей повернулся к ней.

— Ты о чем?

— Денис… жив. Именно он сейчас озорничает в город. И в общем то… я думаю, что он собирает силу для себя.

— Нет, Ира, — Астролог покачал головой. — Для того, чтобы восстановить свою жизненную силу некроманту достаточно жизни новорожденного ребенка, сильному некроманту сверху захочется еще и пару невинных девушек. Но такое количество жертв… их уже около семи. И это только те, о ком мы знаем. И в общем то, это больше похоже на подготовку к пробуждению кладбища.

Ира вздохнула.

— И почему у меня такое нехорошее ощущение, что нас изначально обвели вокруг пальца? Расставили всех по местам, подсунули лакомые кусочки? Но ведь при этом — то, ради чего все завертелось будет происходить не в том месте и не в то время. И совсем не то, о чем мы думаем!

Илия вздохнула, и вдруг вскрикнула, зажимая запястье. Браслет на ее ладони полыхал нестерпимо ярким светом.

— Есть хозяин для моей третьей печати, — тихо сказало она.

Остальные переглянулись.

— Что это?

— Странный ключ. Тоненькое ушко, широченная ручка с огромной руной.

Сергей вздрогнул, Фил покосился на совенка.

— Покажешь? — хрипло спросил Астролог.

Илия кивнула, сосредоточилась, хлопнула в ладоши, а затем раскрыла ладони, показывая ключ.

Савельев откинулся на диване с хриплым смешком. Фил показал Ире большой палец.

— Попала в точку!

— В точку?

— Все ради вот этого ключа, — пояснил полудемон. — Это ключ от Семи небес. Места, которое позволяет вернуть любого, кто ушел за черту.

— И кого хочет вернуть этот ваш Денис? — спросила хмуро Илия.

— Белую невесту! — хором ответили Ира, и молчавшая все это время Айри.

Савельев сглотнул и потянулся к телефону:

— Кажется, у нас очень большие проблемы…

А в следующий миг за окном полыхнуло, дом тряхнуло, словно какой-то излишне игривый великан решил попробовать его на крепость.

Первые проблемы не стали ждать и решили заглянуть на огонек сами…

Глава 24. Первый раунд Игры

В дверь кафе стучали.

— Илия, остаешься здесь, — приказал Сергей, подходя к окну.

— Тебе лучше сделать тоже самое, — буркнула Ира, открывая выход на улицу, используя перекрестки. Миг, и рядом с Ирой стоит Тайфин, еще миг — и четверо уже исчезли на улице, тут же закрылся и проход.

Астролог посмотрел за окно, на телефон в своей руке, затем на Илию. По щекам той бежали слезы.

— Илия? — испугался мужчина. — Что случилось?

— Ловушка. Это все — ловушка! — девушка села на пол, закрывая лицо руками. — Ну почему я? Почему я должна хранить этот артефакт? Я же не могу отдать его некроманту, но тогда это значит, что — Илия всхлипнула. — Что я останусь хозяйкой кафе навечно!

Подойдя ближе, Астролог опустился на пол рядом с девушкой, обнял ее, прижимая к себе.

— Ты говоришь глупости, — сообщил он, перебирая пряди темных волос.

— Глупости?

— Конечно, — вытащив из кармана платок, Сергей вытер заплаканное лицо. — Мы не отдадим некроманту ни ключ, ни тебя. А ключ… ну вспомни, чем занимаюсь я сам и наши друзья. Вспомни, что мы стоим судя по всему на пороге одной небольшой, но очень страшной войны. Так что…

— Не говори! — Илия зажала рот мужчины. — Нельзя говорить таких вещей даже в шутку! Иначе быть беде. Я поняла, о чем ты. Но я лучше буду вечно хозяйкой блуждающего кафе, чем применю ключ, чтобы вернуть с того света своих друзей.

Сергей кивнул.

— Вот такой твой настрой мне нравится гораздо больше, а пока пойдем. Надо сделать кофе и твои фирменные булочки.

— А… они?

— Они справятся, не думай. Кстати, что за второй парень появился? Как две капли воды похожий на Фила?

— Его брат близнец, — отозвалась девушка. — А ты не знал, что их двое?

— Нет, — кивнул Астролог. — И… впрочем, неважно.

Илия вздохнула, вышла из комнаты. Несколько мгновений стояла на лестнице, сосредоточенно что-то изучая, потом пожала плечами и шагнула вниз.

Нога подвернулась.

С тихим вскриком, девушка наклонилась над лестницей, и тут же ее обхватили за талию сильные руки и притянули обратно.

— Илия?

— Голова закружилась, — ответила девушка, бледнея на глазах.

— Посиди-ка ты здесь, — Сергей помог Илии опуститься у стены. А затем вытащил из заднего кармана джинсов тонкую коробочку. Серебристая пыльца поднялась в воздух, очертила чью-то злобно скалящуюся рожу.

Вытянув ладонь с тяжелым серебряным крестом, все это время висевшем в качестве браслета на правом запястье, Астролог резко крикнул:

— Изыди!

И рожа исчезла.

— Что это было? — тихо спросила Илия, ощущая, как отступает тяжесть с груди.

— Порождение некромантии. Низший бес — пакостник. Тебе нельзя здесь оставаться.

Девушка поднялась на ноги, злобно сверкнула глазами:

— Это МОЕ кафе, и я не потерплю никаких чужаков здесь!

Подойдя к стене, Илия положила на нее ладони.

… Выйдя через прокол, братья с недоумением посмотрели на чистокровного демона, среди костяных манекенов.

Первым его узнал Фил.

— О! Ты! Виконт Шамриф!

— Сэмо? — удивилась Айри.

— Я понял, — равнодушно сказал мужчина. — Что имел все и даже немного больше. Но теперь я хочу получить кое-что еще. Мне нужны вы, прекрасная леди. И я вас заберу любой ценой. И количество смертей, даже если это будет смерть тех, кого вы называете своими друзьями, меня не остановит. Так что прошу добровольно пойти со мной.

Айри фыркнула и показала виконту на пальцах, куда он может идти со своими предложениями и угрозами.

— Что же… вам было предложено, — хмуро сказал демон. — Значит, в мой дом вы войдете не женой, а рабыней. А чем строптивее рабыня, тем интереснее ее укрощать.

Демоница развела руками.

— Если ты думаешь, что вот эти груды костей помогут в исполнении твоих планов — ты ошибаешься.

— Что может сделать демоница, два полукровки и человеческая девчонка Темным Стражам?

Ира подошла к Тайфину ближе, встала за его правым плечом и тихо поинтересовалась:

— Мы били Темных?

— Их самых. Технику помнишь?

— Обижаешь. Конечно же да.

— Тогда поехали. Слушать этого напыщенного павлина нет никакого желания.

— А Айри собиралась сказать ему «да», — наябедничала Ира.

Тайфин вздрогнул, покосился на демона, потом на демоницу и крикнул ей.

— Айри, я был о тебе лучшего мнения!

— Ира, убью! — рявкнула светловолосая резко поворачиваясь.

— Если поймаешь, — хихикнула брюнетка, отправляя в полет первые два кинжала. Рядом вжикнули стрелы Тайфина.

— Айри, присмотри за этими двумя дальнобойщиками, — попросил Фил.

— Хорошо. А ты?

— Проучу одного умника, — усмехнулся полудемон, начиная обращаться в боевую форму.

Сколько Айри раз не видела ее, все равно каждый раз вздрагивала. А в этот раз шагнула ближе, провела ладонью по измененному лицу и попросила:

— И за меня ему пару раз сверху!

Алые глаза Фила полыхнули усмешкой и одобрением, и полудемон бросился к своему противнику.

Айри вытащила пару кинжалов (отправляясь к подруге, катану она с собой не брала) и отправилась к Ире и Тайфину, развлекающимся напропалую.

Виконту обращение в боевую ипостась далось намного сложнее и больнее, да и выглядел он не настолько внушительно.

— Ты слишком сильный для полукровки, — прорычал виконт.

Фил растопырил когти и насмешливо рыкнул. Миг, и он бросился на виконта. Удар лапами, и в сторону полетели клочья…

Резкий удар когтями сверху, а затем еще один (просьба Айри была выполнена досконально) и виконт покатился по земле.

Нависнув над ним, Фил вернулся в человеческую ипостась.

— Сунешься еще раз — убью, — равнодушно пообещал он.

Виконт не поверил в слова насмешливого полукровки. Кинжально острые когти потянули к шее Фила.

Отчаянно вскрикнула Айри, разобравшаяся со своими Стражами.

Легкая вспышка, и Фил подставил вместо своей шеи огненный меч.

Полуобернувшись, легко улыбнулся.

— Девочка моя, чтобы меня убить, — мыс тяжелого ботинка ударил под ребра демона. — Вот такой мелочи не достаточно. Так что прибереги свои нервы. А ты вставай.

Виконт потерял достаточную концентрацию, и боевой облик свалился с него как шелуха.

Поднявшись на ноги, Сэм отступила, на один шаг, второй. Резко развернулся, и словно копье швырнул свой меч в беззащитную Айри.

Фил не торопился к ней бежать. Перед растерянно замершей на миг Айри, полыхнули сразу три щита.

— Ну все, — прошипела Айри. — Этот придурок меня достал. Фил, ты будешь очень против, если ему Я объясню, как сильно он был не прав?

— Нисколько, — хмыкнул полудемон. — Острую железку одолжить?

— Обойдусь, — в ярости демоница даже не пожалела своей любимой юбки. Острое лезвие кинжала мгновенно оставили три длинных разреза. Перехватив получившиеся полоски, Айри завязала на конце узлы, щедро добавив на них заклятия веса.

От первого удара растерявшийся виконт успел увернуться, а вот от второго уже нет. Изящная ножка Айри въехала ему в челюсть, а в следующий момент сбоку прилетели еще два узла, отчего демон пролетел несколько метров и упал у стены блуждающего кафе.

С трудом выпрямившись, он прорычал:

— Убью!

А за его спиной затрясся дом, встряхнулся, словно пес, вылезший из воды. За спиной виконта появилась пасть огромной змеи…

— Хоп. И нету никогО, — задумчиво констатировала Ира, созерцая пустое место. — Эй, Илия, что это было?

Хозяйка блуждающего кафе появилась на крыльце, ласково погладила стену дома.

— Это спящая защита моего кафе. Змеиное кольцо. Тип анаконда. Ей уже лет сорок, так что…

Ира содрогнулась, а потом расслабилась.

— Ладно. Это, конечно, выглядит немного страшновато, но по крайней мере, можно будет не переживать за тебя, — Фил улыбнулся и посмотрел на Сергея, появившегося на улице вслед за Илией. — Что делать то будем?

— попрошу пару сотрудников в центральном офисе и вызову сканера. Найдем, где именно этот некромант решил пробуждать кладбище, а сотрудников попрошу присмотреть за Илией. Вы трое держите ушки на макушке. Если повезет, то мы найдем его раньше, и ничего особо страшного не произойдет.

Брюнетка улыбнулась и спокойно сказала, словно ни к кому и не обращаясь:

— Ой, вряд ли.

Тайфин обнял ее за талию, посмотрел на Сергея.

— Нет. У Дениса нет его невесты. А ему нужны вдохновители. Да и сообщнику ему вроде не откуда взяться. Так что у нас все-таки есть шанс. А теперь давайте по домам. До утра есть время и надо бы поспать.

— А что будет утром? — спросила тихо Айри.

— Начало игры, — усмехнулся полуангел и показал рукой вправо.

На заборе, за спинами спорящих была большая надпись:

«Начало игры. Завтра. В 10 часов.

Первый раунд Влад — Данай.

Господа, делайте ваши ставки!»

— Очуметь, — ухмыльнулся Фил. — Чистая работа! Я даже ничего не почувствовал!

Ира сжала кулаки.

— Этот козлина опять покушается на моего брата? Да я ж ему… я ж его! — в серых глазах полыхнула злость. — Подойдет ближе чем на пару метров, не посмотрю, что это нарушение маскарада, пристрелю как бешеную собаку!

Айри хмыкнула.

— Влад вне закона. Защищаясь от него, ты можешь применять для своей защиты и защиты близких, которым ты приходишься старшей родственницей, все что посчитаешь нужным.

— Мне это нравится, — злобно улыбнулась Ира.

— Никогда не покушайся на близкого человека такой девушки, как наша Ира. Отвертит голову в запале и еще виноватым сделает, — тихо сказал Фил.

Тайфин «угостил» его легким подзатыльником. Полудемон развел руками и посмотрел на часы.

— Может, все же по домам? — предложил он. — А то времени уже не мало. А завтра начальник сказал, что мы четверо должны быть у него в офисе в семь утра.

Ира застонала.

— Я не хочу подниматься так рано!

— Придется, — кивнул Тайфин.

Помахав рукой Илии и Сергею, четверка покинула территорию блуждающего кафе. Около ворот стояли две машины — Иры и Айри.

Фил подошел к машине демоницы и остановился:

— Я веду! — крикнул он.

Не поворачиваясь, Айри кинула ему ключи, полудемон поймал и тут же устроился в машине. Тайфин сел в машину Иру.

Девушки остались вдвоем.

— Наконец-то все устаканилось? — спросила тихо брюнетка.

Айри кивнула, стянула перчатку, показывая массивный браслет на запястье.

Странная витая полоска обнимала запястье и спускалась вниз, образуя на внешней стороне ладони руну верности.

— Это то, что я думаю?

— Да, — кивнула демоница. — Браслет первого «да». То, что одевается на церемонии смотрин. Довольно давно я вышвырнула его. А Фил нашел. Хотя я даже не знаю, как ему это удалось.

«Грязно», — подумала Ира, вспомнив, как вытаскивала Фила с одной небольшой складки, а главное сколько потом мусора пришлось выгребать из машины.

— Я рада за тебя, — сказала она вслух.

Айри улыбнулась.

— Спасибо. Ну что, по машинам и по домам?

— Поехали, — кивнула брюнетка.

Через минуту на перекрестке никого не осталось. Спрыгнув со столба, Аллочка принюхалась к воздуху и двинулась вслед за темно-зеленой машиной. За ночь задачей вампирши было распотрошить защиту дома Иры так, чтобы Влад мог добраться вначале до дампира, а затем и до самой девчонки.

Подумав: — «Надеюсь, он со мной поделится», — Алла сорвалась с места.

В офисе НДП отдел коррекции памяти одновременно уважали и боялись. Сложно не уважать того, благодаря кому удается сохранять секретность инфернального мира. Но при этом ее сложнее не бояться тех сил, которые находятся в распоряжении этого отдела.

Специалисты отдела ОКП должны были быть неплохими психологами, ведь созданная память не должна была вызывать отторжения у клиента.

Мало кто знал (а точнее только высшей руководство всей НДП и создатели методики), что с помощью этого отдела можно не только переписать воспоминания, но еще и просмотреть любую память. Нельзя только что записать на информационный носитель. Впрочем, над этим уже работали.

В пасмурное утро, Марина, пришедшая в отдел корректоров, была тиха и грустна. Обычно с ней работал другой человек, но именно в тот день он заболел, ми девушка оказалась на приеме у Доктора Жабы.

Невысокий грузный мужчина с несколькими подбородками, толстыми мясистыми пальцами, огромным животом несколько пугал.

Громкий бас ситуацию только усугублял, как и его манера разговора.

— Ну-тес, что у вас случилось, милочка? — добродушно спросил мужчина, устраиваясь за столом. Стул подозрительно крякнул, но выдержал.

Марина перевела дыхание и осторожно села на самый краешек стула для посетителей.

— Да вы не переживайте, милочка. Мы не кусаемся и даже не пробуем на зуб. Так что садитесь нормально. Процедура нам с вами предстоит долгая.

— Я… я вот…

— Что такое, милочка? Не мямлите, говорите прямо.

— Я хочу отказаться от коррекции памяти! — выпалила Марина. — Я точно знаю, что есть специальная методика, которая заблокирует некоторые центры мозга, в результате я не смогу никому рассказать ничего лишнего, или написать, или показать… я даже нарисовать не смогу!

— Так, — весело сказал врач. — А что же у вас, милочка, такое случилось? Мы признаться в смятении. Подчиненные доложили нам, что вы успешно прошли уже первый этап коррекции памяти.

— Он… он вчера разрушился.

— Вот так… а что его подтолкнуло к разрушению, милочка?

— На меня кто-то напал… магически. Мне нужна была моя сила, чтобы убежать… и я… вот…

— Ну-тес, договаривайте, милочка. Страх за ребенка, верно?

— Да. Я испугалась за своего малыша и себя. Сила вернулась, а блок с памяти слетел. Ия… в тот момент я поняла, что поступаю как трусиха.

— Отчего же?

— Все эти года, мои друзья, мои чувства. Я не сразу поняла, что стирая память, я сотру и воспоминания о тех светлых днях, что у меня были!

— Продолжайте, милочка.

— Я стояла на пороге своего дома и думала о том, что если я откажусь от своих воспоминаний… не получится ли, что я откажусь от чего-то гораздо более важного? Я знаю, что после обряда коррекции памяти, Яне просто не смогла бы узнать важных прежде мне людей. Я бы вообще их не увидела! Но это не то, чего бы я хотела.

— Насколько нам известно, наша подчиненная разговаривала с вами на предмет сохранения памяти, но вы отчаянно сопротивлялись. С чего бы так?

— Мне… мне… — Марина опустила голову. — Мне было стыдно.

— Стыдно? — на прежде непроницаемом лице Доктора мелькнуло слабое подобие изумления. — Позвольте узнать почему?

— Мои подруги из инфернальной части… и всем на долю выпало гораздо больше проблем, чем мне. Но я, как только почуяла, что что-то может сложиться не так… Как только я поняла, что все это для меня безнадежно, я сдалась. Мне и в голову не пришло сражаться, как каждый день сражаются они! И от этого мне стыдно. Я понимала, что не достойна их дружбы, поэтому и хотела, чтобы в памяти у меня ничего не осталось. Я трусиха, правда?

— Нет, — Доктор покачал головой. — Все закономерно, милочка. Вы стремились к комфорту для себя. Поэтому забудьте. Никто и ничто не вправе вас упрекать в том, насколько правильным или наоборот неправильным было ваше решение.

— Я много раз думала о том, а что было бы, если бы я… если бы я была такое, как мои подруги? Сильнее, умнее, чем я есть сейчас.

— То это были бы уже не вы, — внезапно мягко сказал мужчина. — Вы такая, какая есть. И вам не нужно меняться.

— Но что мне делать? — Марина закрыла лицо руками. — Я столько им наговорила!

— Плохого?

— Нет. Я просто… просто попрощалась с ними навсегда!

— Значит, поздороваетесь заново.

— За… ново?

— Конечно. Мы считаем, что в любой истории всегда можно открыть новую чистую страницу и писать историю дальше, заново, но уже учитывая прошлый опыт. Понимаете?

— Да, — Марина кивнула.

— Тогда, вы можете подумать еще немного на тему, что вы хотите сделать. Или мы лично проведем для вас одну из двух процедур.

— Я не хочу думать. Я уже все решила, я хочу пройти процедуру Запрета. И просто начать новую жизнь, помня о том, что было в моей прошлой.

— Мы считаем, что это хорошая и правильная мысль.

До начала процедуры была подписана куча бумаг. Затем сама процедура заняла 3 минуты.

Оставив спящую под капельницей девушку в палате, Доктор вышел в коридор. Неожиданно проворно для такого громоздкого тела, вернулся в свой кабинет и набрал один номер.

Когда на том конце ответили, доктор коротко отчитался и попросил временно приставить к Марине пару человек для охраны.

Услышав, что все будет, корректор вернулся к палате пациентки, но ему сообщили, что за Марииной приехал ее будущий муж и увез домой.

* * *

Когда Ира открыла глаза, она оказалась в совершенно незнакомой комнате. Потоки яркого солнечного света заливали комнату, отделанную в нежно-золотых тонах.

Оглядевшись по сторонам, девушка мельком оценила ухоженность комнаты и элегантность обстановки, но все равно это не сделало понятнее ответ на вопрос: «Где она?» и совершенно не ответило на вопрос: «Как сюда попала».

— Это сон… — прозвучал мелодичный голос, и брюнетка резко повернулась к женщине, появившейся в кресле около окна.

— Сон? — недоверчиво повторила Ира, разглядывая незнакомку, а потом вздохнула. — Ваши сыновья на вас невероятно похожи!

Ангелесса кивнула.

— Тайфин говорил, что ты нечто невероятное, но я не поверила. Как оказывается, зря, стоило это сделать раньше… — женщина перешла к Ире на кровать.

Поток солнца осветил ее, и девушка не смогла удержаться от возгласа восхищения. У ангелессы были длинные пушистые волосы, заплетенные в два хвоста. Струясь по спине они казались диковинными крыльями. У женщины были веселые зеленые глаза, курносый нос и розовые губы. Короткие светлые ресницы и веснушки. Эти веснушки покроили Иру больше всего.

— Меня зовут Ли, домашние я имею в виду, — Ангелесса устроилась удобнее на краю кровати. — И знаешь, извини, что я не дала тебе нормально выспаться.

— Не страшно. Я давно хотела познакомиться с вами.

Ли весело хихикнула.

— А ты и правда милая! И тай, и фил, они же точно говорили тебе, что я страшна в гневе!

— Но сейчас то вы не в гневе, — возразила Ира, пододвигая под спину подушку. — К тому же это сон, и я могу разорвать его в любой момент.

— Наведенный мной сон? — искренне удивилась Ли. — Ир, да у тебя просто сил не хватит!

Девушка покачала головой:

— А у меня своих сил вообще нет.

— Тогда как!

— Позаимствую вашу.

— А… артефакт ветра. Припоминаю. Но и от него можно закрыться.

Ира улыбнулась.

— Ар… начальник объяснил мне, как брать силу так, чтобы защититься не смогли.

— Ар… Аршель?

— Да.

— Он тебя учит? — потрясенно спросила Ли. — Лично?

— Да. Хотя я и не очень понимаю почему. Его племянник Данай, а не я. Но при этом со мной он проводит гораздо больше времени.

Женщина покачала головой.

— Чудные дела! Что наш неприступный и холодный демон нашел в таком человеческом ребенке, как ты?

— Человеческом то почему? — удивилась уже Ира.

— А каком?

— А Тай разве не сказал?

— Что он должен был сказать?

— Странный обмен вопросами, — вздохнула Ира, первой разрывая бредовый разговор. — Тай говорил, что все расы умеют как-то смотреть сквозь, чтобы понять кто… точнее представитель какой именно расы перед вами.

— Человеку это причиняет боль, — осторожно возразила Ли. — А я хотела просто с тобой познакомиться.

— Ну и познакомимся, — согласилась брюнетка. — Но я не человек.

— А кто?

— Трирон ангелов. Ну почти…

— И ты до сих пор жива?

— Родители что-то напутали, — хмыкнула весело Ира. — Вы просто посмотрите. И уже не придется задавать вопросов.

Ли посмотрела, уступив настойчивой и такой интересной девчонке. Картина, которую ангелесса увидела, заставила ее замереть, а потом тихо сказать пару ласковых, хотя и не содержательных слов в адрес своих скрытных детей, так и не сказавших ни слова по поводу своей новой знакомой.

— Тай… пользовался рядом с тобой силой ангелов? — спросила Ли, сразу же переходя к делу.

— Да.

— И часто?

— Да не особо, — пожала плечами Ира. — А что?

— То, что если он будет пользоваться ей часто, то рано или поздно сломает барьер крови и сможет пользоваться силой небесного света даже когда тебя не будет рядом, — ангелесса смерила девушку задумчивым взглядом. — Интересно, детки понимают, какое чудо свалилось им в руки?

— Чудо? — уточнила не веря своим ушам, брюнетка.

— Невероятно, — кивнула Ли. — Мои мальчики сейчас полукровки: полудемон и полуангел разом. Но они могут стать чистокровными.

— Но как?

— Благодаря тебе. Тай… предрасположен к силе ангела. Фил — демона. Трирон ангела с такой личной особенностью, как у тебя, может обменять их сущности.

— Но я… я даже не представляю о чем речь!

— А тебе и не надо, — пожала плечами Ли. — Ты уже это делаешь. Твое присутствие рядом с этими двумя то, что ты с ними связана — это все уже делает свою работу.

— А если Фил и Тайфин не хотят этого обмена?

— Значит, твоя сила не будет действовать, не бойся. Но у них всегда было желание… стать чистокровными, цельными.

— Странно. Но почему?

— Спроси как-нибудь у них самих, — взглянув за окно, Ли тяжело вздохнула. — Ну вот, уже время. Скоро мне пора просыпаться.

— Ли! — торопливо спросила Ира.

— Что?

— У меня есть один вопрос.

— Слушаю, — кивнула ангелесса.

— Когда Тайфин вернулся из дома, он стал ко мне гораздо холоднее… словно, что-то оттолкнуло его от меня. И я не могу понять, что случилось. Во мне причина или нет… Может быть, я что-то сделала не так.

— Нет. Не ты, — Ли покачала головой. — Ты знаешь, что Фил и Айри помолвлены с детсва.

— Да.

— У нас приняты ранние помолвки. Тай… Тай тоже помолвлен.

Ира опустила голову.

— Вот как…

— Я не буду тебе рассказывать всех обстоятельств этого дела, — тихо сказала ангелесса. — И мне правда, очень жаль, что именно я стала вестником для тебя. Поговори с Тайфином. Он… расскажет, я надеюсь. Мне пора… — коснувшись плеча Иры, Ли улыбнулась. — Слышишь, девочка, все образуется.

— Спасибо…

Ангелесса подмигнула и исчезла.

А Ира проснулась. В комнате было еще темно. Над ухом омерзительно пищал телефон. Оторвав голову от подушки, девушка выключила будильник и села на постели. Надо было приготовить завтрак на всех, поесть самой и отправиться к шефу. Аршель говорил, что он будет ждать утром всех четверых и это очень, очень важно.

— Важно, — повторила задумчиво Ира, утрамбовывая мысли о том, что Тай оказывается уже связан узами помолвки с кем-то, глубоко-глубоко на дно души.

За окном на заборе мелькнула тень и тут же пропала. Затаившийся паук ждал свою жертву.

Глава 25. Прошлое против настоящего

Аршель сидел за своим столом, с легким неудовольствием глядя на зевающую компанию.

— И во что вы опять влипли?

— Раз мы не выспались, почему сразу во что-то влипли? — возмутилась Айри. — Может, у нас было более приятное занятие?

— У всех четверых сразу? — фыркнул Аршель.

Демоница подавилась зевком, повернулась к Ире.

— Ты что… тоже?

— Нет. Я спала. Одна. И ни по каким сомнительным барам, в надежде найти какого-то там идиота, не разгуливала.

— Ира! — выкрик полудемона и демоницы слился в один.

— Сдали, — потер руки довольный Аршель. — Ну-с, детки. И кого вы вчера искали с учетом того, что вы сказали, что ушли спать?

— Ну, подумаешь, — фыркнула Айри. — Какая разница, что мы там сказали?

— Айри, — вздохнул Фил. — Они о нас сейчас такое подумают!

— Цензурного там точно ничего не будет, — кивнул Тай. — Так что?

— Мы видели Дениса, — призналась, наконец, демоница. — Погнались за ним, но только спугнули.

Начальник четверки на глазах становился все злее и злее, огненная волна, пронесшаяся над головами, заставила всех не только заткнуться, но и проснуться.

— Свои личные проблемы обсудите немного позже, я вас вызывал в кабинет не для того, чтобы слушать весь этот бред.

— Шеф! — возмутился Фил.

— цыц. Я позвал всех, чтобы сообщить приятнейшую новость. Я возвращаюсь в Центр.

После минутного молчания общую мысль выразила Ира:

— А где, собственно говоря, приятность?

— Нет? — Аршель хмыкнул. — Неужто я вам еще не надоел до зубовного скрежета?

— Шеф!

— Ну, тихо, тихо. Я слишком задержался. Да к тому же, с тем учетом, что в этом офисе работы кот наплакал, я посчитал это за отпуск в кругу семьи. Всем будет объявлять о кадровых перестановках уже новый директор. И я взял на себя смелость распределить служебные обязанности следующим образом. Новым директором станет Фил.

— Я? — обомлел полудемон.

Аршель словно и не услышал:

— Его секретарем — Айри. Сама знаешь, что нет хорошего секретаря — фирма начнет рассыпаться. О своей работе на Маскарад будешь разговаривать отдельно с Филом. Дальше, заместителем директора по кадровым вопросам, дизайну, рекламе и в общем внутренним кругом станет Тайфин. Все тоже самое, но по внешнем кругу — Ира.

— Кажется, возражения не принимаются, — тихо пискнула Айри, осознав масштаб грозящего ужаса.

— Верно, — кивнул Аршель. — Дела, все которые были — завершены, — демон потянулся. — Вчера сам тряхнул стариной. Вы в курсе своих должностных обязанностей, я не зря вас натаскивал по этим отделам. Так что, всем до следующей встречи. Остальные вопросы без меня.

Легкий хлопок, и демон исчез.

Обведя всех растерянным взглядом, Фил констатировал:

— Мы попали…

* * *

Данай вышел из дома утром. Дампир был предупрежден об опасности в лице Влада, но… скоро должен был состояться отчетный концерт, и пропускать репетиции Данай не собирался, это было слишком важно для него.

«К тому же», — рассудил мудро мальчишка. — «Влад все равно меня достанет. Так пусть это будет подальше от дома… Моего дома в том числе!»

Данай был где-то в середине пути, около старого парка, когда его атаковала быстрая тень. Мальчишка выставил щит и быстро очертил вокруг себя круг из соли.

Аллочка ходила вокруг своеобразного щита и злобно шипела.

— Хорошо помогает против новообращенных, — пояснил спокойно Данай. — Я почувствовал твой запах, запах молодого вампира. А раз уж Влад не собирается играть честно, почему это должен делать я?

— Я услышал свое имя? — Влад спрыгнул с дерева, поправил, приземлившись, плащ и улыбнулся. — Ну, привет, что ли?

— Я не рад тебя видеть, поэтому и «привета» ты тоже не достоин.

— Маленький гордый котенок научился скалить зубы? — вампир «восхищенно» захлопал в ладоши. — Мне нравится. Не буду пробуждать к жизни свою совесть. Не хватало еще мне ее грызни из-за твоей смерти.

— Уверен, что убьешь меня?

— Конечно. Даже не будь здесь Аллочки, игра изначально была бы последней. К тому же, против меня соль не поможет.

Данай согласно покивал, нащупал в кармане бутылочку с неплотно подогнанной крышкой.

— Хорошее место, — заметил он. — Никто не увидит, никто ничего лишнего не услышит.

— Тянешь время в надежде на свою сестру? — Влад захохотал, откинув голову.

Именно этого и ждал Данай. Бутылочка рухнула вниз, щедро рассыпая серебряную пыль. Дампир крутанулся, подхватил воздух, и обернул пыль по кругу, попросив землю придержать и соль, и серебро.

Вампир обиженно взвыв, понимая, что добыча близко, но ведь не подберешься же!

— Ты подготовился к нашей новой встрече?!

— Конечно. Я знал, что ты не оставишь меня и сестру в покое, знал что рано или поздно, ты придешь, чтобы поставить окончательную точку во всем этом.

— И? — Влад успокоился, перестал шипеть.

А затем у него неожиданно зазвенел мобильный телефон.

— Да? — рявкнул вампир в трубку.

— Разве можно так поступать? — укорил голос в телефоне. — Мы не договаривались, что вам будет помогать ваше дитя. Отправьте его и разбирайтесь с мальчишкой сами. Только на таких условиях я помогу вам пленить девчонку и отдам второй артефакт от маленькой сирены.

Влад сплюнул, отключил телефон и посмотрел на Аллу.

— В мой дом. Живо.

— Но…

— Сидеть там трое суток или до того, как я не изменю приказ.

— Но… но…

— Живо!

Тихо всхлипнув, вампирша растаяла в густых утренних сумерках.

— Вот так.

Данай усмехнулся.

— Тебя же провели, как маленького ребенка!

— Если бы мне пообещал все это кто-то другой, я бы согласился, — как-то дружелюбно сказал вампир. — Но некромант, благодаря которому твоя сестра уже была на пороге смерти, это уже совсем другая категория. Тебе так не кажется?

— Ни в одном глазу.

Влад улыбнулся.

— Ну, мне то твое мнение все равно не интересно. Буду говорить откровенно, мне наплевать на тебя и на помощь и игры этого некроманта. Мне даже не жалко… я отпущу тебя живым и невредимым. Даже не буду забирать третий артефакт у той девчонки. Все что надо мне — твоя сестра. А теперь, чтобы она пришла побыстрее, тебе придется немного покричать.

Рой черных снежинок сорвался с ладоней Влада, обрушился на Даная и ударился об щит.

— Без скрипки? — вскинул голову действительно восхищенный вампир. — Ты стал сильнее. Да, наверное, я все же найду тебе применение в своих планах.

— Вначале тебе придется победить.

— Не думаю, что это будет сложно, — хмыкнул Влад. — Ты силен, но ты полукровка.

— А сейчас вообще-то уже утро и скоро начнется световой день, — напомнил с усмешкой Данай. — Да, сейчас еще пасмурно и ты под слоем защиты осмелился выползти на улицу, но спасет ли это тебя, если тучи неожиданно разойдутся?

— Ты забываешься, — вампир зашипел. — Я высший. Могу прогуляться даже летом под солнцем. И мне ничего не будет. А теперь… — непроизносимая фраза, и в Даная полетела уже волна черного огня.

Расплескалась по щиту и не причинив никакого вреда, растворилась в воздухе.

Влад нахмурился.

— Ты стал слишком силен для полукровки. Раньше твои щиты даже со скрипкой не выдерживали этого огня. Ну что же… Раз Ира отказывается появляться…

Вампиру надоело упрямство Даная, и он перестал играть. На дампира обрушилась тройная атака. В вале черного огня снежинки и вертящиеся колючки. Вся волна ударила об щит, тот треснул и начал рассыпаться.

Довольно кивнув, Влад послал еще одну волну огня…

Данай с легким пофигизмом смотрел на приближающуюся к себе смерть.

Полыхнувший электрический щит он воспринял как оскорбление. Резко обернувшись, Данай ожидал увидеть за спиной Тайфина, а увидел Иру. Взбешенная девушка уперла руки в бока, изучая Даная.

— Ну-у? — мягко поинтересовалась она. — Объясняться будем?

— Нечего объяснять, — буркнул мальчишка, пряча взгляд. — Это… я тут… того.

— Решил совершить самоубийство убийственно красивым способом? — обрадовано подсказала Ира.

— Да нет же!

— А что?

— Я не хотел, чтобы ты опять с ним встретилась, — ответил смущенный Данай. — Вот и решил, что будет гораздо лучше, если ты просто разойдешься с ним… и он не приблизится к нашему дому.

Ира вздохнула, растрепала мальчишке волосы.

— С тем учетом, какие оды желание обладать мной он поет? Даже если бы ты очень постарался, этот бы пришел за мной. Согласись, Влад?

— Согласен, — кивнул вампир и улыбнулся, показывая длинные клыки. — Ты все сказала совершенно верно, И-и-ра.

Брюнетка мягко улыбнулась, обошла электрический щит, покидая защитный круг.

— Тай, убери Даная отсюда, — попросила она.

— А ты?

— А мы пока немного поговорим.

— Я никуда не пойду! — возмутился Данай.

— Ага, — согласилась весело Ира, посмотрев на него через плечо. — На репетицию, что начинается через семь минут, ты тоже не идешь?

— Как через семь?

— Тай.

— Да…

Не прошло и мига, как от обоих не осталось и следа.

Влад вскинул бровь.

— У Фила целая куча девушек?

— С чего это ты…

— Вчера я видел его с другой, сегодня с тобой. Показательно.

— Может быть, — согласилась Ира. — Ну что, будет выяснять отношения мирно или кардинально?

— Ненормальная! С помощью каких сил ты собираешься со мной воевать, если амулеты ветра не дадут ни тебе, ни мне причинить какой-то ущерб друг другу?

Ира пожала плечами.

— Ничего не могу сказать по этому поводу. Видишь ли, у меня к тебе накопился очень длинный счет.

— Что же такое я сделал для такого дли-и-и-инного счета? — передразнил вампир девушку.

— Убил моих родителей. Как настоящих, так и приемных. Раз. Мучил моего брата. Два. Попортил мне массу нервов. Три. Ну, и так, прочее по мелочи можно опустить.

— И как же ты собираешься меня убить?

— Быстро, — Ира выставила вправо ладонь, приманивая чужая силу, силу некроманта, затаившегося где-то около парка. — Путы!

Вампира скрутило быстро и качественно. Он дернулся раз, второй, и бессильно замер в обезвредившей его паутине.

— Дальше то что? — зло прошипел он.

— Дальше? — Ира пожала плечами, вытащила телефон, набрала номер.

— Доброе утро. Служба охраны маскарада? Сотрудник А17. Провела задержание опасного преступника. Прошу разрешение на ликвидацию на месте.

— Ты в своем праве, — фыркнула Айри, ставя последнюю печать на деле Влада. — Приканчивай его, подруга.

Ира отключилась. В это время Денис потянулся к путам, чтобы освободить вампира и замер, созерцая ловушку на себя.

«Коснусь — спалюсь. Маячок такого типа быстро я с себя не спихну, а нескольких часов этим воителям хватит, чтобы меня поймать. Извини, вампирчик, но твоя песенка спета». — Поднявшись с крыши недостроенной пятиэтажки, с которой было так удобно наблюдать за парком, некромант покинул поле «боя».

Почувствовав исчезновение некроманта, Ира завела руку за спину и вытащила револьвер.

— Напади ты сначала на меня, я бы еще подумала, — тихо сказала она. — Но ты в первую очередь напал на Даная. А я его старший родич. Я обязана его защищать. Так что, извини.

Влад усмехнулся.

— Я проиграл?

— Да… — кивнула Ира и выстрелила.

Рука не дрогнула. Серебряная пуля вонзилась в сердце вампира.

Лицо Влада исказилось, потом он усмехнулся и рассыпался.

Пепел подхватило и унесло ветром, а Ира упала на колени. Такой ее и нашел через полчаса вернувшийся полуангел, которому на обратной пути пришлось добираться на такси…

Брюнетка сидела в слякотной грязи парка, баюкая у груди револьвер. Правая рука была разбита в кровь… и вокруг не было ни следа второго артефакта Ветра. Найдя свою хозяйку, он поспешил присоединиться к первому артефакту, Зеркалу Ветра, слившись с ним воедино в теле Иры.

* * *

Ева брела по улице. Состояние апатии, которое на нее накатило, можно было описать одним, зато очень емким словосочетанием: «Ничего не хочется». Не хотелось ни есть, ни пить, ни спать. Не хотелось никаких разборок и одновременно не хотелось бежать.

Не хотелось вообще ничего…

Звуки до девушки доносились как сквозь вату. Да и все вокруг она также видела словно через какую-то пелену. Ноги сами несли свою хозяйку через спящий город… куда-то. Сирена даже не поняла, куда она пришла, когда дорогу перегородил дом. Не самый престижный, не самый плохой. Обычная девятиэтажка в обычном спальном районе, чем-то немного знакомая.

Ева несколько минут смотрела на нее, прежде чем поняла, что это за дом. Точнее — чей. Здесь жила Марина. Скромная девушка-секретарь, которая открыла глаза на правду жизни и Дениса.

Сирена пожала плечами. Как только разбилось ее зеркало, ее самая главная реликвия, все стало на свои места. Не надо никакой мести — ей все равно нельзя никого вернуть. Не надо никакой игры… все равно, приз в ней будет фальшивый. Уж ей ли не знать Дениса, который говорит об одном, планирует другое, а в итоге хочет получить вообще третье.

Ева нервно хмыкнула.

«Зачем я сюда пришла?»

В угловых окнах на пятом этаже загорелся свет. Там где был дом Марины… В окне мелькнула сама девушка, с телефоном в руках. Положив руку на небольшой аккуратный животик, она чему-то улыбалась.

Сирена улыбнулась.

Чужое счастье неожиданно не ранило ее. Словно… словно эта улыбка предназначалась именно ей. Покачав головой, Ева развернулась и тихо вскрикнула. За ее спиной стоял Денис.

В темно-синих джинсах, темной кашемировой водолазке и джинсовке.

— Как всегда не холодно? — усмехнулась одними губами сирена.

— Конечно. Я же не ты.

— Точно подмечено, — кивнула Ева. — Я выхожу из игры.

— Как это? — удивился некромант. — А я разве сказал, что разрешаю тебе это?

— А мне плевать! На тебя и на твои закосы, — хмыкнула девушка.

— Правда?

— Чистая. Переболела.

Сирена обошла Дениса. За ее спиной в угловых окнах что-то тихо сверкнуло и… фигура девушки медленно упала на пол.

Некромант смотрел в спину Еве и в его бесцветных глазах разгоралась злость.

— Что ты здесь делала?

— Прощалась со своим прошлым, — отозвалась сирена, остановившись. — Решила пусть мое прошлое живет без меня, а я как-нибудь обойдусь без него и без его боли.

— Трусливо бежишь?

— Возможно.

— Тогда извини…

С ладони некроманта сорвалась черная колючка. Вонзилась в дерево, рядом с которым стояла Ева. Но сирены там уже не было.

Она обернулась уже совсем с другого места.

— Ты не хочешь меня отпускать?

— Не хочу. Ты слишком много знаешь. Ты слишком сильно во всем этом замешана.

— И что? — удивилась сирена. — Мне не с руки о чем либо рассказывать. Ни человеческой полиции, ни уж тем более службе по охране маскарада.

Денис развел руками.

— Я понимаю. Но знаешь, говорят — самый лучший свидетель, это мертвый свидетель.

— Да, я что-то такое слышала. Но на себя не примеряла.

— Почему же?

— Потому что… на свидетеля я не тяну. Я ничего не знаю.

— Пытаешься обмануть меня, — вздохнул Денис. — Как нехорошо, Ева.

— Нет. Говорю правду. Я не хочу играть в твою игру и ходить под твоими знаменами.

— Тогда зачем ты приехала в этот город?

— Посмотреть на тебя.

— Посмотрела?

— да.

— И что же ты увидела?

— Что смерть тебя совсем не изменила. Какой ты был последней… тварью, такой и остался.

— Пожалуй, я приму это за комплимент.

— Как хочешь, — отозвалась скучно Ева. — Мне пора. У меня через полчаса последний самолет. Полечу вначале в Европу. Я никогда не была в Праге, а говорят там замечательные замки.

— Там вообще-то вампиры.

— Все лучше, чем ты.

— Ты считаешь обычного человека-некроманта страшнее, чем вампиров? У тебя странные взгляды.

— Если бы они не были у меня странными, я бы даже близко к тебе не подошла бы.

— Это точно. Но знаешь, Ева. Я хочу сделать тебе подарок.

— Подарок? — девушка недоуменно вскинула бровь.

— Да. Именно в память о том, что между нами было когда-то, я хочу сделать тебе небольшой подарок.

Ева немного отступила.

— В твоих устах это звучит немного страшновато…

— Извини, — повинился некромант. — Я не хотел тебя пугать. Я расскажу тебе правду.

— Правду? — сирена покачала головой. — Ты опять смеешься. У тебя правда и ложь иногда значат одно и то же. Так зачем мне такая правда?

— Чтобы понять, почему тебя убью я. Именно сейчас. А не позволю тебе уехать.

Ева улыбнулась.

— И почему же?

— Ты знаешь, что такое Ключ… от Семи небес?

— Лживый артефакт, — усмехнулась сирена.

— Лживой то почему? — сбился с мысли Денис.

— Потому что это творение моего народа. Ключ от семи небес не более чем интересная фальшивка.

— Врешь! — некромант побледнел от злости.

Ева радостно расхохоталась.

— Лгу, конечно же, я лгу! Всем известно, что Ключ создали ангелы! Чтобы воскресить того, кто умер! Помнится, по красивой но до жути пафосной легенде… как же там звучало то? О! Точно! Потерял прекрасный ангел свою возлюбленную, заблудившуюся в землях людских. И решил он поспорить с самой смертью, чтобы вернуть свою любимую. Триста лет, не пропуская ни дня, ни ночи, он искал, куда попадают души после смерти и нашел. Оказывается, есть седьмые небеса. Сакральное место, где душа ждет своего последующего перерождения или навсегда растворяется во Всем.

И ждала там на небесах своего возлюбленного душа. И решил тогда ангел, что создаст он Ключ от семи небес. И создал.

— И чем закончилась легенда? — спросил Денис, разглядывая землю под ногами.

— Я не нашла, — вздохнула Ева. — Ты тоже не нашел?

— Я нашел ключ, — пожал плечами некромант. — И знаешь. Я правда, не хотел, чтобы все так получилось. Ты всегда заслуживала большего, чем я мог или хотел тебе дать.

— Какая теперь разница? — удивилась сирена.

— Никакой, — кивнул Денис. — Но знаешь, я дам тебе возможность выбора. Как ты хочешь умереть? Быстро и здесь? Или потом и принеся мне пользу?

— Я не хочу умирать.

— Придется. Уж прости.

— Посмотрим.

Некромант развел руками, между ладонями скакал черный шарик.

— Попрыгунчик? — Ева опустила голову. — Ты решил не оставить мне ни одного шанса?

— Да. Мне нужна Слеза ветра. Тот артефакт, что защищает тебя.

— Вот как? Зачем он тебе? Ты же всегда говорил, что у тебя есть замечательный защитный артефакт. Змеиное кольцо.

Денис полыхнул яростью на ментальном поле так, что сирене пришлось прикрыть «глаза», чтобы не «ослепнуть». Сирены видели ауры собеседников постоянно, что позволяло им тонко манипулировать ими. Проблема была в том, что если сильного мага обуревали бешеные чувства, сирены теряли свою чувствительность и временно «слепли» — смотрели на мир глазами обычного человека.

— Вот как, — Ева покивала головой. — Все понятно! У тебя перехватили артефакт. И судя по твоему бешенству, либо ты даже не знаешь, кто тебе так удружил. Либо же… уже слишком поздно! А может быть и то, и то сразу? Кто-то уже активировал твое кольцо, а ты даже не знаешь кто! Какая прелесть! Узнаю кто так попортил твои планы, обязательно отправлю поздравительную открытку с новым годом! Тем более, до него осталось совсем чуть-чуть.

— Ты надеешься дожить до нового года? — Денис покачал головой. — Да что же ты такая непонятливая. Ты до него не доживешь. Ты умрешь прямо сейчас.

— За что?

— Ни за что. Просто потому, что я так хочу, — просто сказал некромант.

Ева покивала.

«Пожалуйста, еще пара фраз, и я успею…»

Сирена не успела. Денис шагнул к ней на последних словах выплетаемого магического заклинания. Магически зачарованный стилет вошел под ребра, как нож сквозь масло.

Обняв девушку и прижав ее к себе, мужчина гладил ее по волосам, пока яд с его стилета расходился в крови сирены.

— Знаешь, — тихо прошептал он. — Ты умрешь быстро. Но потом от твоего тела не останется ничего. Я даже не буду делать тебя своей мавкой. Ты достойна того, чтобы я…

Сирена улыбнулась. В ее синих глазах, приобретающих свинцово-серый оттенок, плавала насмешка.

— Прости, — прошептала она. — Но мой народ — умирает по своим правилам!

Девушка закрыла глаза и неожиданно вспыхнула синим-синим огнем. Некромант отшатнулся, роняя тело вниз. А на грязный слякотный асфальт вылилось немного воды… которая тут же впиталась.

Грязь… грязь… и ни следа Слезы Ветра.

* * *

На кладбище, последнем приюте душ умерших и тех, кто по каким-то причинам задержались на этом свете, должно было быть тихо.

Тишина всегда была необходимым условием для таких мест, чтобы живым было куда придти, чтобы отдать последние почести или извиниться перед мертвыми.

Но ночи ноября принесли на кладбище постоянные дожди и… музыку. Чужая, нечеловеческая музыка стелилась на кладбище вместе с туманом.

Туман был везде. Он шевелящимся ковром полз по дорожкам, облизывая оградки могил, забирался на стволы деревьев, оставляя синие пятна плесени, и разносил вместе с собой музыку, в которой иногда прорывались чужие стоны и чей-то плач. Тихие голоса стонали и умоляли о помощи.

Привидения, всегда обитающие на кладбище, попрятались, а то и вообще поменяли свое местоположение. Им не нравилось то, что происходило, но и рассказать никому они не могли. В городе не было ни одного мало-мальски сильного медиума. А слабым… ну что было толку рассказывать слабым? Только подставлять под удар некроманта и его шайки, хозяйничавших на кладбище.

В конце ноября стало опять очень страшно, когда над городом взошла полная огромная луна, злого алого цвета. На дорожках кладбища появились люди в черных балахонах и остроконечных капюшонах. Они шли по дорожкам, и часто вслед за ними шла жертва, приготовленная для алтаря.

Так было и в эту ночь.

Почти также.

По дорожке шла всего одна фигура в балахоне, шла медленно, не торопясь, покручивая в руках жертвенный атам.

За «балахоном», как на невидимой ниточке шла девушка, лет семнадцати. В коротком белом платье, босая, простоволосая.

Руки плетьми висели вдоль тела, глаза были закрыты. Очередная жертва колдовской ночи была одурманена. «Балахон» ненавидел крики, поэтому старался всегда сделать так, чтобы жертвы не мешали наслаждаться привычной и такой красивой работой.

Но в эту ночь луна была не на стороне балахона. Девушка уже лежала на алтаре и первые дорожки жертвенным ножом были проведены на тонких руках, вдоль вен.

Первые алые ленточки побежали вниз, обагряя камень алтаря.

Наклонившись над жертвой, «балахон» отпрянул в сторону и… как ни жаль это было признавать, вовремя. Серебряная пуля ударила в край алтаря, выбив фонтанчик осколков и одновременно разрушая начавшую было зарождаться в этом месте магию.

Поскуливая туман, начал сползаться к «балахону», со всех сторон на кладбище загорелись костры, со всех сторон окруженные освященной солью. Такое сочетание причиняло туману боль, разрушая чары, которые его составляли.

«Балахон» огляделся по сторонам. Отовсюду доносились крики загонщиков… а перепрыгнув через ограду, напротив жертвенного алтаря остановился высокий мужчина с длинными волосами. Будь время и обстановка другой, можно было бы признать, что он чем-то симпатичный, но сейчас «балахона» больше волновал тяжелый револьвер… с явно серебряными пулями.

«Балахон» попятился.

— Ни с места, — угрожающе произнес Савельев. — Еще один шаг и я стреляю.

Туман подобрался еще ближе, прижался к ногам заклинателя.

— Я стою… — голос «балахона» был хриплым.

А потом, выкинув ладонь вперед, заклинатель бросил в Астролога несколько черных звездочек.

Мужчина нырнул вниз, избегая столкновения и открыл стрельбу. Но «балахон» вилял на ходу, да и туман, хоть и ценой боли, но все же прикрывал его.

«Балахон» уже почти скрылся за поворотом кладбищенской дорожки, когда Астролог, открыв стрельбу уже из обычного пистолета, попал по остроконечному капюшону.

Капюшон упал… по плечам рассыпались русые волосы.

— Девка? — ахнул Сергей, подрываясь с места, но не успел.

Незнакомку окутало черным кольцом, и она исчезла. Кем бы она ни была, некромант не пожелал ее терять или сдавать…

След, приведший на кладбище этой ночью, оборвался. Астролог, проверив пульс жертвы и убедившись в том, что она жива и ее жизни ничего не угрожает, выпрямился.

Он не обольщался. На это кладбище некромант и его пособница больше не вернутся.

Проблема была в том, кто это была такая… и почему еще никто и ни разу, не рассказывал о том, что у некроманта вообще может быть помощница!

Глава 26. Рейд в темное время суток

Илия сидела в кафе, задумчиво изучая счета. Кафе приносило неплохую прибыль, и девушка постоянно их вкладывала в свое заведение, обновляя технику, мебель, покупала новую посуду, милые и дорогие мелочи. В общем, все шло только на кафе и больше ни на что, но теперь, с тем учетом, что ей предстояло куковать здесь по меньшей мере вечность, пришла пора подумать и о себе.

Вот и сейчас, подсчитывая получившуюся за последнюю неделю прибыль, девушка пыталась понять, чего она хочет подарить себе (выходило, что себе дарить нечего), а также как сказать Астрологу, что между нами ничего быть не может в виду ограниченности перемещений Илии и вечности жизни в ее перспективе.

Правда, Илия не могла в этом убедить даже себя… но в конце концов, такая мелочь не могла изменить мнения девушки, вбивший себе в голову, что между ними двоими ничего не может быть и она не имеет права на счастье.

Стук в дверь она восприняла, как избавление от тягостных мыслей.

Поздний вечер раздражал своей тишиной. Сергей был на дежурстве, после того как он спугнул с кладбища пособницу некроманта, Илия совершенно перестала его видеть. Астролог приходил домой — падал на кровать и отключался. Утром ел, брал заботливо собранный девушкой тормозок — и опять уходил.

Четверка в лице двух братьев и их девушек пропадала на складках, вместе со сканером, обаятельной Флорой, они обыскивали кладбища. Но и их поиски, как и поиски Астролога и сотрудников службы Охрана Маскарада, не давали результатов.

И в результате получилось так, что Илия осталась одна.

Открыв дверь, хозяйка блуждающего кафе была невероятно удивлена, увидев… Марину.

— Привет, — улыбнулась девушка. — А я решила заглянуть, поздороваться.

— Марина… — растерялась Илия.

— Ага… я не смогла пройти коррекцию памяти. И вот, в общем, — Марина вытащила из-за спины корзинку, из которой выглядывало горлышко бутылки. — Решила заглянуть в кафе. А ты одна что ли? Обычно же под выходной мы с девчонками собирались…

— Ой! — Илия махнула рукой. — И не говори! У нас тут такой кошмар происходит!

— Расскажешь? — улыбнулась Марина.

— Конечно и даже кое-что покажу, — засмеялась хозяйка кафе. — Проходи.

Дверь кафе закрылась за двумя девушками.

Устроились они в общем зале. Накрыв на легкий поздний ужин, Илия смотрела на подругу.

— Слушай, — заметила она. — Ты как-то изменилась.

— Ага. Когда приняла решение, мне даже как-то полегчало, — засмеялась Марина. — Знаешь, мне так стыдно было перед вами.

— Стыдно?

— Угу. И сейчас стыдно.

— Но ты все-таки пришла.

— Да… — Марина откинулась на стуле. — Я пришла. Ну что, поднимем бокалы? Ты вино, я сок. Теперь то ты знаешь, что мне ничего другого нельзя.

Вино принесенное русоволосой девушкой было выше всяческих похвал, пряное, явно выдержанное.

— Откуда такое богатство? — поинтересовалась Илия, выпив почти половину бокала и оставив его в сторону.

Марина развела руками.

— Тряхнула своего мужа.

— Мужа? Ты хотела сказать жениха?

— Нет, мужа, — девушка прикусила губу. — Плохо, что ты выпила всего половину бокала… Но ладно и так сойдет.

— Сойдет? О чем ты, Марина? Боюсь, я тебя не понимаю, — Илия недоуменно смотрела на подругу, а на душе внезапно словно камень образовался.

— Ничего… это не страшно. Сейчас поймешь. Призови ключ.

— Что?

— Призови ключ. Я хочу его забрать.

— Ты пришла за ключом? — не веря, повторила Илия.

— О боги! Как же вы меня все трое бесите своей тупостью. Да! Мне нужен Ключ от Семи небес.

— Я тебе его не отдам! — хозяйка кафе попробовала встать и поняла, что ноги ей отказали, а тело начинает наливаться свинцовой тяжестью. Попробовала призвать свой дар, крикнуть анаконду — но сила тоже отказала, исчезла, словно выпитая кем-то.

— Не дергайся, — равнодушно попросила Марина, натягивая на руки тонкие черные перчатки. — Я не хотела прибегать к этому, правда. Но вы ведь не отдали ключ по-хорошему. А теперь ты умрешь, а ключ, наконец-то, я заберу.

— Но зачем? — спросила Илия. — Зачем?

— Он нужен моему мужу, — ответила девушка, оглядываясь по сторонам. — Ну же, Или… ты же моя подруга. Призови ключ и я дам тебе противоядие. Какое тебе дело до ключа? Сможешь стать свободной, обычной девушкой, с престижным и известным кафе. Зачем тебе еще и ключ и вечность в придачу к нему? Если ты не отдашь мне его по-хорошему, то умрешь. Ты же понимаешь это.

— Марина… за что?

— Ключ. И я тебе расскажу если не все, то большую часть.

Илия покачала головой. Она точно знала, что ключ нельзя отдавать в руки Марины и ее… мужа. Мужа? Но ведь ключ…

— Ты что… замужем за Денисом?

— Медленно соображаешь, — насмешливо ответила девушка. — За ним. Уже лет шесть, наверное.

— Не может быть… ты же… мы же…

— Я виртуозно вешала вам лапшу на уши. А вы и были рады верить. Кто же вам в этом виноват? Не были бы так доверчивы… может быть, ничего этого и не было бы. И знаешь, прости конечно, но если ты не хочешь отдавать мне ключ по-хорошему, мне придется здесь немного… поискать. Ты же не против? Кафе после этого восстановлению подлежать не будет, но тебя то уже не будет. А твоим друзьям на кафе, скорее всего, будет плевать. Без тебя то.

Тело Илии выгнуло дугой. Она отчаянно закашлялась. Марина взглянула на изящные часики на запястье.

— Уже подействовало? — удивилась она. — Ой, как странно. У тебя видимо индивидуальная непереносимость этого яда.

Тихий, едва уловимый, хрустальный звон привлек внимание девушки.

— О! Слышу! — обрадовалась она, оглядываясь по сторонам. — А теперь еще разочек позвони мой ключик! Issshi Zivii Idddiu.

К стенам, наслышанная от наблюдателей за кафе о Змеином кольце, Марина не подходила даже близко. Пока она была рядом с пусть лежащей и умирающей, но хозяйкой дома, и не подходила к территории змеи, ей ничего не грозило.

Проверять кто победит, некромантка с десятилетним стажем или огромная охранная змея, Марина не собиралась. Ключ прозвенел еще раз, и девушка услышав, пошла к барной стойке. Шкатулка оказалась в нижнем дальнем ящике, который некромантка сроду бы не нашла, если бы сама Илия не показала его почти полгода назад, когда объясняла где лежат запасные ключи от дома.

Попробовав открыть ее, Марина злобно зашипела. Шкатулка кусалась, а ключ от семи небес внутри продолжал звать. Илия на полу уже затихла, хотя судорожное дыхание показывало, что она еще жива. Впрочем, это было временно.

Попробовав открыть шкатулку рукой Илии, Марина злобно ругалась. Сил полудохлой ведьмы не хватало…

— Вот же… — вытащив противоядие из кармана светлых брюк, девушка насильно влила его в Илию и подождала полчаса.

Все эти полчаса она сидела рядом с лежащей, не отходя от нее ни на шаг. Стены шли волнами, анаконда уже почувствовала что-то неладное и искала врага.

Когда хозяйка кафе открыла глаза, Марина подсунула ей под руку шкатулку, несильным магическим посылом внушая, что внутри — лекарство и телефон. Можно будет позвонить, попросить помощи.

Рассудок Илии не выдержал давления, и она открыла шкатулку. Вытащив ключ, Марина поднялась.

— Вот так, — кивнула она, рассматривая изящную безделушку в своих руках. — Теперь еще пара дел и можно возвращаться обратно к мужу.

Посмотрев на Илию, некромантка несколько мгновений раздумывала, что с ней делать. Противоядие явно дало только временный эффект, то ли яд был слишком сильным, то ли еще что — но Илия явно не жилец.

А значит нечего и тратить на нее время, вливая остатки яда из бутылки.

Осторожно наклонив бутылку, Марина всыпала туда нейтрализатор, добавила его же и в вино, осмотрелась. Букет белых роз, принесенных с собой, она рассыпала над Илией и довольно кивнула.

— Теперь немного чар и у нас получится картина, что наша прекрасная и непорочная Илия что-то не поделила со свом женихом.

Прикрывшись непроглядом, Марина вышла на улицу, постояла на пороге, вдыхая приятный ночной воздух.

Блаженная улыбка расплылась по ее губам, повесив ключ на цепочку, а затем на шею, Марина набрала один-единственный номер, который был записан в ее новый телефон.

— Да, котенок? — раздалось сразу же.

— Готово, милый, — отозвалась Марина. — Ключ у меня.

— Хозяйка кафе?

— Под ядом. Еще пара часов и все будет кончено.

— Ты не добила?

— Не смогла, — призналась девушка. — Если бы у хозяйки пропал пульс до того, как я вышла бы из кафе, то анаконда раздавила бы кафе, а вместе с ним и меня.

— Понятно. Но ты в порядке? — в голосе собеседника прозвучала тревога.

— Да.

— А наш малыш?

— Тоже, — Марина тихо засмеялась. — Но ты знаешь, я уже давно не видела таких удивленных глаз, как у Илии. Они действительно считали меня белой овечкой, представляешь! Никто, ничего не заподозрил за все это время.

— Нам это на руку. Я попрошу присмотреть за кафе. Чтобы если кто-то вернулся раньше времени, он не попал в кафе и не смог порушить наши планы. Куда ты теперь, котенок. Домой?

— Нет, милый. Я еще хотела посмотреть, что у нас интересного происходит на кургане. А затем нужно напитать туман. После той облавы, когда он меня защищал, мы потеряли где-то две души.

— Две души из всей коллекции это совсем немного. Возвращайся, котенок. С душами разберемся потом.

— Нет, милый. Ты же знаешь, я привыкла все доводить до конца. К тому же в городе нет никого, кто знал бы о моей роли во всем происходящем и мог бы меня обидеть. Влада с твоей легкой руки нет. Этой сирены тоже…

— Я не мог допустить, чтобы она тебя обидела, котенок. Она и так заставила тебя понервничать, — в голосе Дениса звякнула сталь.

— Да, это точно. Когда она начала звать меня, мне стало сильно не по себе. Ведь та девушка Марина, которой я все это время была, не могла постоять за себя. А особенно если вспомнить, что из-за нее нам пришлось столько перенести… я с трудом удержалась от желания ее прибить.

— Да, — некромант хмыкнул. — Это было бы красиво… когда маленькая запуганная девочка равнодушно убивает свою загонщицу. Но тогда смерть Евы была нам не выгодна. Она и так меня обманула. Куда-то дела артефакт.

— Ты так и не нашел его следов?

— Нет, — вздохнул Денис. — Все складывается в этот раз слишком плохо. Пропали все нужные нам артефакты… Евы уже нет. Влада нет, но есть Аллочка, которая уже третьи сутки ревет в его особняке. Я не думаю, что она нападет на тебя или меня, о нас знал только Влад. Но если она нападет на Иру или ту вторую девчонку-демоницу, то силы жертвенной пентаграммы может и не хватить.

— Демоница справится, — хихикнула Марина, а потом погрустнела. — Она даже смогла продержаться против нашей невесты.

— Ты так до сих пор не можешь забыть?

— Нет… как я могу забыть? Я стояла совсем рядом и помогала ей всем, чем могла, пока не появился полудемон! Грязный полукровка! Он вместе с невестой чуть и меня не убил!

— Не переживай, котенок, мы проучим его. Объясним как сильно он был не прав. Все будет хорошо.

— Правда?

— Безусловно. Ты только не расстраивайся. Тебе нельзя.

— Нельзя, — Марина улыбнулась. — А знаешь! Не поеду я сейчас на курганы. Я еду домой.

— Тогда я поставлю сейчас в духовку твою любимую курочку. Жду, котенок.

— Скоро буду, милый.

Положив трубку, девушка прошла по улице еще немного, а затем подошла к проезжей части. Через несколько секунд к обочине подъехал черный Мерседес.

Водитель, благообразный седовласый мужчина, с пустым взглядом, не спросил ничего, когда девушка усаживалась в его машину.

А затем развернулся через две сплошных полосы и поехал в ту сторону города, куда ему совершенно не надо было.

Марина сидела на заднем сидении, подпиливая и без того идеальные коготки, она мурлыкала себе под нос колыбельную.

Вслушайся кто в ее слова, он наверняка бы испугался, но водитель ничего не слышал, а больше в машине никого не было…

* * *

Двое молодых людей в темно-зеленой форме с нагрудным значком в виде летучей мыши у которой в лапках зажата розочка, представители службы Охраны Маскарада, шли по темной дорожке вдоль старого кургана — археологического памятника, на снос которого правительство не давало разрешение уже последние несколько лет.

Более того, даже археологи с мировым именем не могли попасть в курган, не давались разрешения на исследования.

Спроси кто у Службы охраны Маскарада в чем причина таких запретов, они с удовольствием побаловали бы случайных слушателей страшилками о том, что это не просто курган, а огромный могильник, под пластом земли которого до сих пор не столько спят, сколько бдят мертвые — не мертвые воины.

Черные археологи у которых не хватило чувства самосохранения для того, чтобы держаться подальше именно от этого кургана, обратно уже не возвращались.

Впрочем, это был профессиональный риск, на который мало кто обращал внимания. И раз за разом отправлялись в курган все новые и новые смертники.

Двое служащих, симпатичный новичок, мальчишка полуангел и чистокровный демон, обходили курган, когда услышали что-то странное.

— Тсс, ты слышишь? — демон остановился, прислушиваясь.

— Что? — полуангел закрутил головой в разные стороны.

— Стук… металлическое бряцанье, так стучат доспехи… и мечи.

— Откуда здесь доспехи и мечи? — спросил светлый мальчишка. — Ты что?

— Намекаешь, что у меня помутился рассудок? — добродушно усмехнулся старший товарищ. — На самом деле все гораздо проще. В нашей службе курган — постоянно точка охраны. И нас не случайно отправляют патрулировать вокруг этого кургана каждые две ночи.

— Я в курсе, что это не простой курган.

— А насколько непростой?

— Нет. Старшие не рассказывали. Говорили только держаться подальше от него как можно дальше.

— И правильно говорили, — хмыкнул демон. — Странно, что тебя вообще сюда отправили.

— Наших откомандировали в патрули по кладбищам. А сюда к вам собирались направить одну из светлых девушек, а она… в общем, новенькая.

— Понятно, — хмыкнул старший. — Решила, что страшный большой де