«Старовский раскоп»

Огеньская Александра Старовский раскоп

Часть 1.

С этой стороны.

Полная до безобразия, тяжелая, как на сносях, луна выплыла из-за облаков, осовело оглядела окрестности. Окрестности ничем особым ее не удивили — всё тот же снег, те же жиденькие пролески и редкие черные кляксы ёлок, то же марево ночного города вдалеке. Огляделась, подумала и хотела было снова спрятаться, да зацепилась за странное.

На подъеме ночи, в сорокаградусный мороз, когда даже лисы тихо спят и носов из нор не кажут, когда стонут и вздыхают мерзнущие деревья — через ледяную пустошь брел человек. Ради такого события луна передумала прятаться, поскольку знала, что ночью людишки предпочитают спать по домам, а не шляться черт знает где. Луне стало любопытно.

А человек вообще оказался непонятный. Во-первых, в такой мороз в легонькой вельветовой куртке, идет, трясется весь, шатается, периодически заваливается, как новорожденный жеребенок, но упрямо подымается и снова бредет, утопая в снегу. Во-вторых, человек явно не представляет, куда и зачем идет — город, луна это видела ясно, оставляет строго за спиной, впереди же глухая чаща настоящей тайги. В-третьих, но об этом объект наблюдений знать не может точно, метрах в трехстах от него, тихо, прижимая нос к петлям следов, крадется за человеком огромная черная пантера. Опять же — откуда в Сибири пантеры?!

Вот черная хищница замерла, подумала… Хвост раздраженно мотнулся туда-сюда. Потом невнятно рыкнула и понеслась по следу, всё так же низко пригибая голову. Расстояние быстро сокращалось.

Человек как раз снова завалился в сугроб, он не видит опасности… А пантера уже в десяти… в пяти… в трех метрах… Вот она подымает голову, рычит, желтые глазищи сверкают зло и голодно, вот человек пытается отползти, глупо заслоняется локтем, вот…

Досмотреть, чем всё закончилось, луна так и не сумела — набежали облака и скрыли захватывающее зрелище от ее взора. Впрочем, интерес она потеряла почти сразу и не сильно огорчилась. А на следующую ночь и думать забыла. Снег всё шел и шел…

Глава 1.

Пахло здесь всегда сырой затхлостью и холодно было тоже всегда. Зачем холодно, Андрей приблизительно понимал — один из способов давления на пленника. Насчёт сырости мог только гипотезы строить — скорее всего, какое-то подземелье, но с таким же успехом может быть и просто подвал ничем не примечательного домика где-то на окраине города. Камера маленькая, пять на семь шагов, стены неровные, краска местами облупилась, обнажила кирпичную кладку. Потолок низкий, ощущаешь себя как в гробу заколоченным, окон нет. Счёт дням Андрей потерял давным-давно, иногда казалось, держат его здесь месяц-два, иногда — годы и годы. Теребил отросшую щетину и решал, что всё же не более месяца. Наверно, уже объявили в розыск… Или не объявили? Мало ли, уехал человек куда… Да даже если бы объявили — не найдут. Что обычная человеческая милиция против…

Против кого, кстати? Андрей так и не выяснил личностей своих похитителей. Какие-то сильные маги, но только кто? Кому мог перебежать дорогу скромный специалист по магическому антиквариату? Кто-то из клиентов? Конкуренты? Может, Рихарт? Да нет, тот сидит себе в Германии и носа в Россию не кажет вот уже лет десять. Да и не стал бы он из-за какого-то браслета или пары статуэток… Но кто тогда? И зачем? Так и не объяснили, чего хотят. Просто однажды возвращался домой, довольно поздно и, что уж греха таить, слегка в подпитии, в подворотне — чем-то тяжелым по затылку и всех делов. Потом уже эта камера и ощущение полнейшего бессилия — собственную магию как отрезало. Понял, что барьер. И понял, что сам не пробьет. В первый день вообще никто не пришел (день весьма условный — от момента, когда очнулся и обнаружил себя в этих стенах, а ночь — когда утомился и заснул прямо на холодном полу), сколько Андрей ни кричал и ни пинал тяжелую дверь своего узилища. На второй явились два мордоворота непонятной магической принадлежности и избили, так и не произнеся ни слова. Поесть не дали. Морили голодом еще несколько дней, потом снова избили. Потом всё-таки сжалились и покормили. Теперь кормят регулярно и довольно прилично для тюрьмы, бьют изредка и уже без былого остервенения, словно для профилактики, но, черт возьми, так и не объясняют ничего! Была мысль — Андреем кого-то шантажируют, потому и бьют. Может, на видео записывают? Но когда шантажируют, вряд ли держат больше недели, а Андрея держали.

Первые дни мужчина еще пытался как-то трепыхаться, всё простукивал стены, бился в дверь, кричал и требовал позвать кого-то главного, после впал в голодный ступор, даже с жизнью попрощался, затем дней пять примерно приходил в себя. А сейчас уже понимал, что еще сколько-то времени взаперти — и просто рассудком двинется! С ума сходил от тоски, от плохо придавленного страха, от вони собственного грязного тела. Ненавидел эти стены, своих молчаливых мучителей, даже самого себя — за беспомощность. Но ненавидел монотонно, сквозь усталость и побои. И тишину. Не мог, определенно не мог больше здесь находиться, дней десять назад застал себя на том, что сидит в углу, подтянув колени к подбородку и, мерно раскачиваясь, бормочет как заведенный: "Не могу-не могу-не могу-не могу!" Казалось — стены надвигаются, потолок медленно проседает, вот-вот тяжелым прессом придавит жалкого человечка… Тогда лихорадочно вскочил, забегал по камере, ощутив, как в первые дни заключения, нестерпимый зуд деятельности. Магия здесь не работала, он даже уже привык почти, но ведь свет клином на магии не сошелся?! Живут же как-то другие люди без неё! А тут лишь бы за дверь выскочить — чутье говорило, что такой мощный барьер вряд ли может быть растянут на пространство большее, чем камера. Тут бы выбежать — а дальше "прыжок" за пределы здания и свобода! Только бы…

Тогда же принялся ковырять стену — старая, крошилась она легко, ногтями и черенком ложки получилось поддеть кирпич, и вот как раз вчера его уже удалось полностью вытащить из паза, а дальше дело ловкости. Зайдут они, два этих "шкафа", одному черенком в глаз, другому кирпичом по голове, и за дверь!

Снились сегодня бесконечное ковыряние в стене, пустые голубые глаза одного из охранников, стена, надвигающийся потолок, привычная уже ноющая боль во всем теле. Проснулся в холодной испарине, долго лежал в темноте, пока не включился свет и не наступило "утро", от нетерпения бегал по камере, потом поуспокоился, заставил себя присесть на подстилку, уткнуться лицом в колени, как обычно, чтобы не вызывать подозрений. Кирпич спрятал справа от себя, в левый карман сунул ложку…

Всё получится, только бы самую малость везения…

***

В девять часов вечера в декабре-месяце в городе уже совсем темно, витые фонарные столбы свет дают голубоватый, холодный, подстать времени года. В конусах света мечутся снежинки — целыми слипшимися хлопьями вытанцовывают сарабанду. Подвывает ветер, лезет холодными пальцами под тоненькую шубку бредущей сквозь сумасшедшее мельтешение девушки, небо черное-черное, а звезд не видно. Метель.

Город маленький, всего-то двести тысяч человек жителей, сонный и аккуратный до маниакальности, до идеальной геометрической правильности нешироких улиц и площадок, до точной линейности планировок кварталов. Кварталы — старенькие "хрущевки" с редкими вкраплениями более поздних "панелек" и совсем уж по меркам городка "роскошных" девятиэтажек. Центральные улицы с самого начала последнего месяца в году по далекой столичной моде разряжены в яркие гирлянды, прельщают витринами магазинов, оформленными старательными, но неумелыми копиями витрин той же столицы. Днем по улицам расхаживают фальшивые Деды Морозы в отчего-то желтых кафтанах, суют в руки прохожим рекламные календарики и предлагают бесплатно подключиться к какому-то там сотовому оператору. Мальчишки гоняют жирных прикормленных голубей на центральной площади, на картонках съезжают вниз по высоченной ледяной горке, хохочут… Шумно и весело.

Вечером всё иначе. Вечер в провинции начинается рано, часов в семь, когда закрываются первые магазины. Немного раньше пропадают "Деды Морозы", мальчишек зазывают ужинать, горожане, пряча носы в пушистые воротники, разбегаются по домам. В восемь еще можно встретить редких "сверхурочников", но к девяти город задергивает шторы желтых окон, наметает высокие сугробы и в них с уютом засыпает, изредка вздрагивая во сне взвизгнувшей сигнализацией автомобиля или протяжным воем бродячего пса. Только метель и ночь.

И Алина, по служебной надобности вынужденная навестить коллегу аж в другом конце города. "Наша служба и опасна, и трудна", конечно, но не до такой же степени! Поглубже запахнула тонюсенькую "шкурку", зябко поёжилась, ускорила шаг. Это же надо было такому случиться, чтобы именно в снегопад, именно в половине девятого Ларисе Сергеевне, которая на Старовском раскопе и в жизни не была ни разу, понадобились планы горизонтов! Вот немедленно вынь да положь! А интернета у Ларисы Сергеевны нет и прийти сама она не может — "ноют старые косточки", так что пришлось ножками топать. Главное, непонятно зачем. Отменила посиделки с приятелем Колей, которого сто лет уже не видела, раньше времени вынула из духовки курицу и вперед, к трудовому подвигу. Без дополнительной оплаты, разумеется.

Однако теперь уже коллега вожделенные чертежи получила, завтра пятница, дома ждут горячий чай и вечер в "аське" со всем миром, и только остались два квартала и двор. И снег, который лезет в глаза и набивается за шиворот, да ветер, довольно жутко стонущий в водосточных трубах.

Вообще… жутковато. Алина никогда особо не боялась ни темноты, ни пустынных улиц, где-то в глубине души зиждилась уверенность — всё обойдется. В темноте не водятся привидения, а в кармане всегда лежит баллончик со слезоточивым газом. И сейчас баллончик тоже на месте — в кармане. Где ж ему еще быть? Так отчего же жутко? Отчего так и хочется подобрать полы шубы, чтобы не путалась в ногах, перехватить сумку поудобней и дать дёру, и забежать в подъезд, преодолеть положенные шесть пролётов, за тяжелой дверью квартиры наконец отдышаться? Потом, может быть, посмеяться над собой. Но это уже потом…

Пиликнул сотовый телефон, просвирестел "Таламанку" — Коля? Точно.

— Да, алло? — ветер становился всё настойчивей, вот уже и разговору мешал — поддувал, шуршал, вздыхал в трубку.

— Алина? Привет! Что у тебя там шумит? Разговаривать можешь?

— Я по улице иду. Тут ветер. Может, подождешь, пока я домой зайду? — слышно было плохо, связь "квакала", однако мужской голос оказался явно тем, что надо. Странный, беспричинный страх прошел, Алина взяла себя в руки, расслабленно подумала, что после Ларисы Сергеевны нервишкам следует давать отдых — вон какие фортели выкидывают! Это всё ее таинственный шепоток уже на лестничной площадке, что-то про маньяка, Алина не расслышала толком. А теперь всплыло. — Минут через десять?

— На улице? Ты уже всё, дела уладила? Так может, всё же встретимся? Просто я сейчас в твоем районе…

Был бы Коля сейчас рядом — расцеловала бы от избытка чувств. До дома осталось уже метров пятьсот, а сейчас еще и приятель подойдёт — тревога рассеялась как дым.

— Да, конечно! Подходи! Я уже почти дома…

Навстречу к тому же шёл мужчина в темной куртке и вязаной шапчонке, с холодными и правильным чертами лица — разглядела в фонарном свете, когда проходил мимо. Что-то востчное… Мужчина…

И опять побежал озноб, возвратилось жутковатое ощущение кошмара, когда поняла — пару секунд назад не было никакого мужчины на улице! Не было! И не лежал на широких плечах снег, и не выглядел прохожий озябшим и промокшим! Всё это — в один миг пронеслось. Обернулась, уже предчувствуя, уже хватаясь за баллончик…

Заорала не своим голосом — в жизни так не орала! — огромная черная кошка…Пантера!…оскалилась в прыжке… Дальше Алина почти потеряла сознание, в рот и нос набился снег, дышать не стало никакой возможности, тварь сверху навалилась, рычала и рвала… Шубу на плече, потом… Ох, мамочки, как больно! Месиво и крошево… Помогите! Кто-нибудь! Даже закричать не смогла…

Отупелая рука выпросталась из кармана с баллончиком — сама, без всякого на то понуждения заторможенного сознания. Провал… Резь в глазах. Такая же резь в плече. Снег… Чистый. Холодный. Вкусный. Если растереть им лицо — еще и боль в глазах унимается.

Пантеры… нет нигде! "Черемуха" помогла… Голова кружилась. В телефоне тревожно "квакали" сквозь помехи:

— Алина! Алина, ответь! Что у тебя там?!

— Коль… напали… Сейчас…

— Что?! Аля, не молчи! Где ты находишься?! Ты в порядке?!

— Я… я…

Прижала ладонь к распоротой на плече шубке… Еще подумала как-то не к месту, что на шубку два года деньги собирала… а теперь, наверно, и не починишь…. что есть еще в шкафу старенький пуховичок, но выглядит он… Отнятая от плеча ладонь оказалась красной. А вот вида крови Алина боялась. До тошноты, до обморока.

— Кажется… Коля, я…

Телефон из ослабевшей руки выпал и затерялся в сугробе. Сидела, крепко зажмурившись. По щекам текли слезы. Застывали на ветру. Пальцев не чувствовала. Подняться — не могла. Целую вечность. Заставить себя… слабость неимоверная… "Не со мной… не со мной… с кем-то другим происходит…" Потом захотелось спать. Лечь в сугроб и спать. И забыть про мужчину, пантеру, разодранную шубку, от крови алую перчатку. Переохлаждение… Это оно. Ну и что?…

Только вдруг проснулось упрямство. Так просто, за пятьсот метров от дома — сдаться?! Когда нужно уходить, а не ждать, что нападающий возвратится?! Ну нет! Упрямство было чужим, Алине не свойственным, но правильным, и она подчинилась. Поднялась, цепляясь за стену дома, подхватила сумку, нашарила каким-то чудом телефон, пошла. Медленно, тяжело, запрещая себе даже думать о том, насколько серьезно распорото плечо. Раньше падала в обмороки даже при сдаче на анализ крови из пальца, но если упасть сейчас — больше не подняться.

Длиннее тех пятисот метров Алина в жизни дистанции не преодолевала, шесть пролетов стоили иных подъемов на Эверест. Только захлопнув за собой дверь, заперев ее на оба замка, зачем-то забредя в ванную комнату — почувствовала себя в безопасности. И там силы оставили окончательно. Наверно, снова ненадолго потеряла сознание, потому что в следующий момент телефон надрывался свистом и, одновременно, ломились и трезвонили в дверь.

Николай… Он.

***

Сидели в спальне. Аля — завернутая до подбородка в плед, опоенная валерьянкой, заклеенная пластырем (всего лишь царапина, длинная, но не глубокая), и так вовремя подоспевший приятель Коля — в кресле.

Над креслом висел старый-старый, не отцепленный от стенки только по лени и всегдашней забывчивости постер — привет из ранней юности. На постере запечатлен был герой алининых девичьих грёз, лохматый вокалист давно уже почившей бесславно рок-группы. Черные его глаза сейчас, в десятом часу вечера, смотрели сочувственно и ободряюще. Ему-то большей части и адресовала Алина свои сбивчивые объяснения, а совсем не худому, несуразному и длинноносому Кольке.

— Я уже на Мая была… с тобой по телефону разговаривала… мужчина навстречу… В черной куртке. Не знаю, откуда взялся, не было никого! Честное слово!

— Может, всё же заявишь в милицию? И всё-таки к врачу? Мало ли чего?

— Ага… — хотела засмеяться, но вместо этого почему-то всхлипнула. — Расскажу им, что мужчина превратился в пантеру и меня поцарапал… А я его газовым баллончиком… А он и исчез.

— Слушай, а может и не было никакой пантеры? — вдохновенно предположил Колька. — Просто мужик, сама говоришь, в черном был. И темно. И ты испугалась. А плечо он тебе ножиком оцарапал!

Долго молчала. То ли та валерьянка наконец подействовала, то ли еще что — полнейшее равнодушное отупение. От плеча волнами расходилась теплая, слабенькая боль. В голове звенело, но очень тихо. Мысли в порядок не пришли, просто притихли в изнеможении.

— Не знаю, Коль… Я ни в чем не уверена. Не помню уже. И знаешь, мне теперь плевать.

Зябко поежилась. Колька выпрямился в кресле, словно бы захотел подскочить и обнять, но порыву не поддался. Колька когда-то пытался ухлестывать, кажется, но как же давно это было… Первый или второй курс? Первая археологичка. Значит, на первом. Восемь лет прошло.

— Врача нужно вызвать…

Было лень. Опять ощущение — обойдется. И еще — какая-то нереальность, бредовость ситуации… Пантера в центре города. Нет, к врачу нужно. Но потерпит. Позже. Не сейчас…

— Завтра к врачу схожу, больничный возьму. Недельку дома посижу.

— Смотри сама. Очень нехорошо выглядит, если честно. И лучше бы заявила в милицию. Вдруг маньяк?

— Плевать… — прикрыла глаза, щекой ткнулась в подушку. Было знобко и странно — голова кружилась, хотелось пить, но еще больше хотелось лежать и ни о чем не думать. — Ноги моей после восьми вечера на улице теперь не будет. Переночуй у меня сегодня, ладно? В гостиной диван… А здесь в шкафу одеяло и подушка… В холодильнике жратва… А я…

— Ага. Спи.

Бежала по холодной серой равнине. Крошечные колючие льдинки лезли в глаза, ветер свистел в ушах, хрустел и шуршал, крошась, наст. Пахло снегом и хвоей. Еще далекими-далекими цепными псами вперемешку с дымом — пахло человеком. Но этот ненавистный прилипчивый запах уже позади, за спиной. Впереди другие запахи, дикие и резкие. Вкусные. Есть хочется смертельно. Еще трепыхающийся в последних конвульсиях заяц или даже пусть белка — есть там нечего, обычная мышь в меху, но хоть что-то. Лучше бы было возвращаться назад, к дыму, там попробовать натаскать куриц, только рискованно. Люди и собаки. Особенно — люди. Их трогать нельзя, но очень уж хочется есть… И было холодно, а коротенькая жесткая шесть совсем не грела.

Поперек побежали петли — недавно здесь прошла лиса. Её почти песий крепкий дух еще витал в воздухе. Лисы — мерзкие создания. Жадные, юркие, хитрые — могут испортить всю охоту. А вон там, дальше, в сторону леса — промчался лось. Но был давно, да и не по зубам он — слишком большой и злой. Еще здесь водятся куропатки, они жирненькие, неповоротливые, но их запаха нет сегодня в воздухе. Вряд ли удастся отыскать их в эту ночь… Есть хотелось всё сильней…

— Алина… Аля, мне пора на работу. Ты как, ничего?

Спросонья не сразу поняла, кто и чего от нее хочет. Потом поняла, села. Серый утренний свет бил в глаза ослепительной яркостью, четкие черные мазки теней лежали по углам. С кухни остро тянуло помойкой. Мусор не вынесла вчера, конечно. Нелепый Коля с порога смотрел испытующе. От него навязчиво пахло шампунем и мятной зубной пастой. Всеобщая резкость раздражала.

— Да, ничего. Ты иди…

Спать и спать, и спать… Проваливаясь в чехарду еловых лап, глухого уханья филинов и перекличек синиц, успела услышать про "Не забудь позвонить на работу, предупредить" и "Обязательно сходи к врачу". Даже вроде угукнула в ответ, но в этом позже никакой уверенности не было.

Глава 2.

… Сказания Сибири. Легенда о Черной реке.

Говорят, "Ырташ" по-татарски означает "Черная река". Может, конечно, не черная он, и не река, так, речушка, но, говорят, могуч и велик в старину был Ырташ, кормилец и поилец себер татарларов(1*), а так ли — неведомо теперь.

Говорят еще, что когда Ырташ был настолько широк, что пущенная стрела едва-едва достигала другого берега, а Атулу-батыр(2*) был так молод, что еще бегал на женскую половину лакомиться урамой (3*), на берегу Ырташа стояло селение, небольшое и небогатое, но жил в нем люд работящий, ленью не сидел.

И случилось так, что у уважаемого и богатого человека Сабира-абыя любимая жена понесла. Долгое время духи были неласковы к красавице Нафизе, много раз приносила она в жертву черных баранов, но только на седьмой год сделалась не порожняя. Сабир-абый возрадовался и сразу призвал сихерче (4*), чтобы тот дал предсказание о судьбе ребенка. Привечал при встрече, говорил ласково, просил назвать судьбу будущего ребенка и духов задобрить, чтобы наследник родился.

Сихерче призвал духов и сказал, что у Сабир-абыя дочь родится. И еще сказал, что девочка будет любима духами, но больше детей у Сабир-абыя не будет. Разгневался Сабир-абый, прогнал сихерче, даже не приветив на прощание, как принято привечать мудрого человека. На пороге сихерче пробормотал только:

— Пусть падет на тебя проклятье. Не захотел дочери — и не будет у тебя дочери! И сыновей не будет!

И словно пена на реке истаял.

Старики говорили, что не к добру сердить ведуна, теперь духи навсегда отвернутся от Сабыр-абыя и впредь не будет ему удачи. И в тот же день погиб лучший баран стада абыя.

Испугался Сабыр, помолился духам, принес им в жертву балан и казылыки, велел послать за сихерче, чтобы его уважить, но того и след простыл.

А через девять лун пришло время Нафизе-апа рожать, привели к ее постели самую мудрую кентек инэ (5*) в селении. Тяжело рожала Нафиза-апа, три дня и три ночи, и трех баранов зарезал для духов Сабыр-абый. Не услышали духи. Тогда кентек инэ призвала в помощь Умай-ана (6*), и великая богиня прислала в дом путника в потрепанном жилэне и старом тубэтее. Откуда он пришел, никто не ведал, и никто не знал его лица. Имени своего странный человек тоже не назвал, пошёл прямо к Сабыр-абыю. О чем говорили, не ведомо, только скоро путник ушел, даже не отведав баурсака. Сабыр-абый вышел с темным лицом и велел повесить над всеми окнами и дверями агыйыки (7*).

Вскорости Нафиза разродилась, и в тот момент, когда дитя вышло из чрева, ушла к прародителям. Кентек инэ приняла дитя и нашла у него на пятке родимое пятнышко в виде змеи. Тогда она явилась к Сабыр-абыю и сказала:

— Дочь у тебя родилась, господин, а жена умерла. А у ребенка на пятке пятно в виде змеи. Худой знак, духи пометили. Не проживет долго.

Закручинился Сабыр, еще больше лицом потемнел.

— Путник ко мне приходил, мудрая женщина. Сихерче тот, что жену и меня проклял. Велел дочь ему пообещать в жены, едва достигнет шестнадцати лет, чтобы жива осталась. Я и сговорил. Теперь не знаю, как от обещания освободиться.

— Правильно сделал, что агыйыками дом увешал, а еще запри дочь, чтобы никто и никогда ее лица не видел, и всем говори, что уродлива дочь твоя настолько, что и людям показать стыдно. Авось и откажется от уродины твой колдун. А если не откажется, тайно свези в другое селение и там за хорошего человека отдай.

Так и поступил Сабыр-абый. Прилюдно назвал дочь "Коркун", что означает "Уродливая", и никому не показал. Даже празднества в честь рождения и наречения отменил, ни одного гостя в дом не пригласил. Только девочка родилась настоящей красавицей и, когда никто не слышал, называл ее Сабыр Фираёй(8*).

Долго горевал по жене Сабыр и не брал другую. Да и не хотел никто сговариваться, на несчастье дочерей и сестер посылать — все ведь слышали про проклятье обиженного сихерче. Время шло, Коркун-Фирая росла, становилась девушкой. Такой красивой, что Сабыр-абый и наглядеться не мог, пуще зеницы ока берег. Даже радоваться стал, что никто кроме него такой красоты не видит — волосы густые, как у лошади грива, до пола достают, глаза черные, как ночь, лицо круглое, как золотая монета, сама статная. Держал дочь взаперти, даже Солнышку и Луне не показывал, без покрывала за порог не пускал.

Вот гуляет однажды Коркун около реки — по весне широко разлился Ырташ, видит — в воде былинка торчит, а на былинке маленький мышонок сидит, из последних сил держится, вот-вот упадет и утонет. Пожалела красавица мышонка, подобрала подол и пошла за ним в воду. По щиколотку зашла — холодит вода ноги, промокли сапожки, а былиночка все далеко. По колено зашла — совсем замерзла, а былиночка далеко, мышонок пищит на ней, плачет. А страшно дальше идти, совсем платье замочит, отец спросит, отчего платье мокрое. Придется говорить, что посмела без разрешения подол подымать да в воду лезть. Но жалко тварь живую — зашла по пояс. Совсем худо стало, показалось ей — в лёд превращается. Оступилась и в водоворот попала. С жизнью попрощалась уже, думает, наказали духи за непослушание.

Тем временем ехал мимо молодой батыр благородного происхождения. Видит, человек в воде тонет. Не испугался, прямо на коне в воду бросился. В самый последний момент вытащил. Смотрит — девушка. Покрывало сползло, и открылось батыру, что прекрасна она, как луна в небе. И полюбил ее всем сердцем в тот же миг. Очнулась Коркун, испугалась, спряталась опять под покрывало.

Говорит батыр ласково:

— Кто ты, девица? Открой свое имя, ибо прекрасна ты, что глаз не отвесть.

— Коркун, дочь Сабыр-абыя меня кличут.

— Странные же у вас порядки, красавиц уродами называть, — рассмеялся батыр. — Я бы тебя Фираей назвал, девица. Хочу к отцу твоему сватов направить, коль люб тебе.

Возрадовалась Фирая, ибо назвал незнакомый батыр ее истинное имя верно, да и пригож собой, статен и силен. И одежда на нем богатая.

— Люб ты мне, добрый батыр.

Радостная, домой возвратилась, хотела батюшке раньше срока сказать. Только видит, незнакомый человек в мужской половине, страшен, только духов пугать, сам черен, а глаза голубые, дурные, только порчу и наводить. Испугалась, спряталась у себя. Отец пришел, сам смурен, молвит:

— Сговорена ты, дочь любимая, единственная, мною еще до рождения, не успел я раньше тебя спрятать, а сегодня пришел муж твой будущий долг требовать. Готовься к свадьбе.

Заплакала Фирая, закручинилась. А кормилица и говорит ей:

— Взгляд у этого человека как у жина (9*). Нехорошо тебе за ним будет.

Совсем опечалилась Фирая и рассказала кормилице про батыра, который ее сосватать решил. Пошла тогда кормилица к тому батыру и говорит:

— Коли любишь мою дочь молочную, спаси ее от злого сихерче!

И порешили они с батыром в ночь перед свадьбой устроить похищение невесты.

Вот сидит Фирая, глаз сомкнуть не может от страха, просит духов, чтобы от ненавистной свадьбы избавили, и милостивую Умай-ана, чтобы спасла ее от страшного человека. Слышит — топот копыт. Распахнула окно — а там батыр. "Выходи, — говори, — красавица. Спасу тебя от злого мужа". Прыгнула к нему Фирая и поскакали по степи, только пыль столбом.

Долго ли скачут, а слышат грохот за спиной страшный — земля в ужасе дрожит, луна в небе побледнела. Испугалась Фирая, спрашивает:

— Кто это, батыр?

— Не бойся, алтыным (10*), это ветер в степи гуляет. Только не оборачивайся.

Дальше скачут, конь под ними устал, дышит тяжело. Снова грохот и как-будто копыта по камню цокают.

— Кто это, батыр? — во второй раз спрашивает Фирая.

— Это дождь по пятам, алтыным, не бойся. Только не оглядывайся.

Дальше скачут, вот уже река близко, на реке лодка поджидает, конь под ними хрипеть начал. Громче прежнего за спиной шум и грохот.

— Кто это, батыр?

— Это…

Ничего не успел досказать, обернулась Фирая, видит — страшный человек за ними по пятам — не скачет, летит на огромной птице. Хохочет:

— Вот и увидел я твое лицо, красавица! Теперь ты моя, никуда не сбежишь!

И пал конь под Фираей и батыром от страшного смеха. Вскричал батыр:

— Уходи, злой сихерче! Не отдам тебе свою невесту!

Еще пуще расхохотался колдун и пал замертво смелый батыр.

— Ну, красавица, придешь ли поздорову?

— Лучше в воду брошусь, чем твоей женой стану, чудище! — ответила Фирая.

— Не нужна ты мне женой, глупая женщина! Ты, от рождения духам предназначенная, должна быть принесена в жертву могучему духу реки!

И схватил сихерче девицу, и сам бросил в реку.

Потемнели небеса от горя, и темными были три дня и три ночи, птицы петь перестали, собаки — лаять, закручинился весь люд, а пуще всех Сабыр-абый, а вода в реке от злодеяния почернела и по сей день чернеет в тот день, когда злой колдун убил красавицу Фираю. Оттого и позвали реку Ырташем. А коль не верит кто, пусть придет к ней в самую короткую летнюю ночь и заглянет в воду. Только, сказывают мудрые люди, опасная это затея — или злой дух на дно утянет, или врэк (11*) несчастной девушки собьет с пути или смерть предскажет. Так что мало нынче смелых находится древние сказания проверять.

Так ли было дело, не ведает уже никто….

1* себер татарлары — сибирские татары.

2*герой татарского эпоса

3*урама — татарская сладость, печенье типа "хвороста", но в форме спирали.

4*сихерче — колдун, шаман

5* повивальная бабка.

6* богиня-покровительница рожениц и младенцев

7* охранный амулет

8*"Красавица".

9* джин, злой дух.

10* "золото мое"

11* душа, призрак

Они зашли. Наблюдал за ними, как обычно, исподлобья, внимательно, как смотрел всегда, чтобы определить, будут бить или сегодня дадут роздых. Если собираются бить, понятно сразу — один отходит к противоположной стене, ставит миску с едой на пол, пока второй "разминается". Самое страшное — у обоих выражения лиц одинаковые, равнодушно-скучающие. Обоим не особо нравится такая работа, но это работа и необходимо исполнять ее со всем возможным старанием.

Сегодня бить собирались. Ну да, они примерно через день… Интересно, у них по плану? Только теперь у Андрея был свой план. И еще ему просто обязано было повезти.

Того первого, который любитель "разминки", подпустил совсем близко. Ловко увернулся от пинка под ребра, подскочил, где-то самым краешком сознания испугался того, что сейчас должен будет сделать… И вдруг засомневался. Только дальше он действовал по инерции и вряд ли сумел бы остановиться. Ну а мордоворот не ожидал и оказался совершенно беззащитен. У него и в мыслях не было, что последнюю неделю покорная, уже смирившаяся жертва сумеет оказать сопротивление.

У мордоворота номер один лицо сделалось, словно безобидная мышка вдруг обернулась страшным драконом, когда черенок… Андрею некогда было задумываться. И смотреть тоже времени не было. Номер два ругнулся громко и испуганно, он явно не понимал ситуацию, пошел на пленника. Кирпич… Верещала какая-то дрянь на запястье номера один. На ватных ногах подошёл, наступил на запястье. Визг умолк. На мордоворота старался не смотреть. Скорее всего, уже мертв. Второй, которого кирпичом, лежал без движения. Никакого торжества свершившейся мести или чего-то вроде Андрей не ощутил. Вытащил связку ключей у номера два из-за пазухи. Как во сне нашел нужный. С полу поднял свою кепку и запихнул в карман — нельзя, чтобы у них осталась хоть одна вещь пленника, а то выследят. Вздохнул глубоко — стучало в висках. Еще позавчерашние побои. Решился. Распахнул дверь.

Навалилось плотным месивом — звуки, запахи, яркий свет. Магия… Теперь чувствовал. Не ошибся. Тогда — пробормотал привычную формулу концентрации и "прыгнул". К себе домой. Хоть это и глупо, и ожидаемо. Если будет погоня…

Всё равно.

А погони не было.

Родной квартиры — тоже.

Была ослепительная белизна. Был холод. Такой, что сразу вспомнил — декабрь. Начало или середина. Или вообще конец? Сибирь. До горизонта — ни деревца. И ни намека на жилье. Куртка вельветовая, поскольку — это вспомнилось с трудом, как давно прочитанная сказка — тогда был ноябрь, снег еще не лег. Слякоть и лужи, грязь, редкие снежинки даже до земли не долетают. Градусов пять ниже нуля. Жара почти. Вспомнилось — и тут же забылось за паникой. Должен был быть дом. Дома тепло, стоит собственный барьер, есть еда, оттуда можно дозвониться до друзей и попытаться понять, что происходит. Переждать угрозу. Почувствовать себя в безопасности. Помыться, в конце концов.

Вместо квартиры — вот это. Попробовал снова — формула концентрации, тщательное припоминание ориентировок, прыжок… не состоялся. Может, всё дело в том, что после месяца плена не удается точно вспомнить? Начнем сначала. Обои в спальне, по совместительству рабочем кабинете зеленые с темно-золотым рисунком… ромбы… или квадраты? Квадраты, наверно… Стол — такой гигант аляповатый из темного дерева… Дуб морёный. Шторы… Штор не помнил совсем. Черт побери, это бессмысленно! Вот абсурд! Не помнить собственного дома! Это ж надо быть таким клиническим идиотом! Глупо, глупо, до чего же глупо! Убил двух человек, чтобы замерзнуть вечером на заснеженной пустоши. Сразу встало как в живую перед внутренним взором — тот, номер один, которого ложкой. В конце концов, этот дуболом всего лишь исполнял свою работу. Второй, может быть, жив… Ни разу за всю свою жизнь не убивал. Ни разу…

Дом… дом родной… Ну, чуток еще! Господи, если ты всё-таки есть… помоги? Единственный раз, а? Трясущимися губами снова повторил формулу концентрации сил… А потом понял, что память тут ни при чем. Просто никаких сил уже не было. Закончились.

Расхохотался. Вдруг очень смешно показалось — сил оказалось на один прыжок, и силы эти были растрачены так бездарно. Смех перешел в клекот и хрипы — холодно было. И все равно смешно. Идиот!

Огляделся. Белизна, белизна и белизна… В вечернем сером свете снег еле заметно поблескивает, небо темно-серое… Руки в царапинах и ссадинах начинают неметь. Далеко впереди угадывается едва заметная черная полоска. Город? Наверно, город… Или деревня… Знать бы еще, где находишься… Знать бы…

Потом паника вдруг прошла. Уступила место некоему трезвому осознанию: "Скорее всего — не дойду. Замерзну. Но всё равно можно попробовать. Если очень повезет, кроха сил на разведение огня наскребется. Ветки нужно найти. Погреться и добрести до города." Оказалось, что этой немудреной цели — найти ветки и развести огонь — на первое время достаточно, чтобы полностью занять сознание и больше не бояться. Глубже запахнулся в куртку, напялил осеннюю легкую кепку, поднял воротник, брюки заправил в носки, руки спрятал в карманы. И пошел в сторону темной полоски.

***

В следующий раз проснулась от хриплого телефонного звонка. Телефон в прихожей. И до него нужно было идти. Идти показалось непосильным трудом. Звонок мысленно послала к чертовой бабушке и вознамерилась спать дальше. Телефонные вопли не прекращались. Какого лешего?!

— Ох, твою же!…

Пока стремглав летела к телефону, вспомнилось и про лешего, и про вчерашнее, и про нынешний день недели. От и до. И еще про то, что мусор не вынесен — от запашка тошнило. И даже заранее догадалась, чей голос услышит в трубке.

— Алло? — там, в прихожей, над телефонной полкой висело зеркало. Мимоходом глянула на себя, подумала, что выглядит весьма паршиво.

— Алина! Алина Сергеевна, ты?! — пролаяли в трубку, по всей видимости, сглотнув пару ругательств. Анатолий Петрович, прямой начальник. Суров, но справедлив. Если наорет, то только за дело и не прилюдно. Быстро вспыхивает, но и остывает тоже быстро. Доктор исторических наук. Один из лучших специалистов в области сибирских культур верхнего палеолита. Терпеть не может нарушения дисциплины. Господи…

— Я, Анатолий Петрович… — договорить про то, что к сожалению, не сумеет прийти сегодня на работу, поскольку прихворнула и сейчас собирается к врачу, не дали.

— Алина! Это что за безобразие?! Ты где шляешься?! Тут из универа студентов привезли, им нужно показать экспозицию и прочитать лекцию по железному веку в Сибири! И вот они стоят у меня под дверью и их тридцать человек! И что мне с ними делать? У них есть два часа, после чего их увезут обратно! У них на дорогу три часа ушло! Где ты шляешься?! Проспала?! — вспомнила, что Анатолий Петрович по гороскопу, кажется, дракон… Вот уж воистину.

Вчерашнее приключение вдруг стало казаться не таким уж и значительным. Ну, подумаешь, пантера… Плечо поцарапала… Может, и показалось вообще! С кем не бывает? Тьфу! Может, и не нужно ни к какому врачу? Бросила в зеркало внимательный, испытующий взгляд. Если замазать круги под глазами тональником, да румян немного… В прихожей было темно, но прекрасно различила и нездоровый желтоватый оттенок кожи, и синеватые собственные губы… Тогда еще помаду… А потом разглядела такое, отчего закружилась голова и затошнило сильней. И поняла, что на работу точно не пойдет. И к врачу тоже. И вообще никуда не пойдет… Сошла с ума. Точно сошла с ума. Не своим, чужим и придушенным голосом пошептала:

— Анатолий Петрович… Я очень сильно… заболела. Я не могу прийти. Я… я…

И бросила в трубку. С губами всё было в порядке. В носом тоже. Даже бледность — ничего. Тональник… толстый слой… Тонну румян… Ничего, сойдет…

Только с нормального, привычного лица на Алину смотрели желтые кошачьи глаза с вертикальными остренькими зрачками.

Она пошла в ванную комнату, там больше зеркало и ярче свет. Закусила губу и снова заглянула… Ничего не изменилось. Желтые глаза. Вертикальные зрачки. Телефон опять разрывался, только Алине не было больше до этого никакого дела. Сползла на холодный кафельный пол, сжалась в комок. Сидела, тихонько всхлипывая и подвывая. Потом поднялась и снова посмотрела в зеркало. То же самое. Глаза оставались желтыми, как старые фонари. Захотела позвонить Кольке. Испугалась. Что же это такое?! Это не гепатит. Там тоже глаза желтеют, но зрачки остаются нормальными. Что за бред?! Вчера поцарапала пантера. У пантеры тоже глаза были желтые глаза. Был такой фильм с Алеком Болдуином, "Люди-кошки". Там девушка была…

Что-то еще важное упустила. Поняла — плечо не болело больше. Осторожно отодрала пластырь и долго тупо разглядывала розовую полосочку шрама. Так мог бы выглядеть порез месячной давности… К врачу идти теперь уже в любом случае несколько поздновато.

Дрожь прошла.

На работу нельзя. Несмотря на тридцать человек студентов, которые жаждают в течение ближайших двух часов услышать про железный век. Телефон звенеть перестал. И, кстати, голова больше не болела. Тошнота опозналась как сводящий желудок голод. С кухни пахло мясом. Продолжало трясти, но есть хотелось сильней.

Из духовки достала вчерашнюю недоготовленную курицу. С нее еще стекал красный жирный сок. Доготовить? Нет, есть определенно хотелось сильней. Сильней и сильней…

***

Зубы давно уже перестали выбивать дроби. Пальцев ног не чувствовал. Корка подшившей ссадины на плече сорвалась и под рубашкой кровило. Кружилась голова. Был пролесок… один… Но там не было веток. Только высокие сосны, голые почти до самых верхушек. А снег лежит такой толстый, что выковыривать из-под него хвою и шишки бессмысленно. До второго пролеска еще минут десять идти. Последний час Андрей разговаривал с коллегой "по цеху" Эсташем. Мысленно, конечно, и с воображаемым Эсташем, который никогда, в общем, особо хорошо по-русски не говорил. И особо близким другом тоже не был. Почему выбрал его собеседником, и сам не знал… Почему не приятеля Антона? Не подругу Таню? Почему не отца?

— Что, Эсташ, случалось тебе в такое дерьмо вляпаться?

Возможно, случалось… Эсташ ничего не отвечал, только таинственно хмыкал, собирая у черных сицилийских глаз морщинки намека. Невысокий, легкокостный, с манерами какого-нибудь пиратствующего дворянина из романов Сабатини, явно потрепанный жизнью — он мог вляпаться и в худшее. И вышел живым.

— А я вот, представь, и не знаю, что теперь делать… Я пару раз в пионерском лагере бывал и однажды в выезде на два дня. Всё. Я вообще не умею костер разводить. Но это чушь, конечно… Чушь… Я не знаю, что мне делать дальше… Кто меня заказал? Не ты ли? Что мы с тобой могли не поделить? Нет, вряд ли. Ты слишком далеко. Тебе легче. У тебя небольшой коттедж в Иль-де-Франс и гарантированный доход. А я вот сижу… в своем… Урюпинске, блин, и вряд ли когда уже теперь уеду отсюда. Думал, ненадолго приехал, только отдохнуть от суеты и последних событий… Ну, ты помнишь… И застрял. У нас, знаешь… жизнь засасывает… как болото…

Тот молчал. Никак не прокомментировал. Холодная пустота вокруг тоже молчала.

— Ты мне скажи, я хоть правильно иду? Впрочем, откуда тебе знать…

Пальцев ног уже, кажется, не было. Бледное декабрьское солнце зашло за далекую темную полоску предполагаемого города. Осталось только светло-желтое, как сливочное масло, сияние на полнеба. Но и оно быстро таяло. Странно, но, кажется, потеплело…

Когда в следующий раз свалился в снег, прикосновения холодной твердой корочки ко лбу показалось даже приятным… Утолил жажду тем же снегом. Что-то подсказывало, что тут уж не до боязни дизентерии и прочей пакости — тут бы до города дотянуть.

Позже он уже и про Эсташа забыл, и про то, что ищет ветки на костер. В темноте показалось, что за спиной разговаривают люди. Как-будто обсуждают какой-то ремонт… Обернулся — никого не было.

Еще позже явственно различил силуэт одинокого домишки с длинной трубой, рванул к нему, как сумасшедший, завяз в снегу, упал, когда поднялся — домика уже не было. Или еще вот… Шум мотора застрявшего автомобиля.

Сначала Андрей всё раздумывал над тем, не сошел ли с ума, потом перестал заморачиваться по таким мелочам.

Было и холодно, и жарко одновременно.

Было темно. Уже не видел дальней полоски, как ни приглядывался. Зато плясали перед глазами красные крохотные искорки, и, кажется, уже потерял и верное направление, и последние капли способности мыслить.

— Знаешь, Эсташ, у нас, конечно, профиль один и тот же… Но, черт, ты в Сибири не жил… Хорошо тебе там в твоей Франции, тепло, светло и мухи не кусают… А у нас…

Давно казалось, что за спиной кто-то есть. Оборачивался — только темнота. Луна опять спряталась в облака, вертелся в воздухе мелкий снежок. Признак грядущего потепления…

— У нас глушь…

Ноги подкосились… В сугробе было тепло и сонно… Чуть-чуть полежать и дальше идти…

***

Алина сидела на кухне за столом в полной прострации. Только что она съела ту несчастную курицу, что так и не запекла толком вчера. Целиком. Даже погрызла косточки. А планировала растянуть ее до понедельника, до зарплаты. Съела. И продолжала испытывать голод. В кошельке еще четыреста рублей, отложенные на покупку молока и давно предвкушаемой книжки по "неолитическим венерам". Теперь книжка не казалась такой уж привлекательной.

Достала старый пуховик. Пах пылью и китайским рынком. Выглянуло солнце, неприятно резануло глаза. Поглядела снова в зеркало, уже без истерик. Нашла солнцезащитные очки. Взяла последние деньги, еще подумала, что если всё потратить, то три дня жрать будет нечего.

Впрочем…

Алина внутренне пожала плечами. Сейчас ей было плевать на весь мир. Голод заслонил собой все иные чувства.

На улице еще похолодало, несло выхлопами с соседней котельной, от помойки тянуло гнилью, прошедшая мимо женщина зацепила шлейфом пота сквозь духи "Альгамбра", кинула подозрительный взгляд на бледную девицу в стареньком черном пуховике и солнцезащитных очках. Зимой.

В магазине народу было — яблоку негде упасть. Запах цитруса поверх стойкого, неистребимого амбрэ подпорченного товара из подсобки. Перегар от мужика в другом конце торгового зала. У женщины в очереди "эти" дни. На прилавке красивое, красное, относительно свежее мясо. Лежало дня два, не больше… Сглотнула слюну.

— Вам чего, девушка? — с легким наносом брезгливости окликнула продавщица. Приняла за наркоманку, наверно.

— Говядины… Вот этот кусок… По сто семьдесят… Ага…

Продавщица была неопределенная, толстая, как свинья, на шее у нее, под складками подбородков, чувствовалась жилка артерии… Хотела есть…

— Триста восемьдесят шесть рублей с Вас.

Ну вот и агакнулась книжка.

Не жалела. До дома еле дотерпела. Какое-то помутнение рассудка…

Липкие от крови руки.

Теперь спать.

И был день, громко трезвонили в дверь… И был вечер… Тихо. И, наверно, ночь…

Глухо, глухо стонал ветер в водосточной трубе. Громко вздрогнул воздух, когда где-то далеко захрустел фейерверк. Окурок, затушенный примерно полчаса назад, заставил чихнуть. Снег источал неправильный бензиновый яд. Аккуратно, подворотнями и длинными тенями стен и лысых кустов, избегая резких пятен вокруг фонарных столбов, ловко просачиваясь сквозь дыры в заборах и щели меду гаражами, целеустремленно бежала туда, где будет свободней дышать.

По перекрестку Первого Мая и Ленина прокралась опасливо, часто приникая к земле. Здесь везде пахло человеком. На окраине, за высокими трубами химзавода, стало спокойней. Правда, манил частный сектор с его стойкими аппетитными ароматами живой крольчатины и глупых теплых куриц. Но запах псины предостерегал. С трудом преодолела искушение. Тем более, пока еще в крови говорил не голод, а только охотничий азарт.

И новизна… Непривычно-будоражащая, захватывающая, упоительная, какой в жизни не испытывала. За городом отпустила себя окончательно. Каталась в снегу, вынюхивала следы, откуда-то зная всё — когда, кто, куда… ради интереса проследила лисицу до норы, но, конечно, лезть не стала… Набрела на унылый домишко, в котором летом живут археологи. Помнила — сама здесь когда-то месяцами хозяйничала. Помнила, но уже смутно, без интереса и веры. Попугала тетеревов, но поймать не успела ни одного. Пока еще никак не могла привыкнуть к своему новому телу. Раньше… центр тяжести был в другом месте. Раньше. Когда жизнь была тусклой и неинтересной.

Теперь же жизнь плескала через край. Сказала себе, что не хочет ничего помнить — и прошлое перестало существовать. Лопнуло, как мыльный пузырь, взвилось легких снежком и осело в ближайший сугроб. а весной и вовсе стает. навсегда. Так легко. Над головой оскорбительно проухал филин, зашипела на старого для острастки. Тот только рассмеялся — он высоко, его не достать. Тут же выкинула глупую птицу из головы. Еще поохотилась на тетеревов — и опять не поймала ни одного. Промахнулась. К этому времени снова проголодалась и решила в следующий раз уже не баловаться, а хватать, что первое попадется. Приникла носом к насту…

Всё попадались застарелые, почти выцветшие узоры запахов. То куропатки, то заяц, то сохатый… Ни одного свежего. Но до рассвета было еще далеко, в воздухе ощутимо теплело, шуршали вековые сосны. А потом нашлось непонятное — вдруг из ниоткуда, словно бы из воздуха выпрыгнул, появились следы человека. При чем человек пах неприятно — грязью немытого тела, засохшей кровью и усталостью. Фыркнула, хотела бежать дальше, но любопытство пересилило. Принюхалась. Человек был болен, напуган и появился здесь примерно три часа назад. В таком состоянии он легкая добыча. Людей есть нельзя вроде, только не помнила, почему. И всё-таки пошла по следу. Судя по всему, человек шёл медленно, местами встречались глубокие пролежины — укладывался отдыхать. Через какое-то время след окреп, уже не приходилось напрягаться, выискивая его среди других ярких ниточек и мазков. След человека сделался магистралью, по которой побежала теперь уже быстро и уверенно. Чувствовала — расстояние сокращается. Азарт преследования разгорелся заревом.

Потом не следы — уже ветер принес отблеск человека и глаза застило алое голодное и радостное возбуждение.

Рвать и терзать! Рычать, напрыгивать, тащить и волочь!

Поиграть, как кошка с мышью!

Пить теплое, вкусное, щедрое! Есть! Наконец-то утолить дикое и тяжелое, что поднимается из глубины! То, чего никак не сумел утолить съеденный где-то далеко кусок мертвого, холодного, несколько раз замороженного и размороженного мяса! Вместо мертвого — живое и трепещущее… Чуждый, но родной целиком, от когтей до кончика хвоста инстинкт.

Радостно зарычала…

Человек — добыча — пища — первая охота! Близко. Еще ближе. Беззащитен…

Он даже упал. Свежая медная кровь.

Попытался подняться…

Прыгнула сверху. Отбивается руками, дурак…

От меня уже теперь точно не уйдешь… Еще поиграть чуть-чуть… Даже не вскрикнул. Очень слаб? Так неинтересно. Ну!

Вдруг прошептал что-то…

И… словно бы удар в грудь — воздух из легких вышибло. А кожу — по живому вывернули наизнанку. Уронило на землю. Закричала, в этом крике меняясь, становясь другой…

Возвращаясь в себя.

***

Андрей однажды со смешком написал в письме к одному приятелю из той же Франции, но, слава Богу, ладящему с русским настолько, чтобы понимать "тонкие" игры слов собеседника, что он, Андрей, если следовать терминологии одной небезызвестной писательницы, выходит "парнем, который выжил". Это было еще лет шесть назад, после одного весьма рисованного эксперимента с артефактом из отцовской коллекции. Смешок при написании письма вышел нервный. Нет, Андрей знал, что в отличие от родителя, способностями в деле управления энергиями обладает весьма средними, если не сказать грубей. И ему было тогда всего двадцать — глупый возраст, когда считаешь себя взрослым как никогда больше в жизни, когда не сомневаешься абсолютно, когда рвешься реализовывать любую прибредшую в голову идею с энтузиазмом партийного агитатора. К тому же Андрей тогда только-только постигал теорию антикварно-магического дела, а хотел, конечно же, переходить к практике. Но — щелчок по носу. В двадцать лет чудес не случается. Еле выкарабкался после "отдачи". Исключительно благодаря упрямству — не захотел умереть, раствориться в потоке обезумевшей энергии, а потом еще — карабкался и цеплялся за жизнь после полного, сокрушительного перенапряжения.

Только в Андрее, человеке по натуре скорее импульсивном, чем напористом, упрямству пробудиться было сложно. Нужно было доходить до края и даже чуток дальше. А сейчас, когда пригрелся, когда перестали болеть ссадины и порезы — просто забыл, зачем и куда шёл. Края не заметил. Сколько провел в снегу, не знал и знать не хотел… Утром на реке… вот, пожалуй, единственное хорошее в этом Заречце, прости, Господи, так это река… Утром, когда жара еще не поднялась, когда город спит, когда далеко-далеко кричат ранние петухи, а туман стелется по речной пойме — хорошо. Клубится и течет длинным молочным потоком… Встань и иди!… да, вот река… Встань и иди, если хочешь еще хоть раз реку увидеть! Твою ж… дивизию!..

Вздрогнул как от удара и как-то разом очнулся. Почудилось — отец тормошит. С трудом сел, огляделся. Переохлаждение, конечно. Вот уже галлюцинации полезли. Заторможенно подумал, что слишком уж яркие галлюцинации — и река, и отец над ухом, и… совсем уж фантастическое зрелище — пантер на снегу когда-нибудь видели?

Поднялся на ноги, шатаясь, как пьяный. Бегущая навстречу угольно черная пантера действительно смотрелась фантасмагорично в слабом лунном свечении. Зло ощерилась и свернула глазищами, совсем как в передаче про животных. А потом прыгнула.

И тут же понял, что не галлюцинация. Тяжелые лапы, ощетиненные когтями, упали на грудь, вталкивая в снег. Столь неожиданно случилось, что и вскрикнуть не успел. Острые зубы клацнули в сантиметрах от лица, обдало теплым и прелым дыханием. Пантера в Сибири… Реки не увидеть. Пантера… Шевельнулось в памяти поверх недоумения — пантера! Рефлекс сработал раньше понимания — отец натаскивал хорошо.

— Apage, bestia! — вместе с последними каплями таким трудом накопленной энергии.

Хватило. Даже более чем. На оборотней всегда безотказно действует. А это оборотень. Точно. Пантера. Формула изгнания звериной ипостаси.

Оборотень захрипел, откатываясь, забился в конвульсиях, поплыл рябью, задрожал. В следующее мгновение на снегу лежала девушка. Дышала взахлеб, тряслась крупно, ка в припадке. Сил удивляться не было, отметил про себя, что оборотница должна быть неопытная, молодая, если обычная смена облика сумела настолько вывести её из равновесия. Матерый оборотень смены мог и не заметить, если очень хотел убить. А эта как упала, так и всё, с концами. Поймал себя на том, что вдруг забеспокоился — всё ли с недавним злоумышленником в порядке. Но так как день был безумный с самого начала, смело окликнул:

— Оборотень? Ты там живая? — вышло до смешного несолидно и слабо.

Девушка села. Стало видно, что у нее длинные темные волосы — спутавшийся клубок, глаза желтые, пантерьи, лицо худое, скуластое, остренькое и очень бледное. В целом симпатичное, только глаза эти…На щеке царапина. Сама в синих джинсах и пушистом сером свитере.

— Я… я не… я не оборот-тень! — зубы девушки-пантеры застучали пуще прежнего, она всхлипнула и больше ничего не сказала.

— А кто тогда? — ничего ехидного, остроумного или мудрого в голову не шло. Только усталость. — И зачем нападала?

Та охнула, подскочила, полезла суетливо, зачем-то потянула за руку:

— Я… я не хотела! Давайте, я Вам встать помогу, ладно? Я просто… Я не могла… Я… Алина. Алина Сергеевна Ковалева. Археолог. Я… ох…

Она очень старалась. Тянула за руку так, что конечность оторвалась бы, будь она "прилажена" похуже. Только вставать Андрей не хотел.

— Да вставайте же! Я Вас ранила? Поцарапала? Сильно?!

Голос оборотня-археолога оказался резкий, хриплый, как раз такой, какой и должен быть у только что обернувшегося зооморфа. Всё остальное — совсем не как у оборотня. Никогда еще на памяти Андрея оборотни не помогали своим несостоявшимся жертвам, никогда не тряслись как в лихорадке. Осенило.

— Погоди. Ты — новообращенная?!

— Я — что?! — Воззрилась с непонимание и удивлением, но руки не отпустила.

— Где твой учитель, оборотень? Ты потеряла контроль и сбежала от него?

Замерла. Руку отпустила. Обессиленно прилег обратно. Всё, дальше двигаться не мог. Даже и не заставляйте.

— Я не понимаю, о чем Вы говорите… Я не сбегала, я просто…

— Так, погоди… — звенела ночь. Звоном же отдавало в голове. — Когда ты… стала оборотнем?

— Понимаете, я не оборотень, Вы путаете… На меня напали. Вчера. Мужчина. Превратился в пантеру и поцарапал.

— Ясно… Первая… стадия трансформации. Если у тебя нет… учителя, в город не ходи… Поубиваешь людей, тебя пристрелят… Здесь у тебя есть шанс выжить…

Каждое последующее слово давалось сложней предыдущего. Высоко над головой тряслось рваное полотно неба.

— А… Вы? Вам нужно в город, Вы замёрзнете…

— Не знаю, сможешь ли ты сохранить разум… но пантерой… тоже неплохо… Жратвы найдешь… только к людям не ходи…

— Господи, Вы же совсем замерзли. Вы же погибнете, Вы…

— Слышишь, будешь пантерой, если учителя нет… в город не ходи…

Перепутал, с кем разговаривает… Знал одного зооморфа. Но у того контроль был хороший. Валерка-волк. Рассказывал, как его "дрессировали" после обращения. Жутко… Но иначе нельзя. Зверь в сознании всегда сильнее человека.

— Дрессировать надо… Чтоб человеком быть… дрессировать… Ты хочешь… остаться человеком, оборотень?

Глаза — желтые, дрожащие слезами, очень яркие — близко. В них — тоска и безумие.

— Хочу, очень хочу. Помогите мне… Пожалуйста… Я не хочу пантерой! Я археолог!

Облик начинает течь, меняться…

— Терпи… Возьми себя в руки…

— Поднимайтесь! Вы замерзнете! Идемте! Тут есть домик!

— В город тебе нельзя…

— Не город! Там сейчас пусто! Археологи здесь на выездах летом… Сейчас пусто… Ну, вставайте же!

— Пусти, оборотень… Оставь в покое…

— Идемте… Пожалуйста…

Ночь дрожала морозом, плыла паром с горячих, обметенных усталостью и болью губ, топила и засасывала в снегу, как в болоте, чужим голосом уговаривала, потом подпирала плечом, потом волокла, а потом заставила предпринять последний рывок — через порог в темноту и сырой запах погреба. И угасла, как кинолента при смене сцены.

***

Мужчина обнаружился замороченный, в темноте плохо видно, но губы точно разбитые, еле шевелятся, дышит через раз. Как он забрел так далеко, не понимала определенно. И о чем он говорил, тоже не понимала — какой-то учитель, какое-то обращение… Похоже, у мужчины горячка. Ему к врачу надо, руки ледяные, вообще сам весь промороженный, что полуфабрикат в морозилке, на снегу как минимум два часа, города он не дойдет. Двенадцать километров… Слишком легко одет… Замерзнет нафиг.

Кстати, на самой только домашние джинсы и старый свитерок, но не холодно, черт возьми, не холодно! Задумываться было некогда, хотелось есть… Дико, безумно. Снова испугалась — мужчина был вкусный. Больной, но сойдет. Господи-Господи-Господи… Этот, найденный который, кажется, всё понял, хоть и совсем шальной.

— Дрессировать надо… Чтоб человеком быть… дрессировать… Ты хочешь… остаться человеком, оборотень? — шепчет тихо, не разобрать почти.

— Хочу, очень хочу! Помогите мне… Пожалуйста… Я не хочу пантерой! Я археолог! — во рту голодное предвкушение — еда близко, очень хочется есть. Хочется крови и свежего, сладкого мяса.

— Терпи… Возьми себя в руки, — шевелятся черные в темноте, страшные губы, а глаза у него пустые. "Помрет, — проносится в голове. — Как пить дать — помрет!". И трезвое, холодное, заглушающее жалость: "Он должен жить. Хоть сколько-то. Должен помочь! Должен объяснить! Рассказать, что знает!"

— Поднимайтесь! — пихнула, грубо, почти зло, заставив зашипеть и широко распахнуть глаза. Какого цвета глаза, не разберешь, да и не важно. — Вы замерзнете! Идемте! Тут есть домик!

Потом уговаривала, почти плакала, закусила губу, но сделала только хуже — собственная кровь только разожгла аппетит, раздразнила своей солоноватостью. Волокла волоком, била по щекам, и даже не удивительно, что не заблудилась в ночи — лес стал вдруг понятным, как собственная квартира, по которой ночью наощупь бредешь попить водички. Совсем не темно, снег переливается всеми оттенками серебра и ртути, плетутся в ровные, ясные строчки лесной жизни следы. А жизнь в лесу и ночью — ключом. Шорохи, почти незаметные промельки, то там, то здесь обвалившийся с веток белый пушок, и кто-то тихо, старательно подвывает. И запахи… от их яркости даже подташнивает временами. Или это от голода? Подводит желудок… Мутится в голове — хочется упасть на четвереньки и… Только и держит дальнее эхо: "Терпи!"

И ведь довела!

Дом стоял совсем такой, как и помнила — серо-зеленый, с облупившейся краской и заколоченными на зиму окнами, чуть кривоватой невысокой трубой — внутри "буржуйка", если не утащили любители пошарить в чужом хозяйстве. Если опять же не утащили, должно быть немного дров в коробе в углу. Ну и в подполе — спрятаны в тряпье чугунок, чайник, сколько-то мисок и кружек… Собственноручно всё это прятала, когда в сентябре прошлого года группа уезжала с раскопа в город с пятью ящиками черепков и двумя черепами и тремя берцовыми костями в прекрасном состоянии. Сама проверила, всё ли припрятано, сама заложила засов на двери. Замок не навешивали — бессмысленная затея. Обычно тут не воруют, местные говорят — плохое место, проклятое. Ходят байки, что когда-то здесь кого-то в жертву принесли, с тех пор неприкаянный дух страдальца бродит по окрестностям, предвещая встречным болезни и смерть. Впрочем, за пять лет работы на раскопе Старовск-1 ни одного призрака Алина так и не обнаружила. Глупости. Зато и не воровали из домика на ее памяти ни разу. Да и с площадки не таскают, если и случится телефон или дорогущий "цифровик" оставить. Вот и сейчас всё цело.

Заволокла свою "добычу" внутрь, устало выдохнула. Опять же без удивления отметила, что раньше не замечала за собой склонности чуть не на себе таскать мужчин приличного роста и веса. "Добыча" легла на пол в полном бессилии, вяло хватая воздух ртом и даже не пробуя подняться. Решила, что это даже и к лучшему, под ногами болтаться не будет. Быстро пробежала по комнате, пошарила в коробе — на дне спички. Всего два коробка. Кое-как, трясущимися руками, развела огонь в печке, зажгла свечу — хорошо, когда всё под рукой. Потом сбегала в подпол, притащила посуды и тряпья, и только потом занялась отысканным в лесу мужчиной.

— Эй, встать можете? Тут койка есть… Давайте… осторожно… Сейчас уже согреетесь…

Уложила с грехом пополам. Стянула с него, не сопротивляющегося и вряд ли осознающего происходящее, кроссовки (про себя присвистнув: "Пяток километров по зимнему лесу в осенних кроссовках!"), попыталась растереть ступни, жаль, спирта нет. Поглядела под рубашкой — целая россыпь ссадин и синяков. Лиловые ребра и ощупывать не стала — всё равно не разбирается в этом. Тут определенно ничего не могла сделать. Но судя по виду, могла предположить — били ногами. Поёжилась… Набросала на него тряпья, койку сдвинула ближе к печке. Сейчас бы ему еще чаю горячего…

— Иди… охоться… — прошелестел. — Оборотень должен… охотиться…

Значит, что-то еще понимает.

— Позже. Не могу Вас оставить. Расскажите лучше мне про оборотней, а? Можете сейчас? А я воды нагрею, каких-нибудь травок заварю.

— Иди охотиться, оборотень… — с трудом перевернулся на бок, застонал, ощупывая непослушными руками свои лицо, рёбра, колени. Щеки у него были влажные, впалые. — Оттаиваю… Больно, зараза… Тебе нужна свежая кровь… Иначе совсем… крышу снесет… на меня кинешься…

Сглотнула. В самую точку. Терпеть уже сил нет. Он прав. Только он же на ладан, кажется, дышит. Его нужно напоить, прогреть, чем-то покормить. Непонятно только, чем. И он сам холодный, а лоб горячий. Тут ни одной таблетки аспирина совершенно точно нет — аптечку здесь на зиму не оставляют.

— Но Вы как же?

— Мне…будет лучше спокойно лежать…. чем попасть тебе на зубы, оборотень… Уходи… Если точно хочешь помочь, принеси мяты, толокнянки, тысячелистника, шалфея… чего-нибудь… и жратвы… чего сама поймаешь… мне хоть косточку. Не ел сегодня…

Швыркнул носом, размазал по щекам то ли слезы, то ли истаявший снег, закрыл глаза и задышал часто и тяжело. Только сейчас увидела, что он довольно привлекателен, несмотря на измученную бледность. Правильные черты лица, красивой лепки голова. Глаза светлые. Не голубые, кажется, просто светлые. Большего в неверном свечном свете не разобрать…

И он был чертовски прав. Он сейчас самая легкая добыча для неопытной пантеры. Кость перед смертельно голодным животным. Накидала на него еще тряпок, спросила, не хочет ли пить. Отказался.

Хотела спросить, как снова сделаться черной кошкой, но только резануло сытным запахло крови, сама всё поняла. Бросилась к порогу, не оглядываясь, утонула в черной снежной ночи, опять забылась и растворилась в новых запахах, цветах и звуках.

За спиной осталась распахнутая дверь и теплый оранжевый свет в проеме.

Впереди… О том, что будет дальше, она не задумалась. Пантеры не привыкли задумываться о будущем.

Быличка.

…А еще Витька рассказывал, ну тот, помните, который в первой своей археологичке спьяну на березу залез, а слезть не смог…. Так вот, говорит, на первом раскопе чертовщина всякая творится. Говорит, местные вообще близко к нему не подходят, даже клюкву там рядышком не собирают. Проклятым местом называют. Темный люд, что с них взять. У них телевизор-то только по великим праздникам показывает, а телефон у фельдшерицы, через раз до города дозвониться можно, даже если человек помирает. Места — непролазные. И еще вроде как рано утром в тумане на реке можно увидеть фигуру такую в белом, и вроде как звуки выстрелов. Девчонки как-то видели, или сочиняют просто. Два выезда там жил, ни разу не застал. Хотя кто их знает…

Как могильник обнаружили, вообще целая история, кстати. Там раньше поле картофельное устроить хотели, а до этого пастбище было. Потом скота мало стало, и кризис как раз — нарезали землю да по дворам распределили. Ну и вот. Начали землю вскапывать на том участке, что к Ырташу ближе всего, камни, не камни, а мешает что-то. Достают — череп. Человеческий. Сначала заявлять в милицию не стали, думали, уголовщина какая, времена лихие. Мало ли, вдруг какие "разборки" случились, здесь в глуши и прикопали. А милиция, знамо дело, разбирать не станет, дело сошьет и того же, кто труп нашел, за решетку упечет. Никаких мотивов не нужно. В общем, смолчали. А потом этих черепов из земли полезло — как слизней с капусты. И все как один — с пробитыми затылками. А вместе с черепами и прочие кости. Пока поле вскопали, чуть не поседели. В милицию опять не сказали, а вот сельчане собрались, посовещались, кто еще там историю хоть как-то учил, вспомнили — во время "триумфального шествия Революции по стране" здесь белых целыми пачками расстреливали и вроде в реке топили. Решили — те самые. За семьдесят лет река обмелела порядком, вот трупы и оказались в почве. А там как раз реабилитация репрессированных, молодежь лазит по болотам, под эту гребенку и заявили в какое-то местное общество любителей истории. Ну а те уже к нам. Посмотрели — никакие не белые, чушь, не могла река так обмелеть, что в трехстах метрах от поймы останки находят. Выяснилось — могильник. Скорее всего, пленных или рабов убивали и сюда скидывали. И явно не в начале двадцатого века, а раньше — гораздо раньше. Только откуда? На следующий сезон и само городище обнаружили. Которое теперь — второй раскоп.

Так вот, Виталька рассказывал, что когда могильник только нашли, за ориентиры взяли валуны такие большие, в первом же горизонте обнаружившиеся. Это, видимо, насыпь была над захоронением века этак пятого-шестого, уже нашей эры. Так вот, чертовщина тут и пошла — каждый год приезжают, и каждый год по разному всё измеряется. То у них могила воина номер три в пяти метрах сорока двух сантиметрах от крайнего валуна, а то — уже в шести. И так каждый год. То на полметра отъедут, то опять обратно встанут. Словно валуны эти двигает кто-то. Версий было — тьма. От бредовых, типа летающей тарелки и лешего, который над людьми издевается, до сейсмической активности, вроде как район неспокойный, вот и катает камешки туда-сюда. Да нет, как же это — в Сибири и сейсмоактивность? Чудеса.

В общем, с дивом этим четыре года разбирались, под конец немцы даже приезжали со своей аппаратурой — не сходится, и всё. Не совпадают данные первого замера с данным ихней хитрой хрени! Потом еще сектанты какие-то лазили по холмам и оврагам, гремели консервными банками и бубнами, песни пели. Как полагается, "просветлились", поговорили с "духами", сообщили, от местных понахватавшись, что могильник проклят, и укатили обратно в город. Постепенно шум утих, как раз двухголовые бычки у кого-то народились. Забыли про раскоп уже к осени. Ну а наши работают помаленьку, ящиками черепки и скелеты в музей увозят — это только еще первые горизонты на два штыка! Еще через год кабинетные начали обрабатывать собранное, повыволакивали все ящики, и тут одного, кажется, Волкова Лёньку, осенило — а ящики-то все сплошь из-под водки! Все до одного! Даже пробы почв в бутылки из-под нее, родимой, упакованы! А мелочевка типа крошева глиняного — по баночкам из-под "четушек" распихана! При чем сивухой от черепков за километр несет! Не ополоснули даже емкости, когда упаковывали! Опаньки! Вот так накосячили, умники проспиртованные!

Ржали всем музеем. Ржали долго — все то время, пока разбирали и мыли находки. И еще после, когда уже растащили их на кандидатские и прочие научные работы. Валуны у них двигаются! По раскопу прям табунами бродят! Овечки, блин! Это ж надо так! Немцы еще с умным видом весь раскоп на животах оползали! Потом еще просили разрешения "русских коллег" на следующий год продолжить изучение "феномена"! Разрешили, кстати. Не скажешь же, что, дескать, извините, дорогие немецкие коллеги, мы тут сами с пьяного глазу облажались по полной и никакого феномена нет. Стыдно. К тому же немцы в эти исследования такую уйму денег вбухали — жуть! Еще потребуют компенсации, с них станется…

Мораль отсюда, господа, такая — пить на выезде меньше нужно во избежание конфуза. Или хотя бы закусывать — оченно полезно всем нервнобольным и косоруким. И особенно товарищам, которые замеры делают, и еще тем, которые сверяют карты. А еще — поменьше болтать на пьяную голову…

…Так вот, выпьем за то…

Глава 3.

Дальше был кошмар. Или нечто, кошмар напоминающее. Липкий сон, который наваливается прелым тюфяком и душит. Оборотница ушла, легко и плавно перетекла в свою звериную ипостась, черной тенью выскользнула из дома и растаяла в холоде. А дверь оставила нараспашку. Доплелся, закрыл. Постепенно отходили пальцы на ногах, их резало и кололо, пальцы на руках распухли, голова горела. Это жар. Собрать бы хоть сколько-то сил и попробовать связаться в приятелем или отцом. Отец, правда, очень далеко, его антикварный магазинчик в Гдыне, вряд ли "докричишься"… Остается надеяться, что или Виталька услышит, или удастся немного отлежаться и самому "прыгнуть" до дома. Или, если оборотень совсем не спятит, доползти до города на своих двоих. Там уже вызвонить помощь. Нет ли погони? Впрочем, в такой глуши и погоня? Маловероятно.

А оборотень — непонятная. Ведет себя как необученный новичок, но при том перетекает из ипостаси в ипостась так, словно бы зооморф от рождения. Впрочем, по глазам понял — застит их безумие едва дорвавшегося до живой крови зверя. И еще понял, что если сейчас оборотень возвратится с охоты без добычи, то добычей сделается он, Андрей. Хватит ли энергии на новое "аpage"?

Главное, не проворонить момент, когда она появится…

Не проворонить…

Потолок в домике оказался грязный, подкопченый, темно. Красное всё вокруг. Почему красное? Как кровь… Ах, да, это печка. Всё равно страшно, противно, тоскливо, жарко. Это температура. Ничего, перетерпим. Режет оттаявшие конечности.

В начале ноября перекупил у одного клиента две совершенно прелестные вещицы — амулеты удачи начала семнадцатого века, Южная Германия, или работы кого-то из учеников Вигилянция Мудрого, или даже самого Вигилянция — не успел похвастаться отцу. Бронза, литье, фирменный стиль — два кулона в виде фигурок львов дюймового размера. Энергии чуть — успели разрядиться, но дальше — дело техники. Один можно выгодно продать, другой оставить для коллекции. Только сначала оказать отцу. Тот точней определит истинную ценность кулонов.

Жарко… Отец далеко. Мать еще дальше. Вообще неизвестно, где… Интересно, кто-нибудь уже обнаружил пропажу младшего антиквара семейного предприятия "Шаговский и сын"? Официально Андрей в длительном отпуске, но… Отец должен был уже давно заволноваться.

Жарко…

Скрипнула дверь. Длинно, тоскливо. Обдало холодом, потом теплым и влажным дыханием. Открыл глаза — она. Облизывается. Морда в крови. Но мало, мало ей. Она сейчас еще не насытилась убийствами, готова убивать всё, что шевелится. Не из-за голода, только инстинкт зверя.

Бью по алчной морде наотмашь, сильно, как могу — так надо, оборотень должен знать хозяина. Не то, чтобы очень уж хотелось становиться ее хозяином. Просто не желаю погибать в когтях оборотня.

— Apage, bestia! — вкладываю всю волю и уверенность в латынь.

Она отшатывается, утекает.

Жарко…

Она, теперь уже девушка с темными волосами, плачет у кровати.

— Помогите мне… Я хочу быть человеком.

Я тоже хочу, чтобы она оставалась человеком, иначе мне не выжить. А жить хочется. Всего двадцать семь лет.

— Баш на баш… Постараюсь помочь тебе… ты поможешь мне… выкарабкаться…

Думал, не поймет. Но всё поняла. Ушла. Стучала посудой. Потом теребила, заставила сесть, подсунула к губам кружку. Горячий чай в ней пах хвоей, мятой и чабрецом. Возможно, очень правильно, только вот подбор трав… Но выпил с жадностью.

— Есть хотите? Я вам бульона сварила, из тетерева. Будете?

— Буду…

Едва соленый и пахнет неприятно. И, в общем, не так уж и хочется… Всё равно выпил до дна по привычке последнего месяца — съедать всё, потому что в следующий раз могут и не покормить. Откинулся на койку. Тряпье воняет омерзительно. Но когда холодно, выбирать не приходится.

— У вас температура, знаете?

— Ага… Сильная?

— Не знаю, я не умею определять. Но, кажется, вы очень горячий. Вы простыли, наверно.

Чередование алого света и мазутных мазков теней на потолке.

— Отлежусь…

— Еще хотите есть? Я могу вам мяса дать. Или бульона?

— Потом…

Снились оборотни с длиннющими зубами и почему-то крыльями, они терзали прикованное к скале за какой-то надобностью несчастное тело Андрея Шаговского, рвали на клочки, клевали… Хохотали и выли… И вроде еще маячили какой-то факел, кто-то осуждающе хмыкал, но факел вроде был из другой оперы, так и не разобрался…

Страшно. Очень страшно, если вдуматься. Только вдумываться и оставалось. Когда, опустошенная, возвратилась — и в домик, и в себя — вместе возвратился и страх. Опять этот, который всё еще ощущается возможной "добычей", что-то прошептал и снова шкуру содрало и вывернуло. В самый последний момент, когда уже забылось всё и вся. А в следующий раз его ведь с его странными и действенными словами может и не быть рядом. А я сама… не умею обратно… Испугалась за него. Он сказал принести ему поесть — принесла. И еще он просил травы — траву пришлось выуживать из-под снега, находить по запаху. Далеко от дома не отходила, поэтому нашла мало. Брала ту, что пахла подходяще. Не знала, будет ли толк. Но хоть чай. И еще бульон ему. Самой тоже продолжало хотеться есть — это ведь ненормально, что оно постоянно хочется? Только что вытерзала двух перепелок, белку и тетерю. Вторую ему…

Напоила горячим, крепко и остро пахнущим чаем, бульоном — не очень вкусным, к тому же несоленым почти, поскольку соль обнаружилась на самом дне солонки, а больше и не было… И аптечки, конечно, тоже нет. Аптечку тут никогда не оставляют — пропадут лекарства за зиму. Нет даже банальной зеленки.

После мужчина погрузился в беспокойный, тяжелый сон, в котором всё вздрагивал и постанывал, а Алина осталась в неверном свете оплывающей свечи одна. И наконец-то принялась приводить мысли в порядок. Как-то сразу сложилось в одну картинку — то ничего не понимала, осознавала урывками, а то раз — и кристальная ясность. Все бусинки — в одно ожерелье.

Тот мужчина был оборотнем. Не показалось. Поцарапал. Заразил… или как это называется? "Новообращенная" — сказал спасенный мужчина… Кстати, так и не спросила, как его зовут. Проснется — не забыть узнать. В общем, Алина Сергеевна Ковалева теперь не только штатный археолог областного музея археологии и этнологии, но и оборотень. Кошка, кажется. Но с достоверностью знать не могла. И — тоже узнать у парня. Нервный смешок. Такое только в фильмах встречала да в книжках любителя фэнтези Олега… Почему-то историки так неравнодушны к этому жанру… Так вот, самой стать персонажем такого развлекательно-второсортного чтива? Неуютно сделалось в животе. Там, в тех книжках, оборотням полагалось или умирать от руки доблестного героя, или же присоединяться к славному боевому отряду этого героя, дабы идти спасать мир от Темного Властелина. Пока никакие герои не заявлялись… Разве что… Один вон спит на койке, пригрелся… Растрясти, выспросить, не герой ли? Только что-то не видать за плечами большого двуручного меча, даже завалящего палаша, да и разворот их не сказать, чтобы богатырский. Еще один нервный смешок. Не герой…

Только Алина, вопреки здравому смыслу, логике и полному неверию во всё потустороннее и сверхъестественное, всё-таки оборотень. Оборотень, он же вовкулак, волкодлак, вервольф, ликантроп — человек, умеющий обращаться в животное, чаще всего в волка. Причем не всегда, по славянским представлениям, несущий зло. Припомнились даже два князя, любившие, кажется, по ночам "волками порыскать по земле русской" — Всеслав Полоцкий и Вещий Олег. Во всяком случае, по мнению славян тех времен. Думала — сказки. Вдруг захотелось спрятаться куда-нибудь в темное место, даже возвратиться домой, залезть под одеяло, лежать, зажмурившись, пока наваждение не пройдет. Или — позвонить маме, хоть уже и "большая девочка", пять лет, как родительский дом покинула. Мама, мамочка… Телефона нет. Страшно сделалось так, что потянуло растрясти спящего мужчину — только бы не одной тут бодрствовать. За забитыми окнами выл ветер, в печке тихо щелкало и шуршало, раскаленные уголья сделались розово-красными, почти прозрачными. Подкинуть еще дров? Но нет, тепло пока еще, а дрова нужно экономить. Судя по всему, застряли здесь надолго.

Этот сказал — дрессировать… Так сказал — аж выть захотелось.

Выть и жить. И оставаться человеком. И ходить на работу — нудно, долго, каждодневно мыть глиняные черепки, классифицировать их по культурам, наносить шифры, собирать, счищать патину с медных и бронзовых сосудов, покрывать их олифой…Читать отчеты, оформлять экспозиции, проводить экскурсии, опять же. со студентами работать — обыденно и иногда утомительно, но лучше уж так, чем…

Громко всхлипнула, спохватилась, уткнулась носом в подушку на второй койке, разревелась, но тихонько, чтобы не потревожить спящего. Потом успокоилась, рукавом вытерла лицо, пошла поглядеть на свою находку. Тот спал по-прежнему неспокойно, дергался и вздрагивал, что-то бормотал под нос. Потрогала лоб — очень горячий. Взяла тряпку, сходила во двор, набрала в кружку снега. Подтопила, принялась обтирать холодной водой мужчину — совсем как мама обтирала ее, больную, в далеком детстве. Лоб, шея, грудь…

— Убери руки, обо… оборотень… Апаже…

— Тихо. Всё хорошо. Я только хочу помочь…

Открыл глаза, долго смотрел, потом кивнул.

— Верю. Только это ты пока… хочешь… пока не проголодалась…

— Вы лучше спите. Слушайте, а как вас зовут? А то как-то неудобно, я с Вами познакомилась, а вы со мной — нет.

Вдруг рассмеялся так, словно бы услышал самую забавную шутку в своей жизни. Быстро успокоился, фыркнул презрительно:

— Назвать свое имя… оборотню?! Ага… А еще самому шею подставить…

Отвернулся и затих. Еще посидела с ним полчаса или час, обдумывая странные слова с обидой и тоской — спасаешь тут, спасаешь, а он… Решила тогда называть "Ежом" — чтобы хоть как-то называть! Под утро сморило, легла спать. Провисшая койка скрипела, но сейчас было всё равно. Спала без снов. Когда проснулась, пахло близкой дичью. Настоящей дичью, здоровой и вкусной.

Проснулся, когда хлопнула дверь. Было холодно, тряпки согреться помогали не особо, от жажды пересохло в горле. Сел, хотел позвать оборотня, но её в комнате не было. Очевидно, только что и убежала, хлопнув дверью. Это у нее что, третья охота за сутки? Покачал головой… Пока не набегается, толку с нее не будет.

Ничего не поделаешь, отправился искать воду сам. Нашел на столе чай вчерашний, уже холодный, выпил залпом. В печке угли и небрежно заброшенные щепы еле теплились, свеча почти прогорела. По углам уже вымерзало, старое простуженное дерево не хотело среди зимы и морозов держать тепло, и "буржуйка" тут, пожалуй, не слишком помогает. Всё равно нашел дров, подкинул. Еще поставил на горячую "спинку" печки чайник, пусть греется.

Лег обратно. Кажется, сегодня уже получше, отлежаться еще пару дней и домой. И уехать к отцу. Россия эта в печенках уже сидит. Антиквариат искать — по всяким сомнительным притонам шариться, регистрировать находки — извольте налог солидненький, да еще месяца два промурыжат с документами. Пойдешь к другу отметить удачную сделку — и ага, в подворотне прикурить попросят. Потом еще оборотни всякие… Россия, что с нее взять.

Говорил отец, "не ездь туда, там сейчас дико", так нет, хотелось "настоящего дела" и "отдыха от суеты", и "атмосферы детства". До пятнадцати лет в России жил, потом уже в Польшу уехали. А дальше на исторической родине бывали только наездами на пару месяцев, на полгода.

На потолке — паутина и копоть, на противоположной стене ровные строчки какого-то стишка и большая глубокомысленная надпись черным маркером — "Алина зануда" и тем же почерком безапелляционное "За то и люблю". И подпись — "Миша". Хмыкнул. Алина — это оборотень. Наверно, совсем еще молодая девчонка, только не разглядел… Может, лет двадцать-двадцать три? Жалко. Видать, не по своей воле оборотнем-то стала. Но странно. Ситуация прямо-таки криминальная. Ни одного оборотня в Заречце не встречал, значит — нелегально здесь. И, как выходит со слов девушки — обращение было проведено без согласия обращаемой при полном несоблюдении ритуала и без обязательного наставничества. Сделали оборотнем и бросили сходить с ума.

В груди неприятно давило, горело…

Нет, что-то в этой истории нечисто. И сюда же похищение мирных, ни в каких сектах не состоящих антикваров, незаконные ритуалы. Не многовато ли для одного крошечного городка? Может, бред больного воображения, конечно, но… Нужно найти возможность связаться с отцом. Как можно скорее. Насчёт оборотней и их дел — снестись с их кланами. Да, кланы, кажется. И, кажется, это большая редкость — оборотень-пантера. Волков встречал, медведи были, были ястребы и соколы, но пантеры? Вероятно, их не так уж много и можно вычислить преступника, если хорошенько пошерстить. Если девушка помнит его в лицо.

Черт, скорее бы уже из этой норы выползти!..

Докричаться до отца, отлежаться и сплавить девушку тому, кто и должен заниматься дрессировкой молодых оборотней. В конце концов, это не совсем "профиль" мага-антиквара — усмирение пантер. И еще интересно — хватился ли кто этой Алины? Если уж она археолог? Работа, семья? Интересно, замужем она? Кольца вроде не было, но многие не носят…

Наверно, незаметно для себя заснул, а проснулся от тычка под ребра и скрипа половиц. Сначала не понял, потом увидел — черная большая кошка, в холке примерно сантиметров семидесяти (только сейчас разглядел, какие лапищи — мощные, тяжелые, а когти втягивать не умеет), хвост метет по полу, мечется по комнате, но, кажется, нападать не намерена. Уже хорошо. Это она разбудила? Позвал:

— Оборотень?

Тут же закашлялся. Твою ж мамашу! Нехорошо.

Пантера обернулась, посмотрела внимательно. Обнажила зубы, но понял — не угрожает, хочет что-то сказать. Терпеливо пережидала приступ кашля у "гостя", потом подошла и ткнулась мордой в колени.

— Что такое? Чего хочешь?

Замотала мордой, легонько зубами прищемила штанину брюк и потянула.

— Оборотень? — нет, вроде бы съедать почти беззащитного больного человека (энергии на еще одно "усмирение" вряд ли хватит — даже во сне не получилось толком отдохнуть и набраться сил) у пантеры нет.

Снова оскалилась и тихо зарычала. Потянула. Решил не спорить. С дикими зубастыми кошками не спорят. Послушно поднялся, сунул ноги в кроссовки.

— Чего ты хочешь?

А она всё тянет — довела до стола, потом к двери. Остановился:

— Хочешь, чтобы я вышел?

Открыл дверь, белесые клубы стылого воздуха неприятно щипали нос, уже морозили пальцы. Пока натягивал перчатки и застегивал куртку, пантера нетерпеливо била хвостом и пританцовывала на пороге, не дотерпела, побежала по снегу в сторону ближайшего пролеска.

А зима за порогом оказалась густая, молочно-белая, студеная. Вчерашние темно-зеленые ели и сосны оделись инеем, воздух пронзительно влажен и прян легким туманом, и очень тихо. Так, что торопливые шажки кошки кажутся оглушительными на фоне этого безмолвия. Небо тоже белое, с едва заметным оттенком серебра и жемчужными разводами на горизонте, и затянуто облаками. Пожал плечами и побрел вслед за кошкой, вздрагивая под порывами ветра и колючим крошевом с ветвей. Смутно напоминал самому себе то ли Кая, разгуливающего по владениям Снежной королевы, то ли еще какого-то сказочного персонажа, спешащего за своим зачарованным проводником навстречу неизвестному приключению.

Идти пришлось довольно долго, к тому же за ночь снега намело еще сколько-то сантиметров, сугробы подросли, ноги тонули в них по колено. Вскоре подсохшие было кроссовки промокли… Прошли пролесок, спустились с холма, поднялись на следующий, такой крутой, что с него пришлось буквально съезжать, как мальчишки съезжают со снежной горы. Пантера, впрочем, достоинства ничуть не растеряла — уперлась лапами и как-то в один миг оказалась внизу. И там замерла.

Обнаружилась площадка. Ровное, явно искусственного происхождения поле метров тридцати на сорок, и еще торчит одинокая покосившаяся табличка: "Памятник культуры, могильник "Старовск-1". Охраняется законом". С недоумением поглядел на оборотня: неужто привела на занятия прикладной археологией? Пантера-археолог. Кабы не так холодно, можно было бы и посмеяться от души. Только пантера замерла и напряженно, старательно вглядывается куда-то вдаль, на смутные силуэты холмов и чахлого лысого кустарника.

Тоже всмотрелся. Сначала ничего — переливы серебристо-белого, тот же туман, иней крошится под ветром, полетела стайка мелких неопрятных пичуг, погода — сонная. Завалиться на койку у печки и дремать под скрип усталого дома.

Потом с трудом различил шевеление чего-то коричнево-грязного, сначала принятое за тряску под порывами ветра кустиков.

Потом оформилось, проступило — человек. Долговязый мужчина…

Человек! Может помочь!

Рванул… и остановился. Что-то было не так — нутром чувствовал. Человек пошатнулся, побежал мутным маревом, странно изогнулся — огоньком над свечой… исчез.

Появился ближе, уже у подножия холмика. На этот раз различил лохмотья рубища, тощие, молитвенно заломленные руки, пустые провалы глаз, темное пятно на груди… Запахло гнилью и озоном, как-будто еще похолодало, туман сгустился киселем.

— Оборотень…

Просипел, опять сорвался на кашель. Проклятье. Не обернулась. Тот разинул рот в немом крике, рухнул на колени, как истовый богомолец — уткнулся лбом в снег… снова задрожал… Истаял.

Стоял, ждал продолжения "спектакля"… Нет, не напугался, просто сделалось интересно. Судя по всему, вульгарный призрак какого-то неупокоенного несчастного страдальца, что в Сибири, пережившей революцию и красный террор, не редкость. Чуть не в каждой деревне кого-то расстреливали или вешали. Если будет возможность, сообщить в какую-нибудь церковь, пусть проведут службу или осветят места. Авось и упокоится с миром. Минут пять еще подождал, промерз до костей, чтоб эти предрождественские морозы! И эту Сибирь туда же! Не дождался, развернулся уходить, хотел окликнуть свою словно застывшую спутницу. Вот она, кажется, привидений в жизни не видела.

Обернулся.

А он казался за спиной, теперь уже совсем близко. Буквально в пятнадцати метрах.

Смердело — тухлой плотью, серой, еще чем-то тошнотворным.

Длинный, скелетоподобный, он, наверно, внушал ужас. Местным жителям, кошке, застывшей на краю площадки — животные вообще боятся всего потустороннего…. Раззявленный рот, запекшаяся кровь, стенания и вонь — весь антураж. Нет, жалко, конечно, страдает душа… тщетно пытался припомнить формулу изгнания для таких случаев — забыл, хоть убей. А он тут, судя по всему, долго уже шатается… Призрак развернулся спиной, худющие лопатки дернулись, седые жиденькие космы упали на лицо… Снова задрожал, шатаясь, побрел прочь. Опять озон, как в грозу…

Нет, не испугался. Обычный, примитивный слепок чужого сознания, оставшийся посмертно бродить по свету, пугая суеверных людей… Разве что — жутковато. Ты уже мертвый, а осознать не успел. И потому не умер по-настоящему. Нда…

Не испугался. Просто устал и сел в снег. Подумать. Оборотень суетливо увивалась вокруг, тянула…

Ёж повел себя спокойно при виде диковинного и пугающего дива, и страшно быть почти перестало. Хотя когда в первый раз увидела — бежала до домика сломя голову и позорно поджав хвост. Такая жуть…

Но не пахло от Ежа испугом.

А это, наверно, тот самый, в жертву принесенный. Не врали люди. Вот же чертовщина. И пахнет от него трупно, гадко. Бродил по раскопу, руки заламывал. Чего не спится?

Пока бежала, думала, забьюсь в угол и не вылезу оттуда как минимум до следующего дня. Дверь чуть с петель не снесла. Потом, не помня себя, принялась Ежа тормошить, выволокла почти из постели. Нельзя так. А потом опять на площадку потянуло — узнать, что странный мужик в балахоне и с пятном на груди как от вишневого варенья, всего лишь привиделся, и успокоиться. Иначе следующим летом ведь не заставишь себя как ни в чем не бывало просеивать грунт, черепки выковыривать, горизонты зачерчивать… Зная, что тут место нехорошее? Ох, какое нехорошее… Аж до косточек пробрало.

В общем, утянула Ежа смотреть раскоп. Сначала ничего, а потом снова… этот. И дура, дура невозможная! Больного человека трогать! Ему, кажется, плохо стало…

Но до дома добрались.

Стою, тепло от печки, есть уже не хочется, сытая, испуг еще бродит по лапам, жду — когда Еж изволит возвратить нормальное человечье обличье? Смотрю на него снизу вверх — давай уже! А он сидит на койке и не торопится. А мне жарко, потные бока так и хочется почесать о ножку кровати. И вообще после охоты — блаженное расслабление — даже вопреки встрече с привидением — лечь бы перед огнем и подремать. И когти подточить неплохо бы… Ну?

— Извини, — говорит, — оборотень. Сил нет тебя обратно вытряхивать. Попробуй сама, ты же должна уметь.

Точно! Уметь должна! И ничего, что как-то позабыли объяснить? Господи…

Оскалила на него зубы. Вздрогнул. Привидения не боится, а меня боится.

— Оборотень, я не могу. Честное слово. Ты же сытая, у тебя энергии на перекидывание должно хватить.

Зарычала — разозлилась на него неимоверно. Бока чешутся, может, там насекомые завелись? Уф, противно. Терпеть не могу, вычесал бы кто! А то лапами и не дотянешься никак.

— Спокойно, оборотень… Спокойно…Попробуй расслабиться и представить себя человеком…

Теперь — точно боится. Человек, который боится, пахнет иначе — кисловато. Легко сказать — представь. Бока чесались всё больше. Там точно кто-то бегает. Попыталась стряхнуть, даже по полу катнулась. Нет, нужно в человека! Срочно!

— Что, не выходит? — озабоченно поморщился. Потер лоб…

Мотнула мордой.

— Попробуй еще раз. Расслабься, ничего не бойся, не получится сейчас, получится потом…

Расслабилась, представила. Снова и снова. И еще раз. И опять. Не получилось. Не получилось потом!

— Спокойно… Спокойно, оборотень… Всё хорошо… Я подкоплю силенок вытряхну тебя обратно, только ты спокойно…

И погладил по спине, как домашнюю кошечку. Подставила ему бок — и его погладил, даже почесал, а всё равно пахнет от него кисло. Перекатилась на бок, от буржуйки веяло приятным и сухим теплом. Быстро разморило после снега по самое брюхо, лениво наблюдала за Ежом снизу вверх…

Вот он снял куртку, встряхнул, обдавая капельками талой воды, натянул обратно. Вот пошарил в ларе, подкинул поленце в печку, почти наощупь — это только мне видно, наверно, а ему темно — нашел еще одну свечу. В ее свете лицо у Ежа хищное, черты резкие, словно бы прорезанные по дереву стамеской, только не заглаженные еще шкуркой. Темные мазки впалых щек, черные провалы глаз, от углов губ и вниз — разводы теней.

Нашел травы, заварил, поставил томиться на печи в кружке. Достал из чугунка тушку тетерева, на запах совсем не вкусную, водянисто-переваренную, как он это ест? Мясо должно быть свежим… Как сегодняшний утренний трусачок. Облизнулась… Время охоты еще не пришло, подождать до ночи. Сейчас — спать.

…Белый-белый снег под лапами, россыпи ярких разноцветных следов, перекличка синиц…

— Оборотень, попробуй еще раз.

Встрепенулась, подскочила. Еж уже убрал в чугунок своего отвратительного тетерева, сидел на койке, завернувшись в тряпье.

Снова попробовала под внимательным взглядом Ежа. Бока прогрелись, чесаться перестали, вообще блаженная лень в теле до самых кончиков — попробовала исключительно потому, что он попросил. Разумеется, не вышло. Улеглась к огню так близко, как возможно, только чтобы шкуру не подпалить. Зевнула. День. Спать пора.

Ежу не понравилось почему-то.

— Пробуй еще. Не лежи так просто.

Рыкнула на него предупреждающе.

— Сколько ты уже пантерой? Ты три раза за сутки охотилась. Я только сейчас подумал… Давай, попробуй еще разок.

Даже рычать не стала, отвернулась.

— Оборотень!

А чего он мне сделает? Спать охота.

— Ладно, фиг с тобой. Но, оборотень, я тоже спать хочу. Ты как, не соберешься вдруг меня на обед схарчить?

Вяло вильнула хвостом. Не мешай, а? Он принял это за добрый знал и отвернулся к стенке.

За стенами домика, хоть этого и не видно, пошел снег. Словно небо вздохнуло с облегчением… тихо-тихо… И стало легко и светло даже во сне.

***

— Слушай, оборотень, а часто у вас этот чудик по раскопу ходит? Давай-давай, вставай, разговаривать будем. Тебе вообще-то нельзя столько времени в пантерьей шкуре проводить, а то совсем свихнешься. Но я пока не могу тебе помочь. Поэтому будем разговаривать. Так и? Часто ты этот призрак видишь? Мотни головой, если часто… Редко?… Вообще не видела? А сколько ты здесь работаешь? Год? Два? Три? Четыре? Пять?… Пять, значит? Точно? А твои коллеги не видели? Нет?… интересно… Понимаешь, призраки так просто, спонтанно, не появляются. Если его пять лет не было, а потом вдруг появился, значит, кто-то его потревожил… Ну, может, могилу его раскопали? Или какие-нибудь сектанты здесь живут? Впрочем, откуда тебе знать… Призрак, привидение, врэк, морок — по сути своей посмертный отпечаток ауры человека, сгусток тонкой материи, обладающий зачатками разума. Ты меня слушаешь? Оборотень? Так вот, зачатками разума… призрак помнит некоторые события своей жизни и обречен на их бесконечное переживание…Чаще всего это обстоятельства его смерти… Как, наверно, в случае с вашим чудиком… Призрак не знает, что мертв, и не может уйти, куда положено отправляться умершим… Незавидная судьба… Оборотень, не спи… Слушай, тут ужасно холодно. Я подброшу еще дров? Черт, их совсем мало. Потом нужно будет сходить, набрать хвороста. Есть здесь хворост?

***

Оранжевый запах костра. Серенький привкус пыли и старой паутины по углам. Еж пахнет человеком…. больным человеком и грязным.

Огонь трещит поленьями. Из-под заслонки валятся хлопьями тепло и зола. Вдалеке прокричал лось. Очень далеко. Еще день, спать и спать.

Еж мешает. Нашла на него страсть поговорить. Люди днем не спят. Рычу на него, но он не обращает внимания — я не злюсь пока по-настоящему и он откуда-то это понимает. Ладно, пусть себе разговаривает, если ему так нужно.

Потом замолкает. Спит и во сне дышит так, словно ему снится охота. Мне тоже снится охота.

В моем сне хрустит снег, ветер шумит в ушах, в воздухе перемена погоды и близкая оттепель, глупая перепелка тяжело опустилась в снег и склевывает яркую рябину. Ты-то мне и нужна, голубушка…

— Оборотень! — вскрикнул хрипло, выдирая из охоты и почти уже ощутимого на зубах вкуса крови, Еж. Вскинулась, от неожиданности зарычала, подскочила к койке. Тот сел, замотал мор… головой.

— Приснилось… Извини… Давай дальше разговаривать, что ли…

***

— Насчет этого призрака с раскопа. Похож то ли на великомученика, то ли на сбежавшего из плена белогвардейца… У вас тут были массовые расстрелы? Колчак, Деникин — не из вашей оперы? Нет, Деникин на югах, ага? Ты не обращай внимания, я российскую историю не очень, я в Польше доучивался. Там… несколько иные взгляды на Россию. Так что, похоже, тут кого-то расстреливали и в речку скидывали? Тогда ничего удивительного… Разве что — что он один шатается, а не всей компанией… Слушай, холодно здесь… Дрова вроде горят… Почему же так холодно?… Нет тут больше еще каких тряпок? Ох, зараза… Оборотень, ты чего делаешь? Отойди… Куда полезла? А впрочем… Так действительно теплей… Ты права…

Тяжелый всхлип старой панцирной койки под тяжестью уже двух тел. Шесть пантеры чем-то напоминает шерсть мягкой игрушки — такая же теплая и уютная. У кошек температура тела выше, чем у людей…

Свеча оплыла и погибла, в комнате темно, как в склепе…

***

Он теплый. Даже слишком. Вцепился в бока, как утопающий в соломинку, и не отпускает. Мужики в постели часто так себя ведут. Человеческие. Неприятно до ужаса. Когда собираешься спать, нужно чувствовать пространство всей кожей, а этот… Ладно. Всё равно для сна уже слишком поздно. По ощущениям — вечер. Скоро…

Еж дернулся во сне, замычал, уткнулся мне в бок носом. Похож на большого детеныша, тянущегося к соску матери за молоком. Снег уже перестал. Снег — плохо. Заметает следы, сбивает запахи, путает и мочит шерсть… Сова ухает. Совсем близко… И уже хочется есть. Вкусно пахнет…

Аккуратно, чтобы не мешать человеку спать, вывернулась из его тугого захвата. Попятилась, очень уж он беззащитный. Нельзя во сне быть таким беззащитным. Сейчас мне бы даже на охоту идти было не обязательно. Там свежий снег, вряд ли сегодня охота будет удачной. Там холодно натощак. Снег под лапами — сущее мучение. Забивается между пальцами, холодит подушечки… Отступила, сглатывая.

Дверь оказалась на запоре…

Попробовала поддеть. Лапы неловкие… Не так…Скорее… Уже почти… Голод…

— Оборотень!

Не оборачиваться. Идиот человечишка! Идиот… добыча…

— Оборотень, стой! Тебе нельзя! Стой… ох, б*я… Apage, bestiа!

Глупая добыча… Голод сильней…

***

Бред. Большущая пантера пытается лапой дотянуться до высокого засова и сдвинуть его. И у нее почти выходит, вот в чем штука. Удерёт же!

— Apage, bestiа!

И — получается! Вой и жалкий визг, и мгновение, когда черное плывет рябью, а потом сразу — растрепанная, взъерошенная девушка с желтыми пантерьими глазами. Долгие секунды лежит в бессилии, потом медленно подымается с полу на четвереньки. Смотрит этими своими страшными глазами зло, хищно, жадно…

Рычит. Стоящая на четвереньках девушка. Гортанно. Так же зло. Ни проблеска понимания или узнавания.

Потом нечеловечески плавно поднимается, легко отводит засов, распахивает дверь в черноту… из полутьмы в ночь… Снова плывет и колеблется… черная пантера склабится напоследок и растворяется за порогом.

Она больше не человек. И, кажется, им никогда уже не будет.

На негнущихся ногах подошел к двери, вдохнул холода. Запер. Два раза проверил засов. А может, еще ничего? Возвратится девчонка, как нагуляется?

"Возвратится, если жратвы не найдет. Тебя и схарчит", — вставляет ремарочку отчего-то Эсташ. Противным голосом с французским прононсом. И с чего это он таким знатоком русского просторечного заделался.

Быличка.

… о том, чему нас научил тот первый заезд. Он всегда со студами, с первокурсниками, сами знаете. Да, от них куча проблем, но, с другой стороны, на них можно сгрузить всю черную работу, которую они будут исполнять с азартом первачков, изредка получая за найденный наконечник банку сгущенки или тушенки. И действительно, иногда проблемы перевешивают пользу. Как, например, в июле девяносто девятого. Как вспомнишь, так вздрогнешь. На том дурном раскопе, который на Ырташе. Не на могильнике, а в городище который. Пятнадцать студов, три руководителя, двое независимых археологов, медик и двадцать дней выезда. Третий-четвертый горизонты. Сначала ничего, всё спокойно. Потом детки растормозились, начали помаленьку бегать в соседний поселок за спиртным и "потусоваться". Оно и понятно, скучно им, телевизор отсутствует, такой штуки, как мобильный телефон, тогда большинство студентов и в помине не слышало, глушь, связи с "большим миром" не наблюдается. Со скуки начинают куролесить.

А потом этот праздник, день Ивана Купалы. При его упоминании, например, Анатолий Петрович меняется в лице. Запретил на выездах его праздновать, кстати. Зря — дважды в одну реку не входят.

Но мерзкая история, ей-Богу! Сколько раз уже говорил — все беды от самогона! Нужно не праздники запрещать, нужно запрещать студам самостоятельно ходить в деревню соседнюю, в Старовское. Сплошь самогоноварильная мануфактура рассеянная, блин. На каждом дворе самогонный аппарат свой и сивуха по цене десять рублей за литр. Для "эстетов" — водка, но она дороже.

Её пьют "старшие" — руководители и независимцы. Социальное расслоение в своем роде… Да, я тоже виноват. Я был тогда одним из "старших". Я тоже, бывало дело… Ввести сухой закон на время заездов! Не тот формальный, который сейчас — нельзя пить, но если очень хочется, то можно, и в любых количествах. Нет, пора уже прекращать попустительство. Вне раскопа, под собственную ответственность, в городе — пусть их. Молодые, перебесятся. Но когда это касается жизней других людей…

Ну вот, день Ивана Купалы. С самого утра, кстати, уже можно было предполагать неприятности, так как утро началось нехорошо. Не вышли на площадку два студа. Просили передать, что маются расстройством желудка. Естественно, никто не проверял. У нас постоянная текучка — у кого-то простуда, кто-то дежурит по кухне, кто еще чего… Не вышли — и не вышли, Бог с ними. Проблема не в этом. Проблема обнаружилась на квадратах с северной оконечности площадки, в квадратах с А-1 по А-10. Там было безобразно натоптано, сбиты все указатели, неприятнее всего — нашлись следы костра. Огонь изрядно поглодал часть деревянной стены "острожка"… Вместе с углями и золой обнаружились и "сопутствующие" — пузырек без этикетки, пустой, с явно выраженным запахом алкоголя, мусорная мелочь, бумажки… Все присутствующие были строго допрошены, естественно, никто не сознался. Да и кого было подозревать? Тут все свои, и даже студенту изрядно под хмельком в голову бы не пришло идти разводить огонь на рабочей площадке. Значит, местные… И тоже маловероятно. Местные бегут от местечка как от чумного барака. Говорят, проклятое.

Ладно. Поматерились, зафотографировали разрушения, после привели в порядок квадрат и продолжили работу. На раскопе было шумно, студы оживились в предвкушении вечера, девчонки обсуждали известные гадания на суженных, парни таинственно перешептывались и перемигивались. Придумывали, как девушек пугать будут. Не первый выездной Иван Купала, знаем.

Вечер сделали стандартный — костер и прыжки через оный, девушки в венках из одуванчиков и ромашек, ярко раскрашенные и возбужденные, ребята с гитарой и ворохом песен. Но первачкам нравится, и Бог с ними. Хотя надоело уже организаторам до оскомины. Поэтому организаторы тихо выпивают по чуть-чуть за праздник, причем выпивают хорошей "Тамянки", и расползаются по палаткам. Остается один Валерий за старшего. Сидит у костра и слушает песенки под гитару, изредка вставляет похабный анекдотец или реплику, он у нас любитель посиделок.

Остальные видят уже десятый сон… В этом вся проблема. Я не могу точно объяснить, что и как произошло. Знаю только, что после нашего ухода студы осмелели и достали раздобытый теми двумя сачковавшими с утра архаровцами в деревне самогон.

В два часа ночи Валерка ворвался в палатку к нам с Людой. К нам с ней первым, потом к Алехе и Женьке. Громко возбужденно говорил что-то про тонущую девушку и про оказание первой помощи. Спросонья показалось — утонувшую, глаза по полтора, шерсть дыбом. Люда у нас медик, и она сообразила быстрей, побежала на берег.

Обнаружилось: девушка-первокурсница. Пьяна вдрызг, еле соображает, наглоталась воды, тряслась как осиновый лист. Вытянул из воды ее тот же Валерий. Говорит, услышал вопль, побежал на берег. Как успел, уму непостижимо. Ладно, Люда с ней похлопотала, привела в чувства… Потом еще Женьку привела, который сообразил, что непосредственный научный руководитель девчушки он, а ей восемнадцати еще нет. Тут же как въяве — УК РФ…

Со слов девицы: пошла в деревню "к мальчику", у "мальчика" обнаружились друзья — "незнакомые мужики" в черных балахонах, они все вместе сначала "чуть-чуть" пили вино, потом вдруг ее, полубессознательную от выпитого, то ли насиловали, то ли сама согласилась, а после потащили к реке и там начали топить. Разборки оставили до утра, потому что она прям на полуслове заснула. Утром пошли в деревню искать того "мальчика" по имени Антон и тех "мужиков". Выяснили, что ни одного Антона в деревне не наблюдается, так никого не нашли и не опознали.

Конечно, ей это всё с пьяных глаз примерещилось, тут ясно. Она даже сама потом призналась, что никаких мужиков не было, что просто полезла искупаться. Ну и отказалась от свои слов насчет изнасилования. Потом резко запросилась домой и мы ее от греха подальше сплавили в город. Только, господа, делаем выводы. Если бы не случайность и быстрая реакция Валерия Петровича, кое-кто из нас уже сидел бы за решеткой… Кое-кого уволили бы, а кое у кого забрали бы разрешение на раскопки… дело не в том, что место якобы "проклято", дело в нашей с вами безалаберности, друзья мои. Нет, я виноват не меньше, а может и больше прочих, и я не снимаю с себя вины, но…

Из неофициальных объяснений преподавателя кафедры Истории древнего мира к.и.н. С. П. Говорова.

Глава 4.

Спать больше не мог.

Шатался по комнате. Шарил в ящике. Там нашлись: две пачки хозяйственных свечей — тут же зажег одну и, не удержавшись, еще вторую (да будет свет!); пачка спичек — десять коробков; ножик; десяток вилок и гнутые алюминиевые ложки; метелочка из порыжевшей травы. Почти пустая солонка. На самом дне — пачка древних, еще Великий потоп наверняка видавших булочек. Жаль, нет тут хоть какой завалящей книжки или газетки — только чтобы отвлечься.

После ворошил угли в печке, лакал свое мятно-хвойное пойло.

Ждал.

Глупо.

Она придет. У нее тяжелые лапы и трехсантиметровые когти. Втягивать она их не умеет. Она вечно голодна, потому что первый этап трансформации требует наибольших энергетических затрат. Полная перестройка организма. А у нее что-то неправильно пошло, если она не умеет перекидываться в человека. Любой оборотненок умеет, это же самое простое. И еще она даже в человеческом облике сохраняет черты пантеры — те желтые глаза. Жалко её.

И себя жалко.

Что лучше — умереть от голода или в зубах оборотня?

Всё равно ждал. От нечего делать пытался припомнить формулу упокоения для того раскоповского страдальца, потом бездумно разглядывал свечи. Они белые, мягкие, бесформенные уже, когда горбатятся потеками парафина… Прозрачная лужица растет, свеча тает. Свечи хватает ненадолго, от сил на полтора часа. Потом уже сидел в абсолютной темноте, на полу у буржуйки. Грелся. Чертов холод. Этот холод до конца жизни запомнится, совершенно точно.

Под утро она пришла. Впрочем, насчет утра с достоверностью сказать бы не сумел, ставни-то забиты. Только догадки.

Скреблась в дверь. Рычала. Билась своим тяжелым телом. Скулила. Снова рычала. Так часа два приблизительно. Потом затихла. Тут, кстати, "удобства" во дворе. Так некстати вспомнилось. Настоятельно вспомнилось. Еще час тишины. Может, больше, может, меньше. Опять скулеж. Ничего с ней не сделается, у нее шерсть.

Только пантеры не живут в Сибири. Правда, про пантер толком ничего не вспоминалось, но вон у Киплинга Багира жила в джунглях. Интересно, наскребется еще силенок на одну формулу? Тут есть веревка и есть крюк в стене, такой, под лампу, в стену вкрученный. Пожалуй, сойдет. И еще одну формулу припомнить… Она совсем простая, взята из церковной службы. Буквально пара предложений. Не совсем для оборотней, но тоже сойдет.

— Замерзла, оборотень? Заходи.

Она не кинулась на легкую добычу вопреки ожиданиям. Она покаянно поджала хвост и вошла. Уже в черную спину бросил:

— Apage, bestia…

Она, конечно, послушалась. И нескольких секунд хватило, чтобы успеть — крюк, веревка в перехлест запястий. С женщиной справиться легче, чем с разъяренной кошкой. А она не станет кошкой, пока связана. Формула погашения "нечистой" активности. Раньше католические патеры так "демонов" из бесноватых изгоняли. Теперь уже сидит на полу, беспомощно дергает веревку. В открытую дверь вместе с холодом льется слабенький утренний свет.

— Сейчас ты не сумеешь перекинуться. Пора приходить в себя, — поясняю.

В ответ скалится, рычит, и странно видеть кошачий оскал на девичьем лице. Я понимаю, что мы с ней вдвоем заперты в ловушку — моя нынешняя беспомощность и её помешательство не позволят нам выжить.

Да, а "удобства" во дворе.

***

В казенных помещениях даже тепло какое-то неискреннее, казенное. Вот, например, в старом "совковом" здании "Музея естественной истории, археологии и этнографии Сибири", в кабинете директора батареи горячие — тронь, обожжешь пальцы. А отойди на шаг, или лучше посиди часок за столом, перебирая отчеты экспедиций — задубеешь. Теплее всего стоять у окна, прижимая ноющие ревматические колени к чугунным ребрам батареи и на её же "хребетиках" пригревая ладони.

За грязными стеклами предвечерняя суета понедельника, заходящее солнце расцветило улицу теплыми мягкими тенями и разводами, скрасило уродства опять же казенной, плановой архитектуры. Люди спешат, глядят только себе под ноги, внизу — черными зернышками по бурному течению реки плывут меховые и вязанные шапки, хороводы чужих безликостей. За стеклами четыре часа пополудни, понедельник. В кабинете железный век, пыль и час до окончания рабочего дня.

Анатолий Петрович Ярохин, директор музея, простоял у окна еще с минуту, зевнул и с сожалением возвратился к отчетам. То ли возраст, то ли погода, то ли — тьфу на лунный календарь жены! — "Луна в знаке Весов определяет общее понижение тонуса организма", то ли тяжелый день понедельник, но настроение было нерабочее. И еще некоторое беспокойство по поводу Ковалевой. Ну, скажем, от Ваньки Тютькина можно ожидать внезапного и трагического запоя, не позволяющего даже на телефонные звонки отвечать дня по три подряд. От Семена — импульсивного отъезда в неизвестном направлении на неопределенный срок "по семейным обстоятельствам" без предварительного оповещения начальства. Алина же всегда была ответственной, исполнительной девочкой, горячительными не злоупотребляла никогда. Было дело, с ангиной пришла экскурсию проводить, бывало — до десяти вечера засиживалась за обработкой коллекций. Не бывало — чтобы пропускала лекций перед приезжими студентами или прогуливала по три рабочих дня. Не случалось, чтобы игнорировала телефонные звонки и на домашний, и на мобильный телефон. Нет, директор музея совсем не обязан названивать своим подчиненным и уж тем более не обязан обзванивать знакомых этих самых подчиненных. Но в пятницу с утра голос у подчиненной был хриплый и больной, только Анатолий Петрович был слишком обозлен шумными студентами, чтобы выяснить причину недомогания Алины Сергеевны. Немного спустив пар и даже устыдившись своей вспышки, он позвонил снова, но ответа не дождался. Решил перезвонить вечером. Потом отложил "разборки" на субботу, а в субботу решил, что разъяснит дело в понедельник. В понедельник разъяснений не последовало. И вот теперь гнетущее предчувствие беды и вины мешало спокойно и вдумчиво вчитываться в документацию…

Алина живет на Первого мая, кирпичная пятиэтажка напротив продуктового магазина, номер квартиры спросить в отделе кадров… Сходить и проверить самому. Или отправить кого-нибудь из ребят? Нет, лучше самому. Через час. Опоздать на ужин, и жена будет ворчать и искать несуществующих любовниц… Смешно, кабы не так глупо. Ну какая любовница у усталого шетидесятилетнего директора музея с окладом в двадцать пять тысяч рублей?

Тяжело забренчал старый стационарный телефон на столе.

— Алло? "Музей естественной истории"…

— Гражданина Ярохина Анатолия Петровича я могу услышать? — перебил неизвестный пока собеседник низко и резко.

— Я слушаю.

В нехорошем предчувствии припомнилось, что пропустил обед. Старая язва желудка.

— Следователь УВД-2 города Заречца Петренко Евгений Григорьевич, — представился собеседник. Предчувствие начинало подтверждаться. — Я уполномочен вести прдварительное расследование по факту пропажи гражданки Ковалевой Алины Сергеевны. Разрешите задать вам несколько вопросов.

— Да, конечно… Погодите, какое расследование? — в верхнем ящике стола "Альмагель" есть.

— Согласно поступившим вчера данным гражданка Ковалева исчезла из собственного дома в минувшую пятницу. Об этом заявил ее знакомый, Виктор Сухарев. Объявлен розыск по факту исчезновения. Я веду опрос родственников и друзей Ковалевой. Вы можете сейчас ответить на несколько вопросов?

— Да, задавайте.

Нужно было еще в пятницу добиться и разобраться. Старый осел.

— Когда Вы в последний раз виделись с пропавшей?

— В четверг встречался лично, а в пятницу разговаривал по телефону…

В коридоре кто-то громко смеялся и цокал каблуками по бетонному полу.

До конца рабочего дня оставалось полчаса.

***

Андрей хотел бы знать, кто и что такое — "зверь". Раньше он полагал, что зверь — это четыре лапы, шерсть и острые зубы. Теперь уже он готов был свое мнение изменить.

Он лежал на койке и пытался спать. Он уже три раза проверил прочность завязанных узлов, был до крови укушен в запястье и определенно слишком устал, чтобы думать.

Она рычала, скулила и пыталась грызть веревку. Под действие магической формулы глаза ее приобрели первоначальный вид — черные почти, красивые глаза. В некотором роде стало только хуже.

Когда она впилась в руку Андрея своими крепкими мелкими зубками, он бы должен был врезать ей по лицу, как врезал бы заигравшейся сучке служебной или бойцовской породы. В любом случае. Даже если бы не разозлился. Просто обязанность показать животному, кто здесь хозяин. Проблема была в том, что оборотень Алина не просто какая-то там сучка. Она женщина. Хотя бы по обличью. К ней нельзя применять методы, подходящие для дрессировки служебных собак. А дрессировать оборотней Андрею не случалось.

Он лежал и рассуждал, что есть зверь. В свете нынешних событий зверем выходило нечто с безумными глазами и непреодолимой жаждой крови. Спусти эту Алину с веревки — в горло же вцепится! Потом еще подумалось, что зверь живет инстинктами, основной из которых — инстинкт охоты. Еще где-то мелькнуло воспоминание — инстинкт продолжения рода. Прежний Андрей, до пленения, придумал бы скабрезность по этому поводу. Нынешнего больше интересовали вопросы выживания.

Примерно через час рычания оборотень притомилась и прилегла подремать. Андрей ее усталости не доверял, но…

***

Петька Иванов возвратился домой с гулянья с большими глазами. Петьке едва-едва исполнилось пять лет, он не выговаривал букву "р" и вообще, когда бывал излишне возбужден, начинал лопотать совсем неразборчиво, поэтому раз в неделю ездил с дядей Колей в райцентр к логопеду. Бабушка смеялась, говорила, сказываются татарские крови — дед Петьки был на четверть татарином. По Петьке временами это становилось понятно и кроме его неразборчивой речи. Щеки у Петьки были круглые, а черные глазенки, когда смеялся — щелочками.

Сейчас же восточные детские глаза сияли восторгом и полнейшим счастьем. Он завалился в сенцы, разбрасывая снег с шубейки и валенок, размахивая в возбуждении руками, закричал:

— Маам! Мам! Тама в кустах, у гог'ки! Огг'омная! Как в мультике! Пантег'а! Чег'ная! Вот такенная!

— Пантера?

Мать — круглая, встрепанная, всегда усталая — выкатила в сени с веником, распахнула дверь в стужу, принялась торопливо смахивать с петькиной шубки и с пола снег обратно на улицу. Пахла мама привычно и уютно — борщом и булками, поэтому Петька как был в мокрой шубе и насквозь промокших варежках — прижался к широкой груди и продолжил:

— Огг" омная! Здог" овенная!

— Ты меня не холодь! — фыркнула мать, отстраняясь, бесцеремонно и сноровисто стянула с сына одежку и толкнула того в комнату — ужинать. — Потом расскажешь.

За тарелкой история про пантеру обросла новыми подробностями — кроме того, что животное оказалось черным и "такенным" (широко разведенные петькины ладошки и еще до края стола), так еще и повело себя странно. Пантера вышла на детскую площадку, понюхала землю и ретировалась от детского визга и снежков в морду в кусты. Впрочем, детские фантазии никого за столом особо не заинтересовали, вот плюшки с твОрогом — это да, это занятно. Это вам не соседский черный котяра Васька, силой детского воображения выросший до сказочных размеров.

Вечерком заглянула дядя Коля — был смурен, сердит, от предложенной стопочки не отказался, что случалось с ним крайне редко. Потом разговорился, долго ругал начальство и правительство, обещал "как тока станет депутатом" — расстрелять всех к едреней фене. После второй стопочки мутно признался, что в деревне чертовщина какая-то творится уже и средь бела дня. Больше ничего не объяснил, домой ушёл в еще более мрачном настроении, потом отчалил в длительный запой. На этой неделе Петька в райцентр не поехал.

Глава 5.

Часик сна Андрей себе позволил. Потом пялился в потолок. Потом оборотень во сне рычала и вздрагивала, порываясь бежать и, наверно, перекинуться. Был вечер. Свечей осталось одиннадцать штук. Мало. Не то, чтобы Андрей не любил темноты, он не любил темноту в компании с невыдрессированным оборотнем.

Снова копался в ящике, но свечей больше не нашел, только керосинку без керосина, поломанную, под тряпьем, там же часы на заводе,"Красная заря", РСФСР-вские, со звездочкой. Их попробовал завести, чтобы тикали. Они, как ни странно, завелись.

Размочил печенье преклонного возраста в талой воде — голод не тетка.

Когда обратил внимание на оборотниху, та уже не спала, а сосредоточенно грызла веревку. Легонько, предупреждающе пнул под ребра. Та неприязненно ощерилась, но веревку оставила в покое. Улеглась, вжавшись спиной в угол и сверкала оттуда снова желтеющими глазами. Похоже, заклинаньице, которым развлекались инквизиторы, не столь уж и действенно.

— Оборотень? Давай хоть разговаривать, что ли.

Зыркнула глазищами, низко заурчала.

— Ты хоть помнишь, как тебя зовут?

— Алина Сергеевна Ковалева, археолог чего-то там, помнишь?

Лежит, слушает. Вряд ли что понимает. Глаза уже совершенно желтые, без малейших сомнений. Зрачки вертикальные, но в полутьме широкие. Нечесаные волосы сбились колтунами. Точь-в-точь одержимая. Не зря их в средние века так боялись и ненавидели. Ведет себя такая свежеукушенная как нелюдь, на всех кидается, слюной ядовитой брызжет — чем не бесовка?

— Тут написано на стенке, что ты зануда. Зануда ты? А с Мишей тем теперь чего?.. Послушай, я не знаю, что с тобой делать. Честное слово, никогда не возился с оборотнями. У меня есть друг, Володар. Он волк. Ну и всё. И поэтому я не знаю, как с тобой быть. Был бы телефон, звякнул бы Володару…. Что я вообще должен с тобой делать? У меня была собака, сука. Адетта. Мастиф. Но, черт возьми…

Ай, ну ее! Глаза эти… Что со стенкой разговаривать!

Попробовал осторожно силы — нет, никак на "прыжок" не наскребается пока. От птички, принесенной вчера оборотнем, остались только косточки. Чуть-чуть бульона.

— Слыш, оборотень, ты есть хочешь? Кости грызть будешь?

Глаза животных тем и отличаются от человеческих лиц — абсолютная безэмоциональность. Кошка смотрит на тебя так, словно бы ты пустое место. Презрительная египетская королева. Она же потом буде выпрашивать у тебя рыбную голову или тереться об ноги, чтобы получить колбасы. Или зашипит и выпустит когти. Только глаза останутся прежними — круглыми, серьезными и пустыми.

Смутился.

— Как хочешь.

Ночь вышла дурацкая. Омерзительно.

Часы "Заря" тикали насмешливо, недобро, словно бы не верили, что что-то может стать хорошо и вообще выправиться. Скрипел старый дом. В старых деревянных домах зимой всегда что-то глухо постанывает и всхлипывает, как если бы дом собирался вот-вот просесть и оплакивает свою печальную судьбу. Оборотень опять взялась за веревки, когда попытался затянуть их покрепче, тяпнула за палец. Зараза. Нужно бы с ней говорить и говорить, но не по себе было.

Так и просидели всю ночь — она у стены, подтянув колени к подбородку, слюнявя старый тугой шнур, Андрей на койке, стуча зубами — настороженно пялясь друг на дружку. А потом, под утро, когда за стенами выла метель, а сквозь плотно забитые ставни всё равно пахло снегом и холодом, сморил Андрея сон. Сон уронил в прелый запах пота и яркое солнце, и там запер.

… - Андрейка-канарейка! Андрюшка-хрюшка! Андрей-воробей! — маленькая, сама на воробья похожая девчушка с рыжими косичками сидела на заборчике и болтала грязными худыми лапками в красных сандалиях. Ненадолго прервалась и задумчиво поковырялась в носу. Покосилась на сутуловатого мальчишку, увлеченно листающего книжку в тени под забором, почти под ее ногами в сандаликах. Возобновила попытки оторвать его от занимательного чтива. — Андрей-сельдерей! Андрюша-повторюша!

Но то ли объект нападок попался не из обидчивых, то ли таланты девчушки пасовали перед увлекательностью книжки, то ли еще что — мальчишка не обратил на новую порцию дразнилок ни малейшего внимания. Тогда девчушка сменила тактику.

— Ну Андреееееееей…. Ну почитаааааааааай мне! Или давай играть в каааамушки! — заныла девочка.

— Отстань, малышня.

— А я маме расскажу, что ты обзываешься!

Солнце жарило как озверелое, забор тень и холодок давал весьма условные, ветер то и дело зашвыривал на тонкие листы детектива песок и пыль. Мальчишка поднял глаза к небу. Небо от жары сделалось белесым и прозрачным. Вздохнул.

— А ты первая начала. Слушай, дай дочитать главу и пойдем в дом, будем играть. Лады?

— Лады… — девчонка вздохнула и спрыгнула с забора. Присела на траву газона и принялась сосредоточенно обдирать головки редких розеток клевера.

Ветер снова сыпанул песком, окно на втором этаже чмокнуло, распахиваясь, истошный женский голос проорал нечто невразумительное, на газон вывалилась черная дамская сумочка. Окно захлопнулось. Дальше вступил мужской баритонистый ор, мальчишка с тоской поглядел на дрожащее стеклом окно и вторично вздохнул.

— Пожалуй, не пойдем домой. Давай лучше на речку?

— Давай. На речке я тоже люблю, — вид у девчушки сделался, как у кролика перед удавом. Почти шепотом спросила. — Твои опять ругаются?

— Ага.

— А мои никогда не ругаются.

— Ага, — мальчишка кинул печальный взгляд в сторону дома, там опять шумели. — Везет…

Окно распахнулось снова, оттуда высунулась встрепанная женская головка, звучно прокричала:

— Андрееей! Андрей, домой!

Тут же следом, вдогонку:

— Хоть бы ребенка не вмешивала, шлюха ты бессовестная!

— Андрей! Домой немедленно!

— Я пойду. А ты здесь посиди, ладно? Вот тебе книжка, тут картинки есть.

Дома царил беспорядок. Начинался он уже на первом этаже сбитыми с полок книгами и осколками большой напольной вазы китайского фарфора, и продолжался на лестнице. Идти наверх мальчик не хотел, он уже догадывался, что там увидит.

— Андрей! — взвизгнула женщина и что-то сочно хрустнуло, разлетаясь вдребезги.

В комнате родителей словно бы ураган прошел — содраны со стен картины, холст с изображением миловидной девушки, увитой плющом, прорван в нескольких местах. Разбита вся коллекция китайской посуды. Отец в незастегнутой рубашке и мать в растерзанном пеньюаре, нечесаная, сверлили друг друга ненавидящими взглядами из разных углов.

— Андрей, выйди, — отец дышал тяжело, как после заплыва через запруду туда и обратно.

— Нет, Андрей, стой. Мы с тобой уезжаем. Не будем больше с этим выродком жить. Собирай свои вещи, — мать говорила холодно, явно наслаждаясь пробежавшей по лицу мужа гримасой злости и досады.

— Андрей останется со мной. Даже в суде решат в мою пользу. Женщина, которая в каждую постель прыгает, не может быть хорошей матерью.

— В каждую постель, значит, прыгаю? А то, что у тебя продавщицы все сплошь девицы без стыда и совести — это нормально?!

— Я с ними не сплю. А вот ты, дешевка… — отец был очень бледен, говорил медленно и тихо.

Андрей уткнулся взглядом в пол. На родителей смотреть ему было страшно. Когда они так злятся, кажется, что нормальной жизни уже не будет никогда. Но ведь повторяется — всё хорошо, хорошо, кино, парк, аттракционы, папа ходит довольный и учит всяким фокусам, а потом вдруг мама не приходит домой ночевать и снова — крики, битье посуды, обещания развода.

— …Такую похотливую кошку, как ты, нужно еще поискать. Андрей останется со мной. Ты можешь убираться на все четыре стороны. Если хочешь, можем официально оформить развод. Можешь даже оставить за собой квартиру в городе. Но сына не получишь.

Мама скривила губы в злой усмешке, темные волосы откинула на плечи. Натянут рассмеялась.

— Если тебе интересно, это вообще не твой сын! Это от Женьки, водителя, помнишь такого? Охота тебе ублюдка воспитывать?! Я ухожу. Андрея забираю, а квартиру можешь себе хоть в задницу засунуть, мне плевать!

Сердце глухо стукнуло и упало куда-то вниз. Тяжесть неимоверная. Лицо у папы стало каменное.

— Повтори, что ты сказала, Катя.

— Андрей не от тебя, а от Женьки. Стала бы я рожать ребенка от такого урода, как ты? Так что он только мой, ты на него никаких прав не имеешь. А квартиру в задницу себе запихни, папик, — прошипела мать.

Дальше что-то снова шумело, кричали и хлопали оконными рамами, только Андрей не слушал. Он убежал к себе в комнату, рухнул на кровать, спрятался в ворох подушек и так замер. Ни пошевелиться, ни даже всхлипнуть сил не было. Лежал так долго без единой мысли. Потом пришла двоюродная сестренка Анька, принесла книжку. Ничего не спросила, тихо прикрыла за собой дверь. Еще позже зашел отец и ровно сообщил, что мама больше здесь жить не будет, что она уехала, но всё будет хорошо. И сидел рядом. А Андрей так и лежал, уткнувшись в подушку и вдыхая ее душный запах. День выдался жаркий….

А потом отец вдруг как зарычит да как долбанет — крепким кулаком по деревянному столу! Бум! Бууууууум!

Андрей аж подскочил на койке, та противно спружинила. Сообразил — сон. На остальное соображения уже не доставало.

— А?! Черт! Apage, bestia!

…Вонючий мышиный помет по углам. Огонек. Шуршание в подполе, но не мышь. Тянет снизу гнилью. Холодно. Грязные лапы, пыльные. Голодная. Веревка жжется и колется. Человек. Всё из-за человека. За стеной шумят деревья. Кричит филин. Охота зовет.

Серые тени бегут по полу как мыши. Серые-серые и еще серые-желтые. И трещит огонек. Снаружи идет снег. Опять. Он холодный и липнет к лапам. Человек Еж лапы связал. Веревка колется. Разгрызть. Человек смотрит и что-то говорит, чего я не понимаю. Ненавижу. Рычу. Он вкусный. Но далеко. И опасный. Боюсь. Снова рычу.

Веревка на вкус горячая. На запах — мертвая уже давно. Болят губы. Человек злится, хоть и не рычит, но скалится и пинает под ребра. Показываю ему, что подчиняюсь, что он главный. Он еще отвернется. Самец…

Дверь. Её открыть, пока лапы удобные, а потом уже в нормальном виде убежать. И больше сюда не возвращаться.

Снова рычу. Еж сидит и на меня таращится. Он по-прежнему пахнет больным и прелым теплом, и он устал. Нужно только терпеливо ждать, тогда самец уйдет спать. Снаружи уже почти светло, время ночной охоты на исходе. Смотрю на него, жду. Потом притворяюсь, что хочу спать. При враге опасно, но закрываю глаза. "Сплю".

Человек расслабляется, начинает дышать ровнее и глубже, потом скрипит кровать. Для верности жду. Торопливо грызу веревку. Слишком долго. Рву ее и терзаю. Она глубоко врезается в кожу, больно. Внезапно шипит и распускается на кольца. Падает. Бегу к двери, пока человек не проснулся. Я хочу есть! Я хочу на свободу!

И тут проклятые лапы сводит судорогой. Она роняют меня на пол, мне целый миг больно, как если бы шкуру сдирали. А потом лапы снова нормальные, только потолок стал выше и до засова едва дотянешься. Порвала б в клочья! Кого, не знаю. Но скорей, скорей! И бьюсь о дверь, может, поддастся. На улице уже светло, прохрустел снегом сохатый. Скорее!

Еж проснулся. Закричал. Зарычала. Хотела припугнуть. Зарычала в ответ. Оскалилась. Но…

Apage, bestia!

И снова судорога. Колотит.

Содрали шкуру! Опять голая, беспомощная, с глупыми неудобными… Как же…

Apage, bestia!

Сводит лапы! Сводит, как если бы…

Apage, bestia!

Рычу! Кричу! Содрали! Ненавижу! Как же бо…

Apage, bestia!

А-ах…

Apage, bestia!

Ненавистный са…

Apage, bestia!

А-ах.

Уже не кричу и не рычу. Только лежу и скулю. Я больше не могу. Смотрю на ненавистного человека. Жду, когда уже убьет. А он не торопится. Я прячу неудобную морду в неправильные лапы. Шаги. Вздрагиваю, когда он наклоняется и теребит шкуру. Что-то рыкает, я не выдерживаю. Вцепляюсь ему в руку до крови, до вкусного горячего на языке, очень хочу есть… опять до судороги…

Apage, bestia!

Вою. Задыхаюсь. Захлебываюсь воздухом и слезами. Как же больно. Аж темнеет вокруг, холодно, мамочка, холодно… И есть хочется до смерти… Он шипит, несильно бьет меня по морде, крепко перетягивает мне лапы за спиной проклятой веревкой и тащит на койку. Опять не убивает. Я жду… Мне страшно.

***

Успел в последний момент. Трансформации у нее просто молниеносные. На полушаге — рраз! — и она уже кошка. А у Андрея со сна простая формула никак не ложилась на язык, сосредоточиться и собрать силы не удавалось. Через мгновение она снова вдруг женщина, стонет от боли, с тем же стоном — черная кошка. И формула, и женщина, и кошка, и формула — замкнутый круг. Начал выдыхаться уже на третьем выверте. А она воет — и обратно. Плачет, бьется в судорогах, снова подвывает — и обратно! И всё вместе больше напоминало пытку, но сделать Андрей всё равно ничего не мог, он начинал понимать инквизиторов, которые сутки напролет боролись с "гримасами дьявола" на лицах своих "клиентов". Руки тряслись. Ощущал себя палачом, впервые вышедшим на эшафот убивать.

Она дышала рвано, вся тряслась, как в припадке, клекот из ее то человечьего, то звериного горла казался совсем умирающим, агонизирующим. У Андрея в голове мутилось, темнело в глазах, пол под ногами раскачивался, как дно утлой лодчонки. Тут был только один вопрос — кто выдохнется первым?

Оборотень сдалась на десятом выверте. В какой-то момент бросил формулу, а она ушла "в молоко".

На полу лежала девчонка — молоденькая, худая, измученная до предела, отчаянно всхлипывающая. А потом затихла и вроде даже не дышит. И жаль ее было до того, что, хоть и опасно — подошел и потрогал, живая хоть? В полуобмороке, кажется. И, конечно, укусила. Кровь ненадолго привела ее в подобие сознания. Голодная она, вот что. Организм требует пищи. Единственный способ ее получения — охота. Каскадные трансформации.

А Андрей тоже хотел есть. И еще — упасть и лежать, не шевелиться. Но он связал оборотнице руки и притащил ту на кровать. На полу ей холодно. Женщина всё-таки. Глаза у нее уже не кошачьи, опять женские. Напуганные смертельно. Маленькая голодная кошка перед диким псом.

— Слушай… ты меня извини, ладно? А впрочем…

Подумал и прикрыл оборотня какой-то старой телогрейкой. Когда подходил к кровати — в испуге съежилась, вжалась в кровать, сделавшись еще меньше.

— Знаешь что? Будем дальше разговаривать. Обо всем. Пока не договоримся до чего-нибудь. Хочешь, о себе расскажу? Или вообще? Или давай о тебе?

Вздохнул.

— Глупо, да. Знаю. Но вдруг получится? Вдруг у тебя мозги на место встанут?

Подкинул поленце в печку и то придавило, было, высокие языки пламени, но потом утонуло в них и тоже засветилось изнутри — розово и тепло. Подумал и затушил свечу. Нужно будет всё же насмелиться и хотя бы один ставень снять. Не сидеть же в потемках. А сидеть — неделю. Или больше. Поскольку после дестка формул на пустой желудок и больную голову восстанавливать силы дело хлопотное и длительное.

— А мы с тобой почти коллеги, я только сейчас подумал. Оба со всяким древностями возимся. Только ты археолог, а я по антикварной части. У меня вот сейчас парные амулеты. Кажется, работы Вигилянция, конец шестнадцатого — начало семнадцатого. Есть в коллекции скарабей. Настоящий колдовской скарабей какой-то средневековой ведьмы. Есть десяток ритуальных кинжалов. Есть женские украшения с несложным, но полезным заклятьем привлекательности. Но вообще у меня коллекция небольшая, я мало что себе оставляю. Ничего такого, из-за чего можно было бы убить. Я, по сути, перекупщик. И иногда мародер. Ты, оборотень, тоже, кстати. Мы тревожим прах умерших и присваиваем их имущество. Наверно, то колье из бирюзы и жемчуга носила какая-нибудь жеманная придворная модница, а теперь оно лежит у меня под стеклом. Оно стоит весьма приличных денег и вызывает зависть у других коллекционеров. А вот отец специализируется на вещицах с боевой магией. А ты на чем специализируешься?

Она глядела с напряжением и недоверием. Молчала. Не шевелилась.

— Наверно, на каких-нибудь бытовых предметах какой-нибудь народности? Наверно, лазишь по могилам тысячелетней давности и моешь косточки? Интересно, нравится тебе работа? А, оборотень?… А у вас тут зимы холодные. Я уже и отвык. И еще у вас жизнь медленная. Никуда никто не спешит. Странно, правда? У нас вот все торопятся, каждая минута дорога, у меня обычно в день до десятка клиентов, которым нужно всё объяснить, всё показать, которые хотят урвать кусочек пожирнее и подешевле… А у вас… Я тут и работой-то толком не занимался. Я за всё время здесь от силы десяток безделушек выудил. Я, кстати, в ваш музей один раз ходил. Хорошая экспозиция. Понравилась ваша бронза. А вот идолы в углу в третьем, кажется, зале, не понравились. Ты в курсе, что им человеческие жертвы приносили? Я не знаю, кто и когда, но видно. Намолелные очень и темные. И старые… Если с ними долго возиться, может беспричинно болеть голова. Или неприятности случаться. Не замечала?

До момента, когда в горле пересохло, а через щели в ставнях засочилась зимняя белизна, Андрей успел рассказать даже про домашнюю любимицу Адетту, которая умерла от старости четыре года назад, и про приятеля Володара, трижды пресечь попытки оборотня перетечь в звериную ипостась и понять, что ничем не помогает эта веревка с заклятьем, потому что уже сил не осталось подпитывать чертову формулу удержания. После сил начало не доставать даже на то, чтобы продолжать трёп. Или казалось, или на самом деле — глаза у нее опять желтые и зубки заострились…

Болели покусанные руки и вертелась насчет этих укусов какая-то настойчивая мысль…

И очень хотелось есть. Отдал оборотню косточки тетерева. Ей, конечно, на один зуб. Смолотила с пугающим проворством и с надеждой уставилась на облагодетельствовавшего её человека. Человек же подумал, что, в общем, те кости можно было тоже еще поглодать.

— Слушай, если бы ты соображала, кто ты, то ты бы уже могла уйти на охоту. И принести пожрать. Думаешь, я не хочу есть? Ну, чего уставилась?! Проклятье!

А, чего ей! Глазищи эти…

***

И свеча, мать её, закончилась лужей парафина. И вторая тоже.

Это, стало быть, три часа.

Парафин по столешнице в трещинах разлился паутиной, оборотень на койке возится, шуршит, временами стонет, а то вдруг опять за старое берется. И — apage, bestia! Раза три уже.

Еще одна свеча. Осталось их всего ничего. Перепробовал уже все темы, которые вроде бы до потери сознания привлекают женский пол — от таинственного Миши до последних европейских мод, но, как видно, ничего она из человеческой своей жизни не помнит уже и не вспомнит больше. Гуманнее всего было бы отвести ее поглубже в лес и там отпустить. Не сможет быть человеком, так хоть пусть пантерой.

В четвертый раз "apage, bestia". Она, когда плачет, совсем девочка. Когда успокаивается, видно становится, что зверь. Может, правда, отпустить, чем мучить? С другой стороны, слишком близко от города. Постреляют. Или сама кого-нибудь задерет, что вероятней…

Еще свеча — и примерно полтора часа. Это, значит, вечер. Ближе к ночи.

Отлучился по нужде. На улице слегка потеплело. Звезды в черном, местами белой гуашью подмазанном небе расползлись широкой дорогой, а само небо выдвинулось высоко-высоко, куда выше городского. Елочка у домишки нахохлила лапки в снежном завале, уже не полная, с краю обтаявшая луна бликовала на задорном хохолке. Пару лапок пощипал на чай, набил карманы. Потом сходил, значит, куда надо, еще подышал свежайшим после пыли и дыма избушки воздухом, потом опять этот долбаный кашель — пошёл в дом. А на пороге опять пантера. Рычит, скалится. Значит, всё, веревка окончательно "разрядилась".

И даже силы и желание кошку мучить — закончились. Опять звенело в голове. Подымается температура. Хоть бы таблетку аспирина. Она бы спасла. Натурально…

— Что, есть меня будешь?

На удивление, раздраженно мотнула хвостом и убралась с дороги. Мрачно сверкнула глазищами и улеглась на свою койку… Там затихла. Тоже устала…

Даже позволила опять примотать себя веревкой к изголовью и послушно обернулась девушкой.

Шестая свеча от конца пачки.

Очень хотелось только двух вещей — спать и есть. Третьи или четвертые сутки без еды? В плену не поел. В голову просто не пришло сперва поесть, а потом уже драться. Хотя как это можно было бы представить? А есть при трупах… Вдруг вспомнилось, как до чертиков вкусно там кормили.

Пятая свеча.

Подумал насчет новой попытки "прыжка". Чуть не взвыл от бессилия — на обуздание оборотня они, едва собранные силы, и ушли. И морозит…. Аpage, bestia! Спи…

Четвертая свеча. Кривая, под конец зашипевшая фитилем в уже сплошном парафиновом море на столешнице.

Спи, только не плачь. Вот чего ты ревешь? Ты-то чего?! Я тебя отпущу, не волнуйся. Вот наскребу силенок, тебя заброшу куда-нибудь подальше в лес, чтобы не было у тебя искушения сходить покушать в город или по деревням. Сам домой уйду. Лады? А ты не реви. Ничего ж не понимаешь, а ревешь. А у меня знаешь, как голова болит?!…

Третья свечка.

Будешь единственной в Сибири пантерой. Ты только вдумайся… Может, с утра смогу… Ох, чёрт…

Вторая…

Ни черта с утра не сумею. И с вечера тоже. И… четвертый или пятый день будет? С вечера, в смысле… Или с утра… Шшш…. Тихо… Тихо, киса… Не дерись…И не реви…. Шшш… Душно тут… Воняет парафином…

Невозможная духота…. И жрать охота… Тебе, киса, тоже хочется?… Ну шшш! Прекрати… Терпеть не могу женские слезы… Знаешь что, я уже больше не могу тут с тобой сидеть… Я… пойду…

Шипит свечка. Вторая… Пальцами ее — хлоп. И всё…

В город надо. Домой…

***

Алинку Ковалеву всегда и все любили. В школе обожали учителя, в танцевальном кружке тренеры, в университете преподаватели, на нынешней работе — начальство души не чает. А, казалось бы, чего в ней такого? Ну, на лицо приятная, но не красавица уж совершенно точно. Ну, умная. Так мало ли в наше время умных баб? Наверно, просто умеет нравиться. Опять же — некоторым словно бы от природы достается такое счастливое умение…

Не то, чтобы Наташа Свердлова завидовала…В конце концов, подруги с детства, и Аля никогда в помощи не отказывала… Но когда на экзамене Альке выставляют "отлично", а сдающей следом Наташе "хорошо", а то и "удовлетворительно" — а ведь вместе учили, по одному конспекту! — обидно до слёз. Или вот на работе нынешней — опять же вместе устраивались, Алю без разговоров взяли, а Наташе начала отказали, а потом только, на следующий день перезвонили с сакраментальным "мы подумали — вы нам подходите". А всё почему? Нравиться умеет. С первого взгляда.

Нет, ладно, если честно, то иногда завидовала. На работе, на учебе… Но никогда — в личной жизни. Вот там у Альки не клеится, начинаешь понимать, что есть в этом мире справедливость. Как-то не идут у Али ни одни отношения дальше стадии дружеских. Западают на неё многие, это да. Но как западают, так и отпадают через пару месяцев пустых ухаживаний. Становятся, значит, боевыми товарищами. Насчет этого всего Натка не без некоторой доли удовлетворения — старательно подавляемого, разумеется, чуть стыдного — думала, что хоть в чем-то перещеголяла отличницу Альку. Вот у Натки мужиков всегда было, как она всегда цинично-самодовольно в задушевных беседах с подружками говорила, "тыща штук без НДС". А Алька по жизни одинокая, как незнамо кто. Оттого и на работе по четыре часа сверхурочно сидит — дома-то не ждет никто.

И вот, наконец, вроде как свершилось. Вроде как приехал к ней в гости Колька, который к ней неровно дышит с самого первого курса. На вид не ахти какой, но мужик же…

В четверг это было, а в пятницу она не пришла на работу. Ну, думала, дорвалась до мужика, загуляла. Но потом она не отвечала на телефонные звонки весь вечер пятницы и в субботу. Но с ней такое и раньше бывало — забудет зарядить аккумулятор телефона, все выходные молчок. В воскресенье не открыла дверь, хоть Натка и трезвонила с полчаса. Тогда Ната всерьез заволновалась.

А в понедельник вечером позвонили из уголовного розыска. Сказали, Аля пропала. Задавали всякие разные вопросы. Вечером алинину фотографию показали по местному каналу в промежутке между новостями культуры и репортажем про задранного каким-то неизвестным зверем парня. Тоже ужастик, среди ночи на окраине города задрали. Собаки, наверно. Они зимой собираются в стаи и даже на прохожих нападают. Хотя в репортаже сказали, что не волк и не собака точно…

Но про Альку страшней. Вдруг какой-то маньяк? А Алька всё-таки подруга…

13 января 1870 года. Каторга "Старое".

Собаки выли.

Выл ветер в щелях.

Скрипели нары. Ворочались на них во сне люди. Корявые, злые, смирные люди. Дух по казарме стоял тяжелый, сальный от сотни немытых тел и дрянных свечей. Дрянным людям дрянные свечи.

Ванька-Сухарник (1*) храпел, блажной. Во сне мычал жалостно шпанок(2*) Даниил. Свечи в дальнем конце казармы чадили и шипели. Дергался кто-то — звякали кандалы.

На наказание сегодня водили Федьку-Шныря(3*), теперь он бредил каким-то прошлым своим, бормотал: " Я тттяяяя ща, я т-тя…" И так бесконечно.

Скрипнула дверь — событие фантастическое. На ночь запирают казарму и не отпирают, хоть все сто шесть человек злой смертью помри. Конвойный зашёл, пронёс свечу, раскидывая чад теней по потолку и углам. Против некоторых нар замирал, вглядывался в спящего или только притворяющегося спящим арестанта. Против одних застыл надолго, потом, не заботясь понизить голос, окликнул:

— Косой! А ну подымайся, Косой! Начальство за тобой!

Косой дернулся спросонок, едва не огрел конвойного кулаком, да опамятовался. Испуганно зыркнул, но не спросил ничего. Натянул только ушанку, а спал из-за холода все равно в верхнем. Зло ткнутый в плечо, засеменил к двери.

Цепные псы примолкли, за дверями было очень тихо.

На дворе ждали еще двое. Эти двое были черны, лиц не видно. Даже светильника никакого с собой не взяли, словно бы кошки — в темноте видят. Без лишних слов повели — через весь двор в сторону кухонь. Стукнуло сердце — в сторону ворот ведь ведут, к свободе. Потом в страхе затряслось: "Куда ведут-то, чертяки?!" Мимо частокола палей(3*), мимо амбаров и сараев, к воротам через вал. Нутром чуял Косой, что не к добру. А спросить не мог, отнялся словно бы язык. Только кандалы нераскованные звенят и снег хрустит. Давно мечталось небо ночное, звездочки хоть одним глазком увидать — забылось и про звезды.

Остановились у реки. Река совсем застыла, отсвечивала белым. Один из сопровождающих обернулся к конвойному, кивнул:

— Ступай! Сами дальше.

По голосу узнал Косой майора, падлу. Нехристь, стольких уже в могилу свёл, не счесть. Совсем страшно стало и знобко.

— Господин майор, по что…

Тот только сплюнул:

— Молчи, отребье.

И до того жутко сделалось Косому, аж ноги подкашиваются.

Второй что-то шепнул, дернул куда-то, толкнул на землю. Косой и понять не успел. Вспыхнуло ярко, заверщало, завертелось! Кольнуло под ребра… В меркнущем свете успел Косой разглядеть одну крупную звезду и глаза нехристи-майора — действительно кошачьи, желтые.

1* — Сухарник — выполняющий чужую работу.

2* — шпанок — простой мужик, крестьянин, осужденный на небольшой срок за незначительное преступление.

3* — шнырь — берущий на себя чужое преступление за вознаграждение

4* — высокий деревянный столб.

Глава 6.

Очнулась от скрипа.

Тоненький, навязчивый скрип резанул по напряженному слуху и выдернул из странного сомнамбулического отупения, в котором пребывала невесть сколько уже. Ощущение — как после затяжной болезни. Последние дни — как в тумане. Этот мужчина, Ёж, свечки… Что-то еще, совсем уж смутное. Теперь и не вспомнишь.

Но сразу поняла — что бы там ни было, уже закончилось. В голове прояснилось, в теле — легкость, хоть сейчас подымайся и беги стометровку. Темно, потому что или свечи кончились, или были потушены. Странно, но виделось всё прекрасно. Темные разводы на потолке, стол, слабо отсвечивающий белым, тоненькие лучики от щелей в ставнях. Алые угольки в печке. Сильно пахнет парафином и плесенью.

Странно, но привязана. Веревкой к изголовью койки. Избавиться, впрочем, от скользкого шнура проблем не составило. Подцепила зубами и разом ослабила узел. Определенно, не помнила, кто и когда прикрутил к кровати. Память вообще как-то кусками — что Ёж про призраки рассказывал, помнила, как он кашлял и ругался — тоже, а вот зачем привязана — нет.

Еще через некоторое время поняла, что в домике одна. Ёж ушёл.

И какое-то время понадобилось чтобы сообразить, что означает его исчезновение. Ушёл. Один. В маловменяемом состоянии. Он же…!

Подскочила и заметалась в поисках — чего бы накинуть. Не нашла, только тряпье какое-то, а под кроватью, вот смех — тапки домашние, розовые. Распахнула дверь — холодно, мороз сразу защипал щеки. Прояснилось. Звезды яркие, луна висит надщербленная. На луне взгляд зацепился, почему-то, ушедшая на убыль, она казалась важной. Впрочем, нерешенным оставался вопрос с тем, чего можно накинуть.

Снова поглядела на луну, наконец вспомнила и сделала самое естественное, что могла — упала на четвереньки, приземлившись на лапы. Легко и просто, как сли бы с детства этим занималась. От ступенек вела ясная дорожка запаха — колючего, серо-коричневого и стойкого. Да даже и без него — глубокая борозда в снегу. Человек шел медленно, едва волочил ноги. Он не мог убрести далеко.

Нагнувшись к следу, вдыхая его яркое ощущение, побежала. Лес опять проснулся и с ним проснулся слабый голод, только больше он мыслей не путал и не сводил с ума. Взяла на заметку — недавно здесь были куропатки. Но подождут. В крайнем случае сунуться поглубже в лес.

А Ёж действительно не сумел убрести далеко, нашелся на полпути к площадке раскопа. Увидала издали — обнимался с деревом. Подбежала, дернула за куртку. Отмахнулся, но вяло. Приник щекой к коре и вроде как засыпает. Зарычала на него, ударила лапой. Вроде как подействовало, очнулся. Оглядел, как в первый раз видит, удивленно.

А дальше стоило больших усилий заставить его возвращаться. Рычала, покусывала, била и толкала. Он ругался монотонно, пытался присесть в снег, угрожал чем-то там, бормотал себе под нос… Дошли. Там перекинулась — ведь это "перекинуться" называется? — и заставила его лечь. Последние — разве что в погребе еще есть, а в ларе точно больше нет — дрова скормила "буржуйке", три свечки отыскала, но поберегла на самый крайний случай. Посомневалась, у задремавшего Ежа пощупала лоб, нашла горячим. Но есть в любом случае нужно. Ушла на охоту, пока еще до утра далеко, и есть шанс что-нибудь изловить.

Кстати, было немного неловко мыслить по-новому — охота, добыча, оборотень…

Куропатка вышла одна, и еще один глухарь, тощий и старый. На первое время…

И, видимо, последние приключния Ежа окончательно доконали, потому что он то спал, то болтал всякую чушь. Алина подумала, было, этак полусерьезно, слегка стыдливо, что можно было бы просто уйти домой и всё забыть. Но нет, конечно, не ушла. Поила Ежа сомнительными отварами, результатом своей скудной фантазии. Кидала в самодеятельные "чаи" всё, что под руку попадало — хвою, горько пахнущую полынь, столбики зверобоя, не зная, как на самом деле правильно и дает ли такой состав какой-то эффект. Еще поила бульоном и водила к будочке на дворе. И приглядывалась. Заросший, одетый не по сезону, умученный. Странный, в общем. И как он оказался в почти двух десятках километров от города среди ночи в декабре?

Где-то под конец вторых суток отчаялась, разочаровалась привести его во вменяемое состояние — и предприняла экспедицию в соседнюю деревню, Старовское. Вообще-то она всерьез раздумывала над тем, чтобы попросить помощи у деревенских, кое-кого она еще помнила с лета. Но потом отказалась от идеи — а чего им сказать? Что, дескать, здрасьте, я тут случайно, мимо пробегала, а вообще-то я оборотень и давно бы уже домой умотала, да у меня там в избушке мужик больной, откуда прибрел — не знаю. Вы нам не поможете? Может быть даже не ненормальность ситуации, какая-то подсознательная опаска открыто пойти за помощью не позволила. Какое-то предчувствие нехорошее.

Воспользовавшись временным затишьем, ранним утром третьего дня выскользнула из избушки и побежала в деревню. Темно, тихо, что делать в деревне, знала не очень. Помог случай. Кто-то оставил дверь машины открытой. А там аптечка дорожная. Вот её в зубы и была такова. И, кажется, какой-то мужик всё же застукал, но Алина этим фактом не сильно огорчилась.

В домик возвратилась в хорошем настроении, поглядела — Еж вроде спит, и спит спокойно, принялась за исследование добычи. Сидела при свечке, соображала — аспирин, парацетамол, и еще какие-то таблетки, порошок… и что со всем этим добром делать?

Потом стало неуютно, ощущение чужого настойчивого взгляда в спину, обернулась — не спит. Сидит и смотрит настороженно:

— Оборотень?

Отчего-то обиделась — возилась тут с ним три дня, а он еще и обзывается!

— У меня, между прочим, имя есть. Алина я.

— Алина, значит… — усмехнулся одному ему известной мысли. — Алина… Подойди-ка сюда, Алина.

Пожала плечами, послушалась.

Он щурился, разглядывал с бесцеремонностью покупателя хомячка в магазине. Неожиданно выдал:

— Ну, раз Алина… Я Андрей. Андрей Шаговский. И дернул за руку. И мир обвалился темнотой.

Чтобы почти сразу обрасти серым утренним светом, тухлой вонью и летучим ознобцем по коже. Ёж… то есть Андрей выпустил из захвата. Зеленые обои, тяжелый стол-бегемот, на нем горшок с цветком. Цветок давно коричневый, сухой — помер чёрт знает когда. Тухлятиной всё ж тянет — что-то пропало.

— Ну вот, дом родной…

Хотела сказать, что мило и вообще замечательно, но…

Взвыло, воздух вздрогнул, пошел маревом… пока соображала, прямо из воздуха мужик вышагнул, чернявый такой, слабо знакомый… И очень уж быстро все пронеслось. Под внутренние часики.

Тик-так.

Вышагнул.

Тик-так.

Выбросил руку вперед, а в руке вещица непонятная, камешек алый, изнутри угольком светится.

Андрей вскрикнул.

Тик-так… Что за?…

Воздух словно загустел, потек желатином. Шерсть на загривке вздыбилась, защекотала. И когда успела… шерсть?! Не важно. Опасность.

Тик…

Не теряя времени, на мужика — когтями в лицо. Так правильно.

Так…

А он — рррраз! — и нет его, исчез! Словно и не было. Заррраза.

И тогда воздух опять сделался легким и тухлым, а часы понеслись с бешеной скоростью — тик-так-тик-так-тик! Только и успевай соображать. Андрей ругается, подымаясь с полу, потом неровно ковыляет к креслу. В него падает.

— Ну что, Алина, как тебе моя квартирка?

***

Сразу, с первого вздоха понял, что барьер разрядился. Еще бы — месяц без подпитки хозяина.

Ну и, конечно, ждали. Какая-то следящая формула, похоже, дело легкое и быстрое. Куда проще электронного жучка. Так что о появлении в доме хозяина заинтересованные господа узнали моментально. Что и продемонстрировали. Оборотень Алина спасла снова. Жалко, любопытный господин сбежал, а то можно было бы порасспросить… Хотя чего уж тешить самолюбие — в нынешнем-то состоянии расспрашивать?

Кошка подошла, ткнулась носом в колени.

— Оборачивайся обратно, не трать силы.

Она мотает мордой и к чему-то принюхивается. Тихонько вопросительно порыкивает.

Ну да, на кухне сгнили продукты. Теперь, соответственно, благоухают.

— На кухне что-то испортилось. Я уберу.

Зато дома. Наконец-то. Нужно только поднять барьер от незваных гостей и навесить еще штук пять следилок — на окна и на входную дверь.

— Ну, давай, становись уже человеком. Сейчас тебе вредно слишком долго бегать в шкуре. Опять "ломать" начнет.

Не слушает, снова рычит и тянет в коридор. Там темно и узко, дурацкие советские планировки, зато теперь заметил. Конечно, кошки такие вещи ощущают на уровне подсознания…

Ловушка. Растянутая на высоте полуметра от пола паутинка. Я такую ставил уже как-то на сейф, когда Эсташ отдавал на хранение одну очень ценную вещицу. Попавшему в такую паутинку не позавидуешь — очень больно, не считая парализации. И не слишком легально, кстати. Моя паутинка куплена была подпольно, весьма недешево обошлась. Сигнализациям уже тогда не доверял.

Значит, дома ждали. И с большим нетерпением.

— Не вздумай подходить близко. Погоди…

Как снимать паутинку, знал. Теоретически. Реагирует только на живых существ, поэтому, например, швырять в нее камень бесполезно — не сработает и не разрядится. Вот лабораторную мышь — можно попробовать. Только где ж ее взять? Впрочем, за мышь сойдет любая безделушка, должным образом подпитанная.

— Стой, я сейчас…

В комнате. В книжном шкафу. Целая коллекция болванок для амулетов.

Паутинку сняли. И еще одну, в ванной комнате. Третья стояла в крошечной кухоньке, растянутая между столом и табуретом, но её снимать пороху уже не достало. Просто прикрыли дверь и предпочли сделать вид, что ничего не заметили. Кстати, эта же процедура, закрывание двери, несколько смазала зловоние.

Нда.

— Ну и кто же тебя так не любит? — фыркнула.

Серьезный вопрос…

Она, уже в нормальном своем виде, сидела в кресле и явно получала удовольствие самого факта в нем сидения. Надо же, и в человеческом обличье — явно от кошки что-то. Разомлевшее, довольное, красивое животное… Конечно, тепло, светло и мухи не кусают.

— Возвращаю вопрос. Кто не любит тебя? Настолько, чтобы инициировать, но не позаботиться об обучении? Чтобы позволить бродить где попало, рискуя еще и жизнями посторонних?

Покачала головой.

— У меня нет в друзьях оборотней, — без тени ехидства сообщила. — Волшебников и магов тоже. Или как вас там называть? Чародеи, волхвы, кудесники?

— Магически одаренные. Люди со способностями. Обычно мы так друг друга называем.

— А мы, люди без способностей? Как нас вы называете? — спросила с вызовом и нажимом. Вообще вся сделалась напористая, сердитая, вот-вот упадет на лапы и оскалит клыки.

— Простецы. Не знаю, кто придумал, но "простец" — это…

— Я знаю, кто такие простецы. Всё-таки историческое образование. Что ж, спасибо…

— Ты теперь не простячка.

Скривилась, как от зубной боли. Замотала головой.

— Оборотень. Пантера, ага? Замечательно! Я теперь буду периодически бегать в лес поохотиться, а с голодухи кидаться на своих студентов? И пугать всех желтыми глазами? Обрастать мехом и рычать? С ума сходить от вида сырого мяса? Зато не простячка, да?

Думал, сейчас точно перекинется, уже приготовился ловить, уже прикидывал, сработает ли формула… А она всхлипнула раз, другой и заревела тихонько, но тягостно. Стоял, как пень, не мог сообразить. Для оборотней хотя бы формула есть. А вот что делать с ревущей женщиной? В конце концов, чувствуя себя донельзя глупо, сходил до ванной комнаты и принёс полотенце. Присел на пол, снизу вверх заглядывая в лицо.

— Ты это… Живут же, и ничего. Вот у меня приятель… Он волк. Работает, между прочим, помощником преподавателя в университете, пишет магистерскую диссертацию, нормальный такой парень… Ни разу в жизни ни на кого не напал. И знаешь, оборотни живут дольше. Средняя продолжительность жизни — сто двадцать лет. и практически никаких болячек. Ну, разве так плохо?

Шмыгнула носом, спрятала лицо в скомканном полотенце. Вынырнула, бросила несчастный взгляд:

— Я… я чуть тебя не убила…

— Тебя всего лишь не дрессировали как положено. Ты не виновата. Не убила же? И переболела самостоятельно, теперь легче будет. Скоро совсем хорошо научишься себя контролировать. Зато представь, как удобно? Археолог ты? Ну, не знаю, разведку лесов проводить, а? Или не катит? Опять же… ну… в общем, я тебя со своим Вольфом познакомлю, он тебе лучше всё расскажет и объяснит. Это же здорово, по-кошачьи-то? Ну, там… Я не знаю…

Постепенно она успокоилась под глупую, запинающуюся болтовню, полотенце уронила на кресло, швыркнула носом в последний раз и кивнула:

— Наверно, привыкну. Совсем раскисла. Просто, черт, это было так похоже на сон, что даже как-то… Ну, я думала, вот проснусь… Или вот вернусь домой… Ой, нет, сейчас опять разревусь, как корова. Я… я до ванной дойду…

— Только на кухню не заходи!

— Помню.

Пока она шумела водой, шатался по комнате, пытался сообразить, не пропало ли чего. Стол, телевизор, тут же компьютер, книжный шкаф. В шкафу все документы. Проверил папку — паспорта, удостоверения личностей на двух языках, доверенность на подписание договоров… Нет, не похоже, чтобы здесь шарились посторонние. То есть ловушек понаставили, а вот поинтересоваться делами "клиента" не удосужились. О чем это может говорить? О том, что похитители и так всё знают про похищенного? О том, что им нужен именно Андрей, а не младший компаньон фирмы "Шаговский и сын" с его магическими безделушками? На кой хрен вообще кому-то сдался далеко не самый сильный и не самый перспективный маг? Зачем такие сложности — похищать, держать взаперти почти месяц, караулить? А что караулили, понятно по оперативности нападения. И этот чернявый…

Вспомнил про телефон, включил автоответчик. Сообщений накопилось аж тридцать пять штук. Запустил прослушивание с последнего. Последним оказался отец. Фон почему-то оказался трескучий, с помехами, но разобрать можно было:

— Andrzej, gdzie ty? — начал отец по-польски. Что сразу насторожило. Обычно в телефонных разговорах отец предпочитает русский.

— … Почему не отвечаешь на звонки? Очень волнуюсь. Перезвони, как сможешь.

Это от пятнадцатого декабря, предыдущее сообщение от отца же — днём раньше. Примерно того же содержания. Десятого сообщение пообъемней, опять же по-польски. За год жизни в России слегка отвык от жестко-скребущего звучания, с непривычки показалось забавным…

— Здравствуй, Андрей. Надеюсь, ты всё-таки жив и до тебя мое сообщение дойдет. Три недели от дня твоей пропажи. Я уже пол-Европы облазил, я добрался до твоего друга из Франции и растряс его, а он растряс своих. Ничего. Я съездил в твою дыру, Заречец, поднял на уши милицию. Они объявили в розыск, но вряд ли эти идиоты до чего-нибудь докопаются. Сейчас я в Лешно, пробую достучаться до Кординаторской. Если ты слушаешь мое сообщение, пожалуйста, позвони. Да, чуть не забыл, Вольф тоже пропал.

Так, а вот это уже новость…

В ванной шуметь прекратило, звякнуло, потом щелкнул замок. Алина прошлёпала босыми пятками по полу, плюхнулась в кресло.

— Автоответчик? Я включу телек? Гляну, какие новости? Я потихоньку…

— Да, разумеется.

Пятого октября звонил сам пропавший Валерка-Вольф.

— Андрей, ты где? Слушай, я уже все подворотни облазил! Вынюхал каждый сантиметр! Никогда не прощу себе, что отпустил тебя тогда одного. Хотя… Глупо. Слушай, черт подери, ну пьяный, ну с кем не случается?! Да что могло случиться в одиннадцать вечера?! Слушай… А, черт, ладно! Только позвони, а, ёж лохматый?! Ты живой, слышишь?! Живой!

Дальше по убыванию — четыре звонка от Вали, подруги, три от коллеги из Лодзи, два от Эсташа, ну и отец начал звонить в конце ноября.

Надо же, как все вдруг озаботились скромной персоной Андрея Шаговского. То месяцами телефон молчал, в лучшем случае отец коротко брякнет "как дела, а не приобрести ли мне…", да Конрад поинтересуется, скоро ли приятель изволит покинуть "эту варварскую Сибирию". А тут целый аншлаг, стоило только единожды не ответить…

— Оооо… — кошка из-за спины охнула.

— Что?

Только кивнула и прибавила громкость. Судя по всему, новости. Что её так…?

— Население города в панике, — вещала молоденькая дикторша в синей форменной блузке и с дежурной скорбью на лице. — Труп молодого мужчины тысяча девятьсот восемьдесят второго года рождения со следами укусов был найден на пресечении улиц Волховской и Лукьяновской. Согласно заключению специалистов, мужчина был загрызен крупным хищником семейства кошачьих. Специалисты на настоящий момент не могут соотнести характер ранений со строением челюстей ни одного из видов хищников, обитающих в нашем регионе. Это уже вторая страшная находка за последний месяц. Одна из версий — побег животного из зоопарков ближайших городов. Направлены официальные запросы. А пока в городе нарастает волнение, официально числятся пропавшими без вести еще трое — Алина Сергеевна Ковалева восемьдесят третьего года рождения, Шаговский Андрей Александрович восьмидесятого года рождения, Валерий Иванович Вольф восемьдесят второго года рождения. Их фотографии и списки особых примет вы видите на экране…

Алина дернулась за пультом, уронила, дрожащими руками подняла и вырубила телевизор.

— Это… Это я их… убила?

Часть 2.

Изнанка.

Глава 1.

Ребенок Антона умирал, Антон знал это уже две недели.

А еще знал, что надежды почти никакой. И жена Инна тоже знала, и даже сам Славик… Знать не мог, но чувствовал. В промежутках между припадками. А во время ему было просто очень больно. Звериная сущность боролась с людской за место в маленьком худом теле. Тело отзывалось судорогами, пена хлопьями срывалась с губ, Славка скулил по-собачьи, он очень мучился, а облегчить страдания Антон не мог, даже если бы сам умер. Жена за последний месяц сбросила десять килограммов и постарела лет на двадцать.

И тоже ничего, ничего не могла сделать! Не помогли даже многочисленные женины родственники, всё сплошь маги-целители-зооморфы в черт знает каком поколении. Не помогли и друзья Антона, тоже ведуны не из последних. Синдром Райнована, будь он неладен.

Был такой оборотень Райнован в девятом веке. В Киликии, кажется. Не оборотень даже, а так, оборотненок. Волк, кажется. То есть, должен был стать волком. Мальчишка еще, вот как Славик, может, чуть постарше. Оба родителя — чистокровные волки. Только еще до полной инициации Райнована поймали и заперли в клетке на потеху публике. Заставляли перекидываться из облика в облик. Вот смешно-то, а?! А мальчик еще не инициированный, у него почти не было сил для таких фокусов. "Игрушка" не отрабатывала номер, её били и морили голодом… От издевательств и слабости Райнован начал "застревать" — и в одном облике не может, и в другом. Так и умер.

Только Славика никто не бил и голодом не морил. И до инициации мальчик дожил вполне благополучно. Но сам обряд прошёл как-то неправильно. И в следующий раз, как Славка попробовал перекинуться, случилось… вот.

Антон разыскал всех друзей, которые хоть что-то знали и умели. Всех знакомых, которые могли что-то знать. Даже врагов, которым готов был ноги целовать, лишь бы помогли. Слетал в Ниццу к самому известному специалисту по физиологии зооморфов. После приема напился до потери сознания. На следующее утро очнулся, болел дико с похмелья — оборотням нельзя человеческий алкоголь в принципе, организм не переносит — но и попытки не предпринял опохмелиться. Славику ничем не поможешь.

Возвратился домой, сказал жене — та взвыла одними глазами, но по примеру мужа напиваться не стала. Заперлась в ванной комнате надолго, Антон аж испугался. Обошлось. Через час вышла с красными глазами и с тех пор плачущей ее Антон больше не видел. Она вообще очень хорошо держалась. Гораздо лучше самого Антона.

В тот же вечер заглянул очень близкий друг — их, близких, оказалось вдруг так много. Все клановые и еще ребята из соседних паттернов. Этот друг был тоже из Пантер, Влад, с ним в одной связке учились. Принес Славке апельсинов, денег на лекарства и каких-то травок. Сказал, заваривать. Это должно хоть чуть-чуть облегчить припадки. И еще посоветовал одну дельную вещь. Сходить на поклон к главе клана, попросить помощи у него. Намекнул на один очень древний и очень сложный обряд…

Антону к тому времени уже море по колено было. Пошёл. Причем натурально на поклон — хоть лбом об пол биться, хоть шею под нож подставлять. Если это поможет, то почему бы и нет.

Глава клана Ингмар принял Антона ласково, всем своим видом выражал соболезнование горю, пригласил на чашку чая. Предложил сигарету, которую Антон принял с благодарностью — раньше некурящий, сейчас прочно подсел на никотин, мог и пачку в день выкурить.

Антон нервно затягивался, Ингмар некоторое время молчал, потом осторожно начал:

— Я чем-нибудь могу помочь? Как у вас в деньгами? Может быть, твоему сыну или жене что-то нужно? Мы всё понимаем…

— Моему сыну нужно жить. Сегодня с утра у него уже два припадка, — глухо пробормотал Антон. Взял себя в руки. — Я узнал, что есть какой-то древний обряд…

Ингмар как-будто постарел разом. Хотя он, глава клана, действительно уже очень старый. Ему давно уже за сотню лет, он и революции, и войны, и еще чего пострашнее смерти одного маленького мальчика видал. У Антона заныло в груди, не спрашивая, выхватил из пачки еще одну сигарету и жадно, обжигаясь, затянулся.

— У твоего сына синдром Райнована, Антон, — тихо сказал Ингмар, тоже закуривая. — Раньше для сохранения чистоты породы детей при малейшем подозрении… ликвидировали. Чтобы и сами не мучились, и, если выживут, своих деток не плодили. Понимаешь?

— Мне плевать. И на чистоту породы, и вообще на всё, — насмелился заглянуть старому коту в глаза. Зеленые такие, близорукие глаза. Приговора Славке, а значит, и себе, он там не увидел. — Мой сын должен жить. Я что угодно сделаю, только пусть живет. Нужно, меня убейте! Инка тоже готова! Только дайте нам надежду! За что нам такое?!

Самообладание полетело к чертовой матери, Антон знал, что выглядит безобразно, не подобает так коту клана Пантер. Ничего не мог поделать. Скажи ему Ингмар пойти и утопиться — пошёл бы. Этот, специалист по физиологии, мать его, ляпнул, что, дескать, ваша самка еще пару-тройку здоровых принесет, так зачем же убиваться?

— Это никогда не бывает за что-то. Это или результат неправильного ухода за ребенком, или мутация, как в вашем с Инной случае. Вы не виноваты ни в коем разе. Так вышло. По статистике, так случается с одним ребенком из двадцати тысяч. Слава стал таким двадцатитысячным.

— Это должно меня утешить? Мне обряд нужен. Обряд. И только.

Ингмар старательно затушил сигарету в пепельнице. Сигареты хорошие, кстати, "Nat Sherman Classic".

— Антон, это тёмный обряд. Понимаешь, что это означает?

— Человеческая жертва. Да?

— Именно. Одна как минимум. И еще несколько магов "выпить" как батарейки. Нравится? Ну? Нет, я бы выбил разрешение у Координаторской, они бы пошли нам навстречу. Пантер слишком мало, чтобы нами разбрасываться. Но убийства будут на твоей совести. Подумай.

— Я…

— Подумай. Завтра придешь. Сейчас домой не возвращайся, часик посиди где-нибудь, чуть-чуть расслабься и взвесь все за и против. Ну?

— Хорошо.

***

Тут постянно курили.

Сизый дым висел клочьями, раздражал итак уже обожженную слизистую носа. Антон тоже вносил свою лепту в общий пряный туман. Дешевое местечко, тут многое позволяется. "Салун "Пьяный койот"" не хотите ли? В Сибири?

За соседним столиком девушка в короткой юбке явно скучала, коктейльной соломинкой помешивала нечто оранжевое в своем бокале. Молоденькая, лет от силы двадцати двух, ярко раскрашенная. Наверно, не профессионалка, всего лишь любительница приключений. Блескучая, а пахнет неуверенностью.

Призывно улыбнулась и даже качнула головой вялому интересу Антона — ну тянет простячек к оборотням. Животный магнетизм, говорят. Можно было бы воспользоваться. Нужна ведь жертва? Можно так запудрить девчонке мозги, что она до самого последнего момента ничего не поймёт. Не этой конкретно, естественно, а какой-нибудь другой. Ночью заглянуть в такой вот бар и взять какую под руку попадется.

Отвернулся. Девчонка сейчас наверняка сидит, досадливо сморщив носик, и в упор не понимает, что на неё накатило — флиртовать с невзрачным незнакомым мужчиной "сильно кавказской национальности".

Справа шептались, изредка прерываясь на поцелуи, двое. Стриженная под мальчишку, спина узкая, худая, черная футболка с ядовито-зеленым листиком марихуаны — девушка. Юноша угловатый, широкий, порывистый. Видно даже в полумраке, издалека, мельком — любят друг дружку. Может, мимолетно, может — только на этот вечер, но по-настоящему.

Под потолком болтался за какой-то надобностью зеркальный шар, бликовал в густом тумане. Вон бармен за стойкой. Здоровенный детина, на вид туповатый, под тридцать ему, видать, ровесник Антона. Интересно, жена, дети…?

Хлопнула дверь в уборную, вывалился-вышатнулся из нее парнишка лет двадцати, вдрызг пьяный. Вообще бери тепленьким. Покачиваясь, нырнул в густую темноту закутка для "випов". Оттуда доносился пьяный гогот. В той же кондиции еще парней пять. Выбирай любого.

Ну так и? Кого не жалко?

Саданул кулаком по крышке стола, хотел бы сломать костяшки, чтобы побольней, да не вышло. Зря послушался Ингмара, оно когда не знаешь — куда проще.

На улице вертелись в воздухе первые снежинки, а небо было уже ночное, синее и в звездах.

На пороге Инна спросила одними губами:

— Ну что?

Ответить не успел, в комнате болезненно вскрикнул Славик. Убежала. Антон, стараясь не вслушиваться, тихо разделся и ушел на кухню. Через полчаса жена пришла.

— Уложила спать. Дала той травы, которую Влад принес. Ну так что? Нам помогут?

Антон поглядел на тонкие инкины запястья, в пергаментное, иссушенное бессонницей лицо. Он хотел всё рассказать жене и спросить совета. Инна глядела устало, тускло. Она ждала приговора. С самого утра, когда Антон ушёл, до самого позднего вечера, пока муж сидел в баре.

Совета спросить, значит? А какой совет может дать обезумевшая от горя женщина, круглые сутки запертая в квартире с умирающим сыном? Так еще и бремя выбора на свалить на неё? До кучи?

Антон сообразил, что вот оно — ответственность. Нужно решать самому. И знать, что никогда и ни за что не сумеет он сказать жене, что отказался от обряда, потому что для этого должен убить простеца. И, конечно, никогда не признается, что согласился обменять жизнь ни в чем не повинного человека на славкину жизнь. Инка никогда, ни разу в жизни не охотилась на людей. Вообще не охотилась, у нее выдержка твердокаменная. Всё равно, никогда Антон даже не намекнет, что за выбор предложил ему глава клана Ингмар, старый кот, революции и войны видавший.

Кивнул:

— Всё нормально. Нам помогут. Я договорился. Завтра схожу к Ингмару, он скажет, что делать.

***

В Нововерске, на пересечении улиц Ленина и Борцов Революции, стоит скромненький серый домишка в два этажа, планировки в виде буквы "с". Домик уже лет сто как находится в аварийном состоянии, обветшал, кое-как намазанная краска облезла, обнажив серые панели. Стекла в окнах пыльные, щедро изукрашенные трещинами в синей изоленте и скотче. Единственное приличное во всем здании — мраморная мемориальная табличка на углу. Белая, с надписью когда-то позолоченными буковками: "Памятник истории федерального значения. Здесь с 1906 по 1917 год находилась подпольная квартира отдела РСДРП(б), а в 1918 году располагался штаб по борьбе с контрреволюцией и выпускалась газета "Красный путь". Охраняется законом."

Антон тупо перечитал надпись, наконец, сообразил, что может означать аббревиатура "РКП (б). Коммуняки. Еще разок обогнул здание, полюбовался на заросшее грязью оконце подвального помещения и решил, что коммуняки нынче не в чести. А вот контрреволюция явно победила. С сожалением отбросил почти до фильтра скуренную сигарету, подумал, не достать ли новую, но на часах было без пяти пять, а назначено на ровно. Пока подымешься…

Изнутри зданьице оказалось не столь безнадежно. Хороший паркет, солидная мебель, на входе секьюрити — амбал в два Антона толщиной и со взглядом садиста-профессионала. Впечатление несколько портил стойкий запашок перегара от мужика, но, может, тоже часть имиджа?

— Мне назначено. Антон Костин, — кивнул хорошенькой девушке на ресепшене. Та мельком глянула в ноутбук, пробежалась пальцами по клавиатуре.

— Клан, пожалуйста. С идентификацией.

Амбал надвинулся, оттирая плечом в уголок холла. Одновременно уловил слабый отблеск поднимаемого барьера. Словно бы Антон экстремист и сейчас вытащит из-за пазухи свой большой АКМ. Нехило у них с охраной. И на слово не верят, требуют подтверждения. Ну, если хотите…

— Клан Пантер.

И тут же перекинулся. Один миг, а мир изменился. Посерел и расцветился запахами. Секьюрити забыл сменить носки и курит "Беломор". Девчонка нервная оттого, что сегодня у нее "те самые" дни. Да, а духи она предпочитает вонючие, приторно-сладкие, дешевка. Оскалился, махнул хвостом — хватит? Или вас еще и укусить?

— Достаточно, — изрекла дамочка. — Вам вверх по лестнице, кабинет направо. Вас ждут.

Амбал проводил уважительным взглядом, дамочка на ресепшене слегка побледнела. Антон знал, что в звериной ипостаси выглядит куда внушительней, чем в человеческой.

Действительно ждали. Двое.

В кресле у стола сидел Ингмар, прихлёбывал чай. Второй, по виду ровесник Антону, сидел за столом, и, внимательно вглядываясь в монитор компьютера, лихорадочно дергал мышку по коврику. Динамики тихонько попискивали и хрипели.

"Играет. В стрелялку какую-то или гонку", — догадался Антон.

Впрочем, при появлении Антона занятие свое игрок прекратил, отпустил мышку и выпрямился в кресле.

— Господин Костин?

Кивнул в знак согласия, еще один кивок бросил Ингмару в качестве приветствия.

— Замечательно. Позвольте представиться, Олег, Координатор по Сибирскому округу.

Антон удивился, конечно, но ничем удивления не выдал. Олег, значит. Координатор. Мужчина лет тридцати, с азартом изничтожающий виртуальных монстриков, родился на самом деле где-то в позапрошлом веке и вполне мог сопли главе Ингмару подтирать. Кивнул вторично.

— Что, Антоша, надумал, значит? — подал голос главный кот клана. — Давайте сразу к делу. У меня сегодня еще важная встреча. Кстати, Олег, ребята волнуются, тебя требуют. Чуть до драки не дошло. Каждый одеяло на себя тянет.

— Разберемся. Сначала с вашей лицензией утрясем. Так что, господин Костин, вы подтверждаете свое требование, заявленное в устной форме главе клана? Берёте ответственность на себя и подтверждаете, что принимали решение, находясь в твердой памяти и здравом уме?

Дальше Антон подписывал какие-то бумаги, чем-то клялся и что-то подтверждал. Получал инструкции. Выяснилось, что придется уехать. В какой-то Заречец, в какое-то специальное место. Наконец, помурыжив минут двадцать расспросами насчёт серьезности решения и готовности отвечать, выдали два разрешения. К тому времени Антон уже весь взмок и сам не знал, серьезно ли он всё это затеял или в последний момент… Нет, на последний момент права у него не было.

Первое разрешение оказалось на проведение обряда и выглядело казенной справочкой из какого-нибудь СОБЕСа. Даже печать стояла — слегка смазанная синей штемпельной краской. И за размашистой подписью Координатора Олега.

Вторая выглядела куда солидней — собственно даже не разрешение, а целая подшивка из трех личных дел. Три досье на людей, которые, как Антону объяснили, в ближайшее время всё равно должны с наибольшей вероятностью погибнуть, а так хоть польза будет. В общем, выбирать любого.

Антон кивнул, свернул досье трубочкой и сунул во внутренний карман куртки.

Сказал или не сказал "спасибо", позже не сообразил, а уже дома внезапно понял, что лица Координатора не помнит. То есть тот вроде светловолосый, голубоглазый… или нет? Русый и смуглый? Впрочем, какая разница. Шифруются, как умеют. В конце концов, Координатор итак фигура почти мифическая. Наверно, есть резон.

На пороге дома уже и думать забыл про Олега и прочие клановые дела.

— Ин, мне нужно будет уехать из города, надолго, на две недели приблизительно. А вас со Славкой ко мне потом переправят. Буду заниматься подготовкой обряда. Может, взять няню тебе в помощь?

— Справимся. У Лены отпуск с понедельника, она обещала приехать помогать. Не трать лишние деньги, — инкино лицо просияло решительной надеждой. Ей только и нужно было, чтобы сказали — шанс есть. А дальше она сама.

Знала бы она, сколько этот шанс стоит.

Досье были до неправдоподобия подробные, включая совершенно бесстыжие самые мелкие детали. Например, про первого кандидата в жертвы, некоего Виталия Захарова, Антон узнал, что тот привычку имеет надираться в полном одиночестве по субботам и затем при должной кондиции гулять по двору и гонять бабок, а после целое воскресенье опохмеляться и слезно вымаливать у тех же бабок прощение, но уже в понедельник являться на работу как ни в чем не бывало, при костюме и в свежей сорочке. В общем, понятно, если брать, то брать тепленьким и в квартире где-нибудь вечерком в субботу. Откроет как миленький. Еще и составить компанию предложит.

Второй кандидат порадовал полной неудовлетворенностью своей сексуальной жизнью и через это привычкой клеить женщин на одну ночь в каких-нибудь дешевых придорожных кафе. Как следствие, переболел гонореей и ещё чем-то из "букета" богини любви.

Третьей жертве всего двадцать пять. Миловидная довольно, и единственная из троих внушала Антону стойкую симпатию. Сразу видно, девочка серьезная и порядочная, а из "бесстыжих" мелочей разве что привычка читать и грызть одновременно какие-нибудь сладости в постели.

Странно, но пока кандидатов жаль не было. Может быть, оттого, что у того же Виталия помечено — в ближайшее время должен будет в пьяном виде забыть потушить сигарету, спалить квартиру и задохнуться в дыму… Девушку вроде собьют на дороге.

Или потому, что Слава проснулся и за стенкой просил маму почитать сказку.

***

Луна висела в небе толстая, тяжелая, до окончательной полноты ей не хватало нескольких дней.

Висеть-то висела, только вряд ли кто её видел. Небо затянуло толстым одеялом облаков, снег… не снег даже, так, крупка, сечёт с самого утра, никак толком не организуясь в нормальный снегопад. Но луна всё-таки почти назрела. Антон её прекрасно чувствовал. В такие дни он всегда ощущал неприятную тревогу, дань своей второй, животной природе, тосковал даже. Нечто, смутно называемое "голосом крови", настойчиво звало… куда-то. Кого-то выслеживать, загонять, пить чью-то еще горячую, дымящуюся в ночи кровь.

Впрочем, сейчас было слишком холодно, чтобы всерьёз мечтать об охоте. Да и не охотился Антон на самом деле ни разу в жизни. Так, домашнего кролика загрызть, когда очень хочется, или голубей погонять. А где под Нововерском вообще охотиться? Бежит дикий зверь от города, за свою шкурку опасается.

Антон стоял в подворотне, под козырьком, курил и смотрел на мельтешение крупки вперемешку с нормальными хлопьями в воздухе. Подворотню неумолимо заметало, мусорные бачки скрылись под белыми шапками, далекий фонарь светил натужно, сквозь полудрёму. Оставалось еще приблизительно двадцать минут.

Антон ждал.

Вот как восемь лет назад. Даже погода стояла такая же, разве что снег чисто символический. И, конечно, была луна.

…Реку просто выморозило до дна. Рекордно холодная зима, сказали синоптики. Димка, идиот, опять где-то застрял, задерживался уже на час почти. Антон пританцовывал на снегу, лапы мерзли неимоверно, всё-таки пантеры не слишком приспособлены жить в Сибири. Дрянь тут, а не жизнь пантере, если откровенно. Ну Димка, ну, козёл, если окажется, что опять застрял у подружки — прибить гада на месте. Отморозил мягкие подушечки, когти застекленели, лишний шаг сделать боишься — сломаешь к саатовой матушке. Пять километров от города, в паре километров — поселок с красивым и лживым названием "Райское". Там есть магазин, только ночью не работает, конечно. Даже забежать погреться некуда.

Антон решил ждать еще десять минут, а потом валить назад, домой. Хруст снега заслышал издали, мягко отошёл к кустам, слился с темнотой, но всё же любопытно. Шаги легкие, испуганно-быстрые, ровные. Женщина. Чего женщине делать среди ночи в двух километрах от деревни? Затаил дыхание, позволил себе высунуться — всё равно она в темноте вряд разглядит. Девушка молоденькая оказалась. Красивая. Не обычной красотой молодости, не свежестью, а такая… правильная, что ли…. Настолько, что аж дух перехватило.

Такая вся… Глаза большие, в мохнатых ресницах, а с ресниц легкий снежок смаргивает, но он тает, оседает капельками — как слезинками, на щеках. Губы ласковые, изогнутые луком. Носик ровный, небольшой… Кукла или картинка… Как-то так. С ума сойти, чтобы такое чудо — и среди леса! Ночью!

Наверно, по мозгам капитально шарахнуло, потому что на тропку вышагнул, не подумав абсолютно. Она вполне ожидаемо взвизгнула, отшатнулась, уронила сумку в снег. И неожиданно — упала. На четыре лапы. Чёрная, желтоглазая, тонкая и легкая — и пантерой тоже красивая. Мельче гораздо Антона, моложе года на два, вообще скорее игрушечная, чем хищная. И зарычала тоже не угрожающе, а недоуменно и с заметным испугом. Что, дескать, делаешь здесь, чужак? Мне удирать со всех ног или пощадишь?

Он забыл про Димку начисто. Привёл девушку домой. Там в порядке "антистресса" достал валерьянки. В клане столь вредных наклонностей не поощряют, но Антон, как и всякий уважающий себя студент, держал дома некоторое количество "дури". Нюхнули. Ну, молодые еще были, дураки.

Хмельная Инна — имя тоже красивое, необычное — очень мило морщила лоб:

— Антон, а, Антон? А вот отчего у тебя глаза черные? Ты что ли этот… сын гор? Грузин? Или чечен? Ой, а я боюсь тебя, Антон!

Антон кивал, "подтверждая" самые черные иннины подозрения — да, сын гор. Сибирского розлива, правда, и вообще никакого отношения к горам не имеет, просто затесались вот в предки какие-то чернявые. Но в душе ого-го, конечно! Да, и танец с саблями спляшу, эту, как её, лезгинку! Или это не лезгинка? А плевать! Вот Хачатуряна поставим, сабли раздобуду, станцую как пить дать! Ты только это… приходи еще?

Вдрызг уже пьяная, совсем к "дури" непривычная, мягко улыбалась, чистые родниковые глаза со дна отдавали зеленцой, Антон всё смотрел… Он тоже был изрядно пьян, и он не знал еще, что такие же точно глаза будут потом у сына Славки. Но влюбился уже тогда. С пьяных глаз чудилось — Инна какой-то дивный эльф, который с первым лучом солнца исчезнет. С пьяных глаз, конечно…

Да, а ночь была совершенно такая же, как сегодня. Холодрыга, только сигарета и спасает. Метель, наконец, разродилась. Снег бесновался в воздухе, в водосточной трубе выл ветер, скрипела какая-то хренотень над головой, опасно раскачиваясь на хлипких петлях. Однако от снега и ветра защищала. Саат побери, да когда уже она появится? Она ушла из дома приблизительно полтора часа назад, след имелся, и четкий еще… Должна уже возвращаться.

Заречец этот — дрянной городишко. Мелкий, правильный и сонный, словно бы застывший в одном своем времени бронзовых бюстов вождя мирового пролетариата, ноябрьских демонстраций и огромных алых звёзд на макушках районных ёлок. Город перешептываний за спиной и вездесущих старух с тросточками и клетчатыми сумками. Приехал сюда четвертого дня, а уже вчера расслышал, как соседка снизу прошипела в спину "нехристь". Нет, не спорит никто, нехристь, среди пантер вообще мало христиан. Больше как-то почитатели Саат Справедливой. Хоть это тоже бабьи сказки. Если бы она существовала, Антон сейчас не смолил бы на морозе в ожидании первой своей человеческой добычи. Она бы помогла.

А так Антон сам себе помогал.

И дождался-таки.

На миг остолбенел, очень уж на Инку восьмилетней давности издали смахивала. Такая же узкая, стройная, чертами лица издали даже походит. Был порыв смыться отсюда, попробовать ещё разок Виталия Захарова обработать. Пьянь несчастная, не жалко таких, хоть расстреливай. Только дверь, сволочь, не открывает. А времени уже в обрез.

Отвод глаз работал исправно, девушка мужчину в кожаной куртке и вязаной черной шапке не замечала в упор. Но, видимо, что-то чувствовала, потому что ускорила шаг и торопливо зашарила в кармане. Удивительная восприимчивость — может, какие-то спящие способности? Но засвиристел телефон у жертвы в кармане, она расслабилась, защебетала в трубку, отвлеклась.

Тогда подошёл ближе, перекинулся и опустил морок.

Ударил когтями. В последний момент сделалось совсем жалко, да и женщину обижать…

Сориентировалась слишком быстро для женщины. Резануло по глазам так, что чуть не сдох. Баллончик чертов!

Нужно было для верности куснуть, но царапин должно хватить. Буквально упал в морок обратно и тёт, тёр горящее лицо до искр из глаз, только бы не нюхать проклятой вони. Жертва меж тем повыла в снегу, посидела, раскачиваясь из стороны в сторону, как катотоничка, схватила сумку и бодро зашпарила домой, потеряв с Инной всякое сходство. И славно. Вообще всё славно складывалось — и подкараулил, и инициировал.

Теперь только ждать. Неделю или десять дней. Она должна достаточно свихнуться, чтобы стать пригодной к обряду. А она свихнется, без мастера инициированному никак нельзя. Оборотень по рождению перебьется как-нибудь, перетерпит еще, а вот…

… Антон искренне ненавидел своего наставника. И одновременно обожал, как обожать мог бы только мальчишка лет двадцати, какой-нибудь зеленый солдатик — генералиссимуса Суворова, скажем, или генерал-фельдмаршала Кутузова. Как две одинаково сильные и совершенно яростные эти эмоции могут уживаться бок о бок, Антон никогда не давал себе труда задуматься. Так было, и так было со всеми. Дрессировщика нельзя любить, потому что он ломает твою психику под основание, но и ненавидеть тоже нельзя — он делает тебя тем, что ты есть и чем ты будешь. Антон был оборотнем от рождения, он и представить себе не мог, что бывает иначе.

И то окончательное оформление котом далось тяжело. Дрессировали его полгода, что ли. Обычное дело — с начала полового созревания молодняк словно с цепи срывается, начинаются грызня, помешательство, проснувшаяся сексуальность неконтролируемо выливается в большие проблемы для всего клана в целом, а уж для родителей взрослеющего оборотня — форменные страх и ужас. С Антоном вышло несколько иначе, он вообще был мальчиком тихим и уравновешенным, поэтому под дрессуру попал только лет четырнадцати, когда ломать приходится уже почти сложившуюся психику, причем психику звериную.

Поймали Антона на попытке удрать в лес с целью, он как сейчас помнил — "жить как хочется и в жизни больше не видеть проклятые рожи". Это он родителей имел ввиду и учителей. Насчёт рож, впрочем, бабашка надвое сказала — сам Антон на человека походил мало. Сначала его посадили на цепь — ну, тут, ясное дело. Первые часы дико злился, чуть не выдернул крюк, к которому цепь была пристегнута, потом присмирел и даже начал чего-то соображать. Например, попытаться стащить ключ. И, ага, всё-таки слинять в лес. Не вышло.

Все чувства обострились до предела.

Слышал мышь, шурующую в подполе, слышал нервный разговор родителей где-то очень далеко, за кучей стен и дверей, слышал лес. Видел темноту, которая оказалась совсем даже не темнотой, а переливами от темно-серого к самому нежному жемчужному. И пахло — пылью с тонкой пудрой мела, плесенью сладенько и чуть приторно, вареньем в банках и пластиком крышек, чаем с мятой, холодным старым кирпичом, остро — перцем и еще какими-то приправами… По улице прошла, пахнущая тепло и вкусно — пища. За пищу могли бы сойти мыши из подпола, могло бы мясо с кухни, только желудок сводило — тянуло попробовать настоящего… Цепь короткая. Крюк вбит намертво. Стены толстые.

Знал, но проверял, проверял и проверял — вдруг подастся стена, или вылетит крюк, или в порошок рассыплется цепь.

Устал. Лег и заскулил.

Пришли ботинки. Под самый нос сунулись.

— А ну посмотри на меня. Я говорю — посмотри, — тихо, спокойно приказали.

От пришедшего пахло мылом, свежей рубашкой, оливковым маслом и совсем чуть-чуть — валерианой. Этого чуть-чуть оказалось достаточно, чтобы жадно принюхаться в предвкушении.

— Ну? Не нервируй меня раньше времени.

Поднял морду — раздражал мужик. У мужика были желтые глаза, пах он взрослым самцом, означал опасность.

— Молодец. А теперь слушай меня. Я твой дрессировщик. Сделаю из тебя человека. Я буду говорить, а ты будешь выполнять. Скажу ползти — поползёшь, скажу жрать — будешь жрать. И блевать я хотел на твое мнение. У меня таких как ты щенков уже штук тридцать было, я вас даже по именам не запоминаю. Вы для меня никто, нелюди. Чтобы я запомнил тебя по имени, ты еще должен стать человеком.

Хотел ответить, что не больно-то надо, вообще чтобы пошёл, куда всех посылают, но дрессировщик успел раньше.

Он был пьян. И вообще трезвым, как выяснилось, бывал крайне редко. Разве что в день, когда отпустил Антона домой, впервые назвав Антошей. До этого были "сопливец" и "щенок".

Но вообще-то время дрессуры Антон только в кошмарах припоминал.

Особенно каскады трансформаций и мучительную для пантеры обязанность читать Вергилия три часа подряд, сидя над куском свежего мяса, а потом быть отправленным спать на голодный желудок.

Дрессировщик — это такая профессия. Ломать и строить заново. Но еще и склад характера. Они все психи, им нельзя быть другими. Они удерживают пубертатных, озверелых подростков на грани вменяемости и человечности.

Не от хорошей жизни пьют.

На них клан держится. Как на атлантах.

Глава 2.

Зато Антон понял, отчего дрессировщик Влад имел привычку постоянно находиться в состоянии легкого, но ощутимого опьянения. Ему вообще многое сделалось понятным — из того, что раньше злило, выводило из себя, обижало в поведении наставника.

Как говорится, пока сам не попробуешь…

Но сначала было — возвратился к себе в половине десятого. Незаметно проводил девушку до дома, подстраховал, чтобы действительно — не попала под машину случайно. Хотя какая машина в такое время? А мало ли.

Отчитался Ингмару.

Спать пока не хотел, от нечего делать примерно с час пялился в телевизор, потом минут пятнадцать разговаривал по телефону с Инной и даже со Славкой. Пообещал сыну привезти в качестве "гостинца" какой-то там трансформер и несколько компьютерных игрушек. Напротив окна висела та ущербная луна.

По первому каналу гнали мочилово с сисястыми блондинками, по второму — очень умный, очень явно слышащий глас народа депутат распинался в своей любви к этому самому народу, а умиленный ведущий сюсюкал про политику в области культуры. Слушать тошно.

Выключил к чертовой матери, принялся шарить в книжном шкафу, дивясь непритязательности вкуса квартирной хозяйки. Море дешевых любовных романчиков в мягких обложках, уйма книжек по "нетрадиционной" медицине, поразившая воображение Антона "Большая книга тонких материй". Из любопытства пролистав, почти сразу наткнулся на свое изображение. То есть — натурально. Роскошная цветная фотография пантеры, сладко дремлющей на ветке баобаба, что ли. Ну и подпись соответствующая — дескать, оборотень в своей звериной ипостаси. Ну и рецептик, как обезопасить себя и свое хозяйство от мерзкого создания. Рассмешили, честное слово. Оказалось, нужно всего лишь развесить по дому метелочки полыни, освященные в церкви в дни сплошной седьмицы. Ну и при себе пару вонючих связок таскать. Тоже мне, напугали ежа голым профилем.

Впрочем… Пожалуй, Антон действительно побрезговал бы закусить жратвой, от которой несет полынью за версту. Ладно, ваша взяла. Развешивайте метелочки.

Почитал еще, попутно выяснив и про свое начальство, которое, как-никак, оборотень рангом повыше, и про злобных чародеев, они же — магически одаренные, и про вампиров… Нет, познавательная книжка. Нужно будет потом жене показать. Если всё получится.

И всё-таки лег спать.

И пахло снегом и хвоей, под лапами хрустел наст. Добыча была близко, и можно было её уже ухватить, а желудок сводило от голода, да вот… Не слушалось тело. Странное оно было, совсем не такое, каким должно было быть тело взрослого самца в самом расцвете сил, опытного и ловкого. Тело оказалось легкое, детское какое-то и непослушное. Всё пыталось упасть на спину и вываляться в снегу или вот проследить след лося, хотя, ясное дело, не завалишь его. Но… голые инстинкты. Краем сознания Антон еще помнил, что вроде как спит, принимал странную раздвоенность как должное, только всё равно чувствовал себя непривычно. Перекликнулись куропатки над головой. Поднял морду, поглядел на небо — оно было черное, в звездах, в переплетении еловых лохмотков, очень глубокое. Снег — хрустящим и мягким, звериный дух — близким и желанным. И это, конечно, был сон, а во сне много позволено, поэтому даже понравилось, когда вдруг ухнул филин, тяжко срываясь с ветки, обдал насиженным снежком и улетел — огрызнуться на него, подпрыгнуть, чтобы знал, старый хрыч…

Хорошо было. В кои-то веки.

Проснулся от противного визга. Вопила квартирная хозяйка, за какой-то надобностью в такую рань сунувшаяся к Антону в комнату. Что же ты, дура, орешь?

А орать у нее были полные основания — зашла в комнату и вместо постояльца на кровати обнаружила большую черную кошку.

Отпаивал хозяйку коньяком за пятьсот рублей из магазина напротив, под это дело с элементами легкого морока аккуратно убеждая, что никакой кошки не было, просто в полутьме показалось. Света-то не было? А утро-то раннее? Ну вот и почудилось. А вот давайте-ка лучше за вашу дочь выпьем. Она ведь у вас как, замуж вроде выходит? Вот, от меня, значит, пожелание ей всяческих благ. Так сказать, респект…

Ну и, видимо, траванулся. Чёрт его знает, как. Может, коньяк паленый был. Хозяйка уже спала сном праведницы, начисто забыв про всяких там пантер, а Антона выворачивало над хозяйкиным унитазом. С полчаса примерно. Потом вроде как отпустило, зато чертовщина началась.

Непонятного происхождения зуд. Под кожей, в мозгах ли, не разберешь. Впрочем, почти тут же зуд перетёк в тревогу, а та обросла неистовую жажду деятельности. Чем-то занять руки, куда-то идти. Промелькнула даже мысль позвонить Инне или старому коту. Исключительно удостовериться, что не сходит с ума. К вечеру беспокойство достигло критического уровня, тянуло упасть уже на лапы и вынюхать источник опасности. Опасность казалась разлита в воздухе, каждый шорох бил теперь по нервам, от каждого стука на кухне бросало в пот. Ненормальное такое состояние, болезненное… Антон списал на коньяк.

В квартире стояла невообразимая духота, проспавшаяся хозяйка охала и изумлялась своему внезапному "запою" вдвоем с симпатичным — но не до такой же степени! — квартирантом. Похоже, причин "пьянству" она уже не помнила. Ну и славно.

— Зоя Петровна, я по делам, — собрался, взял свой комплект ключей и отправился бесцельно бродить по улицам.

Опять шёл снег. Приятным он не был ни в коем разе, а был тяжелым, влажным, липким — значительно потеплело. Желтые фонари оплывали парафиновым светом, редкие витрины пока еще слабо теплились неоном, но на дверях уже повисли таблички "Закрыто". Прямо как в нормальных городах, блин.

Курил, злился, разглядывал полузаметенные снегом мемориальные плиты на домах…. Думал. И про коммуняк, которые тут каждый угол… пометили, и про Славку с Инкой — как они там? Про квартирную хозяйку, замордованную серую женщину годам к пятидесяти, про девушку Алину. Про то, что уже проголодался изрядно, про…

— Эй, мужик, сигаретки не найдется?

На этот раз тонкий пантерий слух подвел.

Их было двое, вышедших из-за угла. Плечистые, в неопределенного покроя и цвета куртках, в кепках, надвинутых на глаза — наитипичнейшая уличная гопота. Настолько правильно гоповская, от манеры цедить слова до почти театрального плевка того, который слева, что Антон растерялся.

— Не курю, — а у самого пачка в нагрудном кармане топорщится.

— Да? Ниффигассе… Колян, ты глядь, — тот, что повыше и поплечистей, едва слюну не пустил от предвкушения предстоящего развлечения. — Совсем оборзел…

Второй усмехнулся нехорошо, придвигаясь ближе, расправляя свои тоже немаленькие плечи. На вид паренек лет двадцати — двадцати двух. Самый пакостный, дурной возраст. Мозги телячьи, а руки чешутся. Удивительно, но никакого страха Антон не почувствовал. Только раздражение. И есть очень хотелось. Отстраненно подумалось, что действительно, всё выблевал, желудок-то пустой.

— Ага, оборзели…

Антон был голоден. И зол. И траванулся с утра. И чувствовал нутром, что что-то во всей этой типичной в общем истории напрягает, только не мог понять, что именно. Ну, кроме самого факта агрессии, разумеется.

— Понаехали здесь, — веско сообщил первый, нарочито небрежно расщелкивая складной ножик. У парня глаза под козырьком кепки оказались льдисто-холодные, не такие, какие должны быть у вошедшего в раж подвыпившего уличного подонка. И он выглядел лет на пять старше своего радостно скалящегося приятеля. Видимо, в паре за главного. — У себя, значит, стесняетесь, а к нам приезжать засирать — ничо, можно?

Как эти двое подошли, Антон не слышал. Двигаются слишком уж плавно, как нормальные пьяные гопники никогда не сумеют. И глаза у второго паренька, теперь только разобрал, не от фонаря желтые, а сами по себе. Еще понял, что сейчас его собрались убивать. На самом деле. Лезвие желтенько блеснуло и у сопляка. Не кастет, не бейсбольная бита, не ногами в пьяном разудалом веселье… Сложилось воедино и проняло.

И вот тогда испугался. А когда Антон пугался, он делался очень злым. И позволял себе лишнее.

— Вы кто вообще такие, ребята? Ходите, приключений на задницу ищите?

Сопляк непроизвольно отшатнулся, сдвинулся на периферию. Тянуло перекинуться полностью, но Антон позволить себе такой роскоши не мог. Всего лишь оскалился и принюхался… Знал — загрызет насмерть, стоит только упасть на лапы. Обоих. Кто вы у нас тут? Волки? Ну, этот, периферийный, положим, вообще волчонок…

— Слыш, мудак, ты чо, вообще оборзел? Ты на кого пасть разеваешь? — сплюнул старший. Он всё еще пытался изображать перепившего придурка и в упор не видеть признаков трансформации у жертвы. Только тщетно — его менее выдержанный приятель уже щерился вполне волчьей пастью. Того и гляди, в шкуру прыгнет.

— Клан волков, если не ошибаюсь. Значит, разжигаем межклановые конфликты? Нарушаем Хартию? — прищурился, оценивая волчонка. Старший сразу посерьезнел и вдруг сделался строгим-престрогим. И то сказать, обвиненьице на трибунал тянет.

— Не мы первые начали, мужик. Мы, типа, ночной дозор. Видал такое кино? Вот мы, типа… интересуемся. И мы в свое праве. Второй день у нас тут бродит оборотень в состоянии ломки. Чужой оборотень, не наш. Кошак…

На последнем слове скривился с непередаваемой брезгливостью.

— А я похож на оборотня в стадии ломки? Я-то здесь причем? — услыхав про кошаков и "типа дозор", слегка расслабился. На груди пригрелась справочка от Координатора Олега.

— А вот мне тоже интересно. У вас что, кошак сбрендил, а вы его сюда сбагрили, типа, на пастбище, бля? Типа, чтобы свою территорию не засирать, а трупы на нас списать?

Волк тоже балансировал на грани. Сопляк вертелся под рукой, возбужденно поигрывая ножичком.

— Так вы собираетесь предъявить мне официальное обвинение? Или хотели тихонько прирезать, чтобы потом на быдло свалить? — нет, а умно вообще-то. Они и раньше так делали. Избавлялись от врагов типично простецкими методами, а сами потом белые и пушистые, и на их территорию не лазь.

— Еще не поздно, — ввернул малявка.

— А вот хрен вам, господа.

Триумфальное явление мятой бумажки за подписью координатора имело эффект разорвавшейся бомбы. Старший долго вертел разрешение в руках, только что на зуб не пробовал — поверить не мог, что "оборзевший мудак" находится в городе на законном основании.

Смотреть было — одно удовольствие.

В конце концов разочарованно возвратил документ, на лице его легко читалось искушение выкинуть ее к такой-то матери, а кошака всё же прирезать. Для профилактики.

— Идем, Толя. Этот легальный. Не наша клиентура. Нужно дальше искать, — кисло кивнул. — Но, бля, только попробуй нам тут вы…..ся, и не посмотрим, что справка! Уроем на фиг. И своим стучать не смей. Это наша территория.

Антон ухмыльнулся, демонстративно упал на лапы. Рыкнул на волка и пошёл дальше. Пошёл охотиться. А вот нечего было злить. И вообще — шикарно. Котом пройтись мимо двух псов, у которых близок локоток, да не укусишь — разрешение Координатора.

***

Домой Антон возвратился только под утро, ощущая себя счастливым и пьяным. Пришел человеком, но только по темному времени суток никого не напугал и до инфаркта не довёл. Весь грязный, бурые пятна на темно-бежевой болони куртки, глаза бешеные, еще ошалелые… Встреть такого в темном переулке — на всю жизнь впечатления.

Славно поохотился.

Скинул куртку, свитер, кроссовки, завалился на кровать, провалился в каменно придавивший сон. Во сне вздрагивал, куда-то бежал, что-то хватал, с кем-то боролся… Дурел от запаха свежей крови. Ощущал себя то маленьким и слабым, как едва родившийся котёнок, то вдруг — сильным и непобедимым, большим, грозным… Упивался собственной властью, брал след, кого-то выслеживал. Потом бросок — и теплое, вкусное билось, придавленное… Попискивало. Лес отдавал песьим привкусом лисицы, сытным тёплым кроликом и глупой жирной куропаткой… Очень-очень далеко лаяли собаки, но их не боялся — любой шавке перегрыз бы глотку, не задумываясь. Тем более к городу по своей воле и близко бы не подошел. А собаки там, в запахе гари, копоти, бензина и выхлопных газов.

Проснулся опять котом, слава богу, дура-хозяйка больше в комнату к постояльцу не суется. Проснулся, сладко потянулся всем телом до самого кончика хвоста, с наслаждением припомнил сон про охоту и лес… Потом взглядом упёрся в залитую кровью куртку и понял, что не помнит… Не помнит, что делал ночью. Про дефиле перед волками помнит, а вот дальше…

Подскочил, перетекая автоматически в свою двуногую ипостась, заметался в поисках остальной одежды и объяснений, выскочил в коридор, намереваясь бежать к хозяйке и убеждаться в её, хозяйки, наличии, целости и сохранности…

Телефон зазвонил. Экранчик ожил заставкой — роскошная пантерья морда скалит длиннющие зубы. Ингмар.

— Антон? Антон, ты в порядке? Почему не позвонил вечером? — связь барахлила, трещала и "квакала", и с уверенностью Антон сказать не мог, но, кажется, у главы клана неприятности. Или не у главы? Под ложечкой засосало неприятно — Славик? Инна? Мало было непонятного происхождения крови на куртке?

— В порядке. Что-то случилось?

— Нет, ничего, в общем… Я вот о чем. Я же совсем забыл предупредить. Заречец — территория волков. Осторожней, ладно? Ты как, не встречался еще?

— Было дело, — напрягся. Забыли предупредить, значит. Ну да, бывает. Пять дней уже здесь, а вспомнили только сегодня. Или уже официально настучали, по головке огрёб наш мудрый глава?

— И… как? Не обижали? Нормально? — нет, однозначно, темнит.

— Нормально. Просто поговорили. Ночью сегодня. Они, оказывается, улицы патрулируют. Говорят, типа ночного дозора. Книжек перечитали и фильмов пересмотрели. И мне вот интересно, это вообще-то законно?

— Ну, как тебе сказать… — в телефонном голосе явно сквозило облегчение. Видать, просто боится обострения отношений между кланами. Волков больше, волки сильней. И еще серые — маньяки конченые, ни себя не жалеют, ни других. А чего им жалеть — у них в одном помёте до пяти щенков случается, их рождаемость даже на уровне Координаторской ограничили. — На свой территории они вроде как могут вводить свои порядки. В каждом клане свои законы и свои нормы поведения — это ты знаешь. Но вот чтобы улицы патрулировать… Очень сомневаюсь. Я сообщу Олегу. А так ничего? Всё у тебя удачно? Самочувствие?

— Вроде бы.

Еще раз оглядел куртку, сглотнул.

— Ну и славно. При малейших осложнениях звони. Будут волки под ногами путаться — тоже звони. У тебя официальное разрешение.

— Ага…

Понюхал куртку — кровь пахла, как и полагается, металлически, горько. Теперь уж определить, чья она, не было никакой возможности. Зато от голода и медного привкуса пятен закружилась голова. В желудке обиженно буркнуло.

…Двадцатый век. Хронологическая канва. Комментарии Е.А. Никифорова выделены курсивом.

Примечание. Хронологические периоды выделены в соответствии с классификацией Васильева А.Н., изложенной в работе "Краткий курс истории Кланов", с. 26–28.

Начало "эпохи новой раздробленности".

15 мая 1976 — выход клана волков из состава союза. Односторонний отказ клана от исполнения всех обязательств. Прежде всего речь шла об обязательствах по ограничению рождаемости, отказе от инициаций в среде простецов, разграничении территорий влияния.

16-19 мая 1976 года — заседание чрезвычайного комитета по урегулированию вопроса обязательств. Начало раскола. Собрание претензионной рабочей группы выявило наличие внутри совета радикальных точек зрения — от полного отказа от союзного устройства до предложений по возвращению клана волков в состав союза насильственным путем. В частности, на первой из изложенных позиций стоят клан пернатых и два паттерна клана львов, на второй — клан пантер. Представитель последнего Ингмар Олафсон являлся на тот момент неформальным лидером союза, обладал наибольшим авторитетом постоянных членов совета и претендовал на получение статуса Координатора.

20-23 мая 1976 года — усиление центробежных тенденций, формирование оппозиционного крыла. Кризис власти, отказ Координаторов от исполнения обязанностей. Оппозиционное крыло формируется во многом под влиянием идей "областничества", очень популярных в середине шестидесятых годов среди молодняка кланов. Суть идеи заключается в возможности автономного существования кланов в границах своих территорий без какой бы то ни было координации совместной деятельности. Как мы видим, в дальнейшем идея легла в основу идеологии обособления, приведя к трагическим для кланов последствиям.

23-30 мая 1976 — углубление кризиса, односторонний выход из союза кланов пернатых, львов, рысей и группы экзотов. Фактическое прекращение существования союза, так называемые "глухие заседания" — последние заседания совета проводятся в составе пяти-семи членов и фактически не имеют законной силы.

31 мая 1976 года — официальное заявление о прекращении существования союза.

1976–1977 годы — "феодальная раздробленность", обособление кланов в рамках границ ареалов. Карта ареалов — см. вкладку 2.

1977–1989 годы — клановые войны. По неофициальны данным в результате войн и локальных конфликтов пострадало от десяти до пятнадцати тысяч человек, включая мирные паттерны. Наибольшее число жертв в кланах волков, пантер и львов. Минимальные потери — у клана пернатых.

1989–1993 годы — начало процесса объединения.

1993–1995 года — выработка единой законодательной базы нового союза. Формирование нового Координаторского кабинета. Пересмотр границ ареалов кланов.

Новейший период.

19 декабря 1995 года — провозглашение нового союза, принятие союзной Хартии. Введение штрафных санкций в отношении зачинщиков большинства конфликтов: ограничение рождаемости в клане волков; сужение ареалов влияния клана пантер; изъятие половины угодий у клана львов.

май-август 1997 года — конфликт…

***

В том же магазине купил коньяка — еще три бутылки, раз попробовал уже и вроде как жив. Бред всё это, что морфам нельзя пить. Бывает кое-что похуже патологического опьянения. Факт.

Потому что поехала крыша. Ту-ту. Инка звонила, долго тупо вглядывался в дисплей телефона, никак не мог сообразить, что за Инна. Потом вспомнил, испугался.

— … а Славику сегодня получше… Алло! Антон, ты слушаешь? Антон, ты там сам-то в порядке? У тебя голос какой-то… Простыл?

— Я в порядке… Работы много. Ин, я потом перезвоню.

Длинные гудки. Набор номера…

— Ингмар? Не Ингмар? А можно главу? Дайте мне Ингмара! Сейчас же! Девушка, вы что, издеваетесь?! Вы вообще кто? Секретарь? Извините. Извините, не кладите трубку! Очень прошу, передайте ему, что Антон звонил! Антон Костин! Это очень важно!

Совещание не может тянуться больше трех часов. Или может? Половина второго. Половина третьего. Половина четвертого…

Дико, жутко хотелось есть. Квартирная хозяйка за соседней стеной, только бы не вздумала ломиться в комнату к постояльцу.

Ингмар позвонил.

— Я так понимаю, началось?

— Что?

— Ломка началась. У твоей жертвы началась ломка, а ты, как инициатор, телепатически с ней связан.

— Что?! Повтори…

— Ты не нервничай, просто перетерпи. Ничего страшного. Со временем привыкнешь, научишься глушить. Не вздумай помогать ей переломаться. Иначе придется искать новую жертву.

Застонал, когда сообразил.

— Подонок ты, Ингмар.

— Я-то с чего? Я просил обряда? Я бумаги подписывал? Именно, что ты. И вообще, ничего страшного не происходит. Обычная дрессировка — только взгляд с другой стороны. Нравится на месте дрессировщика, а? Попробуешь, значит. Да, а прощения попросишь, когда мозги на место встанут.

— В ж*пу дрессировку! Мог сразу сказать!

— Всё это было написано в бумагах, которые ты так лихо подмахивал у Олега. Читать внимательно нужно.

— Что мне теперь делать?

— Переждать неделю. Потом выработается иммунитет.

— Я так кого-нибудь загрызу.

— А ты не грызи. Сиди в квартире и никуда не вылазь. И не вздумай — слышишь?! — не вздумай помогать жертве! Даже если очень захочется. Даже если сможешь. Никакой жалости.

Отбой.

Дура-хозяйка приходила раза три звать на ужин, дергала дверь. Но дверь запер на защелку и еще задвинул столом. Ага, стол, конечно, сумеет обезопасить женщину от голодного сумасшедшего оборотня. Внизу соседи смотрели телевизор, тот противно орал какую-то белиберду, зато хозяйка ушла к себе в комнату и там затихла. Сходил на кухню, выжрал целую кастрюлю чего-то, горячо мечтая о свежатинке, потом в голову стукнуло про какую-то там опасность, напугало едва не до нервного тика, последнее, что помнил — как прятался под кровать.

***

…Огромный серый волк метался по крошечной камере, тревожно поскуливая. Изредка замирал, подымая уши торчком — прислушиваясь к чему-то, только волк и слышимому. Прислушавшись, неизменно подскакивал к деревянной двери и начинал в нее скрестись и биться, огрызаясь…

Валерка Тыщенко последнее время плохо спал, сильно нервничал и очень много курил. Хотя отец, конечно, ворчал. "Курить — нюху вредить" — еще с детства утвердилось в памяти намертво. Оно понятно, вредишь. Только Андрюха пропал. Неделя как. За это время Валерка облазил все окрестные подворотни и подвалы, обнюхал близлежащие углы и столбы.

В тот проклятый вечер, часов около одиннадцати, ребята начали расходиться по домам. Сначала ушёл Костя, человек семейный, ему жена уже долго настойчиво названивала — та ещё мегера. После вместе засобирались Аня и Сережа, а Андрюха последним, значит. Еще полушутя отсоветовал провожать — вроде бы не девушка, чтобы по вечерам до дому прогуливать. За уступчивость Валерка и казнил себя всю последнюю неделю. Нужно было проследить. Андрей довольно много выпил, хотя бы поэтому. Мог ведь упасть в какую-нибудь лужу и замерзнуть. В общем, договорились, что, как придет домой, звякнет. Не позвонил, но сначала Валерка не слишком тревожился. Вполне в андрюхином духе возвратиться домой и даже не скинув кроссовки завалиться спать.

…Камера была темная, из единственного окошка под самым потолком тянулась неверная паутинка лунного света, и едва ли не невидимая луна так беспокоила зверя. Хорошенько оббив бока о дверь, волк становился в лужицу света, задирал тяжелую голову и хрипло подвывал. Тогда за дверью гремели цепью, топали и хриплый голос сообщал:

— Ну, ты, скотина! Я т-те ща! Вообще без жратвы окажешься!

Волк скалил клыки, но ненадолго умолкал…

Только с утра друг не отзвонился и трубку не брал, тогда Валерка забеспокоился. Ну а когда Андрей и двери не открыл… Валерка десятки раз прослеживал дорогу приятеля до подворотни на пересечении Масленникова и Стрельцов, след и спустя сутки оставался надежным. Но в подворотне Андрей словно сквозь землю провалился. След обрывался, как и не было. Еще два коротеньких вкрапления крепких запахов — и всё. Слишком мало, чтобы разобраться. На "прыжок" похоже, а "прыгать" Андрей умеет. Только не стал бы он в подпитии использовать телепорт, Валерка друга хорошо знал.

Так или иначе, но Андрей к вечеру не объявился, тогда Валерка позвонил его отцу, а больше что делать, не знал. Потому что нужно было просто проводить, и ничего бы не случилось. Подали в розыск, конечно. Только если уж андрюхин отец ничего не может сообразить, хотя у него связи ого-го…

И Валерка начал свое расследование. Ходил по ночам, выискивал те знакомые ноты, надеясь на чудо. Только слишком много запахов намешано в городе после рабочего дня и чуда не происходило. От клана ждать помощи тоже было бессмысленно — волки никогда не помогают магам, так уж сложилось. Да кто бы узнал, что Валерка с магом якшается — засмеяли бы. Поэтому Валерка искал друга сам, по ночам, тайком даже от родителей.

…Умолкал, укладывался в углу и вроде как задрёмывал. За задернутыми шторинами век мелькали смутные, тревожащие образы, в полусне зверь снова скулил и дёргал тяжелыми лапами. За стеной гремел подошвами ненавистный человек с шокером, он постоянно присутствовал в волчьих снах, но кроме тюремщика был еще кто-то…

Много раз возвращался в подворотню и начинал поиски заново, отчаянно принюхивался, обдумывал, припоминал, не было ли у Андрея каких врагов… Врагов не находилось. Зато всё-таки повезло. На перекрестке Ленина и Первого Мая ударило в нос резко теми самыми острыми нотами мужского пота, чеснока и перегара. Валерка довел след до остановки на Либкнехта, там ниточка резко заворачивала в строну частного сектора, становилась ярче, уже даже ночные выбросы местного химзавода не сбивали с толку… когда Валерка заметил человека. Человек стоял один у фонарного столба, пах уверенностью и спокойствием, выглядел самой естественностью — словно бы и должен вот так стоять под столбом посреди ночи. Дальше Валера поступил глупо, но ничего не сумел бы собой поделать при всем желании. К человеку его повлекло с невероятной силой. Подойти ближе, узнать, кто, зачем, почему, заглянуть в лицо под низко надвинутой кепкой… Лица он так и не увидел, человек напал первым, коротко махнул рукой, словно оглаживая по толстой шкуре, и этого мазка в глазах разом потемнело, от короткой боли перехватило дыхание — и всё исчезло.

… Во сне волк начинал чувствовать, что когда-то был человеком, что по утрам натягивал узкие, стесняющие движения тряпки, пил коричневую, остро пахнущую бурду, что всё это имело какие-то названия, но вспомнить не мог. Свое человеческое имя сообразить тоже не выходило, от мучительного напряжения становилось невыносимо тоскливо, зверь подскакивал, снова принимался обмерять шагами камеру, биться в стены, уставал и утыкался безнадежны взглядом в зарешеченное окошко под самым потолком. Там, за решеткой, волк это хорошо чувствовал, зрела луна. Тогда волк выл, расплескивая тоску по свободе. В ответ за соседней стенкой кто-то грозился пришибить.

***

Самоосознание распалось лепестками "она-он-мы" и сообразить, в какой момент кто из этого множества существует — никак не получалось. Еще трудней обстояло дело с "я". "Я" упиралось, никак не хотело вылазить на поверхность и отвечать, кто оно в конце концов — она, он или мы?

"Она" случилась нервная, глупая, напуганная до чертиков и неуютная. "Она" существовала в мире снега, неустроенности и заоконной зимы. "Она" сходила с ума, это хорошо чувствовалось, и быть "ею" всякое желание пропало, как только свежий снег сменился темной затхлостью и ощущением западни. "Она" совала морду в пыль каких-то коробок, чихала и спиной ждала удара. Еще она сильно волновалась, очень оголодала и уже убежала бы на охоту, если бы не непонятный страх.

"Он" нравился больше, но раскалывалась черепушка и во рту кошки свадьбу справили. Если же "мы", то сразу получалось и ощущение западни, и больная голова, и раздражение от присутствия кого-то постороннего, назойливого и постоянного. Сначала подумалось, что это дура-хозяйка, которую легко спугнуть, оскалившись. Но посторонний обнаружился куда более опасный и неприятный, он так и норовил причинить неприятность, боль даже, причем совершенно непонятно, зачем. Этот виделся большим, но каким-то бесформенным, слабым и тоскливым, и всё-таки отвязаться он него никак нельзя было. Почему, так и не разобрался. В его присутствии "она" постоянно плакала, скулила… "Я" металось и выворачивалось наизнанку, пытаясь впустить в себя хоть кого-то, но пока что только билось в голове в панике…

Антон с трудом разлепил глаза. Лежал на твердом, в темноте, в пыли и грязи, испугавшись, долбанулся лбом о деревянное, спросонья примерещилось — крышка гроба. Заметался и выкатился из-под кровати, дивясь, какими судьбами туда вообще занесло. Сощурился на яркий свет, понял — утро. Даже ближе к полудню. На глаза попалась початая бутылка коньяка. И это оказалось на диво хорошей идеей — приводить мысли в порядок под кофе с коньяком. Для кофе пришлось подниматься полу, натягивать футболку и джинсы, отодвигать стол и тащиться на хозяйкину до отвращения аккуратную кухоньку.

Хозяйка на кухне и обнаружилась, окинула неприязненно-оценивающим взглядом и явственно принюхалась. Похоже, уже вписала в ряды "хулиганов-алкоголиков-тунеядцев" и в скором времени попросит освободить помещение. Впрочем, Антон и сам сообразил, что пора бы снимать логово поукромней, желательно без подселения и с надежными железными дверями. И со звукоизоляцией.

Как там Ингмар сказал? Перетерпеть неделю? Подонок, конечно. Но, с другой стороны, раз уж глава так спокоен, может, и взаправду ничего?

Антон принял душ, после которого вдруг разморило, что кота на солнышке, с мрачной решимостью ополовинил бутылку и лег спать. Следующий три дня выдались удивительно однообразные — спать, пить, страдать над унитазом, мечтать загрызть идиотов снизу, идиотов сверху, идиотов на улице, идиотов… Периодически приходить в себя в шкуре, драть обои с голодухи и невозможности поохотиться, пить, снова спать, силиться вспомнить собственное имя, слушать проклятые телефонные трели. Слушать ругань и угрозы хозяйки из-за двери. Бегать до туалета. Стараться не думать о хозяйке.

На третий день хозяйкино терпение лопнуло. Она долго орала, надрываясь, о том, что "все стены попортил, урод", что "угораздило впустить алкаша и наркомана" и она "в суд подаст", а потом вдруг умолкла, странно изменившись в лице, и Антон сообразил, что в раздражении скалится на простячку, и выглядеть это должно жутковато. Без лишних слов собрал вещи, бросил на тумбу в прихожей деньги — которые за проживание и еще компенсацию — и ушёл. Других квартир на примете не было.

Зато в этом Задрипинске имелась гостиница. "Ермак" называлась. Фасад в пластике, а чуть ногтём поскреби — самая совковая общага. Узкие темные коридоры, десятки лет стоявший тяжелый гнилой дух так и не выветрился, за стойкой та же совковая баба неопределенного возраста, зато накрашенная — по ночному времени нарасхват будет. Таращилась в телевизор, по всей видимости, глубоко сопереживая какому-то там дону Маурисио, оторвалась от сопереживания с неохотой, лениво оглядела возможного постояльца с ног до головы, что-то в голове провернула, сообщила:

— Есть комната на втором, с удобствами. Только еще не ремонтировали. Триста рублей в сутки, за уборку отдельная плата. Подойдет? Будем смотреть?

— Подойдет. Смотреть не будем. Давайте сразу ключи.

— Как хотите. Просто если получше, с ремонтом, то это на первом этаже, и тут уже от пятисот рублей.

Видать, выглядел Антон и вправду непрезентабельно. Впрочем, всё же не настолько, насколько зашарпанным оказался номер. Обои пузырями, половицы паркета немузыкально скрипят, из тумбочки выпрыгнул целый взвод тараканов, кровать дышала на ладан. Дня три, не больше. Потом подобрать что-нибудь более приличное.

Тётка кинула ключи на стол, пробурчала что-то про горничную, которая заглянет через полчаса, и про ресторан на первом этаже, налево по коридору, и ушла. Горничная принесла белье, подмела пол…

Антон настроился терпеть еще трое суток.

Однако — не пришлось.

Глава 3.

— Слышь, Димка! А чего мы вообще тут торчим? — громким шепотом вопросил соседа паренёк лет восемнадцати, может, двадцати, с чертами лица деревенскими, мягкими и даже наивными. Растянувшись прямо на снегу, паренек глядел в высокое морозное небо и что-то задумчиво жевал. Небо пестрело крапинками звезд и пугало невыносимо ясной глубиной, какую в пыльном городе обычно и не встретишь. Просто зима в этот раз выдалась на диво — трескучая, злющая, метельная и заморочная. Как ударила на седьмое ноября, приморозив демонстрации на корню, так с тех пор и трясла несчастный город в ознобе. Город под глубоким ясным небом оброс сосульками, взъерошился сугробами и замер в ожидании оттепели. На оттепель, впрочем, в ближайшее время рассчитывать не приходилось.

— Серый, ты задолбал! Приказано, вот и торчим, — лениво отозвался сосед, названный Димкой, едва ли самого Серого намного старше. Глаза у парня в темноте казались странно желтоватыми и как будто даже светились каким-то диким внутренним огнем. — Старшой велел бдеть, вот и бди. И не задавай глупых вопросов.

— Да вряд ли тут что-то стоящее будет… — кисло протянул Серый. — Они там, значит, делом заняты, а нас сюда ткнули, чтобы под ногами не вертелись.

— Ну ткнули, и ткнули. Нам же лучше. Целее будем. Я вон у мамки один…

— Трусишь.

— Может, и трушу, — равнодушно отозвался Димка. — Не все ж такие на голову больные, как ты. И старшой наш не дурак, понимает, что если молодняк весь выкосить, то клан исчезнет. И тут уже без разницы будет, кто победит. Хотя, конечно, если мы на этом долбаном морозе себе размножалки отморозим, тоже ничего хорошего.

— Та-та-та! Ну какие мы разумные, когда до горячего дойдет. Сразу и про раз…

— Серый, — очень ласково, проникновенно перебил Димка. — Ну какой же ты придурок. Ты тут должен в ножки Ингмару кланяться, что тебя, молодого идиота, в самый дальний угол задвинули, не отправили пушечным мясом, а защищают, холят и лелеют, и сами разбираются со всеми проблемами. Или ты думаешь, что там, на передовой, волки тебя по головке погладят и…

— Да я этих волков одной левой!

— Я ж и говорю — идиот.

Димка гибко перевернулся на живот, подтянулся на четвереньки.

— Ладно, ты тут бди границу, а я до лесочка прогуляюсь. Что-то неспокойно мне.

— Ссышь, короче.

— Еще раз повторяю — меня твое мнение не интересует. После дежурства я намерен возвратиться домой целым и невредимым, успокоить мать и сходить к Вике. А больше мне ничего не интересно. Так-то.

С четверенек Димка подыматься не стал, задумчиво, по-собачьи втянул носом ледяной воздух и в один миг, рывком — на снегу оказалась большущая черная пантерища, раздраженно топорщащая усы и глядящая на Серого с заметным сомнением. Метаморфозы Серого не удивили ни капельки, не заставили даже обратить на себя внимание.

Пантера мотнула головой и глухо рыкнула. Серый изволил оторваться от созерцания звезд:

— Да понял, понял, не глухой. Здесь сижу и никуда не суюсь. Слежу, чтобы через границу ни одна вшивая псина не проползла, — со скукой кивнул и отвернулся.

Пантера рыкнула еще раз — дескать, от таких идиотов чего угодно ожидать можно — и побежала в сторону лесочка, низко пригибая морду к девственно ровному снегу. Вскоре черный силуэт слился с сумерками залеска, некоторое время еще оставался затихающий шорох. И где-то далеко вскрикнула отчаянно какая-то сумасшедшая птица.

Серый бездумно разглядывал звезды, по привычке собирая их в созвездия. Медведица с Медвежонком, Лебедь… Широкая туманная полоса Млечного пути. Опять заорала птица. Полярная звезда таращилась вылупленным голубым глазом. Как-будто еще похолодало, а небо сделалось почти прозрачным. Начал подмерзать нос, хотя низкие температуры Серый переносил отлично. Тогда он поднялся, сделал несколько гимнастических движений, разгоняя кровь. Подставил простецкое деревенское лицо мертвенному лунному свету и подумал, что Димка что-то слишком долго ходит. Мстительно предположил, что того со страху пронесло. Однако сделалось неспокойно. Краем глаза почудилась какая-то тень, разве ж в этой дыре может произойти что-то настоящее?

Подождав еще минут пять, Серый не выдержал. Перекидываться не стал, потому что если сейчас Димка возвратится, будет стыдно. Нашел взглядом цепочку димкиных следов и отправился на разведку. По-прежнему было очень тихо и ничем посторонним не пахло. До околка идти было минут пять, утопая в снегу по щиколотку. Пантерам проще, у них лапы легкие… Снова подумал было перекинуться. Не стал.

Добрался до околка, позволил себе всё же перейти на кошачье зрение. Темно-серые стволы берез обступили со всех сторон, снег испещрили, словно оспины, чернявые рытвинки следов каких-то лесных жителей, небо заиграло переливами от черного до серо-синего. Димки по-прежнему нигде не наблюдалось. На самой окраине залеска валялось что-то темное, кажется, трухлявый обрубок вальника. Серый решил дойти до него, а там уж думать, куда мог запропаститься трус-Димка. Сумасшедшая птица вдруг заголосила совсем дико и, сорвавшись с дальнего дерева, пролетела над головой у Серого, едва не снеся шапку. Так и инфаркт заработать не долго. Вот дурная…

Прилетевший ветер швырнул в лицо горсть снежка и — вдруг, страшно, наплывом — вкусный запах крови!

От запаха сердце стукнуло в горле, а голова закружилась. Горячая, сладкая волна…

И Серый одурел внезапно не хуже птицы. Причем мерзко одурел — и от страха, потому что крови вроде как неоткуда взяться, и от первобытного голода, и еще паники. И метнулся вдоль этой пряной волны, не разбирая особо дороги, напролом до трухлявого бревна. В сапоги черпнул снега, но не остановился. Упал, запнувшись о припрятанную в снегу ветку. Поднялся, одурь не прошла, а сделалась гуще.

Кровью несло от бревна.

И страхом. Целым предсмертным ужасом.

И острым песьим духом, и слежавшейся шерстью, и еще чем-то.

А бревно оказалось… Не бревном. Это лежало, широко раскинув руки в черных димкиных перчатках и глядело на Серого мертвыми димкиными глазами. И под подбородком у этого вместо шеи начиналось бесформенное месиво, серели колечки драной трахеи. И снега под Димкой не было, а только темная каша.

Серый отступил, ноги вмиг ослабели, подкосились. И Серый сдался, осел в мягкий сугроб, соображая, что сейчас вырвет.

И откуда ни возьмись — со всех сторон большие седые собаки с зелеными злыми огнями вместо глаз. Они не рычали и не огрызались. Они были абсолютно бесшумны.

И Серого все-таки вырвало. А последней мыслью было, что он у мамки тоже один. Был.

Январь 1990 года, Сибирь.

Метель.

— Тош… Ты бы хоть сам звонил, — Инка за сотню километров по ту сторону телефонной линии ощущалась жутко напуганным существом, этакой загнанной в угол мышкой, а совсем не гордой черной кошечкой. — Мне теперь кажется, что ты там чем-то ужасным занимаешься, представь. Особенно года вчера я до тебя дозвониться не смогла и позвонила Ингмару, а он велел тебе не звонить пока.

— Ну что ты, родная. Всё хорошо. Просто я работаю в месте, где телефон вызовов не принимает. Понимаешь? — терпеливо повторил уже в который раз Антон.

По кривой тумбочке полз таракан. Усы у таракана были длинные, развесистые… Шикарные были усы, и еще длинный хвост, и вообще таракан здесь ощущал себя хозяином жизни. Он степенно подполз к опрометчиво оставленной тарелке и неспешно в ней закопошился. Терпеть такую наглость более Антон не мог, отвлекся на мгновение от голоса в трубке и брезгливым щелчком сбил мерзость. На полу раздавил. Еще на полу в углу лежат три придавленные мыши. На них Антон охотился прошлой ночью, когда опять стукнуло в голову. Сегодня горничная придет, вынесет "трофеи", пока не раздулись и не завоняли.

Инна что-то сказала и умолкла, ожидая, видимо, ответа.

— Что, прости? Не расслышал.

— Говорю, Славка просится с тобой поговорить. Будешь?

— Еще спрашиваешь!

Славка по телефону разговаривать совсем не умел. То слишком близко прижимал динамик мобильника к губам, то, наоборот, забыв, отводил слишком далеко. А то вдруг торопился, волновался, съедал окончания слов и забывал, о чем хочет сказать, перебивая себя на полуслове. Но с грехом пополам понять было можно.

— Пааап! — радостно завопил в трубку Славка. — А тетя Лена купила конструктор и мы с мамой сегодня клеили "КВ"! Танк! Мы сегодня почти целиком склеили, а завтра раскрасим и будет почти как настоящий, только маленький!

— И стрелять будет? — еще у Славки, как и у большинства мальчиков, не достигших пубертатного периода, голос пока высокий, пронзительный и буквально бьет по ушам.

— Ага! Там пружинка внутри и еще шарики вместо снарядов!

— Чудо техники, короче. Приеду, обязательно покажешь. И, хочешь, еще конструкторов куплю?

— Хочу. БТР купишь?

— И БТР куплю, и самолет с мотором. Летом будем ездить на дачу и там запускать. Когда поправишься. Ты как, кстати?

В ухо насупленно задышали. Под большим секретом признались:

— Плохо. Больно. Но мама говорит, что ты лекарство делаешь, а через неделю мы приедем, и ты меня вылечишь. Правда?

— Правда, сынок. Лекарство делаю. Ты там потерпи недельку, хорошо?

Тоскливо сделалось после разговора — хоть вой. Иуть Инна и уверяла, что со Славкой стало чуток лучше, что вместо трех припадков в последние дни только по два. Вот радость-то…

И ведь, самое скверное, Антон теперь про ту девчонку, которая будущая жертва, почти всё знал. И сделалась ему девчонка глубоко симпатична. Вся, от и до. Нормальная такая, обычная девчонка, ни в коем разе не магичка, вообще, кажется, ни во что паранормальное не верящая… не верившая до последнего момента. Здоровое такое рациональное мышление, чуть нервный характер, определенный темперамент, неглупа. Весьма порядочна. В девятилетнем возрасте разбила коленки очень сильно, с тех пор безумно боится вида крови. Прикинул, каким шоком была для нее та царапина на плече, сделалось неловко и стыдно. Работает в каком-то музее. Лето проводит в археологических выездах. Десятки мелких подробностей вроде привычки за завтраком читать газету…

…И еще обрывками, но ярко — бег босиком по траве. Утро. Раннее. Утомленные ночными посиделками у костра братья-археологи спят, привычно перепутав, где чья палатка. И Валя Никифорова, конечно, опять проснется в объятьях Лёни Степанца и будет шумно и смущенно изумляться. Леня Степанец тоже будет изумлять, но довольно, как объевшийся сметаны кот. И Костя Меленчуков опять промахнулся мимо палатки — спит на травке в обнимку с гитарой. Тихо в лагере до того, что кажется — задень какую травинку и услышишь, как росинка с нее скатится хрустальным перезвоном. Пахнет цветущим шиповником и земляникой. Солнце пригревает пока еще робко, а у реки мычат коровы. Спять археологи. И босые ноги мокрые, штанины джинсов снизу тоже набухли, и шуркнет в траве тощий ужонок — испуг напополам с восторгом.

Или четыре часа вечера, заняться особо нечем, поскольку глаза уже слезятся и от пыли сопливишь, и думаешь уже — на кой подалась на такую пыльную работу. А за окнами музея осень, листья вертятся под дождем, ветер их швыряет в стекло, а они валятся, валятся… И лужи. И еще целыми реками зонтов расцвеченная улица.

А еще купание на реке. И ящики необработанных черепков. И руки в туши для разметки шифров. И пыльные отчеты экспедиций. И патина на чаше железного века. И бусины из могильника А-6. И еще куча всего. Но больше всего пыли и уютного ощущения найденного в жизни места…

А потом, значит, заявился Антон и всё испортил. И пошло всё насмарку. И превратилась жизнь алинина в сплошной кошмар. Единственное, что Антон мог бы выдать за слабенькое оправдание — его жизнь тоже с некоторых пор сильно напоминала липкий страшный сон, из которого и рад бы проснуться, да не можешь. Вдвоем в одном соку варимся.

Да, и еще. Появился какой-то мужчина. Через бред и припадки ярости осознал только вчера вечером — кто-то есть. И этот кто-то с больными глазами и острым запахом пота очень не понравился Антону. Впрочем, сейчас Алина чутко, неровно спала, снов ей не снилось, на душе слежалось комом всё тоскливое и неприятное, делать особо было нечего, размышлять не только не о чем, но даже и вредно размышлять.

Антон натянул куртку, прихватил пачку сигарет из нового блока и ушёл в вечер и метель — гулять по городу. Погода, кажется, не очень располагала, но на погоду Антону было плевать. Чтобы ни о чем не думать — само то.

Он просто пошёл сквозь снег известным уже маршрутом — два двора, музей Революции, памятник вождю мирового пролетариата — на воздетой в светлое будущее руке сугроб, чахлый венок у постамента почти полностью завалило. Тридцать пять шагов по прямой, затем поворот. От поворота — бульвар в обрамлении едва пробивающих тьму фонарей. Небо белесое, снежинки лепятся в глаза, нос, тают на губах и щеках, лезут за шиворот, сигарета не хочет гореть, только шипит и чадит сырым дымком. Летит в сугроб урны. "Уууу-шшш-уууу, — подвывает ветер. — Иди домой, ссссспать! Ууу-шшшшш…." Упрямство заставляет двигаться дальше — хочется устать, как собака, промокнуть насквозь, до самых костей, продрогнуть, чтобы в гостиницу возвратиться свалявшимся пухом в подушке и не видеть больше этого убожества, и не знать про во сне тихонько поскуливающую девчонку на самом краю земли…

Ууу… шшш…

Мир был бы намного проще, если бы с самого начала учили, как, говорят, учили прежде: простецы — низшая форма разумного бытия в лучшем случае, в худшем — не слишком подходящий корм. Никаких угрызений совести.

Ууууууууу! Шшш!

"Домой, — толкает в плечи ветер. — Откуда пришшшел, ступай! Не рады тебе здесссь!" А то Антон не знал. Ему рады в единственном месте на свете — дома. Там тепло, светло, там на полках книги, жёнины статуэтки из необожженной глины, диски с музыкой, славкины модельки космических кораблей и машинки… А здесь что? Здесь ветер, тьма, холод собачий, и метель, метелища, вьюга белесая, до костей пробирающая…

— Ааааа! — закричали. Потонул вопль в метели, заглох. Если бы не тонкий пантерий слух… Кричал мужчина. Отчаянно кричал, словно бы в последний раз. Но дела простецов должны были быть Антону безразличны. Мало ли, кого режут в ближайшей подворотне, в снулом дворике имени Борцов Революции. Скажите, какой с этого факта интерес Антону? У которого у самого проблемы выше крыши? Ну?

Отшвырнул вторую не зажженную сигарету и рванул в подворотню. Поглазеть, наверно.

А в подворотне черное и гибкое билось с неопределенным, серым вроде бы, тяжелым… Подымая тучи снега, мусора, даже земли и мерзлой грязи. Этакая отчаянная грызня теней… В рампе театра… Что за? Антон, сквозь метель силясь понять, замер. И с этим замешательством фатально опоздал. Черное и серое разъединились, черное с утробным рыком откатилось в сторону, поднялось на четыре лапы, сделавшись просто огромным, и, плавно скакнув, исчезло в метели за поворотом.

Серое осталось лежать неподвижно, всё менее оставаясь серым и всё более — темным, оформляясь силуэт мужчины.

— Эй, Вы как? — окликнул силуэт Антон, уже подозревая, что ответа не дождется.

И не дождался. Осторожно подошел и опустился на колени. Неотзывчивость мужчины объяснялась просто — тот был мертв. Во всяком случае, пульса у него Антон не обнаружил, а растерзанное горло подтверждало самую черную антонову догадку. Помочь тут было нечем. Сначала, было, подумал: "О, помер. Надо же". Потом поглядел в лицо, припомнил — знакомое. А потом сообразил, что перед ним, в общем, говоря, труп, и нужно куда-то заявлять или кому-то докладывать, а убийца сбежал. Пантера, блин! Развелось в городе оборотней, что кур нерезаных! Приехать нельзя! То волки в какой-то там дозор хренов играют, то пантеры убивают людей, то… Лицо мертвого не зря показалось знакомым — теперь уже вспомнилось определенно. Младший "гопник" из "патрульных".

А потом Антон всё-таки испугался, пусть и запоздало. Видимо, холод и метель приморозили эмоции, и даже сейчас испуг пришёл обыденный, вполсилы.

Испугавшись же, Антон поднялся, опасливо заозирался по сторонам. Подумал еще — пора сваливать. Ничего хорошего не выйдет, если кто сейчас сунется… Достал из кармана телефон.

— Ингмар? Алло! Ингмар!

Ветер шуршал в трубке, приходилось повышать голос.

— Антон? Уф! Антон, что случилось? Ты знаешь, сколько сейчас времени? — дышал глава клана тяжко, как после забега на длительную дистанцию, и Антону сделалось неприятно, когда вдруг представил, чем там сейчас мог глава заниматься, который еще мужчина хоть куда… В столь позднее время…

— Знаю. И плевал я на время. У меня тут труп. Волка. Из тех, которые "дозорные". Еще тепленький.

В трубке раздалось непонятное — клекот ли, полузадушенное чертыхание.

— Ты сорвался?

— В том-то и дело, что не я. Не знаю, кто, но успел увидеть — пантера.

Снова свистел ветер, задувая в трубку — шипел зло. Довольно долго. Потом сквозь усиливающиеся помехи:

— Твоя пантера? Эта… Алина… или как её? Она сорвалась?

Прислушался к себе и через себя — к далекому островку чужого разума. Ни следа мрачного раздражения напополам с желанием хватать и грызть. А значит — спит. Тихим и мирным щенячьим сном. Если поднапрячься, можно даже залезть в её сон. С утра вон проводил уже опыт. Полюбовался на черно-белые сны пантеры-самки.

— Нет. Она далеко. И сейчас она спит.

— Бред. Откуда в Зарецке пантеры кроме вас двоих?

— Вам видней. Что мне теперь делать?

— Где ты находишься?

— Над трупом стою.

— Идиот, — коротко, с непередаваемым сарказмом резюмировал глава. Так, что Антон в полной мере ощутил: и правда идиот. — Мало того, что ты единственный из официально зарегистрированных в городе пантер, так еще — видать, чтобы уже никаких сомнений не оставалось! — решил наоставлять побольше следов! Живо дуй оттуда!

— У нас идет снег. Все запахи к утру собьет.

— Редкостный идиот. Доживи сперва до утра. Немедленно уходи! Возвращайся на квартиру. Оттуда перезвони мне. Обсудим ситуацию. Жду звонка.

И тогда, подгоняемый сосущим ощущением почему-то невзаправдашнего страха — словно бы фильме ужасов с плохими декорациями — Антон через спящий под метелью город отправился в гостиницу. Оглядываясь по сторонам, низко надвинув капюшон на лоб, дворами и закоулками — опять как в дешевом ужастике. Фарс какой-то, черт его знает. Кто-то фальшивит. Труп, пантера, метель — всё игрушечное, рождественское, и страх тоже игрушечный. Чужая возня. А коль чужая — сами и вытащат.

В гостинице тетка на регистраторской грызла куриную ножку и сосредоточенно пялилась в телевизор.

Обдала неприязненным взглядом — возвратился, засранец, снег не стряхнул с сапог, теперь целая лужа посреди холла. И опять же засранец: наловил мышей и выложил, словно на выставке. Горничная визжала минут пятнадцать, дура, весь этаж перебудила. Антон отдарился самой мерзкой, кривой ухмылочкой и юркнул в комнату. Вы, дорогуша, сидите, пяльтесь в свой глупоящик, наслаждайтесь целлулоидными новостями местного значения, уже завтра в криминальной хронике обещаю вам ещё одну новостишку для возбуждения нервов, сплетен и аппетита. Троглодитка.

А в номере благоухало дихлофосом или еще каким-то инсектицидом. Понятно. Боролись с вредителями в отдельно взятой комнате. В отместку отдельно взятому лицу. Скандалить Антон не стал, здраво рассудив, что встретится с тупым равнодушием и только нервы себе раньше времени попортит. Успеется. Сначала…

— Алло! Антон? Добрался до квартиры?

— Да. До гостиницы. Что дальше? — за окном совсем темно уже было. Или, скорее, белёсо. Снегопад продолжался, словно в небесной канцелярии вознамерились занести тихий городок по крыши, убаюкать монотонным воем и так, сонный и вялый — оставить до весны. Очень хорошо сейчас с книжкой и стаканом глинтвейна в кресле под торшером. И чтобы жена под боком. А тут — нате вам — волки, трупы… Получите и распишитесь в получении. А дома ребенок больной.

— В зависимости от того, что ты хочешь получить. Тут имеется несколько вариантов… — к повторному звонку подчиненного дыхание Ингмар выровнял, в голос подбавил отеческой уверенности и снисходительности, подтверждая подсознательное антоново ощущение несерьезности. — Первый: возвращаешься домой. На нашей территории тебя не посмеют тронуть. А потом уже будем разбираться через Координатора. Но тогда, скорее всего, они поймают и замордуют твою девчонку. И еще одно — до двадцать пятого декабря меньше двух недель. Следующее солнцестояние летом…

— Не подходит. Второй вариант?

— Пытаешься продержаться в городе оставшееся время. Тогда тебе нужно найти и придержать девчонку, иначе они ее зацапают и церемониться не станут. А тебе — новую жертву готовить. Хлопотно.

Воистину — хлопотно! Искать нового живого человека, снова инициировать, снова сходить с ума и снова доказывать себе, что ради Славика…

— А третий вариант?

— Не знаю. Разве ты что предложишь.

— Пойти к их главному, рассказать, как всё было. Могу даже клановую клятву принести. Пусть себе ищут убийцу и не мешают мне заниматься моим делом. Не совсем же они звери.

Долго и заковыристо выругались. У Ингмара Олафсона за сколько-то там десятков лет жизни возможностей поднабраться опыта по части ругани было предостаточно. Мешанина из родных русских и скандинавских непонятных словечек.

— Чихать они хотели на твою клятву. По их клановым законам клятвы других кланов еще с войны не имеют никакой силы. Хоть лоб перед ними расшиби. Так-то.

— И что вы предлагаете?

— Я уже предложил. Два варианта. Решать тебе.

— Я подумаю. И всё-таки непонятная история с незнакомой пантерой. Что, вы правда не знаете, или…

— Не знаю. Честное слово, Антон. Сам же понимаешь — не в моих интересах покрывать убийцу. Но… Сейчас обзванивают всех клановых, выясняют, кто и где есть. Пока все на местах. Тут или кто-то дикий, случайный, или… или… слушай… твоя дичка никого никого не успела сама инициировать?

— Ооо… — аж мурашки по коже побежали от неожиданности. Такая мысль Антону точно бы в голову не пришла. Просто не пришла бы, хотя и — теперь видел — сама так и напрашивалась. Срок трансформации — сутки. Шлялась Алинка по деревне какой-то? Шлялась. И народ там был. И еще странный мужик с больными глазами постоянно рядышком, в каждом алинкином полусознательном бодрствовании. — Не знаю…

— Вот, значит, и подумай над этим вопросом. Выясни. Между делом. Деньги есть? В достаточном количестве? У меня там знакомый есть, если что. Запиши адресок. На постой не возьмет, он старик совсем, волнения ему противопоказаны. Но вот деньгами снабдить и подсказать чего — может. Так вот, адрес…

Антон собрал вещи. Деньги спрятал во внутренний карман. Дверь запер на замок и защелку и еще стул приставил — с подносом для вящего шума. И лег спать. По-прежнему страх оставался игрушечным.

А во сне трещали поленья, свеча горбилась парафином, охал и стонал медленно проседающий домишко. Вываренное мясо пахло отвратительно, но и его было уже слишком мало для мужчины с усталым профилем. Нужно было отправляться на охоту еще и потому, что зудело под кожей в предвкушении кровавой пробежки среди серебряной снежной взвеси. Но мечты об охоте нынче пришлось запихать куда подальше — мужчину нельзя было оставить. В забитые досками окна придушенно вздыхала ночь. И тянулась, тянулась, тянулась… В чьем-то бреду и в чьем-то потном ужасе.

В дверь долбанули со всей дури, кулаком. Визгливый женский голос потребовал открывать немедленно, иначе дверь взломают. Два мужских добавили, что они, дескать, милиция, и что оказание сопротивления лицу при исполнении является преступлением и карается по закону. Антон, со сна соображая плохо, заметался по комнате в темноте. Впрочем, внутренне он был готов…

Натянул куртку. Проверил телефон и бумажник. В это время за дверью приступили уже к решительным действиям — в ход пошли ноги. Сопровождалось всё это звучной руганью, женским повизгиванием и причитанием, позвякиванием подноса на стуле. В темноте видел Антон прекрасно, иной раз даже лучше, чем днем. Поэтому при всей суете оставался бесшумен и аккуратен. Вещи решил не брать. Пожалел, что не озаботился никаким оружием. Впрочем, есть зубы и когти… Зубы и когти… есть. Плохо выдержанное спокойствие снова оплывало в неконтролируемую ярость. Но Антон не поддался ей, только врубил свет — полминуты форы гарантировано, тихо отворил окно и сиганул в холод сугроба. Похоже, партизанские приключения, по которым так страдал Антон в детстве, негодуя, что не родился хотя бы пятнадцатью годами раньше — начались.

***

Маленькая черноглазая и черноволосая женщина с когда-то задорным и смешливым ртом — а теперь уже вечно поджатым, тоскливым — сидела в одиночестве на кухне и мешала ложечкой чай. Чай давно остыл, сахар в нем поднимался стеклянным облачком и растворяться не желал. Мысли у женщины в голове перекатывались тяжелые, как булыжники, и тоскливые, как её губы. Думала она о том, что иногда жизнь рушится обыденно, без предчувствий и вещих снов, гласа господня, труб и громов небесных. И жизнь не замирает на месте, солнечного затмения не происходит — всё остается как и прежде. Те же улицы, та же работа, те же часы отщелкивают секунды и минуты — только ты стала другая. Позавчера она нашла у себя широкую седую прядь в челке и без удивления отметила новые морщины вокруг глаз.

Крохотный радиоприемник шептал новости. Опять где-то взрыв бытового газа, но пострадавших нет. Какие-то европейские соревнования. Рабочий визит президента в какой-то Урюпинск. Встреча глав "Большой восьмерки" запланирована на январь-февраль. Подготовка к новому году по всей стране идет полным ходом…

Оказывается, новый год скоро. И зимнее солнцестояние, пантерий аналог нового года, тоже не за горами. Нужно купить Славке какие-то подарки, комнаты, что ли, украсить мишурой… Денег не осталось почти. Аккурат на еду и лекарства. А мишура и подарки нынче дорогие. Сестра Лена, правда, предлагает взять у нее, сколько нужно, денег, но пока еще гордость не позволяет. Попросить, чтобы ленин муж купил и привез елку? У него машина есть. Славка любит большие, пушистые сосны с мохнатыми лапами, и чтобы пахли настоящим лесом. Каждый год "раздеть" такую елку после праздников — целая трагедия. В прошлом году настолько затянули с этим делом, что деревце даже успело дать корни. Антон подрезал его чуть не до верхушки, сунул в ведро — а оно и снова дало корни. Летом высадили за забором у дачи. Живучее оказалось, как кошка. Вот бы и Славке такую живучесть.

Так мало Славки было, еще Антон! Что-то нехорошее с мужем, чувствовала. Близится какая-то новая, с неожиданной стороны беда. Откуда — понять никак не удавалось. Каждый день звонила, выспрашивала — всё ли в порядке? Он, конечно, отвечал, что норма. Но перед отъездом в Зарецк муж стал странный, будто знает что-то, чем с женой поделиться не может, но это знание подтачивает его изнутри, ломает…

Что же такое-то?! И сейчас сердце не на месте… Малодушный порыв позвонить немедленно мужу и убедиться, что всё в порядке, подавила на корню. Разница во времени — один час, Антон, конечно, уже давно спит. Незачем его будить.

Инна Костина, усталая женщина под тридцать с неулыбчивыми глазами, поднялась, гибко потянулась, зевнула. Поглядела с минуту в окно. Решила, что зима нынче выдалась на редкость снежная — вон, и сейчас летит пух в конусе фонаря.

Времени на часах была половина второго ночи.

Сегодня со Славкой ночью посидеть вызвалась Лена, поэтому можно было с чистой совестью поспать часиков восемь. Но не спалось.

Часть 3. Небрежными стежками.

Традиционные украшения бронзового века себер татарлар носят на себе печать мифологического, очень поэтичного и даже певучего мировосприятия человека того периода. Волшебная вязь бронзы на гребнях сплетается в сцепившихся рогами быков, на бусинах — в удивительно тонко проработанные сценки повседневной жизни. Вот, например, девушка с черпаком склонилась над ручьем. Или охотники возвращаются с богатой добычей. Дети играют — совсем как дети нынешние — в догонялки. А вот ритуальное искусство — оскаленная волчья морда смотрит с оберега. Жертвенный кинжал оплетен вьюном и топорщится зубами какого-то хищника. Скорее всего, того же волка. Чуть реже проступают на широких рукоятях медведи, лисы… Традиционный подарок девушке — височные кольца с зайцами и солнечными дисками. Но, конечно, попадаются и совсем простые бусины — гладкие, тщательно отшлифованные шарики и цилиндрики. Такие примитивные украшения, очевидно, показатель невысокого социального статуса владелицы украшения внутри общины.

Всего в коллекции "Бронза себер татарлар" насчитывается около тысячи предметов. Наибольший интерес для исследователей вне всякого сомнения представляют так называемые "сибирские кошаки" — подборка из пятнадцати(*) небольших черненых медальонов в форме кошек, предположительно — пантер. Загадка заключается в том, что в ареал проживания пантеры сибирские районы не входили. То есть образ черной кошки является либо привнесенным, например, из Китая, что тоже маловероятно, либо указывает корни себер татарлар — какой-то из районов Передней Азии или Индии. То есть подтверждает азиатскую версию происхождения татарлар в противовес "северной" теории. Загадкой остается и назначение медальонов: имели ли они исключительно декоративную функцию либо отражали статус владельца, использовались ли в качестве украшения или предмета ритуала — всё это еще предстоит выяснить.

Очевидно лишь, что быт татарлар является одной из самых малоизученных тем в сибирском краеведении.

(*) — на момент второго переиздания путеводителя на раскопе "Старовск — 2" был найден шестнадцатый кошак, выполненный в форме броши.

Из путеводителя по Краеведческому музею города Заречца.

Алина и Андрей.

Бронзовые брошки и черные кошки.

Квартирка у Андрея оказалась странная. Неправильная какая-то и несуразная. Каирский музей египтологии на выезде — в обычной провинциальной хрущевке? Кунсткамера — гастроли по Сибири? Понимаете, три комнаты, заурядная крошечная кухня, ванная комната — одно издевательство. Ванна ржавая вся, пришлось долго оттирать, прежде чем рискнуть в ней помыться, кран течет, кафель грязно-белый, советский, местами отошел от неровной стены. Коридоры между комнатами узкие, как в романском замке, словно бы рассчитанные на осаду и длительную оборону. А в комнатах — шкафы со стеклянными дверцами. И за дверцами — целые сокровища.

Впрочем, про сокровища Алина выяснила несколько позже, когда отошла уже от ужаса озарения — могла оказаться убийцей. Но Ёж — Андрей оказался совсем не ежом. А оказался мягким, деликатным и чертовски убедительным… Не помнишь, как убивала?… Ни первого, ни второго не помнишь?… Ну и правильно, чего тебе их помнить, если ты тут ни причем? Ты ж со мной постоянно была или в лесу… В деревне была? Воровала аптечку? Ну, ты же это помнишь? Неужели бы про тех парней забыла?

И Алина соглашалась. Да, помню… Помню почти всё. Даже когда сильно злилась — и то помню… Да… Ты прав, наверное…

Спокойнее стало, и ощутимо спокойнее, только грыз еще червячок сомнений. Однако, пока Андрей ходил мыться и бриться, и приводить себя в порядок, взяла себя в руки. Утерла мокрое лицо, решила, что о проблемах будет думать по мере их поступления и занялась обследованием квартиры. В рабочем кабинете Антона обстановка оказалась даже "роскошной" — потому что в остальных двух комнатах не было ничего кроме ковров, единственной кровати и шкафов с сокровищами. Сокровищами, возможно, только на алинин взгляд, взгляд специалиста, но таких — что дух захватывало.

Приникнув к стеклам, перебегая от одного стеллажа к другому, не могла поверить, что вот это перед ней — частная коллекция. Мысль из разряда "живут же люди!" промелькнула, но до зависти не доросла. Забыв про всё на свете, даже про свое странное, непонятное положение, ощущала себя ребенком, попавшим на карамельный завод. Конечно, много всякой антикварной шелухи — "полудревностей" конца девятнадцатого, начала двадцатого века. Серебряные и оловянные крестики, дешевые сережки фабричной штамповки, бусы из полудрагоценных камней — всё это не редкость, на каком-нибудь Хитром рынке пошерсти — найдешь без труда. Но вот попадались вещицы… Зазудело взять в руки, повертеть, набросать описания, сразу темы для нескольких статеек, а потом, чем черт не шутит — и чего-нибудь посолидней. Если раскидать вещицы по коллекциям…

Вот, например, та подвеска, сантиметров двух в высоту, серебряная, в виде клубка змей — определенно века пятнадцатого или шестнадцатого, да еще ведовская, амулет силы какой-нибудь "черной" знахарки или какого-то "сихерче"… Или статуэтка быка — с ноготок, вырезанная из сердолика — зато с какой достоверностью! Крошечные рожки низко опущены, загривок массивный, копыто зло роет землю — словно бы вот, обернулся камнем от ярости.

— Нравится? Красавец, конечно.

Алина вздрогнула. Андрей, пахнущий пеной для бритья, уже лишившийся своей неопрятной бородки и разом посвежевший — стоял за спиной. Так увлеклась, что не заметила, когда вошёл. Сделалось отчего-то неловко.

— Да… Очень красивый. Это откуда?

— Этот — отсюда. Из Заречца. Месяца три назад перекупил у знакомого вместе со змеиным амулетом и шестью серебряными крестиками. Не самая дорогая безделушка, кстати. В шкафах я самые ценные экземпляры не держу.

Окинув бычка восхищенным взглядом напоследок, жадно поинтересовалась:

— А где держишь? Покажешь?

— Покажу. Тем более, всё равно нужно разбирать вещи, выяснять, может, что пропало… И еще, сдается мне, одна штучка будет тебе крайне интересна… Сейчас поглядим.

Путешествие по карамельному заводу продолжалось.

Сейф тоже оказался неправильный, но чудный. Просто шкафчик, но когда Андрей его открывал — сыпались мелкие голубенькие искорки. Внутри — три полки. Пара идеально гладких черных шаров, дюжина костяных дротиков, еще что-то…

— Это всё хлам, не представляющий никакой исторической или художественной ценности. В основном середина двадцатого века, дротики — тридцатых годов, — небрежно пояснил Андрей. — Но это отлично заряженный хлам… ну, магически заряженный, понимаешь? Высококлассные амулеты.

— Понятно. А можно взять в руки? — черные маслянисто-влажные сферы так и приковывали к себе взгляд. По их гладким бокам шныряли странные тени, гуляли неразъясненные переливы… Не дождавшись разрешения ушедшего с головой в какие-то непонятные манипуляции хозяина коллекции, осторожно извлекла один шар из картонного гнезда. Наощупь сфера оказалась теплая, словно живая, и тяжестью своей легла в ладонь удобно, как если бы под эту ладонь и была выточена. Камня такого — цвета летней ночной черноты — Алина раньше никогда не встречала и даже предположить не могла, из чего сфера выточена. При ближайшем рассмотрении тени и блики никуда не делись, зато обнаружилась полустертая гравировка — арабская, что ли, вязь… Или кириллица? Ровные рядочки слов, только никак не заберешь… Видимо, очень часто сферу сжимали в руках, вот и затерлась. Кириллица всё-таки…. Ижица… аз… Мечущиеся тени очень мешали надпись расшифровать, а расшифровать ее почему-то казалось крайне важной задачей. Тени метались, наливались чернотой, то вдруг белели, мельтешили, от них начинало уже рябить в глазах, Алина хотела возмутиться, пожаловаться Ежу… Андрею…

…Никогда еще ночное небо не было на алининой памяти таким глубоким и таким звездным, даже в археологичках на далеком пятом раскопе за двести километров от города. Словно бы на черный бархат щедрой рукой выплеснули кадку белых сияющих прорех, и те разбежались причудливыми узорами. Лежа на спине, Аля всё изумлялась этим звездам и этой глубине, а под лопатками ровная твердая поверхность истекала ледяным холодом. Бормотали над ухом, раздражая, и Алина никак не могла сообразить, что всё это должно означать — небо, голые лопатки… нет, вся голая!… и бормотание. Аля захотела сесть и оглядеться, но сесть не вышло — непонятная сила пришпилила к поверхности, а бормотание сделалось громче. Вдруг испугавшись, Алина забилась в невидимых путах, замутило, небо закачалось — вскрикнуть опять же не обнаружилось никакой возможности. Всё больше происходящее напоминало кошмар. И волосы поднялись дыбом, когда оказалось — не кошмар, а бормочущий черный вдруг наклонился, обнажая кинжал… И продолжая беззвучно вопить, Алина сообразила — конец, дальше ничего уже не будет, дальше смерть, и беззвучному воплю вдруг завторил другой голос, полновесный, отчаянный, детский… и еще грозный злой рык, и перед глазами всё смешалось в клубок — и тень, и звезды, и еще какие-то лица и морды, и явственным остался только холодно горящий клинок. И голос возвратился…

— Эй, Алина! Ну, тихо! Мы так соседей переполошим. Алиииин! Ну тихо… Спокойно… Вот так, положи шар. Положи. Давай сюда.

Оказалось — сидит на полу. Рядом на корточках присоседился Андрей, держит в руках черный шар, теперь уже не сияющий, а мутный, глухой, без единого намека на тени, и озабочено вглядывается в алинино лицо. С трудом вдохнула застойный воздух комнаты. И почувствовала, что снова жива. Что бы там ни было, наваждение или просто временная дурнота, оно уже прошло.

— Я в норме.

— Больше не будешь кричать? Подняться можешь? Иди, приляг на мою кровать. Точно в норме? Ты извини, а? Забыл предупредить, что не прошедшим специальную подготовку шары трогать опасно, поэтому я их держу в сейфе. Голова не кружится?

— Нет, — охрипла, накинулась дикая жажда. — А что это было?

— Предсказательский темномагический шар. Ты, похоже, словила видение, и по неопытности тебя в него затянуло. Повезло — могла вообще не выбраться, остаться в мире грез навсегда. Что ты видела?

— Небо… Ночное. Звезд куча… Кинжал. Кричит ребенок. Лес. Кажется, — память о видении быстро меркла, теперь уже с точностью Алина ни за что ручаться не могла. — Черт. Не вспоминается.

— Эээ… Бывает. Ты же не магичка. Ну, думаю, ничего особенного. Какие-нибудь остаточные энергии… Ладно, ты пока отдохни, я быстро прогляжу коллекцию и найду одну штучку…

Надолго установилось молчание. Подавленная Алина постепенно приходила в себя, Андрей, хоть и свежий, только что не накрахмаленный до хруста, выглядел по-прежнему усталым и больным, это даже сквозь его возбуждение заметно. Он выгребал из сейфа всё новые и новые сокровища, но ощущение волшебства пропало начисто, вещи только интересовали, но восторга не вызывали. Андрей мурлыкал песенку, звякал и шуршал. Спустя минут двадцать, может, удовлетворенно крякнул и достал крошечный футлярчик из алой кожи. Раскрывать не стал, а положил футляр перед Алиной.

— Вот. Хочу подтвердить одну теорию. Достань и подержи это в руках.

Заинтригованная, Аля послушно распахнула футляр и вытряхнуло вещь на ладонь. И только потом посмотрела. Оказалось… Бронза. Чернение. В высоту сантиметра три, плоская, легкая пластинка броши. Сюжет Алине знаком был до мельчайших подробностей. Черная кошка. Не кошка — дикий зверь. Глаза желтые горят лампами, пасть оскалена, усы топорщатся… Тяжелые лапы готовы к прыжку, к удару, когти выпущены… Вся целиком — от и до — пантера на охоте, за бросок до добычи. Вдруг почувствовав с бронзовой хищницей сродство, сжала с ладони, пытаясь холодную бронзу отогреть. Даже думала подышать, но… Ладонь мелко, приятно закололо, теплая волна плеснулась от ладони к локтю, плечу, сердцу — и там растворилась, оставляя после себя ощущение умиротворенного покоя. Напоследок раздался мелодичный перестук… и смолкло.

Подняла на Андрея удивленные глаза. Тот улыбался с видом удовлетворенного результатами эксперимента естествоиспытателя и одновременно — отца-создателя, гордого своим творением.

— Поздравляю. Твой медальон тебя признал.

— Что? Откуда у тебя "кошак" себер татарлар? Причем здесь я? Почему…

— Ты теперь пантера. Это — пантерий амулет пятнадцатого века. Передавался от родителей к детям. Можешь считать, что это твое наследство.

— Ох… Голова кругом. Можно помедленней и поподробней?

— Обязательно. сейчас закончу…

В дверь постучали.

Антон.

Снега и бега.

Партизанские приключения Антона начались, и начались весьма неприятно. Снега намело целые сугробы — оно, конечно, хорошо и замечательно, только… Из окна приземлился в него, как в холодное мягкое болото. На миг растерялся — в белой глубине захлебнулся, запутался, перемешалось всё, забивая нос и рот. Тут же, в сугробе, рефлекторно перекинулся окончательно, но оказалось — дурацкая идея. Потому что такой снег, он не для пантер, и он, зараза, стянул бока холодом, а лапы взяли, вязли…

Наверху, в окне, метались, суетились, матерились, совались из окна, но времени Антон зря не терял. Принюхался, запомнил запахи волков — на будущее, огляделся и нырнул в подворотню. В подворотне подзадержался, чтобы уронить баки с мусором — волна вони, возможно, даст еще пару минут. Впрочем, надежда маленькая.

А дальше бежал, сломя голову, целиком поддавшись первобытному кошачьему страху — были ночь, холод, острые льдинки под лапами, городская вонь обостренным чутьем и голодная свора собак за спиной. Гаражами — перепрыгивая с крыши на крышу, потом какими-то огородами, заборами и деревьями, через кладбище, через резкую, химическую пелену запахов завода. Остановился только когда заорал в ночи какой-то сумасшедший петух и подпели ему собаки. Понял, что уже на окраине, что дальше — дикий лес и заночевать будет негде. Стоял, отдуваясь, возбужденно подрагивая и отфыркиваясь, прислушивался. Но ночь подвывала метелью, лаяла разбуженными собаками и заводским гудением, а погони Антон не учуял. Тогда он встряхнулся всем телом, попереступал с лапы на лапу, настраиваясь, и рывком вбился в человеческое тело. Тут же навалилась усталость, ночь с ее тысячами смутных запахов и шорохов померкла и потускнела, зато отвыкшие от таких экстремальных приключений мышцы заныли с десятками оттенков смысла… Нда.

Но ушёл. Это главное.

Антон поправил куртку, поплотнее затянул воротник, проверил по карманам бумажки, деньги и телефон. Нашел адрес старика, приятеля Ингмара. Вздохнул — город небольшой, но где, черт подери, в нем "улица Краснознаменная, дом два"? С квартирой шесть как-нибудь разберемся, но вот улица…

Метель и не думала затихать, продолжала швырять с лицо охапки снежного дранья, и, видать, волки давно уже потеряли след очумелого кошака, а сейчас греют хвосты по домам. На улицах пустынно, фонари явно не справляются — давно уже едва протапливают яичные желтки света в белесой кутерьме…

Ближе к утру, озябший и злой как черт, трижды протащившись от бронзового Вождя до главной новогодней елки города, Антон решил, что или свихнется, или промерзнет насмерть. Мело и мело, сугробы выросли почти до неба, срослись с низкими бурыми облаками. Чертов Ингмар, чертовы волки, чертов город… В котором, кажется, нет ни намека на Краснознаменную улицу, которая должны бы вроде отходить от Борцов революции в сторону Городского собрания, да вот не отходит. Послать бы вас всех к чертям…

Послать бы! Ох, послать… Снег набился за шиворот, за голенища сапог и в печатки, растаял и промочил насквозь Инкой связанный свитер, носки промочил… Холод собачий! Волчий, блин.

Еще разок. Городское собрание — серое неопрятное убожество, прикрытое снегом — вот оно. За углом — машет рукой бронзовый Ильич…

Антон зло, мерзко выматерился в полный голос, но сам себя расслышал с трудом, никакого эстетического удовольствия не получил и отправился по четвертому кругу. И, хоть кошачьей богини Саат и не существует — даже наверняка не существует! — но повезло. И как раз в ее хвостатом духе. На торце дома оказалась намалевана огромная кошка — ядовито-розовая, с черными полосками, явно детской рукой. Ночью видно не было, а вот в предутреннем свете увидел, поразглядывал в заморочном раздражении. Розовый хвост кошки с черным кончиком лежал поверх таблички с номером дома, полностью её закрывая. Прикуривая, Антон приблизил зажигалку к табличке и выхватил: "знаме…я, 5"…

***

В подъезде воняло пивом и блевотиной. На облупившихся стенах какие-то эстеты расклеили странички из дамского журнала, на потолке — развесили спички. В углу горкой громоздились использованные шприцы. На первом этаже лампочку выкрутили, зато на втором люминесцентный холодный свет выставлял "великолепие" напоказ — и стены, и спички, и мусор. Про домофоны в городке, слава богу, никто пока еще не слышал, поэтому попал Антон в это уютное местечко без особых проблем.

Дверь квартиры номер шесть оформлением из общего стиля не выбивалась — деревянная, неровно выкрашенная коричневым, с сакраментальным "здесь был Вован", старательно выцарапанным в метре от пола, "глазок" вылупился грязным стеклом. Звонить пришлось долго. Очень долго. Антон успел поругаться, проклясть всяких глухих стариков, смириться и даже придумать, что делать дальше.

И всё-таки не ушел. В подъезде было тепло, замерзшие пальцы и щеки приятно покалывало…. Погреться хоть.

А дверь с противным скрипом приоткрылась. Ровно на длину дверной цепочки. В щель сунулось настороженное, помятое лицо некой небритой личности. Личность окинула Антона недоброжелательным взглядом, буркнула:

— Чего нужно?

— Я от Ингмара, — буркнул в ответ Антон.

Личность окинула еще одним презрительно-оценивающим взглядом, сочла, что, возможно, Антон и не врет — и дверь захлопнулась. Возмутиться и долбануть дверь ногами, мужчина не успел. Дверь протяжно простонала, громыхнула замком и распахнулась, запуская в темную узкую прихожую.

Свет, впрочем, тут же зажгли.

В нос ударило сивушным стойким запашком, из дальнего угла зашипели, засверкали дикими зелеными глазами, подымая шерсть дыбом — здоровенный котяра, целый теленок роскошной сибирской породы, таращился на гостя в полной боевой готовности. Странно, обычно кошки к Антону так и ластятся, признают за своего.

— Выдрессирован от всякой нечисти дом стеречь. Он тебя еще из-за двери учуял, — коротко пояснил хозяин. Оказался он ниже Антона на пол-головы, тщедушный, лет шестидесяти с небольшим, седой, с невыразительным лицом горького пропойцы, в мятой линялой майке и растянутых на коленях штанах "Адидас". Короче, по классификации Антона, полнейший маргинал. Чего общего у этого мужичонки с главой клана, Антон терялся в догадках. — Так и что, от Ингмара, говоришь?

— Да. Он дал мне ваш адрес и сказал, что вы поможете. Что вы…

— Помню-помню. Ты что ли Антон?

— Я.

Мужик обдал еще одним взглядом… Да таким, что под ним Антону захотелось вдруг съёжиться, сделаться маленьким и незаметным. Как сканер какой-то, ей-Богу — враз заглянул в душу, всё там вычитал, оценил и взвесил, и вынес какой-то вердикт. Правда, длилось всё это какое-то мгновение, потом лицо мужика опять сделалось обычным невнятным лицом типичного российского алкаша, и снова Антон спросил себя — кто и что есть такое этот старик и что связывает его с импозантным, моложавым главой Ингмаром?

— Ага… Ладно. Антон, значит… — буркнул мужик и, кивнув — дескать, жди, — скрылся в комнате.

Антон пожал плечами и принялся терпеливо ждать. Кот в углу слегка успокоился, шерсть топорщить прекратил, но друга в пришельце так и не разглядел — сторожил, не спуская с Антона зеленых красивых глаз. И чистого ребячества захотелось перекинуться и поглядеть, как отреагирует этот полудикий зверь. Антон, разумеется, не стал. Коридорчик больно узкий, да и вообще…

Ждать пришлось довольно долго, от нечего делать принялся оглядывать обстановку. Старые обои в цветочек, зеркало без рамы, комод, вязаный половичок… На комоде, весьма неожиданно, книги. Поднапряг зрение, с удивление разглядел "Краткий курс истории кланов", "Тайные обряды и ритуализированные традиции", "Магия и геополитика"… Еще какая-то толстенькая книжечка в черной коже с золотым тиснением — Библия, судя по всему. Интересную же литературу держат у себя простые сибирские алкоголики… Еще пахнет здесь не одной только сивухой. Постепенно привыкнув, стал различать ноты пряностей и сухих трав. Полынь, чабрец, подорожник… И еще что-то очень знакомое, не трава и не парфюм, а…

Тяжело заскрипел пол, мужичонка проскользнул на кухню, попутно шугнув кота, на кухне прошуршал бумагой, вынырнул в прихожую. Сунул в руки тугой увесистый сверток.

— Так, значит. Вот тут — адреса и телефоны. Звони по любому, говори, ищешь комнату, дед порекомендовал. Так и скажи — "дед порекомендовал". Если денег нет, скажешь, что за счёт клана. Вот тут еще документы на имя Иванова Петра Сергеевича, поскольку тебя в розыск объявят скорее всего. Тут же деньги на необходимые расходы. Немного, но тебе на первое время должно хватить. Три амулета. Два — одноразовые порталы переноса. Система "туда-обратно". Используй в самом крайнем случае. Это ты если свою дичку почуешь поблизости — чтобы отловить. Ингмар велел передать — через пять деньков само то будет ловить, но можно и раньше. Один амулет — боевой. Если сильно прижмет. Парализация в радиусе десяти метров. С этим всё понятно?

— Вроде бы. Спасибо…

— Я здесь ни при чем. Это из стратегических запасов. Ингмар ваш всё оплачивал.

Антону вдруг пришло в голову, что никакие этот старик и глава клана не друзья — при каждом упоминании имени главы собеседник… нет, не кривился, вообще вроде бы и никак не выдавал чувств, а только менялось что-то коротенько в выражении глаз…

— … Так что его потом… поблагодаришь. А вот это лично от меня.

Второй сверток оказался куда мельче предыдущего и отличался резким и свежим пряным запахом. Мята в нем и липа, и незнакомый приятный холодок…

— Что это? — недоуменно повертел бумажный пакетик в руках, не решаясь сунуть в карман.

— Это для твоего сына. Если обряд окажется неудачным. Будешь заваривать по две чайные ложки на стакан воды и давать раз в три дня. Тормозит трансформации, подавляет звериную сущность зооморфа. Очень ценная штука, больше у меня такого порошка нет. И вряд ли ты где еще такое найдешь. Рог нарвала и реликтовый янтарь. Ну и еще кое-какие травки. Позволит дотянуть до будущего лета.

— Ооо… — враз взмокло между лопаток. Ценная вещь. Очень ценная. Как бы не потерять. Долго и старательно устраивал во внутреннем кармане, примеривал — не вывалится ли мимоходом? — Спасибо. Большое…

Мужик буркнул что-то и кивнул:

— Иди давай. Мне тут проблемы не нужны. И не вздумай сюда приходить без нужды. Терпеть не могу волков… Которых ты на хвосте приведешь.

Антон торопливо кивнул, грубостью не задетый и не обиженный ни капли, слишком занятый радужным обдумыванием — для Славки появился запасной вариант. До лета, но и то давай сюда. Это если сейчас вдруг обломится. Антон сделает всё, чтобы не обломилось, но ведь человек предполагает…

Поправил шапку, нашел в карманах перчатки.

— Спасибо вам большое. И до свидания.

На прощание старик наградил еще одним пронзительным взглядом, кот пришел с кухни и мявкнул что-то однозначно оскорбительное. Не удержавшись, уже на лестничной площадке, Антон придержал дверь и спросил:

— А вы вообще-то кто? Вы из наших или просто… — неопределенно махнул рукой.

Мужик усмехнулся, раздвигая узкие сизые губы и обнажая желтые зубы:

— Из наших. Про войну кланов слышал? Кризис семьдесят шестого года? Можешь заглянуть в учебник. Найди там Координатора Игоря.

Минуты три еще Антон обалдело пялился в закрытую дверь. Потом вспомнил про сверток и номера телефонов.

***

…Серый большой зверь совершенно не понимал, за что ему такое наказание — сидеть взаперти, в грязной крохотной камере, в которой нечем дышать и негде размять слабеющие и постоянно затекающие лапы. Зверь ненавидел своего охранника, человечка с пустой мордой и злыми руками. В человечке волк ощущал чуждую, непонятную и безликую силу, поэтому в первые дни плена пытался человечка загрызть, задавить. Только вскоре оставил попытки — с каждым часом, поведенным в неволе, уходили силы. Словно бы стены и человечек подтачивали волю и вытягивали жизненные соки зверя, превращая сильного и ловкого волка в худую беспородную дворнягу.

Теперь уже волк больше не вставал и не выл по ночам на луну. Луна выродилась в тощий дохлый месяц, а ноги подводили, не желали держать тело. Даже от миски с едой в последние дни уже воротило, изредка только волк заставлял себя полакать воды и пару раз лизнуть кашу. Теперь волк не пытался уже человечка задавить, а даже позволял тому производить над собой странные, болезненные манипуляции — колоть шкуру иголками, трепать себя за уши и мять мышцы…

Волк с тоской поглядывал в оконце под потолком, где который день бесилась непогода, изредка зашвыривая в узкую щель пригоршни снега. Впрочем, и тоска у зверя в последнее время стала вялой, слабой…

Зверь просто лежал и глядел в оконце. Падающий в камеру снег приносил необъяснимое удовлетворение. Особенно, пока еще летел, в теплой воздухе тут же оборачиваясь каплями воды. Но лужи от него тоже были приятными — пахли уличной грязью и волей…

Зверь уже почти ничего не помнил из своей прошлой жизни, да и не хотел уже помнить — слишком устал и ощущал себя старым-старым, таким старым, что пора было осыпаться песком и исчезнуть… Вертелось только одно слово — "Валерка". Но к чему относилось и что должно было обозначать — и этого тоже волк не помнил.

Силы волка таяли…

***

Квартирка на окраине города оказалась уютной, а хозяин — ненавязчивым. Раннему телефонному звонку — около шести утра — не удивился, фраза "дед порекомендовал" сработала не хуже волшебной палочки — назвал адрес и сказал, что будет Антона ждать. И действительно ждал.

На "деда" Игоря хозяин не походил, и вообще ни на кого не походил — Антон затруднился отнести его к какому-либо сорту людей или нелюдей, настолько мужчина обнаружился несуразный. Длинный и худой, породистый, но с явным признаком вырождения фамилии — разными глазами, левый голубой, а правый нежнейшей зелени. Охающий и хыкающий просторечно, но на книжной полке — "Теория мультиверсов" и "Жизнь двенадцати цезарей", "Гамлет" и "Поэзия эпохи Возрождения"… Подспудно начинало складываться ощущение, что в этом Заречце любой бомж способен процитировать Шекспира или там признаться в былом координаторстве, а давешние "гопники", будь они более расположены к мирной беседе, принялись бы обсуждать теорию относительности.

Впрочем, хозяин в дела постояльца не лез, а только представился Владимиром, вежливо поинтересовался, не голоден ли Антон, и предложил перекусить. Антон тоже решил на чужие странности глаза закрыть, поскольку и своих проблем достаточно, плотно позавтракал борщом и был препровожден в приятно обставленную комнатку, где, едва скинув лишнее, завалился на диванчик и заснул мертвым сном.

Сначала сон шел пустой, серый, просто чередование каких-то пятен, полос и отдельных шумов, но постепенно обрел некоторую осмысленность, замелькали вперемешку знакомые и незнакомые лица — бывший координатор "дед" Игорь, разноглазый нынешний хозяин Владимир, сердитый Ингмар, улыбающаяся Инна, незнакомый — не Славка — мальчишка в куцей цигейковой шубейке, визгливая горничная из гостиницы… После бородатого испуганного дядьки сон резко свернул в сторону и сделался мучительно приятным. Под лапами опять хрустел свежий снежок, и морозец поддавал, но приятный морозец, бодрящий и охлаждающий разгоряченные бока. Над головой очень низко висела объеденная луна, роняла на снег холодные блики, и очень же низко ухал филин… Или что там обычно ухает?.. пахло близкой дичью…

В общем, опять снилась охота. Теперь уже снилась слабо, так, вполсилы. Сейчас Антон знал, что сон чужой и знание это вытолкнуло его из самозабвенного переживания чужого опыта, оставило сторонним наблюдателем, сгубило сопричастность на корню. И сделалось тоскливо.

Видать, оттого что кому-то так хорошо, а Антону…

Антону морально прямо во сне сделалось так плохо, что аж тошно. Какие-то волки, какие-то Координаторы, какие-то трупы… Луна. Чужая. И чужая охота.

Антон выдрался из сна, как из болота, с остервенением растирая глаза кулаками. Тоска никуда не исчезла, а только сделалась нестерпимой. Антон натянул рубашку, пригладил встрепанные волосы, поморщился — холодный пот между лопатками тут же прилепил ткань к коже — и пошел на кухню. На кухне всё оказалось кстати — понимающий хозяин Владимир, остатки борща и бутылка водки.

Алина и Андрей.

Барашки в бумажках.

В дверь постучали.

Первый порыв был — ломануть открывать. Потом сам себя одернул — дурак ты, Андрей, и привычки мозгами пользоваться не имеешь. Андрей Шаговский числится в пропавших без вести, рожа в каждом выпуске местных новостишек, дверь наверняка опечатана, отец весь последний месяц такой шорох подымал, что хочешь не хочешь, а… сосед за солью или сотку занять — явно притопать не мог.

Переглянулся с Алиной. У той явственно уже играет кровь, вот-вот на лапы… Нервы. У всех нервы.

В дверь постучали вторично, уже с явным раздражением. Прислушался к себе и ну никакой опасности не почувствовал. Хотя, нужно сказать, чутье на опасность и в прошлые разы явно сбоило, но ведь было же когда-то, было!

Стянув с полки защитный амулет, сжал в кулаке. Кошке кивнул:

— Сиди пока. Поглядим…

На всякий случай прищелкнул заново поднятый над квартирой барьер — но и тот ничего опасного в стуке не видел.

За дверью обнаружилась тётка средних лет, грузная и неопределенная. Из-под низко надвинутой вязаной шапочки торчат неопрятные обесцвеченные прядки. и фирменный значок "Почта России" на груди. Тётка тяжко поглядела на Андрея и вздохнула, как если бы он являлся виновником всех её, тётки, бед и проблем. Из сумки вытащила небольшую коробку и квитанцию.

— Почта! Квартира шестнадцать? Гляньте, это ваша фамилия?

Андрей отупело кивнул, глянул в теткину бумажку, про себя усмехнулся — работницу почты смутила, как видно, надпись по-французски: " Pour Andrey Chagоvski".

— Шаговский? Моя.

— Тогда паспорт давайте. Посылка из Франции, особо ценная, с доставкой на дом, лично в руки адресату. Я к вам уже две недели хожу, а вы всё дверь не открываете!

— Уезжал я… От кого посылка? — рассеянно поинтересовался Андрей, роясь на полке с бумагами. Он, конечно, уже догадывался, что это Эсташ, но хотел подтвердить подозрения. И еще терялся в догадках — с чего вдруг Эсташ? Он даже писем никогда не писал, не уважает. Только телефон. Из комнаты настороженно глянула Алина, но, ничего тревожного не усмотрев, спряталась обратно в комнату.

— Не указано. Ну? Нашли паспорт? Вот тут вот заполняйте! Только разборчиво…

После ухода почтовички выглянул в подъезд. Так и есть, никаких бумажек на двери — если квартира и была опечатана, то официальные полосочки бумаги давно слетели…

Плоская маленькая картонная коробочка посылки, вся заштампованная, разукрашенная непонятными надписями, внушала некое внутреннее предвкушение, детское и праздничное. Почему, Андрей и сам не понял. Принес коробочку в комнату, перво-наперво внимательно оглядел со всех сторон — отправитель действительно не указан. Но это может быть только от Эсташа, больше друзей во Франции нет… И почерк его…Первый штемпель — восьмое ноября. Это значит, еще до похищения… Больше месяца шло, надо же. Вес — двести граммов. Из них сто, похоже, вес коробки и сургуча…

— Что там? — подошла Алина, заглянула через плечо.

— Сейчас узнаем.

Содрал печати, перочинным ножиком взрезал клейкую ленту. Лента поддавалась с трудом, трещала и липла к лезвию. Пахло от коробки зимой, канцелярским клеем и, приятно, свежим сургучом. В коробочке оказался бумажный пакет, завернутый в листок письма убористым почерком. Точно Эсташ. Отложив пакет, жадно побежал взглядом по строчкам. С непривычки французский разбирать было сложновато, особенно этим элегантным стилем с множеством завитушек, и Андрей не был уверен, что всё понял правильно.

"Дорогой друг!

Сегодня со мной произошло удивительнейшее происшествие, которое подвигло меня отправить тебе этот небольшой презент. Надеюсь, что почта варварской России, в которой ты сейчас находишься, всё-таки иногда исполняет свои обязанности, и посылку тебе доставят.

Так вот, сегодня. Я разбирал свою коллекцию — ты бы видел, сколько у меня хлама скопилось! Хлам — к черту, я так считаю. В моей коллекции должны быть только уникальные предметы. Тебе, кстати, тоже советую не размениваться по мелочам. Бери пример со своего отца.

Итак, среди прочего я нашел предмет, из-за которого у нас с тобой случился когда-то спор. Предмет, на который ты претендовал, как я сейчас уже понимаю, с полным правом, но тогда уступить я не мог, была задета честь коллекционера. Теперь же я нашел этот предмет и обнаружил его в несколько неопрятном состоянии. Решил почистить. И, представь себе, вещь меня оттолкнула! Истинная правда! В первый раз! Никогда не верил в эти сказки про то, что вещи выбирают своих хозяев, но однако именно это и произошло. Артефакт отказался находиться у меня. Даже не могу толком описать ощущения, на бумагу это не укладывается. Оттолкнул, и всё. Я тут же вспомнил ту неприятную историю и понял, что лучше отдать вещь тебе.

Почему-то мне кажется, что сейчас она тебе более необходима, чем мне. К тому же это явно твой амулет удачи и в любом случае придется тебе кстати.

И еще, прошу, не считай меня старым маразматиком, я не выжил из ума и сам не совсем доверяю произошедшему. Однако даже держать в руках артефакт мне неприятно, не говоря о том, чтобы пользоваться.

Поэтому прими это как небольшой подарок к Рождеству.

P.S. Прости за сумбурность изложения, я слишком взволнован. Боюсь, не заартачатся ли другие вещицы и не придется ли еще и мои замечательные кинжалы высылать тебе. Шучу, конечно.

P.S.S. Как всегда, жду тебя в марте-апреле у себя на Луаре. В будущем году обещали также быть господин Петренко и госпожа Мэррит. Последняя про тебя довольно часто спрашивает. Почему ты не позволяешь мне дать ей твой номер?

7 ноября 2007 года. Твой друг и коллега Эсташ."

Андрей нахмурился, пытаясь сообразить, что же за "давний спор", в котором была задета коллекционерская честь Эсташа, но так и не вспомнил. Нетерпеливо вскрыл пакет. В нем, упакованные еще слоя в три или четыре хорошей оберточной бумаги, лежали два крошеных серебряных барашка на цепочке. Такие невообразимо тонкие и изящные — буквально серебряные лепесточки в форме барашков, — что Алина восхищенно охнула, дернулась было потрогать, но, видать, случай с шарами её уже научил…

Ну, можно констатировать, что спустя столько лет Эсташ заимел совесть. Теперь, наконец, суть спора Андрей припомнил, хотя и с трудом. Дело было на традиционной сентябрьской ярмарке в Лестве лет семь назад, и одуряюще пахло медовыми яблоками и пряниками, потому что отмечали этот самый день урожая… Британский антиквар, госпожа Мэррит, кстати… та самая, которой уже который год Эсташ заманивает к себе… тогда и познакомились — очаровательный носик, замечательные глаза, прелестная грудь, но про последнюю выяснилось несколько позже — выставляла на продажу кое-что из фамильных артефактов. В том числе этих барашков. Они Андрею сразу приглянулись, хотя тогда еще опыта у него не было никакого, он чуть не первый раз по поручению отца отправился на ярмарку… Барашки оказались мощным энергетическим аккумулятором, к тому же овну-Андрею могли послужить неплохим амулетом. Только приглянулись не одному Андрею, но и Эсташу. И Эсташ сумел выторговать барашков себе, хотя цену Андрей предложил первым. Ну, тогда Андрей огорчался недолго, потому что госпожа Мэррит, она же Анабель, надолго заняла все его мысли. Ох, запах яблок и горьких духов Анабель… Как же тогда всё перемешалось — и тесные улочки, и суета, и непередаваемая атмосфера праздника, и пряники на украшенных лентами лотках, и эти яблоки везде и всех сортов, и… Не до барашков было. Теперь уже просто друзья — она любит молоденьких совсем мальчиков, хотя самой уже… как выяснилось намного позже… — но вспомнить приятно.

— Это универсальный накопитель энергии. Можешь потрогать, он разряжен. Видишь, барашки свободно болтаются? А был бы заряжен, они бы слиплись, стал бы один. Это, собственно говоря, две створки фигурки.

Но странно очень всё это… Посылка, отправленная больше месяца назад и полученная только сейчас… Смутные намеки, что накопитель Андрею нужен больше… наконец, спор семилетней давности и необычное поведение амулета! И всё в одной куче? Впрочем, накопитель действительно не помешает, поскольку именно сейчас Андрей ощущал себя больным и разбитым, и тут уж не до магии… Нужно зарядить и таскать с собой.

Алина меж тем разглядывала барашков, вертела в свете от окна.

— Интересная штучка… Это на шее носят?

— Да. Только тебе она, к сожалению, противопоказана. На тебе работать не будет, еще и навредит. Но вот кошку свою обязательно носи. Я мало что про это знаю, но… наверно, чем-то помогает?

— Ага. А что дальше? Ну, я имею ввиду — что мы будем делать дальше? Ты мне расскажешь про амулет? И про…

— Всё расскажу. Погоди, — тепло и чистота после душа действовали расслабляюще, разморило… Ложиться бы уже спать. — Сейчас… дай соображу… Жрать охота. И амулет надо зарядить… Попробовать снять паутину на кухне? Там в морозилке должны быть какие-то котлеты, кажется… Так, деньги… Деньги тоже должны быть. Но кто сбегает в магазин? Мы оба в розыске…

— Вот! Я это и имела ввиду — если мы в розыске, то не пора ли уже… ну…

— А вот это — и думать забудь. Пока. Ты не научилась еще себя контролировать. Хочешь загрызть кого-нибудь в следующее полнолуние? Ну а я посижу в тени, пока не выясню, что здесь происходит. Боюсь, моя милиция меня не сбережет в случае чего… Так что пока нам нужно держаться вместе…

— Наверно.

— Тогда идем на кухню. Поможешь. А то я сейчас ни хрена не вижу поверху…

Эта "паутинка" была нечто особенное — почти приведение искусства. Тонкое зеленоватое волокно, растянутое по всей кухне со старанием, достойным, пожалуй, лучшего применения. Алина чихала и фыркала, обнюхивая крохотную кухоньку, и всем своим встопорщенным видом выражала полнейшее омерзение тем, что и как ей приходится вынюхивать — по миллиметру, по тоненькой ниточке. Но что поделать — сначала Андрей не видел в упор. А наслепо это всё вычищать… Маленькое удовольствие, ох, маленькое. Пару раз обжегся, случайно пропорол ладонь невесть как подвернувшимся ножиком, долго ругался… А потом всё-таки проснулся усталый нюх, дальше уже Андрей сам. Взмок, конечно, как цуцик, но последнюю нитку выудили из-за плиты, и после пили чай с черствым печеньем, довольные и усталые. Попутно Андрей рассказывал новоявленной пантере всё, что знал и что только подозревал про хвостатых. Устал до чертиков, аж заговариваться начал. Говорит: "Серебро — ваш металл, минерал — лунный камень", а она: "Было уже", — и смотрит этак…

Потом принялся заряжать барашков. Они, паразиты, никак не хотели склеиваться в одного полновесного барана, объемный оказался накопитель.

И вот сидел Андрей, сидел, цедил по капле свою чахнущую энергию, как вампир кровушку полудохлой жертвы… Но барашки издевательски двоились, потом и вовсе начали троиться, словно бы кролики в шляпе фокусника, но нипочем не хотели вести себя как положено. А потом силы иссякли.

— … Ну, зачем было так? А? Ну, давай, просыпайся! Чёрт… Давай, Ёжик… А то я совсем не знаю, как вами, магами, обходиться… Андреееей…

Очнулся оттого, что мягкие пальцы копошились в волосах на затылке. Очнулся на своей кровати, а лицо Алины — близко-близко. Напряженное и почему-то заплаканное.

— Шшш… што?

Пальцы из волос тут же сбежали. Девушка отодвинулась, села ровно — на полу, на уровне глаз. Хлюпнула носом. Отчего-то шепотом сообщила:

— Што-што… Отключился ты. Давно уже. Я так испугалась. Мне даже показалось, что ты уже… ну всё, того. А к нам в дверь кто-то звонил, но я не открыла. Даже не посмотрела, кто там.

— Ясн… — в кои-то веки ничего не болело. Только кружилась голова и язык заплетался. Не стерпев, прикрыл глаза снова.

Переполошилась:

— Эй-эй! Не надо снова! Эй!

— Спть хчу… Влжился… плностью…Посплю… Недолго… Надо…

— А… Ну спи… Тебя прикрыть одеялом? Ох, врача тебе надо… Я ж не Пушкин, я не знаю… Блин, во что я вляпалась… Угораздило же… по самые помидоры… Ты только не… не того… А то как же я одна… я вечером схожу в аптеку… Интересно, найдется здесь, что девушке приличной накинуть?… Или придется как неприличной…

Тихое уютное бормотание доносилось как из бочки и приятно убаюкивало, а под теплым одеялом пригрелся и расслабился. Что-то впивалось в щеку, скосил глаза — барашек. Один, но толстый, двустворчатый. Значит, получилось. Цепочку сжал в горсти, та почти сразу нагрелась и мягко вибрировала от гуляющей по ней энергии. Тюкнулось теплом в висок и нежно обняла темнота без снов.

***

Еж Андрей спал, и чем себя занять, Алина не знала совершенно. По телу гуляла такая шальная бодрость, о возможности которой девушка раньше даже не подозревала. Вся её предыдущая жизнь теперь казалась вялой и неинтересной, прежнее тело — хилым и неприятным. Почему-то раньше Алина вечно слегка недомогала — то от усталости, то надышавшись в музее пыли, то от волнения и "нервов"… Теперь она вдруг осознала — всё, закончилось. Теперь она большая сильная кошка — от носа и до хвоста, и даже сейчас, в тесном человечьем облике, может расслышать, как на улице под окнами шепчется парочка, как в доме напротив, тоже на первом этаже, ругаются и бьют посуду. Может увидеть, что у снега тысячи оттенков, а любая проходящая дичь оставляет на нем широкий яркий след… Унюхать опасность или еду в паре километров… Наверно, еще что-то, но пока она с телом не освоилась.

Энергия меж тем бурлила и грозила перехлестнуть чрез край.

Тогда Алина взяла в руки тряпку и прошлась по комнатам, вытирая грязь и расставляя вещи на места по своему разумению — хозяин-то спит. Бедный, умаялся… Больной еще совсем… И вроде как чисто в комнатах, но, наверно, он тут очень давно не живет — позаросло пылью и паутиной, вообще пахнет нежилым. После принялась за кухню. Выскоблила и вычистила грязную плиту, повыкидывала тухлые продукты, отыскала еще пригодные в пищу полуфабрикаты. Решила, что на ужин, пожалуй, будет достаточно, а вот потом… Помыла в ванной. Помыла полы. Наткнулась еще на аптечку, но та оказалась прискорбно пуста — только аспирин и градусник.

Работа спорилась в руках, приносила удовлетворение, но всё-таки ее явно недоставало, чтобы как-то выплеснуть охватившую бодрость, тут лучше всего было бы поохотиться, только где охотиться-то?

Дома не сиделось, к тому же нужны были какие-нибудь таблетки для Андрея. У того в шкафу нашлась осенняя куртка, которая вполне бы могла сойти и за женскую, если бы не пуговицы и типично мужской ворот — в вечерних сумерках, разумеется. И то, что велика в плечах…. Если еще вот так шарфом…А, всё равно надеть-то и нечего. Деньги нашла на полочке в прихожей. Понадеявшись, что по темному времени суток никто несуразностей не заметит, отправилась в магазины.

На улице на удивление посвежело и засияло чистотой. И новый белый снег, который последние дни шел не переставая, а теперь утих, и морозец — выбелили вечернее небо и выскоблили от всякой дряни, которая вечно носится в городском воздухе и подспудно давит своей серой обреченностью. В нынешнем небе уже висела светленькая лунка и две или три звездочки перемигивались. А на ветках яблонь лежал иней. Алина вдохнула полной грудью, впервые за сегодняшний отвратительно затянувшийся день ощущая себя свободно. Огляделась, чтобы выяснить, где у Андрея располагается дом. Место смутно узнала. Оказалось, недалеко от Ларисы Сергеевны, с которой, собственно, все приключения и начались. Вот забавно, кстати… Может, когда и видела Андрея, да не запомнила… Нет, его бы обязательно запомнила, у него лицо интересное.

Вышла через переулок к сияющим призывно витринам какого-то "супермаркета". На пороге засомневалась, а потом увидала через окна, что магазин набит сверх меры, и решилась.

В такой толкучке и не поймут ничего. Если и поймут — одной странной личностью больше, одной меньше. А цены подросли за неделю весьма ощутимо. Близится новый год. Свинина вон одна только… Эх, свинина…. Взвесьте, пожалуйста, вот этот кусок и еще вон тот… Ага, да. Оба беру… Лишь бы от жадности не лопнуть… А, что? Нет, это я не вам. Это мысли вслух… Ох, точно лопну… Потом чего? Фрукты? Выяснилось, что организму теперь уже на фрукты, мягко говоря, плевать. Ну никакого на него впечатления не производят эти яркие пластмассовые яблоки и восковой виноград — ну лежат и лежат. Видимо, пантерий организм всякое растительное за пищу не признает. Синеватая тушка курицы, ей-Богу, куда приятней и аппетитней! Да и дорогущие они все, овощи-фрукты… А, черт их знает! Андрею, наверно, нужно как болящему…. Да, пожалуйста, бананов… Ну, килограмм… И лука… Полкило… Ага. А аптека здесь есть где?…А, спасибо… Чёрт, приняли, конечно, за наркоманку или алкоголичку… Нужно было подыграть и спросить, продают ли в той аптеке настойку боярышника и по какой цене.

Аптека нашлась крошечная, киоск, а тётка в белом халате смотрела из окошечка неприязненно. Впрочем, её настрой Алина понимала и даже в некотором роде сочувствовала. По всей видимости, покупатели в теткиной жизни были омрачающим существование фактом, а в особенности, привязчивые покупатели, задающий всякие вопросы.

— У вас есть что-нибудь от простуды?

— Вот целая витрина, девушка, смотрите сами.

— Может быть, вы сами что-нибудь посоветуете?

— Я вам не врач. Я не видела больного и не знаю, что с ним.

— Ну… Мужчина. Температура. Какая, не знаю. Наверно, горло болит… А может и не болит… Переохладился, это точно. Вот.

— Послушайте, девушка! У меня целая витрина средств от простуды и гриппа, рассчитанных на людей с температурой и больным горлом! И что я вам должна посоветовать?!

— Эээ… Что-нибудь получше… Что у вас чаще всего берут?

В общем, тётка выдала аж три яркие пачки, скорее всего, чтобы отвязаться, Алина оставила в киоске приличную сумму и решила, что теперь как-нибудь разберется, что и к чему. Заметно приободрилась. Побродила по магазину еще, с некоторой тоской констатировала, что на организм теперь уже впечатления не производят ни пирожные, ни конфеты, ни прочие прежние радости жизни. Единственное, что приводит перестроившийся организм в восторг, сейчас истекает кровью в двух пакетах. А в магазине душно и неприятно, слишком много народу. И все пихаются и раздражают… Конец рабочего дня. На выходе из магазина визжала какая-то мелкая собачонка — наверно, потерялась. Или наступил кто на хвост. Движение застопорилось, сердобольная бабулька громко требовала найти хозяина "бедной собачки" немедленно — совсем, изверг, за животным не смотрит. Наконец, хозяйка нашлась — перепуганная женщина в норковой шубке и с ярко подведенными глазами. Нашлась, подхватила визжащий комок на руки, засюсюкала с ним и убежала в ночь. Вслед за ней начала рассасываться толпа у дверного проема, Алина протиснулась к двери и уже успела вдохнуть свежего уличного воздуха, когда в локоть внезапно вцепились и изумленно выдохнули:

— Алина?! Аля?! Живая?! Ты откуда?! Тебя вся городская милиция ищет! Алечка! А ты… Что с тобой делали? Ты где была?!

От неожиданности Алина дернулась, вырвалась из цепкого захвата, испугавшись, и выскочила как шальная на улицу. Потом только поняла, что это Наташка, подруга… Та так и стояла на пороге и пялилась, как на призрак. Почему-то возвращаться к подруге и что-то объяснять, придумывать, врать Алина испугалась, крикнула:

— Вы обознались! — сунула нос в шарф и быстро-быстро пошла в сторону остановки, не оборачиваясь, всё боясь, что Наташка догонит и призовет к ответу. Но ничего не произошло. На остановке немного отдышалась, огляделась по сторонам, однако больше знакомых лиц не увидела, начала приходить в себя.

А возвратившись в квартиру, заперев за собой дверь и сняв куртку, и вовсе успокоилась. На цыпочках пробежала к Андрею в спальню, убедилась, что тот спит, как младенец, будить и рассказывать пожалела.

***

— Вааадик, ты такой…

Крашеная блондинка, блаженно прижмурившись, как сытая довольная кошка, лежала на развороченной постели, в неопрятном гнезде из шелковых простынь, и сквозь ресницы любовалась своим мужчиной, сейчас в чем мать родила звенящим стканами у стола. Мужчина этот влюбленный взгляд прекрасно чувствовал и откровенно им наслаждался, он знал, что посмотреть есть на что. Регулярные занятия в тренажерке на качалках — они само то, чтобы произвести впечатление. Впрочем, на свою женщину он тоже смотрел с немалым удовольствием — вот такие полненькая, мяконькая, беленькая, она просто прелесть, есть, что потрогать и приласкать… Хоть женись, чтобы такое сокровище больше уже никому не отдавать. Хотя не в этом, конечно, дело…

— Ты тоже, Наташ, тоже… Сок тебе?

— Апельсиновый? Давай…

Жалко, жениться нельзя. По крайней мере, теперь. Не считая того, что нужно бы насмелиться и рассказать Наташе, что её парень… как бы помягче?… волк-оборотень, в общем. А если не поверит — показать… Лишь бы не испугалась и не бросила с испугу. Но это ладно. Это если постараться, можно провернуть. Но как быть с кланом? Межвидовые браки запрещены полностью, браки с простецами — только по согласию старшего в клане, а он не разрешит. Дважды уже спрашивал — нет, и всё. Поддерживаем чистоту крови, блин! То есть брат с сестрой — это ничего, а вот если с обычной женщиной — то уже нельзя. А потом у брата с сестрой в помёте — два нежизнеспособных волчонка, и три с врожденными уродствами, пальцев не достает или уши неправильные. А вероятность рождения простячкой нормального оборотня, однако — почти девяносто процентов. Вадик знал это точно, он консультировался со специалистом. Но нет, Алексей Иваныч упертый, как… Ничего, и в третий раз спросим, не переломимся. И в четвертый. И в пятый, если нужно. И в Координаторскую прошение подадим. Только не сейчас, а чуть позже, когда утрясется неразбериха с кошаком-нелегалом. Уже даже отец не против, уже даже мать смирилась, что "девушки из хороших семей" сыну и даром не нужны.

Подал Наташе стакан, сам хлебнул. Сок так себе, кислый и ненастоящий… Дрянь сок. Будем жить вместе, заведем соковыжималку.

— Наташ, слушай, а вот если бы… Если бы я предложил тебе выйти за меня, ты бы что ответила?

— А ты предложи, тогда и узнаешь… — фыркнула, отставила стакан, перевернулась на бок. Снизу вверх заглянула в лицо. — А если серьезно… Вадь, я не знаю. Нет, как предложишь всерьез, так и буду думать, а сейчас — не хочу. Пудришь мне мозги уже третий год….

— А я серьезно. На этот раз. Подумай, ладно? Я не могу прям сейчас, месяца три еще нужно подождать… Подумай? я ведь не тороплю. Квартира есть. Я неплохо зарабатываю, сама знаешь. Родители помогут, еще мне подъемные полагаются…

Закусила губу. Кивнула. Очень серьезно ответила:

— Я подумаю. Обещаю. И деньги твои мне не нужны. Не это главное. Но я подумаю…

Долго лежали рядом, молчали. Уже успокоились, друг друга хотели, но слабо, через лень и дремоту. Просто было хорошо вот так вот лежать, обнявшись, дышать в такт. На потолке бродили тени от подвешенных к светильнику снежинок. Времени было — половина первого, кажется. Но суббота, спешить некуда, нервничать нужды нет.

Потом вдруг Наташа встрепенулась, нарушая покой, села.

— Слушай, я тут вспомнила… Так странно. Я сегодня в магазине Алину увидела. Алина Ковалева, помнишь? Которая пропала. Моя подруга. Её же уже неделю ищут. А мне показалось, что я ее видела. Я ее остановила, говорю, "привет" и всё такое, а она странная такая… Как будто не узнала меня, и еще выглядит по-другому. Встрепанная, в какой-то чужой одежде, похудела вроде. И глаза желтые. Гепатит у нее, что ли? Отпихнула меня и убежала. Я теперь думаю — может, не она. Может, правда обозналась?

— Алина Ковалева? Эта рыженькая? Действительно странно…

Мысли ворочались ленивые-ленивые в голове, усталые и медлительные. Пока вспомнил, что за Алина… Пока сообразил, что пропала… Пока вяло удивился… Пока доперло… Сон как рукой сняло.

— Алина?! Ковалева?! Желтые глаза?! Ты уверена?! — подскочил, судорожно выискивая из кучи одежды на полу трусы и брюки.

— Да, а что? — тоже подскочила. — Желтые глаза. Но меня она не узнала.

— Твою ж! Где рубашка?! Слушай, это важно! Я сейчас убегу. На сколько, не знаю. Ты не нервничай. Просто ты сейчас такую вещь сказала! Нужно срочно передать старшим!

— Вадь, что случилось? Что-то плохое? Я что-то не то сказала? — рубашку она нашла, сунула в руки, потерянно сжалась в комочек на краю кровати.

— Нет, всё хорошо. Всё очень хорошо, солнышко! Может быть, и не придется нам с тобой ждать три месяца! Ты эту Алину где видела? в магазине? Который "Три поросенка"?

— Да, там. Да что произошло, ты объясни толком! — чуть не плачет. — Куда ты уходишь?!

Нашел джемпер. Из прихожей уже выкрикнул:

— Всё хорошо, солнышко! Лучше не бывает! Если твоя Алина — та самая, кого мы уже недели две ищем, то всё просто прекрасно! Только ты сейчас сиди тут, а лучше ложись спать. И никому кроме меня дверь не открывай. Вообще никому, даже если Алина заявится. От этой психопатки… Если что — звони. Я как освобожусь, приду и всё объясню, честное слово. Договорились?

Не дожидаясь ответа, пулей вылетел в подъезд, сбежал по ступенькам. Во дворе мгновение обдумывал, куда и как дальше. Решил время зря не тратить. Огляделся по сторонам, двор по позднему времени был абсолютно пустынен. Тогда упал на снег, пару секунд непонятно, с горловыми стонами извивался и дергался…

А поднялся уже не человек, а мощный серый волк. Отряхнулся и побежал. Нужно как можно скорее сообщить Алексею Ивановичу. Если пантеру-маньячку отыщут с его, Вадима, помощью, то можно будет воспользоваться моментом и выбить у раздобревшего старшины разрешение на брак. Только сперва всё-таки самому понюхать. На всякий случай…

Ночной магазин таинственно молчал и был тёмен. Фонари подсвечивали вывеску — трёх толстых до безобразия поросят. А в воздухе действительно носились довольно свежие запахи большой и злой кошки. А больших кошек Вадик ненавидел. Он любил кошек только домашних, мяконьких и ласковых… Пошёл по следу, старательно внюхиваясь. След петлял и вился между домами, нырял в подворотни, терялся в сугробах, местами был притоптан, затерт другими запахами…На проезжей части, пустынной по позднему времени, исчез окончательно, словно в землю ушел. Вадик остановился, озабоченно огляделся по сторонам… В таком снегу если потеряешь след, уже хрен…

А на другой стороне улицы его ждали. Большая злая кошка молча посверкивала желтыми глазами и топорщила усы.

Антон.

In vino veritas…

— И откуда ж ты такой взялся? В нашем зачуханном городке? Странно всё это…

Водка была холодная, только что выуженная из-за заоконной сетки, поэтому бутылка запотела, а уж во рту — зубы аж трещали. В глотке, наоборот, жгло расплавленным оловом. В целом это было не неприятно, а скорее, необычно, и, к тому же, действительно задвигало тоску куда-то на задний план. Антон неопределенно пожал плечами и скорей запихнул в рот хлебную горбушку.

— Значит, Семеныч тебя сюда, ко мне. А сам ты из Нововерска?

— Вроде того, — невнятно согласился, жуя.

— И как там, в вашем мегаполисе? Дымно и срамно?

— Угу.

— А правда, что у вас всё тетки красятся как на съеме, а все мужики — метры… тьфу… метросексуалы?… Еще по одной?…

— Угу… Так же, как у вас тётк… Уф!

Хозяин квартиры Владимир оказался человеком весьма приятным в общении и даже интеллигентным, то есть вполне умел поддержать стремительно движущийся к пьяному бормотанию разговор. К тому восхищал Антона первобытно-провинциальным представлением о "мегаполисе" Нововерске как о месте, где в кисельных берегах текут молочные реки, но при этом гнездятся мерзейшие пороки общества. Как так хитро совмещается первое со вторым, Антон понимал не очень, да и не требовал никто от него понимания. Опять стало тоскливо, а где-то далеко продолжалась охота. Поймали куропатку. И тут же сожрали. Перья раздраженно переворошили носом и поняли, что всё, удовольствие закончилось слишком быстро и нужно идти искать дальше. К тому же примешивалась ответственность за кого-то третьего, который голодный…

— Так всё же — чего ты сюда приперся? Работа что ли? Или от жены подальше, чтобы оттянуться?

Пьянел Антон с потрясающей скоростью. И чем пьянее становился, тем больше Владимир раздражал неуемной болтливостью. К тому же начиналось уже то самое, из-за чего — это пока еще Антон помнил — пантерам пить нельзя. Вместо головы — больная тяжелая болванка.

… Охота продолжалась. Холод после куропатки притупился, поэтому дальше появилась возможность действовать куда более осмотрительно. Снегопад закончился вчера, сегодня уже подбавило морозу и по насту запестрели цепочки следов и запахов, в воздухе висела стылая дымка…

— Нда, мужик, не умеешь пить.

Бормотание раздражало, хотел огрызнуться… Там, на охоте, начиналось самое интересное — после старого лосиного следа, уже выцветшего, обнаружился стойкий птичий запах — кто-то сидел под снегом, но снег же мешал понять точно…

— Давай-давай. Подымайся. Идем баиньки. Ну, во всяком случае, если ты хотел напиться и стать деревом, тебе это удалось… Прям завидую, честное слово… Сто лет уже толком напиться не выходит. Мне бы так…

… Кто-то пах вкусно и было этого кого-то достаточно много, хватило бы и поужинать, и подкормить Ежа. Еж… Об этом Еже представление складывалось весьма тусклое, как о какой-то вещи или необходимой обузе. Аккуратно переступив с лапы на лапу, принюхался. Это под снегом тихонько копошилось и курлыкало, обозначая жирное вкусное мясо и ворох перьев, с которыми можно будет потом поразвлечься. Очень осторожно проследил носом подснежные ходы, примериваясь, где бы лучше хватать, а под снегом затихло, затаилось. Оно тоже почувствовало к себе интерес и пыталось сделать вид, что его здесь нет. Поздно, голубчик…

— Слушай, мне кухня еще нужна. Подымайся и ножками — к себе в койку. У, проблемы с вами, с алкоголиками.

… Сильно ударил по насту лапой, провалился, забарахтался в снегу — оказалось глубже, чем думал, и эта дрянь успела раньше! Подхватилась, темная жирная тушка, шумно шваркнула по морде крыльями и вспорхнула! Со злости вскочил, зарычал…

— Твою мать, оборотень! Твою ж! Apage, bestia!

Черное — пестрое мельтешение — как кипятком по ободранной коже — дикий миг дезориентации — злость!

Владимир нервно тряс за плечи, и это отрезвило лучше шока принудительного оборота.

Не лес, кухня. Светлая столешница. Ополовиненная бутылка водки. Голова трещит. На языке привкус снега и перьев.

— Чш… что?

— Говорю — предупреждать надо, что оборотень! Я б тебе водки не давал! Ты мне, *** мохнатый, все тарелки переколотил!

Соображал Антон долго. Долго глядел на Владимира. Долго — на белые осколки на полу. Очень тихо ответил:

— Я соберу. А ты что, тоже бывший Координатор?

— Нет. — Буркнул Владимир. С непередаваемым сарказмом, торжественно добавил. — Не Координатор! Второй секретарь бывшего Координатора к вашим услугам!

Антон потряс головой. Снова поглядел на осколки. С чувством, громко вопросил:

— Б****! В этом с…. в этом городке вообще живут обычные люди?!

— Б****, - в тон Антону отозвался хозяин. — Игорь вообще когда-нибудь отправляет ко мне нормальных постояльцев?! Почему, черт возьми, вас всех спаивать приходится-то каждый раз, чтобы хоть что-то выяснить?! Вот же старый хрен… А ты иди, проспись. Без тебя осколки соберу. А как проспишься, обсудим историю, в которую ты вляпался.

Антон послушно кивнул и, ошарашенный, послушно же возвратился в комнату. Тихо расправил постель, лег. Спать, впрочем, никак не получалось. Голова разваливалась на части, мутило… Дело теперь уже привычное.

Пришлось пялиться в потолок и размышлять. Над тем, ага, в какую историю вляпался. Вообще странный городок. По улицам разгуливает волчий патруль, неопознанная пантера грызет волков, в обсиженном гопотой доме живет бывший Координатор, его бывший второй секретарь глушит с постояльцами водку, пытаясь вызнать какие-то необходимые ему сведения… Интересно, а бывший первый секретарь Координатора тоже здесь живет? Резервация какая-то… Вот вам и провинция. Вот вам и тихий сонный городок на краю тайги.

А какая, в конце концов, разница? Это их дела, не Антона Костина, которому и надо-то всего — довести свою дичку до обряда и спасти сына. Хотите помочь — помогайте, мы не гордые, любую помощь примем, а будете мешать — как-нибудь переживем. Но лучше просто оставьте в покое. Так то.

На этой обиженной мысли Антон решил больше зазря не волноваться и о постороннем не думать, а привычно скользнул по тоненькой веревочке туда, в лес, в теплому сгустку звериного сознания.

Сгусток этот больше не охотился, но и окончательно сыт не был. Пантера теперь уютно устроилась у печки, спрятала нос в лапах, прислушалась напоследок к шумам и скрипам, вдохнула затхлый воздух избушки и легко, как умеют все кошки, задремала. Вместе с ней незаметно задремал и Антон, греясь в тепле и тихом потрескивании чужой печки. В какой момент тоненькая ниточка оборвалась окончательно, Антон не знал. Из дремы он нырнул глубже, уже в ровное спокойное течение, и там долго летом, в самую звенящую жару, запускал со Славкой и Инкой огромного воздушного змея, а тот раздувал свои крылья на ветру, раздувал… Крылья — апельсиново-оранжевые — трепетали, распахивались, ширились… пока не заслонили собой всё небо, и Славка рассмеялся звонко и счастливо.

И тогда Антон проснулся, и оказалось, что прежний день, в котором Антон шатался по улицам и подъездам, сделался вчерашним, а от нынешнего дня мужчина прихватил приличный кусок. Часы показывали половину первого. Уже привычно, раньше даже, чем к телефону, потянувшись мысленно к далекому пятнышку, которое должно означать Алину, понял, что не такое уж оно и далекое.

Вздрогнул. Нитка связи превратилась почти что в канат. Кажется — потяни, и вот она, на блюдечке, Алина Сергеевна Ковалева, пантера-археолог. Сначала Антон не понял, что "канат" может означать, даже не поверил… Проняло — Алина рядом! В городе! То есть даже — кварталах в трех-четырех, наверно!

Подскочил. Что, черт возьми, она здесь делает?! Если вчера еще была километрах в двадцати, далеко и надежно осевшая в какой-то времянке или пустующей базе археологов! Зачем она здесь?! Это, погодите… она посреди улицы?! В какой-нибудь подворотне?! Она же всех перегрызет…

В свертке Координатора Игоря отыскал амулеты. Вот этот, синий камешек, это для "прыжков". Туда и обратно. Второй, алый уголек — боевой. Парализатор, сказал Игорь. В радиусе… скольких?… десяти, кажется, метров. Лихорадочно сжал в кулаке парализатор, задумчиво погладил голубой кристалл. Как ты у нас работаешь? Куда нажать? Как настроить? Кажется, стандартный? Тогда всё просто…

"Прыгаем", обездвиживаем, хватаем и утаскиваем сюда. Элементарно.

Главное, "прыгнуть" правильно. "Прыжок" этот, теоретически простой и легкий, должен был стать для Антона первым в жизни и непосредственно перед мужчину охватил коротенький приступ мандража. Затаив дыхание и зажмурившись, он нажал на ровную грань камешка.

Ощущение "не-здесь-и-не-там" ошеломило и сбило с толку. Замер, озираясь.

Квартира. Зеленые обои. Тяжелое кресло. Двое. Алина — встрепанная, перепуганная, готовая обернуться и, черт, уже оборачивающаяся. Незнакомый мужчина. Маг. Не держит щит, поэтому сразу понял, что магически одаренный. Уставился на мага во все глаза, поднимая парализатор. Привести в действие не успел — Алина обернулась окончательно, всё произошло в какие-то доли мгновения — вместо девушки кошка, большая и злая. И маг с непонятными способностями. И не со страху, а от неожиданности — кристалл переноса подвернулся пусковой гранью.

"Не-здесь-и-не-там" накатило.

И снова — кровать и комната. И дикая злость на себя, упустившего такой шанс. Идиот!

Глава 3.

15 мая 1979 года.

Тик-так, тик-так.

Старая — еще дореволюционная — штучка эти часы. Все в бронзовых завитушках, циферблат пожелтел от времени, а цифры побурели и выцвели. Отдергивают стрелки секунды. А секунды медленные. Неповоротливые секунды. Это, наверно, потому, что часы старые. Постукал пальцем по стеклу — то отозвалось пыльным звоном. Секунды, хоть и медленные, отсчитывали время до конца. Координатор не знал, до его ли только конца, или вообще всякого конца, после которого вряд ли будет новое начало. Они там все перегрызутся.

Своего конца координатор, далеко немолодой уже человек, маг, не боялся. Зеркальная стена — координатор ненавидел оформление кабинета — отражала мужчину лет тридцати, едва ли старше. Но лишь видимость. Координатор Игорь ощущал себя старым и от возраста неисправным, как часы на столе. Магия дает долголетие, возможность выглядеть молодым и здоровым. Однако она не в силах дать самого главного, присущего только молодым — ощущения безграничности возможностей и полной уверенности в своих силах. В общем, координатор давно уже обветшал, изнутри прогнил и заплесневел, сохраняя лишь пристойный фасад, и конца своего ожидал даже с некоторым предвкушением. В конце концов, это даже любопытно — самому проверить, есть ли там что-нибудь.

А боялся координатор другого. Кланы окончательно разругаются и изничтожат друг друга. Волки погрызут Кошаков, самих Волков передавят Медведи, и так далее…

Координатор Игорь совершил непростительную ошибку, когда позволил Ингмару Олафссону впутать себя в скверную историю. Ингмар этот, по меркам Координаторской, молодой совсем, едва только седьмой десяток разменял, с разрешения Игоря внес законодательную инициативу. Провел, значит, всестороннее исследование и выявил неумеренный рост численности Волков и некоторых других кланов. Предложил сократить для этих кланов, прежде всего Волков, нормы воспроизводства. "Мы понимаем… нелегкое решение… но залогом спокойного существования зооморфов всегда была малочисленность, позволяющая не привлекать внимания простецов… поэтому следует…" Как он, стервец, убедителен был! А как возбужденно-согласно гомонили задние ряды — пернатые, медведи, сохатые! Мало кто любит волков. Самое неприятное — Координатору Игорю Олафссон совсем другие вещи пел, когда выпрашивал время прочесть свой докладец. Обещал на тему экологии задвинуть. И скверно, скверно, трижды скверно — подлец Ингмар как-то так ловко ввернул в самом начале выступления, что, дескать, доклад прочтен и вынесен на обсуждение с одобрения полномочного представителя… ля-ля-ля… координатора Игоря Семеновича Петренко, то есть выходило со всей очевидностью, что, де, координатор уже с докладом ознакомлен и полностью согласен. И вот сидел Игорь полчаса назад, краснел, бледнел, истекал холодным потом, слушая еретические эти выкладки — впервые, и в мыслях не имея, что такое можно предложить клановому союзу! — и думал, на месте сожрут или сначала будет трибунал? Оказалось, хуже. Гораздо.

У клановых, подготовленных ловким вступлением мазурика Ингмара, и мысли-то даже не возникло, что можно проголосовать против проекта — как же, одобрено же ведь! Самим координатором! Неееет, кроме Волков никто и слова поперек не вставил. Все с азартом принялись обсуждать детали будущего предприятия. Уж лучше бы сожрали на месте.

И где-то между азартным выкриком Пернатой Анны и рассуждениями представителя медведей с Дальнего востока поднялся молодой, энергичный Волк Алексей и сообщил, что в нынешних условиях травли и незаконного ущемления прав считает невозможным нахождение своего клана в составе союза. Что сегодня же вынесет этот вопрос на рассмотрение кланового совета.

У Игоря нехорошо застучало абсолютно здоровое — как и все органы в искусственно молодом теле — сердце, закололо в левой половине груди. Он объявил перерыв в обсуждении, попросил уважаемых участников временно прекратить споры и спокойно обдумать сложившуюся ситуацию. И не горячиться. Еще он просил — нет, буквально умолял, нисколько не заботясь о координаторском достоинстве — Волков остаться, не принимать поспешных решений. Не вняли.

Пожалуй, уже завтра в координаторскую поступит подписанное членами клана заявление об одностороннем разрыве союзного договора. На этом карьера координатора Игоря, конечно, завершится. Игорь будет с позором изгнан из Координаторской, отрешен от должности и навсегда покинет ненавистный зеркальный кабинет, в котором постоянно кажется, что за тобой из-за плеча непристойно подглядывают. Затем будет трибунал. Скорее всего, со смертным приговором за развязывание межклановых войн. Но — плевать. Если нужно будет, Игорь публично покается — был неправ, старый маразматик, вообще не должен был допускать стервеца к выступлению. И уж тем более не должен был допускать, не ознакомившись с текстом. Если нужно будет, сам удавится. Публично. Нужно вам, товарищи?

Пыльная карта Сибири на полстены.

На карте ареалов обитания большое синее поле от Ледовитого океана до степей Казахстана и от Урала до маленькой речушки Ырташ — территория Волков. Рядышком прилепилась узенькая прослоечка алого цвета, жалкая и нетвердая — пантерьи земли. На границе фиолетовая клякса, мерзкий маленький камешек преткновения — бывшее пантерье "место силы", святилище Кошки-Саат. Чуть больше сотни лет назад Волки забрали этот клочок у обессиленных и малочисленных после эпидемии кошачьего поветрия Пантер, положив тем самым начало бесконечной клановой грызне и ненависти, и горю для многих поколений, и чему только не положили — даже постоянной головной боли очередного Координатора по Сибирской автономной области. Желтые пятна — территории Пернатых. Эти вечно всем недовольны, эти готовы поддержать любую оппозицию, даже если это движение защиты прав аборигенов Новой Гвинеи. Рыжие вкрапления означают Рысей. Рыси покладистые, молчат в тряпочку, потому что их всего ничего — около сотни. Ну и по северу, густым коричневым по побережью, перекрывая частично территорию Волков, михаилы потапычи наши косолапые, туповатые и трудные на подъем Медведи. У Сохатых вообще нет своих территорий, и ничего, истерик не устраивают.

Игорь с раздражением сгреб неопрятную гору бумаг со стола прямиком в мусорную корзину — все без разбора. Если будет война, бумажками этими разве что подтереться. А не будет — достанут из корзины, не переломятся. Кто-нибудь достанет.

Глянул в окно — там цвела поздняя и затяжная весна. Снег в этом году начал буреть только к концу апреля, проталины на загаженной городской земле проступили только в первых числах мая, одновременно же набухли и полопались почки сирени, побежали бурные ручьи по тротуарам, грязь взбилась в тугую кашу. Теперь же грязь почти высохла, наступила благодать — пенные острова сирени далеко внизу, среди мокрого асфальта, легкий зеленый дымок одевающихся листвой берез, чистое свежее небо, шестнадцать градусов тепла, детишки в песочнице галдят как растревоженное сорочье гнездо.

А за скрипучими дверями кабинета ровный тихий гул, редкие вскрики возбуждения. Игорь тоскливо вздохнул и поднялся. Пора возвращаться в зал. Пока вскрики не перешли в рычание и грызню.

Алина и Андрей.

Ночь тощего месяца.

В половине восьмого аппетитные запахи свинины по-французски потянулись по трехкомнатке советской планировки, а в заварку Алина бросила горстку смородиновых листьев из пакетика, найденного в шкафу, вдохновенно добавила по щепоти имбиря и корицы. Тихонько шелестело радио, удостоверяя девушку, что за неделю отсутствия ничего экстраординарного в городе не произошло, мир или там, на худой конец, краеведческий музей не рухнул, без Алины вполне справились. Было это открытие однозначно отрадным, но несколько лично для Алины обидным. Как же так, чтобы без нее, и всё как обычно?

Впрочем, ну его всё. Алина пребывала в благостном настроении в предвкушении ужина, намурлыкивала легкомысленную песенку и ждала, когда уже подойдет в духовке запекаемая с яблоками картошка. На маленькой кухоньке за клетчатыми шторами, из-за которых казалось — край земли, а больше и нет ничего — горела приятная желтенькая лампочка в розовом колпачке, батарея жарила как сковородка в аду, перемытая посуда сверкала. Очень было хорошо на кухоньке, хоть сворачивайся клубком, прижмуривайся и млей… Алина присела у стола, в блаженной усталости сложила на него локти и принялась с удовольствием вспоминать, какие сокровища хранятся у нового знакомца Андрея, и как он разрешил их хоть до дыр засматривать. Теплый медальончик-кошка приятно грелся под футболкой и, кажется, вибрировал в такт мыслям, что было очень странно и удивительно, но о чем задумываться пока не хотелось. Вообще задумываться было лень.

Радио отшуршало положенное, зашипело, затрещало и смолкло почему-то, но выяснять тоже было лениво, к тому же Алину вполне устраивала тишина. Минут через десять ужин будет готов, а пока… За окном тихо падал снег. Мелкий и почти незаметный, к тому же шторы… А вот чувствовала — падает. Наверху, этажом выше и немного правее, ритмично скрипела кровать. А еще выше лопотал что-то свое детское и важное какой-то ребенок. И больше ничего. Уютно. Засыпает спокойно родной город.

Не сразу обратила внимание на возню за соседней стеной. Как если бы большая змея, удав… А когда заметила, угадать уже не успела — возня заменилась непонятными стонами и оборвалась — воплем дикого ужаса. Аж мурашки по коже и шерсть дыбом! шерсть… когда успела… о, черт!

Вопил Андрей. То есть, уже не вопил, просто сидел на кровати, тяжко от ужаса дыша, но никакой опасности, даже давешних зеленых паутинок, Алина, хоть убей, не ощущала. Сунулась на всякий случай под шкаф, под кровать, нюхнула для порядка пыли в углу. Нет, чисто.

Подошла. заглядывая в лицо — чего ты, дескать. А он, придурок, заррра…

— Apage, bestia! — как заорет внезапно! Да как…

Наизнанку вывернет…

А потом уже лежала на полу, на спине, глядела в темный потолок и всё пыталась отдышаться. И он сидит на кровати, слабо подсвеченный от дверного проема, таращится, и даже руки не подаст!

— Ты чего? Совсем дурной?! Мне же больно!

— Уф… Кошмар. Приснился кошмар. Просто сон. Что вроде как на меня целая стая Пантер нападает. И на части раздергивают, паразиты. И тут ты еще. Совпало. Ты…это… извини.

— Извини ему. Жрать пошли. Я ужин приготовила. И таблеток тебе купила.

Шумно втянул воздух носом, кивнул:

— И вправду ужин. Настоящий. Давненько я… Идем.

И снова на кухне стало тепло и уютно, только теперь уже на двоих. Андрей, взъерошенный после сна и остро пахнущий пережитым ужасом напополам с едким потом, вяло ковырялся в тарелке. Разговаривать, кажется, не настроен был, поэтому молчали. Против молчания Алина ничего не имела. Сидели долго, каждый в своих мыслях, и вечер медленно превращался в ночь, и сверху скрипеть перестали, а ребенка, наверно, уложили спать.

— Я там таблетки какие-то купила, погляди, подойдут тебе или нет. Я в них слабо разбираюсь, — озабоченно припомнила, больно уж розовый он сидел и заторможенный.

— А? Ага… Спасибо. У меня еще там в шкафу, на верхней полке пакетик. В нем корешки белые. Подай, пожую… что ли…

И вечер окончательно перетек в ночь. А снег перестал. Зато щуплый месяц выкатился и пялился в кухню через щель в шторах. Почему-то он начал вызывать смутное беспокойство и Алина сердито задвинула щель. И кухня стала совсем маленькая.

В девять радио опять включилось и пропиликало "московское время".

Андрей поднялся, зачем-то отдернул штору и выглянул в темноту, только ничего не увидел — черно и переливаются блестяшки ледяного узора на стекле.

— Спать хочу, — сообщил. — Нужно решить, кто где будет спать. Ты, наверно, на мою кровать ложись. У меня никаких, блин, и раскладушек-то нет… На пол, что ли…

— Холодно на полу, а ты весь… — неопределенно пожала плечами. — Ложись сам на кровать, а я найду, куда пристроиться. Я не замерзну.

— Точно? Просто неудобно… даму… на пол… Нужно будет потом купить хоть диван еще, что ли…

Замялся.

— Купишь. Когда будешь даму приводить домой. А не кошку вроде меня… Уф, — Алина криво улыбнулась, отвернулась к раковине. Раковина тут не в пример ванной комнаты — хорошая, дорогая. Беленькая и аккуратная, новая, наверно. И посуда хорошая, французская, словно бы Андрей этот не особо много внимания уделяет своему быту, но уж если решает что-то организовать, то делать это по высшему разряду.

Он совсем было собрался уходить, на пороге притормозил:

— Я сейчас найду, что постелить. Давай, ты у меня в комнате побудешь? Я не уверен, что на остальных порядок с барьерами.

— Конечно. Если я не слишком тебя стесню, — кивнула. Подумала, что какой-то фальшивый вышел диалог. " — Не изволите ли, миледи, переночевать… — Ах, сударь, не нарушу ли я вашего покоя…" После пьянок, бывало, кто где свалился, там и спит, и никакого… И этот хорош — мог бы уж просто признаться, что… что? Боится он, что ли? Кошмарики по ночам… Пантеры… на части раздергивают…

— Нет, всё в порядке. Тогда я постелю.

— Ага, стели.

И снова не ушёл. Нет, это определенно начинало напрягать. Вопросительно поглядела.

— Э… Кстати, хотел сказать спасибо. За ужин. Неделю назад и не думал, что когда-нибудь буду… Ладно, не важно. Пошёл стелить.

— Не за что.

***

… Алина сидела на мостках, свесив голые ноги в теплую воду. Вода была прозрачная с теплым янтарным отсветом, в ней сновали шустрые любопытные мальки, щекотали пятки, но стоило только дернуть ногой — тут же пугались и шарахались густым косяком дальше в таинственную зеленую глубину. На неспокойной водной поверхности бликовала рябь, приплясывало алинино встрепанное отражение.

Утреннее солнышко пригревало, но еще пока не жарило. Приятные мурашки бежали по коленкам и выше каждый раз, когда какой-нибудь глупый малек тыкался в лодыжку. Алина жмурилась на солнце, прислушивалась к высоким пронзительным вскрикам чаек… Рядом сидел человек. Мужчина. Темные грустные глаза, а больше она про него ничего не знала и знать не желала. Только знание как-то приходило само, почти против воли, вместе с чаячьими вскриками. Чайки суетились, белыми кульками валились к поверхности, а поднимались уже с трепещущими серебринками в клювах… Где-то далеко, в другом городе… вот таком большом городе! большом-большом! Таком, что чтобы доехать от дома до папиной работы, нужно сесть сначала на один автобус, потом на другой, а после еще пройти пешком и всё это займет полтора часа… или еще можно на метро… так вот, в городе жил мальчик Славка. Хороший мальчик, ни с кем во дворе не дрался, маму с папой слушался, и в школу ходить любил, и даже уроки делать тоже любил. Увлекался военной техникой и мечтал стать военным инженером, когда вырастет. Сам клеил модели БТР-ов и танков. Еще Славка хотел стать большим и сильным Котом, чтобы быть похожим на папу. Папа — один из лучших Котов клана! Он много раз побеждал в соревнованиях! Вот даже на фотографии, которая с позапрошлогодних игр, папа — большой, черный и очень сильный, на целых пятнадцать сантиметров выше дяди Влада!… Еще Слава был очень способный мальчик — обернулся впервые в полгода, раньше, чем начал ходить и говорить. Недавно вот научился наводить морок… А потом случилась со Славкой беда. Славка заболел…

Глупые рыбешки щекотались, солнце начинало припекать. Чайки летали уже тяжело и сыто, почти совсем не вопили, а только посмеивались изредка. Мужчина, который рядом на мостках и смотреть на которого не хотелось, закурил. Табачный терпкий дым на миг заслонил солнце, а потом осел к воде.

…Славка заболел сильно, и тем заболел, от чего не лечат в обычных больницах, и от чего не поможет ни одна таблетка. Славка очень мучился и начинал подозревать, что военным инженером никогда не станет. И он не понимал, за что ему, хорошему мальчику, такое. И никто не знал, даже мудрый и добрый глава клана Ингмар. И мама не знала. Это очень страшно, когда мама потихоньку плачет в ванной, а потом приходит, а у нее красные глаза, она всё равно улыбается…

… А в другом городе, маленьком и сонном, жила девушка. Обязательно, конечно, хорошая, она тоже, когда была маленькая, любила ходить в школу, и тоже имела мечту. Она хорошо училась, потом поступила в университет. А потом исполнила свою мечту и стала археологом. Она, правда, оборачиваться до последнего времени не умела, зато ловко зарисовывала горизонты и с ходу отличала Зарубинецкую культуру от Верхнеобской. Она много раз бывала на раскопах, знала, каково на вкус раннее осеннее утро, как жужжат шмели над васильковым полем в жаркий полдень, как смола сочится янтарными слезами по стволам сосен, а сами сосны подымаются высоко-высоко и там обнимаются с голубыми небом, как хорошо спать, утащив спальник подальше от лагеря, где-нибудь между хвойных лап и корней, а вечером слушать, как бренчит гитарой "козлетонистый" Серега…

Мостки нагрелись и пахли тиной и смолой. Рыбешки прятались в тень и там сонно колебали хвостиками, как серенькие водоросли.

… Так вот, алинины археологические мечты уже сбылись. Она попробовала и пережила многое, она была счастлива с своем тихом и сонном городке. А Славка так и не станет военным инженером. Он, конечно, не знает, но жить ему осталось, в лучшем случае, до следующего лета. Но чувствует — это неправда, что дети ничего не знают и не видят. Но вот про шмелей над васильковым полем он, кажется, так и не узнает.

И тогда от отчаяния пронзительно заорала чайка и камнем рухнула в воду, обдав Алину брызгами и ознобом с ног до головы. Следом полетел окурок — зашипел и утонул, словно бы не окурок, а кирпич. И следом же мужчина, которого Алина никогда не знала, славкин папа, который самый сильный из всех клановых Котов и самый из них смелый, заплакал.

Алинка испугалась, рыдающий мужчина в ужас ее привел похлеще…

И проснулась. И села в ворохе одеял и простыней. Глубоко вздохнула, только-только просыпаясь окончательно.

Потная подушка легла комом, гармошкой собранный матрас больно врезался в кожу. Зябко поежилась — очень уж реалистичный выдался сон, цветной и даже с запахами. Говорят, сны — отражение событий в жизни человека, но, простите, пожалуйста, откуда взялся этот несчастный Славка? Снова поежилась — противный сон, страшный.

По комнате от приоткрытой форточки тек зябкий холод, углы кутались в загадочный полумрак, на кровати слегка постанывал сквозь свой какой-то сон маг Андрей. Наверно, опять дерется с кошками. Кошки, кошки, везде одни кошки. Даже сама Алина — и то теперь кошка. Хотелось после душного одеяла глотнуть воды и вдохнуть воздуха — зимнего, уличного. На кухне жадно опрокинула стакан воды, подошла к окну. Ехидно скалил серпик тощий месяц, ветер гнал облака. На миг показалось, но тут же прошло — между гаражами мелькнул черный хвостатый силуэт.

Возвратилась в комнату, поправила мужчине свесившееся одеяло. Пригляделась — щеки у спящего влажно блестели. Не удержалась, подула в напряженное лицо и погладила по щеке, совсем как делала мама, когда Алину мучили яркие детские кошмары. Лицо Андрея послушно расслабилось, он задышал ровно, без стонов, что-то бормотнул и перевернулся на другой бок.

Алина зевнула и залезла в свое "гнездо". И там погрузилась в ровный сон теперь уже совсем без сновидений.

***

Страшная черная кошка стояла, выставив глазищи-прожекторы на Вадима, и, кажется, ухмылялась, гадина. Пантеры лыбиться не умеют, но эта… Эта тварь… Пораженный размерами чудовища, Вадик замер, не в силах двинуться. Мысли словно примерзли. Только стучало в мозгу: "Вот ты ее и нашел. Сам. Доволен?" Не ожидал. Да по всем законам физики — не могло быть, чтобы хрупкая девушка обернулась такой махиной! Это же просто… противоестественно!

Тварь лыбилась, глядела своими прожекторами и мела хвостом снег в нетерпении. Она, кажется, была уверена, что сейчас Вадик сам к ней подойдет и спокойно позволит себя задавить. Странным образом обнаружилось — еще немного, и Вадик… действительно так и сделает. Желание сдаться подступило к глотке, начало душить… Вадик заморочно замотал мордой. Что-то эта дрянь делала с ним, глазищами своими сверлила. Стоит и не шелохнется. А лапы словно примерзли к дороге.

Жутко. До тяжести в мочевом пузыре. Жутко, как вязнуть в болоте. Однажды вяз…

Из горла сам собой вырвался тихий тоскливый рык. Не могу сопротивляться. Не могу-не могу-не могу….

Отпусти… Лапы, тяжелые, как гранит, начали медленно и ровно перебирать снег под ногами, неумолимо приближая к страшной твари.

Отец говорил — любую опасность нужно встречать лицом к лицу. Правда, иногда и очень и тихо, словно бы стесняясь, отец добавлял — а от совсем непонятной херни лучше драпать.

Отпусти… Гадина. Я не твой! Я не позволю спокойно себя загрызть, как Виталька! Отпусти!

Лапы работали против хозяина. Они тяжелели и тяжелели дальше. И тогда Вадик, очень хорошо представив, во что гадина превратила Витальку, с которым вместе учились в младшей школе, как она его, сука, измочалила, громко завыл, протестуя. Желтые прожекторы мигнули недоуменно, на миг отпуская.

И Вадик драпанул. Загривком ощущая страшный взгляд и, периодически, слыша свирепое дыхание совсем близко.

Никогда в жизни Вадик не драпал с такой скоростью. Никогда еще не ощущал себя столь слабым и беззащитным перед безжалостной неотвратимой силой.

О чем-то думать сил и времени не осталось, Вадик просто бежал. И мечтал добежать. Дежурка клана, там всегда сидят двое-трое "контролеров". Если не на рейде… Если не на рейде — защитят. Там светло, тепло и безопасно. А с дикой кошкой теперь пусть без Вадима разбираются.

Бежать после почти недельной метели было тяжело — лапы вязли. А по накатанным дорожкам тротуаров — скользко. А еще — непривычно и жутко, потому что дорогу по ночному времени Вадик помнил плохо. В последнее время он редко пользовался волчьей ипостасью. Чтобы ненароком не напугать Наташку. "Выберусь из передряги живым — женюсь. И плевать, разрешат или нет. Женюсь-женюсь-женюсь… И пошли вы все…"

Лапы задеревенели. Воздуха категорически недоставало. Вывалил язык, жадно глотая ледяные облачка пара. Пантера не отставала. Через площадь Ленина чуть не вровень пробежали, но пантера поскользнулась у детской горки. На улице Мира Вадим понял, что совершенно отвык бегать и долго не протянет. Поняла это и пантера. Она, кажется, поднажала и оказалась с Вадиком почти нос к носу. Тут у Вадика открылось второе дыхание — как только нюхнул мускусный, ядреный дух преследователя. Лап он уже не ощущал, земля под ними вдруг завертелась и понеслась вскачь, а Вадиму только и оставалось — успевать бежать.

И он успевал. Перемахивая через невысокие детские снежные крепости, через тротуарные ограждения, через сугробы, наваленные на задних дворах магазинов. Ему нужно было почти на окраину. В сторону химзавода. Только за два квартала свернуть направо — дворами, потом пойдет частный сектор, а там и дачи…

Чудовище не отставало, но и слишком уже больше не приближалось. Всё-таки территория Волков, Пантерам здесь даже природа не рада. Не пантерье это дело — по снегам шастать.

И вот уже он — домишко крошечный, одна комнатка всего, непрезентабельный, косящийся на бок, весь какой-то жалкий и ободранный. Последний алкаш не позарится лезть и что-то воровать. Да и не сумеет — барьер запускает только своих. Зато внутри — тепло. В окошке свет. Значит — ждут. Бдят. Дежурят. Свои. Родные.

Вадик рванул в полнейшем восторге, рыкнул торжествующе…

И напоролся на под снегом незамеченный штырь. Правой передней лапой.

Глава 4.

..Третья ночь Кошачьей весны — ночь свадеб. Она самая веселая и долгожданная, всегда выпадающая на новолуние, когда "слабенькая незрелая лунка едва-едва просвечивает через темно-голубой небосвод и стесняется ярких ядреных звезд, когда сладко дурманят цветущие яблони, когда сирень пышной пеной вскипает на почти голой еще проволоке кустов, когда, по преданию, пляшут на берегах озер полупрозрачные голубоватые русалки, когда соловей поёт, как безумный, как влюбленный, как… Когда Сибирь-матушка после злой зимы празднует свое пробуждение во хмелю и цвету" (И. Ивельева, поэтический сборник "Звонкая весна"). Третья ночь — особенная.

Первая ночь — она для богини с незапамятных времен, чтобы не сердилась на детей своих Желтоглазая. Проводят её в посту и смирении и в мыслях о благодеяниях и чудесах Великой, о процветании клана, и в делах — во славу Саат, на благо братьев и сестер по крови. Говорят знающие люди, "тьму лун назад, в самую первую из всех ночей на еще юную и девственную землю упало семя — плод любовного слияния Сат Великолепной и Небесного свода. Упало семя в благодатную непочатую землю — и проросло. Листьями серебряными, стеблем рослым и бутоном тяжелым, янтарным. Солнце светит — тянется цветок к нему, листьями поблескивает. Ветер подует — проливаются с листьев серебряные звоны. Дождь пойдет — набухает бутон зрелыми соками. День набухает, месяц набухает, шесть месяцев набухает, и девять месяцев — никак не разродится. Тягонько уже цветку, никнут серебряные листья, гнется рослый стебелек, не летят уже с него звоны… Спрашивает солнце: "Отчего ты, мил друг, от меня клонишься, лик свой воротишь. Аль не любо я тебе больше? Аль не грею я тебя, как прежде? Я ль тебя не холило и не лелеяло? Я ль тебя теплом не дарило, светом не купало?" "Мило ты мне, солнышко, мило ты мне, красное, — цветок в ответ. — Да мочи уж нет держать в себе плод и не разродиться." Спрашивает ветер: "Отчего ты, мил друг, не звенишь мне навстречу больше? Отчего грустен твой лик и листья вялы? Я ль плохо дую, я ль не несу тебе прохладу и покой? Аль не мил я тебе больше?" "Мил ты мне, друг-ветер. Мил ты мне, друг студеный, — цветок в ответ. — Да мочи уж нет держать в себе плод и не разродиться." Спрашивает дождь: " Отчего грустен ты, милый друг? Отчего голову буйну свесил? Аль не мил я тебе больше? Аль не питаю я тебя сладкой водицею с высоких гор? Аль не пою землю, чтобы не стала камнем и пылью?" "Люб ты мне, дождик милый, — цветок в ответ. — Да мочи уж нет держать в себе плод и не разродиться." Собрались тогда солнце, ветер и дождь совет держать, как цветку помочь, и решились великую богиню за него просить. И услышала богиня их мольбы и ровно через год от падения семени спустилась на землю. И отверзла бутон, и вышли оттуда две первые Пантеры — Эрле и Нэрле, и велела Саат им плодиться и размножаться, и от союза их все кланы пантерьи начало берут. А день тот и ныне надлежит посвящать владычице великой" (фрагмент устного предания, записанного в селе Варфоломеевка Нововерского района).

Вторая ночь — для поминовения всех тех, кто ступил уже на трудный путь к Желтоглазой. Дабы не забыли дороги, не заплутали и не попались в ловушки, которые расставляет на их пути Канкун, злой песий бог, в эту ночь сжигают на семи травах листочки с нарисованными спиралями — "планами пути в подземном мире", зажигают свечи, как бы размечая усопшим дорогу, оставляют на могилах подарки для Саат — обычно куски сырой телятины и лепешки из дрожжевого теста, иногда вяленую баранину и хлеб. Кстати, второй в году день поминовения приходится на новолуние декабря и, например, в селе Варфоломеевка этот день как раз и считался основным и поминали усопших именно в декабре, а весной старались не омрачать веселья и второй день посвящали подготовке свадеб.

Свадебная ночь — целое театрализованное представление, в котором у каждого участника есть своя, определенная многовековыми традициями роль. Главные действующие лица, конечно, молодые пары, желающие вступить в союз. Девушки здесь представляют Саат, а юноши, соответственно, Небесный свод, поэтому все этапы обряда тесно связаны с так называемым Основным мифом. Свадебные игры начинаются, едва на небе проступает первая звезда. Девушки клана выходят охотиться на своих избраннихов — явный пережиток матриархата, когда жених вступал в род невесты, а не наоборот. На "брачную охоту" девушка часто выходит не в одиночку, а с близкими подругами, устраивая веселую облаву. Охота сопровождается ритуальными прибаутками и веселыми комментариями "подсказчиков", длится обычно до тех пор, пока женихам не надоест прятаться и убегать, тем более что обычно пары сговариваются гораздо раньше официальной ночи свадеб. Большая редкость, если на охоту выходит ранее не сговоренная девушка. После поимки "добычу" доставляют родителям невесты, чтобы те, прежде всего мать, оценили достоинства жениха и решили, подходит ли он их дочери. Здесь за жениха вступаются его дружки, а подружки невесты поют куплеты, живописующие тяжкую долю замужней Пантеры:

..Ой ли тебе, ясноликой,

Жизнь губить,

Тебе ли, ясноглазой,

Не бегать больше по лесам?…*

Затем начинается традиционный торг, в котором жених должен подтвердить свои охотничьи качества количеством добытой пушнины и состоятельность — размером калыма. Получив согласие родителей, женихи и невесты парами подходят к родовому огню, где приносят клятву перед ликом Саат хранить друг другу верность (кроме сезонных браков, заключаемых на определенный срок) и вместе поют гимн Саат. И, для того, чтобы Саат была благосклонна к новым союзам и послала им многочисленное потомство, девушки исполняют колыбельную своим будущим детям.

…Спи, моя радость, усни,

Солнце скатилось с небес.

Спи, моя радость, засыпай,

Солнце упало монеткой в рукав…

* — здесь и далее дословный пер. И. Ивельевой.

Фрагмент из книги "Певучие легенды сибирских Пантер" лингвиста и писателя Царёва А. В., с. 14–16.

— Ну, герой, рассказывай.

Слово "герой" старшина Алексей Иванович произнес с явной иронией, а чувствовал себя Вадик препаршиво. Откровенно говоря, перетрусил, замерз, лапа… теперь уже правая рука, крепко и аккуратно перебинтованная от запястья к локтю — горела огнем. Вадика всё еще трясло, но уже не от холода, поэтому горячий чай, сунутый в здоровую руку старшим товарищем Костей, помочь ничем не мог. Мысленно Вадик всё еще был там — в ста метрах от домика дежурных, на дурацком огородике, заваленном арматурой. И Вадик всё еще лежал на спине, жалко скуля и прижимая раненую лапу к груди, и видел звёзды и глаза своей преследовательницы, желтые и холодные. Возможно, на какую-то долю мгновения он даже потерял сознание, потому что бесконечный страх закончился внезапно и словно бы без перехода — обступили со всех сторон, помогли подняться и доковылять до домишки. Куда девалась пантера, Вадик не видел, не знал, и знать не хотел.

— Мне моя… девушка сказала, что сегодня видела… Алину Ковалеву… Ну, черт, ту девчонку, которую в розыск объявили! И что Алина странно себя вела, и у нее были желтые глаза — сказала. Ну я и подумал, что…

— И пошёл проверять, — закончил, насмешливо выгнув бровь, старшина. Вадик кивнул, неловко стукнув зубами по краю стакана. А куда деваться — дурак. Сам теперь видел, конечно.

— Дурная голова ногам покою не дает, — выразил робкую Вадика мысль Алексей Иванович. — Ну да ладно. Как бы там ни было, благодаря тебе у нас появился след. Теперь никуда от нас не денется, сволочь.

Задумался. В комнате почтительно молчали и смотрели на старшого. Вадик тоже смотрел — четкий профиль на фоне темного окошка, целая грива волос, как и полагается старшине — пепельных, в масть второму облику. Не седой, просто белый. Какие они такие получаются — пепельные старшины клана, Вадим как-то раньше не задумывался. И вправду, рождаются уже такими что ли? Этот глава молодой относительно, но, например, есть фото отца с предыдущим главой, Иваном Геннадьевичем. У того точно такая же грива — заиндевелой стали цвета. Только прежний старшина был очень старый. Отец говорит, тот всё поминал царя-батюшку Александра Александровича. А это черт знает, когда еще было! Этот, нынешний — молодой еще. Не с чего ему седеть. Сильный, по-здоровому агрессивный и насмешливый, и, говорят, это он развязал войну Кланов, только Вадик не особо верил.

Старшина дернул подбородком, встряхиваясь от размышлений.

— Значит, будем брать. В сущности, всё не так уж плохо… Сейчас же вызвонить всех, кто ходит в рейды. Молодняк не трогать, пусть сидят по домам. Список групп — мне. На маршруты по трое.

Согласно и понимающе закивал Дима. Костя переспросил:

— По трое? Двойки не сойдут? Народу мало. Перед праздниками поразъехались…

— По трое. С двойками эта тварь справляется на раз. Проверили уже, — вздохнул старшой. Сжал кулаки. — Чего рты поразевали? Не знали? Виталька погиб, когда они с Толей вдвоем на маршруте были. Виталькино тело нашли, а Толю так и ищут. Не думаю, что найдут, кстати. Поэтому — по трое. В подозрительные подворотни не лазить, в одиночку самодеятельностью не заниматься, за молодняком приглядывать, до геройств не допускать.

И ощутимый такой остренький взгляд в сторону Вадика. И Вадик со всей окончательностью внезапного откровения понял, под какой чертовски счастливой звездой он, придурок и идиот, родился. Про Толю он не знал. А знал бы… А, что теперь гадать. В груди забилась буйная радость — живой. Живой! И Наташка… Наташке позвонить.

— Алексей Иванович… а можно…

— А ты сидишь дома и больше не суешься никуда! На работу не ходишь, самостоятельных расследований не проводишь. Если это Пантера-маньячка, она за тобой придет снова. Попытается, во всяком случае.

— Да я, собственно… — смешался, растерялся под ставшим тяжелым взглядом главы. И почему перед ним ребенком себя чувствуешь? Глупым и неразумным? — Я… хотел просить разрешение на брак.

— Чего? — растерялся и глава, затряс своей стальной гривой. — Я-то здесь причем? В мае брачная ночь, если родители невесты не против ва…

— Она простячка, — и раньше, чем глава успели бы отказать, отрезать и запретить, и вообще… — Я всё равно на ней женюсь! Я, когда убегал, думал… думал… в общем, что если выживу, то только ради нее!

Вышло донельзя глупо и очень по-детски, только и оставалось топнуть ногой и, пожалуй, надуть губы. И момент, конечно, неподходящий совсем. Вадик покраснел и замер под… насмешливыми?.. снисходительными?… унизительно-сочувственными?… взглядами собравшихся в комнате ребят из "дозора", и, конечно, осуждающим — старшины Алексея Ивановича.

Молчание разлилось по комнате. Вадик покраснел мучительно, кажется, даже шеей, уткнулся взглядом в пол. Пол оказался неметеный, грязный, кто-то еще стряхнул на него пепел сигареты, ну и, конечно, у порога снег с обуви никто не обивал. Сам пол — деревянный доски, плохо пригнанные, наполированные сотнями ног и лап…

— Ну, раз всё так серьезно… — тихонько рассмеялся старшой, когда молчание сделалось уже невыносимым. — Ладно, Саат с ним! Если так — женись. Разумеется, с согласия ваших родителей. И — не раньше весны. И чтобы к этому времени твоя невеста знала наши брачные традиции как таблицу умножения. Чтобы на обряде мне за вас стыдно не было.

Вадик решился поднять глаза — старшой глядел с иронией, но вот издевки в его лице Вадик не обнаружил. Как и в лицах остальных собравшихся. А Дима даже ободряюще подмигнул из-за спины Алексея Иваныча — дескать, не дрейфь, всё путем.

И Вадик робко улыбнулся. А хотелось — перекинуться и бегать под луной, рыча от восторга, подвывая и раздувая мягкий, холодный, восхитительно свежий снег. Или лучше — прямиком к Наташке….

Алина.

Кто ходит в гости по утрам…

Город начал просыпаться рано, еще затемно. Стоял утренний морозец, но легкий, обещающий к полудню подняться до приемлемых и бодрящих минус пятнадцати. Алина проснулась тоже рано, вместе с городом. Взвизгнула за окном сигнализация, спросонья показавшись давешней ушибленной собачонкой из магазина, Алина подскочила в своем "гнезде" и с ожесточением протерла глаза. Огляделась. Омытые слабым светом фонарей, стеклянные шкафы блестели, а их внутренности просвечивали диковинными силуэтами волшебных сокровищ. Алина узнала янтарного бычка и сову… Тихо сопел хозяин сокровищ, как видно, к сигнализациям привычный.

Зевнула, никак не умея сообразить — лечь спать и дальше, либо же вставать и искать приложение своим пантерьим силам. Выбрала — вставать. Сна ни в одном глазу, да еще зудело… Андрей сказал, что пока еще рано возвращаться домой, да и всё равно ключей нет… Но вот мама с папой, наверно, с ума сходят. А у мамы такое слабое сердце. Она же просто…

Так что если быстро, по темноте еще, пока никто не видит, и еще можно, например, просто записку под дверью оставить… Ага, приблизительно так: "Привет, ма и па! Я тут случайно стала пантерой и пока не могу пока вернуться домой. Но со мной порядок. Скоро всё утрясется. Не нервничайте там. Любящая дочь Алина." Госсссподи! Ну и придет же в голову! Нет, всё-таки нужно поговорить. Хотя бы с мамой. На часах — половина восьмого. Пока доберешься до дома, это примерно восемь будет. На работу мама уходит в восемь пятнадцать, отец — в двадцать пять минут девятого. Времени хватит. Но назад придется возвращаться уже при утреннем солнце, что неприятно.

Алина с опаской поглядела на спящего Андрея… Записку ему оставить? А и оставить! А то проснется и испугается.

На листке черкнула: "Ушла уладить срочное дело. Приду через полтора часа. Алина." А записку положила на кухонный стол. Хлебные крошки от вчерашнего ужина стряхивать с него не стала. И от завтрака воздержалась.

На улице мороз щипал нос, люди спешили на работу и по прочим своим заботам, автомобили выхлапывали сизый едкий дым, который не поднимался как положено вверх, в небо, чтобы исчезнуть в облаках, а стелился по накатанному льду шоссе. Алина неузнанной проскользила в плотной толпе через остановку "Хлебная", через пролесок пробежала, кутаясь в шарф, а дальше начинались монотонные гаражи. Среди них Алина расслабилась, поправила шарф и сменила с чужого плеча, неудобную куртку на шерсть. Хорошо, когда можно так — тенью скользить через щели в заборах, через собачьи лазы и тесные просветы домов, вытанцовывать и виться…

***

У мамы непорядок с сердцем. На самом деле. И еще Алина подумала, какая она дура. В смысле, не мама, конечно, а сама Алина, которая, помня о мамином непорядке, вот так вот легко позвонила в дверь, легко шагнула через порог и опрометчиво кинулась на шею к родной:

— Здравствуй, мамочка!

Та охнула, отшатнулась, тяжело осела на подвернувшуюся тумбу:

— Алина?! — придушенно всхлипнула. — Артем! Артем, иди сюда!

И сунула ладонь под левую грудь.

— Ох…

— Мам, ты что это…?!

Выбежал папа, ошалелыми глазами поглядел на блудную дочь, тоже охнул, но за сердце хвататься не стал:

— Света? Светочка, что с тобой? нехорошо?

Обошлось. От радости, говорят — оно не бывает сильно плохо. Отец принес каких-то таблеток, мама вытряхнула одну на язык, порозовела и перестала хватать воздух ртом, как выброшенная на берег рыбешка. Зато показалось — сильно сдала мама. Постарела и побледнела, что ли. Может, малость похудела. Отец залпом опустошил стакан воды и тоже перестал глядеть дико. Жаль только, что Алина не придумала заранее, что будет говорить. Вышло так себе.

— Вы… только не волнуйтесь больше! Я пока не могу рассказать, но со мной нормально! Я сейчас уйду, а… в общем, как смогу, так сразу и вернусь. И в милиции ничего не рассказывайте, ладно?… Нет, пап, это не криминал! Всё в порядке! Никто меня не шантажирует! Пап, ну подумай сам… Мам, ты ведь не сильно нервничала?… Ой, ладно… сама знаю, что глупость сморозила… Только не смотрите на меня так, я не специально! Мам, ну не плачь… пожалуйста. Я ж живая! Честное слово…

Уф…. И вам же на работу? Слушайте, а моя старая одежда еще лежит? А ключи запасные от моей квартиры?… Ладно, я тогда переоденусь и пойду… Да, конечно, еще увидимся! И очень скоро. Мам, ну не плачь снова… Как же ты на работу-то? С таким лицом?! А… там привыкли уже? Мам, извини меня… Ладно?

Нашлась старая курточка, не ношенная с четвертого курса университета, в одном месте прожженная угольком от костра. Это еще с выезда, с "зимника", который устроили на Вальпургиеву ночь. Костер, гитара, вино и водка — все как положено. Даже еще — надо же! — самую малость пахнет одежка костром. А дырочка почти незаметная. Нашлись старые джинсы и рубашка. Ведь говорила родителям — выкиньте это древнее барахло. А мама всё жалела — мало ли, когда понадобится. Милая бережливая мама. У самой слезы на глаза навернулись.

Мама всё-таки ушла на работу, вровень с отцом. Закрыли за собой дверь, оставив в тишине дома детства. Тут, кажется, всё как прежде осталось — даже гномик из глины, школьная поделка, стоит на полке в кухне…

Алина торопливо переоделась, глянула на себя в зеркало коротко — что-то в облике изменилось, неуловимое, так сразу и не скажешь. В зеркале, без сомнения, Алина Ковалева, но…

***

Дежурство — с половины второго ночи до десяти утра. А больше — бессмысленно. Днем брать? Это вряд ли. Днем кошки отсыпаются. Вот повезло, так повезло. Среди ночи телефонный звонок — и пожалуйте на рейд! И плевать, что благоверная шипит, плюется ядом — дескать, кто пенсию по утрате кормильца потом выплачивать будет, кто детей на ноги подымет?! Да это-то точно будет, с голоду не помрут. Своих в беде не оставят. Знает она. Просто боится.

В связке еще Валька Семенов и Гриша. Оба злые, как черти, а у Гриши еще и похмелье. Его с юбилея выдернули.

Сунули ориентировки, дали след, велели искать девчонку. Ну и заданьице — двинутых баб еще только не ловили!

Еще сказали без особой уверенности — пантер может быть и две. Еще один мужик, легальный, но дернулся в бега. И кто из них психопат — непонятно. Может, оба?

Покурить всю ночь тянуло зверски, но пришлось терпеть — нюх выбивает. Раньше хоть бы хны после жалкой пары сигареток, а сейчас — ни к черту нос стал. Видать, старость.

Валька все время ныл, как его жизнь задолбала. Машина у него, видите ли, ломается второй раз за месяц. Жена растолстела и уже все, не тянет к ней. И по бабам не побегаешь — унюхает сразу. "А чего тогда с ней живешь?" — спрашиваю. "А, — говорит. — Люблю ее, холеру, всё равно. Хоть и не тянет к ней".

Квадрат достался противный — городская свалка, задворки, помойки помельче, засранные дворы местной алкоты…

Постоянно выпадают такие районы — издеваются они все там, что ли? Спросил Гришу, чего так не везет. А он говорит, что, дескать, спать меньше надо, чтобы приличные квадраты доставались. И вообще, где, говорит, в Заречце приличные районы? Откуда им тут взяться? Это вам, братцы, не столица. И не…как его?… Амстердам, где асфальт на улице с порошком моют. В общем, есть в жизни счастье, да не про нашу честь.

Короче, самые противные места — вонь и грязь.

Обнаружили — ребятенка, копошащегося под трубами теплотрассы. Шесть лет, простец. Троих мужиков испугался, забился глубже под трубы. Гришка его оттуда выколупал, говорит, непорядок, чтобы дитё среди ночи по помойкам шлялось. Я тоже так думаю, что непорядок — а если бы мои Манька с Колькой так? Маньке вон тоже шесть. А у этого родители алкаши, устроили пьяный дебош, он, значит, руки в ноги и удрал. И куда его теперь? Был бы волчонок… Гришка звякнул старшому, тот поворчал, дескать, мы что, благотворительная организация вам тут? Сиротский приют? Но прислал ребят на машине из соседнего квадрата, те забрали щенка в дежурку.

А спать охота уже — аж скулы сводит. Они, засранцы, разбудили как раз на середине сна, а хуже ничего нет, когда посередке. И не выспишься толком, только во вкус войдешь, и не узнаешь, чем дело кончилось. Занятный сон был. Понаверчено всякого в нем, даже Манька с Колькой имелись…

Один раз показалось, что взяли след. На тротуаре по Броз Тито. Буквально десять шагов — и закончилось. В воздухе она что ли растворяется?

Еще обнаружили — небольшой бомжатник. Мило так — костерок, развороченный гараж, два мужичка. Сибирская народная идиллия прямо.

Сбрендившую Пантеру-убийцу — не обнаружили. Да и откуда ей тут взяться? Сомнительно, чтобы ей нравились свалки и бомжатники. А Гриша сказал, что можно расслабиться — догулять до половины девятого, а там и по домам. В половине седьмого спать расхотелось окончательно, появились первые прохожие. С ними пришлось попотеть — заглядывать в лица всем женщинам, постоянно вынюхивать. Одну особо нервную мадемуазельку Валька напугал. Ему показалось, что это наша пантерка, схватил за локоть, а она давай визжать. Короче, ошибся.

Ну и гуляли мы так еще часа два, а потом Гриша разрешил уже прогулочным шагом расходиться по домам. Сам в сторону Загородной пошёл, к себе, а мы с Валькой рядом живем, отправились на остановку. Идем, курим. Валька опять про свою жену ноет, да и меня благоверная мегера пилить теперь будет… И как раз мимо гаражей идем. И пусто, нет народу. И спать охота снова, а надо переться на работу к десяти. И тут — глядь! — идет навстречу девчушка в фиолетовой куртюшке и в джинсах синих! Миленькая такая девчушка, ну одуванчик просто! И вижу — это ж та, с фотографии! Пахнет, правда, иначе… И Валька опять же узнал!…

Ну и с двух сторон, не сговариваясь — хвать ее! И по голове сразу, чтобы перекинуться не успела. И всё, готовая. Руки-ноги ей перетянули, ошейник накинули, еще разок сверились с фото и вызвали подмогу.

Странно только, что так легко. Еще говорили — по трое брать, а то опасная дико. Да девчонка же совсем! Маленькая и легонькая. Аж жалко. Ну не похожа она убийцу, ей-Богу!

Приехала дежурная бригада, тут же на девчонку поглядели и говорят — точно она. Ну и увезли.

Напутал чего-то наш старшой…

***

Андрей.

Приметы и предвестья.

Проснулся в поту и тревоге. В половине десятого утра. За окном серело утро, снежные узоры со стекол стаяли. За густой серой кашей неба солнце не угадывалось даже приблизительно, словно нет его, и не было никогда. Андрей позевал, потянулся и тут только понял, чего ему недостает и чего так тревожно — Алина исчезла. Нет ее ни в ванной, ни на кухне, ни у стеллажей в соседней комнате. Сильно испугаться не успел, нашел на столе записку. Ситуации она не прояснила, но хоть указала, что никто Алинку не похищал. Но куда она поперлась? Что ей в голову стукнуло?

И давно ли?

И когда считать, что полтора часа закончились, и начинать волноваться уже официально?

Решил — в одиннадцать. Скорее всего, к тому времени она вернется уже.

А пока позавтракал, пощупал тоненькую щетину на подбородке, но бриться не стал, включил телевизор и занялся приведением в порядок домашнего хозяйства. К слову, ощущал себя Андрей уже весьма недурственно, и не скажешь, что сутки назад помирал в той непонятной избушке. То ли алинкины таблетки благодарить, то ли корень знаменки из запасов помог, то ли спасибо организму — маг всё-таки. А мага убить — это еще постараться надо. Почти никакая зараза не берет, даже яды и то действуют медленней. Вон, Эсташ рассказывал, его цианистым калием травили в каком-то там году, так он пока заметил непорядок, три дня проходил, а неудачливый отравитель чуть сам на месте не сдох, когда понял, что отравленный жив-здоров и помирать не собирается.

Хозяйство за месяц… или сколько там прошло уже времени?… заметно позаросло пылью и нехорошей энергетикой. Эти магические накопители — настоящий магнит на всё дрянное, что в округе вьется, особенно давешние предсказательские шарики… И уж когда барьер упал… Всякая грязь в радиусе километра должна была сорваться с мест и стройным клином слететься в квартиру Андрея Шаговского… Был бы Андрей альтруистом, порадовался бы за осчастливленных соседей, у которых должны были разом закончиться мигрени, невралгии, депрессии и просто беспричинные приступы дурного настроения. Возможно даже, кто-то достиг просветления без всякой медитации, блин. И Андрею теперь всё это чужое "добро" чистить. А может, ну его?! Законсервировать и отправить отцу так? В записочке мило предупредив…

Кстати, отец…

Волнуется, бедняга. И позвонить нельзя. Телефон отключен за неуплату, конечно. Сотовый был в кармане, когда шёл от Валерки. Когда взяли… Алинке нужно было сказать, чтобы купила по пути новую "трубку". Конечно, все мы задним умом крепки.

Андрей вздохнул и занялся делом, решив не волноваться о том, чего всё равно не изменишь. В первую очередь "замочил" все серебряные вещички с тысячелистником. Приблизительно на сутки — само то. Как новенькие будут.

После собрал янтарь. С этим сложней — очень капризный материал. Тут тысячелистником не обойдешься. Вздохнул и принялся толочь мел. Крошился мел плохо, отсырел и приобрел цвет влажной известки. Пах — свежевымытыми полами в школе. Скрипел и шуршал под стальным пестиком. Толочь мел Андрей любил с детства, когда, преисполненный гордости, в маленькой ступке разминал по поручению отца травы и минералы. В отцовской лаборатории, где нужно было ходить медленно и постоянно следить за локтями, и куда допускали редко и под обещание вести себя тихо. Постоянно что-то булькало, шипело, плыли горькие, едкие, приторные, мускусные, металлические запахи… Периодически вспыхивало нестрашными разноцветными огнями и Андрей вздрагивал от восторга и испуга "понарошку". Ценой волшебства были ступка и пестик. И Андрей толок. Чаще всего мел, который пах школой и крошился легко, как раз ребенку по силам.

Вот и сейчас работать было приятно, только боялся — не хватит пачки. Но горсть набралась. К без четверти одиннадцати.

Янтарный бычок, так приглянувшийся Алинке, косил бисерным глазом, ждал… И ждал кулон на цепочке. Сейчас, мои хорошие… Сейчас… А бычок, так и быть, ей всё-таки достанется… Ну что сделаешь, если явно её вещица? Сейчас…

Мел…

Задел локтем и тяжелая ступка — не успел подхватить — покатилась по столу. А, черт! Вашу ****! И в задницу! Черт! Вся работа псу под хвост! Последняя пачка!

Мел разлетелся белой завесой. Осел на грязный пол.

Ровной руной "Эйхваз".

Руки задрожали.

Что за черт?

Присел на пол, вглядываясь в три совершенно определенные линии, выложенные обратной "зет". Рунический знак смерти. Не "Иза", смерть временная, символическая, обозначающая резкие и внезапные перемены в жизни, а полновесная "Эйхваз", неотвратимый конец всему. Окончание существования, после которого ничего нет.

Тьма побери, я же не гадал! Мне всего лишь нужен был толченый мел!

Дунул на линии, те послушно расплылись. Дул до тех пор, пока белая пыль не устлала тонким слоем пол в районе стола и страшный знак не исчез окончательно. Впрочем, перед внутренним взором символ приговора стоял как въяве. Закашлялся.

Про бычка и прочие артефакты тут же забыл. В столе лежат гадальные кости. Гадатель из Андрея, правда, весьма посредственный. Отец, как ни бился, не сумел научить даже просто определять по рунам выгоды от того или иного договора. Никакого чутья на события, никакой интуиции. Правда, есть одно гадание, с которым справится и ребенок. Умения и не нужно. "Трезубец" называется. Двадцать пять костей-пластинок. "Рубашками" вверх… рубашки затертые, черные в мелких царапинах, в белесых пролысинах кости через лак и с облупившимися уголками… Перемешать… Лучшие гадатели — женщины. Любят романы и интриги… Построить квадратом пять на пять пластин… Старые руны, отцовские. А отец их, говорил, перекупил у старьевщика… Открыть кости, которые образуют "трезубец" — тринадцать штук. Брать обязательно левой рукой. Осевая линия предсказывает будущее того, кому гадаешь. Левый зубец — судьбы ближайшего окружения и родных. Правый — дальнего окружения, знакомых.

"Я должен умереть?" — сосредоточенно, зримо удерживая вопрос в голове, разложил пластинки.

Итак, ось.

Закусив нервно губу, сдерживая возбуждение. Сверху вниз.

Уруз — здоровье, грубая мышечная сила. В данном контексте, видимо, должна означать выздоровление. Спасибо… "Кто не курит и не пьет, тот здоровеньким помрет" — так, кажется?

Гебо — дар, пожертвование старым ради нового. Уже непонятно.

Райдо — руна дороги, путешествия. Выздоровеем, получим подарок, поедем… домой, наверно?

Эйваз — руна, обратная Эйхваз. Означает удачное преодоление препятствий, защиту от угрозы… Поедем домой, отстреливаясь дорогой… Но до дому… доберемся? Последняя пластинка. Если под ней окажется Эйхваз, это перечеркнет и сделает бессмысленными все предыдущие предсказания… Открыть её, последнюю, оказалось сложней всего. Вот сейчас… злой обратный зигзаг, означающий, что стоит напиться вдрызг напоследок и написать, наконец, завещание. Эсташ говорил, что свое первое он написал в восемнадцать и очень советовал сделать это и Андрею. А то мало ли… Эта варварская Россия…

Последняя пластинка оказалась девственно пуста. Лишняя карточка, вкладываемая в набор для ровного счета. Обычно интерпретируется неопределенностью дальнейшей судьбы и ее зависимостью от конкретных действий объекта гадания.

Облегчение пришло кратковременно, тяжко, как снежный ком, и тут же уступило место тревоге — мел-то, мел чего?! Ровный, абсолютно достоверный зигзаг, перечеркивающий чью-то жизнь. А почему, собственно, принял на свой счет? Холодком пробежался давний детский страх за отца. После того, как мать исчезла в неизвестном направлении, а отец собрал их с Андреем вещи и, с непонятными детскому разуму целями сорвавшись с места, принялся колесить по Европе, частенько оставляя сына в гостинице и исчезая на сутки-двое без объяснений, выработался условно-рефлекторный страх: с отцом что-нибудь случится и Андрей останется один в чужом городе чужой страны, не зная даже языка. Страх был настолько выматывающим и глубоким, что мешал спать, есть и вообще что-то замечать вокруг себя, поэтому Европы тогдашней Андрей не запомнил. Да и отца, в общем, тоже, только бесконечное ожидание в свете ночников — розовых, желтых, оранжевых и золотистых, да дорогие безликие кровати, простыни, пахнущие хорошим порошком, обои и окна, выходящие на чужие улицы. К счастью, бродячей их с отцом жизни было не больше полугода, как уже теперь Андрей понимал — отец всего лишь искал подходящее место для открытия своего бизнеса. Но вот страх въелся намертво и порой просыпался даже сейчас, когда Андрей давно уже вырос и сделался вполне независим.

Левый зубец открыла нейтральная руна Лугаз, обозначающая по сложившейся традиции общий магический фон. Значит, имеется ввиду человек, обладающий Способностями… Не торопимся, не делаем поспешных выводов… Турисаз — руна мощной физической силы, животного начала. Нет, не отец. Отцовская руна — Отала или Ансуз. "Родственник" или "мудрый человек". Здесь же имеется ввиду… Маг, обладающий животным началом… То есть зооморф. Оборотень. Алина или Валерка…

А третьей лежала та самая внутренне ожидаемая Эйхваз. Вот оно, подтверждение. И, будто этого мало, замыкала предсказание Иза. Еще одно предзнаменование смертельного исхода. И правый зубец ситуации не прояснял, только запутывал. Вот она, Ансуз — мудрый человек. В соседстве с Алем человек приобретает злые магические способности, держит злой умысел, желает чьей-то смерти. Скорее всего — оборотня из левого зубца, раз ему грозит скорая и неотвратимая Эйхваз. А вот у человека появляется то ли цель, то ли способ причинения смерти — колдовство земли, какой-то обряд, обозначенный Пертро. По всей видимости, обряд нужен для Феху — умножения какого-то богатства. Негусто.

И нехорошо.

Насколько нехорошо, Андрей окончательно понял, собрав кости и поглядев на часы — без двадцати двенадцать. С Алинкой беда.

Глава 5.

…Теорий происхождения оборотней насчитывается порядка десятка. Отметая заведомо бредовые вроде инопланетного вмешательства, остановимся подробней на трех наиболее на настоящий момент популярных.

Первая из теорий, так называемая "провиденциалистская" (IX–XIX в.в.), исторически возникла первой и предполагает божественное происхождение зооморфов. Согласно этой теории, оборотни — такое же произведение Божье, как и простец или магически одаренный, и созданы одновременно с первыми двумя расами. В пользу этой "теории" говорит хотя бы факт существования в каждом клане так называемого "Основного мифа" — совокупности мифологических представлений, однотипно объясняющей происхождение клана союзом основного тотемного божества и небесного свода. Притом, что кланы в период формирования мифов были малочисленны и разрозненны, и никак контактировать между собой не могли.

Вторая теория — теория мутаций. Оборотень — результат генетического сбоя или сознательно произведенного искусственного отбора. Данная версия выдвинута немецким историком и антропологом Г. Рихартом в 1932 году. Согласно Рихарту, мутацию эту можно отнести приблизительно к шестому веку до нашей эры (для доказательства привлекаются тексты историка Геродота), а в качестве места появления первых зооморфов Рихарт, вслед за Геродотом, называет северные районы Европы. Исторически первым кланом Рихарт считает клан волков. Исследователь считал, что зооморфы — не совсем удачная попытка магов того времени создать универсальное оружие. Возможно даже, первоначально оборотни не обладали свободой воли. Не исключено, что так называемые "уязвимости" — боязнь серебра, некоторых ритуальных фраз, проявляющаяся у некоторых индивидов неспособность контролировать себя в полнолунье, непередаваемость по наследству искусственно приобретенной зооморфии — искусственные, заложенные создателями зооморфов. Не касаясь пока конкретно критики теорий, отметим, что выводы Г. Рихарта не являются бесспорными.

Третья теория наиболее экзотична, однако привлекает всё больший интерес научного сообщества. Это теория появления оборотней из параллельного измерения, тесно примыкающая к так называемой теории "мультиверса" Д. Дойча. Как известно, Д. Дойч предложил модель физической реальности, которая представляет собой совокупность взаимодействующих параллельных вселенных, называемую мультиверсом. Из одной такой параллельной вселенной и пришли известные нам кланы. Каковы причины произошедшего "пролома", объяснить возможно только в рамках квантовой теории, поэтому объяснение, выходящее за рамки исследуемого вопроса, мы здесь приводить не станем. Важно следствие — появление второй ветви магически одаренных в уже сложившейся системе взаимодествия простецов и магов. Эта теория позволяет объяснить как разнообразие кланов, так и один из основных вопросов истории — почему оборотни не заняли эволюционным путем экологическую нишу человека, как более сильный тип. Теория мультиверса описывает ситуацию, когда зооморфам-пришельцам самим пришлось приспосабливаться к непривычным условиям нового мира (возможно, с утратой собственной уникальной культуры), тем самым уступив пальму первенства в вопросах доминирования человеку….

Краткая история кланов…, с. 3–4

Алина.

… Пахло псиной. Через головную боль пробился этот тошнотворный и опасный запах, и Алина проснулась.

Потолок оказался низкий и темный, посередке тусклая лампочка, забранная решеткой, стены — в потеках по стареньким обоям в цветочек. Обои по углам от сырости начали отслаиваться уже, крошечное окошечко под потолком глухо замазано известкой. Наверно. Ныл затылок.

Какое-то время Алина только разглядывала этот потолок, и эти стены, и это окошко, и ничегошеньки себе не думала. Потом захотела пить, и простенькое это желание что-то там переключило в мозгах. Тут же припомнились последние события — ночь, утренний зуд, встреча с родителями, подозрительные мужики… В затылке — раскаленный свинец. Ззззаразы!

Чего им от меня…?!

Медленно, осторожно села. Собаки… Бедная головушка.

Затем выяснилось — заперта. Крепкая такая дверь, солидная, металлическая. В нее Алина подолбилась, чувствуя себя то ли идиоткой, чего-то не понимающей, то ли… черт его знает. Обернуться неудалось. Очевидно, из-за тоненького браслетика на левом запястье. Разомкнуть его никак не получалось, стащить тоже, только расцарапала ладонь. Минут через пятнадцать уверилась, что расцарапала совершенно зря, всё равно не снимется. Зато хоть нашлось занятие.

Когда "забавы" вроде долбания двери и расцарапывания рук исчерпали себя, заняться оказалось нечем. Пришлось ждать. А ждать Алина не любила. К тому же на самом деле очень испугалась. Аж до того, что про себя автоматически принялась отсчитывать до десяти и обратно, как всегда делала перед экзаменом, а позже — перед какими-нибудь важными и ответственными мероприятиями, чтобы успокоиться.

Два мужика были… Один лет сорока, зашарпанной "бэушной" внешности, второй поприличней, такой… интеллигент. Но тоже "бэушный". Но по голове долбанул, кажется, интеллигент. Вот. Нельзя им доверять, интеллигентам. Колька вон, простой как лапоть, он… А Андрей, правда. вот… Девять-восемь-семь…

Скрипнуло.

Дверь распахнулась.

Пахнуло псиной с новой силой.

Два волка.

Один большой такой, белый почти или стальной, наверно, седой. И громадный — Алина волков в жизни живых не видела, но этот… Алинка ему на один зуб. А второй не такой страшный и помельче, серый. И на левую лапу прихрамывает. Глядят так оба — брррр! Алина подскочила, попятилась, и пятилась, пока не уткнулась лопатками в стену.

Они, впрочем, не рычали и не нападали, а только поглядели на Алинку с минуту, тот, который хромой, принюхался, высоко задрав нос, и ушли. А дверь за ними закрылась. Из-за двери еще буркнули: "Говорит, это не она…", — и смолкло.

Девушка отлипла от стены, взмокшие ладошки обтерла о джинсы. Обнаружила, что бормочет, как заведенная: "Десять-девять-восемь…" А вроде как не страшно.

Угрызаться страхом опять же долго не пришлось — дверь мотыльнуло снова.

Ох, какой мужчина стоял на пороге! Пантерье в Алине мигом вызверилось, вскинулось, поднялось так, что не будь браслета… Опало и заскулило.

На пороге стоял пепельный, тяжелый, пахнущий вожаком самец, перед которым нужно или прижаться к земле, униженно поскуливая, или бежать. Пантера действительно скулила и просилась залезть под кровать. Алина застыла. Кровь бросилась к щекам.

Серьезный, озабоченный, мужчина на пороге не задержался, а прошёл дальше, и Алинка бы попятилась, да некуда.

И случился разговор. Алина прижимала ладони к разгоряченным щекам, а мужчина, который представился Алексеем, задавал терпеливые и доброжелательные вопросы.

— Алина, вы Пантера?

— Ага.

— Инициированная?

Инициированная — это, значит, когда поцарапал. Антон поцарапал. Антон — это тот, из сна…

— Ага.

— И кто ваш дрессировщик?

— Я… Ээээ… не понимаю.

— Кто-то занимался вашим воспитанием?

— Всё равно не понимаю.

— Ох, черт побери! Когда… Когда вас сделали пантерой?

— Ну… чуть больше недели назад… наверно.

— Разрешения у вас спрашивали? Хартию зачитывали? Постились?! Медитировали?! Ну хоть что-нибудь делали?!

— Напали и поцарапали.

Мужчина придавил острым, тяжелым, требовательным взглядом. Глаза такие — голубые и прозрачные, но страшные. Мужчина злился, но чутьем каким-то Алина уловила, что не на нее.

— Ладно. Разберемся позже. Я думаю, вам полагается компенсация или что-то вроде. И дрессировщик, конечно. А пока…

И снова вопросы — целая уйма. Всё страньше и страньше. Такие, что отвечать Алина и не хотела, и не могла, поэтому Алексей этот начал сердиться уже именно на неё, но кричать или там еще чего не стал. Вместо этого снова задавал и задавал вопросы — об одном и том же, только разными словами, Алина такой приемчик знала прекрасно, сама так "мучила" студентов, сдающих по музейному делу зачеты. Выпытывала, значит, сокровенные знания по предмету музеологии. А Алексея интересовал то, почему, где и, главное, с кем, Алина пряталась последнюю неделю. Но Андрея выдавать, наверно, нельзя было, и девушка молчала.

— Алина, я всё-таки надеюсь на наше с вами сотрудничество. Вы же понимаете, что гибнут люди?

Алина всё понимала. Старалась сотрудничать. Не очень выходило.

— Я честно не знаю, кто это делает. Но это не я!

— Ну… вы же понимаете, что в таких делах на честного слова вряд ли достаточно. А по Хартии вы можете выйти соучастницей… Ну, а про Хартию вы, конечно, ничего не знаете. Ладно, ваши права вам зачитают. И прокомментируют. Есть хотите?

— Я хочу, чтобы меня отпустили.

— Исключено. Пока вы, извините, главная подозреваемая… Да и безопасней вам тут, поверьте.

— Но как же… так… Я ж…

— От вашего нынешнего клана вам полагается законный представитель. Я направлю соответствующий запрос…

Стальной самец Алексей ушел. Пришла невысокая пышная женщина, добрая и вроде как сочувствующая. Она накормила холодной курицей, маринованными опятами и теплыми домашними булочками. Потом сунула в руки пухленькую книжечку и велела прочесть. Сказала, что до предоставления Алине адвоката будет, вроде как, защищать ее права.

Книжечка называлась занятно — "Хартия Баланса". На обложке, на синем фоне, серебрились большие весы вроде тех, с которыми всегда изображают слепую Фемиду.

…Хартия Баланса.

Преамбула.

В полном согласии, без каких бы то ни было притеснений свободы воли, без вражды и взаимного недоверия, мы, сообщество всех магически одаренных, мужчин и женщин, светлых и темных, магов и оборотней, а так же их объединений, в ходе свободного волеизъявления, осознавая необходимость существования в мире и согласии, ответственность перед будущими поколениями и желая сохранить Священный Баланс, принимаем настоящий документ.

Глава 1. Права и обязанности магически одаренных.

Статья 1. Все магически одаренные вне зависимости от пола, расы, цветовой и религиозной принадлежности, способностей и возраста обладают равными правами на жизнь, свободу и личную неприкосновенность, неприкосновенность частной жизни и жилища, свободой передвижения и выбора места жительства внутри клановых территорий, и на занятие не запрещенными Хартией видами деятельности.

Статья 2. По достижении совершеннолетия — двадцати трех лет для зооморфов и двадцати пяти лет для иных магически одаренных — все магически одаренные приобретают равные обязанности:

1. Соблюдать Хартию Баланса.

2. Не нарушать прав других одаренных и простецов.

3. Соблюдать нормы государств, гражданами которых является магически одаренный….

Глава 5. Преступления против личности.

Статья 256.

1. Убийство, то есть умышленное причинение смерти другому магически одаренному или простецу —

наказывается лишением магических способностей на срок до пятнадцати лет, либо, в соответствии с локальным законодательством Кланов, смертной казнью.

2. Убийство

А) Двух и более магически одаренных;

Б) простеца либо магически одаренного, находящегося в заведомо для виновного беспомощном состоянии;

В) убийство в ритуальных целях —

караются коррекцией личности либо смертной казнью в соответствии с клановым законодательством…

Глава 6. Право личности на неприкосновенность и связанные с ним преступления.

Статья 301. Незаконное лишение способностей, то есть причинение такого вреда ауре потерпевшего, которое не позволяет использовать Способности —

Карается пожизненным лишением Способностей либо масштабной коррекцией личности.

Статья 302. Незаконная инициация, то есть инициация простеца с нарушением установленного законного порядка или ущемлением свободной воли потерпевшего —

наказывается выплатой в размере, установленном клановыми нормами, а так же ограничением Способностей виновного.

Статья 303. Незаконное жертвоприношение…

Андрей.

Всегда считал себя не только посредственным гадателем, но и посредственным магом. Давно уже свыкся и в даже перестал огорчаться.

Ну а тут комплекс магической неполноценности с новой силой, значит. Обычно, если нужно было сделать что-нибудь особо сложное или энергозатратное, Андрей просил отца. Сегодня пришлось самому.

А самому — и смех, и грех — через раз срабатывает. Да и вообще, сомнительное удовольствие — с кружкой по городу таскаться. А что поделаешь, если для "поисковика" нужна личная вещь потерянного, а самый яркий отпечаток Алинка оставила на желтой кружке с дурацкой надписью "Я крут!". Ничего, психов в Сибири много. Их тут любят и, кажется, даже культивируют. Иногда и за руль сажают. Андрей своими собственными глазами видел. А впрочем…

Еще полчаса Андрей пропыхтел над маскировкой и мороком.

Зато зима наконец исчерпала запас лютого мороза. Стояла теперь тихая, смирная, крепко взнузданная "пришедшим с запада Сибири теплым фронтом". Ближе к двум часам, когда Андрей закончил с "поисковиком", выглянуло даже робкое зимнее солнышко, блекло оглядело серые городские пейзажи и спряталось обратно. Спряталось, а взамен мягко и деликатно посыпалась сверху крупка.

И Андрей вышел в серое зимнее тепло, в вялую провинциальную суитишку. И петлял, петлял со своей дурацкой кружкой, тихо дребезжащей в предчувствии цели, дивясь, какой же этот Заречец маленький, серый и невзрачный…. А Алинка, конечно, так и не отыскалась. Андрей прошел, постоянно сбиваясь со следа, от супермаркета "Три поросенка" (видать, имеется ввиду свинское обслуживание) до самых окраин, до гаражей и широких труб теплотрассы (свалки, следы костерка и некоторая компания, поглядывающая на психа и его желтую кружку с явным интересом — и морок-то их не берет!). Между гаражом с кривой меловой надписью "Вика я тебя love!" и другим гаражом, коричневым и без надписей, кружка-"поисковик" тревожно звякнула и дребезжать перестала. Всё. Пришли. Никакой вам Алинки.

В растерянности огляделся, не зная — то ли в гаражи ломиться, то ли землю носом рыть. Отца бы сюда… Может, позвонить уже? А черт его знает. Второй день всё тихо, никто Андрея отлавливать и водворять в ту камеру обратно не спешит, никто не следит и по башке в подворотнях не долбает…

Вообще-то было в гаражах пустынно, по неурочному времени автовладельцы под капотами автомобилей отсутствовали даже спросить не у кого было — а не пробегала ли тут девчонка в мужской куртке. Обнаружился в дальнем конце укатанной дорожки мужчина. Невысокий и чернявый. Местный автолюбитель? Нет, кажись. Идет, глядя под ноги, ссутулившись.

Показался знакомым. Остановился в десятке метров. Поднял на Андрея глаза. Темные.

Андрей мужчине тоже показался знакомым, потому что уставились они друг на друга во все глаза. И вспомнили друг друга тоже одновременно. И одновременно же вопросили: "Куда ты Алину девал, сволочь?!"

Ну, или как-то так.

А потом Андрей глупо, конечно, поступил, но — машинально. Мужчина качнулся в его сторону с непонятной целью. И был мужчина оборотнем. Поэтому Андрей ударил. Самым простым из всего, что умел, "пыльным пешком". Тот всегда под пальцами.

Ну кто ж знал, что зооморф ударит в ответ? Что оборотень этот крепче оказался, чем Андрей предполагал?

Ну и кто знал, чего оборотню нужно?

Некрасиво вышло — оборотень сверху, дышит тяжело в лицо, и ноет рассаженная скула, и длинная царапина на шее саднит.

— Ты чего? — обалдело выдыхает оборотень и Андрей понимает, что "пыльный мешок" мужчину всё же настиг.

— Я… слезь с меня, я больше не буду. Я случайно.

— Ну гляди.

Слез. Даже подняться помог.

— Зачем тебе Алина? — подозрительно поинтересовался Андрей, потирая шею.

Выяснилось — Алина оборотню нужна… потому что нужна. Не ваше собачье дело. Но очень нужна. И ничего толкового про Алину тип не рассказал. Андрей типу тоже ничего не рассказал. Оборотень буркнул еще что-то нелицеприятное под нос и ушел в гаражи. Наверно, нюхать следы. А Андрей так и остался в растерянности. Потому что вспомнил вполне отчетливо, что в последний раз этого странного мужика-оборотня видел у себя в квартире…

Антон.

Мужик оказался интересный. Владимир этот. Жуть какой интересный. Живо припомнился координатор Олег, и этот, координатор на пенсии, Игорь. А чем интересный, и не скажешь сразу. Манерой глядеть так, что пробирает аж до костей? Привычкой выспрашивать? А черт его знает. И чего-то же он из разговора с похмельным котом Антоном для себя вынес — глаза засверкали, когда про обряд услыхал. Но ничего не сказал. Махнул рукой — дело ваше, сами разбирайтесь! И всё. Вот и поговорили. Впрочем, дал несколько советов по части этой дурацкой связи с Алиной. В частности, намекнул на возможность по связи выслеживать… Можно видеть глазами "своей" пантеры… Ну, это Антон и так знал. А вот про то, что можно вмешиваться, скажем, в сны "подопечной" — только догадывался. И побаивался такой возможности, если честно.

Но после внезапного выпадения Алины из "зоны охвата" и краткой, но оттого не менее мучительной паники по этому поводу, Антон решил — а, была — не была!

И оно оказалось — странно. Особенно спьяну. У Владимира водки этой оказалось — целый батальон споить. И зачем-то же ее нужно было пить в таких количествах? Зачем — вот в чем вопрос… Жаль, ответа Антон припомнить не мог. Кажется, какая-то местная традиция…Тем не менее, попробовал…

…Шорохи за стенкой. Уже с час, наверно. Чего они там делают? Мышей ловят? Тараканов выслеживают? Бумагу мнут? Шуршали, мешали спать. Еще мешал спать навязчивый собачий запашок, который с какого-то неизвестного момента начал ассоциироваться с опасностью и бедой. Сжалась в комок под одеялом, уткнулась в подушку, но и прелый подушечный воздух оказался песьим, кислым и неприятным. Через щель под дверью просачивался слабенький свет, а через замазанное окошко — сиреневое сияние. Там, наверно, луна… Бледный-бледный серпик. И облака — густые, волнистые и обязательно серо-синие, в густой окантовке неба. Возможно, идет снег…

Размыв, как водой на страницу чернильного текста. В этом размыве проскальзывают гибкие тени, ярится огонь и вертятся в снопах внезапного света белые хлопья. После размыва появляется мужчина…

… У Андрея интересные глаза. И сам он интересный. И жизнь у него тоже интересная. Европу всю объездил, всякими интересными вещами занимался. И, наверно, будет еще заниматься. Черт, что ж такое? Ну, положим, про Кланы Андрей рассказывал. Немножко и больше из разряда легенд. Он, кажется, про них сам не очень знает. Говорит — замкнутые структуры. Предпочитают и общаться, и вступать в браки только внутри сообществ и посторонних к себе не допускают. Очень редко у оборотня случается друг или подруга из магов. И еще реже — из простецов. И совсем уж фантастическое событие — чтобы зооморф взял в жены простячку. Простячка — это женщина без магических способностей. Такие случаи попадают в легенды. Андрей одну даже сухо пересказал. Вроде как был такой парнишка… Как же его? Не важно. Полюбил девушку — мало того, что простячку, так еще и из крестьянок. История закончилась плохо — девушка состарилась и умерла, а парнишка… не парнишка конечно уже, а взрослый сохатый… тосковал еще лет сорок, потому что живут они гораздо дольше обычных людей. Однолюб оказался. Так-то. Нет в жизни счастья. Но Андрей-то не оборотень. А Алина Сергеевна Ковалева — пантера. Лет через тридцать, отягченная научными степенями и заслугами (если доживет), Алина Сергеевна будет преподавать студентам палеолит Западной Сибири, но каждую весну станет просить отпуск за свой счет по семейным обстоятельствам. Скажем, на март-месяц. А студенты за спиной будут перешептываться, что, дескать, а препод-то у нас какая-то странная. Глазки у нее… такие… И мимо мыши пройти спокойно не может. Ловит и утаскивает в кабинет. Тьфу! Ну и придумается же, когда сон не идет! Сначала эти степени нужно еще получить. А как тут получишь, если… обвинение это смешное и страшное. Хартия какая-то…Странный и страшный Алексей. Домой как хочется… Или… к Андрею… очень хочется. Или хотя бы домой…

А мы и пойдем домой. Эй, хочешь выбраться отсюда? — это Антон сначала прокричал девчонке, в бессоннице ерзающей по койке, а потом сообразил, что она не услышит.

Но она услышала.

… Да. Очень хочу… хочу выбраться отсюда. Здесь страшно. Та женщина, Вера, которая книжку принесла, она сказала, что, в крайнем случае, можно будет ограничить в дееспособности и списать все на состояние аффекта. Почему-то идею с ограничением себя, любимой, в дееспособности, восприняла без должного энтузиазма…

Окно. Попробуй до него добраться. На нем должен стоять или барьер, или обычная решетка. Что там?

… Не вижу. Там высоко. Сейчас встану на койку. Нет. Все равно не вижу. Замазано же…

Скверно.

… Слушай, а ты вообще кто?

Никто. Глюк. А ты пока думай, как отсюда вылезть. Тебе, главное, выбраться из камеры, а там я тебя подхвачу.

… Ну не знаю… Стоит ли рассчитывать на помощь глюка…

Во всяком случае, у девчонки прорезался юмор. Значит, с мозгами у нее порядок. Тем хуже для нее… Тем хуже для всех.

Попробуй добраться до окна.

… Не могу. Я ж говорю — высоко.

… Хорошо. Швырни в него что-нибудь.

… Зачем? Я, кажется, сплю….

…Тем более! Швырни в окно книжку! Швырни! Черт, давай уже!

… Длинный тонкий скрип. Режет слух, выталкивает из комнатки с маленьким оконцем под потолком внезапно и резко. Снова — ночь, колышутся ветки за окном, на кухне стучит неугомонный хозяин. Плывут по квартире острые и непонятные запашки трав, мешают сосредоточиться. И внезапно — трезв, как стеклышко. Аж обидно слегка. Прикрыл глаза от раскачивающейся ветки, коготками настойчиво тыкающейся в стекло окна. Нужно было сунуться обратно, когда до девчонки уже начало доходить, что именно делать. Да если бы она эту книжку швырнула, это наверняка пробило бы барьер хоть на мгновение! И той секунды хватило бы, чтобы понять, где девчонку прячут. Чтобы скакнуть к ней и забрать. Забрать, а потом куда? А потом… Сюда уж точно нельзя. Тогда? Старый охотничий домик под Нововерском, куда летом с Инкой и Славкой ездили отдыхать? А что, очень даже ничего… вполне… вполне даже… Нужно только подготовиться… Не забывая прислушиваться.

… А всё же Андрей… он, наверно, меня ищет… Поскорее бы. Почему-то никакого желания видеться с какой-то новой клановой "родней". Хотя родня — понятие весьма расплывчатое. Чего только стоит археологическое "братание". Иногда., конечно, ничего не стоит, но иногда… Давно это было… Сколько? Пять лет назад. Костер, гитара, череп "первого археолога" пялится пустыми глазницами, на отполированном сотнями "клятвенных лобызаний" лбу играют блики. Темное небо глубокое и чистое. Звезды мелкие и рассыпались небрежной дорожкой до самого горизонта. Пахнет рекой. В кустах таинственно сопят. Думала — Анька с Костей, а оказалось — ежиха с ежатами. Ежиха большая, солидная, совсем не боится людей, ежата похожи на колючих встрепанных крысят и жмутся к мамаше. От гогота процессия вздрагивает дружно, перебегает через пятно света и шума, торопливо исчезает в траве. Гитара рассыпается фальшивым бренчанием, хрипит и пытается подражать бою барабана на эшафоте, когда "новичков" — Алина в их числе, Алине двадцать и это ее первый выезд, — подводят приносить страшную Клятву археолога, целовать несчастный пятисотлетней давности череп и брататься с кем-нибудь из "старичков". Для этого нужно всего ничего — съесть напополам тарелку "археологической каши" (пятьдесят на пятьдесят соли и овсянки на воде) и запить, тоже на двоих, стопочкой водки. Водку пила первый раз в жизни. Задохнулась, захлебнулась… Все зааплодировали ее надсадном кашлю и дружно поздравили с боевым крещением. В "побратимы" достался тогда сам начальник экспедиции, суровый дядька Сергей Михалыч, а вот Лариске перепал молодой, симпатичный и обаятельный Леша Киров. И очень даже удачно перепал. Лариска уже три года как Кирова, а не Степанова. Еще шутили, что, дескать, в РФ близкородственные браки запрещены. Но это еще что… За их стремительной и яростной любовью с замиранием сердца следила вся группа. После того "братания" Леша обратил на новенькую самое пристальное внимание, разглядел в скромной серой мышке милую и умную девушку, ухаживал… головокружительно… Десять километров до деревни бегал за садовыми алыми розами, за шоколадками и мороженым, вставал перед ней на колени на виду у всех и вручал всю эту по меркам археологички неслыханную роскошь… А она смущалась и краснела….

Поскорее бы утро. Никак не идет сон… Возятся и возятся за стенкой. А то принялись гоготать и топать. Попойка у них там что ли? Басовитые такие мужики. Что теперь будет-то?…

… Сейчас ты встанешь. Возьмешь книгу. Посильнее размахнешься и швырнешь в стекло.

… Ой. Опять. Вы кто?

… Узнаешь скоро. Давай уже. Подымайся и разбивай стекло. Или хочешь, чтобы волки загрызли?

… Не очень. Просто… мне кажется, что я хожу с ума.

… Да делай уже, что говорю! Вот горе-то! Давай уже! Вставай…

И принажал. Как это выходит — принажимать — не очень понял. Просто ногтем на что-то маленькое и нежное. И оно поддалось. Тихо охнуло и перестало трепыхаться.

Стрельнуло коротенькой болью в висок. Скатилась по подбородку капелька пота. Трудная это штука — вот так вот принажимать…

Удовлетворенно улыбнулся… поднялся, уже полностью одетый. Прихватил бумажник, амулет телефон. А рюкзак со всякой снедью еще с вечера лежит. Ну а теперь — давай!

… В далеком домике на окраине города девушка с пустым лицом поднялась с пружинной скрипучей койки, взяла со стола книжку. Примерилась…

Звонко лопнуло, стеклянно затренькало. Но за стеной шумели и не слышали. В ощеренную дыру окна упал и потек морозный, густой зимний ветер вперемешку с мелкой колючей крупкой. Худенькая звездочка кинула тоненький лучик и задрожала в теплых клубах воздуха из комнатушки.

Андрей.

Зато теперь стало ясно окончательно — одному тут никак не справиться. Тут нужны опыт и связи. Как сквозь землю провалилась. Сейчас нужно официально обращаться к главе клана Пантер, и нужно выходить на координатора по сибирской зоне… очень нужны связи. Которых нет у Андрея Шаговского, но есть у Мирослава Шаговского. Отец. Приедет и во всем разберется. Ну или хотя бы поможет советом и этими своими связями.

Телефон — дрянная трубка, по дешевке купленная в магазине "бэушных" товаров. К ней же прилагается СИМ-карточка, а паспорта не требуют. Понятно, ворованная. Ну и ладно. Зато и связь препаршивая. Трещит и "квакает". Целую вечность эти прерывистые, мерзкие хрипы дозвона. И голос тоже хриплый — на том "конце провода", за многие тысячи километров, в уютного и говорливого Лешно.

— Halo? Kto to jest?

— Это я… Отец, это я.

Голос сходит на нет, сипит сверх меры. В трубке шуршание, словно бы ее едва не выпустили из рук:

— Andrew?! Андрюша… Живой…

— Да, пап, живой…

Неразборчиво. Только слышно, что там, в Лодзи, гудят автомобили. Тренькает что-то. Отец сколько-то еще молчит, потом аккуратно интересуется:

— С тобой все в порядке? Где ты сейчас?

— В Заречце. У себя в квартире. Со мной порядок. Но мне нужна помощь, и это не телефонный разговор.

— Иди ко мне тогда, в магазин. Барьер тебя пропустит. Он тебя еще помнит.

— Боюсь, я немного не в форме, чтобы так далеко "прыгать".

— Ты… а впрочем, я сейчас. Минут десять подождешь? У меня сейчас клиент. Закончу и приду.

— Жду.

Пока — сходил на кухню, сжевал пару таблеток из числа принесенных Алинкой. Даже названия не посмотрел. Знобило. Еще не совсем здоров. За окном ранний вечер. Спешат по домам прохожие, прячут носы в воротники и шарфы. Кажется, опять холодает. Климат здесь премерзкий. Девять месяцев в году отдано тому, что в Европе обычно называют зимой, а три оставшихся месяца — недоразумение, а не лето. Солнца недели две, а остальное время тускло и серо, хоть удавись тоски. Наверно, поэтому люди здесь мрачные и грубые, неулыбчивые и немногословные. Впрочем, сейчас Андрею до людей дела не было, больше его занимали местные оборотни.

Отец пришел не через десять минут, раньше. Видать, торопился. Тяжело затопал в спальне, скрипнул дверью.

Сильно сдал за последний месяц. Это Андрей с первого взгляда почувствовал, как только обернулся от окна. Не то, чтобы отец поседел (да и рано ему еще седеть ему, пятьдесят с небольшим) или похудел, или прорезались морщины на этом смелым резцом прорезанном, ярком лице… Нет, всё прежний солидный, тяжеловесной мощи мужчина "в самом расцвете". А вот в осанке усталость. Раньше не было, а теперь появилась. Остановился на пороге, жадно вгляделся в сына. На шею кидаться, прижимать к отцовской груди или там какие слюнявости говорить, разумеется, не стал.

Всего лишь кивнул.

— Ну, рассказывай.

И Андрей рассказал. По возможности подробно, чтобы не упустить какую-нибудь важную деталь. Про плен, про девушку Алину Сергеевну Ковалеву, про ловушки в квартире и про странного мага, с которым встретился уже дважды — тогда в квартире, и сегодня, когда искал Алину. Отец слушал, рассеянно гоняя по столу серебряк грошовой монетки и кивая головой в такт рассказу. Дослушав, еще посидел молча, потом вздохнул.

— Что ж, понятно. Дай-ка гляну, что с тобой делали, что ты даже "прыгнуть" не можешь.

Быстрое мягкое касание Поверху, как Андрей не умел и не рассчитывал когда-нибудь научиться. Только чувствовал. Юркое мягкое тепло бежит от левого виска вниз, через плечи по позвоночнику, щекочет в пятках, стекает на пол у ножки стула.

— Что там?

— А сам не понял? — с легким укором спросил. Сжалился, мозги ломать не заставил. — Тебя "пили". Довольно долго, судя по всему. Не один раз, во всяком случае. Говоришь, били? Правильно… И должны были бить. Чтобы было легче забирать энергию.

— Черт…

— Кому-то понадобилась твоя энергия. Есть еще что-то новенькое, но я не пойму. Я не специалист. Заглянешь потом к Лизе. Да, и подумай над тем, что успел обзавестись какими-то довольно опасными врагами. Им было мало просто убить, хотели замучить до смерти. Есть предположения?

Андрей поморщился — да уж, смерть не из приятных. Медленно слабеть и тупеть от этой слабости, чтобы в конце концов заснуть и больше не проснуться.

— У меня нет врагов.

— Враги есть у всех. Тот же Рихарт злится на тебя до сих пор из-за "Русалки". Я даже на него грешным делом подумал. Но нет, не он.

С трудом припомнил Рихарта. Теперь казалось, что и немец-коллекционер, и та история со статуэткой русалки, солидным портативным Источником — всего лишь сон или события другой, чужой жизни, прочитанные в книге. Андрей поступил тогда и некрасиво, и почти разбойно — на статуэтку уже был заключен договор, Рихарту она нужна была позарез. Но Андрею она была нужней и он принажал на тогдашнего владельца артефакта, нелегала, пригрозил сдать…

— Рихарт давно уже остыл. Да и ленив он слишком для мести.

— Возможно… — грошик пробежал ребрышком и обвалился с края стола. Зазвенел на полу, укатился под плиту. Отца он нисколько уже не занимал. — Но это нисколько не проясняет ситуацию. Опять же, твоя Алина. Тут явное нарушение Хартии. Пропал твой друг Валерий, волк. Кажется, еще кто-то. И все в одном городе приблизительно в одно время. Не слишком ли много событий для одной провинциальной дыры?

— Я тоже об этом думал. Но пока ничего не могу сообразить.

— Это из-за истощения. Восстанавливаться будешь долго.

— Некстати.

— Кстати такое не бывает никогда. Иди, пожалуй, ляг поспи. А я пока подергаю свои связи.

— Я не могу зря терять время. Алину надо вытаскивать.

— Ложись, пока можно. Ты сейчас для своей Алины бесполезен. Тем более, что-то мне подсказывает, что как только в дело вмешаются отцы-Координаторы, нам всем станет не до сна. Иди. Я сейчас смотаюсь домой, раздам всем поручения, а сам буду добиваться встречи с местным координатором.

Скорее всего, отец прав, думал Андрей, проваливаясь во внезапный, густой сон. Отец прав во всем и всегда. И как же хорошо, что пришел кто-то, кто возьмет все заботы на себя. Хотя бы ненадолго. Пока Андрей немного поспит. На самом деле устал… Эта желтая кружка совсем вымотала…

***

А Мирослав Шаговский действительно принялся "щипать" связи.

И делал это с завидной энергией. Но для начала раздал задания подчиненным от личного юриста до младшего продавца включительно. Чтоб в отсутствие хозяина не маялись дурью, бездельники. Юрист, кроме того, должен был выяснить, каким образом и к кому следует обратиться для защиты нарушенных прав: магически одаренного совершеннолетнего бипатрида Польши и Российской Федерации, подвергнутого похищению и пыткам магического характера; незаконно инициированной простячки, гражданки Российской Федерации и Республики Польши; похищенного зооморфа из клана Волков. Подготовить иски. Собрать необходимые документы. Дел ему хватит.

Затем Мирослав позвонил знакомой целительнице, панне Лизе Боревске. Та на звонок не ответила. Обидно.

Ну а после начался процесс непосредственно ощипывания связей. Для начала подергал ниточку старого знакомства со вторым секретарем при Координаторе Аароне. Тот занимается вопросами магического антиквариата, но ведь не только ими? Секретарь, впрочем, оказался вне зоны доступа — удалился от мира для поста и рассуждений о благе Баланса. Огорчился, но не слишком. Следующим на очереди был старый приятель из комиссии лицензирования и патентования, господин Андраш Мессарош, венгр. Впрочем, давно уже с исторической родиной порвавший и прочно осевший в тихом скромном Кополице. Этот от встречи и разговора не отказался, но попросил перенести их на послезавтра, так как сейчас слишком занят. Занят оказался и глава департамента магической безопасности южнопольского сектора. Этот, правда, пообещал перезвонить через пару часов. Хоть что-то…

В результате после часа обрывания телефонных линий у Мирослава Шаговского появилось три обещания "разобраться в деле" и одно — перезвонить. И всё. И пришлось обращаться официальным порядком в Отдел безопасности и борьбы с магическим терроризмом. И спокойная жизнь тут же подошла к концу.

Глава 6.

Когда-то давно здесь стоял деревянный пятиугольный сруб. Сначала, когда густые сосны поднимались до самого неба и мелкое лесное зверье — белки, ласки, барсуки — без опаски подходило к реке в этом месте, бревна сруба были еще светлые, чистые и пахли свежей горькой смолой, а окон у сруба не было. Потом сосны начали помаленьку исчезать, отодвигаться подальше от избы, словно бы выделяя её на берегу полосой ровного отчуждения. Почти перестал появляться здесь дикий зверь, разве что случайно, и то старался занырнуть скорее в кусты и больше сюда не забредать. Здесь пахло хищником. Опасным. Бревна посерели, по углам покрылись зеленью мха, мох же теперь свешивался и с крыши. Прорезались окна, впрочем, всегда спрятанные за грубыми ставнями без узоров — совсем не по традиции, некрасивыми и кривоватыми. По ночам летом и иногда зимой из-под ставен пробивался тусклый оранжевенький свет, а рядом со срубом мелькали гибкие тени кошек, каких здесь точно никогда раньше не видали — больших и черных, как уголь. В свете луны и в полосках света сквозь ставни их глаза сияли то желтым, то зеленым, а длинные когти опасно посверкивали. И будто бы отплясывали эти кошки при полной луне что-то невообразимое под шорох листвы, стрекот кузнечиков и плеск реки. Смотреть на эти пляски, впрочем, было некому: больше к срубу не совался ни один даже самый любопытный зверь — ни мышь, ни хомяк, ни бойкая синица, ни даже колючие и мрачные ежи, хотя им-то чего бояться? И люд к срубу не ходил — сруб прятался от чужих глаз за густыми колючими кустами шиповника, лесные тропки сбивали с пути, неизменно заманивали или в болото, или, покружив настойчивого путника, издевательски выводили обратно к деревне. Ходили еще толки про то, что, дескать, где-то в лесу стоит изба о пяти углах, сама черная, а на коньке крыши вовсе не лошадиная голова, как это у добрых людей заведено — оскаленный череп самого Царь-кошака. И вокруг той избы ночами ведьмы собираются на шабаш и пляшут, мор и засуху наводят. И вроде бы видали тех ведьм, через вечернее небо слетающихся на метлах к избе, накануне неурожая в тысяча девятьсот пятом, видели и в следующем году, и перед страшным семнадцатым, и еще много раз. Власти менялись, деревья и кусты отодвигались все дальше, река мелела, отступала и оставляла зеленую болотистую пойму, по весне разве что подступала к самому обрыву с кривой полумертвой сосной, судорожно вцепившейся в глинистую почву. Изба стояла как была — серая, горбатая, с кошачьим черепом, только и появились вместо ставен стекла, и не иссякали о ней слухи и легенды. По-прежнему слетались к таинственной избушке ведьмы, предвещая неурожаи и болезни, а деревенский дурачок Костик из села Старовского как-то пропал, мамка его отпустила с корзинкой по грибы. И нашелся только спустя неделю, грязный и довольный, и толковал что-то про больших кошек, которые его спасли и вывели. И мужики, обнаружившие Костика на берегу реки чуть выше поселка, уверяли, что сидел рядом с ним опять же огромный черный котяра. А потом растворился в воздухе. Впрочем, от мужиков разило крепким деревенским самогоном за версту и правду в их словах даже не пробовали искать.

Изба меж тем стояла. А кошки — продолжали плясать вокруг нее ясными лунными ночами в мае. В ее окнах бился яркий голубоватый свет, а когда распахивалась тяжелая широкая дверь, из нее лился тот же свет и выступал в проеме тонкие и страшные очертания кошки невиданных размеров, и ярко, дико полыхали ее зеленые невозможные глаза. И остальные кошки в священном трепете и экстазе прятали морды в лапы и оглашали окрестности восторженным рычанием.

А потом пришли волки. Избу разобрали по бревнышку, бревна сбросили в реку, а череп с крыши разбили. Изба, в прочем, сопротивлялась гибели долго и упорно — свалившаяся балка придавила насмерть двоих убийц, еще одному переломала ноги, один запнулся о порог и ощутимо расшибся. Докончил дело возникший в голом остове избы среди ночи ни с того ни с сего пожар, изрядно попортивший обидчикам шкуры. Головешки и золу потом раскидали, место заровняли, лесок поблизости вырубили, оставив некрасивую проплешину. Проплешина начала расти, захватывая все новые территории.

После волков пришли обычные люди и превратили проплешину в картофельные поля.

Андрей.

Чертовски умный отец не ошибся в предположениях — скоро стало не до сна. Когда в квартиру молчаливой серой толпой ввалились ребята из отдела безопасности. Было их пятеро, мрачных, суровых и даже на лица, кажется, одинаковых. Вломились они без предупреждения, наплевав на слабенький Андреев барьерчик над квартирой, высыпались горохом посреди гостиной, предъявили какую-то бумажку с печатью и разбежались по квартире в поисках следов и отпечатков аур. Когда Андрей, зевая, бродил за одним из мужчин и пытался сообразить, что происходит, появился отец. Мимоходом пояснил, что всё так и должно быть, дело поручено расследовать специалистам пятого отдела Координатора по Сибирскому округу Олега. И вот они расследуют. Сначала мужчины облазили все щели, пообрывали незамеченные Андреем остатки зеленой паутины ловушки, потом зачем-то заглынули под ванну, наконец, принялись расспрашивать Андрея на все лады, записывая разговор на диктофон и в протокол опроса потерпевшего. Намекали на необходимость сканирования памяти для уточнения некоторых деталей — им, конечно, так удобней и проще. Но это осторожное предположение разом отмел подошедший отец — Андрей итак истощен, и вообще, дурью маяться нужно уже прекращать, а лучше искать пропавшую девушку. Слепок ауры есть? Есть. Вот и давайте, шевелитесь. Что и говорить, умеет отец с такими ребятами управляться.

Тогда Андрею велели одевать и показывать домик, в котором он провел предыдущую неделю, а заодно место, куда он вывалился при побеге. Там, в холодном сером поле, разбавленном чахлыми елочками и жиденькими пролесками, они растянули полупрозрачную крупноячеистую сеть и принялись по-свойски шаманить. Сути манипуляций Андрей не понимал, и наблюдать со стороны было, откровенно говоря, скучно. К тому же ощутимо холодало. Впрочем, быстро отпустили восвояси, пообещав в течение трех дней вызвать для уточнения некоторых деталей.

И Андрей приуныл, сообразив, что если три дня — то раскачается громоздкая машина магического сыска еще очень не скоро, а Алина сама вряд ли отыщется. А Алинку очень нужно отыскать, потому что… А, черт, жалко девчонку. Хорошая она. Смешная немного, немного нервная, но вообще-то милая и славная девчонка. Спрашивал, кстати — не замужем.

Надо же, проглядели такую… В Европе за ней табунами бы… Женщины там все больше блеклые, неинтересные. Но неважно. Важно другое — делать-то что будем?

Половина восьмого.

Набрал отцовский номер. Длинные и долгие гудки, а потом тишина. Ну да, он что-то говорил про какую-то встречу…

Ясно. Он, может, вообще не в России сейчас.

… Подворотня… плен… мужики с пустыми глазами…зима и снег… пантера Алина… избушка… квартира… что пропускаем? К кому обращаться еще, если мужчины в форме медлительны, что ваши черепахи, и раскачаются только разве что послезавтра? А нужно — немедленно?

Сначала…. Подворотня…а до подворотни? Пьянка у Валерки. Вот! И Валерка пропал.

Ну что же, у отца свои встречи и свои связи, а мы подергаем свои.

***

Кухонька оказалась маленькая и скромная, вся серенькая от ситцевых блеклых занавесочек на окошке до самой хозяйки — бледной от усталости и горя женщины. Женщине на самом деле около пятидесяти, но выглядит на тридцать с небольшим, если не приглядываться. А если приглядываться, как Андрей, что, конечно, некрасиво и неприлично, то обнаруживается сеточка морщинок у глаз, желтенькие тени у висков и крыльев носа. Это Валеркина мама, Антонина Петровна. Вообще-то раньше она как-то стеснялась называться по имени-отчеству, все просила просто Антониной, и выглядела своему сыну почти ровесницей, может, старшей сестрой. Теперь возраст сильно чувствуется. В осанке и этих мелких приметах. С отцом то же самое.

Андрею обрадовалась, как родному. Андрей сначала не понял, опешил даже — дверь распахивается, женщина щурится, принюхивается — ну да, привычка такая у Волков, — а потом вдруг всплескивает руками и кидается Андрею на шею. А Андрей весь залепленный снегом с ног до головы, снег тает и растекается лужей с ботинок.

— Андрюша? Андрюшенька! Живой! — ей-Богу, словно бы сына отыскала потерянного. А для нее почти так, наверно, и есть… Наверно, она думает, что если Андрей возвратился, то и…

Успокаивается. Смущается, ведет на кухню, поить чаем. Кухня эта… Аккуратная по инерции, с того времени, когда Антонина Петровна еще была просто Антониной.

— Значит, сбежал?

— Да.

— Так может…

— Все будет хорошо.

— А то он тебя искал, искал, и вот… — сначала суетилась, переставляла кружки, чайник-заварник, протирала стол тряпкой досуха, потом успокоилась, присела с краешка и уставилась на Андрея как на последнюю свою надежду.

— Теперь я его поищу. Его и еще одну девушку. Только мне нужно кое-что знать. И мне, наверно, Валеркина фотография понадобится.

— Да, конечно.

Быстро уходит, шатаются раздернутые шторки в дверном проеме. Шторки — бамбук нарезной на цепочках, старомодный, внизу погрызенный и измочаленный. Понятно, Валерка маленький жевал. У волчат всегда зубки чешутся. Возвращается скоро с затрепанным бумажным квадратиком "три на четыре", черно-белым, на нем Валерка вид имеет ужасно напряженный, смущенный и задеревеневший перед фотоаппаратом, как перед удавом, готовым вот-вот проглотить.

— А, спасибо. — Спрятал фото в бумажник. — А что по поводу этой истории говорят в клане?

Снова усаживается на краешек табуретки.

— А что бы им говорить? Говорят — ищут. Вчера Алексей звонил… это наш старшой… Ну, как всегда. Сочувствуют, и все такое. Кроме Валерки еще же наши мальчики пропали. Двое, но одного нашли сразу. — Смотрит на Андрея. Шепотом добавляет. — Мертвого…

Андрей не выдерживает взгляда, утыкается в чашку.

— А про Пантер ничего не слышно? Просто одна девушка тоже пропала, а она Пантера.

— Пантера? Откуда бы у нас здесь взяться Пантерам? Хотя была вроде одна, ее ищут. Но это вряд ли твоя девушка, это какой-то маньяк. Ты лучше у Кости спроси, он уже минут через десять с работы придет. Ты подожди, ладно?

— Хорошо.

Десять минут прошли в тягостном молчании, изредка сдабриваемом навязчивым и лихорадочным: "Еще чайку? Вот, печенье… Валерочка такое любит"… Наконец, Константин Петрович. Грузный, усталый. Дождались.

— Пантеры? Да была какая-то, ее ищут, кажется. Я с этими делами не очень, сам понимаешь. Я в рейды не хожу. Но могу у наших узнать. Позвонить тебе, если что?

— Да, был бы благодарен. А еще… возможно, вы посоветуете, с кем можно поговорить? Ну, из вашего клана, или там с координатором встречу организовать? Или хотя бы с главой клана? Вообще с кем-то, кто имеет связи с Пантерами.

— Ну… тут подумать надо. Знаешь, что, Андрюш…У меня тут знакомый есть, мужик толковый. Он сам из бывших, сейчас не у дел, но советом помочь, наверно, может. Егор Семенович… где-то у меня адрес был… Он, наверно, что-то и про Пантер знает. А с Алексеем… не знаю. Я спрошу. Завтра с утра позвоню тебе.

В половине девятого только отпустили, все расспрашивали про плен. Видимо, примеряя на своего сына. Тягостно и липко, и душно, как под раскисшим от пота старым ватным одеялом. Поежился за порогом, на улице жадно дышал холодным свежим воздухом. В воздухе танцевали мелкие снежинки — от былой роскоши снегопада осталась только чахлая крупка.

Крупка была странная — белесая, как моль, с резким аммиачным запашком. Или это с химзавода? Вообще ночь оказалась необычная — с шорохами, скрипами и шумами, с невидимой, но ощущаемой суетой, пахнущая тысячей разных запахов. Запахи отвлекали и мешали сосредоточиться, а сигарет, чтобы их заглушить, с собой не было — в плену отвык, хотя, помнится, сперва навязчиво хотелось покурить, аж до зуда. Ну что, идти сейчас к этому Егору Семеновичу, или не стоит? Поздно уже…

Нужно. И плевать на приличия.

Значит, Краснознаменная, дом два? Где бы еще эту Краснознаменную отыскать… Объяснили — недалеко от главной площади, там еще памятник обойти надо справа и свернуть на боковую аллею.

Ну что ж, площадь, так площадь.

На полпути, на пустынном по позднему времени перекрестке, настигла скрипучая трель из кармана. Вздрогнул, зашарил в поисках мерзко трезвонящего телефона по куртке.

— Алло? Папа?

— Андрей, ты где? Ты почему еще не дома? Слушай, я сегодня встретился все-таки с Мессарошем. Он пообещал организовать встречу с Координатором-правозащитником. Какая-то мать Адела. Пойдешь?

— У меня одна наводка. Через час, наверно, буду дома.

— Через час будет поздно. У нас встреча через полчаса. Или тогда послезавтра.

— А что эта правозащитница? Она точно поможет?

— Не знаю. Решать тебе. Никогда с такими не сталкивался.

— Ну… — белесая моль снега нервно трепетала в фонарных густых конусах. — Координатор ведь…Наверно, все же стоит. Хорошо, я тогда отложу на завтра. Буду минут через двадцать. Успеваем тогда?

— Успеваем. А что, "прыгнуть" по-прежнему не можешь?

Подумал. Попробовал себя осторожно. "Прыгать" — оно, конечно, куда удобней.

— Пожалуй, нет. Жди, в общем.

— Жду.

Ночь продолжала суетиться и шуршать и швыряла в лицо тонкие едкие привкусы — химзавода, выхлопного газа, горелых пряников от кондитерской, ментоловых сигарет… А снег казался при тусклых фонарях и редких белых звездах странно серым и бледным. Выцвел.

Еще одна женщина. Андрей вообще достаточно женщин в своей жизни встречал, всяких разных, всех мастей и видов, но эта оказалась — особенная. Пахнущая лавандой и ландышами. Тонкая и деликатная. Голубоглазая, с копной золотистых волос, ровной матовой кожей — почти неправдоподобная в своей идеальности. Усталый Андрей смотрел-смотрел на Матриарха Аделу Рейцер и никак не мог решить — а женщина ли она вообще, или с возрастом женское сменилось в ней монашески-бесполым? Во всяком случае, выглядела она хрупкой фарфоровой куклой, очень красивой, очень нежной, но и очень старой при кажущейся детскости облика — уж Андрей-то своим чутьем антиквара это ощущал безошибочно.

— Так что, господин Андрей, вы хотите выдвинуть официальное требование? Против кого? И на какую сумму? Или, может быть, что-то другое? Иск с требованием о восстановлении энергетического поля? Я думаю, вам компенсируют физический ущерб в любом случае, но вот касательно остального…

— Пожалуй, с компенсацией я подожду. Мне нужно найти остальных похищенных, понимаете?

— Разумеется. Оформим с вами заявку… Но проблема в том, что я не занимаюсь розыскной деятельностью, я специалист по коррекционной педагогике, поэтому вас все равно придется дождаться результатов официального расследования.

В общем, только зря время потерял. Нужно было к этому Егору Семеновичу идти, раз уж решил.

— Понятно. Тогда спасибо, я пойду… Подумаю насчет исков.

— Надумаете — приходите. Вообще приходите, если потребуется помощь адвоката или юридическая консультация.

— Спасибо.

Отец огорчен. Думал — добраться бы до кого-нибудь из Координаторов, а тот сам все сделает. К сожалению, чудеса "по щучьему велению" бывают только в сказках. Впрочем, он итак сегодня наворотил дел — переговорил с представителем департамента безопасности, организовал встречу с Иерархом, подал заявление в отдел по борьбе с парапреступностью… Не считая собственных дел в магазине. Боится, кстати, сына на ночь одного оставить — улегся спать в комнате, занятой артефактами — неприятное соседство. Должно быть, мучился кошмарами. Впрочем, и Андрей не столько спал, сколько маялся — нормальный сон не шел, а зашвыривало периодически в какие-то липкие ошметки: птичьи потроха, дымящиеся кровью на снегу, перья, комнатушка в высоким крохотным окошком и скрипучая койка, сосновые лапы на фоне ночного темного неба, острый страх и потребность оказаться где-то в другом месте… Потом никак не мог заснуть, разглядывал тени и полосы уличного света на потолке, болела голова. А после, под утро, провалился в сплошные мазки и пятна, с погоню и вкус только что загнанного свежего мяса, в тысячи ярких оттенков снега, в крики филина над головой и перекрестки следов, в копошение под корочкой наста и колючее крошево под лапами…

Серым утром, что-то около девяти, очнулся голодный, усталый и замотанный, словно бы действительно всю ночь носился по лесу.

Алина.

Тоненький мышиный скрип дверных петель вытряхнул из панического оцепенения. Только что были — относительное тепло и относительная же безопасность камеры, странный полусон-полубодрствование, звон стекла и гогот за стенкой, а стало — дышат в затылок, искрит, скрипит дверь, в лицо веет сырым холодом подпола. Толкают в проем, в темноту, там что-то подворачивается под ноги, едва удается удержать равновесие. Чертыхаются. Щелкают зажигалкой, высекая искру за искрой, потом пламя разгорается ровно. Мужчина — уже знакомый страшный мужчина с правильными и красивыми чертами… наверно, кавказоида в смеси с европеоидом…четверти на три… привычка автоматически соотносить с антропологическими типами…В общем, тот самый, с которого все началось. Смотрит напряженно, отступает вглубь комнатки, там стол, стулья, лежанка какая-то, и пахнет все это плесенью и холодом, и дыхание срывается губ влажными клубами. Зажигается керосинка за зеленым стеклышком, маленькая, почти игрушечная.

— Вы кто? Зачем вы меня сюда притащили?

Молчит. Ставит на стол рюкзак, достает какие-то свертки. От них тянет съестным, но сейчас Алина сыта и хочет только спать. На спальнике у Андрея. Или у себя в квартирке. Или у родителей. А тут очень холодно. Сразу начинают отмерзать пальцы.

— Где мы? Зачем мы здесь? Почему вы молчите?

— Садись, не стой. Сейчас разведу огонь, станет теплей.

— Что вам от меня нужно?

— Потом узнаешь.

Села на лежанку, от него подальше. От него пахнет напряжением и страхом. Но он не Алину боится. Чего-то или кого-то другого.

— Я домой хочу. И вообще…

Что вообще — сама не поняла.

— Есть хочешь или тебя у Волков кормили?

— Кормили. А теперь я домой хочу. И еще — знать, зачем вы сделали меня Пантерой. Мне сказали, что это незаконно.

— Законно. У меня есть разрешение Координатора.

Отвернулся к печке, в ней шуршит, складывает туда полено из ларя, брызгает бензином. У него тут все есть, не то, что в домике археологов. Но тоже что-то такое временное — не пахнет обжитым. Наверно, дачный домик какой-то. Подошла к окну, но сквозь черноту ничего не разглядела. Наверно, ставни.

— Ничего не знаю ни про каких координаторов. А меня никто не спросил, хочу ли я становиться оборотнем. Интересно, конечно, но… зачем? Что вам от меня нужно?

Молчит. В печке постепенно разгорается. От печки тянет теплым, но еще недостаточно, чтобы перестали мерзнуть пальцы. Придвинулась, присела перед печью на корточки. В лицо пахнуло сухим жаром. Мужчина… Антон… тут же подскочил и ушел к столу.

— Если есть не хочешь, спать ложись.

— Зачем вы меня сюда притащили? Вы ответите мне, наконец, или нет?!

— Ложись.

— Не буду. И вообще пойду отсюда. Где мы находимся? Скажите, где тут ближайшее жилье, и я уйду. Спасибо, конечно, что спасли, и всё такое… Но…

— Никуда ты не пойдешь. До ближайшего поселка тридцать километров. Это охотничий домик. В Нововерской области. Так что и не думай.

— Ооо… Вы умеете… как это?… ну, перемещаться? Как Андрей? Как… маг?

— Нет. У меня был амулет, теперь уже он разряжен. Поэтому будем сидеть здесь.

— Долго?

— Три дня.

— А потом?

Молчит.

— Что потом? Потом за нами кто-то придет, и можно будет возвращаться домой? Мы здесь прячемся? Погоню пережидаем?

Отворачивается. Шуршит целлофаном.

— Да. Пережидаем. Ложись спать.

— А вам это зачем? Какое вам до меня дело? Зачем было спасать?

— Умолкни.

Ясно. Опять какая-то фигня. И опять страшно, если честно. Хотя вроде как спасли же? От Волков? Непонятно только, зачем это нужно было. Этот Алексей особо опасным не казался. Да и Вера, волчица вида домашнего и уютного, обещала, что все устаканится. Тогда зачем было устраивать побег? И тому Антону, ему что-то нужно было тогда от Андрея — в квартире? Или от самой Алины? Уже тогда, когда спасать ни от чего не нужно было?

— Зачем вам было меня спасать?

— Я сказал, умолкни. Спать ложись. Вон там в сундуке какие-то старые куртки, если холодно.

С целлофаном закончил, окинул испытующим взглядом:

— Я схожу ненадолго… погляжу окрестности. Не вздумай никуда выходить — всё равно найду. Только зря замерзнешь.

— Но…

Поздно. Большая пантера. Куда больше самой Алины. Тяжелая, сильная, опасная, черная шерсть лоснится, усы длиннющие, глазищи желтые — как у Аленкиного Барсика, только ярче, почти лимонные…

Ушел. Опять воздух искрил на пороге.

***

Появился еще один.

Волк не вставал с подстилки уже несколько дней — совсем куда-то пропали силы. Только что полакать воды… Луна снова висела высоко и полнела ночь от ночи, и мучительно давила на обессиленного волка своей назревающей округлостью. Но пока волк был один и сделать ничего не мог, есть не хотелось, только иногда пить… ненавистный человек за дверью громыхал шагами. Раз в день тыкали мордой в миску с кашей-размазней, с вываренными мясными ошметками, еще чем-то противным. Волк почти все время лежал, прикрыв глаза, но спать тоже не мог.

Луна давила.

А как-то среди ночи, когда волк опять не спал, через щель под дверью просочился запах. Крепкий надежный запах сородича, тут волк ошибиться не мог. Через некоторое время к запаху добавился громкий злобный вой, ненавистные люди ругались и хлопали металлическими дверями. Волк пришел в возбуждение: подскочил из оставшихся сил и заметался по камере, поскуливая и подвывая. Тот, второй, отзывался яростным лаем, и волк его почти узнал, это свой же, из стаи! Но лай прекратился, металлические двери грохнули со всей силы, стало тихо. Запах, однако же, никуда не делся.

Силы окончательно оставили волка, возбуждение порыва больше не подпитывало… Дальше волк только лакал воду, поскуливал и принюхивался. Пробовал сам пожевать мясных обрезков, но они не лезли в горло. Зато теперь у волка появилась цель.

И родной запах дома.

***

Андрей.

Отец уже суетился на кухне, когда Андрей, помятый, позевывающий, приплелся на кухню в надежде на нормальный завтрак. Голод проснулся вместе с Андреем и теперь ныл в желудке болезненной дырой, в которую срочно нужно было чего-то набросать. Только кулинарными талантами отец, к несчастью, обделен: как сейчас припоминается — в давних полугодовых скитаниях с сыном не мог даже кашу без приключений сварить, если возникала такая нужда. Ели или в кафе-ресторанах-бистро, или всухомятку давились чем попало. Ну, сейчас хоть бутерброды и крепкий кофе.

— Неважно выглядишь, — заметил отец вместо приветствия.

— Плохо спал.

За окном стояла блеклая невнятная стена — метель, солнца не сыскать, ветер и липкие клочья, вверх-вниз мечущиеся в непроглядной серости. Декабрь показывал свой сибирский норов. Никакой теперь передышки до самого марта, а в марте — ручьи, почки на деревьях и, резко, минус двадцать. Чтобы набухшие листвой почки поотваливались, а вылезшие лягушки померзли.

— Крепко тебя попили, заразы.

— Крепко.

— Тебе бы к морю… или вон на Луару, к твоему Эсташу. На месяцок — другой.

Хлеб позавчерашний, колбаса соевая, кофе дрянной. Всё искусственное, пахнет синтетикой. Зато отец гладко выбрит и свеж, что листья салата после поливки. Отец вообще сейчас натурален, цветущ и радостен. И словно бы согнутая пружина вчерашняя, та, в осанке — выпрямилась.

— Закончу здесь, уеду к Эсташу, он приглашал.

— А может — ну его всё к черту, Андрей? — вдохновенно предложил отец, для выразительности махнув рукой. — Теперь уже и без тебя справятся. Найдут Вольфа и эту девчонку, не волнуйся. Теперь — справятся.

— Не уверен. Я гадал недавно. Алине выпала Эйхваз.

Отец задумался надолго, разглядывал свое отражение в черной поверхности кофе. Нахмурился. За окном нахмурилось тоже — еще сильней, хоть это и казалось невозможным.

— Ты мог и ошибиться, нужно сложить руны заново. Это раз. А второе — если ты не ошибся, то ей тем более не помочь.

— Это мы еще посмотрим. Но руны разложим, конечно. Ты кинь, у тебя лучше выходит, а я пока схожу еще кое-куда.

— Сам-то хоть зря не гробься. Или мало приключений? Снова захотел в плен? И далась тебе эта девчонка…

— Она меня спасла.

— Она спасла тебе жизнь, потом ты спас ее от сумасшествия — вы квиты. Или ты… между вами что-то еще было? Влюбился?

Кусок в горло не лезет. Тошнит от этой искусственной дряни. Где-то еще было нормальное мясо. Алинка покупала. Наверно, в морозилке… Замерзшее, конечно, в камень. Но все равно, пожалуй, то, что нужно. Нужно бы… запечь, что ли? Алина бы сготовила — пальчики оближешь. Эх, Алина…

— Мне нужно ее спасти.

— Ясно. Хоть кол на голове теши. Спасут твою Алину. Никуда не денутся. Пантера после инициации не иголка в стогу сена, чтобы совсем потеряться. Она после себя такие следы оставляет — слепой не ошибется. И не совсем дураки работают в парамагичке.

— Они работают слишком медленно. Пап, я просто не могу ждать!

— Я уж вижу… Ох, Андрей…

А Андрею предстояло сквозь метель и мороз — через полгорода.

— Егор Семенович?

В щель дверного проема высунулось мятое мужское лицо, подозрительно сморщилось. Ниже сунулось еще одно… не лицо, кошачья мордаха, круглая, щекастая, зеленоглазая и на диво осмысленная, словно бы вот этот вот — тоже здесь хозяин, и тоже интересуется, а кого это нелегкая принесла. Глазищи требовательно-презрительны — кто таков? Видимо, котяра с ходу составил об Андрее какое-то (явно нелицеприятное) мнение, о чем и сообщил мужчине оскорбительным коротким мявом — и скрылся за дверью. Мятый мужчина неприязненно сообщил:

— Ну, я. Чего нужно?

— Эээ… мне порекомендовали обратиться к вам…

— Опять от Ингмара? Он не предупреждал. Я вам что, служба спасения?

Просунуть ногу в щель проема Андрей успел исключительно по наитию — а то разговор бы на том и завершился.

— Погодите! Не знаю я никакого Ингмара! А к вам меня отправил Константин Петрович Вольф!

— Вольф? Костя? — в замешательстве нахмурился мужчина. — Костя ко мне отправил? У которого еще сын пропал?

— Да.

— Заходи.

Мотыляние двери, котище топорщит шерсть и обмявкивает Андрея какими-то оскорблениями, только хозяин коротко рыкает на котяру и тот, дергая хвостом, скрывается в комнате. Прихожая — маленькая, тесная и облезлая.

— Рассказывай.

Неловко. Неприятно под пронзительным взглядом. Вышло скомкано поэтому и вообще по-идиотски.

— Тут девушку инициировали. Незаконно. Пантера. А потом она пропала. Девушка. Я её ищу. И Валеру Вольфа, он мой друг. Мне посоветовали к вам обратиться.

— Интересная история! — едко прокомментировал мужчина. Кошак опять выглянул из комнаты, дернул усами. — У них, значит, кошки-собаки пропадают, а они ко мне всех гонят…

— Так не поможете? — упавшим голосом вопросил Андрей. — Понимаете, я гадал на рунах, и вышло, что девушка умрет. Понимаете? Спасать надо!

Егор Семнович задумчиво пожевал губу:

— Всех спасать надо. Девушку твою надо, волчат этих — надо, мальчишку с синдромом Райнована — надо…

Ну всё, сейчас выставит за дверь, подумалось. А ведь знает же что-то! Знает…

— Ладно, заходи. Вот сюда, на кухню… Хелег, брысь! — это мужик коту. Кот уже успокоился, но все равно косит на Андрея злой зеленью глаз. Как бы не цапнул за ногу, едва хозяин отвернется. Худая спина мужика затянута линялой футболкой, между острыми лопатками выцветшая надпись "Abibas". — Хелег, уйди с кухни!

Кот фыркает, свесив хвост, уходит. Длинный и пушистый, тот тянет за собой жирный клубок пыли.

— Он магов на дух не переносит, — поясняет мужчина. — И оборотней.

Кухня ужасна. Ремонт в ней не делался последние сколько-то сотен лет. Хотя вроде собирались — обои содраны и потолочная плитка. Пахнет сивушно. Под потолком — метелки пыльной травы. С трудом узнается полынь, остальное — загадка Андрею не по уму. Люстра, правда, приличная, дорогая. Словно бы чужая на этой кухне. Наверно, случайно перепала. Суют табурет. Табурет опасен — шатается и угрожающе скрипит. Интересно, табурет тоже магов не переносит? Или только оборотней?

— А теперь — рассказывай подробно.

Андрей и рассказал. От начала и до конца. Подробно. Мужчина мрачнел на глазах. Запоминающийся мужчина, колоритный — застиранное и затрепанное лицо алкоголика, сед и худ до невозможности, зато взгляд — бррр, продирает. Взгляд понимающий и сочувственный. Теперь уже. А сначала — словно по живому кожу сдирают.

— Понятно… Что касается девушки, тут нужно уточнить, но я слышал, что на нее выдали разрешение. Местный координатор. Пантерам. У них там мальчишка хворый, нужен обряд. Если это та самая — спасать бессмысленно. Никто ей теперь не поможет.

— Что?

— Девушка должна была в ближайшее время сама погибнуть, поэтому на нее подписали разрешение. Слышал про такое? Про обряды кошачьи что-нибудь знаешь? Да, правильно, откуда же тебе их знать… В общем, у Кошек ребенок заболел, мальчишке семь лет, генетический сбой. Обречен. Но родители не смирились, потребовали обряд. Обряд темный, но это их не остановило. Жертва понадобилась.

— Черт…

— Согласен. Так что…я, конечно, по старой памяти могу у Олега спросить, та самая или нет… но что-то про других девушек-оборотней я не слыхал в последнее время.

— И что мне теперь делать?

— Можешь попробовать подать апелляцию, но, если я не ошибаюсь, обряд через три дня, двадцать пятого. Ее просто не успеют рассмотреть. Могу подать я. Но у меня не примут вообще.

— Значит… все? Совсем?

Вот… тоска. И снег за немытыми стеклами — снег, ветер и снова снег. И уже не разобрать, где там небо, а где еще что.

— Ну, парень…

Там, на улице, даже подвывало. Как старая бездомная собака, замерзающая насмерть.

— Я её все равно найду.

— Не пори горячку. Девчонка все равно должна была умереть, а так хоть… Хоть кому-то ее жизнь сгодится.

Нехорошее слово Андрей сдержал. Под пальцами простонал пластиковый стаканчик. Полилось на штаны. И когда только успели сунуть? Стаканчик-то?

— Шшшш… Тьфу! Вот тебе тряпка! Слушай, есть еще один способ, но это авантюра чистой воды…

— Мне все равно.

— Если ты сейчас подашь апелляцию, ее разве что через неделю рассмотрят. И отклонят. Но есть одно исключение — ты можешь заявить, что был с этой своей Алиной… как это?… сговорен, наверно, правильно сказать. То есть заявишь, что имел намерение взять ее в жены и уже сделал предложение.

— Кто-то должен подтвердить?

— Два свидетеля.

— Ясно. Нет у меня двух свидетелей.

— Обидно. Впрочем, сдается мне… ладно, не нравится мне все это. Чует мое сердце, дельце нечисто. Хотя, может, мне всего лишь кажется. Вот что… Если тебе все равно заняться нечем, кроме как эту твою Алину спасать… Я тебе сейчас пару книжечек дам, ты прочтешь, составишь свое мнение и, может быть, что-то сообразишь. И поступишь по обстоятельствам. А то, боюсь, мне сюда соваться бессмысленно.

— У меня нет времени читать книжки! — простонал Андрей.

— Найдешь. Если мне не кажется, если у меня, старого хрена, не паранойя и маразм, как кое-кто считает… я им обряд сорву. Пацана жалко. Но сорву.

— Давайте ваши книжечки.

— Сейчас.

Притащил два учебника. Один про зооморфов, история, другой про обряды. А вдруг этот Егор Семеныч и правда псих и маразматик? Опять пришёл котяра, Андрей глянул в его глазищи, и решил, что, возможно, мужик и псих, но кот точно в порядке. Может быть, даже слишком. Очень уж умные глазищи. Так не бывает.

— Мне сейчас читать?

— Нет. Уходи. Не говори никому, что был у меня. Тебе могут не поверить. Позвонишь мне, я там на бумажке свой номер написал и номера страниц. Позвонишь, как прочтешь, поговорим.

— Хорошо.

Буквально вытолкали за дверь. Кот снова мявкал, но уже без былого задора, и за сохранность своих пяток Андрей больше не опасался.

А в подъезде — вонючем и темном — настигла телефонная трель.

— Пап?

— Андрей, я от координатора только что. Насчет твоей Алины, не очень хорошая новость…

— Про разрешение? Знаю.

— Откуда?

— Потом расскажу. Я скоро домой.

— Жду.

На пороге задержался. Через дверной проем хлестала снежная круговерть, декабрьское буйство не только что не пошло на убыль, а еще разошлось, и окунаться в него было страшновато. Андрей отчаянно вдохнул теплого подвального воздуха полные легкие и вывалился в метель. Метель равнодушно проглотила, пережевала, перетерла между ледяными ладонями, потискала и помяла, а потом выплюнула в нутро автобуса. И дальше бесилась уже только за его стеклами.

***

" Раздел 5. Пантеры.

Мифология.

Основное божество — Саат Великолепная, изображается в виде огромной черной Пантеры с зелеными глазами, в декоративно-прикладном искусстве присутствует в качестве схематической кошки либо абстрактных символов — солнце с кошачьими глазами, любой солярный знак вкупе с литерой "S".

Согласно легендам, все пантеры произошли от союза Саат и Небесного свода раньше всех остальных Кланов, при этом некоторые Кланы, в том числе Волков, Медведей и Койотов, по версии кошачьих мифов, имеют происхождение от злого бога Канкуна и считаются нечистыми изначально. Всякое общение с ними запрещено, а после случайных встреч следует произвести обряд очищения. В мифах так же немалое внимание уделяется вопросам Кошачьих "уязвимостей", в частности, непереносимости серебра. Серебро рассматривается во взаимосвязи с лунными периодами, из которых, как известно, самым опасным считаются два дня перед полнолуньем и два дня после. В "основном" мифе мы находим упоминание: "И тогда создала Она землю и руды ее, а после, когда луна сделалась самая полная, утомилась и легла отдохнуть. И пока Саат спала, лунный яд просочился на землю и превратился в серебро, и с тех пор этот презренный металл путает мысли и сводит с ума". Главное святилище Саат (в настоящий момент снесено и реконструкции не подлежит) располагалось в Западной Сибири, на реке Ырташ, в Зарецкой области. Было разрушено по решению Малого Круга на последнем этапе войны Кланов в 1990 году с передачей соответствующей территории в распоряжение клана Волков.

Обряды.

Обряд призвания Саат…

Относится к категории особо сложных. Суть обряда заключается, фактически, в открытии нерегулярного Источника (мощность по стандартной шкале: восемь — десять баллов), что сопровождается зачастую массовыми галлюцинациями. Энергия Источника направляется на подпитку Клана, тем самым обеспечивая надежную защиту территорий и общее усиление Клана ("благодать Саат"). Существует мнение, что Клану Пантер удавалось удерживать влияние в достаточно большом регионе и благополучно увеличивать свою численность на протяжении веков (приблизительно с седьмого века н. э. по конец двадцатого века) исключительно благодаря регулярному (раз в семьдесят лет) проведению данного обряда. Однако на настоящий момент обряд признан темномагическим и запрещен решением Координаторского совета по Западносибирскому региону. Обряд действительно предполагает человеческое жертвоприношение и использование энергетического потенциала некоторого количества магически одаренных (в отдельных случаях вплоть до полного истощения), поэтому проведение данного обряда противоречит Хартии Баланса.

Обряд исцеления.

Обряд с использованием практики передачи энергии от одного живого существа другому…

***

Антон.

А вот замечательно носиться по лесу в середине ночи в декабре! Лапы мерзнут, хвост отваливается… Думал взять след и выпотрошить какого-нибудь несчастного мышонка-бельчонка-зайчонка… Никаких вам зайчат и прочих тварей среди ночи в мороз.

Ничего, только темнота, расцвеченная небом в звездах, а звезды большие и тяжелые, и все как одна — презрительные и злые. Еще вон сосны. Сосны тощие, ощипанные навалившимся морозом, унылые и скрипучие.

Снег по брюхо. Навалило за зиму. Давно такого не было. Под снегом, если прислушаться — тонкие шорохи и встревоженные попискивания.

Пусть их. В глотку не лезет.

Ночь черная и ледяная.

Еще сколько-то побегать, а потом возвращаться. Шерсть короткая и совсем уже не греет.

Домик за тридцать километров от Нововерска, а в Нововерске сейчас только настоящая жизнь и начинается — неон рекламы, ночные автострады залеплены огнями, яркие дорогие автомобили останавливаются перед сияющими дверями, хлопают дверями, и вытекают из них пестрые возбужденные люди, у которых сейчас — она самая, жизнь.

Хорошо им там.

А тут — домишко. В домишке печка, некоторый запасец дров, с лета — лапша быстрого приготовления, керосинка и свечи. И там еще лежанка, на которой, наверно, спит эта девчонка. Хорошо, если спит. В домике еще рюкзак, а в рюкзаке — бутылка. И Антон мог бы поклясться — этой бутылки он в рюкзак не пихал. Сама завелась? Наползла…

До домика — цепочка следов. Перекрест — лосиные. Сумасшедший лось какой-то, по ночам шляется. Может, сова спугнула. А сову спугнул Антон, когда в злости дербанил ветки каких-то кустов.

Ну, зато теперь уже точно спит. Девчонка.

У домика — орешник. Старый и кривой. Просел под тяжестью снега и едва дышит уже. Наверно, рухнет скоро и придавит собой домик. А прошлым летом пилить рука не поднялась.

Она уже действительно спит — черная уютная кошечка клубком на лежанке, под печной треск и тихий шелест потревоженного барьера. Во сне поводит ухом и дергает хвостом.

За окном — тонкий намек на утро. Оттаивающие подушечки лап режет ножом. Пантеры — теплолюбивые животины, им в Сибири никогда хорошо не было. На кой вообще здесь сидеть? Почему не Африка, почему не Индия?! Из-за святилища какого-то?! Саат, которой не существует?! Которой поклонялись лохматые хвостатые предки, обпившись настойки валерианы?!

Черт бы их побрал! Лапы отваливаются, оттаяв.

И теперь — можно отдохнуть самому.

… Шёл, шёл Кот — лесом, полем и снова лесом. Вдруг видит — река. Такая широкая, что деревья на той стороне кажутся травинками. Такая глубокая, что даже рыбы тонут. Пригорюнился Кот — как ему дальше идти? Как ему до края земли дойти и вниз заглянуть? Присел под деревом и песню завел о своей тяжкой судьбине. Прилетела Птица, села на самую верхнюю ветку дерева и слушает.

— Хорошо ли я пою? — спрашивает Кот.

— Хорошо, — отвечает Птица. — Спой еще!

— Спою. Только у меня горлышко устало громко петь, ты сядь поближе, чтобы лучше слышать.

Птица села на ветку пониже. Дальше Кот поет.

— Хорошо ли я пою? — спрашивает.

— Хорошо. Только спой еще.

— А ты сядь поближе, чтобы лучше слышать.

Пересела Птица совсем близко, слушает, а Кот ее лапой — хлоп! — и поймал.

— Отпусти меня, хитрый Кот! — заверещала Птица. — Отпусти, подлый Кот!

— Отпущу, — говорит Кот. — Только сперва пообещай, что перенесешь меня через реку.

— Тяжелый ты, Кот. Не утащу!

— А ты подруг позови. Авось, вместе выдюжите. Ну, обещаешь?!

— Обещааааю! — засвиристела Птица. — Только отпусти!

Отпустил Кот Птицу, слетала она за подругами, схватили все вместе Кота — кто за лапу, кто за хвост, а кто и за ухо — и потащили через реку. Час летят, все река не заканчивается. Два летят — не заканчивается, три летят — наконец, перелетели. Отпустили тут Кота на землю, дальше пошёл.

Лесом, полем идет, вдруг навстречу — Волк. Огромный Волк, больше Кота и злющий! Рычит на Кота:

— Готовься, хвостатый, съем сейчас!

А Коту жуть как не хочется, чтобы его съедали. Он и говорит:

— Не ешь меня, Волк. У меня дома жена и детки малые кушать просят…

Легенды и сказки Кланов мира, раздел "Пантеры", с. 34

Глава 7.

Координатору регионального отделения Большого Круга Верхнего Сияния

по делам Кланов

по Сибирскому округу

Олегу Сергеевичу Ракитину

Распоряжение

В связи с ростом напряженности и участившимися межклановыми конфликтами (Кланы Волков и Пантер) на подведомственных Вам территориях ввести чрезвычайное положение и дополнительный порядок перерегистрации по факту наличия по инструкции 22-Б. Всем перерегистрируемым срочно пройти подтверждение личности в установленном порядке.

Подготовить согласительную комиссию и два состава (основной и дополнительный) трибуналов из числа глав Кланов, не заинтересованных в конфликте.

По вопросу о "взбесившейся Пантере" — действовать по обстоятельствам, однако не мешать исполнению законных интересов клана Волков.

Глава Координаторской Комиссии по делам Кланов Ирвин Фром.

22 декабря 2007 года.

Андрей.

Мучительно долго ждал. Отвратительно долго. Часа полтора, наверно. Домик на окраине города. Территория Волков. Волк Константин Петрович привел и выбил встречу с Координатором. Сперва, конечно, был разговор с местным главой Клана, Алексеем Ивановичем. Солидной конструкции зооморф, впечатляет. Силой бьет еще с порога. За стеной чувствуешь, как он там у себя в кабинетике расхаживает туда-сюда. Ворочается тяжелая Сила. Не злая, просто такая тяжелая, что давит. Интересно, как его воспринимают другие Волки…

Впрочем, интересно быть перестало после часа ожидания. Время неумолимо утекало, а с ним таяли шансы успеть и спасти.

Сидел, ждал. В приемной. За стенкой, там, где расхаживала прессодавильная силища, шумели и смеялись, и звенели посудой. Через приемную сновали мужчины, то усталые, насупленные и целиком залепленные снегом, а то сосредоточенные, решительные — хлопали дверями в метель. На Андрея поглядывали с подозрением в неизвестных Андрею, но, несомненно, ужасных грехах.

С этим Алексеем Ивановичем разговаривал ровно три минуты:

— Та молоденькая Пантерка? Ваша?

— Моя.

— Жаль… Она ночью сбежала. Ищем. Она не одна была. Возможно, под принуждением. Но это пока только предположение.

— Черт.

— Да, пожалуй. Координатор скоро будет, подождите. Возможно, он разъяснит ситуацию. Пока что мы знаем точно только две вещи: ваша Алина абсолютно нормальна, а по городу бродит сумасшедшая Пантера-убийца. Всё. Так что ждите.

Андрей и ждал. Начали в конце концов закрадываться сомнения — а существует ли Координатор Олег в природе? Или это фантастика? Сомнения несколько поразвеялись под воздействием кофе, принесенного пухленькой симпатичной Волчицей лет этак тридцати. Хотя кто их там, Волчиц, разберет. Волчица заговорщически подмигнула и шепотом сообщила, что Алина, оказывается, "много про вас рассказывала" и что она "хорошая девочка".

Кофе был крепкий. Ядреный подстать настроению и метели за окном. А Координатор все же пришел. Когда за стеной стихло. Проявился из воздуха по своей координаторкой привычке, вызвал деловитую суету и оживление. Кивнул Андрею как старому знакомому и скрылся за дверями кабинета главы клана. И загрохотал там:

— Вашу мамашу, развели здесь самодеятельность! Идиоты, ох, идиоты! У нас спросить нельзя было?! Ну, теперь ищите! Найдете, как же! Девчонку трогать не нужно было, вы чуть не сорвали обряд! Вот придите ко мне в следующий раз просить разрешения! Вот только попробуйте!

И долго грохотал, а кофе на вкус с каждым грохочущим словом становился всё кислее и кислее.

Но прекратилось и это.

Координатор Олег при ближайшем рассмотрении впечатление производил еще большее, чем даже Волк Алексей Иванович. От Волка просто фонтанировало Силой. Этот взглядом гвоздил к полу. Синие такие глаза, спокойные. Но пригвоздил.

— Рассказывайте! — приказал. — Что, почему, зачем. За пантеру пришли просить? Зря. На нее уже выдано разрешение.

— Она моя невеста.

— Опа! — неизвестно чему обрадовался Координатор. Хохотнул, уставился на Андрея с непередаваемым выражением ехидного интереса. — Значит, невеста?

— Невеста, — подтвердил Андрей. Говорят, Координаторы умеют отличать ложь от правды. Этот своего умения ничем не выдал.

— Еще один… То им согласие на межрасовый брак, то им… Впрочем, давайте пока разберемся с вами. Невеста… И давно ли? Со вчерашнего дня?

— Два месяца.

— Любопытно… Но наши аналитики не ошибаются. Так что — врёте. Еще что-то? Доставайте все ваши козыри — завтра уже может быть поздно.

И тогда Андрей, собрав всю свою наглость, о последствиях решив подумать позже, уверенно сообщил:

— Вы должны остановить ритуал. Темномагические обряды запрещены Хартией Баланса.

— Это очень серьезное обвинение…

***

Елку тётьленин муж привез. Старенькие его "Жигули" почихали перед подъездом, побибикали — Славка жадно приник лбом к стеклу окна и оттуда наблюдал, как большой дядя Коля борется с расставившей лапы во все стороны сосной. Та, привязанная к крыше машины, от поездки изрядно растрепалась и никаким манером не желала пролезать в узкий дверной проем. Дядя Коля и так, и сяк — ни в какую! Наконец, в подъезде затопотали, зачертыхались и Славка с радостным гиканьем помчался к двери — встречать. В узкой прихожей сразу сделалось тесно от лап, игл, хвойного свежего запаха и зычного дяди Коли. Выяснилось — елка слишком высокая, никак не втискивается в низкую стандартную квартирку. Тогда строптивицу уложили на бок, посовещались все втроем — мама, Славка и дядя Коля — и постановили: укорачивать. Дядя взял пилу и срезал сразу целый нижний ярус, тот, на котором лапы длинные, почти со Славку ростом, и очень густые. Стоят торчком, и если такой ярус перевернуть, выходит очень даже славный вигвам, почти как у индейцев. Особенно, если подпереть подушками и стульями.

Пока Славка возился с вигвамом, стелил в нем одеяла и перетаскивал в него всё необходимое, как то: модель БТРа, стакан какао и книжку про рыцарей, взрослые установили елку в гостиной, в дальнем углу, и шептались. Шептались в основном о неприятном, кажется, потому что уголки маминых губ, итак уже постоянно печальные, совсем опустились книзу, обозначили глубокие морщинки. Но к тому времени, когда Славка закончил с вигвамом и вышел в зал, дядя Коля успел сбегать к машине еще раз и выкладывал на диван всякие яркие коробки.

— Ух ты…

В коробках обнаружились целые груды сокровищ. Почти как в пиратских сундуках. Были там стеклянные прозрачные шары, хрупкие и с модельками самолетов и автомобилей внутри. Были непрозрачные шары, разноцветные и в блестках. Был один оранжевый, как апельсин, с вырисованными на боках рябиновыми зелеными листиками и красными в снегу гроздьями ягод. Были всякая мишура, пластиковые колокольцы и рождественские венки, электрическая гирлянда и большая серебристая сосулька на верхушку. Дядя Коля сказал, что все это богатство — только что из магазина. Небрежно так добавил: "Вот, мимоходом прихватил", — что Славка аж восхитился. Надо же… взять, и все это мимоходом…

И мама сказала, что, наверно, нужно игрушки пока убрать, потому что до нового года целых восемь дней. Успеется еще наряжать. Но Славка возмутился, и мама сдалась. И правда, почему не нарядить?

Потом дядя Коля сказал, что торопится, что ему еще на работу, а приедет теперь вечером, привезет тетю Лену. Они с мамой еще пошептались в прихожей, хлопнула дверь.

До самого вечера наряжали елку, она получилась очень красивая, даже еще красивей, чем по телевизору. Из кладовки достали старые игрушки — тоже шары, а еще стеклянные домики, бантики и белок. И все это навесили. Потом мама рассказывала сказки про Пантер и сварила шоколад. Пахло праздником и мандаринами. За окном крутилась вьюга.

А совсем поздно приехала тётя Лена. Посидеть со Славкой. Вся в снегу с ног до головы, но веселая и громкая.

Ночью опять было плохо.

Но папа уже делает лекарство, скоро Славка поправится

Алина.

Фиолетовая ночь проползла через небо, оставив после себя разводы темных перьев и стылый туман. Через стекла, затуманенные полночным морозцем, свет пробивался слабый, розоватый и тревожный. Алина проснулась от этой рассветной тревоги и долго глядела в потолок, припоминая…

Потолок оказался низкий и темный, и болтались на веревочке наискось потолка метелки каких-то травок. Пахли травки пряно, остро и опять же тревожно. У печки, свернувшись черным клубком, спала большая кошка, во сне топорщащаяся шерстью и вздрагивающая. Сны такие Алине уже были знакомы — это снится охота, выскакивает из-под снега вкусная жирненькая добыча, дразнится, но в последний момент ускользает, шлепнув по носу мокрым крылом. И остаются только перья да досада. Или чудятся мучительно-волнующие запахи, шорохи и вскрики, и бежишь, бежишь… а они исчезают, меняются, обманывают. Дурацкие сны, после которых хочется тут же мчаться повторять все въяве. Иначе кажется — сойдешь с ума…

Сны Алина знала, но они никак не объясняли этой большой кошки, этого потолка и вообще всего охотничьего домика. Опять хотелось есть, но не холодной тушенки из рюкзака Антона, и не лапши быстрого приготовления, для которой еще нужно натопить снега. Хотелось — заразилась охотничьим возбуждением — сбегать на охоту и поесть свежатинки, и чтобы под лапами хрустело, и чтобы еще погонять потом перья и свежую снежную труху…

Кот под горячим взглядом повел ухом, дернул хвостом и, внезапно подняв морду, глянул на Алину нисколечко не сонными, а только раздражеными желтыми глазищами. Тогда Алина мимолетно испугалась вчерашним страхом и тут же всё припомнила живо и в красках. И окошко под потолком, и хлопья пара, и вот этого вот. Повторила:

— Зачем мы здесь?

Желтые глаза зашторились опять веками, кот зевнул и одним гибким движением выпростался из своего клубка. Большой, очень большой кот. Фыркнул, перевернулся на другой бок, опять встопорщил загривок и замер. Засыпающий в углях огонь сделал кота с одного бока медным, а с другого ну совершенно черным, словно бы провалил в темную пустоту.

— Думаешь, я от тебя теперь отстану?

Тихо… Шипят угли. Загривок изредка подрагивает, коту, кажется, опять снится охота. Опять у него там перепелки и совы и пахнущие псиной лисы шныряют, путают следы. И свежий снежок мягко морозит лапы.

Охота… Тянет на охоту.

— Эй! Не спи! Я с тобой разговариваю!

Шипит, не оборачиваясь. Дескать, отстань, дай поспать.

Ну нет, вчера все вышло как-то бестолково и неловко. Он тут дрыхнет спокойно, а Алина изводись неизвестностью?!

— Прекрати! Скажи по-человечески и дрыхни дальше!

Рычит глухо.

— Прекрати!

Рычит, подымается. Желтые глаза злы. Оскалился. А клыки большие, белые, сверкают — глаза и эти хищные клыки.

Если не смотреть, если разглядывать его лапы, то можно еще пробормотать, впрочем, без былого напора:

— Почему ты не можешь мне по-человечески сказать?

Кот обмякает, остывает. Белые усы обвисают траурно. Миг, быстрый полузадушенный вопль — и вместо кота человек. У человека глаза не злые, а очень-очень печальные и усталые.

— Не отстанешь теперь? Спала бы. Или вон поешь. Или, черт с тобой, сходи на охоту. Все равно никуда ты отсюда не денешься.

— Зачем?

Подкатило — вроде морского прилива на рассвете. Алина один раз была и запомнила — горько пахнет солью, холодный ветер кидает в лицо горсти брызг и медленно, издали приходит оранжевый свет, но он не в силах еще победить пятнистую, в переливах темноту. И вопила какая-то птица, пронзительная и бешеная. А вода шла, надвигалась тяжелой, неотвратимой толщиной и казалось, что вся эта масса — на тебя. Раздавит, задушит, утопит…

Ошалело поглядела на мужчину — это всё его? Вот это? Такое безысходное?

— А тебе зачем? Живи себе… пока можно.

— Пока? Пока что?

— Иди охоться! — грубо перебил. — Я знаю, тебе хочется. Иди, разрешаю.

— Я хочу знать…

Показалось, простонал сквозь зубы:

— Оно тебе надо? Это же…

— Зачем?

— Иди. Охоться.

— Нет.

Мотнула головой. Искушение было велико, но нет.

— Тогда ешь. Не будешь? А я буду. И еще выпью. И не смотри на меня так.

И он уселся за стол, вяло жевал холодную тушенку из жестяной банки, но, видать, неуютно ему было под навязчивым Алининым взглядом, и тогда он просто свинтил с бутылки крышечку и глотнул прямо из горла. Алину передернуло — так легко глотнул.

И было странно — подводило желудок от голода, но становилось все страшней, и не до еды уже было.

— Зачем мы тут? — много раз повторяла, а он только или пил, или вздыхал, или ходил из угла в угол.

— Зачем?

… Охотилась бы… Живи себе… пока можно…

Глядел мрачно, злился, предлагал поесть или сходить погулять.

Но нет, Алине нужно было знать. Наверняка. Алина, конечно, не мнила себя семи пядей во лбу. Знала, что в житейских вопросах подчас туповата, а уж на свою интуицию полагаться — дело пустое.

— Зачем?

— Ну и дура…

— Может быть. Но ответишь ты мне все равно, дура или нет.

— Иди проветрись.

— Ты пьян.

А он вместо ответа взял и опять обернулся Пантерой. Хвостиком, значит, махнул — и за дверь. И был таков.

Алина разозлилась. Уф, как разозлилась! Никогда раньше в себе такой злости не подозревала.

И лапы… лапы!… сами вынесли в холод и яркий полуденный свет. Ослепило. Ночью оно как-то лучше. Днем лес оказался незнакомый… Очень резкий, чрезмерно яркий, слишком грубый, не сглаженный в острых углах ночной темнотой. Солнце — высокое и далекое, белое пятно в бледном серо-голубом морозном небе, рябой, в серых и желтых оспинах снег тут же вымочил брюхо и вообще раздражал. Ни следа ночного очарования. С этим, колючим и крикливым снегом никакого удовольствия возиться… В нем просто тонешь и морозишь брюхо.

Но Алина была зла.

И, наплевав на неприятный снег, рванула по следу. Он уже далеко ушел, до границы дальнего околка, а за околком терялся. Ничего. Вряд ли при всем желании удастся потерять след пьяной пантеры. Пьяная пантера — ха! — здешние леса такое вряд ли видали хоть раз. Ну, держись…

Топкие сугробы взметались под лапами ошметками лежалых хлопьев, летели в морду и залепляли глаза, а трасса следов — острая и спиртная — петляла не хуже заячьей. И не перебьет ее ни широким перебором волчьей лежки, ни веревочка — цоп-цоп! — торопливых мышиных следиков, ни коротко налетевший и тут же умчавшийся дальше порывистый ветерок. Вот здесь Кот катался по снегу, как если бы пытался унять кусачих насекомых, прямо как уличная блохастая кошка… Здесь точил когти, ободрал до "мяса" березу. Здесь резко свернул. Здесь взрывал снег, кого-то ловил…

Здесь…

Вот он.

Низко прижимаясь к снегу грудью, нервно подергивая хвостом, затаившись, крадется к писку и теплому запаху голеньких, молочных еще крысят.

А вот нехорошо маленьких обижать! Уррррррр! И…

Клубок!

Не ожидал! Вот пьяяяяяяяяяяяяяянь! Ррррррррр! Вот…

Сильный и тяжелый, зараза!

А ну отвечай, зачем?! Представление устраивать зачем?!

Подминает под себя… Снег в нос, в пасть! Заррррраза!

Зачем? — выдыхает вместе оттаивающей в капельки тумана снежной мелочью. — Зачем?! А затем! Затем, что…

Рычит и зубами треплет как котенка за шкирку, мотает из стороны в сторону, гваздает в ворохе сугроба.

— Зачем?

— …затем, чтобы…

Зубы треплют зло и сильно, но аккуратно, чтобы не поранить, а только вышибить дух из легких и мысли из мозгов. И правда ведь — вышибет! Зарррраза! Зачем, ты мне ответишь, или нет?! Урод хвостатый, пьянь блохастая!

…Ночь упала внезапно. За суетой незамеченная, она взвилась вверх, в небо с полной и доброй луной, оранжевым костром свадебного огня. Со всех сторон огни помельче, но горячие желтые — все Кошки Клана собрались. Где-то среди них Инкины родители, смотрят, прицениваются… Где-то среди них, а может, где-то в совсем буреломных зарослях, в чаще и глуши — сама Инна. Ее бока в полнолунном свете лоснятся серебром, а глаза у нее необычные, не такие, как у всех, не желтые — совсем-совсем зеленые. Говорят, что зеленые глаза бывают только у любимцев Саат, тех, кого Она осенила своим благословением. Инна вообще необычная — целиком об хвоста до кончиков усов… Скорее бы уже… Чего тянуть?!

Костер взмыл ввысь, облизал звезды и те засияли ослепительно, как только что отпечатанные монетки.

Кошки клана о чем-то шепчутся, перерыкиваются. Переминаются с лапы на лапу другие Коты — в этот раз аж пятеро. Очень много для одной весны. Тут Олег, Игорь и Рем, Сашка и Женька, близнецы-братья… Переминаются с ноги на ногу, нервничают… Тут ведь главнее — понравиться родителям невест… И черт его знает — это поддаваться надо или, наоборот, чтобы долго не могли поймать? Если поддашься, подумают, что слабак, если не сможет найти — рассердятся…

Ну!

Наконец, выступает одна — маленькая, но крепкая, сильная, вся состоящая из стальных мышц Пантера. Это Юта, подруга главы Ингмара. Её Охота была в позапрошлом году, когда Антон еще считался по законам клана неполнолетним и сам в обряде не участвовал. Только видел. Издали. Мельком. Но Юта была хороша. Такая подруга Ингмару и нужна — сильная, ловкая, красивая… Прямо как Инна.

Юта наклоняет морду. Бьет хвостом по земле — у костра проталина, черная и мокрая. Шум затихает. Юта низко, коротко рычит. Огонь приседает, медлит, и тут же — подымается, но уже другим. Зеленым, как глаза Саат.

Пора!

Олег напролом — через кусты. Он бежит к реке. Он уже договорился со своей Олесей. А Сашка с Женькой, конечно, вместе…Они на опушку. Игорь прячется в стороне колодца. Он тоже не намерен "играться" долго. Пришли-нашли-поженили. А вот что делать Антону Костину?

Вздохнул.

Антону Костину — прятаться! Срочно! А то уже поглядывают с недоумением…

Затрясла мордой… головой… нет, мордой… черт побери, что происходит?! Наваждение? С ума схожу?! Куда ты меня тащишь? Пусти!

Схватил за шкирку — и через сугробы… Пусти! Что ты делаешь?…..

— Не трепыхайся…

— Пусти! Прекрати! Это ты… эта свадьба? Это твоя, да?

— Заткнись.

— Зачем?!

… Родители у Инны оказались славные. С первого взгляда понял, что славные, но вот когда Инна пришла с утра из ванной комнаты, босая, растрепанная и слегка напуганная, и сказала, что она не совсем уверена… но, кажется, будет малыш.

Растерялся. Они с Инкой хотели не так вот сразу, а "немного пожить для себя".

Не то, чтобы совсем не хотели малыша или там… В общем, растерялись оба. Но тут, значит, родители Инкины взяли "в оборот" — она маме звонит, чуть не плачет… И видно, что просто боится. Ну, пока муж на работу, до чего-то договорились — вечером она уже веселая и довольная, и все подтвердилось — малыш точно будет. А они с мамой прогулялись по магазинам, накупили всяких тряпочек и погремушек, еще больше тряпочек "присмотрели". Любимое женское развлечение. А раз Инна веселая, то и Антону как-то поспокойней стало. Действительно, чего волноваться? Квартира есть, денег хватает, а не будет хватать, так… вечером позвонил Инкин отец, Василий Ильич, сказал, что Антон может на него, Василия Ильича, рассчитывать… Ну и родители самого Антона, конечно. И еще помощь клана. После клановой войны очень мало осталось Пантер, каждый ребенок на счету. Говорят, когда-то на свадебную охоту выходило и по двадцать пар…

Впрочем, интересовали только Инна и то, что зрело внутри жены. Клановая знахарка сказала, что мальчик. Хороший крепкий мальчик, но один. Оно, может, и хорошо, что один, но для клана — нужно бы побольше. Опять же, раньше самки по два-три котенка приносили.

— Уф… Пусти… Куда ты меня тащишь?

Так же за шкирку, бесцеремонно волокли по снегу. Снег набивался за шиворот джемпера — и когда успела перекинуться?

— Что ты делаешь с моими мозгами?! Зачем мне это?!

… Живот Инкин уже задорно топорщился вперед, когда дернул же черт Антона сделать жене сюрприз — потащил ее на три дня за город, отдохнуть на природе. Костер, лес, река, как полагается. Ну и комары, конечно, и всякая дичь мелкая. Инне до конца беременности оборачиваться нельзя, чтобы не навредить ребенку. Антон за компанию тоже решил воздерживаться, так что не заладилось с самого начала. Жуть как хотелось перекинуться и нормально поохотиться, побегать… В городе не так, в городе никакого настроения бегать, там даже луну не так чувствуешь — животное естество наглухо придавлено камнем, гранитом и дымами заводов, закатано асфальтом. А в лесу, в пятидесяти километрах от города, кошачье, редко выпускаемое, проснулось и властно потребовало выхода.

Ничего хорошего не вышло, короче. А вышло только плохое — на второй день к стоянке в отсутствие Антона прибрел медведь и напугал Инну. Большой такой, тощий и, кажется, больной. Инна с перепугу и перекинулась. И убежала. Потом еще часа два искал…

Знахарка сказала, что поэтому роды случились такие трудные. Ох, какие трудные. Когда женщина котенка рожает, наверно, ужасно.

Зато Славка — он того стоил.

И вот уже — через порог, больно елозя ребрами и позвонками. Отпусти, зараза! Пусти! Ты чего…Пантера дышит в лицо спиртными парами. Пантера рычит — не дергайся. Пантера бьет. По мозгам. Новой порцией… как у него это выходит?… волна — еще выше и гуще прежних…

Месячного, сонного, теплого отнесли к главе Ингмару — "показать Клану". Клан посмотрел, принял, о чем сделали соответствующую запись и в знак чего надели на тонкую шейку цепочку с амулетом в виде пантеры. Славик во сне приобнял медальон крохотной пухлой ручонкой, причмокнул, а медальон в ответ завибрировал… Только очень тихо и как-то не так. Должен был ведь громко и ясно зазвенеть…

И вот Славик растет, растет, и ощутимый такой тревожный интерес к светлоглазому, в мать, кнопышу. Знакомые и друзья опасливо интересуются — ну как, что там Славик? А Славик вполне себе ничего. Как и полагается, бодро ползает, тянет в рот что ни попадя, агукает, заездил уже маму с папой в самом прямом смысле — заставляет оборачиваться в "кису" и на этой "кисе" долго и со вкусом катается, вцепившись маленькими цепкими пальчиками в усы или уши — что окажется сподручней. На улицах кидается к каждой встречной черной кошке с восторженным криком: "Папа!". Бедные животные шарахаются в ужасе.

Нет, всё нормально с ребенком… Тем более — однажды Инна приходит на цыпочках, довольная и таинственная, тянет в спальню. На полу мягкие игрушки, машинки, конструктор… среди всего этого деловитого безобразия — тоже сначала принял за игрушку… Пухлый, еще не перелинявший во взрослую шкурку черный котенок. Но не игрушка… Своеобразный рекорд — даже, говорят, Ингмар научился оборачиваться в два. А этому чуть больше полугода…

И это уже далеко за порогом… На лежанке. А он у стола. Он сидит, смотрит в окно. Окно протаяло, теперь в нем — оранжевый вечер, розовые и сиреневые тени, длинные иглы черных веток, шорохи… На столе бутылка. В бутылке пляшет угасающее солнце. А запахов нет. Лесные запахи обрезало стеклом. Остались только полынь сухих метелочек под потолком да мышиный помет…

Мокрый джемпер. Перед глазами — рябь и муть, как с недосыпа. Где-нибудь в ночь перед экзаменом или сдачей отчета. Плывет, плывет и ощущение, что сходишь с ума.

— Что все это…

Он оборачивается. Грустно вздыхает. Опять прикладывается к бутыли.

И снова переворачивает мир.

… И была у Славки инициация. Инициация — что-то вроде первого сентября для дошколят. И страшно, и интересно, и непонятно еще, чего от всей этой затеи ждать. А что эта бодяга на десять лет — это только потом выясняется. Ну, согласно народному творчеству. И вот то же самое выясняется в конце концов и про Инициацию. Сперва получаешь место полноправного члена клана, после попадаешь в лапы к злобному и вечно нетрезвому дрессировщику, а когда думаешь, что всё, наконец-то свободен — выясняются всякие обязательства перед Кланом вроде дежурств, участия в чужих инициациях, присутствия на обрядах… Много чего…

И вот Славка, тощий гусенок в белой рубашке, стоит перед главой Ингмаром, большим таким котярой… Стоит, наверно, зажмурившись, но со спины не видно, только худые лопатки торчат… сейчас Ингмар нового кота своего клана поцарапает, возьмет, значит, свою кровавую дань, а потом уже Славка сможет спокойно оборачиваться…

… А потом что-то пошло наперекосяк. Тяжелая лапа подымается… подымается… Ингмар, конечно, аккуратен, алая полосочка на предплечье совсем тоненькая, почти нитка. Славик только вздрогнул, но молчит, терпит… Она, "крестным отцом" нанесенная рана, сейчас сама затянется, останется только длинный белый шрамик. Должна затянуться… Вот сейчас… вот Славка стоит, ждет… Почему так медленно? Или родителям всегда кажется, что медленно? Одно дело — чужой, совсем другое, когда свой, родной? Бесконечно долго. Славка не выдерживает, прижимает ладошку к царапине и тихонько всхлипывает. Да что же это?! Что…

Ингмар рыкнуть на нарушителя обряда не успел. Всё произошло слишком быстро. Инка успела раньше всех — когда Славка вскрикнул, выгибаясь, и рухнул на мокрую по осени землю у костра…

Вот тогда и случилось. В первый раз. Память милосердно замазывает детали, только и слышится один долгий вопль. В нем нет ничего человеческого, в нем только мука рвущегося на волю и запертого в клетке тесного тела зверя…

Глава 8.

Dulce et decorum est…*

… - Алексей? Алексей Иванович?

— Да, я.

— Алексей Иваныч, это из Дальнего. У нас тут не очень со связью…

— Из Дальнего? — С трудом припоминается Дальний, поселок у черта на куличках, в двухстах пятидесяти километрах от города. Там группа из одиннадцати Волков. Граница. Молодняка — пятеро, кажется… Или шестеро? Чертова усталость, три ночи подряд сплошные охоты… Шестеро из молодых, остальные взрослые. Главным у них Вася… У Васи здесь жена и трое волчат. Старшему… десять, наверно… Больше ничего толкового память утомленному старшому Клана подкинуть не спешит. — Доложи…

— Вовку… того.

— Как? — за окном ночь. Новая ночь, и снова она неспокойная — первый день убывающей луны. У ребят сдают нервы. Кошаки словно с цепи сорвались. Бесятся. Проклятый Ингмар. Добраться бы до тебя… Суешь своих Котов, а сам отсиживаешься в уголке… Был ты хоть раз "в поле" со своими ребятами? Видал, как твои кошаки помирают? Как такому рвешь глотку, кровь хлещет, а он еще не умирает все никак… Ох, проклятый Ингмар. Чужих не жалеет, так своих бы поберег…Но боишься, сволочь. И правильно делаешь. Уж я бы тебя…

— Вчера напоролись на трех кошаков.

— Ясно. Что еще?

— Местные. Волнуются. Понаставили, бля, капканов. Теперь совсем кранты. А позавчера в Игоря стреляли из дробовика. Может, припугнуть их?

— Я т-те припугну! По шее получишь, понял?! Местных не трогать! Да если хоть один местный…

— Понял. Но если они, заразы, сами к нам лезут?! Если они кольев в поле понатыкали?!

— Терпеть. Лучше прятаться. Лучше смотреть под ноги. Местных не трогать. Только попробуйте тронуть… Я лично…

Сталь в голос напускать в половине третьего ночи было сложновато. Алексей тоскливо поглядел за окно. За ним мельтешили темные силуэты. Сливались с кустами и казались просто провалами в ночи, но на сером снегу тяжелели и обретали осязаемую плотность… Нынешняя группа.

— Я понял. Тогда отбой? И про Вовку…

— Да. Я поговорю с его… женой… — на третью бессонную ночь выражаться связно тоже становилось все сложней.

— Тогда — до связи. Может, удастся завтра. Но вряд ли.

— Хорошо. Если что, у вас есть два амулет-телепорта.

Долгие гудки

Долгий же скрип за спиной. Дверь. Петли не смазаны. Скрипят мозги. Еще отряды в Райском, три группы — ближе к Ириновке, но в основном у Старого. Там сейчас хуже всего.

Скрип увял. На мягких лапах, сзади подходит, обнимает и по привычке складывает голову Алексею на плечо.

— Идем, Леш, ребята ждут.

Вера. Мягкая, теплая, усталая. Пахнет незабудками.

— Еще одно дело…

— Никаких дел. Отправишь и спать. Давай пойдем сегодня спать…

Лампочка мотается на грязноватом проводе из стороны в сторону — сквозняк. Мечутся по потолку простуженные блики и грязно-желтые тени.

— Еще одно дело.

— Тебя ждут. Им выходить на дежурство. Луна уже совсем…

Луна и точно уже совсем — яркая, холодная, в стылой дымке мороза.

— Хорошо.

На столе газета. Мелкая, тощая. Плохая тонкая бумага. В газетке черным по желтой бумаге: "Хищники" — большими, жирными буквами. Ниже, тревожно и мелко: "Небывало холодная зима выгнала опасных хищников из лесной чащи и влечет их ближе к деревням, домам, людям, теплу и пище…."

Февраль 1989 года.

***

— Ешь кашу.

— Она противная.

Инна протерла стол. Расставила вымытые тарелки. Полотенце повесила на батарею. Славка куксился над кашей. У Славки в последнее время совсем нет аппетита. Вчера вон кое-как похлебал супа в обед, вечером поклевал печенья.

— Наверно. А ты все равно ешь.

— Не хочу.

— А чего хочешь? Шоколада?

Серьезно обдумывает вопрос. Изрекает:

— Конфет. Жвачек.

— Хорошо. Я схожу в магазин, когда тётя Лена встанет. А ты пока ешь кашу.

За стеной спит сестра. Ночь сидела со Славиком, теперь спит.

— Не хочу.

— Ох, горе мое луковое… Хоть пару ложек! А то у тебя где силы возьмутся чтобы летом с папой идти на охоту?

Мальчик чертит ложкой в тарелке с манкой треугольники и кривоватые квадраты. Оживляется:

— Папа возьмет меня летом на охоту?

— Только если будешь хорошо себя вести и есть кашу.

Такого нехитрого шантажа хватает аккурат на те две ложки. Затем Славик зависает над тарелкой в задумчивости и мечтательно сообщает:

— А папа обещал еще БТР и воздушного летучего змея. Мы будем летом пускать.

— Будете, — согласилась. — Не чахни над тарелкой, ешь.

Мысли Славкины витают в каких-то заоблачных высях, на бледных губах гуляет мечтательная улыбка. За стеной шаги и тихие чертыхания. Лена проснулась. У нее отпуск, обещала остаться на весь сегодняшний день и еще завтра до обеда. Но завтра до обеда уже не нужно, потому что завтра, двадцать пятого декабря, с утра, в десять приблизительно, нужно уже быть собранными, взять все необходимые вещи и ждать. Придет Ингмар, наверно. Или еще кто-то из клана. Завтра все решится — мелко вздрогнула, когда вспомнила. Уже завтра. Тоша говорил, будет какой-то обряд, и после обряда всё станет хорошо. Или не станет.

Устало откинула со лба челку — лезет в глаза. Волосы отрастают слишком быстро, а времени добежать до парикмахерской и обкорнать никак не выкраивается. Некогда. И не хочется.

Ладно. Сойдет и так. Завтра наконец удастся увидеться мужем. Почему он не звонит? Что-то с ним происходит. Нехорошее. Завтра все прояснится. Завтра закончится. Неужели все-таки закончится?

— Мааам!

— А? Что? — встрепенулась, возвращаясь в реальность.

— Мам! А тетя Лена мне вчера сказала, что бывают Птицы, которые как мы! Что они когда хотят — птицы, а когда хотят — человеки. А Птицей быть лучше, чем Пантерой?

— Не человеки, а люди, — машинально поправила. — Не знаю, лучше или хуже, никогда, знаешь, не была птицей…

— Зато они сами летают….

Да, а сами они летали… Все эти птицы, у которых совсем никаких проблем и никаких синдромов.

***

Волк успокоился. На второй или третий день. И волк, и тот, другой волк, который за стенкой — оба успокоились. Или просто у того волка, нового, силы тоже закончились. Второго волк иногда слышал — тот поскуливал и подвывал, иногда бился в дверь, но все реже. Зато и не давила больше луна. Она съежилась до тонкого огрызка и отъехала к краю неба. В камеру теперь попадали только далекие паутинки ее лучей. И, иногда — снежные ошметки.

Через сколько-то времени, когда другой совсем затих, пришли люди. Много.

Волк спал зыбким болезненным сном, когда ввалились в камеру. Топали, пнули волка под ребра, волк зарычал — но тщетно. Ему разок еще задвинули в зубы и схватили за шкирку. Волк вырывался, но слабо. Он все равно знал, что вырываться бессмысленно. После того, как иссякла надежда на сородича, волк окончательно погрузился в апатию.

Навесили цепь. Тяжелая и холодная, она тут же потянула к полу и, поскуливая, волк повалился на бок. Тогда без лишних церемоний его подхватили, нацепили намордник и потащили вон из камеры. Через длинный коридор, через большой темный зал, в котором шуршали неопределенные тени, через еще один коридор, холодный, а потом вывалили в мороз и свежесть зимы. Волк слабо дернулся, но его удержали. Оттащили подальше и швырнули в сугроб. Как тряпку.

Падал снег, волк лежал, не в силах даже перевернуться на брюхо, жадно вдыхал вольный воздух — пахло лесом и хвоей, диким зверем и, пусто, человеком. Вдыхал, захлебываясь, а полуденное солнце слепило отвыкшие от яркого света глаза, ветер трепал линялую шерсть.

Впрочем, недолго.

Волка снова грубо пнули, подхватили… И опять камера. Уже другая, меньше прежней. Пахло здесь мышами и пылью. И еще снова другим волком. Кинули на пол, опять как тряпку, только что не потоптались по волку, а карабин цепи защелкнули на кольце в стене. И ушли. Волк с трудом, тяжко вздыхая и поскуливая, шатко утвердился на лапах и огляделся. Была решетка. А через решетку, из другой крошечной камеры, на волка тоскливо глядел знакомый, почти родной — серый из клана волков.

Андрей.

Андрей метался по квартире, как тигр по клетке.

То совался на кухню, там принимался шарить в холодильнике, хотя голода не испытывал. А хотел… Да, пожалуй, выпить. И еще чего-то хотел, только не получалось сообразить…

Тогда шел в комнату-хранилище, там брался протирать пыль в шкафах и разбирать безделушки. Постоянно натыкался на янтарного бычка, который так приглянулся Алинке. Бычок смотрел укоризненно, косил на Андрея глазком-бусиной печально, будто хозяин в чем-то виноват. Тогда Андрей торопливо запихивал бычка подальше, решал, что потом отдаст Алине… Ну его! А ей понравился. Обязательно отдаст… А при следующем лихорадочном осмотре коллекции снова попадался под руку и снова косил обвиняющее и грустно. Прятал бычка. Вытаскивал боевые амулеты, перебирал…

Снова уходил на кухню. Снова шарил в холодильнике или принимался мыть посуду, скрести раковину, ногтем соскребать наледь с оконного стекла. За окном сначала был полдень, и солнце то продиралось сквозь ощипанные перья метели, а то пряталось, и тогда метель совсем сходила с ума, швыряя в окна полные пригоршни всякого дрянья. Потом растекся вечер, проглотил и переварил метель, и, когда зажглись уже желтые фонари, сделалось тихо-тихо, так, словно бы обессиленный город наконец забылся нездоровым, обморочным сном… Снег теперь толсто, густо накрыл собой автомобили, крыши домов, навесился колпаками на фонари, собачью будку во дворе превратил в сугроб… Деревья заляпал белой гуашью, дороги замел, звуки объел, оставив вместо них смутные шорохи и таинственные скрипы.

Скрипы Андрею надоедали, он тогда хватал книжонки бывшего координатора и читал, читал…

Андрей ждал. А что ему еще оставалось делать? Координатор Олег велел ждать и ни в коем случае не "устраивать самодеятельность". Сказал, что как минимум до завтра Алине ничего не угрожает. Хоррррошее утешеньице!

Алинка… девчонка-Пантера, темноглазая и темноволосая, и немножко смешная, когда как ребенок восторженно разглядывала коллекцию… словно бы ей весь мир на блюдечке поднесли…

Чет подери! Разрешение на нее выдали, как на скотину бессловесную! А потом еще Координатор "рекомендует" не волноваться и не дергаться, потому что он, конечно, все проверит, но "оснований выдвигать в адрес клана Пантер такие обвинения сейчас нет". А когда — есть? Когда ее прирежут? Ууууу!

Нет, Андрей не дергался, дергаться он будет завтра, когда сообразит, как именно следует дергаться…

Башка под конец сделалась кубическая, на плечах держалась едва-едва, грозила опрокинуть и придавить тупой тяжелой болью.

Вечером пришел отец. Поглядел на метания сына. Вздохнул.

— Слушай, ну неужели она того стоит? Во все времена простецов использовали в обрядах. Сейчас даже меньше, чем раньше…

Андрей только глянул зло и отец сник.

— Как хочешь. Чем еще я могу помочь?

— Не знаю. Может, ты что-то знаешь про обряды Пантер? Например, можно ли как-то извернуться, и вылечить того мальчишку без Алинки?

— Извини… Разве что спросить у Рихмана? Он общается с зооморфами, может, чего и знает.

— Спроси. А еще вот тут, смотри, расчеты времени начала обряда по годам… Не могу сообразить…

— Давай погляжу… — окинул подозрительным взглядом. — Ты хорошо себя чувствуешь?

— Нормально.

— Завтра всё равно загляни к Лизе, я договорился.

— Если будет время… — сквозь зубы, сквозь разламывающуюся на части черепушку.

— Что ты задумал? — подозрение усиливается.

Зато Андрей понял, чего хочется. Хочется на улицу. Здесь слишком душно и тесно. Или лучше — спать? Пожалуй, спать…

Только нужно еще посчитать точное время обряда: хитрая такая формула, что-то со звездами, что-то со знаками зодиака… Еще подзарядить универсальный амулет, опять пожевать корешков. Завтра нужно быть бодреньким, как огурчик. И сообразить в конце концов — что делать-то? И почему такая ломота во всем теле?

Расчеты и подзарядку амулета спихнул на отца. Корешки пожевал сам.

И завалился на боковую, выставив будильник на половину шестого. Отец сидел в кухне, шуршал листами, негромко поругивался, ворчал… высчитывал. Под его уютное бормотание Андрей и утонул, как в трясине, в треске печки, в крепком спиртном духе и в запахе мокрой грязной шерсти…

Алина.

… Вынырнула из-под волны, задыхаясь и размазывая по щекам влагу. Он как сидел, так и сидит. Окно уже не горит закатом — оно потухло и почернело. В комнате, наверно, темно на человечий вкус, а Алине — хорошо. Серые-синие тени по углам, серые-оранжевые ползут по полу от печки, заползают под стол. Серая-фиолетовая хмарь разливается от окна и топит в себе Антона.

— Это было? — спросила одними глазами. Он кивнул. Было. И есть…

… Был кошмар. Славку било и трясло, и выворачивало, как белье в руках прачки, пока не прибежала знахарка. Сунула ему в зубы какой-то корешок, пошептала непонятные слова, мазнула знаком-оберегом. Утихло. Зареванная Инка подхватила полумертвого Славку на руки и утащила домой. Хотел бежать следом, остановили. Сразу сказали — вот Ингмар и сказал. Он дядька опытный, он такого понавидался… И так, и сяк, и наперекосяк…

— Было… и вот это тоже…

… Худенький мальчишка в зеленой футболке с ежом сидел на диване с ногами и, закусив губу от усердия, выводил кривоватые буквы на большом белом листе бумаги. На листе к тому времени уже обозначились контуры пузатой вазы и довольно тяжеловесного розового букета. Цветы в нём больше напоминали капустные кочаны, зато листики у них точно были хороши — зеленые, сочные, резные. Надпись "Мама, с днем ро…" намекала на открыточный характер художества.

— Пап, а маме понравится?

— Обязательно.

Мама как раз в кои-то веки выбралась к подруге. Не выбралась — муж буквально выставил за дверь. Езжай, развейся. За три часа ничего не случится. А если случится, справимся.

Славка снова склонился над листком. Оранжевый торшер раскидал электрические лепестки уюта по комнате, а в газете писали про новый национальный проект. Искусственная благодать.

— У меня розы не очень красивые… — озабоченно сдвинул брови. Глаза у Славки мамины — чистые, родниковые, зеленоватые. Волосы светлые, и непонятно, потемнеют ли со временем, или такими пшеничными и останутся.

— Маме все равно понравится.

— Хорошо бы…

Хорошо… Карандаш зашуршал сточенным носом, розы начали наливаться неестественной краснотой… Где-то далеко ровно урчал завод… черт знает каких изделий, и чего урчал, тоже непонятно… И шурхали изредка шинами автомобили. А в газете писали очень красиво и очень лживо…

Когда Славка болезненно зашипел, сначала не сообразил — не привык.

Карандаш выскользнул из детской ладошки и покатился.

Тело выгнулось и полетело следом… но подхватить успел…

— Не надо… Достаточно… пожалуйста, прекрати…

Нависает, дышит в лицо тяжело.

— Пусти…

— Сама хотела.

— Не надо!

… - Тихо, маленький! Тихо, мой хороший! Шшшш… Антон! Тош, помоги!

Помоги — это держи. Держи и не выпускай. Выкручивает тельце в припадке — косточки совсем мягкие, готовые уже перетечь в пантерьи, но не могут. Мешает им что-то. Хлопья пены. Инка плачет. Плачет, но тоже держит.

Наконец, всё.

— Мам…

— Мой хороший…

Нужно идти на кухню, греть чайник. Заварить еще той травки, которую дала знахарка…

— Зачем ты это мне всё? — щеки мокрые, глаза застит пеленой слез. Страшно. Страшно, когда так близко. Когда видишь… Славка… вот оно что…

Темно. Заоконный свет иссяк. В печке тепло тоже иссякло, сухой жар сменился стылым холодком, побежал по полу.

… - Вы же понимаете, это синдром Райнована. Я тут бессильна. Попробуйте съездить в столицу. Там есть хорошие специалисты по Кошкам. Правда, вряд ли это что-то даст. Это не лечится, насколько я знаю.

— Дайте адреса.

— Пишите…

Суета и туман сборов. Через пелену недельных метаний — столица. Шумная, деловитая, душная. Толпы туристов. Дорогие автомобили. Коттеджик на самой окраине. Бесконечное ожидание в очереди. Очередь из таких же, как Антон. Столичный специалист — последняя надежда. Все серые, блеклые, усталые. Очередь движется бесконечно медленно. Выгоревшие маги вперемешку со слабоумными детишками — результатами запретных связей, и одни только родители… Все ждут чуда.

— Нет, ребенка сейчас мне показывать нет необходимости — не дергайте малыша. Извините, я тут бессилен. Ни одного случая благоприятного исхода в моей практике. А такое и у Волков бывает, и у Рысей, даже была от сохатых девочка… Про девочку, правда, не знаю. Нет, я тут совершенно ничем не могу помочь. Попробуйте еще к моему швейцарскому коллеге… сейчас дам визиточку… я ему напишу… Средства позволяют?

— Клан обещал оплатить расходы.

— Вот и отличненько…

После столицы остается только смутный привкус духоты и палящего зноя. Швейцария тем более не запоминается ничем, кроме какого-то бара, в котором говорят на единственно Антону знакомом из "цивильных простецких" языков французском. Ну и еще в золотой оправе

очки специалиста по Пантерам.

— Нет, увы…Но ваша самка вполне способна принести еще трех — четверых…

— Есть хочешь? Нет… А выпить?

От выпить не отказалась. Водки оставалось немного уже совсем, почти на донышке, но Алине хватило за глаза. Обожглась, зато отхлынуло ощущение полной безнадеги. Тогда принялась за тушенку — голодные последние сутки отозвались сосущей тошнотой. Антон сидел напротив, глядел в окно. Ветка орешника качалась в такт порывам ветра, пламя в керосинке прыгало. Через сколько-то, когда тушенка закончилась, а ветка успокоилась, осмелилась:

— И что, совсем ничего нельзя сделать?

Антон улыбается, и дико смотрится улыбка на этом небритом сером лице.

И опять домик в тридцати километрах от Нововерска исчезает.

… - Ну, как вы? Как Инна? — шепотом спрашивает Вадик. В коридоре темно, чтобы не беспокоить спящих в соседней комнате Инку и Славку.

— Нормально, насколько это возможно, — вымученно улыбнулся.

— Понятно… — Вадим мнется. — Тут ребята немножко денег подсобрали… Вам пригодятся.

— Спасибо, — к тому времени стыд всякий и гордость Антон подрастерял, поэтому деньги принял легко. Пачка разномастных бумажек, перетянутая зеленой резинкой. Она нужна. Очень. Пришлось взять неоплачиваемый отпуск. А Инку вообще поперли с работы. Почти месяц сидит дома.

Вадик уже на пороге, но переминается с ноги на ногу, не уходит.

— Слушай… тут Сережка вспомнил… говорит, есть какой-то обряд… но он то ли нелегальный, то ли просто очень старый… спроси у Ингмара…

Это как игрушка компьютерная, квест, кажется — сделай то и это, потом вот это и это. И тогда получишь возможность сделать еще это…

Пошел к Ингмару. После столицы и Швейцарии.

— Это темный обряд, Антон, понимаешь?…

***

Здесь ничего совершенно не поменялось. Те же ненавистные зеркала, из-за которых развивается параноидальный страх, что все-таки следят… Те же старые часы. Их витые стрелки всё так же отдергивают минуты, а бурые от времени цифры все никак не выцветут окончательно. Кажется, тот же стол. Да, точно — мастодонт темного дуба, даже царапин на столешнице не прибавилось.

Впрочем, нет. Кое-какие приметы времени все же находятся. Оконные рамы — новомодный пластик, полы застелены новым светлым паркетом. В шкафу вместо "Постановлений Большого Круга" и "Полного собрания карт Кланов" — одинокая синенькая книжечка "Хартии". Ну и человек в глубоком кресле — другой. Не координатор Игорь.

Координатор Олег. Моложавый, бодрый, спокойный, уверенный в себе — он тоже ничуть не изменился за почти сорок лет.

— Ну, здравствуй.

Поднялся. Зажал ладонь в тиски рукопожатия. В его молодой руке рука бывшего координатора показалась старой пергаментной клешней какого-то диковинного рака. Время и алкоголь не пощадили Игоря Семеновича Ислейвссона, в просторечье Иванова. А ведь почти ровесники. Всего-то десять лет разницы.

Разжал. Упал обратно в кресло, кивнул Игорю, чтобы тот тоже садился.

— Ну, с чем пожаловал? — улыбается приветливо, хотя раньше друзьями не были.

— А просто так я зайти не мог? — но нет, координатору Олегу, конечно, не до шуток. Он опять серьезен и строг. Он, в отличие от предшественника, дурью не мается.

— Так и?

— Обряд клана Пантер, назначенный на завтра. Отзови разрешение.

— Еще один…

— Да? И кто же… еще? — судя по всему, мальчишка уже подсуетился. Кто же еще.

— Маг. Из пострадавших, так скажем. Андрей Шаговский. Не знаком? — сверлит взглядом.

— Может, и знаком… А может, и нет.

— Послушай, мы тут что, в игрушки играем?

— Нет, зачем же?

— Шут с тобой. Давай, выкладывай.

— Отзови разрешение. Обряд незаконный.

— Доказательства?

— Только подозрения.

— Тогда никакого отзыва. Мы не имеем права вмешиваться в дела кланов, пока не нарушена Хартия.

— Тогда направь наблюдателей.

— Основания? Опять только подозрения? Извини, нет. Я, в отличие от тебя, закон не нарушаю. Даже в мелочах. И, в отличие от тебя, у меня все спокойно. Вот уже семнадцать лет. Закон нужно знать и любить.

Уф, какой неделикатный, грубый намек. Да, Олежка, а вот это уже — удар ниже пояса. Ты не думай, я все помню. Я виноват, да. Но и ты, помнится, тоже не белый и пушистый.

— Значит, скоро перестанет быть спокойно. И мало тебе не покажется.

— Это угроза?

— Нет, что ты. Я теперь исключительно частное лицо.

— Вот именно, Свет подери! Ты теперь частное лицо. Тебя даже в праве на обращение ограничили. То, что я тебя принял, что я перед тобой дверь не захлопнул…

— Так вот ты как, Олеженька? А был такой милый мальчик… а я к тебе по-хорошему пришел. А я-то думал — дай, помогу по старой памяти. А то у него забот много, совсем завертелся мужик. Я ж для хорошего человека…

— Прекращай паясничать. У меня дел невпроворот. Если нечего сказать, уходи.

— Так я тебе и говорю — отзови лицензию. Или передвинь сроки. Если им так сильно нужно, проведут в мае.

— А что завтра?

— Действительно, а что у нас завтра? Ночь с двадцать четвертого на двадцать пятое декабря… Клан Пантер. Территория нынешнего поселка Старовского. Я даже точнее скажу — Старовск-1, археологический раскоп.

— Бред! Если ты намекаешь на источник — бред. Его десять лет назад запечатали полностью. В моем присутствии. Группа из трех Иерархов. Всё в соответствии с инструкцией.

— Дурак ты, Олежка. Если до сих пор веришь инструкциям. Думай, в общем. Чтобы не ломал голову — ночью в половине второго. Место я назвал. Впрочем, ты и сам почувствуешь. Но лучше бы не надо.

Ну вот, теперь уже совесть чиста. Обязан был предупредить компетентный орган? Предупредил. А дальше любые действия Егора Семеновича Иванова будут частными действиями указанного гражданина. А указанный гражданин все-таки, несмотря на ограничения магической правоспособности, по-прежнему обладает правом на вмешательство. В чрезвычайных обстоятельствах.

Выйдя из проклятого зеркального кабинета, ощутил значительное облегчение. Нет, однозначно, эти зеркала — специально. Чтобы каждую минуту Координатор ощущал — следят. Следят, а ты бди. А то знаешь, что бывает…

На улице достал телефон — удобная простецкая штучка, куда симпатичней кристалла или там бабушкиной сказочной тарелочки с яблочком.

Набор номера. Гудки обрываются быстро и тревожно.

— Алло? Андрей? Завтра недалеко от того места, где ты ее нашел. В половине второго ночи. И знать ничего не хочу! Делай, что хочешь. Только мне не говори. Ты сам по себе, я сам по себе. К Координатору больше не ходи. Пустая трата времени.

Сброс.

Новый номер и новые гудки.

— Владик? Да, это Игорь. Да, давно не виделись. Ты мне нужен. Завтра к вечеру. Скажем, часиков в семь. И Костика тоже вызвони. Без всякого! Ну и что, что он в Бирме! Плевать. Завтра. В семь. У меня. Да, типа того. Да, заодно узнай, куда подевался твой постоялец. Проследить можешь? Постараешься? Отлично.

Сброс.

Ну вот. Готово. Если вам так нравится, будем играть в разведчиков и партизан. Мы любим играть в разведчиков…

И партизан.

Андрей.

Лаконичность разговора с экс-Координатором. Ничего толком, только время. И ориентировка. Черт побери, как раз тогда, когда на обычный "прыжок" сил удручающе недостает.

Краткость, неловкость телефонного разговора с нынешним Координатором Олегом.

— Господин Шаговский? Здравствуйте. Ничего определенного пока сообщить не могу, но видимого состава преступления нет. Завтра окончательно разъяснится. Впрочем, вам не строит так уж сильно рассчитывать…

— Понятно.

— Тогда у меня всё.

Ну, всё — так всё.

И что же делать?

Еще один краткий, деловитый разговор — с отцом. Отец, обложившись картами звездного неба и гороскопами, сидел в "кабинете" Андрея и созерцал не карты и гороскопы, а заоконный вечерний пейзаж.

— Пап, с расчетом времени не заморачивайся, я уже все узнал. Половина второго ночи. Лучше помоги с зарядкой амулетов. Видел, кстати, мне Эсташ прислал? Барашков?

— Да, видал. Не теряй только, везде таскай с собой. Полезная штука. — Оторвался от созерцания. Глаза у отца оказались воспаленно-красные и усталые. — Так и что ты намерен делать дальше?

— Не знаю. На Координатора надеяться бессмысленно. Пока думаю.

— Как самочувствие?

— Терпимо.

— Может, домой возвратимся уже? Может, ну его? — вдохновенно предложил. — А, Андрюш? Хватит приключений на нас с тобой? Дела заждались…

— Остался всего один день.

— Ты, главное, не дергайся, глупостей не делай. Ладно? А то…

За окном тихо и лениво вертелись последние перышки снега. Метель окончательно выдохлась, обещая теперь уже ровный, умиротворенный декабрьский морозец. Небо сделалось синим и тугим, в нем редкими пятнами бликовали звезды, а ниже ложился уже стылый туман…

Антон.

Может, зря.

Пытки запрещены Хартией баланса. Всё как положено — статья такая-то, пункт такой-то. Только очень уж происходящее напоминало пытку.

Дурную, бессмысленную пытку.

Знать бы, для кого из двоих.

Она теперь, на беду свою нормальная, не потерявшая разума Пантерка, сидит на койке. Напоминает кататоничку. Но она просто пьяна. А пьяная — беззащитна.

…Это темный обряд. Я понимаю. А ты понимаешь? Это значит, что… Подумай. Завтра придешь. Сейчас домой не возвращайся, часик посиди где-нибудь, чуть-чуть расслабься и взвесь все за и против…

— Перестань… Пожалуйста… — тоненький всхлип.

А вот не мог перестать. Раньше оно сидело себе внутри и сидело. Мешало, но не очень. Так, терпимо. Тогда еще нужно было что-то делать срочно, куда-то бежать, что-то решать. И, не дай, Бог, не сделать хуже! Инна и Славик пусть только держатся. А я для них в лепешку. А теперь осталось только ждать. Всё, сами расшиблись и расшибли всех, кого могли. Вот чем эта девчонка виновата?

— Перестань…

А не мог перестать. Теперь, когда поговорил с Ингмаром, а Ингмарвелел ждать, когда оказалось, что и заняться-то нечем. И оно клокотало. Поэтому перестать не получилось. Хотя в чем она-то…?

…Вот. Читай. Выбирай. Любого из троих. Всё равно им не жить. Так зачем добру пропадать? А так хоть польза… Цинично. А тогда даже и намека осознания не проблеснуло в мыслях насчет какого-то там цинизма. Три досье. Фотографии, любительские, скверным "Полароидом" — Виталий Захаров, Николай Иванько, Алина Ковалева.

Вскрик. Во вскрике тихий ужас. Да, Пантерка, это ты. На фото — бежишь через дорогу, шубка разлетается полами… Так ты сюда и попала.

— Значит, это я… это меня?!

… Нет другого выхода — нет другого выхода — нет…

— Нет, Ин, всё в порядке.

— Простыл, что ли? Голос у тебя хриплый.

— Да. Вроде того. Но ты не волнуйся. Как Славик? Всего два приступа сегодня… Помогает травка… А у тебя как? Ин? Держимся. Да. Мы оба будем держаться. А что нам остается.

— Но как же я?!

…Никто тогда не сказал, что придется этой смертнице в глаза заглядывать. Никто не предупредил, что придется всё про девушку узнать — и про эти ее археологички, и про пыль, и про то, что река утром — прозрачная глубокая зелень, в которой снуют рыбешки. А дома Славка, от которого осталась бледная худенькая тень. У Инки коричневые густые синяки под глазами. Она сидит на кухне в полночь, мешает сахар в чае, плечи поникли, в спине вялая усталость. Но нервный блеск в глазах и нервные же перебежки пальцев по черенку ложечки — прислушивается, ждет. Где-то около полуночи из спальни обычно долетает тихий хрип, тут нужно не пропустить.

— Тош, я так больше не могу.

— Я знаю.

— Сколько мы еще так продержимся? Сколько нам пообещал этот твой коновал?

Так и говорит — "нам пообещал". Получается, она даже в мыслях не допускает, что без Славки как-то можно будет… существовать. Это значит, что Инка не сдается. Мучительный жар растекается от щек и до шеи. А вот Антон начал уже поддаваться, прикидывал, рассчитывал, что будет тогда делать. Потому что привык планировать наперед, только поэтому! Собственное мысленное предательство после инкиных слов нестерпимо застучало в ушах. Оставалось только тихо сгореть от бессильного стыда.

Не успел.

В комнате зашуршало. Инка громко стукнула чашкой по столу, чай полился на пол. Инкин след простывал в коридоре.

Помчался следом.

За хрипом всегда одно и то же — глухая возня, сухой от страха инкин голос, перемежающийся тоненьким скулежом.

— Хватит!

…Оставалось только ждать. Неизвестно, сколько, зато без сомнения — ждать напрасно. Не прилетит добрый волшебник и бесплатно ничего не сделает. Да и за плату тоже. Поэтому три досье и стопка фотографий — радость несусветная. Очень нужные досье, и совесть умолкает. А у вас бы осталась совесть, господа, если бы ваша жена сидела ночью на кухне и вздрагивала от каждого шороха? И если бы вам предложили выбор между чужой совсем незнакомой жизнью — обреченной жизнью! — и жизнью сына, вы бы что выбрали? Ну, господа хорошие?!

— Я всё понимаю… ты не виноват… я знаю… я согласна… Только перестань. Не мучь больше….

… Или вы осмелитесь сказать, что я не прав? Или вы сами сидели бы и смотрели, как Славка умирает? Чистенькие все такие, честненькие. Этот Координатор. "А Вы, — говорит. — Потом жалеть-то не будете? Это, конечно, простецы, но ведь люди же". А вы бы что ответили? А я сказал: "Это мое дело. Не ваше". Взял досье и ушел на охоту…

— Я понимаю. Я согласна. Только хватит… Я… хочу, чтобы только быстро… Хорошо? Можно?

И долго сидели, смотрели, как за окном сначала серо, потом все гуще и темнее. Сидели в обнимку, как двое влюбленных. Она шептала в ухо горячо что-то про какого-то Андрея и про отца с матерью. Не слушал. А зачем слушать?

Было жутко.

Глава 8.

Было.

июнь 1979 года.

Шум и гвалт. За дверями.

Всё, война началась. Вот так просто.

Утром клан Волков официально вышел из состава союза. С объявлением о разрыве союзных договоров и отзывом всех представителей, какие еще оставались. Пантеры в порядке "восстановления законности" принялись "наводить порядок". Без всякой на то санкции Круга или хотя бы Координатора. Пока еще действующего, заметьте, пока еще не отрешенного от должности, хотя уже дышат в спину. Дышат в спину молодые, энергичные, правильные… Хотя какие они молодые? Пятнадцать лет разницы с Олежкой, чтоб ему пусто было. Пятнадцать лет по меркам Верхнего — пустяк, говорить не о чем. Всё равно — молодые и наглые. Как Олежка вчера горланил на закрытом заседании спецкомиссии! Требовал одним смелым рывком навести порядок. Очень хочет Олежка место Координатора по Сибири.

Так вот, гвалт. Они уже не слушают председательствующего, они уже не считают его председательствующим. Бардак.

Постоял тихонько под дверью и тяжело, медленно поплелся к себе в кабинет. Теперь уже ощущая себя стариком не только внутренне. Болело в груди.

Секретарь, карьерист и умница Владимир подсунул свежие кристаллы и сводки. Паскуды Пантеры. Волки тоже паскуды в своем роде, но паскуды вынужденные. На кристаллах Волки и Пантеры драли друг другу глотки, месили лапами грязь раннего лета в полях и весях холодной и варварской Сибири. В сводках среди обычного черного для штатных новостей мелькали красные цифры — погибшие и раненые зооморфы.

Игорь бессильно сдвинул сводки в неопрятную бумажную стопку. Сложил тяжелую голову на руки.

— Отец? — Владик озабоченно окликнул. Окликнул церемонно, принято Координатора называть "отцом" или там "Иерархом". Какой, к черту, отец?

— Что?

— Вы в порядке?

— А ты как думаешь?

Никак не думает. Молчит и ждет.

— Ничего. Тебя в любом случае не тронут, ты здесь ни при чем. Да и меня вроде на трибунал пока не тащат. Просто не справился…

На границе гибли мальчишки. По меркам Координаторской так и вообще ползунки-малышата. Двадцать-тридцать лет для зооморфа — опасный возраст. Возраст боевой романтики и ветра в голове. Так что гибли. Алексей, старшой Волков, вроде бы испугался последствий и теперь готов к "плодотворному диалогу", но вот глава Ингмар… Главе Ингмару подавай святилище Саат и солидный кусок землицы вокруг. И ничего, что это запретная зона, что там нужно чистить и чистить еще… святилище это их. Кровавое, нехорошее святилище.

А граница передвинулась. Сильно. На карте не успевают перештриховывать, поэтому Владик притащил кипу детских контурных карт и по сводкам старательно заполняет, педантично помечает — "21:00", "22:00", "23:00"… Дергается линия туда-сюда….

В дверь торопливо стукнули, не дожидаясь, ворвались в кабинет. В зеркалах стен заметались грязные, возбужденные тени.

— Координатор?! Игорь Семенович?! — по самый уши вымазанный свежайшей весенней грязью мужчина-маг был устал, бородат и неопрятен.

— Что там у вас? — с трудом оторвался от кресла.

— Я с границы.

— С Дальнего? Или из Райской?

— Нет! — с досадой мотнул подбородком. — Я присяду?… Новая граница! С Пернатыми! Пернатые объявили войну рысям! Я сейчас оттуда…

— Что?…

***

ноябрь 1979 года.

— Простите, отец, но это… глупо. И опасно. И бессмысленно. — Хоть уже и не Координатор, а все равно зовут "отцом". Не только секретари, вообще все…

— Да, наверно. Ты тогда останься здесь, Костя, я один схожу.

— А без меня вам ходить еще опасней. И глупей.

— Что мне сделается…

Костик, первый секретарь, поджимает губы. Они, эти секретари — стажеры, как правило. Прикрепляются на пару лет к Координаторской, какие-то там экзамены сдают, зачеты. Потом уходят младшими ассистентами в многочисленные камеры и комиссии. Текучка. Только привыкнешь, а они — хлоп! — и выкладывают на стол приказы о переводе. Но эти, Влад и Костя, держатся. Держатся, и держатся, и держатся… Уже шестой год. И не уходят никуда. Неужели так и не сдали… ну, что им там полагается сдавать?… Спросить повода все никак не находилось. Вот уже года три.

— Как хотите…

— Хотим.

Накинул пальто. Тяжелый драп. Подумал, решил шапку не брать. Ну ее. Костик вздохнул. Нырнул за дверь. Минуты через три, когда Игорь собрался уже уходить, возвратился. В таком же пальто, в ушанке.

— Там холодно, наверно, — стыдливо пояснил. — А я жуть как холода не люблю. Я из Краснодара вообще-то.

— Понято. Но…

— Я всё. Готов. Идем? — следом ввалился Влад. Худой, что глист, на нем "спецовка" смотрится… именно как на глисте. Прости, Господи. Впрочем, он сам везде радостно сообщает, что у него в "бурсе" кличка была — "Глист". Или еще Жердь. Тьфу.

— Идем? Вы тоже? Что, простите…

— Идемте, отец, идемте.

Там было и точно холодно. Аж скулы жгло и уши обещали отвалиться в ближайшее же время. Воздух колюч, как стеклянное крошево. Застревает в глотке, режет легкие. Устало сообразилось, что забыл сапоги. Как был в туфлях, так и ухнул в них по колено в сугроб.

— Стой! Стой, говорю! — Костя с Владом сделали одинаковые, красивые стоечки на хриплый голос из соседних кустов.

— Свои! — торопливо откликнулся Игорь и в знак полной своей безвредности поднял раскрытые ладони.

— Кто это — свои? — подозрительно буркнул сиплый голос, кусты затрещали. Выпростали из себя обладателя голоса, обрушили на него сугробную белизну. Сам обладатель оказался невысоким коренастым парнишкой, сверкнул белыми острыми зубами и желтыми яркими глазами.

— Координатор Игорь. Я могу увидеть Алексея?

— Старшого? — чешет затылок, ушанка съезжает на красный нос картошкой. — Да наверна… Не знаю. Ща крикну.

Исчезает в кустах. Минут на десять. Мерзнет нос, мерзнут пальцы в туфлях.

Наконец, возвращается.

— Идемте, — кивает. С простецкого лица исчезает добродушие, зверино-волчьего в лице становится больше. Идет впереди, низко наклоняясь к земле, как будто принюхивается или вот-вот упадет на лапы. Непонятно поясняет. — Старшой сказал, что только быстро. Скоро начнется…

Впереди, когда совсем уже кажется — утонешь к чертовой матушке в этом снегу — проступает тощий огонек. При ближайшем рассмотрении оказывается керосинкой. Прямо на снегу, аж смотреть холодно, разлеглись волки. Большие, матерые волчищи и волки поменьше, с лоснящимися в скудном огоньке шкурами. Самый матерый и серый подымается, в один рычащий миг шкура стекает, обрастает короткой болоньевой курткой. Блестит клыками.

— О, здорово, отец! Решили поглядеть, как мы тут? Или гуманитарная помощь? Добре! Или опять пальмовую ветвь мира несёте? Белый голубь вы наш!

— Алексей… — поморщился. — Светом вам клянусь… Может, хватит? Не жалко вам своих ребят?

Клыки прячутся. Тоже морщится.

— Мне жалко. А ему — нет, — кивает куда-то за спину Игорю.

— Я с ним поговорю. Вы хоть чуток придержите, пока говорить буду. Ладно?

— Это ваш последний шанс удержаться на должности, да? — хмыкает. — Что ж, пробуйте. Я буду рад любой помощи, несмотря на мотивы. Я своих попридержу, ладно… насколько это возможно. Но имейте ввиду, минут двадцать, не больше. Они от одного вида кошаков дуреют.

— Вы несправедливы, Алексей… Я бы давно ушел, но раз не гонят окончательно… Я не ради должности.

— Ой, оставьте. Мне ваши оправдания не нужны. Шут с вами. Получится у вас — буду рад. Только аккуратно, а то у нас тут назревает небольшое дельце.

— Где они сейчас?

— Приблизительно? Метров девятьсот к северу. За тем пролеском, видите? Сколько их, не знаю.

— Зачем вам всё это… — простонал сквозь зубы. Ответа не ждал, но получил.

— А у нас самки и щенки. Жены и детки, знаете ли. По полатям сидят, кушать просят. Нам сейчас уже отступать некуда, когда они начали по поселкам шерстить.

Развернулся и почапал девятьсот метров через кусты и овраги. Первый и второй секретари плелись в хвосте, они весь разговор молчали, только сопели тяжело, как несправедливо обиженные щенята.

Ледяная каша в туфлях. Пролесок уже близко. Где-то здесь должен быть пост. И точно — рычат предупреждающе.

— Парламентеров принимаете?

В кустах возня, сдавленное шипение. Уже человеческий, донельзя глумливый голос:

— Вы ли это, отче? Опять от вас псиной несет!

Самого часового не видать, только желтые огни обозначают место, где залег кошак.

— Это исправимо. Поговорю с Ингмаром, начнет нести кошатиной.

Шипят. Потом ругаются по-человечьи, срамно.

— Ингмара сейчас нет. И сегодня, наверно, не будет. Ступайте, откуда пришли, пока я вас не задрал.

— Мне нужен Ингмар. Пора прекратить безобразие.

— Ща последних шавок порвем и безобразие закончится.

— Позовите, пожалуйста, Ингмара.

Ингмара зовут долго, с собой в лагерь не приглашают, приходится торчать посреди поля на ветрище. Костик кутается в пальто, задирает воротник до самого носа. Похоже, издеваются. Время идет, луна ползет по небу с улиточьей скоростью, но ползет. И никакого Ингмара.

Потом:

— Эй, отче! Ингмара нет и сегодня точно не будет! Уходите, сейчас здесь будет заварушка! Проваливайте, говорю, а то порвем ненароком!

Костик сопит, явственно мучаясь желанием ответить. Но дипломат в нем сильнее защитника униженного и любимого отца-Координатора. Влад вопросительно заглядывает в лицо, ресницы у него густо облеплены инеем, дыхание отрывается от губ тяжелыми облачками, которые не подымаются вверх, а сползают к земле.

Игорь упрямо мотнул подбородком: ждем.

И дождались. Первыми потянулись Пантеры. Мягко, гибко протекли сквозь кусты, черными дырами разбросались по полю — только и горят светляки глаз. Ждут, приникнув к земле. Потом волки. Волки выходят медленно, степенно, шерсть дыбом, в яркой луне похожи на сердитые комья дыма.

— Господа! Товарищи! Братья! — кричит Игорь, самому себе представляясь глупым пустобрехом. — Одумайтесь! Еще не поздно прекратить эту бессмысленную войну! Давайте сегодня просто разойдемся по домам! Достаточно жертв!

Волки рычат. Коты шипят. Пока еще тихо. Светляки краснеют и дуреют.

— Уйди с дороги, отец! — разбирается сквозь звериное, и непонятно, кто это — кот, волк? — Уйди, я их итак долго придерживал!

Понятно, Алексей.

— Ребята, пожалуйста! Неужели вам нечем заняться дома?!

— Пррррочь! Шшшшшш! Уходи!

И дальше — месиво. Рвать, кусать, бить, терзать… в одурелых глазах только кровь, в реве толпы — только жажда смерти… "При чем здесь Ингмар, — понимает Игорь, — они ж ненавидят друг друга за так, ни за что! Госссподи! Свет!"

— Прекратите! — но звучный окрик бывшего Координатора не способен больше перекрыть рев сотен глоток. — А ну стоять! Сдурели вы, что ли?! Звери!! Звери вы, нелюди!

— Игорь! Отец! — орут в ухо и тянут куда-то. Вовремя — огромный Кот с алчным блеском в лампах глаз бьет растопорщенной лапой. Но попадает в пустоту.

— Отец, идемте! Вы здесь бессильны!

— Пусти! Товарищи, да прекратите же!

Волк-полеток воет и воет, катаясь по снегу. Снег за ним раскрашивается темным.

— Идемте, отец… Игорь, идем!

— Уф… Да. Идем. Вот же… звери.

***

— Ну что, Игорь Семенович, сами понимаете… — Светоносец, массивный лысоватый мужчина лет пятидесяти на вид скорбно поджал губы.

Игорь понимал сам. Хорошо, что не потащили на публичное бичевание перед Кругом, к чему Игорь был внутренне готов, но при этом все равно боялся.

— Да.

— Более ни в каком качестве вы оставлены в руководстве быть не можете. Круг постановил отрешить вас от сана, ограничить в способностях и полностью лишить права исполнительной инициативы, в том числе права на обращение. В качестве места жительства вам определен город Заречец. В пределах города передвигаться можете свободно, выезды за его пределы подлежат согласованию с местным руководством. По крайней мере, в течение ближайших пяти лет. Жилье вам предоставят, и еще, сейчас не помню, вам полагается какая-то пенсия, как бывшему Координатору.

Игорь уткнулся взглядом в пол. Вот так вот. Наверху его даже видеть не хотят больше. Сиди и молчи в тряпочку. Впрочем, грех жаловаться. Думал, вообще к стенке поставят.

— Можно узнать, кто займет мое место?

— Можно. Ракитин. Олег Сергеевич. Вы с ним знакомы.

— Олежка… А, понятно.

— Копия приговора нужна?

— Давайте… А что с моими секретарями?

— Аналогично. Только у вас пожизненно, а у них на тридцать пять лет. Потом могут возвращаться на службу.

— Жестко. С мальчишками-то. У них самый возраст карьеру делать.

— Таковы правила. Вам ли не знать. Пока вы занимали пост Координатора, вы отвечали не только за себя, но и за подчиненных.

— Да. Я знаю.

— Есть какие вопросы? Может, все-таки подадите апелляцию?

— Нет.

— Как хотите. Но вы тогда свободны. Пройдите в отдел исполнения, получите документы и прочее… Вас определят на жительство.

Игорь уже переступал через порог, когда Светоносец негромко добавил:

— И все-таки вам просто не повезло. Не так уж вы и виноваты. Вообще никто не виноват в том, что кошки так ненавидят собак.

***

Ветер бежал по траве, оставляя за собой серебристые дорожки. Дорожки немедленно блекли, когда согнутое распрямлялось, и серебро сменялось сочной зеленью. Над зеленью прыскали переливчатые стрекозы, пели кузнечики. Небо стояло бездонное и почти бесцветное, а на горизонте сходилось с землей светлой бледной полоской. Зной разлился в воздухе ленью и густел, густел патокой.

— Элька! Анька! Никита! — полногрудая приятная женщина вынырнула внезапно из пролеска, словно бы из воздуха появившись, огласила окрестные травы зычным и требовательным.

Сначала ничего не произошло. Никто не откликнулся, никто не проступил на манер женщины в летнем зное. Женщина досадливо фыркнула и втянула уже воздух в грудь снова, готовясь кричать повторно… По траве побежала новая рябь, никак с ветром не связанная. Три одинаковые серые тени шурхнули с трех сторон и, виляя хвостами, обнаружились уже около женщины волчатами. Впрочем, не дикими и опасными, а совершенно ручными.

— А ну, прекратите! — женщина строго сдвинула брови и ловко увернулась от самого крупного волчонка, приладившегося грызть шнурок ее ботинка. — Давайте, давайте! Нечего тут! Обедать пора! А Эльке еще читать литературу! Ну!

Слаженный миг, и вот уже трое загорелых, крепких детей — две девочки с одинаковыми серыми глазами, на коричневых от солнца лицах слишком светлыми, и кареглазый мальчик — обступили женщину, весело хохочут и, захлебываясь словами, перебивая друг друга, тарабанят:

— А мы в войнушку играли! Мы были на рейде, а Элька была кот! Как мы ее! Мы ее поймали и съели!

— А я вас тоже! Рррр!

— Ха! Волки все равно сильней, чем кошки! Вот я когда вырасту, пойду как папа на рейд и всех там поубиваю!

— Никита! — женщина, о чем-то задумавшаяся, улыбающаяся, резко побледнела. — Нет, всё! Идем есть! Быстро!

— Мам? — мальчик тревожно заглянул женщине в лицо. — Мам? Что?

— Нет, ничего. Просто никогда так больше не говори. Хорошо, милый?

— Что не говорить? Про папу?

— И про папу тоже. И про то, что всех поубиваешь…

— Так не всех же! Только кошек! Мааам!

— Всё равно не нужно.

— Но папа…

— Да, папа тоже так говорил. А теперь… Идемте обедать.

И пошли. Женщина впереди, через высокий чертополох и горечавку. Следом девочки, притихшие, опасливо перешептывающиеся — когда у тети Вари такое настроение, лучше не шуметь. Последним плелся мальчик, тоже нахмуренный, поникший, но тихо и упрямо бормочущий что-то под нос.

Женщина прислушалась. Разобрала: "Все равно папа был героем и там самым сильным". Еще тише, так, чтобы сын не услыхал, шепнула: "Папа был идиотом. Ох, идиотом…". Она знала, что сегодня, когда дети уже улягутся, нашепчутся вдоволь, нашуршатся книжными листами под одеялом, когда в детской задернутся темные тугие шторы — у себя в спальне наплачется вволю в подушку. На широкой двуспальной кровати подушку.

Но сейчас — обед. Борщ, булочки и компот.

А зеленое поле продолжало серебриться ветряными дорожками. И зной лился по нему нескончаемо. К вечеру на границе неба и земли проступил туман. В тумане, кажется, сновали тени… Иногда полыхало коротко и резко.

Но здесь, в шестидесяти километрах, было тихо. Может, просто блазилось. Или шла гроза. 510000

***

Протокол N 541-07-1985 от 25 июля 1985 года.

Заседание малого чрезвычайного совета при комиссии по делам Кланов.

Присутствуют:

Ракитин Олег Сергеевич, Координатор по Сибирскому региону.

Колосов Роман Анатольевич, представитель Клана Пернатых.

Ивельева Арина Петровна, представитель клана Сохатых.

Мать Карина, правозащитник, добровольный представитель клана Пернатых.

Мать Елизавета, правозащитник, добровольный представитель клана Сохатых.

Отец Илья, независимый правозащитник.

Отец Кирилл, секретарь.

Стенограмма заседания:

"… Координатор: Мною были рассмотрены оба проекта межевого договора примиряющихся сторон. Желают ли стороны сейчас, до официального прикрепления к делу, внести в проекты изменения?

Колосов Р.А.: Нет, отец Олег.

Ивельева А. П.: Тоже нет.

Координатор: Тогда попрошу отца Илью зачитать резолюцию Совета.

Отец Илья: В соответствии с протоколом N 532 -07-1985 Большой Совет в полном составе ознакомился с обоими проектами разграничения территорий и постановил. Первое: по обоюдному согласию сторон границей территорий кланов Сохатых и Пернатых признать систему рек Шумка — Большая Серебрянка — Ял. Второе: признать справедливым требование Сохатых об их свободном проходе через территорию Пернатых в период весеннего гона, и требования Пернатых об охоте на территории Сохатых в зимний период при отсутствии достаточного количества дичи на их собственной территории. Третье: принять оба клана обратно в Союз при условии соблюдения ими Хартии Баланса и взаимной компенсации ущерба имуществу, нанесенного в ходе конфликта. Четвертое: предоставить кланам равные квоты в самовоспроизводстве и одинаковое число депутатских мест на общесоюзных заседаниях.

Координатор: Спасибо, отец Илья. Представители кланов или их правозащитники желают высказаться по поводу резолюции?

Стороны отказываются.

Координатор: сторонам нужно время для обдумывания резолюции?

Стороны отказываются.

Координатор: Есть ли у сторон возражения?

Стороны демонстрируют отсутствие возражений.

Координатор: Тогда попрошу стороны еще раз прочесть общий текст договора и подписаться.

Подписание договора.

Координатор: Ну, что же, поздравляю вас, друзья мои! Война закончилась.

Ивельева А.П. (неофициальным порядком): Не понимаю только, из-за чего она начиналась.

Координатор: Стороны могут быть свободны. Еще раз поздравляю. Это большое счастье для всех нас… Но что нам делать с Пантерами? И что, Свет побери, с Волками?!"

Стало.

Ночь с 24 на 25 декабря 2007 года.

Снега не было, весь, наверно, вычистили. Под ногами чернела обледенелая земля, изъеденная оспинами ямок и рытвин.

Высокий-высокий костер лизал небо. Отражался в желтых глазах людей и волков. И еще в двух парах глаз, совершенно зеленых в полутьме.

Инна Костина стояла, напряженно приобняв за плечи и прижав к себе сына, смотрела на неспешные приготовления. Их привели сюда полчаса приблизительно назад, поставили у костра, чтоб не мерзли, и велели ждать. Сонный Славка, задерганный какими-то знахарями и целителями, накормленный корешками, зевал и клевал носом. Инна нервничала. Что-то ей не нравилось с самого начала в готовящемся обряде, только она никак не могла понять, что же именно. Наверно, сама деловитая и равнодушная обстановка. Снуют туда-сюда, на вопросы не отвечают, да и совестно слишком часто задавать вопросы, дергать людей… Но не сказали даже, где Антон и скоро ли можно будет с ним увидеться.

— Мама, а скоро?

— Не знаю, мой хороший. Ты устал? Хочешь, я попрошу, чтобы нас пока обратно в квартиру? Или присесть.

— Нет. Я просто домой хочу поскорей.

— Завтра уже будем дома, дядя Ингмар сказал.

— Это хорошо…

Ожидание продолжалось. Еще с четверть часа, наверно. Постепенно народу становилось все больше и больше, вновь прибывшие оказывались все сплошь знакомые, Коты из охраны, просто Коты клана, рядовые, кое-кто с женами. Друзья Антона подходили, здоровались, спрашивали, как дела, по-взрослому жали Славке руку, чем явно привели его в восторг. Такое внимание взрослых ему льстило.

Про Антона ничего не знали или не хотели говорить. Иннина тревога нарастала, пока не связала в узел желудок и комок не подступил к горлу.

Потом подошел сам Ингмар. Глава клана был озабочен, но улыбался и вообще демонстрировал дружелюбие и заботу. Всё-таки хороший он. Ведь не отказал же, а Антон говорил, что обряд сложный, вот ведь, чуть не весь клан пришлось собрать. И все ради Славки…

Всё равно предчувствия дурацкие. Нет, все закончится хорошо. Просто обязано закончиться! Но вот…

— Инна, начинаем через десять минут. Вы готовы?

— Да, — кивнула старательно. Комок подступил совсем близко. Через этот комок протолкнула. — А Антон? Он где?

— Будет с минуты на минуту. Не волнуйтесь, с ним все в порядке. — Уверенно сообщил Ингмар. — Я, собственно, что вам пришел сказать… Насчет обряда. Обряд не очень приятный… Скажу откровенно — страшноватый. Вам муж говорил? Нет? Но вы не волнуйтесь. Главное, ни при каких обстоятельствах не вмешивайтесь, хорошо?

В ответ на немой ужас поспешно добавил:

— Ничего такого. За сына не бойтесь, больно ему не будет. Просто зрелище не для слабонервных. Может, вам стоит пока посидеть дома?

— Это мой сын. И мой муж, — просто ответила Инна и отвернулась. Ингмар молча отошел отдать какие-то распоряжения, но Инна и внимания не обратила.

Далеко, в стороне летнего домика археологов — она это уже узнала, — из кустов появился Антон. Жадно уцепилась взглядом за родное лицо, досадуя, что разделяют их метров триста и плохо видно. Но даже издали муж показался осунувшимся, усталым до синевы и обросшим, что кактус. Но живой. Почувствовал жадный к себе интерес, завертел головой, увидел жену тоже. Кивнул. Миг смотрели друг другу в глаза через деловитый шум, потом муж отвернулся. Всё. Вот он, живой. Усталый, но живой.

Только тут обратила внимание, что Антон не один. Какая-то девушка. Хорошенькая. Ревность не успела подняться, потому что девушка оказалась вроде как не в себе. Похоже, довольно сильно. Потому что Антон ей что-то говорит, а она даже внимания не обращает, пялится безумным взглядом на домик этот. Антон отходит, она стоит. Он возвращается, тянет ее за собой, хватает под локоть, девушку шатает и роняет прямо в объятья к Инниному мужу. Опять никакой ревности. Антон аккуратно поддерживает девушку. Та безвольно утыкается лицом в мужнюю куртку.

Странно. Скоро разъяснится, впрочем. Сейчас муж подойдет и все расскажет.

Тут Инну опять отвлек Ингмар, потащил их со Славкой к знахарке Ларе, в который раз и непонятно зачем.

Когда возвратили на прежнее место, метрах в сорока от костра обнаружился громадный плоский камень. Гранитная глыба, ровно, до блеска наполированная. Как стол.

Или алтарь.

Вздрогнула. Ничего хорошего алтарь не предвещает.

Вдалеке появился, наконец, Антон. Под ручку со странной девушкой. Равнодушно, сонно подволакивает ногами девчонка. Теперь уже чувствуется, что тоже Пантера. Подходят к этому камню-алтарю. Тут девчонка вроде очухивается. Пытается оттолкнуть Антона. Но тот держит крепко.

А дальше — как в затянувшемся кошмаре.

Девчонка начинает плакать, вырываться, подскакивают еще двое Пантер, удерживают брыкающуюся, начинают зачем-то одежду с нее сдирать, подбегает Ингмар…

Что, черт возьми…?

Глава 9. Финал.

Finita la comediа…

— Пожалуй, понять их можно. Их осталось-то гулькин нос. Им нужны территории и своё святилище.

— Ну так и построили бы новое! Им что, мешает кто-то? У них на нынешней территории есть как минимум два Источника. Слабые, но уж для их святилищ — за глаза бы хватило. Им же только для спаривания, ведь так?

— И для этого тоже. А еще у них теперь это святилище — вроде Иерусалима у евреев. Святая земля. Нужны им твои Источники, когда у них есть готовое намоленное место? Тысяча лет молитв, только подумай… Они обещали даже архологам не мешать, если…

— Всех понять можно! Все такие бедненькие и несчастненькие, что аж тошно! И Пантер, которым нужно именно здесь и именно сейчас, и Волков, которые кровью полили каждый метр здешней земли, и… Сохатых осталось триста тринадцать, Пернатых — сто семь. Хоть десять лет покоя, а?

— Не будет нам покоя, пока кто-нибудь кого-нибудь не пеегрызет. Совсем…

В половине шестого совсем еще темно.

И премерзко, надо сказать, в половине шестого утра в декабре. Город молчит, молчит квартира, только за стенкой изредка всхрапывает отец. Для того, чем намеревался сейчас заняться Андрей — само то, но слишком уж темно и одиноко.

Ничего.

В сейфе, с маленьком ящичке — всё необходимое. Белый порошочек, наверняка заинтересовавший бы соответствующие органы охраны общественного порядка. И очень может статься, что интерес был бы не совсем праздный.

Белая фарфоровая пиала прямо на грязноватом ковре.

Флакон непрозрачного стекла. Едкий запашок. Порошочек в пиале шипит, раскисая в струйке из флакона.

Одна свеча, но толстая. Пламя на ней скачет зеленое, источает сладковатый дурман. Свечка заинтересовала бы стражей правопорядка не меньше порошочка…

В пиале уже коричневая густая бурда.

И последнее — массивные бусины на шнурке. Их тоже на ковер. Их мы сейчас будем "пить". Нам сегодня понадобятся все силы — и свои, и заемные.

В пиале бурда всё густеет и наливается цветом. Она, кстати, так и называется — "смолка", потому что густая, липкая, с резким хвойным запахом… Пока не превратилась в коричневый янтарь, вливаем в глотку. По глотке течет, отдавая горечью. В желудок опадает с протестами, но протесты давим к чертовой матери.

Почти сразу действует.

Сладкий дурман увивается арабской вязью. Весело перемигиваются бирюзовые шарики на шнурке. В них бурлит Сила, пей, пока не перелилась через край.

Бежит по пальцам. Язычки энергии ластятся к теплу человека. Они соскучились. Они очень давно сидят в холодном пыльном камне. Они еще помнят, как их толкали в этот камень, и помнят человека, который так их обидел. У этого человека теплые руки, жидкая бороденка и прячущаяся в ней усмешка. Теперь уже не узнать, кем этот человек был. Сейчас умирает последний клочок памяти о нем. Если придется самому наполнять бусы снова, то помнить они будут уже совсем о другом человеке…

Язычки подымаются к локтю. Там увиваются змеями, начинают покусывать и покалывать… У плеча наливаются полновесной тяжестью. На шее смыкаются пастью. Страшно подумать, что будет…

В висках отдается такой оглушительной болью, что…

Минут пять хватал воздух ртом как рыба на бережке. Крепкий непорядок, отец прав. Простая попытка подпитаться энергией отдалась таким откатом. Может, хоть сколько-то осело?

В полудурмане смолки сам на себя глянул Поверху. Тощая сеть горела слабо, местами превратившись в намек на самое себя, местами вообще прохудилась. Прав отец, сидеть в углу и не рыпаться. К пани Лизе сходить.

Еще раз огляделся. Ловить тут нечего. Никаких геройских подвигов. Но на три — четыре "прыжка" хватит? Нет, увы.

Дури еще достаточно. Смолки этой… Если подкинуть еще чуток, может, получится?

Если не получится, то что? Появятся еще несколько дырок в сетке ауры? Но не смертельно же? Хоть и больно?

Нет, не смертельно.

В пиале снова бурлило. И вились струйки дыма свечи.

И новый язычкок беспрепятственно тек по рукам до локтей, мягким котом расплывался на плече, а оттуда…

И спать-спать-спать… Часов пять. Но на прыжки теперь точно наберется.

…Ночь. Серые тени. Серые — фиолетовые и серые — синие, как на подоконнике. Но сейчас нет подоконника, а только снег под лапами. Зачем мы здесь? И зачем — петли следов?… Гуляй… пока можно… Рядом приплясывает черное пятно. Пятно большое, усатое и хвостатое. У нас есть часа четыре для охоты, а потом будет утро… А потом… Я понимаю… Да… Я согласна… Тогда беги… И под лапами — разлеты льдинок. И сладкий, теплый след зайца. Какого лешего заяц среди ночи? Но запах у него молочный, зовущий… И бежать, бежать…

— Андрей, я домой. Буду к вечеру. Если что-то нужно — звони.

— А? Да, понятно… скажи время…

— Половина одиннадцатого. Завтрак на столе.

— Нормально. Спасибо.

— Я пошёл.

…Слишком быстро. Дымящийся горячей кровью заяц в ночи — и его слабеющие трепыхания, его уютный мех, его тоненькие косточки… Луны не было, ее затянуло седыми потрохами облаков. Колется снежок, подушечки лап отмерзают. Сейчас хорошо бы в тепло, под бок к уютной печке, и чтобы кто-нибудь почесал между лопатками. Но рядом — он. Смотрит. Мы понимаем друг друга. Я помню. Я знаю. Я не хочу… Но не нужно снова. Не нужно-не нужно-не нужно!… Снова тени. Луны нет…

Из сна вышвырнуло пинком. Показалось, надвинулись со всех сторон черные хвостатые твари с алыми глазами…

Оказалось, телефон.

— Андрей?

— Да… — со сна не сразу сообразил, что это опальный координатор.

— Ты спал, что ли? — подозрительно прислушивается. — Ладно, не важно. Забыл предупредить — будь осторожен. Сейчас на улицах куча волков. Не напорись.

— А, хорошо. Это всё?

— И обязательно носи защитку.

— Да. Слушайте… — мысли оплывали свечным воском, — а можно в обряде исцеления обойтись без человеческой жертвы?

— Нет.

— То есть, если я остановлю обряд, то мальчик погибнет?

— Не сразу. Где-то до середины лета еще протянет. Там можно будет устроить второй обряд, уже без твоей Алины.

Целых полминуты осмысления.

— Тогда какая вам разница, если человек погибнет всё равно? Зачем вы взялись мне помогать?

— Не ломай над этим голову. Есть причины. Так что просто радуйся.

В трубке щелкнуло и замолчало.

Со стоном сел.

На часах — половина восьмого. Само то. Перекусить и идти. Пора уже, пора… У нас есть… да, точно. Сил у нас есть приблизительно четыре прыжка. А, возможно, даже на пять. На очереди — оружейная лавка пана Выховского.

***

— Алексей? Алло? Алексей, это Игорь Семенович Илейвссон… Иванов… узнали?

В трубке задумчиво-изумленный вздох:

— О… Отче, вы?

— Всё издеваетесь?

— А чего мне не издеваться? Катавасия-то продолжается. Про вас не слышно, а мы всё собачимся…

— Надоело?

— Теперь издеваетесь вы.

— Не без этого. Но давайте по существу. Сегодня в половине второго ночи. Святилище Саат. Будет очень интересно.

— Интерес какого рода?

— Пораскиньте мозгами…. Но советую полюбопытствовать лично.

— Интригуете, отче…

— Работа такая.

И отбой.

***

Пан Выховский лысоват и сутуловат, всегда небрит ровно настолько, чтобы намекнуть — бриться-то он бреется. Только редко. Старый коричневый костюм сидит на нем из ряда вон плохо, только подчеркивает сутулость и худобу. Лавка же Выховского напоминает берлогу или пещеру первобытного человека. Грязно, темно и пыльно. И мутный свет стекает вниз с единственного светильника под потолком, разливается по стеклу витрин. За стеклом лежат неопрятными грудами, вперемешку, ненужные никому пустышки и настоящие сокровища. Нужно их только отыскать. Всё вместе — сутулый хозяин, захламленная лавка и мутный свет — производят впечатление унылое и притом таинственно-предчувствующее…

Андрей бы уже у Выховского раза три или четыре, но очень давно, и не особо рассчитывал, что квелый и подслеповатый пан его запомнил.

— Здравствуйте, — подошёл к стойке. Пахло пылью и известью, по стенам топорщились тощие букетики остролиста. О, точно, Рождество… Но пыльно тут всё равно. А за стенами магазина сейчас еще светло и свежо. Там вьется легкий снежок, впрочем, не оседающий на мостовую, а превращающийся прямо в воздухе в морось.

Выховский прищурился. Реденькие брови съехались на переносице.

— Пан Шаговский-младший? — неуверенно предположил.

Что ж, помнит.

— Он самый.

— Вы, наверно, по поручению отца? Насчет браслетов? — хозяин нацепил на нос очки. Очки ему не особо шли, поскольку были тяжелыми и старыми, и на переносье бугристого носа смотрелись каким-то мастодонтом от стекольной промышленности.

— Нет. Насчет браслетов отец сам с вами переговорит. А я насчет боевых амулетов. Есть что-нибудь против оборотней?

— Вроде чего? Есть автономные самонастраивающиеся барьеры, отпугивают зооморфов. Есть состав, тоже отпугивает, но только Кошаков и Пернатых. Есть…

— Мне нужно что-нибудь настоящее, боевое. Понимаете, о чем я? — несколько тише, склоняясь к стойке, проговорил Андрей. Всё-таки… не то, чтобы совсем уж противозаконное дело — торговать боевыми амулетами против защищенных Хартией рас, но попахивает, знаете ли…

— Понимаю, — так же тихо отозвался Выховский. — Надеюсь, не браконьерство? Мне проблем с Координаторской не нужно…

— Нет. Просто у нас по городу гуляет взбесившаяся Пантера…

— Это где это? У нас? — кажется, испугался.

— Нет. Я же не в Лешно сейчас живу… Не волнуйтесь, это Сибирь…

— Ааа… Варварская Россия. — Заметно расслабился. — Там, говорят, медведи… Ладно. У меня есть пара безделушек… Амулет и кинжальчик. Глянете?

— За этим и пришёл.

"Безделушек" оказалась далеко не пара. Кинжалы от совсем простеньких до серебряных штучной работы и уникальнй ковки, в три слоя зачарованные против зооморфов, даже парочка на манер широко известного "Тёрна" Толкина. Тот, помнится, светился при приближении этих тварей… как их?… так вот, кинжалы Выховского светились зеленым в присутствии "изменяющихся". Но кинжал — несолидно, это всё равно, что иголка против разъяренного быка… Были еще амулеты. Отличнейшие амулеты, способные одним махом вытряхнуть из шкур с десяток озверелых Волков, например. Только, вот незадача, маг тоже должен быть не уровня выгоревшего Андрея, а раза так в четыре помощней… Были амулетики попроще, парализующие. На них силенок хватало, но тогда недоставало на "прыжки". И как тут выкроишь?

Выбрал кинжал, пару "камешков" дезориентации в пространстве… обошлось в кругленькую сумму в сотню злотых, но сейчас Андрей денег на жалел.

Сейчас он жалел врмя. Потратил на покупки почти три часа, а нужно еще к отцу. Или не стоит? Осталось два с половиной часа…

Не стоило. Стоило возвратиться домой и всё-таки еще раз обдумать.

Вот появляемся… соображаем, где и что… второй прыжок — хватаем Алинку… Если что — есть амулеты и кинжал. Прыгаем снова — уже домой. Всё просто. Они вряд ли отследят, среди них нет ни одного приличного мага. После этого можно к отцу, а там уже разберемся.

Но слишком уж всё просто. А когда просто, обязательно произойдет какая-нибудь дрянь, которая всё испоганит. Закон жизни…

Дома стояла тишина.

Даже часы не тикали. По той причине, что батарейка давно села, а новую купить никто не удосужился. Не до того было. А теперь в ничем не разбавленной тишине казалось, что беспокоиться не о чем. Наступило какое-то мысленное оцепенение, ничем не объясняемое. В этом оцепенении клонило в сон. За окном полная луна в белесой окантовке, зевая, роняла тощий свет. В окнах напротив острые картонные силуэты махали руками, мелькали, гасили и вновь зажгали огоньки в абажурах и тюле штор. Время теперь не бежало, а тянулось невыносимо медленно. Глядя на силуэты, Андрей глотал кофе, но оцепенение никуда не девалось.

Должен был позвонить отец, но куда-то делся телефон. Потерял в лавке? Разрядился аккумулятор? Валяется в сейфе? Чёрт его знает.

Андрей допил кофе. Неторопливо вымыл чашку и кофейник. Так же неторопливо протер стол…

Камешки амулетов распихал по карманам. Потрепал барашков на шее. Кинжал в чехле удобно прилип к ремню брюк. Герой, Свет побери. Гунтер-кнехт.

Куртка, шапка, сапоги. Десять минут второго. Нужно ведь осмотреться, разъяснить диспозицию, так сказать. Всё-таки телефон? Где же ты, черт бы тебя… Вот. Разряжен. Времени нет. Только что подцепить к сети… Двадцать пропущенных вызовов — ого! Все от отца. Ну да, он что-то говорил про Лизу…

"Прыжок".

Под сапогами снег, и сосны вокруг — нелепые отощавшие метлы. Снизу гладкие стволы, сверху — взъерошенные лапы и узловатые голые ветки.

Отсюда началось. И здесь же закончится.

Раскоп, сказал Игорь.

***

Славка стоял теперь один. Маму отодвинули далеко, сказали, что Славка ведь мужчина — зачем ему держаться за маму, как какому-то малышу? Но спиной мамин взгляд чувствуется. Он теплый, греет между лопатками. Дядя Ингмар рядом. На камне — голая тётя.

Слава смущался. Рядом с тётей стоял папа. Папа на Славку почти не смотрел, а только на тётю. Славке казалось, что папа вот-вот заплачет.

Но папа не плакал, а Славке становилось как-то страшновато. Дядя Ингмар улыбнулся ободряюще, потом сказал папе что-то непонятное. Папа в ответ кивнул. И больше на Славку внимания не обращали. Дядя Вадим, который часто приходит в гости к папе, встал рядом с тётей. Тётя, наверно, спала, потому что лежала и не шевелилась. Только как ей не холодно? Вот у Славки начали подмерзать лапы… руки. Это потому что куртку забрали, а перекинуться нельзя.

Еще тут два волка. Наверно, дохлые. Страшные. Худые и грязные и не шевелятся. Зачем их сюда притащили? Если дохлые, то нужно… похороны.

Дядя Вадим держал теперь в руках большую железную чашку. И еще много Котов — все в шкурах, и все стоят крУгом. Маму не видно, но она смотрит в спину. Коты рычат. Это они поют про Саат. А Саат — это самая большая и сильная Кошка. Она богиня, но в школе говорили, что никаких богов-кошек не существует. Это потому что учительница никогда не видела Пантер.

Увидел Лёлика. Лёлик — это его так мама зовет, очень смешно. Лёлику десять лет, он учится в четвертом классе. С ним иногда можно поиграть в войнушку. Сейчас Лёлик стоит со своим папой и тоже поет. У Лёлика есть сестра Леся, но сейчас ее тут нет. Она очень маленькая, только еще ползает.

Дядя Ингмар говорит непонятные слова. Костер опять прыгает вверх. Он постоянно прыгает и опять оседает. А теперь вот прыгнул и так стоИт. Папа тоже говорит какие-то слова, это скучно. Тётя спит. Тоже хочется спать, потому что утром мама разбудила рано, а теперь уже совсем поздно.

Оттого, что все поют и говорят всякие непонятости, спать хочется еще сильней.

Зевнул.

Волки эти очень страшные. Большие, костлявые и шкуры у них, как будто их моль поела.

Папа смотрит только на тётю. Дядя Вадим протягивает папе какую-то бутылочку, папа зубами срывает крышечку и пьёт из бутылочки. Но всё не выпивает, а даёт тёте. Льет ей в рот, а она мычит и мотает головой. Странная тётя.

Славка отвлекся, поразглядывал, кто еще тут есть. Тут были: тётя Рита и дядя Володя, они живут в другом городе; Дина с мамой и папой, они иногда приезжают на дачу; дядя Сережа… Остальные незнакомые. Много очень больших и сильных Котов. Но папа всё равно самый большой и сильный. Кроме дяди Ингмара.

Тут дядя Ингмар зашипел, как змея… Когда ей на хвост наступишь. Уж-змея.

В голове щелкнуло. Больно, но быстро.

И зазвенело.

Костер затрясся. Сильно. Земля тоже. Мама что-то крикнула. Лёлик зарычал и перестал петь. Вообще все перестали петь, а стали смотреть на Славку.

Тогда Славка испугался, в испуге шатнулся к папе, но кто-то схватил за плечи и удержал.

Папино лицо блестело от пОта, как если бы сейчас было лето и жарко. У папы в руках оказался большой нож, и этот большой нож папа завел над тётей. А дядя Вадик с чашей и тоже таким же ножом навис над волком.

Тётя завыла.

Волк медленно поднял тяжелую морду и тоже завыл. Очень быстро дядя Вадик поднял нож… Папа тоже поднял. А дядя Ингмар крикнул:

— Пора!

Славка заверещал.

И кто-то закричал:

— Стоять! Прекратить! А то сейчас…

И что-то раскололось прямо в воздухе. Воздух пошёл трещинками, которые рассыпали воздух как стекло — острый, мелкими кусочками и холоднючий…

Славке всё заволокло перед глазами из-за этого воздуха, продолжая верещать, он упал на коленки… всё продолжая смотреть, как очень медленно папа опускает руку с ножом, а лицо у папы всё в бисеринках… это не пот, как сначала подумал Славка, а слёзы. Папа плачет.

От этого Славке сделалось окончательно жутко и он зажмурился.

И закричал кто-то еще. Громко и отчаянно. Но в ушах стоял звон, земля колыхалась, Славку уронило на спину и опять начало выжимать и корежить, как всегда ночью.

***

…Никогда еще ночное небо не было на Алининой памяти таким глубоким и таким звездным…. Стоял мороз. Над головой колыхалось это самое небо — словно бы на черный бархат щедрой рукой выплеснули кадку белых сияющих прорех, и те разбежались причудливыми узорами. Лежа на спине — очень неудобно, кстати — Алина всё изумлялась этим звездам и этой глубине, а под лопатками ровная твердая поверхность истекала ледяным холодом. Бормотали над ухом, раздражая, и Алина никак не могла сообразить, что всё это должно означать — небо, голые лопатки… нет, вся голая!… и бормотание. Впрочем, никакого интереса разбираться не было, потому что несмотря на окружающий холод, ощущала себя Алина вполне прилично — голой коже было всего лишь прохладно, но не более того. Лежать тоже как-то неприятно, но терпимо. Почему-то непонятно, зачем и для чего тут лежишь, но кажется, что так и надо. Вроде бы так всё и должно быть.

Нет, раздражает бормотание…

Звезды белые и звонкие.

Тени вокруг черные и зыбкие.

Ветер слабый, тоже зыбкий и щекотный.

И клонит в сон.

И уже почти заснула, но… trиs rapide, как говорила преподавательница по…

Черная тень оборачивается знакомцем и мучителем Антоном. У Антона нож… и, кажется, снилось такое уже… когда вдруг вспоминаешь и понимаешь — и всё в один миг! И тут же накатывается сразу! И тут же пробуешь кричать, но себя не слышишь! И бьешься, а что-то держит и душит! И глаза у Антона страшные…

Конец? Совсем?! Но так же ведь….

И кричит ребенок.

И еще кто-то.

И зажмурилась, когда нож медленно пошёл вниз, а невидимые путы…

Оттолкнули. Под лопатками не камень — снег! Незнакомый плюгавый мужичонка вцепился в еще одного незнакомого, широкого и могучего плечами… и вместе они ругаются благим матом… Тут же Антон. С ножом, растерянный. Замер…

И тут же — куча народу… Из всей кучи и свалки выцарапывается один:

— Андрей! Андрюша!

— Алинка! Живая?! Черт! Валераааааааааа! Валерка! Валера, ты меня узнаешь?! Сейчас! Валера, держись!

И Кошки… как их много. Рычат. Зубы у них… и глаза… и когти… И в этой мешанине Андрей тонет, его топчут, кусают, царапают, он кричит, машет ножиком… исчезает снова… в голове плывет…

— Андрюша!

Тут еще волки под ногами. Но почему-то не страшно.

— Это ж валеркин друг! — орет кто-то из одинаковых, с желтыми керосинками глаз, плечистых как на подбор мужчин. Откуда еще и они взялись?! — А ну, мрази! А ну-у-у!

И свалка… И плечистые оказываются совсем не мужчинами, а пегими и серыми волками вроде тех двоих, которые больше похоже на мертвых, чем на живых… И серое вливается в черное, а в черном уже давно утонул, и больше уже не слышно, Андрей.

Алинка подскочила, хотела тоже лезть, спасать, вытаскивать, но запнулась о волка… волк дернулся.

И поэтому пропустила, в какой момент плюгавый мужичонка вдруг уронил широкого, мощного на камень, где недавно лежала сама Алинка.

— Ну чего стоишь?! Давай! — это он не Алинке, это мужичок Антону. Антон ничего не может понять, тогда мужичок зло шипит. — Тебе нужна жертва — Пантера?! Ну! Быстро!

И опять — trиs rapide, русских слов не осталось, только заело вот это: "trиеееееs rapiiiiiiideeeeeee"….

Черный уже плюется кровью и хрипит… Ужа никакого удивления не достает, когда от камня подымается дрожь, и тут только замеченный мальчонка катается по земле, слабо отбиваясь от какого-то зеленоватого свечения… свечение оформляется в кошачий силуэт… мальчонка замирает… мужчина на алтаре уже молчит… зато орут все остальные…

Где Андрей?!

— Стоять! Прекратить мясорубку! — мощный бас. Этого, с басом, Алина уже знает, это Алексей. Волк. Он здесь начальник… Но остальные волки не слышат, продолжается густой замес черного и серого. — Довольно жертв! А ну! Убьете же человека! Уррррроды! Стоять!

Тщетно. Только двое или трое замирают…

Алинка, всхлипывая, подымается… Как холодно-то…. Антон рыдает, уткнувшись лбом в алтарь… или что это он делает? Рядом мальчишкой уже суетятся женщины… Алинке тяжело, ноги подкашиваются, и в месиво идти страшно, но там Андрей… И его нужно спасать… Тощий мужичок пытается ухватить Алину за плечо.

И вдруг становится очень тихо. Воздух густеет, как желе… или как болото… становится.

В этой тишине обнаруживается мужчина — высокий, непонятный, от него тянет медью и хвоей. Ни единого звука. Разеваются рты, но никто не шевелится. Где кто был, там и замерли. Алинке двигаться невозможно трудно, болото воздуха держит и отпускает с ощутимым чавканьем. Мужчина сверкает голубыми глазами.

Но Алине нужно добраться до Андрея.

Она идет. Медленно. Это всё равно, что идти через воду… В реке. Вдоль берега. По грудь зайдешь и бредешь… А плавать не умеешь… И течение давит и сбивает с ног…

Мимо застывших нелепо фигур — кто в прыжке, кто, вздыбив шерсть и раззявив пасть… Самое густое месиво — это значит, здесь. Здесь должен лежать Андрей…

Где же он?… Где-то здесь…

Оооо… Госсссподи…

Не узнала сперва. Потом только. Тихо села рядом. Ноги не держали.

Сразу всё забылось — и что есть остальной мир, и что должно быть холодно, и что наверняка будет воспаление легких… И что там, в остальном мире, странный кисель может закончиться, и опять случатся драка… и эти Коты… и эти Волки…

— Андрюша… — жалобно позвала. Хотя это и глупо. Он уже, наверно… Не может человек остаться жив, когда… вот так… — Андрюша…

У него вместо лица маска. Багровая. Поперек щеки полосы. Это от когтей. Глаза закрыты. Ниже тоже полосы. От куртки какие-то клочья. Крови-то сколько!

— Андрюшенька…

Пока искала на шее пульс, все пальцы вымазала. Шея скользкая и холодная. Руки так тряслись, что никак не искался на шее пульс. А может, его просто нет.

Упал звук. Звук оказался оглушительный — ругань, стоны, рычание… Алина рискнула — положила тяжелую голову себе на колени. Под драную куртку заглядывать боялась. Нужно было что-то делать, а что делать — ну никак не приходило в голову. Алинка всегда боялась крови.

И ей не было дела до мира. Но там, в мире, орали:

— Стоять! Всем! Не двигаться! Так… Хорошо. Думаю, присутствующие меня знают. Координатор Сибирского региона Олег Ракитин. Прибыл сюда здесь по подозрению в попытке незаконного проведения темномагического обряда с открытием "Источника Саат". Подозрения подтверждены. Стоять!

— Молодец, Олежка… Вовремя.

— Потом, Игорь. Оставь свои замечания при себе. Где Ингмар…

— Ну, обственно… Ингмар уже совсем того…

— Ясно. Как мальчик?

Алина тихонько всхлипнула. Вокруг шевелились и шептались. На нее внимания не обращали.

— Андрюш… — пробормотала.

— Ничего мальчик. Кажется, получилось… Антон?

— Да. Нормально, — голос тусклый и блеклый. — Алина где?

— О! Ой, бляааа! Девчонка-то! Кто-нибудь, дайте девочке чего-нибудь накинуть! Она же себе жо… она же себе всё отморозит!

Суета усилилась и вторглась в Алинкино опустошение придвинувшимися голосами, лицами сквозь пелену в глазах, чем-то теплым на леденеющие плечи. Но ни теплое, ни голоса и лица Алинке интересны не были.

— Андрюша… Поглядите, что с ним?

Алину пробуют поднять на ноги, но она упирается, мотает головой. К тому, во что превратился Андрей, подсаживается плюгавый мужичок. Он тоже щупает раненому шею.

— Лару сюда! — кричит кто-то. Мужичок хмурится, качает головой. Алина всматривается в его лицо до рези в глазах. Ну?!

Мужичок цокает:

— Мне жаль… Но, пожалуй… Поздно, пожалуй…

— Что? — Алинин шепот вряд ли кто расслышал…

— Алина, давай подниматься… ага? Встать можешь?

— Андрей, — беспомощно шепчет. Потом словно бы тюкает в висок. — Помогите же ему! Чего вы все стоИте?! Ему врача надо!

Они молчат. Алина смотрит на свои руки. На пальцах кровь. Почему они все стоят и ничего не делают?! Проталкивается маленькая сухонькая старушка в цигейковой шубейке. Присаживается рядом, бормочет себе под нос неразборчиво… Потом Алине:

— Ты бы, деточка, пока домой бы… Прилегла бы.

Алина замотала головой.

Старушка снова бормотала под нос… Водила морщинистыми ручками, похожими на птичьи лапки, над телом…

— Нет. Мне не по силам. Разве что отец-Координатор…

Еще одно лицо. Этот, который координатор. Тоже водит руками над распростертым телом, качает головой. Молча.

— Нет! Ну сделайте же что-нибудь! Кто-нибудь!

Координатор продолжает качать головой, а плюгавый мужичок с неожиданной силой вздергивает на шаткие ноги.

— Что, совсем ничего нельзя сделать? Совсем-совсем?

— Увы. Его лучше даже не трогать… Пусть уж в покое… — старушка сосредоточена. Выписывает в воздухе непонятные пассы руками.

— Но вы же что-то делаете?!

— Это я ему… — смотрит в лицо цепко. Потом резко командует. — Уводите девочку! В тепло уводите. Горячего чаю ей или лучше водки. Я сейчас здесь закончу…

— Я никуда не пойду! Я здесь останусь!

— Не стоит, деточка… Ох, не стоит…

Наконец, проняло. И то, как смотрит этот мужичок, и как смотрит координатор… и тут ще откуда-то взялся Антон. Это всё из-за него… Это они все собрались посмотреть…

Затрясло. Кто-то обнял за плечи. Крепко. Даже не обнял, а схватил и не пускает.

— Был бы он оборотнем… еще можно было бы… Но он человек…

И Алину прорвало. Как плотину. Она рыдала, что-то выкрикивала, не давая отвести себя куда-то в теплое место, ругалась и утыкалась носом в чье-то плечо. Её всё время надежно держали.

— Уводите. Расходимся… Не останавливаемся… С мальчиком точно всё в порядке? Тело заберут…

Окончательно тихо.

Только кто-то хрипит.

— Нечего ей это смотреть…

— Что?

— Ой… Это галлюцинация? Это же…

Хрипы сменяются надсадным кашлем. Каким-то кряхтением, стонами.

Алина замерла, страстно желая заткнуть уши. Так и сделала. Сил не осталось даже на то, чтобы плакать. Сейчас он совсем умрет и можно будет идти домой. И там что-то сделать. Наверно, какие-нибудь таблетки.

— Эй, Алина… — аккуратно встряхнули. — Эй, гляди…

Рискнула оглянуться. На земле, где должен был быть Андрей… Андрея нет. А есть Пантера. Вся лоснящаяся от крови. Но живая. И смотрит на Алину желтыми глазами. Потом их прикрывает. Вяло дергает хвостом.

— Ну, кому там нужен был оборотень? Кто там чего обещал? Теперь можем лечить?

И старушка кивает. В глазах целительницы торжество и еще что-то.

Эпилог.

В одиннадцать часов утра первого января нового, две тысячи восьмого года, когда город еще спал, утомленный всеобщими ночными возлияниями, Алина переступила порог палаты Андрея. Руки ей оттягивали пакеты с традициоными апельсинами и бананами, домашними булочками, еще теплыми, с утра напеченными мамой, и какой-то новогодней мишурой. Чувствовала себя с этими пакетами Алина донельзя глупо, поскольку подозревала, что у Андрея итак имеется всё необходимое и в количествах, достаточных для армии зооморфов. Но мама оказалась столь настойчива, что оставалось только взять приготовленое, тяжело вздохнуть и идти.

Алина и пошла. Дошла до серого неприметного зданьица на углу Красноармейской, там позвонила в железную, тоже неприметную и серую, дверь. Открыли ей с явной неохотой — существо на проходной, родовидовую принадлежность коего на глазок Алина определять не рискнула… так вот, это существо, вынужденное в столь мутное постпраздничное утро дежурить у двери, вяло махнуло рукой, дескать, проходи…

В холле встретила уже, слава Богу, обычная такая бабулька в белом халате, медсестра, наверно. Она схватила под руку, потащила вглубь зданьица. Узкий коридорчик, один или два раза — странные шорохи, единожды — приглушенный стенами, но тоскливый чей-то вопль. Бабулька в ответ на немой Алинин испуг снисходительно кивает — не страшно, просто оборотни очень шумны.

Наконец, дверь. Дверь тяжелая, солидная, способная выдержать осаду…

Дверь распахнули. Замерла на пороге в нерешительности.

Во-первых, в палате уже сидел посетитель. Алина-то рассчитывала, что в такое время застанет Андрея одного… И никто из персонала не предупредил, что раньше успел некий грузный, солидный мужчина лет этак пятидесяти. Он обмяк в кресле, что-то негромко рассказывая, но на скрип обернулся. Андрей тоже приподнялся, и на Алину сейчас смотрели два пары глаз одинаковой голубизны и яркости. По этим одинаковым глазам девушка догадалась, что посетитель — отец Андрея. Как же его? Мирослав, кажется… Что-то такое необычное и красивое.

Второй причиной замешательства оказалась сама палата — она мало напоминала обычную больничную. Начиная от толстой витой решетки на окне и заканчивая длинной тяжелой цепью, продетой через крюк в стене. Алина поежилась. Она, конечно, понимала, что когда оборотня ломает… хреново это, когда ломает. Алина хорошо помнила, как хреново. Всё время хочется есть и перекинуться… И кого-нибудь покусать.

— Здрасьте, — неловко поздоровалась. — Я, наверно, позже зайду…

— Нет-нет, я уже, собственно, ухожу. Пора… Дела… — этот, который отец, засуетился, поднялся из кресла. — А вы, наверно, Алина Ковалева, про которую мне Андрей все уши прожужжал?

— Да.

— Мирослав Викторович Шаговский. Отец Андрея.

— Очень приятно.

— Оставляю вас, молодые люди…

И точно — оставил. Неловко помялась, но подошла. Теперь только жадно разглядывала — Андрей сильно похудел, отчего кажется моложе, но вот в глазах — вполне взрослый серьезный, искренний интерес и радость встречи, тоже искренняя. Но при этом — усталость.

— Привет.

На щеке — три розовые полоски. Это следы от пантерьих когтей. Алина вспомнила, как лекарка Лара всё страдала — останется парень уродом. Но не останется. Чудеса кошачьей регенерации.

— Ты извини, что не зашла раньше. Почему-то не пускали. Я и так, и сяк. Достала этого координатора на пенсии, Игоря Семеновича. Он даже трубку теперь не берет.

— Понятно, — легкий намек на улыбку. Напряжение не отпускает, а только становится сильнее. — Мне приятно, но… Они правы. Вряд ли со мной можно было о чем-то связно поговорить.

— Я знаю. Всё равно…

Господи, как же неудобно.

— Откуда знаешь?

Села в кресло. Он тоже сел. Спустил босые ноги на пол. Молчание. Ну, откуда инициатор может знать, что происходит с инициированным? Так что глупый вопрос. Дальше молчим. Думаем, о чем можно вежливо поговорить. За окном сыплет золотистый в солнечных лучах снежок, а небо прозрачное, акварельное, с редкими переливами к жемчужным барашкам облаков… После метельного и злого декабря погода, похоже, намерена теперь дать роздых, подкинуть усталому люду сколько-то безмятежных мягких деньков. Решетки только портят… О погоде с ним, что ли, говорить?

— Знаешь, я только из-за тебя не сошёл с ума окончательно, — внезапно говорит. — Я тебя всё врмя чувствовал. И за тебя держался.

— Знаю.

Еще бы не знать. Двадцать пятое, двадцать шестое, двадцать седьмое… Алине тоже непросто дались эти три дня. И, особенно, ночи.

— Это хорошо, — снова ложится, глядит в потолок.

Снова тишина. Она невыносима. Потому что Алина не знает, что делать дальше. Неловко сообщает:

— Я тут принесла… мама постряпала с утра…

— Хорошо.

— Ты, кажется, устал… Я, наверно, пойду…

Молчит.

Пакеты хрустят на столе. Спиной — взгляд. Даже сейчас, не двадцать шестого, седьмого и восьмого, ночью… Даже сейчас — чувствуешь его, как если бы связали широкой шелковой лентой и не отпускают. По ленте скользят тени, прыгают пятна и крапинки…

— Тогда я на неделе еще зайду. Тебя когда выпустят отсюда?

— Говорят, еще недели две.

— Понятно. Я тогда зайду… пожалуй, послезавтра. Да?

Дверь. За дверью та бабулька и то неопределенное существо. Потом улица, растоптанная пьяной ночью. По снегу разметало серпантин и огарки фейерверков, а в еловых и сосновых ветвях запуталась мишура. Можно прогуляться, пройтись по магазинам… если работают… или заглянуть к Наташке. Наташка выходит замуж. Видела уже её жениха. Как бы поделикатней намекнуть, что Вадим этот… не совсем человек? А, сами разберутся! Не маленькие.

— Алин… Аль.

Не обернулась, но остановилась.

— Не уходи. Иди сюда.

Лента плыла тенями — нежными, смутными, пастельными. По ленте ехали и скользили, как дети с горки, отчаяние и надежда. Тут Аля ошибиться не могла. Как зачарованная, возвратилась. Хотела упасть в кресло. Упала на койку. Койка шурхнула, но выдержала. Не выдержала Алина. Андрей сидел, поэтому, упав, уткнулась ему не в грудь, а, получилось неловко и некрасиво, куда-то почти подмышку. И так замерла. Словно нужно было вот так, как маленькому зверьку. То, чего недоставало с самого двадцать пятого, с утра… оклемалась, опоили чаем, коньяком, какими-то травками, отвезли к родителям. До этого долго выпытывали, как получилось, что маг Андрей сделался оборотнем Андреем, притом что Алина инициатор вне всякого сомнения. Не помнила, хоть убей. Ну а двадцать пятого с утра и началось — как ломка. Словно бы возвратились те дни в домике археологов, когда печка и Андрей с его "apage, bestia!" Мама определенно не понимала, что происходит, и пугалась… Алина же быстро сообразила. Собралась и ушла к себе в пустую одинокую квартиру.

— Вот так. Так, Алечка… Я вчера узнал у дрессировщика…

Дресировщик тоже в пояснениях не нуждается. Дрессировщик — мужчина в тяжелых ботинках. Еще у него желтые глаза, запахи сигаретного дыма и валерианы.

— … есть такая Кошачья весна.

— Я тоже узнала у Игоря — есть. Я даже песенку запомнила…

…Спи, моя радость, усни… Это когда ночь, луна еще не отыграла свое, хотя с одного краю уже подтаяла, как сахарная голова. И поэтому не спится, а тянет в ночь, в снег, в метель. Тянет так, что плевать на цепь — ее можно выдрать вместе с крюком, плевать на то, что "швы еще не поджили! Лежи спокойно!", плевать на мужчину с тяжелыми ботинками. Мужчине не плевать. И он раз за разом возвращает в неуютное двуногое тело, которое болит целиком, от укушенной ноги до отекшей продранной щеки… Возвращает, а сам садится в кресло и дремлет. Или прикидывается, потму что никогда не пропускает момента…Потом немножко получше, когда…солнце скатилось с небес… То есть не солнце — луна ушла, затаилась, спряталась до следующей своей полноты. Тут уже оказалось, что любой порыв эхом отдается еще где-то. Где, понял почти сразу. Порыв бежать на охоту, загрызать любого, кто попадется на пути, наталкивается на архивную пыль, гулкие коридоры, пересчет палаток и спальных мешков для очередного выезда, мечты о лете… И это успокаивает настолько, что уже не хочется никуда бежать и кого-то рвать в клочья. Оказывается, что устал чудовищно, что нытье в теле даже уже не мешает… Спи, моя радость, засыпай… Иногда через широкую ленту-Алину протекает еще один человек. Этот человек сидит на кухне, напротив у него жена, теплая и уютная, но сейчас странно далекая, спит за стенкой — спокойно спит! больше не нужно прислушиваться и вздрагивать! — совершенно здоровый сын. Человек думает о том, кто теперь будет главой в клане, если Ингмар мертв. Ингмар, конечно, получил свое… Использовать Славку как ширму для совсем другого, темного обряда… Клану, видите ли, нужно было восстановить прежнее положение и возвратитить назад законные территории. Это так объяснял на допросе Никита, помощник Ингмара, тот еще псих, как оказалось. Только в чем же повинны те Волки, которых похищали и "выпивали" для подготовки обряда? Чем виноваты те Волки, которые так сопротивлялись похищению, что их приходилось убивать? Саат только и знает… Зато теперь, совершенно точно, мир. Между Волками и Пантерами — настоящий, полноценный мир, а не тонкое, как кромка ножа, перемирие. Жертв достаточно. Больше не нужно никому — кто жаждал крови, жажду утолил… Солнце упало монеткой в рукав…

— Я тоже. Ты ее всё время напевала. Нравится?

— Да.

— Споешь мне еще?

— Спою… — удобно сидеть вот так, уткнувшись носом, ни о чем больше не думать. Но подумать нужно. — Слушай, я так и не поняла. Когда я успела тебя инициировать? Хоть убей, не помню.

— Естественно, не помнишь. Это в избушке вашей археологической. Ты тогда была… не в себе. Всё время кусалась.

Снова не хочется думать. Андрей пахнет целым букетом — мускус вошедшего в силу зверя, тепло родного дома и, чуть-чуть, лекарств.

— Странно. Меня когда Антон поцарапал, я уже на следующий день обернулась. А тут… — пробовала посчитать точно, да не вышло, — недели две.

— Я же маг. Нас даже яды сразу не берут. Помнится, один мой приятель… Эсташ… впрочем, не важно. Я тебя с ним потом познакомлю. Важно то, что ты меня опять спасла.

— А ты меня.

— Тогда взаимозачет? — улыбка в голосе.

Ничего не хочется. Только вот так сидеть в тишине.

— Да.

— Скоро придет Гоша. Дрессировщик.

— Первого января? С утра?

Смеется.

— Я и забыл. Ох уж эта Россия. Обортням пить нельзя. Совсем. Нисколько. Никому. Но если в честь праздничка, да если компания хорошая…

— Думаю, у Гоши компания подобралась. Насколько я знаю, у них вчера был свой сабантуйчик. Всем кланом. На нашем раскопе. Ох, попортят они нам поле. Раньше портили, паразиты, и еще попортят. А нам потом горбаться, разгребай.

— А что, и раньше портили?

Время тянется. Разгваривается через силу. Алина плохо спала последние ночи, нервничала, даже сквозь сон постоянно тянулась по ленте — узнать, порядок ли? Ей ведь только говорили — всё нормально, но пока нельзя… Теперь, узнав, что действительно нормально, захотела перекинуться, свернуться калачиком на коленях Андрея и подремать.

— Почти каждый год… То костры жгли, то какую-то девушку, говорят, чуть не утопили, а то еще всякие призраки шастают. Мне Игорь объяснил уже, что это всё души жертв Саат. А всё равно жутко. Я, наверно, попрошусь теперь на другой раскоп. В Дальний или Райское.

— В Польше тоже есть, что покопать…

Покачала головой. Об этом думать будем потом. Не сегодня, не завтра и даже не через месяц. Отстранилась. А то как бы действительно не заснуть ненароком. Вот будет позорище — навестить заглянула. Поолок у палаты оказался высокий, ровный, два маленьких светильника утоплены в плиты. Стены светлые, шероховатые…

Стук в дверь.

Вздрогнула. Андрей улыбнулся:

— Приемный день, однако. А раньше без стука заходили…

От молодого человека на пороге несло опасностью. Такой, от котоой захотелось вздыбить загривок.

— Привет. Алин, это Валера, мой друг. Он Волк.

***

И первое новогоднее утро ничего не прояснило и ничуть не облегчило жизнь. Решили не пороть горячку, чуть-чуть поостыть, не портить Славке праздник. Отложили серьезный разговор до первого января. Инка не пускает к себе в постель. С того проклятого дня. Ложишься в одиночестве гостиной, на узком диване, дома и не дома одновременно. Чтобы ощутить себя по-настоящему возвратившимся, нужно было вечером лечь в постель положить руку на плечо жене, немного поговорить перед сном, вместе послушать ночь и так постепенно заснуть…

Но Инна гонит и обходит стороной, как зачумленного.

И вот первое января, утро.

Кухня. Потому что в России все самые важные вопросы решаются на кухнях, начиная от стратегии добывания денег на новые ботинки, заканчивая политическим "ну и за кого голосовать?". Вот и сейчас…

— Антон, ты не подумай… Я всё понимаю. Но… убить человека…

— Ингмар всё…

— Да я не про Ингмара! Я про девочку эту…

И нечего сказать. Ну разве объяснишь — до самого последнего момента, до ножа, которым нужно было… До этого самого момента так и не верил, что придется девочку убить. То есть знал, понимал, смирялся — а не верил. Наверно, поэтому отозвалось таким шоком.

— Я понимаю. Я…

Предостерегающий взмах руки.

— Антон, послушай. Я понимаю, что ради Славика. Я ценю такую готовность. И поняла уже, что ты просто берег мне нервы, когда молчал. Но… как нам теперь жить дальше? Славка всё видел и всё запомнил, ты не думай. Каждый вечер спрашивает про тётю, которая лежала на камне. Хотел ты ее убить или пошутил? И хорошо ли всё с ней теперь. Ингмара он, слава Саат, не видел.

И опять — нечего сказать.

— Так что…

— Так что? — с надеждой. Может, хоть Инка знает? До чего родная, Господи. Глаза эти ее родниковые, век бы смотреть. Когда разгладились морщинки у губ, а из-под глаз вылиняли синяки, Инна сделалась так хороша, что сердце щемит.

— Не знаю… — говорит шепотом, словно боится кого-то спугнуть. — Я не знаю, как мне жить с… убийцей. Понимаешь? Наверно, нам нужно…

— Разбежаться, я понимаю. Уеду Дальний, там сейчас есть пара свободных мест…

Босо прошлепали по коридору. Шершаво чмокнула дверь в ванную комнату. Минута на обдумывание и прислушивание — всё ли в порядке? Месяцы напряжения приучили бояться каждого шороха. Нет, порядок. Включают-выключают краны, шумит вода, плещется в раковине. Стихает. Сонный встрепанный Славка выходит в коридор, подозрительно разглядывает родителей.

Ничего криминального не находит, мнется на пороге.

— Вы тут что? Завтрак?

— Завтрак. Хочешь есть?

— Нет. Просто пришёл. Там под ёлкой подарки… Это от кого?

— А ты думаешь, от кого?

На славкином лице смятение — борются страстное желание верить в чудо и трезвые подозрения в невозможности этого чуда как факта действительности. Инна сострадательно поджимает губы и великодушно добавляет:

— От нас с папой подарки в зеленой упаковке. Там лежат подарки в зеленой упаковке?

— Н-нет… — подозрения корчатся в муках, чудо робко подымает голову. — Там еще коробка в красной бумаге.

— Значит, от Деда Мороза, — легкомысленно, играючи добивает сомнения Инна и отворачивается, пряча улыбку. Она считает, что нормальный счастливый ребенок просто обязан верить в Деда Мороза и прочие чудеса хотя бы до десяти лет.

— Вау! — взвизгивает сын и галопом уносится в комнаты. Впрочем, возвращается быстро, на ходу раздирая красную обертку. Та шуршит, сопротивляясь, но всё-таки поддается. Под алой фольгой картон коробки. Жадные пальцы лезут под картон…

Душераздирающе-восторженный вопль:

— Конструктор! Военный…

Робкое исследование, разгребание прямо на обеденном столе мешочков с деталями, коробочек и отверток. Потом тихий восхищенный вздох. После — аккуратный интерес:

— Пап, а мы сегодня с тобой будем собирать? Или завтра? Мы же сегодня на горку хотели… А на завтра мама купила билеты на елку. Ты со мной сходишь?

Инна смотрела на Славку, невозможно сияя глазами. Потом перевела взгляд на мужа. Взгляд потух. В ответ потухло что-то внутри Антона.

— Пааап! Ну, пааап!

— Если разрешит мама…

Мама, конечно, не разрешит, а сейчас скажет Славке идти смотреть мультики, а сама тихо соберет мужние вещи в чемодан и молча укажет на дверь.

Инка не отвечала довольно долго, и Слава притих, ничего толком не понимая, но ощущая нечто предгрозовое, сгущающееся в воздухе, грозящее опять с ног на голову перевернуть его, славкину, жизнь… Замер, переводя взгляд с одного родителя на другого. Инна закаменела. Потом улыбнулась одними губами. Антону, не Славке. Кивнула:

— Разрешаю. Слава, иди пока разбери остальные подарки и прибери у себя в комнате. А потом папа как раз сможет с тобой позаниматься.

Славка вспоминает, что не все еще цветные пакеты разобраны, что со вчерашнего вечера остались еще хлопушки, которым нужно произвести точный учет…

— И что?

— Ничего. Живем дальше. А что нам остается? — Кивнула. Отвернулась к плите, поставила чайник. Прямая спина, темные волосы, а в волосах ранние серебряные паутинки…

И тут только отпустило. Домой. Возвратился. А остальное будем решать потом… Когда нужно будет.

***

Молодой человек явно стеснялся, не знал, куда смотреть, где присесть и что говорить. Был он худ, высок, лет этак двадцати двух — двадцати трех на вид, и Андрей утверждал, что Валерий этот с Алиной уже знаком.

— Вы о меня споткнулись, — с кривоватой улыбкой пояснил Валера. — Помните? Я тогда валялся у вас под ногами. А вы торопились к Андрюхе.

Алина всё равно не поняла, Андрей сжалился:

— Волк-жертва из этого милого обряда. Помнишь? Там было два Волка…

Ничего Алина не помнила и помнить не хотела. Но нет, Волк, конечно, был… Больше походил на коврик в прихожей — весть такой истоптанный, старенький. Не гордый опасный хищник — затертая тряпка. И в нынешнем Валерке осталось еще что-то затравленное, усталое до смерти и недоверчивое. И еще ощущение — очень неуютно ему двуногим… Но выглядит куда лучше давешнего истерзанного животного.

— Ну да ладно…

Валера приходил проведать друга. Видать, хотел рассказать что-то важное. Аккуратные хождения вокруг да около продолжались минут двадцать, но Валерка этот решительно не мог рассказывать ничего при Алине, а Андрей так же решительно ее обнял и никак не отпускал. Опоясал рукой, прижал и держит — моё. Никуда не пущу…

В конце концов Валера сообщил, что подписан уже мир между Волками и Кошками, что проклятое святилище решили оставить в покое, закрыть полностью, а нового главу Пантер избирать теперь будут долго — а нет подходящих кандидатур. Сыну Ингмара три года, самка слишком озабочена достойным отмщением — она явно не в себе, а взрослые Коты не проходили специального обучения… Задумчиво, поглядев на Алинку с Андреем, предположил, что и Кошачью весну такими темпами могут отменить… Ушёл.

День постепенно выродился в вечер, а тот ознаменовался подносом с ужином. Дважды звонили родители — волновались за дочку. Дочка расслабленно пялилась в окно. Даже помыслить невозможно было — уйти. Сейчас ли, потом…

— Интересно, как там Антон…

— У них — норма. Или скоро будет норма… — Андрей зевнул. — Не разбегутся… Сильно любят друг друга…

— Тоже чувствуешь?

— Через тебя… Забавно всё завязалось… Твой инициатор, мой инициатор… Интересно, он нас тоже слышит?

— Наверно, — покраснела. На будущее покраснела, оттого, что Антону еще придется услышать… — Но с ним всё равно порядок. Женщина у него хорошая…

Вообще всё и у всех было хорошо. И за окном, и в городе, и на далеком раскопе, который теперь уже оставят в покое… и растаят в небытии постепенно страшные сказки… и никто уже не вспомнит никаких утопленниц, не станет шептаться про прокляты места… Или станут. И будут рассказывать вечером у костерка. Под гитару. А потом расходиться на ночь по палаткам без всякого страха… И успокоится страдалец в лохмотьях… И будут сновать тени сновидений… Будут спать археологи… И Алинка будет спать. Рядом с Андреем. Наверно.

Нет, всё будет хорошо. Теперь. Не смотря ни на что.

***

…Данным подтверждаем, что, находясь в трезвом уме и твёрдой памяти, на основании равного и свободного волеизъявления всех членов Кланов, в присутствии свидетелей и представителей, мы, нижеподписавшиеся, изъявляем согласие с условиями мирного договора, согласно которому:

— территориями Пантер считать от первого января две тысячи восьмого года все те территории, что отнесены к ведению Клана союзными Договорами 1897, 1905, 1918 годов, включая Святилище Саат (дополнительные ограничения указаны в п.5 Приложения);

— территориями Волков считать иные территории, отнесенные указанными союзными Договорами к ведению Клана;

— приостановить на срок десять лет решение Малого координационного Совета "Об ограничении рождаемости";

— прекратить в полном объеме применение мер взыскания за разжигание межклановой розни в отношении Кланов Пантер и Волков, обвинения в умышленном развязывании войны в отношении бывшего координатора по Сибирскому региону Илейвссона Игоря Семеновича считать снятыми.

Ни одна из сторон претензий более не имеет и обязуется исполнять эти и иные условия мирного соглашения, предусмотренные прямо или косвенно текстом данного мирного соглашения.

Оглавление

  • Огеньская Александра Старовский раскоп