«Последний ведьмак»

- 6 -

То, что происходило дальше, покрыто мраком. Известно только, что собрал Ратомир свою дружину и выступил навстречу дружине Изяслава с очевидным намерением дать супротивнику генеральное сражение. Устроить сечу порешили на большом поле, около речушки Клинки, где, если выражаться современными терминами, была нейтральная территория.

Дружины князей встали двумя большими лагерями километрах в двух друг от друга, практически в пределах прямой видимости. Сеча должна была начаться с рассветом следующего дня, однако ночью произошли страшные и загадочные события, в корне изменившие княжеские планы. С наступлением темноты с обеих сторон были выставлены дозоры, в задачу которых входило пресечение диверсионных вылазок противника.

Стоящие в карауле бойцы Ратомира рассказывали потом, что ближе к полуночи на поле опустился непроглядный туман, после чего со стороны лагеря Изяслава начали доноситься шум и дикие крики. Конечно, расстояние и туман погасили большинство звуков, но и от тех криков, которые долетали, у дозорных кровь в жилах стыла и волосы на голове вставали дыбом. Впрочем, продолжалось это ночное непотребство недолго, после чего туман рассеялся, и до утра никаких подозрительных шумов из стана противника не доносилось.

С первыми лучами солнца войско Ратомира выстроилось в боевой порядок и стройными рядами выдвинулось на оговоренную ранее диспозицию. Со стороны противника движения не наблюдалось. Все так же сохраняя боевой порядок, воины князя выдвинулись вперед, идя осторожно из опасения засады. Но опасения были напрасны. На том месте, где находился лагерь Изяслава, подошедшие вплотную бойцы обнаружили ужасающее зрелище. Кто или что так покуражилось над князем и его войском, осталось для всех загадкой. В курсе был только светлый князь, да и то не полностью. Только очевидцы рассказывали, что от войска Изяслава остались лишь кровавые куски плоти, раскиданные по всей округе. Тела людей неведомой силой были разорваны на куски, а сам князь Изяслав встретил своих ворогов, как живой, стоя в полный рост, посреди залитого кровью лагеря. Правда, голову свою он держал в руках, на манер хлеба-соли, а стоял на ногах только оттого, что был навздет на вкопанное в землю копье.

- 6 -