«Книга драконов»

- 14 -

— Нет, король его не убил. Вместо этого он сказал принцу: «Ты ловок, как ящерица: ты одолел стену неприступного замка. Значит, быть тебе величайшей из ящериц». И, сказав это, король превратил его в дракона и зашвырнул далеко в море!

Дракон вскинул голову и заревел. Не на Перлу, а так — в небеса. Потом снова припал к песку, его глаза горели огнем.

— А принцесса? — громыхнул его голос. — Что сталось с принцессой?

Перла приготовилась удирать в глубину пещеры, если следующий поворот истории ему вдруг не понравится. Глядя дракону прямо в глаза, она проговорила:

— Сердце принцессы было разбито. Она сбежала от своего отца.

— Ну и хорошо.

— И вот теперь она скитается по всему миру, разыскивая своего принца. Только любовь может превратить его из дракона обратно в человека. Но с каждым днем принцесса приближается к старости, а дракон… он все больше становится драконом, и в нем все меньше остается от принца.

Перла напружинилась всем телом, готовая отскочить назад, но глаза дракона так и сияли. Его губы растянулись, обнажив длинные кинжалы зубов, и он кивнул ей. Потом повернулся — и нырнул в воду лагуны.

Одолеваемая любопытством, Перла вышла на прибрежный песок. Там сбегал со скал ручеек, образуя небольшой водопад. Перла утолила жажду и стала искать выход из лагуны. Увы, скалы окружали ее сплошной отвесной стеной.

Между тем — по мнению Перлы, слишком скоро — заколебалась и закружилась вода, возник водоворот, и из него высунулась голова дракона. Чудовище подплыло к берегу и выбралось на песок. Дракон держал в зубах большого морского окуня, еще бившего хвостом. Он бросил рыбину наземь.

— Погоди… — Таким голосом могла бы заговорить ожившая бронза.

Дракон откинул голову и коротко ударил огнем, на несколько мгновений окутавшим окуня.

Перла пугливо подошла, опустилась на колени и тронула тушку рукой. Та оказалась запечена, причем как раз в меру. Перла ободрала кожу и стала есть горячее, распадающееся пластами белое мясо. Вкус был восхитительный, хотя и чуть резковатый.

Дракон устроился поблизости, он лежал по-собачьи, вскинув шею и плечи над вытянутыми передними лапами, и, выгнув длинную шею, наблюдал за девушкой. Когда, насытившись, она облизывала пальцы, он свернулся кругом нее в кольцо, уложив голову на лапы. То ли объятие, то ли живая тюрьма. Огромный глаз моргнул, переливаясь золотом и рубином.

— Расскажи еще.

- 14 -