«Набла квадрат»

- 5 -

А поесть охота. А в руках он сжимал недожеванный хвост… Так. Есть руки. Их? Тоже четыре?… Ну да, четыре руки, четыре ноги — полный комплект, как говорится. Что-то больно много! Не ошибся ли я? Этот ствол, чей вид леденит сердца… Деяние грозного Пса Кузнеца… На его суках, чтоб тащились вы… Чужеземцев четыре торчат головы… Экая жуть лезет! Еще и голова? Нет, головы нет и не надо — с руками-ногами бы не запутаться. Вон, ажно озноб по ним побежал. А почему только по четырем? Остальные, что ли, парализованы? А, спасибо, хоть четыре остались… Потом разберусь, которые из них руки, которые ноги, а которые что. Чтоб я мог опускаться в глубины пещер и увидеть небес молодое лицо. Я мог. Значит, я самец единственного числа. Так. Значит, были еще какие-то самки. Да, были, и какие! Стоп. Если я самец, они — это уже не я. А я кто? Жаль, конечно, дурака, что живой еще пока… Ладно, поем, узнаю хотя бы, хищный или растительноядный.

Ну. И это у них называется свет. Глаза бы не видели. Не видят. Где резкость-то наводится? Стоило наводить, чтобы ЭТО увидеть…

Эк, ядрена мышь, гарпун мне в правую ноздрю, стакан собачьего пота в глаза и ржавый якорь в основание черепа!

— При чем тут череп?

Горм с хрустом потянулся всем телом и через зевок ответил:

— Основание черепа — это задница. Доказывается индукцией по числу позвонков.

- 5 -