«Монумент»

- 4 -

– Вонючий козел! – крикнул один из них – рыжеволосый паренек с бледным лицом, еще покрытым юношескими веснушками. Но его карие глаза уже стали холодными и безжалостными. Они светились самодовольством и негодованием. – Только гляньте на него! Рубаха вся в блевотине, завшивел, а штаны наверняка воняют мочой… Эй, жирдяй, ты когда последний раз мылся?

Баллас пожал плечами.

– Тебе на это насрать, да? – продолжал юнец. – На грязь, на запах… Ну-ка скажи, а к девкам ты ходишь?

Баллас утвердительно кивнул.

– Бедняжки! Они, наверно, не дышат, когда ты рядом. Иначе придется выблевать свой завтрак. Свинья в хлеву вызовет больше вожделения, чем ты!

Он не ответил.

– Где твое достоинство? – не унимался паренек. – Знаешь, если у меня однажды наступят тяжелые времена и я скачусь до твоего состояния, я покончу с собой. Милосердные Пилигримы! Я просто перережу себе горло. Оторву себе яйца. Ага! Сделаю все – лишь бы умереть. – Он обернулся к товарищам. – Дайте мне слово, что прикончите меня, если я только начну походить на этого урода! Мы ведь друзья? Я сделаю то же для вас. Это будет убийство во имя милосердия… Поклянитесь!

Кошель веснушчатого юнца болтался на черном шнуре. Пояс оттягивался вниз под весом монет. Баллас бросил на него быстрый взгляд – и отвел глаза.

- 4 -