«Ящик Пандоры»

Aklin J

Аклин. Танджер. Двайс

Ящик Пандоры

Rev 2.7

© Aklin, aklin20@gmail.com , 2011

От автора

Приветствую тебя, читатель, раз уж ты добрался до этого сочинения, чему я несказанно рад. Я надеюсь, что у тебя достаточно времени и желания, чтобы пройти весь этот путь вместе с героями данного произведения, и оно тебе понравиться. Если же нет, то прости за потраченное время.

[об авторе]

Вчерашний студент, но еще не воспитанный жизнью юноша, 24 лет. Москвич. Политические взгляды умеренные, религиозные взгляды относительные. Школьное образование гуманитарное, с уклоном (так получилось). Высшее образование техническое, компьютерно-ориентированноеориентированное, поэтому в тексте будет множество технических схем. Технические понятия я постарался сгладить достаточно для понимания обычному человеку.

Не писатель, просто одна идея очень давно зародилась в мозгу и никак оттуда не вылезала, так что пришлось ее выложить на бумагу. Хорошо, что современные технологии этому способствуют.

[идея]

Идея зародилась довольно давно. Вначале были лишь отдельные эпизоды, потом действующие лица. Затем добавилось большое количество нитей. Когда приблизительная концепция мира «Аклин. Танджер. Двайс» выстроилась в голове, то ее пришлось разделить на целых четыре отдельных тесно связанных части. Каждая из частей тянется не слишком долгое время, примерно год, между частями перерыв в пять-шесть лет. Большой такой перерыв. Взяв первую из них за основу, и добавив нитей из второй, скомпоновав все это в голове, получился «Ящик Пандоры». Надеюсь, что все-таки будет и желание и потребности в окончательной доработке и три остальных части лягут на бумагу.

[структура]

Книга разделена на эпизоды. Для разделения ключевых событий, эпизоды объединены в именованные главы. Каждый из эпизодов посвящен тому или иному действующему лицу. Объединяясь, эпизоды создают целую небольшую историю одного лица, а переплетаясь между собой, нити образуют произведение.

Первоначальный план рождался, варился и перемешивался в голове долгое время, так, что многие участники, события и места баталий обрастали подробностями, о которых я, в конце концов, попросту забыл написать. Первый приблизительный план «на бумаге» был набран почти за три дня и занял десять страниц. В нем каждый эпизод, описанный ниже, занимал один-два абзаца. Это позволило в какой-то степени построить законченный план по каждому направлению, синхронизируя нити между собой.

Финальный набор на компьютере происходил постепенно, линейно, глава за главой, эпизод за эпизодом. Конечно, в общем плане не было всех тонкостей, поэтому некоторые замечательные (от слова замечать) вещи приписывались по ходу. Из-за некоторых идей приходилось подниматься выше, править уже написанный текст, не сильно, но достаточно, чтобы получилось красиво.

Первые главы прошли как по маслу, даже было немного удивительно из-за полученного объема. Просто не ожидал, что все так быстро и хорошо получиться. Где-то на середине дело забуксовало, и там, возможно, встретиться несколько нужных некрасивых глав. Ближе к концу набор шел неспешно, но необратимо, что и позволило, в конце концов, завершить эту часть. Суммарно на набор текста потребовалось порядка тридцати дней. Все свободное от работы и отдыха время я и направлял на создание и доработку произведения.

В процессе первого набора ближе к концу приходилось объединять эпизоды – попросту не хватало объема. Пришлось даже удалить две главы. В рамках второго чтения (ревизия 2) были дописаны некоторые вставки, дополнившие рассказ. Иногда вставлялись страницы, чаще абзацы или целые предложения. В итоге прибавилось примерно тридцать пять страниц. Длинные эпизоды были разбиты. Главы переработаны. Так появились три новых главы для лучшей организации текста. Сейчас каждый эпизод составляет примерно 3-7 страниц А4 – так проще J.

[прототипы]

Главные действующие лица, словно пешки на шахматном поле, появились почти с самого начала. Имена, явки пароли – все это осталось в неизменном виде с момента зарождения идеи. Сложнее было с второстепенными и неважными персонажами. Большая часть из «ненужных» даже не имеет имен, разве что помечена «тот», «этот», «громадина» и все в этом духе. Именованные же, так или иначе, будут задействованы и в дальнейших частях.

Отдельно надо сказать о детальном описании. Так, например, головной убор хранителя библиотеки был придуман как «бейсбольная кепка плюс треуголка». А что в итоге должно получиться – толком вообразить не удалось. А если и удалось, то зафиксировать не получилось. Был вариант поставить конфедератку, но это показалось слишком банальным. В итоге получилось то, что получилось. И получилось, надеюсь, неплохо.

Лица действующих лиц детально были проработаны в самом конце, перед их появлением на бумаге, по ходу действия. Однако. Надо заметить, что к каждому герою я могу приставить фотографию человека, очень похожего на действующее лицо. Даже, несмотря на то, что «с натуры» я не писал никого. Потому, что не писатель. Ну, разве кроме себя. Ключевой герой частично писался с меня самого. Остальные – нет, боком.

К тому же, довольно сложно решиться приписать определенного человека к тому или иному герою. Особенно, если ты знаком с ним лично. Еще поймут не так J. А что касается отрицательных персонажей, то здесь вообще туши свет. Я прямо не могу сказать, и не собираюсь никому показывать «натуральное» лицо Двайса. А если учитывать то, что должно произойти с ним в остальных частях, так вообще страшно становиться. Сделать такое я могу только с согласия этого человека. Хотя в его согласии я конкретно сомневаюсь.

Примечание. Если кому-то по каким-либо личным, религиозным или иным соображениям не нравиться имя «Аклин», то замените его на, скажем, «Астериск» или сокращенно «Астер».

Места действия в большинстве являются выдуманными. Хотя четыре здания корпорации имеют явный прототип. Ну, очень похожий, почти копия J.

[орфография]

Орфография автора к большому его сожалению оставлена без изменений. Второе чтение устранило множество ошибок. Я старался разбить предложения, выравнивать смысл.

[итого]

Интересны Ваши отзывы. Если вам будет не слишком сложно, то мне, поверьте, будет не только не все равно, а очень даже полезно.

Итого, мы имеем три основных нити, тесно связанных между собой. Начинается все с этого самого ящика Пандоры – небольшого компьютера, ворующего память людей. В этой среде и крутиться первый участник – « [tanger]». Далее – женщина солдат « [cherry]», исследующая таинственные знания разрушенной корпорации. И, наконец, заточенная в средневековый пустыню, котел бесправия и разврата, девушка « [kella]», так желающая из него выбраться. А в качестве дополнения – небольшая зарисовка « [london]», объясняющая некоторые аспекты работы ящика (здесь я пишу с маленькой буквы, хотя название городов положено писать не так).

Ну что же, мой дорогой читатель. Пойдем же скорее по стопам наших героев. Итак, одним ранним майским утром, цокая тонкими высокими каблучками по залитому ночным дождем нью-йоркскому тротуару, шла девушка.

Глава 1.                       Предложение агента Дарски

Эпизод 1.1.             [cherry]

Одним ранним майским утром, цокая тонкими высокими каблучками по залитому ночным дождем нью-йоркскому тротуару, шла девушка.  Длинные белые волосы спадали на белый приталенный жакет, подчеркивающий идеальную фигуру. Кремовая сумочка от именитого дизайнера показывала недурной вкус и состоятельность хозяйки. Смущала ее только узкая кремовая юбка чуть ниже колен, придающая девушке слегка причудливые позы при попытках преодоления небольших лужиц.

Пройдя квартал или два, девушка вышла на широкую улицу. Она направлялась к единственному открытому в шесть утра кафе неподалеку. Войдя и поздоровавшись, девушка заказала у официантки капучино и вишневый чизкейк с ромом. А сама устремилась к дальнему столику в углу помещения, с которого открывался отличный вид на улицу. Однако женщина за стойкой прервала ее:

-Извините, но вишневых чизкейков сегодня в меню нет. – Сказала официантка.

Девушка остановилась. Всего пару лет назад это означало, что агент не сможет выйти на связь. Либо что за ней следят. В общем, неприятное сообщение от агента с которым девушка и собиралась встретиться. Несмотря на это, посетительница махнула рукой и, весело улыбаясь, попросила лимонный - благо тот был в меню. Она села за выбранный столик, сняла огромные очки и осмотрелась. По улице проходили лишь несколько человек. В паре кварталов, наблюдаемых из окна кафе, не было замечено ни одной машины. А две официантки, работающие в это утро, не вызывали подозрений, поскольку девушка еще вчера вечером изучила их личные дела.

«Наверное, - думала она, - лучше было назначить встречу в более людном месте». Время и место для встречи определила сама девушка. Несмотря на это, предпочтение было отдано этому пустующему кафе. Такой странный выбор объяснялся совокупностью обстоятельств. «Первое, - рассуждала она, - жених ни в коем случае не должен узнать об этой встрече. Второе – тот факт, что агент вообще вышел на нее». Девушка уже несколько лет не работала на агента и более не собиралась заниматься грязными делами. Сейчас ее даже не волновали те деньги, которые обычно платили за подобную работу. Что же касалось ее самой, то девушка собиралась окончательно порвать все отношения. Ради этого она намеревалась предложить немалую сумму отступных, достаточных по ее мнению, чтобы агент более ее не беспокоил.

Она давно обрубила все старые связи. Оставался лишь резервный канал, по которому агент и нашел ее. Об этой последней ниточке знал единственный человек. Его судьба интересовала девушку, именно поэтому она решилась на встречу.

«Чего я жду, - думала она. – Возможно, агент вообще не придет. И это, наверное, даже хорошо. Если агент и придет, то он не планировал эту встречу, действовал сгоряча. – Думала девушка. – Официантки не предупреждены, пирог не подготовлен».

Девушка допила кофе, лишь дотронулась до чизкейка. Она собиралась уходить, поскольку отведенное время на встречу истекло. Но тут она увидела на другой стороне улицы немолодого располневшего мужчину. Первое, что заметила девушка – его грязные порванные кроссовки. Синие потрепанные джинсы придавали мужчине вид бездомного. Сверху был наброшен дорогой кожаный плащ. На вид мужчине было лет сорок, невысок, полон, легкая седина уже тронула его темные грязные волосы. Казалось, будто агент чем-то обеспокоен. Мужчина постоянно снимал или надевал черные очки в толстой оправе. Широкие сухие губы его были сжаты, а огромный нос с бородавкой постоянно рыскал по углам, высматривая подвох. Время от времени мужчина замирал, и его огромные уши вслушивались к звукам утреннего города.

Девушка поежилась, представляя, чем ей грозит появление агента. Агент, пройдя через улицу, зашел в кафе, оперся на стойку. Спустив свои глупые очки в толстой оправе, он, заигрывая глазами с официанткой, сказал:

-Кофе, пожалуйста. - Затем подумал и добавил, - и пива, пива дайте.

Мужчина направился в конец зала, к дальнему столику. Но на половине пути остановился. Агент снял очки и вытаращился на прекрасное создание. Девушка отломила еще кусочек торта и съела его, исследуя реакцию мужчины. Агент не сразу узнал ее. Мужчина долго простоял на месте, затем медленно направился к столику, сел. Он подошел и посмотрел на почти нетронутый кусок торта. Затем схватил его рукой и откусил половину не раздумывая.

-Мммм. А можно и мне такой же, - сказал агент, обращаясь к официантке с полным ртом. Потом повернулся к девушке и сказал - Привет, Анна. Я тебя не сразу узнал.

-Богатой буду, агент Дарски, - произнесла, заигрывая, девушка. - А вас так и не научили хорошим манерам? Очень печально… - И она, оценивая его глазками, закусила кончик своих очков.

-Кто тебя так вырядил, Анна? - Доедая вторую половину отобранного торта проворчал Дарски.

Девушка, не переставая играть ресничками, вытянула руку тыльной стороной, показывая ее агенту. Она пошевелила пальчиками, на одном из которых блеснуло обручальное кольцо.

-Я замуж выхожу, Федик, - добавила она.

-Да, ты изменилась… Ты очень… Ты изменилась. - Произнес задумчиво мужчина, кусая уже принесенный ему кусок вкусного пирога.

-Ты тоже изменился… Ты потерял форму, Федик, твое пузико выдает тебя. - Сильно улыбаясь, сказала девушка.

-Есть дело, - начал Дарски, отпивая принесенного пива. - Интересное дело.

-Федик, - отрезала она, - я разве не просила мне больше не звонить? Я не знаю, как к тебе попал мой новый номер. При последней нашей встрече, как мне показалось, я хорошо объяснила, чтобы ты мне больше никогда не звонил. Так, милый мой?

-Милая моя, я, как только получил это интересное дело, сразу же подумал о тебе, дорогая моя.

-Я просила, - улыбка ее пропала с лица, - мне больше не звонить. - На слове "не" она больно ударила его туфелькой в ногу.

-Деточка моя, ты не понимаешь. - Поперхнувшись, начал он.

-О’кей.- С этими словами она полезла в сумку и начала доставать пачки с банкнотами. - Айнс, цвай, драй, фир, - она долго покопалась и достала еще одну пачку. - Здесь половина миллиона, дорогой ты мой.

-Анна, дорогая, я не…

-Федик. – Она немного подумала.

В это время по тротуару проехал гражданин на классическом велосипеде с изогнутыми ручками. Этот молодой мужчина заинтересовал девушку. На вид ему было лет двадцать, короткие непричесанные черные волосы на голове. Он был одет в черную футболку и такую же куртку, серые джинсы и черные кеды. Парень посмотрел на девушку с уличной стороны стекла и улыбнулся. «Странно, - подумала Анна, – с другой стороны стекло было зеркальное, и увидеть ее человек не мог». Велосипедист подмигнул ей. И в это же время человек проехал дальше и исчез из поля зрения. Анна опомнилась и продолжила:

-Федик, - говорила она. - Это не цена за ту информацию, которую ты мне обычно предоставляешь. Это цена за то, что бы ты больше никогда не беспокоил меня. - Дарски попытался перебить ее, проводя какие-то жесты руками у самого ее напудренного носика, но она схватила его за ворот и подтянула. - Здесь немного, но я надеюсь, что ты навсегда отвяжется от меня. Навсегда . - И девушка отпустила мужчину.

С этими словами она встала, и направилась к выходу. Девушка дошла до официантки и пинула на стойку крупную купюру.

-Сдачи не надо. – Грубо сказала она.

Служащая подняла банкноту, поблагодарила и уставилась на агента. Мужчина сидел, никуда не собираясь. Он трогал и перекладывал пачки денег на столе, наблюдая за уходящей Анной. Наконец вскочил и выкрикнул вслед:

-Я это делаю не ради денег.

-Отстань от меня. – Не оборачиваясь, ответила та.

Мужчина еще подождал секунду, подумал. А затем тоном, будто все уже свершилось, и ничего нельзя вернуть, произнес:

-Я делаю это потому, что он за тебя попросил.

Анна остановилась. Неприятное воспоминание всплыло в светлой голове девушки. Девушка надеялась, что она давно распрощалась с этим призраком прошлого. Но это было не так. Анна развернулась, посмотрела на мужчину и подумала некоторое мгновение. Резервный канал связи был задействован, агент пришел на встречу. Потом вернулась и села за стол.

-Хорошо, - сказала, натянуто улыбаясь, она, - я тебя выслушаю, при двух условиях. – Девушка вернулась к столику. - Первое - ты больше никогда меня не побеспокоишь. Второе - сразу после того, как ты расскажешь, я уйду.

Мужчина на ее удивление легко принял условия и начал говорить. Он говорил, что это дело отличается от всех остальных дел, которые Анна прежде выполняла, он начинал говорить про каких-то магов и чародеев, про незамерзающие озера и потусторонние миры. У девушки тут же все перемешалось в голове. Она остановила агента.

-Погоди, погоди, - прервала его Анна. - Давай по порядку.

-Хорошо, - сказал Дарски. - С начала, так с начала. Что ты знаешь про ящик Пандоры? – Поинтересовался он.

Агент надеялся, что девушку заинтересует подобный вопрос. Анна увлекалась мифологией. Поэтому девушка без труда составила краткий ответ.

-Древняя греческая легенда. Про ларец богини Пандоры. Знаешь… Интересный ларец. - Анна задумалась.

-Верно, верно, продолжай. – Похвалил ее мужчина.

-Ларец со всеми бедами человеческими. – Анна водила пальцами в воздухе, словно чего-то объясняя руками. - Люди открыли его и выпустили беды на свободу вопреки желанию богов.

-Всех? – Намекнул агент.

-Осталась только надежда. – Она вдруг погрустнела, вспоминая его. Человека, впервые рассказавшего Анне об этой легенде.

-Верно. – Говорил теперь мужчина. - Но представь. Просто представь. Тебе в руки попадает такой ларец. Ведь недаром про успешных людей говорят, что они поймали птицу удачи за хвост. А что будет, если у тебя в руках сама надежда? Чего ты можешь добиться, собирая свои несчастья в этот ларец? Какую власть, и какие богатства открывает владение подобным предметом.

-Это только легенда. – Вымолвила девушка.

-Тоже верно. Но вернемся к делу. Представь себе, что где-то в этом мире есть необычное озеро.

Он положил на стол конверт с фотографиями. Анна принялась их рассматривать. Агент рассказывал про это место. Озеро это находилось в далекой северной стране России, где по улицам ходят белые медведи, а люди питаются водкой.

-Водка, - говорил он, – знаешь, это как текила, только лучше.

Анна знала, что такое водка.

-Вокруг этого озера творятся необычные вещи. – Говорил агент. - Зимой там зеленеет трава, а летом лежит снег. Озеро теплое, но стоит живому существу попасть в него - существо, даже человек, мгновенно замерзает и умирает. Там чудеса чудные, дубы с золотыми цепями и котами. Драконы и русалки, лешие и кровопийцы. – Продолжал он. - А местные жители варят бессмертие в котлах.

Пока Анна перелистывала фотографии, агент указывал на те или иные особенности этого задания.

-В это место, - продолжал агент, тыкая пальцем по разбросанным на столе фотографиям, - озеро, невозможно попасть. Невозможно найти дорогу, если путь тебе не был показан тем, кто уже был на озере. Многие пытались пробиться туда, найти это место, но еще никто не возвращался. – Мужчина залпом осушил уже остывшую чашку кофе.

Шли часы, а девушка и мужчина все еще сидели за тем же столиком. Агент рассказывал ей про озеро, а девушка молча слушала.

-Поэтому и я пришел к тебе. Три прежних соискателя попросту пропали, - говорил Дарски, закончив обед и откусив яблоко. - Есть один субъект - подозрительный тип надо сказать. Я так по нему ничего не накопал, как ни старался. Он устраивает четвертую экспедицию в это странное место.

-И ты ради этого меня продержал здесь полдня? - удивилась Анна. - Какой-то поисковый отрядик?

-Поисковый отрядик, - отвечал агент, - это четыре сотни человек. Не считая снабжения. - Мужчина- Он снова начал стучать пальцами по столу, на котором лежали фотографии. - Так что ты легко затеряешься среди них, несмотря даже на меры безопасности, предпринимаемые этим субъектом. Я знаю, - сказал Дарски. - Ты это можешь, ты и не такое вытворяла и не раз.

-Это все? - поинтересовалась Анна, собираясь идти.

-Погоди. – Призывая жестом сесть, мужчина прервал ее. - Поверь мне, ящик Пандоры действительно существует. Он там, на этом озере. – Агент указал рукой куда-то в сторону. - Если его открыть, то не только все беды человеческие выйдут на свободу. Ты представь, какая сила открывается перед обладателем ящика. С помощью устройства можно повелевать людьми. Да что там людьми - всем человечеством!

-Ящик - легенда. - Надменно возразила Анна.

-Легенда гласит про древнюю богиню. – Он смотрел девушке в глаза. - На озере есть институт. Они… Они там в этом чертовом институте… – Мужчина стукнул кулаком по столу. - Они создали ящик. Создали! Они! Ящик Пандоры.

Агент Дарски кричал все громче и громче. Он привлекал слишком много внимания, и Анна одернула его. Мужчина успокоился, перевел дыхание.

-Ты понимаешь, что это значит? – Почти шепотом продолжал мужчина. - Человек, обладающий ящиком, покоряет действительно огромную силу. – Он немного подумал и добавил. - Если верить моим источником.

-Спасибо за предложение, я крайне ценю твою заботу, - уверила его девушка. - Но я собираюсь замуж… –

-Я дам тебе адрес девушки, крайне похожей на тебя, она участвует в операции.

Девушка встала. Анна попыталась скрыть все свои эмоции, выставив лишь холодное непроницаемое лицо.

-И знай, я нашел тебя только потому, что он показал где тебя найти. Он попросил меня поднять мою двухсот сорока фунтовую стодвадцатикилограмовую тушку и везти его в другой конец города. А все лишь для того, чтобы рассказать тебе эту историю. Он сказал, что ты должна быть там, в этой экспедицию.

-Это все? – Невозмутимо спросила девушка.

-Все. – Выдохнул агент.

Анна надела очки, жакет, взяла сумочку и направилась к выходу.

-Ему тебя не хватает. – Крикнул ей вслед мужчина.

Анна задержалась на секунду у выхода, но ничего не ответила и толкнула дверь. Слеза скатилась по щеке девушки и разбилась об уже высохший после ночного дождя нью-йоркский тротуар.

Эпизод 1.2.             [tanger]

Эрика зевнула. Она уже не понимала, который час и куда они едут. Ее мысли смешались словно метель, бушевавшая за окном автомобиля. Они неслись куда-то в неизбежность, непроглядную бесконечность. Словно бешеные псы, не разбиравшие дороги. Она огляделась. Город было не узнать. Снегопад, который начался еще вчера днем, и не прекратившийся до сегодняшнего утра, покрыл угрюмый серый город новогодним одеялом.

«И как самолеты летают в такую метель», - подумалось Эрике. Тут она вспомнила, что они едут в аэропорт. Им надо кого-то забрать и привезти в студенческий городок. И этот кто-то, как надеется ее дед, решит дальнейшую судьбу Игр.

Из темноты прорезались два огонька. Они быстро приближались, пока не показались очертания - и встречный автомобиль утонул в потоке снега. Их автомобиль продолжил падение в бесконечный колодец, фары прорезали тьму, отгоняя полчища маленьких мух – снежных хлопьев, норовивших попасть в автомобиль через лобовое стекло. Она внезапно почувствовала прилив паники и стала оборачиваться по сторонам. Они все еще на шоссе, или уже потерялись в этом снежном лабиринте. Снег. Сплошной снег. Вокруг один снег. Она посмотрела на Марка. Он что то кричал, то и дело отрывая взгляд от дороги и поглядывая на нее. Но она не слышала, что он говорил. Она напряглась, и в ее голову прорезались нотки голоса Марка:

-Телефон! Эрика! Телефон звонит. Ты ответишь?

Ей понадобилось немного времени, чтобы сообразить, что к чему. Затем она достала телефон из кармана куртки и посмотрела на дисплей. Половина девятого утра. Уже должен быть рассвет, но из-за снежной бури не видно ни зги. Звонил ее дед. Она швырнула телефон на приборную панель автомобиля. Ей нечего было ответить – они еще не забрали человека, ожидавшего их в аэропорту. К тому же она была еще достаточно зла не него из-за вчерашнего скандала. Игры. Они должны выиграть Игры. Но она не может. Она не сможет. У нее нет команды.

Эрика вспомнила, как не спала несколько дней перед регистрацией на Играх. Команде требовалось разработать тактику, исходя из турнирной таблицы, которая стала известна лишь за пару часов до регистрации. Она, как лидер команды, и Марк – бойфренд и ее заместитель, потратили двое суток на разработку четкого поэтапного плана. Этот план обещал им если не трон, то место в пятерке лучших команд гарантировал. Наутро третьего дня она подала документы на регистрацию команды для участия в Играх. А девочка, сидевшая на приемке, ответила, что не может зарегистрировать ее команду, поскольку четверо ее лучших игроков уже зарегистрированы в других командах. Эрика не могла в это поверить. Четверо ее лучших игроков бросили ее перед самим стартом. Их взяли в две другие команды, которые уже несколько лет занимали места в тройке призеров.

У Эрики подкосились ноги. Она потратила почти год на тренировки и совершенствование навыков каждого члена команды и возвышения всей команды в целом. Теперь у нее было недостаточно игроков. Для участия требовалось хотя бы пятеро игроков. У Эрики же оставалось только четверо. Она пошла к деду для снятия кандидатуры – он был одним из организаторов Игр и ее самым близким другом и тренером. Эрика хотела объяснить, как устала. Сколько времени и сил потрачено впустую. Дед лишь недовольно посмотрел на нее и отчитал за то, что Эрика преждевременно опускает руки. Он пообещал ей десять часов – до окончания регистрации подыщет ей потрясающего игрока в команду. Эрика лишь вяло кивнула и ушла в свою комнату в общежитии, которые на время проведения Игр выделялись участникам.

Поспать ей не удалось. Сначала был долгий разговор с уже бывшими членами команды, потом выяснилось, что комнаты без регистрации на Играх ей не положены. Просить помощи у деда ей не хотелось, поэтому пришлось ждать еще шесть часов – до двух ночи, пока не прекратится основной поток желающих зарегистрироваться. В три ее разбудил дед и радостным тоном сообщил что ей, что нашел для ее команды игрока. Он был немного взволнован и сообщил, что много ожидает от этого новичка – а новый игрок был именно новичком на играх. Он не участвовал еще ни в одной битве, не играл в сетевых форумах, не вел счет и отсутствовал в общем рейтинге. Ее дед ожидал, что новичок, возможно, свернет представления о Теории.

"Теорией", точнее сводом договоренностей одного института-организатора игр, был свод условий и правил, предназначенный для построения сверхпроизводительных компьютерных систем. При этом авторами и сторонниками Теории ожидался революционный скачок, который должен был возвысить новые системы над уже существующими схемами. Однако на этот момент не существовало каких-то определенных теорий. Были лишь условные трактаты, описанные Двайсом и Танджером – гениями-первопроходцами в этой обрасти. В свое время выпускник одного московского математического института – некто Двайс для поиска новых теорий организовал ежегодные игры студентов. Целью игр было поиск новых теорий и составления списка формальных правил. Игры продолжались несколько лет – и все это время в них выигрывал сам Двайс. Пока однажды не появился другой одаренный юноша. Танджер всухую обыграл Двайса в его же игре, после чего раскритиковал созданную Теорию и предложил свою. Новая Теория была лучше старой, однако не объясняла всех аспектов исходной задачи построения компьютерных сетей. Так появились Игры Танджера. На этот раз игры были командные, но вне зависимости от уровня команд все игры выигрывала именно команда Танджера. Дед Эрики ожидал, что новый игрок уничтожит существующие законы, а это означало лишь одно – изменение существующей Теории. А сделать это можно было единственным образом – безоговорочной победой. Ее дед верил в того игрока. Он верил в ее команду.

-Телефон. Ты ответишь?

Марк все еще сидел рядом. Эрика покачала головой.

-Не возражаешь, если я отвечу?

-Миш, делай что хочешь.

В Играх, как и в любом другом киберспорте игроков именовали не именами и фамилиями, а никнеймами или никами – вымышленными именами, которые брал себе каждый игрок, когда входил в глобальные сети. Лишь немногие – самые близкие друзья знали настоящее имя игрока.

-Да шеф, это Марк.

Участники ее команды звали шефом ее деда – он был ее тренером и тренером всей команды. А также он был и организатором Игр. Она не знала, с какой целью звонил ее дед – что бы спросить о ее настроении, подбодрить ее, Либо ему требовалась сухой отчет о продвижении операции по поиску нового игрока в команду. Кажется, его звали Чаплин или Амлин. Она уже не помнила. Они ехали в аэропорт. Очевидно то, они должны его встретить именно там и нигде иначе. В противном случае, зачем им после трех бессонных дней и ночей пилить на автомобиле в ужасную метель в аэропорт. Дед попросил дать ему семь дней, и если он не оправдает ее надежд – она смогла бы уйти с Игр. Эрика огрызнулась и выделила всего три дня. За три дня один игрок команды обязан участвовать хотя бы в одном или нескольких соревнованиях. Эрика планировала выделить ему только одно, а затем со спокойной душой свалить с Игр. Ее уже не волновало, как бы это повлияло на карьеру этого новичка.

-Хорошо. Мы уже близко, шеф. Да…. Хорошо. Да, все сделаем. Хорошо.

Марк повесил трубку, бросил телефон обратно на приборную панель и вдохнул. Эрика взглянула на него. Три дня бессонницы не лучшим образом сказалось на его внешнем виде: бледное лицо, красные глаза и мешки под глазами. Она подумала, что выглядит не лучше.

-Он приземлился два часа назад. Аклин. Он приземлился.

Марк говорил, здесь, близко, но до Эрики доходило лишь дальнее металлическое глухое эхо. Похоже, Эрика все еще была в каком-то полусне.

Аклин. Так звали новичка.

-У него там какие-то проблемы с багажом. Шеф сказал, что его чемодан хотят досмотреть. Ты как, в порядке?

-Норма.

-Рад слышать. Выглядишь ты не очень. Какой у тебя план? Он в команде? Он в Игре?

-План?

-Ну да, план. Мы обсуждали план пока ты …

-Пока я чего?

-Пока ты не зависла.

Марк улыбнулся, а Эрика поняла, что спит на ходу. Она протерла рукой лицо и попыталась сосредоточиться.

-План… Мы забираем его, тащим в общежитие, спим, сколько получится, и участвуем в первых соревнованиях – до начала пять часов. Значит на сон часа три. Потом снова спим.

-Кого ты собираешься поставить?

-Дрездена и Коури – на «Матрицы», а мы с тобой на «Архипелаг». Далее пытаемся понять кто этот тип – Аклин.

-Ты не будешь его ставить?

-Я не знаю, кто он, где и как играл, его уровень подготовки и опыт. Послезавтра «Колесо» - пойдем вчетвером, а на третий день пусть сам и выкручивается.

-Думаешь получиться?

-Шеф просил дать этому умнику семь дней. Сказал, что он не участвовал в сетевых баталиях, не вел журналов и вообще не проявлял себя никак. Если он не справится со своим заданием – то уже не будет иметь значения, как мы выступим в карточных сражениях. А, значит, пакуем чемоданы.

-А вдруг он действительно хорош, как говорит Шеф?

-Миш, ты не понимаешь, что какое-то место нам не нужно. Нам нужна тройка. А с текущим составом мы окажемся в последней десятке. Я не хочу опозориться. Уж лучше выйти на мажорной ноте.

В Играх, кем ты был в «другой», как было принято здесь говорить, жизни, не значило ровным счетом ничего. Важны были лишь те достижения, что ты достиг, играя под ником. Настоящее имя игрока не должен знать никто, даже участники твоей команды – таков негласный кодекс Игр, да и вообще сети. Только самый-самый близкий тебе человек – например твой родственник или супруг знали это имя. Эрика и Марк собирались пожениться весной, поэтому он знал ее настоящее имя, а она – его.

В небе показались мигающие яркие огни навигационной башни аэропорта – они уже близко. Машина повернула к шлагбауму. Марк взял карточку из автомата и они проехали на территорию аэропорта. Когда машина остановилась, Эрика открыла дверь и поставила обутые в зимние полусапожки мокасины ноги на снег. Белые пушинки легли на ее джинсы и руки, неприкрытые короткими рукавами зеленой кофты. Она поежилась, взяла с заднего сиденья зимнее серое пальто, поправила длинные до плеч волосы, достав их из-под повязанного шарфика. Шапку она решила оставить в машине. Эрика оглянулась. Марк так и остался в джинсовке. Он, видимо, решил добежать до здания, не надевая зимнюю куртку. Марк махнул ей рукой и побежал своими по свежему, но уже и натворившему дел выпавшему снегу.

Из-за метели все рейсы были отменены: в зале вылетов было полным-полно народу, чего нельзя было сказать о зале прилетов. Если не уборщики, разъезжавшие на своих машинах, вычищая пол до блеска, то казалось, будто сама смерть поселилась здесь. На этом этаже никого не было. Никого.

С верхнего этажа раздался голос администраторов и по лестницам потянулись вылетающие. Наверное, ни один водитель автобуса не решился бросить вызов стихии, для того, что бы отвезти пассажиров в гостиницы. Поэтому служащим аэропорта пришлось размещать их на этаже прилетов – в любом случае этот этаж простаивал.

Эрика недовольно посмотрела на Марка – ей казалось, что их жестоко подставили. Он лишь взял ее за руку двинулся в сторону справочного бюро. Он посадил ее на стул, а сам отошел разъяснить некоторую информацию, которую, по-видимому, ему и сообщил Шеф.

-Пойдем, он в зале досмотра. В шестнадцатой комнате.

Когда они подошли, то увидели, что несколько сотрудников безопасности и несколько человек в строгих пиджаках окружали вход в комнату. На бейджиках некоторых из них Эрика разглядела слово «Специалист по связям». По-видимому, они были переводчиками. Но зачем же так много переводчиков, Эрика не понимала. На другом столе, за двумя крепкими охранниками в пиджаках, на столе лежали различные инструменты - ножовки, плоскогубцы, щипцы, шуруповерты. Она посмотрела на корчащегося в углу парня. «Совсем затравили, ироды», - подумалось ей.

-Что происходит? – удивилась Эрика.

-Вы простите, кто? – задал вопрос один из офицеров.

-Мы приехали встретить пассажира по имени… - Она задумалась.

-«Аклин», - вмешался Марк. - Мы приехали за игроком по имени Аклин. Хотелось бы урегулировать некоторые разногласия. – Вмешался Марк, - Какие-то проблемы, офицер?

-Аклин говорите… Аклин… Он что-то такое говорил… Он должен пройти досмотр – мы должны изучить содержимое вон того чемодана, – офицер показал на большой металлический кейс-чемодан, похожий скорее на сейф, чем на объект для транспортировки вещей. - Но он запрещает нам и не хочет вводить секретный код, а наши приборы, - офицер махнул рукой на стол с инструментами, да наш техник поранился, а открыть не смог - офицер махнул на плохо вытертый от алой жидкости пол.

-А чем он это мотивирует?

-Мы не знаем.

-Простите?

-Ни один из наших переводчиков не смог понять, что он говорит. Я надеялся, что хотя бы вы заставите его это сделать. Послушайте: я здесь уже шестнадцать часов, и все, что мне хочется – отправится домой в теплую кровать. Если вы уговорите его открыть чемодан – мы его отпустим. Идет?

Эрика поглядела на новичка. Он сидел в углу комнаты, посередине которой стоял его саквояж. Он был значительно моложе, чем она его себе представляла – на вид лет шестнадцать-семнадцать, не больше. Длинные светлые блестящие, но засаленные и растрепанные волосы закрывали большую часть его мальчишеского кругловатого с слегка заостренным подбородком лица. Темные очки закрывали его глаза. Ее поразила его нарисованная бледность, но вглядевшись, Эрика поняла, что это лицо человека, часами проводившего время за компьютерами в каких-нибудь подвальных лабораториях. Наверняка он очень редко выходит на улицу, если вообще выходит.

-Как его зовут? – поинтересовалась она.

-Карл Зейцхофф.

-Он немец?

-Немецкого языка он не знает, по документам он белорус.

Эрика вошла в комнату. Парень сидел отрешенно, словно уставившись на чемодан, однако Эрика быстро поняла, что он замкнулся, где-то в себе, и его взгляд направлен лишь в бесконечность.

-Карл? Карл Зейцхофф?

Парень не реагировал.

-Аклин?

За темными очками, стоимость которых по профессиональной оценке Эрики составляла несколько тысяч долларов, девушка почувствовала его взгляд на себе. Эрика присела на корточки к нему лицом. Парень лишь устало начал говорить, что-то на неизвестном ей языке, из всех слов она разобрала лишь часто повторяющиеся «фежерато», «Эрика» и «Густаф» - ник ее деда.

-Во разговорился. – Удивился офицер. - Нам он слова не вымолвил почти что.

-Аклин. Ты меня понимаешь?

Парень продолжал неподвижно сидеть.

-Аклин? Все, что они хотят – это просмотреть твой чемодан. Ты меня понимаешь? - Жуткий взгляд за непрозрачными стеклами очков испепелял ее.

-«Скрез фежерато ко ту-роо», - произнес парень, и что-то щелкнуло у нее за спиной.

Эрика обернулась – это открылись замки на чемодане. Она встала. Офицер дал знак, «переводчики» и иные сотрудники службы безопасности удалились, остались только два человека с погонами. Один из них отворил боковую крышку саквояжа – большую, почти метр на метр, положил ее на землю. Другой поднял верхнюю крышку, которая была лишь в два раза меньше предыдущей. Он верней крышки тянулись какие-то провода к остальному корпусу.

-Что это? – спросил офицер, которого Эрика считала главным.

-Это компьютер. – Вмешался Марк.

-Компьютер? У него в рюкзаке три ноутбука, зачем ему еще один.

Парень чего-то пробурчал, водя указательным пальцем в воздухе, а затем не доверительно крякнул и махнул рукой.

Марк глядел и не мог поверить своим глазам. То, что было первой крышкой – было лишь крышкой от корпуса большой компьютерной системы. Он стал разглядывать внутренности системного блока и насчитал четыре процессора, закрытых охлаждающими элементами, тридцать две планки оперативной памяти. Количество проводов от слотов расширения намекало на большое количество жестких дисков, однако сами диски были скрыты, по-видимому, какой-то пластиной, поэтому он их не увидел. Зато Марк оценил отличную систему охлаждения. Основные микропроцессоры системного блока ограждались жидкостной системой, но там, где это было невозможно – стояла какая-то хитрая воздушная система охлаждения. В нижней части контейнера находились какие-то квадратные блоки. Марк насчитал как минимум пятнадцать штук. Над корпусом компьютера три продолговатых блока – сетевое оборудование, связывающее данную систему с сетью Интернет.

-Это не совсем компьютер. Это сервер.

-Сервер говоришь… Хорошо, а это что - похоже на пластид. – Офицер вытащил из нижней части один кубик, от которого тянулись два толстых провода, куда-то вглубь контейнера.

-По-видимому, аккумуляторы.

-А зачем СТОЛЬКО?

-Это высокопроизводительная система, предназначенная для беспрерывной работы. Отключения питания на час или даже день не должно сказаться на исполняемых функциях системы.

-Ладно, ладно. Но все-таки это не самая лучшая идея – возить шестьдесят килограмм аккумуляторов самолетами. Забирайте вашего парня, только побыстрее, пока я не передумал.

-Аклин, пошли.

Марк помог парню подняться: тот оказался двухметрового роста, и был на голову выше их обоих, широкоплеч, хотя по виду весил, вряд ли больше своего чемодана. Эрика начала собирать вещи из рюкзака, разбросанные на столе в дальнем конце комнаты, складывая их в сумку новичка. Когда они уже уходили, офицер протянул ей необычный блокнот, сказав, что они его забыли. Эрика положила его в свою сумку.

Парень собрал чемодан, нажал какие-то кнопки на верхней части и него вылезли два двадцатисантиметровых колеса и удобная ручка. Марк сразу оценил предусмотрительность такого подхода и крякнул. Аклин никогда не таскал этот груз на своем горбу, а вез на удобных колесах. Они погрузили чемодан в багажный отсек автомобиля. Офицер не соврал – эта железяка действительно весила килограмм шестьдесят, если не больше.

Им предстоял обратный путь в общежитие Института. Эрика погладила руку Марка, затем обернулась к Аклину.

-Добро пожаловать в Москву. Добро пожаловать на Игры. – Она вытянула руки, что бы надеть ему специальный браслет для пропуска на Игры.

Парень выставил руку, а потом рассматривал браслет некоторое время. Затем отвернулся и стал смотреть в белую пустыню.

-Ничего, через час-полтора приедем… - Устало выдохнула Эрика и попыталась заснуть.

За все время пути новый игрок не проронил ни слова.

Звонил будильник. Эрика повернулась в кровати. Не успели они доехать и подняться в комнату, как Эрика упада в кровать и заснула – прямо в одежде. Марк, по-видимому, снял с нее сапоги, убрал куртку и накрыл. Она повернулась, протянула руку и выключила будильник. Марк потянулся в кресле. Они решили сэкономить около часа времени на сон, поэтому не поехали в студенческий городок, где игрокам выделялись комнаты на время Игр. А остановились в гостевом корпусе института. Здесь обычно принимали важные делегации – президентов или министров образования. А сейчас здесь располагался штаб организаторов Игр. Поэтому ее деду не стоило никакого труда разместить их здесь. Она села на кровати.

Аклин сидел у окна – все также в темных очках и все также смотрел на бесконечную белую пустыню империи снега. Он словно почувствовав ее взгляд, повернулся в ее сторону и что-то произнес на своем языке. Эрике показалось, что она уже слышала эти слова, словно кто-то, например ее мама, напевала их девушке в детстве.

-И тебе доброго утра, Аклин. – Она прошлась по комнате, подошла к Марку и ее лицо засияло. – Утра.

-Утра. К твоему сведению, - Марк поднялся с кресла и размял затекшие после неудобного сна суставы. – К твоему сведению, у него сейчас полночь. Он живет по Нью-Йорку. – Он обратился к парню: Аклин, ты не мог бы? – Тот встал и вышел из комнаты, - Спасибо.

-Вы с ним нашли общий язык? - Удивилась Эрика.

-Нет, он по-прежнему не произнес ничего понятного.

-Тогда почему ты решил, что время нью-йоркское?

-На всех его часах два или три часовых пояса, один из которых – Нью-Йорк.

-А два других?

Местное время – Москва. Еще Нью-Йорк – вероятно, он жил там некоторое время до того, как приехал сюда. А третий… Какой то украинский город – но он не говорит какой. Но мне кажется что там его кто-то ждет. Возможно это его родной город…

-Аклин.… Или как там тебя – Карл.

-Его зовут не Карл. У него как минимум шесть разных паспортов, четыре гражданства и десятки выдуманных имен.

-Он же преступник! - Зашумела Эрика.

-Это важно? - Эрика поняла, что не права - на Играх не имело значения, как тебя зовут.

-Нет, ты прав – это неважно. – Эрика вспомнила, что говорилось в кодексе Игр: любой игрок вне зависимости от происхождения, веры, политики и обстоятельств, мог участвовать в Играх.

В это время Аклин зашел в комнату, неся на подносе три чашки чая и всяких сладостей. Он поставил поднос на журнальный столик, чего то пробурчав под нос, но Эрике его слова показались вежливыми.

-Спасибо, Аклин. – похвалил Марк. – Очень кстати.

-Вы с ним уже понимаете друг друга?

-Не так что бы разговариваем, но, похоже, мы понимаем друг друга. Словно он говорит внутри тебя… Забавное ощущение. Ты не понимаешь его, но знаешь, что он произнес.

Они принялись завтракать. Впрочем, Аклин взял свою кружку и уселся к креслу рядом с окном.

-Да? – проговорила Эрика с набитым ртом. – И что же он говорит? – Она отведала какой-то джем, больше похожий на жидкое тесто с изюмом. - Мммм… Что это? Чертовски вкусно.

-Судя по вкусу – творог, мед, разные травы, возможно. Он долго материл пограничный контроль.

-Еще бы. Он не показывал им свой чемодан!

-Нет. Это его не задело. Они украли у него какой-то блокнот, который очень важен для него. Наверно важная информация.… Наверно придется съездить еще раз и поговорить с ними…

-Только вначале надо хорошенько выспаться.

После ароматного чая с травами Эрика почувствовала прилив сил, усталость от бессонных ночей куда-то пропала, словно рукой сняло. Она посмотрела на часы.

-Ого. Мы опаздываем. Побежали. – На полпути, надевая на ходу куртку, она посмотрела на новичка. – Сиди пока здесь. Мы будем через пять часов. Посмотри телевизор. В два должен подойти. В общем, развлекайся. Пока развлекайся. Хорошо?

На этот раз ответ парня не оставлял сомнений – он понял все, что она сказала, он согласен.

День для команды Эрики закончился триумфально. Два первых соревнования игр принесли им максимальные баллы и сорок очков в копилку команды. Всего на играх участвовало двадцать команд. Команда-победитель соревнования получала двадцать очков, команда, занявшая второе место – девятнадцать, третья - восемнадцать и т.д. За каждую победу выдавалась грамота и небольшой приз – например, хороший сотовый телефон или ноутбук. Целью же всех Игр было набрать наибольший бал по сумме всех соревнований. За все время игр Танджера, это удавалось только одной команде – команде Танджера. Считалось удачей обыграть в каком-то соревновании главную команду Игр, сорвав при этом двадцать балов. Однако как ни старались другие команды, по сумме всех соревнований первая команда уходила в отрыв еще в начале или середине Игр и догнать их не было возможности. Никто не смог бы догнать команду-лидера. Никто, кроме Эрики. Ее подставили. Праздник был сорван. Сорок командных баллов были огорчены предательством лучших ее игроков.

Впрочем, она не сомневалась в победе первых двух соревнований: за последние три года именно ее команда уводила победу у лидера. Теперь же четверо игроков ее команды играли в двух этапах, а значит, не могли участвовать в завтрашнем соревновании. Когда они вошли в гостевую комнату, новичок по-прежнему сидел у окна, но в этот раз он уже не смотрел в окно: возможно, было слишком темно для этого. Он просто читал какую-то книгу. Или пытался читать, рассматривая картинки. Игроки вошли в комнату, когда щелкнул выключатель чайника. На столике уже были подготовлено пять наборов для чаепития и сладости. Когда все вошли, Эрика обратилась к остальным двум участникам:

-Итак, познакомьтесь, ребята, познакомьтесь. Это Аклин. Наш новый игрок. Аклин – это наша команда. Я – Эрика, меня ты уже знаешь. Это - Марк, второй человек в команде….

Эрика рассказывала, кто есть кто в их маленьком коллективе. Дрезденом оказался широкоплечий качок с детским лицом и собранными в хвост волосами, был на голову ниже Аклина. Хрупкой девушкой с готическими чертами лица и большим носом, яркой алой помадой на губах каким-то неведомым образом гармонировавшей с яркими красными полосками волос, запутавшихся в каштановой прическе, была Коури.

-Привет, - прокуренным женским голосом сказала Коури.

-Добро пожаловать в команду, - мальчишески пропищал Дрезден.

Наступал вечер, и Аклина следовало разместить в общежитии. Эрика удалилась для разрешения этого вопроса, а участники, уплетая плюшки с чаем, по кругу рассказывали, как они познакомились, как они выигрывали этапы в прошлом году. Все улыбались, вспоминая тот или иной интересный момент, лишь новичок сидел в своем кресле в общем зале. В это время участники команды услышали чью-то перебранку. Один из голосов они узнали и поспешили выйти в холл.

В холле Эрика кричала на администратора, упрекая того в отсутствии свободных мест.

-Четверо. Нас всего четверо - две комнаты и еще две ты должен был забронировать, - кричала Эрика.

-Эрика, вас было восемь человек. Восемь. Это четыре комнаты. Я выделил четыре комнаты. Больше у меня нет. Остальные заняли наблюдатели и просто зеваки.

- По спискам, вчерашним, нас еще было восемь, а сейчас четверо.

-Ну, нет у меня комнат. Нету.

В это время, видимо на крик, начали подходить проходившие мимо игроки и организаторы игр. А через пару минут в дальнем конце коридора появился бородатый старик. Одетый в темный плащ, он более походил на древних колдунов-чародеев, нежели на жителя современного мегаполиса. Однако кодекс Игр требовал соблюдения дресскода Корпорации. Судя по тонким белым линиям, идущим по левой половине плаща по всей его длине, этот человек работал на корпорацию. А надпись на левой половине на уровне груди сообщала, что он есть организатор Игр. Увидев его, Эрика надула губы и отвернулась.

-Густаф. - Радостно выдохнули Марк и администратор.

-Что такое, Эрика?

-Он не дает мне места, - все еще обиженная на старика сказала она. - У него еще три номера припрятаны, а он не дает. Аклину спать негде, - опуская руки, она махнула на опершегося о дверную притолоку новичка, скрестившего руки на груди.

-Густаф, при всем моем уважении, посмотрите сами.

-Хм. - Он подумал, начал листать журнал на экране монитора. - Так вот же - есть свободный двойной "престиж" - прямо рядом с номерами Эрики и Дрездена.

-Это особый номер, - полушепотом начал администратор, - Скоро должен приехать…

-Да, но он же будет один?

-Один, - таким же шепотом произнес администратор. - Но он категорически требует не беспо…

-Ну вот отлично! Пусть его поселят, - Густаф ручку и записал в журнале одним из жильцов тридцать первого номера. - Езжайте и поселите новичка, а то он уже, поди, устал в дороге. И… Не надо машины - дорогу занесло, вы на монорельсовой за пять минут доберетесь.

Густаф улыбнулся новичку и подмигнул, после чего ушел решать другие вопросы. Новичок проводил взглядом бородача сквозь очки, но так и не сказал ни слова. Эрика махнула парню, чтобы тот пошел с ними. Аклин, однако, не двигался, и Эрике пришлось взять его за плечо и направится к выходу.

Глава 2.                       Майор Черри Тейлор

Эпизод 2.1.             [tanger]

Утро выдалось солнечное. Но темные шторы не помешали бывшему жителю Нью-Йорка спать, несмотря на время. Часы пробили одиннадцать утра по московскому времени. Разбудило спящего вовсе не яркое солнце, а крики, доносившиеся из прихожей. Парень встал с кровати. Пройдя пару шагов и размявшись, он поднял с пола разбросанные вещи и оделся. Он натянул безразмерную серую толстовку поверх футболки, в которой спал. Местное отопление и дырявые окна не позволяли спать без одежды даже под самым теплым одеялом. Застегнув джинсы, он присел на кровать и надел на ноги свои любимые белые «Найки».

Парень отдернул шторы, но отпрыгнул и схватился за глаза. Яркое, яркое солнце ослепило его, вызвав резкую боль в голове. Он побрел в неопределенном направлении, споткнулся и упал. Парень врезался в книжную полку, и книги посыпались на беднягу. На грохот в комнату вбежали Эрика. У нее был усталый вид, заспанное лицо ее не выражало никаких эмоций. Следом вошел Марк, не сильно отличавшийся от своей подруги.

-Аклин? Ты… Все в порядке? – Произнесла девушка.

Увидев его, Эрика схватила черные очки на тумбочке, которая стояла рядом со входной дверью. Она подбежала и, сев на колени, сунула очки ему в руку. Аклин некоторое время перебирал их в руках, пытаясь найти дужки. После чего парень надел защитные линзы, и мир в его глазах обрел прежние краски. Аклин встал, отряхнулся. Он подошел к окну и расправил шторы, озирая представшую перед ним картину. И без того яркое утро многократно освещалось миллиардами снежинок. Множества маленьких огоньков лежали на любых поверхностях, даже таких, что и представить было нельзя. Каждая такая снежинка отражала лучи, создавая причудливый спектр лучей, попадавших в окно.

Город было не узнать. Еще вчера серый грязный беспокойный муравейник всего за одну ночь очистился и замер в спячке под метровыми сугробами. Где-то вдали парили трубы станции отопления, справа возвышались башни государственного Института. Город спал. Он стоял в любовании произведением Мороза. Муравейник замер, словно ждал, когда коммунальные службы проложат новые пути для передвижения его жителей. На улицах не было видно ни одного спешащего человечка. Лишь сотни маленьких гномиков стучали и шуршали где-то внизу под окном. Они очищали автомобили, тротуары, а злобные огнедышащие монстры потребляли тонны снега, отнимая белые шубы у автомобильных дорог.

-Аклин… Ты как?

Парень чего-то выговорил, что не оставляло сомнений - он в полном порядке.

-Итак. – Марк вернулся к обсуждению плана. - Дрезден был вчера и если мы его поставим на "Квадраты", - говорил он. - То ему придется сидеть три следующих дня, а он очень нам нужен. Ты тоже не можешь, - говорил он, обращаясь к Эрике, - ты капитан и тебе надо завтра быть на этапе. Остается только… - В это время в комнату с зубной щеткой вошла Коури. – Коури, - подхватил он.

-Коури, а мы как раз о тебе и говорили… – Подхватила Эрика, глядя на вошедшего игрока. - Тебе придется сегодня участвовать. - Эрика зевнула, - Марк - ты опять меня напоил твоей настойкой?

-Тебе следует выспаться, дорогая, - сказал Марк.

-Спасибо, - Эрика пожала плечами и снова зевнула.

-У меня же завтра поединок с самохвалкиным. - Вмешалась Коури. - Я думала, вы этого поставите - как его… Аклина. - Пробасила она. - И… А кстати. Почему он еще тут? Через двадцать минут же.

Эрика поглядела на часы.

-Я совсем запуталась из-за недосыпа. - Она зевнула - Марк.. Ты… - Она зевнула.

Марк кивнул и пошел к парню, делая намекающие жесты. Эрика еще раз зевнула. Она действительно не смогла выспаться вчерашней ночью. И Марк, видевший ее состояние, попросту подмешал снотворное. Для ее же блага. Эрика была бы ему благодарна за это.

-Ты только расскажи ему правила. Парень ведь не знает, наверное. - Она снова зевнула и моргнула. Девушка обратилась к парню. - Аклин… Нам не нужно выигрывать в этом соревновании… Надеюсь, ты понимаешь. У нас просто мало игроков. Извини…

Эрика снова зевнула, и вот уже ее голова оказалась на подушке, на ее подушке в ее комнате, хотя девушка не помнила, как преодолела это расстояние.

-Спи, спи, все будет хорошо. - Прошептала Коури. И Эрика на удивление крепко заснула.

Звонил телефон. Эрика открыла глаза. Она не смыкала глаз почти всю прошлую неделю, поэтому все, что девушка обычно видела – были образы мутного медлительного мира. Сейчас же она увидела пробравшийся в щель между шторами яркий лучик заката солнца. Телефон трещал, звонил Марк. Девушка сняла трубку.

-Эрика, слушай. Это невероятно. На этих "Квадратах"…

-Его исключили что ли? – С наигранным удивлением спросила она.

-Нет, хотя и это тоже… Пару раз… – Марк путался в словах. - Тут один такой умный…. Сказал… Короче, Эрика…

-Марк?

-Короче, ты должна сама все это увидеть.

Она осмотрелась. На часах было половина седьмого вечера. Минут двадцать до финала - ей следовало поторапливаться. Судя по тому, что сказал Марк, один очень умный игрок добрался до финала. И финал предстоял действительно интересный. Это означало, что ей, как капитану команды, следовало взглянуть на это. Пятнадцать минут в дороге до Института пролетели как одно мгновение. И она вбежала на помост в ложе своей команды. Марк сидел и пил чай. На столе уже скопилось полдесятка пустых чайных чашек. Возвращать посуду тот почему-то не спешил. Внизу на арене в разных секторах происходили те или иные соревнования и поединки. Самые интересные моменты транслировались на больших мониторах. На самом главном их них отображался общий счет каждой из команд.

-Кто ведет? - Эрика начала разглядывать колонки цифр на табло. На первой строчке значилась Донателла - участница команды Танджера.

-Ведет… – Начал было Марк. Но он не знал, как ответить. - Ты не поверишь… Донна обвела троих с высокими баллами. Нашего парня сшибла на втором заходе…

-Он продержался первый заход?

-Да, но там была дура из Квентинских. Аклин даже не ходил толком, девушка сама себя подставила раз, а потом сдалась. Вот такие дела. Донна обошла всех, и сейчас она в финале. А угадай кто против нее?

-Погоди, когда его выкинули? - Эрика бегала глазами по списку участников, но Аклина не было ни в списке выбывших, ни в четвертьфинале, ни в полуфинале.

-Так вот и я про это же. Донна щелкала своих противников как орешки. Женщине и вправду нет равных. Даже Танджер не рискует с ней играть в «Квадраты».

-Да где же он… - Эрика начала искать новичка в списках с начала.

-Послушай. - Он взял ее за плечо и посмотрел в лицо. - Он Беркиного игрока развалил за два хода.

-Ты правила то ему…

-Рассказал я ему правила, но хрен его разберешь - понимает он или нет. Аклин же молчит все времяю. А если и говорит, то так, что я его не пойму. Я рассказал ему что знал. Мы зарегистрировались - кстати, знаешь что половина участников попросту не пришла? Ну, так вот. Мы зарегистрировались, потом я ему около часа объяснял кто да как ходит. Пока не пришла его очередь. И он попал на эту дуру Квентинскую. А она взяла и сдалась на первом же ходу. Парень только свои два паса сделал и все. А Квентинская испугалась и убежала. Донна в это время…

-Аклин то что? - Эрика прервала его и поглядела на него удивленно.

Марк лишь махнул рукой куда-то вниз. Эрика поглядела сперва левее и увидела, как Донна пожимала руку одному из участников. Раньше этот игрок был в команде Эрики. Теперь же примкнул к другой команде. Предатель все время чего то шептал Донне и посылал пассы руками куда-то в центр. Потом Донна поблагодарила и пошла на свое место - за стол финального поединка «Квадратов». Эрика посмотрела и удивилась. На другой стороне стола сидел Аклин. Все также в черных очках и все такой же невозмутимый. Один из арбитров чего-то говорил ему, но Аклин даже не смотрел в его сторону. Арбитр стукнул ладонью один раз по столу и чего-то сказал, подняв один палец руки. Потом стукнул два раза и показал два, затем махнул в сторону выхода. Аклин как сидел, уставившись в одну точку, так и не шелохнулся. Из-за его очков, позы и выражения лица было невозможно определить, куда именно смотрит он. Эрике показалось, что сейчас он смотрит именно не нее.

Арбитр еще чего-то показал жестами и Аклин кивнул. Арбитр показал три пальца. По правилам игры, постукивание по столу означало пас и пропуск хода. Всего можно было сделать два пропуска за раунд. Если игрок сделает три паса, то он должен покинуть игру. Игроки должен собирать фишки со стола по очереди, но до тех пор, пока сумма не превышает двадцать очков. Поэтому, если нет больше свободных фишек, таких, чтобы сумма была меньше, то игрок проигрывает. Каждый участник мог сделать по два пропуска, не взяв ни единой фигуры при этом. Три пальца арбитра означали, что в финале игра идет до победы в трех раундах.

Аклин кивнул. Напротив новичка села Донна. Она затянула волосы в пучок и ехидно улыбнулась. Арбитр в очередной раз объяснил ей правила.

-Зачем ей тетрадь? – Удивилась Эрика. - Ведь она же его одной левой сделает.

-Смотри сама, все увидишь, - улыбнулся Марк.

Арбитр нажал кнопку на клавиатуре. На экране, вмонтированном в стол, появились фигуры с цифрами и башенные фигурки-препятствия. Первой сходила Донна, взяв с поля фигуру с цифрой три и переместив в свою корзину на экране. Аклин стукнул по столу пальцем, а левой рукой поднял один палец. Арбитр зафиксировал пас. Донна сняла с доски фигуру с цифрой шесть. Аклин стукнул пас еще раз. Донна потянулась за семеркой – кроме нее на доске не было цифр меньших пятнадцати. Однако Аклин поднял палец левой руки вверх, сжал его в кулак и показал причудливый путь от угловой фигуры через клетку поля, где ранее стояла трешка. Затем провел пальцем до семерки. Фигура с нужным весом оказалось блокирована. Причиной оказалось то, что снятая Донной в самом начале тройка загораживала семерку от удара. Женщина посмотрела на доску. Ей пришлось взять пятнадцать и зафиксировать перебор. Аклин выиграл раунд. Эрика внимательно смотрела на очки паренька. Ей казалось, что тот все время смотрит на нее. Донна сжала губы – она уже долгое время не проигрывала в этом соревновании ни единого раунда.

Начался следующий раунд. Арбитр снова нажал клавишу, а на доске образовались фигуры. Аклин сразу же снял семь.

-Семь.… Ну, зачем же семь? Ты разве не объяснял, что семь – это плохо? Особенно в начале? – начала возмущаться Эрика.

Однако Марк не ответил. Донна сняла восемь, Аклин передвинул тройку на другое место на доске. Донна сняла одиннадцать, Аклину пришлось снять освобожденную фигуру тринадцать и зафиксировать победу. Донна слегка ударила кулаком по столу и прикусила губу.

-Как… - Эрика не верила глазам. - Как он это делает?

-Я же говорил, что ты должна сама это увидеть, - улыбнулся Марк.

Третий раунд начинала Донна. Она передвинула фигуру, затем фигуру передвинул Аклин. Потом Донна сделала пас, а Аклин снял единственную незафиксированную фигуру девятнадцать. Единицы на доске не было – поэтому Эрика поняла, что раунд проигран. Еще два или три хода они двигали фигуры, пока на Донна не сделала второй пас. Тогда свой пас сделал и Аклин. Донна занесла руку, однако убрала ее. На доске было две незафиксированных фигуры – тройка и двадцатка. Донна снова занесла руку, чтобы снять тройку, но Аклин поднял палец вверх и указал на две фигуры-препятствия, которые закрывали эту фигурку. Затем провел через семь, десять и одиннадцать, и показать на семнадцать. Получалось, что тройка зафиксирована довольно хитрым образом. Оставалась двадцатка и Донна сняла ее в свою корзину. Она посмотрела на Аклина. Эрике показалось, что глаза парня ковыряются у нее в голове сквозь черные непрозрачные очки. Капитан лишь кивнула и показала ему рукой символ «Г», затем кулак. А после большой палец вверх и снова кивнула. Ей показалось, что Аклин отдал ей честь, хотя действие рукой было похоже более на простое почесывание правого уха. Аклин стукнул по столу и поднял два пальца – он использовал свой второй пас. Донне нечем было ответить. Она спасовала в третий раз. Аклин победил.

На центральном табло напротив надписи Эрика вместо цифры 40 загорелось 40+20, а затем 60. На второй строчке была команда Танджера с 57 баллами. Эрика опустила глаза и на другом конце в ложе увидела старика в черном плаще с белой полосой по левому краю. Он кивнул ей. Эрика с открытым от изумления ртом кивнула в ответ. Где-то слева, а затем и справа начинались бурные разговоры о превосходных обманных маневрах нового игрока. Кто-то подходил к Эрике, хватал ее руку, жал и чего-то говорил, поздравлял. Эрика ничего не понимала. Она лишь смогла провести рукой по лицу и убежать из этого места. Произошло что-то невероятное. Настолько, что даже надеяться на такую победу было бы глупо.

Эпизод 2.2.             [cherry]

Резво гудел мотор, и автомобиль «Ауди» мчался вперед по гладким нью-йоркским улочкам. Передвигаться в такой шикарной машине одной удовольствие. Мягкий и удобный просторный салон позволяет расслабиться в дороге и не доставляет неудобств. Толстое бронированное стекло с солнцезащитным покрытием скрывает и защищает пассажира, сидящего на заднем сидении лимузина. Шторки позволяют скрыть суровую действительность – будь то грязная пустыня или нищенский квартал.

-Мэт. – обратилась девушка на заднем сидении. – Как ты думаешь. Стоит ли дать милостыню этим бездомным людям? – Спросила она, постукивая наманикюреным пальчиком по окну.

-Да, мисс.

-Почему ты так думаешь?

-Они нуждаются в помощи, мисс.

-Но что они сделают, если я дам им денег. – Ухмылялась девушка. - Например, сорок долларов?

-Они купят еды, мисс.

-А потом? – Она загоняла недалекого водителя в заранее подготовленную ловушку.

-Потом еще еды, мисс.

-А когда деньги кончатся?

-Они ничего не смогут сделать, мисс.

-Но если дать им работу? – Девушка подкинула приманку, и водителю ничего не оставалось делать, как принять ее.

-Они заработают деньги, мисс, и купят еды.

-Не корми рыбой, Мэт. – Отчитала его девушка. - Но дай удочку, что бы человек сам наловил столько, сколько захочется.

-Да, мисс. Вы как всегда правы.

Анну забавляло издеваться над откровенно глупым водителем и охранником в одном лице. Однако претензий к его прямой работе ни у нее, ни у жениха не было. Теперь, передвигаясь исключительно на высоченных шпильках в ультраузких или утракоротких платьях с накрашенными ноготками, Анна не могла себе позволить управлять машиной самой. Но иногда, время от времени, завидев интересную или опасную ситуацию, Анна вспоминала былые навыки. Еще несколько лет назад девушка носилась по этим улочкам, выискивая и отстреливая заказанных клиентов. Однако то время прошло, и Анна, рассекая по огромному городу в лимузине, наслаждалась жизнью.

Она знала, сколько ей стоит арендовать этот автомобиль. Сколько стоит зарплата шофера. И сколько стоит бензин, испускаемый в воздух из шестилитрового мотора. Времена, когда ее накрашенные красивые ноготки были поломаны, а грязь чернела под ними прошли. Теперь она более не царапалась до крови своими когтями за каждую корку хлеба, найденную в помойке. Как прошли и времена, когда девушка начала отказываться от стотысячных контрактов, предлагаемых агентами. И соглашалась лишь на миллионные.

Ей потребовалось два года на создание новой личности, благо подделка документов не составляла для нее труда. Еще два года она потратила, чтобы из приглянувшегося ей глупого дурачка с папиным миллионом сделать уважаемого состоятельного миллионера с состоянием почти в двести миллионов. Несмотря на протесты или несогласие ее жениха, она вела компанию, доставшуюся тому по наследству, к процветанию. Девушка выбивала из мальчика не силой, а лаской те или иные указания для корпорации. И вот она едет по нью-йоркским улочками по бедным кварталам в бронированном лимузине. И смеется над теми, кто не смог, кто утонул, кто сорвал свои коготки и сломал зубки.

-Мэт. – Обратилась вновь к водителю она.

-Да, мисс.

-Отвези меня на Банше! – протянула девушка. – А лучше на Бродвей… - зевая, произнесла она.

-Да, мисс.

Анна снова оперлась на удобное кресло и посмотрела на папку в конверте из оберточной бумаги, лежавшую на соседнем сиденье.

-Что же с тобой будем делать, – постучала она пальчиками по конверту.

Скука убивала ее. Былые годы прошли, веселые времена ушли в небытие. И теперь весь ее день сводился лишь к покупкам да ночным ласкам того, кого собиралась называть мужем, пока смерть не разлучит их. Впрочем, как она полагала, случится это не так скоро – через целых четыре года. После чего она намеревалась объединить свою собственную компанию, построенную на отмытые деньги от исполнения заказов агентов, и корпорацию будущего мужа. И к тому времени, как истекут сроки по некоторым налоговым преступлениям, она станет миллиардершей.

-Ску-у-ука. – Протянула она.

Она взяла конверт и достала содержимое. Анне не требовалось перечитывать, чтобы узнать ту или иную информацию – она запомнила все с первого раза. Девушка еще раз поглядела на ту, что звали Черри Тейлор. Сверила еще раз адрес майора, фотографии квартиры этой Черри, добытые агентами, на которых она раньше работала.

-Мэт. Отвези меня на тридцать вторую. Я хочу прогуляться.

-Конечно мисс.

Когда машина подъехала, водитель открыл дверь и, протянув руку, помог выбраться из машины. Улица, на которой они остановились, смрадила. По ее тротуару бегали тараканы, а из-под переполненных мусорных контейнеров выглядывали крысы.

-Мисс, вы уверены, что вам именно сюда?

-Мэт.

-Да, мисс.

Анна поцокала куда-то во внутренний дворик здания. Шофер рванул следом.

-Мэт, мальчик мой. – Она похлопала его по животу, выше не позволял ее рост и одежда. – Покатайся пока, пожалуйста. Я тебе позвоню.

-Мисс.

-Я позвоню, не волнуйся. Через пару минут всего. – Анна отсылала глупого охранника, что бы тот не мешал ей. - Покатайся.

-Да мисс.

И шофер удалился. Анна прошла пару домов, затем завернула и увидела металлическую лестницу. Но поднять ногу ей не удалось – юбка сковывала движения. Она осмотрелась. Где-то вдалеке с насиженных мест поднялись пара падонков. Недалеко сверху на балконах затараторили грязные беззубые толстые бабы с мятыми сигаретами в зубах. Девушка наклонилась и, приложив усилие, разорвала юбку по шву почти до бедра. «Семь тысяч», – подумала она. Но подобная мизерная сумма не смутила миллионершу. Девушка начала восхождение по высоким ступенькам, и примерно на повороте каблук ее соскочил. Вот ведь незадача. «Еще пятнадцать тысяч», - сказала она про себя, рассматривая поцарапанный каблук. Так она добралась до третьего этажа. «Комната семьдесят четыре, - снова про себя подумала она, - Черри, ты уже обходишься мне недешево». Девушка позвонила.

Несколько секунд стояла относительная тишина. Потом острый слух Анны убавил громкость у всех внешних шумов. И девушка услышала тихие крадущиеся шаги. Она улыбнулась в глазок двери.

-Кто там, – раздался голос.

-Тейлор? Черри Тейлор? – Говорила Анна. - Мне надо с вами поговорить.

Видимо внешний вид не вызвал страха у обитателя квартиры и замки начали открываться. Дверь открылась, а за ней оказалась девушка с короткой черной стрижкой. Она была в грязной белой майке и серых тренировочных армейских штанах. «Удивительно, - подумала Анна, - Дарски снова ее не подвел». Эта девушка была очень похожа на Анну, и была похожей комплекции.

-Вас зовут Тейлор? Черри Тейлор?

-Да, это я.

-Вы… - Анна припоминала звание Черри. Но в бумагах, почему-то этой информации не было. – Вы – капитан Тейлор? – Сказала она наугад.

-Майор. – Отрезала та.

«Не проблема, - подумала блондинка. – Это легко исправить». Анна наверняка смогла бы продвинуть эту Тейлор до звания капитана. Ну, конечно, если бы они поменялись местами. Анна улыбнулась, предвкушая интересное событие.

- А в чем дело. – Спросила майор.

- Вам конверт. – Анна вручила ей конверт, в котором лежало личное дело, фотография Черри, фотографии квартиры Черри и многое другое.

-Это.… Это что - шутка? – Сказала та, доставая содержимое и просматривая его.

Но не успела майор закончить, как Анна со всей силой ударила ее лицо. Затем размахнулась еще раз, но Черри среагировала и выкинула в опережение руку так, что удар получился смазанным. Тогда Анна с размаху ударила девушку коленкой в живот, но оступилась. Каблук сломался на опорной ноге. Тогда Анна, не раздумывая, двумя руками схватила Черри и со всей силы заехала той коленом по лицу. Майор упала в комнату, Анна упала в проходе. Анне потребовалось полсекунды, затем она вскочила, закрыла машинально дверь на засов, обернулась, готовясь к удару. Но удара не последовало. Та, которую звали Черри, лежала на полу и не шевелилась. Для надежности, Анна еще пару раз ударила Черри в живот. Черри по-прежнему не шевелилась. Тогда блондинка подобрала свою сумочку и бросила в комнату.

Сняла каблуки и жакет. Протащила девушку на кухню, связала пластиковыми стяжками. Сделав это, Анна вернулась к сумочке. Комната была обставлена убого. Но содержала все необходимые ингредиенты – диван, телевизор, аквариум с рыбками. В общем, все так же, как и жила сама Анна несколько лет назад. Правда, тогда ей приходилось менять рыбок раз в неделю – некоторые заказы требовали больше времени. И Анна подумала, что и у этой девушки где-нибудь резерв рыбок. Она начала копаться в ящиках, вытряхивая все, пока наконец не нашла в одном из них толстую перевязанную папку. Она сбросила все вещи, что находились на письменном столе и начала раскладывать содержимое папки. В папке лежало огромное число фотографий, описаний, таблиц. Анне подумалось, что потребуется несколько часов, что бы переварить все это. На части фотографий были изображены разрушенные здания, на части – незамерзающее озеро, хотя вся земля вокруг была покрыта толстым слоем снега. Анна все перебирала и сортировала, просматривала описания, таблицы, карты.

Через какое-то время она вернулась на кухню. Она посмотрела на лежавшую на полу. Затем подумала, что же ей, Анне, дальше делать. Девушка сверила фотографии с некоторых документов, что нашла в пачке с лицом жертвы. И, найдя какое-то сходство, вернулась в комнату. Ей потребовалось час или два, что бы решиться.

Тогда она зашла на кухню, достала длинный нож и села на колени.

-Черри Тейлор. – Произнесла Анна. – Майор Черри Тейлор.

Анна с размаху опустила нож, прерывая жизнь жертвы. Затем она достала большой пластиковый мешок, который принесла с собой и стала упаковывать тело. Девушка спрятала сверток под раковину – в самый большой шкаф комнаты.

В руке у новой Черри Тейлор была либо пачка с бумагами, которые девушка внимательно перечитывала. В другой - сваренная чашка кофе.

-Черри! Купи себе нормальный кофе, наконец! – восклицала она, морщась от коричневой бурды в чашке.

Зазвонил телефон. Черри пошла в комнату, покопалась в сумочке и достала красивенький Айфон. Звонил какой-то мужчина. Идиотская физиономия отразилась на экране. Анна вернулась на кухню и, со словами

-Извини, дорогой. - Она бросила телефон в мясорубку. - Я не выйду за тебя замуж. – Добавила она.

Агрегат со звоном перемолол телефон, и остатки упали в раковину. Откуда, следуя потокам воды, стали смываться в канализацию. Черри печально помахала своей прошлой жизни. Она сожгла последний мост, но это не волновало ее.

Волновало сейчас Черри, бывшую Анну, не сломанный телефон и не убийство и тем более не исчезнувшее в канализации тело. Не волновали ее ни миллионы на ее счету ни миллионы ее будущего, а теперь уже прошлого мужа. Как не волновал, впрочем, ее и сам тот бывший муж. Волновало ее только одно. Она готова была отдать все свои горы золота лишь еще раз увидеть его , поговорить с ним. Теперь у девушки был шанс.

Перемолов телефон, Черри выключила мясорубку, выдернула шнур из розетки и поставила ее на пол. Она достала из шкафчика губку и подобрала выброшенное на пол средство для уборки. Она нанесла гель на губку и начала отчищать пол. Дюйм за дюймом. Девушка убирала вещи, вылизывая каждую из них. Убирала капли крови и пылинки, что иногда попадались в воздухе либо на поверхностях. Она прибирала хлам, разбирала барахло, оставленное ей предыдущей обитательницей данной квартиры. Все найденные документы она выкладывала на журнальный столик. Потом она достала свои подготовленные фотографии. И при помощи пинцета девушка вклеивала изображения, замещая ими фотографии жертвы. Затем она порезала сумку на части и бросила в ванну. Она достала ноутбук, вышла в сеть, набрала пару коротких писем, содержащих информацию об исправленных документах. Та, которую недавно звали Анной, сделала несколько денежных переводов с подставных пластиковых карточек на номера агентов, оказывающих услуги по подделке документов.

Затем она выключила ноутбук, положила его в ванную и разбила его молотком для мяса. Девушка била его до тех пор, пока ноутбук не превратился в мелкую кашу. Не осталось ничего. Даже небольшие металлические части были смяты настолько, что невозможно было бы узнать ва них элементы ноутбука. Девушка последний раз пересмотрела пачки с бумагами и фотографиями и также бросила их в ванну.

Она сходила на кухню и взяла огромный тесак. Вернулась к своей сумочке и достала краску для волос. Анна безжалостно резала свои пышные белые локоны. Она оставила лишь небольшой ежик, приемлемый для службы в армейских войсках. Волосы, словно снежинки, падали в ванную. Когда она закончила орудовать ножом, то намазала голову лосьоном из тюбика. Старая Черри была брюнеткой. Новая Черри Тейлор не должна отличаться от прежней. Девушка бросила к остальному хламу и свою одежду, залила все бензином и подожгла. После того, как импровизированная топка догорела, девушка принялась вылизывать и ванную комнату. Когда Черри закончила, часы отбили четвертый час ночи.

-Место? - Спросила сама себя Черри.

-Парк "Каменное пристанище" - пятьдесят миль на восток от города. - Сама себе ответила девушка.

-Время?

-Шесть ПиЭм, завтра. Точнее уже сегодня.

-Явка?

-Правое здание, спросить Эдварда.

-Пароль?

-Пароль Змеелов.

Она легла на диван и уснула.

-Извини, - в полудреме прошептала она. - Я не стану твоей женой.

Эпизод 2.3.             [tanger]

Уже поздно за полночь Эрика возвратилась в общежитие. Остальные члены ее команды праздновали третью победу на Играх. Они встретили ее радостно, усадили за за стол. Стали обсуждать следующие планы – кто и где будет играть, кто будет занят из-за будущих этапов. В какой-то момент Эрика заметила, что на столе кончаются печенья. Она вышла в коридор, достать добавку из своей сумки. Добравшись до сумки, достала печенья, и отдала их Марку. Она уже хотела закрыть сумку, но какой-то большой предмет мешал молнии. Девушка открыла сумку и достала блокнот.

На обложке блокнота нарисован восьмиугольник, разделенный на секторы с какими-то цифрами внутри секторов. Эрика от любопытства начала листать блокнот. На каждой странице написано название какого-то языка, на котором разговаривали те или иные народы. Ниже располагалась геометрическая фигура во весь лист с кучей цифр или букв. А в самом низу листка – алфавит, похожий на алфавит этого языка. Полистав страницы, Эрика нашла там английский, русский, немецкий, французский, японский, китайский и множество других языков, на которых разговаривают люди. Те или иные фигуры больше или меньше. Некоторые настолько огромны, что числа, написанные внутри фигур, очень малы. А чтобы их разглядеть приходилось напрягать зрение. Перелистав до предпоследних листков, девушка обнаружила там эсперанто. На последних страницах блокнота были нарисованы три незаконченные фигуры. Они были подписаны «альфа», «бьянка» и «клифа». Девушка прочитала вслух название последнего языка. Она пыталась понять, как блокнот оказался в ее сумочке. Эрика внезапно вспомнила, как положила блокнот еще в аэропорту.

-Аклин. – Позвала она парня. – Аклин – это, наверное, твое?

Парень, который до этого сидел, уставившись в окно, обернулся и подошел. Он взял блокнот, чего-то сказал неразборчиво. Парень листал страницы, пока не остановился на одной из них. Он долго смотрел на фигуру. А затем удалился в свою комнату.

-Ну что же. – Марк наполнил бокалы вином. – За тебя, новичок. – Кивнул он в сторону уходившего парня.

Игроки чокнулись и осушили бокалы.

-Доброе утро!

Продирая слипшиеся глаза, Эрика протиснулась мимо заслонявшего вход незнакомца. Она потащилась к ванной, которая находилась на этаже и была предназначена сразу для нескольких комнат. Девушка ничего не ответила, лишь потопала далее. Поэтому ей даже не удалось разглядеть приветствовавшего ее человека. Пока она чистила зубы, Эрика подумала, что было бы неплохо поздороваться. Мало ли кто это мог быть, да и его следовало бы рассмотреть лучше. Девушка приняла душ и отправилась обратно. Она заметила незнакомца на диване в общей прихожей, где обычно собирается та или иная команда. Проходя мимо, она натянула приветливую улыбку и поздоровалась.

-Утро доброе, - сказала она. И добавила про себя. – Кем бы ты ни был.

Но стоило Эрике вставить ключ в дверь, открыть и шагнуть в комнату, как ее осенило. Девушка развернулась и посмотрела на незнакомца. На диване сидел смазливый парнишка с длинными для мужчины волосами. Классические темные очки закрывали его глаза. Синеяя приталенная рубашка – его торс, а брюкоподобные джинсы ноги. Спортивного вида ботинки, сочетающиеся, однако, с рубашкой и брюками завершали костюм незнакомца. Она остолбенела. Ей понадобилось мгновение, что бы понять кто это. И несколько секунд, что бы переварить эту мысль.

-Доброе… Утро… - Заикаясь, произнесла она. – Это ты?

-Привет. Но ты уже здоровалась, поэтому я могу предположить, - совершенно без акцента шпарил молодой человек. - Что ты не выспалась и тебе не помешает крепкий кофе. Как насчет кофе? Принести?

-Угу. Спасибо. Пожалуйста. Не за что… - Поток ее мыслей смешался.

Пока парень бегал за кофе, девушка бросилась в комнату. Мысли ее судорожно метались. «Самое логичное, - решила она, - не спугнуть его, раз уж он заговорил». Эрика упала на пол, выдвинула из-под кровати чемодан и начала судорожно в нем рыться. Она бросала разные вещи прямо на пол, не глядя на них. Наконец она откопала платье, надела его. Разодрала пачку с чулками – хотя она так редко их надевала, что пачка уже несколько лет путешествовала с ней в чемодане. Девушка достала туфли из чемодана. Одев одну туфлю на ходу, она подскочила к зеркалу. Протерла еще раз глаза, достала помаду из сумки и намазала губы. Расправив кое-как платье перед зеркалом, прихватив вторую туфлю, девушка выскочила из комнаты. Бросив туфлю на пол и продев в нее ногу, Эрика потеряла равновесие и повисла на притолоке. Тут ее и обнаружил незнакомец, несущий в руках поднос с кофе.

-Ого. – Незнакомец улыбнулся и, не зная как поступать, пригласил жестом присесть.

-Ога. – Сказала Эрика, сделал шаг, но оступилась, снова потеряв равновесие.

Парень быстро оказался рядом и подставил левую руку, правой удерживая поднос. Так они проковыляли пару метров до дивана. Эрика села, поняв, что длина юбки не позволяет ей выглядеть солидно. Часть нижнего белья яркого цвета постоянно мелькала из-под юбки. И она попыталась это компенсировать это, положив ногу на ногу, отчего ее поза стала еще более глупой. Это платье ей подарил Марк, когда они еще посещали дискотеки. Но Эрика это платье так никуда и не одела. Незнакомец предложил ей кофе. Девушка попыталась дотянуться до журнального столика. Но это у нее не вышло. Незнакомец лишь очередной раз улыбнулся и протянул чашку. В это время по коридору позади дивана прошел Марк.

-Ого. – Сказал он, увидев незнакомца. – Неслабо вырядился, мен. – И улыбнулся.

Затем Марк зашел за диван и увидел Эрику в мини-платье и произнес, открыв рот.

-О-го-го. – Только и смог он вымолвить.

-Кофе? – предложил незнакомец и встал, предлагая присесть.

Марку пришлось прикрыть рот, обернутся на незнакомца и принять его предложение. Он сел с одной стороны с Эрикой, уставившись в незнакомца, ожидая каких-то очередных трюков. Марк отхлебнул горячий кофе слишком быстро и обжегся. В это время подошел Квентин, капитан одной из команд, и произнес:

-Доброе утро!

-Утро доброе! - Произнес незнакомец. – Кофе?

-Ты же говорила, - Квентин обратился к Эрике, - что он не… - В это время второй капитан дошел до дивана и увидел девушку во всей красе. – Понятно… - Заключил он. И сел на последнее свободное место рядом с Эрикой. Незнакомец остался напротив, присев в кресло.

Так они четверо сидели, попивая кофе. Трое игроков, сидевших на одном диване, уставились в незнакомца. Квентин, который никогда не видел Эрику в таком, просто не знал что сказать. Поэтому второй капитан молчал и смотрел на незнакомца. Марк, узревший на Эрике красное нижнее белье за все время из интимных отношений, как бы та ни старалась сесть, также смотрел на незнакомца и старался не смотреть на свою девушку. Хотя у него это не очень получалось. Эрика же, зажатая двумя парнями, более не могла ничего предпринять. Поэтому также сидела и смотрела на парня. Так они молчали, пока не выпили весь кофе из чайника. Молчание нарушил Квентин. Но не успел он сказать и полслова, как вмешались Эрика и Марк.

-Послушай, тебя же Ак…

-Почему ты разговариваешь?

-Почему ты так одет?

Ввиду того, что парень, сидящий напротив, произнес только «Ээээ», каждый решил повторить вопрос, но Марк всех остановил:

-Аклин, что с ней происходит?

-Ну…

-Почему на тебе такая одежда? – Вмешалась Эрика.

-Ты же вроде не разговариваешь? – завершил Кентин.

-Так.… Давайте по порядку. – Ответил Аклин. – Я разговариваю, как и все нормальные люди. Молчал я, потому что у меня утащили блокнот, - и он помахал в воздухе блокнотом с восьмиугольником. - А одет я так потому.… Потому что у меня.… Здесь вообще есть прачечная? А то у меня другой чистой одежды не осталось… - Улыбнулся он. - А что касается Эрики… Я и сам не представляю, почему она так одета… Верите или нет, но девушка выскочила в таком виде на меня пока я за кофе ходил. Хотя, - протянул он, рассматривая капитана, - надо признать, что тебе идет.

Воцарилось очередной молчание. Игроки обдумывали сказанное. Но головы парней начали плавно поворачиваться в сторону Эрику.

-Может еще кофе? – Предложил Аклин.

Через некоторое время, когда Эрика уже в более привычной одежде подошла к Аклину. Парень сидел в кресле у окна и читал испанский роман. Девушка извинилась за свой нелепый поступок.

-Я пытался найти связи, - сказал тогда Аклин. - Между языками, языковыми конструкциями и произношениями. Так появился этот блокнот. Все, что мне надо было – запомнить матрицу. Пару лет мне понадобилось, что бы составить первый десяток. С остальными было проще. Еще два года, что бы подогнать произношение и натренировать свой язык и мозг. А потом… - Он отвернулся, закрыл книгу и встал, отойдя к двери. – Я запутался. Я забыл все языки.

-Ты совсем все забыл, даже родной язык?

-Родной. Я теперь даже не знаю, откуда я родом.… Столько всего произошло. Я был в бегах четыре года. – Лицо его изобразило печальную усталость. - Разговариваю я только с блокнотом.… Запоминаю матрицу и могу разговаривать сколько захочу. Час. Два. Максимум день. Только после сна надо обновлять цифры. Иначе получается то, что… В аэропорту… Меня никто не понимал.… Прошло слишком много времени.

Шли дни. И на центральном табло стадиона напротив имени Эрики уже красовалась гордая цифра 160. А напротив Танджера - 152. Эрика, Марк и остальные члены команды играли превосходно, умом или хитростью выигрывая то один, то другой этап Игр. Как-то раз, вечером за чаем в своем номере, Эрика показала Марку сложившуюся таблицу расписаний. Таблицей были четыре листа, скрепленные вместе с кучей нарисованных на них табличек, графов, именами участников и разноцветных стрелочек. Эрика нередко правила расписание своей команды. И до этого времени они выигрывали этапы. Аклин хоть и был открытием Игр, но ему приходилось объяснять все нюансы. А потому парень делал много ошибок. Особенно, если правила этапа были, как выразился Дрезден, сложнее двух предложений.

-Смотри. Здесь и здесь, - девушка провела по одной синей стрелку, а затем по другой красной. - Дрезден занят еще два дня. Коури прошла до полуфинала в своей эстафете и завтра она тоже занята. «Фольцев» передвинули на день. Теперь этот этап начинается завтра. В десять.

-А как же «Сетевые баталии»? Мы же с тобой.

-Марк. Мне некого поставить на «Фольцев». Аклин хорош, но пока ты ему объяснишь весь талмуд, пройдет куча времени.

-Согласен, - ответил тот, - да и ошибиться там легче простого.

-Тогда у нас нет никого лучше тебя для «Фольцев.»

-Но тогда кто пойдет на баталии? Коури?

-Коури с самого утра играет. А Дрезден… Возможно…

-Аклина бери и даже не парься. – Махнул одобрительно Марк. - Дрезден пусть отыгрывается.

-Аклина? Для баталий? Ты думаешь, это хорошая идея?

-А чего там такого сложного?

Следующим утром Эрика и Аклин отправились на «Сетевые баталии». Марк час назад уехал на свой этап, поэтому правила игры объясняла сама капитан команды. Аклин кивал, чего-то переспрашивал. Но в голове у него, похоже, была абсолютная каша.

-Правила у вас какие-то перемудренные, - говорил он.

- На первых играх Двайса были простые правила, но в них легко было найти лазейку. Тогда Двайс стал их усложнять, пока для распечатки всех правил не потребовалось четыреста листов. Впрочем, нас тогда спас Танджер.

-Короче. В чем цель? – Перебил парень.

-В «баталиях» участвуют восемь команд, по два компьютера у каждой.

-Все подключены к одному коммутатору?

-Не совсем. Для того, что бы контролировать все компьютеры, их по четыре штуки подключают к отдельным устройствам, а потом четыре кабеля втыкают в центральный коммутатор.

-А кто еще к нему подключен?

-Один - информационный выход в сеть. Второй - местный сервер статистики. И еще два компьютера арбитров.

-Это понятно.

-Наша с тобой задача - вывести все компьютеры из строя либо набрать больше всех очков. Проще всего - вывести из строя.

-Как это можно сделать?

-Сетевые атаки, но учти, что местная сеть имеет хитрую организацию. А сетевые и аппаратные адреса меняются по нескольку раз в минуту. Поэтому какой-то серьезной атаки на переполнение буфера или другие детские атаки на домашние "окошки" не получится. Любая попытка перебора паролей также не приводит к нужным результатам.

-Что же тогда остается?

-Кольца. Есть возможность попытаться организовать сетевые кольца в оборудовании и тем самым отрезать тот или иной компьютер.

-Есть какие-то особые варианты?

-Да, если попытаешься создать двойную петлю…

-Достаточно просто. – Подумал Аклин. - Если все так, как ты говоришь, то ее просто создать.

-За двойную петлю дают четыре очка. Да, это хороший ход, но двойную петли можно легко сбросить. А тогда компьютер, проводивший атаку, остается открытым. И сбросивший вовремя петлю может перекинуть трояна.

-В таком случае нам хана, ведь компьютер переходит по чужой контроль.

-Ты схватываешь быстро. – Улыбнулась она.

-Это простой способ… Было бы смешно, если бы он приносил серьезную пользу.

-Двойная петля - самая быстра атака. А для ее сброса и контратаки потребуется секунд тридцать в среднем.

-В среднем?

-Ну да. Я укладываюсь в семнадцать, Марку удавалось сыграть в десять секунд. Донне достаточно семи. Говорят, что Танджеру достаточно двух.

-Почему такая разница?

-Каждой игрок придумал свою комбинацию для контратаки, поэтому и такая разница по времени.

-Тогда почему же ты не поставила Марка?

-Потому что Марк занят в других соревнованиях. А тебя поставить нельзя на тот этап.

-Ну, я бы с ним сыграл здесь.

-По правилам, в «баталиях» участвуют два игрока, один из которых - капитан команды.

-Донна капитан?

-Да, пока нет Танджера, она замещает капитана.

-Танджер так хорош?

-Я видела, как он за один день развернул результат первых игр. Это было великолепно. Я не знаю, что бы кто-то даже близко приблизился к нему.

-А где он сейчас, почему не на Играх?

-Он должен скоро подъехать и судя по тому, как нервничает Донна, он должен вот-вот прилететь. Но ты не сомневайся. Он сможет решить ситуацию в свою пользу.

Они вошли в зал, и направились в секцию для сетевых баталий. Эрика поздоровалась с пришедшими и разговорилась с кем-то из игроков. Аклин осмотрелся. В центре в два ряда стояли восемь кабинок, закрытых с четырех сторон, лицом друг к другу. Стенки кабинок были прозрачными. В каждой кабинке стоял стол с двумя компьютерами. От каждого компьютера тянулись сетевые провода. Каждые две кабинки объединялись коммутатором, затем от коммутатора шел провод наверх - в ложу арбитров. Прямо у края ложи сидели два арбитра и проводили последние настройки системы. Перед каждым из них было табло из восьми мониторов. Это позволяло им отслеживать любые действия игроков. Конструкция кабинок позволяла заглядывать внутри кабинок так, чтобы другие команды не услышали слов. Однако арбитры сверху слышали все и более того, иногда делали предупреждения.

-Давай так. Я буду защищаться, а ты, если найдешь какую брешь у других, сообщи мне. Идет? - Сказала Эрика и Аклин согласился.

Они заняли одну из кабинок. Напротив них в кабинку вошла Донна и какой-то парень. Когда все были готовы, арбитр дал знак для начала. Эрика начала выстраивать защиту, подменять адреса, выстраивать лишние цепочки и создавая виртуальные шлюзы на своем компьютере. Аклин некоторое время определял архитектуру сети, но долго не мог понять, что происходит. Сетевые и аппаратные адреса компьютеров изменялись иногда быстрее, чем приходил ответ от посланной им команды. В это время отключился компьютер в левом дальнем углу. В правом углу другая команда радостно ударила в ладоши. На табло нарисовались цифры: Эрика - 0, Танджер - 0, Бурс - мигала цифра 10.

-Почему цифры мигают? - Спросил Аклин.

-Если проведена атака, то условно засчитывается десять очков. Но некоторые виды защиты срабатывают лишь через минуту. И если атакующий компьютер отключится, то ему не зачтут ровным счетом ничего.

Аклин отправил еще пару команд для сканирования сети и наблюдал ответ от компьютера. В какой то момент его осенило и небольшая красивая картинка сложилась в его голове.

-Эрика, я, кажется, понял.

-Что-то накопал?

-Да… И нет. Подкинь на Донну двойную петлю.

-Я же тебе говорила - они нас быстро раскусят и выбросят.

-Просто доверься. И считай. Секунды считай. - И он застрочил на клавиатуре.

Эрика удивительно на него посмотрела, набрала хитрую комбинацию и нажала ввод. Компьютер Эрики заблокировался до ответа от компьютера Донны. На табло замигала цифра 4. Донна зло посмотрела над монитором на Эрику, хитро улыбнулась и начала набирать текст на клавиатуре.

-Раз, два. Аклин что ты?

-Считай. - Аклин мастерил какую-то хитрую комбинацию.

-Четыре… Аклин!

Донна нажала кнопку. Прошла наверно секунда, затем кнопку нажал Аклин. Напротив команды Танджера замигала цифра 15. Это сработала контратака.

Монитор парня запестрел приходившей из сети информацией. Не прошло и двух секунд, как вся операторская, в которой сидели арбитры погасла. Эрика уставилась вверх, а потом осмотрела другие компьютеры игроков. Погасли все мониторы, только монитор Аклина и парня, который сидел рядом с Донной, продолжали гореть. Но ни один из игроков уже не двигался, все ждали решения судей. В почти полной тьме, рассеченной лишь отблеском этих двух мониторов арбитры начали чего-то обсуждать, то и дело тыкая на оставшиеся зажженные экраны. Наконец, на табло перестала мигать и погасла цифра 10. Еще около половины минуты они сидели молча, ожидая какая из цифр - 4 или 15 перестанет гореть раньше.

-Ты отключил всю операторскую? – С удивлением шепнула Эрика.

-Я отправил червя на центральный коммутатор. Это разве запрещено?

-Нет, правила предполагают и такой ход действий. Но я не думала, что это возможно.

Эрика посмотрела на Донну - та достала сотовый телефон и чего-то балаболила. Донна поймала взгляд Эрики, скорчила злую рожу и отвернулась. В это время сверху высунулся арбитр и жестом руки показал, что этап завершен. Эрика уставилась на табло. Цифры по-прежнему мигали. Все остальные компьютеры, кроме двух, были помечены как выбывшие. Через один или два мигания, цифра 4 перестала мигать и загорелась четким белым светом. Эрика перевела взгляд на цифру 15 напротив компьютера команды Танджера. Сердце ее билось, словно в такт миганию цифры на экране. Она слышала, как бой эхом стучит в ее ушах. В горле застрял ком. В какой-то момент цифра 15 погасла, а вместо нее оказалось число 0.

Таблица на мониторе сместилась в левую половину, а справа нарисовался список игроков. Шесть последних были помечены серыми нулями, а сбоку нарисован эквивалент - 8 баллов каждой выбывшей команде. На втором месте стояла белая цифра 0, а сбоку число 19. На первом месте напротив команды Эрики стояло число 4. Она получила его за двойную петлю - самую примитивную атаку, которую только можно было бы совершить. Рядом красовалась особо жирная белая цифра 20. Эрика встала и оглянулась. Сзади на ложе стоял Марк и показывал большой палец. Эрика посмотрела на главное табло. Напротив первого места рядом с 160 было приписано +20, +20 и в самой правой колонке торжествовало число 200. Эрика села, не веря в такой невероятный исход. Она видела, как Донна раскрыв рот чего-то искала на табло. Потом женщина снова злобно посмотрела на Эрику, отвернулась и начала чего-то тараторить, все время махая свободной рукой в сторону Эрики.

Глава 3.                       Танджер

Эпизод 3.1.             [tanger]

Вечером Эрика, Марк и Аклин поднялись в общежитие и направились в общий холл. Там, где они обычно занимались обсуждением прошедшего для и дальнейшей тактики, было занято множеством игроков какой-то команды. Эрика пыталась выяснить, кто они такие, но Дрезден перебил ее.

-Это игроки Квентина. – Вмешался Дрезден, пришедший на встречу.

-А давно они здесь? – Поинтересовалась Эрика, развязывая шарф и снимая пальто.

-Да уж пару часов как. – Ответила Коури. Она вернулась с эстафеты раньше остальных.

-Ладно. – Обдумывала положение Эрика. – Тогда просто найдем другое место. Пойдем, – поманила она их за собой.

Игроки прошли в тесную комнатку Марка и Эрики. Двое парней сели на кровать Эрики, а Коури и Эрика прошли к письменному столу. Аклин попытался пройти внутрь, но решил остаться в в прихожей. Теснота не позволяла разместить пятерых человек без толкотни. Эрика пыталась развернуть план на письменном столе. Но как бы она не старалась, у нее не получалось сделать так, чтобы все игроки могли его видеть.

- Марк, - обратилась она к своему парню. – Сходи, пожалуйста, на этаж ниже – может там свободно?

- Я уже ходил, там мьянманцы постоянно сидят.

- Еще бы, - буркнул Дрезден. – У них в команде человек двадцать. Постоянно кто-то просиживает в общаге.

-А какие еще варианты? – Пытался придумать решение Марк.

-Боюсь, что в общежитии больше нет таких больших общих комнат. Да и у нас разместиться не получается – как вы видите. – Досадно произносит Эрика.

-У меня в комнате соседки, а выдворить их не получится, - говори Коури.

-Меня попросили погулять, пока… - Сказал Дрезден. - В общем, знакомый одолжил комнатку для встречи с девушкой.

Эрика посмотрела на Аклина.

-Ну,… у меня комната больше этой, - произнес он.

-Твой сосед не возражает, если мы устроим заседание?

-Мой сосед? Его пока нет, как придет – выгонит, наверно.

-В любом случае других вариантов у нас нет. – Заметил Марк.

-Тогда давайте к Аклину. – Завершила Эрика.

В просторной, в несколько раз большей, чем комната Эрики и Марка, комнате было всего две кровати, два окна, два письменных стола. Несколько шкафов разного назначения стояли вдоль стен. Был даже отдельный от остальных комнат общежития санузел. Войдя, игроки обнаружили огромное число книг, расставленных на полках и лежащих в бумажных ящиках. Сервер, который Марк уже видел в аэропорту, был подключен к сети и, судя по мигающим лампочкам, чего-то постоянно считал или скачивал. На столе он увидел уже известный ему блокнот. Были там и разбросанные листки бумаги с какими-то надписями, черновыми зарисовками или решениями каких-то математических задач. На самом видном месте лежала книга Теория чисел Танджера.

Теорией, точнее сводом договоренностей одного института-организатора игр, был свод условий и правил, предназначенный для построения сверхпроизводительных компьютерных систем. Эрика отлично знала эту книгу – она прочла ее от корки до корки и знала наизусть многие параграфы из книги. Знание и понимание книги было основным инструментом на играх, почти все соревновательные состязания были заточены на применение данной Теории. Эрика открыла книгу и начала листать. На каждой странице, даже на каждой строчке четким простым карандашом была сделана какая-то пометка. Она посмотрела на стол и увидела на нем бумаги, подписанные аналогичным образом. Ей показалось это странным, но девушка решила не выяснять назначение меток.

Эрика развернула таблицу-расписание, и некоторое время игроки команды обсуждали дальнейшее действия. Эстафета Коури продолжалась еще несколько дней, Дрезден был также занят в двух соревнованиях, причем на следующем этапе он встречался с бывшими членами команды Эрики – ДаунДжо и Сарч-Гном. Столь причудливые ники требовались для уникальности каждого придуманного именно. Но были сложны для произношения, поэтому участники между собой называли их Джо и Гном. Или Дурак и Саранча. Особенно это забавно выглядело после того, как эти игроки покинули команду Эрики.

Согласно таблице, оставалось еще одно соревнование. Посовещавшись, они приняли решение отправить Марка. Было еще два соревнования в ближайшие два дня. На «Делители» Эрика смело записала Аклина. Оставался конкурс капитанов, начинающийся через два дня. А значит, к этому времени должен приехать и Танджер. Она пыталась представить, какой урон он нанесет их достигнутому уровню. И решила, что они даже при полном поражении во второй половине Игр останутся в первой десятке. Это немного согревало душу Эрики, пораненную предательством игроков. Капитан предложила обсудить тактику предстоящего соревнования против этих двух нехороших игроков.

-Что для нас, в конце концов, более важно? – Говорил Марк. – Отыграться на наших бывших или достигнуть места повыше? Если мы станем отыгрываться с Гномом Джо, то нам некого поставить на финальные соревнования. Тогда мы впустую проигрываем достаточно интересные конкурсы, на которых мы вполне можем сорвать баллов.

-Думаю, что мы можем им отомстить. Нам придется их скинуть на подходах. Пусть это сделают за нас другие. А для этого мне поддаться и проиграть в полуфинале. – Сказала Коури.

-Согласен. – Сказал Дрезден.

-Вы правы. Мы сейчас не в том состоянии, чтобы бороться за лидерство. – Говорила Эрика. - Но отомстить мы просто обязаны. Получается так. Марк и Коури – продолжаете свои этапы. Дрезден – ты мастер в жонглировании. Этот этап твой. – Она показала пальцем на квадратик на бумаге. Аклин. За тобой «делители». Я пропускаю два дня и выхожу на «шахматы».

-«Шахматы» с Танджером. – Завершил Марк.

-Нас дисквалифицируют, если мы сольем шахматы. Простой поединок. Формальность. – Усмехнулась Эрика.

-Значит решено.

-Решено.

В какой-то момент Эрику осенило. Она вспомнила что-то, что уже давно гложет ее, с тех пор, как она увидела эту книгу и записки. Она вышла из комнаты, пообещав скоро вернуться. Девушка направилась к Густафу.

Сидя в уютном кресле в кабинете Густафа и попивая крепкий чай, она рассказывала ему о тех планах, что они обсудили. Она сказал, что новичок действительно стоящий человек и что он немало привнес в успех команды.

-Помнишь, ты говорил, что он изменит Теории? Что ты имел в виду?

-Знаешь, когда я его увидел впервые, я никак не ожидал, что за дерзким компьютерным троллем скрывается вполне одаренный не затуманенный мозг.

-Ты видел его раньше?

-Нет, только в сети переписывались?

-Тогда почему ты считаешь, что он перевернет Теорию?

-Мы как-то переписывались о роли математики в религии… Острый вопрос, особенно в баталиях на сетевых форумах. Тогда я отправил ему кусочек выводов одной теоремы, взятой из Теории. Он исчез на две недели. А когда появился – прислал мне на пяти листах пример, опровергающий теорему. Тогда я скинул ему всю книжку. Он думал три месяца…. Долго думал. Я его не видел ни на одном из форумов, где он обычно проводил свободное время. И на письма он тоже не отвечал… Я уж думал, что он сдался.

-Он и правда сдался?

-Нет. Через три месяца он прислал мне гигабайтный лог одной программы, которую парень писал все эти месяцы. Этот лог был компьютерным доказательством, перебором одной краеугольной теоремы в Теории Танджера. На паре интересных примеров он показал, как можно из ничего создать все, если целиком следовать этой Теории. И как опровергнуть любую теорему, пользуясь лишь формулировками и определениями. Это было занятно.… Так я и пригласил его на Игры.

-А он и согласился?

-Не сразу, но некоторые нелады с законом сделали его более сговорчивым, - Густаф подмигнул Эрике и улыбнулся.

-А Танджер знает, что его Теория неверна?

-Он считает ее неполной. Но и не исключает, что она может быть неверна в принципе. Для этого он и проводит Игры. Свои Игры. – Старик поразмыслил немного, отпил чаю.- Я боюсь за будущее Теории и того, что придет на замену. Если такие как Двайс будут поглощать такие умы, как этот парень, то скоро в этом мире образуется еще один монополист человеческих идей. Возможно, придется платить за право думать. Впрочем, я, наверное, уже сочиняю. – Он усмехнулся.

-А такие, как Танджер?

-Танджер? Он уже давно запутался в тех сетях, что расстелил перед ним паук под именем Двайс. – Густаф вдруг вспомнил чего-то и обратился к девушке. - Танджер, кстати, приезжает сегодня. Если хочешь – поговори с ним насчет паренька.

Эрика еще немного поразмыслила над словами Густафа, поблагодарила и ушла. Она не дошла до этажа, на котором располагалась комната Аклина. Зашла в свою комнату, взяла пальто и отправилась в Институт. Многие этапы игр проводились глубокой ночью, поэтому Институт работал круглые сутки.

Эрика направилась к стойке администрации Игр, попросила бланк для заявления.

-Вы действительно хотите составить заявление?

-Да, я хочу составить заявление, - уверила работников администрации Эрика.

-Но Густафа нет, он не сможет рассмотреть заявление сегодня. – Зная родственную связь Эрики и ее деда, произнес работник.

-Мне не нужен Густаф. Будет даже лучше, если он не узнает об этой бумаге.

Работник понимающе кивнул. Она села за столик, расположенный в соседней зале, набросала текст заявления и отдала работнику. Работник пробежал глазами по тексту, произнося некоторые слова вслух.

-Боюсь, нам все-таки потребуется заключение Густафа.

-А без Густафа никак?

-Можно еще направить электронное подтверждение Танджеру. Кроме них никто не вправе согласовывать такое. А кроме того для подписания требуется, что бы этот, о ком вы пишете, как его там. – Работник снова начал читать листок, ища нужное имя. – Аклин. Он должен был…

-Он участвовал в трех этапах, одно из которых – «Сетевые баталии». Мое заявление согласуется с правилами Игр.

-Хорошо, но нам все же придется послать запрос Танджеру. Лучше конечно дождаться его – магистр должен прибыть завтра, но если…

-Я хочу, что бы он участвовал уже завтра в этом статусе. – Отрезала Эрика.

-Тогда ответ будет лишь утром. Перед началом этапа. Ждите.

Эрика поблагодарила работника администрации и отправилась обратно.

Примерно в тот момент, как Эрика отправилась из Института в обратный путь, на верхний этаж общежития вступил человек в черном плаще с капюшоном. Он топал по полу своими сапогами, стянутыми пластиковыми замочками наподобие тех, что устанавливают на горнолыжные ботинки. Трость компенсировала его хромоту. Толстая яркая желтая полоса, шедшая по обоим бокам одежды, указывали на высокий статус и положение человека. На левой груди можно было прочитать слово «магистр», а на левой – вышитый золотыми нитками знак «^t^». Такой же знак, но большего размера, был и на спине незнакомца. На вид ему было лет двадцать восемь-тридцать. Он был среднего телосложения. На голове у него были короткие острые черные волосы. Под левым глазом его овального вытянутого лица был едва заметный шрам по форме напоминающий длинную вытянутую вниз каплю. Человек поднялся на самый верхний этаж и направился в тридцать первый номер, в котором в данный момент находились Марк, Дрезден и Аклин.

Громыхая ногой, он подошел к двери и провел рукой в том месте, куда обычно следует прикладывать электронный ключ для разблокировки замков. Дверь открылась, и человек вошел внутрь. Но там его ждал не тихий и холодный номер, а трое распивающих спиртное людей. Человек жестко выругался на каком-то непонятном языке и, обратившись к незваным гостям, произнес длинную речь. Первым обратил на вошедшего внимание Дрезден. Улыбка сгновенно сошла с его лица. После того, как Дрезден замолчал и уставился куда-то в коридор, обернулся и Марк. Увидев вошедшего человека, он вскочил, и начал было говорить:

-Магистр…

, как незнакомец вышел. И лишь Аклин, молчаливый и с постоянным выражением лица сдернуло со стола блокнот. Парень зажал последнюю страницу и дернул руку вниз так, что все листки, кроме последнего, перевернулись вниз. Затем он сделал обратный жест и все страницы, что были внизу, пристроились сзади той единственной зажатой страницы. Аклин прижал блокнот к поясу, развернул к себе и посмотрел на схему, подписанную «бъянка». Он проговорил губами те же слова, что только что произнес вошедший. Парень в мгновение понял все. Казалось, будто он не просто знал перевод, а всю свою жизнь проговорил на этом языке. Когда незнакомец произнес еще несколько слов, Аклин трактовал их как «Что вы тут делаете, массаракш».

Незнакомец вышел в коридор и громко позвал администратора. Администратор не подошел - его не было в здании. Но навстречу хромающему человеку в плаще вышла дежурная по этажу. Он что-то сказал ей на английском. Парень, появившийся из комнаты следом, махом открыл одной рукой страницу с английским, и прочел схему. Аклин начал извинятся перед пришедшим, но тот, казалось, не слушал его.

Поскольку дежурная ничем не смогла помочь магистру, тот громко позвал Густафа и отправился в другую сторону здания. Он звал его раз пять или шесть, пока пожилой, одетый все в тот же черный плащ с белой полосой по одной стороне плаща, забрался на верхний этаж общежития. Затем они перемолвились на том же странном языке, схема которого была записана в блокноте Аклина под названием «бъянка». Аклин внимательно слушал. До этого он ни разу не слышал речь на этом языке. Парень лишь читал некоторые статьи, которые по электронной почте прислал ему старик Густаф. Он вдумался, понимая, что схема была ошибочна. Парень закрыл пальцем одну цифру в схеме. И все стало на свои места. Текст оказался сразу же понятен, а акцент стал родным для парня.

Густаф чего-то сказал магистру. Но парень сразу его понял. «В общежитии просто нет свободных мест, - говорил Густаф. - А новичок не шумит и не шалит, в пьянках не замечен, - и старик подмигнул парню. Вам он не помешает». Наконец, пришедшему пришлось согласиться. Густаф ушел в комнату Аклина и выгнал от туда сидящих там гостей. Марк и Дрезден ушли, забрав пустые бутылки. Номер стал похож на прежний. Лишь несколько книг были разбросаны на половине Аклина. Густаф уже собирался уходить, напоследок дал совет Аклину:

-Не провоцируй его. Вам еще четыре дня жить.

Когда Густаф вышел, в комнату вернулся Аклин и сел на свою кровать. Затем зашел хромой, и сел на другую кровать. В следующую минуту двое мужчин вошли в комнату, занося ручные вещи и два чемодана, положив их рядом со шкафом хромавшего. Магистр пытался раздеться, но у него не получалось снять сапог. Человек со шрамом он чего-то произнес, матеря весь белый свет. «Видимо, - подумал Аклин, - травма дает о себе знать». Все же как-то изловчившись, хромой лег на кровать и отключил свет. Аклин, который делал вид, что читает книгу, на самом деле наблюдал за соседом. И когда тот отключил освещение, парень положил книгу на стол, щелкнул свой выключатель и уснул.

Эпизод 3.2.             [cherry]

Черри вытащила правую ногу из глубокого снега, в надежде сделать шаг. Но другая нога провалилась еще пару сантиметров в сугроб - теперь уже по колено. Девушка переставила свободную ногу и перенесла вес тела. Затем наступила - права нога провалилась, и армейский сапог целиком оказался под снегом.

- Шевелитесь, салаги. - Кричала она, оборачиваясь на плетущихся по ее следам молодых наемников. - Работать. Это вам не в Ираке на солнце загорать!

Снег проникал под одежду, штаны промокли, и она уже давно перестала ощущать свои конечности. Ремень автомата давил на шею. Плечи сгибались из-за повешенного на них заплечного мешка с запасной одеждой и частью общей палатки. «Как же долго они сюда пробирались», - думала девушка. Отряд наемных солдат пролетел на самолете, преодолев половину мира. Затем ехал по разбитым и неположенным дорогам в каких-то глухих лесах, затем продвигался два часа по лесу пешком. Затем начался белый ад. Уже который час они форсировали белоснежную пустыню, по которой, возможно, до них не ступала нога человека. Солдаты шли вперед, но вязли в снегу. Нет, они подготовились и в их боевой комплект входили снегоступы. Но временами снег сменялся ледяной пустыней. Люди проваливались в расколы во льду, и вызволить солдата из плена было невозможно без поломки снегоступов. Вот такие здесь были условия, не предназначенные для человеческой жизни.

Черри казалось, что они забрались на самую дальнюю точку планеты, или даже Вселенной. Много миль вокруг, возможно, не было ни единого живого существа. И лишь несколько отрядов бравых наемников пробирались к цели. «В Антарктиде и то проще», - думала майор.

Черри вернулась на Родину, с которой ей пришлось бежать двенадцать лет назад. И эта мысль о возращении грела ей душу. Куда больше грела ее возможность встретить его . Но эта надежда таяла с каждым проделанным шагом. Первый час, выискивая путь во льду, Черри пыталась понять, откуда в этой точке планеты столько снега. Стоял июль месяц, а для этого полушария в это время года положено теплое время года. По ее данным они находились на четыреста миль восточнее Москвы. А в России, насколько ей известно, в это время года снега быть не может в принципе. Должна быть жара. Но никак не снег. Глубокий бесконечный снег. Теперь у нее складывалась окончательная, хоть и парадоксальная картина. Ни агент Дарски, предложивший ей отправится в эту экспедицию, ни те документы, что она нашла в квартире Черри Тейлор, не описывали всего этого безобразия. Даже, несмотря на то, что вся полученная девушкой информация была чистой правдой от начала и до конца.

Но до последнего ли слова? Этот вопрос постоянно возникал в сознании девушки. Она помнила, как, находясь в комнате своей жертвы, отрезала свои длинные роскошные волосы, подстригшись также коротко, как и пропавшая Черри Тейлор. Пока она покрасила волосы, она увидела брошенный под кроватью скомканный жеваный листок бумаги. Закончив с волосами, она достала его и распрямила.

С одной стороны листа был нарисован какой-то ящик, вроде ноутбука, с открытой крышкой-экраном. Зарисовка была сделана весьма плохо, скорее быстрый набросок, однако все габариты этого ящика были проставлены. Этот был ящик размером с лист А4. Ноутбук имел книжную ориентацию, в отличие от всех ноутбуков, которые имели альбомную ориентацию корпуса. В дальней узкой его части крепился экран на половину его размера. Под экраном, судя по надписям, была клавиатура. В нижней половине были нарисованы, непонятные овалы, от которых вела стрелка, призывающая взглянуть на другую сторону листа.

С другой стороны была четкое, отлично прорисованное изображение странных дисков, находившихся друг в друге, словно циферблаты. На каждый такой диск были нанесены произвольные, как ей показалось, числа или символы. Всего было шесть таких дисков, на первом были римские числа I, V, X…, а втором - арабские 1,2,3… Потом знаки зодиака, месяцы, на внешнем диске изображены китайские иероглифы. В центре дисков была интересная вставка, похожая не то на кнопку, не то на петлю. Такие вставки обычно делают в пакетах с соком. Внизу листа была подпись из двух английских букв - "p.b." и что они означали, Черри не догадывалась. В свободной от надписей части листа были изображены миниатюрки, описывающие некие действия с этой кнопкой и дисками. На каких-то картинках все диски лежали в одной плоскости, на каких-то – в разных. Исходя из того порядка, что поняла Черри, последней картинкой, относящейся к этой серии было изображение какой-то маленькой звездочки, больше похожей на яркую маленькую лампочку.

Черри переступила на другую ногу. Вокруг был только снег. Бесконечная снежная пустыня, не начинающаяся нигде и нигде не имевшая завершения. Черри теперь уже старалась не оглядываться назад. Поскольку самые дальние следы, что она видела, которые она сам лично проделала всего лишь полчаса назад, теперь уже задуло снегом. Возвращаться по следам у них не получится. Справа в сотне футов от нее тащился другой отряд таких же горемык-наемников. Она оглянулась. Последний солдатик тащился медленнее всех и тормозил отряд.

Каждый хороший предводитель должен знать основной закон каравана. Караван идет со скоростью самого медленного элемента. Будь то небыстрый воин, слабая лошадь, повозка или беременная женщина. Именно поэтому хороший предводитель набирал таких бойцов, которые выдерживали огромные марш-броски.

-Рядовой Маршал! – Крикнула майор.

-Я. - послышалось, где-то сзади, но слова были поглощены ветром.

-Тащи свою жирную задницу вперед. И живо! – Прикрикнула она. - Иначе сама скормлю тебя волкам ночью!

Рядовой Маршал залепетал по снегу быстрее и начал подгонять впереди идущего наемника. Отряд ускорился и через несколько минут они вышли на холм. Когда отряд перешел через очередной ледяной холм, солдатам открылась картина невероятной красоты. Там, впереди внизу поблескивала ровная серебристая гладь, от которой в небо шел белый пар. А следом за ней стояли три больших здания. Черри посмотрела на экран навигатора. До точки назначения оставалось почти две мили. Согласно указаниям, им следовало разбить лагерь на удалении примерно двух пиль от озера, то есть почти там, где они и находились. Лучше было бы немного отойти назад, в низину, - подумалось Черри, - под защитой ледяной стены и ветер спокойней будет. Она развернулась.

-Рядовой Маршал!

-Я.

Она посмотрела и нашла приемлемое место для лагеря.

-Разбейте там лагерь. - И она указала на выбранное место. Рядовой Бокс!

-Я!

-Соорудите очаг и разведите огонь. - Из горючих материалов у них было только пару баллонов с газом. - И супу горячего. - Ноги Черри действительно отваливались, и горячая похлебка ей пришлась бы весьма кстати. - Остальные - помогите им. - Отряд бросился хоть с явной неохотой, выполнять приказ. - Рядовой Ашмед!

-Я!

-Связь мне с центром.

-Есть.

Отдав честь, рядовой побежал собирать антенну и рацию для связи с центром. В этой местности, как ее и предупреждали при инструктаже, не берут ни телефоны, ни другие радиоприборы не работают. Кроме разве что спутников навигации - сигнал от них все-таки пробивается, хоть и с серьезными помехами. Наконец рядовой Ашмед настроил приемник, соорудив хитрую антенну на треножнике и высотой в три человеческих роста. Когда первые нотки связи просочились в эфир, Черри перехватила рацию.

-База, это группа «Дарвин». Говорит майор Тейлор. Мы на месте.

-Поздравляю, майор, - отвечала рация, - вы первые. Доложите обстановку.

Черри принялась рассказывать о пройденном пути, об основных препятствиях и о том, что она видела с холма в паре сотен футов от лагеря. На место сбора прибывали все новые и новые отряды, и не было им числа. Ночь уже давно наступила, хотя солнца не было по-прежнему видно. Кругом сплошное бледное белое небо, залитое бесконечными снегопадами.

Солдаты потратили еще несколько часов на установку палаток. Бойцам полагалась общая палатка. Майор же потребовала себе отдельное спальное место. Начальство не возражало, поскольку оборудование несла сама Черри. Бойцы потратили несколько часов на постройку очага, закрытого от ветра, вечно дующего в этой ледяной пустыне и легкий ужин.

Припасов у первых поисковых отрядов было мало, поэтому Черри решила ограничиться лишь супом. «В любом случае, - подумала она, - даже если прибудет техника с провизией, то излишки, выданные утром, можно припрятать до лучших времен». Черри посмотрела на часы, а затем на небо. Когда отряд закончил ужин, она спросила одного из солдат:

-Рядовой Маршал. Доложите текущее время.

-Без пяти полночь.

Слова «сэр» Черри просила не произносить, однако от остального протокола отказываться она не собиралась. Почти полночь была и на ее часах. «А, значит, в этом месте попросту не бывает ночей», - подумала Черри.

-Если полночь, то где же, мать ее, ночь. – Выругалась по-русски Черри. – Рядовой Бокс.

-Я!

-Караулите до трех, затем меняйтесь с Ашмедом. Остальным отбой. Подъем в шесть. – Скомандовала Черри и отправилась в палатку.

Утром, в шесть часов по местному времени затрубили общий сбор. К этому времени на месте встречи, по оценке Черри, было около ста человек. Где были еще три отряда, которые выдвинулись вместе с ними вчера днем, она не могла ответить. Черри осмотрелась – технику еще не доставили, а значит, спрятанные припасы отряду еще пригодятся. Она посмотрела на других наемников – часть из них имела разбитый вид. Возможно, они решили отпраздновать «до заката», который, судя по их помятым лицам, так и не наступил. Черри приказала приготовить завтрак. Через час перед собравшимися наемниками выступил один из офицеров. Он инструктировал прибывших. Рассказал о правилах поведения в этой заповедной зоне.

-Любые передвижения поодиночке строго запрещены. – Говорил он. - Запомните. Это первое и основное правило выживания на Белом озере. Ближе двух миль к озеру ходить только в тандеме в связках по пять или более человек. По лагерю ходить только по несколько человек. Если кто-то потерялся – сообщите свои координаты, за вами придут. Запомните! Стреляйте в любых подозрительных личностей. Даже в своих. Любая подозрительная личность здесь – шпион или диверсант. В прошлом году из-за такой диверсии погибло двести человек. Поэтому будьте бдительны. И ни за что не ходите поодиночке.

-Там внизу есть озеро. – Продолжал он. - Предупреждаю. Вода в озере смертельно опасна. Любой организм, лишь коснувшийся воды мгновенно леденеет и умирает. Поэтому пресекайте любые попытки. К озеру ближе пяти метров не приближаться. Стреляйте в любого, кто попробует это сделать.

-Вашей задачей поставлено прочесывание главного здания корпорации – вон того большого центрального здания. – Офицер указал на самое большое здания за озером. - Все найденные подозрительные предметы требуется исследовать. Но мой совет – пока ничего не трогайте до прибытия экспертов. Первые отряды выступают сразу по готовности.

-Касательно сопровождения. Если ничего не случится – техника проберется сюда к вечеру. А до этого времени рассчитывайте исключительно на собственные запасы.

На этом инструктаж был завершен, а отряды разбрелись по своим палаткам. Перебрав одежду и подцепив оборудование, солдаты стали собираться на холме. Когда подошло около сорока человек, инструктор дал знак отправляться им на разведку. Еще через полчала или час отправилась вторая половина прибывших вечером солдат. Часть наемников было решенооставить в лагере.

Первые сорок человек шли налегке в отличие от вчерашней гонки на опережение. Поэтому их сапоги уже не утопали по колено в снежном покрове. Чем ближе наемники подбирались к озеру, тем меньше утопали сапоги и тем тоньше становился слой снега. За сотню футов от самого озера снег и вовсе исчез, и наемники зашагали по обычной земле. Зеленая трава росла на берегах этого озера.

По мере приближения Черри рассматривала открывавшуюся картину. На другом берегу, прямо перед ними располагалось огромное четырехэтажное знание, на полуразрушенном фасаде которого виднелась синяя буква «N». Слева располагались два других здания по три этажа и вдвое уже главного здания. На одном из них можно было разобрать белую огромную надпись «STAC». Справа располагалось еще одно двухэтажное знание чуть уже, чем два левых. На нем была такая же большая, как и первые две надпись – красная надпись «DYNAMIC». Она рассматнивала здания, пока подходила все ближе и ближе. Все здания, что она видела, были разрушены словно взрывные волны огромной силы прошлись по ним. Некоторые части внешних стен отвалились, а стекла выбиты. В здании, которое было подписано белыми буквами, вообще не хватало задней половины. Наверное, она была взорвана целиком – видны были лишь отдельные развалины.

Группа людей подошла к главному входу и встала перед дверьми.

-Первый этаж на сегодня – предложил какой-то полковник. – Рассредоточится. Один отряд – одна комната. Ищите. Пошли.

Солдаты открыли двери и вошли внутрь. Первое, что они увидели, была проходная с поломанными турникетами. Следом за ними, на возвышении перед лестницами была большая скульптура, точная увеличенная копия Апполона Бельведерского. Черри на мгновение любовалась красотой этой статуи. Но приказ был отдан, и им пришлось двигаться дальше.

Наемники осматривали дюйм за дюймом, поворот за поворотом. Отдельные отряды начали расходиться по комнатам. Черри выбрала для осмотра комнату справа. В комнате царил кавардак. Шкафы были свалены, книги и оборудование либо валялось на полу, либо собрано в одну кучу. Словно кто-то собирался его сжечь. За столами виднелось большое число жидкокристаллических мониторов. Но слой пыли не оставлял сомнений – здесь уже много лет никто живой не работал. Солдаты быстро прочесали комнату на наличие людей либо живых существ, но никого обнаружено не было.

Центральное здание оказалось огромным. Две группы по сорок человек за весь день смогли лишь пробежать два десятка аудиторий. Возвращаясь, майор Черри заметила странную картину. Несколько наемников сидели совсем близко с озером. Она шепнула своим ребятам двигаться дальше, а сама наблюдала за смельчаками. В какой-то момент один из них пошел к озеру. Но как только он опустил руку – то замер. А затем тело смельчака плавно начало падать в воду. В мгновение солдат упал в озеро и через всего секунду погрузился туда целиком. А всего пару секунд назад стоял на берегу. Товарищи, было, рванулись за ним, но побоялись дотрагиваться до озера и ушли и разбежались. Потеря бойца на войне была обычным делом. Вне зависимости от того, каким образом тот погиб.

Черри усмехнулась. Но на этом чудеса не закончились. Уже ближе к лагерю, Черри услышала какие-то крики и стоны в лагере. Подбежав, майор увидела, что в центре лагеря лежат три окровавленных трупа. Ноги четвертого солдата дергались в конвульсиях. А над его телом склонился какой-то наемник.

-Что здесь происходит? – Задала она вопрос и начала искать старшего.

Но на кого бы она ни посмотрела – вокруг были лишь рядовые. Тогда она посмотрела на трупы – среди них был инструктор, два майора и полковник. А тот, что сидел сверху обернулся и направился к Черри. Он полз, полусидя, опираясь руками на снег и оставляя за собой алый след. Шесть автоматов выстрелили раньше, чем девушка успела достать свой ствол из-за спины. Но окровавленный наемник все еще двигался вперед. Прозвучало еще шесть одновременных выстрелов. Упавшее чудовище начало тянуть руки к стоявшим солдатам.

-Убейте его. – Холодно сказала Черри, развернулась и удалилась. У нее за спиной послышались несколько автоматных очередей.

Черри направилась в палатку, забилась в самый угол, свернулась и обхватила колени руками. В палатку зашел рядовой и спросил все ли с ней в порядке. Она отправила его готовить ужин. Она прокручивала те моменты, что видела сегодня. Она понимала, что это только начало. Она начала раскачиваться и трястись. Ей еще никогда не было так страшно.

Эпизод 3.3.             [tanger]

Утро выдалось снежным. Не успели всего пару дней назад коммунальные службы избавиться ото всех сугробов, как природа преподнесла новый сюрприз. Марк, который рассчитывал добраться до Института на автомобиле, немного опоздал. В ложе он обнаружил Эрику, которая задумчиво смотрела, куда-то вдаль.

-Утро доброе. – Поздоровался он.

-Доброе, Марк.

-Доброе снежное утро. – Улыбнулся Марк.

Он разделся, положив одежду на диван, и посмотрел на табло и расписание сегодняшних игр.

-Конкурс капитанов перенесли? – Удивился он.

-Угумс. – Сказала Эрика задумчиво. - Танджер приехал.

-Знаю, вчера встретился с ним. Он нынче злой аки черт. Тебе просили передать – твое заявление удовлетворено. А чего там было то? В заявлении.

-Послушай, Марк. Что бы ни случилось. –Она взяла его за плечи. - Ответь. Мы – команда?

-Мы команда. Конечно. Безусловно. – Уверил ее парень.

-Ты меня любишь?

-Я люблю тебя.

Они поцеловались, затем Марк снова поглядел на табло. Он уже привык к внезапным порывам Эрики. Девушка в любой момент могла выкинуть что-то эдакое и всех удивить.

-А разве ты не должна участвовать, конкурс капитанов ведь начался полчаса назад… - Смотрел он, следя за строчками.

-Я сложила с себя полномочия капитана.

-Ты…. Что сделала?

-Я больше не капитан, Марк.

-Ну, это меня не особо удивляет, но тогда я…

-Я попросила назначить капитана Аклина.

Марк поглядел на нее, потом прижал.

-Это конечно не обосновано.

-Угумс. – Эрика прижалась к нему и положила голову ему на грудь.

-И совсем безрассудно.

-Угумс.

-И что же нам это дает? – Марк поглядел на другое табло, и нашел имя Аклина напротив одного из игровых столов.

-Послушай. Танджер приехал. Аклин приехал. Аклин выиграл столько этапов, ты выиграл только этапов. …

-Аклин согласился?

-Он, похоже, еще не понял всего… Я попросила его придержать Танджера если он сможет. Никто, кроме парня, не способен на это. Если Аклин придержит магистра в шахматном конкурсе капитанов, тогда у нас есть шанс не только поквитатся с Гномом и Джо, но еще и остаться в первом эшелоне.

-Разумно. – Произнес Марк и поцеловал ее. Они постояли еще какое-то время, потом Марк посмотрел на часы. - Мне надо идти. Да и тебе тоже пора. Раз уж ты с ним поменялась позициями…

-Да, конечно. – Ответила тихо Эрика.

И каждый отправился по своим этапам. Оставалось три соревновательных дня.

Вечером на центральном табло напротив команды, называвшейся теперь «Эрика-Аклин», красовалась гордая цифра 360. Второй строчкой, набирая по девятнадцать баллов в каждом из этапов, шла команда Танджера. Марк, Эрика, Дрезден и Коури обсуждали прошедший день в ложе – они ждали Аклина. Его конкурс капитанов еще не завершился. Прибивыший недавно Танджер потребовал пересмотра таблицы конкурсов, а именно переместил шахматный конкурс на несколько дней раньше. Хотя изначально для этого предназначался последний день Игр. В ложу к ним поднялась девочка-студентка, разносившая различные листовки и передала лично Эрике в руки запечатанный конверт.

-Что это? – Спросил Марк.

-Это последний этап. – Сказала та.

Эрика вскрыла конверт и начала читать вслух. На последнем этапе каждой команде ставилась одна и та же задача и выделалась определенная сумма для ее решения. На этот раз это был один миллион рублей. На эти деньги следовало купить компьютерное оборудование, собрать его, поставить нужные программы и написать особую программу, выполняющую те или иные действия. Проблема заключалась в том, что данных для обработки было колоссально много и для их анализа требовались значительные вычислительные затраты и компьютерные мощности. На подготовку и написание программ выделялось 24 часа и еще 12 часов выдавалось собранным компьютерам на анализ информации.

На этот раз участникам предлагалось собрать кластер из двух или более компьютеров для обработки динамических изображений. Исходная задача звучала следующим образом:

На жестком диске, прилагаемом к заданию, находится видеозапись дерева и человека. Они расположены посреди поля. Видео снято в высоком разрешении и сохранено с минимальными потерями для качества картинки. Лицо человека не видно из-за листьев или сучьев дерев. Однако на протяжении всего видео видны те или иные точки лица. Этих точек достаточно, что бы целиком собрать из кусочков лицо человека. Задача – по заданным данным нарисовать лицо человека, стоящего за деревом. На покупку оборудования выделяется один миллион рублей за счет организаторов Игр. На реализацию отводится 24 часа. Работа компьютерной программы не может превышать 12 часов.

-Графика… Кто у нас хорош в графике, – начала рассуждать Эрика.

-Я чего-то такое делал. – Сказал Дрезден.

Остальные лишь отрицательно покачали головами. Эрика посмотрела на Донну, сидевшую на другой ложе. Та торжествовала. Обработка графики было профессиональной деятельностью Донны.

-Хороша, гадина. – Процедила Коури сквозь зубы.

Марк подключил жесткий диск к компьютеру и запустил видеофрагмент. Мощности стоящего в ложе компьютера с трудом хватало для раскодирования и воспроизведения видеофрагмента.

-Сплошные листья да трава. Сложно будет чего-то анализировать.… Да и цвета, - Дрезден поводил пальцем по монитору, - Что поле, что дерево, что небо – все одного цвета. Да еще этот ветер… Движения слишком много…

-Ладно. Нам придется поработать. – Прикинула Эрика. – Дрезден – за тобой декодирование. Марк – ты завтра участвуешь где-то.

-Да, у меня последний этап.

-Хорошо. Коури?

-Эстафета.

-Что у Аклина. – Она посмотрела на расписание. – Отлично. Он тоже свободен.

-Значит так. Дрезден – декодирование видео потока, Я займусь распознаванием образов, Аклина отправим за покупками.

Они еще некоторое время обсуждали подробности, пока их не перебил Марк.

-Начинается, начинается.

Начинался финал шахматного турнира капитанов. На центральной арене стояло три стола с шахматами. За дальним из них сидел Аклин. Перед ним стояла свежая доска с шахматами. С другой стороны зала вышел человек в черном плаще с желтой полосой и, шаркая сапогами и отстукивая тростью, направился к столу. Он сел, арбитр проговорил ему основные правила и удалился.

-Какой таймер предпочитаете? – Поинтересовался арбитр.

-Двадцать. – Сказал надменно Танджер.

-Двадцать? – вопросительно спросил Аклин, но кивнул, соглашаясь. Он не думал над тактикой. Его участие в этом турнире вообще оказалось для него сюрпризом.

Арбитр выставил на часах заявленное время. Танджер по жребию сделал первый ход. Аклин ответил. Они делали шаги, передвигали фигуры, но не просто по обычным шахматным правилам. Время от времени они использовали нестандартные ходы. Согласно правилам, игрок мог сделать любой ход любой фигурой, если он обоснует при помощи Теории справедливость такого хода. Аклин иногда использовал такие ходы, но чаще ходил по старинке. Танджер же рубил с плеча и отвешивал пендали фигурам Аклина, забирая все новых пленников с доски. Наконец, последняя фигура Аклина - король остался на доске, закрываемый лишь маленькой пешкой и ладьей. Эти фигуры не были способны укрыть державца Аклина от надвигавшегося войска. Тогда Аклин, почувствовав всю силу магистра, произнес:

-Значит, это ты и есть тот великий и ужасный?

-Я не представился. – Сказал Танджер, довольный своей безоговорочной победой.

Аклин показал арбитру знак, что сдается в этом раунде. Эрика расстроилась. Арбитр попросил их пересесть за центральный стол. Аклин сходил первым, но всего за пару ходов Танджер вывел его на такую же позицию, на которой был Аклин в предыдущем раунде. Всего через две или три минуты Аклин был вынужден повернуть голову на отыгранную доску. На центральной доске стояла точно такая же ситуация, как и предыдущей.

-Вот что делают немного мозгов и точное следование Теории. – Надменно улыбнулся Танджер. Но он осекся.

-Твоя Теория – бред. – Ответил из-под бровей новичок, ставший уже капитаном.

-Бред говоришь? Ну, так почему же ты не обыграл меня? Я же выиграл! – Магистр ринулся вперед, оплевывая новичка. – Сдавайся. У тебя нет шансов. Я знаю это.

-Ты это знаешь, или считаешь, что знаешь? – презрительно произнес Аклин.

-Знаю. Я обыграл тебя в прошлый раз, обыграл и сейчас.

-Ты не обыграл меня. Я сдался.

-Тогда сдавайся еще раз. Или ходи. – Танджер плюхнулся в кресло, разводя руками. - Делай же что-нибудь.

Аклин обернулся и посмотрел на ложе, в котором сидела Эрика. Та расстроено показала большой палец вверху и махнула рукой. Аклин посмотрел на Танджера, а затем на доску. После чего он взял свою пешку и провел над тремя фигурами Танджера. Закончив, парень опустил ее на край поля, заменив конем. Проведенная комбинация не заканчивала хода Акина, поскольку математическая формула, соответствующая ходу не была завершена. Тогда Аклин взял ладью и снял еще одну фигуру Танджера, оставив ему лишь две пешки и слона.

Танджер с все той же улыбкой занес руку, но Аклин остановил его.

-Шах.

Танджер снова занес руку, но куда бы он ни подносил ее, магистр не видел, ни одного полезного хода. Он был поражен. Его войско, которое Танджер сохранял на протяжении всей игры, было побито какой-то жалкой пешкой. За единственный ход. Наконец магистр опустил руку. На ложах, в которых ютились игроки, наблюдавшие за матчем, началось шуршание голосков. Танджер махнул арбитру рукой, что сдается.

Третий и последний раунд начал Танджер. Три первых хода он сделал диаметрально противоположными прежней ситуации. Он не хотел повторять такое обидное поражение. Но как бы ни ходил магистр, всего за пару ходов Аклин выводил его уже все на ту же изученную тропу. Не прошло и пяти минут – а Танджер действовал предельно сосредоточенно и четко. Но снова он оказался все на той же ситуации, на которой и был всего десять минут назад. Танджер опустил голову на руку в задумчивой позе. На ложах огорченно выдохнули.

Магистр думал, как бы ему выкрутится, как бы подловить новичка. Но ничего дельного не придумал, поэтому решил предложить ему вшивую сделку.

-Согласно правилам, за этот конкурс очки распределяются согласно количеству побед. Два-один, значит мне десять, тебе пятнадцать. Идет?

Аклин не среагировал, лишь немого качнул головой в знак отказа.

-Восемь на шестнадцать.

Но Аклин отверг и это предложение.

-Да чего же ты хочешь?

Аклин посмотрел на ложе, где сидела с удивленными, но по-прежнему не верящими глазами Эрика, вернулся и произнес.

-Двадцать на ноль и точка.

-Нет, милый ты мой. Это перебор. Ты проиграл одну партию. Я обыграл тебя.

-Ты не обыграл.

Аклин съел подкинутый крючок.

-Хорошо. Ок. Как скажешь. Давай так. Ты очень ведь хочешь двадцати? Для ровного счету?

Аклин кивнул.

-Тогда так. – Он подманил арбитра. – Мы доиграем в пятницу. Сойдет? В последний день игр.

Аклин понимал, что это уловка – Танджер, будучи на свободе, может воспользоваться компьютерами и сжульничать. Но забрать максимум очков его интересовало больше. Парень посмотрел на доску и согласился.

- При одном условии. Мы не станем участвовать в других этапах до окончания этой партии.

Танджер захватил отправленный теперь уже ему крючок.

-Согласен.

Они пожали руки друг другу, арбитру и удалились. Пока Аклин поднимался на ложе, Эрика прослушала объявление. Она накинулась на него – как он мог, надо было добивать и соглашаться на ту победу, что была у них в руках. Но Аклин лишь огрызнулся:

-Капитан сейчас я, а не ты. И не смей упрекать меня в этой игре.

Вечером в дверь номера, где разместили Аклина, постучала девушка. Бывший капитан команды робко зашла в комнату.

-Я хотела попросить прощения. Я была не права. Я… Я видела, как ты его уделал. Ну, почти что уделал. Прости меня. Это действительно твое дело. Я не спросила тебя, а теперь ты вот выкручиваешься,… Я была не права.

-Принято. – Отрезал Аклин. Затем он обернулся к девушке. – Ты ведь не просто так пришла?

-Да, ты снова прав. Мы получили последнее задание. Нам нужны свежие идеи. Возможно, ты раньше имел дело с графикой или с анализом динамических объектов. В общем, ты нам нужен.

Она объяснила суть задания пока они шли в комнату Эрики.

-А диск можно посмотреть то? – спросил Аклин, дочитав задание до конца.

-Ммм.… Есть небольшая проблемка. – Сказал сидевший за столом Марк. - Моего компьютера не хватает, что бы посмотреть такой «тяжелый» видеоряд. Нужно что-то намного мощнее.

-Не вопрос. - И Аклин исчез в дверях комнаты.

Когда он вернулся, он тащил в руках ноутбук с откушенным яблоком на крышке, а за собой толкал уже известный чемодан. Он подключил его розетке и сети, потом вставил и выданный диск. Отключил монитор от компьютера Марка и подключил его к чемодану. Затем парень открутил одну крышечку, за которой Эрика обнаружила объектив проектора. Кое-как распрямив шторы, Аклин включил картинку. Парень сел на диван с ноутбуком. Он начал чего-то щелкать и набирать на клавиатуре. Наконец, картинка появилась на экране и отражением проектора на шторах.

-Да, действительно неслабо… - Произнес Аклин, по привычке кусая ногти.

-Распознавание слишком сложное. – Сказал Марк. Единые цвета и слишком много движения.

- Минутку… - Задумчиво прошептал Аклин и начал играться с настройками изображения. – Так я и думал!

В это время на экране изображение других цветов – листья и трава вместо зеленого стали черными, а контуры всех объектов – ярко красными.

-Видите. – Аклин начал тыкать пальцем на экран. – Видите синие точки? Это и есть лицо.

-Получается, все, что нам надо – это собрать все эти точки?

-Это не так просто. Хотя пара серверов конечно за 12 часов решит и не такую интересную задачу. Вам ведь не надо оставить видео ряд?

-Нет, достаточно двухмерной фотографии, без видеоряда. Нужна статическая картинка.

-Квентинские берут два стоечных сервера тэ-эр-икс сто двадцать – сказал Марк.

-По пятьсот штук каждый? – Спросил парень. – Это не самое удачное решение.

-Да, но лучше тут ничего не придумаешь… - Возразила Эрика.

-Я бы не стал так сдаваться. Ты говорила, что Донна уже давно программирует в этой области.

-Говорила.

-Можно их всех обмануть. – Улыбнулся парень. – Мы проведем их.

-Как?

-Два сервера – по пятьсот штук каждый – это четыре процессора и тридцать два гигабайта оперативной памяти. Но зато десять жестких дисков, соединенных в отказоустойчивый массив. Это позволит быстро найти двумерную картинку. И я ставлю на то, что алгоритмы Донны будут получше наших, а значит и побыстрее. Мы же можем сделать по-другому. Мы можем убрать все динамические объекты, оставив только самого человека.

-Да, мы уже думали об этом. Но все осложняется тем, что нам не хватит оперативной памяти.

-Можно собрать небольшие массивы из твердотельных накопителей. По восемь штук в каждом. Тогда такие массивы можно использовать как заменитель оперативной памяти. А мы получим примерно пять-семь терабайт оперативной памяти. За один миллион о таком можно только мечтать.

-А ты уже так делал?

Аклин лишь ткнул в сторону чемодана.

-Не важно, из каких комплектующих собран. – Сказал он. - Можно собрать сервер за десять тысяч рублей, а можно за миллион. И дорогой будет лишь на двадцать-тридцать, максимум сорок процентов быстрее.

-Это получается где-то.… Давай прикинем. – Эрика кинулась к своему ноутбуку, рисуя цифры в столбиках электронных таблиц и суммируя их. - Материнская плата не слишком дорогая с одним процессорным гнездом, да оперативная память, корпус и блоки питания и прочее.

-Еще по четыре видеокарты класса четыреста шестьдесят или пять пятьсот.

-Итого… - Эрика быстро строчила в электронных таблицах.… Получается восемнадцать штук.

-Еще добавь источников бесперебойного питания парочку и профессиональных маршрутизаторов. Мы соединим компьютеры в сети по четыре. Шестнадцать штук по четыре в блоке. Каждый с каждым – по четыре сетевых карты. Блоки соединим маршрутизатором. Итого…

-Итого без пятидесяти тысяч миллион.

-Ну, вот и славно. Еще останется на обдув всего этого безобразия. Я предлагаю стащить с сайта свободно распространяемую графическую библиотеку, без нее мы попросту не успеем настрочить столько кода. Кто-то, например, Эрика. Ты наверняка справишься. Надо купить железки. Найди машину. Завтра к двум часам комплектующие уже должны быть здесь. Чтобы протестировать и собрать систему, да еще дать пару пробных запусков. Дрезден – декодирует видео. А я тогда распознаю объекты.

-Получается план такой. Мы распознаем объекты, сохраняем в память, добавляем физики и распознаем следующие объекты. Когда мы распознаем все движущиеся объекты, мы их уберем, и тогда останется лишь лицо человека.

-Получается так.

-А много ли мы распознаем за двенадцать часов?

-Каждый стоечный сервер – это четыре процессора плюс один диск. У нас же один блок из четырех компьютеров будет иметь четыре процессора. Только оперативной памяти на два нолика больше. Да и дисков тоже. И всего получается четыре блока, а не два, как у квентиновских.

-Донна тоже по такому пути пойдет – они уже купили два сервера, - глядя в окно, заключил Дрезден. - Рискованно, но другого выбора у нас нет.

-Хорошо. Эрика. Возьми машину Марка и вперед. Дрезден. К утру мне нужен декодер.

Глава 4.                       Добро пожаловать в Корпорацию

Эпизод 4.1.             [cherry]

Белое утро встречало Черри нерадостным бледным светом. Девушка проснулась в общей, предназначенной для всего отряда, палатке. Девушку не смущали наемники из ее отряда, расположившиеся вокруг. При желании она могла голыми руками перебить всех сразу.

Гонец разбудил ее, сообщив новость. Офицеры собирались в ставке командования. Майор выбралась из палатки и огляделась. Кругом царила суматоха и раздор. В дальней части лагеря рассекали снегоходы, развозя людей или доставляя послания. В другой стороне солдаты разгружали несколько прибывших грузовиков на снегоходных гусеницах. Везде бегали люди, утопая в еще не притоптанный снег. Черри показалось, что численность солдат по сравнению со вчерашним вечером выросла более чем в три раза. Майор приказала отряду подняться и осуществлять посильную помощь в разгрузке. Сама же девушка отправилась к офицерской палатке.

Подходя, она увидела снегоход, возвращавшийся из разведки к палатке-штабу. Управлял снегоходом рядовой, но сзади сидел невысокий полный мужчина. В отличие от военных он был в теплом темном пальто и зимней шапке-ушанке. Мужчина встал и ступил на снег. Черри поразилась. Его ноги в сапогах с пластиковыми защелками не провалились под снег, а оставались стоять сверху. Майор прошествовала прямо и отдала честь, как это следовало делать для любого нанимателя. Мужчина махнул рукой и зашел в шатер. Черри проследовала за ним.

Внутри офицерской палатки уже были расставлены столы, чертежи и карты развешены на стенках палатки. В палатке к этому времени скопилось два или три десятка офицеров. Несколько офицеров спорили о о чем-то, наклонившись над планами местности на столе.

-Ваша задача, - начал инструктаж человек, замещавший съеденного вчера инструктора. – Провести проверку всех аудиторий объекта. – Он показал на план. – Центральное здание корпорации, также известное как «синяя Эн», - Черри вспомнила букву на фасаде здания. – Здание высотой в четыре этажа. Оно включает в себя пятьсот восемьдесят аудиторий, и две сотни вспомогательных комнат.

Черри ужаснулась. За весь вчерашний день восемьдесят человек проверили всего два десятка комнат. Здание оказалось намного больше, чем выглядело снаружи.

-Всех подозрительных субъектов доставлять в пункт приема пленников. – Инструктирующий офицер махнул рукой в сторону места для заточения, несмотря на то, что из-за закрытой палатки его не было видно. – Вашей целью является поиск так называемых ящиков.

Инструктор положил на стол три больших листа А3. На них Черри сразу же узнала такой же рисунок, что и на скомканном листке в комнате убитой Черри Тейлор. Только рисунок был выполнено более точно, а ящик был зарисован с нескольких сторон.

-При обнаружении такого ящика, вам важно убедиться в его работоспособности. Для этого откройте заднюю крышку ящика. – Инструктор постучал по одному из листов, на котором была изображена задняя панель ящика. – И убедитесь, что центральный процессор на месте. Если же центрального процессора на месте не будет – не тешьте себя надеждами и не тратьте зря наше время. За найденный работающий ящик, - особенно выделил тот, - объявлена награда в сто миллионов долларов США. Доведите эту информацию до сведения рядовых.

Офицер убрал листы со стола и достал план первого этажа здания.

-На сегодня требуется прочесать весь первый этаж. Группа Альфа займется первым сектором. – И офицер обвел пальцем несколько комнат. – Группа Омега…

Отряду Черри достались восемь комнат в глубине здания. Ее отряд входил в группу «Дарвин». Эта группа два дня назад пробивала дорогу в снегах. И ей не раз казалось, что группа названа именно так из-за закона природы, открытым Чарльзом Дарвином. Выживает сильнейший. Словно командование хотело их проверить – сможет ли группа из ста человек пробраться через ледяную пустыню. Часть все-таки пробилась, однако три отряда так и остались в ледяных джунглях.

- И последнее. – Добавил инструктор. - Мы не благотворительная и не спасательная операция. Если вы не выбрались из здания до заката, - говорил он.

Черри показались эти слова смешными. В этой пустыне уже вторая ночь была такая же светлая, как и день, хотя до ближайшего полюса было очень далеко.

-Рассчитывайте только на собственные силы. – Завершил свою мысль офицер. - Ночью объявляется радиомолчание. Все пропавшие объявляются погибшими. Для предотвращения несчастных случаев, всех отбившихся приказано расстреливать.

Черри припомнила предыдущего инструктора. Тот говорил, что в прошлом году один такой отбившийся убил двести человек в лагере. Девушка не могла не вспомнить вчерашние неожиданные смерти.

-В конце концов, каждый из вас, - он обвел пальцем каждого стоящего в палатке офицера. – Каждый здесь ради денег. – Сказал офицер. – Добро пожаловать в корпорацию. – Завершил тот.

Группа «Дарвин» в составе из восьми отрядов, всего шестьдесят человек, продвигалась по коридорам вглубь бесконечного здания Корпорации. За шесть часов отряд под ее руководством проверил восемь аудиторий и несколько вспомогательных технических лазов или складов. Многие из аудитории, которые Черри обнаруживала, выглядели, словно после бомбардировки. Разрушенные столы, упавшие или даже сломанные шкафы, разбросанное оборудование, битые стекла. Это был далеко не полный список того, что обнаруживала майор Тейлор, обследуя каждую новую аудиторию. Другие же комнаты могли быть абсолютно нетронутыми. Словно никогда не было никаких разрушений, землетрясений и ядерных войн.

Дотошность, с которой Черри требовала исследования помещений, требовала много времени. Наемники проверяли каждый шкаф, смотрели над и под мебелью. Ломали потолки и искусственные полы. Проверяли вентиляционные, сантехнические, электрические и другие технические шахты. Несмотря на объем проделываемой работы, среди всех отрядов группы «Дарвин», ее отряд произвел обследование наибольшего числа комнат.

Бойцы только что завершили обследование очередной аудитории и двинулись дальше. Проходя и заглядывая с соседние аудитории, Черри убеждалась, что в каждой их них орудует какой-то отряд группы. Они шли дальше, пока не нашли закрытую дверь. Отряд принял боевую позицию. Черри скомандовала, и рядовой выбил дверь размахом ноги. Двое солдат сбежали внутрь. Все шло по плану, но внутреннее чутье вонзило иглу в сердце Черри.

-Стоять. – Приказала она.

Отряд остановился, наемники смотрели в открытую дверь. Страшний пугающий звук начал доносится оттуда. Гудение быстро усиливалось. И к тому моменту, как оно стало невыносимым, Черри крикнула:

-Назад.

Солдаты попятились. Один из рядовых, стоящий рядом с дверью, протянулся что бы закрыть ее. Но стоило ему дотронуться до ручки, как нечто мгновенное и черное схватило его за руку. Не успели наемники опомниться, как беднягу солдата затянуло внутрь. Его тело исчезло за дверью.

Все, что они услышали – был мгновенный звук «угррррххх…». Из-за двери выпалил фонтан крови. Испуганные наемники начали беспорядочно стрелять в открытый проем. Черри сосредоточилась, отсчитала секунду. Две. Три. Она сделала глубокий вдох. Страх отпустил ее. Майор ожидала новых движений в комнате. Но ничто не двигалось и не появлялось в проеме.

-Отставить стрельбу. – Крикнула она.

Бойцы один за другим прекратили стрельбу. Наемники полными паники глазами уставились в проем. Леденящий душу звук прекратился.

-Два шага назад. - Скомандовала капитан.

Бойцы потихоньку попятились. Прошло немного времени и звук начал нарастать с новой силой. На звуки выстрелов выбежало три отряда. Сообразив буквально за секунду, солдаты приняли боевое положение. Все двадцать пять человек выстроились в одну линию.

-Огонь по уровню три фута. – Скомандовала Черри.

Двадцать пять стволов дружно выстрелили, озаряя стену аудитории, находившуюся перед ними. Превращая ее в решето. Когда обоймы закончились, бойцы перезарядились и снова уставились на дверь и стену. Стояла оглушительная тишина. Гула не было.

-Ашмет. Бокс. – Крикнула девушка.

Два бойца выступили вперед и встали по обеим сторонам двери.

-Маршал, световая граната.

Наемник достал с пояса металлический цилиндр, оторвал пальцем чеку и бросил в проем. Бойцы закрыли глаза локтем, защищаясь от вспышки. Как только послышался щелчок, стоявшие у двери вбежали вглубь комнаты, бегло осматривая окрестности. Еще четыре солдата вбежали следом. Черри с последними проследовала за ними.

Это была небольшая темная комната. Вбегая, Черри успела заметить номер - 189. Находилось помещение в центре здания. Так что комната не была оборудована ни окнами, ни другими естественными способами освещения. Разрушенные лампы свисали с потолка, так что рассчитывать на готовое освещение также не приходилось. По обе стороны небольшой продолговатой аудитории стояли или лежали высокие и толстые серверные шкафы. Каждый такой стеллаж был до отказа заполнен серверными компонентами. Электричества в здании не было, поэтому ни охлаждающее оборудование, ни сами компьютеры не работали. Черри заметила, что система охлаждения выглядела разбитой сильнее, чем компьютерные системы. «Возможно, - подумала девушка, - вентиляцию попросту не успели достроить». На такой же вывод напрашивались и некрашеные стены аудитории. Несмотря на малое количество мебели, даже здесь царил дух хаоса. Серверные стойки были свалены, словно упавшие домино. Столы разрушены, а мониторы валялись разбитые на полу.

Черри прошлась по комнате. На первый взгляд все было спокойно. Но что-то ее настораживало. Девушке казалось, что эта серверная комната, даже будучи разрушенной призрачным ураганом, не должна была так выглядеть. Складывалось ощущение, что серверные шкафы с самого начала никто не расставил в конкретном порядке. Их попросту доставили в эту комнату и бросили. Даже провода, соединявшие шкафы друг с другом не были организованы. Кабели просто валялись на полу. Они перемешались настолько, что невозможно было бы их распутать, не отключая всю систему целиком.

В центре комнаты находился длинный разрушенный стол, на котором когда-то стояли несколько мониторов. Черри прошла вглубь, заглядывая между стойками. За серверными шкафами, в дальнем углу аудитории девушка обнаружила самодельный закуток. Это была отгороженная фанерными листами небольшая комнатка. Большую ее часть занимала наспех сделанная кровать. В углу стояло ведро, выполняющее, по-видимому, роль умывальника. Был и стул, на котором висела старая одежда.

-Чисто. – Крикнул один из бойцов.

-Чисто. Чисто. – Словно эхом отозвались еще два.

Несколько бойцов приблизились к месту, где из-под упавшего шкафа выглядывала голова бойца. Страх и смерть были в этих глазах. Рука солдата все еще держась за полку шкафа. Два солдата взяли тело за кисть, отцепили белые сжатые пальцы. Бойцы потянули труп. Но вместо ожидаемого тела из-под шкафа появилась только рука, плечо, шея и голова. Все, что было ниже, включая вторую руку, было отрублено. Срез был гладким настолько, будто было сделано острейшим лезвием. Три перевернули шкаф, отбросив его подальше.

-Найти его. – Сквозь зубы прокричала Черри.

Майор злилась. Она все еще не могла поверить в сверхестественные мотивы. Но сколько солдаты ни переворачивали парты, столы и шкафы, то не нашли ничего, кроме найденных остатков. Разве что нескольких кровавых следов остались на противоположной стене.

-Осмотреть комнату. Живо. – Скомандовала Черри.

Время шло. Потеря бойца не могла быть оправданием для прекращения поисков. Быстрота позволит им как можно скорее убраться из этой проклятой аудитории.

Бойцы в двадцать пять свободных рук переворачивали и громили все, что они могли найти. Прошла минута или две и уже практически вся аудитория была прочесана вдоль и поперек. Солдат окликнул в дальнем углу комнаты. Боец отковырял настенное покрытие, под которым обнаружил лаз примерно фут на фут. Из лаза тянулась полоса свежей крови. Длинные лучи фонарей прорезали темноту вентиляционной шахты. Труба просматривалась па пару футов. А затем изгибался вверх. Следы крови направлялись следом. Целые капли падали оттуда. Кто-то постучал по стене, оценивая толщину перекрытия.

-Бетон. – Прошептал один из наемников.

Глухой звук означал толстый слой несущего перекрытия. Прострелить автоматом капитальную стену невозможно.

-Он что, туда забрал тело? – Удивился другой.

Черри прикинула, что тело бойца действительно не влезло бы в такое маленькое отверстие. Майор хотела было скомандовать отходить, но сзади их окрикнул один из бойцов.

-Нашел. – Сказал тот.

Девушка подошла и увидела, что наемник держит в руках чемодан. Коробка была очень похожа на ту, что им показывали в командном центре при инструктаже. Она повесила автомат за спину, достала нож, перевернула ящик и поддела крышку. Под крышкой был радиатор, но, приложив усилие, майор отломала и его. Под радиатором не было ничего, лишь пустое отверстие размером с мячик для пинг-понга.

-Пустой. – Заключила Черри.

Она осмотрела тех, кто еще рылся в обломках. И когда через минуту или две во всех частях комнаты солдаты отчитались в завершении поисков, майор дала команду на выход. Когда все вышли, рядовой закрыл дверь. Солжат достал баллончик с алой краской и нарисовал огромный красный крест. Фигура была вдвое больше, чем ширина двери, заехав тем самым на стену. Затем боец достал желтый маркер и подписал.

«Проверено. Пусто. Смерть. Дарвин-3, месяц, год»

Эпизод 4.2.             [tanger]

Пять фигур в темных плащах с капюшонами, надетых на головы, шагали по длинному освещенному коридору. С левой стороны каждого плаща во весь рост была проведена тонкая белая линия. Справа, на уровне груди, и сзади, во всю спину, белыми нитками был вышит знак "=е=", означающий принадлежность к конкретной команде. На левой груди была надпись «участник», а чуть ниже вышито имя участника. Они прошли до конца коридора и повернули налево. В дверях их уже ждал человек с гарнитурой в ушах. Он жестом попросил их остановиться. За дверьми был слышен громкий шум музыки и крик ведущего.

-Две минуты. - Сказал стоящий на дверях человек с гарнитурой.

Первая и вторая фигуры в плащах обернулась к остальным.

-Что бы ни было, - говорила вторая фигура женским голосом. Остальные люди вытянули ладони и сложили их друг на друга. - Мы - лучшие. - Дружно прокричали они. - Что бы ни случилось. - Завершил мужской голос первой фигуры.

-Тридцать секунд.

Судя по звукам, которые были слышны из-за двери, зал овациями приветствовал команду, которая по результатам оказалась на втором месте в общекомандном зачете.

-Десять. - Человек с гарнитурой положил правую руку на плечо первого в плаще, а левой взялся за ручку двери.

-Итак, дамы и господа! Приветствуем… - Дверь открылась, и яркий свет прожекторов ударил в лицо. - Лидеров перед двумя финальными этапами Игр этого года. - Зал взорвался аплодисментами.

Первый человек в плаще отчитал три секунды, как и было оговорено и пошел вперед. За ним тронулись и остальные четверо. Все пятеро прошли мимо трибун и направились в центральный соревновательный сектор арены. На другой стороне сектора уже стояли шестеро участников темных плащах. Первый их них имел одну толстую желтую полосу по обеим сторонам плаща. Надпись на правой груди гласила, что он магистр второй степени. Остальные члены его команды имели одну желтую тонкую полосу с левой стороны плаща. Каждый из них на правой груди имел значок "^t^", означавший принадлежность к другой команде.

-Командам было предложено произвести… - Диктор начал рассказывать подробности поставленного задания.

С правой стороны стоял стоечный шкаф с кондиционером и двумя стоечными профессиональными серверами. С левой же стороны был фанерный стеллаж с шестнадцатью ячейками по одному компьютеру в каждом. И еще один маршрутизатор с кучей мигающих лампочек находился сверху.

-И сейчас наши судьи. - В центр зала вышло трое судей, которые начали пожимать руки сначала одной, потом и другой команде. - Оценят результат проделанной работы. Сначала посмотрим результат команды магистра Танджера.

Зал замер. На экраны и огромный экран проектором вывели картинку с видеофрагментом - дерево, подобное тому, что видели Участники в тестовом примере. Камера вращалась от правой стороны дерева до левой, потом обратно. В верхней точке загорелся таймер. Оставалось десять секунд. Зал начал хором кричать последний отсчет. Как только табло обратилось в ноль, на экране прошла горизонтальная полоса, стирающаяся картинку. Осталось только лицо известного человека. Картинка была действительно практически полной, за исключением пары точек. Вместо поля был черный фон. В отличие от исходного видеофрагмента, картинка не двигалась. Судьи принялись строчить в блокнотах.

-Итак. Судьи выставляют свои оценки…

Специальный человек прошел и собрал листки у судей.

-А теперь, посмотрим на результат команды Эрики-Аклина. - Зал зааплодировал.

Снова на всех экраны вывели фрагмент. И снова зал начала выкрикивать обратный отчет. Когда таймер кончился, ничего не произошло. Прошло секунд десять, а исходный видеофрагмент так и остался неизменным. Выдох разочарования пробежался по залу. Судьи смотрели на таймер и начали чего-то строчить.

Тут Эрика заметила, что картинка как-то подозрительно шевелится, будто сотни муравьев бегают по ней. Внимание Эрики отвлекала то одна часть картинки, то другая. И Эрика поняла, что происходит. Прошло еще секунд пятнадцать. Нет, целых шестнадцать секунд и центральная часть дерева просто пропала, обнажив сучья, которые по-прежнему качались на ветру, будто на них по-прежнему оставались листья. Затем листья стали пропадать все глубже и глубже, пока самая дальняя часть дерева не осталась без листьев. Затем прошло еще секунд пять или десять и начали пропадать сами ветки - сначала маленькие, затем больше и больше. Еще секунд через десять пропал и сам ствол. Теперь перед камерой, которая по-прежнему курсировала то справа налево, то обратно, было лишь изображение человека. Его лицо также изменяло направления в зависимости от камеры. Зал взорвался овациями.

У судей забрали листки с результатами.

-Итак, - кричал голос в рупорах. - Команда Танджера получает пять за оборудование, пять за алгоритмы, пять за реализацию, четыре за результат и общая оценка - пять. Команда Эрики-Аклина получает пять за оборудование, пять за алгоритмы, пять за реализацию, пять за результат , пять общая оценка и полбала - штраф за время. Таким образом, победителем становится команда Эрики-Аклина.

Зал аплодировал. Судьи снова пожали руки участника и ушли. Покинули арену и все участники обеих команд. Остались на поле только два капитана.

-Напомним, вчера … – Ведущий вернулся к Играм.

Недавно Аклин и Танджер играли последнюю игру. Танджер, все еще надеясь отыграться, предложил Аклину поменяться местами. Магистр хотел, чтобы после этого Аклин убрал одну фигуру на своем поле, а после этого выиграл. Аклин подумал около двух минут и согласился. Были приглашены арбитры. Игроки поменялись местами, и Аклин снял с доски слона, оставив лишь две пешки и короля. Далее Аклин сделал ход, от которого у Танджера возникло сомнения в правомерности такого хода. Арбитр предложил проверить допустимость такого маневра при помощи компьютера. А когда задал компьютеру задачу, сообщил, что результат будет только утром. Комбинация оказалась очень сложной, предстояло перепроверить все возможные промежуточные ходы. Суть применения комбинаций из Теории, заключалась в том, что некоторую комбинацию «X» можно привести в комбинацию «Y», произведя хитрый ход фигурой «Z». Смысл заключался в пропуске нескольких ходов, при которых оба игрока играли не проигрывая. То есть без потерь фигур и без потерь позиций. В этом случае фигура «Z», например пешка, могла бы сделать шаг на шесть клеток вперед. Можно было бы расписать все промежуточные варианты, и доказать, что ни один их них не приводит к шаху или мату. Но проще было бы решить систему уравнений из Теории. А результат получался таким же. Этим и занимались игроки на конкурсе капитанов - они решали системы уравнений в уме. И делали длинные и хитрые, разрешенные Теорией, ходы. Каждый такой ход можно проверить при помощи компьютера, расписав все возможные варианты. Можно было бы убедиться, что ни один из них не приведет к досрочной победе или поражению.

Вечером Аклин сделал настолько сложную комбинацию, что для ее проверки потребовалось семь часов компьютерных вычислений. Сейчас же арбитр был готов объявить результаты проверки. В случае победы Аклина, команда Эрики-Аклина» получала бы максимально возможную сумму – четыреста очков. А команда Танджера - триста шестьдесят один. В случае же победы Танджера, его команда получала на двадцать очков больше - триста восемьдесят один. А команда Эрики-Аклина - триста восемьдесят, оставаясь тем самым на втором месте.

Именно поэтому Эрике и не понравился ход Аклина, когда тот согласился на условия Танджера. Они могли все проиграть. В последний момент проиграть. Все проиграть. И проделав такой длинный успешный путь, завершить лишь вторыми.

-Итак, слово предоставляется Густафу - главному арбитру Игр. – Громыхал ведущий.

К микрофону в центре между Танджером подошел старик в черном плаще с белой полосой и седой бородой. Он взял в руки микрофон.

-Совет арбитров Игр провел компьютерный анализ предложенной игроком команды Эрики-Аклина - игроком Аклином….

К Танджеру сзади подошел какой-то мальчик и протянул длинный тонкий и слегка изогнутый сверток. Танджер поблагодарил его. Эрика, которая теперь следила с балкона с замиранием сердца за решением судей, вспомнила вчерашнюю ночь. Она сидела в пустом холле и ждала. Она не могла уснуть и все, что ей оставалось - это ждать. К ней подошел Танджер и произнес пару фраз, после чего Эрика ушла в свой номер.

-…Арбитраж признает ход Аклина допустимым и объявляет победителя в конкурсе капитанов или шахматном конкурсе. Победителем стал Аклин. Таким образом…

Но зал уже ревел. Команда Эрики-Аклина получила последние двадцать баллов, доведя общий счет до круглых четырех сотен.

-Не беспокойся. - Сказал вчера Танджер Эрике. - Я полдня думал над его ходом. Он идеален. Там нет ни малейшего изъяна. И все-таки увидел этот ход он. А я нет.

Команда Эрики сорвалась с балкона и побежала к Аклину. Каждый чего-то говорил, они поздравляли друг друга, их поздравляли… Им принесли фигурку-статуэтку для победителей - залитую в прозрачный пластик золотистый знак "@" со стрелочкой вместо хвоста, более напоминающий голову дракона или лисицы.

-Это твоя победа, - прошептал Аклин на ухо Эрике. - Это ты капитан. - И он вручил ей этот трофей.

-Спасибо. - Лишь выговорила она и подняла фигурку над головой.

Танджер подошел к Аклину, слегка поклонился и достал из-за спины сверток - это оказался самурайский меч. Магистр вынул меч из ножен и на лезвии меча Аклин прочитал:

"Победителю Аклину от побежденного Танджера "

А ниже, более мелко:

"Ежегодные математические Игры «STATIC factory» - месяц, год"

-Я, магистр второй степени Танджер, - говорил магистр. - От имени «STATIC factory», приглашаю победителя Игр, Аклина, на работу и обучение в «STATIC factory» - крупнейшего в Европе разработчика программного обеспечения.

-Спасибо, - сказал Аклин, принимая меч. - Я подумаю. – Подмигнул он.

Два капитана пожали руки друг другу и обнялись. Взгляд Аклина зацепил один из балконов, на которых обычно никто не седел. В ложе, оперившись на поручень, стоял человек в черном плаще с накинутым капюшоном. Он был меньше ростом, чем Танджер и более полон. Две тонкие желтые полосы шли по бокам его плаща. Но на его правой груди не было знаков принадлежности к какой-либо команде, да и вообще не было никаких надписей. Только имя и слово «великий магистр». Аклин не видел его лица, но ему показалось, что тот человек положительно кивнул ему, Аклину. Затем человек удалился с ложи.

-Добро пожаловать, - сказал Танджер на ухо победителю. - Добро пожаловать в Корпорацию .

Эпизод 4.3.             [cherry]

За час до конца отведенного времени группа «Дарвин» завершила работу и отправилась в обратный путь. Двигаясь по длинным неосвещенным коридорам, группа из почти восьмидесяти человек разделилась на отряды, которые шли с небольшим разрывом. Черри шла во главе своего отряда. Она рассматривала двери уже проверенных аудиторий, помеченных зелеными галочками. Такие знаки были на всех дверях, окнах или проходах. А также на всех поворотах и на полу на перекрестках коридоров. Такие знаки означали безопасность маршрута.

Когда Черри проходила мимо очередной такой двери, ей показалось гудение. Она снова слышала тот самый звук, что доносился из-за двери аудитории, в которой погиб один из ее бойцов. Майор подошла к двери, но гудение словно не стало тише, а будто вовсе исчезло. Девушка направилась к противоположной двери и снова прислушалась. Но слух подвел ее и на этот раз.

-Все в порядке, майор? – Спросил предводитель одного из отрядов.

-В полном порядке. Мне послышалось. – Ответила Черри.

Солдаты двигались далее. Черри выполняла зигзагообразные перебежки между дверьми и прислушивалась. Гул тем временем хоть и усиливался, но был все еще слишком тихим. Черри не могла понять, откуда происходит этот странный звук. В очередной раз ей показалось, что гул идет именно из-за той дальней двери и Черри отправилась к ней. Девушка оперлась о притолоку рукой, поднесла ухо к двери и прислушалась. Сначала ей показалось, что звук стал значительно громче. Но она быстро поняла, что это не так. Это был не гул, раздававшийся за дверью. Испугавшись, майор отошла от двери в центр коридора и присела на четвереньки. Она положила руку на пол и посмотрела на остальных. Страшный леденящий душу гул происходил не из-за двери той или иной аудитории. Гул доносился непосредственно снизу, из подвального этажа здания. И, судя по вибрациям, источник был прямо под ними.

Черри скомандовала отступать. Человек шестьдесят остановились и начали пятиться вместе с Черри от того места, где она только что сидела. Остальные бросились вперед. Гул нарастал, вибрация становилась только сильнее. Теперь колебания стали ощущать и другие наемники даже через толстые подошвы армейских сапог. Меньшая часть группы «Дарвин», оставшаяся впереди, побежала. В это время мраморный пол пошел трещинами. Расколы увеличивались так быстро в ширину и столь стремительно в длину, что казалось что через мгновение трещины достигнут бойцов. Черри и солдаты побежали еще быстрее. Передняя группа была так далеко, что казалось, что наемники скрылись из виду.

Черри обернулась, что бы посмотреть, что стало с передней группой, но она никого не увидела. Расколы теперь были толще армейского ботинка и расползлись не только по стенам, срывая картины и роняя шкафы, но и добрались до потолочных перекрытий. Полоточная плитка и куски бетона падали на пол. Крючки ламп выпадали из проделанных в полотке отверстий и валились вниз, повисая на электропроводах. Одна из таких ламп угодила солдату по лицу и бегущий боец упал. Черри вернула взгляд вперед, пытаясь фонарем осветить себе дорогу. Но в это время прямо через десять футов образовалась огромная трещина. Она была настольо широкой, то только олимпийский чемпион рискнул бы перепрыгнуть эту пропасть. Из ущелья, образовавшегося в полу, полезли толстенные ветви вьющегося растения.

Лианы вились так быстро, что вмиг опутывали сапоги наемников. Солдаты с трудом выбирались из западни. Огромный кусок пола рухнул вниз, а вместе с ним и два десятка человек, бежавшим по нему. Растение схватило некоторых, упавших, находившихся недалеко от провала. Ветви растения напряглись и потащили солдат в пропасть. Одна такая лиана завилась вокруг ног Черри. Девушка упала и растение потащило ее по полу. Боец схватил ее за плечи. Черри дотянулась до лежащего рядом автомата. Она прицелилась и начала отстреливать волочащюю ее лиану. Растение оборвалась. Черри потребовалось пару секунд, что бы сбросить оковы. Она обернулась и оценила ситуацию вокруг. Там, откуда они бежали, была похожая картина. Бежать было некуда. Майор быстро достала карту и оценила местоположение. Потом Черри и еще примерно десяток человек рванули в соседнюю аудиторию. Пробежав через нее, они вышли с другой стороны.

Солдаты оказались в длинном узком коридоре. На этот раз здесь стояла оглушающая тишина. Черри снова посмотрела на карту. Но не нашла тех аудиторий, которые должны быть, как если бы они пробежали по плану. Майор снова взглянула на номера дверей. Ни одна дверь не была помечена зеленой галочкой. Этот сектор еще не был обследован. Девушка посмотрела в другую часть карты и отыскала длинный коридор, вдоль которого были похожие номера дверей.

-Как это возможно? - Вслух произнесла она.

Она хотела было вернуться, но это показалось ей плохим выбором. Других вариантов у солдат не было. Оставалось только выбираться из здания через непроверенный сектор. Майор сориентировалась. Солдаты побежали в определенном направлении, ведущему к центральному выходу. Несколько человек бежали впереди, несколько сзади. Черри бежала и все время светила на карту. Она следила за своим местоположение, стараясь снова не сбиться с пути. Кто-то из бойцов, бегущих перед ней, пытался связаться с базой. Ответа не приходил, слышны были одни лишь помехи. И тут девушка споткнулась. Фонарь и автомат выпали из ее рук. Выпала и карта. Она поползла на коленях к фонарю, и сильная рука солдата схватила на ходу ее за плечо и подняла. Майор подхватила фонарь и посветила вперед.

То, что она увидела, ужаснуло ее. Через коридор всего в нескольких футах впереди нее промелькнула удивительная черная тень, размером с лошадь. Пролетев из одной стены коридора, в другую, тень окутала наемника. Затем черное облако исчезло в противоположной стене столь же внезапно, как и появилось. Мгновение потребовалось девушке, чтобы моргнуть. Она видела, как тот самый наемник с нечеловеческой силой был не просто отправлен, а именно брошен в воздух. Затем тело бедняги с неимоверной силой было вдавлено в стену. Раздался хруст, и на пол сползло уже безжизненная биологическая масса.

Черри подбежала к упавшему и бегло осмотрела. Череп солдата был сплющен. На стене осталось ало-серое пятно, как если бы апельсин с большой высоты бросили на ровную поверхность. Надо было бежать. Но куда. Черри не знала ответа. Майор вспомнила про карту. Она добежала назад но не могла найти бумагу в темноте. Она рассекала тьму фонарем, но карты не было видно. Несколько наемников помогали ей. Поняв бесполезность поисков, девушка скомандовала идти вперед. Наемник обернулся, и луч ее фонаря упал ему на лицо. В этот же момент черная, словно дым от горящих покрышек, тень проскочила через тело солдата. Раздался свист, похожий, как показалось Черри на «Съем, Съем, Съем…». Дым вытянулся до середины коридора, а затем с большей скоростью рванул обратно. Туда, откуда и начиналась эта страшная тень. Хруст костей оглушил девушку. Майор еще стояла какое-то время. Она смотрела то на тело, то на темноту. Кто-то схватил ее за плечо. Девушка обернулась и побежала с остальными.

Они пробежали вперед. Затем остановились на перекрестке. Черри пыталась вспомнить, куда им следует бежать.

-Сюда, - сказала Черри и побежала в левый коридор.

Один или два солдата побежали за ней, остальные – с небольшим опозданием. Свист пронесся у самого уха наемницы. Со стуком выбиваемой двери что-то мягкое упало на пол. Черри бежала так быстро, что слышала только свое сердце. Еще свист, уже дальше. И снова хруст ломающихся костей. И свист, но уже очень-очень сильный. Майор добежала до двери и толкнула ее. Дверь не открывалась. Девушка посмотрела в щель между створками – там виднелся центральный холл. Майор обернулась. Рассредоточившись по всей длине коридора с автоматами наперевес стояли люди. Почти десять человек все еще оставались в живых. Остальные лежали, распластавшись в причудливых позах. Стоило кому-то из живых пошевелится, как из стены появлялась тень, очередная жертва падала на пол. Черри посмотрела на лежащие на полу трупы. Тонкие лужи крови растекались в разные стороны. Черри с удвоенной силой попыталась открыть створки, но дверь по-прежнему не поддавалась. Она пошарила там, где обычно лежал нож, но оружия не было на месте. Майор протянулась за лямкой автомата, обычно висевшей на плече. Но и автомата у нее не было. Черри обернулась вновь. Невероятная мысль посетила ее.

-Стойте.- Крикнула она. - Не шевелитесь!

Девушка перевела дух. Наемники и без ее команды выяснили, что дым каким-то хитрым образом реагирует на движение. Девушка села на пол и оперлась руками на колени. Она осмотрела всех лежащих, потом стоящих. Ни у одного из лежащих на молу не было в руках оружия. Если говорить точнее, то либо автомат лежал где-то неподалеку. Либо руки были оторваны от тела. Девушка встала, сделала глубокий жадный вдох.

-Выбросьте оружие. – Скомандовала она.

Никто не шевелился.

-Да бросьте же вы его!

В какой-то момент молодой солдатик бросил автомат, но ничего не произошло. Оружие со звоном упал на пол.

-Нож. – Крикнула девушка.

Мальчишка бросил и нож.

-Иди. Иди сюда. – Поманила его рукой Черри.

Парень сделал робкий шаг, затем еще, потом еще один и помчался к ней. Ничего не произошло. Парень добежал, врезавшись в дверь. Остальные смотрели на него. Потом на пол упал еще один автомат, а следом еще и еще. Люди шли или бежали к дверям. Дым больше не появился. Они уперлись общими силами в дверь и выломали ее. Быстро сбежав по лестнице, солдаты спустились в общий холл. Людей здесь не было. Черри обернулась на часы, висевшие напротив входа. Прошло пятнадцать минут после условного заката. Люди ушли. Время было упущено. Черри скомандовала возвращение. Солдаты вышли из здания и направились к лагерю.

Пробежав две мили, наемники увидели оцепление. Раньше это казалось Черри забавным. Но только не сейчас. Ее отряд не вписался в график. Солдаты сбились, застряли. Остались одни. Экспедиция не обязана за ними возвращаться. Наверняка сейчас Черри числилась выбывшей.

Сбавив темп и перейдя на шаг, майор прошла через оцепление. Сделала шаг или два. И кто-то бросился на нее со спины. Она упала, и вес двух людей придавил девушку в снег. Кто-то прижал ее голову сапогом, кто-то выкручивал руки. Черри кричала и пыталась освободиться, но не могла справиться. Она ощутила, как что-то кольнуло ее в области шеи. Она слишком устала. Она отключилась.

-Добро пожаловать в корпорацию. – Утренний голос инструктора шептал у нее в голове.

Эпизод 4.4.             [tanger]

Автомобиль БМВ мчал по шоссе, ревя мотором и разгоняя мух жарким вечером. Обгоняя машины, он аккуратно маневрировал и находящийся в салоне пассажир не испытывал неудобств. За водительским креслом сидел маленький лысенький человечек в темном плаще, по левой стороне которого шла тонкая белая полоса. На его левой груди было вышито вымышленное имя – ник, а чуть ниже – отделение работы и должность: «STATIC factory», служба сопровождения, водитель.

На заднем сидении расположился простой московский парень, одетый не в плащи и не в брюки, а в простые классические джинсы и серую толстовку с капюшоном. Все те же белые «Найки» были на его ногах. Несмотря на защитные шторки и солнцезащитное покрытие на стеклах, глаза парня покрывали очки. На соседнем сидении лежал маленький рюкзак, а также выступала рукоять самурайского меча. Это было единственное имущество пассажира, расположившегося в удобном сидении.

Парень достал свой блокнот с изображением восьмиугольника на обложке и отыскал нужный язык. Он запомнил комбинацию и убрал его в рюкзак. Затем достал из кармана тетрадку с ручкой и записал:

Хроники разработчика: апрель.

Автомобиль пролетел мимо большого рекламного транспаранта, и водитель повернул руль. Машина сорвалась на грунтовую дорогу и через несколько секунд ее обступили высоченные сосны и ели. Снег здесь, в постоянной тени, несмотря на весеннее время года, еще не растаял. Водителю пришлось сбросить скорость, поскольку дорога была мене ровной, чем покрытая асфальтом федеральная трасса. Пассажир открыл окно. Но не потому, что было слишком жарко или холодно в салоне – за температуру воздуха отвечал автомобильный климат-контроль. Парень вдохнул этот удивительный запах хвойного сырого и прохладного леса. Вытянул руку, попытался схватить ветку или листик.

-Извините, но это кратчайшая дорога, - обращаясь к пассажиру, говорил водитель. Есть еще шоссе через Верхние Ставни. Но поверьте, дорога туда займет добрых два часа. Гораздо быстрее и проще здесь потерпеть немного, а затем мы уже и выйдем на нашу магистраль.

Парню понравилось, как водитель выделил слово «нашу».

Всего через пятнадцать минут автомобиль выехал на пригорок и попал на асфальтированную дорогу. Когда автомобиль начал набирать скорость, парень посмотрел назад и удивился. Магистраль, по которой они сейчас ехали, заканчивалась всего метров через пятьдесят после выезда с лесной дорожки. А единственные следы на встречной дороге также вели в лес. Водитель вжал педаль акселератора и автомобиль, весело рыча, рванул по гладкой магистрали.

Так они неслись примерно полчаса. Лес теперь оставался с одной стороны, а с другой было бескрайнее поле. Деревья, то удалялись, то подступали снова, а иногда даже переходили на другую сторону от дороги. Автомобиль проезжал ручьи, огибал небольшие озера и даже один раз проехал по длинному мосту через какую-то широкую реку. Надписи перед мостом не было.

Как не было и иных других указателей, не было деревень, не было городов, заправок или придорожных кафе. Их просто не было, несмотря на то, что подобный пейзаж за окном был типичен для любой федеральной трассы страны. Казалось, будто они ехали по новой, но недостроенной или заброшенной трассе. Словно кто-то построил эту дорогу и благополучно про нее забыл навсегда.

Дорога сделала поворот, и пассажир в окно увидел место, в которое они так стремились. Там внизу, под холмом, с которого они спускались, парень увидел серебристую гладь озера. «Возможно это именно то озеро, - подумалось ему, - то, о котором ему так рассказывали Эрика и Марк». Озеро приближалось, и его размеры внушали у парня радостный ропот. С другой стороны озера он различил несколько зданий. Но не успел парень рассмотреть их как следует, как машина снова скрылась за поворотом дороги. Парень потянулся к рюкзаку и вынул из его переднего кармана блокнот. Отмотал несколько страниц и уставился на странную геометрическую фигуру с цифрами.

Преодолев несколько километров, автомобиль показался из-за бугра. Здания и озеро на этот раз были с другой стороны – справа. А с левой стороны появились невысокие – по пять-семь этажей домики.

-Это наш город. – Сказал водитель, выделив слово «наш» так же, как он выделил и магистраль.

Автомобиль снизил скорость и проехал заградительный контроль. Два охранника осмотрели машину и открыли шлагбаум. «БМВ» въехал на территорию Корпорации. Через пару минут машина обогнула озеро и плавно покатила к одному из зданий.

Это было трехэтажное здание, уходившее далеко вдаль. Водитель объяснил, что это здание – одна из малых корпораций. Три таких малых корпорации образуют в сумме одну огромную Корпорацию. На фасаде каждого из трех больших зданий была закреплена вывеска, высотой в целый этаж.

На фасаде первого здания буквами такого размера была надпись «STATIC». Выполненная она была толстыми ровными фигурами белого цвета. Все буквы в этой надписи имели единый размер, что придавало какую-то особую гармонию вывеске. Чуть ниже, меньшим шрифтом, но похожим стилем была серая надпись «factory».

Следующее здание выглядывало из-за невысокого забора. Оно было четырехэтажным, в два раза шире двух остальных. Большая его часть была отстроена, однако над дальними секторами все еще стояли башенные краны. Был виден лишь контур, выступавший вдаль от озера намного дальше, чем два оставшихся здания Корпорации. На фасаде здания несколько рабочих при помощи двух кранов монтировали огромную, в два человеческих роста, букву «N», выкрашенную в синий цвет.

Автомобиль неспешно миновал стройку и теперь проезжал небольшое, по сравнению с предыдущим исполином, здание. Третье и последнее здание Корпорации было одинакового размера с первым, белым зданием. На его фасаде красными наклонными скругленными буквами значилось «DYNAMIC », а ниже слева меньшими буквами серого цвета – «factory».

Пассажир обратил внимание, что множество людей входили и выходили из этого здания, некоторые сидели у озера на зеленой траве и наслаждались закатом. Рассматривая отдыхающих, он заметил, что на противоположной стороне озера, под холмом, также имеются многочисленные здания и постройки, а справа холма виден целый небольшой жилой город, над которым кружили несколько десятков башенных кранов.

Машина остановилась, водитель резво вылез. Обойдя автомобиль, он открыл дверцу пассажиру. Тот вылез, захватив свой рюкзак и меч. Парень направился к входу. Он заметил, что в отличие от первых двух зданий, у этого не было ступенек на входе. Виной тому было то, что здание располагалось на метр-полтора выше остальных. Либо дорога шла в гору и это компенсировало единый для всех зданий уровень.

Парень поднялся и прошел внутрь. Через несколько метров от входа он увидел ряд турникетов с металлоискателями. Он подошел к ним и вежливо спросил, где находиться бюро информации и пропусков. Охранник показал ему на окно в углу, рядом с входом. Парень отправился туда, представился и сказал по какому делу приехал. Девушка, сидевшая за стойкой, бодро набрала имя в компьютере и подтвердила, что его сегодня ждут. Она сняла трубку телефона, набрала номер. Девушка проговорила какую-то фразу на непонятном языке. Парень перевернул блокнот на последнюю страницу, туда, где была надпись «бъянка» и, мысленно повторив произнесенные девушкой звуки, сразу же понял, куда и зачем она позвонила. «Магистрат Его Величества, - подумал он. – Видимо большая шишка этот Танджер».

-Сейчас за вами спустятся. – Сказала девушка. – Присаживайтесь, пожалуйста.

Парень присел и осмотрелся. Первое, что он заметил, это то, что людей в холле можно было разделить на две категории. Первые – входили или выходили. Они были одеты как обычные люди - обычная одежда, обычная обувь, обычные куртки или плащи, сумки и рюкзаки. Обычная обувь – кроссовки, ботинки, встречались сапоги и туфли на каблуках.

Вторые – передвигались за оцеплением, не выходили наружу. Эти сотрудники – все, до единого, носили черные плащи с капюшоном. На плащах одних была тонкая красная полоса во весь рост по левой стороне. У некоторых полоса продолжалась и на правую сторону одежды. Одни сотрудники были одарены полосой тоньше, у других линия была толще. Парень даже разглядел одного особенного старика. Плащ этого профессора украшали две тонких красных полоски, а голова была покрыта капюшоном. Этот человек был настолько важен, что проходящие мимо, особенно те, у которых полоса была только с одной стороны, останавливались и немного сгибались в приветственном поклоне. Сам же полосатый ни перед кем не останавливался и не сгибался.

Стоило упомянуть, что в руках у каждого из этого странного общества в плащах была разве что пара книг либо тетрадь. Иногда это был ноутбук или даже простая клавиатура. В общем, каждый хоть что-то, да тащил в одной руке. При этом они как то странно передвигались, плавно ступая по любой поверхности, по которой бы ни шли. И парень сразу же заметил, что все члены банды, каждый из них носит особые сапоги. Он уже видела такую обувь с пластиковыми застежками наподобие застежек на горнолыжных ботинках. У одних сапоги были до колена. Или даже выше за счет особой панели, возвышающейся над коленом. У других чуть ниже колена. Встречались даже девушки, у которых такие сапоги были на каблуке. Но не тонком. Каблук был таким, что цоканий от такой обуви не было слышно даже на мраморных полах.

Ждать парню пришлось недолго. Совсем скоро с другой стороны от турникетов прошагал молодой юноша в темном плаще с покрытой капюшоном головой. На левой стороне его одежды была толстая желтая полоса. При виде его служащие с красными полосами начинали останавливаться и склонялись в приветственном поклоне. Останавливались и кивали даже простые прохожие, не входившие в банду людей в полосатых плащах.

Нес этот человек в руках простую папку для бумаг. Подойдя к турникету, он достал бумагу и протянул охраннику. Затем человек подошел ближе и поманил новичка пальцем. Парень встал и подошел к турникету, а охранник, нажав кнопку, пропустил его.

-Я Кельвин, старший курьер Магистрата Его Величества, - представился пришедший. - Добро пожаловать в корпорацию! – Улыбнулся он.

-Аклин, - только и вымолвил парень.

Они направились вглубь первого этажа. Все таблички, бумаги и все надписи, что парень успел заметить, были на том же искусственном языке. «Раздевалка», - прочитал он.

-Здесь у нас раздевалка. – Словно прочитал его мысли курьер. - Там, - сопровождающий показал вглубь. – Тренажерный зал, теннисные корты, баскетбольная площадка, поле для футбола. Бассейн, баня и сауна, спа-центр.… В общем, все, что нужно для расслабления. – Улыбнулся курьер. - Здесь – раздевалки. Дресскод у нас простой –на первом этаже – ходи, в чем хочешь. Но выше – ты обязан носить плащ. У нас хорошее кондиционирование воздуха, так что жарко даже летом не бывает.

Кельвин провел его в одну из раздевалок, в дальний угол. Аклин заметил, что все шкафчики подписаны, кроме тех, что стояли в углу.

-Здесь у нас гостевой сектор. – Пояснил курьер.

Он вытащил ключ из кармана и открыл шкаф, на котором была приклеена желтая бумажка «Аклин. Магистрат. ^t^». Внутри оказался плащ с белой полосой по левой стороне и сапоги.

-У нас не принято чего-то с собой носить, так что оставь все лишнее здесь.

-Все оставить?

-Одну вещь только с собой возьми.

Аклин достал сапоги, которые были много ниже колец и надел их. На его удивление размер совпал, и сапоги ему отнюдь не жали. Он встал и попробовал пошагать. Обувь, несмотря на кажущуюся тяжесть, на самом деле была невероятно легка и удобна. Парень скинул толстовку и надел плащ.

-Одну вещь… - Переспросил парень.

-Да. Только одну. – Ответил курьер. - Так принято.

Аклин оставил блокнот, а остальное оставил в шкафчике. Сопровождающий закрыл шкафчик, а ключ отдал парню. Они направились к входу, затем, не доходя нескольких метров, повернули на лестницу и пошли наверх.

-Плащи – это такая традиция. – Объяснял местные устои курьер. - Первые основатели Корпорации носили плащи. Своеобразный паспорт владельца. Нет плаща – нет человека. Шучу. – Кельвин улыбнулся. - Полосы на них означают очень многое. Сам цвет полосы означает принадлежность человека к той или иной организации. Белый означает «STATIC factory». Ты наверное заметил - это первое здание. «STATIC factory» – это крупнейший в Европе производитель программного обеспечения. Красная полоса означает принадлежность к «DYNAMIC factory». То есть там, где мы сейчас и находимся. Основная задача – анализ и статистика. Они конечно не крупнейшие, но их аналитические отчеты, пожалуй, одни из лучших в мире. Да и деньжат они приносят Корпорации немало. – Усмехнулся курьер.

Они завершили подъем на последний третий этаж о пошли вглубь здания.

-Синий, - продолжал Кельвин, - это процессорщики. «NOOBEUM inc». – Аклин понял, что именно это здание, с синей «N» и есть здание разработчиков процессоров. – Разрабатывают и производят процессоры. – Курьер подтвердил догадку парня. - Здание мы еще не достроили, но через пару лет будет. Мы надеемся за пару лет выйти на мировой рынок персональных компьютеров, ноутбуков и серверов. Надо лишь немного доработать сами процессоры, выловить ошибки. – Печальная мысль пробежала по лицу курьера. – Три малых корпорации, - продолжил говорить курьер. – Вместе образуют одну большую корпорацию. Нашу Корпорацию.

-А желтый цвет что означает?

-Желтый – самый главный. – Говорил курьер. - Магистрат Его Величества. Самые умные люди, управляющие Корпорацией. Вне зависимости, кем ты там работаешь, работать в магистрате более престижно, чем в любом из отделений Корпорации.

Они добрались до кабинета в центре здания, на третьем этаже. Когда они вдвоем подошли, два стража у дверей ударили импровизированными копьями по полу. Кельвин поинтересовался у девушки-секретарши, может ли их сейчас принять великий магистр Танджер. Девушка попросила подождать, и они присели на диван.

-А что означают разные полосы?

-Одна тонкая с одной стороны ничего особого не означает. Сообщает лишь, что ты работаешь на эту или ту «инк» - то есть корпорацию. Толстая полоса с одной стороны говорит, что ты начальник. Тонкая полоса с двух сторон – высокий начальник. Толстая – директор подразделения. Если ты увидишь человека с двумя тонкими полосами с двух сторон, - знай. Он магистр. Что бы стать магистром, надо защитить диссертацию в одной из корпораций. Если защитишь две – будешь магистром второй степени или младшим магистром. Тогда станешь работать в Магистрате. Если умудришься защититься во всех трех – станешь великим магистром. Впрочем, даже первые, простые магистры, даже они иногда заглядывают в магистрат.

-И много ли у вас магистров?

-Магистров – пятьдесят два человека. Высших - двое. Танджер, он возглавляет «STATIC factory». И Двайс, основатель Корпорации. Сейчас возглавляет аналитиков «DYNAMIC». Два года назад они вместе разработали процессор «Noobeum». Так что совет магистров засчитал это как диссертацию от «NOOBEUM inc».

-Оба высших?

-Двайс – Высший магистр, Танджер – второй степени. Младший магистр, но его также принято считать высшим. Других попросту нет. – Усмехнулся Кельвин.

-И что, у всех магистров желтые мантии?

-Нет. У магистров первой степени цвет той корпорации, в которой они работают. Желтые полосы только у работников Магистрата Его Величества. Точнее у двух магистров. У остальных – половинчатые полосы, то есть с одной стороны плаща. Моя полоса означает, что я работаю на Магистрат. Но не являюсь магистром, поскольку полоса лишь с одной стороны. Толщина означает, что я начальник. Я вот – начальник курьеров Магистрата Его Величества.

-Его Величества? – Похоже, Аклин перестал удивляться. Он просто переспрашивал, собирая нужную ему информацию.

-Да. Императора.

-Императора?

-Ну как бы тебе объяснить. Ты знаешь кто такой Ктулху?

-Знаю.

-Вот и представь, что мы поклоняемся Ктулху. Он спит там себе на дне океана и человечество раньше со скуки умрет, чем он проснется. А мы ему поклоняемся, хотя он никогда об этом и не узнает. Мы и поклоняемся. Не Ктулху, а Императору. Что-то вроде высшего чина среди магистров.

-Его что, никто не видел?

-Его просто нет. Деда Мороза тоже нет. Но поклонятся-то, никто не запрещает. И праздновать время от времени его день рождения.

-И когда он? День рождения Императора?

-Каждый раз по-разному. – Кельвин улыбнулся.

-А поклоны – это типа приветствие?

-Верно. – Отметил курьер. - Всегда кланяйся, или хотя бы делай вид, когда проходишь мимо того, кто значительно выше тебя. Своим начальникам и другим, уровня твоих начальников, им ты можешь не кланяться. Так принято.

В этой время двери в кабинет открылись, и оттуда вышел какой-то человек в дорогом костюме под плащом. Собеседником богатого бизнесмена был Танджер, по-прежнему хромавший на одну ногу и подпиравшийся тростью. Курьер и новичок встали и поклонились. На другой стороне большой комнаты-библиотеки, в которой и сидела секретарь, вскочил со стула еще один служащий. Одна тонкая желтая полоса была на его балахоне. «Тоже курьер», - прочитал надпись Аклин на его плаще. Танджер чего-то сказал бизнесмену по-немецки, они пожали руки и второй курьер повел человека.

Кельвин подошел к Танджеру, поклонился. Протянул ему конверт, и начал было говорить, как Танджер вскричал:

-Аклин. – Радостно заговорил магистр, улыбаясь. – Заходи, заходи.

И парень зашел в двери. Внутри было помещение подобное предыдущему, сочетающее в себе библиотеку и кабинет для встреч важных лиц. Танджер поманил его за собой, они прошли в другую комнату. Здесь располагался такой же кабинет, за которым виднелась кухня. В центре кабинета стояла уменьшенная копия озера и трех зданий Корпорации, одно из которых до сих пор не было достроено.

-Здесь я работаю и живу. - Сказал Танджер.

-А там что. - Спросил Аклин, указывая на край озера на макете, за которым он видел город.

-Наш город. Там живут наши работники. Школы и детсады, больницы и магазины - все тоже там. Город построен за счет Корпорации.

Танджер вернулся с кухни, принеся поднос с двумя чашками чая. Парень поблагодарил его. Они сели в кабинете, на диваны.

-Весь город принадлежит вам? – Продолжал интересоваться парень.

-Да, Корпорации.

-Так я не понял - сколько их толком - этих корпораций.

Они присели на диван.

-«STATIC factory» разрабатывает программы, - Кельвин наверное говорил, - Аклин кивнул. - Они же занимаются разработкой Теории. «DYNAMIC» - анализ всего и вся. «NOOBEUM». - Танджер ткнул на наполовину недостроенное огромное здание - там будут наши разработчики процессоров и компьютеров. Пока еще не достроили, как видишь. Все это, а также Город, под руководством Магистра - это и есть Корпорация.

-Во главе с Императором?

-Во главе с Императором. Кельвин…. – начал было магистр, но парень перебил его.

-Да он и про него говорил. Как Ктулху.

-Как Ктулху. - Усмехнулся Танджер. - Вон там, - он показал на озеро. - На дне морском спит. - Они улыбнулись. - Кельвин тебе рассказал про дресскод?

-Рассказал.

-Хорошо. Если собираешься остаться, тебе придется обзавестись своей одеждой, а не этой потрепанной ерундой. - Танджер потыкал в плащ Аклина.

В этой время в двери вошел невысокий полный человек в черном плаще с двумя тонкими полосами. Аклин встал и немного поклонился. Танджер остался сидеть.

-А он мне уже нравится. - Высоким размеренным голосом сказал вошедший магистр, и пожал вставшему парню руку. - Двайс. Магистр Двайс.

-Аклин. Очень приятно. - Ответил парень.

-Высший магистр. – Поправил младший магистр Танджер.

Двайс поздоровался с Танджером и сел напротив. На вид Двайсу было лет сорок. Но с равным успехом он мог быть ровесником Танджера. В общем, точно определить возраст старшего магистра было невозможно. Его маленькие глазки на круглом лице были слегка прищурены, а тонкие губы изогнуты в ухмылке.

-Я хотел бы разъяснить, зачем ты здесь. - Говорил Двайс. – Нет смысла откладывать. Перейдем сразу к делу. – Танджер одобрительно кивнул. - Я уже много лет разрабатываю различные проекты в той или иной области. И сейчас такое время, что часть моих проектов села на мель. К моему великому сожалению за два года ни один из трех ключевых проектов не сдвинулся с мертвой точки. Мы уже близки к завершению нашего процессора. Но все еще не можем придумать для него оптимальную операционную систему. В мире еще никто не пытался создавать операционную систему для мультимногоядерного процессора. В таких процессорах линейные программы выполнялись бы на нескольких ядрах одновременно. Тем более, этого никто не пытался делать для персональных компьютеров. Наши наработки показывают, что такое возможно. Наш аналитический отдел рассчитывает сорвать рынок. Ведь наша разработка в в десять, а то и сто раз быстрее всех ныне существующих на рынке. Как я уже сказал, у нас нет операционной системы.

-Если быть более точным, - вмешался Танджер, - то операционная система у нас есть. Но она работает на обычных процессорах. А для нашего потребуется специальная прошивка. А это не слишком простая задача. Требуется поместить целую операционную систему в сорок два 64-разрядных слова.

-А почему так мало? - спросил Аклин.

-Проблема в том, - продолжал Двайс, - что каждое ядро в нашем процессоре имеет очень ограниченную память. Но программа при этом может разбегается по сотням или даже тысячам ядер. Ведь размер одного ядра при современных технологиях разработки занимает всего пару микрон, хоть и содержит пару миллионов транзисторов. Но размер оперативной памяти для каждого ядра ограничен.

-Увеличение памяти потребует больше места на кристалле. – Добавил Двайс. – А, значит, мы не сможем поместить шестнадцать тысяч ядер в один процессор. Если увеличить память всего в два раза, то вместо шестнадцати тысяч влезет всего тысяча, а толку все равно будет ноль.

Парень понимающе кивнул. Он имел достаточные представления о предметной области разговора.

-Я придумал этот процессор еще двенадцать лет назад. – Продолжал Двайс. - Десять лет назад я организовал игры, надеясь, что кто-либо из игроков придумает ту самую формулу. Формула должна вписать операционную систему в столь малый объем памяти. Это на самом деле возможно и нам удавалось вписать сотни сложнейших функций. Но все и сразу – еще не удалось, увы. Надо лишь найти комбинацию. Поэтому я и придумал свою Теорию. А Танджер раскритиковал ее и придумал свою. Конечно, его Теория позволила нам далеко продвинуться. Но она не решила главной задачи. Нам нужна эта комбинация.

-Процессоры и есть ваш главный проект. – Спросил парень.

-Не совсем. - Ответил Танджер. - Густаф нам говорил, что ты критиковал мою Теорию?

-Было такое.

-А в чем конкретно ты не согласен? – Поинтересовался магистр.

-Очень многие теоремы не связаны. А некоторые незначительные предобразования этих теорем заводят в тупик любые рассуждения. Либо позволяют произвести любые вычисления, приводя к противоречию.

-Теория противоречива? Или она совсем пуста?

-Она не совсем пуста. Там есть некоторые интересные доводы, но они никак не связаны, либо связаны кардинально неверно.

-Хорошо. - Заявил Двайс. - Теория действительно наше больное место. Если тебе удастся доработать ее…. Либо разработаешь свою собственную - мы будем только рады.

-Я попробую рассказать то, что думаю.

-Изложи на бумаге, подумай. - Сказал Танджер. - У тебя может потребоваться на это несколько часов, а возможно месяцы или даже год. Время у тебя есть. Но нам бы не хотелось бы затягивать. По многим нашим проектам конкуренты наступают на пятки. Корпорации приходится поторапливаться. Если за два года мы ничего не запустим, тогда мы банкроты, как бы ни печально это ни звучало.

-Ок. - Ответил Аклин.

-И последнее. – Сказал Двайс. - У меня есть один проект, я как-нибудь покажу тебе его. Если тебе удастся запустить наш процессор, то этот проект принесет нам миллиарды. Давай вот как поступим. Если доработаешь Теорию – «STATIC factory» сделает тебя магистром. Запустишь процессор - совет «NOOBEUM inc» будет только рад принять тебя в магистры. Запустишь мой проект - станешь вторым Великим Магистром Его Величества.

-Или третьим, если я успею раньше. – Добавил Танджер.

Парень улыбнулся. Его радовала подобная перспектива.

-И нас, откровенно говоря, абсолютно не интересует твое прошлое. – Говорил Танджер. - Здесь, в Корпорации не ходят служители правопорядка. Здесь ты в безопасности.

-Сынок, - обратился к пареньку Двайс. - За десять лет игр я еще не видел никого, кто так бы рубился цифрами и формулами. Ты сможешь получать здесь по двести миллионов ежегодно. Подумай над этим.

Они встали, и Двайс пожал руку Аклину.

-Мы обязательно сработаемся. - Танджер положил свою руку поверх их рукопожатия.

Аклин знал, кого собой представляют те люди, что стояли перед ним. Сбежав с Родины и скрываясь, он работал удаленно - по сети, работал на людей, подобных этим двоим. Такие как Танджер и Двайс доберутся до тебя, чего бы этого им ни стоили, они добьются своего.

-Добро пожаловать в Корпорацию, - сказал Двайс.

Парень смотрел на рукопожатие и понимал, что только что цепи обвились вокруг его шеи.

- Добро пожаловать домой. - Добавил Двайс и его маленькие глазки блеснули.

Глава 5.                       Восточное утро Пандоры

Эпизод 5.1.             [kella]

Посреди грязного желтого песка, на холмике лежали три белых камешка. Они лежали в тени от небольшой груды валунов, находившейся рядом. Спасительный ключевой источник бил прямо в центре скопления черных глыб. Самый маленький из белых камешков, обращаясь к самому большому, низким детским голосочком сказал:

-Па-а-ап, а па-а-ап. А почему у ежиков колючки на спине?

Но большой камень не шелохнулся.

-Па-а-ап, а па-а-ап. А почему ежики клубочком сворачиваются?

Большой белый камешек отвернулся.

-Па-а-ап, а па-а-ап. А почему ежики грибы собирают?

Но ничего не сказал большой камень и куда-то покатился. В это время к ним присоединился средний камешек и женским голосом вмешался в разговор:

-Ты что не видишь, что папа устал, отдыхает?

На что большой камень, развернулся и ответил:

-Отстань от ребенка, ну кто ему еще расскажет о ежиках, если не отец.

Келла взяла большой камень, посмотрела на нее и с силой ударила о песок. Затем она встала, отряхнула свою короткую юбчонку. Ее одежда была сделала из кожаных темного желтого цвета кусочков. Хорошая маскировка в песчаной пустыне. Для красоты с юбки свисали несколько меховых хвостиков коричневого или серого оттенка. Поверх юбки был натянут толстый змеиный поясок с защелкой на левом бедре. Сверху на ее тело был надет кожаный жилет с вставками из медных щитков. Меховой воротник серого цвета закрывал шею девушки. На ее ногах были сандалии, затянутые длинными шнурками до колена и двумя толстыми кожаными пластинами. Одна пластина с медной вставкой защищала ее берцовую кость. Вторая пластина защищала ее лодыжку. Пластины располагались по внешней стороне ног: на правой сандалии пластина располагалась справа, а на левой – слева. Две темные косы чуть ниже плеч спадали не ее спину. На голове девушки развивались кончики ярких ленточек. Она вплела и в свои длинные косы. На левой руке на ремешках была привязана кожаная пластина с вставками из меди, защищавшая руку. А на правой руке – пластина, предназначенная для удобной стрельбы из лука. По местным меркам одета девушка была недешево.

Келла забралась груду больших валунов. В центре бил родник, вытекавший из-под одного большого камня. Девушка осмотрелась, но на горизонте, состоящего исключительно из песчаных барханов, по-прежнему никого не было видно. Она посмотрела на небо, но и там не было ничего интересного – не были ни птиц, ни солнца. Песок дул ей в лицо, а злобные мелкие мошки, которые облепляли обычно трупы, кусали ей руки. Она соскочила с валунов и принялась ходить вокруг них. Ожидание томило ее. По ее преставлениям, караван уже должен был достигнуть этой точки, но все еще почему-то не появился. «Возможно, произошло самое страшное, - подумала она, - и караван решил сменить маршрут. Нет, - отвечала она сама себе. Этого не может быть». На пути к северным горам был всего один источник спасительной влаги – именно тот, вокруг которого и ходила сейчас Келла.

Она обошла половину и уперлась в стоящих там животных. Девушка привела их сюда. На животных по-прежнему были нагружены все те мешки, что Келла наложила, выдвигаясь вчера вечером из города. Она хотела преподнести их в плату за возвращение. Девушка не задержалась и пошла дальше. Келла вернулась к белым камешкам, присела и взяла камень-папу.

-Где же ты, мой ненаглядный. – Проговорила она с некоторой иронией.

Она лизнула камень и посмотрела на него. Потом со всей силы замахнулась и кинула куда-то в пустыню. Девушка взяла средний камень, лизнула. Камень-мама отправилась следом за камнем-папой. Она взяла самый маленький камешек и посмотрела на него. Свободной рукой почерпнула воды из вытекающего ручейка. Девушка лизну камень и поместила в рот. Затем наклонилась и выпила воду из пригоршни. Она подняла голову вверх и проглотила камень. Келла легла на песок, свернувшись калачиком.

Ей казалось, что пустыня шевелится. Ей казалось, что ящерицы парят там, в небесах, махая своими огромными лапами, похожими на крылья бабочки. Ей казалось, что розовые слоны пишут картины на желтых полях фиолетовыми красками. Ей казалось.

Внезапно какой-то резкий звук отвлек ее от размышлений о розовых слонах. Она вскочила и посмотрела в небо. По небу летел коршун, маша огромными крыльями, время от времени издавая пронзительный крик. Девушка посмотрела туда, куда летела птица. Туда, откуда, как ей казалось, должен придти караван. Но девушка ничего не увидела. Она подбежала к валунам и забралась на самый высокий из них. Там, где-то далеко, но не так далеко, как земля и небо сливаются из-за песчаных бурь, что-то было. Там она увидела пыльный след.

Келла сбежала к разбросанным на земле вещам и вытащила из заплечного мешка небольшую деревянную полую трубку. Два мутных стеклышка были привязаны к трубе. Вернувшись на валун, девушка поглядела на след. Она поворачивая одно стеклышко до тех пор, пока не навела резкость. Келла насчитала девятнадцать женщин и двадцать четыре мужчины. Три повозки, запряженные ослами, две лошади. Келла усмехнулась. Девушка посчитала животных. Она за три дня собрала больший табун, нежели этот простак смог сохранить. Всего месяц назад у каравана было гораздо больше животных. Сейчас же скотины почти не было.

Впереди каравана верхом на лошади плелся тот, которого она в прошлой жизни называла Колином. Он был среднего роста, не широк в плечах, да и вообще небросок. Только длинные темные грязные волосы выделяли его. Это возвышало его из толпы обычных крестьян. Длина определяла положение и кровь. Колин не был простолюдином.

На предводителе каравана были небольшие кожаные доспехи с медными пластинами, бедра его закрывала юбка из кожаных обрезков, ноги прикрывали пластины. Слева от него, также на лошади, ковылял здоровенный высокий широкоплечий детина, облеченный в толстые кожаные доспехи. Он носил шлем викинга с двумя рогами, на его поясе был подвязан приличных размеров ручной боевой топор. Ноги его были в кожаных штанах с круглыми пластинками на коленях.

Келла знала, насколько этот воин был силен. Он раскидывал нападающих воинов как мальчишек. Но в его же фигуре была и явная уязвимость. Келла знала, что чем больше человек, тем больнее он падает. А это здоровяк не уступал никому из шедших в караване. И настолько же, сколько он был силен, также же он был неповоротлив. Ей уже приходилось однажды обмануть здоровяка быстрой реакцией и короткими маневрами. В результате девушка сначала свалила его, а потом хотела было добить. Но тогда ей не пришлось этого делать – вмешался случай.

Следом за конниками шли четыре меченосца. Следом плелись еще четыре лучника в легких доспехах и с небольшими мечиками наперевес. Далее ковыляли женщины, скот и другие воины, не идущие в сравнение с теми, кто шел впереди.

-А где еже четверо. – Удивилась Келла.

В караване, с того последнего раза, когда она его видела, не доставало четырех воинов. Она стала осматривать скот и женщин, плетущихся сзади.

– А лошадок-то у тебя отобрали. – Приговорила она.

Келла спрыгнула с камней, подобрала лежащий на песке меч в ножнах. Она привязала его за спину так, что рукоять выглядывала из-за левого плеча. Затем она подобрала колчан со стрелами и привязала его за правым плечом. Длинный кинжал она подвязала у левого бедра, а ножик поменьше – вставила в защитную пластину на правой лодыжке. Келла набросила плащ, накинула заплечный мешок, после чего обошла камни. Девушка подошла к ожидавшим ее там животным. В этом стаде было две лошади, одна нагружена тюками, на другой ехала сама Келла, пять ослов, нагруженных коробами и свертками, и восемь баранов.

-Тяжко вам. Но не бойтесь. – Успокаивала животных девушка. - Осталось еще немного.

В этой части пустыни травы не было. Не было травы на два дня пути оттуда, откуда шел караван. Впереди, дня через полтора пути, за перевалом, открывался оазис. Островок, полный чистейшей воды, зеленой травы. Пустынные ветры обходили его стороной. Келла подергала все ремни, убедилась, что тюки и короба держатся крепко, а животные привязаны к лежащему камню. «Впрочем, - думала она, - животные смогут убежать, если потребуется».

Караван настойчиво двигался к валунам, к источнику. Спустя совсем немного времени после того, как Келла увидела их, люди повернули к нагромождению камней. Когда караван подошел на расстояние полета стрелы, всадники и двое меченосцев отделились от каравана. Лучники вышли вперед и зарядили стрелы. Келла залезла повыше на валуны и спряталась между двумя большими камнями. Один из всадников – тот, что поменьше, побрел сразу к роднику. А другой, то, что крупнее, стал обходить валуны сбоку. Первый подошел ближе, спешился и, наклонившись, черпнул воды и отпил ее.

-Колин, мы здесь не одни. – Сказал вернувшийся бугай. И сделал кивок головой.

Колин взял лошадь под уздцы и велел мечникам следовать за ним. Солдаты обошли нагромождения валунов. Увидев животных, предводитель каравана отдал поводья одному из воинов, а сам осмотрелся. Затем длинноволосый подошел к ослу и стал развязывать узел, закрывавший короб. Но у здоровяка ничего не вышло.

-Такие узлы могла вязать только она… - Начал здоровяк.

-Заткнись. – Прервал его тот, которого звали Колином. - Она мертва. А даже если и переродилась, то она больше не с нами, а против нас.

Келла осторожно и тихо стала вылезать из камней. Караван оставался сзади и один их валунов защищал ее от лучников. Девушка легкими шажками забралась высоко. Теперь если бы эти воины решили на нее напасть, то им бы пришлось по одному подниматься вверх. Сейчас Келла имела неоспоримое преимущество.

Колин осматривал содержимое поклажи. Там была еда: бурдюки с водой, хлебные лепешки, сушеные фрукты, вяленое мясо. В других лежали большие медные пластинки. Были доспехи, шлемы, мечи, стрелы. Было два больших снопа вялой травы для животных. Он погладил барашка и в животе у него заурчало. Солдаты давно зарезали своего последнего барана, зажарили и съели. Остальных, предназначенных для длинного перехода, у них отобрали степные варвары. Двухдневное голодание не давало покоя предводителю каравана. Колин понимал, что солдаты не могут просто так забрать стадо. У них могут быть проблемы. Длинноволосый воин снова пощупал узлы, завязанные на тюках, и закричал в бескрайнюю пустыню:

-Келла.

Он пнул рукой одного из ослов и закричал снова.

-Келла.

Предводитель каравна обернулся на своего верного война здоровяка. За головой громилы он заметил красивую девушку, стоящую на камнях.

-Я здесь, дорогой. – Сказала Келла, и помахала правой рукой. Левую ладонь она положила на рукоять кинжала.

Бугай обернулся, насторожились и мечники. Колин посмотрел на девушку, прикрываясь рукой от яркого света. Потом посмотрел на животных. Он понимал, что верить ей нельзя. Он понимал, что она может обмануть его. Он понимал, что девушка уже умерла и переродилась. Та, которую он видел, могла быть другой Келлой. Стоящая на камнях воительница могла быть предателем. Она могла быть призраком. Но у предводителя каравана не было выбора.

-Иди сюда, дорогая. – Сказал он.

Девушка посмотрела на него, на здоровяка, на двух мечников. Подумав мгновение, она сняла руку с кинжала и начала спускаться. Когда Келла оказалась на земле, Колин подошел к ней. Он посмотрел девушке в глаза. Длинноволосый воин размахнулся и с силой ударил ее по лицу. Келла пошатнулась, но устояла на ногах. Бугай в рогатом шлеме схватил ее за плечо одной рукой, а другой снял меч и колчан.

-Хватайте баранов, и пошли отсюда. – Скомандовал вожак.

Келла подняла голову и налитыми яростью глазами посмотрела на Колина. Она облизалась, провела рукой по губам. На пальцах осталась кровь. Мечники взяли поводки баранов и поводья ослов и потащили их к каравану. Солдаты грабили ее имущество. Но девушку это не пугало. Она приготовила сюрприз и для такого случая.

-Ктира цить, цить. – Крикнула Келла изо всех сил.

Животные дернулись так резко, что мечники упали на горячий песок и выпустили поводья. Лошади выдернули веревки из-под лежачего камня и рванули в неизвестном направлении. Колин некоторое время смотрел на убегающий обед, ужин и завтрак.

-Может ей шею свернуть. – Предложил бугай, глядя на бегущих вслед за животными мечников. Солдаты, как ни старались, не могли догнать ни одного животного. В конце концов они развернулись и побрели обратно.

-А есть ты что будешь? – Ответил Колин и похлопал девушку по той щеке, которой ударил ее минуту назад. – Молодец, детка. – Похвалил он Келлу. - Быстро учишься. – Он посмотрел на верзилу. – Отпусти ее.

Здоровяк отпустил девушку. Она отошла на шаг или два, и посмотрела на своего пленителя. Рогатый по-прежнему держал ее меч, лук и стрелы.

-Отдай оружие, сволочь. – Крикнула Келла.

-Отдай ей. – Сказал Колин, взирая на пыльные облака на горизонте. – Кинжал отдай.

Бугай отдал девушке кинжал. Колин знал, что даже с кинжалом воительница в одиночку может перерезать большое число воинов, набросившихся на нее. Но предводителю каравана было все равно. Пускай чувствует себя в безопасности. Так и ему будет спокойней. Длинноволосый воин снова посмотрел на девушку и побрел ни с чем к своему каравану. Келла подвязала кинжал на прежнее место. Нацепила заплечный мешок, достала свисающую связку дудочек и свистулек. Она перебрала их в руках. А затем свистнула в один из них так сильно и так долго, насколько хватало легких.

Колин сел на лошадь и протянул руку девушке. Она прошла мимо, лишь злобно посмотрев на него.

-Я тоже рад тебя видеть. – Отшутился предводитель каравана.

Длинноволосый воин дал знак рукой и из кучки людей, находившихся недалеко, отделились несколько фигур с огромными флягами. Колин вновь посмотрел на девушку. Она подошла к ручью и принялась смывать кровь. Зубы были на месте, лишь щека оказалась сильно разорвана изнутри. Яркое красное пятно на коже невыносимо горело. Колин поднял взгляд выше и увидел возвращавшихся обратно животных.

-Я рад тебя видеть.- Крикнул он. Но девушка, шедшая к своей лошади, лишь показала ему средний палец. Колин усмехнулся.

Эпизод 5.2.             [tanger]

Солнце взошло, и первые лучи пробились сквозь плотные, небрежно задернутые шторы и ударили в глаз спящему на широкой кровати человеку. Парень, который спал под накрытым одеялом даже в самое жаркое лето, перевернулся. Но эта поза также не спасла его. Он фыркнул снова и перевернулся на спину. Лучик предательски терроризировал его. Парень фыркнул еще раз, встал, подошел широкими шагами к шторам, качаясь при этом на ходу. Он и задернул их, ругая в мыслях такое солнечное утро. Чтобы не упасть от внезапно прилившей к голове крови, парень схватился за стол. Секунду он постоял, а затем вышел из комнаты, и направился в туалет.

Возвращаясь, он заметил свою тетрадку. Парень записывал в нее свои планы относительно работы в Корпорации. На последней открытой странице значилось:

Хроники разработчика: июнь.

Парень снова плюхнулся на кровать и теплее закутался одеялом. Через некоторое время ему стало жарко. Пришлось перевернуться, оголяя некоторые конечности для умеренного теплообмена. Чье-то тело шевельнулось рядом с ним, но парень не придал этому значения. Не так, что бы ему было совсем все равно. Даже наоборот, лежащее тело в кровати означало прекрасную проведенную ночь. Настолько сладкую ночь, что тело до сих пор поламывало от воспоминаний и удовольствия. Прошла пара минут и в соседней комнате зазвенел будильник. Во второй комнате жили три девушки. «Вообще, - думал лежащий парень в полудреме, - девушки должны снимать комнаты с девушками, но никак не с двумя парнями. Но этой компании, похоже, было все равно».

Парень перевернулся. Неприятная боль отозвалась в его голове, и он в момент вспомнил все произошедшее вечером. Обитатели квартиры устроили вечеринку, изрядное количество спиртного веселило их. А неформальные отношения способствовали любовным утехам. Понятно, что парень закончил ночь в постели с одной из девушке. «Которая из них?» - подумал он.

Проснувшаяся от будильника девушка вылезла из кроватки. Она резво выпрыгнула из своей комнаты, на ходу надевая маечку. Парень заметил в щель двери, что одежда на соседке была розового цвета, и это показалось ему странным. Затем девушка побежала к ванной. Не прошло и секунды, как она вернулась и втиснула голову в полуоткрытую дверь.

-Ты не видел мои трусики? – Спросило милое личико с белыми волосами.

Парень, почуяв, что ему все-таки придется отвечать, поднял свой блокнот с восьмиугольником, лежащий на полу. Он перевернул нужную страницу и запомнил схему требуемого языка.

-Не видел. – Прохрипел в полудреме парень, рассматривая цифры.

Он бросил блокнот обратно на пол и задумался. Аклин пытался расставить три фигуры на шахматной доске. Одна из фигур сейчас лежала у него за спиной, другая, белая утонченная фигурка, полуголая стояла в дверном проеме. Софи – так звали эту блондинку. Она была из тех девушек, которые не бросаются в объятья первому встречному. Девушка если и влюблялась, то надолго. Наверное, в следующий раз она влюбиться навсегда. За всю ее жизнь у Софи было парней меньше, чем пальцев на руке. Она запомнилась Аклину с первого дня. И не только потому, что была прекрасна. И не потому, что за все это время Софи была единственной девушкой в квартире, с кем он не смог переспать. Все было гораздо проще.

Так устроен человек. Видимо, он запоминает лишь приятные мелочи, а все пасмурное забывает. Когда Аклин только нашел эту квартиру, Софи первая выбежала к нему. Она увидела удивительный меч ручной работы, висевший у парня за спиной. Девушка попросила парня подарить ей этот меч, но парень отказался. Меч был ценен ему в качестве трофея за победу над великим магистром Танджером на Играх. С тех пор Аклин и Софи сдружились, но до интимной близости у них так и не дошло. Даже несмотря на то, что обстановка способствовала этому.

-Не видел он твоих трусиков. – Недовольно простонал женский голос под одеялом.

-Ах да. – Взвизгнула девушка, и побежала в коридор.

-А ты не видел? – Обратилась она к соседу, обитающему в третьей комнате.

Судя по звукам и шороху вещей, в третьей комнате девушка нашла то, что искала и направилась в ванную комнату, куда и планировала. Минут пять было тихо, после чего девушка все-таки вышла из душа и направилась на кухню. Громкий звук кофемолки пронзил горячим маслом головы спящих товарищей.

-Софи! – Крикнул парень. Жужжание давило на уши и мешало спать.

Но девушка, по-видимому, его не услышала. Когда кофемолка замолкла, то звук не пропал. Остался слышен звук телевизора. Он был намного громче молотильного аппарата. И девушка не только не убавила громкость или закрыла дверь, но достала фен и включила и этот шумный агрегат.

-Софи. – Протяжно простонал парень из соседней комнаты.

Даже эти слова не помогли страдающим заснуть. Мало того, вставшая раньше всех Софи прибавила громкость телевизора, так, что сейчас голос диктора перекрикивал и без того громкий фен.

-Софи. – Крикнула лежащая рядом девушка и кинула подушку в дверь.

Дверь закрылась, и стало намного тише. «Черненькая», - подумал парень. Это означало, что вчера вечером к своим родным в Европу уехала Александра – третья сожительница второй комнаты. Такая же блондинка, как и Софи. А на ночь в кровати парня осталась брюнеточка Мишель.

-Доброе утро. – Сказала Мишель и поцеловала его. Парень поцеловал ее в ответ.

Он поцеловал ее снова, а девушка положила руку на его грудь и начала плавно спускаться ниже.

-Раз ты уже проснулся, - сказала девушка, нащупав чего-то.

Она снова его поцеловала. Затем приподнялась и перекинула ногу через парня. Мишель наклонилась к нему и, взяв его голову в руки, поцеловала вновь. Парень положил руки на ее бедра, затем поднялся до талии и опустился снова. Мишель выгнулась, просунула руку между телами и затем опустилась. Их тела слились в единое целое. Затем девушка снова приподнялась и снова опустилась. Мишель уперлась руками в рейку кровати, и начала вилять бедрами. Груди ее свисали над головой парня. Он поднялся руками и обхватил их, начала массировать и целовать. Девушка ускорилась, тяжело дыша. Она слегка приподняла попу и парень, немного напрягшись, начал также шевелить своими бедрами в такт. Девушка дышала все сильней и вот уже еле слышные стоны вырывались у нее из алых губ. Парень несколько раз протяжно вдохнул и выдохнул и с лицом, полным радости, опустился на кровать. Мишель прекратила шевелиться и посмотрела ему в глаза. Она опустилась, и они поцеловались долгим затяжным поцелуем. Девушка быстро вдохнула недостающего воздуха и снова они слились в поцелуе.

-Вы не видели мои трусики, - в открытую дверь просунулась Софи почему-то в маечке и таких же розовых носочках, но без трусиков.

-Нет. – Хором ответили они.

Светловолосое прекрасное создание, поняв ситуацию, решило ретироваться.

-Мне пора, - сказала сидевшая сверху Мишель.

-А мне нет, - улыбнулся парень и вновь поцеловал ее. Он не собирался вставать из кровати раньше одиннадцати часов.

Парень вышел из леса и направился вдоль озера по уложенной плиткой дорожке. Он шагал к большому застекленному зданию с белой вывеской на нем. Аклин прошел через главный ход и, проведя пропуском о считывающее устройство, прошел через турникет. Часы, висевшие над лестницей, показывали половину второго.

Парень прошел прямо, к шкафчикам, достал шлепки и полотенце. Разделся и направился в душевые. Проплыть пятьсот метров в бассейне было обязательной зарядкой для него в начале трудового дня.

Тихо ступая массивными, но легкими и крайне удобными сапогами, он направился к своему рабочему месту. Он закутался в черный плащ и накинул на шею полотенце, что бы вода с его длинных волос не капала на одежду. Парень, накинул капюшон на голову и вышел из спортивного сектора Корпорации.

Аклин поднялся на третий этаж, зашел в магазин канцтоваров. Там он взял толстую пачку ватманов, пару упаковок клейкой ленты, ведро разноцветных маркеров, а также пачку бумаги А4. Собрав все это, парень направился в дальний конец здания, в сектор разработки операционных систем. В аудиторию, в которой он и работал.

Когда он дошел до аудитории, к нему подбежал невысокий мужичок, с пачкой распечатанных страниц. На листах были изображены различные графики, таблицы и диаграммы. Мужичок воскликнул:

-А ты был прав, Аклин. Смотри. Здесь…, - мужичок начал вертеть перед его носом различными схемами и таблицами, чего-то объясняя, постоянно жестикулируя и изображая различные смешные гримасы… - В результате, вот сюда, – и он снова изобразил смешную рожицу. – Сюда приходят не те данные. – Выдохнул мужичок.

-Наклепай отчет и пошли его процессорщикам, – ответил, не сбавляя темпа Аклин. – Пускай разбираются. – Мужичок кивнул и быстренько, перебирая ножками, выбежал со своими бумагами из аудитории.

Парень добрался до своего рабочего места в правом дальнем пяточке комнаты. Всего таких пятачков было пять, в каждом сидели полукругом шестеро программистов. Аклин достал припасенные еще вчера доски и начал мастерить из них два стенда больших размеров. Скрутив доски шурупами, он приклепал к получившемуся каркасу толстый картон при помощи строительного степлера. Закончив, он прикрепил все тем же степлером принесенный ватман. Поверх ватмана, полоса за полосой, парень разворачивал и клеил прозрачную пленку. Завершив, он встал на табуретку, и подписал наверху одного из них – «NeuroOS kernel» (ядро операционной системы NeuroOS – прим. автора). А другой стенд маркером другого цвета – «Noobeum core» (ядро процессора Noobeum – прим. автора).

Сделав это, Аклин передвинул два стенда таким образом, что бы они стояли рядом, но под некоторым углом. Далее он снова пододвинул табуретку и начал вычерчивать круги, квадраты и треугольники маркерами разных цветов. Попутно парень соединял их длинными стрелками, делая какие-то надписи над каждой из них. Справа от двух плакатов он поставил доску на металлической основе. А на стол положил коробку из-под шоколадных конфет. Он вывалил в нее буковки на магнитиках – такими фигурками играются малыши в детстве. Отчертив тридцать девять линии на доске, парень взял несколько букв и расставил их по местам. Затем сверху и с повторением на каждой шестой полосе он отметил семь высоких черточек и по семь маленьких между ними. Таким образом, он разделил при помощи такой линейки доску на шестьдесят четыре клеточки.

Закончив, парень сел на кресло у своего стола и осмотрел получившуюся картину. Затем Аклин достал купленную ранее пачку бумаги и распаковал ее. Он положил ее на стол и на самом верхнем листе подписал:

«Влияние STATICов в вычислительных системах и персональных компьютерах на базе мультимногоядерных процессоров семейства «Noobeum»»

Чуть ниже:

«Диссертация на соискание научной степени магистра Static factory»

«Aklin J»

Написав это, парень подписал карандашом по диагонали: «здесь будет моя работа». Выровняв пачку листов, он положил ее в угол своего стола.

Так началась его работа в Корпорации. Шли месяцы, и к стендам подходили какие-то люди, изучали схему, чего-то говорили и убегали. Подходили другие, чего-то приклеивали, и уходили. Прибегали третьи, чего-то малевали, и убегали. Прибегали четвертые, долго смотрели, чего-то кричали, хватали таблицы или схемы со стендов и убегали в неизвестном направлении. А парню приходилось потом приводить полученную схему в приличный вид.

Временами, оставаясь долгими вечерами, в одиночестве, Аклин чего-то подписывал, чего-то стирал, что-то переклеивал. Он пытался привести две разраставшиеся схемы к какому-то единому виду. Пытался поставить компоненты операционной системы на те же места, что и соответствующие этим компонентам элементы процессора. Цепочки буковок на металлической доске продолжали расти, пока не заполнили все строчки по высоте. Некоторые строчки были заполнены и по ширине. Оставалось лишь заполнить пробелы в этих записях. Каждая буква на магнитике означала код какой-то операции. Складываясь, они образовывали инструкцию, исполнявшую несколько операций сразу. При сложении всех тридцати девяти строк должно было получиться ядро операционной системы (сокращенно «ОС» – прим. автора).

Снизу к доске был прикреплен листок с четырьмя функциями ядра ОС, которые ни в какую не влезали в общую таблицу. Подписанная пачка с бумагами так и осталась лежать на столе. Лишь покрылась горкой распечаток с числами, текстами и диаграммами.

Еще пару месяцев ему потребовалось, чтобы завершить расставлять буквы на металлической доске. За это время он практически целиком исправил ошибки в процессоре и доработал имеющиеся исходные коды для запуска операционной системы. Параллельно с этим, раздумывая над принципами организации потоков данных в процессоре, он придумывал новую Теорию. Сочинив и проверив очередное правило, он вносил его в список внизу одного из стендов. Наконец, когда долгое время он не придумал ни одного правила, парень занимался оптимизацией. Он улучшал их, достигая тем самым идеальной, по его мнению, схемы Теории.

Как-то раз ему захотелось проверить некоторые данные, проработать формулы. Получить результаты тестирования тех правил Теории, которые он составил. Для этого требовались большие производительные мощности компьютеров, и ему пришлось обратиться за помощью к начальнику сектора. Он кратко описал свою проблему, надеясь, что начальник сектора разрешит использовать все компьютеры пользователей в ночное время или на выходные.

-А зачем так мучиться? – Спросил начальник. – Воспользуйся серверами. Работают круглые сутки. К тому же, тебе не придется синхронизировать информацию с кучи компьютеров в единую базу данных.

-А у нас есть сервера? – Удивился парень, не имевший такой информации.

-Конечно, есть. «STATIC» - это же информационная корпорация.

-Тогда как мне ими воспользоваться?

Начальник открыл журнал распределения вычислительных мощностей. Несмотря на большое количество серверных систем в корпорации «STATIC factory», все они оказались заняты постоянными вычислениями. И не было возможности выделить достаточно времени для проверки Теории парня.

-А знаешь, что сделай! Ты же у нас приписан к самому магистрату! Зайди тогда прямо туда и занеси запрос на выделение мощностей. – Нашел неожиданное решение начальник. - Говорят, в новом здании завезли серверов. И даже подключили. Но никто их еще не использует. Потому, что само здание «NOOBEUM» еще не достроено и работников там еще нет.

Так Аклин и сделал. Он отправился прямиком в магистрат и подал заявку на выделение производительных серверов для обработки интересующей его информации. Магистрат, надо отдать ему должное, решил вопрос в течение нескольких часов. И на удивление самого Аклина, выделил ему не просто один из используемых серверов. Магистрат дал доступ на новейшие высокопроизводительные сервера в одном из новых секторов строящегося здания «NOOBEUM inc».

Разработчику выделили даже не отдельный сервер или целую стойку. Магистрат дал ему доступ в отдельную серверную комнату, которую до этого времени еще никто не использовал. Мало того, магистрат дал ему свободу действий относительно устанавливаемого программного обеспечения. Комната эта оказалась на первом этаже строящегося здания. В самом дальнем секторе корпорации «NOOBEUM inc».

Аклин добрался до здания и нашел аудиторию номер 189 и отпер дверь. То, что он увидел, удивило его. Внутри маленькой комнатки стояли несколько новеньких серверных стоечных шкафов. По углам аудитории были складированы десятки коробок с готовыми серверами. Бухты кабелей торчали между ними.

Вначале парень решил собрать одну стойку. Для этого он передвинул тяжеленный шкаф, установив его на место. Он вскрыл четыре коробки с серверными системами. Парень вставил компьютеры их в стойку, словно ящики вставляют в комод. Взяв бухту с сетевым кабелем и обжимной инструмент. Так он соединил систему в единую сеть. Притащив длинный стол из соседней пустовавшей аудитории, парень водрузил на него мониторы, подключенные к серверам.

Аклин, уже имевший опыт в настройке подобных сетей, установил операционные системы и необходимое программное обеспечение за считанные часы. Парень запустил свою задачу и принялся ждать, время от времени поглядывая на монитор.

Но задача оказалась намного сложнее, чем Аклин ожидал вначале. Всего парню предстояло проверить таблицу из сотен строк и тысяч чисел. Попреки его ожиданиям, каждое число и каждая формула проверялись слишком долго. Четыре сервера не справлялись с возложенной на них нагрузкой. Тогда парень вскрыл еще два десятка коробок и заполнил первую стойку до отказа. Производительность возросла, но и этого не хватало для решения задачи. «Если все пойдет такими темпами, - думал он, - то я скорее состарюсь, чем проверю свою Теорию». Парень ждал, часы проходили мимо него. Наконец, примерно на третий день, система дала окончательный ответ на поставленную задачу. Парень переписал ответ сервера, отображавшийся на мониторе, себе в большую тетрадь.

-Ок, - сказал он сам себе. – Четыре строчки проверили. Осталось еще двадцать две тысячи девяносто девять.

Аклин упал. Нет, он не упал, он плюхнулся на пол прямо в том месте, где и стоял. Он оперся о стойку и представил, сколько времени займет вся проверка. Когда ему это надоело, он решил действовать иначе.

Для начала, он установил все стойки. Но на этот раз он не пытался сочетать практическое удобство с эстетической красотой. Пришедшая ему в голову мысль торопила его, так, что он попросту не успевал сделать каждое действие хорошо. Поставленные им стойки не были выровнены. Казалось, что шкаф попросту принесли и бросили. Кабели были разбросаны по полу. А сетевые соединения недостаточно обработаны, что в итоге приводило к незначительным сбоям. Аклин сердился, переделывал кабели. Втыкал серверные элементы в стойки через один, забывая заполнять свободные слоты. Устанавливал программы путем клонирования уже готовых образов операционной системы. Он торопился, но это приносило пользу. Всего через неделю сервера начали выдавать ответы куда более резво, чем это было вначале. Все, что ему оставалось – это бегать между мониторами и переписывать цифры.

Но подобная скорость быстро показала и свои минусы. Парень попросту не мог никуда отлучиться более, чем на пару часов. Стоило ему покинуть серверную комнату, как сервера переставали перерабатывать данные, ожидая реакции пользователя на результат. Система висла, а новые задания почему-то не обрабатывались на основе наспех составленного расписания. Так случилось, что парень попросту поселился в этой небольшой комнатушке. Он сидел там часами и даже днями. Очень скоро, когда ему надоело засыпать лежа на столе, он притащил со склада фанеры и соорудил в углу небольшую комнатушку. Там он поместил самодельную кровать, пустое ведро и бутылку с водой, исполнявшую роль водопроводного крана. парень закрылся в маленьком мире, ограниченном этой аудиторией.

Эпизод 5.3.             [kella]

Вечером Келла, вопреки изначальному плану, разбила отдельную палатку. Общество Колина ей не льстило. Хотя десушка и понимала, чем ей грозит этот отказ. Любой, пожелавший путешествовать в охраняемом караване с проводником, должен был платить деньги. Колин отлично выполнял свою работу, поэтому его время стоило немалых денег. С Келлой у него был особый договор. Она не платила ему деньгами. Она платила ему собой. Когда Келла переродилась вновь после глупой смерти, у девушки был выбор.Но она предпочла привязанность этого длинноволосого воина остальным, которые могли бросить ее в любую минуту. «Колин же не станет этого делать, - думала Келла. Он влюблен в нее. И он хочет ее. Он к ней привязан. Она нужна ему. А он нужен ей». Защита в этой пустыне стоила недешево, а Колин скорее расстался бы со всем своим небольшим войском, прежде чем бросил ее.

Келла положила жилет и сандалии в стороне, улеглась. Накинула шкурку животного, выполняющую роль одеяла. Кинжал воительница положила вдоль бедра так, что она могла в любой момент дотянуться до рукояти. Когда глаза ее начинали смыкаться, и она уже начинала засыпать, послышался шорох. Девушка обхватила рукой кинжал, лежащий у ее бедра. В этот момент палатка распахнулась, и туда влетел мужчина. Он плюхнулся на нее, а потом оперся на руки. Келла сразу узнала Колина. Девушка знала его вес, его запах – она много ночей провела с этим воином. Келла начала брыкаться ногами и отбивалась свободной рукой, оставив вторую под покрывалом. Она попыталась закричать, но рука заслонила его рот. Келла больно царапнула предводителя каравана своими ногтями по лицу. За это лежащий сверху воин отвесил ей оплеуху на другой щеке. Келла резко выдернула руку с кинжалом и приставила к его горлу.

Они лежали какое-то время неподвижно. Затем мужчина потянулся к застежке на ее юбке и расстегнул ее. Келла сильнее вжала нож ему в глотку. Мужчина немного помедлил, затем откинул юбку в сторону и стал стаскивать белье. Глядя в ее глаза, воин осторожно начал стаскивать с себя штаны. Затем мужчина немного поводил бедрами и вонзился в нее. От боли девушка дернулась и уперлась лезвием в горло нападающего. Мужчина отступил головой вверх, но не прекратил своих атак.

Он помедлил еще мгновение, а затем начал ритмично двигать бедрами. Девушка металась в оценке ситуации. Она не могла определить: что же ей дальше делать. «Он тебе нужен», - подумала Келла. Мужчина начал клонить голову вниз, а девушка лишь опускала руку. «Он тебе нужен, дура», - думала она.

Келла в ярости от своего бессилия опустила руку и бросила кинжал. Девушка сжала накидку в кулаке, терпя боль. Рука мужчины проникла под майку и теперь уцепилась за грудь. Его голова склонилась, он попытался поцеловать ее в губы. Келла не разжала их, и мужчина принялся целовать ее шею. Небритая физиономия самца раздражала ее. Очень скоро мужчина начал отрывисто тяжело дышать и все быстрее водил бедрами. Наконец, он втиснул совсем сильно ударился вперед. Настолько, что девушке стало больно. Потом еще раз, и еще один. Мужчина успокоился, хватая ртом воздух. Тело его обмякло. Прошла секунда.

-Ты закончил? – Издевательски спросила девушка.

Мужчина лишь дыхнул на нее перегаром. Девушка уперлась руками в его плечи и сбросила тело на соседнее с ней место. Келла запахнулась и уже под покрывалом пыталась натянуть белье и приладить на место свою юбку.

-А тебя смерть не научила манерам. – Все еще тяжело дыша, сказал мужчина. – Ты все еще дерзкая.

Келла больно ударила его локтем.

-За это я тебя и люблю. – Сказал тот хихикая. – Знаешь, мне тебя не хватало.

-У тебя полный табун девиц. Бери любую.

-Они платят мне, а еще они товар.

-Женщины – товар?

-Мы идем на север. – Пояснил предводитель каравана. – На Красный перевал. Наймусь горным рабочим. Через пару месяцев открою лавку. Или может сразу рвануть дальше, на запад? В Белую Империю?

-А женщины тебе зачем, если ты их не трогаешь?

-Ты же знаешь, местные вояки требуют высокую мзду за проход на ту сторону гор. Проще притащить туда десяток красивеньких женских попок, чем собирать золото несколько месяцев.

-Тогда за что же они тебе платят тогда?

-Они думают, что я веду их в столицу.

Девушка усмехнулась.

-Тебе никогда нельзя было верить.

-О чем это ты?

-Ты кинул меня. – Она пнула его легонько в ребра.

-Там было пятнадцать человек.

-Ты застрелил меня!

-Для твоего же блага! – Воскликнул длинноволосый воин. - Или думаешь, что было бы лучше, если бы тебя заковали? И два-три десяток вонючих уродов насиловали тебя каждый день и каждую ночь?

-Пусть будет лучше лишь один урод? – Иронично заметила Келла.

Но Колин лишь усмехнулся.

-Сколько воинов ты собираешься взять с собой через перевал?

-Двенадцать человек. Четырех придется оставить.

-Сбросишь со скалы? – Келла понимала, что взять всех предводитель каравана не может. У него просто не хватит женщин для оплаты.

-Увидим, как сложится ситуация. – Философски заключил тот.

-Понятно. – Печально произнесла Келла.

Девушка давно поверила в рассказы о лучшей жизни. Она хотела убежать из этой проклятой пустыни. Осесть на северной стороне гор. Колин повернулся и лег на плечо лицом к ней. Он погладил ее волосы, лоб, щеку. Келла дернулась – щека сильно болела.

-Извини. – Он улыбнулся. - Я люблю тебя.

-Но взять то ты меня с собой не сможешь. – Выдавила от злости девушка. - У тебя не хватит твоих пленниц. Провести женщину через перевла стоит в десять раз больше, чем воина.

-Тем более такую красивую, как ты.

Но это лишь огорчило ее.

-У меня есть, чем за тебя заплатить. – Сказал Колин.

-Правда? – Келла ухватилась за соломинку надежды, в которую сама еще не до конца верила. Она просто не знала всех тонкостей состояния каравана.

-Девушка в плаще. – Намекнул Колин. - Алита.

-Этого мало.

-Она девственница.

-Все равно она не стоит такой как я.

-Она обладает магией.

Келла вопросительно посмотрела на лежащего рядом.

-В черном плаще? – Спросила она.

-Угу. – Крякнул Колин, довольный собой.

-С длинными волосами, до талии?

-Все-то ты разглядела.

-С платком на шее?

-Под платком ошейник. – Прошептал воин, словно это была какая-то тайна.

-Ты же можешь его снять. – Возразила Келла.

-Она убежит. – Пояснил Колин. – Девчонка думает, что ошейник убьет ее.

-Сколько ей лет?

-Тринадцать.

Келла положила голову на подушку, подумала.

-Пожалуй ты прав. Она стоящий товар.

-Я хотел загнать ее одному купцу, но я даже рад, что ты появилась. Ты более ценна, чем два мешка золота.

Келла мечтательно выдохнула. Предводитель каравана мог стать спасением для нее. Колин завязал штаны и вылез из палатки.

-Пойдешь в мою палатку. Там все-таки мягче? – предложил он.

Келла лишь отвернулась. Она была слишком зла на него за сегодняшний поступок. «Он мог дать ей новую жизнь, - подумала она. Но как-то все чертовски просто получается. А там где просто – жди беды». Через мгновение она забылась и заснула.

Глаза. Печальные мужские глаза снились девушке. Который раз после перерождения ей снились эти глаза. Келла уже видела этот сон. Темный длинный коридор. В конце которого стоит освещенная клетка с мечущимся животным. Каждый раз оно разное – была мартышка, попугай, тигр. Животное прыгает по клетке, рвет ограду, грызет зубами, но не может выбраться. Она ощущает присутствие у себя за спиной. Келла оборачивается и видит человека. Точнее, она видит печальные глаза со шрамом в форме продолговатой капли под левым глазом. Больше девушка ничего не видит. «Помоги мне», - протяжно молит высоким затуманенным голосом человек. И Келла просыпается.

Караван двигался дальше на север, к Красному перевалу. Прошло уже три дня с того момента, как Келла вернулась в караван. И Колин вернул ей все оружие, она его уговорила лаской. Табун ее баранов уменьшился вдвое. До гор оставалась неделя пути, а потом еще день вверх и неделя, прежде чем они доберутся до первого поселения северного Горного Королевства. Это означало, что следовало купить еще баранов и провизии в какой-нибудь деревушке для дальнейшего перехода.

Караван достиг небольшой, но быстрой речушки, начинающейся высоко в горах. Здесь, на берегу, помимо песка уже встречались крупные темные камни, а сам песок был веселого белого цвета. Они остановились, и женщины пошли наполнять бурдюки водой. Келла спрыгнула с лошади, повела ее под уздцы к водопою. Рядом спрыгнул Колин.

-Они недовольны. Они начинают думать, что ты их обманываешь. – Сказала Келла, кивая на женщин.

-Я обещал им пять недель. Три уже прошли. Они просто устали, вот и все. Да и деваться им не куда – все свои пожитки они отдали мне.

-Действительно, - сказала Келла. – Что может быть страшнее рабства? – Усмехалась она. - Только другое рабство.

Келла опустилась к речке, что бы зачерпнуть воды и отпила. Вода отдавала чем-то горьким, Келла выплюнула ее.

-Что это? – Спросил Колин, глядя на воду в ладонях.

В зачерпнутой им воде плавала черная рыбная чешуйка. Келла посмотрела на неспокойную водную поверхность. Из глубины речушки тянулись какие-то странные длинные водоросли. Келла видела такие водоросли и раньше, но они ее удивили. Эти водоросли просто не могли быть здесь, в пустыне, недалеко от подножия гор. Для их роста нужен совсем другой климат и другие, более широкие и глубокие реки.

-Что-то не так. – Заключила Келла.

-Все из воды. – Крикнул женщинам Колин.

Женщины быстро стали вылезать из речки, хватая плавающие бурдюки и подбирая наполненные, лежащие на берегу. Когда все убежали, Колин и Келла остались. ОН смотрели на испускающую страх водную стихию. Волна прошла по относительно гладкой поверхности заводи. Колин дернул девушку за плечо, и они стали пятится от странной воды. Келла увидела, как из середины реки поднялся белый костяной штык. Не то рог, не то клык, нечто белое начало двигаться к берегу, постепенно поднимаясь.

Келла перешла с шага на небыстрый бег, подбирая разбросанные вещи и ведя за собой лошадь. Колин дал знак верзиле и через секунду воины побежали к нему. Лучники встали позади. Колин положил руку на рукоять меча, подвязанного на правом бедре. Клык вылезал из воды и вот уже показался огромных размеров двойной топор. Каждая половинка оружия была похожа на огромный полумесяц, выгнутый острием наружу. Палка от топора все еще оставалась под водой. Сзади него начали вылезать еще два похожих рога, а еще чуть дальше – еще четыре. Топор приблизился совсем близко к берегу, и вот уже рядом с ним образовалась новая волна.

Волна распалась, и из нее вылезла страшное, похожее не то на рыбью морду, не то на морду рептилии, образование. Это была морда животного с малюсенькими черными глазками, острыми торчащими вверх ушками и двумя выступающими из пасти клыками. Следом за головой показалась высокая, толще небольшой головы, испещренная жабрами шея. Дальше за шеей появились массивные мускулистые плечи, из которых выходили две маленькие коротенькие ручонки, держащие длинную алебарду. Толстое продолжительное тело, более похожее на высокую бочку, заканчивали такие же маленькие мускулистые ноженки. Сзади чудища болтался широкий плоский хвост. Вылезший из воды был в полтора раза выше человека. Длинные перья были на голове и спине пришельца. Черные крепкие чешуи, огромные на плечах и маленькие на кончиках пальцев, защищали руки и ноги пришельца. Грудь и шея великана были покрыты толстыми кожными наростами. На животе виднелись следы от мечей или копий.

-Северяне. – Прошипел сквозь зубы Колин.

Келла впервые видела это существо, чего нельзя было сказать о Колине – он, по-видимому, уже где-то с ними встречался.

Чудовище вылезло, встало и, вертя своей маленькой головкой на огромной шее, оглянулось. Вода все еще стекала с его блестящего тела. Следом за первым, вылезло еще два, а сзади виднелись головы еще четверых.

Колин отступал дальше к каравану. Один из воинов бросился на чудовища, но тот, с невероятной быстротой и силой размахнулся и опустил топор на голову бедняге. Две отдельные половинки упали на землю. Колин крикнул лучникам, и взметнулось несколько стрел. Падая на толстые нагрудные кожные щитки или чешуи пришельцев, стрелы отскакивали и падали на землю.

-Бесполезно. – Прошипел верзила.

Здоровый воин думал рвануть вперед со своим топором, но Колин придержал его рукой. Колин понимал, что потеряет еще одного воина.

-Копья наголо, – кричал он. – Мечи к земле. Лучники приготовились. Цельтесь по глазам. – Он махал женщинам, что бы те укрывались за повозками.

Келла вытащила лук, натянула тетиву. Она стрельнула по одному из северян, который был всего в трех шагах от девушки. Но тот успел закрыть глаз, и стрела упала на землю. Алебарда опустилась вновь и еще один крик быстро оборвался. Подошедшие северяне начали размахивать алебардами, разгребая пики. Воины Колина держали оборону и плавно отступали. Келла выступила чуть вперед и выпустила еще одну стрелу. Стрела отскочила от чудовища. Существо размахнулось и ударило алебардой по ноге девушки. Она упала, хотя раны не было. Удар прошел вскользь.

Келла перевернулась на спину, схватила лежащую стрелу в правую руку. Зажав той же рукой лук, девушка оттолкнулась от земли. Она выхватила кинжал левой рукой из пластины на лодыжке. Вскочив, Келла метнула лезвие в лицо пришельцу. Сама быстро левой рукой схватила лук, а правой уже натянула тетиву. Существо зажмурилось, пропуская клинок, а потом снова открыло глаза. Келла разжала руку. Дикий визг оглушил ее, белая жидкость брызнула из раны чудовища.

Существо дернулось, махнуло алебардой туда, где только что была Келла. Но девушка уже оббежав сзади, воткнула меч под лопатку чудовищу. Существо взревело с новой силой, развернулось и, держа одной рукой алебарду, махнуло вновь. Свист пролетел мимо уха Келлы, задевав разноцветную ленту, выбившуюся из косы. Кусочек ткани спланировал на песок. Келла упала лицом на землю, но быстро перевернулась. Существо рвануло на нее снова. Девушка успела выхватить стрелу и выпустить ее в оставшийся глаз. Капля белой гадости сползла с кончика стрелы, прежде чем существо умолкло. Келла встала и увидела, что двое воинов воткнули свои мечи в спину пришельцу. Чудовище упало на землю. Белая лужа начала вытекать из тела и уходить в песок.

Тень пролетела слева от нее. Она, чудом успев среагировать, отскочила в сторону. Там, где только что стояли два человека, остались только четыре колена. Девушка мельком увидела громилу у себя за спиной. Страх с новой силой прилил в ее сердце. Келла быстро-быстро начала перебирать ногами и руками, стараясь убежать. Существо опустило алебарду, и та вонзилась в песок. Существо подняло и ударило снова, надеясь задеть Келлу, но лезвие упало в песок с другой стороны. И в третий раз существо замахнулось и казалось, что гибели уже не миновать. Но крепкая рука схватила девушку за локоть и дернула с такой силой, что Келла подлетела в воздух. Раздался металлический грохот, и топор соратника Колина упал на землю. Топор хоть и отлетел, но здоровяк удержал его. Боец размахнулся и еще раз ударил, но снова его топор отлетел, отражаемый северянином. Келла схватила лежавший на песке меч.

-Подкинь меня, - крикнула она одному воину, стоящему рядом.

Тот, воткнув меч в песок, сложил руки. Келла прыгнула в захват, а второй ногой она встала на плечо крепыша. Третий раз прозвучал металлический звон, но на этот раз топор выпал из руки высоченного воина. Келла оттолкнулась и с криком прыгнула на чудовище. Она видела маленькие хитрые, полные страха глазенки. Она видела, как существо пытается размахнуться, но не успевает этого сделать. Она видела, как дрогнула ресница существа. Она вонзила меч в глаз чудовища. Она вонзила его по самую рукоять. Девушка упала на существо, уперев ногой в область груди чудовища. Келла изо всех сил напрягла ноги, обхватила покрепче меч, выгнула тело и вытащила клинок из чудовища. Белый фонтан брызнул из раны. Тягучая жидкость вылетела на лицо девушки. Белые капли упали на ее волосы, лицо и шею девушки. Келла оттолкнулась и подпрыгнула. Девушка упала на воина-великана. Огромное чудовище с невероятным грохотом свалилось на землю неподалеку. Здоровяк отшатнулся, и Келла упала на песок, ударившись головой о камень.

Она стояла в черном длинном коридоре. Впереди, в луче света, стоял какой-то предмет. Келла пошла к нему и поняла, что это клетка. В клетке, царапая прутья решетки, была заперта рыжая кошка. Она сразу узнала кошку. У девушки когда-то уже была такая же. Нет, не такая же. Это был питомец Келлы девушки в прошлой, полузабытой жизни. Это ее кошка. Она раньше гладила этот комочек шерсти своими наманикюренными пальчиками.

Девушка попыталась открыть клетку, но не нашла дверцы. Холод обдал ее душу. Она обернулась. Келла увидела глаза. Или ей показалось, что она видела глаза. Мокрые грязные слипшиеся волосы закрывали лицо. Его лицо. Кровь текла из глаз, ноздрей и рта человека. Кровь текла из ран человека. «Помоги мне», - прохрипело лицо. Свет прорезался сквозь глаза человека. Свет прорезался сквозь рот человека. Свет прорезался сквозь раны человека. Ей стало светло. Ей стало слишком светло. Ей стало слишком ярко. И Келла зажмурилась.

Келла открыла глаза. Кто-то хлопал ее по щекам. Она лежала на песке и несколько человек столпились над нею. Солнце палило над их головами и то один, то другой луч пробивались в бреши. Один из воинов крикнул куда-то. Подошел Колин.

-Келла. Я рад, что ты вернулась. – Улыбался он. - Ты так классно их уделала.

-Все закончилось? – Хрипела она.

-Все закончилось.

-Вы их убили?

-Мы убили их.

-Всех?

-Двое убежали.

-Как убежали?

-Как, как. – Колин поднял голову, гляда куда-то вдаль. - Нырнули в реку и с концами. – Пояснил он.

-А погибшие?

Колин изменился в лице и встал. Солнце ударило ей в глаза.

-Восемь.

-Не придется никого… оставлять. – Келла хотела сказать «убивать», но вовремя остановилась. – Теперь в горы, на север?

-Келла.… Не получится на север.

-Почему?

-Мы убили северян, Келла. Нам нельзя на север.

-А женщины.

-Келла…. – Колин молчал.

Она осмотрела лица других воинов, но все они были печальные.

-Келла. – Наконец собрался Колин. – Они мертвы, Келла.

-Все?

-Все. Келла. – Колин с горестью выговаривал каждое слово, будто это были его дочери, сестры или матери. - Все, кроме одной. – Наконец сказал он. Из-за спины Колина выглянул черный плащик. – Алита жива, Келла.

-Я рада. – Сказала Келла. – Я рада, что ты жива, Алита. – Она закрыла глаза. – Нам надо уходить? – Догадалась девушка.

-Они лишь разведчики, Келла. – Подтвердил ее догадку предводитель каравана.

Подбежал воин. ОН дал Колину подобранную на земле бумагу. Колин развернул ее и прочел.

-Разыскивается,… Странник… - Читал предводитель каравана. – Вооружен и крайне опасен…. Шесть мешков зо… - И он бросил испачканную в крови бумагу в воду.

-Надо уходить. – Выдохнула Келла и забылась.

Чья-то сильная рука подхватила ее, положила на плечо и понесла. Ее посадили на седло, какой-то юноша сел за ней. Солдаты тронулись, оставив повозки, оставив тела, оставив этот проклятый берег. Они шли в безмолвии, и ничто не нарушало мелодию переливающейся через камни воды. Ничто, кроме горна, гудящего за перевалом. Адского горна, предсказывающего неприятности.

Эпизод 5.4.             [tanger]

Хроники разработчика: август.

Аклин сидел в своем маленьком мирке, ограниченном серверной комнатой номер 189. Иногда он выходил в туалет. Каждое утро, день или вечер – как получалось, парень достигал душевой. Раз в неделю он добирался до сектора операционных систем, чтобы внести новые исправления на стенды. Или же отправить простой отчет. Или просто поесть. Как получалось.

Однажды, Аклин все-таки вылез из своей конуры. Он вылез радостный, вылез, чтобы сообщить, что он решил проблему. Парень доработал операционную систему. Он придумал код для ядра, влезающий всего в тридцать девять 64-разрядных слов. Аклин пытался узнать у руководителей отделений, что есть тот проект шесть. Что это за проект, о котором говорил Двайс и Танджер в день, когда магистры приняли его на работу. Но сколько бы человек Аклин ни спрашивал, никто ничего не знал. Он слал письма Двайсу о встрече, но ни одно из них не получило ответа. Тогда парень добился встречи с Танджером с целью обсудить дальнейшие его, Аклина, действия.

В назначенный день и час он вылез из своей конуры, и отправился в кафе у озера, где они и запланировали встречу. Выйдя заранее, он забежал в душ, находившийся рядом с бассейном, и помылся.

-Давненько мы тебя не видели, - говорили частые посетители этого заведения. – Совсем бледный стал. Гулял бы больше, что ли. – Улыбались они.

Аклин не обратил на них особого внимания. Лишь вспомнил название одного американского телевизионного шоу – «Чики и фрики». Красавицы (чики) и ботаники (фрики) боролись за главный приз, объединившись в пары. Глупые блондинки и страшные умники.

Аклин понял некую иронию этого здания. Все эти спортивные установки, корты, площадки, бассейн – посещали одни и те же люди, проводившие на рабочем месте всего по паре часов в день. Чики.

Он же в одиночку решил все задачи операционной системы, процессора и Теории. Решил быстрее, чем две сотни работающих до него коллег. У таких как он, фриков, попросту не было времени. У него не оставалось и пятнадцати минут на посещение спортивного комплекса. Весь его день превратился в сон, еду. И наблюдения за десятком мониторов, обильно усеявших самодельные стены серверной комнаты, где он работал. Где он ел, где спал.

Аклин вышел из здания, уже без плаща и без сапог, весело перебирая ступеньки, джинсах и толстовки от ветра. Солнце показалось ему слишком ярким, а воздух слишком насыщенным. Парень прошел в сторону «STATIC», затем повернул на тропинку, ведущую к разбитым недалеко от берега кафе. Было уже холодно, но ледяной ветер еще не дул. Парень направился к тому столику, где они планировали встретиться, и отыскал глазами место. За столиком сидел Танджер и какая-то девушка к нему спиной.

В этот момент девушка, словно поймав его взгляд на себе, повернулась. Аклин остолбенел. Ее белоснежная кожа будто светилась на скупом осеннем солнце. Ее слегка раскосые карие глаза притягивали его. Ее пухлые губки красиво шептали ему, а белоснежная улыбка перевернула его мир. Темные волосы красивыми волнами спадали на ее плечи, лишь изредка подергиваясь от небольших порывов ветра. Парень не мог сойти с места. Он моргнул, раз, другой, но девушка оставалась там. Парень не мог пошевелиться. Он не видел нигде и никогда подобной красоты. Танджер повернулся и позвал его радостно. Аклин робко пробрался к ним и присел напротив.

-Знакомься, моя девушка. Оксана. Оксана – это тот парнишка, который сделал меня на играх и про которого я столько тебе говорил.

-Очень приятно. - Сказал Оксана, улыбаясь.

-Пп..Приятно. Аклин. – Сказал он.

Ее голос завораживал его. Он не мог оторвать взгляда от нее. Он смотрел в ее глаза. А она смотрела в его. Они словно слились друг в друге.

-Аклин. Что ты хотел? Только, пожалуйста, если не сложно, побыстрее. У меня машина через пятнадцать минут.

-Да, да, конечно. – Робко говорил он, отвернувшись в пол. – Я сделал, что ты просил.

-Да? – Удивительно спросил Танджер, разрезая мясо. – И как?

-Я понял, как работает процессор, - временами поглядывая на девушку, говорил Аклин.

-Неплохо. Но это, согласись, не результат.

-Да, да. Процессор. Я сделал правки, в общем, он заработал.

-Правки?

-Я запустил модель на нескольких компьютерах.

-А, припоминаю. Ты такое на Играх проделывал.

-Верно, - Аклин улыбнулся. – На играх. – Он вспомнил, как его шестнадцать простейших компьютеров, объединенных между собой, обыграли два мощнейших сервера, купленных командой Танджера. – Только я использовал процессоры в 189 комнате.

-А операционная система как? Заработала?

-Я… - Он вновь украдкой посмотрел на девушку. – Я.… Помнишь, ты просил меня создать код для ядра операционной системы. Тридцать девять слов.

-Тридцать девять? Насколько мне известно, нам доступно сорок два слова?

-Три пришлось зарезервировать для условных переходов.

-А… Понятно.

-Я сделал комбинацию. – Говорил он робко. - Все нужные функции включены в это ядро.

-Все функции? И как же тебе это удалось? Хотя шучу. Аклин. Ты молодец. Нет, правда. Ты молодец.

-Я доработал твою Теорию.

-Доработал. – Танджеру в голову пришла какая-то мысль. – Это хорошо. Только, мальчик мой, это теперь твоя Теория. Ты вот что. Распечатай ее и пришли в комиссию.

-Хорошо, я сделаю.

-Понимаешь, в чем дело. У нас сейчас проблемы с деньгами…

-Я заметил. Людей стало меньше. – Тихо говорил Аклин.

-Да, да. Многие уходят. Мы на грани банкротства, увы. Но ты пришли – попробуем тебя защитить.

-Это поможет?

-Да, это действительно может помочь. Знаешь… Новые идеи, новые умы. Все это дает потрясающий результат в некоторых случаях. – Говорил он, вытирая рот салфеткой. – А у нас именно такой случай.… А сейчас извини, мне пора.

-Мне…. Если у вас есть работающие образцы? – Спросил Аклин.

-Работающие?

-Ну, вы говорили, что нужно запустить ваш главный проект?

-Проект номер шесть ? - Поинтересовался Танджер.

-Да, наверное. Не знаю точно.

-Хорошо. Я попрошу, что бы тебе принесли оборудование. Попробуй загрузить туда операционную систему.

-Попробую. – Ответил парень.

Подъехал автомобиль. Они встали, и Аклин попрощался с Танджером.

-Пока, - сказала Оксана.

Танджер пошел к подъехавшему Мерседесу и водитель уже открывал дверь. Оксана развернулась и помахала ручкой.

-Еще увидимся. – Крикнула она.

Танджер обошел машину и сел, Мерседес тронулся. Аклин смог лишь вяло поднять руку и попытался выговорить:

-Увидимся.

Он еще долго смотрел уехавшей машине вслед.

-Кто ты такой. – Говорил сам себе Аклин, свернувшись калачиком у себя на кровати в аудитории. – Он миллионер, а ты жалкая пешка. У тебя нет даже квартиры, а он на Мерседесах разъезжает.

Парень говорил так час, или два или день или даже неделю – никто не знает. Он строчил код, правил алгоритмы, печатал, рисовал схемы. Он снова заперся в своем уютненьком мирке. Как-то раз в его серверную комнату зашел мужчина в черном плаще с одной желтой полосой. Курьер.

-Есть тут кто. – Крикнул мужчина.

Аклин приподнялся со своей кровати. Он уже сбился со счету, который день, месяц или час. Он встал, сел на кровати и уставился в пришедшего.

-Здесь никого нет. – Крикнул он.

Мужчина посмотрел на него, сощурился и подошел.

-Простите, это вы…, - он посмотрел на конверт, лежавший у него в руке. – Это вы Аклин?

-Это я.

-Отличненько. Нигде не мог вас найти.

И мужчина выбежал. Но Аклина не удивил поступок курьера. Он снова завалился на бок и глянул в окно. На улице был вечер. В этот момент какой-то грохот послышался из-за входной двери. Аклин снова сел.

В дверь на колесах въехал ящик размером примерно метр на метр. Следом, держа за две ручки тележки, ввалился и этот самый мужик.

-Это вам. Велено передать. – Запыхался тот.

-Я должен чего-то подписать, - иронически спросил Аклин.

-Нет. Но. Он. Он. Танджер… - мужчина не мог вернуть нормальное дыхание. – Он сказал, что вы должны дать. Мне. Дать мне распечатку, что бы я. Что бы я отнес ее в коммисию.

-Да, да. – Встал Аклин. – Придется дойти до сектора операционных систем. Что бы напечатать. – Ответил парень.

-Как скажете. – Проворчал курьер.

Он нацепил тапки – а иначе он не передвигался по Корпорации, накинул плащ, и они вышли из серверной. Парень направился в здание «STATIC», а курьер бежал следом. Люди косились на них. Но не на курьера, одетого хоть и неопрятно, но согласно внутренним правилам. Сотрудники ускоса смотрела на парня, вздумавшего гулять в таком неприглядном виде.

Когда они добрались до сектора операционных систем, парень прошел к своему. Он сел за компьютер, открыл файл и отправил его на печать. Но принтер не шевелился. Аклин подошел к принтеру и открыл лоток. Бумаги не было. Он вернулся к столу, взял стопку лежавших там чистых бумаг, перевернул, и бросил их в лоток принтера. Принтер принялся весело пыхтеть и крякать. Когда принтер закончил, парень отдал стопку бумаг мужчине. Тот кивнул и скрылся из виду. В лотке принтера оставалось лишь два листочка.

«STATICи и Теория консолей» - красовалось на первой странице.

«Aklin J»

Аклин вернулся в свою пещеру. Он посмотрел на лежащий перед ним картонный ящик. Он прошел за канцелярским ножиком и вспорол упаковку. В упаковке, в поролоновых коробах лежали какие-то металлические ящики. Аклин достал один из ящиков и отодрал клейкую ленту, удерживающую поролон. В руках у него лежал металлический ящик, размером примерно с лист А4 и толщиной около пяти сантиметров. Он приподнял пальцем, и верхняя половина открылась – это оказался монитор. Под монитором была клавиатура. Чуть ниже была круглая гравировка. На шести кругах гравировки были нанесены разные символы – числа, буквы, иероглифы. В центре гравировки была кнопка. В верхней половине кнопки была выемка, похожая на петли для открывания коробок с соком. Аклин перевернул коробку. Снизу выгравированы две символа – «p.b.». В нижней части, под кнопкой, имелась большая, размером с ладонь, крышка.

-Проект номер шесть. – Прочитал Аклин вслух.

Парень отвернул крышку. Под крышкой находился процессор, наподобие выданных ему ранее. Аклин вынул процессор, положил ящик на стол. Он сел за рабочее место и подключил процессор в предназначенное для этого специальное ложе.

-Ну что ж, посмотрим, - произнес разработчик, нажимая кнопки на клавиатуре.

Эпизод 5.5.             [kella]

Солнце зашло за горы. Караван удалился далеко от того места, где полегло столько отважных воинов. Колин ходил между оставшимися и отдавал приказы:

-Установите факелы, ставьте палатки как можно ближе друг к другу. Повозки и животных разместите по периметру. – Он подошел к одному воину, расстилавшему палатку. – Выкини это, нас и так слишком мало.

Келла пошла к речке. Она хотела пить, ей надо было обтереть кожу и одежду от белой липкой жидкости. Алита пошла вместе с ней.

-Отойдите от туда! – Крикнул Колин. А ну быстро к палаткам!

-Вода спокойная, – сказала Келла. – Я это чувствую.

Колин спустился к воде и чего-то принялся разглядывать. Не найдя никакой причины, он фыркнул и ушел. Келла зашла в воду и стала расплетать разноцветные ленты, затыкая их за пояс. Закончив, она опустила голову, намочила волосы и принялась их обтирать водой. Она мыла их какое-то время, но гадость до конца не выходила. Волосы хоть и не были в липкой белой жидкости, но все еще оставались белесого блондинистого цвета. Всюду, куда попали капли, волосы из темных каштановых стали белыми.

Наконец, ей это надоело и она начала отмывать жилет. Отвязав шнурки, она опустила его в воду и стала водить рукой, смывая все белые пятна. Когда она уже почти закончила, она увидела свое отражение в воде. Она достала жилет и бросила его на берег. Она еще раз вгляделась в воду. Зачерпнув воды, она начала усиленно тереть левый висок. Затем она посмотрела на правую половину лица и заметила темные пятна и там. Она принялась тереть и их.

-Ого. А у тебя такие же знаки. – С берега прокричала Алита.

Келла выпрямилась.

-Знаки?

-Ну да. – Девчонка отогнула край капюшона и собрала волосы, закрывающие ее висок.

Келла вышла из воды и направилась к ней. Начиная из самых волос, через виски, на шею шла какая-то перевязь. Орнамент пятна был похож на изображение дикого винограда с маленькими листочками. Была ли это татуировка, или нарисованная картинка, или просто очень четкое и красивое грязное пятно, Келла сказать не могла. Она провела взглядом вдоль по изображению. Перевязь с головы спускалась на шею. Келла отогнула платок на шее девочки. Узор продолжался ниже и только становился тоще. Келла заметила, что некоторые листочки немного вылезали и на скулы и щеки девочки, а пара листиков была видна и надо лбом.

Келла пошла к повозке, на которой доставили ее амуницию. Она достала оттуда свой кинжал. Дойдя до воды, она обмыла его и посмотрелась в блестящее лезвие. Лезвие было так искусно сделано, то ее лик отражался в нем словно в зеркале. Девушка увидела, что по ее вискам тянется небольшая перевязь. Но, в отличие от девочки, заканчивается, а не переходит на шею и щеки.

-А давно это у тебя? – Спросила Келла.

-С рождения. Это знак магии. Я чародейка.

-Чародейка?

-Ну да. Могу лечить, могу определить, ядовита еда или нет.

-А убивать ты можешь?

-Я еще слишком мала для этого.

-А еще что?

-А еще… Ну, это…. Мама учила меня быть с мужчинами…, - девочка зарделась.

-И тебе понравилось?

-Что вы, госпожа. Я еще ни разу этого не делала.

-Девственница-чародейка значит. Как тебя зовут?

-Алита.

-А меня Келла. Давно ты с Колином?

-Мы с мамой много месяцев искали, где нас не станут использовать. – Она понурила голову. Так мы и прибились к каравану.

-Мне жаль твою маму. – Сказала Келла. Она протянула девочке кинжал. – Знаешь, что это? – Келла вытянула руку, показывая клинок.

-Угу.

-На. Вот держи, дарю. – Келла протянула оружие девочке. - И держись подальше от врагов и пьяниц. Если не хочешь.… - Она немного подумала, а затем добавила. - Не хочешь быть съеденной.

-Спасибо, вам, госпожа. – Ответила Алита, принимая подарок.

-Ступай, девочка. – Келла посмотрела на воду. – Поскорее ступай отсюда.

-Вы тоже это чувствуете? – Алита уставилась туда же.

-Чувствую что?

-Что вода грязная?

Келла вдруг поняла, что это и есть именно то определение, что она чувствовала. Воительница каким-то неведомым способом осознавала, что эту воду не только нельзя пить или умываться ею. И вообще к речке сейчас лучше вообще не прикасаться.

-Вы тоже чародейка, госпожа. – Улыбнулась девочка.

-Пойдем отсюда. – Девушка пошла к лагерю. – Колин.

Колин отдав пару слов указаний, пошел ей на встречу. Келла показала ему условный жест, означающий засаду. Колин махнул воинам и пару человек бросили свои дела. Воины пошли на предводителем.

-Там что-то есть, в воде что-то есть.

-Ты уверена?

-Я это.… Чувствую. И Алита это чувствует.

Колин провел пальцем по перевязи на ее виске. Затем он отпустил ее, махнув на повозку, в которой оставались ее меч и лук. А сам пошел ближе к воде. Он смотрел, но так ничего и не видел. «Ладно, - подумал он, - перебоялись две дуры, да и делов». Он развернулся и крикнул:

-Нет здесь ничего.

В это время копье проткнуло одного из воинов прямо через сердце. Колин посмотрел на упавшего, капли спадали с копья.

-Тревога! – Крикнул кто-то.

Воины, стоящие на берегу рванули вверх. Воины, работавшие в лагере, бросились к оружию. Из воды стройными шагами, по четыре в ряд, выступали шеренги северян. С копьями в одной руке и ручными топорами в другой, они умерщвляли все новых жертв. Бойцы рванули к верхней части лагеря. Но с той стороны из-за пригорка выскочили две колесницы, запряженные парой коней. Одно чудовище, стоящее на колеснице, с размаху снесло мечом бегущему воину голову. Колин прыгнул обратно в лагерь. Но вышедшие из воды уже ждали их там. Копье уперлось в доспех предводителю каравана. Он остановился и бросил оружие. То же сделали и другие воины. Бросил свой топор и здоровяк. Бросила меч и Келла.

Их столкали в нарисованный на земле большой круг. Чудовища бросили туда же их жалкое непригодное оружие. Повсюду вокруг них пришельцы расставили горящие факелы, и подожгли бывший лагерь. Через некоторое время из-за горизонта появились колесницы и повозки. Несколько чудовищ пошли им на встречу, освещая путь. Когда повозки подъехали, из них вальяжно вылезли монстры, одетые в расписные цветные большие платки. На груди у них не было кожных щитков. Сзади подбежали кучка маленьких монстриков. Вперед, прямо к ногам пленников подъехала повозка. На голове держащего вожжи северянина был венок из красных водорослей. В центре венка была привязана торчащая вверх белая длинная тонкая кость. Из повозки вылез и направился к пленникам северянин с такой же повязкой. С той лишь разницей, что вместо одной большой кости было три маленьких.

Подойдя, северянин с рогом на голове начал чего-то ворчать на непонятном людям языке. Ворчали и другие, поддакивая вожаку. Тот, что с тремя косточками постоянно приседал и заглядывал в глаза пленников. Хватал двумя пальцами за подбородок так, что щеки больно впивались в зубы. Келла рассматривала пришедших. Они ей казались таким же караваном, путешествующим в чужой стране. Среди северян были женщины, и, как ей показалось, были дети. «Тот, с тремя камнями, по-видимому, лекарь. – Подумала девушка. - А этот рогатый – вожак».

На одной из повозок, подвезенных очень близко, она увидела деревянный, обильно обитый металлическими ремнями, ящик. На верхней крышке висел амбарный замок. В ящике, прямо на стороне сидящих в круге пленников, по центру, было видно небольшое узкое отверстие. Келла посмотрела туда и увидела глаза. Его глаза. Девушка дернулась, поскользнулась и упала за пределы круга.

Чудовище подскочило к ней и, размахнувшись ногой, попыталось ударить. Келла ухватилась на ногу, вытащила из щитка на правой лодыжке ножик и воткнула его под колено. А затем еще раз и еще. Существо с диким визгом покосилось и упало прямо на стоящих в круге людей. Пленники кинулись врассыпную. Кто-то успел схватить оружие и отбивался, кто-то пускал стрелы. Келла вскочила. Прямо перед ней один воин ударил топором по щитку на груди северянина. Чудовище развернулось к девушке спиной, занесло назад алебарду для удара. Келла ухватилась рукой за оружие. Чудовище дернуло, Келлу подкинуло. Девушка упала, вцепившись руками за плечи чудовища. Она подтянулась, уперлась ногой и вонзила ножик ему в глаз. А потом в другой. Северянин стал вертеться, брызгая белыми струйками в разные стороны. Существо хотело сбросить наездницу, но его руки были слишком коротки.

Колин с кучкой лучников отбивались от двух или трех северян на другом конце лагеря. Девушка видела, как здоровяка с двумя бойцами окружили неподалеку. Когда ударом алебарды положили одного воина, людей осталось двое. Затем последнего лучника нанизали на копье и, подняв в воздух, сбросили в отдалении. Верзила остался один с двумя массивными топорами наперевес. Келла видела, как он размахнулся, и белая струя выстрелила из раны на груди чудовища. Человек махнул еще, и существо свернулось в причудливой позе, падая на землю. Но как бы воин ни был силен, он не успевал за несколькими противниками сразу. Раздался крик и здоровяка не стало.

Келла заметила пробегающую где-то Алиту с кинжалом в руке. Девочка отчаянно сражалась. Она хоть и не наносила ран, но грамотно убегала и подставляла под удары неприятеля.

Свист прошептал в ушах Келла, словно какое-то странное чувство говорило ей об опасности. Девушка обернулась. Сзади на нее неслось чудовище, замахиваясь топором. Келла нагнулась за лежащим на земле копьем, и, не вставая, уперла его в лежащего за ее спиной монстра. Когда нападающий был совсем близко и вот-вот готов был обрушить клинок, она вскочила, поднимая лезвие копья вверх. Чудовище, не успев среагировать, налетело на острие. Длинный наконечник вошел в тело существа, пробив защитные щитки. Чудовище согнулось. Девушка подхватила лежащий на земле ножик и в каждый глаз рептилии.

Когда существо упало, девушка вытащила копье и побежала к ящику. Она посмотрела в щель и увидела те глаза. Она знала, словно видела, как губы пленника молят помочь ему.

-Я помогу тебе, а ты поможешь мне. – Сказала она и уперла копье в замок.

Замок поддался и крышка отварилась. Из ящика вывалилось вонючее лохматое скованное толстыми цепями существо, похожее на человека. Девушка рассматривала его некоторое мгновение. Она не могла понять – сможет ли этот пленник быть им полезным. Решив более не тратить на него времени, Келла обернулась.

Вовремя. На девушку бросился северянин. Келла хотела было отскочить, но не успевала этого сделать. Помощь пришла с неожиданной стороны. Лохматый пленник вскочил и плечом ударил в живот северянина. Чудовище упало. Келла не могла поверить своим глазам. Этот пленник, казавшийся слабым, на самом деле оказался крайне ловким, быстрым и сильным.

Не прошло пары секунд, как северянин встал. Он размахнулся топором, но на этот раз на лохматого пленника. Лохматый ловко и резко подскочил и в тот момент, когда топор северянина должен был упасть на его голову, лохматый развернулся. Топор разбивает цепь на руках пленника. Лохматый защитник девушки с ревом дернул руки и сорвал остатки цепи. Он схватил цепь в лапы. Когда северянин бросился на него, существо отпрыгнуло и обвило цепь вокруг шеи рептилии. Северянин упал на землю, а существо село сверху. Лохматый защитник тянул все сильнее. Мгновение показалось девушке невероятно долгим. Лежащий на земле монстр перестал шевелиться.

Лохматый пленник выпрямился во весь рост. Он схватил своими лапами цепи и оборвал их. На руках, на ногах. Он дернул металлический обруч на поясе, но не смог его сорвать. Защитник девушки потянул одну из цепей, которой он был прикован к повозке. На землю с грохотом упал огромных размеров якорь с квадратным основанием и четырьмя длинными острыми шипами по краям.

Келла видела, как к ним подбежали два северянина. Существо дернуло цепь и, размахнувшись с огромной силой якорем, подкинуло его. «Невероятной силой должен быть одарен лохматый, раз таскает тяжеленный молот как перышко», - подумала Келла. Якорь ударил в грудь одного из чудовищ. Существо размахнулось вновь и, описав огромным молотом круг, ударилось шипом в грудь другому. Северянин с огромной дырой в груди отлетел и упал замертво. Лохматый защитник размахнулся снова, и молот размял голову очередного северянина.

Колин с воинами свалили одного из чудовищ. Размах оружия и они убили его. Предводитель каравана видит потасовку, вокруг которой собралось десять или пятнадцать северян. Он осмотрелся. Ни кроме этой повозки других врагов не было в лагере. Складывалось ощущение, что все оставшиеся в живых обступили кого-то. Но кого, Колин не видит.

Колин сделал знак бойцам и все свободные и способные стоять на ногах люди бросились за ним. Не успевает он со спины приблизиться на расстояние удара к одному из монстров, как тот отлетает прямо на них и падает. В его груди торчал огромный молот с четырьмя шипами на прочной, толщиной в руку, цепи. Момент, и молот вырывается из тела и с размахом врезается в противоположного нападающего.

Колин увидел размахивающего молотом лохматого пленника. Предводителю каравана показалось, что он выше и мускулистей человека. К тому же должен обладать недюжинной силой, чтобы вот так валить хорошо защищенных северян.

Существо с молотом валило новых и новых северян. Оно не щадило ни женщин в разноцветных платках, ни еще не подросших деток. Колин бежал, огибая бойню и подбежал к Келле. Колин поднял девушку. Он старается увести ее как можно дальше. Северяне падают в ужасе, поверженные неизвестным убийцей. Воины Колина добивают упавших.

Наконец, остался лишь один стоящий на ногах северянин с костью на голове. Лохматое существо приземлило молот позади себя. Оно подернуло цепь и встало в боевую стойку, будто готовясь к битве с быком. Вожак северян поднял тяжелую алебарду и направил ее в сторону молотобойца. Чудовище побежало вперед, размахивая алебардой. Лохматое существо натянуло цепь и выдернуло молот из земли. Якорь описал дугу вдоль земли. Цепь сбила с ног вожака, ломая конечности. Северное чудовище упало на землю. Лохматое существо, меняя траекторию цепи, сделало шаг назад и вытянуло руками цепь. Якорь влетел сверху на вожака, вмяв голову рептилии в песок.

Существо отпустило цепь, и кандалы упали на землю. Тяжело диша, лохматый пленник направился к реке. Он опускает руки в воду, зачерпывая ее и утоляет жажду.

Недолго думая, Колин дал знак своим воинам. Лежащая на земле Келла замечает свиток в руке у предводителя каравана. Когда Колин подошел слишком близко, лохматый воин заметил его и обернулся. Он хотел было устроить выпад, но не успел этого сделать. Воины набросили на него сеть, они прыгали сверху, прижимая лохматое существо к земле. Келла с ужасом и стыдом наблюдала это зрелище. Несколько бойцов отлетели, выкинутые ударом лохматого пленника. Но силы его покидают уставшее тело пленника. Он прогибается и падает. Войны связывают его веревками. Воины бьют его палками.

-Не надо. – Кричит подбежавшая Алита. – Не бейте его. Он хороший.

Девочка хотела закрыть лохматого собой, но ее отбросили.

-Хороший, - негодуя вскипает Колин. – Хороший? – Он хватает девочку за шею и тащит на место, где пять минут назад орудовал этот лохматый палач. – На, смотри. – Он кинул ее лицом на трупы и девчонка упала. – Смотри, что наделал твой хороший.

Развернувшись, Колин развернул бумагу и прочитал громким четким голосом:

-За многочисленные убийства и людоедства. Разыскивается известный под кличкой Странник Грей. Вооружен, невероятно силен, крайне опасен. Не пытайтесь изловить его в одиночку. За поимку живым или мертвым награда – шесть мешков золотом. Паритет второй западной столицы Андемуры.

Когда предводитель каравана закончил, он встал на тело убитого северянина и обратился к своим воинам.

-Мы доставим его в Андемуру.

Воины, уставшие в бою, радостно подхватили эту весть.

-Обыщите повозки этих пришельцев. – Командовал Колин, стоя на груди поверженного пленника. - Сгребайте только самое ценное. Срезайте рога и щитки с тел умерших животных, - он указал на труп лежавшего под ним северянина. - Вырежьте сердца. Они идут на вес золота!

-Колин! - Вскрикнула Келла, подбежав к нему.

-Молчи глупая девка. – И предводитель каравана ударил ее.

-Колин! – Молила она. – Ты видел, как северяне сильны и кровожадны. Они придут за тобой и убьют тебя. А потом найдут и снова убьют. Не будет тебе покоя. – Колин понурил голову, потирая рукоять меча. – Не тронь трупы, Колин. Не гневи богов.

Колин слез с поверженного пленника. Он нагнулся к связанному лохматому существу, рассматривая его.

-Не трогайте трупы. – Шепнул он воинам. – И поскорее. Мы уходим.

Солнце вновь появилось на горизонте – близился рассвет.

Глава 6.                       Ящики с магической кнопкой

Эпизод 6.1.             [cherry]

Черри вместе с остальными беглецами притащили и бросили коленями на снег рядом с шатром. Сзади, уперев стволами в затылок, стояли вооруженные наемники. Когда подол палатки открылся, то Черри увидела находившихся внутри человек. Один маленький, в кругленьких очочках скрежетал карандашом, чего-то записывая, другой рядом строчил на ноутбуке. Еще был капитан с сигаретой и военный в кожанке, по-видимому, высокого ранга. Но Черри не видела погон. Эти двое задавали вопросы, где, куда, зачем, откуда. Пришла очередь Черри, ее втащили внутрь и усадили на кресло. Подключили к ее руке полиграф, а в лицо уставили камеру с яркой лампой.

-Фамилия? – Грозно рычал капитан.

-Тейлор.

-Звание?

-Майор.

-Отделение?

-Группа «Дарвин», отряд три.

-С какой целью вы, майор, попытались проникнуть в лагерь?

-Я вместе с группой солдат, оставшихся в живых, возвращалась с задания.

-Куда дели оружие? – Вмешался мужик в кожанке.

-Мы выбросили его. – Сказала честно майор.

Мужчина в кожанке лишь усмехнулся.

-Где, - удивился капитан с сигаретой.

-Предположительно в квадрате А2. – Ответила девушка.

-Совсем одурели. – Неободрительно крякнул мужчина в кожанке.

-Что вы делали в квадрате А2? – Продолжал капитан.

-Мы убегали, сэр.

-От кого убегали? – Возмущался капитан. Видимо, его не в первый раз нервировал этот вопрос. - Перед вами была поставлена задача, - он взял листок со стола и выдохнул дым, - обследовать квадраты Д3 и Д4. Это в другом конце здания, майор.

-Так точно, сэр. – Подтвердила Черри.

-Тогда что вы делали к квадрате А2?

-Мы возвращались, за час до отведенного времени, как и было назначено. Но путь был отрезан. – Вдруг замолкла Черри.

Она попыталась обойтись без описания деревьев, выросших из-под земли в мгновение ока и пожирающих людей. Но эти предательские слова сами лезли на язык. Поэтому лучше было просто промолчать.

-Отрезан… КЕМ?

-Отрезан, - Черри посмотрела на мужика в кожанке, потом на очкарика. – Деревья, сэр. Они выросли из-под земли и утащили много бойцов. – Отрапортовала Черри. И добавила. – Сэр.

Капитан покрутил пальцев у виска, печатающий на мониторе хихикнул.

-Деревья. Утащили. Ну-ну. – Усмехнулся мужик в кожанке.

-Как вы оказались в квадрате А2, - кричал капитан. – Это же больше половины здания.

-Мы ушли в аудиторию, - она пыталась припомнить номер, но память подводила ее, - затем вышли с другой стороны.

-И оказались в секторе А2?

-Так точно, сэр.

В это время в шатер вошел полный мужчина невысокого роста с круглым лицом и маленькими хитрыми глазками. На вид ему было лет сорок пять. Одет он был в черное пальто, массивные сапоги с застежками и шапку-ушанку на голове. Все сидящие в палатке вскочили с мест и отдали честь. Черри пыталась тоже встать, но не смогла. Приставленный к ней солдат отреагировал быстро. Внезапный удар приклада по животу оказался таким больным, что девушка упала и свернулась на полу. Вошедший мужчина подошел к столу, взял бумаг и начал читать.

-Группа Дарвин не выполнила боевого задания, мы подозреваем, что они перестреляли друг друга, сэр. – Отчитался капитан.

-Они все грезят, будто конт… Кент… - Мужик в кожанке пытался выговорить слово на неизвестном ему русском языке.

-Контуженные, - произнес наниматель без акцента. Затем бросил бумаги. – Действуйте согласно договору.

-Есть, сэр. – Крикнул капитан. – Уберите их. – Сказал капитан.

Согласно договору, всех, нарушивших правила, ждет расстрел. Девушка знала это. Черри следовало сделать хоть что-нибудь, иначе ей грозил мешок на голове и пуля. Наниматель двинулся к выходу. Черри попыталась встать и крикнула:

-Сэр, там что-то творится неладное. – Обратилась она к нанимателю.

Но ее снова ударили прикладом, на этот раз по виску. Солдаты одернули ее, усадили на стул. Она приложила руку – рана сильно кровоточила. Наниматель через шаг или два остановился. Мужчина, развернувшись в пол-оборота, спросил:

-Как твоя фамилия?

-Тейлор, сэр. – Сорванным дрожащим голосом произнесла Черри. – Майор Черри Тейлор.

-Это вы первой прибыли на место и разбили лагерь?

-Так точно, сэр. – Сказала она. – Отряд «Дарвин» три первый прибыл на место.

-Весь отряд погиб сегодня, сэр. – Шепнул капитан. – Только она осталась.

Мужчина в ушанке сделал шаг к выходу, остановился и, повернув голову, добавил:

-Группа «Дарвин»…. Выживает сильнейший. – Заключил он философски. Затем он вышел из шатра. Мужчина в кожанке выбежал следом. – Уберите всех. – Сказал наниматель. - Ее оставьте. – Мужчина в ушанке поманил пальцем и добавил. – Четверых бойцов, пускай дежурят круглые сутки, не спускают глаз ни днем, ни ночью. Выкинет что-нибудь эдакое или попробует сбежать – стреляйте без предупреждения.

-Есть. – Отдав честь, военный в кожанке и бросился исполнять приказания.

В открывшийся проем, девушка увидела картину предстоящей казни. Сидящих на коленях солдат подняли, и куда-то потащили. А через некоторое время послышались выстрелы. Ее отвели в отдельную просторную палатку, дали спальник. Вокруг поставили четырех наемников с автоматами наперевес. Черри легла. Она подумала, что слишком устала, и заснула.

Утром сторожившие ее солдаты никуда не делись, а ближе к завтраку их заместила новая смена. Кто-то притащил ей каши в погнутой металлической чашке, и девушка поела. Так продолжалось до вечера. Черри то лежала, то стояла, то ходила по палатке кругами. Но четыре надзирателя не спускали с нее глаз. Вечером она не вытерпела и решила сходить справить нужду. При попытке выти из палатки, двое схватили ее за плечи, а двое наставили автоматы.

-Что вы, мне по маленькому. – Сказала она.

Наемники переглянулись. Двое, держа за руки, проводили ее к общественной уборной – несколько натянутых на столбы тентов и вырытая неглубокая яма в снегу. Двое идущих сзади не спускали автоматов, как того требовал приказ командира. Дойдя, они пихнули ее в одну из кабинок. Но дверь не закрывали и все четверо уставились на нее.

-Вы так и будете смотреть? – Поинтересовалась она.

Надзиратели, не произнеся ни слова, посмотрели друг на друга, наконец, трое отвернулись. А последний взял ее за руку крепко-крепко, а сам начал смотреть на небо. Делать было нечего, и Черри сделала свое дело. Затем ее вернули в палатку.

Через несколько часов, когда отряды начали возвращаться в лагерь, к палатке подошел мужик в кожанке. Он дал приказ надзирателем перевести девушку в другую палатку. Ее доставили в большой просторный шатер. Вокруг шатра, через шаг, стояло плотное кольцо охраны. Мужик в кожанке зашел. Следом влетела майор Черри, ускоренная маневром сапога. Сами бойцы внутрь не пошли. «Наконец удалось от них избавиться», - подумала девушка.

В шатре за столом сидел наниматель и рассматривал разные бумаги. На столе стояла полупустая бутылка хорошего коньяка и маленькая стеклянная стопка. Мужик в кожанке чего-то шепнул ему, отдал честь и вышел. Наниматель посмотрел на девушку, подошел к походному чемодану, открыл ящик. Он вытащил бутылку с белой прозрачной жидкостью, а также два граненых стакана. Один он поставил перед ней, второй оставил себе. Он откупорил металлическую пробку бутылки и разлил до половины. Черри села на предложенный стул.

-Пей. – Сказал он, поднимая свой стакан.

Черри взяла стакан и принюхалась. Водка. Черри зажмурилась и сделала большой глоток. Сделала второй и поперхнулась. Она опустила стакан, отдышалась и допила остальное. Ей раньше уже приходилось пить водку. Но привыкнуть так и не удалось.

-Умница. – Иронично заметил тот и усмехнулся. – Знаешь, как-то непринято пить в одиночестве. Говорят, спиться можно. – Мужчина снова усмехнулся.

И снова наполнил ее стакан и сел.

-Знаешь, тебе повезло. – Сказал он задумчиво. – Те, другие, - мужчина махнул рукой куда-то далеко. – Знаешь, что они говорили? – Мужчина наполнил свой стакан и поставил пустую бутылку на пол. Подняв его, он стукнул донышком о ее стакан и сказал, - за твое везение.

И осушил его. Черри выпила стакан мелкими глотками, стукнула его на стол и тяжело выдохнула. Наниматель усмехнулся и полез в походный чемодан за второй бутылкой.

-Половина обвиняли во всем тебя. Представляешь? - Говорил наниматель, разливая бутылку. – Один сказал, что ты заставила солдат встать в две шеренги – друг напротив друга и стрелять пока одна стенка не упадет. А когда они отказались, ты лично убила по человеку в каждой шеренге. Другой сказал, что видел, как перед ним бежал рядовой, с потолка упала висельная петля. И что рядовой зацепил ее головой, упал и повесился. Ты представляешь? – Усмехнулся мужчина снова, отхлебывая водку.

Черри вылила содержимое стакана под ноги, пока тот не видел. Мужчина разлил снова и поставил вторую бутылку на пол.

-А ты… Ты ничего не придумывала… - Икнул он. – Ты молодец.

Он посмотрел в стакан, и лицо его стало серьезное.

-Там, под зданиями, есть катакомбы. Глубокие. – Он смотрел прямо ей в глаза, определяя, верит ему девушка или нет. - Остались еще с войны. Оттуда идут всякие подземные газы.

Черри понимала, то наниматель нагло врет, но сделать ничего не могла. Она не показывала виду. А мужчина, похоже, оставался доволен тем бредом, что нес.

-Пока работали люди, - продолжал он, - работала вентиляция, и никто не пострадал. Но там уже никто давно не работает. Вот твои солдатики и надышались. Один, - он отхлебнул, - так надышался, что прибежал в лагерь и загрыз четверых постовых. Представляешь? – Мужчина допил стакан.

Черри вылила половину на пол, вернула стакан и посмотрела на водку. А потом допила остатки. «Конечно, - думала она. - Подобный бред объясняет поведение солдат. Но слишком наивен такой расклад».

-Люди гибнут пачками, а мы еще и половины не прошли. – Сказал мужчина, доставая третью бутылку.

-И вам их не жалко? – Поинтересовалась Черри.

Мужчина остановился и посмотрел на нее. Затем сел и налил снова два стакана.

-Жалко? Нисколько. Они наемники. Их работа – воевать за деньги, что они и делают. А моя работа – платить. Ттем, кто вернется. – Усмехнулся он. - Чем меньше вернется, - мужчина отпил часть жидкости, - тем меньше мне платить.

Черри пригубила стакан, сделала глоток. Потом посмотрела внутрь стакана и вылила остальное под ноги. Мужчина осушил стакан до дна.

-А если никто не вернется? – Спросила девушка. – Сколько вернулось из первых трех походов?

Мужчина уставился на нее. Но снова взял и, разлив до конца третью бутылку, поставил ее на пол.

-Трех? Интересные у тебя источники. Было семь походов. – Сказал он, описывая стаканом фигуры в воздухе. – Три успешных и четыре не очень. Если никто не вернется – мне же только лучше. – Сказал он. - Люди гибнул не из-за того, что там творится. Они хотят денег.

-А чего хотите вы?

-Я хочу найти ящик.

-А если его здесь нет?

-Я обшарил все остальные здания, его там не было. Он здесь, я знаю.

Мужчина задумчиво уставился на стенку палатки. Черри посмотрела туда же, но там ничего не было. Лишь темный кусок брезента.

-Иначе люди не дохли бы как мухи. – Полушепотом говорил наниматель. - Он там. Я знаю это. Я видел , как ящик лежит у меня в руках. И работает.

Он осушил стакан. Осушила стакан и Черри. Черри показалось, что наниматель грезит. «Возможно, - думала она, - это простая галлюцинация».

Мужчина в очередной раз отправился к походному чемодану. «Он, что – железный», - подумала Черри. Но на ее удивление, мужчина достал буханку хлеба и, отломив рукой кусок, протянул девушке. Черри жадно вцепилась ноздрями в хлеб. Ее уже начинало укачивать. Она откусила ломоть и принялась жевать его.

-Мы нашли твоих солдатиков. – Мужчина достал из-под стола каску, наполненную жетонами с именами, и потряс ею. Грохот жетончиков напомнил Черри о войне. – Они были там, где ты и сказала. Но никаких деревьев там не было. Нашли и ту аудиторию, в которую засосало твоего бойца.

-Вы нашли его?

-Только голову.

Наниматель отломил еще хлеба и дал ей. А сам принялся откусывать прямо от буханки. Каску он бросил на пол.

-Пойдешь завтра с группой «Гамлет». Они ведут эту операцию. Сиди тихо и молчи. Но если что-либо или кто-либо тебе покажется подозрительным – бери командование на себя. Ясно?

Черри кивнула. Мужчина, обойдя стол, подошел к ней.

-Я дам тебе совет. – Он наклонился к самому уху и еле слышно прошептал. – Не верь тому, что видишь глазами и слышишь ушами. Верь только тому, чего чувствуешь. – Он ткнул ее пальцем в левую грудь. И никому не верь, - сказал он, поднимаясь. – Каждый будет врать до последнего, стараясь выжить.

Он сунул ей в руку остатки буханки и выпроводил ее.

Девушка вышла, стараясь, держатся ровно, и пошла в направлении своей палатки. Но, не дойдя и половины, она согнулась и ее стошнило. Черри обтерла губы снегом, повернула в сторону кухни. Дойдя, она налила воды в ковшик и выпила. Не успев допить до конца, девушка снова согнулась, и ее вырвало еще раз. Черри попыталась встать и трясущимися руками отвернуть краник, но у нее ничего не получалось. Рядовой подошел, взял ковшик и наполнил его водой.

-Спасибо, - еле слышно прошептала она, и выпила воды.

Затем боец выгреб остатки пюре в миску, разбавил горячей водой и протянул ей. Она выпила содержимое, доскребая пальцами, прежде чем обнаружила, что повар протянул ей ложку. Доев, она отправилась в свою палатку.

Наутро голова Черри болела, а конечности отказывались шевелиться. Любое движение отдавалось неприятным напряжением в области живота. И девушка попыталась двигаться не так резко. Выпив горячего супчика, она отправилась искать группу Сокол, к которой ее и приставили. Найдя, Черри подошла к одному из майоров и спросила:

-Группа Сокол?

-Так точно. – Отрапортовал майор. – А вы – капитан Тейлор?

-Да, это я. – Ответила она. – Черри Тейлор.

Надо сказать, что ее несколько удивило ее новое звание. Впрочем, подумала она, так даже проще.

-Только прошу, не зовите меня сэр. – Добавила она.

-Хорошо, сэр. – Сказал майор.

Солдаты осматривали аудитории, как и прошлый раз и перебирали все новые и новые комнаты. В каких-то комнатах Черри обнаружила ломаные искусственные полы, под которыми были непонятные трубы или целые стяжки проводов. Она давала знак, и какой-нибудь майор помечал эту особенность на своей карте. В целом, Черри вела себя тихо, как и просил наниматель. Но если видела какую-нибудь гудящую комнату, то требовала от бойцов предельной осторожности.

Как-то они вошли очередную аудиторию, и бойцы радостно кинулись на лежащие там металлические ящики с гравировкой. Одни просто хватали, другие начинали драться из-за оставшихся ящиков.

-Нашли. – Выдохнул майор.

-Отставить. – Крикнула Черри, выхватила ящик из рук двоих дрвшихся солдат и перевернула. Она положила ящик на стол и поддела ножом круглую крышку. Под крышкой было пусто. – Посмотрите остальные. – Скомандовала она, бойцы принялись вскрывать крышки у других ящиков.

-Вы уже такие видели, капитан?

-Полно. – Выдохнула Черри. – Но нам нужен только ящик с чипом.

Вечером в ставке состоялось очередное обсуждение прошедшего дня. На ее удивление, за день не пострадал ни один из бойцов ее группы. Чего нельзя было сказать о других. Десятки и десятки человек, пострадавших, погибших или пропавших, складывались в большую сотню. Черри насчитала так много, что получалось, будто половина из четырех сотен уже погибла.

Многие майоры сравнивали нарисованные схемы, отмечали на большой карте пройденные аудитории, подписывали различные особенности залежи пустых ящиков и многое другое. На карте одного из майоров она увидела интересный знак, по форме напоминающий трубу.

-Что это? – Спросила девушка.

-Какие-то трубы под полом, - ответил тот.

Затем кто-то сзади подошел и тоже протянул карту.

-И у нас тоже трубы.

Черри начала собирать карты и рассматривать. Она попросила отметить на большой карте все места, где видели трубы. На ее удивление, трубы шли с четырех сторон. Две трубы шли с западной стороны здания, затем поворачивали в центр. Одна труба шла с северо-востока, одна – с юго-востока. Все трубы шли в центр здания. Черри посмотрела, что располагалось в этом центре. Она заметила одну из аудиторий, которую проверяла еще в составе группы Дарвин. Черри достала карту, нарисованную в тот раз.

-Вот эта комната меньше, чем здесь нарисована. – Сказал она, очерчивая пальцем одну из комнат в центре. – И эта.

Она взяла маркер и нарисовала границы аудиторий, как они были исправлены на ее чертеже. Затем кто-то другой подошел и перерисовал границы еще двух аудиторий. А потом еще какой-то майор перерисовал границы аудитории сверху. Получалось, будто в самом центре располагалось большая комната, размером примерно тридцать на сорок футов. Такая же черная дыра была нарисована и на втором этаже здания. Тогда Черри перешла на план третьего этажа. На этом этаже, ровно над тем местом, где должна быть эта таинственная комната, покрывшая все урезанные аудитории, был обозначен огромных размеров склад. Согласно плану, весь склад был целиком заполнен стеллажами. На самом складе был нарисован ручкой знак вопросы и подпись на русском языке – «ящик здесь?»

Сделав такое открытие, Черри вместе с двумя другими капитанами и двумя майорами, прихватив карту, отправились в палатку к нанимателю. Тот очень внимательно выслушал их. Операцию по проверке именно того склада, на третьем этаже, он поручил группе Сокол под руководством капитана Черри.

-Отличная работа, капитан. – Подмигнул он девушке.

Один из майоров выступил вперед и сказал, что они обнаружили ящики, но капитан Черри приказала их оставить.

-А были ли в них чипы? – Усмехнулся наниматель, поглядывая на Черри.

-Не было, сэр. – Ответил майор.

-А вы уверены, - вмешалась Черри, когда майоры покинули палатку. - Что чипы вообще есть хоть в одном из ящиков?

Мужчина поднялся и подошел к походному чемодану. Достал из него фотографию. Черри удалось лишь мельком подсмотреть на изображение. На фотографии был изображен двадцатипятилетний мужчина с красивой изящной девушкой. С одной стороны от них стоял круглолицый мужчина лет тридцати. С другой стороны стоял совсем юный парнишка в толстых черных очках. В руках у каждого был металлический ящик с гравировкой. Черри показалась какое-то отдаленное сходство между нанимателем и круглолицым. Тот имел маленькие глазки, маленький пухлый рот и оттопыренные уши. Этот же имел глаза большие, тонкие вытянутые губы и сложенные уши. «Возможно родственник», - подумалось девушке.

-Рабочий ящик есть. Было три ящика, - говорил мужчина, убирая фотографию. - Все три работали, правда, один из них сломался. – Мужчина тыкал пальцем то в один, то в другой ящик. - Каждый со своим процессором. Один из ящиков – здесь. – Отрезал он.

Когда Черри подходила к своей палатке, к ней подбежал один из капитанов и спросил, есть ли у нее время. Черри кивнула и они пошли к нему в палатку. Капитан достал две стопки и налил в них немного коньяку.

-Когда я пытался выяснить что-нибудь про объект. – Сказал он, отпивая. – Меня вывели на одного человека. Я с ним встретился. Когда я показал ему карты, он лишь усмехнулся и пожелал удачи. Я спросил, в чем дело. Тогда он мне рассказал. Он сказал, что когда-то давно работал на этом предприятии. Он называл это место Корпорацией. Он работал на Корпорацию и жил где-то недалеко. Но потом случилась авария. С тех пор, - говорил мужчина, - это место не может никто найти. Потому что ящик закрывает его от людей. «Прям таки никто», - спросил тогда я. – «Только три великих магистра могут найти это место», - ответил он. Он сказал, что мне лучше сюда не соваться. А когда я заявил, что настроен решительно, он сказал, что мы все здесь погибнем. Все, до последнего.

-Думаешь, он один из магистров? – Спросила Черри.

-Наниматель? – Кто знает, кто знает… - Задумчиво произнес тот.

Эпизод 6.2.             [tanger]

Злость разобрала парня. Он не мог уснуть, аппетит его пропал окончательно. Проект не запускался. Ящики, полученные им, не работали.

Поздней ночью Аклин вскочил с постели, на которой вертелся уже много часов. Он пытался уснуть, но ему это так и не удалось. Парень прыгнул за компьютеры и в очередной раз попробовал запустить имеющуюся у него систему. После нескольких попыток он швырнул клавиатуру на пол, а сам прыгнул на кровать.

Парень не знал, что именно беспокоит его. Казалось, будто он забыл ту девушку. Но откуда тогда подобная мания? Зачем ему требовалось так быстро запустить этот глупый проект? Почему ему не удавалось уснуть? Откуда было столько злости и ненависти одновременно? У него было два варианта. Первый – большая физическая нагрузка. Но, проплыв почти два километра по ночному спокойному бассейну, он понял, что это не спасет его. Другим вариантом была встреча с девушкой. Он должен был признаться в своих чувствах той, что не давала парню уснуть многие сутки. Но это стоило бы парню места в Корпорации. Карьеры. Аклин не смог бы зацепиться на родине. Бежать Аклин больше не хотел, он уже набегался.

Внезапная мысль посетила его безумную голову. Словно тихий голос нашептывал ему это. Идея оказалась настолько простой, что измученный мозг жадно обсасывал ее, придумывая все новые и новые образы для воплощения. Все, что ему требовалось – это простая интимная близость. Сейчас. Срочно. Он знал, где ему могут помочь в этом. Жажда плоти была настолько высокой, что затуманила его создание. Никогда бы в здравом уме Аклин не стал бы так поступать. Однако гормоны требовали выхода, а образы в голове убивали парня.

Он выскочил из здания в той же одежде, что была на нем одета, и направился к автобусной остановке. Сообщение с городом было остановлено. Был слишком поздний час для этого. Тогда парень побежал вокруг озера, надеясь пешком пересечь это небольшое расстояние. Безумный, безумный мозг гнал его измученное тело.

Улица, дом, подъезд. Он нашел квартиру, в которой снимал угол. Парень нашел дверь, шатаясь, словно в тумане. Он вставил ключ, но тот не проворачивался в замке. Либо Аклин слишком услал, либо замок был другой. Он точно не знал.

Парень позвонил. Прошла минута или две. Он звонил снова и снова. Наконец, послышались шаги. Дверь открыло заспанное светлое создание, прекрасное, как утреннее солнышко.

-Софи? – Спросил парень. – Мишель дома?

Парень знал, чего он хочет. Образ темноволосой красавицы, подружки магистра, не выходил у него из головы.

-Мишель уехала. Будет только завтра вечером. А… Чего ты хотел, - зевая, говорила она.

-А Александра?

-Александра живет со своим парнем.

-Софи, - сказал он.

Аклин взял ее за плечи и практически протолкнул ее в квартиру.

-Что тебе нужно?

-Софи, - вымолвил он.

Аклин протащил девушку во вторую комнату квартиры – ту, в которой жили его бывшие соседки. Ему нужна была брюнетка. Он точно это знал. Но сейчас не было другого выбора. Мозг диктовал ему решение, а условия парень придумывал сам. Он кинул девушку на кровать. Сбрасывая плащ, ботинки, он толкнул ее еще раз. Девушка упала на кровать и ударилась не больно головой о спинку. Софи еще не понимала целиком, что происходит, но страх уже появился в ее заспанных глазках.

-Аклин? – удивленно шептала она.

Парень сбросил джинсы, толстовку и прыгнул на прекрасное создание. Он пытался целовать ее, облизывал ее шею. Софи сопротивлялась, била его ногами, царапала руками. Парня это не останавливало. Он сжимал ее груди, жадно хватая ее тело. Софи пыталась кричать, но что-то щелкнуло в голове у парня. Вместо того, что бы отойти, он закрыл ее рот рукой. Парень дернул белье девушки, и трусишки разошлись по швам. Парень схватил в руку свой прибор. Девушка взвизгнула от боли.

Но не успел он войти в девушку, как эйфория вонзилась в его измученное сознание. Он сделал несколько резких выдохов. Сознание его начало проясняться. Тихий голос больше не шептал парню ничего. Софи больно ущипнула его, и Аклин слез с девушки, упав спиной на кровать. Он вдохнул воздух еще раз, и голова его отключилось. Парень заснул.

Было слишком рано. Парню показалось, что было слишком рано. Он не знал, сколько он проспал, да и вообще, во сколько пришел в эту квартиру. Солнце еще не палило, да и вообще не светило в окно яркими лучиками. Но было уже светло. Он явно лежал все в той же комнате. Комнате девочек. Все эти женские побрякушки валялись на каждой свободной полочке. Одежка была разбросана по всей комнате и свисала с каждого удобного угла, будь то стул, люстра или угол шкафа.

Парень сел на кровати. Его штаны по-прежнему валялись на полу. Он встал и оделся. Аклин заметил засохшее белое пятно на темной простыне. Произошедшее ночью событие вмиг всплыло в его голове. Стыд тупой болью уперся в его сердце. Ему захотелось исчезнуть.

Парень вышел в коридор и прошел на кухню. Он налил воды в попавшуюся под руку кружку и утолил жажду. В комнату вошел его бывший сосед. Аклин посмотрел на выражение его лица и налил вторую кружку.

-Как она? – Спросил он с нескрываемой ноткой стыда.

Сосед сел за стол, посмотрел некоторое время на парня, затем отвернулся и сказал:

-Тебя не было почти четыре месяца.

-Поэтому вы поменяли замок? – спросил парень.

-В твою комнату давно поселили другого человека. Все изменилось.

Аклин допил свою воду, выслушивая. Мишель, как оказалось, теперь живет с его соседом. Уже долгое время. Александра – у своего парня. А парень Софи сейчас где-то в командировке.

-Я, наверное, выражу общее мнение. – Говорил сосед. – Но ты больше не желанный гость в этой квартире. Не приходи больше, не надо.

Аклин лишь потупил взор на пустую кружку.

-Твои вещи у входа. Уходи, пока не вернулся парень Софи.

Сосед вышел из кухни. Аклин бросил кружку и разбил ее. Он совершал безумные поступки и раньше. Никогда еще он не допускал столь непродуманных действий.

Хроники разработчика: сентябрь.

В пляжных разноцветных шортах, шлепая по мраморному полу пляжными резиновыми тапочками, набросив на плечи черный плащ с капюшоном, шел по коридору небритый парнишка. Он вышел из 189 комнаты на первом этаже здания «NOOBEUM inc», в которой являлся единственным обитателем вот уже который месяц. Прошел через переход, направляясь в здание «STATIC factory». Люди, проходившие мимо, таращились на небритого, намывшегося вот уже несколько дней юношу. Они шарахались от его развивающегося, не связанного ремнем, плаща с завернутыми на манер банного халата рукавами. Сотрудники Корпорации косились на него, стоящего в очереди, что бы купить провизии или газировки. Их пугало его слегка свисающее брюшко на животе, его бледность. Его красные глаза заставляли их думать, что парень наркоман.

Но ему было все равно.

Он добрался до сектора операционных систем, сел за свое место и проверил электронную почту. Не найдя ничего увлекательного, он бросил принесенные бумаги в стопку, валявшуюся на его рабочем месте уже несколько месяцев. Сделав это, Аклин вышел из своего сектора, вошел в лифт и нажал кнопку подвального этажа. Рядом с ним в приталенных плащах и выполненных наподобие модной обуви на каблуке сапожках стояли две симпатичные девушки. Но парень более не совершал непродуманных поступков. Он вырезал на корню любую мысль, которая могла бы вызвать у него чувство вины. Любая ассоциация с тем постыдным случаем убивала его.

Одна Девушка что-то постоянно шептала другой, на что ее, по-видимому, подруга, постоянно хихикала, прикрывая ротик рукой. Парню это категорически не нравилось. И он, почесав пузо и отсчитал ровно секунду до открытия дверей лифта. Парень дернулся на девушек резким движением рук и, сделав страшную рожу, крикнул устрашающе:

-Буу.

Девушки отшатнулись и уперлись в двери лифта. Створки в то же мгновение открылись, и девушки упали в появившийся проем. Парень видел все еще круглые глаза девушек. Он видел, как кто-то из ожидающих лифт людей, помог им подняться. А девушки чего-то громко начали тараторить.

Но ему было все равно. Он спустился на самый нижний этаж, вышел, и направился к приемочному складу.

-Здарова, Михалыч. – Крикнул он одному грузчику и поднял руку в знак приветствия.

-Здарова, здарова. – Откликнулся тот. Даже несмотря на то, что у управляющего складом было другое имя.

-Материал, что я заказывал? Приехал?

-Привезли твои канистры.

-Отлично. И где они?

-Да вот там и лежат. – Управляющий складом махнул куда-то в сторону.

Парень расписался в получении и, направляясь к полученным материалам, и сказал:

-Я тележечку-то арендую у тебя, Михалыч.

-Возьми, возьми. Только верни. – Ответил тот. А чуть позже добавил. – Я тебе не Михалыч.

Но парню было все равно.

Доставив все материалы в свою серверную комнату, он выгрузил канистры с минеральным маслом в свободный угол. В центре комнаты, на столах, он поместил большой стеклянный аквариум. Парень притащил один из ящиков, с отвинченной верхней крышкой, клавиатурой и монитором. Под верхней панелью оказалась системная плата, приличных размеров аккумулятор, который также пришлось снять. А еще там был непонятный разработчику предмет, расположенный в нижней части ящика. Предмет был по внешнему виду похож на стеклянную бутылку газировки, с той лишь разницей, что он был собран из металлических деталей. Состоял предмет из кучи катушек с проволокой, болтиков, лепестков, диодов, чипов и множества других схемотехнических компонентов.

Парень водрузил всю эту конструкцию в аквариум, а провода скинул вниз, к стоящим вдоль стен серверным стойкам. Он воткнул различные провода в разные компьютеры, завершив тем самым создание тестового полигона. Все, что ему оставалось – так это налить семьдесят литров специального минерального масла в охладительную систему.

Охладительная система начиналась с аквариума, она охлаждала лежащую на дне емкости систему. Минеральное масло не проводило электричества и не окисляло металл, поэтому могло быть использовано в качестве охлаждающей жидкости. Компьютер, помещенный в такой аквариум, охлаждался в десять раз быстрее и лучше, чем это происходит в воздушной среде.

В аквариум парень положил помпу. От этого агрегата, предназначенного для перегонки масла, он провел шланги. Заканчивалась охлаждающая система небольшими радиаторами, подключенными к трубкам. Сами радиаторы парень поместил в серверные стойки. Это позволяло охлаждать жидкость в аквариуме за счет охлаждающих установок серверных стоек. Аклин заказал двести литров такого масла, а его высокая стоимость его не волновала.

Его волновали лишь две вещи. Одна – его будущее, когда парень, наконец, убежит из Корпорации. Вторая – Аклин продал бы душу ради того, что бы еще один раз увидеть глаза той девушки из кафе на берегу озера.

Завершив свою небольшую стройку, он приступил к прямым обязанностям. Сейчас его десяток мониторов превратился в целую стену из мониторов. Каждый дисплей показывал информацию о состоянии того или иного сервера или компонента загадочного ящика.

Аклин запускал снова и снова имеющийся у него ящик. Ему понадобилось пару суток, что бы полностью протестировать процессор из коробки шестого проекта и составить необходимый список исправлений. Еще день понадобился ему, что бы вместо процессора припаять заглушку, провода которой шли к компьютерам. Тем самым ему удалось обмануть систему, фактически запуская все задачи не на процессоре в ящике, а запуская моделирование на серверах. Все, что парню оставалось сделать – это загрузить исправленную операционную систему, что он незамедлительно сделал. Аклин также установил необходимые программы, любезно предоставленные на специальном установочном диске, прилагавшемся к каждому ящику. Система начинала работать. Разработчик запускал и запускал ящик, он даже приделал пневматический палец, нажимавший кнопку на ящике. Теперь ему не приходилось каждый раз подбегать и опускать руку или палку в аквариум.

Шло время, и разработчик накапливал полученные данные. Для начала, Аклин подобрал параметры, при которых ящик работал наиболее оптимально. При этом режиме работы сбоило наименьшее число компонентов шестого проекта. Это позволило переложить на моделирующий компьютерный кластер меньшую нагрузку, тем самым максимально возможно ускорив систему. Далее, пропыхтев над установленными на ящик программами некоторое время, парень сделал вывод о функциях, предоставляемых ящиком пользователю.

Во-первых, он заметил, ящик легко определял всех людей в радиусе нескольких сотен метров. Изображение радара в одной из программ показывало каждого посетителя Корпорации, если человек находился в зоне доступности. Во-вторых, ящик позволял совершенно беспрепятственно «ходить» сквозь стены, заглядывать в душевые и выполнять прочие, не столь неприличные, вещи. Как это было возможно, парень не догадывался, а списал на возможности чудо ящика. Помимо этих двух, у ящика было еще две функции. Третья функция позволяла «следить» за любым объектом, смотреть на мир его глазами. Смотреть на мир от его имени. Складывалось впечатление, будто невидимая камера летала перед носом выбранного человека. Четвертой функцией было какое-то сканирование, но запустить его толком парню так и не удалось.

Эпизод 6.3.             [kella]

Келла, накинув плащ на голову, брела вдоль торговых рядов на ярмарке в одной придорожной станице. Она расталкивала свисавшие над проходом товары и обхожила прохожих. Девушка прошла через площадь и зашла в таверну. Шепнув чего-то трактирщику, она взяла пинту пива, бросила ему медяк и прошла в дальний конец заведения.

Через пару минут к ней подошли пятеро парней, крепко сложенных, в доспехах и плащах. С мечами, подвязанными за спиной.

-Это тебе нужны наемники, детка, - сказал один из них дебильной улыбкой.

-Плешивый волк тебе детка. – Ответила Келла, отпивая пива.

-У тебя деньги-то есть. – Нагло улыбаясь, сказал второй.

Келла поставила кружку. Девушка отвязала кошель с золотыми и серебряными монетами от пояса и бросила на стол. Взяла кружку и отпила еще немного.

-Да мы тебя бесплатно отделаем, детка. – Сказал кто-то, она не видела кто именно.

-Пойдем с нами, тебе понравиться. – Сказал третий и потянулся за кошелем.

Левой рукой Келла выхватила нож, заткнутый за пояс, и подкинула его. Правой положила кружку, схватила нож и вонзила его в руку, чуть выше ладони. Вонзила с такой силой, что клинок глубоко вошел в стол. Наемник закричал, дернулся, но только навредил себе. Келла забрала обратно кошель и привязала его на пояс. Девушка взяла кружку, а допив, сказала:

-Да, мне нужны наемники. Но нормальные, а не калеки, как этот.

И вышла из заведения, вернув нож за пояс. Парни так и остались стоять. Потом один из них похлопал раненого по плечу, сожалея, и отправился за девушкой. Трое остальных бросились следом.

-Что прикажешь, госпожа, - сказал первый.

Келла лишь усмехнулась и поманила за собой.

Они пошли по торговым рядам, выторговала за пару медяков у торговца несколько мешков и корзин и отдала их попутчикам. Она покупала овощи, приправы, вяленое мясо. Купила несколько яблок. «Больно дорого, по серебряной монете за штуку, - подумала она, - да и гнилые немножко». Одно яблоко она откусила сама, одно кинула бредущему следов наемнику.

-На, угощаю. – Смеялась девушка.

И тот с жадностью укусил лакомство. Откусив и прожевав, он передал яблоко следующему и улыбнулся. Когда очередь дошла до последнего, тот лишь искривился и вернул угощение.

-Лучше бы отдали деньги нищим, - сказал тот.

-Как тебя зовут? – Вмешалась девушка.

-Серый Банго, госпожа. – Шмыгнул он.

-Скажи мне, Серый Банго. – Девушка играла с наемником. – Как ты думаешь. Стоит ли дать милостыню этим бездомным людям? – Спросила она, указывая чистым пальчиком на бездомных.

-Да, госпожа.

-Почему ты так думаешь? – Усмехнулась Келла.

-Они нуждаются в помощи, госпожа.

-Но что они сделают, если я дам им денег. – Ухмылялась девушка. - Например, пару золотых?

-Они купят еды, госпожа.

-А потом? – Она загоняла недалекого наемника в заранее подготовленную ловушку.

-Потом еще еды, госпожа.

-А когда деньги кончатся?

-Они ничего не смогут сделать, госпожа.

-Но если дать им работу? – Девушка подкинула приманку, и солдату ничего не оставалось делать, как принять ее.

-Они заработают деньги, госпожа, и купят еды.

-Не корми рыбой, Серый Банго. – Отчитала его девушка. - Но дай удочку, что бы человек сам наловил столько, сколько захочется.

-Да, госпожа. Пожалуй, вы правы.

Келла пошла дальше, накупила тканей, пару рубах, несколько новых сандалий. Она все складывала в мешки или корзины. Подойдя к одной из лавок, девушка посмотрела в маленькое блестящее зеркало, висевшее на стене. Келла увидела, что перевязь с ее висков уже перешла на шею. Тогда девушка кинула торговке золотой и схватила в охапку цветных лент, лежащих на прилавке. Она выбежала из этого ряда.

Она ушла в незаметное место, к ручейку, протекающему немного позади торгового ряда.

-Все в порядке, госпожа?. – Спросил наемник.

Но Келла ничего не ответила. Она вынула старые ленты из волос и вплела новые. Еще пару лент она обвязала вокруг шеи. Сделав это, девушка кивнула им, и солдаты пошли в кузнечные ряды. Пройдя несколько лавок с невзрачными, по ее мнению товарами, Келла завернула в узкий тупиковый переулочек. Она вошла в дверь, велев двоим оставаться снаружи, а двоим проследовать за ней.

-Самуил. – Крикнула Келла, войдя.

Откуда-то из подсобки, кряхтя и покашливая, вылез огромных размеров кузнец с кожаным фартуком на животе. Девушка спросила его, готов ли заказ. На что мастер позвал пришедших с Келлой мужчин в подсобку. Наемники вытащили оттуда большой деревянный ящик. Келла подняла крышку и, достав пару кинжалов и меч, принялась их рассматривать.

-Отличная работа, мастер, - сказала она.

Самуил кивал головой. Его работа была великолепна и дорого стоила. Келла отвязала ему кошель, вынув две золотых, и пять лежавших там серебряных монет. Остальное отдала мастеру.

-Пересчитай, все ли верно. – Кивнула Самуилу Келла.

-Я тебе верю. – Ответил здоровяк, взвешивая кошель с золотыми монетами на руке.

Наемники закрыли ящик, подняли и пошли за ней. Пройдя на другой конец, они попали в мясной переулок. Келла сразу повела их к одной ферме, недалеко от базара. Дойдя, она нашла хозяина и попросила пару головок сыра, десятка два колбасы и пятерых барашков.

-Выбирай, - сказал добродушный хозяин, послав сына за сыром. – Бери любых.

Келла открыла дверцу загона и пошла к животным, время от времени тыкая то в одного, то в другого животного. Подбегавшие наемники набрасывали ошейники и тащили живность к воротам. Закончив, она отдала все имеющиеся у нее монеты хозяину и распрощалась.

Вернувшись в лагерь, девушка велела наемникам разгружать купленное на две повозки, а сама направилась к третьей из них. В этой повозке под тентом сидет Колин и чего-то постоянно перекладывал.

-Что у нас? – Спросила девушка.

Колин приподнялся и, приблизившись к ее уху, сказал:

-Есть два мешка серебряных плиток. Малый мешок с золотой крошкой. Еще две шкатулки с золотыми плитками. – Он кивнул ей на шкатулки, покрытые одеялом. – Еще две полные повозки золоченых тканей, бус, щитков и расписных тарелок отличной работы.

-Мешок золота? – Удивилась Келла.

-Да, около того. Сходи сама знаешь к кому – спроси, почем возьмет. За два кошеля золотых можешь отдавать.

-Хорошо, сделаю. Но сегодня уже поздно, ткани уже не возьмут, да и бусы. Тарелки я знаю, кто может купить, тоже недешево…

-Да, вот еще что.

Он взял ее руку и положил в ладонь небольшой тяжелый мешочек. Келла взяла мешочек и развязала. Внутри блеснул всему лучами радуги красивый прозрачный граненый камушек. Потом еще один и еще. Весь мешочек был забит разноцветными камнями. Келла быстро завязала его и спрятала.

-Ого, - сказала она.

Девушка бросилась ему на шею и почти даже поцеловала в губы, но вовремя опомнилась.

-Это еще зачем? – Удивился Колин неожиданному поступку.

-Что бы новые не скучали. – Ответила она. – Что будем делать с этим? – Спросила Келла о судьбе камней.

-Это ты уже не продаж просто так. – Усмехнулся Колин, забирая и пряча кошель. Он кивнул в сторону новичков. – Нормальные ребята?

-Нормальные, только пугливые малость. – Улыбнулась девушка.

Он протянул ей один из десятков кошелей, лежавших на повозке, и вновь накинул все одеялом.

-Не плати никогда вперед, - сказала Келла, - чтобы не убежали раньше времени.

Она привязала кошель к поясу, извлекла несколько квадратных больших золотых монет и пошла к наемникам. Дав каждому по одной монете, она подняла последнюю, отдала её главному, и сказала:

-Помойтесь и оденьтесь приличней. Завтра, сразу после восхода солнца, чтобы были здесь. И если у вас есть еще шесть-восемь знакомых наемников – приводите.

Радостные ребята поблагодарили госпожу и побежали обратно в город.

Келла пошла в палатку к пленнику. Войдя, она увидела, что четверо воинов сторожат его. Существо, связанное и закованное в цепи, лежало в центре. Руки его были разведены и привязаны к кольям, воткнутым в землю. Ноги его были скованы короткой цепью и привязаны к другому колу, располагающемуся не так далеко от первых двух. Цепь от ошейника была проткнута еще одним колом. «В такой позе он больше напоминал лягушку», - подумала она. Она увидела его засохшие губы.

-Почему вы не поите его? – Возмутилась Келла.

Но никто из воинов ей не ответил. Тогда девушка взяла ведро и вышла. Набрав воды из реки, она вернулась и поднесла ведро к губам пленника. Тот принялся жадно глотать воду, лишь изредка делая тяжелые вдохи. Затем девушка достала захваченный из повозки, большой кусок сыра и, нарезая его ножом на мелкие продольные части, начала скармливать их существу.

Келла идет по черному коридору к единственному освещенному предмету в его конце. Подойдя, она увидела, что клетка из золотых прутьев поломана, дверца открыта. Страх охватывает ее. Она оборачивается, но за спиной никого нет. «Помоги мне», - говорит Келла сама себе.

Девушка проснулась. Сердце ее бешено колотилось, а внутренне чувство говорило о наступлении беды. Келла вскочила, надела сандалии, схватила клинок и вылезла из палатки. Лагерь спал. Девушка обошла одну палатку, другую, но не увидела ни одного стражника. «Ладно, один отошел, но что бы сразу все четверо – это слишком», - подумала она. Она подошла к костру. Вокруг костра лежали три тела со свернутыми шеями. Девушка услышала какой-то шорох за одой из повозок. Она направилась туда и обнаружила там трясущегося юношу-воина. Он должен был охранять лагерь, но испугался чего-то или кого-то и убежал. Это спасло ему жизнь. Келла подошла к палатке пленника. Она приподняла подол и удивилась. Все четыре охранника спокойно спали по углам. Но пленница не было на месте – виднелись лишь гнутые колья да сорванные цепи.

Она закрыла подол палатки. Освещая дорогу, Келла обошла палатку по периметру. Со стороны проема, она обнаружила четкие, не то звериные, не то принадлежащие человеку, следы. Келла немного подумала, но затем решилась. Она пошла по следам, освещая дорогу факелом. Спустившись к реке, она увидела лохматого пленника. Луна освещала его. Она увидела, как это существо, стоя по пояс в воде, срезает свои волосы. Девушка всмотрелась, и новая волна страха влилась в ее сердце. Она узнала узор на рукояти клинка. Келла дернулась рукой на то место, где недавно был кинжал. Кинжала не оказалось на месте – существо, несомненно, брилось именно ее кинжалом, его было сложно не узнать.

Тогда девушка решила к нему спуститься. Подойдя поближе, она окликнула бывшего пленника. Когда она подошла почти вплотную к воде, существо остановилось, и посмотрела на Келлу. Злоба, ненависть, невероятная радость и доброта одновременно были в этом взгляде. Она узнала эти глаза. Это был он. Келла даже не сомневалась в этом. Существо прорычало и, отвернувшись, принялось срезать волосы далее. Келла, поняв, что ничего не может сделать, решила вернуться в палатку.

Утром шум и гам, царившие в лагере, подняли ее. Солнце еще не встало, но первые лучи уже освещали равнину. По лагерю бегал Колин, и, распахивая все палатки, кого-то искал. Он подошел к ее палатке и, толкнув девушку, посмотрел внутрь. Никого не найдя, предводитель каравана ушел далее.

-Он ушел. – Крикнула Келла и зевнула.

Колин остановился.

-Что ты сказала, женщина?

Он схватил ее за подбородок и посмотрел в глаза. Затем посмотрел на ее одежду.

-Где твой кинжал? – Крикнул он.

Кинжала на месте не было. Келла никогда не расставалась с этим оружием. Но этой ночью существо каким-то неведомым образом выкрало его. Колин замахнулся, и хотел было нанести удар, как чья-то рука остановила его. Колин обернулся и увидел того самого пленника. Только сейчас он без волос. И теперь пленник больше похож на человека, нежели на лохматое животное. «Странник, Грей», - Келла вспомнила, как зовут это существо.

-Ах ты. – Прокричал Колин и, размахнувшись, ударил по существу.

Но Странник ловко и невероятно быстро увернулся от удара и забежал сзади. Колин достал меч и ударил еще раз. Но снова Странник оказывается проворнее его. Келла улыбнулась. Колин выглядел забавно, пытаясь поранить Странника.

Предводитель каравана это заметил и, не в силах совладать с ненавистью, направился к ней. Он размахнулся и в момент, когда Келла уже готова была ощутить удар, рука Странника перехватила руку предводителя каравана. Странник согнул конечность воина в причудливой форме. Колин крикнул от боли и упал на землю.

-Не тронь. Ее. – Процедил Странник.

-Хорошо. – Плакал от боли Колин.

-Обещай.

-Обещаю.

Странник отпустил руку предводителя каравана и ушел.

Эпизод 6.4.             [tanger]

В один из прекрасных, возможно, дней (парень не вылезал сутками из своего убежища) он обнаружил странную особенность третьей функции. Сперва он полагал, что функция наблюдения от лица того или иного персонажа есть не что иное, как совмещение первых двух операций. Однако некоторые наблюдения разубедили его в этом. Для того, что бы подтвердить или опровергнуть свою неожиданную гипотезу, парню пришлось вылезти из бункера.

Он начал бродить по этажам и примечать тех или иных выделяющихся людей – девушку с малиновыми волосами, толстого мужчину с залысиной, парня с тремя серьгами в ухе. Он бродил и записывал в свою тетрадку имена или описания нескольких десятков человек. Затем он принялся за ними следить. Конечно, его странный вид - пляжные шорты и тапочки, а также надетый на манер банного халата, плащ, выдавали его. Так что ему пришлось сократить список сначала до трех человек, а затем в нем осталась только девушка с малиновыми волосами. Похоже, что парень не производил на эту странную девушку должного впечатления или она просто не замечала его. Что именно – парень не знал. Для проверки гипотезы это было не столь важно.

Более важным было изучение стиля жизни и поведения объекта. А также полезным оказалось то, что девушка носила очки и занималась плаванием. Это внесло основные интересные доводы в гипотезу Аклина. Проведя две недели, бегая в халате-плаще по этажам за девушкой, он составил более-менее приличный отчет о ее расписании, пристрастиях. В первую очередь, парень изучил, когда и при каких условиях девушка использовала те или иные очки, либо контактные линзы. То, что могло вначале показаться странным, имело основополагающее значение в его гипотезе. И вот Аклин, собирая информацию, возвращался в свои катакомбы и сверял полученные данные с компьютером.

Проведя в таком ритме две недели, парень пришел к заключению. Он убедился, что все было не так, как он думал вначале. Оказалось, что эта функция не просто следила за человеком, позволяла видеть жизнь от его имени. Она позволяла видеть мир именно глазами человека. Так, например, в понедельник девушка приезжала на автобусе без очков и мир, показанный в мониторе, казался мрачным и размытым. В среду девушка плавала в бассейне, а зрение под водой без специальных очков для плавания отличалось от обычного зрения в воздухе. В пятницу девушка проводила в клубах, надевая контактные линзы и мир на мониторе менял оттенок, резкость и глубину. Парень сделал неожиданный вывод. Ящик позволял не просто смотреть на мир от имени какого-либо человека. Ящик позволял смотреть именно глазами того человека.

-Как же это возможно. – Подумал он.

Все его существо задалось одним единственным вопросом. Временами ему начинало казаться, что ответ на этот вопрос откроет ему великую тайну вселенной и великую правду. На самом же деле, ответ давал и более приземленные цели – разрешение загадки открывало ему двери из ненавистной ему корпорации «STATIC factory».

Когда парень вернулся в сектор операционных систем, он написал огромными буквами на листе ватмана – «КАК?». Бумагу парень повесил между двумя стендами со схемами операционной системы и процессора, которые он утащил из сектора операционных систем. Чуть ниже приписал:

Хроники разработчика: октябрь.

Ответ, возможно, крылся в четвертой функции ящика. Он делал новые и новые попытки, но ни одна не приводила к результату. Сколько парень ни старался, кнопка «Сканировать» оставалась неактивной. В какой-то момент он оставил попытки, но разгадка сама неожиданно пришла к нему.

Как-то раз, наблюдая за очередным человеком, он случайно нажал хитрую комбинацию клавиш. На экране высветилась надпись «Захват, сканирование…», а через четыре секунды пропала. Далее появился прогресс-бар с заголовком «Расшифровка». Этот процесс потребовал значительно большее время и не завершился ни за минуту, ни за пять. Парень уже решил уйти снова спать, как вой сирен на другом конце здания удивил его.

Парень вышел и, пройдя через коридор, спустился и вышел на улицу. Там стояла карета скорой помощи и двое санитаров на носилках вывозили мужчину. Лежавший был подключен к куче каких-то медицинских приборов и, по-видимому, находился без создания.

-Очень интересно. – Подумал парень.

Разработчик узнал в пациенте человека. Это был именно тот человек, за которым парень только что наблюдал. Ему казалось, что проведенное «сканирование» и человек, лежащий без сознания, каким-то образом взаимосвязаны.

Когда машина уехала, Аклин попинал асфальт на том месте, где стояла машина, пожал плечами и отправился обратно. Поднявшись по лестнице, он прошел по длинному коридору первого этажа, где стояли удивленные люди и чего-то обсуждали. Он проходил мимо, а они не замечали его. «Что ж, - думал он, - это даже хорошо». Парню требовались новая информация, и он отправился в библиотеку Корпорации.

Библиотека Магистрата находилась на третьем этаже, в центре нового здания Корпорации. Здесь была сосредоточена вся документация и вся литература по техническому обоснованию проектов. Множество стеллажей, расположенных в помещении, содержали сотни или даже тысячи книг, трудов или сборников с различной полезной информацией. Надо сказать, что помещение было не просто большим, а очень большим. Прямо над помещением на третьем этаже было расширение библиотеки на четвертом.

Несмотря на это, материала было намного больше, чем влезло бы на обычные полки. Поэтому было придумано хитрое техническое решение. Все шкафы в помещении были оборудованы рельсовой системой. Каждый человек мог подойти к нужному шкафу, передвинуть его на другое место, изменив геометрию всего лабиринта библиотеки.

В самом центре первого этажа библиотеки находился небольшой сектор с расставленными столами для чтения. Он был выполнен в форме круга, а его площадка слегка возвышалась над полом остального помещения. Сверху, над круглой ареной, в пололке был круглый проем, соединявший два этажа библиотеки. По бокам балкона были две винтовых лестницы, ведущие наверх. Крыша второго этажа библиотеки – крыша самого здания «NOOBEUM» была выполнена из прозрачного материала, пропускавшего солнечные лучи. Проем между этажами позволял освещать и арену для чтений.

Аклин быстро нашел материалы, касающиеся отдельных аспектов шестого проекта. Но сколько он ни искал, просто не было ни единого документа, описывающего все функции этих загадочных ящиков. Он набрал книг, сел за стол на арене. Листая свой блокнот с восьмиугольником на обложке, он читал документацию на разных языках и выписывал себе в тетрадку интересующие положения.

Он никогда не забудет это дуновение ветерка. Он никогда не забудет запаха ее губ. Он никогда не забудет цокот ее каблучков. Аклин, не веря своим ушам, не реагировал. Сердце его забилось, но парень не хотел отпускать надежду и зашел внутрь.

-Приветик, - послышался мягкий красивый голосок.

Его сердце не выдержало и ему пришлось развернуться. Перед ним стояла она. Девушка была в сером джемпере с рисунком в виде бежевого ромба. Серая юбка прикрывала ее ноги. Темный плащ был наброшен на плечи.

-Привет. – Сказал он. – А что ты здесь де…

-Работаешь? – Улыбнулась она. – Можно я присяду?

-Да. Я. Тут. Работаю. Присаживайся, конечно.– Выдохнул он.

-Говорят, ты совсем пропал… - Говорила девушка.

-Пропал. – Улыбка сошла с его лица.

-Ты что, ночуешь здесь – в корпорации?

-Да, - печально выдохнул он.

-А почему?

Парень немного подумал, потом решил признаться:

-Я оскорбил друга.

Оксана немного посмотрела ему в глаза, затем произнесла:

-Девушку?

-Угу, - кивнул тот.

Девушка посмотрела на него, затем встала.

-Помирись с ней. – Ответила Оксана. – Нельзя злиться на весь мир только потому, что ты совершил ошибку. Иначе ты загнешься в этих стенах.

Девушка ушла.

Парень просидел еще пару часов в библиотеке, но не найдя подходящей информации, решил уйти. Все это время он думал над словами девушки. У него не было вариантов. Надо было извиняться. Парень вернулся в сектор операционных систем и взял единственную ценную вещь, которая у него была. Великолепный ручной работы самурайский меч. Трофей, подаренный магистром Танджером за победу на Играх.

Аклин вышел из здания «STATIC factory» и направился в спортивный сектор. Ему не составило труда отыскать баскетбольную площадку. Найдя, он вошел туда, положил меч к стенке, снял плащ и положил рядом. Софи, сидевшая на другой стороне зала, вскочила. Она явно не желала его увидеть. Аклин не пошел вокруг, он пошел вперед, прямо на играющих. Он знал, что один из парней и есть бойфренд Софи – бывшего друга парня. Аклин хотел извиниться. А это был единственный путь.

Игра остановилась, люди обступили его. Один из них, самый крепкий, пошел вперед, разгребая остальных.

-Барс. – Начал было Аклин. – Я хочу…

Барс выпрыгнул вперед, и хоть был немного ниже парня, нанес удар кулаком в челюсть. Аклин пошатнулся. Прошли те времена, когда он постоянно тренировался. Когда он был в форме. Тогда не было бы сомнений. Аклин победил бы этого юношу. Но сейчас был другой случай. И условия другие. Аклин был не в форме. Аклин не хотел причинять кому-либо вред. Он уже и так слишком сильно навредил всем, кому только можно.

Аклин пошатнулся, но устоял. Барс выпрыгнул снова, и снова его кулак приземлился о челюсть программиста. Аклин упал.

Парень видел, как Барс вернулся к своей девушке и пытался ее увести. Аклин встал. Он вернулся за мечом, и пошел прямо на них. Барс вышел вперед и снова его ударил. Аклин мог бы уйти от удара, но не стал этого делать. Сейчас был решающий момент. Еще удар. Аклин пошатнулся. Удар, и парень снова оказался на полу. Меч выпал.

Барс оставил его и вернулся к своей девушке. Аклин сел на колени и подобрал меч.

-Софи! – Крикнул Аклин уходящим.

Девушка обернулась. Барс развернулся и с разбегу ударил парня ногой в живот. Аклин согнулся в кашле. Кровь брызнула на пол. Аклин попытался выпрямиться, сидя на коленях. Барс все ходил вокруг него, ожидая момента для удара.

-Софи. – Сказал он. – Я не знаю, что на меня нашло.

Барс снова его ударил, но на этот девушка вступилась за лежащего на полу парня:

-Не надо! – Крикнула она.

Игроки, стоящие вокруг, наблюдали за действием. Возможно, они знали, что произошло. Или догадывались. Они видели злость, наполнявшую Барса. Но в их глазах сейчас Аклин совершил достойный поступок. Как и в глазах девушки.

-Софи. Прости меня. – Говорил стоящий на коленях парень. – Я - дурак. Я спятил. Я зациклился. Я прошу у тебя прощения. Софи.

Он протянулся за мечом, взял его двумя руками и, преподнося Софи, сказал:

-Это единственное, что у меня есть, Софи. Возьми, его, пожалуйста.

Он поклонился в ноги девушке, поднимая меч. Барс присел, взял меч и отдал его девушке. Софи открыла оружие и осмотрела его.

-Хороший меч. – Холодно сказала она.

Аклин встал, глядя в ее глаза. Кровь текла по его лицу, он тяжело дышал.

-Я знаю, что не смогу забыть то, что произошло. – Говорила девушка. Она гладила искусную блестящую гладь меча. – Встань! – Сказала девушка. – Ты заслужил этот трофей, я не могу это принять.

Аклин встал и получил обратно свой меч.

-Ты был хорошим другом. И я бы хотела, что бы ты им и остался. – Она подумала немного и добавила. – Но ты…

Не успела она это выговорить, как Барс снова ударил парня и тот свалился на пол. Девушка шугнула своего бойфренда. Она подошла к лежащему на полу парню и присела. Софи убрала его мокрые волосы со лба.

-Ты запутался. – Сказала она. – Я сразу это поняла, как ты зашел. Найди себе девушку, Аклин. – Сказала она. – Иначе ты погибнешь под руинами твоего мира.

Парень вернулся в серверную комнату. Он посмотрел в отражение на мониторе, попытался вытереть кровь платком. У него не особо это получалось. Он приклеил несколько пластырей – парень всегда носил в рюкзаке кучу ненужных вещей. На всякий случай.

Сделав это, он прошел и сел за стол. На одном из мониторов, на котором недавно был процесс дешифрации сканированной информации, показывал окно, похожее на сетевой чат. Аклин сел на стул и набрал на клавиатуре:

-Привет.

Через пару секунд компьютер ответил:

-Здравствуйте. – Ответила программа.

-Кто это? - спросил парень. Программа действительна была похожа на сетевой чат, но проблема состояла в том, что ни один из компьютеров не был подключен к сети.

-Владимир Имануилович Сайфонов или просто Сайфон. – Ответила программа. - А как вас зовут?

-Егерь. – Соврал Аклин. Впрочем, его настоящее имя сейчас не имело значения. Такова суть сетевых чатов – никто друг друга не знает по имени.

-Здравствуйте, Егерь. Будем знакомы. – Напечатала программа.

Глава 7.                       В плену Белого древа

Эпизод 7.1.             [cherry]

Топот семи пар армейских сапог раздается по коридору заброшенного здания корпорации. Подбежав к лестничному проему, они прижались к стене со стороны лестницы. Затем первый сидящий достал зеркальце и осматривает лестницу. Там никого нет. Он дал знак и двое, дальше всех сидящих от лестницы выбежали и прижались к противоположной стене, прицелившись на ступеньки. Сидящий с зеркалом сделал еще знак и еще двое солдат перебежали на другую сторону. Командующий подал знак пальцами – один, два, три, и семь человек прицелились на лестницу разом.

-«Сокол» три, чисто. – Сказал командующий.

Из-за угла появились еще восемь человек и вбежали на лестницу. Посмотрев вниз и вверх, они продвигались дальше и, целясь автоматами, завернули на следующий пролет.

-«Сокол» один, мы поднялись, чисто. – Шипела рация.

-Хорошо «Сокол» один, продвигайтесь по коридору прямо. «Сокол» два - поворачивайте налево. – Сказал женский командный голос.

Отряд «Сокол» четыре добежал до выхода лестницы. Наемник при помощи зеркальца осмотрел коридор. Затем один боец высунулся налево, один направо и еще двое добежали до противоположной стены. Стволы их оружий и развернулись в разные стороны. Проходит мгновение.

-«Сокол» четыре, чисто.

Семеро наемников, сидящих внизу лестницы, встали со своих постов и поднялись вверх. Двое последних солдат, осмотрев коридор, убежали вслед за ними. Добравшись до верха, они завернули налево и побежали по коридору.

-«Гамлет» девять и десять на месте, - трещит рация.

-Хорошо, «Гамлет». Приступайте к проверке.

Отряд «Сокол три», добежав перекрестка, осмотрел повороты и завернул направо. Отряд четыре пробежав прямо. Когда солдаты, подбежали к дверям двух последовательно расположенных аудиторий, то наемники расположились по два человек с каждой стороны от дверей.

-«Сокол» четыре, мы на месте.

-«Сокол» четыре, приступайте.

Один из стоящих рядом с дверью отошел и ударом ноги вынес дверь. Остальные трое сбежали в открытый проем. Другой солдат, стоящий у второй двери, сделал такой же удар ногой, но дверь его почему-то не послушалась. Комната осталась закрыта. Наемник ударил снова и вновь не получил эффекта. Тогда напарник пришел к нему на помощь, но даже две ноги не выбивают дверь.

-«Сокол» четыре, у нас проблемы. – Сказал солдат, сидящий недалеко от них.

Но проблема внезапно решилась сама собой. Один из стоящих солдат попросту нажал на ручку и дверь отворилась.

-Это «Сокол» четыре, ошибочка вышла. Все в норме.

-«Сокол» четыре, повтори. – Потребовал Женский командный голос.

Все, что может показаться ненормальным, могло унести человеческие жизни. Капитан Черри требовала предельной осторожности. Подобная ситуация могла быть ловушкой.

-«Сокол» четыре, повторяю. Все в норме.

-«Сокол» три, мы начинаем.

-«Сокол» два, мы приступаем.

-«Сокол» два и три - вас понял.

Четыре человека сбежали в комнату и начали осматривать аудиторию. Они заглядывают под столы, открывают шкафы, простукивают стены. Достав лом, один из них начинает ломать пол в нескольких местах, но ничего не обнаружив, прекратил заниматься бесполезным занятием.

-Три два семь, чисто.

-Три пять один, чисто.

-Три ноль шесть, чисто.

Отряды осматривают все аудитории, расположенные в непосредственной близости от аудитории три ноль ноль – большого склада на третьем этаже. Отряды «Сокол» один и четыре идут друг навстречу другу по западному длинному коридору, отряд три – по южному, а отряд два - по северному короткому коридору. Два отряда «Гамлет» проверяют аудитории по восточной стороне склада.

Через три часа активных поисков, отряды один и четыре встретились у центрального западного входа склада. Еще через полчаса к восточному входу подтянулись отряды два и десять. А через несколько минут к южным воротам добрался третий и девятый отряды.

-Дорожите о готовности. – Скомандовала капитан Тейлор.

-«Сокол» один и четыре на месте.

-«Гамлет» десять на месте.

-«Гамлет» девять на месте.

-«Сокол» один на месте

-«Сокол» два. Мы на месте.

-Начинаем.

Огромные двери склада вылетели под ударом сапог наемников. Либо открылись от нежного жеста руки. Или были сбиты с петель усилием ломов. И шесть отрядов вбежали в складское помещение. Войдя, отряды рассыпались между высоченными непрозрачными стеллажами и начали пробегать дальше и глубже. На поворотах некоторые отряды разделялись на две половины, по три или четыре человека. Небольшие группки разбежались в разные стороны. Направо, налево, налево, направо. Так прошло минут пять, прежде чем эфир не прерывает грубый мужской голос из ставки командования:

-Группа «Сокол»! Доложите местоположение.

Командиры отрядов начинают наперебой сообщать местоположение, вроде:

-«Сокол» три младший, я в квадрате пять, поворачиваю направо.

-«Сокол» один, я в квадрате восемь, иду в квадрат пять, поворачиваю налево.

Так продолжалось еще несколько минут. Наконец какой-то отряд доложил, что обнаружил лестницу на второй уровень склада.

-Хорошо, поднимайтесь. – Произнес суровый голос.

Отряд поднялся, а минут через семь за ними проследовал и еще один отряд, но видимо уже по другой лестнице. Время идет, и вот уже эфир забит сообщениями от командиров отряда о проделанных маневрах:

-«Сокол» два младший, иду до упора, направо.

-«Сокол» три старший, иду налево, снова налево.

Черри смотрела на наручный радар, показывающий положение всех бойцов. Но четкой картины девушка не наблюдала. Она видит лишь множество постоянно бегающих, словно муравьи, желтых точек на экране.

Так продолжается еще какое-то время, когда, наконец, мужской голос уже кричит, чтобы отряды скорее завершили прочесывание и приступили к поискам. Кто-то из командиров выхватил баллончик с краской и начинает помечать стены всех стеллажей, мимо которых передвигаются бойцы. Когда баллончик заканчивается, майор достает второй и продолжает помечать. Когда закончился третий баллончик, командир вдруг наткнулся на уже помеченные стены. Отряд остановился. Затем командир дает указание пройтись еще раз по маршруту, но солдаты не обнаруживают ни единого перекрестка между складами. Они оказались в замкнутой ловушке.

-Как же мы сюда тогда попали. – Спрашивает один из наемников.

-«Сокол» два, старший. – Говорит командир. – Похоже, у нас проблемы.

-«Сокол» два, старший, повторите.

-«Сокол» два, старший, мы заблудились. Мы в ловушке. Повторяю. Мы заблудились в ловушке.

Наступает радиотишина. Через несколько секунд грозный голос произнес, наконец:

-Всем отрядам, приказываю остановиться.

Черри остановилась. Девушка посмотрела на радар и увидела, что куча желтых точек замерла в ожидании. Становится настолько тихо, что слышен писк летающих по комнате комаров. В это время еле слышный скрип донесся до ушей Черри. Она обернулась. Два стеллажа, которые солдаты прошли за несколько секунд до остановки, начинают двигаться. Одни, ближний, на своих колесиках начинает по рельсам сползать вправо, а дальний – влево. Четыре человека молча наблюдали эту картину.

-«База». – Наконец вмешивается в радиоэфир Черри. - Это «Сокол» один. Шкафы меняют местоположение.

-Повторите, «Сокол» один.

-Шкафы изменяют свое положение. Карта склада постоянно изменяется. – Говорит она. – Вы это видите? – И Черри поднимает камеру на своем шлеме чуть выше.

Наступает очередное молчание. Наконец, шкафы достигают своих финальных точек и проход, который еще минуту назад заворачивал налево, теперь же заворачивал направо. Черри пошла вперед и заглянула в новый образовавшийся проход. Одна его стена была помечена краской. Девушка завернула за угол нового прохода, за которым увидела удивленные лица другого заблудившегося отряда.

-«Сокол» один, я вижу «Сокола» два.

-Подтверждаю, - все еще удивленно произнес командир второго отряда.

Проходит еще минута молчания. Наконец грозный голос говорит:

-Убирайтесь оттуда.

Отряды начали обратное движение. Но сколько ни пытались кучки людей куда-нибудь выбежать, у них ничего не получалось. Склад постоянно противодействует им. Одни отряды бегут, пересекаются с другими. Другие отряды пробегают в какой-то поворот и через несколько шагов оказываются в тупике. Разворачиваются и обнаруживают, что обратная дорога закрыта. Боковой проход открывается для заблудившихся наемников, и солдаты бегут туда.

И вот в какой-то момент все четыре отряда, находящихся на нижнем этаже, одновременно, будто сговорившись, вышли на центральную арену. Здесь расставлены столы, задвинуты стулья и лампы установлены на каждом читальном месте. С одной стороны этой круглой арены прибежавшие увидели центральные открытые ворота. Но когда в эти центральные ворота в прошлый раз заходили люди, читальной арены не было перед дверьми.

-Их здесь не было, - произнес кто-то из четвертого отряда. – Клянусь, этого прохода здесь не было.

В это время шум и топот сапог послышался сверху. Наемники насторожились и подняли дула автоматов, рассматривая висевший над ними балкон второго этажа склада. Такой же круглый, как и арена для чтения. Дневной свет спускался через стеклянную крышу четвертого этажа и освещал читальную арену. Две узкие витые лестницы, расположенные по разным сторонам арены, вели на второй этаж склада. Топот приближался, и из-за ограды высунулись лица наемников. Один из стоящих внизу солдат радостно выдохнул. Путешествующие по второму этажу наемники начали спускаться к товарищам.

В это время Черри услышала тот самый гул. Она подошла к центру арены и присел, прислоняя руку к полу. Гул шел именно оттуда. Ей становилось страшно. Капитана окрикивает один из бойков, оставшийся на верхнем балконе. Девушка оборачивается. Стоящий сверху солдат начал чертить указательным пальцем окружность в воздухе, показывая на пол. Черри подскочила на стол и осмотрелась. Там, куда указывает наемник, в трех футах от границы арены, видна еле различимая граница в паркете. Та часть паркета, что внутри этого круга, на половину дюйма возвышена над внешней частью арены. А внешняя часть паркета словно намокла. Внешняя граница имела более темный цвет, чем внутренняя честь.

-Ломы сюда. – Говорит Черри.

К ней подбежали шесть человек с ломами и начали выламывать крепко привинченные к полу столы. Справившись со столами, они начали дюйм за дюймом отковыривать приклеенные паркетные доски. Когда почти все доски уже отодраны, Черри сложила в голове интересную картину. Там, куда только что показывал солдат с балкона, прямо в полу имелось большое круглое тридцатифутовое основание, сваренное из множества металлических пластин. Один из майоров доложил о находке в центр. Черри, поднялась на лестницу для лучшего обзора. Она увидела, что в одной его части под ногами солдат пластины лежали неровно, а при движении людей гремели.

Черри спустилась к остальным..

-Помогите мне. – Говорит она.

Несколько человек, поддев ломами тяжеленные, в полдюйма толщиной металлические плиты, выломали из основания и бросили пластину рядом. Одну, затем вторую и третью. Воины сошлись вокруг и множество лучей фонариков устремилось в пропасть. Прямо от того места, где сейчас находились отряды, вниз, шел глубокий темный колодец. По внешней стороне колодца вела широкая винтовая лестница. Под солдатами, примерно в двадцати футах вниз, из стен выходили трубы и толстые связки проводов. Изгибались и уходили в колодец. Гул, доносившийся из глубины колодца, нарастал.

-Уходим, - приказала Черри.

Вечером с ставку помимо майоров согнали еще почти шестьдесят человек рядовых. Всех, кто учавстсовал в прочесывании комнаты три ноль ноль. Рассматривая карты, они делали замечания, говорили, кричали и перекрикивали друг друга. Полдюжины штабных, сидя за столами, пытались на листах бумаги нарисовать схему склада-библиотеки. Наемники бегали от одного художника к другому, все время, добавляя или перечеркивая какие-то проходы. В общем, стоял полнейший хаос.

В дальнем углу, на большом столе сидело двое штабных, Черри и еще какой-то майор. Они рисовали план колодца. Здесь уже разногласий не было. Дорисовав, они обменялись рисунками и сверили с тем, что запомнили.

-Вот здесь, - тыкал пальцем в схему один из стоящих, - здесь трубы выходят на полфута дальше, а вот здесь – две вертикальные рельсы и эта шахта, - он очертил небольшое белое пятно в нижней части рисунка, - три на три с половиной фута.

-Для чего? – Поинтересовалась Черри.

-Для лифта, наверное. – Предположил майор с интересной татуировкой на обратной стороне ладони.

Идея лифта понравилась Черри.

-Тогда припиши здесь – «лифт» со знаком вопроса. – Скомандовала она.

Черри взяла получившиеся рисунки и повесила на одну из стенок палатки, рядом с остальными схемами. Девушка подошла к нанимателю, который все это время молча взирал на платы. Он рассматривал схемы первого и второго этажей, исправленные маркерами.

-Почему этого колодца не было на схеме. – Спросила Черри.

Но наниматель не ответил.

-Вы знаете, что там?

-Лаборатория девять. – Сухо констатировал тот.

-И что там, в этой лаборатории?

-Я не знаю.

-Почему? – Удивилась она.

-Потому что тот, кто там работал, - холодно отвечал мужчина, - никогда не посвящал меня. Я вообще не знал, где находится эта лаборатория.

-Ну, хотя бы предположите. Она большая – эта лаборатория?

-Размером с ядерную станцию.

-Простите? – Черри не верила своим ушам.

Мужчина посмотрел внимательно на Черри, ситуацию. А затем отвернулся к планам и зарисовкам.

-Миля на милю – тебя устроит?

-Миля на милю? – Она пыталась представить это расстояние.

-Размером с озеро. – Мужчина потыкал пальцем по нарисованному на общем плане водоему. – Я раньше думал, что лаборатория находиться под городом.

-Под каким городом? – Еще больше удивилась Черри.

-Там, на холме, - мужчина махнул рукой за край карты. - Раньше был город. Но строения были разрушены до основания. И сейчас развалины занесены снегом.

Черри не знала, чего предпринять. Сокрытие такого огромного объема информации ставило под удар всю операцию. Она прошлась по столам, но куда бы ни подходила, везде видела исчерченные и перемазанные планы библиотеки.

-Похоже, - говорил, будто сам с собой, наниматель, - придется туда спуститься.

Эпизод 7.2.             [kella]

Мирно, перебирая копытами, лошадь Келлы топала впереди каравана. Колин, все еще злой на девушку, двигался следом, не спуская с нее глаз. Десять новых наемников замыкали небольшой караван. Они двигались к северу. Потеряв ценного пленника, Колин решил выменять оставшиеся от северян трофеи. Полученных средств наверняка должно было хватить для пересечения перевала. «В любом случае, - думал Колин. - Других планов у него не было». Путники поднимались выше в горы. Они давно свернули с песков. Под ногами появилась свежая трава, которую с хрустом потребляли животные, а на холмах начали появляться каменные образования.

Караван двигался вперед, и время от времени Келла замечала бредущего по каменным гребням Странника. Замечали Странника и другие. Но они не обращали на него особенного внимания. Теперь он не был их добычей, а даже создавал угрозу. Лишь изредка Колин начинал ворчать всякую ерунду:

-Вот чего ему нужно?

Или:

-Вот мы заснем, а он украдет наши пожитки.

Такие речи забавляли Келлу. Девушка откуда-то знала, что Страннику ни то не другое не было нужно. Во времена, когда караван встречался с другими путниками, или заходили в небольшие станицы, Странник оставлял их. Он возвращался через несколько часов или несколько дней. Но Келлу волновало другое. Зачем он шел за ними, вот что действительно интересовало девушку.

Однажды Странник ждал их, сидя на дороге. На его плече его сидел светлый белоперый ястреб. Келла думала спросить его, куда тот пропадал. И она остановила свою лошадь. Но Колин горделиво проскакал дальше. Когда весь караван прошел мимо них, Келла спрыгнула с лошади и тихо подошла к нему.

-Привет. – Сказала она.

-Тебе нравится здесь? – Спросил Странник.

-Здесь. – Она взяла лошадь под уздцы и пошла вслед за караваном.

-Ну да. В этом мире. – Странник поднялся и пошел вместе с девушкой.

-Он не такой. Он другой. – Задумчиво говорила Келла.

-Другой? – Удивился Странник.

-Он хмурый, страшный и бледный.

-Ты хочешь обратно? – Спросил Грей, а потом добавил. - В этом мире есть свои плюсы, свои особенности.

-Например? – Удивленно спросила Келла.

Она не считала, что этот мир чем-то лучше. Песочная пустыня была сосредоточием всего плохого, что девушка видела в другой, настоящей жизни. Келла хотела ответа, но Грей не проронил ни слова.

Странник лишь взял ястреба и посадил на ее протянутую руку. Келла вопросительно посмотрела на него. Она пыталась чего-то спросить, узнать. Но также внезапно, как Странник обычно появлялся, также внезапно он и исчез.

Прошло не там много времени, а Келла уже приручила своего питомца. Птица привыкла к девушке. Ястреб путешествовал на ее плече, улетал время от времени за добычей. Глаза перестали сниться девушке. Но вместо этого пришли другие видения. Бодрствуя, она начала видеть какие-то непонятные картинки. Один раз ей привиделся караван с богатыми, покрытыми синими покрывалами, повозками. Прошел час или два, путники миновали речушку и поднимались в гору. В это время с холма появились первые конники. Десять или двенадцать всадников с пиками спускались с горы. На их доспехах был нарисован герб одной очень богатой торговой династии. За ними шла, запряженная шестью лошадьми, карета. Когда Келла поравнялась с каретой, из нее высунулся упитанный мужчина в дорогом, пошитом золотыми нитками, синем костюме. Такой же расшитый золотом синий берет украшал голову торговца. Герб красовался на дверце кареты.

-У ти, какая красивая птичка, - мерзким голосочком проговорил торговец. – Продай мне ее, деточка. – И он показал здоровенный кошель, по-видимому, набитый золотом.

-Птица не продается. – Холодно заявила Келла.

Птица была интересна ей в первую очередь как подарок. И девушка не нуждалась в средствах, что бы продавать своего питомца. Колин, проехавший рядом, лишь усмехнулся на ее слова, но не проронил ни слова.

Когда этот длинный торговый караван из синих повозок закончился, а они только что закончили подъем, Келла вдруг поняла одну интересную вещь. Она уже видела этот караван. Именно эти повозки девушка видела там, внизу. Она развернула лошадь и в мгновение ока преодолела подъем. Достигнув вершины холма, Келла еще долго взирала на удаляющийся торговый караван.

«Какая красивая птичка», - послышались у нее в ушах слова богатого торговца. Она посмотрела на сидевшего на плече питомца. Келла дернула плечом и ястреб, взмахнув крыльями, и взлетела.

-Лети, лети вперед. – Шептала она.

Девушка увидела, как всадник приближается со стороны ее каравана. Она видела, как воины остановились, она увидела повозки своего каравана. Келла видела каждого, с такой четкостью, будто сама ходила вдоль каравана. Девушка поняла, что имел в виду Странник. Голос прервал ее мысли.

-Келла? – Спросил подоспевший Колин. - Келла, с тобой все в порядке.

-В полном, - сказала Келла. И попросила ястреба вернуться.

И она увидела это вновь. Она видела, как птица сделала круг. Девушка увидела себя со стороны и в тот же момент крепкие когти вцепились в ее плечо. Келла зажмурилась, глядя на уходящее за горизонт солнце. На холме она увидела Странника.

Эпизод 7.3.             [tanger]

Хроники разработчика: ноябрь.

Все, что Аклин делал в последнее время – запирало в маленькой серверной комнатке. Заставляло исполнять непонятную задачу. Парню надо было измениться. Ему нужна была девушка. Но те единственная была далеко. Она была с другим. Так он думал.

Но парень ошибался. Стук раздался в дверь его небольшого блокгауза. Аклин с недоверием открыл дверь. На пороге была Оксана.

-Привет. – Сказала она.

-Привет. – Улыбнулся Аклин.

-Я смотрю, ты помирился с другом? – Указала она на его синяки.

-Ага. – Усмехнулся он.

-Можно войти?

-Конечно. – Ответил парень. Он почему-то решил вдруг стать более простым. И будь, что будет.

Девушка прошла, и Аклин закрыл входную дверь. Девушка обошла вокруг стола. Она рассматривала многочисленные мониторы, прикрепленные на столе либо на стенках этой комнатушки. Из одной точки, места оператора, было видно почти два десятка экранов.

-Ух, ты. – Произнесла она, глядя на мониторы. – Ты здесь кино смотришь?

На мониторах были видны различные люди, некоторые мониторы наблюдали чьими-то глазами. Аклин дернулся и быстро, набрав пару клавиш, отключил все экраны, заменив стандартной заставкой с часами.

-Нет, я здесь только работаю. – Он почувствовал себя как-то глупо.

-Ты какой-то бледный. Пойдем, прогуляемся?

Аклин чего-то промычал и девушка, ухватив его за руку, потащила на улицу. Выйдя, они прошли пару метров вместе, а Оксана все время улыбалась, глядя на парня. Аклин шел и толи свежий воздух так на него подействовал, толи встреча с девушкой ударила в его мозг. Но ему казалось, будто он выглядит как последний дурак. Они шли так, проходя мимо побережья. Время от времени, парень с девушкой перекидывались парой слов.

-Ты умеешь водить? – Спросила внезапно девушка, когда они проходили мимо автостоянки напротив стеклянного здания «NOOBEUM inc».

Аклин кивнул, а девушка схватила его за руку и потащила в сторону серебристого автомобиля. Значок на капоте удивил парня, он еще никогда не видел автомобилей этой фирмы. Перед ним стоял красивый спортивного вида седан. Оксана достала брелок и щелкнула кнопкой,. Послышался щелчок открываемых дверей. Машина весело пиликнула габаритными огоньками.

-Садись. – Сказала она.

Парень не хотел садиться за руль, но девушка руками его затолкана на водительское место. Девушка обошла машину и села на соседнее пассажирское сидение.

-Поехали. – Сказала, улыбаясь, она.

-Куда?

-Прямо, - сказала она, улыбаясь.

Аклин протянул руку к коробке передач и передвинул рычаг в положение «драйв». Парень нажал на педаль газа и поехал. Автомобиль, весело скрепя шипами по заледеневшей от зимних холодов дороге. Они ехали вдоль озера по ровной и прямой дороге. Парень очень быстро приспособился и теперь испытывал автомобиль на прочность. Мотор ревел, отдавая приятными нотками в салоне. Руль откликался на движения рук, так что автомобиль входил в повороты на невероятной скорости. Аклин гнал автомобиль так быстро, что пассажиров вжимало в кресло при каждом маневре. Оксана вынула руку из открытого окна и ветер дул ей в лицо. Она улыбалась, а адреналин приливал к ее сердцу. Автомобиль доехал до конца автострады, развернулся, и поехал обратно.

-Что это за машина? – Спросил парень.

-Inury . – Ответила девушка. (Читать «Ину’ри» - прим. автора)

-А кто ее выпускает?

-А ты что, не знаешь? – Усмехнулась она. - Корпорация.

-Не знал. – Он удивился, что кроме компьютеров, Корпорация занималась разработкой чего-то другого. - Хорошая машина. – Добавил он. Аклин знал толк в хороших автомобилях.

Когда они уже подъезжали обратно к зданиям, девушка попросила его съехать на пристань у озера. Машина свернула с дороги и заехала на мостки. Пассажиры вышли. Перед ними, как на ладони, была три здания Корпорации. Парень с девушкой подошли к самому краю и девушка спросила:

-Как ты думаешь, вода холодная?

-Наверное, очень. – Сказал он.

Девушка засмеялась. Она бросила плащ на капот автомобиля, а сама, сняв туфли, подбежала к краю пристани. Аклин проследовал за ней, босиком. Они сели и свесили ноги, а брызги волн налетали на их ноги.

-Очень холодная, - сказал Аклин.

У парня уже начинали замерзать ступни от холодного осеннего ветра.

-Ты и в правду слишком мало гуляешь. – Рассмеялась девушка.

Она вскочила, скинула кофточку. Расстегнутая юбка упала на причал. Девушка разбежалась и в чем была – майке и трусиках, прыгнула в воду. Парень вскочил настороженно. Все-таки, было начало ноября, и вот-вот должен был выпасть первый снег. Поэтому купание показалось ему крайне рискованным занятием. Но девушка благополучно вынырнула из воды и позвала его с собой. Он скинул плащ-халат, и, оставшись в одних пляжных шортах, прыгнул в воду.

Горячая вода обожгла его замерзшее тело. Он выплыл быстрее, и шок вот-вот должен был наступить, но сердце по-прежнему билось тихо. Он вдруг осознал, что согревается.

-Вода. Т-теплая? – Спросил он, заикаясь.

Зубы его колотило. Но не от холода, а от того, что он согревался после холодного ветра. Девушка рассмеялась и брызнула ему в лицо. Парень поплыл за ней.

-Как такое возможно? – Не понимал он.

-Ты что, забыл? Там же генератор. – Девушка удивила его снова.

-Не знал. – Признался парень. – Ядерный генератор? – Спросил он. Ему вдруг в голову пришла необычная идея.

Но девушка снова хихикнула.

-Чистый , - сказала она.

Они плавали так несколько минут, затем Аклин вылез на помост. Девушка подала руку, и парень вытащил ее из воды на причал. Они впервые оказались так близко. Аклин держал одной рукой за ее руку, а другой обхватил за талию, и казалось, будто губы сами говорят за них. Но девушка посмотрела в его глаза, улыбнулась.

-Мне пора. – Сказала Оксана.

Она провела пальцем по его губам, надела юбку и, похватав остальные вещи, побежала в машину и уехала.

Аклин не помнил, как добежал до своей серверной каморки. Как отключил систему охлаждения. Парень пытался согреться теплом работающих компьютеров и скоро ему это удалось.

На следующий день светловолосый непричесанный парень вышел из дальней аудитории 189 на первом этаже «NOOBEUM inc». Спустившись к спортивному сектору, он прошел через раздевалки, миновал вход в бассейн и спустился по лестнице. Он направлялся к баскетбольной площадке. Когда его заметили, игроки не прерывали свой матч. Парень, пришедший в пляжных шортах, тапочках и плаще с завернутыми наподобие банного халата рукавами, уже не вызывал у них интереса. Они просто знали его.

-Привет, Барс. – Сказал вошедший.

-Привет, привет. – Удивленно сказал один из парней и вышел вперед.

Аклин был знаком с Барсом еще с того момента, когда регулярно посещал бассейн и другие отделения физического сектора. Но это было достаточно давно, и Аклин несколько пополнел и выглядел ужасно. Он уже несколько месяцев не покидал свою аудиторию. А еще Барс был девушкой Софи, которую Аклин оскорбил когда-то. Наверное, именно поэтому этот сотрудник Корпорации и не испытывал теплых дружеских чувств к Аклину.

Барс же ему был нужен по очень простой причине. Во-первых, он был один из немногих сотрудников, кого Аклин знал и с кем когда-то общался в «STATIC factory». А во-вторых, Барс отлично разбирался в автомобилях. И именно такой совет нужен был парню сейчас.

-Может, подскажешь, - говорил Аклин, - что это за марка?

Парень начертил на листе волнистую линию, похожую не то на изогнутую спину бегущей пантеры, не то на силуэты лежащей красивой девушки. Далее от правого конца линии он провел полусферу сверху и, немного не доходя до окончания волны, остановил линию. Снизу, под силуэтом, он нарисовал прямой ровной отрезок. И, начиная от левой точки, нарисовал такую же нижнюю полусферу. Получилась окружность с интересным знаком внутри, который Аклин видел лишь однажды.

-Нет. Не знаю такого. А где ты видел такой автомобиль?

-Здесь, на стоянке Корпорации.

-Хм, - пропыхтел Барс. - Может Герцен подскажет. Эй, Герцен, подойти сюда, пожалуйста. – Обратился он к игравшему с ними мужчине из другого сектора.

Какой-то парень кинул баскетбольный мяч Аклину и крикнул:

-Эй, лови.

Аклин повернулся, но не успел среагировать, и мяч ударил его в лоб. Барс выругался, извинился перед Аклином и кинул пару ругательных слов кидавшему.

-Не видишь, мы разговариваем? – Закончил он.

Аклин прошел пару метров, нагнулся и поднял мяч. От того места, где парень сейчас стоял, начиналась штрафная зона. Когда-то броски с такого расстояния были излюбленным времяпрепровождением местной молодежи. Аклин посмотрел на мяч, покрутил в руках и бросил. Мяч, не пролетев даже половины, упал. И кто-то отмахнулся от падающего на него меча.

-Мазила. – Крикнул один из игроков.

Аклин налитыми ненавистью глазами посмотрел на кричавшего игрока. Он вынул из кармана шорт монетку и, подойдя к подоконнику, положил ее.

-Эй, Кайнц! Если мне не изменяет память, ты хотел эту монетку себе в коллекцию? – Сказал Аклин.

Выскочка толкнул мяч и тот подкатился к ногам Аклина. Парень встал на линию, сделал стойку и бросил. Мяч пролетел дальше и ударил в щит. Но промазал мимо кольца. Аклин перемялся, хлопнул в ладони и поймал посланный ему мяч. Он кинул снова, но мяч даже не попал в щит, державший кольцо.

-Уууу, - презрительно завыли игроки, кто-то улыбнулся, кто-то вытянул большой палец вверх.

Аклин поймал мяч для последней попытки. Он посмотрел на свои ноги, переступил на полступни вперед и чуточку влево. Прицелился. Парень кинул мяч и тот без шума, совершенно четко попал в кольцо. Мяч не ударился ни о щит, ни о само кольцо.

-Уууу, - на этот раз одобрительно вскрикнул зал.

Кайнц взял монетку с подоконника, подошел к Аклину и сказал:

-Красивая монетка. – Сказал выскочка. - Извини, что.… Ну, ты понимаешь. Просто ты не в форме, мы хотели тебя поддержать.

-Забирай, - сказал Аклин и вернулся к Барсу.

Барс чего-то обсуждал с мужчиной лет сорока, игравшего вместе с остальными.

-Это Инури. – Сказал тот.

-А кто их производит? – Поинтересовался Аклин.

-Никто не производит. Это разработка Корпорации. Автомобили собирают из комплектующих деталей, произведенных на заказ, плюс мотор собственной разработки. Сборочный цех – в подвале «NOOBEUM inc».

-И сколько уже собрали?

-Шесть «копеек» и две «девы».

-«Копеек»?

-Разработали всего две модели. Небольшой седан «The One», то есть первая машина и «The Girl», то есть девушка. Спортивное купе. Горячая штучка. Если хочешь покататься, сходи в 294 «NOOBEUM», скажи, что от меня. У них еще две «копейки» без дела стоят.

-Спасибо тебе, Герцен. Как-нибудь загляну.

-Загляни обязательно, тебе понравится.

Они пожали руки. Аклин взял лежавший на скамейке мяч, прицелился, но промазал.

-Как-нибудь в следующий раз, - улыбнулся он и ушел.

Эпизод 7.4.             [kella]

-Я не знаю, что нам делать. – Предводитель каравана плюхнулся на пень, стоящий рядом с костром. – Я запутался.

Огонь мирно плясал на лицах путников, разгоняя темноту.

-Мы собирались на Красный перевал. Ты разве передумал? – Спросила Келла.

-У нас слишком мало воинов.

-А как же те, которых я привела недавно?

-Они конечно хорошие ребята…. – Задумиво говорил Колин. - Но как только мы перейдем на землю северной префектуры, и на нас перестанет действовать столичный паритет, они попросту убегут от нас и будут правы. – Колин развел руками. - А восемь воинов ни за что не поднимут повозку с золотом.

Надо сказать, что дела у каравана шли не так плохо, как они думали раньше. Никакие северяне их не убили. Нет, они встретили отряд северян, но после непродолжительного разговора жестами разошлись. Встреченный ими отряд посчитал победу на берегу честной и не тронул людей. Однако, совсем другое сейчас угнетало Колина. Одно дело – убить врага на своей территории, другое – ломиться в двери к этим самым врагам и просить ночлега. И вот теперь, более не опасаясь за свою жизнь на восточном склоне гор, они разбили лагерь недалеко от столицы. Время от времени, Колин или Келла посещали город, продавали все свои трофеи.

Награбленного имущества оказалось так много, что ни один пригородный рынок не смог купить и сотой части предлагаемых товаров. Им пришлось организовать утренний караван на центральный рынок. Местные стражи, разузнав, сколько путники предлагают продать, очень долго их расспрашивали. Но не найдя какого-то приличного повода для ареста, попросту выписали разрешение. Хотя, возможно, дело решилось и тем, что Колин любезно обронил большой кошель с золотыми в карман одного из пузатых стражей. То, что на местных рынках продавалось поштучно, на центральном рынке, не без помощи разрешения на торговлю, сбыло всего за одну неделю.

-Гляди-ка. Твой суженный вернулся. – Хихикал Колин, показывая на Странника, спускавшегося с холма и направлявшегося к ним.

Странник, не дойдя совсем немного до лагеря, сел на бугор и уставился на огонь. Келла встала и, подойдя к нему, села напротив, скрестив на коленях руки.

-О каких плюсах ты думал, когда говорил об этом мире. – Спросила его Келла.

-Здесь легко. – Отвечал бывший пленник. - И ты всегда знаешь, чего от тебя ожидают другие. Никто тебя не ограничивает – делай, что сочтешь нужным. Можно жить, не держа оружия в руках. Люди здесь свободны. – Говорил он.

-Ты думаешь это свобода? – Возражала Келла. Девушке уже давно надоели эти безликие пейзажи, стычки с варварами. Ей надоело бояться за свою жизнь. Она хотела домой.

-Многие нашли свое призвание. – Отвечал Странник. - Торговцы, ремесленники, кузнецы… - Голос его был спокоен, слова его текли, словно прохладный ручей посреди жаркого лета.

-Судьи-взяточники, цари-педофилы…

-Среди живых людей… - Начал он, но Келла прервала его.

-Что ты имеешь в виду, говоря про живых людей?

-Многие в этом мире лишь тени, отражения прошлого. – Говорил Грей. – Роботы, выполняющие функции прежних хозяев.

-Но они смертны? – Интересовалась девушка.

-Они смертны. Они такие же, как и люди. Только лучше. У них нет предрассудков, а вера и жадность – это лишь потаенные желания живых людей, с которыми они общаются.

-Живых? Ты думаешь это жизнь? – Возмущалась Келла. - Эта пустыня – и есть вся твоя жизнь?

-Не весь этот мир покрыт песками. – Странник взял горстку песка в руку и сейчас выпускал его на волю ветра. - Когда-то давно, первые люди поселялись на этих землях. Здесь росли яблоневые рощи и щебетали птицы. Жадность, скупость и невежество людей погубило этот чудесный край. Этот мир, - Странник постучал по земле, махнул рукой на все земли, которые были видны вокруг. - Лишь перестраивается под тех, кто в нем обитает.

-Слушай, человек, - прожевывая шашлык, говорил подошедший Колин. – Ты вот все бродишь и бродишь, помогаешь нам изредка, - он показал на Келлу. – А чего ты, есть то не хочешь? Пойдем с нами, у нас все-таки и еда и вино в избытке.

-С великим удовольствием, - сказал Странник на удивление девушки и поднялся.

Когда они подошли к очагу, Грея угостили палочкой с мясом и протянули стакан с горячительным вином.

-В основе всего, - говорил Странник, - Белое древо. Мать всех живых и сестра мертвых. Люди всегда рождаются там. – Он махнул рукой в направлении гор. - Я там был, я это видел. Сотни или тысячи плодов спеют на ветвях великого Древа. Маленькие гномики в синих колпачках бережно достают вновь рожденных и спускают с высоких ветвей. Путь этот длинный, иногда их маленьким ножкам приходится пройти несколько недель прежде, чем они достигают земли. Добрые духи забирают тела и доставляют на место пробуждения.

-А смерть? – Спрашивала Келла. - Что становится после смерти? Почему мы постоянно перерождаемся?

-Каждую ночь души усопших собирает красный демон аида. Его колесница, запряженная шестеркой мертвых лошадей, подбирает души, страждущие по земле.

-Он их собирает? – Спросила вдруг девушка. - А куда он их доставляет потом?

-Он отпускает их в небо. А с первыми лучами солнца души погибших выпадают росою на листья Белого древа.

-А где оно, Белое древо? – Крякнул Колин.

-Далеко на западе, в Белой империи. – Отвечал Грей. - В горах, есть провинция, в которой живут древние целители. Вот уже сотни лет они обитают в гармонии с природой. Они живут с духами воды, разговаривают с духами леса. Легенда гласит, что когда-то давно люди жили в мире и согласии. Они уважали друг друга, боготворили природу и заботились о каждом обитателе этого мирка. Люди научились сеять и молоть зерно – Ветер научил их. Они научились строить навесы от дождя и стены от ледяного снега - Лес научил их. Они собрали у себя лекарства ото всех болезней и бед человеческих – Вода научила их. Люди выгоняли простуду, зашивали кашель и уговаривали старость.

Лишь одного не могли они. – Говорил Странник. – Предотвратить преждевременную смерть. От руки ли убийцы, великой войны или просто голода. Человек умирал. А близкие его долго горевали об усопшем. И тогда лекари попросили у Создателя дать им средство, возвращающее любимых. И Создатель сошел на землю и посадил Белое древо. Плоды его, даже самая их капелька, утоляли любой голод или жажду. Вылечивали раны и воскрешали мертвых.

Исполнилась давняя мечта целителей. Внезапная смерть, младшая сестра старухи с косой, внезапная и коварная, была побеждена. Люди перерождались в этом мире. Некоторое время перерожденные, - говорил он, - помнят свою судьбу. Это помогает им находить своих близких. Затем новые люди забывают все, что случилось с ними плохого.

Очень скоро весть о чудесных плодах донеслась до самых отдаленных деревень этого мира. – Печально продолжал Странник. - И люди, жадные до наживы и богатства, рванули к Белому древу. Первые пришедшие убивали, грабили и насиловали лекарей. Потом подтянулись другие, более сильные. Стягивались целые армии. Много великих царей столкнулось у подножия самой высокой горы. Тогда началась бойня. Кровь залила землю, ноги топтали всходы. Ненасытный голод миллионов солдат истреблял животных и припасы. А их похотливое желание убивало женщин и не щадило детей.

-Лекари погибли? – Спросила Келла.

-Тогда Создатель вновь сошел на землю. – Грозно прошептал Странник. - Увидел он страшную картину и слезы побежали из глаз его. Всюду, куда падали слезы, разбивались они на сотни больших блестящих камушков. С тех пор, - продолжал Странник, - камни имеют великую силу.

Путник достал драгоценный камушек и показал. Колин, высыпал несколько на руку и стал рассматривать.

- А что же случилось с деревом? – Келлу заинтересовала эта легенда.

-Когда Создатель сошел на землю, он сбросил доспехи. И там, где упали обломки, выросли громадные горы. Он разделил этот мир на четыре части – восток, север, запад и юг. Он выделил четыре страны, создал четыре времени года, посадил четырех правителей. Так была разделена великая Пандора. Вначале человек, впервые попавший сюда, рождается на востоке. Здесь царят хаос и безумие. Мародеры и наемники нашли здесь свое пристанище. Здесь вечное засушливое лето. Кочевники здесь правят миром. Вы жили здесь долгое время и не мне, а только вам судить об этой доле мира Пандоры, о судьбах ее обитателей.

-Значит, через перевал нам не выбраться? – Вмешался вдруг Колин. – Вы навечно заперты в этом котловане?

-Человек, рожденный на востоке, всегда будет рождаться здесь. Вечность можно прожить здесь вам, путники. Ибо Великие следят за каждым вашим движением. Ибо сам Создатель знает все, что у вас на уме. И не выбраться вам отсюда, если вы не изменитесь внутренне. И никакие перевалы или золото не позволит вам стать чище душой. А именно этого и ждут ангелы, заперев вас в песочном котле. Лишь вы сами решаете здесь свою судьбу.

Воины обступили костер – последнее пристанище света в темной ночи. Они тихо сидели и слушали рассказ Странника Грея. Лишь изредка какой-либо воин разносил флягу с вином.

-А там, на севере – там есть лучшие места? - Спросил кто-то.

-На севере, в суровых холодных условиях, - говорил Странник, - поселились горного дела мастера. Маленькие, но сильные телом и духом гномы прорыли бесчисленные ходы в каменном покрове матушки Земли. Они варят руду и куют чистейшее железо. Гравируют красивые доспехи и делают лучшие мечи и стрелы. И золото развлекало их. Они копили его тоннами, сгребая в огромные горы. Они строили из него здания, возвышавшиеся до самых небес. Они мостили золотом дороги, не желая пачкать свои ступни.

Но страдала матушка Земля. Норы, прорытые в ней, терли вены ее, камни, добытые – были сердцем ее. Взбунтовалась она и родила каменных воинов. Но храбрые гномы победили их. Убили они каменных воинов, разбили их доспехи. «Ибо правый тот, - считали они, - кто бьет страшных демонов аида». И встали тогда из руин люди невиданной красы. И опомнились гномы. И сложили оружие. И маленькие мастера ковали с тех пор только плуги да лопаты.

-А что стало с красивыми людьми?

-Злобными оказались вставшие красивые люди. Встали они против гномов и поработили их. Разрушили они золотые замки, разобрали дороги. Надели они доспехи, что ковали гномы и вооружились мечами маленьких кузнецов. И стали они сильнейшими воинами Пандоры. С тех пор рабство правит на севере Пандоры. Пируют красивые люди, а храбрые, но покорные гномы волокут неподъемную ношу.

-А что стало с Создателем. Он умер? – Спросила Келла.

-Создатель, сбросив доспехи, более не мог возвратиться на небо. С тех пор он поселился среди смертных. Поселился он в долине лекарей и вновь призвал и обучил новых целителей. Он создал себе охрану. Духи лучших воинов этого мира охраняют Великого. Он построил Белый город у подножия древа. Он возвел высоченные стены, и ни одна армия Пандоры не способна сломать их. Он призвал смертных, и жизнь зародилась там. Он собрал все печали и беды, болезни и недуги и поместил их в мешок. С тех пор люди счастливы в Белой империи, а сам Создатель руководит ими.

-А что, если северяне завоюют их? – Спросила Келла. – Воины Белого города возьмуться за оружие? Тогда они ничем не лучше остальных!

-Им не требуется воевать, - возразил Странник. - Ибо магия сохраняет их.

-В этом мире есть магия?

-В этом мире есть магия. – И Странник указал рукой на сидящую рядом Алиту. – И когда-нибудь, возможно, эта девочка станет великой светлой волшебницей. – И он улыбнулся. – Доброй волшебницей. – Добавил Грей, глядя в улыбающиеся глазки Алиты.

-Но если люди приходят в этот мир, то значит, что существует вход. – Рассуждал один из воинов. - А существует ли выход?

Долго молчал Странник, осматривая каждого сидевшего перед огнем.

-Есть, - наконец выдохнул он. – Но знай. Люди не просто так попадают сюда. Во искупление грехов помещают их демоны того мира. И если человек чист душой, его выпускают обратно.

-Погоди, - прожевывая последний шашлык, сказал предводитель каравана. – Давай без всей этой ерунды про чистую душу, грехи и все такое. Их этого мира есть выходы?

-Из этого мира есть выходы. Ибо демоны заглядывают сюда посмотреть на всех, кого они сюда бросили. И демоны возвращаются, когда решают, что достаточно видели.

-А где этот выход? На севере, на западе? Где?

-Выходы, точнее порталы. – Говорил Странник. - Они есть в каждой провинции, префектуре или крупном городе. Некоторые из них усилено охраняются, чтобы люди не могли бы ими воспользоваться вопреки решению демонов.

-Где именно? – Требовал Колин. – Где ближайший?

-Некоторые есть даже в столице, Андемуре. Главный дворец города. – Сказал Странник.

-Не удивлен тогда, что там столько охраны. – Профырчал расстроенный предводитель каравана. - Ни одна шальная армия не проскочит через те ворота. Скорее весь остров со всем замком уйдет под воду прежде, чем кто-то зайдет внутрь. – Смеялся Колин. – Увы, похоже, что дело безнадежное, и мы здесь застряли надолго.

-Вы так хотите выйти отсюда? – Вдруг спросил Грей.

Он не понимал их желания. Странник считал этот мир своим домом.

-Скажи нам, пожалуйста, Странник. – Вмешалась Келла. - А есть ли другие выходы? Или все они охраняются неубиваемой армией?

-Нет, отчего же. – Отвечал ей Грей. - Там, где нет людей, нет надобности и в охране. Например есть один выход в пустыне, но никто и никогда не находил его.

-А ближе есть другие выходы?

-Есть выход недалеко в горах, лишь пара воинов обычно охраняет его.

-Пара воинов, говоришь. – Задумчиво говорил Колин. - Послушай меня, Странник. Если ты и хочешь здесь оставаться – оставайся. Но мне здесь делать нечего, поверь моему опыту. Я отдам тебе все свое золото – видишь ту повозку? Она твоя. Только покажи мне выход.

Долго молчал Странник, наконец, он встал и, удаляясь от костра, сказал:

-Неправильно это все. Я не должен мешать вам на пути исцеления.

-Исцеляться. – Рассмеялся Колин. – Так ты поможешь нам или нет?

-Я попробую придумать, чем смогу вам помочь.

И Странник ушел во тьму.

Лишь утром увидела Келла его, печального, размышляющего, сидящего на камнях. Она подошла к Грею и поздоровалась.

-Ты действительно хочешь отсюда выйти? – Спросил Странник.

-Да. – Решительно ответила девушка. – Ты мне поможешь?

Он посмотрел на нее и сказал:

-Ты не такая, как они.

-Я ошиблась, - сказала Келла. - Поэтому я здесь.

-Ты давно нашла то, что искала. – Сказал Странник. - И я честно не пойму, почему ты так давно здесь. – Он немного подумал и добавил. - Хорошо. Я помогу тебе. Наверное, Император хотел именно этого. Да будет на то воля Его.

Эпизод 7.5.             [tanger]

Хроники разработчика: декабрь.

Аклин вернулся в свою аудиторию и много думал о проекте, над которым работал. С того момента, как первого человека увезли в карете скорой помощи, прошло немало времени и уже на земле лежал тоненький слой снега. Аклин, работая над основным проектом Корпорации, выяснил и выделил в качестве правил пять основных положений. Первое – просканировать можно было любого человека без исключения. Любой, захваченный радаром, мог быть просканирован системой.

Как-то раз, поднимаясь в сектор операционных систем, Аклин рассматривал свои слабые руки. Стоя один в лифте, он отодвинул халат на спину и посмотрел на отражение своего теперь уже свешивающегося живот. Парень собрал в руку складки жира и решил, во что бы то ни стало, похудеть. Однажды он решил подыскать себе новую комнату в городе, в котором так давно не был. Он нашел жилье через сетевой чат. На этот раз отдельную квартиру, чтобы не было неприятностей. На всякий случай. Договорился о стоимости и даже выслал оплату за три месяца. Оставалось лишь заселиться, а сделать это можно было только лично.

Стоял пасмурный день, с неба лил мокрый снег. Подошел автобус, а парень стоял в стороне, глядя на радостные веселые лица возвращавшихся домой ребят. Автобус, не дождавшись, когда Аклин, наконец, решится войти, захлопнул двери и поехал. Парень простоял еще немного и пошел в сторону города. Дорога шла через лес и, пройдя некоторое расстояние, он побежал. Впрочем, пробежать далеко ему не удалось. Очень скоро легкие зажглись огнем, а ноги отказывались шевелиться, тупая боль ударила в голову. Аклин с трудом дополз до своей квартиры, он даже не помнил, как это все-таки сделал.

Ввалившись в квартиру и закрыв дверь, он разделся, пачкая пол. Затем парень добрался до ванны и бросил в таз свою одежду. Быстро принял душ. Последних сил хватило лишь на то, чтобы добраться до спальни. Он упал рядом со своей кроватью на пол и все, что он мог делать – это тяжело дышать. Он не мог или не хотел шевелиться несколько часов, а даже такая простая операция, как поднятие на кровать, стоила ему новой жуткой головной боли. Так парень и заснул, накрывшись одеялом.

Аклин стал встречаться с Оксаной все чаще и чаще. Иногда это была простая прогулка в парке по свежему снегу в послеобеденный перерыв. Или девушка подсаживалась к нему в кафе. Иногда она приходила и смотрела на его игру в баскетбол. Иногда он смотрел на ее теннисные турниры.

-О тебе ходят легенды. – Говорила девушка.

-Прямо так и легенды?

-Ты очень умный.

Он усмехнулся. Парень, возможно, любил лесть. Но больше он не любил разговоры с заведомо ложными лестными данными.

-Откуда такая информация? – Спросил тогда Аклин.

-Ты обыграл самого магистра.

Парень усмехнулся.

-Ты ведь, правда, умный?

-Ну, вот что я, по-твоему, должен тебе ответить? – Улыбался он. - Если я скажу, что я умный, то это будет означать самолюбование и отсутствие критики. В том случае ты подумаешь, что я себе перехваливаю. Если я скажу, что я глупый, то это так же не будет означать ничего хорошего. Ты, возможно, примешь это за чистую монету и не станешь со мной проводить время.

Оксана засмеялась.

Второй вещью, которую выяснил разработчик, было пугающее совпадение. Любой человек, которого он сканировал, либо попадал тут же в карету скорой помощи, либо падал в обморок и приходил в себя лишь через небольшое время, до приезда врачей.

Аклин возобновил свои постоянные плавательные тренировки. Он начал если не ежедневно, то регулярно посещать бассейн. Сначала он проплывал двести метров, но затем недолго – около получаса, качался на волнах, создаваемых пловцами. После чего вылезал и возвращался к своей работе. Всего через три недели, посещая бассейн раз в два или три дня, он уже легко проплывал пятьсот метров, как он проделывал это ежедневно почти полгода назад. Доплыв и отдышавшись, как следует, парень погрузился в воду, оставив лишь лицо над водой. Дождавшись, когда успокоится его сердце, Аклин набрал воздуха в легкие и погрузился под воду.

Парень оттолкнулся от бортика и поплыл. Он проплыл перепад дна бассейна. Одна его часть, та, что для ныряния, имела глубину пять метров, а другая оставалась мелкой и была предназначена лишь для плавания. Он ощутил нехватку воздуха, но поплыл дальше. Когда оставалось до противоположной стенки уже метров десять, Аклин почувствовал тупую боль где-то в животе. Он сделал несколько финальных рывков и, дотронувшись рукой до стенки, вынырнул. Парень жадно рванул воздуха. «Ничего, - думал он, - надо лишь чаще тренироваться».

-Я вырос в интернате, под Москвой. - Говорил Аклин. – Недалеко, за забором, был престижный коттеджный поселок. Олигархи, их жены и дети. С парочкой таких подростков я и познакомился.

-Почему им вдруг стал интересен простой паренек? Оборванец, выбивающийся из их стаи?

-Они придумывали разные вещи, но не могли их реализовать.

-Например?

-Например, мы построили подводную базу.

-Правда? – Это удивило девушку.

-Из четырех модулей! – С упоением рассказывал Аклин. - Представляешь. Они придумывали, а я делал так, что бы эта штука заработала.

-Похоже, у тебя профессия такая – все исправлять. – Улыбнулась она.

-Похоже, - усмехнулся тот.

-Сколько же вам тогда было?

-Мне было десять, остальные были на два-три года старше.

-А что было потом? – Спросила Оксана.

-Потом мои тогдашние друзья упросили родителей и мне оплатили обучение в престижной школе. За три класса я поднялся с нуля до невероятных высот. – Аклин явно гордился собой.

-Институт, колледж?

-Колледж в соединенных штатах.

-И тебя взяли? Тебе же было…

-Тринадцать. Поступили всей компанией. Результаты мои учителям понравились, наверное. – Усмехнулся он.

Третьим открытием стала особенность компьютерной программы, получавшаяся в процессе сканирования человека. Это был не просто отличный компьютерный робот, отвечающий на вопросы. Сколько бы разработчик ни старался, программа каждый раз, снова и снова, вопреки всем наводящим и подводящим вопросам, всегда отвечала на одни и те же контрольные пункты одинаково. Цвет – синий. Любимое число – семь. Любимый цветок – роза. Ему начинало казаться, что в компьютерную программу Владимира Имануиловича Сайфонова встроены ответы чуть ли не все интересные вопросы. Словно кто-то специально изложил целую личность в маленьком компьютерном роботе. И тот, кто это проделал, явно не жалел сил.

Так, Аклин узнал, что у Владимира Имануиловича есть трое детей, двое от первого брака. Сейчас один учится в Санкт-Петербурге, а старшая дочь в Лондоне. Третий ребенок, вместе с его второй женой живет с ними в квартире в городе, выделенной Корпорацией, и ходит в местную школу. Аклин узнал, над какими проектами тот работал, чем занимался в свободное время. И даже завел затяжную беседу о фильмах. Ради чего парню в скорейшем порядке пришлось пересмотреть сотню популярных кинолент.

Как-то раз, пробежав лес и выбежав на тропинку, ведущую к городу, Аклин задумался. Тренировка далась ему слишком легко. Добежав до первых строений, он остановился и развернул свою голову. За все эти четыре километра, сколько длилась дорожка от Корпорации до города, парень не просто не устал. Аклин даже не выдохся, он не сбил дыхание. Аклин посмотрел вперед, посмотрел на свои грязные штаны и промокшие в снегу кроссовки. Он развернулся и побежал обратно, к озеру. Четыре километра. Двенадцать километров. Каждый день. Парень взял это за правило.

-Невероятно! – Произнесла Оксана.

-Потом Оксфорд. – Вдруг выдал парень горделиво. – Здесь уже мы разделились. И здесь с финансированием было туго. За меня уже никто не платил, так что приходилось зарабатывать. Так я впервые попался на хакерстве.

-Тебя выгнали? – предположила она.

-Произошло чудо, наверное. – Сказал парень. – В какой-то момент с меня сняли все обвинения, а на мой счет за обучение поступили невероятные деньги.

-Повезло. – Улыбнулась девушка.

-Угу. – Улыбнулся он.

-А специальность?

-Экономика, математика.

-По какой же теме ты писал диплом?

Парень вдруг задумался, и улыбка сошла с его лица.

-Давай не будем об этом.

-Ты не закончил обучение?

-Просто не будем!

-Извини.

-Просто больная тема, все такое… - Мрачно закончил Аклин.

Четвертое положение он открыл относительно случайно. Как, впрочем, и активировал саму функцию сканирования. Непосредственно после сканирования, программа автоматически открывала диалоговое окно наподобие сетевого чата. В меню этого окна он нашел кнопку «сохранить». Программа позволяла сохранять полученные данные на жесткий диск. Разработчик попытался это сделать с Владимиром Имануиловичем, но обнаружил, что сохранение требует два с половиной терабайта на жестком диске. К следующему сканированию Аклин подошел более тщательно. Разработчик предварительно объединил все свободные диски, подключенные в сотне компьютеров, в единый огромный сетевой массив. Полученный сохраненный образ вместе с чатом можно было не только сохранить, но и загрузить с самого начала.

Однако настолько же быстро, насколько его обрадовала такая возможность, настолько же быстро его эта возможность разочаровала. С одной стороны, появилась возможность сразу после сканирования сохранить данные, а затем загрузить их в сетевой чат. С другой стороны все было не так радужно. Оказалось, что сохраненная неделю назад программа всего через два часа попросту зависала. Переставала отвечать на вопросы, либо выдавала абсолютно несвязные слова, а иногда просто случайное множество букв. Бывали случаи, что Аклин даже не задавал вопроса, а буквы уже начинали сыпаться на монитор. Сохраненная две недели назад программа работала без зависаний меньше минуты.

В отличие от сохраненных копий версия программы, которая появлялась сразу после завершения дешифровки, работала неделями, если ее не выключать и не загружать сохраненные данные. А диалог с Владимиром Имануиловичем, который Аклин до сих пор не закрыл, проработал без остановки уже больше полутора месяцев. Подобные различия волновали разработчика. Аклин не понимал причины таких расхождений в результатах. Тогда на плакате рядом со словом «КАК?» он подписал «ПОЧЕМУ?».

Аклин составил для себя новый распорядок дня. С самого утра, по пришествию в «DYMANIC factory», он отправлялся в бассейн и проплывал пятьсот метров по будням и километр в выходные. Далее, часа в четыре дня, парень, вместе со старыми приятелями, а также новыми знакомыми, собирались на баскетбольной площадке. Они играли три тайма по пятнадцать минут. Далее, в девять часов вечера Аклин посещал качалку, где выкладывался на турнике, отжимался на брусьях или толкал железо, лежа на специальном тренажере. После этого Парень завершал свой день дальней, десятикилометровой пробежкой вокруг Корпорации и возвращался тем самым домой.

-А ты? – Спросил как-то раз Аклин у девушки.

-Ничего особенного. – Усмехнулась Оксана. – Обычная школа, медицинский институт. Сейчас лечу зубки у деток.

-Боятся тебя детки-то?

Девушка пнула его легонько в живот, они рассмеялись.

-А как оказалась в Корпорации?

-Знаешь. – Девушка нахмурилась. – Бывают моменты, когда хочешь умереть? – Шептала она.

Парень кивнул, соглашаясь.

-Меня вытащили в один из таких моментов. Позвали сюда. Я так и осталась тут работать.

-Живешь одна? Или с парнем?

-С парнем? – Удивилась она. – Постой. У меня есть парень, а я о нем и не знаю? – Смеялась Оксана.

-Танджер разве не твой парень?

-Какой он мне парень. – Девушка еще больше рассмеялась, пытаясь скрыть нотки грусти. - Я не видела его уже четыре месяца!

Аклин улыбнулся. Лучик надежды затеплился в его сердце.

Пятое и самое страшное – все компьютерные программы, получавшиеся в результате сканирования и дешифровки, по-разному отвечали на поставленные вопросы. Одна программа была престарелым профессором. Другая – молоденькой девицей. Третья – немолодой заведующей отделом. В голове разработчика поселилась страшная гипотеза. А когда у парня появляются такие гипотезы, которые нельзя проверить, сидя на одном месте, он выходил из аудитории. Впрочем, более его это не смущало. Как не смущались его и прохожие. Теперь они таращились на подтянутого, высокого светловолосого общительного улыбающегося юношу в красивом приталенном плаще. Из-под плаща теперь выглядывала либо модная футболка, либо красивая рубашка, а шорты и шлепки заменили джинсы и сапоги, положенные по дресскоду.

В отличие от первого своего шпионского опыта, в этот раз Аклин действовал совершенно другими методами. Для начала, он подключился к системе видеонаблюдения «STATIC factory» таким образом, что никто даже не заметил этого. Парень сидел в своем кабинете и наблюдал за кучей мониторов, составляя их с точками на радаре. Далее, он подходил и знакомился с теми или иными людьми. Аклин входил в доверие, он расспрашивал их про школу, образование, семью и работу. Они вдвоем, разработчик и выбранный сотрудник, сидели и часами могли рассказывать друг другу смешные истории. Но в отличие от собеседников, Аклин излагал лишь четкую давно проработанную легенду. Информацию же о своих собеседниках он складировал в областях памяти, обрабатывал и классифицировал. В отличие от первого шпионского опыта, когда Аклин пытался поймать бегущую него дичь, в этот раз он искал жертву. Парень подходил к выбору наиболее сосредоточенно и тщательно, обрабатывая в своей голове и сравнивая разные аспекты того или иного человека. Наконец он выбрал троих подопытных и приступил к экспериментам.

Ему не потребовалось много времени. Всего через три часа, когда всех троих увезли на каретах скорой помощи, парень убедился, что его гипотеза верна. Аклин ходил по своей берлоге, не находя себе места. «Как же, - удивлялся он, - как же я с самого начала это не понял». Он подходил к аквариуму, в котором лежал работающий прибор шестого проекта. Нижний компонент ящика, выполненный в форме бутылки для газировки, светился неярким синеватым оттенком. Если все было именно так, как думал Аклин, то в руках у него, а значит и у Корпорации, было мощнейшее оружие. «Обладающий этим предметом, - думал он, - есть властелин мира».

Во время одной из своих тренировок по баскетболу, когда Аклин положил очередной красивый мяч в корзину, в зал вошла Оксана. Она была все также шикарно одета в светлый приталенный пиджачок и длинную до колен темную юбку. Красивые лакированные туфельки на каблучке и без носка завершали ее великолепный представительский образ. Игроки приостановились, озираясь на девушку. Аклин направился к ней.

-Ууууу, - одобрительный шепот прошелся среди парней.

Барс преградил ему дорогу и шепнул:

-Клонит тебя, Аклин, на чужих девушек. – Сказал он неодобрительно.

Аклин улыбнулся, но оттолкнул его вежливо и подошел к Оксане. Аклин развернулся и кинул в кого-то мяч. Те лишь рассмеялись.

-Привет. – Сказала девушка.

-Привет. – Ответил парень.

-Отлично выглядишь, - сказала она и ткнула пальцем в живот, на котором через прозрачную баскетбольную майку были видны красивые кубики пресса.

-Ты тоже отлично выглядишь, - сказал он.

Парни прошли к выходу, и кто-то их них сказал:

-Пока, Аклин. Еще увидимся. Пока, - обратился тот к девушке.

-Иди уже. – Сказал Аклин и слегка заехал выскочке по голове.

-Ты не будешь возражать, если я пройдусь с тобой?

-Нет, конечно.

Они вышли из зала и направились к раздевалкам.

-Ты уже решил, с кем проведешь новый год? – Спросила девушка.

-Нет, - начал запинаться парень, - да и я особо не праздную подобные праздники.

-Почему же?

-Да как-то не сложилось.

Проведя в бегах почти четыре года, Аклин не только не собрал новых друзей. У него попросту не было каких-либо реальных знакомств, отличных от сетевого круга общения. Парень убежал с Родины, в которую он триумфально вернулся под другим именем. Выиграв Игры, он намерено стирал все прежние связи, которые могли хоть каким-либо образом вывести на него. А отмечать праздники в одиночестве Аклин не считал достойным.

-У нас есть одно место, - тихо говорила девушка, перебирая ремешок сумки в руках.

-В городе?

-Нет. Далеко. На природе. В глуши. Лесной домик. – Застенчиво выговаривала она.

-Здорово, - печально произнес он.

-Знаешь. У нас есть кодекс. У тех, кто туда едет. – Говорила медленно и тихо девушка. - Туда можно попасть только парой. И я бы хотела. Ты поедешь туда со мной?

-Туда? С тобой?

-Ну да. Знаешь, - заминалась она, - такое дело… - Оксана задумчиво перебирала слова. - Дело в том, что я с сестрой – хозяйки этого домика. И. Если. Я не поеду. То никто не поедет.

-А сестренка красивая? – Пошутил он.

-Да ну тебя. – И девушка, улыбнувшись, легонько пнула его в живот.

-Ей двенадцать.

-Как пара. – Парень посмотрел в ее чистые глаза.

-Угу. – Сказала она, переминая ножкой.

-Конечно, поеду. – Ответил он.

Оксана улыбнулась.

-Спасибо. – Сказала она.

Девушка подошла к нему и поцеловала его в губы. Парень готов был остановить это мгновение. Он готов был отдать все, что имел, лишь бы остаться наедине с ней. Но девушка отступила.

-Еще увидимся. – Сказала она. И ушла.

Похоже, Аклин неизлечимо влюбился.

Глава 8.                       Последний воин второго легиона

Эпизод 8.1.             [kella]

-Расступитесь, дайте дорогу, - кричал наемник и расталкивал прохожих на широкой, но людной улице. – Дайте дорогу.

-Эй, ты чего? – Крикнул зевака, которого наемник задел копьем. Он был плохо одет и неприятно пахнул. А еще прохожий был навеселе – вино вскружило ему голову.

Но идущий впереди воин ничего тому не ответил. Он лишь просил разойтись девушек, завернутых в разноцветные платки. Расталкивал ногами пробегавших гусей, а руками уводил малых деток. К пьянице подошел другой солжат, повыше ростом, и крикнул:

-Чего ты тут расселся, не видишь, кортеж идет! – И пнул зеваку копьем так сильно, что пьяница не удержал равновесия. Прохожий рухнул в сточную канаву, протекавшую вдоль высокой стены.

Вслед за вторым воином прошел третий, затем невысокий длинноволосый всадник. Следом за ним в длинном до пят черном балахоне с накинутым глубоким капюшоном проскакала Келла, мирно цокая по городскому булыжнику. Она взирала свысока на этих людей, суетившихся у них под ногами. Грязных, убогих, сирых. Бедные копошились в земле руками, а потом ели наполовину прожаренное мясо, если ели вообще. Надо ли говорить, что мылись они лишь раз в месяц, да и то во время дождя. Поэтому смрад стоял в этом неприятном девушке месте. Следом за ней плелась девочка Алита, одетая в похожий балахон. Лицо ее было окутано бледным платком лицом, скрывающим татуировки юной волшебницы.

Лошадей они не покупали. Животные сами пришли к ним в руки – удача сопутствовала путникам. Караван наткнулся на толстого седого старика. Тот сидел под холмом и уплетал руками только что пойманного прожаренного зайца. По внешнему виду торговец. Но никак не пастух. Толстая синяя дорогая туника выдавала его. Перед стариком на лугу ходили семь отличных опутанных жеребцов.

-Нет. – Буркнул старик, на предложение Колина продать двух жеребцов.

-Никак нет, ни за что. Они не продаются. – Буркнул тот, когда Келла достала из кошеля и показала ему золотые квадратные монеты. Цена, предложенная девушкой, была намного выше обычного. Но это не изменило мнение торговца.

Следующим к старику подошел Странник. Он присел на корточки и подобрал три белых и один черный камушек, лежавших на дороге. Грей показательно перебил их в руке так, чтобы торговец это видел.

-Доброе утро.- Поздоровался он. - Славный денек сегодня, не правда ли. – Улыбнулся Грей торговцу.

Старик тут же выкинул своего зайца куда-то в траву, вытер жирные руки о свой расшитый золотом дорогой костюм. Он выхватил камни из рук Странника, бросил их на манер игральных костей.

Надо ли говорить, что бросок Странника был лучше. И вот теперь Грей ковылял верхом за этими тремя, одетый в самую простую одежду. На нем была лишь серая небрежно шитая рубаха, кожаные, не доходившие до щиколоток кожаные штаны да простые сандалии. Несмотря на простой вид, парень со шрамом под левым глазом верхом держался не хуже королей. Колин, когда увидел, какого жеребца выбрал Странник, совершенно не прилагая никаких усилий, зажмурился в злобной гримасе и обиделся. Надо признать, что старик, ничуть не расстроился, а лишь подобрал своего зайца и пожелал путникам счастливой дороги.

-Доброй вам дороги, - сказал он.

Вот такой вот он был богатый чудак.

Странник ехал и посматривал то на расталкивающего народ наемника, то на Келлу, то на Алиту. Иногда поглядывал на громыхавшую позади него повозку, набитую золотом, крытую деревом и стянутую железными ремнями для прочности. Два осла тянули эту ношу, а восемь верных бойцов Колина – все, кто выжил после кровавого месива с северянами плотным кольцом охраняли поклажу. Помогали им двенадцать новых солдат, купленных Келлой.

Кортеж миновал большую площадь и завернул в богатый квартал с белеными известкой стенами. Здесь уже не было так многолюдно, лишь изредка проходили в красных парадных туниках красивые женщины. Либо в синих толстых балахонах проплывали пузатые торговцы. Следом за каждым хозяином шли, держа красные бумажные зонтики, рабыни, укрывавшие от полуденного зноя.

-Ты уверен, что он именно тот человек? – Спрашивала Келла, сомневаясь в успешности затеи.

-Когда он сослужил мне отличную службу, - отвечал Странник. - Но с тех пор он вышел на покой. Он хороший человек. – Уверял Грей. - И он знает, что делать с таким богатством. Он в каком-то роде коллекционер. Мой знакомый скупает со всего востока девушек с такими возможностями, как у девочки и обучает. У него сейчас наверно парочка таких ребятишек, а может и больше.

-А потом что твой знакомый с ними потом делает?

-Переправляет через горы. – Говорил всадник с королевской осанкой. - А потом девушки служат самому Императору. Он большой и главное серьезный человек. С такими людьми не шутят в серьезных делах.

-Ты точно уверен, что он ничего с ней не сделает? – Все еще недоверчиво спрашивала девушка. - Она же еще ребенок?

-Эх, видела бы ты его гарем по ту сторону перевала. – Мечтательно присвистнул Странник. – Или, например, бордель в Мелее. Колин, - обратился он к вожаку. - Был ли ты когда-либо в прекрасном солнечном городе Мелее?

-О, конечно был. – С явным удовольствием отвечал предводитель каравана.

-А скажи-ка ты нам, милейший. Слышал ли что-нибудь про великолепные сады купца Атрея? Про дев пышногрудых, живущих там?

-О, я не только слышал, - улыбался Колин, - я прожил в Мелее почти год. И будь моя воля, поселился бы в тех садах навеки. Но судьба, как видишь, распорядилась иначе. – Развел он руками. - Там такие девы, - причмокнул он, - слаще любого меда и пьянящие горячее вина. А каковы они в постели! Мммм, - довольно замурчал воин. – Видели ли вы, какие они штуки умеют проделывать. Так одна наложница, жаль не помню ее имени, с пышными бедрами, однажды такую себе в… - Он посмотрел на злое лицо Келлы. Ее не радовало обсуждение прелестей жриц любви в присутствии молодой женщины. – Молчу, молчу. – Быстро исправился Колин.

Они подъехали к широким запертым вратам, рядом с которыми стояли четыре копьеносца в доспехах. Величественный высокий дворец с искусными резными колоннами и покрытой красной черепицей крышей виднелся за высоченной стеной. Кортеж остановился и Странник, выйдя вперед, сказал:

-К Атрею, сыну Баха. Скажи что от Грея, последнего павшего воина второго легиона.

Солдат отсалютовал и кинулся в ворота.

-Воин второго легиона? – Удивилась Келла. - Давно это ты сражался? – Спросила она.

Девушка пыталась понять, сколько же времени заточен Странник в этом печосном котле. Слова мужчины слова показались Келле удивительными. Если верить легендам, последний легион полег у стен Белого города так давно, когда на месте Андемуры была лишь пара покосившихся лачуг. Сейчас же вторая столица пустынного царства была огромным мегаполисом, в самом престижном квартале которого они и находились.

-Это было слишком давно, - ответил Странник. – Так давно, что и не хочется вспоминать.

Ждать пришлось недолго, и из той двери, в которую минуту назад вбежал стражник, выбежал красивый парнишка. Он был в белой хлопковой рубахе с синей вертикальной полосой на рукавах и таких же бело-синих штанах. Паренек крикнул стражникам открывать ворота, вышел и поклонился пришедшим.

-Приветствую вас, путники, - говорил он мальчишеским голосом, речью, достойной короля, - в доме Атрея, сына Баха. Мой отец сейчас спустится, а пока заходите, гости, и я отведу ваших лошадей.

Пришедшие люди спрыгнули с лошадей. Они отдали поводья подбежавшим рабам, а парнишка велел наемникам завозить повозку во внутренний дворик. Из дверей вышел высокий статный пожилой мужчина, облаченный в двухстороннем бело-синем хитоне и золотых сандалях. Длинные седые волосы покрывали его голову, белая бородка покрывала его улыбающийся подобородок.

-Неужели, и я не верю своим глазам, - высоким величественным голосом сказал старец. - Сам Грей, великий воин, лично посетил земную обитель смертного Атрея?

-Так и есть, - улыбался Странник.

Он подошел к старцу, и они обнялись.

-Что же привело тебя сюда, сын мой?

-Совет и дело, отец.

-Проходи в дом, веди своих друзей. – Говорил старец. - А я пока распоряжусь, чтобы вынесли столы и поставили под навесом, чтобы воины твои не скучали, выпивали вино и силы поднимали жареным мясом.

Странник вошел, следом за ним прошел Колин, и, пожав руку старику, сказал:

-Колин. Когда то сын звездочета, а сейчас простой воин. Рад с вами познакомиться.

-Я тоже рад, - улыбался старец.

-Добрый день, - сказал Келла, и учтиво поклонилась. Старик благодарно кивнул ей, долго улыбаясь. Он словно долго рассматривал искру в глазах девушки. А затем рукой просил войти в его дом.

-Здравствуйте. – Нежным голоском сказала Алита и тоже поклонилась.

-Здравствуй, дитя мое. Проходи в дом.

Хозяин велел накрыть стол и зажарить быка. Сами же путники прошли внутрь. Келла украдкой спросила Странника:

-Почему ты не сказал, что он твой отец?

-Потому, что он мне не отец. – Ответил Странник.

-Но почему же он назвал тебя сыном?

-Этот мир не такой, как тебе кажется, Келла. – Сказал ей Странник. - Есть города, и даже целые страны, где люди делают друг другу добро ничего не требуя взамен. Просто так. – Говорил он.

Принесли угощения и гости отошли к столу. Странник сел по центру, посадив Келлу и Колина по правую руку, а Алиту по левую.

-Это моя жена, Эвея, - познакомил их старец с вошедшей немолодой женщиной, одетой в бело-красный хитон. – А это – мой сын, Артемий. – Показал он на парня, приветствовавшего их на входе.

Вбежали две девочки, одетые в белые рубахи с красной полосой и такого же цвета длинные юбки.

-А это, - сказал старец, - мои дочери.

Келла посмотрела на девочек. На их тыльной стороне ладони каждой она увидела перевязь. Рисунок уходил под рукав рубашки. На шее, за высоким воротником была такая же татуировка. Девука посмотрела на мальчишку и у него была такая же перевязь. Она посмотрела на старца и его жену. У обоих были карие глаза, хотя у детей – голубые.

-Они все приемные, - шепнул ей на ухо Странник. И с намеком кивнул в сторону Алиты.

У Алиты были такие же голубые глаза и перевязь. Татуировка была и у Келлы, но глаза у нее были серые – уж в этом-то она была уверена. Рабыни проходили между гостей, разливали горячительное вино.

-Как сейчас помню, - говорил старец за трапезой. – Шел шестой день битвы под стенами Белого города. Последний оплот Императора вот-вот должен был пасть. Много людей полегло на тех полях. До сих пор ставят новые обелиски памяти падших. Были там и я. Был там и мой уважаемый гость. – Говорил хозяин дома. – Хорошо я помню последний день. Много голов уронил тогда мой славный друг и сын. – Хозяин прищурился, рассматривая своих гостей.

Келла сидела и все, что ей оставалось делать – это удивляться. Странник, который еще недавно был простым пленником, оказался очень сильным воином. Девушка выстраивала в голове эпическую картину, в которой ее попутчик рубил головы защитников цитадели. Но следующие слова удивили ее. Голос Атрея вторгся в утопическую картину, начисто поломав мысли девушки. Она не сразу обратила внимание на значение слов старика.

-Грей, прямо в этом же наряде, сам, лично остановил великий, - старец потряс пальцем в воздухе, - великий второй легион горной королевы Марго. Вот это была победа.

-Вы бились за Императора? - Келла вдруг поняла, что ее друг Странник и этот седовласый старик, оказывается, бились на противоположной стороне.

Девушку это слегка смутило. «Но прошло так много времени, - думала она, - что теперь уже все неважно, кто на чьей стороне сражался в той великой войне».

-Да, - сказал задумчиво старец, глядя на Странника. – Мы бились за Императора. – Он как-то особенно выделили это слово, и девушке это показалось странным. Но она решила не заострять на этом внимание. Картина смешалась в ее голове.

Скоро поднесли жареную тушку, и путники быстро утолили свой голод. Поев, они перешли в другую залу, и уселись на диван. О чем-то разговаривали с хозяйкой. Мальчишка всюду шел за ними, а девчонки исчезли сразу после трапезы. Последним в комнату вошел хозяин и, подойдя к Алите, поманил ее за собой.

-Пойдем, дитя мое. Посмотрим на тебя, - сказал он.

Девочка встала и побежала к старцу. Келла сделала вопросительное лицо, прося Странника предпринять хоть что либо. Но тот стал махать рукой в сторону уходивших.

-Иди, иди уже с ними. – Сказал он полушепотом.

Келла быстро вскочила со своего места и побежала следом. Ей было жалко девочку, и она не простила бы себе, если бы с Алитой что-то случилось. Быстро добежав до комнаты, девушка вошла внутрь, а старец, запер дверь на засов. Атрей подошел к девочке и стянул с нее плащ. Он снял с девочки все, кроме набедренной повязки. А сам ходил вокруг, приседая то и дело, и осматривал татуировки. Перевязь с висков девчонки шла на шею, затем спускалась на спину, где, не дойдя до талии, заканчивалась. Две линии расходились от шеи на плечи, но заканчивались на середине руки до локтя.

-Угу, угу. Хорошо. – Кивал старец. Наконец он встал и протянул девочке одежду. – Ты станешь отличной знахаркой. – Заключил он.

У Келлы груз упал с сердца. Странник не врал. Старик рассматривал девочку не как объект вожделения, а как еще одну любимую, хоть и приемную на время, дочь. Хозяин дома подошел к ней и приподнял рукав длинной рубахи, скрывавший кисти Келлы. Прямо по руке шла четкая толстая лоза с кучей небольших листиков. Рисунок заканчивался прямо на костяшках пальцев.

-А ты, - сказал старец, беря другую ее руку и рассматривая, - станешь великим воином.

-Спасибо за предложение, - сказала Келла, - но мне этого не хочется.

-Конечно, конечно, - говорил старик, читая узоры на руке. - Ведь каждый волен выбирать свой путь. Но вижу я четко, - сказал он, проведя несколько раз ногтем руки по ее виску вверх и вниз, - что придется тебе применить свою силу однажды. Хочешь ты того или нет. Такова твоя судьба. – Закончил он.

Келла не знала, чего ответить. Старик открыл засов и жестом руки пригласил их вернуться в комнату. Выходя, Келла заметила зеркало. Точнее не само зеркало, а то, что оно отражало. Девушка не смогла сразу поверить, но из бело-серых ее глаза стали ярко-голубыми. Она удивительно посмотрела на старика.

-Так всегда бывает, дитя мое. – Ответил он.

Они вернулись, хозяин сел на свое место рядом с женой. Келла села рядом с Колином, напротив Странника.

-Итак, - сказал вернувшийся хозяин дома. – Чем я могу тебе помочь, великий воин второго павшего легиона?

-Ты не мог бы приютить Алиту? – Спросил Странник.

-Конечно, конечно, какие могут быть разговоры. – Улыбнулся он и посмотрел на жену. Женщина также была согласна.

-Еще, - сказал Странник. – Нам нужны планы Громовой башни.

Старец, улыбавшийся все это время, вдруг стал невероятно серьезен. «Будто солнце зашло за тучи, - подумала Келла». Старик махнул головой и его жена, взяв под руку Алиту, вышли вместе с мальчишкой из комнаты.

-Ты хочешь идти туда так? – Серьезно спросил он.

-Да, - сказал Странник и наклонился. - И поэтому нам понадобятся кельтские доспехи. И еще…, - продолжил Странник. Он кивнул Колину. Предводитель каравана встал, отвязал свой драгоценный кошель с камнями и, раскрыв его, показал старцу. - Еще и красногорские мечи. – Добавил Грей.

Хозяин дома подумал некоторое время, а затем ответил:

-Хорошо, - сказал старец, и посмотрел на открытый перед его носом кошель, но так и не шевельнулся. – Но доспехи и тем более мечи стоят огромных денег.

-Возьми тележку, - откусывая взятое у рабыни яблоко, говорил Странник. – Там достаточно.

-Колин, верно? – Спросил старик. – Ты не мог бы открыть сундук, а то твои воины перебьют моих рабов.

-Конечно, - спокойно сказал Колин и побежал вниз, к солдатам, отдав кошель хозяину дома.

Старец встал. Встал и Странник, подойдя к нему. Келла подошла к ним.

-Здесь не все камни боевые, - говорил Атрей, переминая кошель.

-Вот поэтому, - сказал шепотом Странник, - мне понадобиться кое-что еще. У тебя есть на примете хороший ювелир?

Старик, хитро улыбаясь, посмотрел на Странника, затем на кошель. А потом на Келлу и ее руки.

-Понял. – Сказал он и, завязав кошель, бросил его во внутренний карман. – Как скоро тебе все это потребуется? – Уточнял он.

-Через два дня, на третий, - шептал Странник. – Иначе придется ждать еще год.

-Я найду тебе планы башни. – Кивнул Атрей.

Эпизод 8.2.             [tanger]

Аклин считал дни. Нет, он, заперевшись в своей каморке, считал последние часы перед новым годом. У него не было выбора. Парень хотел решить сразу две проблемы. Первая - ухать на новогодние каникулы вместе с Оксаной. Вторая – как можно скорее закончить работу и уволиться из Корпорации. Для того, что бы реализовать одновременно два поставленных плана, ему требовалось решить несколько непростых задач. В первую очередь, ему надо было заделать бреши в неработающем проекте. А для этого требовалось передать топологию процессора разработчикам до окончания текущего года. В противном случае, парень застрял бы здесь до следующего запуска – следующей зимы.

Разработчику уже удалось определить, чем именно занимается ящик. Аклин определил его основные функции, задачи и этапы работы устройства. Он понимал все, хоть и поверхностно, но достаточно для реализации поставленной задачи. Лишь несколько вопросов – «КАК?» и «ПОЧЕМУ?», написанные на плакате, висели на стене. Но они не сильно волновали его. «В конце концов, - думал он, - этим должны заниматься другие люди».

Аклин делал сканы тех или иных людей, запускал сеанс общения. Он сохранял дешифрованные познания, затем общался и сохранял вновь. Так парень сравнивал два полученных среза. И хоть разница между ними была невероятно мала и умещалась всего на один печатный лист, разработчик не мог понять причины расхождений. Две программы все еще работали по-разному. Ему требовался свежий взгляд на проблему. И Аклин начал задавать наводящие вопросы своей девушке.

-Почему клетка, - говорил он за обедом с Оксаной, - в которой вчера был слон, сегодня внезапно оказался тигр?

-Время. – Отвечала она на вопрос, который казался разработчику слишком сложным.

Аклин сравнивал данные и обнаружил справедливость такой простой догадки. Он листал данные на жестких дисках, сравнивал переменные в оперативной памяти. «Тот образ, что постоянно крутился на компьютере и не выключался, постоянно тикал своими таймерами. В то время как другой, покоившийся на жестком диске, был мертв, - писал он в своей тетрадке». Исправления потребовали всего немного времени и вот уже свежий, полученный всего два часа назад срез не отличался от образа, сохраненного на диск. Специальная программа постоянно, каждую секунду, обновляла данные от неактивного образа мыслей.

«Важной задачей, - писал он, - является одновременное дешифрование и корректировка прямого потока информации. А для этого одного дешифрующего кольца процессора недостаточно. Требуется внедрить еще одно корректирующее кольцо для промежуточных данных. При этом новые ядра должны быть наиболее близко объединены с первым дешифрующим кольцом». Решение казалось простым. Однако размещение элементов на схеме оказалось сложной задачей, поднимавшей новые вопросы. Разработчик перемещал компоненты, но сколько ни пытался, у него не получалось простой схемы.

-Как можно построить объемный домик на плоскости. – Спрашивал он девушку.

-Легко. – Сказала она. И нарисовала куб, вид сверху.

В центре оказался один маленький квадрат, а вокруг его другой, побольше. Их вершины были соединены диагональными отрезками. «Рекомендуется, - писал разработчик, - подключить один из четырех выходов каждого дешифрующего ядра к одному ядру корректирующего кольца. Это позволит сократить количество корректирующих процессорных ядер. А именно по одному корректору на два дешифратора. Это в конечном итоге позволяет сэкономить площадь кристалла. Однако в итоге мы получим недостаточное число дешифрующих процессоров. Это потребует увеличение частоты, что не приведет к желаемому эффекту, поскольку вызовет коллизию памяти».

Парень бросил ручку. Новое решение добавило новых проблем. Не успел разработчик поместить ядра корректировки, как потребовалось внедрять дополнительные ядра дешифровки. На его счетах не хватало костяшек. «Другой вариант, - дописал он, - удвоить необходимое количество ядер и элементов».

Аклин проводил с девушкой все ее свободное время, обдумывая пути решения своей задачи. Он сводил ее к простым и понятным даже для детей трактовкам. Один раз они сидели в машине где-то далеко за городом и уплетали бутерброды с чаем, постоянно смеясь над разными шутками или случаями из их жизни.

-Что, если я хочу съесть один бутерброд с колбасой, - парень подергал одной рукой, в которой лежал бутерброд с колбасой, - и бутерброд с маслом? – Аклин подергал другой рукой, в которой лежал хлеб с маслом. - Одновременно? – Сказал он.

Девушка лишь молча взяла его бутерброд с маслом и положила сверху колбасы.

«Требуется, - писал он в отчетном листе, - развернуть одно дешифрирующего процессорное кольцо на сто восемьдесят градусов и совместить четвертый, оставшийся выход каждой ячейки с соответствующей ячейкой второго процессорного кольца. То же самое проделать и с корректирующими кольцами. Это позволит разместить на одном кристалле втрое больше процессорных ядер, не прибегая к изменению корпуса процессора, либо перекраиванию карты внешних выходов».

-Почему, - спрашивал он, - если достать из человека сердце, то человек перестает шевелиться?

-А ты попробуй вынуть батарейку из робота и посмотреть, что получится.

-Гениально!

Но девушка лишь рассмеялась, не поняв его удивления, и чмокнула в губы.

На создание промежуточного болванчика, заменяющего человеку мозг на короткое время, потребовалось целых два дня. Для этого он собрал воедино несколько десятков образов, полученным им ранее. Бросил в мясорубку и, выудив общие ценности, нормы морали и гуманности, переместил в котел для варки. Полив капельку уважения, щепотку доброты и две ложки скромности, разработчик скомпилировал все это и сохранил в памяти ящика.

Сорок две минуты требовалось его программе, чтобы сканировать данные, дешифровать, отредактировать и вернуть на место. Самый оптимизированный вариант модели процессора все еще работал слишком медленно. Разработчик помещал болванку с момента начала загрузки до полного завершения. Специальный робот, автоматически адаптированный под каждого конкретного человека, помещался в голову, заменив сознание.

И вот, начался последний день старого года. Аклин уселся удобнее на свое кресло перед мониторами и уставился на камеры слежения. Вот по второму этажу идет пожилой профессор с палочкой. «Пожалуй, - подумал парень, - старик не обидится, если я испытаю это штуку на нем.» Разработчик отвернулся к радару и, выбрав объект, нажал «Сканировать». В это время позвонил телефон.

-Да, малыш. – Звонила Оксана. - Да, езжай с ними. – Отвечал девушке Аклин. - Я буду поздно. Мне еще надо отправить отчет процессорщикам. Иначе я тут застряну надолго. Нет, я успею. Да, я сейчас позвоню Герцену и он организует мне машину. Хорошо, малыш. Я захвачу их. Да, я знаю, где это.

Он повесил трубку. Три минуты прошли, но дедок по-прежнему стоял на ногах. Процент дешифровки плавно рос, но все еще оставался в самом начале.

-Привет, Герцен. Это Аклин. – Телефонная трубка трещала, словно вспоминая, кто такой Аклин. - Да, мы как-то играли. Послушай, друг. Выручай. Мне срочно нужна машина на эти выходные, а лучше вообще до конца следующего месяца. – Голос сменился на более приятный, Герцен вспомнил паренька. - Ок. Спасибо, друг. Машина - седан? Хетчбек тоже ничего. Почти две сотни лошадок? Да ты меня балуешь. – Рассмеялся Аклин. - Что, все четыре колеса ведущие? Вы там машины разрабатываете или спорткары? Все четыре рулевых? Да не смеши. Ха, и правда. Да, да, конечно. Отправлю. Спасибо еще раз, друг. Ты меня очень выручил.

Взглянув на мониторы, он принялся завершать отчет. Он подготовил большой архив, который содержал схему обновленного процессора. Парень прикрепил рукописное описание дополнительных преобразований. После чего он отправил электронное письмо. Оставалось уведомить разработчиков процессора.

-Здорова, Большой Джей. С новогодним тебя. Ха. Да ты крут. Послушай, я тебе там письмо отправил. Ты его перешли, пожалуйста, процессорщикам, мне к концу следующего месяца нужен образец. Ок. Спасибо, друг. Ты самый лучший. Еще раз с новым годом.

Парень оперся о спинку кресла и выдохнул. Таймер отсчитывал последние секунды, и он посмотрел на старичка. Вот тот идет прямо. Вот он остановился – начался обратный процесс. И вот старичок, нет, не падает. Человек на мониторе отправляется по своим делам.

-Бинго! – Крикнул Аклин.

Парень смотрел на пустые коридоры Корпорации. Он встал, надел куртку. Никого не было – все давно разошлись по домам. Лишь изредка пробегал какой-нибудь засидевшийся допоздна работник. «Вот, например, идет мужичок», - подумал Аклин. – Почему, интересно, он до сих пор не дома?»

Аклин посмотрел на немного полного мужчину. Парень проследовал взглядом на другую камеру. Разработчик пытался рассмотреть лицо этого сотрудника Корпорации, но не смог. Несмотря на то, что камера смотрела почти в упор, лица видно не было. Словно тьма поглотила его. Аклин дернулся к радару, но и здесь его постигло разочарование. Точки на радаре не было.

Аклин посмотрел снова на камеру. Вот пробегает курьер, здоровается. Аклин быстро подключился и посмотрел на полного мужчину глазами курьера. Но даже с такого ракурса лица незнакомца видно не было. Будто его стерли в компьютерной программе для рисования. Субъект останавился. Мужчина обернулся и посмотрел в камеру. Аклин, словно отвечая тому, уставился в монитор. Парень пытался различить его лицо или хотя бы цвет двух его полос на плаще. Но тщетно – камеры передавали лишь черно-белое изображение. Объект ушел, и скоро парень потерял его из виду. «КТО?» - записал тогда Аклин на обложке тетради.

Эпизод 8.3.             [kella]

-Я снова не узнаю звезды. – Сказала Келла.

Они вдвоем – Странник и Келла сидели на подстилках в саду хозяина Атрея. Недалеко расположился Колин, который громко посапывал на скамейке. Была уже ночь, и вокруг не было слышно ни души. Их воины и наемники сейчас отдыхали на другой стороне сада, разбив свои палатки прямо под яблочной рощей. Оставались лишь звезды, мирно шествующие по небу. И странные темные твари, пролетавшие время от времени по куполу, заслоняя маленькие светящиеся точки.

-Они совсем не похожи на наши звезды. Сказала Келла. - Видимо, это какие-то другие звезды.

-Звезды те же. – Заметил Странник, лежавший рядом на земле и рассматривающий чудесные огоньки далеких галактик.

-Тогда почему я не узнаю ни одного созвездия?

-Ты не видишь созвездия, потому что звезды идут не так, как ты привыкла.

-Что значит не так? В другую сторону? Но даже в этом случае должна сохраняться карта звездного неба. И все они, - девушка тыкала рукой в небо, - должны следовать друг за другом. Но ничего этого нет.

-Ты привыкла, - говорил Странник, поднимаясь, - что звезды идут лишь в одну сторону. Здесь же, в этом мире все по-другому. Смотри-ка.

Он зашел к ней сзади, взял ее руку. Девушка дернулась, но парень успокоил ее:

-Не бойся.

Он поднял ее руку и, управляя ей, показал невидимую линию в небе.

-Небо разделено на три отдельных части, три слоя. Каждый слой – принадлежит одной из стран – востоку, северу или западу. И каждая из этих частей движется по своим законам. Видишь вон ту звезду? – Спросил он и Келла кивнула. – А две вот эти тебе ни о чем не говорят. – Парень показал другие огоньки.

Келла задумалась, но все равно не могла ничего представить.

-Ни о чем. – Печально ответила она.

-А если к ним добавить две вон те, с горизонта?

Келла все равно покачала головой.

-Представь, что первая, - говорил Странник, - идет с запада на восток. – Он водил рукой девушки, показывая траекторию. - Вторые две – с севера на юг. А две последние плавно уходят за высокие горы. Представила? Что получается? – Он отпустил ее руки и отошел назад.

Келла попыталась представить. Она мысленно убрала с горизонта все огоньки, кроме обозначенных и начала водить руками, повторяя движение небесных плит. Девушка двигала их, сближала и наконец, вскрикнула:

-Медведица!

Странник удовлетворительно кивнул.

-Только… - Девушка вновь вернулась на небо, рассматривая горизонт. - Только не хватает звезд. Остальные… - Она начала снова представлять себе три слоя темно неба, движущихся в разные стороны. – Вон та звезда, - загибала она пальцы, - еще два огонька, что справа от гор. - Девушка оглядела на небосвод, пока не заметила одну маленькую звездочку, притаившуюся за двумя огромными яркими собратьями. – И вот та, маленькая.

Странник поглядел на небо и глазами свел несколько звезд.

-Верно, только не эта меленькая, а вон та. Которая чуть больше. – Он показал в другую часть небесного свода.

-Но, - говорила задумчиво Келла. – почему они так далеко друг от друга?

-Нужно время, что бы они все собрались. – Ответил Грей.

-И когда они соберутся?

-Месяца через два, плюс минус неделя.

-Долго…. – Задумчиво опустила руки девушка. - А что – все созвездия так разбегаются? И собираются лишь раз в несколько месяцев? - Спросила она.

-Раз в семь лет небосвод на одну ночь становиться таким же, каким ты его знаешь. – Сообщил Странник.

-Целых семь лет! Знаменательное событие, наверное?

-В Белом городе это великий праздник!

-А что они празднуют? - Спросила девушка. – Расскажи, пожалуйста.

-В этот день Создатель сошел на землю. – Говорил Странник с неохотой. – А через семь лет он уничтожил легионы королевы Марго. Это была сильнейшая армия, которую видел этот мир. Создатель стал Императором, и его день рождения празднуют каждый год, в разные дни. А годовщину земной жизни – каждые семь лет. – Завершил Грей.

-Понятно…. – Проговорила девушка. - А когда будет следующий?

-Предыдущий праздник прошел два года назад.

-Эх, как жалко. Тогда меня еще не было здесь. – Расстроилась Келла. - А почему так долго? Почему звезды не движутся так же, как в том мире?

-Звезды многое скрывают, а многое могут показать тем, что знает, что хочет увидеть. – Отвечал Странник. - Поэтому у них такая сложная траектория.

-А кто может это что-то увидеть? Я, например, могу?

-Можешь.

-А ты можешь?

-Я так давно здесь, что уже понимаю кое-что из того, что шепчут мне звезды.

-И Колин может?

-Колин вот не может. – Кивая, сказал Странник. – Он не волшебник.

-А я волшебница?

-Ты – да. Разве Атрей не сказал тебе об этом?

-Сказал, но я…

-Келла. – Странник взял ее плечи. – Ты волшебница. Ты сильный воин, и многих можешь убить, прежде, чем тебя ранят. Но боевым чародеем ты можешь достичь большего.

-Но я не хочу! – Возразила девушка.

-Когда я обещал отвести вас в башню, - разочарованно говорил Странник. - Я надеялся, что твоя сила поможет вам вернуться.

-Я сильный воин, как ты правильно выразился. Я справлюсь.

-Ты не понимаешь. Эту башню не просто так охраняют. Ни один простой смертный воин не в силах даже войти туда. Боюсь, твой меч не особо тебе поможет. А мы все умрем там.

Наутро, когда рабы седлали коней путников и грузили поклажу в мешки или крепили корзины на седла, Келла подошла к Страннику и спросила.

-Неужели, все действительно так плохо?

-Более, чем.

-А если, - она оглянулась на Атрея. - Если я соглашусь, то, что от меня потребуется?

-Тебе придется постичь хотя бы основы. Я не думаю, что ты успеешь подняться выше. Но и основ тебе будет достаточно, чтобы выжить.

-А… - Запиналась она, - кто меня сможет обучить? Ты говорил, что давно здесь. Ты можешь меня научить. Как мне надо действовать, что надо делать?

-Конечно я не великий волшебник и не чародей, - говорил Странник. - Но обучить тебя основам я, пожалуй, смогу. Но учти, твое решение должно быть серьезным, иначе из этого ничего не выйдет.

-Я хочу обучиться. – Твердо сказала Келла.

Путники сели на коней, одного, четвертого, на котором ехала Алита, они нагрузили поклажей. Оставив тяжелые доспехи и весь ненужный груз, путники направлялись из города в сторону северных врат.

-И помните, - говорил им Атрей, - на закате второго дня вас должен посетить караван с доспехами и оружием.

Атрей передал Страннику деревянный пенал, перевязанный красным шелковым шнурком.

-Я надеюсь, ты знаешь, что делаешь. – Прошептал старик на ухо парню.

Путники попрощались и выдвинулись из города.

-Первое, что ты должны уяснить, - говорил Странник в дороге. – Ты всегда должна знать свою сильную и слабую сторону перед предстоящей битвой. В один день это может быть защита, а в другой – нападение.

-И как это понять?

-Смотри на звезды. Ты боевой чародей, поэтому тебе нужна защита, атака и ловкость. Другие качества, например излечивание ран, - тебе также пригодиться. Но не стоит перекладывать на них основной приоритет.

-Защита, атака и ловкость. – Повторяла Келла.

-Защита, - говорил Странник. - Это территория Тельца. Он большой и непробиваемый. Как только увидишь, что его звезды собрались в одном месте – защищайся.

-Нападение или атака, - продолжал он, - это стрелец. Опять же – звезда Стрельца на подъеме – плюс пятьсот к атаке.

-А сколько же тогда у обычного воина? – Улыбнулась она.

-У простого воина, - засмеялся он. – Порядка десяти, у хорошего – три десятка. Колин или ты сейчас, - Странник зажмурился, глядя на предводителя. – Почти девяносто. Там, куда мы идем, сомневаюсь, что ты найдешь воинов с атакой слабее сотни.

-А ловкость?

-Ловкость – это удел Козерога.

-Предлагаешь мне попрыгать, как маленькая козочка?

Они рассмеялись.

-Получается, - говорила, улыбаясь, Келла, - перед битвой надо посмотреть на небо. Или вот еще. Нападает на тебя кто-нибудь, а ты такая – ой, подождите ночи, я на звезды взгляну?

-Ты преувеличиваешь. Хороший чародей всегда знает заранее.

-А если не успела, не получилось. Что тогда прикажешь поделать?

-Вот ты опять придумываешь. Дай мне закончить. Просто посмотри на звезды.

-Но сейчас же солнце!

-Это не играет роли. – Говорил Странник. - Все, что тебе надо – это просто увидеть звезды. Попробуй их увидеть. Они там же, на небе. Подумай про них здесь, - Грей указал на лоб рукой, - и представь их здесь, - похлопал себя по груди кулаком.

Келла стала смотреть на небо. Она представляла звезды, которые видела вчера, пыталась понять, куда они делись.

-А, вот она, - вдруг завизжала девушка, так громко, что Колин и воины покосились на нее. – Она там же, только чуть-чуть съехала. А вон, - Келла показала рукой на другой кусок чистого голубого неба. – Еще одна. И еще.

-Молодец. Твоя сила, - Грей показал на татуировку на ее руке. – Сила говорит тебе, куда смотреть, что делать. Когда надо атаковать, а когда бежать.

-Скажи,- вдруг вмешалась девушка. – А я смогу кидаться огнем или выпускать смертоносные лучи из глаз?

-Всему свое время. Всему свое время. – Говорил Странник.

Колин, Келла и Странник шли к своей цели. Для некоторых эта дорога должна была стать последней. Путников ожидало возвращение домой. Но не только страх перед неизвестностью пугал предводителя каравана, опытного воина. Запах предательства витал в воздухе. Колин страшился мысли, что это больше не его караван. Ему казалось, что он идет на верную смерть.

Эпизод 8.4.             [tanger]

Часы пробили восемь вечера. Пора. Аклин, прихватив подаренный самурайский меч, выбежал из комнаты. Он быстро отключил оборудование одним центральным рубильником – ждать завершения работы компьютеров ему не позволяло время. Точнее его отсутствие. Парень направился на парковку напротив «DYNAMIC». Снег ровным тонким слоем свежими снежинками покрыл зимнюю дорогу. Похоже, сегодня даже силы природы против него. Но Аклин не унывал, он не допустит провала великолепного плана.

Парень вышел на стоянку и начал бегать мимо рядов служебных Мерседесов и БМВ. Наконец, он увидел в конце небольшую красивую машинку лимонного цвета. Аклин подбежалк ней и, открыв дверь, сел за руль. «Ключи в бардачке. Так сказал Герцен. Не соврал, - подумал парень». Хрустя шипованными шинами по нечищеному асфальту, машина унеслась в бесконечную снежную пургу.

Бак был на нуле, поэтому следовало заправиться. Долетев до заправки, Аклин бросил две крупных купюры в лоток продавщицы.

-С новым годом. До полного, пожалуйста. – Сказал он.

Вставил в бак пистолет и нажал на рычаг. Секунда, и рычаг отстрелил, прекратив подачу топлива. Парень непонимающе нажал снова, но и во второй раз пистолет отказался наливать топливо.На табло всего двенадцать литров.

-Извините, - сказал он продавщицк и сунул в лоток купюру поменьше. – Я думал там действительно пусто.

Ворча, продавщица вернула ему две бумажки и чек.

«Это что же получается, - подумал он, гоня по трассе. - Двенадцать литров. Машина на двести лошадей, это примерно двадцать литров на сотню в городе. Ну, даже если очень повезет, пятнадцать. А значит, - рассуждал парень. - Я даже сотни не проеду. Либо датчик неверно показывает. А, была не была. И пусть что будет, - подумал Аклин, а вжимая педаль газа». Стрелка тахометра убежала за цифру семь.

Автомобиль, на котором ехал парень, был хоть и хетчбеком, но был прокачан, как это принято говорить в автомобильных кругах. И, если верить Герцену, машина хотя и была «копейкой», но не уступала «девушке». Автомобиль и вправду был неплох. Салон был немного тесноват для высокорослого парнишки, но в отличие от второй модели, имел четыре, а не два сидения. Руль покорно откликался, и машина в который раз уходила в управляемый занос. Парень гнал и гнал вперед, набирая по прямым участкам сто, сто двадцать и иногда даже сто пятьдесят километров в час. Больше не позволяла резина. На скользкой от свежевыпавшего снега дороге колеса начинали немного шалить, и автомобиль терял управление. А дорожное происшествие ему точно было не нужно. Именно сейчас. Когда Оксана ждет его. Именно в новогоднюю ночь.

-Еремино, Еремино. Где же ты, Еремино, - говорил он, рассматривая надписи на табличках населенных пунктов.

Наконец, он ворвался в нужную ему деревню, рассекая стежную стену. Парень досчитал третий поворот и идеально вошел в него, скрепя шипами по льду. Аклин быстро нашел нужный дом, и, решив не тратить время на разворот через крюк, выдернул ручник. Парень дернул руль, сделал огромный разворот багажником. Автомобиль остановился почти идеально, осталось лишь немного подкорректировать траекторию при старте. Он просигналил. Через минуту или две из ворот выбежали двое, захватив куртки подмышку.

-Мы уж думали, ты никогда не приедешь. – Говорил влезший на переднее сидение молодой мужчина. – Будем знакомы? Я Байрон. А это – Летея. – Показал он на девушку.

-Аклин. Очень приятно, – он пожал руку попутчику, от которого уже несло спиртным.

Аклин мигом вернулся на дорогу. Автомобиль послушно шел к поставленной цели, разгоняя белоснежнее покрывало, несущееся прямо в лобовое стекло автомобиля.

-Послушай, ты бы не гнал так, а? – Попросил передний пассажир и дыхнул перегаром.

-Пристегнитесь, пожалуйста, - попросил Аклин.

-Мы успеваем? – Спросила девушка.

Она была более спокойной и трезво мыслила. Парень подумал, что девушка не употребляла горячительных напитков. Аклин некоторое время подумал, хватит ли им топлива. Но затем, завершив калькуляцию, ответил:

-Если бак не кончится, успеем.

-А вы когда заправлялись? – Поинтересовалась она.

-Две сотни назад, если верить счетчику. Но всего двенадцать литров и они, - он тыкал кнопку, переключая информацию бортового компьютера. Бак был по-прежнему полон. – Литры почему-то не кончаются. – Сказал Аклин наконец.

Девушка улыбнулась.

-Это Инури, - сказала она. – Расход двенадцать литров на две тысячи километров. Если вы бензин заливаете. – Добавила она.

-А что, кроме бензина еще что-то заливают?

-Можно еще гидролин заменять каждые пять сотен километров – тогда и бензин не потребуется.

-Гидро-что?

-Гидролин. Слить старый, залить новый. У нас, в Корпорации, есть заправка в подвале. Двести пятьдесят литров бака переливаются за две минуты.

-Так что это получается у нее еще один бак где-то?

-В днище. – Ответила девушка. - За счет этого машинка и сидит повыше. Вроде аккумулятора – экологический гибрид и притом наиболее безопасный для окружающей среды. Жаль, что проект закрыли. Придется продать кому-нибудь.

Из того, что парень услышал, автомобиль казался фантастическим. Аклину было достаточно того, что автомобиль отлично управлялся. В свое время, в бегах, парень крутил баранку на многих дорогих моделях популярных производителей. Текущее средство передвижения было к тому же невероятно мощным для такой маленькой машинки. Если верить словам девушки, автомобиль к тому же потреблял почти пол-литра на сто километров. Подобный небольшой расход топлива ставил Аклина в тупик. Этот показатель, несомненно, придавал восхищения проекту «Inury».

Автомобиль летел вперед. Шли минуты, но они так и не достигли пункта назначения. Уже заканчивались последние новогодние песни, и вот-вот должен был выступить президент, а заветного поворота все еще не было видно.

-Дорогие россияне. – Произнес голос из радио.

-Городищи, Городищи, вот они, - одновременно вскрикнули и начали махать руками пассажиры. – Куда ты…

Аклин нажал на тормоз, не успев среагировать. Машина завизжала антиблокировочной системой тормозов. Не дожидаясь остановки, водитель врубил заднюю передачу, стараясь побыстрее вернуться на поворот. Достаточно разогнавшись, парень выжал ручник. Автомобиль развернуло, водитель прибавил газу и вписался в поворот. Дорога кончилась, следом начинались кочки.

-Гони, гони. – Кричала девушка на заднем сиденье.

-А подвеску не жалко? – Спросил парень, заботясь об автомобиле.

-Подвеска выдержит, я сама ее разрабатывала. – Сказала тогда девушка. - Она и не такое может. Корпорация проводила испытания покруче этих. А мы вот опоздаем сейчас.

Аклин выжал педаль акселератора. Машину сильно и часто трясло на кочках, и как бы он ни старался объехать рытвины, у него это не получалось. Новые кочки либо были не видны под снегом, либо начинались так близко, что маневрировать было поздно. Машину тряхнуло, и Аклин ударился небольно головой о потолок. Парень уперся правой рукой, продолжая держать курс левой. Аклин мельком глянул на пассажиров. Сидевший рядом парень уже давно, судя по белым костяшкам, уперся одной рукой в приборную панель, а другой уцепился за ручку на потолке. Девушка обоими руками ухватилась в спинки сидений.

Наконец, они проехали поле и завернули за холмик. Несмотря на ночь, перед ними раскрывалась потрясающая картина. На склоне из-за высокого, по-видимому, деревянного забора, виднелся большой двухэтажный дом с мансардой. Далеко внизу мирно подо льдом текла широченная река. Вдали виднелся силуэт снежного леса. Аклин нажал на сигнал и машина завизжала клаксоном. Они подлетели к шлагбауму, и сидевший впереди пассажир вышел. Мужчина открыл быстро засов и поднял шлагбаум. Аклин слишком резко дернул педаль газа, и машина клюнула носом в снег.

-С новым годом, дорогие россияне. – Торжественно произнес президент. Стукнули первые колокола на Спасской башне.

Аклин, не раздумывая, врубил заднюю передачу и отъехал на пять метров. Затем переключил обратно «драйв» и рванул вперед. Машина, плюясь снегом, проскочила глубокую ямку, и выехала на ровную колею. Пассажир едва успел прыгнуть на ходу в открытую дверь. Аклин снова нажал на клаксон. На этот раз его, похоже, услышали. Через несколько метров Аклин нажал на тормоз, подкатив к самому крыльцу новогоднего домика.

Парень выпрыгнул из машину. Открылась дверь в доме, и оттуда посыпались гости. Кто-то нес в руках пустые бокалы. Кто-то быстро сбегал за шампанским и сейчас откупоривал пробку. Брызнул фонтан игристого напитка. Выскочила Оксана в шикарном синем платье. Аклину показалось, что девушка озарила темное небо. Он не мог свести с нее глаз. Парень глядел в ее глаза. Девушка глядела в его. Оксана спустилась по ступенькам. И прижалась к нему. Бутылка шампанского втиснулась между ними и облила их, наполняя бокалы. Куранты пробили полночь, и все гости осушили бокалы.

- С новым годом, – произнес парень.

-С новым годом, - ответила девушка.

И они слились в долгом сладостном поцелуе.

-Как ты думаешь, – спросила Оксана. Она лежала на кровати, опираясь локтями. Туфли она уже сбросила у входа. Болтая ногами, она спросила, - на что похожа вот на щель в потолке? – Девушка заигрывала с парнем, то поднимая, то опуская подол юбки.

Небольшая комната на втором этаже, в которой они сейчас находились, была обита вагонкой. Как, впрочем, и весь остальной деревянный дом. Кроме кровати в помещении был лишь стул, да большой подоконник, на котором висела часть одежды.

Аклин сидел на полу рядом с кроватью. Он сидел босиком, все еще надеясь, но до сих пор не понимая, чем для него закончится этот затянувшийся вечер. Парень не решался снять свитер, поскольку в комнате было достаточно холодно.

-На орла. – Без промедления сказал он.

-А, по-моему, на змею. Или скорее на ящерицу – Играя головой, сказала девушка.

-Нет, на орла.

-На ящерицу!

-На орла.

-На ящерицу. – Передразнивала девушка.

Аклин встал, подошел к подоконнику, на котором стояла тарелка с вырезанными остатками съеденных яблок, и взял нож. Затем он вскарабкался на кровать. Парень срезал стружку на потолочной балке.

-Вот теперь – точно на орла! – Кивая, сказал он.

-Почему ты такая бука? - Произнесла Оксана, надув обиженно губки.

Парень взял ножик двумя руками и начал чего-то вырезать. Стружки падали на пол.

-На орла, держащего в когтях ящерицу. – Завершил он.

Аклин процарапал под рисунком некие символы, и сбоку приписал год. Оксана приподнялась и села перед ним на колени.

-Ты знаешь, - загадочно сказала она, проводя по его коленям. Провела рукой выше, захватив ягодицы и еще выше, залезла под свитер. – Почему сюда ездим только парами? – Оксана приподнялась, и, приподняв свитер, поцеловала его в живот. Она повела руками по его красивому торсу. Аклин все-таки решился и скинул одежду на пол. Он встал на колени перед нею и обнял ее за талию.

-Нет, не знаю. – Шептал он.

И губы их слились.

-Потому, - говорила она в перерывах.

Аклин провел рукой до колена, затянутого в тончайший светлый чулок, а затем, поднимаясь, как бы невзначай приподнял юбку. Другой рукой он водил по ее шее, спине и снова шее. Дойдя до ее аппетитной округлой попы, он охватил ее рукой, а сам целовал ее губы.

-Потому, что поодиночке здесь, - тяжело вздыхая, говорила девушка.

Парень поднял юбку и водил руками по округлым формам девушки, а сам целовал ее шею. Он дошел рукой до молнии и расстегнул. Девушка через секунду отстранилась от него и, двигаясь задом к окну, стягивала лямки с плеч.

-Сложно согреется. – Завершила она свою фразу.

Красивое платье спустилось на пол. Аклин встал, и, расстегнув пуговицу в джинсах, быстро стянул штаны вместе с бельем. Он прихватил одеяло с кровати и направился к ней. Когда девушка подошла к окну, парень накрыл ее сзади. Аклин прижался к ее пылающему жаром телу.

-И одеяла здесь большие, видишь? - Сказала Оксана. И поцеловала его.

Парень подцепил рукой красивые вышитые трусики и начал спускаться поцелуями, стягивая их. Он спустил их до пят и сбросил лямки. Девушка провела ногой по его руке, забросив ногу на его плечо. Он посмотрел на ее просящий взгляд, и поцеловал ее. Девушка нежно щипала его за волосы, ее нога лежала на его плече. Парень действовал языком, а девушка начала двигать попой в такт его действиям. Он гладил ее ногу, ее талию. Наконец, Оксана нежно взяла его за волосы и подняла. Они слились в поцелуе. Парень взял ее за бедра и посадил на подоконник. Она обвила его одной ногой в области талии, а второй – обвила его ногу. Парень хотел открыть рот, но девушка закрыла его пальцем.

-Ты мне веришь? – Спросила она, и запахнула одеяло за его спиной.

Парень поцеловал ее шею и вошел в нее. Девушка откинула голову назад. Он начал делать поступательные движения тазом, девушка вторила ему. Сладостный стон сорвался с ее губ.

-Я люблю тебя. – Сказала девушка, вгрызаясь ногтями в кожу на спине парня.

Парень ничего не ответил. Лишь на потолке были выцарапаны буква «А», сердечко и «О». А рядом – год. Новый год.

Глава 9.                       Кафе в Лондоне

Эпизод 9.1.             [tanger]

Хроники разработчика: март.

-Магистр, вам письмо.

Танджер подошел к курьеру и расписался в получении.

-А не рано они с поздравлениями? – Спросил он, указывая на красивые открытки на тележке. – Восьмое марта только через неделю.

-Возможно, вы правы, магистр. – Сказал Кельвин. – Но не везде же почта работает также хорошо, как в Корпорации. Местами по стране письма идут месяцами. – Усмехнулся он.

Курьер взял свою небольшую тележку с письмами и посылками и повез ее дальше.

-А это что? – Спросил Танджер, показывая на два небольших серых кейса, лежащих на дне тележки.

-Это, - курьер остановился, взял приходные листки и начал листать, - это, это… Процессоры по заказу операционщиков.

-Операционщиков? – Удивился магистр. – А разве сегодня там кто-то работает? Можно взглянуть?

Кельвин отдал магистру приходной лист, где в графе «описание» стояло «четыре процессора «Noobeum-441», ревизия A2»,а в графе количество – две штуки.

-Четыреста сорок один? Это что еще за процессор такой? – Танджер подумал немного, потом сказал. – Кельвин, давай я это сам отнесу?

-Конечно, магистр. – Сказал курьер. – Распишитесь здесь, пожалуйста.

Танджер прошел в свой кабинет и положил коробки на стол. Он взял одну и начал рассматривать. Магистр открыл коробку. Внутри, в специальных ячейка, лежали четыре, похожих на яблоко, процессора. Вокруг шара, наподобие колец Сатурна, был приделан диск с множеством контактных площадок. На самом деле, а Танджер знал это, сама оболочка была прозрачной и вода могла проникать внутрь. А под сферой обычно и скрывался сам процессор и его оперативная память. Магистр вернул процессор на место и закрыл коробку. Танджер пытался найти другую информацию. На стикере, который был приклеен сбоку кейса, была точна такая же информация, что и в приходном листе.

-Сектор тридцать семь. – Прочитал Танджер и добавил. – Операционщики.

Но как это могло быть, он не понимал. Сектор операционных систем никогда не заказывал процессоры. И не найдя ничего лучше, магистр решил лично это узнать.

Танджер подошел к двери сектора и набрал комбинацию на цифровом табло. Устройство пикнуло, отказав, а дверь не открылась. Он повторил код. Устройство отказало вновь. Тогда он набрал администраторский код, который никто, кроме пары человек, поменять не мог бы. Дверь открылась.

Никого здесь не было. Вокруг стояли лишь пустые столы. В дальней части выделялись два огромных плаката с кучей стрелочек, фигурок и табличек. Один плакат был подписал «NOOBEUM CORE», другой – «NEUROS KERNEL». Танджер отлично понимал, что означали эти надпись. Магистр посмотрел издалека на схемы и даже нашел узнаваемые фрагменты. Когда-то, когда Танджер не был магистром, он стоял в истоках процессора и операционной системы Корпорации. «Хотя тогда и Корпорации-то не было еще», - подумал он.

-Эй, - крикнул он. – Есть здесь кто-нибудь.

Никто не ответил. Танджер прошел дальше и заметил и уперся в стену из мониторов. Большая их часть работала и светилась в полутьме. Положив коробки на стол, магистр начал разглядывать изображения. Большая часть экранов показывала камеры слежения, расположенные в Корпорации. На других бежали непонятные таблицы с числами, на третьих рисовались схемы, диаграммы и графики. На крайних девяти мониторах, расположенных квадратом, было изображения самого Танджера с разных ракурсов. Сверху, снизу, слева, сзади, по диагонали – со всех сторон. Одна камера летала вокруг его головы, на расстоянии примерно метра. Танджер осмотрелся, пытаясь обнаружить ее, но ничего не увидел. Вокруг был лишь воздух. Центральный экран показывал мир глазами самого Танджера. Стоило ему повернуть голову, изображение через три секунды тоже поворачивалось.

-Странно, - подумал магистр.

В это время какой-то шорох слева отвлек его. Он вышел из операторской и пошел вглубь комнаты. Картина, представшая ему, немного удивила Танджера. В дальнем углу, за наспех прицепленной занавеской, прямо на полу находился матрац. На этой наспех сделанной кровати лежала сидела полуголая девушка, завернутая в одеяло.

-Привет, - сказала Оксана. – Его нет, он ушел.

Она наклонилась за трусиками, лежавшими на полу, продела через ноги и подняла руку под одеяло. Девшука, прихватив одеяло, подобрала лежавшие на полу вещи.

-Ты не мог бы… Отвернутся? – Попросила она.

Хотя Танджер и видел ее в обнаженном виде и не раз, но он посчитал, что лучше уважать желание девушки и отвернулся. И изумился еще больше. В операторской стоял голый по пояс парень, одетый лишь в одни пляжные шорты. Парень взял принесенную коробку и открыл ее. Он достал процессор. Парень поднял с пола металлический ящик с гравировкой, перевернул и, отвернув крышку, положил процессор внутрь. Затем он достал из-под стола операторской пластиковую бутылку с какой-то жидкостью. Танджер сразу узнал значок на упаковке. Гидролин – химическая смесь, разработанная магистром. Отличное охлаждающее средство и отличный аккумулятор. Парень вылил часть бутылки на процессор, пока жидкость не потекла из гравированного ящика. Закрыл крышку и, перевернув обратно, открыл монитор.

Танджер узнал его. Магистр крикнул парню. Тот посмотрел на магистра, и нажал центральную кнопку. Прямо под кнопкой загорелась яркая лампочка. Танджер пошел навстречу парню. Магистр смотрел на парня, пытаясь понять обознался он или нет. Но взгляд его притягивал другой предмет. Круги гравировки на ящики начали светиться.

-Аклин? – Спросил Танджер, ища подтверждения.

Числа и символы, выгравированные на крышке, ящика начинали вращаться.

-Аклин, это ты?

Круги вращались все быстрее и быстрей, пока, наконец, один из дисков не отломался и начал наклоняться относительно поверхности самого ящика. Светящийся диск вылезал наружу одним концом, а другим вглубь ящика. Потом под другим углом отделился второй диск. Третий. Танджер уже не робкими, но быстрыми шагами шел к парню.

-Аклин? – Снова спросил магистр.

Но ответа по-прежнему не было. Танджер все еще мучался в догадках. Он пытался спешить, но у магистра это не особо получалось. Пугали его и вышедшие из плоскости нарисованные круги. Танджер припоминал эту картинку где-то очень, очень глубоко в подсознании. Настолько глубоко, что не мог вспомнить.

Диски вращались все быстрее, светились все ярче и вот уже вместо них горел один маленький огонечек. Горел так ярко, что ящика не было видно.

И тут Танджер встал как вкопанный. Перед ним, прямо на паркете, стоял маленький пятнистый олененок. Магистр стоял и не мог пошевелиться. Наконец он собрался и посмотрел вперед. Но там, где только что стоял парень, никого не было. Вместо этого, сразу за операторской, вместо стены, начиналась зеленая-зеленая подстриженная трава. А чуть дальше – сосновый бор. Магистр перевел взгляд на олененка. Тот мирно стоял и жевал траву. Танджер обернулся. Но сзади ничего не было. Точнее он не обнаружил там комнаты и кровати, которую ожидал увидеть Танджер. Вместо этого за спиной были высокие толстые хвойные деревья. Магистр дернулся вперед и олененок, испугавшись, убежал. Танджер оглянулся. Он был уже не в секторе тридцать семь. Магистр был посреди векового хвойного леса. Танджер, борясь со страхом, начал отступать назад. Камень попал ему под ногу, он поскользнулся и сорвался со скалы.

Эпизод 9.2.             [kella]

Путники разбили лагерь. Колин созвал совет для обсуждения, позвал Келлу, Странника. Пригласил предводителя наемников и своего верного воина на обсуждение предстоящего штурма. Они уселись недалеко от костра, расположившись кругом. Странник развязал узелок и, открыв пенал, вытащил карту.

-Все начинается вот отсюда. - Показывал он на большой каменный балкон, вырубленный в скале. – Здесь будут стоять два или три десятка обычных солдат.

-Они сильные? – Спросил предводитель каравана.

-Не особо. Это простые солдаты, но их много. Калитки никакой нет – прямо на балкон идет прорубленная в скале длинная узкая лестница. Это позволяет защитника отстреливать всех нежеланных субъектов. Лестница сразу изгибается, а за поворотом они уже не попадут.

-Если нет калитки, то надо будет просто ворваться туда и перебить всех? – Говорил верный воин. - Не вижу проблем.

-Проход узкий. – Ответил Грей. – Как только солдаты увидят наших воинов, бегущих по лестнице снизу скалы, они поставят одного или двух копейщиков на входе. Тогда прорваться будет сложно. Люди просто застрянут на проходе, а защитники будут сверху атаковать стрелами либо простыми камнями. Сорваться в обрыв крайне легко, так что лучше сразу оттеснить из вглудь балкона, что бы места хватило всем.

-Можно сделать обманный ход. – Вмешалась Келла. – Если ты говоришь, что за поворотом уже лестница не просматривается, тогда надо пустить пять или шесть воинов, они протолкнут проход и откроют дорогу остальным.

-И как ты это предлагаешь сделать? – Спросил Колин.

-Возьмем четверых воинов, пониже, - отвечала находчивая девушка, - окутаем в темные женские платки до пят. А тебе прилепим бороду и синий кафтан раздобудем. Будешь у нас торговцем живым товаром. Скажешь, что заблудился, попросишь воды, спросишь дорогу. А дальше – как зайдешь на балкон – дело простое. Вряд ли они откажут солдаты откажутся полапать товар и спустятся сами.

-Верно, - отвечал Странник. - Воины там достаточно ленивые, они целыми днями только и делают, что просиживают штаны, да в кости рубятся.

-Хорошо. Прошли мы на балкон, что дальше? – Сказал Колин.

-Дальше, - говорил Странник, - двери.

-Тоже узкие?

-Нет, входные двери – широкие. Следом за ними – кладовая и кухня. Ничего особенного. Возможно, будет пара воинов. Дальше – лестница. Вот отсюда начинаются первые серьезные трудности.

-А как же балкон? – Спросил Колин.

-Балкон мы возьмем, не беспокойтесь. – Успокоил его Грей.

-Ладно, а тогда что не так с лестницей? Она узкая?

-Лестница не то что бы узкая, вдвоем по ней пройти можно. – Отвечал Странник. - Но сражаться при этом не получится.

-Поставим самого сильного. – Сказал Колин.

-На лестнице можно развернуться? – Вмешалась Келла. - Поменять того, кто спереди?

-Можно. В этом половина фокуса. Можно попытаться поставить двух или трех вперед, а сзади – двух лучников. Лестница прямая, так что выход на второй этаж простреливается отлично и без суматохи.

-А что за комната за лестницей?

-Столовая. Здесь будет много воинов. И обстановка такая, что мечами не помашешь. Придется импровизировать.

-Госпожа. – Вдруг отозвался командир наемников. – Я и мои воины не пойдем внутрь.

-Это еще почему же? – Удивилась девушка.

-Это плохое место, госпожа.

-Мы платив вам деньги. – Возмущалась она. - Какая вам разница, плохое место или хорошее.

-Госпожа, если верить легендам, то из этого места еще никто не возвращался живым. Вообще ни один человек. Кто-то перерождался, а кто-то просто пропал навсегда.

-Выход существует, - вдруг прошептал Колин, и посмотрел на Странника.

-Я увеличиваю жалование в четыре раза. Это серьезная операция.

-Госпожа, у вас нет денег.

Колин и Келла вдруг осознали глупость своего положения и посмотрели на Странника. Тот велел оставить повозку с деньгами в саду Атрея, своего друга. У них оставался лишь маленький мешочек серебра да пара золотых монет.

-Завтра днем, - отвечал виновник ситуации, - придут кельтские доспехи и красногорские мечи. Доспех сможете продать за двадцать монет – в пять раз больше договора. Но в дополнение – каждый такой меч идет за полмешка золота. Вы сможете забрать их себе. – Сказал Странник.

Капитан обдумал слова некоторое время и сказал.

-Госпожа, мы поможем вам, но только на балконе. Мы не станем входить внутрь.

-Но я… - Начала Келла, но кто-то перебил ее.

-Комната маленькая, - вмешался Странник. - Так что больше восьми-десяти человека туда не пройдет.

Колин поглядел на своего верного воина и друга, путешествующего вместе с ним долгое время.

-Я с вами, господин. До самой смерти.

Келла посмотрела на Колина, Колин на Странника. Предводитель каравана подумал и сказал:

-Если комната действительно маленькая, - спросил Колин и Странник кивнул в ответ, - хорошо. Ваши воины, - Колин обратился к наемникам, - расчистят балкон. Дальше уж мы как-нибудь сами.

-Хорошо, господин. Если я больше не нужен, разрешите идти?

-Иди, - фыркнула Келла.

Когда огромных размеров чернокожий воин с бесчисленным количеством шрамов удалился, они вернулись к обсуждению плана.

-Хорошо, - говорил Колин. – Мы прошли столовую, дальше лестница наверх – она узкая?

-Это еще один фокус, - сказал Странник. Лестница – это ложный маневр. На верху, в спальне никогда никого не бывает. Это ловушка.

-Куда же тогда идти? Или это конец? – Удивилась Келла.

-Нет, не конец. Вот здесь, - он указал руками на небольшую кладовую. – Это оружейная комната. Помещение целиком заставлено доспехами, мечами и копьями. Здесь, - он указал на еле заметную метку на плане. - В стене, что за оружием, есть потайной лаз. Он веден на верхний спрятанный коридор. Видите вот эти ниши в стене? – Он показал на ниши, расположенные в стене, словно замурованные в нее с неизвестной целью. – На самом деле здесь есть коридор. Очень узкий. Здесь будут воины, но не особо сильные, так что любой, наверное, сразит их.

-Куда он выходит? – Спросил Колин.

-Он выходит на дверь. – Странник показал другой чертеж, это была зарисовка башни сбоку. – Здесь должна быть дверь, - он водил пальцем по серой стене на уровне третьего этажа. – Дверь и есть выход.

-Она видна снаружи? – Поинтересовалась Келла.

-Видна. Но выйти нужно именно изнутри.

-Так чего же мы ждем – разобьем дверь и вот она свобода? – Крикнул радостно предводитель каравана.

-Осторожней, Колин. – Сказал Странник. – Во-первых, дверь стеклянная. Если неправильно ее открыть, дверь попросту сломается, и ты выпадешь в пропасть.

-А во-вторых? – Удивился Колин.

-Во-вторых, - говорил Странник, - только человек, обладающий магией, может открыть ее.

Колин удивленно посмотрел на Странника и вдруг больно ударил себя по колену. Он встал, причесал волосы руками и прошептал:

-Знал же, что-то пойдет не так. – Сказал он. - Накрылось мое спасение.

Келла и Странник сидели и смотрели на него, не раскрывая рта. Колин посмотрел в их глаза, но не увидел в них печали, которую ожидал.

-Грей, - сказал он, - ты знаешь, где найти человека, обладающего магией? – Спросил Колин. – Грей, - уже кричал Колин.

Странник протянул руку и взял руку Келлы. Парень спустил рукав и рубашку и показал плетеную перевязь.

-Она обладает магией, Колин. Келла и есть твое спасение.

Колин остановился, посмотрел на Странника. Но опытный воин все еще не верил словам Странника. Затем он осторожно и медленно сел, предварительно найдя бревно рукой.

-Повтори, Грей. Она может открыть дверь? – Дрожащим голосом спросил воин.

-Она может открыть дверь, Колин.

Колин смотрел на девушку. Для него пока все складывалось как нельзя лучше.

Келла же смотрела на Странника. Ей не хватало ястреба, оставленного маленькой девочке Алите в качестве подарка. Сейчас бы он ей очень пригодился. И девушка смогла бы исследовать местность вокруг Громовой башни. А теперь пришлось посылать разведывательный отряд.

Эпизод 9.3.             [london]

Если вы когда-нибудь будете в Лондоне и окажетесь недалеко от вокзала Ватерлоо, обязательно посетите одно из крупнейших и самых современных колёс обозрения в мире, круглосуточно украшающее собой южный берег Темзы. В ясную погоду со ста тридцати пятиметровой высоты колеса (занесенного в книгу рекордов Гиннеса как самое большое колесо обозрения) открываются потрясающие виды Лондона и его окрестностей. Например, прямо перед собой, (вернее даже под собой) можно увидеть знаменитый Биг-Бен и Вестминстерский дворец. Внешне Глаз Лондона напоминает огромное велосипедное колесо с тридцатью двумя кабинами для туристов, в каждой из которых свободно размещается двадцать пять человек.

В один прекрасный солнечный мартовский день с высоты сорока пятиэтажного дома наслаждались панорамой огромного города два человека. Один из них среднего телосложения высокий короткостриженный брюнет со шрамом под левым глазом. Он был одет в кашемировое темно-серое пальто, дополненное белым шарфом. Ноги его покрывали широкие штаны цвета хаки, заправленные в черные кожаные сапоги. На вид человеку был двадцать восемь-тридцать лет. Другой, стройный, не уступающий своему товарищу ростом, бледнолицый парень лет двадцати-двадцати двух. У него были длинные светлые, почти блондинистые волосы, разлетавшиеся на ветру, отчего парень казался излишне лохматым. Он был одет в темную куртку, из которой предательски вылезало безразмерное горло грубо связанного серого свитера. На ногах были классические джинсы. Два человека о чем-то спорили, постоянно жестикулировали, чем немного раздражали случайных попутчиков.

-Личность, - говорил короткостриженный по-английски, с каким-то неизвестным акцентом. - Это не только определенный человек, наделенный какими-либо социальными качествами, полученными при взаимодействии с другими людьми. Это некоторая продолжительность существования, текущий миг мировосприятия и самосознание своего места в этом мире. Личность – совокупность определенных базисных установок, отложившихся в подкорке головного мозга. А также, что особенно важно, это пересечение всех действующих мыслительных, двигательных и химических реакций, происходящих как в голове у человека, так во всем его теле. Двух абсолютно идентичных личности быть не может.

-Да, но как же быть с клонированием? – Отвечал ему второй, так же по-английски, но совершенно без акцента. Наверное, все дело было в хитром блокнотике с восьмиугольником на обложке, который лежал у парня в руке. - Ведь в этом случае мы имеем две абсолютно одинаковых людей?

-Одинаковых внешне, но совершенно отличающихся внутри. – Парировал первый. - Приведем простой пример. Возьмем два абсолютно одинаковых по составу и качеству персональных компьютера. Установим на них одну операционную систему, единый набор программного обеспечения и будем исполнять одни и те же задачи. А для пикантности, не будем выключать системы хоть сколько-нибудь продолжительное время. К примеру, полгода. В этом случае и на том и на другом, ввиду совпадения исходных данных, мы получим одинаковые и выходные значения. Согласен? – Спросил он, а его собеседник кивнул. - Те же ошибки, те же зависания, те же аварийные остановки программ. Те же ускорения, те же оптимизации, даже идентичную таблицу когерентности памяти. Теперь один из них мы перезагрузим. Выключим, прождем достаточное время для того, что бы аппаратура остыла, а остаточные электрические заряды ушли. И запустим вновь. Что в этом случае будет с системой?

-Мы получаем все равно такой же идентичный компьютер. – Отвечал второй. - Он в целом повторяет первый.

-Не совсем. – Возразил первый. - Второй будет действительно некоторое время работать также как и первый, возможно чуть лучше, возможно чуть хуже. Но на первый компьютер, в отличие от второго, оказали влияние такие факторы, как температура, влажность и солнечные вспышки. И его внутреннее состояние, которое не успело или не захотело целиком сохраниться в подкорку, то есть на жесткий диск, теперь оказывает на влияние на работу компьютера. Казалось бы, мы имеем два идентичных компьютера, но работать они будут по-разному. – Говорил брюнет.

-Даже незначительные изменения, в конечном счете, приведут к колоссальной разнице. – Заключил блондин.

-Верно. – Подтверждал молодой мужчина. - Что же касается клонирования, то фактически мы имеем две разных личности. Да, клон выглядит, и шевелиться аналогично исходному объекту. Да, он обладает теми же познаниями. Да, он поступает также. Но это только на первое время.

-Здесь я с тобой немного не согласен. – Возразил парень. - Клон – такое же существо с теми же возможностями и правами.

-Ответь, пожалуйста, а вопрос. – Остановил его первый. - Если ты клонируешь человека. И ни один из них не знает, кто есть клон, а кто оригинал. Кому в этом случае ты отдашь предпочтение? Кто будет главнее? На кого ты оставишь имущество и работу? – Спрашивал он.

-Хочешь сказать, есть разница между ними? – Поинтересовался второй.

-Конечно. Клон как минимум не будет помнить сам момент клонирования, поскольку все данные от исходного объекта забираются в одно время, а клон выходит на свет в другое, гораздо более позднее время. – Приводил свои доводы мужчина.

-А если усыпить исходный объект на время клонирования? – Возражал парень.

-Даже, если ты и усыпишь исходный объект, то это все равно не сделает их равными. Мозг объекта продолжит функционирование даже во сне, не теряя ни секунды драгоценного времени. К примеру, он может проводить оптимизацию увиденного за день. Незначительные или рутинные образы выбрасывать, сильные и красивые – записывать в долговременную память. Или вот еще один вопрос. Возьмем исходный объект и сделаем двух идентичных клонов. Кто из них будет главней? – Спросил брюнет.

-Получается, что исходный объект. – Ответил блондин.

-А если технология производства клонов предполагает уничтожение исходного объекта? – Поправил первый, заводя парня в ловушку.

-Получается, что оба правы одинаково. – Отвечал тот. - Да и работу выполнять они будут одинаково, как и распоряжаться имуществом.

-Да, но с кем из них должна спать жена исходного героя? – Мужчина добавил красок в задачу. - Ведь спать сразу с двумя она не станет. Получится какое-то извращение, согласись.

-Получается, что оба не правы одновременно. – Заключил парень, поймавший наживку.

-Получается так. А собственно к чему ты задался этим вопросом, Аклин?

-Я пытался понять, - говорил парень. - Возможно, ли такое, что два объекта будут одной личностью.

-Не могут. Каждый человек, даже в очень приблизительной модели, уникален.

-Тогда я не могу понять одну штуку. Ты помнишь тот проект, что вы просили меня поправить?

-Шестой проект? – Спросил Танджер.

-Да, шестой проект. Мне удалось кое-что поправить, но я не могу понять, что же в конце концов должен делать этот ящик.

-Ты исправил процессор?

-Да, я исправил ошибки, составил микропрограммный код для ядра операционной системы. Так что и то и другое вроде бы работает. А работает ли система в целом, я понять не могу. – Говорил блондин.

-Ты запускал ящик? – Спросил брюнет. - Что он показывает? Дело в том, - признался он, - что я точно не уверен, какие именно операции должен делать шестой проект. Это проект Двайса. Я лишь знаю относительно процессора и операционной системы и лишь в общих чертах все остальное.

-У меня получился радар. – Намекнул парень.

-Радар? Ящик обнаруживает самолеты? – Предположил магистр.

-Не самолеты. Он видит людей. Причем не просто людей в прямой видимости или людей в здании вообще. Это непростой радар, Танджер.

-Насколько мне известно, - говорил брюнет. - В ящик должны быть возможности прямой видимости любого человека в радиусе двух километров. То есть должно складываться ощущение, будто рядом с наблюдаемым объектом стоит оператор с камерой. Так мне говорил Двайс.

-Это все есть. – Ответил Аклин.

-Ну, - замычал Танджер. - Это очень простой радиолокационный радар. Только со значительно расширенными способностями. Имитацией телевидения так сказать.

-Телевидение? Это слишком просто. Да и простое наблюдение - не единственная его возможность. – Парень подводил магистра к краю обрыва, пытаясь понять, что же находиться внизу. Он хотел признания магистра. Аклину требовалось подтверждение его предположений относительно назначения ящика.

-Что ты имеешь в виду? – Спросил Танджер.

-Радар не просто видит человека с любой точки зрения. Он видит то же, что видит человек. Слышит то же, что слышит человек.

-Почему ты так считаешь? – Танджер понимал, что он в ловушке.

-Я наблюдал за одной девушкой. – Отвечал парень. - Сначала я пару недель исследовал все ее повадки. А потом сравнивал с тем, что видел ящик. – Аклин помолчал. – Танджер. Эта девушка, уже не помню, как ее зовут, она носит очки. Часть дня она ходить в толстенных стеклах, часть – без них, а часть – в линзах. Вся эта оптика создает разную картину. И ящик это и показывает. Как такое возможно? – Спрашивал он.

Магистр некоторое время подумал, а затем ответил.

-Была одна задумка, - говорил Танджер, откусывая кусок сытного мяса. – Но я не думал, что Двайс ее воплотил в ящике. Предполагалось, - он начал вдруг осматриваться по сторонам. – Предполагалось, что этой функции не будет в первой итерации проекта. – Магистр снова стал резко вертеть головой. А затем неожиданно сказал на чистом русском языке. - Как мы сюда попали?

-А ты разве не помнишь? – Спрашивал парень, переворачивая блокнот на другую страницу.

Сейчас собеседники сидели на уютной террасе ресторана на берегу Темзы. Перед Танджером стояло аппетитное мясное жаркое. Аклин уже давно съел свою палочку шашлыка и теперь добирал гарнир, запивая стаканом вина. Танджер посмотрел на свой стакан. На его ободке уже были следы губ магистра, а напитка оставалось совсем чуть-чуть. Он осушил бокал. Подбежал официант, и долил вина из бутылки, стоящей на столе.

-Совсем не помню. – Признался Танджер.

-Колесо обозрения видишь? – Аклин показал пальцем на достопримечательность за спиной магистра. - Оно сзади тебя.

Танджер обернулся. Ему казалось, что секунду назад он еще стоял в кабинке этого колеса и осматривал город с высоты. Но сейчас он не стоял в кабинке. Он сидел за столиком в каком-то ресторане.

-Мы пришли оттуда, по берегу, - уверял Аклин.

-Давно? – Поинтересовался магистр.

-Больше часа прошло.

Танджер все еще недоверчиво поглядел назад, на колесо обозрения, потом глянул на часы, но его это не спасло – Танджер не помнил, во сколько они сели в кабинку.

-Ладно, - все еще пребывая в прострации, сказал он. – На чем мы остановились?

-На том, почему ящик смотрит на мир через глаза человека. – Подсказал Аклин.

-Ах да. Верно. – Он ухмыльнулся. – Как я уже говорил, мы не планировали изначально встраивать эту функцию в проект номер шесть….

Эпизод 9.4.             [kella]

-Смотри левее.

-Где? Я ничего не вижу?

-Левее, говорю, бери. Видишь дорогу?

-Нет.

-Тропинку вот ну видишь?

-Тропинку вижу.

-Это старая торговая дорога. Но она идет через ущелье, которое за перевалом. Теперь повозки тут не проходят. Раньше сверху в горах был мост, но он постоянно рушился после каждой зимы. А потом нашли новую дорогу, с другой стороны гребня и здесь теперь никто не ходит.

-Та дорога же выходит на Красный перевал, на ворота?

-Выходит. А раньше ходили здесь, через Громовую башню.

-Раньше здесь был проход на север?

-Нет, здесь прохода не было никогда. Проход всегда был через Красный перевал, а Громовая башня всегда была выходом. По крайней мере, со времен великой войны.

Закутавшись в бледные серые плащи, что бы скрыться от мелкого моросившего дождика, лежали два путника. Они спрятались в невысокой траве на подножие невысокой горы, на которой стояла Громовая башня. Справа Странник и показывал своему собеседнику тропу, по которой солдатам следовало произвести первую атаку. Слева же лежал Колин. Он никак не мог настроить стеклышки в трубке, выданной ему Келлой. Поэтому, сколько бы опытный воин ни смотрел, он ничего не видел. Страннику же подзорная труба не требовалась – он и так все отлично видел издалека. Наконец предводитель каравана настроил прибор и теперь рассматривал бывшую торговую дорогу.

-Видишь поворот налево. – Говорил Странник.

-Вижу. – Отвечал Колин.

-Вы пойдете отсюда, наверх. Прямо на повороте увидишь небольшую тропинку. Она ведет на лестницу.

Колин посмотрел – в паре метров от дороги виднелась высеченная в скале крутая лестница. Лестница была узкой и вела прямо на огромный балкон перед дверями башни. «А Грей не соврал, - подумалось Колину, - все так, как он и говорил».

-Ваша задача, - говорил Странник, - что бы они вас заметили. Заметят – хорошо. Отвлечете внимание.

-А откуда выйдешь ты? Ведь вся дорога снизу просматривается?

-Я с остальными солдатами выйду пораньше и обойду по торговому тракту. Выйду я слева, как раз тебе навстречу.

-Разве там есть дорога? – Удивился Колин. - Ты же говорил, там нет моста.

-Мост нужен был для повозок, а пешком можно обойти по камням и перепрыгнуть небольшой провал.

-А вот и дверь, - сказал вдруг Колин. - Из цветных стеклышек, видишь? Добавил он.

Дверь и вправду виднелась на третьем этаже. Но ни балкона, ни какого-то другого уступа под ней не было, и выход на такой высоте выглядел нелепо. Сделана дверь была из большого числа мелких цветных стеклышек, так что и здесь Грей оказался прав.

-Не забывай, - сказал Странник, - дверь открывается только колдуньей и только изнутри. Иначе сломаешь.

-Да понял я уже. А почему ее называют Громовой башней?

-Она находиться на самой вершине, да и металлический шпиль обязывает. Все молнии попадают в то место. – Странник указал на острый шпиль башни, находившийся на самом верху металлической крыши.

Разведчики еще какое-то время пролежали в траве, рассматривая объект предстоящей операции. Когда предводитель каравана достаточно насмотреля, путники решили возвращаться. Сначала ползком, а затем и короткими перебежками между кустами они спускались с горы в стону леса. Пробежав так час или два, они быстро нашли место, где привязали лошадей. Грей и Колин скакали через редкий хвойный лесок обратно к лагерю, разбитому вечером второго дня. Они были уже совсем рядом.

Оставался последний, решающий день. Два дня шел караван в сторону последнего назначения. Пока солдаты добирались до этого места, Странник показывал Келле принципы управления силой чародея.

-Ты должна увидеть, почувствовать огромное облако твоей энергии, - говорил он.

Келла пыталась почувствовать, увидеть что-то, что никто кроме нее не увидит. Но у девушки ничего не получалось.

-Собери всю энергию у себя за спиной. – Говорил ей Странник, показывая основы владения магией во время последнего перехода к башне. Он растолкнул воздух руками, как бы загоняя весь воздух за спину. - Ты должна почувствовать тепло, исходящее сзади.

Тепла не было. Как бы девушка ни старалась, она ничего нового не почувствовала.

-Собери одной рукой часть энергии у себя в животе. – Говорил Грей, проводя рукой с самого верха до низа, а затем помещая собранную энергию в область живота. – Теперь собери другой рукой остатки энергии. – Говорил он. – Ты должна почувствовать тепло у себя в животе. Чувствуешь?

Келла на всякий случай кивнула, хотя испытывала совершенно другие ощущения в области живота.

-Теперь глубоко вдохни и перемести энергию в грудь. – Говорил Странник, обучая ее, переводя руки с живота на грудь. – Должна почувствовать жжение.

Келла сделала, как он велел, но чувства ее не изменились.

-И наконец, твердый шаг вперед, - говорил ей тогда Странник, - и выталкивай, выталкивай собранную энергию вперед. – Он быстро, но плавно вытянул руки вперед. – Представь свою цель. Ты должна хотеть, - он постучал себя по голове, - здесь должна хотеть нанести вред своей цели. Иначе ничего не получиться.

Келла повторила за ним, ничего не произошло.

-Если хочешь сделать боковой удар, то после того, как ты собрала энергию в животе, одну руку, ту, в сторону которой хочешь навести удар, положи на грудь. Другой – подними энергию выше и выплесни ее обеими руками в нужном направлении.

Келла проделала и эти движения, но ничего не произошло и в этот раз.

-Тренируйся, - наконец сказал он, - а мы съездим на разведку.

Но сколько бы девушка ни тренировалась, она так ничего и не чувствовала. «Наверно, - подумала она, - ей не суждено быть чародеем».

-Для того, что бы открыть дверь – обязательно уметь атаковать силой? – Спросила она Странника.

-Нет, не обязательно. Достаточно быть чародейкой. – И он кивнул на ее татуировки в виде перевязи. Эти рисунки появились на теле девушки после убийства северянина.

Лагерь, чтобы не вызывать подозрений, был разбит на перепутье старой и новой торговой дороги, у небольшой станицы. Для большего эффекта, путники говорили горожанам, удивлявшимся небольшому войску, что собрались штурмовать ворота. Никто им естественно не поверил, а старые жители лишь смеялись над затеей, называли глупцами.

Затея и вправду не была блестящей. Но штурмовать ворота воины не собирались. Сам лагерь был разбит среди высоких, но относительно молодых деревьев, лишь несколько десятилетий появившихся из-под земли. Вокруг тента, под которым постоянно горел огонь и на котором солдаты готовили еду, расположились семь палаток. Двенадцать наемников расположились в трех из них. Предводителю каравана не нравилось то, что наемные воины не собирались вступать в башню, ограничиваясь лишь захватом балкона. Восемь более преданных Колину бойцов располагались в трех других палатках. В последней палатке располагался Колин и Келла. Странник предпочитал спать под тентом. Он вообще мало спал и мало ел в последнее время.

Когда разведчики вернулись, Странник ожидал увидеть Келлу, тренировавшую свои навыки магии. Колин же – двух коней. Но ни того, ни другого в лагере не было. Как не было и торгового обоза, который должен был привезти доспехи еще днем. Новых мечей не было, а значит, не было и оплаты. Наемники начали косо поглядывать на предводителя каравана.

-Где она, - быстро крикнул Колин, не слезая с коня.

-Господин. – Начал рослый чернокожий воин.

-Куда она подевалась. – Еще громче крикнул он.

-Господин, она увидела какие-то огоньки на горизонте. Там. – Наемник показал в поле рукой. – И она ускакала.

-Одна? – Удивился предводитель карана.

-Нет, с вашим воином. – Ответил тот.

-С одним? – Колин был вне себя от бешенства.

-Да, господин. – Все так же невозмутимо отвечал чернокожий наемник.

-А почему ты не проследовал за ней?

-Она не просила, господин.

Колин пришпорил коня, а Странник рванул за ним. Солнце уже давно зашло за горы, и свет вот-вот должен был погаснуть. Они мчали по мокрой траве, пытаясь укутаться плащами от лившего, словно из ведра, неба. Обогнув высокий холм, разведчики увидели невдалеке мелькавшие огоньки и направились туда. Когда они подскакали, то обнаружили небольшой торговый обоз из двух повозок. Трое одетых в слабые доспехи воинов лежали мертвыми рядом с повозками. Несколько, не больше десятка, наглых головорезов растаскивали поклажу из обоза и перекладывали в свою телегу. Рядом с одной повозкой, оперившись на колесо, лежал полноватый купец. За повозками Келла отбивалась от пяти наступающих ублюдков, смыкающих кольцо.

Она делала выпады мечом, но кольцо лишь теснее сжималось вокруг девушки. Колин увидел одного из своих верных воинов, лежавшего на земле. Кровь уже не сочилась из его проколотой на груди раны. Странник успел рассмотреть товар, который, не стесняясь, грабили участники банды. Это были блестящие гравированные кельтские доспехи. В другой повозке лежали и мечи. Лошади обоза, по-видимому, разбежались.

Разведчики разделились и, не останавливаясь, снесли мечами по паре голов негодяев. Странник, проткнув еще одного, кинул меч за спину и достал лук. Келла замахнулась еще раз. Ответный удар грабителя был таким сильным, что девушка выронила оружие из рук. Она быстро откупила назад. Странник видел, как Келла собрала свою энергию. Он видел, как она поместила ее в грудь. Келла выпала вперед, выкинув руки. Кончики ее пальцев засветились и один из негодяев упал. Остальные вдруг резко остановились, глядя на труп. На труп глядела и Келла. Странник вложил вторую стрелу и выстрелил. Рядом расположился и второй грабитель. Бандиты уставились на сверженных товарищей, но Келла не стала медлить. Она выхватила меч из рук одного, предварительно ударив его ногой, и зарезала другого. Стрела Грея поразила следующего. Келла махнула еще раз, и пятое тело упало на землю.

Келла мрачно бросила меч и побрела к Страннику.

-У меня не получилось. – Девушка от отчаяния упала на колени. - Я все сделала, как ты велел, как ты говорил, но у меня ничего не вышло.

Странник, слез с лошади, поднял рукой ее подбородок и, вытерев капли с ее лица, произнес:

-У тебя получилось. – Успокаивал он девушку. - Тебе почти удалось.

-Но я. Я не справилась.

-Получилось один раз, получиться и другой. – Говорил он, утешая. – Пойдем в лагерь. Тебе лучше поесть.

Он оглянулся на Колина. Опытный воин не терял времени даром. Он либо перерезал, либо разогнал всех оставшихся воров. Разведчики посадили девушку на коня и отправили за подмогой. Повозки надо было отвезти в лагерь. Взяв под руки, они погрузили полноватого гонца на повозку. Тот все еще дышал и кроме того был в сознании. Разведчики принялись перекладывать обратно награбленные вредителями доспехи. Странник взял из одной повозки большую деревянную шкатулку. Колин подошел к нему.

-Что это? – Спросил предводитель каравана.

Странник не отвечал, по-прежнему держа ларец в руках.

-Что это? – Сказал громче Колин. Он взял шкатулку в руки, не желая отдавать ее без ответа.

Странник не отдавал коробочку. Грей попятился назад. Колин крепко рванул ящик из свежего дерева и вырвал его из рук Странника. Опытный воин долго смотрел в глаза Страннику. Он знал, чем опасно подобное молчание и подобная скрытность. Затем Колин сел на землю и открыл деревянный ящичек.

Внутри ларца в мягкой бархатной ткани лежали пять предметов из белого золота невероятной красоты. Каждый был обильно усеян драгоценными камешками. Два предмета были вытянутой формы. По форме они напоминали тоненькую змейку с двумя маленькими цепочками. Вместо глаз змейки были впаяны два больших, в палец толщиной, драгоценных камня. Вместо правого глаза змейки был красный рубин, а вместо левого глаза - синий сапфир. Великолепный ободок с одним большим синим камнем, вставленный в крошечную бабочку. Набор был дополнен двумя заколками для волос, также обильно украшенными камнями.

-Что это? – Спросил непонимающе Колин.

Странник не отвечал. Колин вскочил, подбежал и пнул его руками, добиваясь ответа.

-Это поможет ей сосредоточиться. – Прошептал Странник.

Колин полными ненавистью глазами посмотрел на Грея, словно тот только что обворовал опытного воина. Колин отстранился, отошел обратно.

-Не все камни были силовыми. И ты это прекрасно знаешь сам. – Прокричал вслед Странник.

Колин постоял некоторое время, перебирая ожерелья в руках, наконец, бросил обратно и быстро подбежал к повозкам. Повозки обоза содержали именно то, чего так ждал предводитель каравана. В одной он обнаружил гравированные странными узорами металлические доспехи, завернутые в нежную кожу. В другой повозке, в деревянных ящиках лежали великолепные мечи с такой же хитрой гравировкой. В лезвие каждого был инкрустирован один красный камешек из тех, что лежали в кошеле Колина пару дней назад. Три меча в особых коробках, покрытых ярким красным лаком, лежали обособлено. Эти клинки были усеяны множеством мелких и крупных прозрачных камней разных оттенков.

Подбежали воины. Предводитель каравана отдал приказ, и воины повезли повозки в лагерь. Опытный воин достал один меч из некрашеной коробки и отдал оружие высокому темнокожему наемнику.

-Вот ваша оплата. – Сказал предводитель каравана. - Завтра мы идем на штурм.

Колин подошел к вернувшейся Келле и швырнул ей шкатулку.

-Что это? – Озадачено спросила девушка.

-Один твой поклонник преподнес тебе ценный подарок. – Сказал тот и хитро поглядел на Странника.

Когда повозки доставили в лагерь, Келла принялась омывать раны полноватого гонца. Но сколько девушка не перевязывала раны, кровь по-прежнему не останавливалась. Странник, проходя мимо девушки, сказал ей:

-Тебе не нужно этого делать, - проговорил он и многозначительно указал пальцем на небо. Келла посмотрела вверх. Большая яркая звезда была над самой ее головой. – Звезда Водолея в зените. – Ответил Грей. - Ты можешь излечить его прикосновением руки.

Келла слегка кивнула своему учителю. Она мысленно собрала энергию, витавшую вокруг. Она видела небольшие облачка, расстилавшиеся по земле, словно утренник туман. Девушка собрала запахи всех лечебных кореньев, журчание целебных ручейков и исцеляющий свет звезды на небосводе. Она поместила энергию в себя и выпустила ее в ладонь. Небольшой свет сорвался с кончиков ее пальцев. Гонец закричал, но кровь быстро прекратила течь. Чародейка дотрагивалась до ран и ткани мгновенно затягивались, оставалось лишь смыть с них грязь. Закончив, Келла осмотрела и небольшую рану Странника. Но Грей отказался принимать ее помощь. И девушке ничего не оставалось, как отправиться в палатку к предводителю каравана. За ней проследовал и сам Колин.

Странник остался сидеть перед костром, подкидывая веток в огонь. Через некоторое время шуршание в палатке стихло. Затем Колин с обнаженным торсом выбрался из убежища. Он прошел к костру и плюхнулся на бревно рядом со Странником.

-Знаешь, - говорил Колин. – Я нашел ее почти девчонкой. – Опытный воин усмехнулся. – Помню как сейчас, - она сидела под городским мостом и чего-то ела украдкой. Я тогда служил наемником в городской страже, так что мне пришлось обратить на нее внимание. Я подошел, а она шарахнулась как от огня. Она была так красива, - воин улыбнулся. Я оставил торговцу, у которого она украла хлеб, пару монеток. Тот смог бы купить целую лавку. Я приютил ее. – Он помолчал многозначительно. А потом спросил. – Скажи, только честно. Ей придется пожертвовать собой? Ради.… Ради нас? – Колин хотел было сказать «меня», но опомнился.

-Кому-то придется умереть, - ушел от ответа Странник.

-Грей! – Чуть громко крикнул Колин.

-Иначе мы не справимся. Тебе придется кем-то пожертвовать. Либо ты, либо она. Выбирай.

Колин снова промолчал некоторое время.

-Знаешь. – Все еще задумчиво сказал он опечалившись. – Она такая веселая, когда… - Он запнулся. – Она лучше сражается.… Ну, после того-этого.

Странник посмотрел на него.

-Да и вообще я не мастак во всех этих делах. А ты, сразу видно, дамский угодник.

Колин похлопал его по плечу.

-Ну, пожалуйста, ради нас всех. Ради нее .

Странник встал и вошел в палатку девушки. Он забрался и лег. Девушка лежала на спине и стеклянным взглядом всматривалась в звезды.

-Я кое-что поняла. – Сказала Келла, когда парень вошел. – Люди попадают сюда не просто так. Я спрашивала многих. Я не нашла ни одного человека, который бы не совершил чего-то страшного. Проходит время, и люди выплачивают свои грехи, а я больше их не вижу. – Она повернулась к Страннику, который прилег на бок рядом с ней и гладил ее волосы. – Что же ты такого сделал, Странник Грей, что вынужден скитаться здесь вечно?

Странник поцеловал Келлу в шею. Теплая дрожь прошла по телу девушки. Она впустила руку в его волосы и прижала к себе.

-Странник? – Спросила она, требуя ответа.

Но тот лишь натянуто улыбнулся.

Глава 10.                 Ящик Пандоры

Эпизод 10.1.        [kella]

-Да ладно, Колин, признайся. – Веселилась девушка. – Ты ведь ему завидуешь?

-Тоже мне, экземпляр! Больно надо мне ему завидовать.

-Ну как же, - кокетливо заигрывала Келла. – У него такое тело. Мяу. – Она провела в воздухе рукой, словно царапая когтями. – А волосы…. А как он делает свое дело! Муррр…. - Она закинула голову и хихикнула.

Колин лишь сильно дернул поводок, привязанный к шее девушки. Сзади слышался трудно скрываемый гогот.

-Не дуйся, котик мой. – Сказала девушка, надув губки. – У тебя все равно больше.

Кто-то из солдат громко икнул. Их стесняли черные женские накидки, выторгованные в станице за сущие гроши. Да и маленькие сандалии с толстой деревянной подошвой не походили на нормальную военную обувь. Колина же стеснял снятый с какого-то нестандартного мужчины синий, расшитый золотом, кафтан. Для пущего виду он спрятал подушку под кафтан. Иначе одежда попросту слетела бы с него.

Приклеенная борода чесалась, а тюрбан все время норовил сползти. Так они и шли по старой торговой дороге, время от времени позвякивая мечами, ударяющим о кельтские доспехи, которые были спрятаны под одеждой. В первый отряд взяли четверых воинов. Остальные еще до рассвета солнца двинулись в обход по новой торговой дороге. Келла шла следом за Колином и тот для пущей показухи повесил на нее длинный поводок, сделанный из вожжей лошади. Для того, чтобы хоть как-то скрасить их глупое передвижение, Келла принялась шутить над командиром. Девушка была единственной в отряде, кому сходило с рук такое подшучивание. Солдаты гоготали, но, тем не менее, держали себя в руках, как только могли.

-Тихо вы, олухи. – Вдруг рявкнул новоиспеченный продавец живого товара.

Солдаты вышли на финальный подъем перед Громовой башней. Колин прикрикнул и его гарем выстроился в единую линию. Опытный воин с важным видом стал раскачиваться, словно маятник, и потопал по дорожке. Дойдя до тропинки, он повернул туда и начал выкрикивать громко все известные ему иностранные слова. Когда предводитель каравана забрался по узкой лестнице до калитки, то его встретила вооруженная пиками стража. Защитники башни уже несколько минут наблюдали за процессией сверху.

-Паслюшь, даракой! Не подскашь дороку? А? Заплутилпся сапсем я, тыж мано куражу.

-Вали отсюда, - крикнул ему страж, стоявший наверху.

Колин одним глазом смотрел на вышедших про его душу охранников, а вторым считал сидевших на веранде головорезов. Их оказалось две дюжины – не так мало, как они планировали, но и не так много, что бы сдаваться.

-Апчим ты паштишь, даракой! Я са сфаим девачка пришел туда, не знай куда, заплутилпся савсема, тыж мано куражу. Чиго тышишь, а, маласец? Сматри, какой девачка весу. – Колин выдвинул вперед Келлу, возглавлявшую небольшой гарем. - Потеряются сафсема, плоха будет банана.

Стражник так растерялся, что выронил копье и ухватил девушку за талию. Она игриво сняла свой платок, скрывающий ее лицо, и улыбнулась. Второй воин так вытаращился на Келлу, что забыл про осторожность. Колин начал подталкивать руками других «девушек». И те беспрепятственно побежали на балкон. Переодетые воины кружились и игриво уворачивались от рук, норовивших их схватить. Келла продолжала улыбаться, она как почувствовала, как другой воин схватил ее за ягодицы. Девушка посмотрела на него. Чародейка увидела, как лицо защитника изменилось, и он крикнул чего-то. Но слова так и не слетели с его губ – девушка вонзила кинжал прямо в сердце, пробив кожаный доспех. Воины повыскакивали со своих мест из-за столов и бросились на них. «Девушки» неожиданно для них сбросили свои платья и принялись рубить защитников. Колин достал свой меч из-под одежды, а другой бросил Келле.

В это время сзади послышались шаги. Первым на балкон вбежал Странник, перехватывая редкие удары и отправляя воинов обратно в Белое древо. Вбежали и остальные воины, оттесняя защитников к обрыву, загоняя их в угол. Полетели стрелы. Один из защитников, вышедший на балкон, начал кидать сверху разные тяжелые предметы – первое, что попадало ему под руку. Наконец, он додумался взять лук, но чья-то стрела проткнула ему шею, сломав позвонки. Голова бедняги опустилась, ноги подкосились, и он рухнул в ущелье. Открылись двери башни, и оттуда выбежала полдюжины бойцов, по-видимому, обедавших и поэтому забывших надеть даже доспехи. Они не представили опасности для атакующих и через некоторое время и эта вылазка быстро затихла. Кто-то покидал тела в ущелье, чтобы расчистить площадку. Воины пытались атаковать стрелами тех, кто находился в башне, но все враги быстро убежали на второй этаж.

-Здесь мы вынуждены расстаться. – Сказал басом темнокожий наемник.

-Вы отлично служили. – Ответила ему Келла и кивнула.

Охрана отошла к краю площадки. Колин встал первым, подняв свой украшенный изумрудами меч.

-Достойный клинок. – Похвалил он. – Попался бы он мне раньше…

За ним с другой стороны встал Странник. Следом стало два воина, за которыми разместилась Келла, зарядив лук. К ней присоединились все остальные. Перед бойцами была лестница, ведущая на второй этаж. И они вторглись в пустоту.

Эпизод 10.2.        [cherry]

Шесть отрядов пробирались в центральную аудиторию самого большого здания Корпорации. Вокруг лишь пустые осмотренные аудитории с выбитыми дверьми. Стены замазаны различными рисунками, означавшими, что территория была проверена и опасности не представляет. Под ногами бегущих хрустел не то песок, не то куски выпавшего с потолка бетона, не то осколки стекла. Воины бежали к цели – центральной библиотеке.

-«Гамлет» девять на восточном входе, готовы.

-Роджер, «Гамлет», ждите остальных.

-«Сокол» три на южном входе. Видим «Гамлет» десять.

-Поняла.

-«Сокол» один и четыре на месте.

-«Сокол» два. Я на входе. Через пять секунд начинаем.

Наемники вломились в двери библиотеки со всех сторон. Они пробрались к центральной арене, к месту их встречи. Некоторые шкафы повалены, другие перестали двигаться. Достижение точки «люк» потребовало от силы одну минуту. Воины окружили открытую в полу дыру. Они осветили лестницу, уходившую вниз. По приказу капитана Тейлор связист отрапортовал центру и запросил разрешения на спуск. Подтверждение было получено и несколько воинов друг за другом, освещая и целясь в пустоту, начали спуск по крутой винтовой лестнице. Они прошли один виток и опустились, как показалось Черри, на один этаж. Следом за первым пролетом, они преодолели, и второй виток, после чего уперлись в дверь. Вся остальная часть колодца была отгорожена толстыми, судя по звуку, листами пуленепробиваемого металла. Это была небольшая площадка вроде тех, что строят против пожара.

Связист доложил ситуацию, центр дал разрешение на дальнейший спуск. Стучали сапоги по нержавеющим металлическим ступенькам, отдаваясь эхом в огромном камертоне. Солдаты прошли еще два витка и снова уперлись в дверь. Эта уже была сделана лучше предыдущей. Помимо запора, открываемого, однако, с любой стороны, дверь была обнесена резиновыми вставками, так что затопление нижним этажам не грозило. Черри запросила еще одно подтверждение.

-Говорит «Центр». – Хрипела рация. – Спускайтесь дальше.

Пробежав еще пролет или два или три – Черри уже запуталась, они уперлись в новую дверь, и центр снова приказал спускаться ниже. Они бежали и бежали, ниже и ниже. И голова начинала кружиться даже у самых опытных воинов. Последним спускался связист, расставляя перед дверьми радиоповторители. Они бежали, забыв всякую осторожность. И вот уже некоторые настолько устали, что тащили оружие на плечах. Черри крикнула на них, и те нехотя взвели тяжелые стволы.

Две, три или даже пять дверей они преодолели, прежде чем до ушей Черри донеслись звуки капающей воды. Трубы, все это время спускавшиеся в центре колодца, начали расходиться еще пролет или два. И вот теперь они стояли внизу на ровной площадке. Они достигли дна колодца, из которого вела единственная двойная дверь в стене. Связист доложил ситуацию в центр, но рация не отвечала. Он поднялся на пролет, а затем еще на один. Наконец он спустился и доложил:

-Капитан Тейлор! Приказ продвигаться получен. Но боюсь, дальше мы идем без связи с центром.

-Хорошо. – Сказала она и обратилась громким голосом к остальным наемникам. – Центр дал приказ обследовать объект, находящийся за этой дверью. Приступить к исполнению приказа! – Сказала она.

Два наемника открыли дверь и множество тонких и длинных лучей пронзили бесконечную пустоту.

Эпизод 10.3.        [tanger]

-Что ты с ним сделал?

Аклин склонился над телом Танджера, лежавшим на полу и пощупал его пульс. Сердце магистра билось медленно и ровно, передавая сильные постоянные импульсы в шейную артерию.

-Что ты с ним сделал? – Повторила девушка.

-Он в порядке. – Ответил парень так спокойно, как только смог.

На само же деле парня слегка трясло от осознания проделанной им работы. Первый рабочий запуск устройства должен был пройти гладко. Однако, парень не был уверен до конца, и ящик мог преподнести несколько сюрпризов.

-Как это в порядке? – Настойчиво спросила Оксана. - Он же упал! Почему он не приходит в себя?

-Потому, что он подключен к ящику. – Аклин посмотрел на мониторы. Все шло по плану и физиологические показатели тела магистра были в пределах допустимых значений. – Он в норме. – Добавил Аклин.

-Правда? – Оксана немного, самую малость, сомневалась в словах парня.

-Правда. С ним все будет хорошо. – Уверил ее разработчик.

-Ты мне не врешь?

-Не вру. – Ответил тот и добавил, - одевайся.

Аклин встал и начал набирать текст на клавиатуре. Он открыл сайт со спутниковыми картами городов, выбрал первый понравившийся ему город – Лондон. Он набрал в строке поиска «достопримечательности» и первой строкой был «Глаз Лондона». Парень бегло прочитал указанный текст, посмотрел на изображения колеса обозрения. Аклин нажал кнопкой мыши, а в выпадающем меню выбрал «отправить» и послал найденную информацию на узел «p.b.-1».

Парень посмотрел на ящик. Сейчас его гравированных дисков не было видно. Виднелась лишь клавиатура, да экран. На том месте, где должна быть кнопка, горела яркая лампочка. Экран был поделен на части, правая половина показывал колесо обозрения. В другом углу монитора виднелось лицо лежащего на полу. Сверху показывались графики сердцебиения и активности головного мозга. Сейчас это была относительно спокойная кривая линия, бившаяся в небольших диапазонах.

-Оксана! – Крикнул он.

-Да…. – Сказала девушка, натягивая майку.

-В чем ходят парни этой весной?

-В чем ходят парни? – Удивилась она.

-Какая одежда для парней модна в это время года?

-Я не знаю, - кричала Оксана из коридора. – Я же девушка!

Аклин фыркнул. Он набрал в поисковой строке запрос «одежда» и отправил пару приличных фотографий на соседний компьютер. Он нажал кнопку «загрузить». На экране ящика появился новый сектор. В новом окне отразилось лицо Танджера, садящегося в кабинке колеса обозрения. Аклин начал быстро печатать текст. Наконец он нажал «выполнить». Машина вывела приглашение:

-Подключить второй объект?

-Да. – Сказал парень, нажимая на клавиши.

-Выберите объект. – Спросил компьютер.

Аклин посмотрел на появившийся радар. На нем было всего две точки – он и Оксана. Оба объекта были так близко, что выбрать один из них не совершая ошибки было сложно.

-Оксана. Ты должна выйти отсюда. – Крикнул парень.

-Иду, уже. – Ответила девушка. Оксану не удивляло такое поведения парня. Она уже успела привыкнуть к его чудаковатости.

Аклин встал и пошел проводить теперь уже свою девушку из сектора операционных систем. Он закрыл за ней дверь на ключ, положил его в карман. Вернувшись, разработчик выбрал единственную точку с подписью «Аклин».

-Загрузить. – Ответил парень.

-Место назначения?

-Операторская.

Аклин услышал странный звук, доносившийся с неизвестного направления. На экране монитора горело слово «заставка», а рядом процент загрузки. Парень повернулся и увидел олененка. Он встал, но не стал ничего такого, что делал Танджер. Аклин спокойно лег и дождался, пока заставка успешно загрузиться. После чего парень щелкнул пальцами. На одном из мониторов операторской появилось его лицо, парня, лежавшего на полу с закрытыми глазами. Сверху бежал график его пульса. На соседнем мониторе был изображен парень, стоящий в операторской комнате.

Аклин оглянулся. Он стоял в окружении мониторов. Рядом на полу лежало его мирно дышавшее тело. Парень наклонился к клавиатуре и, быстро щелкая мышью, выбрал себе одежду.

-Поехали, - произнес он и нажал на кнопку.

Комната ушла у него из-под ног. Он видел, как пролетают города. Он видел, как исчезают реки и озера. Страны пролетали у него под ногами. Наконец, его движение начинало замедляться. Он остановился. Он был в кабинке колеса обозрения.

Аклин проснулся. Жидким свинцом резкая головная боль ударила в его мозг. Он зажмурился и попытался выровнять дыхание. Парень досчитал до пятнадцати и успокоился. Сердце его начало приходить в норму. Аклин открыл глаза и осмотрелся. Сзади него была подкова из мониторов – его операторская. Разработчик посмотрел на один из верхних экранов – на экране отображалось его сердцебиение, давление, температура и прочие жизненные показатели. В графе активности мозга рисовался относительно спокойный график. Еще пять секунд назад эта кривая плясала по всей отведенной ей площади графика.

Аклин вышел слишком быстро. Он вышел нестандартно. Он вышел внезапно для ведущей программы. Никто не мог покидать программу без команды оператора. Оператором Танджера был сам Аклин. Оператором парня не был никто. Аклин вышел из системы сам, по своей воле. Ящику потребовалось некоторое время, что бы отключить парня. Головная боль спала, сердце успокоилось. Сильная лихорадочная дрожь в руках стала пропадать. Аклин вернулся в этот мир.

Парень сел. Размял суставы пальцев, кисти, поводил локтями. Встал, сделал пару шагов. Его тело вернулось к нему, хотя и отдавало несильной болью. Ощущения были самые разные. Его вестибулярный аппарат отказывался верить плоскости, в которой находиться разработчик. Ноги гудели, будто от долгой прогулки. А мозг Аклина, казалось, плавал в масле.

Парень подошел к мониторам. Танджер по-прежнему сидел за столиком кафе. Аклин скомандовал выгрузку первого объекта. На экране показался прогресс-бар операции. Аклин наблюдал, как мозг его коллеги возвращается в реальный мир. Парень сел на офисное кресло и принялся вращаться. Процент, второй, третий.

Аклин достал кейс с процессорами и вставил в тестовый блок. Он запустил программу, проверяющую ошибки. Первые два процессора дали сбой. Парень выругался и вставил третий. Но и третий процессор содержал ошибки, не позволяющие его использовать в ящике. Двадцать, сорок, шестьдесят процентов. Аклин откинул кейс и взял второй, в котором не было одного процессора. Два процессора из трех оставшихся исполнили проверочную программу без ошибок. Разработчик протянулся к первому кейсу и достал последний процессор. Он работал.

-Четыре, - выговорил парень.

Аклин встал, прошелся по аудитории и нашел тяжелый предмет. Он уничтожил четыре неработающих процессора. Раскрошил как орехи. После чего разработчик вернулся в свое кресло. Аклин вставил работающие процессоры в три ящика с гравировкой, запустив повторно тестовую процедуру. Сбоев не было. Разработчик положил все четыре ящика на столе, в ряд.

Аклин взял один из ящиков и подключил к его порту длинный провод с кнопкой, наподобие тех, что когда-то ставили на фотоаппараты. Парень положил устройство в рюкзак. Провод он протянул через рукав и, зажав ручку с кнопкой в руке, надел ранец. В последний раз парень посмотрел на мониторы. Аклин увидел того человека, из-за которого написал слово «КТО?» на плакате.

-Сейчас мы тебя поймаем, - прошептал сам себе парень.

Он навел курсор на этого человека и нажал «загрузка». На экране появился прогресс-бар процесса. Он дошел до двадцати процентов и операция прекратилась. Высветилась огромная надпись:

-Операция прервана по указанию оператора.

-Я ничего не прерывал. – Прошептал Аклин в изумлении. Он повторил процедуру.

-Операция прервана по указанию оператора. Захват указанного объекта невозможен. – Написала машина.

Аклин резко обернулся, словно почувствовал чей-то взгляд издалека. Казалось, кто-то смотрел на парня сквозь стену. Разработчик вышел посмотреть через маленькое окошко входной двери, что произошло. В коридоре никого не было. Тогда парень вернулся к мониторам. Несколько людей спокойно прогуливались по этажам. Он пошел в аудиторию, открыл краны всех труб с водой и резвые брызги устремились на пол, покрывая все свободное пространство. Он взял канистру с бензином и начал разливать на пол, на мебель, на компьютеры. Одна канистра, вторая. Парень провел дорожку к выходу. Закончив, парень открыл все окна и дверь.

Парень заглянул комнату и посмотрел на лежавшего Танджера. Парень подошел и присел к магистру. Затем он напрягся изо всех сил, и поднял тело на плечо. Парень вышел из сектора и отойдя за угол, положил тело. Парень вернулся и перенес три ящика с гравировкой и положил рядом с магистром.

-Я надеюсь, ты знаешь, что делаешь. – Сказал он, обращаясь к лежащему. – И надеюсь, что я тоже знаю, что делаю.

Аклин вернулся к двери сектора. Он достал зажигалку и поджег кусочек бумаги. Парень бросил запал, и огонь поглотил все свободное пространство. Аклин еле успел закрыть дверь прежде, чем пламя поглотило бы его самого. Сработала пожарная сигнализация, и вода потекла с потолков. Но это бы не спасло сектор операционных систем. Парень знал это. Он позаботился. Пора было уходить. Аклин шел по коридорам, проплывая между суматошно бегающих работников. Он дошел до лестницы и спустился.

-Существует лишь два человека, - рассуждал он задумчиво, - которых ящик не может увидеть. Один из них лежит сейчас на третьем этаже.

Парень знал, куда он идет. Аклин шел на войну.

Эпизод 10.4.        [cherry]

Громыхание ног наемников отдавала эхом по глубокому металлическому колодцу неизвестного подземелья. Что это был за люк и куда он вел, не знал даже организатор экспедиции. Черри спускалась в передовом отряде и все рассуждала, что же их ждет там, внизу. Она раз за разом вспоминала разговор с человеком, нанявших почти четыре сотни человек для исследования самого большого здания на берегу озера. С тех пор, как солдаты высадились, многие их славных бойцов полегла на этажах бывшего здания безымянной корпорации. В живых оставалось лишь несколько десятков. Почти все они сейчас находилась в неведении на дне колодца.

-Почему этого колодца не было на схеме. – Спросила Черри. Разговор с нанимателем был прошлым вечером, в ставке, сразу после обнаружения колодка.

Но наниматель не ответил.

-Вы знаете, что там? – Повторила девушка настойчиво.

-Лаборатория девять. – Сухо констатировал тот.

-И что там, в этой лаборатории?

-Я не знаю.

-Почему? – Удивилась капитан.

-Потому что тот, кто там работал, - холодно отвечал мужчина, - никогда не посвящал меня. Я вообще не знал, где находится эта лаборатория.

-Ну, хотя бы предположите. Она большая – эта лаборатория?

-Размером с ядерную станцию.

-Простите? – Черри поразил тот факт, что наличие ядерной станции было преднамеренно скрыто в исходных данных. Наемники соглашались вслепую на эту операцию.

Мужчина посмотрел на Черри, а затем отвернулся к планам и зарисовкам.

-Миля на милю – тебя устроит?

-Миля на милю? – Она пыталась представить это расстояние.

-Размером с озеро. – Ответил мужчина полушепотом, рассматривая зарисовки. - Похоже, - говорил, будто сам с собой, наниматель, - придется туда спуститься.

-Капитан Тейлор! – Связист прервал размышления Черри. - Приказ продвигаться получен. Но боюсь, дальше мы идем без связи с центром.

-Хорошо. – Сказала Черри и обратилась громким голосом к остальным наемникам. – Центр дал приказ обследовать объект, находящийся за этой дверью. Приступить к исполнению! – Сказала она.

Из колодца вела единственная двойная дверь. Надпись на неизвестном языке виднелась над ней. Два наемника открыли дверь и множество тонких и длинных лучей пронзили бесконечную пустоту. Пять десятков длинных и тонких, словно иглы, лучей пронзили бесконечность. Они светили вперед, но все, что попалось в их поле зрения – это проржавевший длинный металлический мост с обломанными местами поручнями. Черри смотрела внимательно. Ей не нравилась эта картина. Она чувствовала ногами, как нарастает устрашающий гул у нее под ногами. Но делать было нечего, наемникам следовало исследовать помещение.

-Вперед, - громко скомандовала она.

Люди начали просачиваться в открытые двери. Одни проходили прямо, освещая мостик, другие расходились в стороны. Черри вышла и осмотрела внешнюю стенку колодца, по которому солдаты так долго спускались под землю. Снаружи это был высоченный столб из толстого бетона. Он начинался так высоко, что слабенькие лучи на их шлемах и автоматах не могли прорезать устрашающую тьму. Вокруг столба, на том уровне, что расположена дверь, был широкий круглый мостик из бетона и составляющий с колодцем одно целое. Его поручни держались на толстых металлических трубах, приваренных к железному каркасу балкона. С разных сторон к балкону подходили другие такие же пронзавшие бездонную пустоту мостки. На стене башни, напротив каждого мостика, прямо на бетоне мелками разных цветов были нацарапаны рисунки. Изображения были похожи на разных животных, изображенных в виде иероглифов.

Наемники оббежали балкон.

-Капитан Тейлор! Шесть ответвлений начинаются от колодца.

-Шесть, - проговорила Черри негромко. – Шесть мостов, шесть отрядов. – Подумала она. И собравшись с мыслями, приказала - Пусть каждый из отрядов возьмет одно направление и продвигается прямо до тех пор, пока не встретит серьезных препятствий. Вы знаете, что надо делать. – Сказала капитан.

Два майора отсалютовали и рванули со своими отрядами за бетонный столб. Еще три начали плавно вытекать в разные стороны, осматривая мостки. Черри перегнулась через перила и посмотрела вниз. Свет еще трех фонарей направился туда. Но солдаты не видели ровным счетом ничего. Лишь слабый отдаленный плеск воды намекал им, что нижние этажи затоплены.

-«Сокол» два, вы со мной. Двое идут впереди, остальные следом.

Солдаты кивнули и двое выдвинулись в прямом направлении. Черри побежала за ними. Они продвинулись метров тридцать, прежде чем первое ответвление раздвоило дорогу. Перед отрядом было два пути, но капитан не раздумывала.

-Прямо, - скомандовала она.

Буквально через десять метров еще несколько ответвлений и лестница создавали все новые маршруты. Один из первых наемников оглянулся на капитана. Черри указала ему жестом двигаться в прямом направлении. Солдаты пробежали еще, и попали на небольшой пятачок, наподобие того, который открывался сразу после выхода из колодца. Это был круглый колодец с металлическими стенками. По сравнению с первым, их которого солдаты вышли в подземелье, этот был в несколько раз тоньше. Не было и двери – вместо нее простой дверной проем. Внутри была узкая винтовая лестница.

Послышались звуки. Солдат дернулся, уставив дуло автомата куда-то в пустоту. Черри развернула голову и посветила туда, куда указывал наемник.

-Я видел там движение, капитан. – Коротко отрапортовал тот.

Еще пять дул уставились в одном направлении. Солдаты стояли так около минуты, затем Черри снова скомандовала:

-Идем прямо.

Отряд двинулся с места. Очень быстро группа людей приблизилась к высоченным стеллажным сооружениям. Полки, если верить фонарям, тянулись далеко снизу и не завершались на самой верхней точке, насколько хватало фонарей. На полках лежали различные предметы. На одной лежала надкусанная книга, на другой – часть двигателя автомобильного внутреннего сгорания. Даже яблоко, казавшееся свежим, лежало на одной из полок. Наемник тронул его пальцами в перчатке и яблоко покатилось. Докатившись до края полки, фрукт сорвался и полетел вниз, в пустоту. Семь прожекторов провожали его. Наконец раздался еле слышимый плеск воды.

-Футов четыреста, - прошептал один из наемников.

-Глубокова-то, - подхватил другой.

Выстрел раздался у них за спиной. Они обернулись. Тишина. Спустя секунду, раздалась автоматная очередь с другой стороны помещения.

-Отряды «Сокол» и «Гамлет». – Прокричала в рацию Черри. - Доложите о ситуации. Что это за стрельба?

-«Сокол» три, мы ничего не слышали. Мы не стреляли.

-«Сокол» четыре, аналогично.

-«Гамлет» девять. Подтверждаю.

И тишина.

-«Сокол» один. Доложите ситуацию. – Вмешалась в радиомолчание Черри.

Рация молчала.

-«Сокол» один. – Она подождала еще какое-то время и добавила, - «Гамлет» десять. Что с вами?

Рация молчала, наконец, кто-то заговорил:

-«Гамлет» десять, у нас потери.

-«Гамлет», повторите.

-«Гамлет» десять. – Хрипела рация. - Повторяю. У нас потери.

-Что случилось, «Гамлет»?

-«Гамлет» десять. На нас напали.

Черри немного промолчала.

-«Сокол» один. Отвечайте!

Рация молчала. Черри посмотрела на стоящего перед ней майора и произнесла:

-Всем поисковым отрядам. Немедленно вернуться к башне. – Капитан отпустила рацию и махнула майору, - уходим.

Майор крикнул возвращаться немедленно и сделал пару шагов. Офицер развернулся и стал пересчитывать наемников, светя каждому в лицо. Люди болезненно щурились от яркого света, пронзавшего царивший в подземелье мрак. Черри остановилась и уставилась на майора.

-Что-то не так? – Спросила она.

-Смита не хватает.

Следом за Черри стояли лишь пятеро человек.

-Смит. – Крикнул майор.- Смит.

Другие бойцы подхватили слова и начали выкрикивать его имя. Наемник как сквозь землю провалился. Солдаты отошли на несколько футов назад. На том месте, где последний раз видел Смита, лежала лишь его винтовка. Мокрый след темноватой жидкости тянулся по мостику и обрывался ха оградой.

-Уходим. – Сказал Черри. – Быстро.

Бойцы побежали. Огромная черная тень, поглотившая длинные лучи фонарей, пронеслась прямо перед лицом солдат и также быстро пропала. Наемников обдало горячим сухим воздухом, слезы брызнули из глаз бойцов.

-Назад, - крикнула капитан, хлопая глазами.

Где-то вдалеке вновь послышались выстрелы.

Эпизод 10.5.        [kella]

Наемная охрана оставила их. Теперь путников осталось одиннадцать человек. Колин, старый боец, предводитель распавшегося каравана. Келла, начинающий чародей и чертовски хороший воин и к тому же отличный лучник. Восемь верных преданных Колину солдат, прошедших с ним огонь и воду. Замыкал их небольшое войско Странник по имени Грей. Последний был самым загадочным товарищем в предстоящей авантюре. Ведь атакующие посягнули не на что иное, как на столп существования мира Пандоры. Странник обладал невероятной силой, как это казалось Колину. При этом он избегал любых возможных стычек, если без них можно было обойтись. Келла же пыталась понять, кто он, откуда, за что попал в этот адский котел – ведь в этом мире нет ни одного невиновного человека. И она не видела никаких причин, почему столь отважный, красивый и добрый человек вынужден прозябать годами в этой гниющей дыре. Как-то раз она спросила его, но Странник лишь мило ей улыбнулся.

Ящик разлагал людей. И Келле показалось, что Грей что-то скрывает, чего-то боится. Она не могла представить такого греха, за который бы приходилось так страдать. Даже кровавые вожди недалекого прошлого по ее мнению уверовали в бога и очень небольшой срок – несколько десятилетий, с лихвой бы окупил их злодеяния.

Помимо всего прочего, Келле казалось, что Странник знает все об этом мире. Складывалось ощущение, что он знаком лично с каждым обитателем Пандоры. И мало того, девушка не исключала такого варианта, что Странник спас многим жизни тем или иным неизвестным ей способом. Он знал все и про всех. Он ведал информацией о тайных тропах, видел потоки жизни и магии, исцелял жизни людей. В конце концов, он привел их сюда – на этот балкон. К Громовой башне, в которой был выход из ада Пандоры. И ни одна деталь, о которой Грей рассказывал, не была ложной. Девушке начиналось казаться, что их затея начинает обрастать смыслом и, возможно, осуществима.

Странник стоял с левой стороны перед открытыми воротами Громовой башни, подняв меч. Перед ним с правой стороны стоял Колин, также готовый к битве. Следом, зарядив лук руками, обрученными в великолепные магические украшения, стояла Келла. На голове ее блестел ободок, а обе ее косы, переплетенные новыми лентами, заканчивались изумрудными застежками. Надо признать, что этот дорогой подарок был девушке к лицу. Сейчас Келла светилась, ведь три звезды – защитника Тельца, меткого Стрельца и ловкого Козерога стояли у нее над головой.

Солдаты стояли, готовые к атаке и напряжение чувствовалось в каждом волоске ищущих свободы. Наконец, Колин обернулся к своим воинам и с воплем ворвался в здание.

-Вперед, - кричал опытный воин.

Предводитель каравана вбежал, и тут же из кладовой справа, не видимой из-за ворот, вылетел стражник с топором наперевес. Колин ударил по топору и увел удар в сторону. Его развернуло, и опытный воин начал падать спиной вперед, на каменистый пол башни. Стрела Келлы соскользнула с тетивы и прошла насквозь стражника. Воины, таившиеся на нижнем этаже, услышали шум и повыскакивали с разных сторон. Странник прыгнул вперед, защищая Колина и увел несколько ударов. Стрелы верных предводителю лучников помогали Грею. Странник ранил одного или двух и воткнул меч по самую рукоять в живот третьего. Покрутив лезвие, Странник выдернул клинок, и тело упало на пол. Несколько верных воинов обошли лучников, заряжающих луки и бросились на врага. Один из атакующих потерял равновесие при выпаде, и, не совладав с мечом, упал на выкинутую вперед пику. Копье пронзило его плече. Держащий древко воин бросил его и, побежав, вонзил кинжал в тело атакующего воина. Сразу два меча и топор отомстили за поверженного товарища.

Странник помог Колину подняться.

-Спасибо, - прошептал предводитель каравана.

Колин встал. Он увидел движущегося на него защитника. Опытный воин быстро оттолкнул Странника, и, загородив Грея, проткнул бежавшего кинжалом.

-В расчете. – Сказал обернувшийся Странник.

Колин оглянулся. Лишь один, последний, воин оставался на этаже. Предводитель каравана кивнул своим бойцам и те принялись окружать заступника башни. Келла, стоящая позади, окликнула предводителя каравана. Девушка натянула стрелу. Келла посмотрела на воина, и внешний вид защитника показался девушке странным. Одет он был в плащ из грубой материи песочного цвета. Капюшон покрывал его голову. Чародейка отпустила стрелу. Наконечник прошел прямо в голову защитника и застрял, показавшись с другой стороны. Но ничего не произошло. Не было ни крика, не было и смерти.

Странный защитник взял вышедший с другой стороны клин и вынул стрелу из головы, словно ее и не было. Рана затянулась мгновенно. Даже дыра на капюшоне пропала, словно ее никогда и не было. Кто-то из бойцов Колина бросился на защитника с мечом. Второй, третий. Закутавшийся в плащ воин поднял толстую недлинную палку, по-видимому, замещавшую дубину, и, размахнувшись, ударил двоих налетавших. Солдаты отлетели и ударились о стену башни. Третьему нападавшему воин вонзил стрелу прямо в горло. Фонтан крови оросил его плащ. Но одежда защитника через секунду же обрела прежний цвет. Кровь, испачкавшая плащ защитника, исчезла. Пятно будто впиталось в его ткань грубой структуры.

Келла вставила вторую стрелу. Она прицелилась, но не поверила своим глазам. Ее рука дрогнула, и стрела попала в плечо защитника. Несмотря на кажущуюся боль, поверженной рукой воин вырвал и вторую стрелу, а затем бросил ее на пол. Девушка сложила третью стрелу. Странный человек обернулся. Келла увидела его страшное и одновременно с тем безликое лицо оппонента.

Лицо его было мертвецкого серого цвета. Вместо глаз были лишь небольшие углубления, а самих глаз, будто там никогда и не было. Нос словно был выточен грубо из камня, а на месте рта была лишь узкая ниточка. Воин шагнул к ней. Ниточка начала увеличиваться, а через секунду на месте рта была зияющая пропасть размером с голову странного воина. Челюсть защитника упала на его же грудь. Воин крикнул и дунул ветер, песок ударили в лицо девушке. Келла больно зажмурилась, отпустила руку. Стрела ударила куда-то в потолок. Воин сделал еще шаг по направлению к девушке, и шаг был настолько огромный, что ни один из людей не смог бы шагнуть настолько далеко. Он словно не замечал лежавших на полу трупов, перешагивая через них. Воин размахнулся и ударил Келлу так сильно, что чародейка вылетела из здания, упав на балкон.

Девушка схватилась за живот, но ей было не так больно, как это казалось. Красивый гравированный доспех смягчил удар, приняв на себя всю его силу. Воин в мгновение ока оказался перед Келлой вновь. Чародейка начала быстро-быстро перебирать руками и ногами, убегая. Воин размахнулся. Гибель была неизбежна, но чьи-то сильные руки дернули ее за плечи. Толстая палка с треском упала на балкон и разломилась на мелкие щепки. Воин взревел. Наемные воины Келлы, не решавшиеся на атаку самой башни, подоспели на помощь своей госпоже. Они набросились на защитника, пронзая мечами и втыкая стрелы. Но все было напрасно. Стоило вынуть меч из его тела, как рана мгновенно затягивалась, и ни одна капля крови не упала на мостовую. Лишь мелкие песчинки хрустели под ногами.

Воин раскидывал наемников пачками. Некоторые вставали и бежали вновь, но и вторая попытка ни к чему не приводила. Некоторые падали на ограждение, но, не успев за что-то ухватиться, падали в пропасть. Странник вылетел из здания и, сделав два шага, прыгнул на воина с мечом. Песочный исполин, не перебирая ног, резко развернул верхюю половину тела и ударил Грея огромным кулаком. Странник отлетел и ударился и стенку башни.

-Воды, - тяжело прошептал он.

Колин смотрел на песочного человека, но не знал, что ему сделать. Далеким эхом долетели до него слова Странника. Предводитель каравана огляделся. Схватил ведро с водой, лежавшее в кладовой и, стараясь не расплескать жидкость, побежал на воина. Воин размахнулся, но Колин опрокинул ведро раньше. Вода ударилась о защитника, отрезая часть его лица и плечо. Части тела превратились в песочную кашу, течение воды унесло их в ущелье. Рука, теперь висевшая в воздухе, упала на каменный пол и рассыпалась на тысячи мелких песчинок. Подбежал второй воин с ведром, подбежал третий. Две здоровых ноги оставались на балконе, но ветел сдувал их. Кто-то ударил их сандалией, и последние останки песочного воина упали в пропасть.

Воины подняли Келлу и Странника. Грей тяжело дышал. Келле было не намного легче.

-Что это было? – Спросил, задыхаясь, Колин.

-Песочный человек. – Сказал Странник. – Порождение пустыни.

-Каких страшных существ порождает этот мир. – Прошептала Келла. – А если бы он нам встретился всего неделю назад, когда у нас не было этих трех ведер с водой. Мы бы все полегли. Все, до последнего.

Колин осмотрел своих воинов. Он потерял двоих человек. Наемников осталось четверо, но ни один из них не мог двигаться.

-Это оказалось сложнее, чем я думал. – Признался предводитель каравана.

Странник поглядел на опытного воина таким взглядом, словно это было только начало.

Эпизод 10.6.        [cherry]

Где-то вдалеке грохотали выстрелы, а пространство озарялось небольшими яркими вспышками световых гранат. Маленькие светлячки загорались то на одном, то на другом конце горизонта.

Подошвы армейских сапог стучали по металлической сетке, служащей полом для многочисленных мостков, по которым бежал отряд «Сокол» два. Миля в ширину, миля в длину. Такие размеры должны быть у этого подземного помещения. Эта мысль не давала капитану Тейлор покоя. Не могло быть настолько огромным здание, закопанное в землю на подобную глубину. А если и могло, то они не встретили ни одной несущей колонны, поддерживающей потолок, за исключением колодца, по которому проникли в подземелье. Впереди бежали два солдата, следом передвигалась Черри, а за ней – все остальные. Наемники бежали, постоянно меняя направление. Странные тени часто пролетали, когда отряд уже был близок к выходу. Они пробовали несколько раз пробраться сквозь непрозрачную тень, но яркое пламя огня отбрасывало их, заставляя искать новый крюк.

На дорогу прыгнула крашенная в красную алую краску макака с острыми и длинными, словно кинжалы, клыками. Воин открыл огонь по животному. Макака завизжала, но осталась на месте. Крашенное животное разбрасывало бананы, будто это были гранаты. Стрелявший солдат поскользнулся на кожуре и упал на спину. Дуло продолжало выпускать пули в воздух. Солдаты, развернулись, попятились назад, оставляя упавшего одного. Наемники в очередной раз ушли в сторону, повернули в бесконечные ряды библиотеки. Высокие, в несколько футов, книги стоят на полках. Черри, бежавшая теперь последней, успела лишь прочитать золоченые буквы на белом переплете.

-Книга судеб – прочитала Черри. Следом шла фамилия, год и месяц. Удивлению ее не было предела.

Капитан бежала и думала, - «где-нибудь, наверняка, есть и моя книга. Вот было бы интересно прочитать ее». Но не это сейчас заботило ее. Девушка открыла огонь, расчищая дорогу от нежеланных тварей, кишащих в этом проклятом подземелье. На этот раз это был огромный, по пояс человеку, тушканчик, отправлявший своими огромными ногами бойцов в лежачее положение. Животное всего лишь один раз ударило ногами и замахнулось хвостом, а оба воина, бежавшие впереди капитана уже собирали ртом песок у ног капитана. Наемные бойцы застрелили млекопитающего. Тушка животного проскользнула между перилами и улетела в бесконечность.

Резкий гул ударил прямо в уши капитану Тейлор. Она, собрав последние силы, пыталась затормозить, но груда бегущих за ней бойцов не позволила девушке сделать этого. Девушка поскользнулась и упала на солдат. Словно костяшки домино, отряд стал падать на мостики. В это время огромная десятифутовая черная как нефть капля свалилась с неба и плюхнулась на перекрестке дорог. Упав, капля приняла вид огромной гориллы с головой льва. Спина чудовища была покрыла множеством пятифутовых перьев за спиной. Черри видела, как последний из бойцов не успел остановиться. Он отсупился о лежащих товарищей, подпрыгнул и полетел прямо в пасть существу. Обезьяна-лев махнуло лапой с огромным кривым ногтем на указательном пальце, и поддела летящего вперед воина. Несчастный крикнул, но голос его быстро прекратился, а до ушей Черри донесся отчетливый хруст позвоночника бедняги.

Черри развернулась и, расталкивая бойцов, побежала обратно. Из-за угла вышло темное существо. На девушку уставилось страшное, похожее не то на рыбью морду, не то на морду рептилии, образование. Это была морда животного с малюсенькими черными глазками, острыми торчащими вверх ушками и двумя выступающими из пасти клыками. Следом за головой показалась высокая, толще небольшой головы, испещренная жабрами шея. Дальше за шеей появились массивные мускулистые плечи, из которых выходили две маленькие коротенькие ручонки, держащие длинную алебарду. Толстое продолжительное тело, более похожее на высокую бочку, заканчивали такие же маленькие мускулистые ноженки. Сзади чудища болтался широкий плоский хвост. Выступивший из тьмы был в полтора раза выше человека. Длинные перья были на голове и спине пришельца. Черные крепкие чешуи, огромные на плечах и маленькие на кончиках пальцев, защищали руки и ноги пришельца. Грудь и шея великана были покрыты толстыми кожными наростами. Грудь существа была покрыта множеством следов от мечей или копий.

Черри затормозила от страха и метнулась в обратном направлении, расталкивая наемником и хватая их за плечи. Она переступала через лежащих на полу бойцов, не обращая на них внимания. Более ее не беспокоили судьбы бойцов. Девушку беспокоило лишь собственное спасение. Резкий свист ударил по ушам солдат. Черри чудом успела упасть на пол. Другому воину не повезло, и его голова разломилась в огромной части обезьяны-льва. Поняв, что здесь ей не пробежать, капитан разворачивается. Девушка бежит на двух чудовищ с алебардами. Она жмет на курок автомата, выпуская обойму. Следом за девушкой бежал сообразительный майор. Когда первая обойма Черри закончилась, девушка бросила ее, заряжая вторую. Пара бойцов поспевает на помощь капитану, третий из оставшихся в живых наемников выпускает очередь в обезьяну.

Один из северян, обливаясь белой липкой кровью, перевалился через перила и улетел в неизбежность. Кидая автомат на плечо, Черри выхватила нож из чехла нож и вонзила его в тело чудовища. Но столь небольшой предмет не в состоянии нанести урон покрытому толстыми кожаными пластинами телу. Нож выскользнул, но Черри успела решить основную задачу. Она проскочила мимо неповоротливого пришельца. Пробежал и майор, но двойной топор северянина обрушился на голову следующего наемника. Стеклянный взгляд упавшего солдата на мосток поверг Черри в шок. Она развернулась и выпустила еще одну обойму в спину чудовища. Это отвлекло северянина и последние два бойца успели проскочить невредимыми.

Черри побежала, повернула направо. Девушка взлетела на лестницу, ведущую на верхний уровень. Она пробежала колоннаду из стеклянных скелетов и бросилась на перекрестный пятачок. Воины, отставая на несколько шагов, следовали за ней. Капитан повернула налево и взмыла вверх еще на один уровень выше. Девушка снова поворачивает на единственный возможный маршрут и вбегает в стеллажи, заполненные бутылками. Черри спотыкается и падает.

Руки солдат подняли ее. Черри встает, отряхивается, озирается. Ее руки оказались в белой липкой жидкости. Девушка помнила – эта жидность брызнула из тела поверженного существа с алебардой. Черри осмотрелась. Рядом лежало тело загрызенного наемника из ее отряда.

-Дежавю. – Прошептала она в лихорадке.

Черри похлопали по плечу, призывая идти вперед. Капитан поднимает глаза наверх. В луче ее прожектора пролетело тело человека с двумя пятифутовыми крыльями ястреба. Черри опустила фонарь и убежала в направлении судьбы.

Эпизод 10.7.        [london]

-Каждый человек уникален.- Говорил магистр.

-И это очень большая проблема? – Смутился его компаньон.

Танджер поглядел на своего коллегу и ответил:

-Представь, что тебе требуется собрать, скажем, смородину. Ты должен отсортировать все ягоды на маленькие для варки варенья и большие, на продажу. Сколько бы ведер тебе бы понадобилось?

-Два. Одно для больших и одно для маленьких ягод.

-Верно. А теперь добавим к твоему кусту помимо черной смородины ягоды красной. Сколько ведер получиться?

-Четыре?

-Тоже верно. А теперь добавим малину, клубнику и клубни картофеля. И все это пускай растет на одном кусте.

-Один куст, заменяющий практически всю продуктовую корзину? – Удивился Аклин. – Что же получается – это какой-то генетически модифицированный куст?

-Речь не об этом. – Остановил его Танджер. - Сколько ведер тебе бы потребовалось?

-Не знаю. Наверное, очень много.

-В том то и вся проблема. – Говорил магистр. – Каждый человек уникален. Создавать свою уникальную среду для моделирования его мышления не получиться. Для этого не хватит ни времени, ни ресурсов.

-А зачем вам моделировать мышление сколького числа людей? – Поинтересовался парень.

-В маркетинге есть целые производственные схемы, рассчитывающие примерное мышление колоссальных масс потребителей.

-И вы решили, чем же вы хуже. – Догадался Аклин.

-Дело не только в этом. Мы долго думали и пришли к выводу, что получение хоть сколько-нибудь достоверной информации невозможно без контролирования большого количества людей.

-Какие основные задачи стояли перед разработчиками системы?- Спросил парень.

-В разных случаях - разные. – Ответил магистр.

-Например?

-Самое простое – подсмотреть за кем то.

-Подслушать, пронюхать… Узнать чьи-то пароли, явки, адреса?

-И это тоже. – Сознался магистр.

-Так что же вы на самом деле хотели? – Спросил тогда Аклин.

-Мы хотели понимать людей. Мы хотели знать их привычки, их пристрастия, их хобби. Все эти знания составляли бесценную картину для мировой экономики. Представь, что ты хочешь купить, скажем, автомобиль. Но у тебя не хватает денег.

-Представил. – Ответил Аклин.

-И что бы ты сделал в первую очередь?

-А мне действительно нужен этот автомобиль?

-Просто необходим.

-Ну, я начал бы со знакомых, одолжил бы денег…

-А если у знакомых не будет достаточно средств?

-Я бы пошел в банк.

-И взял бы кредит… - Предположил магистр

-Взял бы кредит. – Подтвердил парень.

-Под любые проценты?

-Почему под любые. Под те, которые бы меня устраивали.

-Ладно, это понятно. Представь, - мечтательно заговорил Танджер. – Что ты мог бы купить автомобиль. И это никак не отразилось бы на твоем семейном бюджете.

-Наверное, это было бы здорово. – Согласился Аклин. – А выплачивать когда?

-И выплачивать ничего не потребуется. – Все также мечтательно отвечал Танджер.

-Как это, не потребуется? – Возмутился парень. – А как же банк будет существовать, если никто не станет погашать кредиты?

-Корпорация бы платила все за тебя. – Успокоил его Танджер. - Ты работаешь на огромную корпорацию с оборотом в сотню миллиардов долларов США. Ты можешь купить все, что захочешь, и даже не выплачивать кредит. Ты счастлив. Деньги, наконец, ушли на задний фон твоей жизни.

-Но выплачивать же кто-то должен?

-Выплачивает Корпорация за тебя. Она контролирует твои расходы, чтобы ты не превысил твои возможности.

-Но тогда получается, что это Корпорация получает за меня зарплату.

-Потому, что ты работаешь на Корпорацию. Допустим, что все-таки человек получит какую-нибудь мизерную долю своей зарплаты. А остальное будет накапливаться до достижения определенного предела. Требуется бытовая техника – без проблем. Требуется машина – получите. Требуется новая квартира – ключи на столе…

Подошла официантка и поставила на стол заказанные напитки.

-А как же…. – Спрашивал Аклин. - Как же быть, если человека захочет распоряжаться своими деньгами?

-Всегда есть выбор, - сказал Танджер, отпивая принесенный коктейль. – Всегда есть люди, которые работают, вкалывают и пашут на трех работах. А есть и такие, которые прозябают на своих вшивых работенках и считают государственные откаты, кто сколько наворовал, а кто сколько дач отстроил. Считают или думают, что считают. И винят во всех своих бедах государство. Будто государственные чиновники должны сами выполнять работу за этого лентяя. А ведь на самом деле чиновники, - добавил магистр, - как правило, достаточно богатые люди. Каждый их них зарабатывает деньги вне зависимости от государственной службы.

-Почему бы тогда не посадить безработных? – Вмешался парень.

-Потому, что человек, не способный заработать сам, не может обучить этому других. – Ответил магистр.

-И вы ходите при помощи ящика воровать у людей их деньги? – Спросил парень. – Тебе не кажется, что ты не лучше обычных воров?

-Не совсем так. – Ответил магистр. – Часто люди сами не знают, чего хотят. А если и знают, то у них не хватает на это средств. Корпорация решает такие проблемы.

Аклин не знал, чего ответить. В этой идее было что-то реальное, и притом что-то утопичное. Второе явно перевешивало.

-С помощью ящика можно создать идеальный мир. – Величественно произнес Танджер.

-Простое решение придуманных проблем. – Прошептал парень, а затем добавил. - Плохая у тебя идея, Танджер.

-Почему?

-Всегда найдется человек, не попадающий ни под одну из категорий. – Аклин пытался найти лазейку в утопической идее, но не мог придумать ничего достойного. - Допустим, он наберет кредитов, а сам сбежит…

-Он не сбежит.

-Почему это? Кто его остановит?

-Ему некуда бежать. Его квартира автоматически переходит в залог Корпорации при поступлении.

-Это уже манипулирование людьми.

Танджер лишь вяло пожал плечами. Он понимал, что не все гладко в этой теории.

-У тебя неудачный проект, Танджер.

-Это не мой проект. – Ответил тот, глядя на Темзу.

-Разве не ты придумал ящик? – Удивился Аклин.

-И да, и нет. Я придумал оборудование, разработал операционную систему. Но сам проект придумал не я. – Танджер помолчал, а потом добавил. - Как сейчас помню, как я встретился с Двайсом.

Аклин вопросительно смотрел на магистра. Танджер задумался и принялся рассказывать свою историю.

-Впервые я, тогда еще простой студент, заканчивающий институт, увидел в одной газете объявление. Предлагалось решить систему простых уравнений и участник, приславший самое красивое решение, получал приз. Я тогда задумался. Обсуждая с одногруппниками, мы пришли к выводу, что какая-нибудь фирма проводит мозговой штурм. Если прислать решение, то предприятие выплатит жалкие крохи, а реальные деньги осядут в чьих-то карманах.

-И что ты сделал? – Спросил Аклин.

-Я отправил им половину решения и ответы. Всего через неделю мне позвонил мужчина с низким писклявым голосом. Он спросил, где он может найти меня, что бы встретиться и обсудить некоторые формальности. Ты представляешь? Найти меня! Он готов был бегать за моей жалкой личностью, лишь бы получить вторую половину терзавших его ответов.

-Ты согласился?

-Да, я согласился. Буквально на следующий день к институту подъехал дорогой лимузин. Как сейчас помню – Мерседес. Такой большой, представительский. Из него вылез важный дядька. Ректор и профессора обступили его. Они расспрашивали его, нахваливали институт. Вся эта комедия продлилась до вечера. Тогда ко мне подошел один человечек в черном плаще с желтой полосой. Он сказал, что магистр хочет меня видеть. Я проследовал за ним. Так я познакомился с Двайсом.

-Тот человек в лимузине и был Двайсом?

Танджер внезапно расхохотался.

-Нет, нет, - говорил он. – Тот мужчина был лишь спонсором, вкладывающим деньги в интересные проекты. Двайсом был мужчина в сером пиджачке. До сих пор помню его смешные очки.

-А разве ты познакомился с Двайсом не на Играх?

-И снова да, и снова нет. – Ухмыльнулся Танджер. – Двайс долгое время разрабатывал проект, пока не уперся в тупик. Кто-то подсказал организовать олимпиаду, так и появились Игры. Но за несколько лет Двайс лишь нашел несколько средненьких работников, способных продвигать проект, но не способных сделать качественный рывок.

-И тот мужчина в пиджачке предложил тебе устроиться в Корпорацию?

-Корпорации тогда еще не было. Для соблюдения формальных принципов, мне пришлось бросить ему вызов в Играх. Я победил его.

-Знаю. – Кивнул Аклин. - Одной левой. Я читал отчеты.

-Почти. Я действительно был хорош.

-Сам себя не похвалишь, никто тебя не похвалит, - усмехнулся Аклин.

-Я был хорош, - усмехнулся магистр. - Но…

-Но?

-Но на нескольких последних пунктах я запутался и написал ерунду. А Двайс был в комиссии. Он исправил мои недочеты.

-Так ты и стал лидером? – Спросил разочарованно Аклин.

-Я был лидером по сумме всех этапов. Даже нулевые очки не содвинули бы меня с пьедестала. Двайсу нужно было оправдать инвестиции, что он и сделал.

-Тогда я все понятно. – Заключил парень. – Что было дальше?

-Я устроился в фирму. Я быстро понял, что к чему. Поправил финансовые дела и мы выкупили ее у инвестора. Так Двайс и Я создали корпорацию. Это открыло нам широкие возможности. Двайс к тому времени накопил огромное количество идей, и мы действительно могли их реализовывать. Мы начали сначала. Двайс говорил, восьмой проект даст неоспоримый толчок в развитии всей Корпорации.

-Что за восьмой проект? – Поинтересовался Аклин.

-Одна сложная, но осуществимая идея. Я возразил, фирма бы не подняла такую работу. Попросил Двайса подыскать более приемлемую работу. Тогда он предложил мне шестой проект.

-Проект шесть…. – Аклин вдруг выхватил ручку и написал на салфетке. - «p.6.». или…

-Или… - Танджер выхватил ручку и подписал снизу - «p.b.»

Они уставились на надписи. Буквы были идентичные, лишь одна маленькая закорючка разрешала вопрос относительно названия проекта.

-Ящик Пандоры. – Прошептал Танджер.

-Ящик Пандоры. – Подхватил Аклин. - Вот что мы действительно разрабатывали все это время.

Глава 11.                 Человек в черном

Эпизод 11.1.        [tanger]

Никогда не знаешь, что таит в себе человек, даже если он публичный и общительный. А тихие и закрытые люди это кладезь тайн и загадок, причем далеко не всегда приятных. Недаром говорят, «в тихом омуте черти водятся». Такие тихие люди обычно и становятся «офисными крысами», чье мнение никого не волнует и вообще его жизнь ни на грош не ценится. Не нужно быть опытным психологом, чтобы понять, что такие люди чаще всего съезжают с катушек.

Сложно было понять, что твориться в душе этого парня. Он только что вылез из своей одиночной камеры, и его целью не было любование природой или созерцание фонтанов людских радостей. Все это было чуждо ему. Он вышел из самого дальнего сектора на третьем этаже здания корпорации «STATIC factory» и направлялся…. Куда же он направлялся, ведал один лишь бог. И разве что Император ящика Пандоры, тело которого, подключенное к системе, сейчас лежало на полу, на выходе из сектора операционных систем. Две минуты назад этот парень устроил пожар, уничтожая всю полученную информацию, все отладочные данные и схемы разработок.

Он шел, завернувшись в черный плащ с белой полосой на одной стороне. Наброшенный капюшон скрывал его голову, а черные непроницаемые очки – глаза. Это позволяло ему действовать незаметно для окружающих, не выделяться из толпы. Он подошел к охраннику, направлявшемуся в горящий сектор. Хитро обманув того, парень ударил сильно в живот сотруднику. Охранник согнулся и упал. А парень заткнул за пояс пляжных шорт пистолет охранника. Единственное, что парень успел поменять из одежды – так это белые найки. Всегда проще передвигаться в обуви, чем без нее.

Несмотря на непроницаемые линзы очков, казалось, будто глаза парня горят. Он совершил серьезную ошибку и теперь шел исправить свой недочет. Это было не так просто, ему достался сильный противник. Парень шел на войну. Тогда, год назад, когда Аклин с триумфом вернулся на Родину, казалось, будто он остается здесь навсегда. Он ошибся. Его подставили. Это не входило в его планы. И теперь у парня был один выход – только вперед.

Спустившись с лестницы на первый этаж, парень выбежал на улицу вместе с множеством остальных работников, эвакуирующихся по причине пожара. Он повернул налево, пробираясь к следующему зданию Корпорации. Аклин расталкивал столпившихся неподалеку работников, но их было так много в одном месте, что продвижение его оказалось слишком медленным. Он прыгнул в сугроб, и снег коснулся его голых икр. Снежное прикосновение обожгло его кожу, но парень продолжил движение, перебирая ногами все активнее и шустрей. Он обогнул основную толпу и вышел на относительно свободную дорожку. На всякий случай он обернулся. Взгляды любопытных зевак были заняты пожаром. Никто словно бы и не приметил его. Все было в порядке. Он спокойным темпом дошел до «DYNAMIC» и зашел внутрь. Несмотря на то, что пропуска у него не было, суматоха, царившая в соседнем здании, снизила бдительность охраны, и они попросту открыли турникеты для свободного прохода всех желающих. Аклину не потребовалось отдельное приглашение. Он незамедлительно воспользовался ситуацией.

Парень поднялся на верхний третий этаж и побежал в здание магистрата. Когда он вошел в приемную, никто не заметил его. Местные работники с красными полосами на плащах уставились в окна, наблюдая за бедствием. Высокий столб черного дыма выходил из здания Корпорации. Послышались первые пожарные сирены. Внезапно огромный столб искристого белого огня пальнул в воздух. Видимо, - подумал парень, - взорвались баллоны с газом. И это даже было хорошо – меньше останется информации для расследования. Все материалы будут уничтожены, благодаря своевременной работе пожарных жертв удастся избежать. Он не беспокоился за отключившегося магистра. Мощные бронебойные двери, стоявшие на входе в сектор операционных систем, с легкостью выдержали бы подобный пожар. В конце концов, они были для этого приспособлены.

Аклин прошел в следующую комнату, и, миновав прихожую, вошел в небольшую личную библиотеку магистра. Высшего магистра. Но его здесь не было. Аклин для уверенности дважды прошелся среди всех шкафов, заглянул в две комнаты, выходившие из библиотеки, и вернулся обратно. Парень вышел, спустился на этаж ниже, предпочитая пройтись обратно иным путем. Вышел на длинный коридор, ведущей к выходу. Навстречу ему из разных углов перекрестка появились два высоченных призрака в черно-желтых накидках.

-Разработчик Аклин? – Спросил один из них, когда люди приблизились к парню.

-Да, это я.

-Пройдите с нами. Магистр Двайс хочет видеть вас.

-Вы знаете, где он сейчас?

Один из мужчин протянул руку и схватил парня. Аклин дернул, но рука держала крепко, и он не смог освободить кисть.

-Разработчик Аклин, - говорил тот на «бьянке», - вы обвиняетесь в краже интеллектуальной собственности Корпорации. – Сказал суровый мужчина.

-Да что происходит? – Удивился Аклин.

Браслет наручников защелкнулся на его руке. Рука второго потянулась к пистолету за спиной парня. Когда Аклин увидел, даже когда только услышал, то его тренированное тело сработало машинально. Он пнул скрутившего его человека и дернулся в другую сторону. Два амбала вышли с другой стороны и направились к нему. Бежать было некуда. Второй из стоящих на его спиной выхватил пистолет и начала стрелять. Аклин открыл первую попавшуюся дверь и нырнул туда. Он сел на корточки, спиной к выходу и быстро глянул в коридор и тут же вернулся. Послышался выстрел, и от стены с другой стороны отвалилась штукатурка. Аклин достал припасенный пистолет. Парень выглянул снова, но на этот раз выстрелил несколько раз в каждого нападающего. Послышался грохот падающего тела. Похоже, он убил одного и как минимум одного ранил.

Тут он вспомнил про пульт с кнопкой, лежавший у него в руке. Он нажал на спуск. Послышался негромкий пшик. Мир сделался серым. Два амбала ворвались в комнату, но там никого не было. Они осмотрели бегло все над и под столами, один даже заглянул за дверь, но там не было ни души. Аклин видел, как вооруженный человек смотрел сквозь него. Но ничего не увидел и выбежал из аудитории. Парень еще немного подождал, затем собрался с силами и мыслями. Аклин выглянул из дверей, но не увидел ровным счетом никого. Те мужчины уже убежали, прихватив товарищей.

На полу виднелся четкий след свежих бурых капель. Парень побежал следом. Выходя, он увидел через стекло, как два здоровяка несут раненных на плечах. Они вышли и повернули в сторону большого здания Корпорации. Аклин рванул следом.

Охранник не заметил его, но удивился, когда турникет сам по себе закрутился. Мужчины вошли в недостроенное здание «NOOBEUM inc» и направились в последние недостроенные секторы. Аклин тихо следовал по пятам. Они поднялись по лестницам на этаж и вошли в дверь огромного кабинета. Парень чудом успел в закрывающийся проем. В еще неотделанном кабинете у окна стоял тот, которого парень и искал. Магистр смотрел через стекло на поднимающийся столб дыма. Двайс обернулся и посмотрел на пришедших. Громилы сбросили тела на пол.

-У нас потери. – Сказал первый. – Парнишка одного ранил, а одного убил.

Двайс посмотрел прямо в глаза Аклину. «Это невозможно», - подумал парень.

-Почему он еще не в наручниках? – Громко спросил магистр.

Два амбала переглянулись.

-Кто? – поинтересовался один из них.

-Он, - Двайс кивнул на стоящего за ними парня.

Охранники посмотрели назад, но никого не увидели. Двайс совершенно спокойно прошел за стол и присел.

-Вон, - сказал громко магистр, приказывая охранникам покинуть комнату.

-А что деласть с тру…

-ВОН! – Крикнул Двайс.

Громилы выбежали из комнаты, оставив своих коллег, теперь уже бывших. Аклин отшатнулся, пропуская их, а когда двери закрылись, уставился на магистра.

-Ты… - Прошептал Аклин презрительно.

Двайс лишь размял шею.

-Ты! – Повторил парень громче.

-Я… Что? – Спросил неожиданно Двайс.

-Ты. Создал. Эту. Штуку! – Аклин выговаривал каждое слово с очень долгой паузой.

-Я не понимаю, о чем ты, мальчик мой.

Аклин отпустил кнопку, поскольку невидимость парню более не требовалась. Двайс почему-то видел его. Ящик не защищал более парня.

-Ты создал ящик Пандоры. – Упрекнул его парень.

-О нет, это ты создал ящик Пандоры. – Ответил Двайс. - Я лишь предоставил тебе исходный материал.

-Зачем? – Шептал парень.

-Зачем? Смешной вопрос. Конечно же, ради денег. Хочу править миром.

-Ты рехнулся.

-Это ты рехнулся. Посмотри на себя. Что ты наделал. – Магистр указал на окно, за которым пожарные пока еще безуспешно тушили пожар. – Что ты наделал. А это? – Он указал на лежавшие трупы.

-Ты ненормальный!

Двайс усмехнулся.

-Твой шестой проект – безумие! Нельзя! Слышишь! Нельзя вот так просто отнимать у людей их жизни! Порабощать сознания и наполнять тела пустышками.

Магистр хищно оскалился. Казалось, что его адские глаза вот-вот вылезут из орбит. Двайс вытянул руку с лежавшим в ней пистолетом и спустил курок. Он дико улыбался. Послышался свист пули. Парень дернулся и выбежал в двери. Выстрел, затем еще один. Разработчик спустился тем же путем, которым поднималась охрана Двайса. Аклин выбежал на улицу и свернул в сторону гаража. Он выхватил ключи из кармана и открыл пассажирскую дверь стоявшего там «Inury One». Бросив рюкзак на заднее сидение, к лежавшему там который месяц самурайскому мечу, он обошел автомобиль и прыгнул в него. Взвизгом покрышек автомобиль вырвался из подземного гаража Корпорации, пролетел разметку и, сбив шлагбаум, вылетел на шоссе.

Эпизод 11.2.        [kella]

Бывший предводитель каравана бродил по первому этажу башни, разгребая упавшие на пол предметы. Он переворачивал лежавшие трупы, осматривал повреждения, рыскал в карманах. Но ничего дельного у погибших стражей не было. Даже еда, которую готовили на кухне, показалась бывалому воину пресной и невкусной.

-Они что, идеалисты? – Спросил Колин.

-Нет, они слуги Императора. – Отвечал Странник. - Охраняют этот мир от всяких уников вроде тебя.

-Слепая вера в неизбежную смерть. – Усмехнулся Колин.

-Они умирают, но быстро возвращаются.

-Что ты имеешь в виду?

-Стражники, которых ты убил, - отвечал Грей, - перерождаются быстрее, чем обычные люди в этом мире. И они скоро придут сюда, приведя в два, три или десять раз больше людей.

-Как скоро нам стоит ожидать гостей? – Спросил Колин.

Странник посмотрел на небо сквозь открытые двери и произнес:

-Не позднее заката.

-То есть у нас пара часов?

-Да, а потом сюда придут несколько сотен воинов.

Колин усмехнулся. Предводитель вышел из здания на балкон. Уходя, он заглянул в лестницу, ведущую на второй этаж. Лестница, как и говорил Странник, была прямой и достаточно широкой для двух человек. С двух сторон проход был закрыта каменной стеной, так что удара можно было ожидать только спереди. Свод было высоко, и это позволяло атакующим выставить лучников для поддержки. Опытный воин увидел, как из полутьмы в проходе вылезли два маленьких черных яростных глаза. Две черных точки уставились прямо в него. Маленький змеиный язык высунулся из черепашьей пасти чудовища и завилял. Два других глаза – один с левов и один с правой стороны друг за другом вылезли на свет. Колин видел, как один из северных воинов трясется в приступе гнева. Их лица выражали крайнюю неприязнь и желание разделаться с убийцей. Это незримое противостояние продолжалось несколько секунд. Затем существа удалились. Послышался грохот, и в нижнюю половину проема свалился огромных размеров обеденный стол.

Колин выпрыгнул в дверь и, осмотрев своих воинов, крикнул Страннику:

-Грей! План комнаты!

Странник вышел из башни следом. Он выхватил план из небольшого походного колчана, привязанного к левому бедру. Большой лист толстой бумаги со схемой башни развернули на столе, стоявшем на балконе.

-Лестница, - говорил Странник, показывая на характерный знак на схеме второго этажа башни. – А это – столовая.

Лестница была сильно смещена на западную сторону башни относительно центра, поэтому столовая комната в форме большого полумесяца занимала две трети второго этажа. Еще западнее лестницы находилась небольшая кладовая комната.

-Мы можем пройти через комнату, минуя охрану? – Спросила Келла, понимающая тяжкость положения.

-Попасть в оружейную комнату с лестницы нельзя. Вход в оружейную, - Странник показал дверь с противоположной от входа на второй этаж стороны. – Чтобы попасть туда, надо пройти через всю столовую.

-Кошмар, - выдавил кто-то.

-И сколько там воинов, - спросил Колин.

-Судя по звукам, около десяти. – Ответил Странник.

Приглушенный грохот раздался внутри башни. Воины переглянулись и уставились на вход.

-Что это? – Спросил кто-то.

-Снова песочный человек? – Предположила Келла.

Грохот повторился.

-В этом мире есть существа страшнее песочного человека. – Ответил Странник.

-Например? – Девушка вопросительно на него посмотрела.

-Император, - сострил один из воинов.

-Например, Император, - подхватил Грей. – Он может высасывать души взглядом.

Солдаты вяло улыбнулись. Положение было невеселое.

-Они нас всех перебьют. – Прошептала Келла.

Стол, сваленный в конце лестницы, добавил проблем. Завал, образованный на входе лестницы не способствовал быстрому проникновению в комнату. А перелезавшие поодиночке люди представляли отличное мясо для клинков защитников.

-Там есть лучники? – Спросил сухо Колин.

-Нет, - отвечал Странник. Слишком мало места между дверью и стеной чтобы два человека – защитники и лучник встали там. Да и вообще все лучники лежат здесь, на балконе. А там лишь простые воины.

-Пустое нападение бесполезно. – Сказал Колин. – Нужен какой-то план. Нужна неожиданность.

-Масло, - вдруг вскрикнула Келла. – На кухне должно быть масло.

Два воина сбегали быстро на кухню и через минуту вернулись, держа в руках две большие глиняные бутыли с маслом. Колин откупорил одну из них о понюхал.

-Хорошее. – Задумчиво сказал он, и добавил. - Имперские войска не в чем себе не отказывают.

-Тебе повезло, - усмехнулся Странник.

-Лучники! – Крикнул Колин. – Намотайте тряпок на стрелы, сделайте факелы. – Отбросим их немного от входа, чтобы мы смогли войти. – Произнес он.

–Гореть в башне нечему, кроме столов. А отпугнуть это поможет. – Похвалил Странник.

Воины принесли еще три бутыли.

-Это последние, - отрапортовали они.

-Неплохо. – Произнес Колин.

Келла обмотала пару стрел лоскутами ткани, содранных с одежды павших воинов. Колин пошел к лестнице. Остальные проследовали за ним. Двоих бойцов с откупоренными бутылями выставил вперед, прислонив их к стенке. Сам встал по левую сторону прохода. Странник встал за ним следом. Келла и еще несколько лучников встали за ними. Воин чиркнул кремнем о камень, и факелы загорелись, озаряя бледные уставшие лица атакующих воинов. Из проема наверху, скребя когтями по деревянному столу, вылезла морда северянина и протяжно прошипела. Свистя воздухом пролетела бутыль и разбилась прямо о лоб существа. Чудовище дернулось, но вторая бутыль разбилась о его грудь. Келла, а затем и еще один воин спустили зажженные стрелы. Защитник башни вспыхнул и дико заревел. Он рванул вглубь комнаты и, судя по звукам, падал и задевал все и каждого, находившихся там. Громкий глухой звук раздался в здании, содрогая каждую ступеньку башни.

Воины бросили еще бутылей и прижались к стенке. Колин с криком рванул вперед, следуя за отступавшим пламенем. Странник бросился за ним. Келла взяла в руку стрелу и лук и, бросилась следом. Оставшиеся воины проследовали примеру бывшего предводителя каравана.

Колин перекрыгнул через стол. Воин, человек, бросился на него. Колин удачно отступил и воткнул меч прямо тому в сердце. Хваленый красногорский клинок оказался сильнее прочной меди. Защитник свалился с грохотом на пол. Двойной топор алебарды обрушился на Колина, но вовремя успевший Странник отвел удар своим мечом. Удар защитника был настолько сильным что на лезвии оружия северянина остался глубокий след. Существо размахнулось снова. Колин отпрянул к стене, а Странник отвел и второй удар, обходя стражника справа. Колин, оперевшись ногой о стену, прыгнул на северянина. Прицелившись, он вонзил меч шею страшилища. Странник, не медля, обошел сзади и ударил под шлем чудовища. Существо взревело, и ноги его подкосились. Колин приземлился на стол. Его тело распласталось на толстой столешнице. Атакующие воины перепрыгивали через препятствие и вбегали в помещение. Но им везло меньше. Набросившись впятером на двух северян и одного человека, они пропустили всего лишь два удара, но уже оставались в меньшинстве.

Келла спустила стрелу, помогая своим товарищам, и не промахнулась. Третий удар северянина рассек лишь воздух. Бойцы не стали медлить и за секунду свалили его. Келла вложила вторую стрелу и выпустила ее куда-то. Но стрела лишь долетела до противоположной стены комнаты и упала на пол. Слишком маленькая была комната для такого количества сражающихся бойцов. Девушка бросила свою затею и выхватила из-за левого плеча меч.

Колин поднял голову. На него падал огромный, размером с бочку, каменный, словно молот, кулак. Опытный воин вовремя оттолкнулся и сполз на пол. Деревянные щепки обеденного стола разлетелись во все стороны. Предводитель каравана встал и осмотрел противника. Перед Колином стояло огромное, упирающееся в потолок, каменное изваяние. Его плосколобая, подобная панцирю черепахи, голова была всажена в плечи, так, что глаза начинались на уровне груди. Гигант шевельнул неуклюжей, толщиной с человеческое тело, ногой и грохот прокатился по зданию. Пол проскрипел, но выдержал глыбу.

Опытный воин отполз назад, уходя от падающих ударов кулака-молота. В руку ему попалась последняя, пятая бутыль с маслом, застрявшая в руке поверженного бойца. Колин кинул ее. Пламя озарило половину чудовища, но не сломило защитника. Глыба по-прежнему продолжала свое неумолимое движение вперед. «Кто бы это ни был, - думает Колин, - но это точно не песочный человек. И это не кровеносное существо». Перед предводителем каравана двигался сам камень.

Остальные верные воины быстро валили прочих защитников башни. Обитатели башни были намного слабее проверенных охранников каравана. Келла бросилась на последнего северянина, но тот перехватил руку чародейки. Странник подбежал на помощь и ранил существо, вонзив кинжал под плечо. Существо отпустило девушку. Девушка вытянула руку с мечом вверх. Лезвие проходит под шлемом и убивает чудовище.

Грохот проноситься по зданию – еще один стол разлетается в щепки. Верные воины оборачиваются на грохот. Колин налетел на девушку, и они оба потеряли равновесие и упали. Один из воинов, отвлекает существо, бросая в него глиняные кувшины. Молот опустился на воина, пробивая огромную брешь в толстой стене. Здание содрогнулось, но в очередной раз выдержало удар. Странник убрал меч в ножны и пробежал перед глыбой из камня.

-У него есть слабые места? – Крикнула Келла.

-В том то и дело, что нет. – Ответил Странник, отвлекающий монстра.

Келла и воин пытались открыть дверь оружейной. Два сваленных тела помешали им. Воины пытались оттащить тела, и даже Колин пришел им на помощь, но ничего не помогает. Слишком много тел, камней и предметов преграждали путь.

-Берегись, - крикнул пробегающий Странник. Следом за Греем топало каменное изваяние.

Воины отпрыгнули. Каменный кулак обрушился на пол. Бревна прогнулись, послышался треск. Странник пробежал мимо и вновь отвлек последнего защитника. Колин увидел двойной топор, лежавший на полу. Он схватил его и со всей силы всадил в половые доски. А потом еще. И еще раз.

-Берегись, - произнес в очередной раз Странник.

Глыба обрушила свою ногу ровно в то место, где только что стоял Колин. Перекрытия не выдержали, и существо провалилось по пояс в дыру. Оно махало своими огромными кулаками, но не может никого достать.

-Молодец, - похвалила Келла.

– А как мы теперь выйдем.- Спросил последний оставшийся верный воин.

Дверь в оружейную комнату оказалась за спиной каменного великана. Колин поднял алебарду и обрушил ее о голову исполина. Со звонким треском рукоятка разлетелась в щепки. Удар опытного воина не причинил камню ни трещинки.

-Как же теперь его убить? – Спросила Келла.

Они стояли и смотрели за препятствие к свободе.

-Келла, - вдруг произнес Колин. – Чему тебя там учил Грей?

Девушка посмотрела на запыхавшегося Странника. Тот легонько кивнул:

-Попробуй.

Келла собрала свою энергию. Она поместила ее в живот. Перевела в грудь и приготовилась к удару. Она прыгнула на воина, ловко обошла пролетевший кулак и приземлилась ровно на голову-панцирь существа. Девушка со всей силы ударила ладонью в лоб каменного изваяния. Здание содрогнулось, так, что штукатурка срывалась с потолка и падала на пол. Перекрытия проломились, и чудовище провалилось в низ. Девушка ловко спрыгнула и приземлилась рядом с товарищами.

-Молодец. – Сказал Колин.

Солдаты вошли в оружейную комнату и начали разгребать дверь. Выкинув десятки доспехов, копий и мечей, они откопали маленькую потайную дверку в стене. Колин, стоявший сзади, обратился к Страннику.

-Спасибо тебе. Ты нам помог. – И опытный воин в знак благодарности протянул руку.

-Да не за что. – Ответил Грей.

Они пожали руки. Колин похлопал Грея по плечу и обнял его. Келла видела, как кинжал блеснул в руках предводителя каравана. Колин вонзил клинок с левой стороны, незащищенной доспехом, воткнул в самое сердце Странника. Парень выпучил глаза и прикусил язык, но не мог вымолвить ни слова. Колин еще и еще пронзал Грея. Наконец, опытный воин отпустил тело бедняги, и обмякшее тело сползло на пол. Поверженный человек тяжело дышал, отхаркиваясь кровью. Келла, увидев это, отшатнулась в сторону. Колин посмотрел на девушку, а затем на своего последнего верного воина и сказал:

-Хватай ее, – крикнул он.

Воин схватил девушку за руку, но Келла отбила его. Тогда воин сильно ударил ее коленом ниже живота. Чародейка согнулась от нестерпимой боли. Вдвоем они подхватили девушку и потащили в лаз на верхний, последний уровень башни.

Эпизод 11.3.        [cherry]

Неизвестность и неизбежность – две вещи, на которые человек не может повлиять, находясь на войне. Все современное научное оборудование: беспилотные самолеты, спутники, приборы обнаружения, все приборы оказываются бесполезными в случае крупного просчета в исходных данных. Четвертая и, как надеялась девушка, последняя экспедиция в корпорацию заканчивалась полным провалом. И все только потому, что наниматель не предоставил полных данных об изучаемом объекте.

Капитан Черри Тейлор, еще несколько минут назад пытавшаяся спастись бегством, раскидывая приказы, теперь шла в молчаливой задумчивости и изучала поведение остальных оставшихся в живых наемников. Она пыталась представить, какой хитрой загадкой должен быть лабиринт, что бы происходили такие обманы. Девушка точно помнила, что поднялась на два этажа вверх, но попала в место, из которого только что и сбежала.

«Что делают здесь все эти люди, - пыталась представить она. Вот этот, например, - девушка не знала его по имени, но знала, что у мужчины есть жена и двое детей. - Он вызвался на операцию ради денег? Он уже труп. - Но Черри не жалко чужих детей. Каждый сам кует свою судьбу. - Или вот этот, к примеру. Вот ему точно нужны деньги. - Девушка знала, что этот маленький тихий профессор цепляет молоденьких мальчиков и насилует. А потом выплачивает компенсацию либо взятку в соответствующие органы опеки – что будет дешевле. - А зачем здесь она? Ей не нужны деньги – на ее счетах миллионы долларов США. Приключения? Она не стала бы играть в русскую рулетку на вылет, не зная наперед своих стопроцентных шансов победить. Любовь? Тоже промах. Да и кого она любит то? Какого-то парнишку, которого видела пару раз по фотографиям, да и пару раз они переписывались в сети».

Бойцов становилось все меньше и меньше. В первый же день на место прибыли четыре сотни наемников. К концу недели их осталось пятьдесят человек. К ночи этого дня, возможно, не останется никого. Черри не знала, зачем она согласилась на это авантюрное приключение, заканчивающееся печально. Но девушка знала, что она просто обязана выжить.

Пытаясь сосредоточиться, Черри принялась считать шаги бегущих воинов. Старая привычка, не раз спасавшая ей жизнь. «Вот парень, бегущий впереди. – Думала она. - Он постоянно сбивается с ритма, по-видимому, хромает. Черри прошлась взглядом по ногам наемника и обнаружила огнестрельное ранение на левом бедре. Или вон тот, что возглавляет их кучку человек. Вот он поскальзывается, и глухо падает. – Заметила девушка. - Это означает, что металлические мостки чем-то смазаны, и поэтому прутья поручней не гремят. А вот и свист, означающий, что воин выпал за борт и летит в бесконечность».

Черри вдруг опомнилась и прервала свои размышления. Один из воинов, бегущих впереди, действительно поскользнулся и упал в пропасть. Черри нагнулась за перила и пыталась осветить хоть что-то, но ничего не видела ни она, ни другие бойцы отряда. Черри подошла к тому месту, где поскользнулся наемник. Весь пол, по которому они бежали, был залит темной липкой жидкостью, чем-то напоминающей запекшуюся кровь. Капитан провела рукой и вынула несколько пустых гильз, застрявших между прутьями. Здесь была стрельба. Черри готова была поспорить, что прошло не более получаса. Девушка прошла чуть дальше и вышла на небольшой перекресток, соединявший несколько мостков.

-Разойдитесь, - сказала она, - но недалеко. Ищите, кто здесь отстреливался и от кого.

Кто отстреливался – обнаружили сразу. Это был отряд «Гамлет» девять. И если Черри не изменяло ее чувство ориентации, то этот отряд уходил по дороге на сто двадцать градусов правее, чем дорога, по которой начинал свое продвижение в подземелье отряд Черри. Со вторым вопросом оказалось сложнее. Пятен белой крови не было видно. Мостки не были сорваны или искорежены таким образом, как это было при нападении обезьяны-льва. Впрочем, пол был усеян неглубокими царапинами. Их было так много, будто миллионное войско грызунов вредителей напало на беззащитных наемников.

-Что-то нашел! – Крикнул один из воинов.

Черри вместе с остальными проследовали к находке. На полу в луже крови лежала чья-то откусанная кисть. Черри сразу же узнала татуировку на обратной стороне кисти. Это был майор из отряда девять. Где была остальная часть тела, она постаралась не думать. То, что солдаты вместе с Черри вышли на место сражения этого отряда, означало, что это помещение не было создано случайным образом. Все мостки, стеллажи и перекрестки были организованным образом соединены. Из любой части этого лабиринта можно было бы проникнуть в любую другую. Черри готова была поспорить, что для любых двух точек существует хотя бы полдюжины уникальных маршрутов, не повторяющих друг друга.

-Посветите здесь, - попросил один из бойцов.

Все фонари уставились в одну точку. На полу лежали разломанные звенья нагрудной цепочки наемника, рядом валялись и жетоны. Как-то неожиданно для себя самой, Черри признала, что эффекта от фонарей мало. Был какой-то другой свет, намного ярче, чем фонари. Место вокруг горстки людей просто светилось теплым ярким светом. Пока ее товарищи обсуждали находку, она очень осторожно, не боясь никого спугнуть, приподняла голову. Черри ужаснулась.

Прямо перед ними, за перилами висела в воздухе двадцатифутовая голова черного как сама ночь дракона. Его пасть алела ярким пламенем, которое и освещало все вокруг, глаза его блестели. Вниз тянулась недлинная шея. Следом, на нижних этажах пряталось тело и огромные, размером с футбольное поле, крылья дракона. В самом низу болтался хвост с кожными перьями на конце. Один из наемников поднял голову и обратился к ней, сообщая что-то. Черри не расслышала, что именно. Наемник заметил свечение и обернулся. Он дернулся, выхватывая автомат.

-Дракон! – Крикнул он, разряжая обойму.

Пули лишь пощекотали толстокожее животное. Но больше, чем пули, его испугал крик солдата. Дракон взревел и, махнув крыльями, взмыл в воздух. Сильная воздушная волна сбила девушку с ног. Она успела уцепиться за перила, иначе бы ее сбросило в пропасть. Другие воины тоже упали и зацепились, кто за что успел. Бойцу же, стрелявшему по дракону, повезло меньше. Ударная волна крыльев сбила его, и солдат с криком полетел вниз, в воду, ударяясь л металлические трубы, встречавшиеся по пути. Один из бойцов рванул по мостику прямо. Другой, последний из рядовых, побежал в другую сторону. Майор вспрыгнула и, схватив Черри за грудки, начала чего-то яростно орать и доказывать. Дракон сделал круг и пустил огромную струю белого пламени, сжигая убегавшего воина. Пламя спало, и Черри увидела, как голый скелет падает на пол. Дракон сделал вторую петлю и, схватив огромной пастью другого бегущего, размял его, будто это была детская мягкая конфетка. Майор перешел на писк, он начала молить Черри спасти его.

-Заткнись, - крикнула Черри и оттолкнула его.

Майор отлетел на пару футов, но быстро вскочил и побрел к Черри вновь, умоляя, нет, на этот раз уже требуя, что бы капитан защитила его. Черри видела, как дракон заходит за новой жертвой. Девушка начала отступать назад, стараясь не ступить на круглые гильзы. Она не спешила отпускать курок. Она даже не знала, в кого из них двоих стрелять. Дракон просвистел над Черри, и девушка зажмурилась. Там, где только что стоял майор, его больше не было. Черри обернулась. Наемник был зажат в лапе чудовища и неимоверно дико орал. Черри прицелилась и выстрелила человеку в голову. Крик стих мгновенно, голова наемника повисла, обмякло его тело.

Крылатый, поняв бесполезность своей ноши, сбросил тело. Дракон пошел на последний заход. Черри развернулась и побежала. Но не успела она пробежать и нескольких шагов, как поскользнулась на гильзах и упала. Фонарь ударился о перила, разбился и улетел вниз. Черри попыталась встать, но гильзы, разбросанные под ногами, мешали ей. Наконец, она нащупала перила. Сердце ее колотилось в бешеном темпе. Она быстро и коротко дышала. Она оперлась о поручень и встала. Она не могла никуда идти, поскольку не видела дороги. Было слишком темно.

Но произошло что-то невероятное. Девушка изда