«Предупреждение»

Максим Дегтярев ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ

1

15.03, терминал "Антарес"

До начала телепортации оставалось час десять, и, чтобы убить время, я поднялся в кафетерий на втором этаже терминала. Два автомата продавали напитки и шоколадные батончики, из полудюжины двуместных металлических столиков был занят всего один. Телевизионный экран под потолком показывал круглосуточные новости, звук был выключен. Сквозь верхний панорамный иллюминатор резал глаза оранжевый Антарес.

Выжав из первого автомата эспрессо, я с минуту думал, что взять из второго. Ничего не выбрав, я забрал кофе и двинулся к ближайшему столу. В двух метрах от меня молодой мужчина в комбинезоне Объединенного Космического Агентства возвысил голос:

— А я уверяю тебя, что это не пульсар! А если и пульсар, то очень необычный.

Он увеличил громкость, чтобы я потом подтвердил, что он это говорил?

На вид ему было не больше тридцати. У него было бледное лицо альбиноса, очень светлые волосы торчали в беспорядке, худые руки нервно теребили пустой стаканчик из-под кофе. Его собеседник был лет на пятнадцать — двадцать старше — полнеющий господин в комбинезоне без знаков отличия, он скосил на меня глаза и внятно произнес:

— То есть ты признаешь, что объект мог быть пульсаром.

Я улыбнулся ему и пожал плечами. Его замечание было неоспоримо.

Первый, с фанатичным блеском в глазах, запротестовал:

— Не пытайся ловить меня на слове. Факты говорят сами за себя. Конус излучения был намного порядков уже, чем это бывает у пульсаров. И главное — он двигался! Мы находились вблизи его оси всего двенадцать секунд, затем он ушел. Через трое суток мы снова оказались в конусе, но на это раз всего на четыре секунды, потом он снова ушел. Тебе ли не знать, что пульсары себя так не ведут.

— Прецессия?

— Мы смоделировали. Не может быть естественных причин для такой прецессии. Если это она, то, значит, ею управляли!

— Кто? — спросил старший собеседник.

Теперь он посмотрел на меня с выражением «вот, глядите, с кем приходится иметь дело».

— Извини, но они не представились. Но знаешь, Гор, кого мне это поведение напомнило?

— Меня уже интригует твое «кого», а не «что».

— Вот именно. Вора, орудующего фонарем в темном доме. Он боится, что свет фонаря будет виден через окно, и отводит луч, потом снова подводит, потому что ему нужно осветить предмет, находящийся возле окна.

За мгновение до этой фразы я сделал глоток. Теперь кофе находился на распутье: в бронхи, в пищевод или назад. Я замер на секунду, затем страшным усилием воли направил жидкость куда надо.

Фонарь в чужом доме. Да, примерно так я и лишился лицензии. Я не мог предугадать, что у одного придурка из дома напротив будет светочувствительная оптика, и что именно в эту ночь он решит понаблюдать за молодой парой, развлекавшейся в квартире надо мной. Я пользовался фонарем максимально осторожно, но не пользоваться им совсем я не мог. Придурок сделал анонимный звонок в полицию, и меня взяли на выходе. Потом я нашел его и спросил, зачем он это сделал. Он ответил, что поступил как добропорядочный гражданин. И я не имел возможности убедить его в обратном, потому что и так был на волосок от уголовного наказания. Мне крупно повезло — у меня всего лишь отобрали лицензию частного детектива. Был еще крупный штраф, но его оплатил заказчик расследования.

— Смотри, человек едва не подавился, — сказал Гор молодому собеседнику, имени которого я пока не знал. Тот посмотрел в мою сторону.

— Все в порядке, — сказал я, — нет проблем, продолжайте.

— Вот, опять! — Гор направил пульт ДУ на экран телевизора и прибавил громкость.

На экране был снимок среднетоннажного грузового корабля. Голос за кадром сообщил о втором пиратском захвате в районе каппы Южного Треугольника. В заложниках у бандитов находились пять членов экипажа. Груз представлял собой оборудование для экспериментального научного комплекса, строящегося вблизи звезды. Диктор иронизировал, что за игрушки ученых обществу приходится платить дважды: сначала, чтобы их создать, потом — чтобы выкупить у бандитов.

— Демагог, — пробормотал Гор.

Бледный парень немного обиделся за то, что его предпочли выпуску новостей.

— Это далеко, не бойся, — сказал он и потянулся к пульту.

— Рош, ты прекрасно знаешь, что я ничего не боюсь, — Гор отвел его руку в сторону, выждал еще пару секунд и выключил звук. — Ну, и какие у тебя планы насчет этого фонаря?

— Я составил список из двадцати радиообсерваторий, откуда его могли заметить. Надо собрать всю доступную информацию. Еще я написал Клемму.

— Паулю Клемму? И что он ответил?

— Тебе это лучше прочесть. — С этими словами Рош развернул свой комлог и пододвинул его приятелю. Тот с полминуты внимательно изучал экран.

— Я тобой восхищаюсь, — сказал он, наконец, — не всякий найдет в себе смелость дать прочитать другому такую отповедь.

— Ты не понял, это писал не Клемм, это абсолютно не его стиль.

— Адрес его?

— Конечно. Но писал не он.

— Ты хочешь сказать, что никогда раньше он не упрекал тебя в ложной интерпретации данных?

— Я хочу сказать, что он никогда не говорил «интерпретация данных». Он говорил… Ну, он сказал бы, что я порю чушь, например… Ты же знаешь, он никогда не был дипломатом.

— В этом ты, пожалуй, прав.

Гор нахмурился. Он поднял глаза, и наши взгляды пересеклись.

Я подумал, что мы уже достаточно друг на друга насмотрелись и пора познакомиться. Медленно поднявшись со своего места, я приблизился к их столику.

— Можно мне взглянуть? — спросил я тоном медицинского светилы, прибывшего на консилиум по поводу очень сложного случая.

— Вам? — изумился Рош. — Зачем?

Я протянул ему визитную карточку — одну из тех, что остались у меня с той поры, когда я имел действующую лицензию.

— Федор Ильинский, частные расследования, — прочитал он вслух.

Гор взял у него карточку и убедился, что там написано именно это.

Пока они проводили манипуляции с визиткой, я успел краем глаза взглянуть на письмо.

— Чтобы подтвердить или опровергнуть аутентичность этого текста, мне нужен для сравнения другой текст, — сказал я.

— Пусть посмотрит, — сказал Гор, хотя, кажется, он уже понял, что я ломаю комедию. На самом деле я был отчасти серьезен, потому что как раз подыскивал интересную работу.

— Пожалуйста, — пожал плечами Рош и показал другое письмо. Оно состояло из одного слова: «спасибо».

— Это писали разные люди, — сказал я уверенно.

— В самом деле? — удивился Гор и изогнул шею, чтобы увидеть текст. — Да, он прав.

— Вы издеваетесь?! — вспылил Рош.

— Нет, взгляни сам. Подписи разные.

— И адреса, — добавил я.

— Черт! Я ошибся. Очень похожий адрес.

Гор улыбнулся:

— Кажется, припоминаю, что у профессора Пауля Клемма есть дочь Пенелопа. Не мудрено, что их адреса похожи.

Рош перевернул комлог экраном вниз.

— Не хочу показаться невежливым, но, думаю, мне еще рано обращаться за помощью к детективу.

— Как угодно.

Я вернулся к своему остывшему кофе. Допив его одним глотком, спустился в зал ожидания. Пустующие пластиковые кресла стояли в несколько рядов. Я выбрал то, что было ближе всего к громкоговорителю — на случай, если вдруг вздумаю проспать транспортировку. Бросив рюкзак перед креслом, я вытянул на него ноги и прикрыл глаза.

Моя визитная карточка осталась у того типа, которого завали Гор.

2

24.03, терминал ТКЛ-1612, система Скорпион-25

В этот день Вселенная не знала других двух людей, настолько разочаровавшихся друг в друге. Он думал, что я куплю его товар, а я думал, что у него есть для меня работа.

— Поймите, это полезнейший в вашем деле предмет. Пассивное обнаружение наножучков, находящихся в режиме ожидания. Представляете, что это такое? Любой сканер обнаружит жучка в момент передачи информации. Любой активный сканер — то есть тот, который сам излучает, — обнаружит устройство слежения. Но если вы будете пользоваться активным сканером слишком часто, вы неизбежно испортите себе здоровье. А этот, смотрите, пассивно обнаруживает пассивное…

Технические характеристики прибора выглядели лучше, чем у того, что был встроен в мой комлог. Но не на семь сотен марок. Сканер был размером с детскую ладонь, весил всего сто грамм и имел острые края — о них я подумал, когда рассматривал выпуклый череп назойливого коммивояжера.

— Последний остался, — продолжал он, — берите, а то уйдет в два счета. Вам, как профессионалу, уступлю за шестьсот. На прошлой неделе на терминале Антареса продал одному гражданскому за восемьсот! Представляете?

— Не представляю и не верю.

Он залез в чемодан и выудил оттуда какую-то бумагу.

— Взгляните, договор купли-продажи. Дата — пятнадцатое. У меня все официально. Гарантия три года. И вот, смотрите, цена.

Он ткнул пухлым пальцем в восьмерку с двумя нулями.

Меня же поразило имя в графе «покупатель»: Рош Морель. Я спросил:

— Этот Морель… Бледный такой, лет под тридцать?

— Да. Вы его знаете?

— Его все знают. Он псих, параноик. Покупает подобное барахло тоннами.

— Ничего подобного! — от возмущения торговец даже подпрыгнул. — Он не параноик, за ним действительно… — он осекся.

— Говорите, раз уж начали.

— Между прочим, теперь вы мне не кажетесь столь умным. Он мог бы быть вашим клиентом, а вы его упустили. Но я дал обещание не разглашать. Это было условием сделки, а у меня репутация.

— Вы посадили на него жучок, а потом его же нашли. И воспользовались тем, что человек и без того шарахается от собственной тени.

— Клевета! У меня действительно есть набор жучков для демонстрации возможностей сканера. Я никогда не сажаю их без разрешения клиента. Но в тот раз они мне не понадобились. Морель имел своего. И мой прибор его обнаружил.

— Куда вы дели жучок?

— Уничтожил, разумеется. Нельзя же было дожидаться, когда он скинет информацию.

Крайне непрофессионально. Нужно было поместить жука в экранированное помещение и исследовать. Но торговец был прав, я упустил клиента. На прощание он всучил мне стопку рекламных буклетов. За каждого покупателя я буду получать пять процентов от сделки. Как только он скрылся за воротами дока, я отправил всю стопку в мусорную корзину.

Я зашел в кафетерий, купил сэндвич, бутылку воды и вернулся в свою тесную каюту на нижних ярусах терминала. До смены оставалось пятнадцать минут.

Я наткнулся на эту работу случайно. На терминале проводили ремонт обшивки, поврежденной метеоритным дождем. Ремонтом занимался робот-манипулятор. Три дня назад его клешня застряла между погнутыми антеннами. Наблюдавший за ним инженер вышел на помощь, но все кончилось тем, что помощь понадобилась ему самому: острые края покореженного металла зажали фал скафандра, и любое движение грозило обрывом. Я годился на роль спасателя по двум причинам: у меня был опыт выходов в открытый космос и я не был членом профсоюза. После успешной эвакуации и инженера и робота меня оставили за ними присматривать до конца ремонта. За это мне платили сто марок в час, давали кров и считали практически героем.

Ополаскивая лицо в тесной ванной, я размышлял, готов ли я прослыть трусом за, скажем, двести марок в час. Пока, видимо, нет. Счет в банке позволял мне выбирать ту работу, которая была по душе. Два месяца назад, лишившись лицензии, я решил потратить какое-то время на путешествия по галактике, — но так, чтобы дорога себя окупала…

Я поднял голову. В мутном зеркале отразилась квадратная физиономия с вечно унылым выражением лица. Недельная щетина скрывала толстый подбородок, воротник вязаного свитера — еще более толстую шею. Это был главный инженер терминала Уиллер, он не имел привычки стучаться. Я обернулся.

— Идем? — спросил он.

Я кивнул. Еще две смены и ремонт закончен. Или у них опять что-нибудь случиться? Но задерживаться здесь надолго мне не хотелось.

Шесть часов спустя я, наконец, получил возможность вцепиться зубами в купленный до смены сэндвич. Потом я посмотрел почту и обнаружил письмо от неизвестного отправителя. В графе «тема» было указано: «Антарес». В глубине души я ждал этого письма. Но я не угадал с адресатом. Им не был Рош Морель. Им был некто Г. Г.

«Это касается событий на терминале Антареса. Необходимо снова встретиться. Если вы согласны, дайте знать по этому адресу. Хотелось бы, чтобы встреча произошла как можно раньше.

Г.Г.»

Гор? Возможно. Но куда же я дену Уиллера? Я ответил, что освобожусь не раньше 26-ого.

3

26.03, терминал ТКЛ-1612, система Скорпион-25

Внешняя кольцевая галерея терминала ТКЛ-1612 описывала круг диаметром восемьдесят метров. Я вышел на галерею, чтобы через иллюминатор взглянуть на то место, куда мне предстояло лететь. «На том месте» пылал Скорпион-25 — до него было чуть более трехсот миллионов километров. В системе Ск25 тринадцать планет. Четвертая оп счету, Энно, обитаема, но меня ждали не там.

Накануне я получил очень странные инструкции от Г.Г.. Я должен был арендовать челнок и двигаться к Ск25-5 — пятой планете системы, до которой на этот момент было всего пятьдесят миллионов километров. Деньги на аренду мне перевели, плюс к этому я получил задаток за неделю. Мне советовали взять все свои вещи с собой, поскольку возвращение на терминал в ближайшее время не планировалось.

Потом полетим на Энно?

Вполне возможно. В сети я нашел имена Роша Мореля и Пауля Клемма, они оба были родом с этой планеты. Оба занимались астрофизикой, причем Клемм был довольно известным в своей области специалистом. Обойдя галерею по кругу, я вернулся в каюту собирать вещи.

— «Гольфстрим» пилотировать умеешь? — спросил главный инженер Уиллер, войдя, как всегда, без стука.

— Не знаю, не пробовал. Но у меня вроде бы уже есть работа.

— А я не говорил, что это работа. Во всяком случае, тебе за нее не заплатят. Один человек летит к двести пятьдесят пятой. Ему нужен второй пилот. Какие-то проблемы с его автопилотом. Сэкономишь на аренде челнока.

Я не видел причины отказываться.

— Где его искать?

— Ступай к докам. Одиннадцатый стыковочный узел. Капитана зовут Бланец. Я его предупрежу.

Бланецу было под шестьдесят, он старался походить на старого космического волка или в самом деле был таковым. Из его речи я лучше всего разбирал нецензурные слова. Видимо, то же самое относилось и к роботам-грузчикам. Он устал на них орать и принялся за меня:

— Хватай эти контейнеры и тащи в салон, — указал он на два титановых ящика с ручками как у чемоданов. — И не вздумай уронить.

Я вспомнил, сколько экономлю на аренде челнока, и подхватил оба сразу. Потом выяснилось, что контейнеров не два, а шесть, но спорить было поздно.

«Гольфстрим» был ровесником своего капитана. Когда-то дорогой, корабль полностью выработал свой ресурс, и ни один пассажир не рискнул бы на нем лететь. Впрочем, ни один порт не дал бы этому корыту взлететь с пассажирами. К грузовым кораблям требования были ниже (или взятка диспетчеру меньше). Из салона выкинули кресла, содрали мягкую обшивку и установили паллеты для малогабаритных грузов. Люк остался один — пассажирский, и таскать через него груз было крайне неудобно.

— Мне нельзя брать пассажиров, — сказал Бланец перед стартом, — поэтому для всех ты мой второй пилот.

— У меня нет лицензии пилота.

— Теперь есть, — он протянул мне удостоверение с моим именем и фотографией. Снимок был сделан, когда меня брали на работу на терминал. Он добавил:

— Не советую им пользоваться дальше двести пятьдесят пятой.

В мои планы не входило ничего подобного.

4

27.03, окрестности Ск25-5

Пошли вторые сутки полета. Я выбрался из спального мешка и поплыл в санузел. В самый неподходящий момент я услышал по громкой связи трехэтажный мат капитана Бланеца. Закончив все свои дела быстрее обычного, я поплыл в рубку.

— Что случилось? — спросил я.

— Ложная тревога, — сказал он сквозь зубы.

Я обратил внимание на экран радара. Он был больше, чем у обычных гражданских кораблей, и ряд параметров, которые он передавал, были мне непонятны. Радар показывал, что впереди нас находится небольшой скоростной корабль, который был идентифицирован как «Фэлкон-332». На отдельном экране появились проекции корабля. Они были обычными для кораблей этой серии: двадцатиметровый обтекаемый корпус, грузный в его средней части, утолщенный носовой обтекатель, короткие треугольные крылья, угловатая корма с куцым опереньем. «Фэлконами» часто пользуется космическая полиция. Не это ли напрягло моего капитана?

— Полиция? — предположил я.

— Нет. У наших только 322-е.

— А кто?

— Без понятия.

Уходя в сторону, «Фэлкон» сбавлял скорость. Теперь он шел параллельным курсом. Расстояние до него сократилось до двухсот тысяч километров.

Зуммер на приборной панели начал тревожно попискивать. «Облучение на частоте 4789», — сообщил радар красным шрифтом. «Режим аберрации включен».

До меня начал доходить смысл происходящего. На частотах этого диапазона наводятся лазеры среднего радиуса действия. Чтобы навестись на нас с расстояния в 200 000 километров, нужна большая точность. Режим аберрации (которым ни одно гражданское судно не оборудовано) приводит к тому, что у лазера начинает «двоится в глазах», и точное наведение становится невозможным.

— Кажется, у вас есть враги, — сказал я.

— Ничего не понимаю, — прошипел Бланец, — здесь должно быть все чисто.

Он перевел кресло в противоперегрузочный режим. Я едва успел сделать то же самое, как «Гольфстрим» начал проводить маневр уклонения, от которого у меня моментально потемнело в глазах.

Радар насчитал десять высокочастотных импульсов, но все прошли мимо. «Отделение произошло», — услышал я сквозь гул. Голос принадлежал автомату.

Избавляемся от незаконного груза, подумал я и попытался приоткрыть глаза. Сквозь радужные разводы проступили контуры приборной панели. На экране радара теперь было три точки. Новая двигалась с большой скоростью от нас к «Фэлкону».

— Это ракета? — прохрипел я.

— По-твоему, я цветы должен был ему послать?

«Фэлкон» попытался сманеврировать. Сначала я не понимал, почему он не пытается поджечь ракету лазером. Потом до меня дошло, что лазерный импульс требует колоссальной энергии. Десять выстрелов разрядили батареи. Теперь пилот стоял перед дилеммой: пустить всю мощность на накачку батарей, либо, включив форсаж, спасаться бегством.

Он выбрал второе. И если я когда-нибудь переквалифицируюсь в пилоты, я буду знать, что надо выбирать первое. Через семь секунд радар сообщил, что цель уничтожена.

Я вытер со лба капли пота.

— Ты кого-нибудь ждал? — спросил Бланец.

— Мои враги вооружены гораздо легче.

— А мои сначала что-то требуют, а уже потом стреляют. Какого черта им уничтожать груз?

Оставшееся время мы заметали следы. Я вышел в космос и отсоединил от корпуса корабля большой вытянутый контейнер. Внешне он выглядел как дополнительный топливный бак, но на самом деле в нем находилась боевая ракета. Затем Бланец приказал мне связать вместе шесть титановых контейнеров, которые я грузил на корабль, прикрепить к ним сигнальный маяк и пустить в дрейф.

— Что в них? — спросил я.

— В чем, в них? Не понимаю, о чем ты говоришь.

Записи бортовых самописцев подверглись обработки. Мы никогда не встречали «Фэлкон-332», ни в кого не стреляли, и в нас никто не стрелял. У меня возникло чувство, что Бланец с радостью отправил бы в дрейф и меня. Чтобы он не захлопнул за мной люк, я на время выходов в космос привязывал его к трубе в санузле. Сначала он был против, и даже попытался дотянуться до бластера, спрятанного под приборной панелью. Но я смог его разубедить, почти не прибегая к силе.

5

27.03, Центр противометеоритного контроля, Энно

Этот год начался для Сэмюэла Джеймса крайне неудачно. В начале января банк увеличил ставку по ипотечному кредиту. («Читайте внимательно договор, Сэмми!»). Затем на должность начальника диспетчерской назначили не его, а выскочку Тонго. А Сэм очень рассчитывал на прибавку к жалованию. И еще оставался долг адвокату, вытащившему Джеймса-младшего из истории с наркотиками.

Адвокат намекал, что вместо денег он готов принять от Сэма кое-какие услуги. Посторонний человек мог бы этому удивиться. Что можно взять с диспетчера противометеоритного контроля? Но адвокат знал, ЦПМК имеет самую разветвленную спутниковую сеть в системе Скорпион-25. В диспетчерскую стекается информация обо всех кораблях, находящихся в открытом космосе. Эта информация никем не анализируется, поскольку считается, что за кораблями присматривает своя диспетчерская служба.

Идея собирать сведения о полетах пришла в голову одновременно двум людям. Одним из этих двоих был адвокат Сэмюэла Джеймса, вторым — Тонго, его коллега и соперник. Тонго обещал начальству, что создаст систему хранения и обработки всей собираемой информации, а не только той, что касается метеоритов. Начальству это понравилось, и Тонго получил повышение.

Сэм заступил на смену рано утром. Тонго, с красными от недосыпа глазами, отирался возле диспетчерского пульта. В комнате стоял густой кофейный запах.

— Ты здесь ночевал? — спросил Сэм, хотя прекрасно знал ответ.

— Да. Майк всю ночь тестировал свою программу. Только что отпустил его домой.

— Ну и как?

— Оказалось, что самое узкое место, это канал связи с каждым отдельным спутником. Всю информацию передать невозможно. Придется ставить фильтры событий непосредственно на спутники.

— Фильтры событий?

— Да. Он будет отличать интересные события от прочих.

— А по какому принципу?

— Не знаю. Мы над этим бьемся. Сейчас решаем, в каком электромагнитном диапазоне будем вести наблюдение. Вот, кстати, что-то любопытное…

Тонго просматривал лог, переданный спутником, находившимся в районе пятой планеты этой системы. Прохождение плотного метеоритного потока — того, что повредил терминал, — заставило усилить наблюдение в этом секторе.

— Что там? — спросил Сэм.

— Мощный электромагнитный импульс в десяти миллионах километрах от двести пятьдесят пятой. Есть полная запись спектра. Сейчас загоню его в программу сравнения. Она скажет нам, что это такое.

Получив ответ тремя минутами позже, Тонго присвистнул от удивления.

Сэм прочитал результат.

«Спектр соответствует взрыву электронно-плазменной боеголовки ЭПБ-2022-а».

— Я думаю, надо сообщить в полицию, — после минутного раздумья высказался Тонго.

— Тебе решать, — сказал Сэм и приготовился звонить адвокату.

6

29.03, Ск25-5

Освоение пятой планеты системы Скорпион-25 началось после появления деформационных кораблей. Пространство внутри плотных планетных систем непригодно для деформации, поэтому базы для Д-кораблей строят на разумном удалении от звезд. Особенность системы Ск-25 заключалась в том, что между пятой и шестой планетой зиял провал в пять миллиардов километров. Этот провал был пригоден для Д-входов и выходов. Отсюда, на субсветовой тяге, Д-корабли шли к Ск25-5, на орбите которой находилась их база. Минусом орбитального базирования было то, что прежде чем причалить, пилотам приходилось долго маневрировать на субсвете. Мытарства пилотов окупались (для компаний) тем, что планета обладала ресурсами для изготовления топлива. Расходы по его транспортировке сводились только к забросу на орбиту, что стоило дешево, поскольку планета Ск25-5 была небольшой.

Чем ближе мы подлетали к цели, тем хуже становилось наше настроение. 28-ого, в середине дня, Бланец получил известие, что о взрыве ракеты стало известно полиции. Полиция, скорее всего, будет прочесывать район взрыва. Это не сулило ему ничего хорошего. Меня же настораживало другое. В инструкции от Г.Г. было сказано, что о месте встречи мне сообщат по пути к Ск25-5. Мрачная, безжизненная планета заняла уже треть неба, но никто со мной до сих пор не связался.

Мы сделали пару витков и сели у Центрального (и единственного на планете) космопорта. Бланец не сказал мне на прощанье ничего хорошего, но его можно было понять.

На выходе из шлюзовой камеры мне повстречались три крепких парня в полувоенной форме. Они поинтересовались, не у меня ли документы на судно. Я показал большим пальцем себе за спину. Один из них сунул голову в шлюз, чтобы посмотреть, на кого я указал. Наверное, озабоченный вид моего капитана их удовлетворил, потому что больше вопросов не поступило.

Ознакомившись с висевшим на стене планом эвакуации, я отправился искать гостиницу. Мне хотелось принять, наконец, нормальный душ и выспаться. А перед этим съесть чего-нибудь горячего.

Дорогу лучше всего спрашивать у роботов. Они точны, не язвят, если ты не понимаешь с первого слова, и не обижаются, если язвить начинаешь ты. Робот-погрузчик посоветовал искать столовую в зеленом секторе третьего уровня и указал направление на лифты. Попадавшиеся мне по дороге люди смотрели на меня так, словно точно знали, что я не местный. Но ни удивления, ни осуждения в их взгляде не было. К третьему уровню я перестал обращать внимание на чужие взгляды.

Окрашенная в зеленый металлик галерея вела в административное крыло космопорта. В самом ее начале имелось боковое ответвление со стрелкой и рюмкой. Я свернул туда и через десять метров оказался в просторном помещении с белыми пластиковыми стенами. В стенах были круглые иллюминаторы, толщина их стекол превосходила диаметр. Несколько человек, разместившись за столами поодиночке и парами, что-то, без сомнения, ели. Я подошел к шкафу с цветными картинками и кнопками. Затем украдкой взглянул на посетителей. Никакого соответствия между тем, что они ели, и тем, что было изображено на картинках, я не уловил. Тогда я стал изучать подписи.

— Вы не вегетарианец? — раздалось позади меня.

Я обернулся. Вопрос исходил от невысокого, тщедушного мужчины с круглой, седеющей бородкой. Он делал заказ у соседнего шкафа с холодными закусками и напитками.

— Нет. Но готов им стать, если…

— Берите тушеное мясо. Я не знаю, из чего оно сделано, но тут его все едят.

Я последовал совету. Шкаф изучил мою кредитку и остался ею доволен. На табло засветилось: «Идет разогрев продукта. Вы сможете забрать свой заказ через 5 минут. О готовности вам сообщат двумя короткими звуковыми сигналами, вот такими…» — и шкаф дважды звякнул.

Взяв в соседнем автомате сок и кофе, я уже собрался занять свободный столик, когда услышал:

— Присаживайтесь! — незнакомец с бородкой указывал мне на соседний стул.

Поблагодарив его, я уселся.

Ему было где-то за шестьдесят. Он миролюбиво улыбался, отчего его лицо покрывалось сетью глубоких морщин, от этих улыбок, вероятно, и образовавшихся. Мне хотелось попросить его сохранять серьезность.

— Только что прилетели? — спросил он.

Я выразил восхищение его проницательностью. На собеседника это не подействовало, и он продолжил допрос. До горячего он успел узнать, что родом я с Фаона, что путешествую без особой цели, что готов как работать, так и не работать, что из вещей у меня только рюкзак и в нем нет ничего ценного. О себе он сообщил, что занимается мелкой коммерцией, живет в гостинице для гражданских, любит Энно, не любит Землю, от йогурта у него несварение, а дети давно разъехались. Я могу называть его Док, потому что его все так зовут — он когда-то практиковал, но потом бросил ради торговли медицинскими препаратами.

Я был бы в курсе недомоганий его супруги, если бы не звонок микроволновки.

Когда я вернулся, на столе стояла стеклянная фляжка «Баллантайна» и два пластиковых стаканчика. Не спрашивая, Док налил в каждый на два пальца.

— За встречу!

Я кивнул и сделал небольшой глоток.

— Ну, как? — спросил он после того, как я проглотил первый кусок.

— Нормально.

В тушеном мясе не было ни грамма натурального мяса, но я был к этому готов.

— Еще по глотку?

Я отказался. Док интеллигентно принял мой отказ. Я спросил о гостинице. Их здесь оказалось три: для пилотов, для рабочей вахты и для прочих гражданских. Он объяснил, как их найти, и вызвался проводить меня до своей гостиницы.

Наверное, он вел меня короткой дорогой, потому что мы долго петляли и ни разу не воспользовались лифтом. Гостиницей назывались два пересекавшихся под прямым углом коридора на четвертом уровне голубого сектора. Заказ номера осуществлялся с компьютерного терминала: вставляешь кредитку, жмешь нужный номер, указываешь срок пребывания, и тебя вселяют без лишних вопросов. Свидетельством вселения служит пластиковая карточка-ключ, выскакивающая из щели под терминалом.

Никто не требовал возвращения аванса, поэтому я заказал полулюкс — номер, в котором можно дойти от двери до кровати, не задевая стен. Ванная также производила приятное впечатление — в ней была горячая вода, и душ не совпадал с умывальником. Еще меня очень удовлетворило расположение противопожарных распылителей.

Убедившись, что я все сделал правильно, Док отправился в свой номер.

Я разворошил постель, в ванной набрызгал воды, поставил зубную щетку и пасту в стаканчик. Из рюкзака вытащил коробку с инструментами и пачку одноразовых салфеток, затем засунул рюкзак глубоко под кровать. Убедившись, что в коридоре никого нет, я вышел из номера и дошел до запасного выхода в конце коридора. Дверь была с небольшим окном, забранным армированным стеклом, открыть ее можно было с любой стороны. Я вышел на площадку аварийной лестницы и принялся ждать, поглядывая время от времени через окно. До двери в мой номер было не более шести метров. Меня бы устроили номера, расположенные еще ближе к лестнице, но они были заняты.

Прошло два часа. По местному времени было уже заполночь. Я в очередной раз делал несколько приседаний, когда из коридора послышались приглушенные голоса. Док в сопровождении трех мордоворотов проследовал к моему номеру. Двух из этой троицы я уже видел в столовой. Тогда Док изо всех сил старался не смотреть в их сторону.

Док достал ключ и вошел в номер. С ним зашло еще двое, один остался дежурить в коридоре. Секунд через пятнадцать Док выглянул из двери и о чем-то переговорил с караульным.

Как я понял, Док решил ждать меня внутри, благо, им было чем заняться — порыться в моем рюкзаке, я имею в виду. Оставшийся снаружи бандит двинулся к запасному выходу. Как и я, он понял, что это отличная точка для наблюдения.

Посторонившись, я дал ему выйти на площадку.

После удара в солнечное сплетение он согнулся пополам. Я подсек его и уложил мордой на пол. Скотч из коробки с инструментами был уже приготовлен. Я слегка пережал ему сонную артерию, и, пока он отдыхал, связал ему руки и ноги. Затем я привел его в чувство. Мне хотелось узнать, что нужно от меня Доку.

Сначала он меня послал, — но тихо, потому что одной рукой я слегка сжимал ему горло. Я пообещал ему сказать Доку, что он раскололся только после страшных пыток. Вкратце я обрисовал ему, в чем будут заключаться пытки.

— Он говорил, ты ему должен. Очень много. Он хотел с тобой это обсудить.

— За что я ему должен?

— Не знаю, он не говорил.

Должен? Что за новость!

План «А» оставался в силе.

Из пачки салфеток получился прекрасный кляп. Из карманов бандита я выудил небольшой бластер, электрошокер, рацию и портмоне. Кивком головы он согласился с моим советом лежать и не рыпаться.

Я сообщил гостиничному терминалу, что выехал из номера. Мой ключ обнулился, двери номера заблокировались. На углу, где пересекались коридоры гостиницы, размещался пульт управления пожарной сигнализации. Я разбил стекло и включил в своем бывшем номере систему пожаротушения. Затем, наслаждаясь ревом пожарной сирены, вернулся к терминалу и снова вселился в тот же номер, получив при этом новый ключ с новым кодом.

Я вернулся к своей двери. Вокруг уже сновали перепуганные, сонные люди. Я убеждал их, что тревога ложная и что нигде ничего не горит. Похоже, один только я слышал частые, глухие удар в дверь с номером 5459.

Появился менеджер. Он подтвердил, пожара нет, и отключил сигнализацию. В наступившей тишине все явственно услышали стук и крики, доносившиеся из 5459–ого.

— О, это мои друзья, — сказал я и отпер дверь. — Они любят баловаться со спичками.

Все-таки я переборщил. Док и один из его подручных находились на грани помешательства. На четвереньках, они выползли из номера и свалились, едва дыша. Третий силился навести на меня бластер, рукоятью которого он долбил в дверь. Понятно, что у него ничего не вышло. Я достал из кармана Дока карточку-ключ, взвалил его тушу на плечи и отнес к нему в номер. Подручный, что покрепче, потащил своего коллегу, не знаю куда. Я крикнул ему, чтобы он потом заглянул на аварийную лестницу.

7

30.03, Ск25-5

— У тебя будут большие проблемы, парень, — сказал Док, очухавшись. От его вчерашней интеллигентности не осталось и следа.

На столе стояла фляжка со скотчем. Я нашел стакан и налил ему выпить. Он жадно выхлебал жидкость, отер губы и повторил:

— Большие проблемы.

— У меня мелких не бывает. Кто стрелял в нас с Бланецом?

— Это тебя надо спросить. С нашей стороны все чисто. Я говорил с людьми. Из местных никто бы не рискнул. Все знают, на кого работает Бланец. Так что это твои дела. Пораскинь мозгами, кому ты насолил. Судя по тому, как ты себя ведешь, таких людей не мало.

Я бы назвал это бредом, если бы не молчание Г.Г.. Если удар пытались нанести по Доку, почему клиент до сих пор со мной не связался? Он же заплатил мне, и заплатил немало.

— Хорошо, — сказал я, — пусть так. Тогда у нас нет друг к другу претензий. Я даже готов принести извинения.

Док помотал головой.

— Не пойдет. Ты мне должен груз. И ракету. Когда все вернешь, будем считать инцидент исчерпанным.

— Бланец знает, где найти груз.

— Ты предлагаешь ему взять штурмом полицейское управление?

— Полиция нашла контейнеры?

— Догадался! — Он налил с треть стакана и выпил. — Между прочим, Бланец спас тебе жизнь.

— И себе тоже.

Но во мне уже шевельнулись угрызения совести. Развиться им помешал стук в дверь.

— Если это твои, вели им проваливать, — сказал я.

— Откройте, это полиция! — раздалось из-за двери.

— Теперь и у тебя проблемы.

Он усмехнулся:

— Ты в этом уверен?

Я открыл дверь. В грудь мне уперся ствол М-214. Подняв руки, я попятился назад. Из-за широкой спины спецназовца показалась маленькая круглая голова.

— Лицом на пол! — взвизгнула голова.

Прежде чем падать, я все-таки решил уточнить:

— Вы это мне?

— Тебе, Ильинский. Давай, на пол.

Я обвел глазами пространство вокруг себя.

— Здесь негде.

— Ничего, я подвинусь, — сказал Док и, задрав ноги, отполз в угол кровати.

Пришлось подчиниться. Голова обшарила мои карманы. К тому времени в них уже хранился целый арсенал.

— Вы не представились, — сказал я.

— Капитан Задван. Ильинский, вы арестованы за незаконное хранение оружия.

Мне надели наручники. Последовало обычное предупреждение о моих гражданских правах. Двое спецназовцев подхватили меня под руки и поволокли к лифтам.

Лифт спустился на нулевой уровень. Широкой, хорошо освещенной галереей мы перешли в зеленый сектор и через минуту достигли бронированной двери с надписью «Полиция. Участок 01». Меня поместили в комнату с железными столом, двумя стульями и пуленепробиваемым зеркальным окном. Дверь с грохотом захлопнулась, и я остался один.

Интересно, какое здесь наказание за безосновательное пожаротушение?

Опустив голову на стол, я попытался вздремнуть. Секунд через двадцать дверь снова заскрежетала, и в комнату вкатился Задван.

— Не спать! — взвизгнул он.

— Тогда сними наручники.

— Обойдешься.

— Значит, буду спать, — я снова опустил голову.

Он стукнул по столу рядом с моим ухом. Я этого ждал, поэтому не отреагировал, хотя едва не оглох.

Мне действительно больше всего на свете хотелось спать.

— Утором поговорим, ладно? — предложил я миролюбиво.

Полицейский снял наручники и уселся передо мной. Когда я поднял голову, на столе лежал снимок шести контейнеров с «Гольфстрима».

— Узнаешь?

— Может, узнаю, может, нет. К чему вопрос-то?

— Кто их должен был забрать?

— Откуда?

Задван потер виски.

— Обрисую ситуацию, — вымолвил он, — тебе грозит пожизненное за контрабанду. Но если ты очень постараешься, то сможешь убедить нас, что ты всего лишь никчемный курьер, и мы скостим тебе срок, скажем, до десятки. Говори, кто получатель товара? И от кого ТЫ получил товар?

Вот я и получил ответ на вопрос, зачем Бланецу понадобился второй пилот. Я был нужен ему, чтобы в случае неудачи, свалить вину на меня.

На стол лег еще один снимок. На нем я тащил контейнеры к стыковочному узлу.

— Подработал грузчиком, ну и что?

— А то, что на контейнерах только твои следы.

Я знал, какого решения Задван ожидает от меня меньше всего.

— Я готов пройти детектор лжи. Кроме всего прочего он покажет, что я даже не знаю, что внутри контейнеров.

На самом деле, мне смертельно хотелось узнать, что в них. Но теперь мое незнание могло пойти мне на пользу.

Задван хмыкнул и на минуту заткнулся. Через минуту его лицо озарилось:

— На суде это тебе не поможет. К нам пришло твое досье. У тебя прекрасная подготовка. Мы убедим присяжных, что тебе по силам обмануть полиграф.

— Вам нужно имя покупателя или мой скальп?

— Хм, я подумаю на этой альтернативой.

— Думай. А я хочу спать.

Он велел сержанту отвести меня в камеру.

Я принял душ и вырубился. Минут на пятнадцать — двадцать.

— Ильинский!

Яркий верхний свет ослепил меня, и я не мог рассмотреть, кто стоит в дверях. Голос был незнакомым.

— Мы здесь поговорим, — сказал голос кому-то.

— Ладно, — ответил голос Задвана.

Я присел на койке, потирая глаза.

Передо мной стоял высокий темнокожий тип в темном, аккуратном костюме. Его движения были спортивны, глаза холодны, подбородок напрашивался на левый боковой.

И он его получит, если не придумает удовлетворительного объяснения, почему он меня разбудил.

— Вы кто?

— Зовите меня Эдвардс.

— Может утром, Эдвардс?

— Это в ваших интересах.

— Тогда, пожалуйста, покороче.

Он присел на край стола.

— У вас есть враги, господин Ильинский?

— В данный момент, только вы.

— Неправда. Док хочет от вас кое-что. Задван тоже. Они ваши враги, а я ваш друг. Но были ли у вас враги, когда вы только ступили на борт «Гольфстрима»?

— Задван стал моим врагом уже в колыбели.

— Но стрелял в вас не он, мы проверили.

— С чего вы взяли, что в меня кто-то стрелял?

— Бланец рассказал о «Фэлконе-332». Без протокола, разумеется. Иначе ему пришлось бы объяснить, как он сумел от него отбиться.

Очевидно, федералы заинтересовались, в чьи руки мог попасть мощный импульсный лазер, которым был вооружен неизвестный «Фэлкон».

— Вам знакомо имя Хуан Во?

— Нет. А кто он?

— На это имя был зарегистрирован «Фэлкон».

— Что еще о нем известно?

— Только банковский счет, с которого была оплачена покупка корабля в феврале этого года. Деньги на счет Хуана Во пришли с другого, уже анонимного, счета на Хторге.

Хторг — крупнейший в галактике банковский центр. У меня самого был там анонимный счет и ячейка в сейфе. Я сказал:

— Звучит так, будто Хуан Во в действительности не существует.

— Мы этого не знаем.

— За счетом на Хторге установили слежку?

— Пока у нас нет на это санкции. И вряд ли мы ее получим.

Видимо, агент Эвардс не слишком высоко летал.

— Хотя бы номер счета у вас есть?

— Номер есть.

— Можно мне взглянуть?

Он колебался.

— Думаю, вреда не будет…

Он дал мне взглянуть на восемнадцатизначный номер счета в Трансгалактическом Банковском Союзе. Большинство цифр были нулями, поэтому я его запомнил.

Мне казалось, он хочет спросить что-то еще. Что-то, что может принести информацию либо ему, либо мне. Но люди его склада не любят делиться информацией, даже если есть шанс, что это принесет им пользу.

Его молчание начинало меня тяготить.

— Ответ 6262530, — сказал я.

— Что?! — очнулся он.

— Когда люди так долго молчат, мне начинает казаться, что он они в уме умножают 6294 на 995.

— Почему…

Он с досадой мотнул головой, словно я сбил его с какой-то важной мысли.

— Собирайтесь, — сказал он, слезая со стола, — вы отсюда уходите.

— До утра это не могло подождать?

— Доспите в гостинице. Или камера вас больше устраивает?

Сейчас меня устроила бы ячейка в морге, лишь бы не дергали. Или же меня…

— Кто оплачивает гостиницу? — спросил я.

— Как, кто? — удивился он, — вы сами, разумеется. Вы свободны. Не забудьте забрать свои вещи у сержанта.

Я уже давно не жду от жизни ничего хорошего. И я знаю, что если человека освобождают раньше времени, то, значит, неприятности застолбили для него какое-то другое место. Я пожал плечами, как будто мне было все равно.

— Отвернитесь, мне нужно переодеться.

— Лучше я подожду снаружи, — усмехнулся он и вышел.

Я стянул тюремную робу и надел свою — Задван позволил оставить ее в камере.

Сержант внес мой рюкзак и отдельный пакет с вещами, изъятыми при обыске. Оружия среди них, разумеется, не было.

Рюкзак сильно пострадал от химического пожаротушения, но содержимое осталось нетронутым. Я попросил принести мне пару больших мешков. Сержант отправился исполнять просьбу. Как я и ожидал, мешки оказались для мусора. Я переложил в них вещи, закинул за спину и поплелся навстречу свободе.

— На твоем месте, я бы здесь задержался, — сказал мне Задван многозначительно.

Я ответил, что помню его адрес и, если будет повод, обязательно вернусь.

Аренда в гостинице была аннулирована. Я в третий раз заказал номер — на этот раз другой.

Кинув мешки в угол, я рухнул в койку, не раздеваясь.

Тихий, но настойчивый стук в дверь. Я взглянул на часы. На это раз мне удалось поспать полчаса. Кто бы это ни был, я его убью, подумал я. Подготовка к судебному процессу займет полгода, будет время выспаться.

— Идите к черту!!! — заорал я изо всех сил.

Стук прекратился. Только я опустил голову на подушку, стук повторился вновь.

Тебя спасет, только если ты стройная, длинноногая красотка, думал я, пробираясь к двери, или Санта-Клаус.

Или заплативший аванс работодатель, мысленно добавил я, открыв дверь.

8

Пять дней назад, Энно.

Гор Говард с волнением рассматривал лазоревую сферу Энно. Раздуваясь, планета перемещалась вниз, под брюхо челнока. Пелена атмосферы поднималась все выше, по корпусу понеслись горячие струи. Гор невольно прислонил руку к обшивке — не нагрелась ли?

Ему показалось, что нагрелась. Он повернул голову, чтобы посмотреть на реакцию других пассажиров. В этот момент на лоб мягко опустился антиперегрузочный фиксатор. Вплоть до плотных слоев атмосферы его голова оставалась в неловком, скособоченном положении.

До Антареса его научное турне (он так это называл) шло по плану. Он посетил несколько наблюдательных станций, планируя использовать их для своей аппаратуры. На станции вблизи Антареса он должен был провести три-четыре дня, работая вместе с Рошем Морелем. Но Рош, без предупреждения, полетел на Энно. По счастливой случайности им удалось пересечься на терминале Антареса.

План поездки подразумевал, что после Антареса он посетит Энно. В свое время Пауль Клемм отклонил предложение Говарда участвовать в проекте, но Гор полагал, что ему удастся переубедить профессора во время личной встречи. Он не предупредил Клемма о своем визите, собираясь сделать сюрприз. Теперь получалось, что это Клемм приготовил всем сюрприз. Когда Говард связался с университетом, ему ответили, что Клемм у них уже не работает, и просили больше не беспокоить их в связи с «этим господином». Что же у них там произошло? Рош полетел это выяснять, и теперь от него самого не было никаких известий.

Что бы Рош ни говорил, Клемм никогда не был конфликтным человеком. Говард планировал найти кого-нибудь не из администрации университета, кого-нибудь, кто был дружен с Клеммом, и узнать, что случилось с пожилым профессором. Еще оставался электронный адрес его дочери, но он так же молчал.

Челнок стремительно снижался над океаном. На горизонте виднелась желтая полоска берега. Глубоко вдавшийся в континент залив был заполнен небольшими судами, — скорее всего, прогулочными.

Сверкнула серебристая кайма зданий, горный пик оказался коническим кожухом громадной радиолокационной станции. Челнок слегка накренился, нацеливаясь на узкий каньон посадочной полосы. Говарду показалось, что он увидел птеродактиля (или кого-то очень на него похожего), пикирующего в воду. Пока он следил за охотой воздушного хищника, челнок выпустил шасси и снизил скорость до минимальной. Было непонятно, что вообще его держит — таким медленным казалось его движение.

Кратчайший маршрут к Северо-Восточному университету был разработан им заранее. После приземления Гор направился прямиком к станции монорельса. Быстро разобравшись в схеме маршрутов, выбрал серую ветку, чтобы через пять остановок пересесть на красную, которая и должна была доставить его к СВУ.

Прозрачная труба монорельса пролегала меж вытянутых, прямоугольных зданий из стекла и стали. Сквозь редкие разрывы между зданиями были видны желтые песчаные дюны. Они тянулись на сотни километров на юг; в своей стерильности дюны служили естественным барьером между обжитым побережьем и черными, непроходимыми лесами центральной части континента.

На красной ветке людей было больше. С огромным чемоданом на колесиках Говард чувствовал себя глупо. Нужно было оставить его в камере хранения в космопорте. Но тогда, перед заездом в гостиницу, пришлось бы возвращаться в космопорт, а это лишние два часа как минимум.

Он пробыл в университете не более полутора часов. За это время он успел поговорить с деканом физического факультета, с и. о. зав. кафедрой астрофизики и с одним молодым преподавателем, который был знаком с Рошем Морелем. Из их слов следовало, что в начале марта Клемм неожиданно бросил работу и покинул Энно со всей семьей. Поведение его было необъяснимо. Сотни студентов посещали его лекции, шесть дорогостоящий научных программ находились под его контролем, спонсоры давали факультету деньги под его слово…

На многом, из того, что уже было сделано, пришлось поставить крест. Поэтому неудивительно, что профессора вспоминали недобрым словом.

— Вы же помните, Клемм всегда был человеком со странностями, — сказал и. о. зав. кафедрой астрофизики, — но в этом семестре он превзошел сам себя. Пропускал собственные семинары, заказал с радиотелескопов информацию, не подходящую ни под один существующий проект. Студенты жаловались на его рассеянность, преподаватели — на высокомерие.

Роша Мореля здесь помнили смутно. Он не появлялся на факультете с тех пор, как перешел работать в Объединенное Космическое Агентство, то есть уже три года.

— Он не оставил его на кафедре из-за дочери, — насплетничал молодой преподаватель.

— Ему не нравилась их связь? — удивился Говард.

— Нет, он не был против. Но ему не хотелось, чтобы все думали, будто он оставляет Роша из-за нее. Кстати, связи как таковой между ними не было. Кажется, Пенелопа не отвечала ему взаимностью.

В университетской гостинице для Говарда нашлось недорогое место. Расставшись, наконец, с чемоданом, он направился по двум адресам: Прибрежный бульвар, где раньше жил профессор, и Верхние Блоки, где жили родители Роша.

Своим появлением он перепугал Морелей до смерти. И без того они требовали от сына письменного подтверждения, что он жив, после каждой вспышки сверхновой. А теперь получалось, что он пропал. Когда Говард уходил, госпожа Морель набирала номер службы спасения.

Соседи Клемма не видели ни его, ни супругу, ни дочь с начала марта. Их квартиру до сих пор никто не занял. Говард позвонил в агентство недвижимости и представился потенциальным жильцом. От них он узнал, что прежний хозяин съехал 9-ого марта. Личность Гора Говарда внушала агентству доверие. Видимо, сыграли роль многочисленные упоминания в сети его научных работ. Агентство разблокировало замок дистанционно и впустило Гора в квартиру без провожатых.

Было очевидно, что сборы проходили впопыхах. В прихожей стояли мешки с какими-то вещами. Говард развязал один мешок. В нем была одежда. Он развязал другой — одеяла и прочие постельные принадлежности.

Он снова позвонил в агентство. Вежливая сотрудница извинилась и сказала, что часть вещей они еще не успели вывезти. Прежний жилец от них отказался. Вещи вывезут в ближайшее время. Говарда вдруг осенило:

— Мой друг по имени Рош Морель присматривал себе жилье в этом районе. Он случайно не смотрел эту квартиру?

На том конце пощелкали клавишами.

— Да, он смотрел. Буквально неделю назад.

— Вы ее показывали?

— Нет, — рассмеялась она, — клиентов у нас сопровождают роботы. Кстати, если бы я знала, что он ваш друг, я бы вас одного не впустила.

— Почему?

— Он разворошил все вещи. Нашему роботу пришлось выставить его за дверь буквально силой.

Говард чуть было не сказал, что постарается быть аккуратным.

Закончив разговор, он вернулся к осмотру квартиры.

В каждой комнате он сделал панорамную видеозапись на камеру комлога. Места, казавшиеся ему особо интересными (например, книжный шкаф), он снимал с высоким разрешением.

У каждого найденного предмета одежды были осмотрены все карманы и даже подкладка. Улов был невелик: пара чеков, использованный проездной, монетка мелкого достоинства, булавка, которой он проткнул палец.

В двух письменных столах все было чисто. На кухне он нашел блокнот с записью рецептов. Госпожа Клемм не взяла его с собой. О чем это говорило?

О многом, либо ни о чем. В аптечке оставались несколько пузырьков и пластырь, которым он воспользовался, чтобы залепить палец. Этикетки пузырьков он записал на видеокамеру.

Осмотрев кабинет Клемма еще раз, он вернулся в комнату дочери.

Если предположить, что профессор переехал к новому месту работы, то почему с ним переехала дочь? Ей двадцать два, и она вполне самостоятельная девица. Был ли у нее кто-нибудь, кроме Мореля?

Пол в комнате был едва заметно неровным — словно вздутым. Дефект при строительстве или потоп?

— Пожар этажом выше, — объяснили в агентстве, — система пожаротушения залила два этажа, вот пол и вздулся. Неужели очень заметно?

Говард признал, что не очень. Он сел за пустой письменный стол, поставил локти на его поверхность и подпер руками подбородок. На неровном полу стол не шатался.

Его посетило ощущение открытия. Он осторожно скосил глаза на каждую из четырех ножек. Под дальней левой что-то, без сомнения, лежало. Он сделал преждевременное умозаключение:

«Детектив мне не понадобится».

Дрожащими руками Говард развернул плотно свернутый кусочек бумаги. Обрывок был размером с листик стикера и оторван руками. Можно было разобрать куски текста, когда-то на нем распечатанного.

Странно, неужели латынь?

Prolactinum, и какие-то цифры. Вероятно, что-то медицинское.

Говард сделал несколько снимков найденного обрывка и спрятал в портмоне. В это момент позвонила девушка из агентства.

— Вы все еще там? — спросила она.

— Да. А что, пора уходить?

— Ну, вообще-то, рабочий день… Вам понравилась квартира?

— Очень понравилась. Я осмотрю еще пару мест и вам перезвоню.

Он действительно не заметил, как пролетело время. На улице потемнело, и чужой, незнакомый город начал выглядеть угрожающе.

Он спускался по ступенькам станции монорельса, когда его окликнули. Не успел он оглянуться, как что-то тяжелое сбило его с ног. Сильные руки начали ощупывать карманы. Он попробовал сопротивляться. Что-то пахучее прыснули ему в лицо, и он потерял сознание.

Когда утром Говарда отпускали со станции скорой помощи, в его карманах недоставало портмоне и комлога. Их описание он передал местной полиции. В отделении Сити-Банка ему пообещали восстановить кредитки.

Днем ему передали портмоне — предмет нашли недалеко от станции. Из содержимого уцелели только визитки. На одной из них было напечатано стандартным шрифтом: «Федор Ильинский. Частные расследования». Воспользовавшись гостиничным терминалом, он написал мне письмо.

Через час ему пришло предложение встретиться в Центральном космопорте планеты Ск25-5.

9

30.03, Ск25-5

Кое-что не сходилось в его рассказе.

— Вы предложили мне арендовать челнок до Ск25-5. Место встречи мы не оговаривали. Я не предлагал вам приехать сюда. Наоборот, это вы предложили встретиться на этой планете.

Говард нашел в своей почте ответное письмо и предъявил мне.

— Я этого не писал, — сказал я.

— А кто же?

Я показал ему переписку с Г.Г.. Он ее не признал:

— Это не мое.

— С нами работает таинственный посредник. Ваш почтовый сервер находится под его контролем. А как вы меня нашли?

— Сначала я побродил немного по космопорту. В справочном бюро мне предложили сделать громкое объявление о том, что я вас жду, но я отказался. Кто-то посоветовал мне проверить гостинцы. Я проверил и нашел вас здесь.

— И никто не пытался напоить вас виски или угостить тушеным мясом?

— Нет, а что?

— Ничего. Знаки местного гостеприимства.

Он обратил внимание на два больших полиэтиленовых пакета в углу комнаты.

— Ваши чемоданы украли?

— Нет, я путешествую с пакетами. Постойте, значит, аванс мне заплатили не вы?

— Мне бы хотелось сказать, что я, но это было бы ложью. Я как раз хотел спросить, сколько вы берете. Понимаете, ученым не слишком хорошо платят.

— Кстати, вы не сказали, где работаете.

— Астрофизическая лаборатория имени Хаббла. Это на Земле. Точнее, в ее окрестностях.

— Так вы с Земли?

— А это плохо? — насторожился он.

— Нормально. Мои родители там родились.

— Так каков же ваш гонорар?

Я не знал, что ответить. С одной стороны, я не привык работать бесплатно. С другой, я уже влез в это дело по уши. По заданию Говарда или нет, но мне придется им заниматься. Не было сомнений, что и за попыткой меня убить и за ограблением Говарда стояли одни и те же люди.

— Может, все-таки, это было обычное ограбление? — предположил я.

— Вы сами в это верите? На Энно мне сказали, что таким образом у них не грабили уже лет семь.

— А как у них грабят?

— Бывают случаи мошенничества со счетами или в сетевых магазинах.

— Как бы вы сформулировали мою задачу?

Говард поскреб пышную, седеющую шевелюру.

— Когда я начал рассказывать об исчезновении Клемма и Мореля полиции, они не заинтересовались. Они были бы рады найти тех, кто на меня напал, но не видели никакой связи между нападением и пропажей моих коллег. Вы должны придумать, как заинтересовать полицию. Например, убедить их, что Клемм и его семья похищены. Думаю, с вашим опытом вы сможете придумать, как сделать так, чтобы полиция нам поверила.

— Моя репутация у полиции такова, что они поверят, только если я сам признаюсь, что похитил семью из трех человек с целью продать их на запчасти.

— Но вы же наверняка не раз их обманывали. Придумайте что-нибудь. Это ваша работа!

— Хорошо, я подумаю. Заплатите мне пять сотен в качестве задатка. Остальное обсудим потом.

Я назвал эту сумму, чтобы он почувствовал себя хозяином положения. Понятно, что на все расследование уйдет во много раз больше.

— Наличными?

— Давайте наличными. Нам понадобится мелочь на расходы.

Я тут же пожалел, о том, что сказал. Он возмутился:

— По-вашему, пятьсот марок это мелочь?

— Вы правы, это не мелочь. Я забыл вам сказать, что у меня отобрали лицензию, поэтому официально я не имею права брать с вас деньги.

Это объяснение понравилось ему еще меньше. Но выхода у него не было, и мы перешли к обсуждению деталей.

— Вы не запомнили, что еще было на том листке из-под стола?

— Помню, но вы можете увидеть его собственными глазами. Точнее, его изображение.

Оказывается, после каждого снимка он пересылал изображение на сетевой локус своего института. Преступники либо не догадались о пересылке, либо не смогли взломать локус.

— Я как чувствовал, что что-то случится, — сказал он не без гордости.

Обрывки текста мне мало о чем говорили. Судя по окончаниям, слова были латинскими. Скорее всего, медицинские термины. Цифры были, слава богу, арабскими.

Я спросил:

— Вы не пытались понять, что это значит?

— Пытался. И даже понял. Это результаты медицинского обследования.

— Вы уверены, что не налоговая декларация?

— Уверен. Пенелопа Клемм сдавала анализы на гормоны — на те, что отвечают за детородную функцию.

— И результат?

— Тот, что присутствует на листке, находится в пределах нормы.

— Почему Пенелопа, а не ее мать?

— Ее матери за пятьдесят. Цифры были бы другими.

Было видно, что он снова гордится собой. Я сознался:

— Если вы думаете, что, получив эту ценную информацию, я назову вам местонахождение Клемма и его семьи, вы сильно преувеличиваете мои способности.

— Признаться, я ничего не знаю о ваших способностях. Я вижу вас всего второй раз в жизни.

Я вспомнил, что при входе в гостиницу стоит кофейный автомат. Говард попросил черный, без сахара. Через пару минут я принес кофе, мы сделали по глотку и продолжили мозговой штурм.

10

30.03, Хторг

Начальника службы безопасности Трансгалактического Банковского Союза звали Опоссум Лей. На Хторге опоссумы не водились даже в зоопарке, поэтому мало кто находил его имя необычным. Из тех, кто был в курсе существования опоссумов, можно назвать Раймонда Джотто, вице-президента этого же банка. Поэтому Опоссум его не любил.

У начальника службы безопасности была масса способов выразить свою нелюбовь к кому бы то ни было. Он имел доступ к почтовому серверу. Он мог затребовать лог всех действий, совершенных любым сотрудником на своем рабочем компьютере. Его связям в полиции позавидовал бы губернатор.

Джотто о чувствах Опоссума подозревал, поэтому соблюдал определенные меры предосторожности. Например, он никогда не вел переписку со мной со своей рабочей почты.

Два с половиной года назад с Джотто произошла неприятная история. Его тогдашняя пассия выкрала у него конфиденциальную информацию и принялась шантажировать. Тогда мне удалось его выручить. Несмотря на то, что он мне хорошо заплатил, Джотто все еще чувствовал себя должным.

Днем 30-ого он получил от меня письмо. Я просил его переслать мне список трансакций по одному из счетов в его банке. В конце письма я подтвердил, что выполнение этой просьбы полностью снимает с него «чувство долга».

Несколько секунд спустя нужная информация была у Джотто на экране. Подобные запросы он делал по десятку раз в день, и ничего подозрительного в этом не было. Но как передать данные мне? Самое простое решение заключалось в том, чтобы сфотографировать экран на комлог и переслать мне снимок. Но он до этого не додумался. Он скопировал файл с трансакциями на внешний накопитель, а потом с накопителя перекинул на комлог, с которого он выходил на личный почтовый сервер.

Получив от него файл, я ответил, во-первых, спасибо, а во-вторых, чтобы он придумал объяснение, зачем ему понадобилось копировать этот файл.

11

31.03, Ск25-5

Письмо с Хторга пришло вскоре после полуночи. Анонимный счет был открыт в феврале прошлого года. Небольшая первоначальная сумма была внесена наличными. Затем, через анонимную ячейку, последовала продажа банку дорогих холтинских алмазов. Деньги от продажи поступили на счет. С него деньги уходили всего два раза. Первый раз — за «Фэлкон», с которого в меня стреляли, второй — полтора миллиона — в клинику на Парацельсе. Полное ее название было «Центр репродукции человека».

В сети нашелся сайт клиники. Врачи предлагали всевозможные виды тестов, лечение бесплодия, помощь при сложных родах. Клиника располагала шестнадцатью филиалами на других планетах. На Энно филиала не было.

— Вы имели в виду Пенелопу? — поинтересовался Говард.

— Ее. Все-таки надо узнать, куда она ходила. Раньше мне казалось, что ее тестирование не имеет значение. Теперь мне так не кажется.

— Вам никто ничего не скажет. Врачебная тайна.

— Вы только что видели файл с банковской тайной. Справитесь?

— Вы предлагаете мне возвращаться на Энно?

— А какие варианты? Вдвоем путешествовать вдвое дороже. Я полечу на Парацельс, вы — на Энно.

Говард притих. Сложив руки на коленях, он смотрел в какую-то точку на стене.

— Жалеете, что ввязались? — спросил я.

— Не знаю. Все так странно… Морель счел, что кто-то из соседней галактики передает нам сигнал. Клемм, который всегда был надежным консультантом, куда-то сбежал. Морель гонится то ли за ним, то ли за кем-то еще… На меня нападают, грабят, в вас стреляют… впрочем, для вас, наверное, это обычное дело…

— На терминале Антареса Морель сказал, что собирается выяснить, не принимался ли тот сигнал на других станциях. Мог ли он полететь на одну из этих станций?

— Только теоретически. И почему он не отвечает на письма?

— Ваша почта под контролем. Предлагаю завести почтовый ящик на моем сервере. Там вы будете в безопасности.

Общими усилиями мы завели ему новую почту. Кроме того, мне пришло в голову как избавить Говарда и себя от лишней оперативной работы.

— Забудьте об Энно, — сказал я, — сделайте то, что предполагал сделать Рош Морель. Пошлите запрос на станции, где мог быть замечен сигнал. Спросите, не ведут ли они переписку с Морелем. Сообщайте мне все новости. В зависимости от результатов мы поймем, как действовать дальше.

Я не сказал Говарду о моих планах относительно Эдвардса. Агенту Интерпола не сложно будет узнать о перемещениях Клемма и Мореля — при условии, что они пользовались своими кредитными картами. Но надо было сделать так, чтобы Эдвардс поделился информацией со мной. Входило ли это в его планы?

Мне казалось, что нет. У нас был общий интерес поймать тех, кто заказал на меня покушение. Разница же заключалась в том, что Эдвардсу было все равно, буду ли я жив или мертв на момент ареста преступников. Вполне возможно, что он собирался ловить их на меня как на живца.

Капитан Задван не имел представления, где искать Эдвардса. Но камера все еще меня ждет, условия проживания прежние.

Я написал Эдвардсу, что знаю имя еще одного получателя денег с анонимного счета на Хторге. Условия обмена информацией мы можем обсудить в любом месте, куда он оплатит мне дорогу.

12

01.04, база «Рукав Персея-19»

Сильвия Дельгадо добивалась этой должности девять месяцев.

— Я бы успела родить, — сказала она шеф-редактору.

— От кого?

— От кого надо! — и с гордо поднятой головой она вышла из кабинета.

Теперь она на борту гигантского, мощнейшего корабля, который будет сминать тысячи парсеков космического вакуума как фольгу (по словам капитана, и она их тщательно записала, чтобы потом вставить в программу).

После экскурсии по кораблю они вместе с оператором вернулись на базу, к которой пока был пристыкован «Рэм». На корабле ей понравилось все, кроме ее будущей каюты. В ванной не было даже зеркала!

Честно говоря, это помещение и ванной-то назвать было нельзя.

— Поэтому оно называется санузлом, — парировал проводивший экскурсию второй пилот.

Еще оставался открытым вопрос касательно ее оператора. Для него якобы не нашлось места. Ей говорили, что члены экипажа имеют по два высших образования, и уж с камерой как-нибудь справятся.

— Мне не надо «как-нибудь»! — отвечала она.

На самом деле от одной мысли, что ее будет снимать не Вилли, Сильвию охватывал ужас. Только Вилли знал, как найти для нее выигрышный ракурс. Еще Вилли умел подмечать неожиданные и забавные детали. Без него репортаж превратится в сухое изложение фактов. И даже ее блистательная красота не поможет спасти программу.

У нее остаются сутки, чтобы насладится благами цивилизации, думала она, поправляя макияж в просторной (теперь это казалось так) ванной ее одноместного люкса на базе «Рукав Персея-19». Закончив приводить себя в порядок, она вышла из каюты и направилась в большой конференц-зал, где должен был состояться брифинг. Ей не нужно было оглядываться, чтобы знать, что верный Вилли послушно семенит позади.

Бедняга, он все еще на что-то надеялся.

Впереди нее два высоких, атлетичных господина поднимались по лестнице, ведущей в конференц-зал. Они были одеты в необычные комбинезоны. Сильвия не смогла бы точно сформулировать, в чем заключалась их необычность — у нее и не было в том необходимости, за нее такие вещи делала камера. Просто она была убеждена, что ни одна известная ей фирма подобные комбинезоны не выпускает. Головы мужчин были прикрыты шапочками, наподобие подшлемников. Было ясно, что и шапочки и комбинезоны несут некую защитную функцию.

От кого или от чего они собираются защищаться во время планового брифинга?

— Снимать? — шепнул ей на ухо Вилли.

— Кого?

— Эолийцев.

— О, господи! Конечно!

А они еще хотят отнять у нее Вилли.

Словно услышав их, один из эолийцев замер на верхней ступеньке лестницы и медленно повернул голову в их сторону.

Сильвия выдавила самую вежливую улыбку, на которую только была способна. Вилли вложил диктофон в ее ладонь, и девушка рванула вверх по лестнице.

— Господа, пожалуйста, всего несколько слов для «Круглосуточных Новостей»!

Эолиец кивнул в знак согласия. Теперь она заметила, что его рот и ноздри были прикрыты едва заметными мембранами, как будто он опасался заразиться гриппом. Хотя, вполне возможно, что у них нет иммунитета на наши болезни.

Положим, я ничего не смыслю в скафандрах, размышляла Сильвия, но в лицах-то я должна разбираться! Как отличить эолийцев от обычных людей?

Те эолийцы, которых она когда-либо видела, были лучше сложены, черты лица ярче, четче, выпуклее, кожа гладкая вне зависимости от цвета. В общем, они походили на кинозвезд. Но, может быть, они специально таких сюда присылают — чтобы сильнее оттенить наше несовершенство.

— Приветствуем вас на борту «Рукава Персея»! Если можно, расскажите нашим зрителям о цели вашего пребывания на станции.

— Мы здесь по приглашению вашего руководства.

Он говорил с сильным акцентом, но с хорошей артикуляцией, и понять его было не трудно. Еще было ясно, что эолиец вежливо послал ее к своим.

— Вы видели наш новый корабль? Насколько, по-вашему, он уступает вашим кораблям?

— «Рэм» замечательный корабль.

Фраза прозвучала оборванной, и Сильвия ждала продолжения.

— Спасибо, — сказал эолиец и направился в зал. Его спутник был уже там.

Брифинг открыл научный руководитель экспедиции, доктор Варангал. После приветствия он вывел на экран трехмерное изображение Млечного Пути. Желтой точкой было обозначено положение Солнца, красной — базы «Рукав Персея-19».

— Как видите, — говорил он, — наша база располагается на самом краю спирального рукава Персея, на луче Возничего…

— Так этот рукав имеется в виду! — прошептала она Вилли.

— А ты про какой думала?

— Про тот, что у Персея.

— Не путай: созвездие Персей это одно, а спиральный рукав галактики, это совсем другое. Наш рукав виден с Земли в этом созвездии, поэтому так назван.

— Ага, теперь понятно.

Варангал тем временем продолжил:

— Как вы видите, соседний, так называемый Внешний рукав, находится в стороне от нас, на луче Кассиопеи. Поэтому мы можем с полным правом утверждать, что мы стоим на краю нашей галактики, впереди нас огромная, беззвездная пустыня, простирающаяся, по меньшей мере, на двести миллионов световых лет… Да, госпожа Дельгадо!

— Сядь, не позорься, — прошипел Вилли.

— Что находится в двухстах миллионах световых лет?

— Галактика NGC1275. К сожалению, да нее нам пока не добраться. Наши корабли еще слишком несовершенны, а нерукотворный Трансгалактический Канал, внутри которого возможна телепортация, охватывает лишь мизерную часть Млечного Пути.

— Очень жаль, — улыбнулась Сильвия и села. — Ты что-то сказал? — обратилась она к оператору.

— Тебе показалось.

Варангал провел синюю линию неподалеку от красной точки.

— Вот предел наших возможностей на сегодняшний день. Тысяча световых лет. Я имею в виду предел для деформационных кораблей. По Трансгалактическому Каналу мы можем путешествовать гораздо дальше, но только там, где есть Канал. В исследуемой области его нет. Здесь мы имеем дело с чистым, невозмущенным вакуумом. Этим он, так сказать, и интересен. В ста парсеках в сторону луча Кассиопеи есть еще один очень интересный объект. Это двойная звездная система, в которой центральная звезда находится в состоянии коллапса. Но мы не можем сказать, образует ли она черную дыру или нейтронную звезду. Нашей экспедиции предстоит это выяснить.

Варангал передал слово капитану «Рэма», который рассказал о технических достоинствах корабля. Кто-то из журналистов поднял руку. Капитан разрешил задать вопрос.

— Мы видим здесь обитателей Эола. Они примут участие в экспедиции?

Капитан выглядел немного смущенным.

— Нет, они здесь в качестве наблюдателей.

— Они наблюдают, не собираемся ли мы вторгнуться на их территорию?

По залу прокатился тихий ропот.

— Никто никуда не собирается вторгаться, — отчеканил капитан.

Слева от себя Сильвия услышала возмущенный шепот:

— Бред. Дожили. Сотни тысяч парсек вокруг, а мы снова что-то делим.

Шептал пожилой инженер из группы предстартовой подготовки. Сильвия поинтересовалась:

— Что мы с эолийцами не поделили?

— Вы меня спрашиваете? У них спросите, чего им не хватает. Впрочем, они вам не ответят. Все держится в страшном секрете. По-моему, даже руководство экспедиции не в курсе. Я слышал, на Приме велись какие-то переговоры. Но из местных туда никого не пустили. Были важные боссы с Земли и эолийцев штук пять.

Прима была последней обитаемой планетой в этом секторе. Сильвия миновала ее терминал четыре дня назад. Ни о каких переговорах ей никто не сообщил. Правда, она и не спрашивала.

Все разом повернули головы в дальний конец зала. Невысокая Сильвия привстала. Вилли инстинктивно вскинул камеру.

— От имени нашей цивилизации, — раздался голос с акцентом, — мы заявляем, что мы находим полное понимание среди руководства ВАШЕЙ цивилизации. Все шаги, которые предпринимаются с обеих сторон, полностью согласованы.

Капитан развел руками с видом «а я что вам говорил!».

— Гнилой дипломат, — тихо сказал пожилой инженер.

Сильвия взглянула на Вилли.

— Снял?

— Спрашиваешь!

— Что-то любопытное наклевывается. Готова спорить, он имел в виду, что дела обстоят в точности наоборот. Нет ни понимания, ни согласованности. Конечно это при условии, что лгущий эолийский дипломат выглядит как наш за аналогичным занятием.

— Будем выяснять это после монтажа. На сегодняшний вечерний выпуск мы уже наработали.

После брифинга они пошли готовить семичасовой эфир.

13

02.04, терминал ТКЛ-1612, система Скорпион-25

Агент Эдвардс занимал двойную каюту, зарезервированную на терминале для особых случаев. Мы расположились вокруг небольшого стола. На столе закипал чайник, Эдвардс готовил для заварки два пакетика с таинственным содержимым. Робот приволок тарелку горячих бутербродов.

— Вам с чем? — спросил он.

Я не был уверен, что правильно идентифицировал даже хлеб.

— С желтым.

Желтое лучше, чем зеленое, рассудил я.

— Значит мне с сыром, — и он взял зеленый бутерброд.

Я не стал спрашивать, что в моем.

Горячая жидкость пахла как кофе, но, кажется, таковым не являлась.

— Аналог цикория, — пояснил он, — полезно для здоровья. К слову, я выполнил свою часть договора.

— И?

— Сначала Рош Морель. Восемнадцатого марта он покинул Энно и полетел на местный терминал. После нескольких телепортаций он достиг терминала каппы Южного Треугольника, где сейчас и находится. Теперь Пауль Клемм и его семейство…

Он сделал многозначительную паузу.

— Что с ним?

— Ничего.

— В каком смысле?

— Мне надо увидеть тот финансовый документ, о котором вы сообщали.

Он уже продемонстрировал добрую волю, и я не видел оснований не доверять ему. Я скопировал файл на кристалл памяти и передал Эдвардсу. Он, в свою очередь, скопировал файл в комлог.

— Клиника? — удивился он.

— Сеть клиник. Лечат бесплодие. Что насчет Клемма?

— Я уже сказал, ничего.

— Вы не нашли его?

— Можно сказать и так. Последний раз он, его жена и дочь пользовались кредитками в банкомате рядом с их домом. Это было рано утром девятого марта. Сняли небольшую сумму. Что с ними стало потом, мы не знаем.

— Сравните его снимок с изображением с камер слежения в космопорте.

— Я не могу это сделать без помощи полиции Энно. Запрос к ним неизбежно повлечет за собой бюрократическую волокиту. У меня нет на нее времени.

— Пусть перешлют записи. Хотя бы за девятое и десятое.

— А что вы предложите взамен?

— Разве мы делаем не общее дело?

Он посмотрел на часы. Я автоматически сделал то же самое. Было двадцать минут одиннадцатого.

— Прошу прощения, — он потянулся к пульту и включил телевизор. Я видел, что он нервничает, будучи не в силах быстро найти нужный канал.

— Какой вы ищите?

— «Круглосуточные Новости».

— Жмите сто девять, — я помнил, какие были цифры на экране, когда Гор Говард смотрел этот же канал во время нашей первой встречи.

— Спасибо, — сказал он, увидев нужный логотип. Шла реклама, отделяющая политический блок от блока с новостями науки и культуры.

После рекламы на экране появилась Сильвия Дельгадо. Два месяца назад ей доверяли только прогноз погоды.

— Девушка делает карьеру, — сказал я.

— В этом месте я бы предпочел иметь профессионала.

— В каком, этом?

— Рукав Персея, зона 19.

Дельгадо мало уделила внимания научной стороне экспедиции, сделав главными героями своего выпуска эолийцев. Я заметил:

— Хочет поскорее перескочить в политический блок.

— Она дождется, что ей и погоду никто не доверит.

Мы молча досмотрели новости.

— Я так до сих пор и не понял, — сказал я, — с чего эолийцы так задрали нос. Они чем-то от нас отличаются?

— Поверьте, лучшие наши умы бьются над этой загадкой.

— А в чем проблема?

— Для начала надо понять себя.

— Ну, если мы даже этого не можем, то рано нам браться за эолийцев.

Он использовал мои слова, чтобы переменить тему:

— Поэтому вернемся к нашим делам. Я забыл спросить, кто вам передал выписку по счету? У вас свой человек в банке?

— Вы прекрасно знаете, что на этот вопрос я вам не отвечу. Но чтобы сохранить вашу дружбу, скажу, что источник мой недостаточно опытен, и вполне возможно, что о передачи информации стало известно людям, которые вашей дружбы не ищут.

— То есть, — сказал он хмуро, — пока мы здесь болтаем, употребляя длинные, полные сарказма фразы, они заметают следы.

— Если бы вы пошли официальным путем, то времени на заметание следов у них было бы еще больше.

— Согласен. Какие у вас планы?

Планов не было. Можно было бы отправиться в клинику на Парацельс, но клиникой, видимо, займется Эдвардс. Было любопытно, зачем Рош Морель подался на каппу Южного Треугольника. Но это любопытство мне никто не оплачивал. С другой стороны, я все равно собирался попутешествовать, так почему бы не отправиться на ка-ЮТ?

Я ответил:

— Пока не знаю.

— Когда будете знать?

— К вечеру, наверное, — предположение было сделано наобум.

— У меня есть для вас задание.

— Интерпол нанимает меня как детектива?

— У вас нет лицензии, поэтому мы не можем вас нанять. Но нам разрешается привлекать к сотрудничеству гражданских. Вам будут платить, правда, немного.

— И по вашим финансовым ведомостям я буду проходить наравне с остальными осведомителями.

— Если хотите, мы заведем для вас отдельную ведомость.

— Не пойдет. Моя репутация мне дороже. Верните лицензию и нанимайте.

Он помассировал переносицу, плеснул себе кофе, сделал пару глотков.

Меня беспокоила еще одна вещь:

— Полиция протекает. Незадолго до посадки на пять-двадцать пять Бланец знал, что полиция предупреждена о перестрелке в космосе. Поэтому он велел мне выбросить контейнеры за борт. На вашем месте, я бы выяснил, кто его предупредил.

— Это не обязательно могла быть полиция. Взрыв был зафиксирован противометеоритным контролем, и они же известили полицию. Утечка могла произойти оттуда. Мы знаем, что Сэмюэл Джеймс — он один из сотрудников контроля — связан с адвокатом, который работает на контрабандистов. Он мог передавать им сведения. Контрабандисты летают нестандартными маршрутами, поэтому им требуется дополнительная информация о метеоритных потоках и прочих препятствиях.

Уходя, я спросил:

— Давно мучаюсь вопросом, что было в тех контейнерах, которые я перевозил контрабандой?

— Вам лучше этого не знать.

Может, так оно и есть, подумал я, вспомнив о детекторе лжи.

Говард, который прилетел на терминал вместе со мной, с нетерпением ожидал меня в удобной одноместной каюте на нижних уровнях терминала. Главный инженер Уоллес с радостью предоставил нам две отдельные каюты. Взамен, я обещал никому не говорить, что это он познакомил меня с контрабандистами.

Я рассказал Говарду о том, что узнал о Мореле и Клемме от Эдвардса. Спросил:

— Предположим, Морель каким-то образом догадался, что Клеммы подались на ка-ЮТ. Зачем Пауль Клемм мог бы туда отправиться?

Говард начал что-то набирать в комлоге. Печатая, он пояснил:

— Я настраиваю поиск на сочетание «Пауль Клемм» и «каппа Южного Треугольника».

Десятиминутный поиск ничего не дал. Но появилось много информационных ссылок, рассказывающих об участивших случаях пиратства в этом районе.

— Опасное место, — констатировал Говард, — тем не менее, я направлюсь туда.

— Это так необходимо?

— Вообще-то там есть станция, которая могла бы быть включена в мой проект.

— А в чем заключается ваш проект?

— Объединение радиои гравитационных телескопов в единую сеть, которая могла бы перенацеливаться автоматически.

— То есть, если кто-то заметил что-то интересное, все разом начнут смотреть в ту же точку?

— Примерно так. К сожалению, это означает, что местные программы исследований могут быть нарушены. Не все согласны пойти на это.

Я заметил на полке над диваном небольшой сверток.

— Получили посылку?

Смущенный, он привстал и взял сверток в руки.

— Вроде бы полезная штука. Мне посоветовали, я и купил через сеть.

В свертке оказался противожучковый сканер — модель, которую предлагали мне, и которую купил Морель.

— Вы правильно поступили, — сказал я, — и не стоит смущаться. Я знаю о том, как на терминале Антареса на Мореле нашли жучок.

— Знаете? Откуда?

— Случайно. От торговца, который продал вам сканер.

— Но не вы поставили жучок?

— Нет, конечно.

— Признаюсь честно, я вас подозревал. У меня была даже мысль, что вы с тем торговцем заодно. Потом я узнал, что такой жучок стоит в десять раз дороже сканера, а торговец посоветовал его сразу уничтожить. Но вас я перестал подозревать, когда нашел ваше имя на локусе Фаона. О вас очень хорошо отзывались. Мне показалось, вы порядочный человек.

— Не всему, что пишут можно верить. Но жучок на вашего друга я не ставил, это точно. Как я понял, вы уничтожили устройство.

— Да.

И тут меня посетила одна догадка. Если Говард подумал, что прибор установил я, то точно так же тот, кто его устанавливал, мог подумать, что я прибор обезвредил. И что прибор до сих пор находится у меня, и я по нему пытаюсь установить владельца. Поэтому меня как можно скорее надо разобрать на молекулы вместе с вещами. Это очень удобно сделать, если я нахожусь в небольшом корабле, а у нападающей стороны есть мощный импульсный лазер. Хотя Бланец доказал, что ракета подходит больше.

— Вы уничтожили жучок?

— Конечно.

— Как?

— Сначала раздавили, потом спустили в туалет.

О да, подумал я, это помогает…

Может, Говарду стоит объявить об этом по трансгалактической сети? Жучок уничтожен, его хозяина не установить, поэтому убивать меня незачем. Вопрос, поверят ли ему.

Говард остался размышлять, что делать дальше. У него, в отличие от меня, не было человека, готового дать задание. Я вернулся к Эдвардсу, чтобы сказать, что готов выслушать его предложение.

Я постучал в дверь каюты, и, получив разрешение, вошел. Эдвардс был не один. В каюте находилась молодая, коротко стриженая дама. Большего я не разглядел, потому что Эдвардс скомандовал:

— А, это вы… Позже!

Я скосил взгляд на даму.

— Пять минут хватит?

— Извините, Ильинский, сейчас, честно, не до вас, — его голос немного смягчился.

Прикрыв дверь, я подумал, что дам ему на решение всех проблем полчаса.

14

02.04, терминал каппы Южного Треугольника

Рош Морель терпеть не мог залы ожидания. В них он чувствовал себя частью толпы. Он нашел безлюдную галерею на верхнем уровне терминала. Яркая звезда, желтый гигант ка-ЮТ, помогала редким фонарям заполнять пространство мягким, пепельным светом.

Морель бросил рюкзак у стены и сел рядом, прислонясь спиной к теплому пластику обшивки. Из кармана брюк он достал портмоне, из портмоне — сложенный вчетверо лист бумаги. Он подтянул ноги и развернул лист на коленях.

Он не спутал бы почерк Клемма ни с чьим другим. Как хорошо, что его профессор сохранил привычку размышлять о чем бы то ни было с карандашом в руках, а потом разбрасывать листки с размышлениями где попало. Этот листок Морель нашел под диваном в гостиной. Кривоватым, убористым почерком были перечислены шесть узловых терминалов, находящихся на пути от Энно до ка-ЮТ. Между ними располагались числа, которые, как теперь он понимал, соответствовали времени, затраченному на телепортацию. В конце числа суммировались, а под суммой было написано: «Гефест» — в кавычках, с большой буквы.

Морель предположил, что это название корабля. В доках ему сказали, что, действительно, имеется такой грузовик, курсирующий между терминалом и Вудо — искусственной черной дырой, которая, как полагают, сможет пробить пространство вплоть до соседних галактик. Вудо был экспериментальным объектом и еще пока не вступил в действие. Область объемом в несколько кубических километров была насыщена сложными инженерными сооружениями, назначение которых понимали лишь немногие специалисты. Морель, в целом, представлял себе, что тут происходит. И пускай с натяжкой, он мог поверить, что у Клемма возник к этому объекту интерес.

«Гефест» стоял под погрузкой, до старта оставалось два с половиной часа. Капитана на борту не было, а второй пилот отказался брать пассажира без «высшей санкции». Морель показал пилоту снимок Клемма и его дочери Пенелопы. Тот никого не узнал.

Либо профессор летел не «Гефестом», либо он хорошо заплатил, чтобы его не помнили. До Вудо курсировало множество кораблей, и Клемм мог воспользоваться любым.

В галерее появился кто-то из персонала. Рано или поздно это должно было случиться. Мореля попросили спуститься на пассажирские уровни.

Остаток времени он скоротал, наблюдая, как пятнадцатиметровый стыковочный узел проглатывает огромные контейнеры.

Капитан Снорр оказался коренастым, бородатым господином в форме, о которой можно было сказать только, что это форма, а не пляжный костюм. Он просил за проезд тысячу, которою Морель, не без труда, сбил до шести сотен.

Ему отвели каюту в одном отсеке с капитанской. Каюта была двухместной. Морель ожидал, что второе место займет кто-нибудь из экипажа. Но оказалось, что весь экипаж огромного корабля состоял всего из двух человек. Только он обрадовался одиночеству, как в каюту вошел еще один пассажир.

Морелю он сразу не понравился. Во-первых, тот лишил его индивидуальной каюты. Во-вторых, белки его угрюмых глаз были неприятного красноватого оттенка. В-третьих, Морель готов был поклясться, что видел этого человека в зале ожидания, когда ненадолго задержался у автомата с едой. И тогда он был не один. С ним был человек столь же угрюмого вида, и они оба смотрели на Мореля крайне недружелюбно.

Морель попросил его располагаться и вышел из каюты. Ему было не по себе. Что если тот жучок установил не детектив ради торговца и не сам торговец? Ни один человек на свете не знал, где он. Связь с внешним миром все еще действовала. Он надиктовал на комлог последние события и вместе со снимком записей Клемма отослал Гору Говарду.

Чуть успокоившись, он вернулся в каюту.

Агент Интон среагировал на сигнал зуммера. Его компьютер был подключен к системе видеонаблюдения терминала ка-ЮТ. В режиме реального времени происходило сравнение людей, попадавших под объектив телекамер, с криминальной базой данных. Зуммер просигналил, что одно из сравнений дало положительный результат. Тип по кличке Красноглазый прошел в грузовой док и скрылся в стыковочном узле, ведущем к «Гефесту» — кораблю, вместе с грузом застрахованному на несколько сот миллионов марок. Красноглазый проходил по одному из дел, связанных с торговлей оружием и вымогательством. Пираты занимаются и тем и другим, а «Гефест» — чрезвычайно лакомый кусок. Не готовиться ли на него нападение?

Если взять Красноглазого сейчас, то ему нечего будет предъявить. Интон решил пойти на риск и выпустить «Гефест». Корабль Интерпола его прикроет. Пираты атакуют на небольших «Фэлконах», справиться с которыми не составит труда.

Он попросил диспетчера держать непрерывную громкую связь с «Гефестом». Ему было важно знать, что происходит на корабле. При этом он решил не предупреждать капитана об угрозе. По закону тот просто не имел права подвергать экипаж и корабль риску и не согласился бы выйти в рейс с уголовником на борту. До сих пор во время пиратских захватов удавалось избежать гражданских жертв, поэтому Интон был уверен, что все обойдется. Он приказал двум своим пилотам срочно готовить к выходу малый патрульный корабль. МПК был быстрым и маневренным, его вооружение состояло из единственного, но очень мощного лазера, способного поражать цель как в импульсном, так и в постоянном режиме. Радиус прицельного поражения подвижной цели составлял несколько сотен тысяч километров. Команду на старт Интон дал через двадцать минут после выхода «Гефеста».

Они засекли два «Фэлкона», идущих параллельным курсом в трехстах тысячах километрах от «Гефеста». Зона была полна осколков планеты, разрушившейся миллионы лет назад, и радар не сразу выделил нужные цели. «Фэлконы» пошли на сближение с «Гефестом». От волнения Интона начала бить дрожь. Он приказал пилоту тоже пойти на сближение, но держаться на противоположной стороне от грузовика — так, чтобы тот своим огромным корпусом прикрыл их от радаров атакующей стороны. Затем он планировал подняться выше и с малого расстояния повредить двигательные установки одного из «Фэлконов». Этого должно быть достаточно, чтобы второй оставил всякую мысль о сопротивлении.

На левом экране боевого компьютера высветились контуры целей. Интон указал в какие точки и какой силы нанести удар. Правый экран давал информацию о состоянии оружия МПК. Трехмерное изображение лазерной турели ожило. С «глаза» сдвинулся защитный кожух, башня начала медленное вращение в сторону «Гефеста». Когда угол поворота достиг сорока градусов, вращение внезапно остановилось. На правом экране замигала красная надпись «Препятствие. Движение невозможно».

Интон выругался и спросил второго пилота, что это могло бы быть. Тот не имел ни малейшего представления. Переведя управление в ручной режим, пилот пошевелил башней. Она по-прежнему отказывалась поворачиваться вправо больше чем на сорок градусов. Он попробовал вращать башню влево так, чтобы, сделав круг, башня начала смотреть вправо. Теперь она застряла, когда «глаз» смотрел назад.

— Мы можем вести огонь в доступном секторе? — спросил Интон.

— Можем, но тогда «Гефест» нас больше не прикроет.

— А если развернуть нос?

— И лететь боком? Я должен перенастроить автопилот.

— Действуй. И выдвини внешнюю камеру, я посмотрю, что там с турелью. Возможно, это какой-то инородный предмет.

«Фэлконы» приостановили сближение.

— Чего они ждут? — забеспокоился первый пилот.

— Заметили нас? — предположил Интон.

Второй пилот навел внешнюю камеру на турель.

— Взгляните сюда, — подозвал он Интона. Агент перегнулся через приборную панель. У основания башни находился какой-то прямоугольный предмет размером с коробку из-под обуви. Видимо, предмет был прикреплен к башне достаточно крепко. Двигаясь вместе с башней, он задевал за выступающие части корпуса и мешал вращению.

— Дай увеличение, — приказал Интон.

Внутри у него все оборвалось. На миниатюрном экране неизвестного устройства медленно ползли секунды. Он не мог рассмотреть, сколько их всего осталось.

— Мина! — ахнул второй пилот.

Первый пилот вспомнил, что на борту, пусть и формально, командиром является он.

— Переходим в спасательную капсулу, — скомандовал он.

Агент Интон понял, что на этом его карьера будет закончена.

— Выводи на боевой и проваливай, — прохрипел он, — я сниму этих гадов.

— Не валяйте дурака, агент. Уходим.

Командный пункт, наконец, среагировал:

— Интон, немедленно эвакуируйтесь. Мы уже высылаем спасательный корабль.

На том конце им никто не ответил. Связь с МПК пропала либо была выключена экипажем.

На борту «Гефеста» заметили вспышку по левому борту.

— Что это было? — спросил Снорр второго пилота.

— Тебя не касается! — раздалось позади капитана.

За его спиной стоял Красноглазый. В руках у него был специальный холодный бластер, позволяющий безопасно вести огонь внутри корабля.

15

02.04, терминал ТКЛ-1612, система Скорпион-25

На этот раз я вошел без стука. Эдвардс и дама сидели напротив друг друга. На столе между ними лежал лэптоп. Экран показывал черноту с тонкими яркими линиями. Они одновременно повернули головы в мою сторону.

— Я же сказал…

— Один вопрос. Это ка-ЮТ? — указал я на экран.

— Предположим. А что?

— «Гефест»?

— Черт! Уже в новостях?

— Пока нет. Но там, на борту, мой человек.

Вообще-то Рош Морель не был «моим человеком», но я знал, что это прозвучит весомо.

— Кто?

— То есть, мне можно остаться?

— Еще раз спрашиваю, кто?

— Рош Морель.

Дама подала голос:

— Кто это?

Я сделал два шага вперед и представился. Она холодно посмотрела на меня.

— Я спрашивала о вашем человеке. Кто вы, я уже знаю.

Голос у нее был низкий и тихий. Судя по интонации, ей не слишком понравилось то, что она обо мне знала.

Я не специалист, поэтому поместил бы ее в широкую категорию «двадцать пять — тридцать». У нее была оливкового цвета кожа, широко расставленные темные глаза, лицо приятное, но не более того, фигура спортивная, и даже чересчур. Резким взмахом руки она убрала со лба короткую черную челку. Я обратил внимание на ее бицепс. Таким движением она вполне могла бы выбить пару зубов — но не мне, конечно.

— Долорес, — представил ее Эдвардс.

— Можно я буду звать вас Долли?

— Вам весело? Мы потеряли корабль и едва не потеряли трех человек!

Я извинился.

Мы с Эдвардсом немного поспорили, кому рассказывать первым. Выпало мне, потому что на его стороне была Долорес. Я дал прослушать ему письмо Роша Мореля Гору Говарду. Он, в свою очередь, рассказал о захвате «Гефеста». Экипажу полицейского корабля удалось эвакуироваться в последнюю секунду. Пираты вдоволь поглумились, обстреливая из лазеров беззащитную спасательную капсулу. К счастью, они не имели намерения ее уничтожить.

— Среди заложников есть жертвы?

— Есть один легко раненый. Теперь мне кажется, это Морель. Вот, слушайте…

Это была последняя аудиопередача, полученная с «Гефеста» диспетчерами на терминале ка-ЮТ.

«— Зачем ты подстрелил парня?

— Он хотел бежать.

— Идиот, куда ему отсюда бежать?.. Вставай, ничего, рана легкая… Кретины, почему не выключили связь?»

Я спросил:

— Известно, кто говорит?

— Первый голос нам неизвестен. Второй принадлежит Красноглазому. Непонятно, почему он открыл огонь. Там действительно некуда бежать.

— Какое вы имеете отношение к этой операции?

— Интон из моей команды. Мы расследуем поставки оружия преступным группировкам. В последнее время большие партии оружия были куплены по поддельным документам. Часть оружия ушло к ка-ЮТ. Скорее всего, к пиратам. За «Гефест» они получат десять — двадцать миллионов. На эти деньги снова купят оружие. И не факт, что в следующий раз моим людям повезет… И все-таки я не понимаю…

Они с Долорес переглянулись. Кажется, она разделяла его непонимание. Я сказал:

— Спросите меня, может быть, я понимаю.

— Базы бандитов находятся в поясе астероидов. Обеспечение этих баз обходится очень дорого. Денег от выкупа едва хватит на покрытие расходов. Но, тем не менее, они это делают.

— А контролировать пояс астероидов мы не можем?

— Нереально. Базы мобильны и постоянно перемещаются. Астероиды содержат металлы, и радары практически бесполезны. Есть даже подозрение, что бандиты располагают одним деформационным кораблем. Это означает, что поймать их невозможно.

— Пока не уничтожен этот корабль.

— Да, но как его найти?

— Что если отследить пути снабжения?

— Мы пытаемся, но движение в этой зоне настолько плотное, что мы физически неспособны досмотреть каждый корабль. Как только корабль входит в зону астероидов, считай, он для нас потерян. Следить за каждым, как я уже сказал, мы не в состоянии.

В его голосе чувствовалось отчаяние.

— Мне надо двигать туда, — сказал он, обращаясь к Долорес.

— А я…

— Ты по плану. Справишься?

— Не вижу проблем.

До меня дошло, о чем идет речь.

— Вы отправляете ее на Парацельс одну? Без прикрытия?

— У меня нет людей, — развел руками Эдвардс, — кроме того, это всего лишь женская клиника.

— Агентов не посылают без прикрытия. Это против правил.

— Кто бы говорил о правилах!

— Я готов составить ей компанию.

— Она справится без вас.

— Все, я догадался, в чем дело. Я у вас вроде живца. Если на меня нападут, и агент Долорес будет рядом, то пострадает и она. Вы правы, держите ваших людей от меня подальше.

— Надо к нему кого-нибудь приставить, — сказала Долорес, — сам по себе он долго не проживет. В прошлый раз его спас контрабандист. Если он упадет и расшибет себе нос, то виноватыми будем мы.

Стараясь не встречаться с нами взглядом, Эвардс взвешивал за и против.

— Конечно, было бы не плохо, если бы он был под присмотром…

Я решил избавить его от нравственных мук:

— Ваши страдания мне понятны. Не утруждайтесь. У вас свой план, у меня — свой. И мы не можем друг другу помешать.

Эвардс развел руками, как бы снимая с себя всю ответственность.

16

02.04, база «Рукав Персея-19»

По базе ходили смутные слухи, что старт «Рэма» снова откладывается. Сильвия Дельгадо обкусала все ногти на правой руке и занялась левой.

— Конечно, — бубнил оператор Вилли, — в кои веки от научного успеха зависит карьера нормального человека, а тут на тебе…

Сильвия злобно сверкнула очами. Вилли застонал:

— Не смотри на меня так, мой мозг вскипает, а сердце рвется вон…

— Так займись делом! Мне не с чем выходить в эфир.

В свободное время надо заниматься самообразованием, решила она, и засела за статьи об эолийцах.

Триста лет назад рукав Персея и участок Внешней спирали между Кассиопеей и Цефеидами были соединены Трансгалактическим Каналом, по которому перемещались переселенцы. Они основали здесь несколько колоний и назвали всю их совокупность Зоной Эола. Двести лет назад Канал закрылся и почти на два века переселенцы оказались изолированными. Как это ни удивительно, Эол выжил и, более того, в чем-то даже превзошел метрополию. После изобретения деформационных кораблей (сначала ими, потом нами) сообщение было восстановлено — правда, в минимальном объеме. Эолийцы изредка и ненадолго пускали к себе дипломатов, обращаясь с ними, как с инфицированными. Торговые контакты были незначительными, туристов не пускали вовсе. Язык эолийцев представлял собой малоузнаваемую смесь того, на чем говорили наши предки в позапозапрошлом веке.

Кроме Д-кораблей, потомки переселенцев опередили нас по многим другим параметрам. Они жили втрое дольше, мало болели, не экономили воду и свет и не страдали депрессией. Их технологический прорыв — сам по себе загадка, но больше всего нас заботило их долголетие. Земные ученые считали, что генетическое сравнение могло бы подсказать, в чем подвох, но эолийцы упорно отказывались предъявить свой геном.

Вот бы его добыть, подумала Сильвия. Не скрестились ли они там с кем-нибудь?

Пара эолийцев обитала в своем космическом корабле, пристыкованном к базе. Понадобилось несколько лет тяжелых переговоров, чтобы согласовать конструкции стыковочных узлов. В тоннеле, ведущем к узлу, была устроена баррикада из пустых контейнеров, проход в которой стерегли два рослых типа в бронекостюмах. По эту сторону баррикады постоянно дежурили несколько журналистов. На ту сторону пускали только эолийцев. Через иллюминаторы был виден корабль телеканала «А-1». Он регулярно совершал облеты вокруг гостя в надежде что-нибудь подсмотреть в окно.

— Кинуть бы в него камнем, — вслух размышляла Сильвия, наблюдая, как удаляется к себе на корабль симпатичный блондин-эолиец, — кровь накапает, вот тебе и ДНК.

— Уже пытались, — сказал Вилли, — они сразу залили кровь какой-то кислотой, которая мгновенно разложила ДНК на отдельные атомы. Кидавшему кирпич недоумку дали десять лет без права досрочного.

— Интересно, куда они девают отходы с корабля.

— А из чего, по-твоему, здесь делают запеканку, которой ты сегодня завтракала?

— Заткнись!

— Как скажешь.

Сильвия несколько раз пыталась взять у гостей интервью. Кареглазый вообще ничего не отвечал, сероглазый блондин по имени Аграбхор отделывался вежливыми, дипломатичными фразами.

— А тебе кто больше нравится, темный или светлый? — подначивал Вилли.

— Ты же знаешь, — отвечала Сильвия, нежно кладя руку ему на плечо, — мне нравятся маленькие, толстенькие, лысые земляне средних лет с хитрыми черными глазами.

— Не верю, моя прелесть…

Рука Сильвии мгновенно ускользала.

— Чесоточный порошок!

— Что? — не понял Вилли.

— Чесоточный порошок. Шутка такая, понимаешь? Он абсолютно безвреден, просто кожа несколько минут сильно чешется. Если посыпать порошок им на голову, они будут ее чесать, волосы выпадут, а в луковицах волос есть ДНК.

— Все твои планы какие-то членовредительские. Кроме того, где мы здесь достанем порошок?

— Предложи другой план, умник.

— Другой? Пожалуйста! Природа миллиарды лет назад придумала способ, которым женщина берет ДНК у мужчин. К обоюдному удовольствию, между прочим.

Сильвии очень хотелось выглядеть возмущенной, но она была плохой актрисой. И воображение уже не раз рисовало ей сцену, в которой светлоглазый эолиец признается ей в любви, подхватывает на руки и несет в каюту, в которой они проводят незабываемую ночь.

Теперь или никогда!

Сероглазый в единственном числе вышел из галереи, ведущей к центральному посту базы. Конкурентов из «А-1» поблизости не было, Вилли тоже. Сильвия, одетая в весьма облегающий комбинезон, преградила ему дорогу.

— У меня всего один вопрос, — сказала она с мольбой в голосе, — всего один, но умоляю вас ответить честно.

— Мы никогда не лжем.

— Можно я буду называть вас просто Хор?

— Это ваш вопрос?

— Нет, что вы… Я о другом… Скажите, вам нравятся простые земные женщины?

Аграбхор сделал шаг навстречу.

— А вы хотели бы этого?

— Я? Ну… — она потупила глаза, но через мгновение, как будто на что-то решившись, ответила: — Да, хочу!

Он протянул руку и коснулся ее щеки. Рука была в перчатке. Сильвия не чувствовала ни тепла, ни холода, а только бешеное волнение от собственного безрассудства. Она подалась навстречу, его руки оказались у нее за спиной, она подняла свои, чтобы обхватить его голову.

Кончики ее пальцев коснулись гладкого, чистого лба. Она медленно опустила правую ладонь к его щеке. Подушечка среднего пальца ощутила вздувшуюся вену на левом виске, мизинец — мягкую прядь волос за ухом.

Где-то позади послышались шаги. Эолиец отступил на шаг.

— Вы видите, это невозможно.

Она понуро свесила голову.

— Да, вижу.

Тяжело отдуваясь, в галерею вкатился Вилли:

— А я тебя везде ищу…

— Приятно было поговорить, — произнес эолиец и быстро скрылся.

— Умоляю, быстрей! — простонала она, удерживая кисти рук, как хирург перед операцией.

Вилли вытащил из сумки ватные палочки и пробирки. Он тщательно обтер ее пальцы ватой и поместил палочки в пробирки. Потом все это он упаковал в полиэтилен.

Сильвия в экстазе запрыгала на месте:

— Мы сделали это! Вилли, ты, быть может, больше меня знаешь, но иногда нужна просто воля!

— Но идея-то была моя.

— Разумеется, твоя. Разве мне, честной девушке, могло прийти в голову ТАКОЕ.

Только сейчас она заметила эту рыжую крысу с «А-1».

— Что, милочка, не могло прийти тебе в голову? — поинтересовалась крыса.

17

04.04, терминал Парацельса

Сильная девушка Долорес тащила рюкзак, который был вдвое больше моего. И это понятно: не может же она ходить на операции два раза в одном и том же бронежилете. Сейчас на ней был гражданский костюм, состоявший из свободных брюк цвета хаки и джемпера с эмблемой Всегалактической Боксерской Ассоциации. Перед кассой космопорта она резко затормозила, сделала разворот на месте и шагнула мне навстречу. На всякий случай я скинул рюкзак и прикрыл им свое наиболее уязвимое место.

— Слушайте, — сказала она, — я больше не верю, что нам просто по пути.

— Значит, вы поняли, что я от вас без ума?

— Еще слово, и рюкзак вас не спасет.

— Подумаешь, у меня тоже черный пояс по кройке и шитью.

Я отскочил назад, и удар ноги пришелся по оттопыренному карману рюкзака. Пальцы, едва удержавшие рюкзак, заныли.

— Беру свои слова назад. Я вас ненавижу.

— Это уже лучше, — и она направилась к кассам. Держась от нее на расстоянии метра два, я громко сказал:

— У меня предложение. Я сыграю роль вашего мужа. У нас не получается завести детей, и мы вдвоем приехали лечиться. Если вы скажете, что я ваш муж, то никто не обратит внимания на мои синяки, и вам за них ничего не будет. Вы сможете бить меня сколько угодно. Семейное насилие, полиция редко вмешивается. Кроме того, мы сэкономим на гостинице.

Кажется, мне удалось вызвать у нее улыбку.

— Подойдите ближе, а то я вас плохо слышу.

— Еще чего!

— Как вы собираетесь играть роль мужа, если только что сказали, что меня ненавидите?

— А в чем противоречие?

— М-да, противоречия действительно нет… — она словно вспомнила что-то из личной жизни.

Я сумел подглядеть, какое место ей досталось, но соседние были заняты, и я взял что поближе.

— Идите хотя бы сбоку, а не сзади.

— Мне так удобнее смотреть. У вас красивая попка.

— Вы же мой муж и вам должно быть все равно.

Довод был резонный, и я пристроился сбоку.

Парацельс — давно умершая планета. В позапрошлом тысячелетии удар большого метеорита привел к тектоническим сдвигам; проснувшись, тысячи вулканов погубили почти все живое.

Что не погубили вулканы, погибло от холода и засухи. Из цветущего сада планета превратилась в пыльный, изъеденный эрозией каменный шар. Оставаясь кислородной, атмосфера была полна ядовитых газов. В подземных водоемах сохранились небольшие запасы воды, нуждавшейся в серьезной очистке. Люди никогда бы здесь не поселились, если бы у планеты не было одного необъяснимого свойства. Считалось (потому что строгих доказательств этому нет), что на Парацельсе многие болезни излечиваются сами собой. Или, по крайней мере, существующие методы лечения идут успешней. Как следствие, на планете разместились сотни медицинских клиник, в большей или меньшей степени шарлатанских. Кроме того, здесь была масса санаториев, оздоровительных центров, салонов красоты и просто гостиниц, в которых лечебная грязная вода шла из-под крана. Зато чистую питьевую воду здесь приходилось покупать за большие деньги. Но бедные люди сюда не приезжали.

Мы втиснулись в салон эконом-класса. Нашими спутниками были, в основном, жители планеты или те, кто летел туда по делам. Впрессованные в спинки кресел экраны начали рассказывать о мерах безопасности. Например, нам напомнили, что в потолке над каждым пассажиром есть люк, за которым спрятан респиратор. Он может понадобиться, если челнок совершит вынужденную посадку. Предосторожность эта была излишней, поскольку у каждого в сумке имелся свой респиратор или даже противогаз.

Сосед Долорес отказался поменяться со мной местами. Несколько раз я вставал, чтобы пройтись по проходу и размять ноги. И каждый раз, когда я бросал на нее взгляд, Долорес сосредоточенно утыкалась в экран комлога.

Спустя семь часов после старта в иллюминаторе показался серо-коричневый диск Парацельса. Я отложил путеводитель, и уставился на планету. Почти вся ее поверхность была закрыта плотным слоем облаков. По мере сближения, сквозь их разрывы начали проступать рыжие проплешины. Вблизи полюсов были видны ледяные шапки, но они не блестели, как на Земле или моем Фаоне.

Информационный локус планеты обещал плюс три в месте посадки и небольшой дождь с умеренным содержанием вредных кислот. Правда, некоторых людей этот дождь излечивал от запоров, но это как повезет.

Челнок снижался плавно, перегрузка была минимальной, видимость — никакой. Через мокрый иллюминатор я увидел поверхность, когда до нее было не больше трехсот метров. Земля была пористой как вулканическое стекло и одинакового рыжевато-коричневого оттенка. Нас заблаговременно предупредили, что торможение при посадке будет резким, поскольку взлетно-посадочная полоса очень короткая. Челнок задрал нос, коснулся колесами бетонного поля и, почти без пробежки, остановился. Голове не дал оторваться специальный фиксатор.

Как самые неимущие, мы выходили последними.

— Это портит наше прикрытие, — сказал я, — пациенты летят бизнес-классом.

— Прикрытие? Вы собираетесь здесь лечиться?

— Я собираюсь ДЕЛАТЬ ВИД, что собираюсь лечиться.

— Вам это будет непросто. На вас можно пахать и пахать.

— Зато у меня есть партнерша, которая бесплатно рисует такой камуфляж, что здешние врачи будут за меня биться.

— Здешние врачи от моего камуфляжа не лечат.

За этой милой беседой мы дождались нашей очереди на выход. Гибкий, телескопический тоннель вывел нас в здание космопорта. Все обитаемые зоны на Парацельсе были либо под землей, либо под колпаками из стекла и бетона, но чаще это было что-то смешанное. Люди передвигались на монорельсе, реже — по воздуху. Нам с Долорес подходил монорельс. До «Центра репродукции человека» был один час пути. Поблизости размещался отель «Лоно», в котором мы забронировали места в разных номерах — на предложенный мной временный супружеский пакт Долорес так и не согласилась.

— Мне не нужно прикрытие, — объяснила она, когда мы заняли места в монорельсе, — я официальное лицо, провожу официальное расследование. Клиника должна объяснить мне, кто заплатил ей эти полтора миллиона.

— Спорим, что они отмажутся меньше, чем за минуту? И вы ничего не сможете сделать.

— На что спорим?

— На то, что планом «Б» буду руководить я.

Я всегда умел застать женщин врасплох. Долорес явно ожидала другого предложения, и заготовленный ею ответ не пригодился.

— Согласна, — ответила она.

Нам нужно было выбрать другой отель. Точнее МНЕ нужно было выбрать другой. Все видимые невооруженным глазом постояльцы «Лона» были дамами. У меня не оставалось другого выхода, как бросить между делом, что я врач и нахожусь здесь в командировке. Управляющий кивнул, мол, так он и думал, и выдал ключ от номера.

Небо затягивали ровные, серые облака. Диск местного солнца освещал долину бестеневым светом. Я разглядел вдали несколько желтых фигурок. Это пациенты вышли на прогулку, для которой им выдали одинаковые прорезиненные плащи с капюшонами. Люди казались жертвами ядерной катастрофы, ищущими уцелевшее пристанище. Впрочем, я был уверен, что в душе каждого из них была своя катастрофа…

Я встретился с Долорес за завтраком, после которого она направлялась в клинику. Ел я один — она сказала, что определенные тесты надо проходить натощак. Ее завтрак состоял из стакана воды и нескольких разноцветных таблеток.

— Что это? — спросил я.

— Витамины. Хотите?

— Спасибо, у меня свои. — И в десятый раз я напомнил: — Будьте осторожны, нас могут ждать. Если поймете, что они были предупреждены, немедленно уходите. У меня на этот случай есть план.

— Когда я вернусь, вы меня с ним ознакомите.

Похоже, она по-прежнему не воспринимала меня всерьез.

Она вежливо подождала, пока я не расправлюсь с омлетом, затем сразу направилась к выходу. Отсюда до «Центра репродукции человека» можно было добраться пешком по подземному тоннелю. Я остался «на связи», то есть пошел бездельничать в номер.

Двуногий робот из белоснежного пластика встретил Долорес в ярко освещенном холле. Кроме очевидного белого, в помещении преобладали осветленные бирюзовые тона. После приветствия робот усадил ее в мягкое кресло, обивка которого напоминала шелк. Ухоженная дама на диване напротив кивнула ей с вежливой улыбкой. Долорес кивнула в ответ и огляделась. В дальнем конце холла, немного в тени, она разглядела еще двух пациенток, обе были молоды — не больше двадцати и выглядели очень скромно на фоне дорогой обстановки. Они молча перелистывали журналы.

Появилась медсестра. Она попросила подождать минуту, а сама повела даму куда-то вглубь здания. Потом она вернулась за Долорес. Вместе они прошли к двери с табличкой «Роберт Т. Хопкинс, д. м.».

— Доктор ждет вас, — сказала медсестра и распахнула дверь.

На лице пожилого доктора Хопкинса было такое выражение счастья, словно он всю жизнь ждал только ее, Долорес Кармелла. Он справился, откуда она, долго ли добиралась, где остановилась и что ела на завтрак. Воздав должное ее прекрасной физической форме, он заметил, что, если она планирует заводить детей, от некоторых упражнений ей придется отказаться. Он не уточнил, от каких именно, но, вероятно, он имел в виду, что не следует целить знакомым мужчинам ногой в пах, поскольку для зачатия все-таки нужны двое.

Долорес отвечала в том духе, что прилетела просто пройти обследование. В зависимости от результата она решит, что делать дальше.

Несмотря на то, что этого доктора ей, возможно, придется арестовывать, она хладнокровно дала себя осмотреть. После детального осмотра ее отвели сдавать всевозможные анализы.

Все процедуры заняли около двух часов. Она отказалась от стационара, заплатила за прием и вернулась в отель. Получив от нее звонок, что все в порядке, я поднялся в ее номер.

— На первый взгляд они те, за кого себя выдают, — подытожила она свой рассказ.

— Как вы это определили?

— У Хопкинса диплом университета Примы, а там очень хорошая медицинская школа. Оборудование в клинике самое современное. Комплекс анализов, которые они берут, именно тот, что нужен — не больше, и не меньше. Медсестра работала в высшей степени профессионально. Под конец я уже забыла, зачем туда пришла.

— Ну и хорошо. Обследовались за казенный счет.

Она прищурилась:

— А вы бы согласились пройти нечто подобное?

Я признал, что ни за что не пошел бы на прием к урологу, которого подозреваю в связях с убийцами и собираюсь при случае арестовать.

— Могу представить, что вы там чувствовали, — сказал я.

— Ну, мне и не такое приходилось испытывать…

Я не стал уточнять, что она имеет в виду — я понял, что не хочу этого знать.

— Какие планы на завтра?

— Заберу результаты анализов, а потом загляну к их директору, спрошу про таинственные миллионы.

— У вас не было ощущения, что они ждали вашего прихода?

— Ощущения? Да этот доктор буквально выпрыгнул из штанов, когда я вошла. Такое впечатление, что вся его карьера была продумана только для того, чтобы встретить меня. Не сомневаюсь, что, если мои результаты в порядке, он завтра сделает мне предложение.

— Скажите ему, пусть займет очередь.

— Но вам я нужна только для прикрытия операции.

— А ему, думаете, для чего? Он распотрошит вас на органы, как десять предыдущих жен. Это же мафия! Откуда иначе те миллионы?

Внезапно с ее лица исчезла улыбка.

— Эти девушки… теперь, когда вы сказали про торговлю органами… их присутствие мне показалось странным. Они были там явно не к месту.

— У вас есть их изображение?

— Нет, я не брала с собой специальную аппаратуру. Решила, что сначала надо осмотреться.

— Мы можем установить микрокамеры напротив входа. Вряд ли там есть сканеры.

Эта идея ей понравилась.

Вестибюль отеля выходил внешними дверями в нечто вроде кратера диаметром метров пятьдесят. Стены кратера были облицованы отполированным серым камнем, стальные фермы с вставками из выпуклого стекла прикрывали кратер сверху. Отсюда шло четыре тоннеля. Один — к станции монорельса, другой — к лечебному комплексу, куда входил и «ЦРЧ», два оставшихся — к техническим сооружениям.

Я позаимствовал у Долорес микрокамеру (поскольку мою мне никто не оплачивал), и двинулся к клинике. Стальная труба тоннеля пролегала по каньону, сверху она была присыпана горной породой — во избежание естественных обвалов, строители раз и навсегда сделали один искусственный. Пару раз труба становилась по бокам прозрачной и выходила на поверхность. За окнами ветер носил рыжую пыль. Солнце садилось в желто-серую дымку, что по местным приметам должно было означать химическую атаку назавтра. Я поежился и проверил, на месте ли противогаз.

Показалось ответвление с нужным мне указателем. Повернув направо, я увидел как тоннель, расширяясь, заканчивается прозрачной стеной с большими раздвигающимися дверями. Над дверьми мощной гравировкой было высечено название учреждения, грани букв подсвечивались синим.

Идти дальше смысла не было. Я потоптался на месте с таким видом, будто свернул не туда. Совершенно очевидно, что поблизости должны располагаться камеры наблюдения. Сажать свою камеру на виду у них было бы глупо.

Я вернулся к развилке и прилепил камеру на скругленном углу. Клиника в ее поле видимости не попадала, но всякий, кто из нее шел, был бы нам виден. Прямой сигнал в этом лабиринте был, конечно же, невозможен. Я настроил передачу через местную сеть и, довольный собой, вернулся в отель.

Мы распределили часы наблюдений. Пока шло ее дежурство, я читал сетевые сплетни. Больше всего обсуждался захват «Гефеста» вблизи каппы Южного Треугольника. По слухам, пираты потребовали очень большой выкуп — гораздо больше, чем в предыдущий раз. Вероятно, речь шла о сотнях миллионах марок. Теперь недоумение Эдвардса рассеялось: бандиты решили, что предприятию настало время начать окупаться. Груз, который находился на борту «Гефеста», был критически важен для строительства искусственной черной дыры. Он включал в себя оборудование для производства темной материи и генераторы темной энергии. Обладая отрицательной массой, темная энергия удерживает «стены» пространственно-временных тоннелей от «схлопывания». Груз был, разумеется, застрахован. У меня родилось подозрение, что, если власти откажутся применить силу, страховые компании сами пойдут на штурм. В этом случае мне следует ждать вызова от «Галактического Страхового Общества». Однажды я на них работал, и они знают, что я умею держать в руках бластер.

События вокруг «Гефеста» затмили другой скандал. На базе «Рукав Персея-19» одна малоизвестная журналистка якобы попыталась соблазнить эолийца, чтобы заполучить его ДНК. Имя журналистки не сообщалось, но всем было ясно, что речь идет о Сильвии Дельгадо из «Круглосуточных Новостей». Эолийцы от комментариев отказались, но они всегда отказываются. Дельгадо хранила молчание, но оно было настолько многозначительным, что все уже начали гадать, мальчика ждать или девочку.

Вызов от Долорес не дал мне присоединиться к обсуждению будущего ребенка.

— Картинку видишь? — спросила она.

На экране комлога был снимок миниатюрной девушки, выходящей из тоннеля, где я установил камеру.

— Вижу.

— Мне надо с ней поговорить.

— Понял.

По запасной лестнице я спустился в вестибюль и выбежал в «кратер». Через несколько секунд показалась та девушка. Семенящими шажками она пересекла зал в направлении тоннеля с монорельсами. Я обогнал ее и преградил дорогу.

— Извините ради бога, но мне нужно вас о кое-чем попросить. Это очень важно.

— Я слушаю вас, — сказала она тихо и посмотрела по сторонам. Вокруг сновали люди, и она чувствовала себя в относительной безопасности.

— Я знаю, вы были в той клинике… Моя жена тоже была там один раз, сегодня, но теперь она очень нервничает. Она хотела бы расспросить вас, хорошо ли там обходятся с пациентами. Вы не могли бы поговорить с ней? Это бы ее успокоило. Обещаю вкусный обед и флаер до космопорта.

— А где ваша жена?

— В «Лоне». Она увидела вас и послала меня поговорить с вами.

— У меня скоро рейс.

— Эконом-классом?

— Да.

— Полетите первым.

Она улыбнулась. Я принял это как знак согласия и выхватил из ее рук сумку-тележку. Теперь ей точно было некуда деться.

Долорес ждала нас в ресторане.

— Дорогая, Майя согласилась с тобой поговорить. Из-за нас ей придется отложить рейс, поэтому я подумал, мы ведь можем ей устроить первый класс на ближайший челнок?

— Разумеется, дорогой, — она смерила меня убийственным взглядом, — садитесь Майя, здесь, кстати, неплохая кухня. А ты, дорогой, пока погуляй. Тебе незачем знать наши женские секреты, правда, Майя?

Девушка кротко кивнула.

— Да, Майя, — сказал я, — вот это очень вкусно, обязательно закажите, — я ткнул пальцем в корбианские трюфеля, сто марок порция.

Часом позже меня позвали вылизывать тарелки. Майя уже ушла, Долорес сообщила, что счет будет выставлен на мой номер.

— Вы хоть билет ей купили?

— Да, она это заслужила.

Я понял, что разговор был успешным. Собрав вокруг себя полупустые тарелки и отогнав робота, который пытался у меня их стащить, я приготовился выслушать подробный отчет.

— Раз я все это оплатил, я имею право получить всю информацию.

Она не возражала.

Майя не была пациенткой. Она была добровольным участником программы исследований женской репродуктивной системы. Приглашение принять участие в исследовании она нашла в сети. Клиника оплачивала билет, проживание и плюс платила 1000 марок за каждую неделю исследований. Здоровье участниц страховалось в лучших страховых компаниях. Предполагалось, что девушки могут пробыть в клинике от одной до шести недель, срок точно не оговаривался. В программе участвовал не только «ЦРЧ» на Парацельсе, но вся сеть клиник, и девушкам оставалось лишь выбрать ближайшую. Майя пробыла здесь всего десять дней. Ей заплатили обещанную сумму и отпустили домой. Никаких страшных опытов над ней не ставили, глотать загадочные препараты не заставляли. Страховка будет действительна еще год. В целом, она всем довольна.

— Вы поняли? — спросила Долорес, закончив отчет.

— Что я должен понять? Что вы хотите принять участие в исследовании?

— Я задала ей один личный вопрос. Она на него ответила, и все стало на свои места. Во всяком случае, на тот вопрос, что вас мучил, я знаю ответ.

— Нельзя не темнить?

— Нельзя. Подождем до завтра. Я хочу кое-что проверить.

Я почувствовал себя оскорбленным, поэтому отказался доедать остатки глазури от чизкейка.

18

05.04, радиотелескоп «Око Галактики», система HD240210

Директор радиотелескопа «Око Галактики» Алек Пришвин был рад видеть у себя знаменитого Гора Говарда, но старался этого не показывать.

— Увы, — говорил он, — все стало рутиной. Коллаборация присылает заявку, указывает координаты, указывает полосу частот и оплачивает наше время. Все очень просто. Мы простые исполнители, всякое творчество давно ушло из нашей профессии. Это вы выбираете, за кем наблюдать, не мы.

— Прискорбно, — сказал Говард.

— Безусловно. Гибкость, взаимодействие давно утрачены. Вот вы говорите, Морель прислал нам письмо с просьбой посмотреть, не поймали ли мы что-нибудь из такой-то точки галактики NGC1275. Если бы мы отвечали на каждое такое письмо, здесь знаете, что творилось бы? Форменный бардак. Странно, что он не знаком с процедурой. Ему следовало обратиться не к нам, а к нашим клиентам. Точнее, он мог обратиться по сети ко всему сообществу и спросить, не наблюдал ли кто-нибудь микроволновый источник в NGC1275. Астрофизики народ любопытный. Они тут же порылись бы в своих базах данных и, безусловно, поделились бы информацией.

Но кричать на весь свет Морелю почему-то не хотелось, припомнил Говард.

— Ввиду нашего будущего сотрудничества вы, вероятно, не откажете мне, если я повторю просьбу Роша Мореля?

— О, конечно, — и щедрым жестом Пришвин привлек внимание гостя к пульту управления, — все, что в наших силах. Но вы понимаете, нет никакой гарантии, что мы наблюдали за вашим объектом. Только если кто-то нам его, так сказать, заказал…

Его пальцы ловко забарабанили по клавиатуре. На экране поползли плотные колонки цифр.

— Хм, что-то есть, — пробормотал директор, — мы начали наблюдение за этой областью с год назад, в широком диапазоне частот. На вашей частоте был крайне неустойчивый сигнал в очень узком пучке. Но кое-какие данные, на ваше счастье, мы зацепили.

— Кто заказывал сканирование?

— Университет Энно.

— Пауль Клемм?!

— Да, на заявке стоит его имя. Вас это удивило? Великий ученый!

Говард попросил скопировать данные к нему в комлог. Пока шло копирование, Пришвин внимательно просматривал некоторые колонки с цифрами. Его как будто что-то насторожило.

— Вот это да, — сказал он, сдернув руки с клавиатуры — так, словно боялся, что нечаянным движением сотрет данные. — Вы только взгляните!

Говард отвлекся от своего компьютера. Но на большом экране он увидел только столбцы девятизначных чисел, которые ему ни о чем не говорили.

— Это сырые данные, — сказал Пришвин, — сейчас переведу в графический формат.

Построенный график распадался на пакеты всплесков одинаковой высоты. Каждый пакет состоял из одного, четырех либо двенадцати всплесков. Пакеты шли друг за другом в одном и том же порядке: однократный всплеск, четырехкратный, двенадцатикратный, затем снова однократный и так далее.

Говард перевел в графический формат данные, полученные со станции, где работал Морель. Графики были похожи, хотя самих данных было на порядок меньше. Радиотелескоп Мореля обладал гораздо меньшей разрешающей способностью, и не удивительно, что молодой физик не заметил закономерности.

— Сейчас идет передача с того источника? — спросил Гор.

Пришвин снова начал набирать что-то на клавиатуре.

— Нет, там пусто, — сказал он с удивлением.

— Ушли из конуса?

— Либо он прекратил передачу.

— Мы ведь подумали об одном и том же? — осторожно спросил Говард, — этот источник разумен?

— Только по трем числам этого утверждать нельзя. Суммируя ваши и мои данные, я нахожу траекторию его луча очень странной, и это говорит в пользу разумности. Все неразумное ведет себя крайне дисциплинированно и просто.

Говард спросил:

— На каком уровне развития должна находиться цивилизация, чтобы создать такой передатчик?

— Думаю, ее уровень не обязан превосходить наш. Проект, который сейчас затевается возле каппы Южного Треугольника не менее амбициозен. Вопрос в концентрации усилий. Было бы желание, мы бы звезды двигали, только зачем это нам.

— Пожалуй, вы правы. Надо будет обработать все данные. Возможно, мы найдем другие закономерности. Если получить аналогичную информацию с других радиотелескопов, мы сможем лучше понять траекторию луча. Возможно, он пытался прицелиться в какую-то определенную точку, но у него не сразу это получилось. Имея больше материала, мы установим, куда он прицеливался. Я думаю, надо послать запрос на те станции, с которыми сотрудничал университет Энно.

— Если вы найдете список станций, то это, конечно, сильно поможет. По поводу анализа данных я что-нибудь придумаю. Наш компьютер сильно загружен. Вероятно, придется, ждать до завтра.

— У вас найдется, где переночевать?

— Безусловно. Пойдемте, я покажу вам каюты.

Они вышли с центрального поста и углубились в жилые недра «Ока Галактики».

19

06.04, Парацельс

В пол-одиннадцатого Долорес соизволила позвонить. Она ушла за результатами анализов два часа назад, и я уже начинал нервничать. Голос у нее был странно слабым, и номер, с которого она звонила, выглядел незнакомым.

— Что-то случилось?

— Нет-нет, милый, все в порядке, тебе не о чем волноваться.

Как тут не волноваться, когда тебя так называют!

— Как анализы?

— Все в порядке, милый. Ну, почти в порядке. Мне придется задержаться тут до завтра. Доктора хотят еще кое-что обследовать.

— Почему ты не звонишь со своего комлога?

— Стены экранируют. Я звоню с местного телефона.

Я порывался прийти, она упорно отвечала, что это ни к чему. Мы договорились, что в пять вечера она сделает контрольный звонок. Если звонка не будет, я считаю до ста и штурмую клинику.

Знает ли Эдвардс о ее самодеятельности? Я настрочил ему донос. Заодно, я попросил его выяснить, с какими радиотелескопами сотрудничал Клемм. Ответ попросил послать прямиком Гору Говарду.

До пяти я решительно не знал, чем себя занять. Я несколько раз проанализировал разговор Долорес с Майей. На какой мой вопрос она ответила? Предупреждены они или нет? Меня это действительно волновало. А теперь — еще больше.

Потом я представил себя инопланетянином, посылающим в другую галактику сигнал 1-4-12. Что я бы имел в виду?

Позвоните на этот номер? Угадайте следующее число?

Ровно в пять она позвонила.

— Мне надо остаться здесь до утра.

— Это необходимо?

— Абсолютно. Не волнуйся, все будет в порядке.

— Позвони в три утра, чтобы я в этом убедился.

— Не говори глупостей. Я позвоню в девять.

Начался новый отсчет времени.

В седьмом часу просигналил комлог. Это был вызов от распознавателя образов. Чтобы не пялиться в экран, следя за теми, за кем следит микрокамера, я настроил распознаватель на молодых женщин. На этот раз он не ошибся. Девушка вышла из туннеля, где клиника, и повернула к отелю.

Догнать и поговорить?

Я не стал заманивать ее в ресторан. Это было бы двусмысленно, учитывая, что «жена» будет отсутствовать до утра. Мы разговаривали по дороге к монорельсу. Она действительно познакомилась с Долорес, и они поговорили.

— Странно, что ваша жена ни словом о вас не обмолвилась, — сказала она.

— У нас сейчас трудный период, вы понимаете?

Она понимала. Как и Майя, она участвовала в исследовательской программе. Пробыла в клинике две недели. Две тысячи марок — не лишние деньги. Через полгода приедет еще раз. Ей сказали, что можно участвовать несколько раз, а деньги ей не помешают.

Вот это новость, подумал я. Когда я, будучи студентом, хотел второй раз подработать в одном эксперименте (не буду уточнять в каком), меня выставили за дверь.

Подошел ее поезд, и мы расстались.

Этой ночью я спал часа три. От нечего делать, я попробовал настроить распознаватель образов на двух роботов, тащащих мешок для переноски трупов. Но подобная комбинация не входила в программный пакет, поэтому я пялился в экран, пока не провалился в сон.

Утреннего звонка не последовало. Вот оно, началось. Единственное, что меня смущало, это объект штурма. До сих пор ко мне благосклонные, СМИ не запишут женскую клинику мне в актив. Наоборот, я рискую стать посмешищем обеих галактик. Но не в этом ли высший героизм? Не побояться быть смешным.

Утешая себя таким образом, я добежал до «ЦРЧ».

В холле не было пациентов. Медсестра приблизилась ко мне с большой опаской. Я потребовал немедленной встречи с Долорес Кармелла. Она куда-то ушла, а через двадцать секунд я услышал за спиной покашливание. Прямо передо мной была дверь из матового стекла, за которой скрылась медсестра. В двери я увидел отражение крепыша, поглаживающего рукоятку дубинки.

— Если ты простыл, тебе в другую больницу, — сказал я через плечо.

В этот момент появилась медсестра.

— Госпожа Кармелла сейчас на процедурах. Она не может подойти.

— Пойдем, приятель, — сказал крепыш, — подождем снаружи.

Стоит мне выйти, они заблокируют входные двери, и тогда действительно придется штурмовать.

— Я подожду здесь. А будешь настаивать, так сразу станешь их пациентом.

— Мы не лечим мужчин, — влезла медсестра зачем-то.

— Кто сказал, что он останется мужчиной?

Его лицо залилось краской, но, кажется, он не мог действовать без приказа. Медсестра сделала ему знак глазами. Он вытащил дубинку из-за пояса и слегка постучал меня по плечу. Я заметил на рукоятке ремень, охватывающий его запястье. Видимо, он дорожил дубинкой больше чем рукой. И он ее почти потерял, когда я изо всех сил дернул за оружие. Охнув, он полетел вслед за рукой. Когда его туша оказалась передо мной, я остановил полет и зафиксировал дубинку у него на горле. Одновременно я ударил ему под колено, чтобы уменьшить в росте.

— Меняю на жену, — сказал я, — хотя понимаю, что обмен не равноценен.

— Вы ненормальный! — взвизгнула медсестра.

— Тем более повод пойти мне на уступки.

На свет божий вылез доктор Хопкинс.

— Что здесь происходит?!

Он настолько привык источать радость, что и теперь его восклицание прозвучало скорее с восторгом, нежели с гневом.

У меня начали уставать руки. К счастью у крепыша на поясе имелись наручники. Я приковал его к нижней перекладине дивана. Кажется, он обрадовался возможности немного полежать.

— Доктор, мне нужна моя жена.

— Но госпожа Кармелла сказала, что она не замужем.

— Да? А вы приведите ее, и мы устроим очную ставку. На слово я вам не верю.

— Коль скоро вы не родственник, вы не имеете права здесь находиться.

Мне было ясно, что он пытается выиграть время. Кроме дубинки и наручников в числе моих трофеев оказался электрошокер. Я брызнул искрой и сказал:

— Наручники кончились. Придется вас обездвижить другим способом. Иначе вы будете мешать мне обыскивать здание. Или мне вызвать полицию? Почему-то вы до сих пор этого не сделали.

Доктор не был человеком, способным вести жесткие переговоры.

— Приведите госпожу Кармелла, — сказал он в интерком.

— Тряпка, — буркнула медсестра.

— Она залезла в мой кабинет, — заныл он, как бы оправдываясь, — мы имели право применить силу.

Прошла минута, и дверь, которую они вдвоем оберегали, открылась. Появилась Долорес, осунувшаяся, с взлохмаченными волосами. Она была одета в местную пижаму, сумка с вещами свисала через плечо. За нею следом выкатил робот. Я заметил красный след на ее правом запястье. Против роботов ее восточная гимнастика была бессильна.

Она казалась немного заторможенной. Я вытащил из сумки свитер и помог натянуть поверх пижамы. Потом взял под руку, и, не сводя глаз с противника, проводил к выходу. Уходя, я обещал вернуться.

В номере, после чашки крепкого кофе, к ней вернулся дар речи. Я сказал:

— Значит, вам не нужно прикрытие. Вы официальное лицо и действуете строго в рамках закона. Вероятно, у вас был ордер на обыск его кабинета. Нашли что-нибудь?

Она помотала головой.

— Что они вам сделали?

— Ничего. Вкололи какой-то слабый транквилизатор, когда я порвала ремни. Они не знали, как со мной поступить. Спрашивали, кто меня прислал. Я не стала говорить, что я из Интерпола.

— Кто вас допрашивал?

— Хопкинс и эта стерва. Хопкинс здесь главный. Директор только для вида, занимается бухгалтерией, как я поняла.

— Что с вашим здоровьем?

— Все в порядке. Перед первым визитом я приняла препараты, которые исказили результаты анализов. Я хотела иметь строгий повод остаться в клинике на какое-то время.

— А девушки, участвующие в эксперименте? Только, пожалуйста, на этот раз не темните.

— Вы не догадались? Смотрите, их приглашают на срок от одной до шести недель. Почему срок не точный? Почему шесть недель? Потому что за это время у любой из женщин пройдет полный менструальный цикл плюс сколько-то дней в запасе. Хопкинсу был нужен определенный момент в цикле, но когда он наступит, заранее не было известно. Я полагаю, он ждал овуляции. Интересно, что Майю отпустили до начала овуляции. Это означает…

— Что эксперимент срочно свернули!

— Именно. Их предупредили о нашем визите.

— И, тем не менее, вы туда полезли.

— Они не могли знать, что приду именно я. Поэтому риска не было. Я уже вскрыла его базу данных, когда тот робот меня вычислил. Я почти его сделала, но подоспел еще один, а потом еще…

— Понятно. Десять роботов вас едва одолели. Кто мог знать, что у них тут целая армия.

— Не десять, а трое!

— Хорошо, пусть трое. Скоро в Интерпол придет счет за порчу имущества. Какой у нас теперь план?

— Вчера я поговорила еще с одной девушкой, участвовавшей в эксперименте. У меня есть ее имя и координаты. И еще есть Майя. Надо срочно найти их и взять кровь на анализ. Так мы узнаем, какие препараты им вводили. Отсюда мы поймем, что хотел от них Хопкинс.

Это был хороший план, но я не собирался в нем участвовать. Меня больше беспокоила утечка информации. Клинику предупредили, что мы придем. С большой долей вероятности я знал источник утечки. Он находился на Хторге, в крупнейшем в галактике банковском центре, откуда был сделан перевод полутора миллионов марок в эту клинику и откуда оплатили стрелявший в меня «Фэлкон». Раймонд Джотто, пересылая мне информацию о переводе денег, был недостаточно осторожен. Он скопировал файл с рабочего компьютера на личный. Это копирование не мог не заметить Опоссум Лей, начальник службы безопасности банка. Следовательно, я имел право предположить, что именно Опоссум предупредил клинику о том, что у нас может возникнуть к ней интерес. Кажется, настало время встретиться с Опоссумом лично.

Я не стал делиться с Долорес своими соображениями. Теперь наши пути должны были разойтись.

Но не так сразу.

Как только Долорес выспалась и набралась сил, она высказала решимость вернуться и допросить Хопкинса уже официально. Я был убежден, что это бесполезно, но отпускать ее в клинику одну было нельзя.

Ближе к вечеру мы вернулись в «ЦРЧ». У медсестры вылезли на лоб глаза. Мое обещание вернуться она не приняла всерьез. Долорес предъявила удостоверение.

— Хопкинса, на два слова.

Нас проводили к доктору в кабинет. Я никогда не видел на лице человека такого искреннего радушия.

— Как я рад, что вы вернулись! Вам обязательно надо у нас подлечиться.

— Я тоже рада вас снова видеть, — сказала Долорес и изложила цель нашего визита.

— Полтора миллиона! — всплеснул он руками, — это большие деньги. Секундочку…

Воспользовавшись интеркомом, он переадресовал наш вопрос директору. Потом он отключил громкую связь, и минуты две выслушивал какие-то объяснения. Когда он опустил трубку, на его лице по-прежнему оставалось выражение безмятежной радости:

— Вот все и разъяснилось. Мы действительно получили эти деньги. Это было пожертвование. Видимо, от кого-то, кому мы однажды помогли. Ничто не запрещает нам получать пожертвования. Деньги учтены в статье доходов, и все налоги с них полностью уплачены.

— И какой вы заплатили налог?

С видом нашалившего ребенка Хопкинс замялся.

— Видите ли, у нас большие расходы…

— Понятно. Коллега, — обратилась она ко мне, — вам не кажется, что это похоже на отмывание денег?

— Точно, — сказал я, — отмывание. Доктор перенесет свою практику в Порт-Хант. Только кого же он будет там лечить?

— Если вы хотите лишить сотен женщин последней надежды, вы можете обвинить меня в чем угодно. Я не принес никому вреда, и верю в наше правосудие.

— Ждите аудиторской проверки, — сказала Долорес.

Больше пригрозить было нечем.

Мы вернулись в отель, поужинали, собрали вещи и полуночным челноком покинули Парацельс.

20

07.04, Земля

Формально ее никто не увольнял. Шеф-редактор предложил взять отпуск, и она согласилась. Сильвия понимала, ЧТО они там без нее сейчас обсуждают.

С одной стороны, «Круглосуточные новости» щепетильно относились к репутации своих сотрудников, и того, кто оказывался замешан в скандале, сразу же увольняли. С другой, популярность Сильвии набирала обороты. Если уволить — уйдет к конкурентам, перетащив за собой часть зрителей. И потом, должен же шеф понимать, что она не только ради себя старалась.

О том, что старания увенчались успехом, она ему не сказала. Она собиралась, но шеф поступил с ней по-хамски, и пусть теперь пеняет на себя. Вся слава достанется ей. Ну, и Вилли, конечно, что-нибудь перепадет.

Но сначала нужно провести анализ. Вилли обещал найти добросовестного генетика. Те, что работали в частных компаниях, по юридическим причинам не годились. Крупные университеты были так же крупными бюрократами, и для деликатного дела не подходили.

Вилли нашел некоего доктора Сноу из отделения генетики университета Висконсина. Д-р Сноу был известен рядом статей, где он по косвенным признакам пытался установить те генетические отличия, которые могли бы нести в себе эолийцы. У него был сайт, где велись дискуссии на эту тему. Среди коллег он имел репутацию опытного ученого.

Они приехали в Мэдисон 7-ого апреля поздно вечером. Время было выбрано не случайно. Сноу знал, какая задача перед ним стоит, и планировал использовать свою лабораторию в ночные часы, когда в ней никого нет.

Боясь быть узнанной, Сильвия надела парик и темные очки.

— Ты переоцениваешь свою популярность, — сказал ей Вилли.

Сноу встретил их у парковки.

— Может, все-таки подождете снаружи? — спросил он. — Я заберу пробирки, а завтра утром ознакомлю вас с результатами.

— Мы это уже обсуждали, — строго произнес Вилли.

Прежде чем передать материалы в руки исследователя, он хотел оставить достаточное количество ДНК про запас. Но сам делить драгоценные молекулы побоялся — так он объяснил свою позицию Сноу.

Генетик кивнул, и они вышли из флаера. Двери лабораторного корпуса открывались специальным ключом, который хранился у старших сотрудников. У Сноу, естественно, был такой ключ, и они вошли в корпус никем не замеченные.

Оказавшись в лаборатории, Сноу опустил жалюзи и зажег единственную лампу над рабочим столом. Он подманил Сильвию и попросил открыть рот.

— Зачем?

— Возьму мазок с внутренней стороны щеки. Мне нужен образец вашей ДНК, чтобы отличить эолийскую.

Сильвия послушно открыла рот.

Вилли двумя руками вытащил из сумки коробку, в каких обычно хранят ланч. Внутри лежали две пробирки, плотно упакованные в вату. Сноу взял одну из пробирок двумя пальцами и поднес к свету. На ватной палочке не было видно следов эолийского пота.

— Это можно исследовать, профессор? — с дрожью в голосе спросила Сильвия.

— Шесть тысяч пятьсот тридцать три молекулы, — ответил Сноу, затем он вскрыл пробирку и понюхал пробку, — думаю, материала хватит.

Сильвия выпучила глаза.

— Профессор шутит, — сказал Вилли, — давай, не будем ему мешать. Здесь есть кофе?

Сноу подбородком указал на темный угол помещения.

— Только свет не включайте.

— А как же нам…

Заметив, что генетик углубился в работу, Вилли взял Сильвию под локоть и потащил в темноту. На ощупь они включили кофейный аппарат. Слабое свечение его индикаторов осветило путь к банке с кофе. Сильвия просыпала немного на пол, на что Вилли, почему-то, сказал:

— Благодаря Сноу нашли двух убийц и одного вора.

— Теперь он запишет себе эолийца.

Часы тянулись медленно. От выпитого кофе начинало поташнивать. Сноу не подпускал Сильвию к микроскопу, и она слонялась по лаборатории без дела. Вилли примостил голову между колбами и безмятежно сопел.

— Итак, готово! — возвестил Сноу с первым лучом солнца.

Сильвия с силой пихнула Вилли. Она ждала повода это сделать больше чем окончания тестов. Оператор едва не оказался на полу, но вместо него на пол упала колба.

— Что? Пора?

Сильвия уже стояла за спиной Сноу.

— Что вы нашли, профессор?

— К сожалению, я не профессор. Видите ли, настоящих, честных профессионалов сейчас не ценят. Начальство любит, чтобы ему лизали… сами знаете что.

— Умоляю, скажите, что вы нашли!

— Ничего необычного. Признаться, я разочарован. Их ДНК неотличима от нашей с вами.

Сильвия тоже была разочарована.

— Ну вот, — сказал Вилли, — а ты хотела от него залететь. Давай уж лучше от меня. По крайней мере, я всегда под боком.

— Ничего я не хотела!

Она принялась обкусывать ногти. Что же ей теперь делать? Открытия, которое бы потрясло мир, у нее не получилось. Сноу смотрел ей в глаза, надеясь разглядеть в них чувство благодарности. А ей хотелось послать яйцеголового куда подальше. Она подставила под удар карьеру, и спрашивается, ради чего?

Она посмотрела на коротышку Вилли.

— Эй, вершина мирозданья, собирай вещи.

— Сегодня у меня удачный день, — сказал тот, — ты нашла, наконец, для меня достойное место.

Чужое горе — чья-то радость, подумала Сильвия.

Еще до того как материал оказался в его руках, Сноу дал обещание хранить результаты анализа ДНК в тайне. В тот момент ему ничего не стоило пообещать что угодно. Теперь он понимал, что вряд ли дотерпит хотя бы до завтра — особенно после того, как декан сделал ему выговор за ночное использование лаборатории. Популярность его сайта падала с катастрофической быстротой. Последнее сообщение в блоге пришло с обвинением в шовинизме.

В сети по-прежнему обсуждали поступок Сильвии на базе «Рукав Персея-19». Скептики спрашивали, почему, если ДНК похищена, то до сих пор нет результатов анализа?

Потому что только к вечеру 8-ого апреля Сноу закончил оформление работы. Если уж вывешивать результат, то это должно выглядеть красиво. Он собрал в единый многоуровневый документ полную расшифровку ДНК, снимки с электронного микроскопа и собственные выводы. Не забыл он добавить и благодарности журналистам, внесшим неоценимы вклад… и так далее.

В 23:59 он обновил свой сайт.

21

10.04, терминал Хторга

Хторг — одна из немногих планет, для пребывания на которой требуется виза. Виза не нужна, если у вас есть счет в местном банке — но не в том случае, когда счет, как у меня, анонимный. Я рассчитывал, что Джотто поможет мне с документами. Два дня от него не было никаких известий. На терминале Хторга, всего в двух миллиардах километров от цели, от Джотто пришло письмо с просьбой держаться от него подальше. Письмо было составлено довольно туманно, но между строк я понял, что о копировании файла стало известно службе безопасности банка. Его не допрашивали, но он чувствует, что за ним следят. Вице-президент Трансгалактического Банковского Союза боялся за себя, за свою семью и жалел, что прислал мне документ с наводкой на «Центр Репродукции Человека».

Я не имел права обижаться на Джотто за то, что он отказывается мне помочь. Ведь я сам написал ему, что он мне больше ничего не должен.

Но оставалась проблема, как достать визу. Воспользоваться, через Эдвардса, связями Интерпола? Или купить приглашение за двадцать тысяч — с расценками я ознакомился, пройдя пару раз возле консульства Хторга. Планета-банк охотно принимала у себя бизнесменов, и менее охотно — туристов. Туристическое бюро требовало тридцать тысяч за недельный тур, и сюда не входила дорога. Кажется, они понимали, что на терминале к ним обратятся только те, кто не смог вовремя получить визу.

Нет, я не был готов тратить такие деньги. На общение с Эдвардсом уйдет несколько дней — если он вообще ответит. С угоном «Гефеста» он получил столько проблем, что ему сейчас должно быть не до меня.

И тут я подумал, что человек, который мне интересен, тоже должен ждать нашей встречи. Почему бы ему не приложить усилия, чтобы эта встреча состоялась?

Я нашел официальный адрес службы безопасности Трансгалактического Банковского Союза. В графе «кому» указал ее начальника — Опоссума Лея. Я попросил прислать мне безопасный адрес для личной переписки. Ответ мог прийти часа через три-четыре. Еще столько же могло уйти на обсуждение деталей. Если все сложится удачно, гостиница мне не понадобится.

Но еда мне требовалась всегда, и я поднялся в фешенебельный ресторан «Ворота Хторга».

Пока высиживали, вскармливали, общипывали и жарили моего цыпленка, я мысленно восстановил всю логическую цепочку. В меня стреляют с корабля, за который заплатили со счета, принадлежащего некоему Х. Этот же персонаж перечисляет деньги клинике на Парацельсе. Клинику предупреждают о возможной проверке. Единственное слабое звено — скопировавший данные вице-президент Джотто. О копировании мог узнать только начальник службы безопасности Опоссум Лей. Следовательно, он предупредил Х о том, что его счетом интересуются. Возможно ли, что Лей и есть Х?

Что мне известно о Лее?

Его биография выглядела солидно. 13 лет в Дальней Галактической разведке, 15 лет в полиции Хторга — дорос до начальника службы внутренних расследований столичного департамента полиции. В 50 вышел в отставку, и сразу же получил нынешнюю должность, на которой находится уже 4 года.

Нет, Лей служака. Скорее всего, клиент поручил ему оберегать его счет, и Лей отрабатывает дополнительный доход. Дирекции банка это бы не понравилось. Но чтобы прижать Лея, требовались прямые улики, которых у меня не было. Да и связываться с таким человеком на его территории было опасно.

Робот-официант трижды приезжал с предложением десерта. И это после того, как я съел уже два. Робот добился желаемого — я оплатил счет и вернулся в зал ожидания.

Телевидение продолжало муссировать захват «Гефеста» в Южном Треугольнике. Шла вторая неделя переговоров. Официальные лица сообщали, что переговоры идут успешно, но в чем заключается успешность, они не сказали. Никто не говорил прямо, что мы готовы заплатить выкуп, если сумма будет вменяемой. Названные «Круглосуточными новостями» двести пятьдесят миллионов были явно за пределами наших возможностей.

— Это саботаж строительства! — заявил один из начальников — так, словно пираты с самого начала были у него на зарплате, а теперь неожиданно потребовали прибавки.

В блоке научных новостей диктор с гордостью заявил, что добытый их сотрудниками ДНК эолийцев наконец расшифрован. Ничего нового в нем не нашли, стало быть, все дело в таблетках и правильном питании. И это к лучшему. Осталось только убедить эолийцев поделиться рецептом их кухни.

Диктор умудрился не назвать ни одного имени, и я полез в сеть за подробностями. Ссылки привели меня на сайт доктора Сноу, который и был сегодня героем дня.

Дочитав его блог, я проверил почту. Письмо от Опоссума Лея было тут. Я огляделся по сторонам, как будто это письмо мне тайком подсунули через один из внешних разъемов, и я еще успевал застать того, кто это сделал.

Из подозрительных лиц вблизи меня был только чей-то черный пудель. Я попросил его оставить в покое мой рюкзак и открыл письмо.

Наверное, я себя переоценил. Письмо оказалось сформированной автоматом отпиской. В конце письма сообщалось, что отвечать на него бесполезно. Я горевал примерно с минуту, когда пришло второе письмо с неизвестным обратным адресом. Мне предлагалось сесть на корабль, специально за мной присланный, и следовать к Хторгу для встречи с людьми, «крайне во мне заинтересованными». Судя по тому, что документов для получения визы мне не прислали, встреча должна была состояться где-то в космосе.

Они что, идиоты, размышлял я, или думают, что я идиот?

Инструкция сильно напоминала ту, что я получил на ТКЛ-1612 у Энно. И тогда я чудом остался жив. Они решили попробовать еще раз?

Но почему бы не взглянуть на корабль? По стоимости гроба можно многое сказать о покойнике. И о тех, кто его хоронит.

Корабль серии «Фаэтон-889» должен был ждать меня у 12-ого стыковочного узла 11 апреля в 2:00 по местному времени. Я залез в сеть, чтобы взглянуть на эту серию. Самая дешевая модификация стоила двадцать пять миллионов, и эти корабли редко используются без пилота. То есть мне приготовили сверхдорогой гроб на двоих. Мне стало лестно.

До посадки оставалось менее трех часов. Это означало, что на самом деле корабль уже где-то рядом. Возможно, он даже здесь, на терминале, но по какой-то причине не может принять меня раньше.

С другой стороны, думал я, за последнюю неделю они имели возможность уничтожить меня сотню раз. Например, повар, что готовил цыпленка, явно согласился бы меня отравить, поскольку он все равно замышлял нечто подобное. Довершить начатое ему помешало, вероятно, отсутствие четкого мотива.

Я дошел до стыковочных узлов. Всего их было двадцать. Начиная с одиннадцатого стыковались небольшие частные корабли, и ни один узел не был свободен. У семнадцатого висел 789-ый — предыдущая модель, явно не моего класса.

Обойдя всю пассажирскую палубу, я спустился к грузовым и ремонтным докам. Здесь в основном хозяйничали роботы. Я спрашивал каждого, не встречался ли им какой-нибудь «Фаэтон-889». И каждый отвечал, что не уполномочен разглашать информацию о кораблях.

Мое общение с роботами было замечено одним из техников. Он подошел и вежливо спросил, чего мне надо от бедных рабов человечества. Спросив так, он потрепал пробегавшего мимо погрузчика по холке.

— Красивые существа, — сказал он мечтательно, — сколько грации, сколько силы. Когда выйду на пенсию, куплю себе небольшой участок где-нибудь вдалеке от городской суеты и заведу пару. Вам какой окрас больше нравится?

— Гнедой будет нормально.

— В самом деле? А мне белый… правда, он более маркий.

У его левого плеча была нашивка с именем.

— Скажите, Гарри, вы в кораблях разбираетесь так же хорошо как в роботах?

— Что? — оскорбился он. — В этих напыщенных чревоугодниках? В этих возмутителях вакуума? Нужно быть тупицей, чтобы в них не разбираться, и кретином, чтобы этим гордиться.

— Прекрасно! Скажите, вам не попадались здесь чревоугодники серии «Фаэтон-889»?

— А! Эти пижоны, таскающие внутри себя еще больших пижонов. Да залетают к нам и такие, заправиться и почистить перышки. Стыкуются они там, наверху, — он поднял указательный палец.

— Кому принадлежат эти корабли?

— Как, кому? Банкам, разумеется. Только они могут позволить себе такие дорогие игрушки. За парковку мы с них дерем три шкуры, так им и надо.

— А сейчас здесь нет никого из этой серии?

— Посмотрите у второго запасного причала. Там есть загон для частных посудин.

Ко 2-му запасному причалу пускали только по личным пропускам. Вытянутый корпус технических служб загораживал небольшие частные корабли, поэтому я не смог разглядеть их через иллюминатор.

Три часа спустя я стоял на смотровой галерее и наблюдал как небольшой, но роскошный «Фаэтон-889» маневрирует у двенадцатого стыковочного узла. На его хвостовом оперении сияла эмблема Трансгалактического Банковского Союза.

Захват замков произошел ровно в два. Я спустился на пассажирскую палубу. Когда я подошел к узлу, люк был уже открыт. На пороге стоял молодой пилот в идеально подогнанной форме. Я спросил, не меня ли он ждет.

— Это вы? — Он показал мне снимок. Для публикации снимок не годился, но для опознания — вполне. Я кивнул.

— Значит, вас.

— Куда полетим?

— Скажу после старта, — ответил он с добродушной улыбкой.

— Вы знаете, что когда я последний раз летел на частном корабле, меня едва не расстреляли из лазера?

— Меня предупредили, что вы притягиваете к неприятности. Но не волнуйтесь, ничего подобного на этот раз с вами не произойдет.

— Но у вас есть на борту хоть какое-нибудь оружие?

— Разумеется, есть. Как капитан, я имею право иметь при себе легкий бластер. Он где-то у меня в каюте.

Меня это ничуть не успокоило.

Джош (так звали пилота) указал мне каюту. Я оглядел ее и спросил, не найдется ли для меня пристойного местечка в трюме. Или в багажном отделении, если нет трюма. Я же могу что-нибудь сломать в этой посудной лавке. Джош заверил меня, что оборудование в каюте очень прочное, а на слона я не тяну даже цветом. Оскорбленный, я метнул рюкзак в шкаф для багажа. Внутри шкафа что-то треснуло.

— Не надо пытаться доказать мне обратное, — сказал Джош, просунув голову в дверь.

Я дернул за ручку, но он успел голову убрать.

Диваны из натуральной кожи окружали стол из натурального, должно быть, дерева. В небольшом баре были зафиксированы полные бутылки и пустые бокалы. На стенах висели подлинники малых голландцев или вроде того. Вторая дверь вела в спальню. Здесь находилось сложной устройство, предлагавшее сон любой глубины при любом ускорении. Честно говоря, я впервые в жизни видел двуспальное антиперегрузочное ложе. Рядом находилась дверь в ванную комнату. Это помещение было немногим меньше спальни. В душевой кабине струи били со всех шести направлений. Общий вид кабины был таков, что, если в корабль попадет ядерная ракета, я бы хотел в момент взрыва оказаться именно в ней. Я бы смог пережить здесь и взрыв, и долгие часы ожидания спасательного корабля.

Я поделился впечатлениями с пилотом.

— Ах, да, — воскликнул он, — хорошо, что вы вспомнили. Если в нас все-таки начнут стрелять, прячьтесь вот здесь…

В спальне оказался люк спасательной капсулы.

— Но прежде чем катапультироваться, — продолжил он, — посоветуйтесь со мной. Возможно, тревога была ложной.

На корабле нашлась еще одна такая же каюта-люкс и две каюты поменьше. Отсеки располагались ярусами — так, что пол каждого отсека был перпендикулярен продольной оси корабля. Это позволяло нормально перемещаться по кораблю во время небольших ускорений.

Ближе к носу, под рубкой, располагался салон для совместных увеселений. Едва я плюхнулся в просторное кресло, как ко мне подкатил робот и спросил, чего я желаю. Я пожелал Ванессу Онтэ, и он поплелся проверять, есть ли у них это в запасе.

Я так и не узнал, кого он собирался мне принести, потому что Джош объявил двухминутную готовность. Я вернулся в каюту и устроился на двуспальном ложе. Справа от меня был пульт, где кроме прочих кнопок были те, что управляли гибернацией. На шкале временных интервалов был пункт «до второго пришествия», и я поборол в себе искушение им воспользоваться.

Сутки мы разгонялись довольно усердно, потом сбавили темп до полутора «же». Я выбрался из ложа и потащился в отсек «для физических упражнений», чтобы размяться. После разминки пошел опробовать трехмерный душ.

Джош дал мне пять часов на еду, отдых, душ и прочее. После этого должен был последовать новый разгон на десяти «же». Я напомнил, что он обещал рассказать, куда мы летим.

— На Хторг, естественно.

— Но у меня нет визы.

— Вас должны внести в базу данных. Когда прилетим, зайдите в любой полицейский участок и отметьтесь. Перед отлетом сделайте то же самое.

Я пытался расспросить его о хозяевах. Кто отдал ему приказ забрать меня с терминала? Он ответил, что все приказы отдаются ему в письменном виде с проверкой аутентичности. Распоряжение доставить меня на планету пришло к нему за три часа до предполагаемого старта. Почему он был на терминале? Потому что доставил туда важного клиента, и чтобы не возвращаться порожняком, остался ждать нового пассажира. У банка несколько кораблей, и нет смысла держать их все на планете.

22

12.04, на полпути к Хторгу

Мне показалось, что очередной рывок закончился раньше времени. На несколько секунд наступила невесомость, потом включилась искусственная гравитация.

— Отдыхаем? — спросил я по интеркому.

— Небольшие коррективы в планах. Ничего особенного.

— Что за коррективы?

— Я сам не очень понял. Пришел приказ лечь в дрейф на два часа. Потом двигаться прежним курсом.

— На вашем месте я бы расчехлил бластер.

— Не паникуйте.

— Тогда отдайте его мне.

— Сейчас вы получите нож. Кажется, холодным оружием вы тоже владеете в совершенстве.

В общем, я бы обрадовался и ножу, если бы он был боевым, а не столовым. Робот по кличке Лом накрывал в салоне стол на двоих.

На горячее были отбивные, разогретые в микроволновке. Из напитков Джош рекомендовал позапрошлогоднее «Божоле», но я ограничился виноградным соком.

Когда Лом, унося тарелки из-под салата, повернулся ко мне спиной, я заметил смазанный отпечаток пальца на его задней крышке. Я спросил Джоша:

— Почему вы не забрали меня сразу, как пришла инструкция. Почему ждали три часа?

— Таковы были указания. Кроме того, некоторое время необходимо на предстартовую подготовку.

— Из посторонних кто-нибудь поднимался на корабль?

— Только работники порта. Но я их хорошо знаю. А что? Опять паранойя?

— Дайте бластер, и я от вас отстану.

После обеда я настоял на экскурсии в рубку. Потом напросился в гости, чтобы посмотреть, где в его каюте могло храниться оружие.

Когда я вновь заговорил о стволе, Джош непроизвольно скосил глаза на ящик под небольшим столом у иллюминатора. Я быстро перевел разговор на другую тему. Внезапно внешняя связь проснулась, говоривший потребовал у Джоша приватного разговора со мной. Я снял трубку интеркома.

— Ильинский? — спросил голос, явно пропущенный через голосовую маску.

— Да. А вы кто?

— Пройдите к себе в каюту, чтобы мы могли поговорить спокойно.

— Да мне и здесь хорошо.

Интересно, какого ответа он от меня ожидал?

Джош истолковал фразу так, что ему следует удалиться, а ведь это была его каюта! Он направился к двери, мне стало перед ним неловко, и только поэтому я послушался приказа. Оказавшись на месте, я спросил:

— Ну, и какого черта?

То ли он тормозил, то ли сигнал доходил с задержкой. Потом я сообразил, что мы в открытом космосе и говорить со мной вот так могли только с корабля. И что этот корабль должен был находиться не более чем в нескольких сотнях тысяч километрах. Я посмотрел в иллюминатор, но никого не увидел.

— Нам надо поговорить.

— Хорошо, говорите, раз надо.

— Я буду краток. Прежде всего, я хочу сказать, что происшествие у Ск25-5 являлось чистым недоразумением. К счастью, вы не пострадали. Виновные в инциденте были бы наказаны, будь они живы. Больше ничего подобного с вами не повторится. Мы предлагаем вам пятьдесят тысяч марок за то, чтобы вы прекратили расследование и не сообщали никому о ваших подозрениях относительно Хторга. Если вы согласны, капитан Джош отвезет вас обратно на терминал.

— Чтобы принять ваше предложение, мне нужно знать ваше имя.

— Зачем? Лишнее знание только прибавит вам хлопот.

— Сколько у меня времени на размышления?

— Столько, сколько длиться этот разговор.

— А если я откажусь?

— Вас доставят на Хторг. Но я не советовал бы вам отказываться. Зачем вам осложнять свою жизнь?

Жизнь и так была осложнена до предела.

— Я могу взять деньги и продолжить расследование.

— Это будет совсем плохо. Пострадают невинные люди. Потом пострадаете вы.

При всем желании, я не мог принять его предложение. Дело в том, что, как только Джош сообщил об изменении маршрута, я отправил Эдвардсу письмо с кратким описанием последних событий. Поэтому одно из условий получения денег не могло быть выполнено. Я объяснил это собеседнику.

— Прискорбно. Но вы можете сказать, что ошибались в своих подозрениях.

— Я не умею врать убедительно. И потом, судите сами. Одно дело, плата за молчание, и совсем другое — плата за вранье. Вранье это работа, а за работу я беру больше. Как насчет миллиона?

Секунд десять были наполнены гробовым молчанием.

— Мы согласны, — сказал он, наконец. — Но всю сумму вы получите только после того, как мы убедимся, что вы выполнили условие.

По моему опыту, сумму в один миллион так быстро предлагают только трупу. С другой стороны, если они хотят меня уничтожить, то почему не сделают это прямо сейчас?

Я снова посмотрел в иллюминатор. Черное небо было плотно усеяно звездами. Одна из этих звезд могла быть кораблем моего собеседника. Радар «Фаэтона» должен был бы его засечь. Я выключил микрофон и по внутренней связи спросил Джоша, кого он видит на радаре.

— Есть пятно, но я не могу его идентифицировать. Наш радар не годится, если сосед идет в стэлсе.

— Время уходит, Ильинский, — проговорил синтезированный голос. Джош неожиданно сообщил:

— Вижу патрульный корабль. Он запрашивает, все ли у нас в порядке.

Я не имел ни малейшего понятия, что ответить. Секунды текли, два корабля ждали от нас решения.

— Время истекло, — сказал замаскированный голос.

— Передай патрулю, — сказал я в интерком, — что у нас все нормально.

Но сам я не был в этом уверен. Было ясно, что патруль спугнул богатого клиента. Я лишился миллиона, я даже лишился возможности отказаться от него как герой. И, возможно, я лишился жизни. Просто я об этом еще не знаю.

Джош сидел в рубке, настраивая автопилот для нового ускорения. Радар показывал, что патруль удаляется от нас по круговой орбите. Неизвестного корабля не было видно.

— Что стало с пятном? — я указал на экран.

— Не обратил внимания. Наверное, пока я общался с патрульным, он ушел за радиус действия радара.

Джош принял решение больше не разгоняться, а сразу перейти к торможению. Он развернул корабль маршевыми двигателями вперед, доверив остальное бортовому компьютеру. Предполагалось затормозить одной сессией. Мы заняли антиперегрузочные места и стиснули зубы.

Это было самое приятное время полета. Конечная цель росла на фронтальном экране мирным молочно-голубым диском. Искусственная гравитация мягко держала экипаж одной третью «же». Кости уже отдохнули после главного торможенья, а то, что будет перед посадкой — не в счет.

Лом накрывал стол для прощального обеда. Подавали лазанью, мороженое и зубочистки. Наверное, подразумевались канапе, но что-то в мозгах Лома заклинило, и он забыл нанизать еду. Я не стал поднимать из-за этого шум.

Лазанья была в порядке, тем более что я все равно не знал, какой она должна быть на самом деле. Джош попросил жевать быстрее: вдалеке показалась бледная спутница Хторга Пика, и кораблю надо было сманеврировать, чтобы на нее не упасть. Перегрузка не предполагалась сильной, и я остался сидеть в кресле салона. Здесь имелись антиперегрузочные фиксаторы, которыми я воспользовался. Искусственная гравитация отключилась, двигатели завибрировали, и меня понемногу начало тянуть вбок. За окном звезды поплыли по кругу, диск Пики пристроился с другого бока. Лом проковылял мимо меня к трапу и начал неустойчивый подъем в рубку.

Чего ему там понадобилось?

— Лом, ты куда?

— Задача! — сказал Лом.

Корабль снова качнуло. Лом вцепился в поручень совсем как человек. Рукой, налитой свинцом, я дотянулся до кнопки интеркома.

— Джош, к тебе Лом идет зачем-то.

— Я его не вызывал.

Лом уже скрылся в проеме. Я оторвал себя сначала от кресла, потом от боковой стены. На иллюминаторе остался след от моего ботинка. На несколько секунд наступила невесомость. Я долетел до трапа и начал перебирать вверх по поручню. Скованный в кресле Джош не мог видеть, кто подбирается к нему сзади. Я крикнул:

— Джош, осторожно! — и расплющился по стене, потому что двигатели вновь включились.

Лом успел зацепиться за подлокотник кресла. Свободной конечностью он нащупывал горло Джоша, пилот пытался разжать захват, но сил у него не хватало. Роботы, используемые в быту, в принципе, не сильнее взрослого человека. Таким как Лом надлежало работать в условиях перегрузки, и его моторы были намного сильнее человеческих мышц. Мне показалось, я слышал, как хрустнули кости.

Снова наступила невесомость. Я оттолкнулся от стены и полетел к Лому, нацеливаясь на главный тумблер у него на спине. Робот отпустил пилота и повернулся к мне.

— Задача!

Я затормозил себя о какую-то трубу. Мощная клешня сомкнулась перед моим носом. Рядом был поручень трапа, я потянул себя вниз, в салон. Позади меня был Лом. Я лягнул его в морду, отчего получил дополнительное ускорение. Робот, наоборот, затормозил.

Имея преимущество в метра три, я плыл в капитанскую каюту. Единственный мой шанс заключался в том, чтобы добраться до бластера. Робот, видимо, не ждал вооруженного сопротивления, поэтому двигался не торопясь.

Влетев в каюту, я запер дверь, отдышался. В ящике под столом действительно оказался бластер, и он был заряжен. Рычажок мощности стоял в положении для безопасной стрельбы внутри корабля. Я перевел бластер на максимальную мощность — промахиваться я не собирался.

За дверью в коридор была полная тишина. Стоит ли выходить? Может, лучше попытаться отсюда позвать на помощь? На мой комлог дозвонились, следовательно, и я смогу дозвониться. Кроме того, в каюте капитана должно быть какое-нибудь средство связи, кроме интеркома.

Я оглядывал каюту в поисках предмета типа рации, когда случайно зацепил взглядом иллюминатор. Бледно-желтая Пика заняла в нем все место. На глаз было трудно определить, падает ли она на нас или пролетает мимо. Она двигалась, потому что двигались мы…

Кусок черного неба в углу иллюминатора исчез. Кажется, мы все-таки падаем. Следовательно, у меня нет времени ждать чьей-либо помощи.

Я подплыл к двери, повернул защелку замка и одновременно с силой оттолкнулся ногами от рамы. В то же мгновение дверь распахнулась, и длинная телескопическая рука попыталась схватить меня за ногу.

Даже если бы ему это удалось, у него не было шансов. Первым выстрелом я проделал дыру в центре корпуса — там, а не в верхней части располагаются «мозги» робота. Еще два выстрела, и Лом перестал двигаться. Паря в невесомости, его тело медленно вращалось, пока не повернулось ко мне спиной, на которой была крышка со смазанным отпечатком. Я остановил вращение. У меня не было ни времени, ни инструментов, чтобы изучить отпечаток. Я поплыл в рубку.

Мне показалось, я нащупал у Джоша пульс. Высотомер показывал, что расстояние до Пики неуклонно падает. У меня были секунды, чтобы оценить, справлюсь ли я с управлением «Фаэтона». Рисковать не хотелось. Я немного летал на легком «Фэлконе», но это была совсем другая машина. Освободив Джоша из кресла, я вместе с ним поплыл в кормовую часть, где находились еще четыре спасательные капсулы.

Каждая капсула рассчитывалась на одного человека в тяжелом скафандре. В принципе, в нее можно было поместиться вдвоем, если оставить за бортом скафандр. Но у Джоша была сильно повреждена шея, и я мог запросто придавить его во время перегрузки.

Я закрепил Джоша в кресле. Когда я фиксировал голову, он застонал и, кажется, попытался что-то сказать. На стене была аптечка первой помощи. Я сделал ему инъекции обезболивающих и стимуляторов. Потом тщательно задраил люк и с наружного пульта управления отстрелил капсулу.

В шкафах находились скафандры разных размеров. Я подобрал подходящий, разместил в нем себя и наиболее ценные пожитки, и занял место в соседней капсуле. Рюкзак с нескоропортящимися вещами бросил рядом. Когда компьютер объявил полную готовность, я дал команду на эвакуацию.

23

13.04, терминал каппы Южного Треугольника

Неделя, в течение которой Эвардс обещал разрешить кризис, давно истекла. Его осаждали уже с трех сторон. Начальство требовало решить проблему, так или иначе. Страховые компании отказывались платить выкуп в двести пятьдесят миллионов и требовали идти на штурм.

Последний вариант был Эдвардсу тоже по душе. Его подчиненный Интон клялся первым взойти на стену, но проблема была в том, что никто не знал, где находится эта стена. Перед ними была зона астероидов, громадное кольцо, насчитывающее сотни тысяч крупных объектов. Искать среди них корабль — дело бессмысленное. Переговоры шли не по прямому каналу, а через галактическую сеть, поэтому запеленговать сигнал пока не удавалось.

Ученые требовали свой груз любой ценой. Эти типы раздражали Эдвардса больше всего. Их игрушки могли стоить его людям жизни.

Сегодня он собрал совещание с присутствием всех сторон, кроме начальства. Участники разбились на два лагеря и с ненавистью поглядывали друг на друга. Время от времени стороны обменивались колкими замечаниями. Страховщики называли ученых транжирами, те обвиняли страховые компании в жадности.

Признав в Горе Говарде своего, ученые замахали ему руками. Но он направился прямиком к Эдвардсу, который пока еще не присоединился ни к одному лагерю. Они никогда не встречались, и Говард назвал свое полное имя.

— Спасибо за информацию по Клемму, — поблагодарил он агента.

— Вам это помогло?

— Не знаю. Оказалось, что местный радиотелескоп входит в список. Клемм получал с него данные о соседних галактиках. Поэтому Рош Морель не удивился, что Клемм направился сюда. Вам не кажется, что налицо очень странное совпадение. В записке Клемма фигурирует «Гефест» и именно этот корабль захватывают пираты. А Мореля едва не убивают, хотя он не оказывал никакого сопротивления.

— Не хотите же вы сказать, что нападение на корабль было придумано только для того, чтобы схватить либо убить вашего друга?

— Да, это звучит нелепо. О Мореле ничего нового не известно?

— Только то, что он жив. Рана, похоже, заживает.

— И то хорошо. Я понимаю, в каком положении вы сейчас находитесь, но нельзя ли навести справки, прибыл ли Клемм на Вудо?

— Если понимаете, зачем спрашиваете?

— Потому, что, если Клемма здесь нет и не было, то та записка является ложным следом. И тот, кто попросил Клемма ее написать, знал, что «Гефест» будет захвачен.

Сказав это, Говард извинился и направился к коллегам. Они приняли его настороженно. Астрофизик рассказал им, что в заложниках находится его друг, и он обеспокоен его судьбой. Коллеги выразили ему сочувствие. К нему подошел директор местного радиотелескопа и спросил:

— Вы получили данные?

— Да, большое спасибо.

— Это вам спасибо. Без вас я бы не обратил на них внимание. Очень странно, неправда ли? Один, четыре, двенадцать. Вы так и не поняли, что это могло бы значить?

Говард сокрушенно помотал головой.

За их спинами разгорался спор. Пожилой физик высказал совсем не научное предположение:

— Друзья, а может это знак, что пора остановиться?

— Вы это о чем? — спросил руководитель проекта «Объект Вудо».

— Третий захват корабля с нашим грузом. Пока общественное мнение было с нами, никто не захватывал наши корабли. Теперь нам говорят, что мы тратим огромные деньги впустую. Даже если у нас и получится черная дыра с особыми свойствами симметрии, мы никогда не узнаем, образовала ли она белую дыру где-нибудь по ту сторону света. Мы просто получим еще одну черную дыру, и ничего больше.

— Но главным результатом будет то, что мы смогли это сделать. Если гипотеза Говарда-Клемма верна, — тут он кивком поблагодарил Говарда за гипотезу, — мы разорвем ткань пространства-времени и в месте сингулярности получим новую вселенную. Я прав, Гор?

— Отчасти, — ответил тот, — неопределенность начальных условий составляет шесть порядков. Возможно, нужна в миллион раз более тяжелая сингулярность. Нам такое пока не под силу.

— Но мы никогда об этом не узнаем, — возразил пожилой скептик, — горизонт событий скроет всю информацию.

Многие с этим не согласились. Кое-какая информация должна будет прорваться наружу. Говард участвовал в подобных спорах десятки, если не сотни раз. Он вышел из импровизированной штаб-квартиры.

Один-четыре-двенадцать. Что бы это могло значить?

24

14.04, Пика

Через крошечный иллюминатор я увидел, как «Фаэтон» уходит от меня в сторону горных пиков. Автопилот спасательной капсулы обнаружил падение и предупредил, что, если я сейчас же не отменю программу, он приступит к выполнению мягкой посадки. Я не стал ничего отменять. Корпус завибрировал от включившихся двигателей.

Пика размером с Луну, и посадка на нее легкой капсулы не должна была вызвать осложнений. Конечно, у нас с автопилотом обнаружились различия в понимании того, что значит «мягкость». Я подумал о шее Джоша, которой досталось во второй раз. Правда, сначала я подумал о своей заднице, которая едва не пропустила через себя позвоночник. Но все кончилось благополучно. Капсула кувыркнулась несколько раз по склону кратера и остановилась в положении почти вертикальном. Я включил рацию и на аварийной волне сообщил о своем неожиданном прибытии. Через некоторое время мне ответила база «Пика-Гео». Я сообщил, что у меня все более-менее в порядке, и что они срочно должны искать вторую капсулу, пассажир которой находится в тяжелом состоянии.

— Это случайно не ваш корабль только что грохнулся возле шахты?

— Такой небольшой, но красивый?

— Не знаю. Взрыв был красивым. Он едва не завалил шахту.

— Я не знаю, как часто на вас падают корабли. Если не часто, то это наш.

— На борту кто-нибудь был?

— Нет. Нас было двое, и мы успели эвакуироваться.

Они запеленговали мой маяк. Оказалось, что до «Пики-Гео» всего пятнадцать километров. Я ввел координаты базы в навигационную систему скафандра, вылез из капсулы и поскакал в сторону горной гряды, в склонах которой была закопана «Пика-Гео». Человек с базы обещал выслать навстречу мне робота, оседлав которого я смогу до них добраться. Но у меня было такое чувство, что роботов на сегодня с меня достаточно.

Через шесть километров я здорово выдохся. Я обвиняю в этом Пику и систему физического восстановления «Фаэтона». На экране навигатора желтой точкой ко мне навстречу полз робот. Я перешел на прогулочный шаг. Заодно, у меня появилось время полюбоваться минималистскими окрестностями и молочно-голубым Хторгом, висевшим высоко над горизонтом.

Сначала я увидел столб пыли, потом высокого четырехногого робота с грузовой платформой. Он подошел ко мне и присел. Я вскарабкался на платформу, робот встал и галопом поскакал домой. Из меня плохой наездник, и мне с большим трудом удавалось удержаться в седле. Между тем с базы сообщили, что Джоша нашли, что он жив, и что на другом роботе его вместе с капсулой везут домой.

Корпорация «Пика-Гео» добывала гелий-3 для термоядерных станций на Хторге. Добродушные шахтеры накормили меня и велели идти отдыхать. Но я не мог думать об отдыхе, пока не станет ясно, что с Джошем. Ему наложили шейный корсет, стабилизировали состояние. Планетолет должен был отправить его в Пика-Сити, где есть приличный госпиталь. Врач подозревал, что транспортировка на Хторг будет для него небезопасна, поэтому придется лечить его здесь. Кроме того, им уже звонили из инспекции по безопасности полетов. Джош не мог говорить, поэтому инспекторы требовали меня. Как лицо гражданское, я мог их с полным правом послать…

Я вспомнил о «черных ящиках» с «Фаэтона». Они могли уцелеть, но в них не будет ни бита о роботе. Зато станет ясно, что кто-то вывел из строя пилота, и я буду единственным подозреваемым. Строго говоря, Джош не видел, кто на него напал. Но я его спас, и рано или поздно это зачтется как алиби. Вероятно, пройдут недели, прежде чем меня отпустят. Хотелось ли мне столько ждать? Нет, не хотелось.

Я поинтересовался у шахтеров, как быстрее всего добраться до Хторга.

— Быстрее всего? Быстрее всего из пушки.

И они рассмеялись.

Оказалось, «пушкой» они называют устройство, выстреливающее контейнеры с сырьем в сторону Хторга. Контейнеры снабжены реактивными тормозами и парашютами. При входе в атмосферу сначала включаются тормоза, потом раскрывается парашют. Приземление происходит на специальном полигоне. Там груз подбирают и увозят на переработку.

— И не думай об этом! — сказал начальник вахты, заметив, должно быть, что мой интерес к «пушке» носит практический характер. — Джо попробовал месяц назад. У его жены были трудные роды, и он спешил. Так его еле откачали!

Меня осенило:

— У нас есть капсула, в которой вы привезли моего пилота. Снимем с нее все лишнее и засунем в контейнер. Кресло внутри капсулы рассчитано на большие перегрузки. Думаю, я доберусь без проблем.

— А нам какой в этом интерес?

— Чисто научный. Если я смогу долететь без последствий, вы будете знать, что это возможно. Когда-нибудь вам это знание пригодится.

Кажется, я задел в них какие-то струны. «Пушка» была для шахтеров источником мучительного любопытства. Но после случая с беднягой Джо никто бы не рискнул ее снова опробовать.

— Спорим на тысячу, что приземлюсь без единой царапины, — предложил я.

Шахтеры посовещались и решили, что это хоть какое-то развлечение. Их будни на мертвой планете были очень однообразны.

Мы ударили по рукам и занялись подготовкой полета.

Конечно, тут имел место конфликт интересов. Например, они попытались поместить капсулу вверх ногами, введя меня в заблуждение относительно того, где у контейнера перед, а где зад. Я их пристыдил, и подобного саботажа больше не повторилось.

Капсулу проверили на герметичность, зарядили батареи, повар соорудил в дорогу нехитрый бутерброд, чем вызвал у меня слезы умиления. Начальник вахты неискренне пожелал мне удачи. Задраивая люк, я думал о том, как удивятся рабочие, когда выудят из контейнера живого меня.

Удивились, это не то слово. Кажется, я перепугал их до смерти, когда открыл люк и спросил, который час.

— У тебя тоже жена рожает? — спросил один рабочий.

— Нет, сейчас я рожу сам.

Содержимое моего желудка нашло путь наружу. Третий раз этой капсулой никто не воспользуется. Я нащупал фляжку с водой и прополоскал рот.

— Тебя до сих пор тошнит? А у моей на пятом месяце уже прекратилось.

— Рад за нее.

С неба спустился трос с крюком, я зацепился за него, и кран вытащил меня из капсулы. Я находился в огромном цеху, в метрах пяти над бетонным полом. Трос плавно раскачивался. Задрав головы, рабочие разглядывали меня с нескрываемым интересом.

— Может, все-таки опустите меня на землю?

— Сперва обсохни.

Это было несправедливо. На меня ничего не попало.

Наконец, они сжалились, и кран бережно опустил меня на пол. Но стоять, честно говоря, совсем не хотелось. Я сел на задницу.

— Как там Джо? — спросили они.

Я понял, что меня приняли за шахтера, то есть за своего. Это меня вполне устраивало.

— Не его вахта. А Фуллер теперь должен мне тысячу. Вы должны подтвердить, что я прибыл совершенно здоровым. С меня, естественно, причитается.

Мое заявление было принято положительно. Когда подошел начальник смены, ему объяснили, что тут чисто мужское дело, и не надо никому докладывать. Ему было все равно, лишь бы не было задержек с разгрузкой. Я отполз к стене, чтобы не мешать работе. Постепенно на меня перестали обращать внимание.

Жилой комплекс, в котором обитали рабочие, находился в получасе езды на каре. Я и трое свидетелей моего прибытия отправились туда после окончания смены. Путь пролегал через пустынную равнину, где хватало места, куда упасть контейнеру с гелием-3. Мы сделали крюк, и мне показали небольшую вмятину, оставленную моим «спускаемым аппаратом».

В жилом комплексе был небольшой ресторан, где я угостил всю компанию ужином. Я остерегался расспрашивать их об окрестностях и окрестных нравах, поскольку считалось, что я живу на Хторге — хоть и недавно, если судить по акценту. Я придумал себе имя и короткую шахтерскую биографию. После ужина мне нашли сносную комнату с душем, документов никто не спрашивал. За еду и номер я заплатил наличными.

25

15.04, Хторг

План действий на следующие шесть часов был ясен. Рядом с пирамидой жилых блоков располагалась посадочная площадка рейсовых флаеров, всю ночь не дававших мне спать своим воем. С учетом промежуточной посадки путь до Хторг-Сити займет пять часов. Еще пятьдесят пять минут я отводил на то, чтобы добраться до здания Трансгалактического Банковского Союза. Пять минут — на то, чтобы найти кабинет Опоссума Лея. Дальнейшее определялось его поведением.

Столица Хторга представляла собой россыпь небольших железобетонных язв на зеленом и цветущем теле экваториального континента. Климат в этом районе был мягким, трава сочной, и если бы не банкиры, бродить здесь овцам и пастушкам до следующего ледникового периода.

Аэропорт, где мы приземлились, оказался небольшой бетонной площадкой с парковкой для флаеров-такси. Как я понял, жители Хторга принципиально возражали против концентрации себя где бы то ни было. Посадочные площадки подобные этой были разбросаны по всему городу, который, в свою очередь, непонятно где начинался, и непонятно где заканчивался. Банки, жилые корпуса и прочие учреждения занимали небольшие участки, промежутки между которыми заполняла модно подстриженная местная флора. Жители передвигались в тихих, низколетящих флаерах, а внутри обитаемых блоков — пешком.

Такси знало дорогу, и через сорок минут я высадился в блоке АС-67, так же известном как «территория ТБС». Это был квадрат со стороной метров триста, на котором находились четыре цилиндрических десятиэтажных корпуса, соединенных между собой перемычками. Я произвел рекогносцировку. Здесь все оставалось так, как два с половиной года назад, когда я посетил Хторг в первый и единственный раз. Клиенты банка входили и выходили через два парадных входа. Служащие пользовались четырьмя неприметными дверями. За большим окном десятого этажа промелькнул силуэт Раймонда Джотто. Обведенный желтой полосой прямоугольник указывал место парковки.

Я снова вызвал такси и отправился в «Хертц-Хторг», чтобы арендовать флаер. Выбрал небольшую, скоростную машину с тонированными стеклами и вернулся на «территорию ТБС».

Я передумал заходить в банк. Потратив столько сил, чтобы прибыть на Хторг инкогнито, я не хотел светиться. Скоро конец рабочего дня, и Опоссум отправится домой. Два с половиной года назад он мельком попадался мне на глаза. За это время его внешность не могла сильно измениться.

Так оно и было. Без пяти семь крепкий, седовласый мужчина вышел из служебного входа номер 2. У него была напряженная, пружинистая походка. По пути на парковку он несколько раз оглянулся по сторонам. Забравшись в свой флаер, он взял резкий старт на юг, к побережью.

Голографическая дорожная разметка отображалась на лобовом стекле как на экране. Летать в черте Хторг-Сити можно было только в соответствие с ней. Трасса, по которой мы шли, вела к приморскому жилому району. Был конец рабочего дня, движение было небыстрым, и мне удавалось не упускать его из вида, оставаясь при этом на одну-две машины позади него. Наконец он покинул трассу в направлении частного участка, большую часть которого занимал естественный лес. К дому вела полукилометровая просека, о которой я узнал из навигатора. Я свернул в просеку и припарковал флаер в густой траве. Оставшееся расстояние я преодолел пешком.

Строго говоря, план действий у меня снова кончился. Что-то подсказывало мне, что к происшествию на «Фаэтоне» причастны две стороны, из которых только одна является непосредственным заказчиком покушения.

К которой из этих сторон принадлежал Опоссум?

Знает ли он о присутствии другой стороны?

На эти вопросы я хотел получить ответ. Но с таким же успехом я мог получить заряд плазмы в спину.

Высокая трава уступила место подстриженному газону. Передо мной стояло двухэтажной строение строгой прямоугольной формы, с высоким цоколем и большими панорамными окнами.

Я не знал, с кем он живет и есть ли у него семья. Но свет горел только в одном матовом окне, через которое не просматривались даже силуэты. Я проверил бластер, позаимствованный с «Фаэтона», и поднялся по лестнице к входной двери. Наверняка Опоссум меня уже заметил. В противном случае он плохой начальник службы безопасности.

Нажав на кнопку интеркома, я услышал внутри дома звук колокола. Когда гул затих, из звуков остался только стрекот местных цикад. Выждав секунд тридцать, я снова позвонил. И снова не получил никакого ответа.

Я толкнул дверь, она мягко, беззвучно открылась. Стало ясно, что меня приглашают поучаствовать в шоу, и, возможно, мне отведена не последняя роль. Я достал из-за пояса реквизит и снял с предохранителя.

Внутренний план дома был так же прост, как и его внешний вид. Я поочередно обошел кухню, ванную, обеденный зал и гостиную. По изгибающейся винтом лестнице я поднялся на второй этаж. Из холла три двери вели в комнаты. Первая же комната оказалась кабинетом. Перед экраном, свесив голову, сидел Опоссум Лей. Из обожженной раны в его затылке тонкой струйкой стекала кровь. Я не стал проверять пульс. Что Лей мертв, было ясно с первого взгляда.

Совпадение или меня подставляют?

Если второе, то бежать ли мне к флаеру или за то время, что у меня осталось, попытаться найти какую-нибудь информацию?

Включенный компьютер напрашивался на то, чтобы в нем порылись. Было очевидно, что преступник уничтожил компрометирующие данные. Было так же очевидно, что, несмотря на это, я в компьютер все равно полезу — таков закон жанра, и всякий сыщик обязан его придерживаться.

Очень скоро я убедился, что компьютер предназначался только для слежения за домом. Кроме прочего, он хранил записи с камер наблюдения. Все записи старше десяти минут были стерты. В новых файлах был только я, обыскивающий пустой дом.

Ни комлога, ни какого-либо другого портативного компьютера при Опоссуме не оказалось.

Большой компьютер что-то передавал в сеть. Это странное поведение для устройства, отвечающего за безопасность. После недолгих разбирательств мне стало ясно, что в сеть идут записи с камер. Следовательно, мне не стоит ждать немедленного приезда полиции. Мне стоит ждать шантажа. Я нашел адрес локуса, куда скачивались данные. Теперь бы найти хакера, который бы выяснил, кому этот локус принадлежит.

На рабочем столе стояла голография миловидной женщины лет тридцати пяти и мальчика лет десяти. Его семья? Если так, то где они?

Я снова прошелся по дому. В одной из спален находился выключенный робот. Он занимался уборкой, когда убийца отрубил ему питание.

Планы на мой счет меняются у противника часа от часа. Меня то убивают, то прикармливают, а теперь еще и шантаж!

Не слишком ли много внимания?

Прошло полчаса, полиция не появлялась. Позвонить самому и сделать заявление? Похоже, убийцы от меня этого не ждут. Для меня прописан какой-то другой сценарий. Нарушив его, я, возможно, никогда не узнаю, для чего это все затеивалось.

Убедившись, что нигде не наследил, я покинул дом Опоссума. Мой флаер стоял на прежнем месте. Едва я вырулил на трассу, в просеку нырнула полиция с включенными красно-синими маяками.

Меня ведут, но ведут нежно. Что от меня требуется теперь?

Джотто был единственным человеком, которого я здесь знал, и мне нужна была его помощь.

— Я же просил не звонить! — зашипел он в трубку. — Где ты?

— Здесь, на Хторге. Часть твоих проблем решена. Опоссум мертв.

У Джотто перехватило дыхание.

— Я не просил тебя решать мои проблемы таким способом!

— Это не я. Это кто-то другой. Есть версии, кто это мог быть?

— Издеваешься? И не звони мне больше.

— Не буду. Но полиция скоро начнет меня искать. Я не могу поселиться в гостинице. Я даже не уверен, что у меня есть виза. Вполне возможно, что я нахожусь здесь нелегально. Короче говоря, я должен где-то переночевать. И мне нужен корабль до терминала.

— Ко мне тебе нельзя.

— Как насчет той квартиры, куда ты водишь девиц? Она все еще за тобой?

— Я не появлялся там тысячу лет. Туда нужен специальный ключ, иначе в дом не попасть.

— Значит, договорились. Встречаемся на нашем прежнем месте. Не забудь захватить с собой ключ.

Я отключил связь.

Прежним нашим местом был бар «Тыква» в блоке МТ-14. Под светящейся хэллоуинской мордой находилась неприметная стальная дверь, за которой собиралась случайная публика — в этом блоке не было крупных учреждений, зато присутствовал крупный транспортный узел.

Я заказал бурбон и занял свободный столик. На маленькой эстраде винтажный робот наигрывал на разбитом пианино «К Элизе». Подвыпившие посетители швыряли в него кубики льда, орешки и скомканные салфетки. Швырять бутылки было запрещено.

Джотто явился через десять минут после меня. Кажется, карьера банкира не шла ему на пользу. В свои сорок два он уже сутулился как старик, кудрявые волосы где-то выпали, где-то поседели. Впрочем, местами оболочка выглядела неплохо. Его костюм тянул тысяч на пять, часы — умножьте на десять. Над его лицом (которое девицы находили смазливым) недавно поработал косметолог.

— Как служба? — спросил я, пододвигая ему свой бурбон, который я все рано не собирался пить.

— Спрашиваешь! С такими друзьями, как ты, я скоро останусь без работы.

— Ключ принес?

Он протянул мне карточку размером с кредитку.

— Можешь не возвращать. Я скажу, что украли. Что почти соответствует действительности.

— Слежка была?

— За мной? Не знаю. Я все сделал, как ты учил.

— Молодец. У меня есть к тебе еще одна просьба. Скажи, ты хорошо знаешь человека, который в вашем банке занимается информационной безопасностью?

— Чанга? Знаю немного.

— Он чей человек? Опоссума?

— Не знаю, вряд ли. Он пришел к нам раньше.

— Мне нужно узнать, чей это локус.

Я протянул ему листок, на котором от руки был написан цифровой идентификатор. Он посмотрел на него, не прикасаясь.

— Откуда у тебя это?

— Домашний компьютер Опоссума передавал данные на этот локус. Попроси вашего, как его, Чанга определить владельца. Он либо сам сумеет это сделать, либо знает способного человека.

— Я попробую… Постой! Как ты оказался рядом с его компьютером?

— Опоссум уже не мог меня остановить.

— Господи, лучше я бы женился на той стерве!

— Когда мы решали вопрос с ТОЙ стервой, ты говорил, что лучше бы тебе родиться импотентом.

— Сейчас я бы предпочел быть женатым на ней импотентом.

— Годам к шестидесяти ты все это получишь. Кстати, о женах. У Опоссума есть жена и ребенок?

— Да, есть вроде. То есть жена есть точно, ребенка я никогда не видел. Кажется, мальчик.

— Не знаешь, где они?

— Откуда я могу это знать?

— Ладно, проехали. Как насчет транспорта до терминала?

Он осушил бокал и вновь продемонстрировал свою дурную привычку отвечать вопросом на вопрос:

— У тебя есть цианистый калий?

— Нет, но вот пушка… — я показал рукоятку бластера.

— Ты правда псих.

С него было достаточно впечатлений. Я вышел из бара, сел в арендованный флаер и двинулся к мотелю «Лагуна», сдававшему номера на длительный срок.

Здесь аквамарин мешался с золотом заходящего солнца. По дорожке из розового песчаника я поднялся к веранде, через которую можно было войти в номер. Оглянувшись еще раз на океанский закат, я вошел внутрь.

Посреди единственной комнаты стояла огромная кровать в форме сердца, укрытая покрывалом из красного шелка. Пару кресел оформили подстать кровати. В ванной комнате присутствовал водоем, в котором можно было резвиться с кордебалетом. Я принял душ, забрался в кровать и включил телевизор.

Новостью дня было убийство Опоссума Лея. Я знал, что ТБС большой банк, но не знал, что он входит в пятерку крупнейших в галактике. Журналисты были склонны связывать убийство с прошлой работой Лея в полиции. Не выходил ли недавно на свободу кто-нибудь, кого он посадил?

Вторая версия касалась его личных проблем, о которых, впрочем, никому ничего не было известно. Но казалось подозрительным, что его жена и сын буквально за неделю до трагедии покинули планету. Сейчас они находились на Оркусе, где по слухам, у Лея была роскошная вилла.

Вряд ли семья полетела обычным рейсом. Не их ли вез Джош к терминалу? Во всяком случае, сроки сходились.

Интересно, что ни журналисты, ни полиция даже не намекнули о том, что убийство могло быть связано с работой в банке. И это понятно. Планета живет банковской деятельностью, это ее и хлеб и масло, и, как мы видим, виллы на Оркусе. Что бы ни случилось, нельзя бросать тень на репутацию ТБС.

Репутация Раймонда Джотто была частью репутации банка, как я понимал.

Раздался стук в окно и истеричный женский голос заявил «открывай, я знаю, она там».

Только его баб мне сейчас не хватало.

Стучали в окно, выходившее на веранду. Высокая, зеленоглазая шатенка с отличной фигурой пыталась подсмотреть, что происходит в комнате. Я открыл форточку и сказал, что Джотто здесь нет.

— А ты кто такой? — бросила она грубо.

— Я здесь убираюсь.

— Впусти, я хочу взглянуть.

Мне не хотелось, чтобы соседи стали свидетелями перебранки. Я натянул штаны и открыл дверь. Девица вошла, плотно виляя бедрами. Пройдясь с отвлеченным видом по номеру, она не забыла заглянуть в ванную.

— А где Раймонд? — спросила она, не обнаружив его и в бельевом шкафу.

— Вы еще под кроватью не смотрели.

Она оглядела меня с головы до ног, и ее глаза сверкнули.

— А может, мне расхотелось его искать. Меня зовут Лили, а тебя?

— Опоссум.

— Смешное имя.

— Угу, латинское.

— Это такая планета? Ты говоришь с акцентом.

— Типа того. Слушай, я тут вроде как человека жду.

— Женщину? — она хмыкнула. — Ну, я много места не займу. — Она недвусмысленно оглядела гигантскую кровать.

— Ты не знаешь моей подруги. Она в обхвате как четверо таких как ты. И она ревнивая. Так что извини.

— Предпочитаешь пухленьких?

Мне надоело вести дискуссию. Я подхватил ее под локти и вынес за порог. На прощанье посоветовал хранить верность Джотто. Она надула губы, обозвала хамом, после чего все-таки ушла.

Насчет «не появлялся там тысячу лет» Джотто наврал. В чем он наврал мне еще?

Я снова взялся за пульт и пощелкал каналами. Захват «Гефеста», выборы губернатора, насколько эолийцы люди, насколько люди сами мы… в галактике падают цены на холтинские алмазы.

26

15.04, пояс астероидов в системе каппы Южного Треугольника

Рош Морель проснулся в холодном поту. Секунду назад человек с красными глазами засунул горловину баллона с жидким азотом ему в рот и открыл вентиль. Наверное, это была бы самая безболезненная смерть, подумал он. Каждую ночь Красноглазый придумывал все более и более изощренные способы его умерщвления. Больше всего Морель боялся быть утопленным. И это была самая маловероятная смерть, потому что вода в поясе астероидов ценилась дорого, а его жизнь, как видно, дешево. Воду здесь добывали из ледяных осколков комет, искать которые теперь, в режиме полного радиомолчания, скорее всего, невозможно. Может быть, в расщелинах астероида есть вода?

Он взглянул на астероид. Тот был на месте — прямо под брюхом «Гефеста». За близким, трехсотметровым горизонтом прятался еще один корабль, но Морелю была видна только верхняя часть антенн. Третий корабль был пристыкован к «Гефесту» с другой стороны, и Морель его не видел. Насколько он успел заметить, это была бывшая орбитальная ремонтная база. Она служила пиратам штаб-квартирой. Там же содержались капитан «Гефеста» и второй пилот — подальше от своего корабля. Мореля оставили на «Гефесте», чтобы угроза взорвать грузовик вместе с заложниками была реальной.

Он прошел в санузел и сполоснул лицо. Сколько ему удалось поспать? Часа два, не больше. Морель вышел в коридор и после первого же поворота столкнулся с Красноглазым.

Кровь отлила от его лица, он непроизвольно попятился. Красноглазый осклабился.

— Боишься? Не бойся. Если Командор не будет мне мешать, все пройдет безболезненно.

Пираты звали главаря Командором, он запретил Красноглазому трогать Мореля. Но время работало против физика: переговоры затягивались, с каждым днем росла вероятность штурма. Если начнется штурм, Командору будет не до Мореля, и Красноглазый убьет его первым.

— Послушайте… — заговорил он вежливым, слегка дрожащим голосом, и тут же возненавидел себя за это, за свой трусливый голос. — Скажите, почему вы хотите меня убить? Я чем-то вас обидел?

Ты еще на колени перед ним упади, подумал он, изнывая от злости на самого себя.

— Ты? Обидел? Сдурел, малый? Если бы ты меня обидел, ты бы сейчас мечтал сдохнуть. Нет, парень, ничего личного. Только работа. Так что, без обид. Договорились?

— Работа? — опешил Рош. — Вы хотите сказать, что вам поручили меня убить?

— Ну, можно сказать и так. Поручили. Но мне не поручали тебя мучить. За пытки отдельный тариф, а твой приятель, видимо, решил сэкономить. Поэтому, как я сказал, все будет чисто. Ты ничего не почувствуешь. Только сам согласуй все с Командором. Мне надоело убеждать его, что ты все равно не жилец.

В коридоре возник бандит, дежуривший на «Гефесте».

— Эй ты, смертник. К Командору, живо.

— Видишь, как все удачно, — прошипел Красноглазый, — попроси его отпустить тебе грехи и возвращайся. Я буду тебя ждать.

Второй бандит подтолкнул Мореля в спину. Понукание было излишним: ноги сами несли его подальше от этого места.

Сегодня никому не спится, размышлял Морель. Вчера, из обрывков разговоров, он понял, что операция идет не так, как хотелось бы бандитам. Раньше Командор рассчитывал получить миллионов двадцать и закрыть вопрос. Но переговоры с властями вел не он. Его большой босс потребовал четверть миллиарда — сумму, как здесь полагали, нереальную. Командор не мог повлиять на босса, потому что был обязан соблюдать радиомолчание. В поясе астероидов шныряло уже с десяток полицейских разведчиков, которые запеленговали бы сигнал без труда. Для связи пираты пользовались слабыми передатчиками, действовавшими в пределах астероида.

Чего добивается большой босс? Неужели он надеется получить всю сумму? Быть может, у него есть еще какой-нибудь предмет для торга? Пиратам об этом ничего не было известно. И как ни успокаивал их Командор, они со дня на день ожидали штурма. О штурме они говорил не со страхом, а с сожалением, как если бы речь шла о почти выигранной шахматной партии, которою соперник каким-то чудом свел вничью. Видимо, путь к отступлению у них хорошо продуман.

Командор ждал его в рубке бывшей орбитальной базы. Морель видел его уже в третий раз, и в третий раз он пытался понять происхождение этого человека. То есть понятно, что где-то среди его предков затесалась парочка орангутангов, но с линией, ведущей к Красноглазому, он разошелся явно раньше. Пятидесятилетний предводитель обладал военной выправкой, его юмор был скорее казарменным, нежели уголовным. Он отлично управлялся с кораблем. Достаточно сказать, что к астероиду «Гефест» вел он, а не капитан Снорр. Наверное, Командору не хотелось, чтобы капитан знал координаты базы.

— Заходи, — сказал Командор Морелю и пригладил короткий ежик волос, как бы проверяя, не пора ли его снова укоротить. Эта его привычка раздражала Мореля. Но привычка Красноглазого убивать его несколько раз за ночь раздражала еще больше. Даже Пенелопа Клемм не снилась ему так часто.

— Здравствуйте, — сказал Морель.

Если у него не хватало смелости говорить с Красноглазым, как он того заслуживал, то тем более было бы подло хамить человеку, спасшему ему жизнь.

— Свободны, — сказал Командор «коллегам», а когда те вышли, спросил:

— Как плечо?

Рана, оставленная лучом бластера, практически зажила.

— Спасибо, все нормально.

Командор кивнул. Морель заметил темные круги под его глазами.

— Я просмотрел твой комлог… хм, не буду даже извиняться, сам понимаешь… там были твои статьи о рассеянии сигналов на удаленных галактиках. Скажи, а в пределах планетной системы ты в этом смыслишь? Или только с удаленными галактиками имеешь дело?

В Мореля словно вдохнули жизнь. Он распрямил спину.

— Разумеется, смыслю.

— Хорошо. Но сразу предупреждаю. Убить тебя Красноглазому мешаю я. Но никто не помешает МНЕ убить тебя. Ясно?

— В целом.

Кажется, Командор собирался установить новые, доверительные отношения. И ничто так не укрепляет доверие, как угроза смерти.

— Я имею в виду, что все, что ты сейчас услышь, должно остаться между нами. Проболтаешься, убью не раздумывая. И легкой смерти не обещаю.

— Я понял, — выдавил Морель и сглотнул.

— Отлично. Мне нужна связь. Связь, которую невозможно запеленговать. Сможешь сделать?

Вообще-то он занимался обратной задачей: по слабому и рассеянному сигналу найти его источник.

— Я попробую. Но мне необходимо оборудование.

— Есть только то, что входит в стандартную комплектацию кораблей. Плюс, в твоем распоряжении весь груз в трюмах «Гефеста».

— Сколько у меня времени?

— Не знаю. Мало. Но ты понимаешь, что значит для тебя штурм? Если будет связь, не будет штурма. Мы решим все проблемы и тихо отсюда уйдем.

— Я понял.

— Не сомневаюсь. Тогда, план таков. Думать над задачей ты приступаешь сейчас же. Я дам тебе человека, который будет с тобой, когда ты будешь выбирать оборудование. У него приказ стрелять без предупреждения, если ты прикоснешься хотя бы к одной кнопке. Включать что-либо ты будешь только в моем присутствии. Когда будешь готов, я присоединюсь. Можешь вызывать меня в любое время. Тебе отведут каюту рядом с моей. Вопросы есть?

— Да. Красноглазый.

— Хочешь, чтобы я его убил?

О, да, он хотел этого больше, чем выбраться отсюда.

— Нет, но…

— Понял. Он тебя не тронет, обещаю.

И Морель приступил к работе.

Через двадцать часов схема передачи уже была у него в голове. Он понял, как рассеять сигнал, чтобы пеленгаторы не смогли достоверно определить направление. Командор выслушал объяснение. И он снова удивил Мореля, задав вопросы, из которых следовало, что пират понял принцип предложенной схемы. Но кое-что он упустил. Он упустил, что Морель сможет послать одновременно несколько пакетов по разным адресам. Астрофизик едва сдержал радость. Он сможет связаться не только с теми, кто нужен пирату. Он знал, что идет на огромный риск, но доверять Командору безоговорочно было еще большим риском.

— Кому будем звонить? — спросил он, когда все оборудование было готово.

— Интерполу, — ответил Командор. — Точнее, агенту Эдвардсу.

Морель настроил передачу и пододвинул клавиатуру Командору, чтобы тот набрал текст послания.

Командор внимательно посмотрел Морелю в глаза, и этот взгляд пробрал астрофизика до костей.

— Что-то не так? — выдавил он.

— Дурака строишь?

— Не-ет. А что?

— Замени клавиатуру. Эта считывает отпечатки пальцев. И не говори, что не знал этого.

Морель знал о свойствах клавиатуры, но передавать отпечатки во время первого сеанса не рискнул. И это спасло ему жизнь, потому что пират проверил, была ли включена функция считывания отпечатков.

На новой клавиатуре Командор набрал текст.

План был прост, но опасен. В обход своего большого босса Командор просил двадцать миллионов. Взамен он освобождает корабль и двух заложников. Один из заложников останется с ним еще на несколько дней, потом он отпустит и его. Морель догадался, кто будет этим одним, но виду не подал.

Вечером, ожидая ответа, они вместе смотрели телевизор. В криминальных новостях на первом месте были они. На втором — убийство Опоссума Лея. Морель взглянул на внезапно притихшего Командора. Лицо пирата было серым от страха.

27

17.04, терминал Оркуса

Долорес порадовалась последнему сообщению от Эдвардса. Наконец-то дело «Гефеста» сдвинулось с мертвой точки. Теперь ее босс сможет уделить больше времени тому, что она раскопала на Парацельсе.

Когда я двинулся к Хторгу, Долорес пустилась вдогонку за Минь-Лу — девушкой, с которой я говорил, пока сама Долорес была в клинике. Минь-Лу согласилась сдать анализы на следы гормональных препаратов. Результаты анализов свидетельствовали, что девушке вводили лекарство, стимулирующее созревание яйцеклеток. Причем, это не был какой-то экспериментальный препарат, чего Долорес в глубине души ожидала. Лекарство было хорошо известным и абсолютно безопасным. Агент сделала вывод, что клинику интересовало не действие лекарства, а собственно яйцеклетки. Чтобы подтвердить гипотезу, требовалось осмотреть еще несколько девушек. Эдвардс попросил свое начальство организовать поиск участников исследования. Есть ли возможность затребовать у клиники список имен?

На самом деле, думала Долорес, время было упущено. Если доктор Хопкинс прекратил исследования, то новых «объектов» у экспертов не будет, а у старых все следы препаратов скоро исчезнут. Даже у Майи анализ не дал четкой картины, что уж говорить о тех девушках, которых будут обследовать спустя недели после эксперимента.

Поэтому Долорес решила заняться более перспективной темой.

Послав запрос на терминал Хторга, она узнала, что Бетси Лей с сыном прибыли туда 9 апреля на борту частного «Фаэтона-889», которым управлял пилот по имени Джош Ординг. Затем они проследовали к Оркусу, планете-курорту, где у Леев действительно была вилла стоимостью в пять миллионов.

Сейчас, после страшного известия, они возвращались домой. Бетси наотрез отказывалась разговаривать с журналистами. В скромном сером платье и темных очках, она старалась держаться внутри толпы, покидавшей роскошный лайнер компании «Оркус-Империум». Долорес вычленила ее натренированным глазом.

— Госпожа Лей?

Бетси была достаточно опытна, чтобы не принять ее за очередную журналистку.

— Вы могли бы подождать, пока мы не вернемся домой.

Комлог Долорес не во время запищал. Она потянулась к поясу, чтобы взглянуть на экран. Бетси вскинула голову и пошла дальше. Пассажиры, чье движение они затормозили, толкали Долорес с двух сторон. Противный писк прекратился.

Долорес выставила локоть и попала во что-то мягкое. Это избавило ее от очередного толчка, и ей удалось прочитать текст на экране:

«Обнаружено вредоносное устройство», — это был эвфемизм для подслушивающих жучков. Комлог Долорес, как и мой, был оборудован антишпионским сканером.

Не обращая внимания на злобные окрики, Долорес ринулась вперед. Догнав мать и сына, она преградила им дорогу. Затем она указала рукой на кресла зала ожидания и сказала одними губами:

— Туда.

Бетси крепче стиснула руку сына и двинулась в указанном направлении. Мальчик выдернул руку. Он считал себя взрослым мужчиной, и теперь, после смерти отца, он был за старшего.

— Что тут… — начала было Бетси.

Долорес приложила палец к губам, Бетси затихла.

Достигнув свободного от людей пятачка, Долорес взяла женщину за плечи, дав таким образом понять, чтобы та стояла спокойно. Комлог к тому времени снова начал пищать. Агент сняла его с пояса и провела вдоль тела Бетти. Сигнал явно усилился, когда комлог провели рядом с сумочкой.

— А я знаю, что вы делаете, — сказал мальчик. Долорес снова приложила палец к губам. Наверное, Бетси решила, что в ее сумке находится бомба, потому что отдала ее безропотно.

Жучок — серый, в цвет сумки, кружочек конфетти — нашелся под клапаном, рядом с местом сгиба. Долорес положила его в специальный, обладающий экранирующими свойствами пакетик. Комлог перестал пищать.

— Теперь, — сказала Долорес, обращаясь к мальчику, — можешь объяснить маме, что мы сейчас сделали.

— Это подслушивающее устройство, мам. Папа мне рассказывал про такие, честно.

— Нам надо поговорить о том, что случилось, — сказала Долорес.

Бетси тяжело переживала смерть мужа. Зацикленная на этом страшном событии, она реагировала на внешний мир то с необъяснимой агрессией — как во время первой встречи с Долорес, то с безразличной покорностью — как теперь, когда она дала довести себя до уединенного столика в ресторане этажом выше. Мальчика оставили в игровой зоне, где за ним присматривал второй агент.

Долорес попросила принести им воды. Бетси рассматривала бокал с водой так, словно видела этот предмет впервые в жизни и не знала, что с ним делать. Она начисто забыла про найденное подслушивающее устройство. Долорес решила пока не напоминать, чтобы не пугать и без того напуганную женщину.

— Мы знаем, что ваш отпуск не планировался, — сказала она, блефуя. — Почему ваш муж настоял на отъезде?

— Вы знаете, чем он занимался. Я не привыкла задавать вопросы. Он сказал, что нам лучше на время уехать с Хторга. Мы так и сделали. Он обещал к нам присоединиться.

— Вы видели когда-нибудь этого человека?

Долорес показала Бетси фоторобот Командора, составленный по описанию, присланному Морелем. Конечно, изображение было очень условным.

— Вы всерьез думаете, что по ЭТОМУ можно кого-то узнать?

Долорес так не думала.

— Хорошо, я согласна, фоторобот никуда не годится.

Когда портрет был убран, Бетси осторожно спросила:

— Это убийца моего мужа?

— Нет. Но, возможно, это след, ведущий к убийце. У человека, о котором я спрашивала, есть кличка «Командор». И у него есть привычка трогать свои волосы, которые очень коротко стрижены. Вам это никого не напоминает?

Бетси молчала. Долорес видела, что та старается что-то вспомнить, и не нарушала тишины.

— У мужа был снимок. Он и его сослуживцы — еще по первой работе. Там был парень… они тогда ведь совсем молоды были… Я всегда думала, что он в шутку закрывает лицо от камеры. Теперь мне кажется, что он как бы приглаживает волосы. Но, может быть, я ошибаюсь.

— Вы не помните, как звали того парня?

— Муж называл имена, но я даже не пыталась их запомнить. Он часто рассматривал тот снимок. Наверное, вспоминал молодость. Тогда у него была более интересная работа, в ДАГАРе… ну, вы, конечно, знаете уже… Но та работа была для молодых.

ДАГАР. Дальняя Галактическая Разведка. Закрытое подразделение, куда берут лучших из лучших. Мечта любого молодого астронавигатора.

— Снимок был в компьютере?

— Нет. Он распечатал его и вставил в рамку. Но хранил в закрытом шкафу. Наверное, чтобы оживлять воспоминания только в определенное время.

Мысли Долорес крутились вокруг найденного жучка. И она не могла не спросить:

— Госпожа Лей, скажите, перед тем как отправить вас с сыном на Оркус, давал ли ваш муж вам какие-либо поручения? Просил ли он перевезти что-либо или сохранить? Может быть, он просил вас с кем-то встретиться?

Бетси уверенно помотала головой. Нет, муж никогда не посвящал ее в свои дела. Вдруг ее глаза наполнились страхом.

— Вы об этом… о том, что нашли в моей сумке?

— Да. Но не бойтесь. До терминала Хторга с вами постоянно будет наш человек. На терминале вы перейдете под охрану полиции Хторга.

Они поднялись и прошли к игровой зоне. Второй агент постучал по капсуле космического симулятора.

— Вылезай, мама тебя ждет.

Мальчик, недовольный, что его игру прервали, выбрался из симулятора. Было ясно, что он еще не полностью осознал, что произошло в их семье. Агенты проводили мать и сына до телепорта.

— Странный мальчик, — сказал второй агент Долорес.

— Ему всего девять. Он плохо понимает, что случилось.

— Я не о том. Он спросил, знаю ли я, кто такой оракул. Я сказал, что знаю. Он спросил, разговаривал ли я с ним. Я ответил, что не доводилось. «А мой папа разговаривал», — сказал он.

— Включите это в отчет, — посоветовала Долорес, — на всякий случай.

28

17.04, пояс астероидов в системе каппы Южного Треугольника

Морель заметил, что после просмотра криминальных новостей у Командора поубавилось оптимизма. Но еще он заметил, что Командор был человеком, который раз сказав «А», обязательно скажет «Б». Он обменялся сообщениями с Эдвардсом еще раз. Спустя сутки пришло подтверждение из банка. Двадцать миллионов были переведены на указанный счет. Командор объявил шестичасовую готовность. Через шесть часов они уходят на «Спруте». Рош сообразил, что это тот корабль, который был едва виден за близким горизонтом их астероида.

— Вы бросаете базу?

— Временно оставляю. А может, и не временно, — пират подмигнул, — пора расстаться с опасной работой.

Из всех восьми пиратов только Красноглазый был недоволен наступившей развязкой. Изрыгая ругательства, он ворвался в рубку. Заметив там Мореля, он запнулся на полуслове, поскольку заготовленная фраза содержала сведения, для Мореля не предназначенные.

— Ты понимаешь, что делаешь? — прошипел он. — Нас всех кончат.

— А ты считаешь, что торчать здесь это лучший выбор? Думаешь, они заплатят нам четверть миллиарда? Босс свихнулся от жадности. А расплачиваться пришлось бы нам.

Красноглазый подскочил к Командору и вцепился в отвороты комбинезона. На последнего это произвело мало впечатления, он стоял не шелохнувшись, с пустым, отрешенным взглядом.

— Мы же все сдохнем! — причитал Красноглазый, дергая предводителя, но больше дергаясь сам.

Перепуганный этой сценой, Морель отступил к дверям, через которые уже заглядывали обеспокоенные пираты.

— Уберите его, — сказал им Командор.

В рубку вошли двое. Увидев их, Красноглазый разжал руки.

— Как хочешь. Я остаюсь. Тебе, — он обратился к Морелю, — со мной будет безопаснее, чем с ним.

В это Морель точно не верил, поэтому не поверил и в предыдущее предупреждение.

Капитана Снорра и второго пилота вернули на «Гефест» в наручниках. Командор запрограммировал автопилот грузовика на движение к терминалу. Но сначала нужно было вывести корабль из плотного скопления астероидов. На это у Командора ушло два часа. На быстром «Фэлконе» он вернулся на базу. К этому времени оставшиеся пираты закончили минирование. Если полиция обнаружит базу, живым в нее никто не войдет. Полиции не достанется ни единого, пригодного для идентификации следа.

Завершив приготовления, двумя «Фэлконами» семь пиратов и Морель переправились на «Спрут». Красноглазого они так и не нашли.

От первого взгляда на этот корабль у Мореля замерло сердце. Вот почему Командор был так в себе уверен. В его распоряжении был деформационный, то есть гиперсветовой корабль. Как он сумел его достать? Если корабль был предоставлен большим боссом, то не удивительно, что босс хотел его окупить. Д-корабль стоит огромных денег. Сколько точно, Морель не знал, но подозревал, что не меньше полумиллиарда.

— Хорошая машина, — сказал он пирату.

— О, да, отличная!

— Угнали?

— Нет, — ухмыльнулся Командор, — подарок.

Они начали разгон на десяти «же». Для гиперпространственного прыжка кораблю нужно было уйти от сильных гравитационных полей. Во время одной из пауз Командор сказал своему второму пилоту:

— Знаешь, что я подумал?

— Что?

— Красноглазый ведь может и разминировать базу. Он, сволочь, способный. Надо чтобы он не успел.

Второй пилот кивнул и привел в действие взрыватели. Бывшая орбитальная база перестала существовать.

Его уже считали практически за своего. Настала удобная минута для отправки Гору Говарду очередного отчета. Кто знает, что с ними будет после Д-перехода. К счастью, его передачи никто не заметил. Морель только сожалел, что так не сумел узнать, куда они намереваются перейти.

29

17.04, Земля

Сильвию Дельгадо окружали предатели. Этот яйцеголовый слизняк, называющий себя генетиком, опубликовал ДНК эолийца вопреки договоренности. Шеф-редактор, узнав, что от него утаили такую важную информацию, уволил ее и Вилли без компенсации. И пригрозил, что если они вздумают требовать компенсацию через суд, он подаст встречный иск с требованием возместить ущерб. Ведь Сильвия получила ДНК, работая на «Круглосуточные новости», следовательно, согласно трудовому договору, компания является собственником информации.

Сильвия не боялась суда. Ее известность росла, у нее брали интервью, ее приглашали на ток-шоу — правда не того уровня, на который она рассчитывала. Больше всего Сильвия боялась еще одного предательства.

— Это ты во всем виноват, — говорила она Вилли, — ты нашел его, ты уговорил меня довериться этому уроду.

Вилли полностью признал вину, но виноватым нисколько не выглядел.

Этот день был у нее расписан по минутам. 8:00 — интервью на радио «Сплетни-FM». 9:00 — запись ток-шоу «Годятся ли эолийцы в мужья». 12:00 — ланч с издателем женского журнала. С 15:00 — спа-салон, потому что с увольнением жизнь не остановилась и надо держать себя в форме.

В 7:10, сидя в своей уютной нью-йоркской студии, она налила себе стакан свежевыжатого апельсинового сока и включила компьютер, чтобы ознакомиться с последними сплетнями. Сама того не желая, через несколько ссылок она оказалась на блоге генетика-предателя Сноу.

Сначала ее поразило число присланных за эту ночь отзывов — более пяти тысяч. Она начала искать причину такого оживления. Прочитав причину, она метнулась в туалет и оставила там весь недопереваренный завтрак. Держась за стены, она вернулась к экрану.

Все было предельно просто. Некоторые читатели Сноу тоже были генетиками и тоже умели проводить генетический анализ. Сноу, как честный ученый, опубликовал всю ДНК без утайки. И нашелся читатель, который решил по ДНК определить, какого цвета были глаза эолийца. Как будто он не поверил снимку, который Сильвия не раз показывала на ток-шоу — снимку, на котором фигурировал сероглазый красавец-блондин Аграбхор.

Может быть, он не смотрит ток-шоу?

Короче говоря, согласно его выводам эолиец должен был быть черноглазым. Даже не кареглазым — в этом случае Сильвия могла бы сказать, что она обнималась со вторым эолийцем — а именно черноглазым.

Как, например, Вилли.

Она могла бы позвонить Вилли и спросить, что все это значит.

Она могла бы оспорить разницу между темно-карим и светло-карим цветом.

Она могла бы обвинить Сноу в фальсификации.

Но ничего этого ей не хотелось. Ей хотелось выпрыгнуть в окно. Почему она не осталась объявлять прогноз погоды? Благодаря ее ногам, у прогноза рейтинг был выше, чем у спортивных новостей. Чего еще она желала?

Позвонили со «Сплетен-FM». Там все были в восторге. Благодаря новому скандалу, приток слушателей ожидался колоссальным. Сильвия бросила трубку. Затем отменила все встречи. Затем набралась мужества и позвонила Вилли.

— Что это значит, Вилли? — в его голосе был уже не гнев, а слезы. — Зачем ты так со мной поступил? Мы же были друзьями!

Ответ Вилли прозвучал необычайно жестко.

— Мне нечего сказать. В этом мире каждый сам за себя.

И он повесил трубку. Сильвия перезвонила на радио. Она не будет молчать. Она приедет и расскажет, какие мужчины сволочи. Они суют свою ДНК даже туда, где от нее никакого толку.

После интервью она поехала в свою бывшую редакцию. Целый час она добивалась аудиенции у шеф-редактора. Было бы надо, она проторчала бы здесь не час, а сутки. Наконец бывший шеф смилостивился.

Она рассказала ему, что случилась. Она со слезами просила прощения, при этом сваливая всю вину на Вилли. Она сказала, что, как и он, шеф, она жаждет отмщения.

И не только отмщения.

Действуя сообща, они смогут получить настоящую эолийскую ДНК. Ведь где-то же лежат те ватные палочки, которыми она обтирала пальцы. Они должны были остаться у Вилли. Они являются собственность телеканала. Если Вилли их уничтожил, он будет выплачивать каналу ущерб всю оставшуюся жизнь.

Шеф-редактору понравился ее план. Он позвонил адвокатам и распорядился как можно скорее добиться постановления на обыск всего имущества Вилли. Одновременно сотрудники частного детективного бюро должны начать вести за ним круглосуточную слежку.

30

19.04, терминал каппы Южного Треугольника

Эдвардс собрал совещание. Кроме лиц малозначительных, на нем присутствовали Говард, я и Долорес. Долорес — потому что была его правой рукой. Говард — потому что Морель присылал физику ценные сведения. Я — потому что от меня не так-то легко избавиться.

Настроение у агентов было приподнятым. Двадцать миллионов, конечно, жалко, но это не двести пятьдесят, которых все равно никто бы не дал. Агент Интон фальшиво жаловался, что ему не дали штурмануть пояс астероидов.

— Эх, — говорил он, — мы с тобой, Долорес, сделали бы их в два счета.

— Смотрите, Долорес, — говорил я, — в чем разница между мной и вашими агентами. Я просил вашей руки, а они тащат вас на бойню.

— Я бы предпочла бойню, — отвечала Долорес, похлопывая напарника по плечу.

Эдвардс закончил перешептываться с Говардом. Он подошел к Интону, тоже похлопал его по плечу («хватит на твою жизнь еще штурмов!»), и обратился ко мне:

— Ильинский, вы хотели нам о чем-то рассказать?

— Хотел, но сразу предупреждаю. То, что вы даете мне выступить первым, никак не означает, что мне не удастся послушать остальных.

Мое предупреждение было принято во внимание. На самом деле, рассказывать мне было нечего. Я поблагодарил Эдвардса за то, что он выдернул меня с Хторга, не дав попасть в лапы сначала инспекции по безопасности полетов, а потом — полиции. Пилот Джош пришел в сознание и заявил, что хоть и не видел, кто его душил, но вряд ли это был я. На терминале Хторга я попытался разыскать техника, мечтавшего завести дом с парой белых роботов. Разыскать не удалось, и в данный момент Интерпол просматривает записи с камер слежения. Возможно, мне удастся доказать, что тот техник мне не приснился. Раймонда Джотто назначили первым вице-президентом Трансгалактического Банковского Союза. Смерть Опоссума пошла ему на пользу. Учитывая, что президенту за восемьдесят, следующая ступень в его карьере также не за горами. И вообще, мне не нравится, как он себя ведет.

— А вам и не должно это нравиться, — сказал Эвардс. — Он — первый вице-президент крупнейшего банка, вы — безработный детектив. Вы не должны любить друг друга по определению. Что с адресом, по которому передавалась запись из дома Опоссума? Кажется, вы просили Раймонда Джотто навести справки.

— О том и речь. Он написал, что выяснить принадлежность адреса ему не удалось.

— Ну и что?

— А то, что я не давал ему адрес, куда шла информация. Я дал ему идентификатор локуса детской библиотеки. Джотто даже не пытался выполнить мою просьбу.

Они с пониманием переглянулись.

— Вряд ли нам удастся вызвать его на допрос, — сказал Эдвардс, — отдайте настоящий идентификатор нашим специалистам. Долорес, что у тебя нового по Командору?

Долли продвинулась дальше меня. В доме Опоссума действительно обнаружили снимок двадцатипятилетней давности. На нем был запечатлен хозяин и пятеро его сослуживцев по ДАГАРу. Того, о ком говорила Бетси, звали Дин Олафсен. Он хорошо подходил под описание, данное Морелем. Долорес отослала снимок Морелю для подтверждения. Возможно, он снова получит доступ к связи и сможет ответить. Пока она работает исходя из предположения, что Командор и Олафсен — одно лицо.

Он и Опоссум служили вместе в разных районах Млечного Пути, на границах обитаемых зон. В конце службы Опоссум был командиром подразделения, курирующего зону Примы, Олафсен был его старшим пилотом-навигатором. Они оба уволились девятнадцать лет назад, практически в один день. Опоссум, как известно, перешел на работу в полицию. Командор Олафсен с год работал в компании, торговавшей какой-то ерундой с эолийцами, потом было какое-то темное дело с контрабандой, после которого он исчез.

— Я сейчас собираю детали, — подвела она итог, — но, кажется, ДАГАР против того, чтобы я ворошила прошлое — по крайней мере, до тех пор, пока у нас не будет доказательств, что их бывший сотрудник стал пиратом номер один в галактике.

— ДАГАР мешает расследованию? — насторожился Эдвардс.

— Формально, нам не к чему придраться. Они работают согласно установленному протоколу, который подразумевает полную секретность. То дело о контрабанде я, конечно, разрою, но подробности о его службе в ДАГАРе мне вряд ли удастся достать. Вообще, у них там весело… — и она ухмыльнулась.

— Что ты имеешь в виду?

— Как ты знаешь, я посетила их внепланетную штаб-квартиру на терминале Декрукса. У них сейчас там небольшой переполох по поводу исчезновения одного типа по имени Вилли Дорк, который был оператором у небезызвестной Сильвии Дельгадо. Этот Вилли — все зовут его по имени, фамилию я с трудом выяснила — якобы стащил ДНК эолийца, взамен подсунув Сильвии свою собственную. Теперь его бывший работодатель обвиняет Вилли в краже имущества, то есть настоящей ДНК. Телеканал задействовал тяжелую артиллерию, и ДАГАР решил разобраться…

— Постой, — перебил Эдвардс, — ДАГАР поверил, что они действительно достали подлинную эолийскую ДНК?

— В том-то и дело. Когда только появились слухи о ДНК, они взяли Вилли за шиворот и хорошо потрясли. Сильвию, в силу ее популярности, они поостереглись трогать. Вилли сумел убедить их, что они с Сильвией придумали все это, чтобы поднять рейтинг канала. ДАГАР поверил ему и отпустил с миром. Теперь, после того как телеканал начал тратить десятки тысяч на судебное преследование, ДАГАР решил, что его обвели вокруг пальца, и сам бросился разыскивать оператора. А тот как сквозь вакуум провалился. Парня ищут все: судебные приставы, полиция, частные детективы, ДАГАР, коллеги… Я решила, что теперь это модно, и тоже немного включилась…

Она одарила всех загадочной улыбкой.

— Не тяни, — дал совет Эдвардс.

— Я получила доступ к банковским счетам Вилли. Тридцатого марта ему перевели двадцать пять тысяч марок с анонимного счета, находящегося, угадайте где?

— В ТБС?

— Правильно. Восьмого апреля, сразу после публикации на сайте Сноу, он получает еще двадцать пять тысяч с того же счета. Выглядит так, будто вся операция с ДНК была спланирована не им и Сильвией, а кем-то другим. Другое лицо крайне не заинтересовано, чтобы его опознали.

— У тебя есть предположения, кто бы мог быть этим лицом?

— Кто угодно. Конкуренты с «А-1», например. Исследовательские и медицинские лаборатории, фармацевтические компании. Известно, что эолийцы достигли большого прогресса в лечении многих заболеваний. Медицина — одна из областей нашего с ними сотрудничества. Спортивный интерес, наконец, — кто они, откуда они взялись? Смущает, правда, меня один факт…

Она снова сделала паузу.

— Что именно?

— Не догадываетесь?

Я сказал:

— В прошлом году мне предлагали три миллиона за полный геном. Пятьдесят тысяч это ОЧЕНЬ мало. Вы это имели виду?

— Да, точно, — улыбнулась Долорес.

— Ну и как, продали? — спросил меня Эдвардс.

— Нет, оставил для рассады.

— А если серьезно?

— Я отказался. Не моя специальность.

— Долорес, а почему ты вообще вспомнила об этой истории? — спросил Эвардс. — Какая связь с нашим делом?

— Кроме банка ТБС, никакой. Но вот что я подумала. Сеть Интерпола гораздо обширнее, чем у ДАГАРа. И мы более скоординированы, чем местная полиция. Мы бы могли найти Вилли — не важно, есть у него ДНК или нет — и обменять его на досье Командора и Опоссума.

— А еще, — встрял Интон, — Долорес очень нравятся эолийцы. И она желает знать, как они устроены.

— Ну, они ничего… — призналась девушка, — напоминают породистых жеребцов. А женщины — кобылиц. Иногда они мне кажутся слишком гладкими. И потом, у них совсем плохо с чувством юмора.

— Да, — согласился Интон, — они как грудь с имплантами. С виду вроде ничего, но, в то же время, что-то не то… Нет, у тебя все в порядке, — добавил он, заметив, что направление его взгляда Долорес определила верно.

— А что про их состав известно? — спросил я. — Там хоть на базовом уровне все нормально? Углерод там, кислород, водород разный… за двести лет ничего не выветрилось?

Агенты посмотрели на меня как на ребенка, встрявшего в разговор взрослых.

— Ах, я старый идиот! — раздался вскрик из угла, где в ворохе бумаг закопался Гор Говард, — А вы, Федор, гений!

— Принимается, — сказал я, — кто еще на основании моих слов, которых, кстати, я уже не помню, готов признать себя идиотом, а меня гением?

— Если профессор идиот, — тихо сказал Интон, — то, как можно доверять его утверждению, что вы гений?

Говард подбежал ко мне и обнял за плечи.

–Я чувствовал, что не зря к вам обратился. Считайте, что вы отработали свой гонорар.

Это он про те жалкие пятьсот марок? Я отработал их уже раз двадцать. Во всяком случае, я так считал.

— Профессор, — сказала Долорес, — раскройте нам эту научную тайну. Почему Ильинский гений? Возможно, я приму его предложение.

— Таинственный сигнал из галактики NGC1275. Один — четыре — двенадцать, повторяющиеся много раз. Это же атомные числа водорода, гелия и углерода. Как же я сразу не догадался!

— Нет, — сказала Долорес задумчиво, — принимать предложение еще рано. Он не угадал гелий.

— Слава богу! — сказали мы с Интоном хором.

Эдвардс не дал развить тему:

— Не будем мешать профессору работать.

— А вы мне не… Ага, понял, — и Говард вернулся к своим бумагам. Но долго он там не просидел. Частыми шагами он начал мерить комнату отдыха экипажей, временно превращенную в полевой штаб Интерпола.

— Предложение Долорес звучит интересно, — сказал Эдвардс, непроизвольно следя глазами за Говардом. — Я его обдумаю. Но главное внимание мы должны сосредоточить на Командоре. Мы будем мониторить все станции, фиксирующие гравитационные волны. Как только «Спрут» вынырнет, от него пойдет специфическая гравитационная волна, и мы ее засечем… Да, профессор, его вы можете забирать спокойно. Чем дальше вы его уведете, тем лучше.

Я обернулся. Говард шел ко мне с раскрытыми объятиями. Наверное, он думал, что вырывает меня из жестоких лап полиции.

— Пойдемте, — он взял меня за рукав, — нам надо пошептаться.

Я знал, как отомстить Эдвардсу.

— О, понял. Новое сообщение от Мореля. Больше ни слова. Здесь слишком много ушей.

Теперь я взял Говарда за локоть, и мы направились к дверям. Эдвардс надулся от злости, но останавливать нас посчитал ниже своего достоинства.

Мы нашли кафетерий, в нем — кофе и свободный стол. Два агента Интерпола с невинным видом уселись за соседний.

— Это, Федор, самое главное, — прошептал Говард.

— Что «это», профессор?

— Сигнал. С него все началось. Клемм знал о нем и пропал. Морель попытался разобраться, и видите, что случилось? Вы приняли участие в моей с Морелем беседе о сигнале, и вас попытались убить. Сигнал! Вот в чем дело.

— Допустим, связь есть. В том смысле, что определенные события произошли одновременно. Но нет связи логической. Вы поняли, что означает сигнал?

— Я же сказал. Водород, гелий, углерод.

— Допустим. Но для чего нам их перечислили? Может, чтобы сказать, что отправители из них состоят?

— Нет, — он покачал головой, — не думаю. Гелий — инертный газ, он не вступает в химические реакции. Это, во-первых. Во-вторых, частота повторения. Они повторили сигнал миллионы раз. Только эти три числа и ничего другого. Если бы они хотели рассказать о себе, то дали бы больше информации. И они бы не стали фокусировать луч в одно определенное место наше галактики. Это, в-третьих.

— Хорошо, ваши варианты.

— Цикл звезды. Холодное водородное облако сжимается, пока в нем не начинает происходить термоядерный синтез. В результате синтеза получается гелий. Когда водород вырабатывается, начинается синтез углерода из гелия, звезда взрывается со страшной силой. Но это уже фактически агония звезды, это начало ее конца. Таким образом, мы получаем: водород — рождение, гелий — жизнь, углерод — смерть. Вот смысл сообщения!

— Вы хотите сказать, что они предупреждают о взрыве сверхновой? И сфокусированным лучом указывают, где его ждать?

— Это одна из версий. Но я в нее не очень верю. За двести миллионов световых лет гнать сигнал, чтобы предупредить о, в общем-то, рядовом для Вселенной событии… Лично я бы не стал заморачиваться. Предупреждать имеет смысл только тех, кто способен воспользоваться предупреждением. Только тех, кто способен покинуть опасную звезду. Но такие цивилизации спрогнозируют взрыв сверхновой и без чужой помощи. Предупреждать их не нужно. Да и кандидатов на серьезный взрыв в нашей области нет. Что, кстати обидно, потому что я бы с удовольствием понаблюдал за этим зрелищем. С безопасного расстояния, конечно.

Он мечтательно посмотрел в потолок.

— Если не сверхновая, тогда что? — спросил я.

— Далекая цивилизация потратила огромные ресурсы, посылая нам этот сигнал. Если бы для них такое предприятие не было бы затратным, мы бы наблюдали его чаще — я так думаю. Без сомнения, они предупреждают нас об опасности. Рождение — жизнь — смерть. Дальше ничего нет. Неужели, они хотят сказать нам, что мы прошли весь цикл?

— Это было бы обидно. Лично у меня были планы.

— И у меня, — кивнул он. — С другой стороны, сигнал шел двести миллионов лет. Так что у нас может быть еще не один миллион лет в запасе.

— Тогда я все успею.

— И я, — снова кивнул он.

— Что, напугались? — обратился я к агентам за соседним столом.

— Вы про что? — искренне спросил один из них.

Может быть, они действительно не подслушивали?

Комлог Говарда от имени Эдвардса пригласил его вернуться в штаб. Я пошел следом, и попробовал бы кто-нибудь меня остановить! Когда я узнаю, что мне осталось жить всего каких-нибудь пару миллионов лет, я становлюсь опасен. Даже для самого себя.

Ночью я думал о том, как в прошлом году отказался доставить клиенту ДНК эолийца. Я действительно ответил ему, что это не мой профиль. Но на самом деле я побоялся потерпеть фиаско. Новость о том, что двое дилетантов справились с задачей, было большим ударом по моему самолюбию. Не стоит ли исправить прошлую ошибку?

Эдвардс оставил меня не у дел. Наверное, я просил слишком многого. Он предлагал стать кем-то вроде осведомителя — на этот случай у них предусмотрен бюджет. Если я соглашаюсь, он оставляет меня в деле. Я же хотел, чтобы меня наняли в качестве детектива. Он ответил, что у меня нет лицензии. И что он, как и я, печется о своей репутации. «Агент Эдвардс нанял детектива?» «Он что, сам не справляется?»

Я позвонил Долорес. Она сняла трубку после шестого гудка.

— Чего вам, Ильинский?

Голос был у нее сонный.

— Хорошо, что вы не спите. Я по поводу Вилли. Вы его не найдете.

— Подождите, я передам трубку Эдвардсу.

От ревности у меня перехватило дыхание. Последовала длинная пауза.

— Вы еще здесь? — спросила она.

— Да.

— Куда-то пропало ваше красноречие. Эдвардс не хочет с вами разговаривать. Но я вас слушаю.

— Он правда там?

— Вам что за дело? Что там про Вилли? Почему мы его не найдем?

— Потому что мы не можем найти Клемма. Потому что Рош Морель до сих пор у пиратов. Потому что до Опоссума я добрался, когда тот был уже мертв. А Красноглазый, которого упустил Интон, рассыпался на кварки. Нам оставляют выжженную землю.

— Между ними и Вилли нет никакой связи.

— Между ними и без Вилли связей не много. Не тратьте силы на его поиски. Я достану вам ДНК непосредственно из первоисточника.

— Спятили? С вашими манерами вы добьетесь только дипломатического скандала.

— И все же я попробую. Я лицо частное, и я не первый, кто пытается поскрести их шкуру. Ни вы, ни наши официальные власти не будут ни в чем замешаны.

— Тогда к чему этот разговор? Запретить вам ломать шею я не могу.

Действительно, зачем я звонил? Я пожелал ей спокойной ночи.

Мало того, что у меня не было плана, как достать ДНК эолийцев, так Говард еще и попытался его испортить.

— Мы договаривались, что вы найдете Клемма и его семью, — напомнил он на следующее утро.

— Чем я могу помочь? Интерпол обшарил все терминалы, все телепорты. Ваше святое семейство нигде не появлялось.

— Значит, их вывезли на ДК.

— Деформационный корабль? Что ж, может быть. Кстати, установить это не сложно. Есть специальные сканеры, которые чувствуют гравитационную волну, идущую от Д-корабля, когда он делает прыжок или, наоборот, из прыжка выходит. Возле Энно должны быть такие сканеры. Запросите их данные за начало марта. Скажите, что вам для ваших физических исследований это позарез необходимо. Возможно, вам повезет, и вы найдете тот корабль.

— Это идея, — сказал он.

Уходя, в дверях он столкнулся с Долорес.

— Вам, — сказал я девушке, — задание попроще. Кофе, свежевыжатый грейпфрут, яичница, тосты.

— Повезло вам, — сказал ей Говард, — мне он велел тащиться назад на Энно.

— О, да, — подтвердил я, — я сегодня в ударе.

Она пришла прощаться. У Долорес, в отличие от меня, был план. Она не согласна с Эдвардсом, и, по мере возможности, будет держать меня в курсе.

Растроганный этим обещанием, я отменил свое прежнее распоряжение и угостил ее завтраком. Точнее, завтракал я, она ограничилась соком.

Мы немного подумали над тем, как можно подобраться к эолийцам. Самая близкая к ним обитаемая планета — Прима. Не случайно там была база ДАГАРа — та самая, которой двадцать лет назад командовал Опоссум Лей.

Торговля с Эолом была основным источником дохода Примы. Мы продавали находки с тысяч освоенный и неосвоенных планет, взамен получая некоторые технологии — в основном, медицинского направления. При этом эолийцы делали вид, что находки того не стоят, но совсем ничего не давать нам было бы не по-соседски. Наши считают, что другие технологии они не передают, потому что боятся, что мы будем использовать достижения эолийцев против них самих. Честно говоря, тут я Эол понимаю.

От того, что мы станем здоровее, им, видимо, никакого вреда. Даже учитывая, что нас шестьдесят миллиардов, а их… Видимо, гораздо меньше. Они утверждают, что их миллиард. Наши оценки скромнее — от 200 до 300 миллионов. Поэтому мы их не боимся. Побеждает тот, кто быстрее размножается, а не тот, чьи Д-корабли дальнобойнее и менее чувствительны к сильным гравитационным полям.

У Долорес мысли шли в двух направлениях, и это ее страшно мучило. С одной стороны ей хотелось разобраться с теми женским исследованиями, что проводил «Центр репродукции человека» и его филиалы. С другой стороны, ее интересовала биография Олафсена-Командора.

Чем он торговал с эолийцами?

Что могло в те времена считаться контрабандой?

Согласно начальной информации, документы по делу восемнадцатилетней давности не сохранились. Но Долорес в это не верила. В наше время информация не исчезает. Даже черные дыры, как теперь многие ученые считают, не совсем безнадежны.

— А женского пола эолийцы на Приме есть? — спросил я только потому, что хотел располагать всей полнотой сведений.

— И не пытайтесь.

Я принял ее ответ за утвердительный. Из телевизионных репортажей я уже знал, что эолийки отлично сложены, что у них приятные лица и что у земных мужчин перед эолийскими нет никаких шансов. Я предложил:

— Я могу попробовать сделать два дела. Во-первых, узнать про ту контрабанду, за которую арестовали Командора. Во-вторых, ДНК.

— Не надо. Командор и Опоссум остаются в моем ведении.

Она еще раз пообещала держать меня в курсе. Я, в свою очередь, пообещал добыть не просто ДНК, а целую руку или ногу эолийца.

— Свои сберегите, — попросила она.

31

23.04, Земля

Флаер-такси был готов ждать не более получаса. «Разговор может затянуться», — подумала Долорес. Она спросила, как быстро ее смогут отсюда забрать, если она отпустит машину. Бортовой компьютер ответил, что среднее время ожидания составит сорок пять минут. Долорес это не устраивало. Она осмотрела приборную панель, хотя уже знала, что нужно делать. Под панелью есть разъем, который положено закреплять винтами, но этого никто никогда не делает. Она протянула руку и, прежде чем комп успел возразить, выдернула шлейф. Приборная панель погасла, двигатель заглох. «Будешь ждать, сколько надо», — сказала она с мстительной интонацией.

Весна сюда еще только подбиралась. Земля была сырой и холодной, черные ели взбирались друг за другом к заснеженным вершинам. Внизу расстилалась зеленая долина, в сизой дымке виднелся городок, в котором Долорес взяла такси. Она впервые была в Альпах, но уже их полюбила.

Хлюпая по грязи, она добралась до каменистой дорожки, ведущей к небольшому двухэтажному шале. Хозяин был предупрежден о ее визите. Облокотившись о деревянные перила, он ждал ее на балконе.

Вероятно, ему сейчас за семьдесят, думала Долорес, глядя, как пожилой мужчина осторожно спускается по внешней лестнице на веранду первого этажа.

— Бойд Макмайер?

— Он самый. Надо будет сказать, чтобы привинчивали разъемы, — ответил мужчина, кивком указав в сторону флаера.

— Разъемы? — переспросила Долорес и оглянулась на машину.

— Я совладелец таксомоторной компании. Точнее, старший партнер.

Ноль — один, подумала Долорес.

Прежде чем она успела еще что-то подумать, она уже сидела перед большим камином, в котором пылали дрова, и в руке у нее был бокал «Мерло». Долорес не собиралась пить, но бокал было некуда поставить.

Ей не раз говорили, что во время допросов она слишком много жестикулирует. Долорес начисто отрицала эту привычку, но сейчас, с вином в руке, она не могла ничего толком сформулировать, потому что, как только она начинала говорить, жидкость сразу грозила оказаться на полу.

Если вину все равно там быть, то пусть так и будет. С этой мыслью она поставил бокал на пол рядом с креслом. Получив свободу движения, Долорес приступила к допросу, замаскированному под дружескую беседу.

— Вы ведь раньше жили на Приме? — спросила она.

— Не раньше, а в другой жизни. Восемнадцать лет уже прошло.

— Почему вернулись?

Он улыбнулся ровным рядом искусственных зубов.

— Это слишком общий вопрос. И вы не сказали, что вас сюда привело. Какое дело вы расследуете?

— На Приме у вас была торговая компания, «Прима-Брокер». Среди ваших сотрудников был некто Дин Олафсен, бывший офицер ДАГАРа. Этот человек нас крайне интересует.

— Имя мне знакомо. Но, как я сказал, прошло уже восемнадцать лет. Многое стерлось из памяти. Да, вероятно, он у меня работал. Но я не могу помнить всех своих подчиненных.

— Понятно. А чем именно торговала ваша компания?

— Правильнее было бы сказать, что мы оказывали посреднические услуги. Через нас шло все, чем можно было заинтересовать Эол. В основном это были биологические материалы с других планет. Кажется, они строили генетическое древо вселенной, или что-то вроде этого.

— Медицинские цели тоже преследовались?

— Да, но это уже не относилось к торговле. Вы ведь о ней спросили? Был обмен информацией, связанной с лечением генных и хромосомных болезней. Наши медицинские организации предоставляли им генетический материал для исследований. Часть этого материала проходила через нас. Но мы осуществляли только доставку. То есть в данном случае мы выступали, скорее, как транспортная компания.

— И, кажется, это вас подвело…

— Да, было бы странно, если бы вы об этом не знали. Но, послушайте. Я ведь был простым перевозчиком. Мне сказали, где взять контейнер и кому его передать. Я не имел ни малейшего представления, что в нем. Фирма-заказчик оказалась подставной, и из нас сделали крайних. Слава богу, справедливость восторжествовала.

— А что было в контейнере?

— Не помню уже. Какие-то человеческие ткани. Кстати, ничего незаконного в этой перевозке не было. Просто документы не были оформлены должным образом.

— Если не было ничего незаконного, почему поставщик спрятался за подставной фирмой?

— Тысяча причин может быть. Налоги, например. Или им дали грант на собственные исследования, а они, воспользовавшись благотворительной программой, перекинули работу на эолийцев, забрав деньги от гранта себе. Честно говоря, медицина для меня — темный лес. Не надо было связываться.

— Вас что, никто не консультировал? У вас не было партнеров?

— Самое смешное, что был, и он был медик. Но в тот момент он отсутствовал, и я взял заказ без его одобрения.

— Как звали партнера?

— Доктор Хопкинс… что, вы его знаете?

Имя прозвучало настолько неожиданно, что Долорес не успела взять себя в руки, и выражение лица ее выдало. А ведь ей было известно, что Хопкинс учился медицине на Приме.

Она скроила очаровательную улыбку, в которой, кстати говоря, ей следовало бы поупражняться. Например, на мне.

— Возможно, я знаю, о ком вы говорите, — сказала она.

— В самом деле? Давно о нем ничего не слышал. Кажется, он тоже переехал. Если вы собираетесь с ним побеседовать, передавайте привет.

— Обязательно передам. У вас остались какие-нибудь документы, связанные с работой «Прима-Брокер»?

— Только почетный диплом за развитие там чего-то… В то время сотрудничество с Эолом только начиналось, и нас поощрили. Даже от налогов избавили на два года. Правда, документов взамен требовали столько, что зарплата дополнительного бухгалтера съела всю экономию на налогах. Ну, это обычное дело, вы же понимаете…

Она понимала, что Макмайер не сказал и десятой доли того, что знает. Но упоминание Хопкинса означало, что к «Центру репродукции человека» ей следует обязательно вернуться.

О своем прошлом до «Прима-Брокер» Макмайер отвечал уклончиво.

— Мои слова могут быть использованы против меня, — улыбнулся он, — а почему вы не хотите сказать мне, зачем вам Олафсен?

Долорес спряталась за тайну следствия. Макмайер ответил, что для его молчания есть оправдание получше — старческий склероз. Следующие полчаса не принесли Долорес никакой новой информации. Она отказалась остаться на обед, хотя запах домашнего сыра показался ей восхитительным.

Вежливый хозяин помог ей завести выведенный из строя флаер.

32

25.04, рукав Персея

Морель никогда не путешествовал на деформационном корабле, тем более пиратском. Поэтому перед Д-переходом он мысленно готовил себя к ситуации, когда на том берегу он соберется не весь. Но, похоже, все обошлось. Сквозь туман ясно обозначился рюкзак, готовый упасть на него с багажной полки. Корабль начал торможение, рюкзак упал, но выручили руки. Заодно, он выяснил, что руки в порядке.

Водно-волновой душ избавил его от чувства дурноты. Его поселили рядом с медицинским отсеком, в котором нашлась чистая одежда. Переодевшись в синий хирургический скраб, он направился в рубку.

— Фу ты, напугал, — сказал пират, исполнявший роль второго пилота.

— Как дела, док? — спросил Командор, быстро гася несколько экранов.

— Нормально. Где мы?

— Взгляни в окно. Не узнаешь?

Морель был хорошим астрофизиком, но это не означало, что он мог определить расположение звезд, находясь в любой точке галактики. На самом деле, этого не мог никто. Было ясно, что они не рядом с Энно, и не рядом с Землей. До ядра галактики тоже, видимо, было прилично. Яркая звезда несимметричной формы сверкала на левом экране. До нее было, вероятно, несколько миллиардов километров. Рядом он заметил еще одну звезду, очень тусклую.

Сложная звездная система, но таких тысячи.

— Нет. Сдаюсь.

— Рано сдаешься. Так ты далеко не улетишь. Но у тебя будет время разобраться.

«Меня отпускают!» — мелькнуло у Мореля в голове.

— Да, — сказал Командор, — можешь расслабиться. Но ты должен понять, мы не можем позволить тебе позвонить в полицию, как только ты окажешься на свободе.

— Я не буду, клянусь!

— Конечно, не будешь. Мы об этот позаботимся. Ты получишь «Фэлкон» с полным баком и координаты планеты. Правда, она не совсем обитаема, но ты разберешься. У тебя полная свобода действий. Согласен?

— У меня есть выбор?

— В принципе, ты можешь остаться с нами. Но надо будет предупредить об этом Эдвардса. Я обещал ему тебя отпустить.

— А обитаемые планеты здесь есть?

— Выяснишь сам. Ну, как, летишь или остаешься?

— Лечу.

— Как скажешь. Пойдем, покажу тебе твой аппарат. Он не такой комфортный как этот. Забыл спросить, ты пилотировать умеешь?

— С «Фэлконом» справлюсь.

Какое счастье, что поначалу он специализировался в планетологии. А планетолог должен уметь управлять небольшим кораблем.

Они дошли до аварийных стыковочных узлов. Две автономные спасательные капсулы были заменены «Фэлконами».

— Твой левый, — сказал Командор.

Морель осмотрел корабль. Обычный, четырехместный, ресурс 14 суток, патрульная комплектация, но без оружия. И, похоже, без связи.

— Извини, я предупреждал, — сказал Командор.

— Но как я…

— Все еще можешь остаться.

— Я пошел за вещами, — буркнул Морель и направился к своей каюте.

Перед стартом Командор протянул ему листочек бумаги с какими-то каракулями.

–Это текущие координаты планеты. Введешь в навигатор вручную. Сейчас в нем пусто.

— Спасибо, — Морель сгреб листок и полез в «Фэлкон».

— Да, не за что.

Командор захлопнул люк стыковочного узла.

Они смотрели, как удаляется крошечный, по сравнению со «Спрутом», «Фэлкон».

«Есть захват цели», — сообщил автонаводчик.

— Ну, я готов, — сказал второй пилот.

— Подожди, я думаю, — ответил Командор. Его взгляд скользнул с фронтального экрана на экран системы наведения. Меняющиеся цифры отсчитывали дальность до цели.

–Думай быстрее. Похоже, рядом еще кто-то есть.

— Кто?

Радар не мог ответить на этот вопрос. Он даже не был уверен, что это корабль. На мгновение сканер зафиксировал источник электромагнитного поля, затем быстро прошел поток нейтрино, медленно затухали гравитационные волны очень специальной конфигурации.

— Он идет в режиме стэлс? — спросил Командор.

— Непонятно.

— Включай защитное поле, я буду готовить корабль к переходу.

По кораблю прокатилась волна аварийной сирены.

Морель поручил бортовому компьютеру оценить физические характеристики основного источника гравитационного поля. Он имел в виду ближайшую звезду. К счастью, ее было видно невооруженным взглядом. Сканер гравитационного поля обнаружил необычную волну.

Еще один деформационный корабль? — удивился он. «Спрут» пока еще никуда не делся, это было ясно из показаний радара. Он продолжил собирать данные для навигатора. Общая гравитационная картина говорила о том, что он находится в тройной звездной системе. Та несимметричная звезда, которую он заметил со «Спрута», была на самом деле двойной. Более тяжелый партнер высасывал пылающее вещество из своего соседа. Вокруг них, на приличном удалении, крутились темно-оранжевый карлик и несколько газовых гигантов. Сомнительно, чтобы здесь были обитаемы планеты. Морель решил держать курс по тем координатам, что дал ему Командор.

Как и следовало ожидать, звездный справочник в навигаторе был совершенно пуст. Связь работала только на прием.

Морель вспомнил про радар. Если сканировать с определенной периодичностью, то таким образом можно передать сообщение. Но у принимающей стороны должен быть антирадар. Кажется, на гражданские корабли его не ставят.

Что этот план ему напоминает?

Сигнал из галактики NGC1275. Примитивный, периодический сигнал, отправленный наудачу.

Пассивный сканер принял сильный пучок электромагнитного излучения. Источник пучка был на том месте, где только что находился «Спрут». Рош включил задний экран и увидел, как на фоне незнакомых звезд растекается слабое свечение. Экран радара расцветал мелкими блестками.

«Нас всех кончат», — вспомнились ему слова Красноглазого.

Он выключил радар. Гравитационный сканер по-прежнему показывал координаты источника той странной гравитационной волны. Похоже, источник находится «по ту сторону» осколков «Спрута». Если Морель будет прятаться за осколками, атакующий корабль его не заметит. Он остановил разгон и перешел на ручное управление. Выступивший на лбу пот начал разъедать глаза.

А если это полиция, подумал он, может, я зря убегаю?

Но в эфире был только шум. Полиция послала бы предупреждение. Правда, он не знал на какой волне. На приемнике было несколько предустановленных частот. На всех было молчание. Нет, это не полиция.

Прошло три часа. Осколки «Спрута» уже должны были рассеяться. Если бы его хотели и могли убить, то уже это сделали бы. Он снова взял курс на неизвестную планету.

Сутки разгона сменились столь же длительным торможением. К этому времени грави-сканер обнаружил несколько новых планет, но все они были газовыми гигантами. Рош не расстроился: сканер был слабым, а пригодные для обитания планеты могли оказаться на другой стороне планетной системы.

Ему ничего не оставалось, как начать исследование системы с ближайшей планеты. Не зря же Командор дал ее координаты. Или зря?

Он уже знал, что планета является тяжелым газовым гигантом. Мимо такой он бы не промахнулся и без помощи Командора. У планеты было несколько спутников, и он вышел на орбиту самого крупного — его диаметр составлял почти четыре тысячи километров. Тем временем на частотах радиопередач прибавилось шума. Морель догадался, что переговоры ведутся по закрытому каналу. Но, по крайней мере, это означало, что здесь есть кто-то живой. На втором витке вокруг спутника он услышал:

— Кто-то сюда задницу тащит.

— Я думал, это ты.

— Больше так не думай.

— Тогда переходи на закрытый.

Членораздельная речь сменилась волнообразным шумом. До Мореля не сразу дошло, что речь шла о нем. Он обозвал говоривших задницами, и это был максимум из того, что было в его силах.

Рация снова проснулась:

— «Фэлкон», ответьте!

Морель повторил ругательство.

— «Фэлкон», вы меня слышите? У вас не в порядке рация? Включите бортовые огни, если вы меня слышите.

Бортовые огни! Морель о них даже не подумал. Он включил мигалку и габариты.

— «Фэлкон», вижу вас в оптику. Договоримся так. Вы сейчас выключаете габариты. Я буду задавать вопросы. Если ответ «да», мигайте габаритами два раза. Если «нет» — три раза. Если вопрос непонятен — один раз. «Фэлкон», вам ясно?

Морель выключил огни, потом мигнул ими два раза.

— Отлично! У вас есть неисправности, кроме рации?

Морель мигнул три раза.

— У вас есть на борту сумасшедшие, которым не терпится пострелять?

Господи, подумал Рош, мне встретится когда-нибудь человек мирной профессии?

Он снова ответил отрицательно.

— «Фэлкон», иду к вам на стыковку. Сохраняйте траекторию. Вам ясно?

Куда ж яснее!

Через десять минут радар показал, что впереди по курсу идет «Патруль — 1010», корабль специального и разведывательного назначения. Разведчик развернулся к нему носом и начал притормаживать, целясь стыковочным узлом в передний (и единственный) стыковочный узел «Фэлкона». Морель сел за управление, чтобы выровнять продольную ось корабля. Тут же пришел окрик:

— «Фэлкон», девочка, не дергайся. Ты только сделаешь себе больно. Я сам попаду.

Другой голос громко заржал.

Надо было признать, стыковка прошла как по маслу. Морель нажал кнопку открытия люка, пригладил свой хирургический наряд и поплыл в носовой шлюз.

— Врача вызывали? — спросил он человека в темно-синем форменном комбинезоне.

— Да, доктор, — сказал человек задумчиво, — нам только вас не хватало.

33

26.04, Земля

У Долорес ушло два дня на то, чтобы получить новое имя и соответствующие документы. Вообще-то она думала, что в их организации подобные вопросы решаются быстрее. У нее был особый график, и она не имела права опаздывать.

Конечно, эти два дня прошли не бесплодно. Их хакеру удалось взломать базу данных филиала «Центра репродукции человека» в Маниле — это бы их единственный филиал на Земле. Как Долорес и ожидала, в базе данных она числилась как «нежелательный пациент», без подробностей. Кроме имени, здесь был ее визуальный и генетический портрет, и вдобавок — отпечатки пальцев. Имя Долорес решила не трогать (оно могло фигурировать в других файлах), но все остальное они заменили. К сожалению, база данных не содержала ничего, касающегося тех исследований, которыми интересовалась Долорес.

Она позвонила в Манилу, и там подтвердили, что хотя в целом они программу выполнили, они готовы пойти навстречу бедной девушке, которой не на что вернуться на свою родную Энно.

Доктор Багатсинг проверил документы, потом осуществил «личный досмотр» — иного названия Долорес не подобрала, потому что с ней обращались совсем не так вежливо, как тогда, когда она считалась богатой клиенткой.

— Кем вы хотели устроиться работать? — спросил Багатсинг. — Инструктором по аэробике?

— В охранное агентство, куда берут женщин-телохранителей.

— О, как!

Ей показалось, или он действительно отдернул руки?

— Да, вот так.

— И что же у вас не получилось?

— Босс положил на меня глаз. Мне это не понравилось. Ему тоже. Особенно, когда я вывихнула ему плечо. Они настучали в другие агентства, и теперь меня никуда не берут на работу. А тут еще мама заболела… В общем, надо возвращаться.

— Не знаю, хватит ли вам на билет. Мы продержим вас не больше недели. За это вы получите семьсот марок.

— Разве вы платите не тысячу?

— Программа приостановлена. Мы и так сделали вам уступку. Прошу понять меня правильно.

На всякий случай он откатился от нее в кресле.

После первичных процедур ей дали переодеться в больничную одежду. Комлог и прочие средства личной связи были отправлены в сейф. В холле находился видеофон без доступа в сеть, которым можно было пользоваться бесплатно, но только с разрешения медсестры. Выход за пределы клиники был воспрещен, посещения тоже.

Перед тем как расстаться со своими вещами Долорес успела проглотить несколько капсул без маркировки. Но это были не те капсулы, что она использовала на Парацельсе.

Долорес подписала договор, и ее проводили в маленькую одноместную палату.

Буду воспринимать это как дважды оплачиваемый отпуск, подумала она.

34

27.04, Ск25-5

Главный диспетчер противометеоритного контроля Тонго показался Гору Говарду очень вежливым человеком. Когда Говард сделал запрос по поводу специфических гравитационных волн, которые могли быть зафиксированы спутниками ЦПМК, Тонго ответил, что «нет проблем». Их сканеры работают во всех диапазонах гравитационных волн, а уж такие редкие, как те, о которых спрашивал знаменитый ученый, должны были остаться в базе данных навсегда. Говард обрадовался ответу и принялся ждать.

Прошло двое суток, Тонго молчал. Говард повторил просьбу, добавив, что дело срочное. 23-его Тонго ответил, снова очень вежливо, что в первой половине марта ни одна волна нужной конфигурации не была зафиксирована. Видимо, Тонго был сам удивлен этому результату, иначе бы не тянул с ответом.

Говард просмотрел в сети все сообщения о перемещениях Д-кораблей в районе Энно. Оказалось, что 14-ого марта на терминал прибыл экспериментальный «Радиус-Т», и он до сих пор находится там из-за неполадок. Значит, хотя бы один пакет волн сканеры должны были обнаружить. Но не обнаружили.

Тонго предположил, что с 1-ого по 15-е марта сканеры по какой-то причине бездействовали. Либо в самой базе данных произошел сбой.

24-ого апреля Говард сообщил мне обо всех этих проблемах.

Я вспомнил, как Эдвардс после первого нападения на меня предположил, что у контрабандистов есть информатор в противометеоритном контроле. Этот информатор мог предупредить Бланеца о том, что полиции известно о взрыве неопознанного корабля рядом с его развалюхой-«Гольфстримом». Ответ Тонго, в свою очередь, позволял допустить, что некто из его конторы стер данные о гравитационных волнах. Этот некто работает на людей, которые мешают нам найти Клемма. То есть на людей, которые, по нашему предположению, могут стоять за тем первым нападением на меня, Бланеца и «Гольфстрим».

Два информатора, работающих на разные группировки, или один?

Два информатора на один противометеоритный контроль это слишком много. Один информатор, работающий на две группировки, это слишком сложно. Я задал Эдвардсу два вопроса. Он написал:

«Ты прав, «Гольфстрим» был застрахован. В контейнерах мы нашли небольшое количество дешевого синтетического наркотика и тряпье, не представляющее никакой ценности. Я думаю, весь перелет «Гольфстрима» был задуман Доком как проверка надежности этого канала доставки. Я попрошу полицию Ск25-5 задержать Дока до нашего приезда.

Эдвардс»

Поэтому, вместо того чтобы выковыривать ДНК из ухоженных эолийских тел, я стыковал челнок с перроном космопорта планеты Ск25-5.

Транспорт до терминала отсюда ходил не часто. На перроне толпились люди, желавшие захватить освободившийся челнок. Каким образом здесь соблюдается очередь, я не знал. Когда я выходил, дверь в шлюз уже тянули на себя. Человек, собиравшийся занять мое место в челноке, все-таки дал мне выйти и юркнул в шлюзовую камеру. Я тоже спешил, и наши глаза встретились лишь на мгновение. Секунду спустя я вспомнил это круглое, желтовато-серое лицо и узковатые глаза с припухшими веками. Это был техник с терминала Хторга — тот самый, который мечтал о домике с парой белых роботов.

Я попытался удержать дверь, но было поздно. Замки лязгнули, завыли компрессоры, выкачивающие воздух из шлюза. Ничего, подумал я, баки челнока почти пусты, далеко он не уйдет.

На бегу я связался с местной полицией и от имени Интерпола приказал задержать покидавший космопорт челнок. Путь к полицейскому участку отложился в моей памяти весьма смутно. Я дважды спросил дорогу, прежде чем очутился в знакомом зеленом коридоре, перед бронированной дверью с надписью «Полиция. Участок 01».

Я нажал на кнопку звонка, дверь медленно открылась. Капитан Задван вышел лично меня поприветствовать.

— Извини, твой люкс занят. Могу показать другие номера.

— Ты посадил Дока в мою камеру? Ты обещал ее не занимать, но я тебя прощаю. Мне нужно срочно с ним поговорить.

— Не выйдет, — он растопырил руки, преграждая мне дорогу, — ты не адвокат и не священник. Стой тут, пока не прибудет Эдвардс.

— Но он там один? С ним никого нет?

— Один. Док любит обедать в одиночестве.

— А кто принес ему еду?

Я не стал выслушать ответ. Задван отлетел к стене, туда же отправился его сержант. Два поворота, и дверь в камеру была предо мной. Она была приоткрыта, и через щель неслись неясные, сиплые звуки. Я распахнул дверь.

Зрелище было кошмарным. Док извивался, прижатый к койке рукой робота. Свободной клешней робот впихивал ему в рот куски хлеба. Я видел, как длинный механический палец входит в его горло, проталкивая очередной кусок буквально до бронхов. Лицо Дока было пунцовым, вены вздулись, из уголка рта сочилась кровь от выломанных зубов.

К счастью даже у тюремных роботов есть главный рубильник на спине. Я выключил робота, стащил Дока с кровати и применил к нему прием Геймлиха. В этот момент в камеру влетел Задван и, угрожая мне бластером, велел отпустить пациента. В ответ я подобрал такие слова, что он быстро изменил свое мнение и велел вызвать врача. Док понемногу начал дышать, остальное доделал прибежавший фельдшер.

Через час мне разрешили его навестить. Задван не рискнул отправлять его в лазарет, и после оказания помощи Док остался в камере. Он лежал на койке, бледный и недвижный как труп. Его глаза, практически не моргая, смотрели в потолок. Я пододвинул стул к койке и сел.

— Твои дела очень плохи, Док. Твои легкомысленные действия пробудили к жизни силы столь разрушительные, что грешники в аду перестали завидовать живым. По крайней мере, некоторым из них.

Он повернул голову мою сторону. Белки его глаз покрылись сеткой лопнувших сосудов. В уголке рта остался комочек спекшейся крови.

— Ты это о себе? — прошепелявил он. У него недоставало нескольких передних зубов.

— Вроде того. Рассказывай.

— Откуда начинать?

— Детство можешь опустить. Я верю, оно было несчастным.

— Жаль. Я бы с удовольствием рассказал.

— В другой раз. Скажи, как так получилось, что ты приказал стрелять в своего человека? Я понимаю, меня тебе заказали. Но Бланец работал на тебя. Что, нельзя было подождать, пока мы не причалим?

— Нельзя. Мне приказали убрать тебя так, чтобы ничего нельзя было найти, ни вещей, ни останков. Ты не должен был лететь на «Гольфстриме», а Бланец не должен был брать товар и пассажиров. Предполагалось, что ты полетишь челноком. Бланец должен был лететь пустым. Но он решил подработать за моей спиной и взял на борт какое-то дерьмо. Я не имею в виду тебя. Тебя он взял для прикрытия, трус. Когда ты сел в «Гольфстрим» было поздно что-либо менять.

— Ты знаешь, каким будет следующий вопрос. Кто меня заказал?

— Умничаешь, да? Тогда ты должен знать, каким будет ответ. Я не знаю.

— То есть ты принимаешь заказ на убийство неизвестно от кого? Даже когда заказываешь травлю тараканов, спрашивают документы.

— Не хочешь, не верь.

Он снова уставился в потолок. Я решил смягчиться:

— Ладно, положим, верю. Как вы друг на друга вышли? Тебя кто-то свел с заказчиком?

— Нет, все было по-другому. Я не знал, что все кончится… тем, чем кончилось. Сначала была совершенно безобидная просьба. Я не знаю, кто дал ему мой адрес. Но просьба была плевая. Доставить трех человек на корабль мимо патруля и таможни…

— Что?!

На его лице мелькнул испуг.

— Что, я и этого не должен был делать?

— Нет. Но рассказывай подробно. Письмо от того типа осталось?

— Нет, я уничтожил все письма, когда выяснилось, что ты жив. В общем, как я сказал, надо было переправить какого-то мужика и его баб на большой корабль. Я написал, что сейчас мне не на чем везти. Клиент ответил, что пришлет денег на небольшую посудину — ее я потом заберу в качестве оплаты. В феврале пришли деньги, я купил «Фэлкон». В марте, числа десятого, мой пилот забрал пассажиров и доставил их за орбиту терминала. Там был корабль, очень большой, типа «Д», наверное. Они пристыковались, пассажиры вышли. Мой человек вернулся сюда. А тебе что за интерес в той истории?

— Я ищу заказчика, забыл? Он как-нибудь подписывался?

— Да, гад был с пафосом. Называл себя «Оракул».

— Он что-нибудь тебе предсказал?

— Что я буду богатым и счастливым, если выполню еще одну его просьбу. Насчет тебя. Ну, дальше ты знаешь.

— Он хорошо заплатил?

— Сто кило плюс пушка. Она болталась на орбите в контейнере с маяком, он сказал, как и где ее можно забрать. Да, чуть не забыл. Мы ждали еще одного комика, Говард его фамилия, кажется. Он должен был прибыть сюда, на планету. Инструкции относительно него ожидались после того, как мы разберемся с тобой.

— Оракул сильно обиделся, что ты провалил дело?

— Он не сказал. Не было ни одного письма. Потом он написал, что мы будем в расчете, если мой человек подчистит базу данных противометеоритного контроля.

— Когда это было?

— В последних числах марта.

В те дни Говард приезжал на Энно, чтобы разыскать Клемма. Уже тогда Оракул предположил, что Говарду понадобятся сведения о Д-кораблях в окрестностях Энно. Но на то он и Оракул. Я спросил:

— Твой пилот как-нибудь описал корабль, на который он доставил пассажиров?

— Нет, сказал только, что это был дефекационный… или как его… корабль. А тебе он сильно нужен?

По его голосу я понял, что вопрос был задан не из любопытства. Я склонился над его ухом.

— Док, я скажу, что ТЕБЕ очень нужно. Тебе очень нужно оказаться мне полезным. Тебе очень нужно сделать для меня что-нибудь прекрасное. Написать стихи, например, нарисовать картину, сочинить симфонию… Что ты умеешь, Док? Я не прошу тебя бегать за меня в прачечную, мое белье я бы тебе не доверил. Что тебе по силам, а?

Он отклонил голову и посмотрел на меня совсем не как человек, собирающийся посвятить мне поэму.

— Не удивительно, что Оракул хотел тебя грохнуть.

— А тебя не удивляет, что я до сих пор жив?

— Это тоже. Короче, Ленни сделал снимок того корабля. Его предупредили, чтоб он не вздумал делать что-либо подобное, но надо знать Ленни… отличный был парень. Как этому пню Бланецу удалось его завалить, ума не приложу. В общем, Ленни снял тот корабль. Он был только с габаритными огнями, но Ленни нашел способ. И показал мне снимок.

Он неожиданно замолчал.

— Ты не закончил рассказывать.

— Закончил. Я запомнил изображение. Больше рассказывать нечего.

— А где снимок?

— У Ленни. Где ж ему еще быть? Он со своего коммуникатора мне показывал.

Ни Ленни, ни его коммуникатора уже нельзя было найти. Единственное свидетельство осталось в голове Дока.

Эдвардс позвонил мне на комлог. Он уже глушил двигатели возле космопорта. Я вышел из камеры и пару минут с ним разговаривал. Потому вернулся, чтобы выслушать смутное описание корабля на снимке. Через пять минут вошел Эдвардс, в руках у него было устройство, напоминающее сварочный агрегат.

— Что это у него? — насторожился Док. Я ответил:

— Ты знаешь, что современная наука позволяет извлекать воспоминания из мозга в виде визуальных образов. В руках агента Эдвардса такая специальная штука для извлечения воспоминаний. Прибор сейчас находится на стадии испытаний. Вон тот длинный штырь с проводом вставляется в левую височную долю…

Эдвардс поставил аппарат рядом с койкой и начал разматывать провод, размахивая острым жалом перед носом контрабандиста.

— Я попробую отыскать снимок, — сказал последний.

Это оказалось не очень сложно. Файл находился в почте Дока. Эдвардс рассмотрел снимок и сказал.

— Все ясно. Это «Спрут» Командора.

35

Три недели назад, Лкафкен, зона Эола

Посол Валентайн Дикси разглядывал вытянутый прямоугольный зал, облицованный полированным камнем нежно-голубого цвета. Окон не было, тьму разгоняли светящиеся полуколонны, выступавшие по всей длине боковых стен, и непрерывная лента огней по периметру потолка, подсвечивавшая цветную роспись.

Поначалу Дикси не придал ей значения, посчитав роспись по потолку сугубо условной, декоративной. Но, присмотревшись к рисункам, он явно разглядел в них исторический нарратив. Серая планета обозначала Землю. От нее, через звездное небо, шел луч к окраине галактики. Наверное, он обозначал Трансгалактический Канал, по которому телепортировались переселенцы. Немного не дойдя до группы зелено-голубых планет, луч обрывался. Со следующим изображением масштаб сменился — рисунок показывал подробности освоения планет. Детали, как ни присматривайся, не открывали никаких секретов. Дикси усмехнулся незатейливому символизму: его внук нарисовал бы лучше. Сохраняя улыбку, он перевел глаза на последний (исходя из хронологии) рисунок, и вот тот заставил посла поморгать. На эолийцев с неба спускалось облако, у облака был рот, и этот рот, судя по всему, говорил. Эолийцы слушали его с благоговейным выражением лиц, и то, что они слышали их явно устраивало.

У Дикси начала кружиться голова. Он опустил взгляд и увидел, как к нему приближается специальный представитель Аграбхор.

На своей планете эолийцы не носили защитные комбинезоны, их рты и носы не были прикрыты мембранами. Сейчас спецпредставитель был одет в нечто яркое, бесформенное и, видимо, дорогое. Как бы его наряд ни назывался, думал Дикси, за тысячи лет нашей истории мы уже попытались это на себя натянуть. Пожалуй, он бы немного удивился, если бы дипломат явился голым.

— Прошу прощения, что заставляем вас ждать, — сказал специальный представитель Эола.

— Рад вас снова видеть, — ответил посол вполне искренне.

До этого момента они встречались на Приме, в «зоне Земли», как выражались эолийцы, хотя для нас и вся галактика и все что за ней было «общей зоной». Собственно это и не нравилось Эолу.

Аграбхор прибыл на родину для консультаций в Министерстве внешних контактов. Здесь он считался главным специалистом по нам, бедным родственникам, и его рекомендации имели вес. Поэтому Дикси был рад переговорить с ним перед визитом к министру. Со своей стороны, Аграбхор считал своим долгом предупредить посла, чтобы тот не ждал от встречи слишком многого.

Бок о бок они начали нарезать круги по тридцатиметровому залу.

— Я не понимаю, в чем проблема, — говорил Дикси, вкладывая в свою интонацию толику наивного негодования, — космос огромен, ваши корабли мощнее наших, у нас нет шансов за вами угнаться. Почему же вы настаиваете на разделении, как вы выражаетесь, «областей проникновения». Вы ограничиваете себя больше чем нас!

— Вы сами видите, что мы к вам более чем справедливы. Вас больше, вам и места больше. Мы готовы довольствоваться небольшим участком в районе внешнего рукава. Разумеется, нет никаких ограничений на использование космического пространства вне нашей галактики.

Посол Дикси не опасался, что предложенные ограничения как-то скажутся на нашей экспансии. В галактике сотни миллиардов звезд, и никакой десяток из них погоды не сделает. Его волновало, почему эолийцы вообще настаивают на разделении сфер влияния. Причем, разделение предусматривалось очень жестким. Земным кораблям строго запрещалось появляться на эолийской территории. Маршруты в пограничной зоне должны были согласовываться с Эолом, который оставлял за собой право применять любые средства к нарушителям.

До своего назначения Дикси списывал эти требования на эолийский менталитет. Он даже придумал для него термин — «параноидально-интровертный». Эолийцы, как нему тогда казалось, сосредоточены на качестве в ущерб количеству. Такое поведение, по мнению Дикси, было пагубно в долгосрочной перспективе. Мир, думал он, в конечном счете хаотичен, ничего нельзя предугадать заранее, поэтому надо опробовать как можно больше вариантов, чтобы добиться качественного скачка. В этом смысл экспансии, а не в том, чтобы жрать побольше.

Но пока, в смысле качества, эолийцы нас опережали. Они освоили не больше дюжины планет, но каждую довели до состояния, к которому только стремится поселок миллиардеров на Оркусе. Численность населения, по сравнению с землянами, была небольшой, но жили эолийцы в три раза дольше.

«И в три раза скучнее», — хотелось бы думать Дикси, но не получалось. Хотя он был уверен, что эти гладкие здоровяки вряд ли имеют какие-либо вредные привычки. Не-вредные привычки эолийцев, в целом, не отличались от наших. Они ходили на работу, воспитывали детей, занимались наукой и искусством. Наука, в основном, имела целью физической совершенство, в искусстве редко упоминались далекие звезды. Религиозная составляющая в их жизни была невелика, но большинство верило, что все будет хорошо — в том смысле, что после смерти они присоединяться к некоему Космическому Разуму и в нем заживут вечно. Не этот ли разум вещал на потолке из облака?

«Чтобы что-то понять о народе, надо побывать на их родах и похоронах», — с этой мыслью Дикси прибыл на Лкафкен четыре месяца назад. В родильные отделения его не пустили, а кладбища больше напоминали музеи — такое впечатление, что последние сто лет их не использовали по назначению.

«Кремируют и прячут дома», — подумал Дикси и поставил в блокноте пометку прояснить этот вопрос позднее.

От термина «параноидально-интровертный» он уже отказался. Это не означало, что эолийцы, в его понимании, перестали быть интровертами и параноиками. Но он понял, что навешивание ярлыков надо заменить тщательным изучением. Он вспомнил мнение Пауля Клемма об Эоле, как об обществе, имеющим важную внутреннюю цель. И эта непонятная целеустремленность делала их замкнутыми, зацикленными на себе.

И в его блокноте появилась еще одна пометка.

— Если вы не хотите смягчить ваши условия, — сказал он Аграбхору, — мне трудно понять, о чем я смогу говорить с министром. Честно говоря, я ожидал от него новых, более приемлемых предложений.

— Речь будет идти о гарантиях.

— О гарантиях? О гарантиях чего?

— Вы должны рассказать нам, как вы планируете гарантировать соблюдение соглашения. Нам не хотелось бы повторения инцидента с «Ремом», когда он попытался проникнуть в область, которую мы просили вас избегать. К счастью, нам удалось убедить вас изменить маршрут. Но мы не в состоянии предупредить все ваши попытки.

Дикси хотелось сказать, что соглашения как такового еще нет. Эол выдвинул предложения, которые мы вправе принять либо отклонить. Скорее всего, мы их примем, но гарантии… О чем он, черт побери, говорит?

Он спросил:

— Наверное, министр имеет в виду что-то конкретное?

— Да. Наши эксперты предлагают создать на границе территорий буферную зону шириной примерно сто световых лет. В эту зону попадет одна обитаемая, шесть частично-обитаемых планетных систем, а так же несколько телепортов вашего Трансгалактического Канала. Вы обязуетесь не размещать Д-корабли в буферной зоне. За соблюдением обязательства будут следить наши сканеры. Вы знаете, что по наличию гравитационной волны мы можем определить прибытие или убытие Д-корабля.

Предложение было унизительным, и при этом оно не являлось гарантией соблюдения неприкосновенности Эола.

— Это контроль, но не гарантии, — заметил Дикси.

— Вы правы. Гарантировать что-либо может только страх наказания, не так ли? Нахождение Д-корабля в буферной зоне будет означать его немедленный арест. Если же корабль будет обнаружен на нашей стороне от буфера, то… честно говоря, мне бы не хотелось этого произносить.

— Но вам придется, иначе, зачем министр выслал вас вперед.

Аграбхор склонил голову, как бы смиряясь с неприятной миссией, выпавшей на его долю.

— Судьба корабля и экипажа будет всецело в руках того, кто его обнаружит.

В сущности, в этом не было ничего нового.

Д-корабли Эола были в большинстве своем автоматическими. Объяснение этому Земля видела в том, что эти корабли выполняли не исследовательские, а защитные функции. ИИ лишен страха, а чтобы точно выстрелить большого ума не надо.

— В руках ваших кораблей-роботов? — спросил он с грустной улыбкой.

— Инструкции, которые мы им дадим, всецело зависят от вас.

Дикси посмотрел на дверь, ведущую в приемную министра. Что его ждет за ней? Все самое главное он уже услышал. Министр подтвердит, что мнение Аграбхора совпадает с официальным. Ему представят членов согласительной комиссии и экспертов. Вероятно, укажут сроки. Затем, униженный, он отправится информировать своих боссов. Они, в свою очередь, согласятся на все условия. Не ссорится же с Эолом из-за лишнего квадриллиона кубических световых лет. Общественности объяснят, что эти квадриллионы нужны Эолу в память о предках или по религиозным соображениям.

Религиозные соображения лучше всего, подумал Дикси, никто не станет копать глубже.

36

27.04, рукав Персея

Морель рассказал человеку в темно-синем комбинезоне свою историю.

— А вы кто?

— Можешь звать меня Шин.

— Очень приятно. Но я имел в виду, из какой вы организации.

— Сначала мы проверим твою историю. С кем, говоришь, надо связаться?

— С Гором Говардом или с агентом Эдвардсом из Интерпола. Скажите хотя бы, где я нахожусь?

— Всему свое время.

Он дал координаты для посадки и перешел в свой корабль. «Патруль» отделился от «Фэлкона» и, сделав замысловатый вираж, ушел вниз, к планете. Морель на такие пируэты не был способен и остался на орбите, чтобы сойти с нее на следующем витке.

Внизу расстилалось море из замершего азота. Тонкая атмосфера затормаживала полет и разогревала корпус. Но для горизонтальной посадки она все же не годилась. Морель перевел «Фэлкон» в вертикальный режим и доверился автоматике. Сила тяжести здесь была небольшой, и разбиться он не боялся. Экраны заднего вида показывали только выхлоп двигателя. В боковой иллюминатор был виден гребень кратера, опоясывавший место посадки. Дно кратера тонуло в темноте — слабый отраженный свет газового гиганта сюда не доставал.

Навигатор показывал, что отклонение при посадке составило шесть метров — неплохой результат для абсолютно незнакомой планеты. Шин попросил поставить корабль горизонтально и нацелить «мордой на шланг».

Сквозь поднятую выхлопом пыль Морель видел какие-то огни. Они были только с одной стороны, и он решил, что «шланг» должен быть там же. Опоры корабля подогнулись, нос описал дугу, и, судя по истошному воплю в наушниках, едва кого-то не задел.

— Ты что, слепой?!

Морель мигнул габаритами два раза.

— А, понял, — сказал Шин спокойнее, — сейчас пристыкуем.

«Шлангом» оказался короткий телескопический тоннель со стыковочным узлом на конце. Он позволял переходить из корабля на базу, минуя неприветливую открытую местность.

Снаружи нельзя было определить размеры базы. Среди хаоса из камней и льда возвышался бронированный колпак с антенной и выступами для стыковки кораблей. Морель оценил диаметр колпака метров в тридцать. Он предположил, что основная часть сооружения находится под землей.

Оказавшись внутри, он понял, что ошибался. База была небольшой и тесной. В некоторых проходах приходилось идти боком. Шин попросил не задевать какие-то провода. Наконец он оказался в помещении, где, кроме него, уместилось еще целых два стула. Один стул был свободен, на втором сидел смуглый парень, представившийся как Сол. Ему было немногим больше двадцати. Шину, скорее всего, было слегка за тридцать.

Мореля попросили встать в небольшом простенке, где не было экранов. Шин вылез из какой-то щели между аппаратурой и сел на стул. Теперь они оба внимательно рассматривали гостя — более чем непрошеного, судя по их взгляду.

— Он рассказал интересную историю, — сказал Шин.

— Я слышал, — сказал Сол, — передача была четкой. И что нам с тобой делать?

— Сообщите обо мне в Интерпол. Они скажут, что со мной делать.

— Мы не можем никому ничего сообщить. Здесь нет Трансгалактического Канала. До ближайшего терминала два световых месяца.

Эта новость его поразила. Нет Канала, значит, нет телепортов и нет быстрой связи с обитаемыми мирами. И вряд ли в этой системе есть обитаемые планеты.

— Но мне обещали… Постойте, а как вы сюда попали?

— Так же как ты, Д-кораблем. Правда, добровольно.

Морель сложил два и два. Дальний космос, армейские манеры, скрывают происхождение.

— Вы из ДАГАРа?

— Теперь придется тебя убить, — сказал Сол.

— Последний месяц я только это и слышу. Надоело, честно говоря.

— Ладно, давай тогда еще раз про второй корабль.

Морелю нашли емкость из-под сжиженного кислорода, на которую он мог бы сесть. Ему захотелось пить. Сол принес полстакана воды, от которой явно отдавало пятой регенерацией.

Они сверили показания с «Фэлкона» с показаниями собственной аппаратуры. Было два сигнала на вход Д-корабля и один на выход.

— Уничтожили твоих друзей и ушли, — подытожил Шин.

— Кто уничтожил?

— Эолийцы. Отличный ход, кстати.

Морелю доводилось слышать о трениях с Эолом, но и его планета и его станция находились далеко от спорных территорий, и он не вникал в суть проблемы. А последние три недели ему вообще было не до большой политики.

— Мы что, в состоянии войны?

— Пока нет. Но мы на запретной территории. Сюда закрыт доступ для наших кораблей. Эолийцы грозят применять силу к тем, кто не будет подчиняться. Но чтобы мы поверили, угроз мало. Им действительно надо было уничтожить хотя бы один корабль. Пираты подвернулись им очень кстати. Они уничтожили тех, о ком никто не будет жалеть. Угроза приведена в действие, но с минимальными последствиями для наших отношений. Зато теперь все будут знать, что в их загон лучше не соваться.

— Но вы же сунулись!

— Мы — ДАГАР, это наша работа.

Морель рассмеялся.

— Вы здесь застряли так же, как я. Ждете эвакуации, а за вами не летят. Рассказывайте, что произошло. Возможно, мы вместе придумаем, как отсюда выбраться.

Шин был вынужден признать его правоту. Их забросили в эту систему в конце марта — тогда эолийцы следили за этим местом не столь тщательно. Они должны были смонтировать здесь некую аппаратуру, о которой Морелю лучше не знать. Исследовательский корабль собирался забрать их две недели назад. Но эолийцы резко возражали против полета, и наша сторона изменила маршрут.

Ясно, что на произвол судьбы их не бросят. В худшем случае Земля попросит эолийцев забрать их отсюда и доставить к своим. Это будет верх унижения, но все-таки не смерть. Проблема в другом. Что делать с аппаратурой? Если их буду эвакуировать свои, то аппаратуру можно оставить. Если эолийцы, то ее надо уничтожить.

— Что за аппаратура? — спросил Морель.

— Ну, тогда точно придется тебя убить, — сказал Сол.

— Вот, заладил…

У Мореля уже была возможность изучить приборную панель и интерфейс на многочисленных экранах. На одном из них он обнаружил предложение сгенерировать гравитационную волну выбранной конфигурации.

— Я понял, — сказал он. — Вы разместили в этой системе генераторы ложных гравитационных волн. Они должны имитировать вход и выход Д-кораблей. Это запутает эолийцев, заставит их распылять ресурсы, гоняясь за несуществующими кораблями. Только почему для размещения вы выбрали именно эту систему?

— А он не дурак, — сказал Шин.

— Что, скажем? — спросил его Сол.

— Ладно, я сам. В общем, как мы сказали, Канала здесь нет. До ближайшего терминала два световых месяца. Быстрая связь может осуществляться либо Д-кораблями либо специальными Д-передатчиками, которых у нас нет. Эолийцы получают информацию о том, что здесь происходит практически мгновенно. С одной стороны мы хотим понять, как у них работает связь. С другой, как ты уже сказал, мы заставим их побегать. Пока они бегают здесь, наши корабли проскочат в другом месте.

— Почему нельзя честно соблюдать договоренность? Не летать, где обещали не летать.

Дагарцы переглянулись.

— А может он все-таки дурак, — предположил Сол.

— Да нет, он просто шутит.

Морель с ностальгией подумал о том времени, когда он сидел в заложниках у пиратов. Условия жизни в пиратском плену были лучше, чем здесь, и до своих было ближе.

— У вас есть какие-нибудь оговоренные сроки эвакуации?

Шин хмыкнул.

— Ждем со дня на день.

Двухнедельная задержка эвакуации не была для ДАГАРа чем-то из ряда вон выходящим. Были случаи, когда корабля ждали по полгода. Нынешний случай отличался в худшую сторону наличием умного и сильного неприятеля. Приборы внезапно об этом напомнили.

— Что это гудит? — спросил Морель.

Дагарцы пошарили глазами — в этом, напичканном приборами помещении, гудеть могло что угодно. Гудел антирадар. Их станцию активно облучали. Источник находился в полумиллионе километрах и шел на сближение. Приборы не могли определить тип радара на основе его частоты. Это могло означать только одно.

–Эолийцы! — прошипел Сол, как будто те могли его слышать. — Откуда они могли взяться?

Грави-сканеры не фиксировали появления новых волн. Оставались все те же три волны двухдневной давности.

— Сканеры не могли его пропустить? — спросил Морель.

— Исключено, — ответил Шин.

— Кто же оставил третью волну? Две пришли от вхождения «Спрута» и эолийца. Чья третья?

— Похоже, твои друзья успели удрать. А эолиец остался искать тебя.

— Но я ясно видел взрыв.

— Наверное, это был взрыв ракет. Они промахнулись первым залпом. Электромагнитная вспышка ненадолго ослепила системы наведения, и «Спрут» ушел. Ну, и ты заодно. Что за капитан был на «Спруте»? Только пилот высшего класса мог такое исполнить.

— Да, Командор был хорошим пилотом.

— Как ты сказал, его зовут? — встрепенулся Сол.

— Командор. А что?

— В сортире на стене нацарапано «Командор — продажное дерьмо».

— Кем нацарапано?

— Не знаю. Этой базе полвека. Здесь сотни людей побывало. Командор ничего не рассказывал об этих местах?

Морель не успел ответить. Гудение антирадара сделалось громче. Неизвестный корабль обшаривал поверхность планеты с низкой орбиты. Морель буквально физически ощутил его присутствие, и ему стало страшно.

— Он нас найдет? — спросил он.

— Не должен. База покрыта поглощающим составом, как и наши «Патрули».

В эту секунду все трое подумали об одном и том же.

— Черт, твой «Фэлкон»! — крикнул Сол.

Они практически перестали дышать. Эолиец пронесся пятьюстами километрами южнее базы. Можно было надеяться, что на фоне этого каменно-ледяного хаоса маленький корабль не был заметен.

Судя по всему, чужой пошел на второй круг, повернув плоскость орбиты на несколько градусов.

Шин принял решение:

— Вот что сделаем. Включаем ближайший генератор грави-волн. До него сейчас триста восемьдесят миллионов километров. Через двадцать одну минуту он заработает. Еще столько же будет идти обратный сигнал. Когда он дойдет, отправляем «Фэлкон» в автономном режиме — как будто ты полетел навстречу кораблю. Эолиец пойдет за «Фэлконом»… Ну, а потом что-нибудь еще придумаем. Главное, отвлечь его от базы.

— У нас есть эти сорок две минуты? — спросил Морель.

Ему никто не ответил. Дагарцы принялись за работу. Им еще не приходилось применять генераторы ложных волн в боевой обстановке. Морель следил за их действиями, но в душе готов был сдаться эолийцам по первому требованию. Он не сделал им ничего плохого, почему он должен прятаться?

Потянулись долгие минуты ожидания. Эолиец продолжал движение. На следующем витке он мог пролететь непосредственно над базой. Наконец, пришла долгожданная гравитационная волна.

— Отправляй «Фэлкон», — скомандовал Шин.

Морель ткнул пальцем в хронометр. С момента подачи команды на генерацию прошло только тридцать пять минут.

— Это не наша волна, — сообразил Сол.

В этот момент ожил приемник радиоволн. Сначала шли завывания, потом на экране появилась надпись «дешифрование», и через мгновение послышался открытый текст:

«База-Семь, ответьте контролю!».

— Это наши! — воскликнул Сол, в его голосе слышался и восторг и ужас.

Шин уже посылал зашифрованный ответ:

— Контроль, идите тихо. Посылаю координаты гостя. За вами придет грави-волна. Путь думают, что вы сразу ушли. Сейчас к вам пойдет пустой «Фэлкон». Не обращайте на него внимания. Конец.

Сол пошел проводить Мореля до корабля. Он видел, что силы физика на исходе. Морель собрал все углы; валяющиеся провода были иногда для него непреодолимым препятствием. Когда они вернулись, Сол спросил Шина:

— Думаешь, эолийцы купятся?

— Кто их знает! Они зафиксируют две волны. Либо решат, что наши ушли, либо что наших двое. Связываться с двумя кораблями они не станут. Не идиоты же они, в конце концов. Подлетное время нашего корабля примерно сутки. Эти сутки нам нужно здесь продержаться.

— Я читал статью… точно не помню, какого-то Дикси, так он считает, что они психи, типа параноиков.

Дагарцы начали обсуждать психическое благополучие эолийцев. Морель сполз на пол, подогнул колени и уперся в них головой. Он мечтал о какой-нибудь таблетке, приняв которую он бы проспал до того момента, когда снова все станет хорошо.

Эолиец быстро вычислил «Фэлкон» и пошел на перехват. Чужой корабль был тяжелым и неповоротливым, он долго раскручивал спираль, прежде чем смог лечь на курс прочь от газового гиганта. Сол сказал:

— Если бы я знал, что это такая дура, я бы вывез всех нас отсюда. Он бы меня не догнал.

— Ты ничего не понял. «Фэлкон» быстрый, потому что идет без пилота. У него сейчас ускорение под сто «же». Чужой не может поддерживать такое ускорение. Следовательно, он пилотируемый! Там живые эолийцы. В этом наша удача. Автомат мог бы запросто вступить в бой. А этот должен испугаться. Он знает, наши не станут стрелять первыми, следовательно, у него есть шанс решить дело миром.

У Мореля вырвался истерический смех.

— Ты чего? — насторожился Шин.

— Мы идиоты. Разумеется, он сейчас сообразит, что «Фэлкон» пустой. Автомат не сообразил бы и гнался бы дальше. А живые пилоты, конечно, поймут, что это приманка. Хуже того, они видели, откуда стартовал наш корабль. Теперь ждите гостей.

Его опасения быстро подтвердились. Эолиец остановил разгон и начал снова снижаться. Теперь его радар был нацелен точно на базу.

— Пойду, проверю боезапас, — сказал Сол, направляясь к стыковочным узлам.

— Вы такие же психи! — закричал Морель и, не вставая, вцепился Солу в штанину. Дагарец потерял равновесие и воткнулся головой в какой-то экран. Падая, он схватился за кабель, который, вылетев из гнезда, обдал обоих снопом искр. Пятидесятилетняя станция явно исчерпала свой ресурс.

Шин бросился их разнимать. Много времени на это не ушло. Дольше искали запасной кабель, чтобы связать Мореля.

Тем временем эолиец вышел на низкую круговую орбиту и приступил переговорам:

— Земляне, вы прибыли сюда незаконно. Мы предлагаем вам подняться на наш корабль. Вам гарантируется жизнь и безопасность. Ждем ответа на этой частоте в течение пяти минут.

Что произойдет через пять минут, они не уточнили, дав дагарцам возможность проявить фантазию.

— Будут штурмовать? — предположил Шин.

— Разнесут в прах, — возразил Сол, исследуя на ощупь шишку на лбу.

— Нам нужен час, чтобы собрать вещи! — крикнул Шин в микрофон.

— Посадочная капсула уже в пути. Не советуем ее атаковать. Надевайте скафандры и выходите.

У Мореля опять случилась истерика.

— Что на этот раз? — поинтересовался Шин.

— Мой скафандр остался в «Фэлконе». Я остаюсь.

— Можешь забрать оба наших. Мы уходим.

План был рискованный, но он мог сработать. Планета сейчас была на теневой стороне. Маскировочное покрытие на «Патруле» гасило любой сигнал. Дагарцы собирались пойти низко над поверхностью, прячась в расщелинах, петляя между скал. Для ориентации они будут использовать короткодействующий бортовой локатор. Когда планета скроет их от неприятеля, они наберут скорость и пойдут по направлению к своему Д-кораблю. Ну, а там как получится.

— Ну, что, ты с нами? — спросили они у Мореля.

Солдафоны ему надоели. Своей любовью к стрельбе они погубят и себя и его. С другой стороны, эолийцев он никогда не видел живьем. Будет интересно познакомиться. Многие заплатили бы большие деньги, чтобы прокатиться на их корабле, а ему это предлагают бесплатно. Он ученый, он не должен бояться нового. Соотечественники могут быть куда страшней.

Отпустят ли они его? Он теперь знает секрет этой базы. Он не расскажет секрет эолийцам (не станут же они его пытать!), но ДАГАР вряд ли понадеется на его слово. Они либо убьют его, либо поведут силой.

— Я с вами, — сказал он, — развяжите.

Мореля развязали. В течение минуты он продумал каждое свое следующее движение. Он помнил, где находится санузел, и помнил, что в нем надежная дверь и задвижка. Выбрав момент, когда оба дагарца находились в стороне от нужного прохода, он вскочил на ноги и бросился бежать. Они метнулись за ним, но у него была фора, и он очень хотел жить. Дверь в санузел захлопнулась перед самым носом Шина.

— Я выхожу к ним, — прокричал Морель, — я постараюсь их заболтать. Вы, тем временем, уйдете. Ваши тайны я им выдам.

Никакие увещевания на него не действовали. Между тем, время уходило.

— Мы ставим базу на самоликвидацию, — сказал Шин, — у тебя пятнадцать минут.

Если они не оставят скафандр, я труп, мелькнуло в голове у Мореля.

Он подождал пять минут. За это время он отыскал выцарапанную надпись «Командор — продажное дерьмо». Но размышлять над ней времени не было.

На базе царила тишина. Он осторожно выбрался из кабины. Никто его не караулил. Он дошел до шлюзов. В шкафах хранились скафандры устаревших моделей. Дагарцы имели возможность их испортить или попросту запереть шкаф, но не стали делать ни того, ни другого. Морель натянул тот, что почище, и вошел в шлюз.

37

28.04, Манила, Земля

Долорес поставила перед собой две несовместимые задачи. Во-первых, она хотела завоевать расположение персонала клиники. Во-вторых, она хотела знать, что с ней делают. Медсестра была ласкова до тех пор, пока Долорес не начала задавать вопросы. Доктор Багатсинг имел больше терпения. Он разрешил Долорес рассмотреть этикетки препаратов, которые ей вводили. Этикетки выглядели как настоящие, названия лекарств упоминались в справочниках. Назначение их состояло в том, чтобы обеспечить нормальное созревание яйцеклеток. По мере объяснения взгляд медсестры становился все более злым, а улыбка на лице доктора Багатсинга все более натянутой. Поэтому вопрос, что они собираются делать с ее яйцеклетками, Долорес решила держать при себе.

Но как это выяснить самостоятельно?

Долорес не сомневалась, что медсестры следят за каждым ее шагом. За вентиляционной решеткой в ее палате что-то подозрительно поблескивало. Не камера ли? В коридоре камеры висели воткрытую, робот-уборщик сновал туда-сюда весь день, а ночью стоял, словно охранник, у входа в стационар.

Все вещи Долорес были помещены в пакет, который был опечатан и заперт в шкафу в кабинете врача. Взамен ей выдали пижаму, халат, тапочки, туалетные принадлежности и расписку, что опечатанный пакет ей вернут перед выпиской.

В комнате медсестры находился компьютерный терминал, которым можно было пользоваться с ее разрешения. Разрешив войти в сеть, медсестра усаживалась за свой терминал, на котором дублировалось изображение открытой страницы. Рядом обязательно присутствовала большая чашка с травяным чаем, но Долорес его никогда не предлагали.

Предполагалось, что Долорес, сидя напротив лицом к медсестре, не знает, что за ней подглядывают. Но агент придумала способ подтвердить закравшееся подозрение. Она нашла в сети страницу с безобидными снимками и отформатировала ее так, чтобы снимки располагались в виде длинного горизонтального ряда. Двигая снимки то справа налево, то слева направо, она проследила за движением глаз медсестры. Глаза дергались точно в соответствии с движением снимков. Но Долорес перестаралась, повторив эксперимент слишком много раз. Медсестра подняла глаза, их взгляды пересеклись. Обе поняли друг друга, но ничего не сказали.

Для писем «больной маме» у Долорес был заведен специальный почтовый ящик. Мама, то есть Эдвардс, жаловалась на боль в суставах, дочь обещала ее в скором времени навестить. Говорить о деле, даже шифруя сообщения, было в таких условиях невозможно. Но эта ситуация была предусмотрена. Они с Эдвардсом договорились, что слово «болезнь» в письме Долорес будет означать, что она нашла доказательства преступной деятельности. Слово «скука» должно говорить о том, что она на подозрении. «Диагноз» указывал, что персоналу стало известно, на кого работает Долорес. Фраза «жду с нетерпением нашей встречи» призывала Эдвардса вытаскивать Долорес из клиники любой ценой.

Сочиняя первое письмо, Долорес потратила много сил, чтобы избежать употребления кодовых слов, а они упорно просились на страницу. С другой стороны, о чем еще писать больной матери, когда сам находишься в медицинском учреждении?

Сегодняшнее письмо было вторым. Заменив «скучаю» на «тоскую», Долорес приготовилась его отправить. Как хорошо, что она забраковала слово «бессонница» в качестве кода для вызова подкрепления. Она пожаловалась маме на постоянную бессонницу и нажала кнопку «переслать».

В комнате ее ждал поднос с куриным бульоном, вареные овощи и сок. Пообедав, она вышла в сад, огороженный трехметровой стеной с датчиками движения. Скоро ее должны были вызвать на процедуры. За ней придет медсестра, у которой был ключ от лаборатории. Без ключа попасть туда невозможно. Следовательно, нужно раздобыть ключ.

Она была уверена, что во время вечерних процедур у нее провели забор яйцеклеток. Чтобы не казаться слишком безразличной к происходящему, она задала несколько невинных вопросов, на которые Багатсинг ответил общими фразами. Затем она перевела разговор на свою маму и на свое волнение по поводу ее здоровья. Наверное, из-за этого у нее депрессия и плохой сон. Нельзя ли ей принять каких-нибудь таблеток?

Багатсинг, обрадованный тем, что забор материала прошел гладко, сказал, что «теперь ей все можно» и выдал горсть снотворного и антидепрессантов.

На процедуре, находясь в положении, не слишком удобном для наблюдений, Долорес пыталась опереться на слух. Среди позвякивания стекла и металла, среди глухих хлопков дверцами шкафов она различила металлический лязг, которого не слышала раньше, и она запомнила этот звук.

Профессиональный опыт подсказывал Долорес, что в ванной комнате камер слежения не было. Она вскрыла капсулы со снотворным и высыпала их содержимое в конверт, свернутый из туалетной бумаги. У пижамы не было карманов. Поэтому она еще утром умудрилась порезать палец страницей глянцевого журнала, за что получила пластырь. Теперь, с помощью этого пластыря, она закрепила конверт под рубашкой.

В начале одиннадцатого она вошла в комнату дежурной медсестры и попросила разрешения попользоваться компьютером. Та, поворчав, что время позднее и пора спать, все-таки разрешила. Долорес посмотрела почту, почитала светские новости, ознакомилась с рецензиями на последние мелодрамы. Минут через десять она спросила, нельзя ли ей выпить того ароматного чаю, который медсестра пьет с таким аппетитным причмокиванием. Старая карга тяжело вздохнула и отправилась за второй чашкой. Она стояла спиной к столу всего три секунды, но Долорес этого хватило, чтобы высыпать снотворное в чашку.

Когда Долорес уходила в свою комнату, медсестра отчаянно терла себе глаза.

Получасом позже агент пошла посмотреть на дело своих рук. Медсестра спала, упираясь лбом в стол. Ключ-карта от лаборатории нашелся в кармане ее халата. Долорес отыскала еще один медицинский халат с шапочкой и переоделась.

Как она и рассчитывала, робот еще не заступил на свой пост. Доктор Багатсинг уже давно должен был оказаться дома. Долорес покинула стационар и пересекла лестничную площадку, за которой был небольшой тамбур, оканчивавшийся металлической дверью. Эта дверь вела в лабораторию. По понятным причинам «испытуемых» поместили ближе к месту испытаний. Теперь это обстоятельство сыграло Долорес на руку.

Она без помех отрыла тяжелую дверь. Лаборатория состояла из нескольких смежных комнат. Долорес подождала, пока глаза не привыкнут к темноте. Дежурное освещение позволяло различать стены, двери и крупную мебель. Она начала исследование с процедурной — как с единственного помещения, где она уже бывала. Но вряд ли «материал» остался здесь, тем более что медсестра не раз выходила в соседнюю комнату. Последняя была больше, в ее центре располагался лабораторный стол с микроскопами и мониторами, вдоль стен стояли шкафы и холодильники.

Она попробовала отрыть холодильники, но у нее ничего не вышло. В то же время, щелчок одной из ручек показался ей очень знакомым, она была почти уверена, что слышала этот звук, когда медсестра унесла «материал» в эту комнату.

Дверцы некоторых шкафов были не заперты. При их открытии в шкафах загорались лампы, освещавшие содержимое. Долорес увидела коробки с лекарствами, часть из которых она уже опробовала на себе. Как и следовало ожидать, самое интересное Багатсинг посадил под замок.

Останется ли «материал» здесь или его кому-нибудь передадут?

Если останется, то ее миссия закончена. Если передадут, то кому и когда?

Взяли сегодня, она единственная тут подопытная крыса, почему бы не передать, например, в тот же день?

Долорес прокралась в следующую комнату, которая в целом повторяла предыдущую. Единственное отличие состояло в том, что холодильники здесь не запирались. Внутри находились штативы с пробирками, предметные стекла в футлярах, разнокалиберные бутылочки и колбы. Емкости были снабжены ярлыками с кодом. Долорес сообразила, что каждый код означает какого-то пациента. Видимо, обычными пациентами Багатсинг не так дорожил как ею, раз не стал запирать холодильники с их «материалами».

Не очень удачный набег получился, подумала Долорес. Но возвращаться в палату без трофеев она не хотела. Не завтра так послезавтра ее отошлют домой. И что тогда? Искать еще одну клинику, куда ее возьмут для исследований?

Положа руку на сердце, двух экскурсий с нее более чем достаточно.

Щелкнул замок входной двери. В голове сразу мелькнуло: трофей будет, но не обязательно у меня!

Тихо переговариваясь, двое мужчин вошли в предыдущую комнату, загорелся свет. Долорес спрятался за лабораторным столом. У нее был путь к отступлению: у каждой комнаты (в том числе, и у этой) была дверь в общий коридор, по которому можно было добраться до главного входа в лабораторию. Если действовать тихо, она сможет уйти — правда, без какой-либо информации.

Судя по голосу, одним из мужчин был Багатсинг. Другой голос был ей незнаком. Она осторожно выглянула из-за стола. В пяти метрах был дверной проем, за которым, но чуть в стороне, находились доктор и его гость. Долорес оставила дверь открытой, но была ли она открыта раньше? Кажется, да. Во всяком случае, Багатсинг ничего не заподозрил.

Гость так и не появился в проеме.

— Вот здесь, — услышала она голос Багатсинга и знакомый металлический звук створки холодильника. Было слышно, что он что-то достает.

— Последний рейс, — сказал собеседник с сожалением.

— Знаю, нас предупредили.

— И обо мне забудьте.

— Разумеется. Куда вы сейчас?

— Доктор, вам лучше этого не знать.

— Может и так… Передавайте привет нашим друзьям. Как только возникнет необходимость, мы полностью к их услугам. Кстати, вы не знаете, из-за чего свернули программу?

— Нет, меня об этом не информируют. Я только доставляю материал.

— Тогда, счастливого пути. Пойдемте, я вас провожу.

— Опять через черный ход?

— Да, так будет лучше.

Свет погас, послышались удаляющиеся шаги, хлопнула входная дверь.

Долорес перевела дух. Она так и не увидела незнакомца. Но его должна записать камера, установленная перед входом в клинику.

Она обругала себя последними словами. Черный ход! Она это не предусмотрела. Шпионская видеокамера стояла только перед главным входом.

Теперь придется отслеживать всю округу. Как передать задание коллегам?

Очень просто. Вряд ли медсестра, перед тем как уснуть, заблокировала компьютер. В стационаре она столкнулась с роботом, спешившим занять пост у входа.

— Пора спать, — сказал робот с повелительно интонацией.

— Уже бегу.

Долорес сделала вид, что входит в свою палату, потом изменила маршрут в пользу

комнаты дежурной медсестры. Компьютер, уже вошедший в режим ожидания, потребовал идентификации.

Везенье кончилось, подумала она.

Вернув на место ключ и вещи, она сполоснула чашку из-под чая, затем перелила остатки из той чашки, из которой пила сама — медсестра могла что-то заподозрить, увидев чистую посуду.

Наутро медсестра была словно с похмелья. В присутствии врача она силилась делать вид, что с ней все в порядке. Багатсинг поинтересовался, как ее самочувствие. Она ответила, что лучше не бывает.

Утренний осмотр прошел быстро. С аппетитом позавтракав, Долорес явилась в дежурную комнату и громко потребовала связь с внешним миром. Медсестра сжала виски одной рукой, другой вяло махнуло в сторону монитора. Ей было явно не до слежки за пациентами.

В письме маме Долорес трижды употребила слово «болезнь» и выразила желание пообщаться со старыми друзьями как можно скорее.

Через час ее «старая подруга» уже воевала с администрацией клиники за право встретиться с Долорес. В конце концов клиника уступила, и подруги, сидя в вестибюле, обсудили события прошлой ночи. Было принято решение прочесать прилегающие окрестности. Возможно, камера на какой-нибудь заправочной станции запечатлела Багатсинга в компании незнакомца. Вариантов была масса, главное — достать образцы аудиозаписи подозреваемых. Потом, по голосу, Долорес выберет нужного персонажа.

После обеда Багатсинг сказал, что вечером на следующий день ее отправляют домой.

38

28.04, рукав Персея

Они шли глубоким каньоном, дно которого укрывала замерзшая азотная река, поэтому расстояние до поверхности — 20-30 метров — было поддерживать не сложно. Труднее было маневрировать вдоль неровных стен. В принципе, ширины каньона хватало, чтобы лететь без помех, но план Шина состоял в том, чтобы укрыться от радара эолийца за непроницаемым километровым бруствером, поэтому жизненно важно было держаться непосредственно у склона.

Они сделали основную ставку на то, что массивные Д-корабли не приспособлены к маневрам возле мелких планет. Эолиец шел по круговой орбите как по рельсам. Высота орбиты составляла 20 километров, орбитальная скорость — 2 километра в секунду, период обращения — 100 минут. Дополнительную опасность представляли посадочные капсулы, которые могли заметить их при помощи собственных радаров. Поэтому рывок против хода эолийского корабля отменялся, — на фоне большого азотного океана их заметили бы с капсул в два счета.

Шин не хотел уйти быстро, он хотел уйти незаметно. Он выбрал медленное — не более 200 километров в час — движение по каньону под тупым углом к направлению движения корабля. Короткодействующий локатор вырисовывал трехмерную картинку на лобовом стекле «Патруля». Находясь в полной темноте, Шин мог ориентироваться только по этому изображению. Пассивный сканер не фиксировал облучения чужим радаром. Это означало, что цель уйти скрытно достигнута. С другой стороны, они не имели никакой информации о месте нахождения противника.

Дагарцы рассчитывали лететь в таком режиме, пока эолийский корабль не окажется от них на расстоянии в треть дуги орбиты. Как только это условие будет выполнено, Шин включит форсаж и, прячась за планетой, поведет «Патруль» навстречу своим.

К сожалению, они не укладывались в график. Эолиец вот-вот должен был достигнуть точки, оптимальной для их скрытного старта, а они все еще находились не более чем в ста километрах от базы. С такого расстояния их старт заметят посадочные капсулы, они передадут координаты на корабль, тот, в свою очередь, начнет резкий набор высоты, и о скрытном движении можно будет забыть.

Шин увеличил высоту полета до 50 метров и вывел «Патруль» ближе к «фарватеру» каньона, который здесь уже порядком обмелел. Теперь ему удавалось держать скорость в пределах 200 — 250 километров в час. Чтобы компьютер успевал рисовать картинку, он увеличил эффективный радиус действия бортового радара до 700 метров. На принятие решения о том или ином маневре у него оставалось не более 10 секунд. Сол с замирание сердца следил, как на лобовом стекле из пустоты вырастают гигантские скалы. У Шина от напряжения на лбу выступил пот, но он по-прежнему не хотел доверить управление компьютеру.

Чтобы взбодрить себя, Сол принялся рассуждать о вариантах применения силы.

— Вряд ли они послали больше одного посадочного модуля. Если выпустить «Гарпун», он дойдет до базы незаметно, и только около нее включит активное наведение. Я настрою его так, чтобы в качестве цели он выбрал посадочный модуль. На приближение и ликвидацию уйдет не больше секунды. Они даже не успеют ничего сообщить на корабль.

— А Морель?

— Он все равно невезучий. Когда-нибудь ему должно не повезти окончательно.

— Ты циник.

— Зря мы так поступили, — сказал Сол как бы отвлеченно.

— С Морелем?

— Нет. С бортовым радаром. Мы поднялись и увеличили его мощность. Теперь отраженный скалами сигнал будет распространяться над каньоном. Хороший компьютер даже по отраженному сигналу вычислит источник.

— Да, но сигнал слабый. Через два километра его уже не отличишь от микроволнового фона.

Нехорошие предчувствия оправдались. Буквально на десятую долю секунды антирадар зафиксировал облучение на чужой частоте. Расстояние до источника установить не удалось. Занятый управлением, Шин не сразу обратил внимание на показания антирадара. Он снизил скорость и загнал «Патруль» в ледяную расщелину, прямо под нависающий склон. Радар он отключил совсем.

Приборы вновь подтвердили чужое присутствие. Сигнал чужого локатора отразился от поверхности и был зафиксирован их антирадаром. Стало быть, их облучали откуда-то сверху. На экранах застыла трехмерная модель окружающего ландшафта. Шин велел компьютеру на основе этой картинки смоделировать движение того луча, отражение которого они приняли. Компьютер подтвердил, что источник находится прямо над ними, на высоте не более двух километров. На столь малом расстоянии рассеивающее покрытие «Патруля» было бесполезно.

Они снова приняли несколько отраженных сигналов. Теперь оказалось, что источника два и, похоже, они обшаривали каньон.

— Мы можем запеленговать их переговоры? — спросил Сол.

— Они общаются по нейтринному каналу сквозь толщу планеты. У нас есть нейтринные ловушки, но они подходят только для наших передатчиков. Не знаю, будут ли они ловить эолийские нейтринные пакеты.

Как и следовало ожидать, нейтринные ловушки молчали.

— Хотел навести по ним ракету, — и Сол вздохнул с сожалением.

— Это автоматы! — воскликнул Шин, изучив последние сведения об источниках сигналов.

— Почему ты так решил?

— По их ускорению. Только что один развернулся на восьмидесяти «же». Черт, снова пропал. Сколько у нас «Гарпунов»?

— Два. Неужели ты хочешь…

— Не уверен, что знаю, чего хочу. Прежде всего, потому, что не знаю, чего хотят они. Будут ли они стрелять, если нас обнаружат?

— Проверим?

— Боюсь, против двух беспилотников у нас нет шансов даже с «Гарпунами». Есть другая идея. Они знают, что наш корабль покрыт поглощающим составом. Они знают, что на малом расстоянии мы все-таки что-то отражаем. Но они не знают, сколько мы должны отражать. Они автоматы, их логика проста: если есть отражение от движущегося объекта, значит это мы. Короче говоря, выпускай один «Гарпун» куда-нибудь, куда нам не надо. Попробуем их отвлечь. Только уменьши ракете скорость и отключи взрыватель.

— Может, пусть рванет, если они приблизятся?

— Ладно, поставь таймер на пять минут.

Сол ввел параметры в боевой компьютер. Осталось только понять, как запустить ракету из тесной расщелины так, чтобы она не попала в стену. Шин принял решение:

— Рывок вперед, поднимаю морду, пуск вертикально и тут же назад.

— Можно, я за углом подожду?

— Есть и другой вариант. Ты вылезаешь наружу, снимаешь пусковую установку, относишь вперед метров на тридцать, ставишь вертикально, держишь, чтобы она не упала, а я жму на пуск.

— Долго.

— Тогда стисни зубы и терпи.

Первый же пуск оказался удачным. Ракета ушла на восток, в то время как им надо было на северо-запад. Компьютер вычислил в небе какое-то шевеленье. Кажется, беспилотники действительно погнались за «Гарпуном», который сейчас делал примерно километр в секунду. Шин досчитал до ста и осторожно вывел «Патруль» из расщелины.

— Время прятаться кончилось, — провозгласил он, — стартуем!

На четвертой минуте полета, когда планета была уже в двух тысячах километрах позади них, «Гарпун» сообщил, что собирается взорваться и что есть надежда захватить на тот свет еще кого-то. Судя по параметрам выбранной цели, это была не посадочная капсула и не Д-корабль. У Шина отлегло от сердца. В душе, он не хотел крови. Сол хотел, но лишь постольку, поскольку знал, что Шин этого не допустит. Но начатое нужно было закончить. Он приказал Солу пустить второй «Гарпун» к той точке, где взорвался первый. По дороге ракета должна была искать подходящую цель.

К сожалению, ее нашли первой. Оставшийся в живых беспилотник узнал обидчика и поразил ракету лазерным импульсом с расстояния в тысячу километров. Дагарцы ждали, что следующими будут они, и вопрос был лишь в том, чей лазер более дальнобойный. Но атаки не последовало. Беспилотник преследовал их минут десять, потом, как будто получив «отбой», развернулся и с тем же рвением помчался к своему кораблю.

39

02.05, терминал Примы

Эпопея у тройной системы HIP789067 наделала много шума. Поначалу ДАГАР и специальные силы флота попытались скрыть операцию, но сообщение со «Спрута» перехватил не только ДАГАР, оно стало достоянием и полиции и СМИ.

Постепенно последовательность событий была восстановлена. Предполагалось, что эолийский корабль совершал «инспекционный» облет зоны, которую считал своей. Каким-то образом экипажу стало известно, что в этой зоне появился «Спрут», либо они охотились за кем-то другим. Так или иначе, но Командор вступил в первый в истории бой с эолийцами. К счастью, бой закончился бескровно. «Спруту» удалось уйти (и теперь в летных школах будут учить его маневру), корабль всплыл у ближайшего терминала Канала. Командор сообщил о столкновении и о том, что эолиец может двинуться к газовому гиганту с такими-то координатами. Естественно, Командор имел в виду, что противник будет преследовать Мореля.

Но ДАГАР все понял иначе. Последние две недели он вместе со спецназом флота готовил спасательную операцию. Подготовка заключалась в том, что на самый совершенный Д-корабль навешивали самое совершенное оружие и средства защиты. Самым совершенным кораблем на этот момент был «Рэм». Эолийцы не дали ему пойти по своему мирному маршруту, и военные решили использовать корабль для специальных целей. Именно поэтому экспедиция «Рэма» была отменена полностью.

Когда Командор предсказал направление движения эолийца, ДАГАР, ничего не зная о Мореле, решил, что база на спутнике газового гиганта обнаружена. Военные закончили подготовку в одни сутки и бросили корабль в прорыв. Конечно, это была чистейшая авантюра. Командиры надеялись, что «Спрут» потрепал врага или, по крайней мере, заставил израсходовать боезапас. В любом случае, другого выхода у них просто не было. «Рэм» всплыл у тройной системы и связался с базой. После обмена сообщениями он перешел на максимально скрытный режим движения и помчался к газовому гиганту. Через двадцать часов он встретился с «Патрулем», на борту которого находились двое дагарцев. Эолийский корабль в это время полным ходом шел к краю системы, а, достигнув его, пропал. Пришедшая гравитационная волна говорила о том, что он совершил сверхсветовой Д-переход.

Отказ эолийца принять бой был воспринят как наша победа. Считалось, что ложная волна заставила его думать, что против него идут два корабля, и он струсил. Конечно, на официальном уровне никто не употреблял такие слова, как «победа», «бой», «наделали в штаны и удрали». В интервью военные говорили об успешной спасательной операции. Ни сбитый беспилотник, ни эолийцев они вообще не упоминали, как, впрочем, и Роша Мореля.

О том, что Морель послужил катализатором событий, я узнал от Эдвардса, которому дали поговорить со спасенными дагарцами. Оба были уверены, что физик не мог погибнуть во время самоликвидации базы. Взрыватель был настроен таким образом, что давалась десятиминутная отсрочка, если на базе находились живые люди. Скафандры, хоть и порядком поношенные, имелись в избытке. Также Эдвардс заставил их проговориться о ложных грави-волнах, о которых в прессе, разумеется, не было ни слова.

Можно было предположить, что после конфликта с Эолом поток грузов и пассажиров на Приму уменьшится. Но ничего подобного не произошло. Пограничные споры пока ни как не сказались на торговле. Туристов, наоборот, стало больше. Одни считали, что эолийцы скоро запретят не только щупать, но и смотреть на себя, поэтому надо воспользоваться последним шансом. Другие, увидев, что эолийцы начали вести себя как настоящие Чужие, открыли для себя новый вид экстремального туризма. Третьи полетели лишь потому, что в прессе стало больше упоминаний об Эоле, а любое упоминание — это реклама.

Из-за наплыва туристов нам с Эдвардсом пришлось ждать в баре, когда появится свободный столик. Ресторан «Небо Эола» был осажден публикой, отправляющейся фешенебельным лайнером «Принц Хо» к Приме. Строители терминала явно не рассчитывали, что их создание станет таким популярным. Рядом шли работы по его расширению. О работах говорили, что их окончание будет приурочено к началу войны с Эолом, то есть к тому моменту, когда новый терминал уже не будет нужен.

Терминал Примы не был последним на этой ветви Трансгалактического Канала. От него можно было телепортироваться в сторону луча Возничего, к терминалу базы «Рукав Персея-19» и к терминалу ТКЛ-4560, ближайшему к системе HIP789067. У ТКЛ-4560 Командор сообщил о столкновении с эолийским кораблем и именно к этому терминалу направлялся Эдвардс. Официально он продолжал ловить пирата. Неофициально он искал пути попасть на то место, где в последний раз видели Роша Мореля.

— Что по его поводу говорят эолийцы? — спросил я.

Эдвардс взял второй стакан кофеиновой шипучки. Он был на работе, поэтому не заказывал алкоголь. За компанию я заказал кофе.

— Говорят, что сожалеют о нашем решении самостоятельно эвакуировать экипаж станции. Они могли бы это сделать без возникновения конфликтной ситуации.

— А о Мореле?

— Не комментируют.

— И мы не можем ничего сделать?

— У нас нет доказательств того, что эолиец в самом деле метил территорию возле нашей базы. Зачем Командор вообще туда потащился? У него что, контракт на доставку физиков в отдаленные части галактики? Или он собирался стереть ту надпись в сортире?

— Жалко, что от сортира ничего не осталось. Мы бы провели графологическую экспертизу.

— Угу, — он ухмыльнулся, — провели бы. Я допускаю, что мы еще можем найти часть стены с надписью. Но найти разведчиков, работавших на базе двадцать лет назад гораздо труднее. Я просил ДАГАР предоставить список. Они ничего не обещали.

— Ясно. По поводу доставки физиков… Клемма и его семью перевозил Командор непосредственно с Энно. Поэтому мы можем утверждать, что записка с маршрутом, найденная Морелем в доме Клемма, является фальшивкой. Клемм вообще не собирался пользоваться терминалами, коль скоро его ждал Д-корабль. Значит, Мореля специально пытались заманить к пиратам. Но непонятно для чего. То ли для того, чтобы его убил Красноглазый, то ли для того чтобы Командор доставил его к тройной звезде. Последнее мне кажется маловероятным. План самому взять деньги и сбежать на «Спруте» у Командора возник уже после прибытия Мореля. Мне кажется, он его не ждал. То есть Мореля заманивали на «Гефест», чтобы убить якобы при случайных обстоятельствах.

Эдвардс молча кивал мне в такт. Шипучка пузырилась ему в нос, и он чихнул.

— Логично, — сказал он, утирая нос. — Только у меня от этой толпы уже начинает кружиться голова. Побег Клемма и похищение Мореля связаны через Командора. С другой стороны, до «Спрута» Клемма подвозил Док по приказу Оракула. Сын Опоссума Лея говорит, что его отец разговаривал с каким-то оракулом. И мы знаем, что Опоссум служил вместе с Командором, причем, вероятно, на той базе, где похитили Мореля. И Опоссума могла волновать судьба счета, с которого финансировалась покупка флаера, на котором, в свою очередь, перевозили семью Клемма. Я бы сказал, что на лицо широкая преступная сеть. Оракул является одним из руководителей. Командор и Опоссум могли быть, так сказать, региональными представителями. То, что эта группировка промышляет пиратством, меня не удивляет. Но зачем им понадобился Клемм со всей его семьей? И еще эта сеть репродуктивных клиник, которой сейчас занимается Долорес. Я до сих пор думаю, что клиники понадобились, чтобы отмывать деньги. Они принимают пожертвования, платят с них какой-то налог, потом, уже легализованные, эти деньги возвращаются преступникам. Мы обнаружили, что на счета «Центра репродукции человека» приходит очень много анонимных пожертвований. Правда, согласно финансовым документам, значительная их часть уходит девицам, участвующим в программе исследований. Поэтому версия с отмыванием не слишком твердая. Но мы будем продолжать работать в этом направлении.

— Есть еще одна связь между исчезновением Клемма и клиниками.

— И какая же?

— Дочь Клемма, Пенелопа, проходила обследование аналогичное тому, что проходят пациенты в клиниках «ЦРЧ». Я бы проверил, не обследовались ли другие члены семьи.

— Ну, Пауль Клемм вряд ли…

— Я имею в виду медицинское обследование в целом. Может быть, хорошее состояние здоровья было необходимым условием их путешествия. И, может быть, кто-то из них проболтался врачу, куда они направляются.

— Хорошо, я проверю.

Кажется, он пообещал вполне искренне. Я поинтересовался еще одним «связующим звеном»:

— Любителя роботов поймали?

— Нет. Скорее всего, твой челнок ему нужен был только для того, чтобы добраться до другого, более скоростного корабля. Мы обнаружили челнок пустым в полумиллионе километрах от терминала. Второй корабль мы не нашли.

— Следы на роботе остались?

— Тоже пусто. Твой приятель действовал аккуратно. Полиция на Ск25-5 настолько обленилась, что не стала проверять человека, представившегося инженером по внутренней связи. Дальше все было просто. Он выключил робота, записал ему в память программу-вирус и снова его включил. Роботу оставалось лишь ждать обеда, чтобы, не вызывая подозрений, войти в камеру к Доку.

Меня перестала удивлять отличная подготовка противника. А что же с нашей научной частью?

— Как поживает наш общий друг профессор Говард?

— О, его больше не заботят мирские проблемы. Он теперь мыслит только вселенскими масштабами. Говард всерьез считает, что из далекой галактики к нам пришло предупреждение о надвигающейся катастрофе. Дата и место катастрофы остаются теми неизвестными, которые он собирается вычислить. Кстати, он летит вместе с вами.

— Что, «Принцем Хо»?

— Да. Только каюта у него, наверное, скромнее вашей.

Я не стал напоминать ему, что это из-за него я выбрал недешевого «Принца». Интерпол и местная полиция три дня рыли землю вокруг клиники в Маниле. Наконец, им удалось установить личность позднего посетителя, забравшего из холодильника «материал» Долорес. Его звали Джан Хуа, он был сотрудником Пекинского института наследственных болезней. Когда в тот кульминационный вечер Долорес думала, что доктор Багатсинг отправился домой, на самом деле он встречал Джан Хуа в аэропорте. Оттуда они поехали в клинику. После клиники Джан Хуа направился в космопорт и ближайшим же рейсом покинул Землю. Пока устанавливали его дальнейший маршрут, медбрат Джан уже успел добраться до терминала Примы и подтвердить забронированный билет на «Принца Хо», совершавшего рейс «терминал Примы — Прима». Долорес опаздывала к старту всего на пять часов. Пойти на перехват ей не разрешили, поэтому миссия присмотреть за Джан Хуа на корабле досталась мне.

Свободных кают, разумеется, не было. Из восьми пассажирских палуб мне с большим трудом досталась девятая — между отсеками жизнеобеспечения и энергетическими установками. Зато я мог не опасаться нехватки электричества и воды. Палубы выше меня обозначались цветами радуги плюс белый, отведенный для мест общего пользования, куда входили театральный зал, двадцатипятиметровый бассейн, спортзал с тренажерами, ресторан на четыреста мест, два салона красоты и зоопарк, где были самые дешевые каюты, но меня туда не взяли — сказали, что гориллы у них уже имеются.

Сказать по правде, я пошел и проверил. Горилл там не было. Не было ничего крупнее оркусовского лемура. Он же был самым агрессивным, скалясь крошечными зубами на тех посетителей, которые осмеливались есть шоколадные батончики прямо перед его клеткой.

Я быстро проверил оставшиеся семь палуб. Качество кают убывало сверху вниз — от красного к фиолетовому. На красной палубе находились многокомнатные люксы, пройти к ним можно было только имея соответствующий билет. Следующая, оранжевая палуба содержала однои двухкомнатные полу-люксы, и доступ туда тоже был ограничен. Остальные палубы отличались демократичностью — как в отношении цены каюты, так и в отношении свободы перемещения. Эдвардс снабдил меня номером каюты Говарда, и я решил нанести профессору неожиданный визит. Он поселился на нижней, фиолетовой палубе, нас с ним оделял регенератор воды, и я задумался, от кого к кому она течет?

Я застал профессора за необычным занятием. На откидном столике у изголовья койки лежал открытый лэптоп. На его экране не было ничего кроме жирной черной точки на белом фоне. Сам Говард стоял на пороге каюты, лицом к лэптопу, дверь в каюту была открыта. Я поздоровался, он ответил:

— Здравствуйте, Федор. Эдвардс сказал, что вы направляетесь ко мне. Извините, я скоро закончу.

Что именно он хотел закончить?

В его руках была лазерная указка, лучом которой он пытался попасть в черную точку на экране лэптопа. Иногда он попадал, но, в основном, красное пятнышко металось вблизи черной точки. Я спросил:

— Я могу вам помочь?

— Нет, это бы не соответствовало исходным данным.

Последний раз я был так заинтригован, когда моя бывшая подруга спросила, кого я хочу, мальчика или девочку.

— Каким именно?

— Я предполагаю, что источник сигнала наводился учеными, а не людьми, умеющими обращаться с оружием.

— О, это все объясняет!

— Не совсем, — сказал он и попросил посторониться. Когда я сделал шаг в сторону, он начал отступать спиной в коридор, пока не уперся в противоположную дверь. Таким образом, он увеличил расстояние до экрана. В остальном его действия не изменились: он по-прежнему тыкал указкой в точку — иногда успешно, иногда нет.

— Мне будет веселее ждать конца эксперимента, если я буду знать, во что мы играем.

— Мой, друг, мы играем в статистические распределения. Как видите, когда я пытаюсь прицелиться в точку, пятно указки совершает около него хаотическое движение. Экран лэптопа светочувствительный, он запоминает, в какой точке находилось пятно указки в каждый момент времени. На основе этих данных я построю статистику положений и скоростей пятна. То есть я буду знать, с какой вероятностью я смогу обнаружить пятно в определенной области экрана, и с какой характерной скоростью оно будет там двигаться.

— И чем это нам поможет?

— Это поможет нам установить, куда целился источник, когда посылал нам предупреждение. У нас есть точки в пространстве, в которых был принят сигнал. И нам приблизительно известно, с какой скоростью двигался луч передатчика в этих точках. Я полагаю, что статистика наведения луча совпадет со статистикой, которую я сейчас пытаюсь вычислить. Таким образом, зная статистику и отдельные данные о скоростях и положениях луча, я смогу с определенной вероятностью указать, куда должен был попасть луч.

— И что, все эти манипуляции необходимо производить здесь, на «Принце Хо»?

— Нет, конечно. Их можно производить где угодно. Я лечу на Приму, чтобы встретиться с эолийцами. Вы же знаете, там у них представительство.

— Да, я это знаю. Но это не объясняет, почему вы туда летите.

— Напротив, здесь есть прямая связь. Давным-давно, когда я был еще студентом, я изучал искажение движения волновых пакетов под действием гравитационных и прочих полей. Пауль Клемм тогда заканчивал докторскую диссертацию, посвященную примерно этому же вопросу. Вместе мы разрабатывали одну гипотезу, которая требовала экспериментального подтверждения. В нашем распоряжении было множество радиотелескопов, но у всех у них был один недостаток — они располагались либо вблизи звезд, либо вблизи Трансгалактического Канала, и то и другое вносило помехи при приеме сигнала от далеких источников. В то время у нас не было Д-кораблей, чтобы отнести радиотелескоп подальше от помех. Тогда мы предложили проект непилотируемого субсветового корабля, оборудованного мощным радиотелескопом. На наше счастье, многие институты и университеты были заинтересованы в подобном полете, и мы получили правительственное финансирование. Тридцать один год назад «Скаут» был запущен. Пока с ним поддерживалась связь, он передал много интересных данных. Но не это главное. Самое замечательное свойство «Скаута» заключалось в том, что его большая антенна была нацелена на галактику NGC1275. Понимаете, к чему я клоню? «Скаут» мог принять тот сигнал с предупреждением. Если я бы мог получить с него данные, это бы сильно помогло мне в поисках адресата.

— Что мешает с ним связаться?

— Сейчас он находится примерно в шести парсеках от ближайшего терминала. Обычная связь не работает. Можно было бы послать вдогонку Д-корабль, если бы не одно препятствие.

— Он находится на территории эолийцев?

— К сожалению, это так. Без их разрешения мы не можем снарядить экспедицию. Я постараюсь уговорить их пойти нам навстречу. В конце концов, это в наших общих интересах. Если не хотят пропускать наш корабль, пускай отправляют свой. Мне все равно, кто найдет «Скаута», лишь бы он послужил общим целям.

— Вы пробовали связаться с эолийцами?

— Да. Они ответили, что не могут пропустить наш корабль, потому что это создаст невыгодный для них прецедент. В принципе, они готовы послать свой, но прежде им нужно убедиться, что затраты стоят того. Поэтому они пожелали встретиться со мной лично.

— Вам оказана честь!

— Я тоже это так воспринял.

Будильник на его часах просигналил три раза. Он взглянул на циферблат.

— О, пора сделать очередную проверку.

— Еще один статистический эксперимент?

Он прижал палец к губам, вошел в свою каюту и пошарил рукой в чемодане. Свободной рукой он сделал мне знак закрыть дверь. Когда я исполнил просьбу, в его руке появился небольшой прямоугольный прибор, в котором я опознал противожучковый сканер. Говард деловито проверил заряд батареи и прочие настройки. Затем, отработанным движением, он начал водить сканером вдоль своего тела. Ничего не обнаружив на себе, он обследовал вещи и каюту. Когда проверка закончилась, он выключил прибор и сказал:

— Ну, и слава богу! Продолжим собирать статистику.

Я поинтересовался:

— Вы раньше что-нибудь на себе находили?

— Однажды был какой-то нанотроян, практически безвредный. Прилип к пиджаку.

— И как вы с ним поступили?

— Строго по инструкции. Засунул пиджак в микроволновку на десять секунд. Троян спекся.

— А пуговицы?

— Не успели.

Он повозился с лэптопом, потом мы снова вышли в коридор.

— Расстояние маловато, — сказал он и постучал в каюту напротив.

Дверь открыла пожилая дама.

— Что вам угодно? — спросила она с манерной модуляцией.

У Говарда в мозгу что-то, видимо, перещелкнуло и он отказался от первоначальной идеи.

— Прошу прощения, ошибся дверью.

Дама смерила нас взглядом, передернула плечами и захлопнула дверь.

— Хотел целиться от дальней стены ее каюты, — пояснил Говард, — но потом понял, что оттуда нет прямой видимости.

— Вот что вам помешало! А я подумал, что вы постеснялись ее беспокоить.

Пропустив мое замечание мимо ушей, он зашел в свою каюту, забрал лэптоп и вернулся ко мне с новым планом: я стою с лэптопом в одном конце коридора, он целится указкой из другого. Я сказал, что не смогу держать комп неподвижно. План слегка изменился:

— Поставьте на пол и следите, чтобы на него никто не наступил.

Задание было непростым. «Принц Хо» готовился к отправлению, пассажиры постоянно прибывали, у них были большие чемоданы, и они не смотрели под ноги. В конце концов, я устал извиняться и попросил Говарда перенести эксперимент в другое место либо отложить его до более подходящего времени. Он не послушался.

— Профессор, — сказал я во время перерыва, вызванного нашествием школьной экскурсии, — почему вы оказались именно на этом корабле и именно сегодня?

— О, это просто. Когда эолийцы сказали, что нужна личная встреча, я ответил, что перелет стоит дорого, и что я не могу отправиться в путь, если не знаю, чем кончатся переговоры. Тогда они предложили оплатить билет на этот корабль и гостиницу.

Я чуть было не попросил его захватить на встречу с эолийцами ватных палочек. Если они такие любезные, то, возможно, согласятся ненадолго открыть рот.

— А вы зачем туда летите? — спросил он.

— Надо кое в чем помочь Эдвардсу. Заодно, присмотрю за вами.

Пожалуй, ему не следовало знать, что на Приме я собираюсь добыть эолийскую ДНК. Поиски оператора Вилли шли безуспешно, и это укрепляло ДАГАР в вере, что ДНК существует. От этого им хотелось ее еще больше. Меня, правда, волновал вопрос, смогу ли я часть добычи продать за наличные.

— Вы так рассуждаете, — сказал мне тогда Эдвардс, — как будто молекулы уже у вас в кармане.

— А вы, видимо, всерьез решили наложить лапу на весь запас. Этого не будет. Половина должна пойти на продажу. Причем, сначала будет продажа, потом обмен с ДАГАРом. В противном случае ДАГАР обрушит цены. Если, пока я буду на Приме, вы найдете мне покупателя, получите пятнадцать процентов комиссионных.

Он ответил, что работает за половину. Я воспринял это как отказ от сотрудничества, и тему ДНК мы больше не затрагивали.

Опыты с лазерной указкой кончились тем, что вокруг Говарда собралась толпа детей, желавших принять участие в эксперименте. Учителя, родители и бездетные пассажиры были не в силах подавить в детях жажду знаний. Только угроза быть раздавленными стартовым ускорением на них подействовала. Честно говоря, меня это тоже напугало, и я спустился в свой отсек. По кораблю объявили пятиминутную готовность.

40

02.05, радиотелескоп «Око галактики», система HD240210

Директор радиотелескопа «Око галактики» Алек Пришвин поклялся Говарду, что никому ничего не скажет. Три дня он не разговаривал со своими сотрудниками, поскольку не знал, чего именно ему нельзя говорить. Видимо, удостоверившись, что Пришвин действительно способен хранить молчание, Говард рассказал ему о водородно-гелиево-углеродной теории, описывающей смысл сигнала из галактики NGC1275.

Теперь Пришвину казалось, что он всегда ждал чего-то подобного. Пятнадцать лет он был наедине с бездной. Его сотрудники менялись, программы исследований начинались и заканчивались, заказчики исследований — ученые коллаборации — создавались и распадались, даже радиотелескоп, и тот успел пережить две реконструкции. Неизменными здесь остались только он и красный гигант, с подозрением поглядывавший на действия астрофизика. Теперь бездна оценила его терпение и откликнулась.

Он взял в руки первое издание звездного каталога Дрейпера, тома которого украшали его кабинет. Шершавой бумаге было несколько веков, и он любил касаться ее пальцами. Ему казалось, он прикасается к вечному. За иллюминатором громоздилось преходящее: десятки тысячи приемных модулей, соединенных ажурной сетью, поблескивали в лучах далекого красного HD240210.

Говард прав, думал он с трепетом, сигнал предупреждает об опасности. Источник сигнала пропал. Возможно, он полностью исчерпал энергию. Следовательно, нет смысла ждать повторения сигнала. Надо заняться изучением того, что осталось.

Пришвин направил все свободные ресурсы радиотелескопа на изучение галактики NGC1275. Может быть, оттуда идут другие сигналы? Но эта галактика настолько сильно излучает, что очень трудно выделить что-то осмысленное на общем фоне. Удивительно, что им удалось вычленить 1-4-12.

Он исследовал группу звезд, обрамлявших то место, где был замечен источник. Это были обычные звезды — двойные и одинарные — каких и в нашей галактике миллиарды. Они вращались вокруг активного ядра по предписанным законам и не показывали никаких признаков жизни. А какие признаки жизни можно заметить на расстоянии в двести тридцать пять миллионов световых лет?

Никаких, пока те, за кем вы следите, сами не захотят быть замеченными.

Когда неведомые существа отправляли сигнал, на Земле только начался мезозой, динозавры были представлены лишь некоторыми опытными образцами. Оставшиеся с палеозоя акулы сетовали, что раньше было лучше, и спрашивали, куда подевались вкусные трилобиты. Но там, на далекой NGC1275, жители уже обеспокоились нашей судьбой.

Мы вас услышали, думал Пришвин, а что дальше?

Он распорядился сфокусировать «Око» в точности на галактику. Сотрудники напомнили, что тем самым они нарушат сбор данных для «теоретиков». Но ему было на это наплевать, речь, в конце концов, шла о жизни и смерти.

Спектр центральной части галактики выглядел странно размытым. Сначала он винил аппаратуру, но потом догадался, что позади изучаемой области находится какой-то другой светящийся объект, с очень разнообразным спектром излучения.

Это другая галактика, осенило его. Карликовая галактика находится в точности позади NGC1275, и она также входит в скопление галактик в Персее, но расположена еще дальше от Млечного Пути.

Галактики, отличные от NGC1275, его не интересовали, и он уже собирался вернуться к изучению выбранной группы звезд, как его педантичная натура возобладала, и он решил уточнить в каталоге, что это за новая галактика. Каталог (но не Дрейпера, конечно) быстро выдал ее название — NGC49978 — и физические характеристики. И ему, астрофизику-наблюдателю с тридцатилетним стажем, хватило трех секунд, чтобы понять: характеристики галактики радикально изменились!

С подобными изменениями он никогда раньше не сталкивался. Он перенес наблюдение на NGC49978, отфильтровав излучение загораживавших галактику звезд. И у него замерло сердце.

Пришвин с ужасом смотрел на разворачивавшуюся перед ним трагедию. Звезды, образовывавшие галактику NGC49978, разбегались. Сама галактика меняла свою форму, превращаясь из правильного диска в лунообразный серп. Конечно, сейчас изменения были практически незаметны, но натренированное воображение уже рисовало ему картину катастрофы вселенского масштаба. Для него любая галактика была живым существом, и он физически ощутил, как рвется ткань NGC49978, как хрустят ее кости, как невыносимая боль пронзает ее мозг.

Это то, что нас ждет, сказал он сам себе и вдруг осознал, что картине, которую он наблюдает, триста миллионов лет, и что сейчас от галактики не осталось и следа. Акула сквозь призму воды присматривалась к новым обитателям суши, а в это время триллионы обитателей NGC49978 погибали в страшных мучениях.

Прежде чем обнародовать наблюдения, он решил посоветоваться с Говардом.

41

03.05, «Принц Хо», система Примы

Двенадцатичасовой разгон на пятнадцати «же» закончился, и ускорение упало до земного. Я захотел выбраться из ложемента, но вовремя вспомнил, что выбираться некуда. Сбоку от ложемента была полоска пола шириной в полметра, ее основным предназначением было дать мне возможность добраться до двери. Выходить я не планировал. Вставать, не выходя, смысла не было. Я достал комлог и просмотрел почту лежа.

Эдвардс послал мне вдогонку письмо с точными координатами Джан Хуа. Его каюта имела номер 406 и располагалась на зеленой палубе. Все, что от меня требовалось, это проследить, чтобы он добрался до места назначения, где его уже будет ждать Долорес, полетевшая на более скоростном корабле.

Интерпол предоставил мне его досье. Хуа было тридцать пять, у него были азиатские черты лица и крепкое телосложение. Имея диплом парамедика, он работал в Пекинском институте наследственных болезней кем-то вроде курьера, перевозящего ценные материалы. Путешествие с Земли на Приму и обратно было для него не первым. Институт имел тесные контакты с фондом «Здоровье галактики», базировавшимся на Приме. Предполагалось, что фонд посредничает между эолийцами и нами в области медицины. Институт имел разрешение на транспортировку человеческих тканей на Приму. Фонд — на передачу их эолийцам. Когда Эдвардс попробовал копнуть глубже, он получил строгий окрик сверху. Отношения с Эолом и без того были натянутыми. Не стоит их портить, пока они не научили нас жить хотя бы до двухсот лет.

Реклама, приглашавшая девушек принять участие в исследованиях для «Центра репродукции человека», висела почти год. Зачем эолийцам СТОЛЬКО материала? Почему они пользуются услугами преступной группы?

Пока сеть работала более-менее нормально, я скачал информацию о «Здоровье галактики». Фонд выглядел очень респектабельно. В совет его директоров входили многие уважаемые ученые. Политики там тоже были, но куда же без них… Вероятно, под их давлением Интерпол притормозил расследование «вглубь». И не потому ли Эдвардс попросил проследить за Джан Хуа меня? Как частное лицо я имею право следить за кем угодно.

Я поднялся в ресторан и обедал там до тех пор, пока не появился Хуа. Он ел один, пережевывая пищу по какой-то восточной методике. Мое долгое пребывание в ресторане неизбежно привело к тому, что я пересекся с Говардом. Он, уже поев, подсел ко мне, чтобы рассказать о катастрофе на NGC49978. Мои мысли были заняты эолийцами и Джан Хуа, поэтому я слушал его в пол уха.

— Я предполагал, что вы смелый человек, — сказал Говард, — но не думал, что настолько.

— Вы это о чем?

— Я рассказываю вам, как галактику разрывает на части, а вы просите меня передать соль.

— Хорошо, не передавайте. Умрем голодными. А кто ее разрывает?

— Трудно сказать. Выглядит так, будто плотность темной энергии выросла в том районе на несколько порядков. Действие темной энергии сходно с внутренним давлением. Под давлением пространство начало растягиваться, увлекая за собой все, что в нем находится. Звезды разбегаются, и вещество, из которого они состоят, также разбухает. Даже молекулы и атомы раздуваются. Темная энергия страшная вещь.

— Не ее ли генераторы вез «Гефест»?

Он отмахнулся.

— Сравнили! Их мощность в триллион раз меньше.

— Видимо, у ученых в той галактике другие масштабы. Они перегнули палку.

— По-вашему, виноваты мы?! В смысле, ученые? Ну, знаете ли…

Кофе и десерт немного его смягчили. Тем временем Джан Хуа доел и ушел. Говард отвлек меня очень не вовремя. Я спросил:

— Есть ли у нас план спасения?

— Сначала надо локализовать проблему. Разлет звезд в NGC49978 показывает, что источник темной энергии находится в одной точке на краю галактики. Я думаю, сигнал от NGC1275 указывает нам аналогичную точку в нашей галактике. Надо найти ее и посмотреть, что там. Для этого я сегодня же займусь обработкой статистики, которую мы собрали перед стартом «Принца».

Я пожелал ему удачи. Мы вместе сели в лифт, но я вышел на зеленой палубе. Там я пару раз прогулялся мимо каюты с номером 406. Не заметив ничего подозрительного, я вернулся в свой трюм.

Прошло три дня, неотличимых друг от друга. Джан Хуа появлялся только для того, чтобы медленно что-нибудь переживать, Говард жаловался, что расчеты не сходятся, в бассейне было много хлорки, а в зоопарке лемур укусил-таки пассажира.

За третьим совместным обедом он сказал в сердцах:

— Мне нужно было лучше изучать математическую статистику!

— Это было так давно! Вы бы уже все забыли.

— Ничего никогда не забывается. Надо просто знать, где искать. А сейчас мне кажется, что я ищу совсем не там.

— Что именно у вас не получается?

— У меня есть данные с нескольких радиотелескопов, которые уловили сигнал. Эти данные плохо согласуются с нашими опытами по стрельбе из указки по экрану лэптопа.

— И что это значит?

— Что я еще больше хочу получить данные со «Скаута». Я уже направил несколько писем высокопоставленным лицам. Думаю, они смогут повлиять на эолийцев.

Я пожелал ему удачи и в этом.

Между тем в новостях появилась информация о галактической катастрофе. Правда, она не удостоилась даже раздела происшествий. В новостях науки упомянули о необычном явлении, сравнив его по масштабам со столкновением галактик в Малом Льве. Но никто не сопоставил катастрофу с сигналом-предупреждением. Видимо, информация о сигнале еще не просочилась в прессу.

Эдвардс взял с меня слово не предпринимать никаких активных действий по отношению к Джан Хуа. На четвертый день полета я залез в словарь, чтобы найти определение «активных действий». Относится ли к ним незаконный обыск?

Прямо об обыске там не говорилось, но я подозревал, что он так же имелся в виду.

Что если яйцеклетки идут к эолийцам НЕ через фонд «Здоровье галактики»? То есть один небольшой контейнер — такой, какой лежит в термостате Хуа — еще мог бы проскочить. Но то количество, о котором мы знаем…

Организаторам канала доставки пришлось бы делиться доходами с большим количеством людей, что сделало бы все предприятие нерентабельным. И сам канал выглядел слишком очевидно: институт наследственных болезней — фонд — эолийцы. Пиццу, и ту иногда доставляют более сложным путем.

Поэтому я подумал, что контейнер с товаром должен быть передан не в фонд, а кому-то еще. Очевидно, передача должна состоятся на Приме. Есть ли у Хуа подозрение, что его будет встречать Интерпол? Мы с Долорес уже засветились, и если меня увидят рядом с Джан Хуа, он может не доехать до пункта назначения.

Ведут его или нет, вот главный вопрос, который я собирался выяснить.

Я начал скрытно снимать его на камеру, в надежде, что кто-то будет слишком часто попадать в кадр. Применять подслушивающие и подсматривающие устройства я не рискнул. Если даже профессора физики научились пользоваться антишпионскими сканерами, то что уж говорить о контрабандистах.

К сожалению, Джан Хуа попадался мне на глаза только в ресторане. За каждым пассажиром (кроме меня) там был закреплен определенный столик, поэтому в кадре мелькали одни и те же лица. Я установил одну микрокамеру в конце коридора с его каютой. Переборки экранировали сигнал, поэтому я не получал «живой» картинки. Чтобы снимать запись, необходимо было регулярно заглядывать на зеленую палубу. Для этого нужен был повод, и я познакомился с немолодой парой, имевшей каюту через две от 406-ой. Муж любил покер, жена — нет, и два дня я доставлял ему удовольствие, проигрывая по десятке за партию.

На шестой день полета, перед тем как проиграть очередные десять марок, я скачал запись с камеры и тут же просмотрел ее в ускоренном режиме. Запись охватывала часть утра и ланч. В 12:03 Джан Хуа выбежал из каюты в направлении лифтов. В соседнюю каюту юркнул робот-уборщик. Двери других кают быстро хлопали, выпуская бегущих на ланч пассажиров. Робот выскочил из каюты, в двери мелькнула нога в тяжелом ботинке. Видимо, он чем-то не угодил хозяевам. Робот ворвался в каюту напротив и застрял там надолго. Народ продолжал суетиться примерно до 12:30. Потом случилось затишье, прерванное лишь раз, когда робот-уборщик выскочил из 405-ого и вбежал в 406-ой.

Запись закончилась. Я посмотрел на часы: 13:17. Очевидно, Хуа после ланча куда-то зашел. Со вчерашнего дня я перестал следовать за ним попятам, опасаясь разоблачения. Раньше он пару раз заходил на смотровую площадку и в спортзал, поэтому его отсутствие меня пока не напрягало. Более необычным мне казалось отсутствие робота. С предыдущей каютой он справился за полчаса. С 406-ой возился уже минут сорок.

Я смотрел на дверь как загипнотизированный. Воображение рисовало мне приготовившегося к нападению робота. Что он задумал? Может, он всосет Хуа пылесосом? Или заставит выпить трехлитровую бутыль с моющим средством? Или защекочет своими щетками до смерти?

Из лифта вышла будущая жертва. Я спрятался за угол и принялся лихорадочно соображать. Вряд ли я услышу призывы о помощи — стены кают хорошо изолированы, а роботы, как мы знаем, умеют сдавливать горло.

Было слышно, как хлопнула дверь в каюту. Я досчитал до десяти и пошел к 406-ому, постепенно замедляя шаг. Возле двери я остановился и прислушался. Мне показалось, я слышал вой пылесоса. Только я занес руку, чтобы постучать, как вой прекратился, дверь открылась, и робот вежливо попросил меня посторониться. За его спиной стоял живой Джан Хуа, с каменным выражением лица он смотрел мне в глаза.

— Прошу прощения, у вас не будет чего-нибудь от головы? — спросил я, пропустив робота.

Наверное, он с удовольствием предложил бы мне даосский меч.

— На белой палубе есть врач, — сказал он.

— Лень было подниматься.

— Больше ни чем не могу помочь.

Я развернулся, и, чувствуя между лопаток его взгляд, пошел по коридору к 409-ому, где, к счастью, меня уже ждали с колодой крапленых карт.

Двумя часами позже, облегченный на десятку, я прошел мимо камеры и, как всегда, снял показания.

Сразу после нашего недолгого общения Хуа покинул каюту, но пошел не к лифтам, а к запасной лестнице. Я подумал, что было бы забавно, если бы он обыскал мою каюту, пока я расстаюсь с мелочью. Впрочем, обыск ему бы ничего не дал. Все, с чем мне жалко расстаться, я ношу в путешествиях с собой.

Каюту никто не трогал. А жаль, потому что это был бы повод перейти к запрещенным активным действиям.

Среди самых дорогих мне предметов был крохотный нейтринный маячок. К сожалению, нейтринные технологии еще не перешли на нанометры, поэтому маячок был все же больше любого электромагнитного жучка. Хороший сканер его бы обнаружил, но не по нейтрино, а по обычному излучению, которое у него имеется как у всякого прибора.

Эдвардс дал мне предположительное описание контейнера, в котором могли бы перевозиться яйцеклетки. Контейнер должен был выглядеть как толстый низенький термос. Корпус такого контейнера экранирует излучение, поэтому сканер не обнаружит маяк. Нейтрино, разумеется, будут проходить, и по ним можно будет отслеживать перемещения контейнера.

Исполнение этого плана я отложил до ужина.

Для того чтобы войти в каюту, мне не потребовалось усыплять Джан Хуа. Достаточно было просканировать, а потом воспроизвести сигнал, которым роботы-уборщики открывают двери. Термостат находился, как и положено, рядом с розеткой. К нему не требовался специальный ключ. Я открыл крышку и осмотрел содержимое. Все предметы были запечатаны в пакеты с маркировкой Пекинского института наследственных заболеваний. Никакого контейнера, который бы как-нибудь выделялся или был бы похож на тот, что описал мне Эдвардс, в термостате не было.

Как я и предполагал, Джан Хуа был отнюдь не последним звеном в цепочке доставки. И у меня оставалось два дня, чтобы выяснить, кому он передал груз.

А так ли это важно, думал я, пережевывая гамбургер, который не входил в стоимость каюты. Мы знаем, что яйцеклетки предназначались эолийцам. Вряд ли доставщик знает, зачем они им. Допрашивать эолийцев Эдвардсу не позволят. Но можно попробовать загнать их в угол, чтобы они рассказали сами.

На то, чтобы придумать, как поставить эолийцев в неловкое положение, мне не хватило отведенного на ужин времени.

После ужина я просмотрел все записи с микрокамеры. Незнакомцы в каюту Джан Хуа не входили. Не с пустыми руками он выходил всего два раза — в те дни он посещал спортзал, с собой у него была легкая сумка со спортивным, как я полагал, костюмом.

Двое суток я не спал, потребляя внутрь лишь кофе с сахаром. Появится ли хоть один еще пассажир с такой сумкой? Есть ли у кого-нибудь еще термостаты? Куда ведут следы на поручне запасной лестницы?

Я попробовал всё, и все усилия были тщетны.

Нет, не всё. Я не допросил Джан Хуа, хотя искушение было велико. Но Эдвардс специально взял с меня клятву, что я не предприму чего-либо подобного.

42

05.05, Лкафкен, зона Эола

Посол Валентайн Дикси мог бы отправить официальный запрос Министру по внешним контактам, но решил сначала посоветоваться с Аграбхором, благо тот еще пока не уехал.

Место встречи было выбрано неформальным. Гигантский, ровно расчерченный парк занимал центральную часть территории, отведенной под административные учреждения. Городом, в человеческом понимании, это место назвать было нельзя. Население Эола не любило сбиваться в кучи, предпочитая отдельные виллы на расстоянии нескольких километров друг от друга. Флаеры, подобные нашим, доставляли население к местам работы. Расход энергии был большим, но, кажется, они могли себе это позволить. Удобной для строительства земли тоже, видимо, хватало на всех. Первое время Дикси опасался, что из-под земли появится неожиданно какой-нибудь морлок, но постепенно эти опасения улетучились.

У эолийцев не было морлоков ни в каком смысле — общество выглядело на редкость однородным, хотя имущественное неравенство, безусловно, присутствовало. С точки зрения Дикси, это общество выглядело крайне закрытым — и не только в том смысле, что его мало куда пускали. Эолийцы держали его на дистанции, но что странно: в этой их дистанцированности он видел не чувство превосходства, а как бы нежелание отвлекаться на мелочи перед лицом важнейшей задачи. Как если бы он был праздношатающимся гражданином среди тружеников.

«В их глазах я вижу какую-то цель, — записывал он в блокнот, — цель не трансцендентную, а реальную, ощутимую, хотя, быть может, пока далекую».

Из реальных фактов ему удалось установить, почему эолийские кладбища выглядят как музеи. Оказалось, что уже несколько десятилетий умирающие эолийцы подвергаются гибернации. Он узнал об этом случайно, и не мог демонстрировать свое знание воткрытую. В то же время ему хотелось донести свои наблюдения до людей. Поэтому через своего близкого друга он завел в сети анонимный блог, где делился своими впечатлениями об Эоле. Накануне, после многократного перешифрования, он отослал другу информацию о гибернации.

Погода была идеальной для прогулки: плюс двадцать пять, солнце и приятная свежесть, исходившая от листвы, имевшей здесь голубоватые и розоватые оттенки.

— Вы меня переоцениваете, — говорил Аграбхор, — считая, что мое мнение в министерстве является решающим.

— Тем не менее, мне бы хотелось, чтобы вы располагали информацией до того, как я обращусь к господину министру.

— Я слушаю вас внимательно.

— Это касается происшествия у той тройной системы, которая проходит по нашим каталогам как HIP789067.

Аграбхор сурово поджал губы. Посол продолжил:

— Прежде всего, я приношу извинения за действия моей стороны. Они были спровоцированы преступниками, завладевшими Д-кораблем. Вы должны понять меня правильно. Численность нашего населения составляет более шестидесяти миллиардов человек. Федеральное правительство наделено большими полномочиями, но, по правде сказать, мы не в состоянии контролировать всех и каждого. Если кто-то приобретет на свои деньги Д-корабль, он, согласно нашим законам, волен путешествовать на нем куда угодно. Космос открыт для всех… слушаю, вас, советник, — он заметил, как собеседник немного приподнял руку.

— Мы полностью вас понимаем. Мы понимаем, что ваши граждане могут поступать, как им вздумается. Тем более, это относится к преступившим закон субъектам, которые, разумеется, не станут спрашивать ни вашего, ни нашего совета. Выражаясь строгим языком, вы не способны придерживаться договора, каким бы он ни был. Ваши граждане будут его нарушать, а вы будете извиняться. И такое положение вещей будет сохраняться бесконечно. Поэтому мы хотим заранее избавить вас от необходимости извиняться. Что в этом толку, если нарушения продолжатся. Мое правительство приняло решение взять всю ответственность по защите наших территорий на себя. И мы будем это делать, используя все ресурсы.

Фраза прозвучало жестко, но Дикси проглотил обиду. Сейчас Аграбхор был нужен послу больше, чем посол ему.

— Мне тоже понятна ваша точка зрения. Но есть правила, основанные на принципах гуманизма. У нас есть серьезные основания подозревать, что одни из наших граждан был захвачен…, — он осекся, — нет, вернее, был принят на борт вашего корабля во время того инцидента. Человека звали Рош Морель. Мы очень беспокоимся за его судьбу. Если у вас или у вашего министерства информация о нем? Можем ли мы с ним связаться?

— Я наведу необходимые справки. Это все, что я сейчас могу вам обещать.

— О большем я и не прошу. Есть еще один вопрос, который я бы хотел обсудить, если позволите.

— Разумеется, господин посол. Для того мы здесь и находимся, чтобы обсуждать вопросы.

— Абсолютно справедливо. Ко мне поступило письмо от одного нашего весьма уважаемого ученого. Его имя Гор Говард. Тридцать лет назад он и его коллеги запустили субсветовой непилотируемый корабль. Цель запуска была сугубо исследовательской. Сейчас корабль находится в той области пространства, куда доступ нам закрыт. Нам хотелось бы догнать этот корабль и снять показания приборов. К сожалению, догнать его можно только на Д-корабле. Нам бы хотелось знать, на какое содействие с вашей стороны мы могли бы рассчитывать.

— Да, я знаю о проекте господина Говарда. Он связывался с нашим представительством. Правда, его объяснение звучало куда более драматично. Кажется, он планирует спасать наши народы от какой-то угрозы. В любом случае, мы не можем принять решение, пока не переговорим с ним при личной встрече. Завтра я отправляюсь на Приму, чтобы принять участие в переговорах.

Ответ эолийца поразил Дикси. Он рассчитывал на очередное обещание навести справки. Видимо, Говард действительно выдающийся ученый, раз важный представитель Эола решил встретиться с ним лично и даже специально для этого летит на Приму, хотя, как было известно послу, Аграбхор собирался провести на Лкафкене еще дней десять.

— Я не мог и мечтать о большем, — сказал Дикси в растерянности.

— Вот и прекрасно, — улыбнулся его собеседник, — как вам сегодняшняя погода?

43

10.05, орбитальная пересадочная станция планеты Прима

Прима — теплая, землеподобная планета с сухим, но стабильным климатом. Ее вялая растительность сосредоточилась ближе к полюсам, вокруг прохладных морей. В экваториальной области моря напоминали теплый рассол, континенты были пустынны, звери вялы, а растительность никакой. С орбитальной пересадочной станции было видно, как севернее экватора поднимается песчаная буря, готовая захватить большую часть тысячекилометрового континента. В предполярных областях планета выглядела живее, желтое тут соседствовало с зеленым, небо закрывал не песок, а перистые облака.

Долорес встречала нас на орбитальной станции. Я уже предупредил ее, что курьер идет без товара. Разумеется, она свалила всю вину на меня:

— И вы называете себя профессионалом! Он вычислил вас и передал товар другому.

— А откуда там взялся этот другой, если до посадки на «Принца» Джан Хуа не подозревал о моем существовании? Очевидно, передача была запланирована заранее. С тех пор как мы с вами навестили Парацельс, они стали осторожней.

— Ладно, в любом случае это больше не ваша забота. Вы свое задание провалили, теперь моя очередь.

— Но я бы хотел участвовать.

— А как же ваш план раздобыть ДНК?

— Это и есть мой план. Я хочу встретиться с эолийцами в неформальной остановке. Подозреваю, что на Приме они хорошо себя защитили. Когда же они будут забирать груз, они будут думать о грузе, а не о том, как уберечь свои хромосомы. Тут появлюсь я и поскребу их как следует.

— Вы полагаете, что передача будет организована, как на «Принце»? Курьер зайдет с эолийцем в раздевалку спортзала, и они обменяются сумками? Не ждите ничего подобного.

— Как, по-вашему, им передадут материал?

— Очень просто. Контейнер запечатают в защищенный модуль, наподобие посадочного, и отправят в открытый космос. Там его подберет эолийский Д-корабль, причем, автоматический. Возможно даже, что это будет земной корабль, купленный эолийцами через подставные фирмы. И мы никогда не докажем, что за всей этой операцией стоит Эол. И, разумеется, вы не получите никакой ДНК.

— Получу, — сказал я твердо. У меня был план, но выполнить его было чрезвычайно сложно.

— Вы сумасшедший, — сказала она, когда я поделился с ней своими соображениями.

Четыреста пассажиров «Принца Хо» были распределены по четырем челнокам, курсировавшим межу орбитальной станцией и планетой. С интервалом в пятнадцать минут все четыре отправились в северное полушарие, к столице Примы Прима-Домне. Джан Хуа улетел третьим челноком, Говард, как представитель более экономной публики, — последним.

Проводив физика, я вернулся к Долорес. До определенного момента наши планы совпадали. Чья возьмет в точке бифуркации, решит грубая сила.

Долорес вела себя чрезвычайно уверенно. Она не сомневалась, что груз все еще находится на пересадочной станции. Более того, кажется, она даже знала у кого.

Бодрым шагом она двигалась к докам, в правом ее ухе был наушник, через который, видимо, ее направляли. Я шел в кильватере, словно телохранитель. Мы дошли до ангаров с грузами, ждавшими погрузки на челноки.

— Теперь будем ждать, — сказала Долорес и присела на пустую паллету.

— Я чего-то не знаю?

— О, конечно! Могли бы не спрашивать.

— Просветите?

— Эх, ладно, смотрите.

Она положила свой комлог на ладонь и включила какую-то видеозапись. На экране я увидел ворота, через которые выпускали пассажиров «Принца Хо». Пассажиры уже кончились, и через ворота сновали технические работники и члены экипажа.

— Не замечаете ничего необычного?

Я присмотрелся. Действительно, по периметру ворот было закреплено нечто вроде толстого шланга. Шланг казался здесь явно не к месту. До определенного момента камера не отдавала никому предпочтения. Но вот через ворота прошел очень загорелый и очень бородатый мужчина в комбинезоне технического персонала, в руках у него была прямоугольная сумка для инструментов. Раздался писк и камера начала провожать его взглядом. Когда мужчина скрылся за поворотом, запись остановилась.

— Груз у него, — сказала Долорес с гордостью.

— Вы как-то успели его пометить? Но как, если с Джан Хуа, по словам Эдвардса, никто из ваших в контакт не входил.

— Клетки были помечены изотопами прямо в клинике. Изотопы излучали нейтрино, которые были перехвачены тем довольно громоздким сканером.

— Но как вам удалось ввести изотопы в клетки?

— Не думаю, что вас интересуют подробности.

— Ох, не бережете вы себя!

— Не беспокойтесь. Там, где изотопы не нужны, от них уже не осталось и следа.

— Сколько бы я сберег сил, если бы знал об этом трюке заранее. Получается, Джан Хуа спрятал груз на корабле?

— Видимо так. Скорее всего, он использовал небольшой автономный термостат. Он мог питаться от батареи или быть подключен к бортовой сети. На корабле розеток хватает, особенно в технических отсеках. И там много труднодоступных мест, куда не заглядывали с момента постройки корабля.

— Что у нас следующее по плану?

— За тем техником установлено наблюдение. Сейчас он с друзьями нагружает небольшой корабль. Как только он отчалит, мы двинемся следом.

— Наверное, у них предусмотрено что-то на случай, если полиция попытается захватить груз, когда он будет в открытом космосе.

— Я поняла вашу мысль. И я с ней не согласна.

Мне не требовалось ее согласие. Мне требовалось, чтобы она на какое-то время удалилась подальше от будущего поля боя.

44

10.05, Прима

Говард любил этот момент — когда новая, неизведанная (им) планета только начинает разворачиваться перед его взором. Он вытянул шею и прижался лбом к иллюминатору. Экваториальный океан был с неприятным коричневатым отливом, ближе к северу вода набирала синие и стальные цвета. Желтая с серым пустыня постепенно наполнялась зеленеющими оазисами. Массивный горный хребет окончательно отделил пустыню, и под челноком началась саванна оттенка выцветшей зелени.

Они вошли в плотные слои атмосферы. Облака и обтекавшие челнок горячие газы сократили видимость до нуля. Говард ждал резкого торможения, но его не последовало. Челнок гасил скорость плавно, словно не боясь расплавиться от трения. Языки пламени скользнули по обшивке и исчезли, затем исчезли облака, и перед Говардом предстала скалистая возвышенность, постепенно снижавшаяся к зеленому побережью.

Прима-Домна состояла из кластеров, принадлежавших отдельным частным и федеральным организациям. В этом она напоминала Хторг-Сити. Основное отличие заключалось в том, что пространство между кластерами не было оставлено за местной природой, напротив, оно старательно выравнивалось под будущую застройку.

Эолийцам отвели место в двухстах километрах еще дальше к северу. В комлоге Говарда были снимки их поселения. Оно представляло собой ультрасовременный город-купол площадью около одного квадратного километра. Вплотную к городу примыкал космопорт для взлетно-посадочных модулей и легких кораблей. Между Прима-Домной и Эол-Сити курсировали беспилотные такси. Предполагалось, что Говард сначала найдет себе место в гостинице, потом свяжется с представительством Эола по видеофону. Вместе они согласуют время встречи. В назначенный час Говарда будут ждать у посадочной площадки рядом с Эол-Сити.

Космопорт располагал своей гостиницей, и поначалу Говард решил, что нет смысла двигаться дальше. Затем он догадался посмотреть по карте, далеко ли отсюда до Эол-Сити. Получилось почти триста пятьдесят километров. Если потребуется несколько встреч, он разорится на такси.

Почта проинформировала, что пришло новое письмо. В письме Говард с удивлением обнаружил подтверждение на бронирование номера в «Плазе». Номер был оплачен на неделю вперед. Сама гостиница располагалась в северной части Прима-Домны, в двухстах с небольшим километрах от Эол-Сити.

«Как любезно с вашей стороны», — пробормотал он и поискал глазами указатель к стоянке такси.

С теми «плазами», с которыми ему приходилось сталкиваться, местная не имела ничего общего, кроме, вероятно, хозяина. Обилие свободного пространства позволяло строителям не тянуться к небу. Гостиница была плоским трехэтажным многоугольником с просторным внутренним двором, где в бассейне плескалась вода, а в кадках цвели пальмы. В лобби его встретил приветливый робот, который подтвердил регистрацию и передал Говарда под попечение коллеги.

На номер эолийцы тоже не поскупились. В нем было две полноразмерные комнаты и большая ванная. Говард попросил принести ему кофе и что-нибудь перекусить. Пока исполняли заказ, он написал эолийцам письмо, в котором сообщил о своем прибытии и поблагодарил за щедрость. Через десять минут пришел ответ. Некто Аграбхор предложил Говарду два варианта дальнейших действий. Если профессор нуждается в отдыхе после долгой дороги, встречу можно провести завтра утром. Если же отдых не нужен, то его ждут сегодня в любое удобное время. В конце письма находился номер для связи.

Говард действительно чувствовал себя немного утомленным. Во время перелета он мало спал и много работал. Но его статистические импровизации, которым он посвятил столько времени, давали противоречивый результат. С равной вероятностью местом, куда целились из галактики NGC1275, могло быть и Солнце, и сверхгигант HD190603, удаленный от Солнца на тринадцать тысяч световых лет в сторону Лебедя. В душе, Говард надеялся получить лучшую точность. С более точными данными его аргументы на переговорах с Эолом звучали бы убедительней. Успеет ли он за ночь уточнить результат? Пожалуй, он только больше запутается, а голова от переутомления перестанет работать совсем.

Говард набрал номер Аграбхора с гостиничного терминала, потому что надеялся рассмотреть эолийца на большом экране. Комлогом очень неудобно пользоваться в видеорежиме — экран мелкий, звук тихий, камера трясется.

Он узнал симпатичного светловолосого эолийца из передач Сильвии Дельгадо. Не его ли ДНК она похитила? Или у нее что-то там не получилось? Говард редко бывал в курсе последних галактических сплетен.

— Добрый день, господин Говард, — сказал эолиец. Его сильный, но не неприятный акцент был скомпенсирован хорошей артикуляцией.

— Добрый день, господин… Аграбхор, простите, если неправильно выговариваю ваше имя. И еще раз спасибо за приглашение и за… в общем…

Эолиец решил прервать мучения Говарда, у которого сегодня особенно трудно подбирались слова. Наверное, ему действительно надо выспаться.

— Не стоит благодарностей. Мы хорошо знакомы с вашими работами, и для нас большая честь побеседовать с таким человеком, как вы. Вы уже решили, когда вам будет удобнее провести встречу?

— Да, я готов, как только вы будете готовы. То есть, я хочу сказать, чем раньше, тем лучше.

— Отлично. Мы вышлем за вами флаер. У вашей гостиницы он будет примерно через час. Вас это устраивает?

— Конечно. Но я мог бы взять здесь такси, чтобы не затруднять вас…

— Нас это нисколько не затрудняет. По прибытии флаер с вами свяжется.

— Огромное спасибо. Буду его ждать.

Еще по разу обменявшись любезностями, они одновременно выключили связь.

Говард быстро принял душ и переоделся. Только сейчас он вспомнил о кофе и сэндвичах, которые привезли, пока он разговаривал с эолийцем. Покормят ли его они?

Он быстро прикончил еду и набрал мой номер.

Я не ждал ни от кого звонка и мирно дремал, сидя на полу и уперев голову в колени. Контрабандисты отчаливали через два часа, и мне нужно было набраться сил до их старта.

— Слушаю вас, профессор, — сказал я, чувствуя на лбу след от брючного шва.

— Я вас ни от чего не отвлекаю?

— Уже нет. Говорите.

— Что если движение луча не было безуспешными попытками прицелиться?

— Вы про сигнал один-четыре-двенадцать?

— Да. Что если лучом двигали с какой-то целью?

— Например?

— Им нужно было решить две задачи: указать место катастрофы и сообщить о ней существам, обитающим по соседству с этим местом. Если указать место очень точно, то сигнал сможет принять только тот, кто там находится. То есть не слишком много обитателей нашей галактики. Если попытаться предупредить многих, утрачивается точность. Как решить обе задачи одновременно?

— Нарисовать крест?

— Слишком антропоцентрично. Да и площадь он покроет небольшую.

— Несколько крестов с одним центром, вроде звезды или снежинки.

— Если у них есть снежинки.

— Тогда сдаюсь. Но обещаю подумать.

— Хорошо. Успехов вам. Сам я сейчас к эолийцам. Они милые существа, кстати.

На этом мы распрощались.

Он размышлял о звездах и снежинках, пока флаер не известил о своем прибытии. Перед выходом Говард посмотрел на себя в зеркало и лишний раз убедился, что рядом с эолийцами он будет ощущать себя недочеловеком.

Наверное, думал он, таких как я они в младенчестве бросают со скалы как спартанцы. Поэтому их мало. Но почему тогда они опережают нас в науках?

Флаер оказался обычным местным такси. Говард забрался на заднее сидение и приготовился любоваться видом.

Купол Эол-Сити стал различимым с расстояния в семь километров. Сначала это был просто яркий блик от одной из его граней, потом проступили и сами грани, укрепленные особо прочными полимерными ребрами. Уже все промышленные шпионы успели поскрести эти ребра, чтобы узнать секрет материала. Удалось ли его воспроизвести, общественность пока не знала.

Шестиугольные грани были тонированы с фиолетовым оттенком. Внутри Говард заметил куда более пышную растительность, чем снаружи. Путеводитель утверждал, что грани на самом деле являются нано-мембранами, пропускающими то, что эолийцы считают для себя безопасным. Что именно они называют опасным, путеводитель не уточнял.

Такси приземлилось на краю овальной посадочной площадки рядом с многоместным экскурсионным флаером. С правой стороны от Говарда возвышалось сложное строение местного космопорта, слева начиналась прозрачная галерея, ведущая к куполу. Из галереи ему навстречу вышел человекоподобный эолийский робот. Мы своих роботов, по ряду причин, делаем непохожими на людей. Эолийцы, видимо, нашими комплексами не страдали, и их робот по строению напоминал человека, точнее, рыцаря в светлых доспехах, лицо которого было прикрыто зеркальным забралом.

Робот осведомился, правда ли что перед ним Гор Говард, и, получив утвердительный ответ, попросил следовать за ним, не отставая.

Они прошли анфиладу воздухоочистительных помещений, в одном из которых Говарда заставили надеть поверх одежды тончайший белый комбинезон, и вступили под купол. Говард ожидал, что здесь будет жарко и влажно как в теплице. Он угадал лишь наполовину. Влажность действительно была выше, чем снаружи, но воздух был прохладным и гораздо более насыщенным кислородом. И то сказать, чахлая растительность Примы не могла компенсировать одновременный выдох ее обитателей — особенно после того, как к обитателям присоединились люди и их питомцы.

Пространство под куполом было разделено на соты — жилые и технические помещения перемежались садами и, видимо, огородами. Говарда посадили в небольшой кар, робот примостился рядом. Пока они ехали, Говард успел заметить нескольких эолийцев обоего пола, спешивших, видимо, по делам. Это были первые представители Эола, которых он видел вживую. Внешний вид местных обитателей только укрепил в нем те комплексы, которые мучили его, когда он смотрелся в зеркало.

Гладкие, ухоженные туземцы практически не задерживали на нем взгляд. Говард, чувствуя себя Квазимодой, решил отвечать взаимностью.

Наконец они добрались до здания, состоявшего из нескольких сот. Внутри оно было похоже на сверхсовременную и дорогую клинику: светлые стены, идеальная чистота, загадочные приборы на каждом углу, одинаково и просто одетые обитатели имели предельно занятый и, в то же время, значительный вид.

Миновав коридор, пару комнат и одну лестницу, они оказались в просторном помещении без окон, посреди которого стоял длинный прямоугольный стол со множеством стульев. В крышку стола были вмонтированы устройства связи и вывода голографического изображения.

Все как у нас, подумал Говард, только выглядит получше.

Только он это подумал, как противоположные двери открылись, и в зал переговоров вошел атлетически сложенный Аграбхор со свитой из двух эолийцев, тоже не на хлебе и воде взращенных.

Темноволосого он точно где-то видел. Кажется, он тоже мелькал в передачах красотки Дельгадо. Его Аграбхор представил как консультанта Рилльдадта. Пытаясь сообразить, как запомнить это красивое имя, Говард прослушал, как зовут третьего эолийца.

Они сели по одну сторону стола, Говарда посадили по другую.

— У вас очень красиво, — сказал он.

— Мы стараемся, — ответил Аграбхор, — я прочитал письмо, в котором вы излагаете историю вашего «Скаута». Вы были достаточно подробны, но все же у меня и моих коллег есть несколько вопросов. Вы не возражаете?

— Нет, разумеется. Для этого я сюда и приехал.

Вопросов было не несколько, а очень и очень много. Аграбхор начал с общих целей экспедиции тридцатилетней давности, постепенно углубляясь в детали. Говард, в целом, был подготовлен к такой беседе. Перед отъездом он скопировал на комлог все материалы по «Скауту», которые ему удалось найти. Он и Клемм были лишь участниками, причем, не самыми важными, огромного ученого консорциума. Сотни ученых и десятки учреждений принимали участие в подготовке полета. Объем документации измерялся терабайтами. Чтобы не путаться в них, Говард приготовил памятку с основными характеристиками корабля. Он думал, что сегодня ему придется говорить в основном о сигнале из NGC1275, то есть обосновывать саму необходимость перехватить «Скаут». Он бы с удовольствием поделился деталями, если бы имел на руках согласие эолийцев поучаствовать в перехвате.

— Мы не сомневаемся, что информация, которую мог получить «Скаут», очень важна для наших народов, — сказал Аграбхор, — но мы сомневаемся, что ваш корабль все еще жив. За тридцать лет он мог много раз разрушиться. На субсветовой скорости даже малейшее увеличение плотности среды стерло бы его, как вы выражаетесь, в порошок.

Говард возразил:

— Наши ученые предусмотрели, чтобы на его пути не было лишних частиц. Кроме того, он был оборудован специальным рассеивателем. Что же касается надежности нашего оборудования… Хочу сказать, что недавно мы перехватили аналогичный исследовательский зонд, запущенный, правда, с чуть меньшей скоростью, восемьдесят лет назад. Его аппаратура только двадцать лет назад прекратила работу. Она не была серьезно повреждена, и все данные сохранились. Я предполагаю, что нам удастся застать «Скаута» в аналогичном состоянии или даже лучше.

Его собеседник улыбнулся:

— Чтобы разделить ваши предположения, нам надо ознакомиться с конструкцией корабля и точными параметрами полета. Если, имея все эти данные, мы придем к выводу, что «Скаут» до сих пор цел, мы организуем экспедицию по его перехвату. Вы сами понимаете, что технически это не очень простая задача.

Для земных Д-кораблей задача была действительно не простой. Скорость «Скаута» должна сейчас составлять семь восьмых от скорости света. Ни один существующий земной Д-корабль не был способен так разогнаться в субсветовом режиме. Скорость по окончании Д-скачка обычно составляла сотни, в крайнем случае, тысячи километров в секунду. Конструкторы Д-кораблей просто не предполагали, что их созданиям может понадобиться скорость близкая к световой. Но неужели и у эолийцев нет таких быстрых Д-кораблей? Сетевые эксперты-любители утверждали, что есть и далеко не один. Хотя это не значит, что их эксплуатация обходится дешево. Возможно, Аграбхор действительно не хочет впустую тратить ресурсы.

Говард понял, что сегодня ему вряд ли удастся убедить собеседника.

— Я постараюсь до завтра изложить все мои доводы в письменном виде и подкрепить их соответствующей документацией.

В разговор впервые вступил Рилльдадт:

— Давайте поступим проще. Передайте всю документацию нам, и наши эксперты в течение пяти дней дадут свое заключение. Вам же останется лишь наслаждаться этой прекрасной, гостеприимной планетой. Через пять дней мы снова встретимся и уже окончательно обо всем договоримся.

Можно представить себе, как подействовало на Говарда предложение наслаждаться планетой, в то время как сама галактика Млечный Путь, быть может, доживает свои последние часы — ну или миллионы лет, что по вселенским масштабам тоже не много.

Они не принимают меня всерьез, подумал он с грустью.

Аграбхор взглянул на своего коллегу так, словно исходившее от него предложение явилось полной неожиданностью.

— Боюсь, нам потребуется не пять дней, а больше. Дней десять, вероятно. Но время терпит. В целом, я согласен с предложением. Что вы думаете, господин Говард?

Документация находилась в его комлоге вперемешку с файлами, видеть которые эолийцам нет никакой необходимости. Да и не мог он позволить им подключаться здесь к своему комлогу. Поэтому он ответил:

— Вы действительно сэкономите мне много труда. К сожалению, материалы проекта сейчас в таком виде, что мне трудно сию секунду отделить полезное от бесполезного. Давайте, я вернусь в гостиницу, оформлю документацию подобающим образом, и пришлю ее вам одним архивом.

Докатился, подумал он, завершив фразу, вру как настоящий дипломат.

Эолийцы переглянулись. Означает ли взгляд, которым они обменялись, разочарование? Говард не был специалистом в эолийской физиогномике.

— Хорошо, — сказал Аграбхор, изображая на лице нечто вроде радости, — так и поступим. Сегодня вечером мы ждем от вас письма. Удачи.

Он поднялся. За ним поднялись все остальные. Говард качнулся вперед, чтобы по привычке пожать собеседникам руки, но встречной инициативы не обнаружил. Он оперся о стол и распрямился. Коллеги Аграбхора пожелали физику «всего доброго».

Робот вывел Говарда к парковке тем же путем. Говард попросил оставить комбинезон на память, но ему отказали. Знакомое такси доставило его к гостинице. В номере он включил лэптоп и уставился на огромный список файлов, содержавших подробности экспедиции «Скаута». Что стоит им давать, а что нет? Поразмыслив, он решил посоветоваться со мной. Решение было здравое, но абсолютно не своевременное.

45

10.05, орбитальная пересадочная станция планеты Прима

Центральная часть ОПС «Прима-Транзит-1» похожа на большую линзу. К ее ребру присоединены цилиндрические модули разной длины: короткий — вспомогательные и ремонтные причалы, средний — пассажирские причалы, длинный — грузовые причалы и ангары. Примерно в середине четырехсотметрового грузового модуля два типа в засаленных комбинезонах заканчивали заправку скоростного «Гермеса-4400». Товар они уже загрузили. Старт был назначен на 23:30 по универсальному времени, мои часы показывали 23:11.

Долорес обсуждала с полицейским пилотом план преследования, оба находились у вспомогательного причала, примерно в трестах метрах от «Гермеса». Она словно забыла о моем существовании, но мне это было только на руку. В самый разгар обсуждения я осторожно их покинул. Из вспомогательного модуля я направился в беспошлинный магазин, чтобы купить там ленту-скотч и хрустальный шар, выдаваемый за эолийский. Оттуда я прошел в грузовой модуль. Прячась за штабелями контейнеров, я приблизился к «Гермесу». Контрабандисты стояли у распахнутого люка шлюзовой камеры и о чем-то переговаривались.

Скрывавшие меня переборки, перемычки, баки и контейнеры заканчивались в десяти метрах от них, поэтому эффект неожиданности мог и не сработать, тем более, что их было двое. И тем более, что в загорелом и бородатом я наконец-то узнал того юркого настройщика роботов, на котором висело уже три покушения на убийство. С другой стороны, коль скоро все три попытки провалились, я мог смело считать его неудачником и не принимать в расчет. Даже если я ничего не буду с ним делать, он запнется о какой-нибудь кабель и упадет.

Или, чисто статистически, теперь у него должно что-то, наконец, получиться?

Я не стал рисковать, и запустил ему в затылок хрустальным эолийским шаром. Он осел, его приятель задумался о происхождении хрустального шара. Коллега оказался сообразительным малым и поднял глаза точно в мою сторону.

Нас разделяло всего метра два. Решив со мной не связываться, он бросился через шлюзовую камеру в корабль, чтобы, как я понял, взять что-нибудь посерьезней хрустального шара. Я заплел ему ноги, но, увидев, что его голова движется прямиком навстречу острому ребру открытого люка, схватил за шиворот и притормозил полет. Людей с расколотой башкой трудно допрашивать.

Не спуская глаз с поверженного заклинателя роботов, я спросил его, сколько человек на борту. Он поднял указательный палец — не потому, что забыл цифры, а потому что шиворот оказался узкий.

Я связал их скотчем в позе 69 и взошел на корабль. Часы показывали 23:18, Интерпол не вмешивался. Как мне потом рассказали, наблюдавший за нами агент подумал, что все идет по плану. Ведь он видел нас с Долорес вместе и слышал, как она сказала: «Хрустальный шар тебе поможет».

Правда, он не слышал, по какому поводу она это сказала.

Двух-с-лишним-метровый и невообразимо тощий крендель проверял системы корабля перед стартом. Я приказал ему заканчивать проверку. Он потянулся к бластеру, спрятанному под приборной панелью. На этот раз меня выручила не сила (не известно, помогла бы она против него), а ловкость и теснота рубки. Я первым добрался до оружия, но окончательным аргументом выбрал другое:

— Не суетись, меня прислал Оракул.

Он убрал руки, которыми, не сходя с места, он мог бы дотянуться до киля.

— Где Даун и тот, второй?

— Они привели хвост, поэтому отдыхают. А мы отчаливаем прямо сейчас.

— Куда идем?

— Все по плану. Мы должны доставить груз.

Он задраил входной люк и запросил разрешение на старт.

Долорес поинтересовалась, какого черта я там делаю. Я не мог проигнорировать ее звонок, как несколькими минутами ранее проигнорировал звонок Говарда. Я сказал ей, что решил проконтролировать ситуацию изнутри и что все будет хорошо, после чего отключился.

Разрешение на старт было получено в 23:25.

— У капсулы с грузом предусмотрено самоуничтожение? — спросил я пилота.

— Разумеется! Все как мы договаривались, полтонны. Так, чтобы не нашли ни следа.

— Дополнительное оружие?

— Один «Гарпун». Правда, мы его никогда не испытывали.

— Он сколько весит?

— Десятка.

— С электромагнитным шокером?

— Угу. После него даже кипятильник не включится.

Меня все это очень устраивало.

Пока пилот маневрировал на орбите, я перезвонил Говарду. Узнав, что я тороплюсь, он быстро пересказал суть требований эолийцев.

— Они сказали либо пять дней, либо десять?

— Да. По-моему, сроки были названы наобум.

— Ничего подобного. Если бы был указан один срок, я бы еще с вами согласился, но два… Кажется, я понимаю, какие ДВА плана они имеют в виду. Как угодно, но не пересылайте им точный маршрут «Скаута». Замените начальные условия или еще что-нибудь. И вообще, все, что они просят, делите пополам. Я им не доверяю.

— Но я не могу врать!

— Не знаю, профессор, вам решать. Но только мне кажется, они собираются достать «Скаут» без вас.

— Ну и что? Главное, чтобы достали. Со мной, без меня, какая разница?

Мне было трудно одновременно и говорить с ним, и контролировать пилота. Я снова посоветовал ему не раскрывать маршрут «Скаута», и на этом разговор был окончен.

Долговязый с трудом помещался в кресле, но зато мог дотянуться до любых двух кнопок одновременно. Он вырулил на траекторию разгона, зарядил антиперегрузочные приспособления и дал команду автопилоту выводить маршевый на полную мощность. Мое тело наливалось свинцом в соседнем кресле. Интересно, кто-нибудь уже пытался пережить двадцать «же» с бластером на животе? Я умножил его вес на двадцать и решил, что ничего страшного не будет.

Наш путь лежал к окраине системы. Окраина была недалеко, потому что планет в этой системе было немного. Через десять часов разгон прекратился. Долговязый пошел готовить капсулу к сбросу. Я потребовал себе пульт управления самоуничтожением. Он возразил:

— Там все настроено как надо. Капсула распознает свой-чужой. Руками лучше ничего не трогать.

Я убедил его, что мне можно.

Еще через шесть часов мы получили условный сигнал, что встреча готова. Встречающий находился вне зоны действия нашего радара. Мы отстрелили капсулу с грузом. Предыдущий план предусматривал, чтобы «Гермес» тут же начал торможение, стремясь в момент подбора груза оказаться как можно дальше от капсулы. Новый план был другим, и пилот мог мне помешать. Я приковал его единственным наручником к койке в капитанской каюте. С дальнейшим управлением я мог справиться без него.

Я отвел «Гермес» на сто тысяч в сторону, оставаясь на параллельном курсе с дрейфовавшим грузом. Наконец, радар засек незнакомца. К счастью, Долорес оказалась права: эолийцы выслали на подбор груза наш автоматический Д-корабль. Те несколько часов, которые были у меня в запасе на «Прима-Транзит», я потратил на изучение существующих типов автоматических Д-кораблей — наших и эолийских. Я убедился в главном: у всех автоматов предусмотрена возможность управления экипажем, то есть внутри у них есть место, где могли побывать живые существа. Конечно, если бы сейчас мне достался эолийский автомат, я не был бы уверен, что план пройдет гладко.

С нашим «Минититаном» все было понятно. Сбоку у него есть квадратный люк, через который он может принимать груз в открытом космосе. Люк открывается, груз заплывает туда как в пасть, и люк закрывается. Если люк не закроется, корабль ни в какой Д-переход не войдет — система безопасности этого не позволит.

Мне было важно увидеть в оптику момент забора груза. Я велел телескопу автоматически вести капсулу и сократил дистанцию так, чтобы я мог разглядеть крышку люка. Гигантская бочка «Минититана» поравнялась с капсулой и раскрыла боковую пасть. Капсула не умела маневрировать, поэтому маневрировал Д-корабль. Он сближался с целью на скорости около одной десятой метра в секунду. Я успел сбросить пару килограммов, пока он преодолевал последние пятьдесят метров. Наконец, капсула оказалась в проеме. Я привел в действие взрывное устройство. На несколько мгновений «Минититан» летел в облаке раскаленных газов. Крышка люка вылетела из облака мне наперерез, но радар вычислил, что вероятность столкновения незначительна, и я не стал менять курс. Вместо этого я выпустил «Гарпун» в направлении облака. Восемь минут я ждал результата. Наконец, ослепительная вспышка подтвердила попадание. «Гермес» находился на приличном удалении, но даже и его приборы с минуту не понимали, что происходит. Можно было себе представить, что сейчас творится внутри «Минититана».

Внешне он выглядел потрепанным, но не разбитым. Его двигатели бездействовали: корабль явно не собирался предпринимать каких-либо активных действий. На связь вышла Долорес:

— У вас с головой не в порядке.

— Если будете ругаться, не пущу внутрь.

— Одни вы не сможете его отбуксировать.

— Присоединяйтесь. Но помните, от меня можно ждать чего угодно.

— Уже поняла. Ладно, мы сближаемся.

В этом состоял недостаток моего плана. Попасть внутрь «Минититана» можно было только с помощью специального оборудования, которое имелось только в ремонтных доках. Поэтому без союзников я бы не справился.

Со стороны наши корабли были едва различимы на фоне громадного корпуса «Минититана». Одного импульса его маневрового двигателя было достаточно, чтобы раздавить «Гермес». Струя этого двигателя сожгла бы «Фэлкон» Долорес за доли секунды. Но гигант не сопротивлялся, когда на него набрасывали «сеть». Закрепившись, мы определились с целью. В ста миллионах километрах от нас находилась орбитальная ремонтная станция. Было решено тянуть добычу туда.

Задача была непростой: затормозить, сманеврировать, разогнаться, снова затормозить. Было ясно, что и «Гермес» и «Фэлкон» придется несколько раз передвигать на теле «Минититана» — так, чтобы они смотрели куда надо всегда главными двигателями. «Не-главные» двигатели при перемещении этой туши были бесполезны.

Еще были бесполезны мои навыки по управлению кораблями. Я неплохой пилот, но в этой ситуации требовался настоящий профессионал. Пилот Долорес совсем охрип, командуя мной по рации. Я предложил долговязому искупить вину, работая по специальности, а не оператором экскаватора на каком-нибудь руднике. Он гордо отказался. Тогда Долорес пристыковалась к нам и высадила второго пилота мне в помощь.

Мы выходили на финальную траекторию, когда Долорес проинформировала:

— Мне сообщили, есть локация на трех часах, два милли. Кажется, к нам гость.

Она имела в виду, что в двух миллионах километрах от нас появился неопознанный корабль.

— Может, он поможет нам толкать эту баржу?

— Боюсь, он предпочтет другое направление.

— Эолиец?

— Похоже.

— У меня закончились «Гарпуны».

— Слава богу! Не дергайтесь. Я буду связываться с флотом. Ждите.

Пространство вокруг Примы постоянно патрулировалось несколькими кораблями — нашими и эолийскими. Другой задачи, кроме как следить друг за другом, у них не было. Каждую из сторон интересовали технические достижения оппонента.

Неожиданно рация заговорила голосом голосового симулятора:

— Говорит Эол. Вижу «Минититан», потерявший ход. Нужна ли вам помощь?

— Нет, справляемся, — ответил мой новый пилот.

— У нас серьезный взрыв на непилотируемом корабле. Большое облако осколков на вашей орбите. Дальнейшее движение небезопасно, уйдите с траектории.

Я слышал, как пилот Долорес матерится по закрытому каналу.

— Это ловушка, — проговорила агент, — они нарочно там что-то взорвали.

— Мы сможем отклониться?

— На грани фола. Я только что получила от наших наблюдателей параметры осколков. Вместе с «Минититаном» нам будет очень трудно их миновать. Они нас обхитрили.

— Сколько у нас времени?

— Часа полтора. Мы можем отделиться и обойти соколки. Если наша баржа проскочит, мы ее снова подцепим.

— Они собьют ее, и скажут, что это был осколок.

— Тоже верно. Есть вариант получше?

— Попробуем уклониться.

— У нас нет времени, чтобы закрепить корабли в другом положении.

— Значит, будем бодать «Минититан» не закрепляясь.

Пилоты подтвердили, что это возможно, и Долорес разрешила рискнуть. «Гермес» и «Фэлкон» отцепились и подошли к «Минититану» с одной стороны. Упираясь носами ему в бок, они начали плавно увеличивать тягу маршевых двигателей. Я чувствовал, какое напряжение испытывает корпус хрупкого «Гермеса». Мелкому «Фэлкону» приходилось не легче.

Было очевидно, что «Минититан» меняет орбиту. Мы уходили на девять часов — так, чтобы облако оказалось между нами и эолийцем. Пока пилоты рулили, а Долорес молилась, я вызвал эолийца и предложил ему закрыть канал. Мы обменялись открытыми ключами. Теперь мы могли переговариваться так, что никто другой нас не понимал.

— Как слышимость? — спросил я.

— Слышу хорошо, — ответил голосовой симулятор. Видимо, эолиец по-нашему не говорил.

— Я знаю, чего вы добиваетесь. Если вы откроете огонь по «Минититану», вы будете немедленно уничтожены.

Эолиец притих, выясняя, должно быть, каким образом «Гермес» и «Фэлкон» смогут с ним справиться.

— Корабли нашего флота уже на пути сюда, — пояснил я, — у вас ничего не получится.

Названные корабли действительно приближались, и Долорес просила их встать между нами и новоявленным противником. Но успеют ли они, было не ясно.

Противник молчал. Долорес посоветовала показать ему «козу», чтобы он окончательно меня испугался. Радар, тем временем, сверкал от обилия препятствий. Плотность обломков была невелика, вероятность столкновения оценивалась в семь процентов. Гораздо большую опасность представлял разряженный газ, который на скорости в несколько десятков километров в секунду мог показаться твердым, как стена.

Может, он молчит, потому что надеется, что мы сами расшибем себе лоб?

Или, запутавшись в показаниях радара, не может прицелиться?

Мы все-таки чиркнули по краю облака. Внезапная перегрузка впечатала меня в кресло левым боком. Температура обшивки превысила предельную на двадцать процентов, но, честно говоря, я не знал, много это или мало.

Обоим пилотам удалось развернуть корабли кормой вперед, и мы тормозили двигателями на полной тяге. «Минититан» опережал нас на несколько корпусов, но в этой гонке выигрывал последний.

В десятке километров справа по курсу что-то разорвалось килотонн на пятнадцать.

— Ракета нарвалась на осколок, — прокомментировала Долорес, — или перегрелась о газ.

Среди сверкавшего на радаре новогоднего салюта я разглядел эолийца на четырех часах. Он шел на сближение параллельным курсом. И было понятно, что, как только облако перестанет нас закрывать, он выпустит в нас всю обойму.

И даже этого могло не понадобиться. «Минититан» поймал-таки осколок. Было видно, как по его корпусу расползается трещина. Пробоина приходилась на переднюю часть, где располагался бы экипаж, если бы корабль был пилотируемым.

— Долорес, вы здесь?

— Вроде да.

— У вас есть с собой набор для сбора улик?

— Наверное. Это полицейский корабль, набор должен входить в его стандартную экипировку. А что?

— Плотность газа упала, можно выходить наружу. На «Минититане» есть трещина в мой рост. Входим через нее и собираем улики.

— А нас тем временем растирают в пыль.

— Рано или поздно это все равно произойдет. Но представьте, что будет, если у нас получится. Мы заработаем три миллиона и станем врагами Эола номер один и два — я готов уступить вам первый номер. Безбедная старость нам обеспечена. И у нас появится масса времени, чтобы помочь Говарду спасти галактику. Впрочем, дайте мне чемодан с набором, и я пойду сам.

«Минититан» порядочно убежал вперед. Не рискуя идти сквозь облако напрямик, эолиец маневрировал где-то на нашем правом фланге. У меня возникло чувство, что ему сейчас не до нас. Долорес тоже так подумала, потому что согласилась с моим планом.

Мы догнали нашу баржу и заняли позицию у пробоины. Похоже, у «Минититана» были только механические повреждения. Детекторы радиации не показали наличие неуправляемой ядерной реакции или вроде того. Через кормовые шлюзы мы вышли в космос и сразу же нырнули в пробоину, — нам очень не хотелось получить по голове даже самым мелким осколком.

С внутренним устройством кораблей серии «Минититан» я уже ознакомился. Удар обломком внес некоторые изменения, но топология в целом сохранилась. Долорес дала мне лампу, высвечивающую био-следы, а сама вооружилась инструментом для сбора.

Пробоина пришлась на тоннель, соединяющий помещения, предназначенные для экипажа, с грузовым отсеком, расположенным ниже. Поскольку эта модель предназначалась для беспилотных перелетов, для экипажа было отведено минимум места. По тоннелю мы проплыли вверх в рубку. Как и внизу, здесь была полная темнота. Мы освещали себе путь фонарями, встроенными в шлемы скафандров. Рубка была рассчитана на двух пилотов. Пульт управление и кресла практически не оставляли свободного места. Когда я вплывал, луч моего фонаря высветил контуры человека в скафандре над левым креслом. У меня возникло чувство, что я совершил поступок, о котором буду жалеть всю оставшуюся жизнь.

— Долорес, это не автомат, — сказал я.

— Вы о чем?

— Мы убили пилота-эолийца. Бедняга успел надеть скафандр после первого взрыва. Второй взрыв вырубил автономную систему жизнеобеспечения, и он умер, когда произошла разгерметизация. Наверное, от резкого перепада давления.

Долорес подплыла ближе.

— Странный скафандр. Да и мелкий он для эолийца. Они все больше вас, а этот мельче меня, должно быть. Неужели, ребенок.

Скафандр действительно не был похож ни на один мне известный тип. Он был небольшим, непропорционально толстым, с цилиндрическим шлемом без прозрачного забрала, и его покрытие было твердым.

— Федор, это же робот! Как вы могли перепутать?

Я ей сразу поверил, и у меня отлегло от сердца.

— Но пятерня у него в точности как у человека! Нашим роботам такая избыточность не нужна. И вообще, зачем здесь робот? Если они не доверяют нашему ИИ, то могли просто перепрограммировать.

— Легче целиком новый поставить, а это — она указала на приборную панель, — самый универсальный интерфейс, хоть и медленный. Вот они и подсоединили. А может, просто времени не было перенастраивать.

— Может и так. Ладно, пусть лежит. Возьмемся за дело.

Био-следов было достаточно, но не было гарантии, что они не оставлены рабочими-землянами. Поэтому мы решили собирать все подряд, пока наши пилоты не скажут, что пора уносить ноги. Из центрального поста мы переместились к каютам и санузлам, но, кажется, ими пользовались очень давно — еще во время ходовых испытаний.

В общей сложности мы провели внутри всего полчаса. Можно было бы и задержаться, но пилот «Фэлкона» предупредил, что эолиец нашел-таки брешь в облаке и ложится на боевой курс. В Долорес неожиданно проснулся дух пирата:

— Давайте заберем робота! Я таких еще никогда не видела. Даже если не повезет с ДНК, у нас останется трофей.

Смущаться, когда приходиться брать чужое, я перестал лет двадцать назад. Мы дотянули робота до «Гермеса». Я был против того, чтобы отпускать Долорес одну с бесценными уликами, и мы втроем втиснулись в шлюз.

Еще не закончилось шлюзование, как пилоты включили форсаж, и мы с Долорес пережили перегрузку в тесных объятиях. Будучи джентльменом, я оказался снизу. Уже внутри салона я спросил, понравились ли ей ощущения. Она ответила, что из-за толщины скафандра ей кое-что осталось непонятным. Я хотел объяснить, но эолийцы нас снова прервали.

Две ракеты поразили «Минититан» одновременно. Бедняге и без того досталось, и тридцать килотонн были чем-то вроде сверхуничтожения. Светофильтры сберегли наши глаза. Охваченные священным ужасом, мы наблюдали за громадным светящимся шаром, который, казалось, вот-вот коснется и нас. К счастью, пилоты среагировали вовремя, и нас настигла только микроволновая вспышка, испортившая ненадолго часть оборудования.

Наконец радио прокашлялось, и мы услышали нецензурную брань в адрес Эола. У Долорес покраснели уши, когда она ознакомилась с мнением капитана патрульного БПК-0317.

Эолийский корабль ничего не ответил. Сразу после залпа он рванул прочь с места преступления. Через какое-то время от него осталась только гравитационная волна.

— А ведь мы сделали это! — сказал я, рассматривая тщательно упакованные стеклышки с ДНК.

— Пока ЭТО в наших руках, я никогда не буду чувствовать себя в безопасности, — ответила Долорес.

— Нет проблем. Отдайте мне.

Это предложение ее не устроило.

Маневры с «Минититаном» привели к тому, что топливо на «Гермесе» было на исходе. Мы вызвали заправщик и легли в дрейф.

Заправщик пришел через двадцать часов. Еще столько же потребовалось, чтобы добраться до ОПС «Прима-Транзит-1». Перед стыковкой выяснилось, что носовой стыковочный узел поврежден толканием «Минититана». Пилот развернул корабль брюхом, где у «Гермеса» находился второй стыковочный узел. Это был последний сложный маневр в нашем путешествии. Выбравшись из «Гермеса» на полусогнутых, мы поплелись искать транспорт до планеты. Наш «Фэлкон» также повредил стыковочный узел и, не имея второго, сразу полетел на Приму ремонтироваться. К счастью, у полиции нашелся еще один аналогичный корабль, иначе нам пришлось бы коротать время в окружении журналистов, уже пронюхавших о стычке с Эолом. Отбиваясь от репортеров, полицейские и агенты проводили нас до «Фэлкона», мы погрузились сами, запихнули робота и отчалили. Тем временем Долорес уже думала, кого из генетиков привлечь к анализу собранных образцов. Промахнуться, как Сильвии Дельгадо со Сноу, ей не хотелось.

46

15.05, Прима-Домна, Прима

Переговоры с эолийцами складывались для Говарда непросто. Четыре дня назад, вернувшись в «Плазу» из Эол-Сити, он засел за разбор файлов с документацией по проекту «Скаут». В какой-то момент он дошел до описания маршрута. Файлов было несколько: предварительный маршрут, корректировка на старте, корректировка на первой фазе разгона, тонкая доводка в конце разгона, которая проводилась без участия человека — ИИ прислал отчет с уже очень сильным красным смещением. В дальнейшем «Скаут», вместе с научными данными, присылал и свои динамические характеристики — координаты, скорость, ускорение. Одно из последних принятых сообщений говорило о незначительном отклонении от запланированного маршрута. С учетом тридцатилетнего срока, отклонение на сегодня могло бы составить примерно два световых года. Иными словами, найти «Скаут» без последних данных было невозможно.

Нравственные мучения — врать или не врать — донимали Говарда до рассвета, с наступлением которого он уснул, в положении полулежа и с лэптопом на животе.

Он проснулся от звонка видеофона. По дороге к аппарату он взглянул на часы. Был одиннадцатый час утра по местному времени. Он так и не отослал ни одного файла.

На экране был свежий, выспавшийся Аграбхор.

— Извините, что пришлось побеспокоить вас, профессор.

Профессор пробормотал, что все в порядке. Эолиец продолжил:

— Мы не получили от вас обещанный архив. Я подумал, быть может, вы неверно указали адрес.

Путаясь и краснея (и проклиная себя за то, что не выключил видеорежим), Говард объяснил, что неразберихи в документах оказалось больше, чем он думал, и еще дала себя знать усталость после полета, разница во времени и отвратительная еда. Короче говоря, он перешлет документы в течение двух часов. Эолийца этот ответ, видимо, удовлетворил.

Заказав кофе и свежевыжатый сок, Говард снова засел за файлы. Все знают, что нравственные мучения просыпаются обычно после нас, поэтому с утра мы имеем, как правило, несколько часов передышки. Говард воспользовался этим шансом и включил в архив все, кроме последней передачи. Убедив себя, что поступает верно, он отослал письмо. В крайнем случае, он всегда сможет поправить себя и переслать недостающие файлы.

Аграбхор прислал ответ, что архив дошел, и поблагодарил за расторопность. Предварительное заключение Говард получит через пять дней, но есть вероятность, что им потребуется больше времени.

Два дня эолийцы никак себя не проявляли. Говард совершил экскурсию в горы, полюбовался с высоты пять километров на местную пустыню и океан, изрезал руки острой травой в саванне, поймал за хвост неизвестного зверя, и едва не был пойман сам пустынным жалохвостом.

Сегодня он никуда не поехал, поскольку ждал моего приезда. Я убеждал таможенников, что мой армейский нож не является оружием, а годится только для пыток, когда Говард получил неожиданное послание от Аграбхора. Очень вежливо эолиец просил уточнить маршрут «Скаута» — ему казалось, что присланные данные не совсем точны. Поскольку эти неточности случились по моей вине, Говард решил подождать с ответом до моего прибытия.

Я боялся, что в «Плазе» свободными окажутся только люксы. К счастью, там были места и для простых смертных. Я забросил вещи, принял душ и еще раз перечитал письмо от Эдвардса. Агент был крайне недоволен моим поведением и обещал серьезный разговор при личной встрече. Но поскольку, в отличие от меня, он свои обещания выполняет, Эдвардс поделился со мной сведениями о здоровье Клемма.

Оказалось, что Клемм проходил обследование у известного доктора Лю Мэя, специализирующегося на лечении болезни Альцгеймера. Лю Мэй отказался показать карту Клемма, но по косвенным данным Эдвардс пришел к выводу, что физика в ближайшем будущем ожидали серьезные проблемы. Не отправился ли он на лечение? Если да, то куда? Лучше Лю Мэя в лечении этой болезни разбирались только эолийцы.

Я нашел номер Говарда. За три дня профессор успел превратить фешенебельный люкс в кабинет настоящего ученого. Исписанные бумаги покрывали пол, и роботы-уборщики не смели их подбирать. Вдобавок к этому, Говард взялся сам варить себе кофе, для чего потребовал кофеварку в номер — привезенный кофе всегда оказывался для него холодным. Цепочки коричневых пятен указывали, каким извилистым был ход его мысли, и было видно, что некоторые из мыслей, в силу их бесполезности, заканчивали свой путь в сливном отверстии.

Он показал мне последнее сообщение от Аграбхора и те файлы, что послужили причиной недоразумения. Просмотрев файлы, я убедился, что из их содержимого никак нельзя сделать вывод, что на самом деле «Скаут» полетел в другую сторону.

— Как они догадались? — спросил Говард.

— В сети они могли найти данные, противоречащие этим?

— Думаю, нет. Данные с автопилота «Скаута» никогда не публиковались. У меня они остались лишь потому, что меня интересовала точность наведения антенны. Удивительно, что они не потерялись за эти тридцать лет. Вы, кстати, так и не сказали мне, почему вы не доверяете эолийцам.

— Почему я не доверяю вообще или применительно к «Скауту»?

— Сначала применительно к «Скауту». Но потом вы обязательно расскажите мне про «вообще».

— Эолийцы назвали вам два срока, которые отличались в два раза — пять дней и десять. Так получилось, что незадолго до вашего звонка я просматривал характеристики их Д-кораблей. Субсветовые ускорения пилотируемого и непилотируемого корабля отличаются в два раза. Поэтому я подумал, что пять дней нужно беспилотнику, чтобы нагнать «Скаут», и десять дней — пилотируемому кораблю. На тот момент эолийцы еще не решили, какой именно им посылать.

— Но беспилотник не сможет снять данные со «Скаута»! — воскликнул Говард с таким простодушием, словно все еще не понимал, с кем связался.

— А вы подумайте, профессор, зачем им посылать к «Скауту» автоматический корабль.

В его глазах промелькнул страх.

— Не хотите же вы сказать, что они собираются уничтожить… нет, этого не может быть. Зачем это им?

— Не исключено, что они рассматривают полет «Скаута» как шпионский. Возможно, «Скаут» подсмотрел что-то, что им хотелось бы скрыть. Это наиболее очевидный вариант. Но могут быть и другие причины, более глубокие. Скажите, кто кроме вас знал, что «Скаут» отклонился от первоначального маршрута?

— Все сообщения с него в конечном итоге попадали на командный пункт, расположенный на Земле. Когда зонд полностью перешел в автономный режим, командный пункт распустили, оставив только автоматически пополняемую базу данных. Приходившая информация распределялась между заинтересованными организациями. Но мне кажется, что к пятому году программы — когда пришло сообщение об отклонении — «Скаутом» уже мало интересовались. Наука развивалась быстро, и он в пять лет стал историей. Были новые программы, новые запуски, новые открытия и новые возможности. Помню, мы тогда с Клеммом сетовали, что некоторые бывшие энтузиасты проекта просили больше не присылать им информацию с зонда.

— Подождите… вы хотите сказать, что Клемм знал об отклонении траектории?

— А что в этом удивительного? Я же говорил, мы вместе готовили программу полета. Потом мы следили за ее выполнением. Но базу данных вел я. Он только анализировал наиболее интересные данные.

— Иными словами, он знал об отклонении, но точных данных у него не сохранилось.

— Да, можно сказать так. Но почему это вас взволновало? Не хотите же вы сказать, что Клемм убежал к эолийцам.

Не исключено, подумал я.

— А вы отвергаете такую возможность?

— Не знаю. Последние шесть лет мы почти не общались. Где бы он ни был, это не объясняет, почему эолийцы хотят уничтожить «Скаут».

— Попробуйте выяснить, с чего вдруг эолийцы решили, что присланные данные неполны. Откуда они знают, что у вас есть больнее точная информация.

— Из меня плохой шпион.

— Да, но это лечится.

Я вспомнил про захваченного на «Минититане» робота, и попросил Говарда еще раз описать тех роботов, что он видел в Эол-Сити. Ни одно из описаний не подходило к трофею. Тогда я показал ему снимок робота.

— Нет, таких не было. Откуда он у вас? Он эолийский?

В его глазах загорелся огонь исследователя. Я объяснил, что, откуда он, сказать не могу, но робот действительно не наш. Физик повел себя совершенно неожиданным образом:

— Умоляю, дайте мне на него взглянуть! Что угодно за это просите. Если хотите, чтобы я стал шпионом, я им стану, обещаю.

Выяснилось, что роботы — его увлечение с детства. Однажды он на три года бросил астрофизику, когда увлекся конструированием совершенного ИИ. Быть может, ему не достает каких-то формальных знаний, но его интеллект способен это компенсировать. Кроме того, он же не чистый теоретик, он разбирается в микросхемах и даже умеет держать в руках нано-паяльник.

Я позвонил Долорес, которая в это время находилась в местном офисе Интерпола.

— Вы определились с отелем? Предлагаю «Плазу», здесь недорого и профессор собственноручно варит кофе.

— Насчет «недорого» не верю, но, пожалуй, «Плаза» мне подойдет.

— А где сейчас наш Эрр?

— Здесь лежит, а что?

— Когда полетите в отель, захватите его с собой. Профессор Говард поклялся, что сможет его оживить.

Профессор Говард сделал страшный глаза, замотал головой и замахал руками.

— Хорошо, захвачу, — сказала Долорес.

Я ловко отстранился от его благодарных объятий. Он спросил:

— Вы назвали робота Эрром?

— Да. Эолийский робот-рухлядь.

Часом позже я руководил местными роботами, тащившими Эрра к номеру Говарда. Роботы были озадачены: по их мнению, коллега должен либо работать, либо лежать на свалке, но никак не отдыхать в двухместном люксе.

Доставив посылку, я пошел посмотреть, как разместилась Долорес.

47

16.05, Прима

Задержанные контрабандисты хранили молчание. На их месте я поступил бы так же — ведь мы уничтожили груз, и улик против них практически не осталось. Заклинателя роботов повезли на Скорпион-25, чтобы напугать Доком, на которого он покушался.

Долорес взбрело в голову, что добытые биологические образцы надо отправить в центральную лабораторию Интерпола. У меня были сильные сомнения в правильности такого решения. Лаборатория находится на Земле, поэтому только на транспортировку ушло бы недели две. Зная, насколько серьезно Эол озабочен сокрытием своей ДНК, можно предположить, что корабль с курьером не доберется даже до пересадочной станции. Долорес возражала:

— Эолийцы уверены, что нам ничего не досталось. Откуда им знать, что ДНК у нас? Пилоты поклялись молчать. Да они и сами понимают, что разглашение может стоить им жизни.

— Вы сообщили Эдвардсу.

— И что? Эдвардс умеет хранить секреты.

— Они могли расшифровать переписку.

— Они могут незримо присутствовать в этой комнате!

— Тем более не стоит выносить образцы за пределы этого здания. Или, по крайней мере, этой планеты.

Все административные службы Примы помещались в одном приземистом цилиндрическом здании в центре Прима-Домны. Интерпол занимал три небольшие комнаты на восточной стороне четвертого этажа. В одной из комнат был сейф, который открывался специальным набором цифр, либо специальным ключом, либо зубочисткой. Я уже сказал Долорес, что ближайшую ночь проведу не с ней в «Плазе», а перед этим сейфом, куда агент спрятала образцы. Интерпол обязан предоставить мне спальный мешок и бластер.

— Оборудование для генетического анализа тоже сюда принести? — поинтересовалась она.

Я был уверен в существовании такого оборудования, которое влезло бы в эту комнату. Осталось только протащить его незаметно для шпионов Эола, которые уже мерещились мне на каждом углу.

Было еще несколько мест, пригодных для анализа ДНК: медицинская школа при местном университете (та самая, где учился Хопкинс), пять крупных медицинских корпораций, имевших здесь представительства, и полицейская лаборатория. Шесть первых учреждений спонсировались либо сотрудничали с Эолом, а у полиции могло не оказаться нужного оборудования и экспертов. Впрочем, нельзя было исключать, что и полиция здесь подкармливается извне. Долорес резюмировала:

— Сами видите, что обратиться некуда.

— Теоретически, мы можем арендовать оборудование без экспертов.

— А кто будет проводить анализ?

И тут я понял, что мы упустили еще один вариант:

— Госпиталь флота!

— Если у них есть необходимое…

— Разумеется «если»! Звоните адмиралу. Вам он не откажет.

Ради дела она проигнорировала сексистский намек.

Начальник представительства Интерпола имел секретный канал связи со штабом флота. Проблема была в том, что штаб сейчас находился в семистах миллионах километрах от Примы, по другую сторону местного солнца. Конечно, можно было и позвонить, но разговаривать с задержкой в полтора часа крайне неудобно.

— У них есть небольшая база на юге, — добавил начальник представительства, — если вы скажете, зачем они вам, я скажу, как проехать.

Долорес оценила шутку кивком головы.

— Ильинскому надо подлечиться. Не знаете, где у них госпиталь?

— А чем его не устраивают гражданские больницы?

— Он не говорит. Наверное, это что-то по мужской части.

Он посмотрел на меня, я сжал губы и помычал.

— Он что СОВСЕМ не говорит?

Они еще немного обсудили мой предположительный диагноз. Долорес выяснила, что на южной базе есть лазарет, в тяжелых случаях пациентов привозят в столичную больницу. Про госпиталь коллега ничего не знал. Мы взяли координаты базы и погрузились в полицейский флаер. По пути мы заглянули в отделение «Сити-Банка» и арендовали сейф у них в подвале. Спрятав награбленное, мы устремились на юг практически по меридиану.

Мы преодолели 13000 километров за два с половиной часа. На подлете к базе нас заставили снизить высоту и скорость: воздушное пространство здесь предназначалось исключительно для военных судов. Еще час мы ползли над пустыней, огибая скалистые горы и распугивая стада шустрых ящеров. Порядком измотанные, мы приземлились прямо перед штабом, хотя меня три раза предупредили, что будут стрелять. Последний раз переговоры вела Долорес, поэтому, видимо, они решили отложить расстрел до приземления.

Когда пыль осела, к нам подошел патруль с уже готовым решением: Долорес — к полковнику, меня — под арест за неподчинение диспетчеру. Я только спросил, полагается ли на гауптвахте ужин.

В целом, я неплохо провел время. Новички, разучивающие здесь взлет-посадку, дохли в пустыне не от падений, а от скуки. Я научил их паре карточных игр, заработав тем самым ужин. Когда же они узнали, что я тот самый «граждански пень», который имел недавно стычку с эолийцем, они отдали мне свой компот даром.

Я объяснял им правила боя в сложных космических метеоусловиях, когда явилась Долорес. Курсанты потеряли ко мне всякий интерес. К их горю, Долорес пробыла на гауптвахте не долго — собственно, она явилась за мной. Отведав, для приличия, компота, она бросила мне «прогревай мотор!», а сама вернулась флиртовать с полковником.

Последний проводил ее буквально до трапа. Надеюсь, я набил ему в рот песка, когда, взлетая, переборщил с газом.

— Куда летим, командир? — спросил я.

— За вещами. Потом обратно сюда. Если вы устали, я могу повести.

— Пожалуйста. Прима-Домна — не богом забытая база, не промахнетесь.

Она рассказала, чем занималась, пока я ставил свой нож против макарон по-флотски. Полковник был галантен — настолько, насколько этого можно было ожидать от провинциального офицера. Она узнала, что их главный госпиталь находится на орбитальной базе — там же где и штаб, и главная парковка. По словам полковника, госпиталь обладал современнейшим оборудованием, и там работали медики, изучавшие воздействие космического излучения на генный аппарат. То есть специалистами мы были бы обеспечены. И, может быть, самое главное: военные так ненавидели эолийцев, что ни о каком предательстве не могло быть и речи.

Они послали адмиралу письмо, перешифрованное три раза, с просьбой принять нас по крайне важному и секретному делу. Рано утром к орбитальной базе отправляется военный корабль, и, если адмирал не будет возражать, он нас доставит. Ответ придет, вероятно, часа через два. Полковник уверял, что он будет положительным. Чтобы не терять зря время, Долорес решила пока слетать в банк за образцами.

— Почему мы их сразу с собой не взяли? — спроси я.

— Уже не помню, — она почесала лоб, — наверное, потому что вы думали о чем-то другом.

Я ответил, что когда она рядом, мне действительно есть, о чем думать. Но о чем в это время думает она? Неужели обо мне?

Где-то над экватором позвонил полковник и сказал, что адмирал нас ждет. Планетолет до корабля стартует в 7:00, просьба не опаздывать. Долорес поблагодарила его и прибавила газу. Мы выжали из флаера все, что могли, и оказались в Прима-Домне за два часа.

Когда мы подлетали к городу, уже стоял поздний вечер. Сначала мы завернули в «Плазу» и забрали вещи. Затем — домой к управляющему «Сити-Банком», чтобы он дал команду пустить нас в подвал. После банка мы заглянули в офис Интерпола — Долорес сказала, что она оставила там «какие-то документы», но я был уверен — она посеяла косметичку.

Долорес волновалась, не следят ли за нами. Она связалась с начальником представительства Интерпола, тот обещал сопровождение до южной базы. Потом она позвонила полковнику, и тот пообещал, что от экватора нас подцепят.

— Над сушей нас атаковать не будут, — сказал я, — над океаном надежней. Следы несколько раз смоет, прежде чем мы достигнем дна.

— Которое там на глубине шесть километров, — подхватила она. — А вода… вы плавать умеете?

— Разумеется.

— Так вот: ваше умение вам не поможет.

Взбодрив себя таким образом, мы вышли встречать второй интерполовский флаер. По пути в Прима-Домну я успел немного вздремнуть, поэтому сел за штурвал. Долорес взяла на себя самонаводящиеся ракеты-шокеры, которые вырубают электронику, но не портят внешний вид. Впрочем, для пассажиров флаера, несущегося на скорости три маха, это в любом случае смерть.

Мы стартовали первыми, второй флаер прикрывал нам хвост. До побережья все было спокойно — в смысле, мы были спокойны. Пылевая буря обошла нас стороной, небо было чистым, и я представил себе, что ориентируюсь по звездам.

На высоте пятнадцать километров рассвет наступает раньше времени. Когда мы оказались над океаном, небо на востоке засветилось розовым и голубым, звезды притухли, уступая место основному светилу. Океан внизу все еще был черным, без блеска. Естественных спутников у Примы нет, и некому в нем отражаться. Когда мы удалились от берега на тысячу километров, Долорес позвонила полковнику и спросила, как там его курсанты. Он ответил, что вылетел сам в паре с его лучшим учеником. Долорес попросила поторопиться, а нашему сопровождению велела возвращаться домой.

У нас обоих было чувство, что что-то назревает. Спутник показывал, что общее количество воздушных судов в нашей зоне не изменилось: на смену полицейскому флаеру пришел кто-то другой. Долорес сообщила о подозрительном судне полковнику. Тот ответил, что поднимается на пятьдесят километров, чтобы получить прямую видимость.

По сравнению с его универсальным планетолетом наш аппарат был глух, слеп и беззащитен. Наш радар не различил две небольшие ракеты, пущенные в нас с неизвестного флаера. Но их заметил полковник и сжег двумя лазерными импульсами. Довершить дело он доверил своему курсанту. Не знаю, какую задачу поставил перед ним командир, но ему не удалось заставить врага идти указанным маршрутом к южному континенту. Цель мчалась на север, чтобы спрятаться от планетолета среди высоких гор побережья. Курсанту ничего не оставалось, как послать вдогонку ракету. Через минуту цель растворилась на фоне океана.

— Теперь вы мой герой, — сказала Долорес, и оба пилота приняли эти слова на свой счет.

Что я в это время сумел уклониться от третьей ракеты (ориентируясь через зеркало заднего вида по ее конденсационному следу), никто не заметил — кроме бортовых самописцев. Когда-нибудь их показания включат в мой некролог.

— А вас что так бросало? — обратилась она ко мне. — От страха?

Скромность является одной из моих главных черт, и я промолчал.

Герои были готовы еще кого-нибудь подбить, и туристический аэробус едва добился пощады. Если не считать этого, до базы мы добрались без приключений.

Долорес пошла заниматься своей дипломатией, а я потащил наши вещи к большому планетолету. На орбите нас ждал тяжелый патрульный корабль, не приспособленный для посадки на планету. Полковник умолял Долорес задержаться. Мечтая остаться наедине с эолийской ДНК больше, чем с Долорес, я полностью его поддерживал.

Честная девушка была вынуждена ему отказать. Если бы он знал, что она отказывает не ради меня, а ради дела, мне бы, я думаю, на корабле досталась отдельная каюта.

Отдельная каюта досталась Долорес, я же полный миллиард километров летел в окружении трех молодых офицеров, ни один из которых не был в моем вкусе. Несколько раз до нас доходили грави-волны от эолийских Д-кораблей. Однажды эолиец прошел в ста тысячах километрах от нас, но плотность наших патрулей здесь была такова, что у него было мало шансов причинить нам вред. Одним лазерным импульсом патрульный корабль не уничтожить, а сделать второй ему бы никто не позволил. Пятнадцать килотонн решили бы вопрос, если бы он сумел их доставить. Но это не простая задача, когда вокруг тебя полдюжины кораблей, готовых перехватить любой пуск. Так или иначе, эолиец поманеврировал и скрылся.

Три дня прошли быстро, благо большую часть времени я отсыпался на антиперегрузочном ложементе. После каждого ускорения Долорес пересчитывала стеклышки с образцами, боясь, что я и при десяти «же» сумею что-нибудь прикарманить. Она зря беспокоилась: свою долю я наскреб еще в «Минититане». Срочная посылка шла на мой Фаон, где должна была ждать «до востребования». Конечно, я не мог быть уверен, что на вырезанном из скафандра куске действительно находились вражеские хромосомы, но я на это надеялся.

48

17.05, Прима

Со вчерашнего дня график Говарда полностью изменился. Накануне он отослал Аграбхору письмо, в котором было всего три строчки, но на их составление у физика ушло два часа. Весьма дипломатично он осведомился у эолийца, почему тому не понравились координаты «Скаута». С чего он решил, что они требуют уточнения?

Закончив с письмом, Говард полетел в город, чтобы приобрести инструменты для исследования робота. Для начала он купил набор разнокалиберных и разноформатных отверток, щуп, пинцет, обезжириватель, налобный фонарь, лупу как у ювелира и эндоскоп с выводом изображения на компьютер. Вечером, включив весь свет, он приступил к вскрытию.

Через десять минут он спустился в лобби, чтобы занять у роботов молоток и стамеску. После этого дело пошло быстрее.

Не серийный образец, сделал он вывод.

Сервопривод напоминал наш, но был компактнее и легче. Как и меня, Говарда озадачила человекоподобная рука — потому что все остальное у робота было исполнено очень грубо в смысле человекоподобности. Роботы, которых он видел в Эол-Сити, были исполнены тоньше, но у них было по четыре одинаковых пальца с коническим, а не оппозитным расположением.

Осмотрев механическую часть, он перевернул корпус и открыл доступ к главной плате. Здесь тоже многое было понятно. Ясно выделялись блок питания и система охлаждения. Центральный процессор был маркирован обычным для эолийцев образом, но центральное место во всей конструкции занимал не он. На плате был установлен еще один, очень необычный модуль. Он был крупнее ЦП, имел дополнительную металлическую защиту и был маркирован явно не заводским штампом.

Видимых повреждений нигде не было. Батареи имели слабый заряд, но питание на схемы не поступало. Возможно, заряд был недостаточным.

Среди разных интерфейсов Говард нашел простой электросетевой шнур — то есть он подумал, что этот шнур может быть только для электрической сети. Какое напряжение он требует?

Он посмотрел на соответствующих сайтах, что известно про эолийские блоки питания. Всего за полчаса он сумел найти и расшифровать строку, указывающую требуемое напряжение, ток и частоту. Стало ясно, что для зарядки требуется адаптер. В Прима-Домне уже стояла ночь, и покупка адаптера была отложена.

Утром 17-ого он отыскал сайт, продававший универсальные сетевые адаптеры. Через час покупку привезли. Он настроил параметры и дрожащей рукой замкнул сеть.

Ни взрыва, ни запаха гари… Электричество шло внутрь робота, о чем свидетельствовал мигающий огонек блока питания. Говард поправил шнур и сказал:

— Встань и иди!

Но Лазарь, то бишь, Эрр, не послушался.

Между тем пришел ответ от Аграбхора:

«У нас есть основания предполагать, что полет «Скаута» отклонился от первоначально запланированного. Нам известно, что в течение нескольких лет зонд присылал информацию о своих динамических характеристиках. Эти данные крайне необходимы для определения его текущего положения».

Какого черта он должен ходить вокруг да около?

Говард попросил о личной встрече. Вскоре пришло приглашение посетить Эол-Сити завтра в 9:00. Говард ответил согласием и вернулся к роботу.

Щуп показал, что питание по-прежнему не поступает ни на схемы, ни на механику. Говард померил заряд батареи: заряд не увеличился. Надо менять батарею, решил он.

На расшифровку ее параметров ушло полдня. После обеда Говард отыскал магазин, торгующий батареями и сопутствующими им товарами. Он подобрал более-менее подходящий аккумулятор, с ним он купил набор микросхем, чтобы самому спаять переходник. Паяльник он купил там же. Доставив покупки в номер, он вдруг подумал, а почему бы на первое время не запитать робота непосредственно от сети? Робот эолийский и неизвестно, что у него на уме. Вдруг он захочет сбежать? Питаясь от сети, он далеко не уйдет.

Говард отложил аккумулятор и занялся перепайкой проводов с питанием. В час ночи он с удовлетворением осмотрел дела рук своих и воткнул вилку в розетку.

Внутри робота загудело что-то еще, кроме блока питания.

Охлаждение, обрадовался Говард.

Гудение и пощелкивание продолжалось около минуты. Затем робот осторожно шевельнул конечностями.

Надо было его связать, подумал Говард.

Робот, лежавший на животе, покрутил плоской головой из стороны в сторону, как бы осматриваясь. Говард на коленях подполз к его окулярам и заглянул в них.

— Привет! Как тебя зовут?

Робот молчал. Говард продолжил:

— Меня зовут Гор Говард, я астрофизик с Земли. Мы находимся на планете Прима. Ты, наверное, по-нашему не понимаешь?

— Понимаю, — отозвался робот. По голосу Говард узнал общедоступную программу-переводчик. Ею пользовались и наши и эолийцы.

Спасу галактику, выйду на пенсию и займусь робототехникой, подумал Говард.

— Ты с Эола? — спросил он.

— Да.

— У тебя есть имя?

Робот немного помолчал.

— Кухрум.

— Кухрум? Прекрасно. А чем ты занимался, пока не попал к нам на Приму?

Снова длинная пауза.

— Я должен связаться с Эолом.

— Ты разве не оборудован собственной системой связи?

— Она неисправна. Я должен связаться с Эолом.

Не прихватить ли его завтра с собой?

Тут он вспомнил, что я взял с него слово никому не говорить, что робот не наш. Никому, значит, и эолийцам.

Все его попытки разговорить робота приводили к тому, что тот отвечал заученной фразой:

— Я должен связаться с Эолом.

Говард в бессилии привалился спиной к основанию дивана и включил телевизор. Робот, оставаясь лежать, повернул голову на новый звук.

В местных новостях в который раз пересказывали историю «Минититана». Репортеры раздобыли видеосъемку аналогичной модели, но комментировали ее так, что создавалось представление, будто показывают именно того самого, погибшего «Минититана». Затем были вставлены документальные кадры с каким-то эолийским кораблем (похожим на тот, что нас преследовал) и кадры из «Галактических войн» со взрывами, которые, естественно, были прекрасно слышны.

Диктор сказал, что власти решили не раздувать скандал из этого столкновения, поскольку «Минититан», видимо, тоже принадлежал эолийцам. По какой-то причине они расстреляли свой собственный корабль. Основная версия была такой: «Минититан» потерял ход из-за неисправности, и чтобы он не достался нам, эолийцы его добили. О том, что этот корабль был предварительно покалечен нами, репортеры еще не пронюхали.

Мелькнули кадры с ОПС «Прима-Транзит-1»: мы с Долорес удираем от журналистов, за нами тащат полутораметровый продолговатый предмет, грубо завернутый в пленку.

Говард сложил два и два, взял в уме пару интегралов и сделал вывод:

— Тебя вытащили из «Минититана», правда?

— Я должен связаться с Эолом.

Ему показалось, или робот произнес это с меньшей настойчивостью?

— Не буду тебя выключать, — сказал он, отправляясь спать. — Может, захочешь поговорить. Далеко от розетки не отходи, провод короткий.

Наутро, отправившись в Эол-Сити, он начисто забыл, что оставил робота включенным. Проходя мимо администратора, он потребовал, чтобы с этого дня оплата номера велась с его кредитной карты.

Аграбхор и его соплеменники выглядели и раздраженными и разочарованными. И не только из-за меня, подумал Говард, когда, среди разговора, эолиец получил какой-то неприятный звонок. Аграбхор отвлекся на разговор, не извиняясь. Вернувшись к Говарду, он мгновение вспоминал, на чем они остановились.

— Мы не можем начать снаряжать экспедицию, если не будем знать, что «Скаут» до сих пор существует. Чтобы быть уверенными в его существовании, нам необходимо знать его последние координаты с максимальной точностью.

— Люди, которые владеют этой информацией, не предоставят ее вам, пока у них не будет гарантии, что вы не возьметесь за поиски «Скаута» без нашего участия.

Фразами похожими на эти они обменивались уже раз в третий.

Неожиданно Аграбхор поднялся из кресла, подошел к Говарду и, нависая над ним всей своей мускулистой тушей, спросил:

— Вы знакомы с Ильинским?

Взгляд у него был стальной, холодный и почти гипнотизирующий.

(Почти — потому что выглядел таковым, но на Говарда не действовал. Физик гипнозу не поддавался, и тому есть документальное подтверждение.)

— Да, — и Говард немного откатился в кресле.

— Передайте ему, что мы готовы обменять ваш «Скаут».

— На что?

— На то, что он взял у нас.

— А что он взял?

— Он знает.

Я теперь тоже, подумал Говард. Он пообещал со мной поговорить. На этом сегодняшние переговоры были закончены. Выходя из комнаты, он услышал как, обращаясь к своим, Рилльдадт что-то сказал на эолийском языке. Говард узнал слово «опасность» с блока питания — там оно советовало не совать, куда не надо, руки.

Он вернулся в гостиницу, вошел в номер. Робот неподвижно лежал в метрах двух от того места, где Говард его оставил. Правая рука робота была вытянута в сторону столика с видеофоном. У розетки валялся выдернутый шнур. Кухруму не хватило буквально полметра.

Говард подтащил его на прежнее место и включил в сеть. Когда робот загрузился, он спросил:

— Кому ты пытался позвонить?

— Я должен связаться с Эолом.

Говард выдернул вилку и сел сочинять мне письмо.

49

19.05, база «Ваал», система Примы

База космического флота «Ваал» была крупнейшей в галактике. Уже двадцать лет назад, когда ее только проектировали, было ясно, что нашу с эолийцами дружбу лучше гарантировать силой. При этом, конечно, никто не знал, насколько база будет эффективна против более продвинутого врага, и никто не собирался этого проверять. Строители превратили сто миллиардов марок в километровый вытянутый параллелепипед с шарообразным набалдашником. Вдоль параллелепипеда причаливали корабли, в набалдашнике существовали офицеры, гражданские служащие и роботы.

Человека, видевшего тройную Горгону с черной дырой посередине, мало что может удивить. Я Горгону не видел, поэтому «Ваал» произвел на меня впечатление. Новоиспеченные офицеры оглаживали форму, чтобы предстать перед адмиралом Слоттером в лучшем виде. Долорес застряла в ванной по той же причине. Я уже вышел и из призывного возраста и из детства, поэтому ограничился тем, что разрядил бластер (вынув из него батарею, а не в кого-то).

Наш БПК-8997 причалил в самом дальнем конце километрового паркинга. Я постучал в каюту Долорес и крикнул, что пора выходить. Офицеры были бы рады ее подождать, но их ждал Слоттер, который не видел Долорес и поэтому не смог бы простить им опоздания.

Наконец, агент соизволила выйти. На ее комбинезоне в стиле «милитари» появились две планки каких-то наград. Думаю, адмирал разобрал бы, каких именно. Все мои награды были спрятаны в трех разных банках, и демонстрировать их я не собирался.

— Готовимся к шоу? — спросил я.

— Вы бы хоть ботинки почистили, что ли.

— Я боялся, что офицеры подумают, будто я их пародирую, поэтому оставил, как есть.

— Когда это вы начали бояться быть шутом?

Я подхватил ее рюкзак и пошел к выходу. Она догнала меня и отобрала рюкзак.

— Мы на флоте. Здесь нет носильщиков.

Шоу есть шоу, и я смирился.

Адъютант адмирала ждал нас по ту сторону шлюза. Вместе с ним мы погрузились на тележку, которая по рельсам довезла нас до жилых отсеков. План базы составлял военную тайну, поэтому я пытался выучивать закоулки наизусть. Люди в форме провожали нас подозрительными взглядами, которые прояснялись, лишь, когда они замечали, что мы идем под присмотром. Звания встречавшихся офицеров росли с каждым этажом и поворотом. Когда мы наткнулись на контр-адмирала, я понял, что конец путешествия близок.

В приемной нас просили подождать, пока Слоттер не разберется с новоприбывшими офицерами. Они вышли из кабинета в радостном возбуждении, которое постарались передать Долорес, в упор не замечая меня. Секретарем Слоттера была изящная молодая девушка, и я переключил свое внимание на нее. Когда Слоттер выразил готовность принять Долорес, я подмигнул секретарю, и она строго сказала моей напарнице:

— Вас одну.

Напарница смерила меня недовольным взглядом и промаршировала в кабинет.

— Спасибо, — сказал я девушке, и мы продолжили обсуждение звезд и созвездий. Встречаться с адмиралом я не имел ни малейшего желания.

Долорес пробыла у него с полчаса. Видимо, радостное возбуждение Слоттер передавал сегодня всем. Агент появилась с улыбкой и румянцем на щеках. Я пожалел, что не составил ей компанию. Седовласый адмирал вышел ее проводить и заметил меня. Взгляд Долорес умолял меня хотя бы встать. Я сказал секретарю, что мне пора и поздоровался с адмиралом.

— Мой сотрудник, — подсказала ему Долорес.

— Я скажу адъютанту, чтобы он показал место, где ваш сотрудник мог бы вас подождать.

— Прошу прощения, адмирал, но, к сожалению, он мне нужен.

— К сожалению?

— Да, адмирал. К огромному.

Мне было позволено сопроводить ее в госпиталь.

Адъютант построил нас в затылок и велел следовать за ним. Из приемной мы дошли до лифтов и спустились далеко вниз, практически к южному полюсу жилой сферы. На стене здесь был красный крест, пахло лекарствами и моющим средством. Пациент в серой пижаме прохаживался по коридору, робот развозил подносы то ли с едой, то ли лекарства они тут потребляют тарелками. Мы свернули к двери с надписью «Лаборатории. Только для персонала».

Маленькая женщина отвлеклась от электронного микроскопа.

— Доктор Ма Хун, — представилась она, — мне позвонили, что вы придете.

Мы тоже представились. Доктор Ма Хун рассказала, что здесь они изучают мутагенность некоторых видов излучения. Поэтому и качество оборудования и квалификация персонала у них на самом высоком уровне. Долорес открыла контейнер с образцами, пересчитала стекла и выдохнула:

— Вот. Это оно.

Я пояснил, что не все следы на этих стеклах «человеческие», и надо понять, в чем отличие. Ма Хун ответила, что это просто.

Мы сидели в углу и, затаив дыхание, наблюдали за ее манипуляциями.

— Это, без сомнения, человек, — сказала она в какой-то момент и взяла следующее стекло. Долорес схватила меня за руку, потом передумала и отпустила. Заметив наши мучения, Ма Хун подманила нас к одному из компьютерных терминалов.

— Это генный конструктор. Из таблицы заказываете мутации, а потом смотрите, что получилось. Дети это обожают.

У Долорес слон отрастил крылья и научился петь фальцетом, мой паук получил единственное, но большое ухо, в котором он беспрерывно ковырялся. Понятно, почему это нравилось детям.

— А вот это уже интересно! — услышали мы голос Ма Хун.

Мы потребовали немедленно поделиться открытием.

— Пока только общая картина, — пояснила она, — эта ДНК, в целом, как у нас с вами, но есть отличия. Пока я насчитала двадцать мутаций.

— Чем они могли быть вызваны? — спросила Долорес.

— Трудно сказать. Я с подобными изменениями пока не встречалась. Надо попытаться смоделировать последствия этих мутаций.

При этих словах я обернулся на своего паука.

— Боюсь, — улыбнулась Ма Хун, — задача будет более сложной. Честно сказать, мы до сих пор не знаем всех причинно-следственных связей, рожденных изменением генома. Я запущу симулятор, а пока он работает, просмотрю оставшиеся образцы.

В скором времени все стекла были разделены на три стопки. В первой содержалась ДНК землян, во второй — мутировавшая ДНК, в третьей, меньшей, было и то и другое. Ма Хун вплотную занялась второй стопкой.

— Большинство мутаций здесь совпадает, — сказала она, — и мне кажется, что эти мутации не случайны. Например, были изменены ряд генов, которые, по мнению геронтологов, влияют на продолжительность жизни.

— То есть это все-таки обычные люди? — допытывалась Долорес.

— Неужели вы ожидали, что они окажутся другим видом?

— Ну, не совсем другим… Хотя интересно, какие у нас с ними были бы дети.

Ма Хун просмотрела выданные симулятором результаты.

— Не думаю, что в этом отношении мы откроем что-то новое. Но если вас это действительно волнует, я попробую смоделировать, так сказать, размножение. Пока я вижу только список ферментов, чей состав изменился, но как они повлияют в дальнейшем на жизнь организма… думаю, надо скорректировать программу. Результат, скорее всего, будет уже завтра.

Разумеется, для Долорес нашлась отдельная каюта. Мою судьбу решал какой-то тыловик, из-под которого я едва не вышиб стул. Плюнув на него, я вернулся в госпиталь и сказал, что вот-вот мутирую от какого-то излучения — помню только, что оно было синее с желтым отливом и сильно жглось. Ма Хун понимающе покивала и отвела меня в палату через стенку от лаборатории. Там у меня появилось время поразмышлять над предложением эолийцев.

Оно меня и обрадовало и огорчило. Обрадовало то, что им, похоже, неизвестно о ДНК. Они преследовали нас, чтобы нам не достался робот. Неужели робот настолько ценный? Если, допустим, он является вершиной их кибернетической науки, то зачем они запихнули его в «Минититан»?

Огорчило то, что они действительно знают, что мы побывали внутри корабля и забрали робота. Спрятать его гораздо труднее, чем молекулы, которые уже даже нет необходимости прятать. Если эолийцы пронюхают, что робот в гостинице, они разнесут ее, не раздумывая. Я посоветовал Долорес эвакуировать Говарда с роботом в какое-нибудь безопасное место.

Что же делать непосредственно с предложением?

Мне казалось, что соглашаться на него пока еще рано. Галактика взорвется не завтра, и у нас есть время выяснить настоящую ценность робота Кухрума.

50

19.05, Прима

Примерно в это же время (2:15 по-местному) Говард размышлял о событиях предыдущего дня и ночи. Сделка, предложенная эолийцами, показывала, что они не верят в угрозу галактической катастрофы. Они воспринимают его попытку найти «Скаут» как очередную земную блажь, цена которой — простой робот. С другой стороны, есть рассуждения про 5 — 10, про то, что эолийцы готовы уничтожить зонд. Чего же на самом деле они хотят?

Может быть, Кухрум знает ответ?

— Вот ты хочешь назад к хозяевам, — говорил он роботу, — а ведь они были готовы тебя убить. Конечно, ты не понимаешь, что такое смерть. Ты машина, подчиненная алгоритму. Наверное, тебя обучили водить человеческие корабли. ИИ у нас, действительно, не блещет… Ты едва не погиб, а мой друг тебя спас. Хотя бы из благодарности, ты должен нам что-нибудь рассказать. Впрочем, что такое благодарность, ты тоже не понимаешь. А что такое сделка, понимаешь? Ответь на мои вопросы, и я соглашусь обменять тебя на «Скаут».

Реплика робота заставила его подскочить на стуле.

— Что такое «Скаут»?

Робот продолжал лежать ничком, но его окуляры были направлены в точности на Говарда.

У него не круговое зрение! Почему он не обратил внимания на это раньше? У роботов уже давно не просто круговое, а сферическое зрение, дававшее полный обзор.

— Нет необходимости скрывать от тебя то, что уже известно твоим хозяевам. «Скаут» это…

И он рассказал ему всю историю «Скаута» с самого начала.

— Почему вы не хотите меня обменять? — спросил робот.

— Честно говоря, я не очень доверяю Аграбхору. Ты его знаешь?

Пауза.

— Нет.

Его окуляры смотрели немного в сторону, через мгновение — снова на Говарда.

— Ты странный робот.

— Почему?

— Если бы я не успел покопаться в твоих внутренностях, я бы подумал, что ты живой.

— Я робот. Но меня сделали похожим на людей.

— Зачем тебе сделали похожим?

Его голова снова пошевелилась. К чему эти лишние движения?

— Знаешь, — сказал Говард, — у человечества давно существует мечта вылезти из биологического тела и обрести бессмертие внутри компьютера. Ты понимаешь, о чем я говорю? Думать как человек, а тело иметь как у робота. Когда оно изнашивается, его можно заменить на новое, и так жить вечно. Ваши хозяева ни о чем подобном не мечтают?

— Я должен связаться с Эолом.

Больше робот не издал ни звука.

В 5:10 утра три военных планетолета появились в небе над Прима-Домной — два штурмовых и один десантный. Штурмовые встали в круг над «Плазой», десантный расплескал воду и помял пальмы во внутреннем дворе гостиницы. Курсанты Южной тренировочной базы ворвались в здание двумя группами. Первая группа побежала к номеру Говарда, чтобы забрать его и робота. Вторая группа рассыпалась по прилегающим коридорам, чтобы предотвратить вмешательство разбуженных шумом постояльцев.

Эвакуация прошла успешно. Уже на пути к Южной тренировочной базе Говард обратил внимание, что они везут не одного робота, а трех. Курсанты, не имея точного описания Кухрума, прихватили одного уборщика и одного носильщика, которым не повезло оказаться рядом с номером физика. Полковник сказал, что их отправят назад со следующей оказией.

51

20.05, база «Ваал», система Примы

Долорес обитала далеко от госпиталя, но умудрилась явиться в лабораторию раньше меня. Пока я дожевывал порошковое пюре, она уже пила кофе с Ма Хун. К чести доктора, прежде чем рассказывать, она попросила дождаться меня.

— Чтобы не повторят дважды, — пояснила она.

Вскоре появился и я.

— Мне оставили? — я указал на чашки с остатками кофе.

— В вашем состоянии, — сказала Ма Хун, — кофеин вам вреден.

— Что, так серьезно? — спросила Долорес проникновенно.

— О, да, всю ночь кричал и звал какую-то Долли…

— Что?! — воскликнули мы с Долли хором.

— Шучу. Приступим.

Результат симулирования оказался 50 на 50. Существа со стеклышек номер 2 могут иметь плодовитое потомство от наших женщин, но их женщины от нас, мужчин, не могут иметь никого.

— Поздравляю, — сказал я Долорес.

— Сочувствую, — кивнула она.

— Но это не самое интересное, — продолжила Ма Хун, — самое интересное заключается в том, что люди с образца номер два не могут иметь детей друг с другом.

Меня пробил озноб. Долорес, с длинным «Чтооо…», потянулась к микроскопу, как будто что-то в нем понимала.

Это открытие стоило миллиона уничтоженных «Минититанов», детективов и агентов Интерпола — за исключением женщин, поскольку без них эолийцы, оказывается, не могут размножаться.

Мы одновременно поняли, зачем Эол «импортировал» яйцеклетки. Но как же они раньше обходились? Видимо, порча ДНК произошла сравнительно недавно.

Ма Хун дала объяснение с общих позиций:

— Ресурсы организма ограничены. Долголетие и плодовитость балансируют по разные стороны качелей, черпая энергию из одного источника. Выигрывая в одном, проигрываешь в другом. Похоже, хозяева этой ДНК заигрались.

— Они бесплодны, следовательно, должны жить вечно, — сказал я.

— Я где-то читала, что они к этому готовятся.

Нас с Долорес переполняли чувства, но делиться ими в присутствии Ма Хун мы не могли.

— Мы на минутку. — Долорес схватила меня за руку. — Где твоя палата?

— Агент, у нас приличное заведение, — напомнила Ма Хун с усмешкой.

— Мы, к сожалению, по делу, — вздохнул я и дал увести себя в соседнее помещение.

Взбудораженная Долорес не могла подобрать слов:

— Мы, мы, мы их…

— Уроем? — предложил я.

— Ну, вроде того.

Немного успокоившись, мы выработали план дальнейших действий. Известно, что ДАГАР так и не нашел оператора Вилли, у которого он хотел отобрать ДНК эолийцев. Следовательно, у нас есть предмет для торга. Мы предложим ДАГАРу ДНК в обмен на информацию о Командоре и Опоссуме. Следствие по поводу убийства последнего не продвинулось ни на шаг. Единственная интересная деталь: девятилетний сын убитого продолжал настаивать, что его отец общался с неким Оракулом. Это связывало убийство с контрабандистом Доком со Скорпиона-25, который получал указания также от Оракула. И пилоту «Гермеса» этот персонаж был знаком, но, после того как я собственноручно уничтожил улики, пилот наотрез отказался говорить со следователями.

Разгадку надо искать в дагарском прошлом Опоссума, считала Долорес. Чем конкретно они с Командором занимались в ДАГАРе? Кто еще с ними служил? Почему на стене базы у тройной системы HIP789067 было написано «Командор — продажное дерьмо»?

— А что будем делать с эолийцами? — спросил я, когда мы договорились по ДАГАРу.

— Боюсь, нам не дадут с ними ничего делать. Эол принадлежит высокой политике. — Она подняла указательный палец. — Оттуда будут с ними разбираться.

— Думаешь, они найдут способ забрать у них Мореля?

— Если до него дойдут руки. Ваш молодой физик для них — так, мелочь.

— А Говард и «Скаут» не мелочь?

— Не знаю. Пока он напугал очень немногих. Правда, он сдерживает обещание не обращаться в прессу. Если люди узнают о его подозрениях, может начаться паника. Кстати, о Говарде. С Южной базы мне сообщили, что эвакуация прошла удачно. Говард с роботом сидят в хорошо охраняемом убежище. Говард мне намекнул, что с этим роботом не все так просто. Надо бы с ним поговорить.

Таким образом, наш путь лежал снова на Приму. Там находилась штаб-квартира ДАГАРа по рукаву Персея. И там находилась Южная тренировочная база флота, где прятались Говард и Кухрум.

52

23.05, Прима

Из космопорта мы направились сразу в штаб ДАГАРа. По пути на Приму Долорес направила шифрованное письмо их начальнику, капитану Тротту, в котором сообщила суть сделки.

— Чем вы можете доказать аутентичность образцов? — спросил Тротт еще до того, как предложил нам сесть.

Долорес ответила:

— Они собраны на «Минититане», о котором вы, естественно, слышали. У нас есть предварительное заключение эксперта, в котором утверждается, что ДНК не может принадлежать обычным людям, — тут она немного блефовала, ссылаясь только на те выводы Ма Хун, которые не касались размножения. Про размножение эолийцев мы решили пока не распространяться. Конечно, адмирал Слоттер был волен распоряжаться этой информацией как угодно, но вряд ли он потащил ее прямиком в ДАГАР.

Тротт деловито кивал, как если бы слова Долорес могли быть им проверены из других источников.

— Это занятно, — сказал он, просмотрев список мутаций.

Неужели он в этом разбирался?

Долорес напомнила:

— Мы хотим получить личные дела Дина Олафсена, известного по кличке «Командор», и Опоссума Лея. И нам нужен список экипажа базы у системы HIP789067 на то время, когда там находился Командор.

— Мы подумаем над вашей просьбой, — сказал он.

Аудиенция закончилась быстрее, чем мы думали. Тротт добавил, что сообщит о своем решении завтра. Из штаб-квартиры ДАГАРа мы завернули в банк, спрятали образцы ДНК и полетели на юг, к базе флота.

Курсанты выполняли тренировочные полеты над океаном, поэтому путь был безопасен. Мы достигли базы за три часа, потому что пришлось обходить бурю. На базе было спокойно. Я по привычке направился на гауптвахту, где обнаружил Говарда, пытающегося снова разговорить робота.

— Когда я сказал, что он может попытаться убежать, его посадили сюда, — пояснил он мне.

— Чтобы убежать, ему понадобится чертовски длинный удлинитель.

— Полковник Флинт сказал, что не намерен рисковать. На самом деле, я думаю, ему надо было кем-то занять это помещение. И для курсантов работа — охранять его днем и ночью.

— На ночь можно выдергивать его из сети.

— Я решил больше этого не делать.

— Почему?

— Это бесчеловечно. Для него это как смерть.

— Он понимает, что такое смерть?

— Как мы с вами, Федор. Я больше чем уверен, это не робот, это человек, то есть эолиец, в теле робота!

Тело робота недвижно лежало на койке, ничем не выдавая сидевшего внутри него эолийца. Но сам факт, что Кухрум перебрался с холодного и влажного бетона на сравнительно уютный матрац, говорил о многом.

Я позвонил Долорес и сказал, что, кажется, Говард понял, как эолийцы будут размножаться без наших «материалов»: не пестиком и тычинкой, а штепселем и розеткой.

Кухрум едва заметно повернул голову в мою сторону.

— Он вас понял, — сказал Говард.

— Он не кусается? — я подошел к Кухруму вплотную и посмотрел в окуляры.

— Нет. Но иногда бьет током. Там некоторые контакты у него, извините, на соплях, а здесь еще и влажность высокая.

Долорес, в сопровождении полковника Флинта, явилась в импровизированную тюрьму. Говард нашептал ей на ухо свое открытие, она вытаращила глаза на Кухрума, потом схватила Флинта и вывела его за дверь:

— Полковник, при всем уважении, но адмирал настаивал на полной секретности…

— Неужели это правда? — она обвела взглядом нас троих, включая Кухрума.

— Спросите у него, — посоветовал Говард.

Она была не против, но только после того, как профессор присоединится к Флинту. Говард вышел, попросив перед уходом осторожнее обращаться с проводами.

— Вы эолиец, правда? — прошептала она над тем местом, где в металлической голове располагались микрофоны.

Кухрум отреагировал поворотом головы в ее сторону.

— Сейчас я объясню вам разницу, — продолжила она, — если вы робот, то вы просто механизм, найденный на бесхозном корабле. Вы ведь знаете, что эолийцы так и не заявили, что уничтоженный «Минититан» принадлежит им. Как механизм, то есть кусок металла, вы принадлежите тому, кто вас нашел. Нашли вас мы с господином Ильинским, которого вы здесь видите. Поэтому, вы принадлежите нам. Но если вы действительно эолиец — пускай хоть в костюме Санта-Клауса — мы не можем поступать с вами как с вещью. Мы обязаны вернуть вас на родину, это требование не столько закона, сколько элементарной гуманности. Если какая-нибудь ваша схема выйдет из строя, мы не сможем ее починить, и вы погибнете. Я даже не уверена, что наше электричество вам подходит. Ответьте на несколько вопросов, и вы отправитесь домой без всяких условий.

— Обязанность отвечать на вопросы уже есть условие, — заметил робот.

Думаю, Долорес намеренно допустила логическую ошибку, чтобы вызвать хоть какую-то реакцию.

— Я только хотела проверить, что вы понимаете мои доводы. Итак, кто вы?

— Что будет, если я не отвечу?

— Мы будем ждать. Сейчас о том, что вы не робот подозревают только три человека, и мы вольны передать вас Эолу в любой момент. С каждым новым днем количество посвященных будет увеличиваться. В какой-то момент ваша судьба перестанет зависит от нас. Как с вами поступит наше руководство, нам неизвестно. Скорее всего, ваше пребывание здесь затянется на неопределенный срок. В конце концов, вы нарушили наши законы. Роботу это бы сошло с рук, но мыслящему существу, сами понимаете…

— Хорошо. Я попробую ответить. Но я не скажу ничего, что навредило бы моему народу.

— Как навредить вашему народу, нам уже известно. Еще три дня назад мы не подозревали, что ваш народ зависит от нас, так сказать, биологически. Без нас ваших людей скоро не станет. Впрочем, я, кажется, вижу пред собой одно из решений этой проблемы. Почему, умея превращаться в роботов, эолийцы по-прежнему «импортируют» яйцеклетки?

— Таких, как я мало, — тихо произнес Кухрум, — я экспериментальный образец. И я, к сожалению, смертен. Квантовая система, хранящая мое «я», нестабильна, информация постепенно теряется, и я… можно сказать, что я медленно схожу с ума. Конечно, рано или поздно техническая проблема будет решена, но до ее решения нужно дожить — не мне, а цивилизации в целом.

— Почему вы оказались в «Минититане»?

— Это было необдуманное решение. У ваших кораблей никуда не годный ИИ. У того корабля ИИ полностью вышел из строя перед стартом, на ремонт уже не оставалось времени, и я вызвался повести корабль. Я когда-то был пилотом, и я один из немногих, кто разбирается в вашей технике.

— С помощью генетических модификаций вы продлеваете себе жизнь. Вы замораживаете умирающих, а кого-то переводите, так сказать, в цифровой формат. Кажется, ваше общество поставило перед собой задачу добиться личного бессмертия.

— Это единственно важная задача, которая может стоять перед мыслящим существом. Все остальное лишено смысла. Если нет бессмертия, вся Вселенная лишена смысла.

— Похоже, природа против. Модификация генома привела к тому, что вы не может иметь детей.

— Да, поэтому мы теперь больше склоняемся к другому пути. Вы назвали его «цифровой формат». Это не совсем точно, ибо разум не дискретен, но я не против и такого названия.

— Как вы относитесь к решению ваших соплеменников уничтожить корабль вместе с вами? Из ваших слов я поняла, что эолийцы очень ценят жизнь. Видимо, у них осталась ваша копия. Или нет?

— Нет. Копирование квантовой схемы разума невозможно без разрушения оригинала. Поэтому может существовать только одна копия личности. Если бы корабль взорвался вместе со мной, я бы погиб полностью, навсегда.

— Вы не считаете, что с вами поступили жестоко, несправедливо?

— Мне хочется верить, что они открыли огонь только после того, как поняли, что вы забрали меня с корабля.

Долорес рассказал ему всю эпопею с самого начала: контрабандный груз, погоня, два взрыва от нас, засада из обломков от Эола, столкновение с одним из обломков, экспедиция внутрь, быстрая эвакуация и тридцатикилотонный залп, превративший корабль в стальной и уже запеченный фарш.

— Обломками они хотели отпугнуть вас. Потом они бы приблизились и забрали меня.

— Ну, если вам хочется в это верить… — развела руками Долорес.

Она начала рассказывать о грядущей галактической катастрофе, но Кухрум прервал ее, сказав, что уже раз пять все это слышал от Говарда. Он не понимает, о какой катастрофе идет речь и не видит причины, по которой эолийцы не могли бы доставить нам «Скаут».

Видел ли он когда-нибудь Пауля Клемма или Роша Мореля?

Нет, он не видел ни того, ни другого.

— Вас так мало, — размышляла вслух Долорес, — но вы так сильно опередили нас. Д-корабли, генная инженерия, цифровое сознание… как вам это все удалось?

— Наши ученые изобрели супермозг, который отвечает на любые вопросы. Это сэкономило нам массу времени. На вашем языке такое устройство называется, кажется, оракул…

Лицо девушки окаменело. Кухрум интерпретировал выражение ее лица, по сути, верно, потому что быстро пошел на попятную:

— Наверное, мой переводчик не точен. Не оракул, а мощный компьютер — мощнее ваших, я имею в виду.

Для совещания мы потребовали себе отдельный карцер.

Долорес погорячилась, пообещав Кухруму скорое освобождение. Теперь она проклинала себя за гуманизм, и думала, как бы взять свои слова обратно. Роль доброго следователя она уже застолбила, поэтому варваром, не умеющим держать свое слово, должен был стать я.

— Аграбхор не знает о твоем легкомыслии, — сказал я, — он предложил «Скаут» в обмен на Кухрума. Предлагаю потребовать еще и Роша Мореля. Пока я веду переговоры с Охором, попробуй разговорить Кухрума насчет оракула. И, разумеется, для всех, кроме нас троих, Кухрум — обычный робот. Я научу его чистить ботинки и сквернословить, и никто ничего не заподозрит. Нашу сделку надо провернуть до того, как Эолу станет известно о расшифровке их ДНК. До сих пор мы были нужны им, и они делали определенные дружественные жесты. Как только они поймут, что нам известна их главная тайна, дружбе наступит конец. Я вполне допускаю, что они могут разбомбить эту базу вместе с Кухрумом и всеми, кто здесь обитает.

Она признала, что иногда я говорю дело. По моей просьбе Говард написал письмо Аграбхору, в котором попросил принять нас двоих. Положительный ответ пришел через пятнадцать минут. Я заправил флаер, и мы вдвоем полетели в Эол-Сити. Долорес осталась с Кухрумом. Мне показалось, я понял, почему эолиец начал с ней разговаривать. Дело не только в ее обещаниях. Для эолийца, пусть и в теле робота, она была женщиной, способной дать им детей. Это обстоятельство поднимало ее на высокую ступень, делало существом особым. Имело смысл послать ее на переговоры с Аграбхором вместо меня. Было бы интересно понаблюдать за его реакцией. Но разорваться Долорес не могла, а мне не хотелось оставаться без работы. Тем более что предложение эолийца адресовалось непосредственно мне.

— Как вы думаете, почему мне? — спросил я Говарда, после того как справился со взлетом и включил автопилот.

— Потому что вы не на службе. Вы полностью руководствуетесь собственными мотивами. Он знает, что если вам понравится его предложение, вы достанете Кухрума, в чьем бы он ведении не находился, и доставите ему. Долорес и Эдвардсу надо десять согласований, чтобы принять подобное решение.

— Когда он успел меня изучить?

— В прессе ваше имя упоминалось в связи с погибшим «Минититаном». Но мне кажется, он знает о вас давно. В его голосе чувствовалась злость, копившаяся не один день. Это же объясняет, почему ему известно о нашем сотрудничестве.

Чем дальше мы отлетали от южной базы, тем чаще я посматривал на ПУПС: пульт управления позиционирующим спутником. На самом деле это название — эвфемизм от начала до конца. На небольшом экране пульт показывал наш корабль и все более-менее значительные объекты в радиусе до тысячи километров. Если я сочту какой-нибудь объект опасным, мне достаточно ткнуть в него пальцем, чтобы спутник, не переспрашивая, выпустил по цели высокоэнергетический импульс. Полковник так долго убеждал меня пользоваться ПУПСом осторожно, что я хотел совсем от него отказаться, но Долорес сказала, что отпустит меня только с этим прибором. К счастью, мне не пришлось им воспользоваться.

Их дымки показалась кромка северного континента. Я взял западнее, чтобы избежать трафика над Прима-Домной. Мы обошли город и подлетели к Эол-Сити со стороны заходящего солнца. Купол сверкнул кислотной фиолетовостью, и мой взгляд невольно остановился на ПУПСе. Его экран оценивал купол как объект повышенной угрозы. Я полагаю, эта «повышенность» была в ПУПСе предустановлена.

Путь в комнату переговоров был знаком мне по рассказам Говарда. Чувствуя себя здесь завсегдатаем, он объяснил, как быстрее надеть верхний одноразовый комбинезон, который здесь выдавали всякому прибывшему человеку.

Как полицейские играют в злых и добрых, так гражданские — в интеллигентов и хамов. Поскольку Говард не собирался менять свое амплуа (например, он опять попытался поздороваться с эолийцем за руку), я подобрал, что осталось. Не здороваясь, я сел на той стороне стола, за которой обычно сидели эолийцы. Когда Аграбхор начал представлять и представляться, я махнул рукой:

— Бросьте, все равно не запомню.

Говард шепотом попросил меня держать себя в руках. Свита Аграбхора попросила своего босса, видимо, о том же.

Эолиец начал рассказывать мне, почему он, такой умный, догадался, что я у него что-то взял. Я ничего не отрицал, более того, даже поправил:

— Не что-то, а кого-то.

— Простите, — сказал он с напряжением, — наверное, я плохо говорю на вашем языке. Вы о роботах говорите «кто» или «что»?

— «Что»…

Нет, думаю, пусть торопится забрать Кухрума, пока мы его якобы не раскусили. Я выкрутился:

–… если робот сломан или не говорит по-нашему, и «кто», если он исправен и дает показания. Кстати, ваш нововавилонский прекрасен.

Я видел, как напряжение мгновенно спало с их лиц. И оно снова появилось, когда я выдвинул им свой план: они возвращают нам Мореля, мы с Говардом летим на их корабле за «Скаутом», по возвращению они получают Кухрума, удлинитель к нему — в подарок.

— Какие гарантии, что вы выполните обещание? — спросил Аграбхор.

— Мы остаемся у вас в заложниках. После завершения экспедиции наши люди обменяют Кухрума на нас.

Рилльдадт влез с предложением:

— Нельзя ли что-то одно: либо «Скаут», либо Морель?

Аграбхор посмотрел на него, как на идиота. Я заверил их обоих:

— Ваши слова абсолютно не значат, что Морель действительно у вас. Абсолютно. Но я вот что подумал. Не могли бы вы, в довесок к Морелю, вернуть нам и Вилли Дорка?

— Кто это? — спросил Аграбхор, снова преисполненный хладнокровия.

— Вы должны хорошо его помнить. Он был телеоператором в «Круглосуточных новостях», снимал вас на базе «Рукав Персея-19». Потом вы договорились с ним разыграть сцену с похищением вашей ДНК. На самом деле ДНК принадлежала ему. По какой-то причине вам захотелось, чтобы все думали, что ваш генофонд идентичен человеческому. Когда его мошенничество раскусили, Вилли исчез. Не хотите помочь нам его найти?

Он пожал плечами:

— Не понимаю, о чем идет речь.

— Ладно, забыли. Оставляем Мореля и «Скаут».

Говард шепнул мне на ухо, что он боялся, что я отправлю его с эолийцами одного. Я шепнул в ответ, что полетел бы один, но не знаю, как выглядит «Скаут».

— Мы сообщим вам о нашем решении, — сказал Аграбхор.

–Да, — сказал я, — было бы странно держать нас в неведении.

Мы встали. Я увел Говарда прежде, чем он успел опять подать руку.

Все наши личные приборы мы оставили в флаере, поэтому, только добравшись до машины, я узнал, что ДАГАР согласился на наше предложение, и Долорес в эту минуту стартует с базы. Кухрум остался на попечении курсантов, которые пообещали не выдергивать его из сети и не заставлять мыть пол в карцере.

Мы нашли кафе неподалеку от штаба ДАГАРа, в нем подавали буррито по-эолийски, и было запрещено курить. В тот момент, когда мы делали заказ, Долорес с перепуга грохнула ПУПСом какого-то низколетящего кита.

53

25.05, зона Эола

За месяц заключения Рош Морель сменил две комнаты одинакового белого цвета. Первая была каютой в Д-корабле — просторной, но без иллюминаторов. Существо в биозащитном скафандре научило его пользоваться ложементом и душем, еду ему приносил робот. Его ни о чем не спрашивали, его вопросы оставались без ответа. После Д-перехода они несколько часов шли на субсвете, потом был обед, потом сон, потом он проснулся в другой комнате. Значительная гравитация говорила о том, что они на планете — на кораблях гравитация, как правило, минимальна. Комната была просторнее, появился рабочий стол с терминалом и кресло. В душевой вода текла без экономии, на полке под зеркалом нашелся одноразовый бритвенный станок.

У него не было ни календаря, ни часов, и он потерял ощущение времени. С определенной периодичностью ему приносили пищу — теплую мягкую субстанцию без вкуса и запаха — и воду. Организм принимал субстанцию без неприятных последствий. Морель предположил, что пищу приносят четыре раза в сутки, и таким образом вел учет дням. Примерно на пятый день заключения экран на столе засветился, и голограмма эолийца попросила Мореля ответить на несколько вопросов. Морель в это время дремал на кровати, и не сразу понял, откуда идет звук. Сонными глазами он посмотрел на экран, затем прошел в ванную и сполоснул лицо. Вернувшись в комнату, он сказал, что у него тоже есть вопросы.

— Задавайте, — сказал эолиец.

— Где я нахожусь?

— На одной из планет Эола.

— Почему вы меня здесь держите?

— Вы находились на корабле, который вторгся на нашу территорию и предпринял в отношении нас враждебные действия.

Откуда-то им было известно, что он перебрался на базу со «Спрута». Проследили его «Фэлкон»? Но в нем мог лететь кто-нибудь другой.

— То есть я что-то вроде военнопленного? — спросил Морель.

Эолиец обдумывал ответ несколько секунд.

— Вы должны ответить на наши вопросы.

— Это я уже слышал. Нельзя ли мне получить комнату с окном? И календарь с часами. У меня режим дня нарушается, и голова не соображает. С больной головой я не смогу толком отвечать на вопросы.

— Комната останется этой. Календарь и часы вам принесут.

Экран погас. Прошло две минуты, и в комнату вошел робот — двухметровый, человекообразный тип, похожий на средневекового рыцаря. Он поставил на стол импортные часы-будильник-календарь. Морель обрадовался, увидев, наконец, первую «человеческую» вещь. Календарь показывал стандартную синхронизированную дату: 28-е апреля. Прошло меньше времени, чем он думал. Но это понятно — дни здесь тянулись бесконечно.

На экране снова возник эолиец.

— Готовы выслушать вопросы?

— Можно чаю? В горле пересохло.

Все повторилось, за исключением того, что робот на этот раз приволок не часы, а стакан с красно-коричневой жидкостью. Она действительно оказалась чаем, хотя и не лучших сортов.

— Итак? — спросил эолиец.

— Когда меня отпустят?

— Сейчас я не уполномочен об этом говорить.

— Могу я связаться с нашим посольством?

— Нет.

Было бы правильно, размышлял Морель, отказаться отвечать, пока ему не дадут переговорить с послом. Но ему самому очень хотелось поговорить. Во-первых, он устал от многодневного молчания, во-вторых, его разбирало любопытство. Многие миллионы его соплеменников согласились бы побывать на Эоле хотя бы в плену. Если его скоро отпустят, то следующего случая может и не подвернуться. Сколько в галактике осталось пиратов, готовых враждовать с Эолом?

— Задавайте ваши вопросы. Только сначала скажите, с кем я имею честь беседовать.

— Меня зовут Аграбхор. Вас, насколько я знаю, Рош Морель.

— Откуда вам известно мое имя?

— Мы провели предварительное расследование. Расскажите, кто вы и чем занимаетесь.

Вопреки ожиданиям, вопросы пошли не с конца, а с начала. Эолийца интересовала подробная биография Мореля: откуда он родом, где получил образование, в чем специализировался, и в чем заключались его последние исследования.

Морель отвечал достаточно подробно. Собеседник иногда что-то уточнял, но не выражал при этом какой-то особой заинтересованности. Все ответы Мореля он выслушивал достаточно равнодушно. Роша утомило это равнодушие, и он упомянул о загадочных сигналах из галактики NGC1275. Аграбхор немного оживился, попросив описать сигналы и рассказать, как Морель их интерпретировал. Где теперь результаты наблюдений? Результаты наблюдений остались в комлоге. Комлог — у Командора.

— Очень жаль, — сказал эолиец.

Они обсуждали сигналы до перерыва на еду. Перед самым перерывом Морель попросил бумагу и ручку. Как он объяснил, ему нужно было чем-то занять мозг в свободное от допросов время. Как раз на такой случай он оставил несколько нерешенных математических задач.

Эолиец согласился удовлетворить просьбу. Еще он заметил, что сегодня допросов больше не будет, и что грядущая еда — это ужин, после которого Мореля оставят в покое до завтрака.

Вместе с кашей и чаем Морелю принесли стопку плотных листов и ручку. Он внимательно осмотрел писчие принадлежности и пришел к выводу, что все им написанное будет тут же передаваться его надсмотрщикам.

После ужина он попытался нарисовать на Аграбхора шарж, но ничего не вышло: у эолийца были очень правильные черты лица, и зацепиться было не за что.

Утренняя каша имела немного другой привкус. Чай был тем же самым: похоже, теперь вместо воды они будут поить его этой жидкостью. Не попросить ли вина, подумал он.

Аграбхор спросил, как спалось, и, не дожидаясь ответа, продолжил изучение биографии Мореля. Точность увеличилась до дней и часов: эолиец хотел знать, как Морель оказался у пиратов. Объяснить пиратов без Клемма было невозможно, и они обсудили сбежавшего профессора. Потом настала очередь Командора. Кто он и что он? Пиратский быт был разложен по полочкам, каждый пират был поименован, описан и, кажется, приговорен. В отношении Красноглазого, о котором Морель, естественно, не забыл, приговор уже был приведен в исполнение.

Морель не без гордости рассказал, как ему удалось организовать непеленгуемую связь, но похвалы от Аграбхора он не дождался. Эолиец спросил о вооружении пиратского Д-корабля.

— Зачем вам столько подробностей? — насторожился Морель.

— Мы хотим поймать их и наказать.

Хочу ли я того же, задумался астрофизик. Он понял, что не может дать точный ответ. Скорее всего, нет, не хочет.

Он описал пиратский «Спрут» как сверхмощный и неуязвимый крейсер.

Аграбхор выслушал это, не моргнув и глазом, и объявил перерыв на ланч.

В этот день они еще около часа беседовали о пиратах и пиратстве.

Последующие дни были похожи на этот. Вопросы возвращались к его биографии, таинственным сигналам, Клемму и снова приводили к Командору. Были дни, когда его оставляли в покое. Чтобы поддержать себя в форме, Рош начал делать интенсивную зарядку два раза в день. Письменные упражнения не принесли успеха, но позволили убить время.

Несколько раз Аграбхор спрашивал, не известно ли Морелю местонахождение другой пиратской базы. Рош сообразил отвечать уклончиво. У него родился план, как отомстить эолийцам, если те не захотят его отпустить. Если в качестве пиратской базы назвать хорошо защищенное место на нашей территории, то эолийцы, несмотря на их техническое превосходство, могут сами попасть в плен. Потом их обменяют на него, и так он обретет свободу.

Осталось вспомнить, где есть такие отдаленные, но хорошо укрепленные места.

Вспоминать и, вообще, думать Морель привык с карандашом в руках. Поэтому его план вскоре стал напоминать действительно ПЛАН: несколько листов были исписаны и изрисованы непонятными каракулями. Он надеялся, что в какой-то момент среди каракулей он поместит координаты ловушки.

Он так увлекся этим упражнением в коварстве, что не заметил, как подошел к концу май. Последнюю неделю его не допрашивали, и он скучал, рисуя робота-надсмотрщика в разных, незавидных для того, позах.

Однажды ему приснилось, что он снова на корабле, который движется в неизвестном направлении. Сон сменился явью, наполненной смутными тенями, потом был новый сон, в котором его грузили на корабль, не столь опрятный, как эолийский.

Когда он окончательно проснулся, он увидел над собой недостаточно белый потолок, а воздух вокруг был заполнен запахом свежесваренного кофе. Он огляделся по сторонам и заметил профессора Говарда, чертыхающегося над кофеваркой.

— Гор, — позвал он, — сварите и на меня.

— О, проснулся! Разумеется, сварю. Добро пожаловать на Приму. Тебе здесь понравится.

54

27.05, система Примы

Говард знал, что рано или поздно этот момент настанет. В его кармане лежала кристаллозапись последних передач со «Скаута». Аграбхор стоял с протянутой рукой, и это зрелище радовало мой глаз. Он сказал:

— Мы на расстоянии пятисот миллионов километров от Примы. Пора делать Д-переход. Для этого мне нужны последние координаты «Скаута».

— Да, конечно, — произнес Говард и полез в карман.

Кристаллозапись перешла к Аграбхор, тот передал ее своему астронавигатору.

— Но как вы без меня разберетесь? — удивился Говард, увидев, что астронавигатор удаляется без всяких вопросов.

— Мы справимся. Теперь я вынужден попросить вас вернуться в каюты.

Ну, а мы были вынуждены исполнить эту просьбу.

Наши с Говардом каюты напоминали ту, которою описал Морель в рассказе о своих приключениях. Двенадцать квадратных метров, без иллюминатора, в невесомости пол путался с потолком из-за одинакового белого цвета. Перед стартом нас попросили сдать одежду и приборы, взамен выдали местные комбинезоны и коммуникаторы для связи на корабле. Зная, что «приборы» придется сдавать, я захватил с собой купленный в комиссионке комлог, на который записал хорошо зашифрованный случайный набор символов. Сетевая активность также была сымитирована специальной программой. Эолийцам будет, чем заняться в ближайшие дни. Говард взял лэптоп, на котором не было ничего секретного, но который мог понадобиться, если не удастся взять какой-нибудь интеграл в уме. Эолийцы обещали специально для таких случаев лэптоп возвращать.

Гонг известил о начале Д-перехода. Мы заполнили собой ложементы и зажмурились. Вообще, беспомощность на чужом корабле меня угнетала. Накануне я дошел до того, что припрятал после обеда пластмассовый нож. Аграбхор поклялся, что в каютах не будет камер наблюдения. Если он соврал, мои маневры были замечены, и в следующий раз он явится на встречу со мной в бронежилете из одноразовой посуды.

Снова прозвучал гонг, и в глазах потемнело. Эолийский Д-переход мало отличался от нашего.

Всплыв строго в расчетной точке, корабль начал субсветовой разгон. Это означало, что еще шесть дней придется провести в ложементе при кошмарных пятидесяти «же».

Неделя беспамятства, и вот мы уже делаем семь восьмых от скорости света, постепенно нагоняя безмолвный «Скаут». По соглашению, мы с Говардом должны первыми осмотреть зонд. Я предупредил Аграбхора, что сумею отличить недавние разрушения от космической эрозии, поэтому лучше бы ему не предпринимать никаких неосторожных действий.

— Зачем нам разрушать ваш зонд? — спросил он.

— Думаю, есть причина.

Он пожал плечами и отвернулся.

Не знаю, была ли в том моя заслуга, но, по крайней мере, внешне «Скаут» выглядел целым — если не считать ожидаемой эрозии. Зонд был не маленьким — сто метров в длину, то есть треть от гигантского эолийца. Взять его на борт и доставить домой было, естественно, невозможно. Предполагалось, что Говард заберется внутрь и скачает данные. Потом он поделится ими с Аграбхором.

Корабли поравнялись. Эолийский «Мшахт» перебросил к «Скауту» телескопическую арку, внутри которой астронавты будут совершать перемещения между кораблями. Свободный конец арки накрыл входного люк зонда. Судя по тому, что эрозия была небольшой, защитное поле работало, и, следовательно, энергетические установки зонда были исправны. Это давало надежду войти в корабль штатным путем, открыв люк по специальной, известной Говарду, команде. Команда, в зашифрованном виде, была записана на той кристаллозаписи с координатами. Ключ к шифру, записанный, в свою очередь, на клочке бумаги, лежал у Говарда в кармане.

К удивлению Говарда, ключ не понадобился. Когда мы подплывали к люку, он медленно начал открываться. Я спросил партнера, не забыли ли они внутри «Скаута» кого-нибудь из младшего персонала. За него ответил Аграбхор, плывший бок о бок с нами:

— Все в порядке. Мы просто расшифровали команду.

Не очень-то я ему поверил.

Внутри «Скаута» не было жилых помещений. Узкие тоннели расходились лабиринтом по обширному телу зонда. Говард плыл первым, я — за ним, в любой момент готовый лягнуть следовавшего за мной Аграбхора. У Говарда в руках было устройство для скачивания данных, я тащил ящик с инструментами, которые могли понадобиться, если что-то пойдет не так. План «Скаута» был у Говарда в голове. Неплохо ориентируясь, он завел нас в самое чрево, где располагался бортовой компьютер и модули памяти. За тридцать лет емкость накопителей значительно выросла, и Говард планировал уместить все данные в ящик размером с книгу.

— Вот оно! — обрадовал он нас.

Что это действительно «оно» мы с Аграбхором поверили ему на слово. Лаз здесь был настолько узким, что я, глядя вперед, видел только ботинки Говарда, болтавшиеся непосредственно у меня перед носом. Надеюсь, у эолийца обзор был не лучше. Говард информировал:

— Приготовляюсь вставить!

Через три секунды:

— Почти вставил.

В наушниках раздавалось тяжелое пыхтение.

— Что там, профессор?

— Не идет, почему-то. Может, я перепутал разъемы? Вы, Федор, случайно не знаете, зачем производители плат все время меняю стандарты разъемов? За тридцать лет они сменили их раз десять. Природа делает это в миллион раз реже.

— Мы можем, конечно, порассуждать и об этом…

— Погодите. Дайте мне пинцет.

Достать пинцет из сумки с инструментами было не сложно. Труднее было передать его Говарду. Он поджал ноги и изо всех сил вытянул правую руку вниз, между ногами. Я испытал несколько неловких секунд, просовывая пинцет рядом с его задницей.

— Что там происходит? — строго спросил Аграбхор.

— Разъем погнулся. Сейчас исправлю. Федор, лупу!

Я передал ему лупу аналогичным образом.

Громко пыхтя, Говард возился примерно с минуту. Потом пыхтение утихло, и мы слышали только учащенное дыхание.

— Господин Говард! — позвал эолиец.

— Вставляю!

— Поздравляю.

— Все, качается.

Подготовленная заранее программа должна была отсортировывать данные и качать только то, что нас интересовало. Иначе, нам бы пришлось торчать здесь несколько часов.

В итоге вся экскурсия уложилась в полтора часа.

На обратном пути, во время шлюзования и переодевания Говард вел себя удивительно тихо. Когда ему позволили переписать данные на лэптоп для последующего анализа, он воспринял это разрешение без восторга. Он наблюдал за копированием с такой отстраненностью, как будто содержимое файлов больше его не интересовало. Я не спрашивал ни о чем, пока мы не оказались наедине в его каюте.

— Профессор, вы не нашли того, что ожидали?

— Я нашел больше, чем ожидал, — и он развернул на ладони крошечный обрывок бумаги. — Это было засунуто в разъем. Поэтому я не мог вставить штекер.

— Теперь съешьте его, — сказал я, рассмотрев обрывок.

55

03.06, Моль

Забрав ДНК, дагарцы выполнили и свою часть сделки. Долорес получила личные дела Командора, Опоссума и Дэн Эньлая, находившегося вместе с двумя первыми на базе возле HIP789067. Последний теперь работал инструктором в детской школе космоплавания на Моле — обитаемой планете, расположенной в десятке тысяч световых лет от зоны Эола. Долорес подумала, что если бы человек захотел держаться от эолийцев как можно дальше, он выбрал бы именно эту планету.

Из всех обитаемых планет Моль является самой близкой к центру галактики, поэтому ее жители считают, что именно они первыми доберутся до ядра. Точнее, не жители, а их дети. Взрослые жители знают, что вблизи ядра радиационная активность настолько высока, что ни одно живое существо там не выживет. Но детям никто не может запретить мечтать, и они записывались в школу к Дэн Эньлаю. Там они тренировались подлетать к сверхтяжелым черным дырам и маневрировать среди свехэнергетических плазменных джетов.

В качестве дыры и джетов сегодня выступал действующий вулкан на одном из островов обширного мольского океана.

Густая атмосфера молочного цвета скрывала поверхность планеты целиком. Тем не менее, местопребывание Дэн Эньлая можно было определить без приборов. Дым и пепел, вырывавшиеся из жерла вулкана, пробивали облака и были хорошо видны из космоса. Долорес подняла арендованный флаер над облаками и, не глядя на навигатор, устремила машину в сторону зловещего пепельного столба.

В пяти километрах от жерла она сбросила скорость, опустилась под облака и начала облет вулкана по кругу.

–Эй, седьмой, кто тебя так учил летать? — раздалось в наушниках.

Наверное, она влезла на частоту школы.

— Седьмой, тебе говорю, — настаивал Дэн Эньлай, — и зачем ты только взял эту рухлядь. Выравнивай и садись на точке. Придется объяснять все сначала. Команда всем, — повысил он голос, — садимся на исходной. Клоун в желтой семерке объяснит нам, почему вблизи черной дыры нельзя летать по радиусу.

— Ему голову оторвет от попы, — подсказал детский голос.

— Правильно, Шелли… кстати, ты, желтый на семерке, что-то не нахожу тебя в списке.

Долорес обратила внимание, что ее флаер окрашен в желтый, а бортовой номер оканчивается на 07.

Вот так совпадение, подумала она.

Тут она увидела, как параллельным курсом летит небольшой флаер и машет ей короткими крыльями.

— Желтый, за мной, — скомандовал Дэн Эньлай.

Все равно я собиралась с ним встретиться, подумала Долорес, и подчинилась приказу.

Они сели на поляне у границы прибрежных дюн. Рядом, одновременно с ними, приземлилось еще восемь машин. Долорес выбралась в высокую траву. Вскоре ее окружили дети.

— Тебя кто учил так летать? — спросил мальчик лет двенадцати, в точности воспроизведя интонацию своего наставника.

— Она не из наших, — догадалась девочка, в которой Долорес по голосу опознала Шелли.

— Действительно, не из наших, — Дэн Эньлай возник словно из-под земли. Долорес не видела, как он подходил, хотя пристально высматривала его среди травы.

— Как я вас учил приближаться к незнакомому флаеру? — продолжил он, обращаясь к детям. — Что если бы это была не симпатичная леди, а злой инопланетянин?

Долорес получила присоской в грудь от Шелли.

С ней поступили как с симпатичной, но лишней леди или как со злобным инопланетянином?

— Извините. — Он отобрал у девочки оружие. — Я их этому не учил. Эньлай, — он протянул руку.

Агент пожала руку и представилась. Свою принадлежность к Интерполу она озвучила почти шепотом. Дэн Эньлай повернулся к детям:

— Все к машинам. Проверка технического состояния по плану пять.

Дети удалились с крайне недовольным видом.

— Что значит «план пять»? — спросила Долорес.

— Это означает, что надо съесть бутерброды, которые им приготовили в дорогу родители. Пришлось включить еду в техническую программу, иначе есть вовремя их не заставишь. Кстати, у меня тоже найдется, что пожевать. И кофе в термосе.

От кофе Долорес не отказалась. Они уселись на крыло его флаера.

— Я знал, что кто-нибудь из ваших сюда доберется, — произнес Дэн Эньлай, рассматривая горизонт.

— Почему?

— Из-за смерти Опоссума, разумеется.

— Вам что-то об этом известно?

— Только то, что было в новостях.

— Вы встречались с ним после отставки?

— Нет. Мы расстались не очень хорошо, как вы, наверное, уже знаете.

— В деле есть доклад о вашей ссоре — с ним и Дином Олафсеном, который известен нам как «Командор». Но там не сказано, в чем именно вы их обвиняли. На базе ДАГАРа в системе HIP789067 есть чей-то автограф, утверждающий, цитирую, «Командор — продажное дерьмо». Олафсен был на этой базе только с вами и Опоссумом. Мне кажется, что надпись сделали вы. Расскажите мне об этом.

— При увольнении я дал слово не распространяться о той истории.

— Опоссум мертв. Навредить Командору больше, чем он сам себе навредил, вы не сможете. Его обвиняют в захвате кораблей и заложников, вымогательстве, разбое и причинении ущерба. Нам нужно знать, с чего все началось.

— Командор… он хотел, чтобы его так звали. Он был нормальным парнем до какого-то времени. Опоссум был другим с самого начала. По природе он был карьерист, а какая карьера в ДАГАРе? Галактическая разведка, в сущности, для энтузиастов. Это не флот и не Интерпол. Нагрузки большие, срок службы короток. Пенсию получил и вперед, инструктором куда-нибудь или в охрану. Состояния тоже не заработать. Точнее, нельзя было заработать, пока не подвернулись эолийцы. Я не знаю, что они с Командором для них делали. Если бы знал, моя судьба сложилась бы по-другому. Но я видел, как с ними расплачивались холтинскими алмазами. Потом, на той базе, я подслушал их разговор. Из него было ясно, что они сидят на зарплате у Эола. Они и меня прощупывали насчет сотрудничества. Помню, мне как-то удалось отшутиться. Идти на конфликт один против двух на богом забытой станции… в общем, я испугался. Они легко могли устроить мне несчастный случай. Перед самым отлетом я выцарапал ту надпись. Мне хотелось хоть как-то им досадить. Они эту надпись не видели. Потом, следующая смена им сообщила. Началось разбирательство. В результате, в отставку подали все: и я, и Олафсен и Опоссум. В ДАГАРе принято тихо избавляться ото всех сторон конфликта. Разведка должна быть как семья — никаких трений, один за всех и все за одного.

— От кого они получали алмазы?

— Был один тип по имени Макмайер. Кажется, тоже из бывших дагарцев. У него была компания на Приме, торговал чем-то с Эолом. Вот он им и платил.

Макмайер… пожилой владелец таксомоторной фирмы в маленьком альпийском городке. Владелец некогда преуспевавшей фирмы, которую прикрыли после скандала с контрабандой. В этой фирме работал и Командор, и доктор Хопкинс, поставлявший Эолу яйцеклетки. До того как умереть, Опоссум, вероятно, обеспечивал безопасность их финансам. Но Командор в какой-то момент нашел себе другое применение. Или они по-прежнему остались связаны? Командор не был сам себе хозяин, у него был босс, от которого он, в конце концов, сбежал, прихватив с собой двадцать миллионов.

— Вы говорите, Макмайер тоже из ДАГАРа?

— Да. Мне рассказывали, жесткий был тип. Внутренние расследования возглавлял или вроде того, много связей. Но это было задолго до того, как я пришел в разведку.

Нужно было срочно взять этого Макмайера в оборот. Долорес поблагодарила Дэн Эньлая за помощь и забралась в свой флаер. На сидении валялись фантики от конфет и обертка от бутербродов. Дети готовились принимать «чужих».

56

03.06 июня, зона Эола

На крохотном клочке бумаги смогли уместиться только две буквы алфавита: «ПК».

— Пауль Клемм? — переспросил я шепотом.

— Без сомнений, — ответил Говард. — Он побывал на «Спруте» прямо перед нами. Он здесь, на корабле, я чувствую. Его заставили войти на «Спрут» и изменить данные.

Говард засунул обрывок в рот и сходил в ванную, чтобы запить. Заодно он включил там вентиляцию на полную мощность. Дальнейший наш разговор происходил непосредственно под шумящим вентилятором.

— Теперь надо понять, что Пауль хотел сказать этим посланием, — вслух размышлял он.

— Что данные подделаны.

— И что это нам дает? Если он собирается ограничиться только этим, он по-прежнему для меня предатель.

Я предположил:

— Думаю, он попытается связаться с нами еще раз.

— Не представляю, как это ему удастся.

Если Клемма содержат в тех же условиях, что и нас, но в другом отсеке, у него не было шансов связаться с нами незаметно. Интерком, без сомнений, прослушивался, а короткий коридор, куда выходили двери наших с Говардом кают, — просматривался. Сами мы не могли выйти за пределы этого коридора. Я специально проверил, что двери в обоих его концах постоянно заперты.

Нас попросили занять ложементы на время торможения. Чтобы осуществить Д-переход, корабль должен был снизить скорость до нескольких тысяч километров в секунду.

Снова неделя в беспамятстве. Когда я пришел в себя, мы уже всплыли в полумиллиарде километрах от Примы-2, планеты, следующей за Примой. С торможением, соответствующим естественной гравитации, корабль мчался навстречу с планетой. Если Клемм собирался предпринять какие-то шаги, то это было лучшее время. Чем ближе становилась планета, тем напряженнее становились наши нервы. Мне казалось, что Клемм обозначил себя, чтобы попытаться передать нам настоящие данные со «Скаута». Но кроме той записки, мы так ничего и не получили.

Предполагалось, что обмен нас на Кухрума состоится на орбите Примы-2. Холодная, полуживая, планета была последней в этой небольшой системе.

К моменту передачи Долорес должна будет уже вернуться с Моли. Она сядет в «Фэлкон» вместе с Кухрумом, выйдет на орбиту и пристыкуется с эолийскому кораблю. Я войду в «Фэлкон» и вынесу Кухрума в шлюз. Эолийцы осмотрят товар и, если все в порядке, позволят Говарду ко мне присоединиться. Большой патрульный корабль будет подстраховывать нас на всякий случай.

До последней секунды я ждал, что Клемм что-нибудь придумает. Я парил в шлюзе, пока эолийцы прилаживали Кухруму новый блок питания. Старый, установленный Говардом, не подходил к местной электросети. Из-за этой возни время передачи выросло с предполагавшихся пяти минут до часа. Наконец, Кухрум зашевелился. Он обменялся с Аграбхором несколькими фразами на своем языке.

Мое напряжение достигло максимума. Они отплывали задом, не спуская с меня глаз, а я все ждал, что у них из-за спины выскочит Пауль Клемм. В моей голове был план действий на этот случай. Когда я забирал Кухрума, Долорес показала взглядом на бластер, прикрепленный скотчем над люком. Вися в невесомости, я как бы держался за верхний край проема, но на самом деле моя правая рука была всего в десяти сантиметрах от спускового крючка. Как только Говард с Клеммом окажутся в шлюзе, я был готов открыть огонь, чтобы прикрыть их отступление. Но Говард явился один, в его руках были наши вещи. Он оттолкнулся ногами от противоположной стены шлюза, и я, посторонившись, дал ему вплыть на «Фэлкон». Я погрузился последним, люк закрылся, нашу экспедицию можно было считать провалом.

Долорес спросила Говарда как здоровье и начала процесс отчаливания. Я провожал глазами удалявшийся эолийский «Мшахт». За ним и чуть ниже следовал наш патруль, раз в пять уступавший эолийцу в размерах.

Внезапно прямо под «Мшахтом» появился какой-то продолговатый предмет размером в одну треть нашего «Фэлкона».

Спасательная капсула!

Я крикнул Долорес:

— Под эолийцем капсула, прикрывай и скомандуй нашим, чтобы встали между.

До Долорес медленно доходило, и я вызвал на связь патруль. Я сказал, что в отстрелившейся капсуле наш человек и что эолийцы, возможно, захотят ее сбить. Командир БПК-8997 оказался не из робкого десятка и предупредил эолийцев открытым текстом, что, если те вздумают стрелять, он снесет им турели, которые он и без того держал на мушке.

Я отчетливо видел, как лазерная турель под брюхом «Мшахта» навелась на спасательную капсулу. В следующее мгновение ее срезал высокоэнергетический импульс с БПК. Вторая турель сделал выстрел, как следует не наведясь, и ее постигла та же участь. Использовать термоядерные ракеты рядом с собой «Мшахт» не мог и остался, фактически, безоружен.

Эфир наполнился взаимными обвинениями и угрозами. Мелкому «Фэлкону» было нечего делать на поле боя, и мы ринулись вслед за удалявшейся капсулой. Связи с ней не было, стыковочный узел явно не подходил к нашему. Нам оставалось только провожать капсулу взглядом, надеясь, что ее автоматика догадается совершить мягкую посадку на Приму-2. Я видел, что капсула повреждена — лазерный импульс задел ее по касательной, и зловещая черная полоса протянулась по левому борту напротив того места, где, по моему предположению, мог находиться человек.

Мы даже не знали, на какой частоте работает маяк капсулы, поэтому было важно не терять ее с экрана радара. Долорес предупредила наземные службы об аварийной посадке чужого модуля. Она подчеркнула слово «чужой», имея виду, что мы, например, не знали, может ли эолийская капсула держаться в жидком аммиаке, или что с ней будет, если она зароется в углекислый снег на суше. Диспетчер единственной на Приме-2 базы сообщил, что видит капсулу на радаре. Мы же постепенно отставали, потому что капсула входила в азотную атмосферу слишком быстро. Наш «Фэлкон» садится как самолет, планируя на небольшой скорости. Капсула же падала камнем, оставляя за собой длинный белесый хвост.

Ее падение в океан вызвало столб аммиачного пара. «Фэлкон» (во всяком случае, наша модификация) в воде плавает как кирпич, и мы мало чем могли помочь Клемму. Вся надежда была на планетолет или подлодку с базы — жившие там ученые изучали океан, и их средства передвижения умели плавать.

К счастью, даже в неплотном аммиаке, капсула сумела всплыть. База сообщила, что планетолет уже вылетел. Он подцепит капсулу самозакрепляющимся тросом и отбуксирует в ближайшую бухту. Да берега здесь было не более трех километров, и у меня родилось подозрение, что умный эолийский ИИ нарочно направил капсулу в океан, чтобы смягчить удар.

С БПК-8997 пришли плохие новости. От «Мшахта» отделилось несколько посадочных модулей. Они не были похожи на капсулу с Клеммом, но командир БПК решил все же не открывать по ним огонь — в них могли находиться эолийцы, убивать которых, по мнению командира, было еще рано. Он обещал только предотвратить ядерную бомбежку. Я слышал, как он предупредил «Мшахт», что будет уничтожать все, хотя бы отдаленно похожее на ракету. Эолиец снова напомнил, что капсула является их собственностью, и что действия людей приведут к серьезному конфликту.

«А мы и сейчас не шутим», — ответил командир.

Мы полетели посмотреть, что за модули высадил «Мшахт» на суше. Сканер определил их как низкие металлические цилиндры о четырех ногах каждый. Высота модуля — пять метров стоя, диаметр — метра два. Всего село шесть модулей и они, не распаковываясь, двинулись вдоль берега к той бухте, куда мы планировали отбуксировать капсулу.

— Это роботы! — воскликнула Долорес. — И они наверняка вооружены. Для пилотируемых аппаратов они слишком малы.

— Означает ли это, что они не будут нас бомбить? — поинтересовался Говард.

Я переадресовал вопрос командиру БПК-8997.

— Я решил подстраховаться и сейчас завариваю им ракетные шахты. Наконец-то нашлось применение для малых постоянных лазеров. А я еще ругался с адмиралом, зачем мне ставят это старье.

— Ваш адмирал умеет предвидеть подобные ситуации. Не могли бы вы заодно заварить роботам суставы?

— К сожалению, нет. Атмосфера планеты засорена углеводородным смогом, лазер ее не пробьет. Кроме того, я их уже не вижу.

— Будем разбираться сами, — со сталью в голосе произнесла Долорес.

Планетолет уже приближался к капсуле. Мы попросили оттащить ее дальше к востоку. Наступавшие с запада роботы передвигались по суше медленней, чем капсула по аммиаку, и у нас был шанс создать фору, необходимую для того, чтобы эвакуировать Клемма.

Наушники разорвал истошный крик пилота планетолета.

— По нам стреляют с земли! Есть повреждение!

Это была моя вина. Я не предупредил его, что надо держаться на небольшой высоте, чтобы кривизна поверхности скрыла его от лазеров. Я спросил, сможет ли он уйти.

— До базы дотяну.

— Уходите. Капсула пусть дрейфует. Похоже, эти роботы не водоплавающие.

— Хорошо, но учтите, течение будет нести ее на северо-восток и, рано или поздно, прибьет к берегу.

— Сможете дать мне приблизительные координаты, где это произойдет, и сколько времени у меня в запасе?

— Да, сейчас подсчитаем.

Я велел Долорес лететь к базе.

— Зачем? — спросила она.

— Высадим профессора. Мы не можем рисковать его жизнью.

— Между прочим, — возмутился Говард, — в университете я был чемпионом по кроссу.

— А это тут причем?

— Если придется соревноваться с роботами на пересеченной местности, я обгоню любого.

— Да, но проблема в том, что мы собираемся не убегать от них, а наоборот, атаковать.

— Я не это имел в виду, — обиделся Говард, — не надо тратить время на мою высадку. Я могу оказаться вам полезен. Все-таки я разбираюсь в роботах. Кроме того, не поймите меня неправильно… вы оставляете даму, а спасаете меня!

— Эта дама нас с вами переживет.

— Потом, — произнесла Долорес сквозь зубы, — когда разберемся с роботами, я скажу вам обоим, что я о вас думаю.

С планетолета сообщили, что у нас есть четыре часа до того, как капсула сядет на мель. Это произойдет в десяти километрах от текущего положения роботов, которые перемещались со скоростью три километра в час.

Долорес посадила «Фэлкон» в устье вытянутого, углубленного образования, напоминавшего реку. В этой расщелине мы были защищены с флангов и имели хороший обзор в сторону берега. Жидкость в «реке» была неподвижна и имела красноватый оттенок — от растворенных в ней минералов, как объяснил Говард.

Когда мы видели роботов последний раз, они шли вдоль берега широкой цепью. Мы рассудили, что возле устья им придется прижаться к океану, чтобы миновать крутые берега «реки», как бы рассекавшей прибрежное плато. Тут, в куче, мы их и будем атаковать, используя навесное оружие. Тех, кого не уничтожим, мы попытаемся отвлечь на север, в глубь континента.

— Неуютное место, — поежился Говард, оглядывая скалы, едва освещенные далеким и слабым светилом. Азотная атмосфера Примы-2 была насыщена вулканическим пеплом, и видимость нигде не превышала один километр. Собственно, пепел и спас планетолет — в более прозрачной атмосфере его повреждения были бы гораздо значительней.

Двух первых роботов мы сожгли совместным залпом из лазера и компактной ракетной установки. Третий робот пережег нам стойку, флаер накренился, и вторая ракета прошла мимо, задев робота лишь осколками и взрывной волной. Долорес взяла резкий вертикальный старт, и у меня потемнело в глазах. Едва мы поднялись над краем обрыва, четвертый робот атаковал нас с плато. То ли он решил искать другую дорогу, то ли специально заходил к нам во фланг, но оказался он всего в двухстах метрах. Его луч срезал нам половину правого крыла и остатки шасси. Долорес сдала назад и снова опустилась ниже края плато.

Пока мы находись на высоте, радар успел заметить еще двух роботов. Оба, видимо, хотели присоединиться, к тому, который произвел удачный выстрел. Долорес уже знала, как нам суждено погибнуть:

— Если они сумеют удержаться на самом краю, они смогут стрелять в нас сверху вниз, и у нас не будет никаких шансов.

— Они не удержатся, — сказал я и выстрелил ракетой в край обрыва, над которым, за мгновение до этого, показалась коленчатая опора.

Огромный осколок породы пролетел в метре от обрубка правого крыла. Вместе с ним пролетел мимо робот. Упав в реку, он попытался подняться на покалеченные ноги, но его уже настиг лазерный импульс.

— Три, — сосчитал Говард, больше измученный перегрузками наших рывков, чем выстрелами врагов. — Или даже три с половиной. По-моему, того, у берега, мы все же задели.

Мы снова пошли вверх, а когда поднялись над плато — назад. Я использовал последнюю, четвертую ракету по пятому роботу, оказавшемуся почему-то к нам боком. Шестой успел за него ответить, и Долорес сказала, что грядущая посадка не будет отличаться от падения. Ей удалось дать боковой импульс, и мы свалились не в глубокую расщелину, а на ее восточный берег. Она рассчитала так, чтобы между нами и роботом оказался валун, который не давал тому бить прямой наводкой с противоположного берега.

— Сколько ему нужно времени, чтобы найти обход? — задумалась Долорес.

Говард, как самый сильный из нас в арифметике, принялся рассуждать:

— В этом месте все обрывы крутые. Ему надо вернуться назад, это примерно километр, потом километра три по берегу, потому подняться сюда. Выходит, часа полтора.

— Пойду на разведку, — сказал я.

Скафандры были уже давно надеты, и я полез в шлюз. По дороге я прихватил бластер, который так и оставался висеть, прикрепленный скотчем над внешним люком.

Я пошел на юг, к океану. Плато было достаточно ровным, и минут через пять я достиг обрыва. Внизу, в метрах тридцати, было нагромождение скал, среди которых ковылял недобитый третий робот — вряд ли тот, шестой, успел за это время сюда добраться.

У меня было несколько секунд, чтобы попытаться прожечь ему окуляры. Видимо, мой успех был не полным, поскольку робот огрызнулся мощным лазерным импульсом. Оказалось, что когда ты стоишь под выстрелом в одном скафандре, импульс выглядит гораздо неприятней. Несколько камней брызнули расплавленной породой. Я бросился на землю, размышляя о том, способны ли эти брызги прожечь обшивку скафандра. Система жизнеобеспечения отметила только ушибы и нервный стресс. Лично я даже этого не заметил.

— Вы чего орете? — спросила Долорес. — Нашли кого-то?

— Убавьте громкость, и не буду орать. Внизу лезет раненый третий. Прицельной стрельбы не получится, но я могу попробовать побить его каменьями.

— Можно подумать, вы сами без греха. Ладно, ждите.

В комплекте боевого скафандра (Долорес прихватила «Фэлкон» с правильной комплектацией) была камера на телескопической штанге — чтобы смотреть из-за угла. Я поднял камеру над собой и посмотрел за обрыв. Робот перебирал тремя ногами, используя подбитую четвертую как опору. Нечего было и мечтать о том, чтобы из ручного бластера сломать ему еще одну конечность. Я дал увеличение и буквально уперся взглядом в окуляр лазера. Появилась вспышка, и штанга камеры превратилась в оплавленный обрубок. СЖО предупредила, что еще один такой ожег, я должен буду искать себе другой скафандр. При этом, учитывая погоду за бортом, я вряд ли успею его найти.

Больше чем выстрел, меня напугало то, что кто-то коснулся моих ног. Я на всякий случай лягнул пришельца, хотя уже понимал, что это ползет Долорес.

— Эй, полегче!

— Извините, я думал это шестой обходит с тыла.

— Где третий?

— Внизу. И я чувствую, что мы чем-то его обидели. Он сжег мне камеру, между прочим. Кстати, что это вы притащили? — я заметил полуметровый кубический контейнер позади нее.

— Это взрывчатка с ДУ. Черт, мне нужны были две камеры. Одной мы бы целились, с помощью другой — отвлекали.

— Я примерно понимаю, где он. Отползите метров на двадцать и помашите ему камерой. Как поймете, что он собрался стрелять, кричите тем криком, который в моем исполнении вам не понравился. Я метну взрывчатку и нажму кнопку, только покажите, какую.

— Хорошо, так и сделаем.

Долорес поползла на запад. Я выбрал валун в пол меня высотой, подтащил к нему контейнер, сел рядом на корточки, взялся за боковые ручки и приготовился к рывку. На этикете я увидел массу — 30 кг — но с учетом, что Прима-2 меньше Земли, это было чуть больше двадцати. Я решил в уме уравнение баллистики и постановил бросать спиной через себя. Для этого пришлось развернуть и себя и взрывчатку. К тому времени Долорес заняла позицию.

— Я готова.

— Я тоже. Поднимайте камеру.

Одна секунда, две, три… почему он ее не видит?

— Ой!

Должно быть, это был обусловленный крик. Я начал рывок, и тут понял, что, бросая задом, не вижу цели. Смотреть через плечо в скафандре невозможно. Есть камеры заднего вида, от которых, обычно, мало толку. В этот раз они тоже не помогли, и я бросал по памяти.

Рухнув навзничь, я досчитал до трех и нажал кнопку. От взрыва дрогнула земля, шлем незначительно приглушил грохот.

Я предложил:

— Позовем Говарда, чтобы он посмотрел на результат?

— Не надо, я рискну. Только сменю позицию.

— Он попал в камеру?

— Еще бы! Сгорела как свечка.

Она отползла еще на десять метров и осторожно приподняла голову между двух валунов.

— У него остались две ноги!

Я тоже высунулся. Лежа на боку, робот копошился на краю большой воронки. Он безуспешно пытался орудовать двумя конечностями. Только теперь у нас появилась возможность рассмотреть его внимательно. Робот был устроен чрезвычайно просто. Цилиндрический корпус с выпуклым верхом, четыре двусуставные ноги. Единственный лазер находился на самой макушке, сейчас он бездействовал.

— У нас есть еще взрывчатка?

— Нет. Это был единственный контейнер.

— Там шестого не видно? — спросил Говард. Мы от души поблагодарили профессора, потому что, едва мы залегли, лазерный резак начал зачищать все неровности вдоль края обрыва. Кажется, робот приспособился к местности и значительно увеличил скорость передвижения.

Мы сдали назад и принялись думать, как быть дальше. Ракеты кончились, взрывчатка тоже. Флаер стоял в углублении, уткнувшись носом в обломки скал, поэтому стрелять из единственного носового лазера было невозможно. И возможность подзарядить батареи тоже была под вопросом. Ручные бластеры против робота бесполезны.

— Двигатели, кажется, работают, — бодро оповестил нас Говард.

В наушниках было слышно, как щелкают тумблеры, и подвывает генератор. Долорес запротестовала:

— Профессор, умоляю, ничего там не трогайте. У главной тяги остался ресурс на один импульс. Вы сможете подпрыгнуть, но затормозить падение будет не чем.

— Далеко можно прыгнуть? — спросил я.

— Если вперед, то метров на триста. Если придется совсем плохо, я попробую перепрыгнуть на другой край каньона. Так мы сможем выиграть еще какое-то время.

— Это если он пойдет за нами, а не прямиком к капсуле. Интересно, сколько весит робот?

— Немного, наверное. Он же сюда летел, значит легкий. Тонн пять — десять, наверно.

— А «Фэлкон»?

— Пятьдесят шесть. А что?

— Вы возьмете Говарда, отойдете метров на двести, и станете сообщать мне расстояние от робота до флаера и соответствующий азимут. Только сделайте так, чтобы он вас не заметил.

— Что вы задумали?

— Скоро увидите.

Я пошел к флаеру. На ходу я попросил Говарда присоединиться к Долорес, которая знает, что делать. На полдороге мы с ним встретились. Профессор вооружился ручным бластером. Я сказал, что все подробности будут позже.

Без моих напарников в кабине было необычно пусто. Долорес догадалась о моем плане и пыталась меня отговаривать. Я спросил Говарда, освоил ли он работу внешней видеокамеры.

— Я ему покажу, — сказала Долорес.

Двигатели действительно были готовы стартануть еще раз. Из маневровых работал только левый. К счастью, нос тоже смотрел немного влево. Но если я переборщу с левым импульсом, обратную коррекцию будет делать нечем. Впрочем, на нее у меня не будет времени.

В ожидании я провел пятнадцать минут.

— Переваливает на плато, — сообщил Говард, — десять градусов вправо, четыреста метров.

Азимут оставался прежним, метры убывали по три в секунду. Когда их осталось триста, я сообщил:

— Взлетаю!

«Фэлкон» содрогнулся в конвульсиях и рванул — сначала метров на десять вверх, потом, под очень острым углом, вперед. Одновременно я подрулил маневровым двигателем и воздушными рулями. Экран, показывавший вид под брюхом, очертил в красный квадрат светлое пятно прямо по курсу. Управляя воздушными рулями, я направил флаер к этому квадрату. Слева, с того места, где прятались партнеры, прошла трасса лазерных импульсов. Это Долорес и Говард пытались отвлечь робота на себя. Я летел недолго, но у робота хватило бы реакции вспороть мне живот.

В этот критический момент робот решил, что тот, кто стреляет, для него опасней. ИИ дал сбой и поплатился за это. От пятидесятитонного удара его ноги скрутило штопором, выпуклая голова вместе с лазером вмялась в брюхо, корпус раздулся, но, правда, не лопнул.

Несколько секунд он продолжал шевелиться. Я, наоборот, не шевелился, соображая, что буду делать, если он выберется из-под меня и начнет топтать флаер. Наконец, он затих, и Долорес подвела итог боя:

— Нокаут. Как вы сами?

— Как будто мне по заднице стукнул флаер. Спасибо, что отвлекли его. Иначе, он, наверное, меня бы распорол.

— Федор, вы заметили, что каждый ваш гениальный план в самом конце дает сбой. И только вмешательство третьих лиц…

Мне не хотелось с ней спорить. Я запросил БПК, как там гости. Командир патруля ответил:

— У них большие проблемы. Мы плохо заварили одну ракетную шахту, и они попытались произвести пуск. Ракета застряла в шахте, а ее маршевый двигатель все равно включился. Кажется, шахта изрядно прогорела. Между прочим, по нашим сведениям в ракете могло быть до двух мегатонн. К счастью, боеголовка не активировалась. Сейчас они ликвидируют последствия пожара. Судя по грави-волне, к ним на помощь идет еще один Д-корабль. Наших тоже прибыло, так что выдержим. Но вы все-таки поскорей заканчивайте работу. Не знаю, кто или что в той капсуле, но эолийцы всерьез решили ее уничтожить.

На биостанции были рады, что мы победили врага, которого сами же и вызвали. Слава богу, они не слышали наш разговор про две мегатонны. Ученые выслали за нами исправный планетолет.

Приземлившаяся машина очень напоминала ту, с которой на Приме высаживал десант полковник Флинт. Конечно, на этой были большие шлюзовые камеры и печка вместо кондиционера. Я спросил у пилота, который был по совместительству и биологом, есть ли у них врач.

— У нас хороший ветеринар, — ответил он, — правда, мы специализируемся на азотно-аммиачных существах, строение тела у них немного другое… а что у вас болит?

— Не у меня, а у того, кто в капсуле.

Мрачные взгляды моих попутчиков подтвердили, что нам не до шуток. Я попросил Говарда поставить бластер на предохранитель. Пилот-биолог скосил глаза на оружие и сказал:

— Разумеется, у нас есть врач.

Радар обнаружил капсулу на отмели в трех километрах от места боя. При здешней силе тяжести мы могли попробовать перенести ее к биостанции по воздуху. Главное, чтобы выдержали захваты.

Друмасена (так звали пилота) сбросил два троса с самоврезающимися штопорами на концах. Была опасность, что они продырявят капсулу напротив жилого отсека. Я спустился по тросу и, с трудом балансируя, направил штопоры в плоские стабилизаторы — дырки в них не должны были привести к разгерметизации. Друмасена начал подъем капсулы, не сняв меня с нее. Продолговатый корпус перекосился, и я свалился в аммиак, температура которого была минус шестьдесят. Друмасена опустил груз на прежнее место, и побежавшая волна отнесла меня в море. Быстро выяснилось, что меня не стоит включать в сборную по плаванию в аммиаке. По счастью дно было здесь недалеко. На дне меня встретило плоское двухметровое чудовище, похожее на ската, но с несколькими хвостами. Друмасена сказал, что этот амморена, и она не кусается. Наконец, они меня заметили, и стали швырять в меня тросом. Зависнуть прямо надо мной планетолет не мог, поскольку был привязан к капсуле, и Долорес нужно было время, чтобы пристреляться. Амморена подумала, что ей кидают еду (а знакомство с биологами позволяло ей так думать) и между нами возникла межвидовая конкуренция.

На конце троса находился тяжелый штопор, у которого не отключили автовкручивание. Едва не получив пробоину, амморена с обиженным видом отплыла метров на пять и стала наблюдать за моими попытками поймать трос.

— Простите, — извинялся Друмасена, — я в первый раз такими вещами занимаюсь.

Они все-таки отключили автовкручивание, меня зацепили и начали тащить. Поскольку точка подвеса находилась в стороне, то, как только я оказался над поверхностью, меня качнуло как маятник и ударило о твердый бок капсулы. Я снова сорвался в аммиак, — к счастью, здесь уже была отмель, и я не утонул. Со второго раза меня все-таки подняли.

— Ну и запах от тебя! — сказала Долорес.

— А вы в чем меня купали? В розовом масле?

— На биостанции, после шлюза, будет душ, — сказал Друмасена.

Мы опустили капсулу возле полукруглого, ребристого строения, примыкавшего к плоскому многоугольнику биостанции. Как я понял, это была большая шлюзовая камера. Если выяснится, что Клемм без скафандра, придется шлюзовать всю капсулу целиком.

— А как это выяснить? — спросил Друмасена.

— Открыть и посмотреть, — сказал Говард.

Мы посмотрели на него, мягко говоря, с недоумением. Он пояснил:

— Под броневой крышкой есть герметичный люк с прозрачным окошком.

— Откуда вы это знаете? — удивилась Долорес.

— На «Мшахте» я попросил ознакомить меня со спасательными средствами. Это стандартная процедура на любом корабле.

Долорес перевела взгляд на меня. Я сказал:

— Меня ознакомили с их моргом. Там уютно.

Для открытия внешнего люка мы использовали механический резак. Я посветил в квадратное окошко фонарем скафандра и впервые увидел Пауля Клемма. Сухопарый, истощенный мужчина лежал в кресле с закрытыми глазами. Лицо его было бледным, как у мертвеца.

Он был без скафандра, и нам пришлось провести сложную процедуру шлюзования всей капсулы целиком. Внутри шлюза, как только давление выровнялось, я снова взялся за резак и снял с петель внутренний люк. Максимально осторожно мы вытащили Клемма наружу и понесли в небольшой отсек, который был переоборудован в полевую операционную. Насколько я понял, разгерметизация, перегрузка и удар об воду практически убили Клемма. Повреждения были смертельны, но каким-то чудом в его слабом теле еще теплилась жизнь.

Когда Друмасена говорил о враче, он имел в виду себя. Он подключил к Клемму все устройства, способные продлить пациенту жизнь, но надеяться на выздоровление не советовал. Кроме него, на станции работали еще пять биологов и планетологов, и они помогали ему, чем могли.

С БПК-8997 сообщили, что высылают спускаемый модуль с комплектом полевого госпиталя и хирургом. Через час мы уже вносили оборудование в медицинский отсек. Еще через два часа физик пришел в сознание.

Лицо Клемма было страшно заострившимся и по-прежнему очень бледным. Говард нас представил.

— Мне мало осталось, да? — прохрипел Клемм.

— Мы не знаем, — отвечал Говард, — вероятно, выздоровление будет долгим.

— Все правильно, так и должно быть. Сначала я предал людей, а теперь я предаю своих близких. Это расплата, которую я заслужил. Моя жена и дочь остались у них. Не знаю, поймут ли они меня когда-нибудь. Я не хочу жить, но рад, что мне отпущено время, чтобы предупредить вас. — Его глаза вдруг загорелись фанатичным огнем. — Грядет чума, Космическая Чума, которая пожирает цивилизации и галактики. Эолийцы ей служат, потому что она обещала им бессмертие. Времени мало, очень мало…

Его дыхание участилось, слова начали мешаться с хрипами.

–… я не знаю, где это случится… в моем коммуникаторе есть данные со «Скаута», мне удалось их уберечь. Кто бы мог подумать, что темная материя обладает разумом, способным творить вселенные… ты представляешь, Гор, вселенные! Прочитай в коммуникаторе, там все записано. Я только не знаю, где все произойдет, где будет центр нового Большого Взрыва. И как помешать… у южного…

Он закашлялся, приборы подали тревожные сигналы. Друмасена приготовил интубационный набор. Клемма снова подключили к аппарату искусственного дыхания. Нас попросили удалиться.

Через сорок минут он скончался.

Нам дали с ним проститься. Мы с Долорес его совсем не знали, но Говарду он был близок, и физик плакал, глядя на измученное тело своего коллеги. Потом мы нашли уединенное место возле шлюза, где мы могли бы обсудить услышанное.

Я сказал:

— Я только понял, что у нас мало времени.

— Что за разумная темная материя? — спросила Долорес. Говард ответил:

— Темная материя и темная энергия составляют девяносто пять процентов вещества во Вселенной. Это крайне малоизученный мир. Представьте, что вы живете на планете, где на сушу приходится только пять процентов общей поверхности, остальное — глубочайшие океаны. Вы плаваете по поверхности океанов, но кто и что находится на глубине, вы не знаете. Нет никаких оснований считать, что темная составляющая нашей вселенной не способна самоорганизовываться в нечто разумное, преследующее свои цели. Подробности, вероятно, в его коммуникаторе.

Коммуникатор был эолийский, и расшифровать его данные было непросто. Мы решили подождать до «Ваала» — у адмирала имелись специалисты по эолийским ИТ.

57

07.06, Земля

Владельца сервера, куда закачивалась видеозапись моего пребывания в доме Опоссума Лея, так и не нашили. Однако Макмайер имел глупость скопировать эту запись на другой сервер, куда он заходил со своего компьютера. Судья счел это достаточным основанием, чтобы выписать ордер на арест.

Арестом руководил Эдвардс. Макмайера взяли у него дома и сразу же перебросили в Лион, в главную штаб-квартира Интерпола. Оказавшись в комнате для допросов, Макмайер потребовал адвоката.

— Не думаю, что он вам нужен, — вкрадчиво произнес Эдвардс, — если мы пустим следствие по официальному руслу, произойдет утечка информации, и толпа на улице вас линчует. Вы враг рода человеческого, Макмайер. Вы работали на Эол, сообщество теперь открыто нам враждебное. Люди злы на эолийцев, но ничего не могут против них сделать. Чтобы дать им утолить жажду мщения, мы подсунем им вас. При любом составе присяжных пожизненное вам обеспечено. Правда, боюсь, для вас придется строить отдельную тюрьму. Я заметил, что преступники, едва попав за решетку, становятся жуткими патриотами. Кроме того, вы не молоды, тюрьма не укрепит ваше здоровье.

Макмайер сглотнул.

— Какое обвинение мне предъявлено официально?

— Контрабанда и соучастие в убийстве Опоссума Лея. Если забыть про Эол, обвинение терпимое. Опоссум был вашим подельщиком, к таким убийствам судебная система относится снисходительно. И суду нет необходимости знать, что женские яйцеклетки экспортировались в Эол. В итоге, если мы найдем взаимопонимание, вы получите десять — двенадцать лет в какой-нибудь респектабельной тюрьме кантона Женева. Возможно даже, что вы выйдите из тюрьмы своими ногами. Все зависит от вашего поведения, в конце концов.

— Я хочу полного иммунитета.

— Все его хотят. Но если я попрошу прокурора вас отпустить, он удивится, зачем вас вообще брали. Зачем среди ночи поднимали судью? И мне придется объяснять им, что вы нам очень помогли против Эола… Они удивятся еще больше: какой Эол? Причем здесь Эол? Утечка информации неизбежна, а она не нужна ни вам, ни мне. Со своей стороны, я готов хлопотать за вас до последнего. Но мне надо знать, ради чего я порчу отношения с прокуратурой. И вот еще что… Мы знаем, что заработанные деньги вы оформили в виде трастовых счетов для своих внуков. Ваше собственные дети оказались нерадивыми родителями, и теперь вас беспокоит судьба их детей, то есть ваших внуков. У нас есть все основания полагать, что деньги были нажиты преступным путем, и по закону мы будем в праве их конфисковать. С другой стороны, не оставлять же ни в чем не повинных малышей без средств к существованию. Помогите мне решить эту нравственную дилемму. Как человек крайне циничный я могу принять решение, за которое в старости меня будет мучить совесть. Давайте, мы вместе этого не допустим.

Эдвардс не в первый раз выдавал подобный текст, но никогда до этого ему не приходилось говорить под таким тяжелым, змеиным взглядом. Сидевший перед ним преступник был и опытней и умней. Беда этого преступника была в том, что он был один, а Эдвардс чувствовал за собой силу. Количество перевесило качество, и Макмайер уступил:

— Хорошо, я буду говорить. С чего мне начать?

Его попросили начать со службы в ДАГАРе — с событий, которым было уже больше сорока лет.

Разные мотивы движут молодыми людьми, когда они приходят в галактическую разведку. Макмайером двигал поиск совершенства. В то время он не смог бы описать, что он имеет виду, но он точно знал, что на обжитых планетах совершенства нет. Первое столкновение с Эолом заставило его поверить, что если он и не нашел искомое, то по крайней мере встретил единомышленников. Он чувствовал, что эолийцы несут в себе какую-то высшую тайну, прикосновение к которой требуется заслужить. Он начал служить, насколько это было возможно. Сначала служба состояла только в передаче информации о людях, их свойствах и свойствах их техники. Он не чувствовал себя предателем, как не был в его глазах предателем тот варвар, что бросил родное племя ради защиты осажденной Равенны.

Поначалу его немного оскорблял тот факт, что эолийцы предпочитали давать ему деньги, а не делиться тайнами. Конечно, деньги были не лишними. Выйдя в отставку, он начал несколько дел, которые сводились к доставке эолийцам того, что они в данный момент желали — от образцов ткани до образцов тканей, причем, последнее пользовалось большим спросом. После того, как восемнадцать лет назад ему едва удалось уйти от обвинения в контрабанде, он сделал вид, что отошел от дел. На самом деле он остался скрытым владельцем нескольких медицинских учреждений, основная задача которых состояла в сборе женских яйцеклеток. Макмайера удивляло, зачем эолийцам столько материала, точнее — материала от такого большого количества женщин. У него были предположения, что дальше происходит с яйцеклетками, и в кошмарных снах он видел, как эолийцы выращивают из них рабов или, как минимум, запасные органы. Он не предполагал, что высшие существа могут пасть так низко, что бы использовать человеческие яйцеклетки для собственного размножения.

Опоссум Лей прикрывал предприятие со стороны полиции до тех пор, пока не оказался в банке. Здесь у него появилась возможность обеспечить эолийцам безопасное движение капиталов. Со временем Макмайеру стали давать более опасные задания. В выполнении их ему помогал Командор, который оказался незаменим для любых силовых акций. Пока Опоссум рулил деньгами, Командор сколотил группу отщепенцев и занялся пиратством в районе каппы Южного Треугольника. Макмайер недоумевал, зачем это эолийцам, но Командору, похоже, нравился сам процесс, и в дополнительных объяснениях он не нуждался. В этом был и плюс и минус. Плюсом было то, что Командор не задавал вопросов, и это же было минусом — многие вещи он делал, не спрашивая разрешения.

— Почему вы назвали себя Оракулом? — спросил Эдвардс.

— Это был позывной эолийцев. Я использовал его для внутренних нужд.

— Вы хотели быть как они?

— Вас интересует психология или факты?

Эдвардса больше интересовали факты. В деле «Гефеста» Командор полностью вышел из-под контроля. Он не дал Красноглазому убрать Мореля, но это было бы полбеды. Из-за своей жадности Командор полностью провалил операцию.

— Поговорим о ней позже, — прервал его Эдвардс, — почему нужно было устранить Мореля?

— Сначала мне поручили за ним следить. Парень все время болтал про какой-то сигнал из другой галактики. Нужно было выяснить, что ему известно об этом сигнале. На каких станциях он принимался, в какое время и с какой периодичностью. Потом, когда Морель занялся поисками Клемма, они решили, что от парня больше головной боли, чем информации, и что лучше от него избавиться. Содержимое его комлога я должен был передать в Эол. Из Эола я получил записку Клемма, которую надо было подбросить Морелю. Клемм думал, что записка нужна только, чтобы сбить со следа. Случайное убийство во время нападения на «Гефест» мне подходило. Одно НЕ случайное убийство у меня сорвалось, и я не хотел повторяться. Но Командор меня подвел. А я ведь доверял ему как самому себе.

Под сорвавшимся неслучайным убийством он имел в виду покушение на меня в районе Скорпиона 25-5. Убрать меня он решил без команды с Эола, потому что я был для него точно лишним. Он считал, что это я нашел жучок на Мореле. С тем жучком он немного прокололся — прибор внутри себя имел серийный номер, и по нему можно было проследить покупателя. Поэтому мне суждено было исчезнуть вместе с вещами.

О Пауле Клемме он говорил и с завистью и с недоумением. Предположим, ученый действительно был семи пядей во лбу, но неужели у эолийцев таких мало? Если он что-то знал, то у Макмайера хватило бы умения вытянуть это знание прямо здесь, в «зоне Земли». Зачем рисковать дорогим Д-кораблем и мельтешить перед глазами флота, полиции и ДАГАРа?

Но за сорок лет он привык подчиняться приказам. Это была уже не мечта о совершенстве и не жажда обогащения — работа на Эол стала его миссией. Он был главой резидентуры, ассом разведки, он чувствовал за спиной поддержку новой цивилизации и творил в ее пользу историю.

Передача Клемма и его семьи прошла идеально. Пожалуй, это была последняя удачно проведенная операция. Потом все почему-то пошло наперекосяк. Вилли не нашел ничего умнее как сунуть генетику свою ДНК вместо того, чтобы подобрать какого-нибудь блондина. Опоссум находился слишком близко от скомпрометированный счетов и требовал все больше денег за свои услуги. Ему требовалась замена, и Макмайер нашел ее в лице Раймонда Джотто. Джотто лучше разбирался в финансах, имел авторитет в деловых кругах и не имел дагарского апломба. Для согласия ему требовался небольшой толчок в виде шантажа, и Макмайер пригрозил навесить на него убийство Опоссума Лея. У Макмайера были сфабрикованы против меня улики (включая ту видеозапись), а связь Джотто со мной была очевидна. Любой следователь решил бы, что я убил Опоссума по его поручению. Может быть, его и оправдали бы, но с карьерой банкира было бы покончено навсегда.

Джотто уступил, потому что думал, что это действительно я убрал их начальника службы безопасности.

Было подозрение, что Опоссум успел поделиться секретами со своей женой, поэтому за ней установили слежку. Кажется, опасения были напрасны: дагарская выучка не прошла даром — настоящий разведчик не доверит женщине нести свое белье в стирку, не говоря уж о профессиональных тайнах.

Эдвардс напомнил:

— Когда Ильинский летел на Хторг, кто-то пытался его подкупить.

— Это я возвращался после встречи с Опоссумом. Мне хотелось поговорить с Ильинским, узнать, что он за человек. Если бы он согласился, возможно, я бы отменил ликвидацию Опоссума. Плюс, я бы узнал номер его счета, куда бы потом могли быть перечислены деньги якобы за убийство Лея — если бы я ликвидацию не отменил, а перенес. В общем, была масса вариантов. Все зависело от результатов беседы. К сожалению, нам помешал патруль. Я был на Хторге под чужим именем, и мне не хотелось лишний раз привлекать к себе внимание.

— Следовательно, это не вы дали команду перенастроить робота на «Фаэтоне» так, чтобы он расправился с экипажем?

— Нет. Это была импровизация Опоссума. Он чувствовал, что визит Ильинского не сулит ему ничего хорошего.

Эдвардс предложил вернуться к каппе Южного Треугольника, где они оставили неподконтрольного Командора.

— В чем состояла операция, которую он, как вы сказали, провалил? В том, чтобы получить четверть миллиарда?

— О, нет, все было сложнее. Мы прекрасно знали, что такую сумму нам не заплатят.

— Так в чем же дело?

— Вы должны были начать штурм. Командор обязан был взорвать «Гефест», как он обещал, и уйти из каппы Треугольника навсегда.

— Не вижу в этом никакого смысла.

— Да? — Макмайер усмехнулся, — а я вижу.

— И в чем же он?

— Как насчет нашей сделки?

— Считайте, что внучку вы уже обеспечили. Но остается еще младший внук. Предлагаю заняться его наследством.

— Хорошо. Эол приказал взять «Гефест» из-за груза. Я это знаю, потому что специально отслеживал корабль с этими… как их… генераторами темной энергии. Они не должны были дойти до той штуки, которую там строили яйцеголовые.

— Эол был заинтересован сорвать стройку?

— Видимо, да.

— Почему?

— Не знаю. Ни единой версии. Вряд ли их пугал наш технический прогресс.

— Что они сказали, когда план не удался?

— Что они мной разочарованы. Я работал на них сорок лет, а теперь…

— Вам дали отставку?

— Что вы, напротив, повышение! Пригласили к себе в гости. Сказали, что это для моей же безопасности. Я понял, что назад уже не вернусь. Но я не мог бросить своих… Знаете, с годами делаешься сентиментальней.

Эолийцы не учли, что у каждого свой путь в вечность. Они пытаются продолжить себя, мы — гены. Макмайер хотел сбежать вместе с семьей, но пока Эол раздумывал, его взяли.

— Если бы я был один, вы бы меня никогда не нашли.

— Вполне возможно. Кстати о тех, кого мы не можем найти. Где Вилли?

— Прячется в горах, в одном из моих шале. А зачем он вам? Парень не сделал ничего плохого.

— У него действительно есть ДНК эолийца?

— Смеетесь? Аграбхор намазал физиономию защитным кремом, и на руках Дельгадо не осталось ни молекулы с его кожи. Да он пристрелил бы ее на месте, если бы она унесла на себе хотя бы пылинку.

— Вам известна причина такой чистоплотности?

— Нет.

— Хорошо, на сегодня это все.

Эдвардс вызвал охрану, чтобы та проводила Макмайера в камеру.

Не слишком ли дорого он платит за полученную информацию?

Он поймал себя на том, что по-прежнему мыслит уголовными категориями. Категориями кнута и пряника. Скоро может не стать ни того, ни другого. Это было очень трудно себе представить.

Анализировать допрос он будет позже. Сейчас его ждал представитель Совета Безопасности. Не поговорить ли с ним прямо здесь, в комнате для допросов? Это поможет представителю понять, насколько серьезным сложилось положение.

58

14.06, база «Ваал», система Примы

За время совместного путешествия Эдвардс так взбодрил представителя Совета Безопасности, что в кабинет адмирала Слоттера последний входил, как на эшафот. Общение со смелым адмиралом немного его успокоило. Адмирал представил ему Говарда и Долорес. Когда дело дошло до меня, адмирал забыл мое имя. К его великому сожалению, Эдвардс мое имя помнил и влез с подсказкой.

Стараясь скрыть в голосе дрожь, представитель объявил, что данному собранию поручено выработать предложения по спасению человечества и галактики в целом. Конечно, он немного преувеличил. Когда он улетал с Земли, его миссия заключалась лишь в оценке потенциальной угрозы. Пообщавшись неделю с Эдвардсом, он расширил свои полномочия.

При слове «галактика» все повернули головы к громадной голографической карте Млечного Пути.

— Все звезды до единой, — похвастался Слоттер, — все известные, — уточнил он, наткнувшись на удивленный взгляд Говарда.

— Удалось расшифровать записи Клемма? — спросил представитель.

Говард ответил утвердительно и, без формул, пересказал выводы Клемма.

Космическая Чума является высокоорганизованным порождением темной материи, единым мыслящим объектом. Она распространяется по Вселенной со скоростью, близкой к скорости света. Чума способна вызывать такие флуктуации вакуума, которые приводят к возникновению Большого Взрыва, то есть к образованию новой вселенной, которая сразу после взрыва как бы отпочковывается от нашей. В сам момент взрыва в материнской вселенной резко возрастает плотность темной энергии, что приводит к увеличению сил отталкивания и, как следствие, к разрушению материи. Именно это произошло с галактикой NGC49978, соседкой NGC1275. То же самое произойдет с Млечным Путем, если мы не найдем противоядия. Эолийцы будут нам препятствовать до последней капли крови — для них, как и для нас, это вопрос жизни и смерти.

Чума способна общаться, но на данный момент не способна физически влиять на события, происходящие в нашей части галактики — она пока не подобралась к нам достаточно близко. Ей требовался союзник, и таким союзником стал Эол. Путешествуя сотни миллионов, если не миллиарды, лет между мирами и галактиками Чума накопила огромный объем знаний, которыми она делилась с Эолом. Эолийцы назвали Чуму Оракулом — как существо дающее знание, но не раскрывающее до конца свою суть. Благодаря ей Эол добился значительного прогресса, и теперь они опережают нас практически во всех технических и биологических дисциплинах. Эолийцы заключили с Чумой договор: они охраняют территорию, где произойдет Большой Взрыв, Чума берет весь их народ к себе.

— Что значит «берет к себе»? — спросил представитель.

— Чума является практически безразмерным носителем информации. Если информацию закодировать специальным образом, она может ее перенести в себя. Если такой информацией является цифровая копия ваше личности, то вы сможете стать частью Чумы и жить в ней пока существует вселенная. Именно это и должно произойти с Эолом.

— Но зачем Чуме Большой Взрыв?

— Свойства нашей вселенной накладывают на Чуму определенные ограничения. Например, как я уже сказал, скорость ее распространения невелика. Чума планирует создать новую вселенную со специально подобранными свойствами, которые будут для нее более удобны. Как поняли эолийцы, новая вселенная в NGC49978 не удовлетворила их требованиям. Еще одно подходящее для Большого Взрыва место нашлось в NGC1275. Но ее жителям удалось предотвратить катастрофу. Следующее подходящее место оказалось в нашей галактике. Обитатели NGC1275 пытаются предупредить нас об этом. Чтобы мы не предотвратили Взрыв, Чума заключила сделку с Эолом.

Представитель почувствовал себя обделенным:

— Почему бы и нас не взять с собой? Чем мы хуже?

— Дело опять-таки в ограничениях. Время информационного взаимодействия таково, что Чума сможет принять не более миллиарда чужих «разумов». Эолийцев сейчас чуть больше шестисот миллионов, включая замороженных. Теоретически они могут принять верхушку нашего общества в обмен на предательство оставшихся шестидесяти миллиардов. Тем более что без нашего «материала» к моменту «воссоединения» их станет гораздо меньше. У них есть страх, что в ключевой час им не хватит рук, чтобы разморозить и оцифровать сотни миллионов умерших.

От имени «верхушки» представитель СБ замахал руками:

— Ну что вы! Мы на это никогда не пойдем!

— Да кто ж вам позволит, — процедил сквозь зубы Эдвардс.

— Тихо вы, — шепнул ему я, — может, и нас захватят.

— Нет, мы у них в черном списке. Вас, например, расстреляют по обвинению в геноциде. Подумать только, сколько маленьких эолийцев вы погубили в «Минититане»!

Представитель СБ продолжил удовлетворять свое любопытство:

— Когда наступит этот, как вы выразились, ключевой час?

— Как только вся Чума сосредоточится в нужной области. Эол считает, что речь идет о нескольких десятилетиях. Но событие может произойти и завтра. В этом случае Чума обманет Эол, как Эол обманул Клемма.

— Почему Клемм покинул Эол, бросив там жену и дочь? Почему мы вообще можем ему доверять? Он, насколько я понимаю, дважды совершил предательство.

— Эолийцы взяли его к себе потому, что, как и мы, они считают, что компромисс лучше насилия. Клемм о многом догадывался еще до того как оказался в Эоле. Он мог быть опасен, находясь на нашей стороне. Но он мог быть полезен, помогая Эолу в борьбе с нами. Ему предложили интересную работу и лечение от его недуга. Уезжая, Клемм не подозревал, что на самом деле поставлено на кон. Когда он узнал, что галактика будет уничтожена, в нем проснулась совесть, и он воспользовался шансом предупредить нас об опасности. Этот шанс стоил ему жизни.

— Но Клемм так и не сказал, где произойдет Большой Взрыв. И как его нам избежать.

— Что касается того, как избежать, у меня есть ряд соображений, но окончательный выводы я смогу сделать только после того, как пойму ГДЕ они собираются создавать новую вселенную. Что же касается собственно места…, — Говард снова уставился на голографическую карту Млечного Пути.

— Слушаем вас, профессор, — поторопил его адмирал Слоттер.

Профессор начал сбивчиво объяснять, с какими трудностями он столкнулся, пытаясь выяснить, в каком месте будет происходить рождение новой вселенной. Данные, полученные от Клемма, которые, в свою очередь, были получены покойным со «Скаута», вступили в противоречие с теми данными, что уже были в распоряжении Говарда. Кажется, его теория, что жители NGC1275 не смогли сразу прицелиться в нужную точку, терпит крах. Движение луча было преднамеренным, но Говард никак не мог понять алгоритм движения.

Говоря все это, он продолжал искоса поглядывать на карту. Забыв о представителе, он обратился ко мне:

— Федор, помните, я спрашивал вас, как им одновременно и указать точку и донести информацию до максимального количества адресатов?

— Помню, но кроме разных вариантов креста мне ничего в голову не приходило.

— Взгляните на карту. Так наша галактика представляется жителям NGC1275. На что она похожа?

— Черт! Это же спираль!

— Точно. Спираль является универсальным вселенским способом соединить периферию с центром. Луч шел по скручивающейся спирали. Теперь я в этом уверен. Господа, мне нужно оставить вас, чтобы закончить вычисления.

Не реагируя на возражения, он выбежал из кабинета.

— Что это нам даст? — уныло спросил представитель. — Где бы это ни случилось, эолийцы не подпустят нас к нужному месту и на тысячу парсек. Что мы сможем им противопоставить?

Я возразил:

— Если вычисления профессора Говарда завершаться успехом, мы будем иметь над ними огромное преимущество.

— Преимущество? Я боюсь радоваться раньше времени, хотя уже это делаю. Поясните, в чем оно заключается?

— Эол сам не знает, где Космическая Чума устроит почкование вселенных. Им поручено охранять десять миллиардов кубических парсеков. Это нереальная задача. Если мы будем знать место точно, мы сможем достигнуть его незаметно.

— Но с чего вы решили, что им не известны координаты этого ключевого места?

— Сначала они стремились получить данные о сигнале от Роша Мореля, потом — от Говарда. Они передумали уничтожать «Скаут», хотя это было бы самым простым решением. Более того, они идут на риск и берут с собой Клемма, чтобы тот извлек из «Скаута» нужную информацию. Как и мы, они мечтают получить координаты. Космическая Чума не доверила им этой важной информации, потому что, вероятно, опасалась утечки. Жители NGC1275 каким-то образом избежали смерти. Наверное, им стало известно, где будет центр катастрофы, и они предприняли какие-то шаги…

Представитель всплеснул руками:

— Наверное… какие-то… Одни предположения. Пусть мы узнали координаты, а они нет. Что дальше-то делать?

— Для начала я бы попытался дезинформировать Эол. Надо подбросить им ложные координаты.

— Разве они не смогут проделать те же самые вычисления, что и мы?

— У них нет всей информации. По моей просьбе профессор Говард не передал им данные со ВСЕХ радиотелескопов, что были в его распоряжении. Клемм привез им свои данные, но их, как мы уже знаем, не хватило. В противном случае Клемм знал бы координаты нового Большого Взрыва.

Адмирал Слоттер почувствовал, что нашлась работа для его ведомства:

— Я прикажу контрразведке подготовить операцию по дезинформации.

Эдвардс ухмыльнулся, Долорес улыбнулась в кулак. Интересно, чем его контрразведка занималась до сих пор? Единственным известным нам разведчиком Эола был Макмайер, но к его каналам контрразведка не подобралась и на парсек.

Я спросил Эдвардса:

— У вас есть связь с Командором?

— Макмайер дал адрес, который был зарезервирован у них для экстренных случаев. А что?

— Предложите Командору индульгенцию. Взамен, он поможет нам дезинформировать Эол.

— Каким образом?

— У него остался комлог Мореля.

Слоттер взревел:

— Здесь кто-нибудь введет меня в курс дела!

Эдвардс занялся просвещением адмирала, мы с Долорес пошли посмотреть, как продвигаются дела у Говарда. Перед нашим уходом представитель СБ задумчиво произнес:

— Подумать только, мы стоим на пороге религиозной войны, которая впервые за всю историю человечества имеет смысл. У нас с Эолом разные представления о вечности, и компромисс между нами невозможен.

59

20.06, терминал системы Возничий-211

На экране лэптопа замерла спираль Млечного Пути. Чтобы сориентировать меня, Говард сначала ткнул в Солнце, находившееся у внутреннего края рукава Ориона. Следующий, если считать от центра, рукав галактической спирали назывался рукавом Персея. Им заканчивалась исследованная периферия нашей галактики. В пятистах парсеках от рукава Персея расположился рукав Лебедя или «Внешний», частично оккупированный Эолом. Говард увеличил разрешение до парсека на воксель.

— Вот здесь, — ткнул он в середину разряженной области между двумя последними рукавами. — Точка сингулярности.

— Сингулярности?

— Да. В первое мгновение нового Большого Взрыва поверхность нашей вселенной перестанет быть гладкой, на ней возникнет особая точка, иначе говоря, сингулярность.

— Сейчас там есть что-нибудь?

— Нет. И быть не должно. Пустое место с очень интересными и уникальными свойствами вакуума. Если вам нужны визуальные ориентиры, то вот этот голубой гигант HD17818 в полутора тысячах парсеках от Солнца укажет вам начальное направление. От него уже придется идти в потемках, по приборам.

— А куда мы пошлем эолийцев?

— В пустоту Ориона — разряженный зазор между рукавами, который находится на луче Ориона, если смотреть от Солнца. Вакуум здесь немногим хуже, чем в точке сингулярности. Думаю, эолийцы на это купятся.

Терминал «Возничий-211» жил на чемоданах. Из-за удаленности от населенных миров телепортации здесь происходили нерегулярно, корабли причаливали без расписания. Пассажирам помногу часов приходилось ждать нужный транспорт. В силу научной привлекательности «Возничий-211» входил в шестерку сильнейших по среднему IQ пассажиров. Но это было до прибытия Говарда, Мореля и меня. Теперь, я думаю, терминал мог претендовать как минимум на бронзу. Долорес десять раз переспрашивала Говарда по поводу фиксации грави-волн, и я сказал, что она испортит нам статистику IQ.

Морель удалился от нас в дальний угол зала ожидания и там, злой на весь мир, зубрил легенду. Он был уверен, что опять влипнет в историю. Отказаться от участия в операции он не мог — Командор согласился иметь дело только с ним.

Говард часто отвлекался на какого-нибудь знакомого планетолога. Коллеги были уверены, что он прилетел сюда из-за Мапатуки, землеподобной планеты, населенной кандидатами в сапиенсы.

После одного из таких кратких свиданий он сказал нам с крайней озабоченностью:

— Штурки не находят себе места.

— Это может нам помешать? — спросил я.

Он пожал плечами. Долорес сказала:

— Ладно, я спрошу. Профессор, кто такие штурки?

— Друзья мапалапов.

— Это местные сапиенсы?

— Не все считают их разумными.

— А при чем тут штурки?

Оказалось, что у штурков с мапалапами то ли симбиоз, то ли последние их одомашнили (и тогда аборигенов надо признать разумными). Чрезвычайно чувствительные, штурки предупреждают мапалапов о надвигающейся опасности. Они умеют предсказывать землетрясения, холодные зимы, неурожай дрыквы и наступление жестоких памалапов-мапаедов. Когда люди впервые высадились на Мапатуке, штурки увели мапалапов на соседний континент. Учитывая невысокую скорость передвижения мапалапов, сапиенсологи были вынуждены сделать вывод, что штурки предвидели высадку, по меньшей мере, за полгода. Теперь же, в разгар операции Малый Взрыв (направленный на предотвращение Взрыва Большого), штурки не могут найти на Мапатуке безопасного места.

— Неужели они чувствуют Космическую Чуму?! — воскликнула Долорес.

Приставленный к нам офицер контрразведки велел не кричать так, как будто конец света уже завтра. Говарду он захлопнул крышку лэптопа, чтобы не выдавать секретную карту Млечного Пути.

— Почему для операции выбрали такое людное место? — возмутился офицер уже раз в пятый.

Никто не собирался объяснять ему ход мысли Мореля, написавшего на листе эолийской бумаги кодовое обозначение этой планетной системы. Когда, будучи в плену у Эола, Морель выбирал место для ловушки, он вспомнил о Возничем-211, потому что здесь находилась база флота и достаточное количество грави-сканеров. Военную базу здесь построили, потому что рядом была планета с потенциальными сапиенсами. И не важно, что сапиенсы не умели даже читать — где-то же надо строить базы!

С момента освобождения Мореля военные засекли несколько чужих гравитационных волн. Под радары эолийцы пока не подставлялись. Пространство вокруг Возничего-211 целиком лежало в «земной зоне ответственности», и, несмотря на запреты политиков, военные ждали случая метнуть в эолийцев чем-нибудь тяжелым. Убивать, понятное дело, никто никого не хотел, но застопорить чужой Д-корабль хорошим электромагнитным импульсом было бы для них счастьем.

К разочарованию местных военных, адмирал Слоттер запретил увеличивать количество патрулей. Уже имеющиеся патрули должны были облетать систему по одним и тем же орбитам, чтобы исключить случайный контакт. В качестве причины этого непатриотичного распоряжения Слоттер указал необходимость экономить топливо в пользу Примы. Не веря, что подчиненные выполнят его распоряжение, он приказал перенаправить все излишки топлива к «Ваалу».

— Зря мы согласились на условия Командора, — сказал Эдвардс, глядя в сторону Мореля, — парень до сих пор не в себе из-за девчонки. В глубине души он надеялся, что она осталась где-то здесь.

Не мигая, с лицом бледнее обычного, Морель смотрел в иллюминатор так, словно среди алмазной россыпи звезд он видел своего личного врага.

— Он не выдержит, — сказал Эдвардс, — надо его менять.

— Он сделает все, как надо, — ответил я.

— Как надо кому?

Я отвернулся. Мне не хотелось, чтобы он видел выражение моего лица.

Говард, обходя по залу очередных знакомцев, завернул к Морелю. Они пошептались, и Говард вернулся к нам. Офицер контрразведки доложил:

— Корабль готов!

«Фэлкон-332» с эмблемой «Хертца» ждал нас в самом конце грузового причала. Вместо оружия на нем были запасные топливные баки. Мы с Морелем готовились занять места пилотов, пассажиров мы не брали. Командор меня не знал, и я был продан ему как пилот, без которого Морелю не справится с управлением «Фэлкона».

Долорес поглядывала то на Эдвардса, то на Мореля. Кажется, она была заражена пессимизмом своего начальника. Нам пожелали удачи, и мы полезли внутрь корабля.

Я переключил главное управление на себя.

— Не возражаешь? — спросил я у Мореля.

— Валяйте.

Форсированный военными механиками, «Фэлкон» начал разгон с десяти «же», готовясь выйти на тридцать. Уже в середине второго десятка я запланировано потерял сознание.

Мы должны были ждать Командора в условленной точке на противоположной стороне системы. Для нас было важно взойти на «Спрут» до того, как Д-корабль будет обнаружен эолийцами. Предполагалось, что Морель заберет комлог и подменит данные. Затем мы должны дождаться эолийцев и сделать так, чтобы комлог попал в их руки. Каким образом мы это сделаем, зависело от поведения противника.

С получасовым запасом мы вышли к заданному месту. Вскоре наш грави-сканер зафиксировал рождение волны на расстоянии в двадцать тысяч километров. «Спрут», появившись словно ниоткуда, пошел на сближение. Не было сомнений, что эолийские сканеры также его заметили.

Командор вышел на связь. Он потребовал дать картинку внутренностей корабля.

— Одни? — спросил он.

— Ты видишь еще кого-нибудь? — спросил я.

После пятисекундного молчания он заметил:

— Вид у тебя слишком наглый для пилота.

— Это все телевидение. В жизни я другой.

— Ладно, швартуйтесь к правому боковому. Рош покажет, где это.

В помощи Мореля я не нуждался. «Фэлкон» нащупал носом нужное углубление, дальше сработал автоматический захват. Щелкнули замки шлюза. Корабли договорились, что воздух в пространство между люками будет закачивать тот, у кого его больше, то есть «Спрут». Когда давление выровнялось, бортовой компьютер разрешил открытие люка. Морель нажал кнопку, не дожидаясь моего согласия.

— Давно не виделись, — Командор протянул руку Морелю. На поясе пирата висел небольшой бластер.

Морель проплыл мимо, и протянутую руку пожал я — против желания хозяина, кажется. Расцепившись к обоюдному удовольствию, каждый из нас сдал назад. Согласно договоренности мне нельзя было покидать «Фэлкон». Меня удивило, что Командор встречал нас один.

— А где коллеги? — спросил я.

— Не твое дело.

— Мой комлог в обмен на амнистию, — проговорил Морель, словно формулируя ультиматум.

— Нет проблем, поплыли.

Покинув шлюз, Командор задраил за собой люк.

Грави-сканер «Фэлкона» сообщил о двух мощных всплесках в полумиллионе километрах от нашего тандема. Радар показывал два размытых свечения, шедших на сближение с двух разных сторон на скорости 200 километров в секунду.

«Поговорят или сразу откроют огонь?» — думал я. Еще я пытался угадать, о чем сейчас думает Командор.

Они открыли огонь. «Спрут» не был боевым кораблем, и все его вооружение находилось на внешней подвеске. Лазерные импульсы малой мощности срезали все турели и ракеты за несколько секунд. Более мощный импульс поразил дюзы субсветовых двигателей, и «Спрут» потерял ход. После этой артподготовки эолиец заговорил через короткодействующий передатчик:

— Командор, сопротивление бесполезно. Перейди на второй закрытый канал, мы будем с тобой говорить.

Голос бы мне знаком. Без сомнения, это говорил Аграбхор.

Видимо, коды для шифрования им сообщил Макмайер — еще в то время, когда работал на Эол. Эдвардс забыл их забрать, и теперь я не понимал, о чем они говорят. Один из эолийских кораблей сократил дистанцию до километра. Будут ли они стыковать это трехсотметровое сооружение?

Нет, стыковку поручили небольшой каплевидной посудине, отделившейся от носовой части эолийского Д-корабля. Я прикинул, что в ней могло находиться не больше четырех человек.

Каплевидный недомерок пристыковался к противоположному от меня стыковочному узлу «Спрута». Минут десять ничего не происходило. Неожиданно, я услышал доносящееся из шлюза гудение. Прихватив бластер, я вернулся в шлюз и увидел, что внутренний люк открыт. Кто-то приглашал меня на корабль.

Генераторы искусственной гравитации работали. Во время подготовки операции мы раздобыли чертежи «Спрута», и с его внутренним устройством я был знаком. По пустому и тихому тоннелю я двинулся к запасной лестничной шахте. По ее узким пролетам я поднялся до уровня, где находился центральный пост. Снова был короткий, пустой тоннель, и я достиг круглой площадки перед входом на ЦП. Не дойдя до двери метра два, я услышал тяжелые шаги и гудение сервоприводов. Очевидно, Аграбхор явился в сопровождении человекоподобных роботов.

Я быстро отбежал назад к тоннелю.

Первый робот вышел с ЦП и повернул к лифтам, ходившим в центральной шахте. Он был вооружен подобием помпового ружья с большим барабанным магазином. Этот тип оружия был мне неизвестен.

Следом за роботом шел кудрявый Рилльдадт. Позади него Аграбхор конвоировал шатающегося, в подтеках крови, Мореля. Я увеличил мощность импульса до максимального. Теперь промахиваться было нельзя, иначе я мог серьезно повредить какие-нибудь коммуникации.

Я не стал дожидаться, когда из рубки появится еще кто-нибудь. Первый же выстрел рассек роботу шею. Аграбхор получил ногой в печень (если строение тела у них как у нас). Его скрутило и повело назад, на ЦП. Это не позволило замыкающему роботу сразу открыть огонь.

— К стене! — заорал я Рилльдадту.

В его газах было столько личной ненависти, что мне захотелось спросить, в чем я перед ним провинился.

Морель упал на колени и закрыл голову. Я схватил его за шиворот и отбросил себе за спину. В этот момент в проеме двери ЦП появилась рука и ствол. Я отпрыгнул к стене, там я наткнулся на Рилльдадта, а он — на рукоять моего бластера. Пока он не осел, я втолкнул его в дверь.

Оружие робота стреляло мягкими черными шариками, сыпавшими искрами при столкновении с любым предметом. Видимо, это было что-то наподобие дистанционного шокера. Чтобы стрелять, роботу не нужно было высовываться — он целился через спаренную со стволом камеру.

Первая очередь досталась Рилльдадту, вторую робот дать не успел. Пушка, вместе с обрубком руки, упала к его ногам. Он сделал молниеносный бросок, и твердый кулак врезался мне в левое плечо. Я упал на спину, левая рука онемела, но я и так ею редко пользуюсь. Я поднял вооруженную бластером правую, чтобы отсечь роботу какой-нибудь более важный орган. Краем глаза я увидел Мореля, поднимающего с пола пушку первого робота. Мне не нужна была его помощь, тем более что против роботов шокер бесполезен.

Мой палец нажимал на спуск, когда черный шарик врезался мне в уцелевшую руку. Одновременно, электрический разряд пронзил меня от правого плеча до левой пятки. Если бы сердце мое стояло, то от этой дефибрилляции оно бы, без сомнения, завелось.

Хорошо, что не в голову, подумал я перед тем, как получить еще один шарик в шею.

Туман в голове постепенно замещался тупой болью. Сквозь красные разводы начали проступать лица. Аграбхор и Морель стояли надо мной и ухмылялись. Эолиец держал в руке мой бластер. Рядом находились два целых робота — наверное, подоспел резерв с корабля. Роботам, в отличие от людей, кресла и СЖО не нужны, и даже в «Фэлкон» их можно набить целый взвод.

Мое местоположение сменилось. Теперь я лежал на полу рубки, прикованный наручником к основанию кресла. Рядом, у другого кресла и примерно в такой же позе, лежал Командор. Левая сторона его лица имела синеватый оттенок.

— Что, хотел ловить на меня эолийцев? — сказал он со злорадством. — Вот огребай теперь сам.

— Но это ты открыл мне люк?

— Да, хотел, чтобы ты тоже поучаствовал. Либо ты их сделаешь, либо они тебя. В любом случае, мне удовольствие. Жалко, вид отсюда плохой. Тот безрукий все собой загородил.

— А где твоя команда?

— Давно отправил по домам. Люблю одиночество, как ни странно.

Я перевел взгляд на Мореля.

— Ты понимаешь, что делаешь?

Он присел на корточки возле моей головы.

— О да, понимаю! Себя, в отличие от тебя, я прекрасно понимаю. Я увижу человека, которого люблю. Я искуплю поступок Клемма. И я увижу вечность. Что может быть прекраснее этого? Клемм предал своих близких ради таких, как ты. Он отказался от вечности в пользу цепочки коротких, убогих жизней. Ты представляешь, насколько это абсурдно?

В целом, я это представлял. То есть я мог бы это представить, если бы магазин по раздаче вечностей действительно работал.

— Ты совершаешь ошибку, — сказал я.

— Увидим. Как бы то ни было, моя игра стоит приза.

— Нам пора уходить, — сказал Аграбхор.

Морель поднялся на ноги. В дверях он обернулся.

— Возьми, ты, кажется, за этим сюда прибыл, — и он швырнул свой старый комлог мне на грудь. — Говард абсолютно не умеет врать. Здесь, — он похлопал по комлогу на поясе, — более достоверная информация.

Они покинули рубку.

— Эй, а наручники! — возмутился Командор.

Аграбхор снова показался в дверном проеме.

— Через час они сами отомкнуться.

Больше мы их не видели. Я прислонил голову к прохладному металлическому основанию ложемента. Давно мечтая принять это положение, я не мог унизиться пред врагами. Теперь, когда они ушли, мне хотелось только одного — пристроить больную голову как можно удобней и выключить ее из работы.

Но к Командору, как назло, вернулась болтливость:

— Через час, значит… Меня заковали первым. Думаю, мои наручники снимутся раньше твоих. Знаешь, что я сделаю в первую очередь?

— Проверишь дырку в своей заднице?

— Нет. Подойду к тебе и съезжу по морде.

— Ну, разумеется. Если бы я был без наручников, у тебя бы вряд ли это получилось. Кто тебя-то разукрасил?

— Упал неудачно.

— Понятно. А Мореля ты приложил?

— Да. Когда щенок начал гнуться перед тем белобрысым гадом.

— Кстати, ты свою часть договора выполнил. Комлог у нас, так что индульгенция у тебя в кармане.

— Не надо, не задабривай. Ты все равно свое получишь.

Вопреки его ожиданиям, наручники разомкнулись одновременно. Мы с минуту побычились друг на друга, но потом все-таки разошлись с миром. Я вернулся на «Фэлкон» и сообщил «базе», что возвращаюсь без Мореля. Эдвардс издал стон раненого зверя. Из членораздельных звуков я услышал только:

–… я же предупреждал, мать твою…

Офицер контрразведки пообещал, что адмирал разберется с нами в соответствии с законами военного времени.

Спустя двое суток я причалил к терминалу. Левая рука все это время жила на обезболивающих, существуя немного отдельно от остального тела. Похоронная команда выстроилась на перроне в полном составе. Только в глазах Долорес была капля сочувствия.

— Я уже говорила тебе по поводу твоих гениальных планов…

Говард оглядывал всех с недоумением:

— Почему вы злитесь на Федора? Не его вина, что Морель принял такое решение. Федор сделал все, чтобы было в его силах. Операция прошла действительно хуже, чем мы предполагали. Теперь эолийцы будут уверены, что нам известна точка сингулярности, они буду следить за нами, и нам придется готовить два комплекта генераторов темной энергии.

— Вы о чем? — спросил Эдвардс, — какие два комплекта?

— Один — для настоящей точки, другой — для ложной.

— Профессор, вы не поняли. Морель унес с собой подлинные данные с радиотелескопов. Теперь у эолийцев есть координаты настоящей точки сингулярности.

Говард изменился в лице:

— Но откуда он мог взять эти, как вы сказали, подлинные данные?

— Вы же ему их и дали! — взревел агент, наступая на ученого.

— Я ничего ему не давал. Федор попросил подготовить данные для еще одной ложной точки, и, если Морель попросит, передать их ему. Федор, за время нашего знакомства, я наврал больше, чем за всю предыдущую жизнь.

— Расслабьтесь, — сказал я всем, — Морель не унес ничего лишнего.

Эдвардс взялся за сердце и присел на какой-то контейнер. Офицер контрразведки выматерил меня, профессора и Эол. Долорес, наконец, заметила, что мне нужен врач.

В лазарете военный медик поставил мой плечевой сустав на место. Перед экзекуцией Долорес чмокнула меня в щеку:

— Анестезия!

Мне не хотелось ее обижать, говоря, что этого явно недостаточно. Доктор выручил: делая мне угол обезболивающего, он сказал, что вводит антибиотик.

Потом она зашла ко мне в лазарет и спросила, нравится ли мне палата.

— Нормально, а что?

— Эдвардс сказал, что компенсирует тебе расходы «после победы». Я узнавала, гостиница здесь очень дорогая, поэтому… мы можем сэкономить, сняв одну каюту на двоих.

Я ответил, что это ее первое предложение, на которое мне нечего возразить.

Эпилог

14.12, Фаон

Две недели назад сотня грави-волн прокатилась по внешней окраине рукава Персея. Из них только двенадцать принадлежали Д-кораблям, остальные были ложными. Первая шестерка, ведомая только ИИ, совершила Д-переход к ложной точке сингулярности. Против шести наших автоматов эолийцы выставили не меньше двух десятков своих. Бой был коротким и больше напоминал избиение. За шесть наших кораблей эолийцы заплатили всего двумя. Одновременно, вторая и уже пилотируемая группа доставила генераторы темной энергии к пустынному месту между рукавом Персея и Внешним.

Заработав, генераторы дестабилизировали космический вакуум и сделали его непригодным для Большого Взрыва. Первым знаком того, что план удался, было предложение Эола начать переговоры. Будет ли им позволено охотиться в нашем лесу, я не знаю. Возможно, им придется сосредоточиться на микроэлектронике. Или выправлять назад свои гены.

Мы избавили Млечный Путь от Космической Чумы, но мы не в силах уберечь от нее другие галактики. Поэтому Пришвин был не прав, говоря, что предупредившие нас жители NGC1275 не превосходят нас по развитию. Как и они, мы способны построить дальнодействующий, направленный передатчик, но мы не знаем, куда его направить. Спасая себя, мы, возможно, погубили других.

Вернувшись на свой родной Фаон, я первым делом забрал с почты посылку с образцами, взятыми с «Минититана». Первая же экспертиза показала, что мне не удалось достать ни одной эолийской хромосомы. Поэтому путешествие к Приме не окупилось. Эдвардс, с большим скрипом, выписал чек на такую смешную сумму, что я пообещал в следующий раз принять сторону Вечности.

Оглавление

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • 12
  • 13
  • 14
  • 15
  • 16
  • 17
  • 18
  • 19
  • 20
  • 21
  • 22
  • 23
  • 24
  • 25
  • 26
  • 27
  • 28
  • 29
  • 30
  • 31
  • 32
  • 33
  • 34
  • 35
  • 36
  • 37
  • 38
  • 39
  • 40
  • 41
  • 42
  • 43
  • 44
  • 45
  • 46
  • 47
  • 48
  • 49
  • 50
  • 51
  • 52
  • 53
  • 54
  • 55
  • 56
  • 57
  • 58
  • 59
  • Эпилог