«Из огня да в пламя»

Юрий Лукшиц — Из огня да в пламя

Рассказ был написан мною еще в возрасте 16 лет, так что не судите строго. Возможно, как-то выделю время и напишу обновленную версию. Рассказ написан на стыке жанров научной фантастики и альтернативной истории

Как вы считаете: какие путешествия являются самыми непредсказуемыми? Безусловно, во времени, ответите вы — и будете абсолютно правы. А что для вас страшней: перенестись на 65 миллионов лет назад и предстать во всей красе перед тираннозавром или стать свидетелем уничтожения японского города Хиросима? Или, если бы вы могли перенестись во времени, то спасли бы Иисуса Христа от распятия? Собственно, вышесказанное не очень-то и важно. Интересен совсем другой вопрос: что произойдет с миром, если в прошлом изменить какую-то непримечательную, с первого взгляда, деталь? Наверное, история повернула бы совсем в другом направлении. Можете вспомнить знаменитого фантаста Рея Брэдбери и его рассказ «И грянул гром»... Хотя, конечно, моя история не о раздавленной бабочке.

Для меня дата 18 апреля 2011 года не была особенной. Я знал, что в этот день утром по московскому времени должен был состояться временной прыжок. Место назначения — США, Нью-Йорк; временной отрезок — 11 сентября 2001 года. Задание агента — узнать, какой фактор способствовал падению башен-близнецов: самолеты, угнанные террористами, или взрывные устройства, активированные определенными чинами для увеличения эффектности терактов.

Как вы уже поняли, я сотрудник секретной лаборатории, занимающаяся различными разработками и исследованиями — начиная паранормальными явлениями и заканчивая психическим оружием. 16 апреля я получил сообщение из Центра немедленно явиться в лабораторию. Плохое предчувствие преследовало меня вплоть до пересечения границы между Украиной и Российской Федерацией. Через сутки я узнал, что именно мне придется совершить временный прыжок. Оказалось, что агент не вернулся с прошлого задания: он был убит в 1222 году и погиб от стрелы монголов. Почему его отправили почти на восемь столетий назад во времени, я спрашивать не решался, потому что за такие вопросы можно было поплатиться головой. С плохим предчувствием я начал готовиться к временному путешествию. Вот только я даже и не предполагал, что скоро попаду в альтернативную реальность!

Первым признаком того, что что-то пошло не так, был яркий свет (а ведь меня отправляли в Нью-Йорк в ночное время суток!). На головокружение и звон в ушах я нисколько не обратил внимания, поскольку такие побочные эффекты были почти у каждого агента, когда он проникал сквозь пространственно-временной континуум. Но странная фраза (которую я поначалу воспринял как галлюцинацию) меня несколько смутила:

— Космический челнок «Перемога» благополучно совершил посадку на красной планете. Согласно данным с орбитальной станции «Земля» украинские пилоты чувствуют себя отлично. Через два часа шаттлы Соединенных Штатов Америки и Канады должны приземлиться в нескольких километрах от наших граждан и это будет началом проекта «TERRA» по освоению планеты Марс Европейским, Африканским и Американским Содружествами.

Но самое интересное было впереди. После того, как пелена в глазах развеялась, с боку послышался какой-то шорох, в сторону которого я повернул голову. В нескольких шагах от меня с вытянутой застывшей рукой, в которой находился пульт, неподвижно сидела темноволосая девушка и ошеломлено смотрела на меня (мне сложно предположить ее мысли, когда она увидела появившегося из воздуха незнакомца). Я же мысленно проклинал Центр Координации Прыжков: как они могли допустить промашку с координатами и отправить меня в место, где присутствует человек? Но внезапно мне в голову пришла ужасная мысль: вдруг они ошиблись не только в пространственном переносе, но и во временном тоже. Теоретически невозможно полностью исключить погрешность измерения координат; меня могли направить не в 2001 год, а в 1901 или, еще хуже, с таким же успехом отправить в 2101. Поэтому я ничего лучшего не смог придумать, как спросить у своей «собеседницы» замогильным голосом, какой сейчас год.

— 2011, 18 апреля, — ответил мне приятный, звонкий, хоть и немного удивленный голос.

Я вздохнул с облегчением и потянулся за прибором, стирающим память. Но девушка что-то щелкнула на пульте и... и я оказался в море, стоя по колено в воде. Прохладный морской воздух коснулся моего лица, и вскоре послышался крик чаек в голубом безоблачном небе.

— Ой, — пискнула девушка и снова что-то щелкнула на пульте. — Не та кнопка.

Комната приняла свою обычную форму. Наконец, моя незнакомка нажала еще одну клавишу, и гул, звенящий позади моей спины, прекратился (наверное, это был телевизор).

— Что за чертовщина? — глухо пробормотал я и посмотрел на свои ноги.

К моему удивлению, никаких следов воды видно не было. Девушка отреагировала очень спокойно:

— Голографическая проекция. Между прочим, — с легким укором заметила она, — пространственные перемещения очень опасны без наручного активизатора. Когда-нибудь ты материализуешься посреди стены.

Пытаясь разглядеть ее сквозь туман, стоящий перед моими глазами и, несмотря на опасность сложившегося положения, я отметил для себя одну странность. Девушка вела себя очень спокойно (во всех случаях, люди, наблюдавшие материализацию тех или иных людей, сначала переживали некоторый шок, а потом начинали кричать на всю катушку или убегать с места происшествия со скоростью кенгуру), и поэтому плохое предчувствие меня не покидало.

— Ты как-то странно выглядишь, — медленно произнесла незнакомка. — С какого государства ты совершил прыжок?

— С территории России, — ответил я и мысленно рассердился. — Почему я это сказал? Меня же могут отдать под трибунал за разглашение секретной информации.

Но я тот час себя успокоил, поскольку уже нашел необходимую кнопку на приборе для стирания памяти.

— России? — тем временем удивленно переспросила девушка. — Не знала, что еще есть люди, которые используют столь старинное название.

Внезапно зрительная пелена развеялась: краем глаза я заметил легкое мерцание позади себя и поэтому резко повернулся. На меня мчался огромный космический корабль. Ну, так мне показалось сначала. Я упал на спину, чтобы «избежать столкновения», уронив при этом свой стиратель. Сбоку послышалась насмешливая фраза:

— С тобой вообще все в порядке?

— Что это такое? — ошарашено спросил я, пытаясь понять, что на меня мчалось.

Девушка недовольно что-то тихо сказала, а потом промолвила:

— Ты что, никогда не видел трехмерного проектора? Или, как некоторым нравится старомодное название, «телевизор»? Я смотрела прямое включение с Марса, как ты все испортил. Мне уже надоели эксперименты вашего Научного Института по вопросам Материализации, — она умолкла на пару секунд. — Ты — уже пятый «пришелец» за этот месяц. Я не имею ничего против научных исследований, но, почему вы все материализуетесь у меня в квартире? Или у вас не хватает талантливых координаторов в Институте? Буквально, позавчера один из ваших сотрудников материализовался у меня в ванной, — ее лицо немного покраснело, — извинился, и куда-то побежал...

Я ее почти не слушал: все мое внимание было приковано к месту, где я оказался. С первого взгляда, комната выглядела вполне нормальной, но кое-что меня смущало. Во-первых, «телевизор». У него отсутствовал жидкокристаллический экран, хотя, если быть точнее, в нем отсутствовало все. Передо мной было серебристое изображение, сквозь которое легко прошла моя ладонь. Создавалось впечатление, что это — иллюзия. Может, галлюцинация, порожденная побочным эффектом временного прыжка? Нет, не похоже. Во-вторых, пол. Он был покрыт странным материалом, но точно не ковром.

— Так, теперь он пол рассматривает, — послышался тихий недовольный голос девушки. — Наверное, амнезия.

Она подошла ко мне и присела.

— Господин пришелец, покажи на карте, откуда ты прибыл, и я позвоню в тот центр, чтобы тебя забрали.

Я попытался выбросить из головы бушующие мысли и начал искать прибор для стирания памяти, как вдруг мой взгляд невольно остановился на стене. Небольшой плакат, висящий чуть ли не на потолке, и красная надпись с тремя восклицательными знаками гласили: «Україна — лідер Європи у двадцять першому сторіччі!!!» А еще ниже был не менее странный лозунг: «Йди у майбутнє разом з нами. Київська кампанія космічного туризму»… Что происходит? Куда я попал? У меня снова возникло ощущение, что я попал в другое время. Однако дата на плакате — 2011 год — говорила о том, что я не преодолевал пространственно-временной континуум. Но Украина не могла столь глобально измениться всего лишь за сутки! Следовательно, плакат — подделка. Но как объяснить тот факт, что я видел нечто похожее на космический корабль?.. Я запутался...

Перед моим лицом возникли чьи-то ноги, и через пару секунд мне послышался звонкий недовольный голос:

— Ау, и долго ты будешь сидеть на полу?

Я поднял голову. Видимо, мое лицо выглядело несколько тупо, потому что девушка прикрыла глаза рукой, тихо пробормотала «о, Боже мой» и подошла к стене. Далее я решил, что у меня галлюцинации. Незнакомка нажала какую-то кнопку; стена слегка сверкнула и стала прозрачной.

— Соедините с Киевским Научным Институтом по вопросам Материализации! — прозвучала ее мрачная фраза.

В комнате раздался еле слышный треск. Через пару секунд в стене (в стене!) появилось изображение пожилого мужчины в очках.

— Наталья? Доброе утро! Как пожива...

— Плохо! — резко перебила его темноволоска и бросила взгляд на меня. — Ваш «инвалидный» центр испортил мне еще одно утро! Сколько это может продолжаться? Неужели у вас там работают слепые координаторы?

— Я не совсем понимаю... — открыл рот мужчина, очевидно, несколько опешивший от такого нападения, но тут же вынужден был его захлопнуть обратно.

— А что тут понимать? — не унималась Наталья. — Моя квартира — не какой-то бордель или бюро знакомств! Вероятно, мне придется наведаться к вам в гости: я скоро буду находить ваших сотрудников у себя под одеялом!

— Послушайте, Наталья! — наконец смог вставить слово ее собеседник, как только девушка замолчала. — Что произошло?

— Еще один человек — видимо, ваш сотрудник — появился прямо из воздуха. Вот что произошло!

Мужчина с удивлением поднял брови.

— Простите, вероятно, произошла ошибка. Дело в том, что мы ни вчера, ни сегодня не проводили каких-либо экспериментов с участием материализации. Поскольку наш челнок «Перемога» высадился на Марсе, то у нас и так достаточно работы. Позвоните в Днепропетровск или Донецк: их центры, насколько мне известно, сейчас работают над пространственными экспериментами. А что касается позавчерашнего инцидента, то я приношу свои искренние извинения. Поймите, у нас сейчас работают очень молодые специалисты: у них пока что очень мало навыков работы с современными приборами.

— Я поняла, — кисло ответила девушка и нажала на кнопку — стена погасла.

Она взмахнула своими прелестными темными волосами и посмотрела на меня.

— Земляне покорили Марс? С каких пор? Что за белиберда? — произнес я, оглядываясь по сторонам. — Люди построят станцию на Луне только к 2020 году!

— Мы уже как 60 лет покорили Марс, парень, — несколько устало промолвила темноволоска и легла на диван. — Мне удивительно, как мы чуть больше полувека топчемся на месте и не соорудили там базу 30 лет назад, — девушка покосилась в мою сторону. — Видимо, приятель, ты и головой успел удариться, раз не помнишь таких обыденных вещей. Ладно, — произнесла она через полминуты, — программу я все равно пропустила... Чаю хочешь? Я знаю, что пространственные прыжки слегка угнетают водный баланс в организме — не выбрасывать же тебя сразу за порог.

Она поднялась и, проходя мимо меня, мрачно заметила:

— Твоя штукенция гудит. Подними — может, сломалась.

Я словно робот медленно взял в руки прибор для стирания памяти. В голове крутились сотни мыслей. Может, девушка лжет?.. Не похоже. Да и зачем? Галлюцинации? Розыгрыш? Пришельцы? А, может, я сплю, и все это мне кажется? Ну, уж нет! Так и с ума сойти можно! Я мотнул головой и пробормотал:

— Так, хорошо. Марс покорили 60 лет назад... То есть в 1950 году. Стоп: это абсурд. Космонавтика тогда была только на бумаге. Да и сейчас МКС — это только начало.

— МКС? Что это? — без особого интереса спросила Наталья и протянула мне чашку с горячим содержимым. — Линкор? Самолет?

— Международная Космическая Станция! Ты же знаешь.

Темноволоска с удивлением посмотрела на меня.

— Вы очень странны, молодой человек, — спокойно заметила она. — Странно одеты как для сотрудника Научного Института, называете слово «Россия», теперь какую-то МКС. Видимо, тебя хорошенько стукнуло во время перемещения, — мрачно заключила она, пристально рассматривая мою одежду.

Я засунул свой прибор себе за спину; поставил чашку на ближайший стол.

— Уж кто бы говорил! — не выдержал я, поскольку начали сдавать нервы. — Вы, видимо, перечитали Герберта Уэллса и Айзека Азимова. Фантазий о межпланетных путешествиях хоть отбавляй.

Ее лицо изменилось.

— Кто такой Айзек Азимов? — переспросила она таким невинным голосом, что я невольно вспылил.

— Американский фантаст, неважно! Что это было за представление — Киевский Институт Материализации? А покорение Марса? Земляне что, покорили его в 1950 году. А в космос они вышли, значит, в девятнадцатом веке?!!

— В 1909 году, — спокойно заметила она и уселась на диване.

— Хватит строить комедию. Всем известно, что первый космический аппарат вышел в космос 4 октября 1957 года и был построен украинским конструктором Сергеем Королевым.

В этот раз лицо девушки нисколько не изменилось — и это меня волновало.

— Послушай, э-э-э... — замялась она.

— Александр, — хмуро подсказал я ей свое имя.

— Послушай, Саша, — внезапно обратилась она ко мне в уменьшительно-ласкательной форме. — Космическое пространство было покорено в марте 1909 года, а в 1911 году в космос полетел первый человек. Первый космический аппарат получил название «Дедал»; разрабатывался он не только украинскими, а совместно с немецкими учеными.

Мне показалось, что я схожу с ума. Девушка тем временем продолжала:

— А теперь почти за три с половиной века независимости наша страна совместно с другими через несколько месяцев начнет покорять спутник Юпитера Европу и...

— Что? — спросил я, не веря своим ушам. — Что ты сказала? Три с половиной века независимости???

— Ошиблась на несколько лет, подумаешь! — недовольно заметила она и пристально посмотрела на меня. — А... сколько, по-твоему, лет Украина является независимой?

— Украина получила независимость 24 августа 1991 года в результате распада Советского Союза, — лихорадочно протараторил я, вспоминаю курс школьной истории. — Украина независима только 19 лет. Я в этом абсолютно уверен.

— Александр, — немного взволнованно произнесла Наталья. — Можешь мне поверить, но я — специалист в истории. Независимость Украины составляет чуть больше 350 лет. А термин «Советский Союз» я слышу впервые.

— Но я тоже хорошо знаю историю, — бурно отреагировал я и присел в стоящее невдалеке от меня кресло. — Была Первая Мировая война, потом Октябрьская революция в Петербурге. Коммунисты пришли к власти. С 1918 по 1920 гг. в России была гражданская война, которая впоследствии задела и Украину. В 1924 году образовался Советский Союз Социалистических Республик — Украина вошла в его состав. А в 1991 году СССР рухнул. Я знаю это, потому что хорошо знаю историю своей страны.

Наталья показалась мне несколько сконфуженной.

— Мне ничего не знакомо из твоей истории за исключением понятия «коммунизм», — сдержанно произнесла она, посматривая на мое рассеянное лицо. — Но история не была такой.

— Неужели тебе не знакомы такие имена как Наполеон, Гитлер, Сталин, Чингисхан?

При последнем слове девушка кивнула головой.

— Чингисхан. Человек, который чуть было не завоевал весь мир. Безусловно, мне знакомо это имя. После Александра Македонского он — наиболее успешный завоеватель древних времен.

Видимо, не все так обстояло плохо. Наступила минута молчания. Наконец темноволоска обратилась ко мне:

— Чем ты занимаешься?

Несмотря на мое слегка потрясенное состояние, я задумался, стоит ли мне ей говорить, кем я являюсь в действительности. Но, с другой стороны, независимо от поворота событий, у меня за спиной был запасной план.

— Я... я... в общем, я... перемещаюсь, — запинаясь, промолвил я, — ... агент секретной лаборатории. Я перемещаюсь во времени. Можно сказать, путешественник во времени.

Наталья на миг подняла брови — я был уверен, что она посчитала меня сумасшедшим.

— Ты перемещался в прошлое? — внезапно спросила девушка — я кивнул.

Она спросила, насколько далеко. Я ответил, что перемещался с 2011 года в 2001.

— Поверить не могу, что собираюсь тебе сказать, — медленно произнесла темноволоска, поднялась и окинула меня взглядом. — Я никогда даже в мыслях не предполагала, что сама когда-то стану свидетельницей такого редкого события.

Наталья прошла мимо меня и почему-то проверила двери, видимо, опасаясь, что кто-то зайдет. Потом подошла ко мне и посмотрела мне в лицо.

— Поздравляю, ты попал в альтернативную реальность!

Минуты две я смотрел за ее хождениями по комнате. Наконец, когда она открыла окно, и в комнату ворвался прохладный утренний воздух, я ошарашено промолвил:

— То есть, как это, «в альтернативную реальность»? Ты шутишь?

— По-твоему, это шутка? — серьезно посмотрели на меня ее голубые глаза.

— Погоди, э... это невозможно, — возразил я неуверенно. — Это невозможно. Параллельные реальности — это только теория, да и только! Я не мог переместиться в другой мир!

Наталья иронично улыбнулась.

— Время — материальная величина, хоть раньше и считали, что оно — нематериально. При перемещении в пространстве и времени могут случаться различные сдвиги, которые нарушают целостность материальных границ параллельных миров. Возникает эффект «скольжения». Может появиться непостоянная дыра, вызывающая аномалии, которые впоследствии могут закинуть объект в другой мир. Последний может отличаться от предыдущего физическими законами (правда, очень и очень редко), другой развязкой некоторых событий, т.е. альтернативной историей и прочими особенностями.

Для меня все это было «китайской грамотой». Я — всего лишь сотрудник, путешествующий во времени и не влияющий на него; высшая физика — не по моей части.

— И ты спокойно воспринимаешь мое появление здесь? — спросил я через минуту, хорошо подумав. — Почему ты ведешь себя так спокойно?

Она отвела взгляд от окна.

— Ты — здесь присутствуешь; это факт, хотя я еще не полностью верю в то, что ты с другого мира, — услышал я ее задумчивую фразу. — Тем более, ты — не первый такой «путешественник».

— До меня здесь были такие же люди? — вырвалось у меня.

— Естественно. Разве в это сложно поверить? Не ты — первый, не ты — последний. Я совершенно уверена, что в твоем мире такие инциденты тоже имели место.

У меня в памяти смутно всплыли события позавчерашнего вечера. Помню, что читал газету об аномальных явлениях, когда направлялся в Российскую Федерацию. На семнадцатой странице находилась статья какого-то бельгийского журналиста «Изгнанники поневоле», где рассказывалось о двух мужчинах, которые утверждали, что они не принадлежат этому миру. Их признали шизофрениками, поскольку им никто не поверил, и отправили в психиатрическую больницу. Однако до лечения дело не дошло, потому что «пришельцы», как они себя называли, бесследно исчезли. В конце статьи прилагались мнения различных экспертов — медиков, одного немецкого ученого и парапсихологов...

— Подожди-ка, а как же я вернусь в свой мир? — внезапно осенила меня мысль. — Я же не застрял здесь навсегда?

— Если у тебя есть аналог в этой реальности, — задумчиво произнесла девушка, — то ты скоро отправишься в свой мир.

— К чему такая уверенность? — хмуро спросил я.

Она бросила на меня взгляд, не знающий пререканий.

— Два одинаковых материальных объекта не могут существовать в одной точке пространства. В данном случае, в реальности. По-видимому, ты попал сюда из-за пространственно-временного дисбаланса. Следовательно, Вселенная вызовет аналогичную вариацию, чтобы все стало на свои места.

Услышав это, я невольно заметил:

— Твои слова словно принадлежат физику-теоретику.

— Мой прапрадед был физиком, — спокойно отреагировала она. — А я так, любитель.

— А какая твоя фамилия? — осторожно спросил я, наблюдая за задумчивым лицом девушки.

— Соловьева. Наталья Соловьева, — медленно ответила она. — А девичья фамилия матери — Эйнштейн!

Я решил, что неправильно расслышал последнее слово.

— Эйнштейн? Твоего прапрадеда звали Альберт Эйнштейн?!

— Ну, да! — подняла брови, согласилась Наталья, несколько удивленная моей реакцией. — Тебе знакома эта фамилия?

— Немецкий ученый, создатель общей теории относительности, — быстро протараторил я. — На основе его чертежей была построена машина времени. Также он утверждал, что нельзя перемещаться в вакууме со скоростью выше света.

По лицу моей собеседницы легкая тень иронии.

— Во-первых, его нельзя назвать немецким ученым, потому что он жил в Германии два года, а потом мигрировал в Испанию, — спокойно заметила девушка. — А, во-вторых, мой прапрадед немного ошибся в конечной скорости перемещения в вакууме. Объект, перемещающийся со световой скоростью, вызывает вокруг себя искривления в пространстве. В этом искривленном пространстве простые законы физики не действуют, поскольку скорость света является далеко не конечной.

Как будто я понял все, что она сказала! Эйнштейн — испанец! Прекрасно! А Христофор Колумб, небось, китаец... Несмотря на свою взволнованность, я постепенно начал вникать в суть ситуации. Было вполне логично предположить тот факт, что история в этой реальности пошла несколько иным путем. А это означало другие события, другую Украину, другой мир. От таких размышлений я словно мертвец моментально рухнул на диван.

Феноменально, сложно для понимания, невероятно, но в тот же момент... ситуация показалась мне совсем в другом цвете: разве я должен принимать на веру все слова, сказанные этой девчонкой? Что, если «настоящее» объяснение звучит проще? Вдруг у меня галлюцинации или меня подвергли какому-то эксперименту? Я мельком посмотрел на Наталью — она пристально наблюдала за моим поведением.

— В чем дело? — спросил я, пытаясь придать своему голосу спокойствие и безмятежность.

Девушка тряхнула головой.

— Ничего. Просто мне до сих пор полностью не верится, что из парамира, — задумчиво ответила она — Может, ты — плод моего воображения?

— А может ты и все, что меня окружает — иллюзия? — внезапно, неожиданно для самого себя, пробормотал я.

По-видимому, Соловьеву это рассердило.

— Я — не иллюзия, и все, что тебя окружает, тоже реально, — серьезно отреагировала она. — Выйди на балкон, если не веришь.

Я только слегка усмехнулся, хотя, признаюсь, у меня от страха задрожали ноги. Словно столетний старик, я направился туда, куда показывала рукой девушка. Выглянув на улицу, я чуть не лишился дара речи.

— С тобой все в порядке? — осторожно поинтересовалась Светлана, помахав ладонью перед моими глазами.

— Ааа... да, нор...ма...льно, — запинаясь, пробормотал я, поскольку в последний раз Киев выглядел несколько по-иному.

Вокруг возвышались многоэтажные здания, поверхность которых блестела на солнце. Вероятно, девушка жила в маленьком многоэтажном доме, потому что у меня возникло ощущение, которое может испытывать человек, когда находится рядом с пирамидой Хеопса. Небоскребы словно бы касались безмерно голубого неба, пытаясь дотянуться до кристальной синевы. Опустив голову вниз, чтобы случайно не ослепнуть, я думал, что мне все снится. Однако это была реальность... другая.

Поразили мое воображение и все вещи, которые я увидел далее. Внизу словно бы рос лес: верхушки деревьев касались низа балкона, на котором я стоял, наблюдая за всей этой фантастикой. Там шумела молодежь, что-то обсуждая со старшими ровесниками, сидя на пластиковых лавочках голубоватого цвета. Бордюры проходящей через центр города дороги были ярко-белого цвета — вероятно, их мог не заметить только слепец или дальтоник. Мимо проносились автомобили странных марок (клянусь Богом, я никогда в жизни не видел ничего подобного — даже в своей лаборатории). К примеру, возле обочины у странного аппарата похожего на светофор стоял темный автомобиль удлиненной формы. На крыше авто находились четыре цилиндра плотно прикрепленные к транспорту. Машина, казалось бы, и ничем не отличалась от того вида транспорта, к которому привык я, но то, что я увидел дальше, удивило меня. Русоволосая девушка, которой принадлежал автомобиль, нажала кнопку на своем миниатюрном пульте — двери авто открылись, но не со стороны в сторону, а снизу вверх. Автомобиль поехал сначала медленно, а потом сорвался с места, как на «Формуле-1». Что еще было странным, так это тот факт, что абсолютно не было слышно шума мотора.

— Солнечная энергия, — вдруг тихо произнесла Соловьева мне на ухо.

— Что-что? — повернулся я к ней — она отодвинулась, видимо, не понимая, что я сейчас чувствую.

— Автомобиль работает на солнечной энергии, — изрекла она несколько детским невинным тоном. — Разве ты не об этом подумал? Обычно, когда прибывают пришельцы из параллельных миров, то всегда интересно, как они используют энергетические ресурсы.

Внезапно в небе что-то просвистело. Я успел только заметить, что какой-то объект похожий на стрижа рассек небо, словно нож масло.

— Уголь, нефть, газ, — пробормотал я, опасливо вглядываясь в небо.

— Уголь? — Наталья произнесла это слово таким тоном, будто я признался ей, что я — фашист. — Твой мир использует этот минерал в качестве источника топлива?!

— Уже пару сотен лет! — быстро буркнул я, заметив, что еще какой-то объект пролетел в небе словно ракета.

— Черт! Но это же идиотизм! — возмутилась девушка и хлопнула рукой по красным перилам. — И у вас нет проблем с экологией? А нефть... ужас! Что же у вас там делает правительства стран? Если бы ВЭК об этом узнал, то там бы все повесились при мысли, что природу можно так истязать.

Я не поинтересовался, кто или что такое «ВЭК» — меня интересовала ерунда, постоянно летающая в небе.

— Хорошо, что Украина не использует такую гадость... моя Украина, — поправилась она, увидев мой мрачный взгляд. — Конечно, мы использовали уголь, нефть и газ, но мы уже как 70 лет нашли более выгодные замену. Что ты там увидел? — поинтересовалась она, наконец, заметив, что я постоянно глазею на небо.

Снова раздался легкий свист. На мой вопросительный жест она облегченно ответила:

— А, это наши самолеты с локальными датчиками. Они подключены напрямую к спутникам на геостационарной орбите. Через три минуты будут в Варшаве. Хотя они могут пролететь весь материк Евразия за пять-семь минут.

— Через три минуты будут в Варшаве? — слабо пролепетал я, пытаясь представить скорость самолета.

Девушка чуть выдвинулась вперед и медленно кивнула головой.

— Обычно они так часто не летают над Киевом. Вероятно, летят с аэрокосмического аэродрома возле Харькова. Как у пилотов только голова не кружится.

Возле Харькова есть аэродром космических сил? Ого, в моей реальности можно было об этом только мечтать. Пытаясь сменить тему, я задал первый вопрос, который пришел мне в голову:

— А Польша не будет препятствовать им на границе?

Наталья поморщилась, словно я рассказал пошлый анекдот.

— Ты это о Варшаве? — спокойно спросила она, пристально смотря мне в глаза.

Я кивнул, подумав при этом, что я снова брякнул что-то не то.

— А почему самолетам должны препятствовать? Автономный польский округ входит в состав Украины.

Это меня совсем убило.

— Неужели? — недоверчиво спросил я, хотя прекрасно понимал, что лгать девушка не может.

Она быстро зашла в комнату, подошла к тому месту, где раньше был трехмерный проектор, и поманила меня рукой.

Подойдя к ней, я увидел, что передо мной появился громадный шар прозрачной формы. Потом он уменьшился, принял форму полусферы. Я догадался, что передо мной находятся материки земного шара.

— Уменьшим немного масштаб, — тихо говорила Соловьева, щелкая на изображении серебристые кнопки в правом верхнем углу. — Категория: Европа. Уточним данные: карта на 2011 год.

Изображение приняло красочную форму — я обомлел.

— Перед тобой современная карта Европы. Данные на 18 апреля 2011 года.

Посреди Европы жирным темным шрифтом на красном фоне выделялась надпись «Україна». Однако ее территория была намного больше. Первым моим вопросом был «Куда исчезла Польша?»

Светлана удивленно подняла брови.

— Ты имеешь в виду Речь Посполитую? — несколько глуховатым голосом уточнила она. — В твоем мире она существует?

Но ее вопрос проскользнул мимо моих ушей. Далее я задал еще более ошеломивший меня вопрос:

— Какого черта? А где Россия?

— Это столь старинное название русского государства уже никто не употребляет, — несколько лениво заметила девушка. — Лучше называть ЕСГ — Евразийское Северное Государство.

— Какого..?

Но я даже не успел изумиться. Пока я глазел на карту (а там было множество интересных вещей, можете мне поверить), девушка куда-то отошла. Через несколько минут я услышал ее ироничный голос:

— Ладно, господин пришелец, хватит смотреть на карту. Сейчас ты увидишь куда более интересные вещи.

Подойдя к двери, Наталья махнула куда-то головой.

— Пойдем, пройдемся по улицам нашей прекрасной столицы.

— А где ручка? — словно баран на ворота уставился я на абсолютно гладкую стену.

— А, прости, постоянно забываю! — замахала она руками и приложила руку к светловатой поверхности — стена разделилась на две части, и появился небольшой проем...

Я старался не подавать своего удивления, однако, выйдя на улицу, я споткнулся о ближайший бордюр. Однако Наталья не стала мне помогать; наоборот, она начисто забыла обо мне.

— Эй, — внезапно крикнула она и сорвалась с места как спринтер. — Катись отсюда! Здесь посадка запрещена!

Раздался звук клаксона. У меня отвисла челюсть. Представьте себе: девушка остановилась в шаге от проезжей части и махала руками как сумасшедшая, видимо, пытаясь прогнать парящий в воздухе автомобиль, водителем которого был парень лет двадцати четырех-двадцати пяти. Последний был не в настроении от прыгающей Натальи, которая умудрилась допрыгнуть до его авто и стукнуть его по двери ладонью. Он бурно сделал движение рукой, чтобы его противница на тротуаре отошла дальше от проезжей части (или летящей? не знаю, как будет более правильно).

— Лети на другую улицу! — внезапно недовольно вскрикнула девушка после десятого взмаха руки парня с просьбой отойти. — Здесь тебе не бесплатная стоянка! Чтобы через минуту я твоей летящей таратайки здесь не видела, иначе позову автодорожную инспекцию.

Парень сказал одно слово, после которого Наталья вспыхнула и рассердилась, словно она сейчас стоит обнаженной перед толпой.

— Твое счастье, что ты учишься в соседнем университете, козел! — гаркнула она, как генерал перед новобранцами. — Иначе завтра бы тебе оторвала язык при всех.

Водитель что-то пробормотал и, наконец, все же развернулся. Он скорчил гримасу, и через секунду его уже не было — только легкая дымка в воздухе господствовала несколько мгновений после его исчезновения.

— Уже три недели нервы треплет, гад! — возбужденно произнесла Соловьева, подойдя ко мне и активно жестикулируя. — Сколько неразберихи с этим летучим видом транспорта? Неужели нельзя принять закон о правилах правильной посадки в местах подходящих для этого? Этот новый сосед меня скоро в могилу сведет вместе с Киевским Институтом по вопросам Материализации. Представляешь?

— Ага, — промычал я сквозь зубы и заметил, как верхушек деревьев коснулся пронесшийся с огромной скоростью автомобиль.

Не помню, как мы очутились возле синей лавочки. Наталья что-то долго рассказывала, но я успел уловить только последние слова:

— ... И поэтому тебе нужно увидеть, как можно больше интересных вещей, — она посмотрела на меня своими голубыми глазами. — Надеюсь, у нас предостаточно времени, ведь мне тоже хочется задать тебе множество вопросов.

— Послушай, Наташа, — я прервал ее речь и продолжил голосом тоном ниже. — Прости, но ты ведешь себя несколько странно. Понимаешь, я — из другой реальности. А ты ведешь себя так, как будто мы — самые лучшие друзья. Не подозрительно ли это?

Она удивленно подняла брови.

— Саша, вовсе нет, — девушка слегка усмехнулась. — Ну, из другого ты мира, параллельного. И что из этого? Пойми, как я уже говорила, ты — не единственный, кто бывал у нас. Поэтому я знаю, что, если аналог тебя в этой реальности существует, то ты отправишься в свой мир. Это может случиться через час, через день или неделю, но не более этого срока. Так лучше потратить это время на общение. Я же не собираюсь тянуть тебя на операционный стол для исследований. Не удивляйся, что я веду себя при тебе довольно раскованно: просто мой мир — совершенно другой, чем твой.

— Благо... — однако я не успел ее поблагодарить, потому что позади меня кто-то весело пошутил:

— Еще один пришелец, Наталья? — русоволосая девушка со стоящим возле меня парнем-блондином присели на лавочку.

— Да, — покачала головой моя знакомая. — Но этот — самый необычный со всех.

У меня мурашки пробежали на коже. Новая собеседница протянула мне свою руку.

— Татьяна. С кем имею честь познакомиться? — дружелюбно поинтересовалась она.

— Александр, — глухо ответил я, ощутив теплое прикосновение подруги Натальи.

Светловолосый парень поднял ладонь в знак приветствия.

— Сергей, — он окинул меня взглядом и промолвил: — Да ты, парень, словно с другой реальности.

Я похолодел. Лицо Натальи тоже побледнело, хотя она и взяла себя в руки.

— Такую одежду носят разве что в Европейских Центрах Исследований! — как бы невзначай, заметил Сергей, кивнув головой в сторону моего комбинезона.

Парень обратился к Наталье:

— К тебе что, теперь материализуются прямо с Европы?

— Нет, я из Днепропетровска! — не успев подумать, брякнул я.

Парочка, казалось, удивилась. Наталья сделала округлые глаза, мысленно проклиная меня за тупость.

— Днепропетровск? — переспросил Сергей, почесав рукой затылок. — Так Институты Материализации сегодня не работают.

Теперь удивилась Татьяна. Она толкнула своего соседа локтем.

— Не работают? Почему это? — поинтересовалась она, подняв заинтересованно брови.

— Челнок «Перемога» высадился сегодня на Марсе, — пояснил парень и, вытянув ноги, разлегся на лавочке. — Я думал, у них и так проблем хватает. Получается, что они и материализацию совмещают.

Я увидел на лице Натальи умиротворение и поэтому успокоился сам. Видимо, реплика Сергея, что я — с другой реальности, была риторической.

— Наташа, как у тебя обстоят дела с университетом? — внезапно переменил тему Сергей, заложив руки за голову.

Девушка улыбнулась.

— Все отлично. Позавчера сдала доклад по спонтанной телепортации, — блеснув глазами, произнесла она. — А как у тебя с квантовой теорией?

Сергей скривился. Вместо него ответила Татьяна:

— Он ее завалил, — со смехом промолвила девушка. — Сережа сказал профессору, что он лучше будет изучать геопатогенные зоны.

— Это намного интереснее, чем всякие кванты, — лениво зевнул он и вдруг оживился. — Вот, Наталья, у тебя в квартире точно геопатогенная зона. Иначе, почему к тебе постоянно попадают чужие парни, сотрудники научных центров?

Простая болтовня, подумал я и ощутил огромное желание достать стиратель памяти и закрыть рот этому болтуну, как вдруг Наталья обратилась к нему:

— Кстати, Сергей, Саша — специалист по механике времени, — дружелюбно заметила она, сверкнув глазами в мою сторону. — Может, в чем-то он сможет тебе помочь.

— Я достаточно хороший специалист в этом разделе физики, — самодовольно заметил он и обратился ко мне: — Но, возможно, европейские сотрудники добавят мне знаний. Итак, Александр, безусловно, ты считаешь, что во времени можно путешествовать искусственным путем?

— А? — тупо переспросил я.

— Я имею в виду создание машины времени, — пояснил Сергей, закинув ногу на ногу.

Я слегка усмехнулся. Знал бы он, с кем разговаривает! Наталья тоже улыбнулась, бросив в мою сторону озорной взгляд.

— Конечно, возможно, — раздался мой спокойный голос, в котором только слегка пробивалась ирония. — Это не так сложно, как может показаться с первого взгляда.

— Но ведь сами размышления о временных путешествиях столь противоречивы. К примеру, ситуация, когда объект встречает самого себя. Здесь возможно четыре ситуации. Рассмотрим же их.

Татьяна, тяжело вздохнув, прикрыла лицо рукой. Видимо, Сергей начал обсуждать свою любимую тему. Что ж, в принципе, и я не был против. Посмотрим, насколько логика этой реальности отличается от моей.

— Обозначим более раннего индивидуума буквой А, а более старого — Б. Во время временных путешествий...

Однако закончить фразу ему не удалось.

— Здорово всем, «жаворонки»! — внезапно раздался юношеский голос. — Не помешаю, граждане психокинетики, если присоединюсь к вам?

Судьба была ко мне тогда очень благосклонной, поскольку я обнаруживал сюрприз за сюрпризом. Новоприбывший парень «завис» в воздухе в полуметре от поверхности земли. Под его ногами находилась доска прямоугольной формы с украинской символикой и двумя небольшими удлинениями чем-то похожими на трубы малого масштаба, из сопел которых слегка вырывался воздух. Юноша отлично балансировал на приборе, чтобы не потерять равновесие. Естественно, единственным дураком выглядел только я. Видимо, поэтому гость и встревожился:

— Что-то не так? — взволнованно поинтересовался он, обращаясь ко мне.

В разговор вклинилась Татьяна:

— А тебе, болван, не понятно? — мрачно отреагировала она и подошла к нему, намереваясь дать ему ладонью по макушке головы. — Ты же знаешь, что нормальный человек не будет разгуливать верхом на серфе невдалеке от проезжей части. Из-за твоей полоумности Служба Дорожного Движения раз пять выносила тебе предупреждения, а два раза даже штрафовала.

Парень увернулся от руки девушки и моментально спрыгнул с аппарата на землю, взяв серф себе под мышки.

— Так, так, так, — по-актерски произнес незнакомец, отодвигаясь от Татьяны. — Не трогай мою гравитационную доску. Иначе она обидится.

— Тупая шутка, Паша! — лениво потянулся Сергей, прикрывая рот ладонью из-за внезапно напавшего чувства зевоты. — Ты же знаешь, что площадка для серферов находится в нескольких сотнях метров отсюда. Почему же ты постоянно появляешься здесь? Хочешь, чтобы СДД отобрала у тебя свидетельство на владение серфа?

— Ладно, вы тут разбирайтесь, — внезапно заявила Наташа и, быстро поднявшись с лавочки, дернула меня за руку, — а нам уже пора. Мне нужно показать своему другу наш город.

Павел перевел взгляд на меня. Казалось, он только вспомнил о моем присутствии здесь.

— Новый сотрудник? — серфер с удивлением поднял брови, видимо, намекая на мою странную одежду, которая, согласно распространенному мнению, принадлежала сотруднику лаборатории.

У меня зачесался язык.

— Нет, пришелец из другой реальности, — брякнул я, увлекаемый девушкой.

До меня донесся легкий смех, когда я и Наталья отошли на несколько метров. Девушка сразу же легонько ударила меня в бок.

— Ты с ума сошел? — ее голубые глаза выражали несказанное удивление. — А как же конспирация?

— Ты думаешь, кто-то поверит, что я не принадлежу этому миру? — спокойно отреагировал я, махнув рукой. — У меня, к примеру, таких персонажев сажали в психлечебницы. А, если честно, — искренне добавил я, заметив на лице девушки скептическую гримасу, — то я сказал это потому, что чувствую здесь себя неандертальцем.

— Неандертальцем? Это еще почему?

О, термин «неандерталец» у них существует, мысленно хмыкнул я. Видимо, не все так было и сложно в этом варианте существования Украины.

— Ну, ты знаешь, что неандерталец — это промежуточный этап в развитии человека, — несвязно бормотал я, рассматривая строения по обеим сторонам трассы. — Так вот, я — самая настоящая промежуточная стадия. А вот ты — человек. Большую часть разговора я вообще не понял. Особенно фразы о серфе. В моей реальности серф означает доску для катания по волнам, а вот у вас... — я запнулся... — это какая-то гравитационная белиберда.

Наталья улыбнулась и сильнее прижалась ко мне.

— Так, господин пришелец, — она на несколько мгновений подняла указательный палец правой руки, словно пытаясь сосредоточить снимание только на себе, — давай обо всем по порядку. Во-первых, неандерталец — не промежуточный этап в истории существования человека. Его, собственно, вообще нельзя отнести к сегодняшней человеческой цивилизации...

— Э-э-э, — промычал я, чтобы девушка уточнила свои слова, но ничего не получилось — она продолжила говорить:

— Во-вторых, Сергей Камышников и Татьяна Семенцова — мои близкие друзья; они учатся со мной в одном университете. Мы трое — студенты третьих курсов. Моя специализация — постэйнштеновская физика. Во всяком случае, так называется раздел неофициально. Казалось бы, название — довольно интересное, особенно, если учесть то обстоятельство, что оно появилось благодаря моему прапрапредку, — Наталья озорно подмигнула, не давая мне открыть рот, — но я отношусь к этому факту нейтрально-прохладно. И, наконец, в-третьих: гравитационная доска, которую ты видел у Павла — это специальный прибор, который благодаря своей конструкции может нейтрализовать земное тяготение.

Я тихо пробурчал себе под нос:

— Об этом, как ни странно, я и сам смог догадаться.

— Серф изобрели приблизительно пятнадцать лет назад, — продолжала рассказывать Наташа, словно не слыша моих замечаний. — Потом возник вид спорта под названием «серферство». Довольно травматичный, если быть честной, — Соловьева медленно покачала головой. — На Олимпийских играх было даже два смертельных случая... А, в основном, спортсмены обходились переломами конечностей или сотрясением мозга. Оно и понятно: даже на гонках, порой, скорость ниже, чем на соревнованиях среди серферов. Стоит также заметить, что работы прибавилось у дорожных инспекторов: уж очень ненадежный это вид транспорта.

Более-менее, я понял, что мне пыталась втолковать мой гид по этой реальности. Что ж, данная Украина казалась мне более интересной...

— Ты там что-то упомянула о неандертальцах, — напомнил я девушке, когда мы молча прошли приблизительно пару десятков метров.

— Ах, да, — защебетала Наташа, и вдруг ее лицо приняло серьезный оттенок. — Погоди, а у тебя дома знают, откуда появилось человечество?

— Предполагают, что от обезьян, — стыдливо произнес я, чувствуя, что версия прозвучала дико.

Соловьева с удивлением подняла брови.

— Ага, — смутно протянула она. — А о космосе вы никогда не думали?

— Почему же! Есть и космическая версия. «Теория панспермии» называется, по-моему. Я особо не интересовался такими вопросами. Их слишком много, да и времени на разгадки требуется уйма: как строились пирамиды; как погибли динозавры. В общем, — я немного стушевался, — думаю, ты поняла: в моей реальности мир развивался не так хорошо, как твой.

Наташа задумалась. Мы прошли по парку метров двести, пока ее голос не отвлек меня от одной любопытной конструкции с надписью «Стереовизор-7. Комплектатор данных»:

— В принципе, я не очень и удивлена, — спокойно пожала плечами девушка. — Достаточно той аббревиатуры, которой ты назвал в самом начале нашего знакомства... МКС...

— Международная космическая станция, — напомнил я ей правильную расшифровку.

— Да, станция... Так вот, судя по твоим словам, в твоей реальности цивилизация дошла только до освоения ближнего космоса. Да и освоение Марса... Если для нас — это уже как 60 лет простая закономерность, то для вас — грандиозное событие. Кроме того, вы используете в качестве топлива уголь, нефть и газ. В этих вещах вы отстали на сотни лет. В конце концов, в последнем случае мы начали разработки еще 140 лет назад... ну, так нас учит история, — виновато посмотрела на меня Соловьева, словно пытаясь не задеть мои чувства.

Девушка обернулась и кратко сказала мне следующее:

— Подожди здесь, — она прикоснулась ко мне ладонью, — я сейчас приду. Возьму для нас прохладительных напитков. Никуда не уходи и жди меня на этом самом же месте.

Взмахнув перед моими глазами своими прелестными длинными волосами агатового цвета, Наташа быстро направилась в сторону группы магазинчиков, которые стояли параллельно главной дороги парка.

Я задумался. Признаюсь, что в голове крутилось множество вопросов, но наиболее важных было только два: первый — когда я вернусь в свою реальность (если, конечно, вообще вернусь, ведь не мог же я полностью доверять словам темноволосой «инопланетянки» с другой действительности)?; второй — что еще интересного я увижу в этой реальности? Пока теплый ветер овевал мое лицо, я размышлял, каким образом эта Украина отличалась от моей. Ведь сопоставлять эти две разновидности — то же самое, что сравнивать петарду с фейерверком. Другой мир... абсолютно другие люди... Я уже видел достаточно доказательств, чтобы не сомневаться, что я нахожусь за пределами своего обыденного мира. Киев выглядел, словно огромный мегаполис, которым является тот Нью-Йорк, куда я должен был отправиться. Судя по всему, экономика, экология, промышленность развивались не одну сотню лет. За короткое время, что я провел с Натальей, мне удалось получить достаточно внушимый объем информации из первых уст (да и не только при помощи слов — то, что я видел, слышал, ощущал — не фантазии разума!). Каково это, присутствовать в мире, где давно решили глобальные проблемы; где наука и достижения ученых превратились в первейшего защитника человечества, на которые не влияют больше деградирующие умы планеты; где интеллект цивилизации претерпел изменения и осмыслил главные пробелы во всех отраслях социума при помощи подробного анализа исторического развития жителей планеты Земля?

2011 год. Всего лишь прошло первое десятилетие двадцать первого века, а люди давным-давно покорили Марс, скоро начнут осваивать спутник Юпитера Европу. Они усовершенствовали энергетику страны путем перехода на альтернативные источники энергии, делая жизнь легче не только гражданам многих стран, но и самой природе, которая перестала страдать от чрезмерного безрассудства своих детей. Но можно смело отбросить научные прорывы и технопрогресс и просто посмотреть на окружающих нас людей.

Наталья ушла за напитками. Таким образом, выполняя ее просьбу, я остановился посредине парка, бросая взгляды на окружающую обстановку. Мое внимание привлекли вовсе не природа, красота киевского парка или прочие моменты. [Хотя признаюсь: все, что меня окружало со всех сторон, просто не могло не привлечь внимание. В десяти метрах слева от меня пролегала трасса. Она была вовсе не шумной: автомобили двигались быстро, но не издавали никакого гула, кроме еле слышного шипения. К сожалению, мне не удалось увидеть конструкции авто, хотя мне и было очень интересно, ведь это всегда любопытно — посмотреть на прогрессирующий транспорт, который работает на солнечных батареях. Высокие деревья чуть заслоняли голубое небо: они росли по обеим сторон параллельно той тропе, по которой я прохаживался с Натальей всего минуту назад. Форма берез была причудлива: похоже, парк был усеян клумбами округлой формы (квадратной, треугольной, ромбовидной и т.п.), где искривленные деревья превращались в некоторых местах в самый настоящий виноградник, опутывая, словно лиана, друг друга. Кое-где стояли небольшие кабины с яркими мониторами впереди. Возле лавочек, где отдыхали киевляне (большинство составляли молодые пары и небольшие группы в пять-семь человек — по-видимому, студенты ближайших университетов), находились «стереовизоры». Что они собой представляли, я так и не понял. Вполне возможно, что компьютеры. Другими словами, парк сразу же с первого взгляда создавал расслабевающее настроение]. Люди — вот, кто удивил меня больше всего. Создавалось впечатление, что у них вовсе не было проблем: веселые смеющиеся лица приятных и аккуратного внешнего вида студентов, пожилых пар, резвящейся детворы. Между прочим, в руках последних находились серфы, поэтому можно было смело утверждать, что рядом находился какой-то спортивный комплекс.

Пока я глазел во все стороны, позади меня послышались легкий шум и чей-то серебристый смех:

— Смотри, это же наш приятель с Днепропетровска!

Я повернулся: меня ожидал новый сюрприз. Не понимаю, как они только не падали: на расстоянии ладони от моего лба остановился серф, который, покачиваясь под тяжестью двух человек — Павла, кто чуть не наехал на меня своим летающим «скейтом», и Татьяны, подруги Соловьевой, которая вцепилась в «водителя» мертвой хваткой — вибрировал, создавая легкий шум двумя движками.

Серф опустился чуть ниже (приблизительно до уровня моих колен), и русоволосая пассажирка незамедлительно спрыгнула на землю. Почувствовав под ногами твердую поверхность, девушка, казалось, ощутила себе уверенней.

— Дурацкий вид транспорта! — раздраженно заметила она и ударила по гравитационной доске ладонью. — Но спасибо, что подбросил.

Павел чуть не потерял равновесие и немедля опустился на землю.

— Предупреждать надо! — он бросил на меня быстрый взгляд и поднял доску чуть выше, протягивая, ее, таким образом, мне. — Хочешь прокатиться?

Я сразу же замотал головой. Мне что, охота была кости ломать? Паша уже хотел что-то сказать, но в разговор вмешалась подруга Натальи:

— Саша, а ты чего здесь один делаешь?

— Наташа отлучилась за напитками. Сказала, никуда не отходить, — быстро пробормотал я, думая, что ее устроит этот ответ.

Вместо этого она схватила меня под руку и фыркнула, как кошка:

— Так уж «никуда не отходить»! — задорно поддразнила она меня моими же словами. — Пошли в библиотеку. Наталья все равно туда собиралась. А мне одной скучно идти. Я поэтому и попросила этого психа меня подбросить. Но, чтобы я еще села на эту метлу!

Студент, по-моему, обиделся за «метлу» больше, чем за «психа». Пока я мычал что-то невразумительное, он быстро произнес:

— В таком случае, я полетел в СерфЦентр. А ты, Саша, — он повернулся ко мне, — лучше смени одежду. Работа работой, но носить форму нужно не всегда.

Видимо, и он принял меня за сотрудника Института Материализации. Правда, это я проигнорировал, поскольку меня больше заботили совсем другие вещи.

— Э-э-э, Наташа... — попытался я снова сказать что-то разумное, но Татьяна прикоснулась пальцем к моим губам.

— Да все будет в порядке с твоей Наташей. Паша ей передаст, что ты в ЦКБ.

Парень заскочил на серф и, левитируя, даже не повернув в нашу сторону головы, гаркнул:

— Передам!

Видимо, он был сильно обижен, потому что быстро сорвался с места, будто стараясь покинуть нас как можно быстрее. Таня, тем временем, дернула меня за руку.

— Вообще-то... — только я раскрыл рот, чтобы возразить против этой прогулки, как девушка быстро меня перебила:

— ЦКБ совсем рядом, — продолжала она уговаривать меня и руками повернула мою голову на сорок пять градусов. — Паша передаст моей подруге, что ты решил посетить библиотеку. Ну же, пошли. Иначе подумаю, что ты меня боишься.

"Девочка, я путешественник во времени, — чуть было не ляпнул я, сохраняя эти слова только в голове. — Но мне нужно опасаться здесь всего — я не прыгаю по реальностям каждый божий день!" И все же я решился пойти с одногруппницей Натальи. Во-первых, девушка была права, поскольку сквозь ветви деревьев, которые создавали в парке нечто наподобие виноградника, виднелось здание внушительных размеров (как я только его не увидел раньше!), блестевшее в весенних лучах солнца. До него было от силы полторы сотни метров.

Во-вторых, надо мною возобладало простое любопытство, ведь библиотека — это кладезь знаний. Я мог бы узнать больше об этой реальности всего за несколько минут, чем за тот период, что я болтал с Натальей. Размышляя, мое сознание пришло к выводу, что эта прогулка принесет мне больше пользы, чем вреда, поэтому я уже собирался согласиться с Татьяной, как вдруг девушка нашла новый объект для восхищения.

— Ух, ты! А чего это она мигает? — с удивлением спросила она, вертя перед моими глазами небольшой предмет.

Черт, черт, черт! В руках у нее было не что иное, как прибор для стирания памяти. Видимо, он соскользнул на землю, пока я шевелил мозгами относительно похода в библиотеку. На нем мигали два красных датчика, что означало яркую вспышку через десять секунд — и потом у тебя будет амнезия двухлетней давности! И почему девушки — такие любопытные существа? Клацают все, что представляет интерес, и суют свой длинный нос в чужие дела, не заботясь о последствиях?!

Я быстро выхватил прибор из рук и успел нейтрализовать ту комбинацию, которую успела нажать Семенцова.

— Так что это такое? — продолжала любопытствовать русоволосая красавица. — Чем-то похоже на пульт для голографического проектора.

— А это и есть пульт, — брякнул я, на ходу придумывая что-то правдоподобное. — Только от другого прибора.

— А что он... — девушка не успела закончить вопрос, поскольку теперь уже я схватил Татьяну за руку и потащил в библиотеку.

В верху многоэтажного здания красивела надпись-курсив "Центральна Київська Бібліотека". Наверное, именно так и расшифровывалась аббревиатура "ЦКБ". С переднего входа в библиотеку существовало три входа (во всяком случае, мне удалось увидеть только три): два — боковых и один — центральный. Главный вход представлял собой большую дверь, сделанную из пластика, металла и стекла, и состоящую из двух частей, которая открывалась автоматически по мере приближения к ней человека, гигантских колонн — их было восемь — поддерживающих аккуратный свод, и гигантского электронного табла, где мигали приглашения, мерцающие на разных языках — "Welcome To Our Library", "Добро пожаловать в нашу библиотеку" и т.д.

Моя смелость быстро улетучилась, как только мы миновали вход. Несколько огромных коридоров, разветвляющихся в разные стороны, толпа людей (особенно молодых, вероятно, студентов), множество электроники — казалось, эти чертовы стереовизоры заполонили Киев во всех районах и закоулках.

— Сегодня не так уж и много людей, — задумчиво заметила девушка и показала рукой на лестницу. — Давай поднимемся на третий этаж. Глупо подниматься на лифте.

Пробираясь мимо людей, я невольно заметил, что на меня бросают любопытные взгляды. Неужели Павел был прав, когда говорил о смене одежды? Как бы там ни было, я быстро поднялся на третий этаж. Вот тогда до меня дошло, что Татьяны рядом со мной нет.

Далее мною двигал не страх, а самое настоящее любопытство. Увидев первую дверь, я открыл ее и просунул голову внутрь. И какой-то гад, пробегая в этот момент позади меня, толканул меня в спину, и я, естественно, завалился в кабинет.

Я быстро поднялся и хотел выскочить в коридор, чтобы "побеседовать" с наглецом, как вдруг ощутил на себе пристальные взгляды. Я попал в большое помещение, где присутствовало более сотни человек. Некоторые сидели за столами, уткнувшись лицами в яркие мерцающие панели, похожие чем-то на упрощенный вариант мониторов жидкокристаллических компьютеров; другие отдельными группами стояли возле окон, что-то тихо обсуждая. Остальные устремили на меня любопытные взгляды.

— Я можу вам чимось допомогти? — внезапно раздался тихий мелодичный голос по-украински.

Ко мне подошла юная светловолосая девушка лет 18-20, которая оставила своего приятеля, как только заметила мое присутствие. Она была одета в изящную форму синего цвета. В районе груди у нее была приколота эмблема украинского флага. Смутно размышляя, я догадался, что эта особь — управляющая этим отделом.

— Мне нужно поискать информацию об одном китайском философе, — произнес я, на ходу придумав причину.

Девушка показалась мне удивленной. Она бросила быстрый взгляд на мой комбинезон и тут же, будто откинув появившиеся в голове вопросы, посмотрела в глубину зала.

— Идите за мной, — сказала она по-русски и поманила ладонью. — Вы сможете воспользоваться Интернетом только до 12.30, потому что потом в здании ЦКБ начинается реконструкция спутниковых соединений. Стереовизоры находятся в боковом зале. Вы будете пользоваться книгами и другими печатными справочниками? — повернулась она ко мне, когда остановилась возле девятого ряда.

— Да, если можно, — не сразу отреагировал я, рассматривая конструкцию на ближайшем столике, отдаленно напоминающую компьютер. — Что-то из истории Украины. Сколько это будет стоить?

Девушка улыбнулась своей самой обаятельной улыбкой.

— Нисколько. Все услуги библиотеки абсолютно бесплатны, если только — она подняла брови, — вы не собираетесь брать книги на дом. Тогда потребуется идентификация пальцев.

Я сел за стол в комфортабельное кресло. Передо мной находился компьютер странной конструкции. Единственное, что мне было знакомо, так это клавиатура.

— Молодой человек, — послышался справа от меня глуховатый голос. — Вы случайно не сотрудник Института Материализации?

Меня спрашивал пожилой мужчина, который оторвал взгляд от монитора, и теперь наблюдал за мной своими серыми глазами. Я кивнул.

— Да. Я из Днепропетровска.

— И как там у наших земляков успехи по проекту "TERRA"? — продолжал любопытствовать незнакомец.

Я чуть не поперхнулся. Откуда мне знать?

— У них все идеально. Мы даже опережаем график, — брякнул я и, сделал вид, будто жду, пока девушка мне принесет необходимые материалы.

Однако старик отставать не думал.

— А дата отправки шаттла на Европу не изменилась?

— Нет, — покачал я головой, пытаясь изобразить на своем лице ученый вид. — Если только пришельцы не помешают.

Мужчина поменялся в лице. Теперь он вовсю смотрел на меня, забыв о своем предыдущем занятии.

— НЛО снова активизировались? — спросил он удивленным голосом. — Они же покинули базу на Луне почти 90 лет назад.

Какое счастье, что в этот момент вернулась девушка, держа в руках толстые фолианты внушительных размеров, а старик прекратил свои расспросы, хотя в глубине души у меня и возникло небольшое желание расспросить его подробнее о "летающих тарелках".

— Справочники по истории Украины за прошлый год и всемирной истории за январь 2011 года, — кратко прокомментировала девушка, положив тяжелую книгу на стол. — Вы знаете украинский язык? Хорошо, — покачала головой светловолоска. — Правда, особого значения не имеет, потому что главное направление книги — двойное лингвистическое трактование украинской истории — по-украински и по-российски. Английский и немецкий — пока что недоступны. Но, в любом случае, — продолжала быстрым тихим тоном говорить управляющая отделом, — при возникновении речевых противоречий пользуйтесь лингводекодером или позовите меня.

Смотря на уходящую фигуру и покачивающиеся бедра, я мысленно отметил: "Лучше я позову тебя, потому что слово "лингводекодер" я слышу впервые в жизни".

На столе лежали три книги, хотя девушка рассказала только о двух. В принципе, третий справочник не нуждался в трактовке: это был специальный словарь терминов и кратких исторических описаний. Как это не смешно звучит, но первым словом, которое я увидел, открыв словарь наугад, была аббревиатура "ВЭК". Я припомнил, как о ней отзывалась Наталья, когда узнала, что в моей реальности в качестве топливного материала используют уголь, газ и нефть. Теперь я понял, почему она отреагировала столь бурно.

— ВЭК — Всемирный Экологический Конгресс, — гласил словарь мелким шрифтом. — Всемирная организация, охватывающая весь земной шар (шесть континентов, пять океанов; на 2011 год в ней состоят 233 государства, что составляет 98.5% от общего количества), образована 27 мая 1901 года на Галиевской конференции в Дрездене тремя государствами — Германия, Украина, Франция — и являющаяся высшей инстанцией в разрешении экоконфликтов и взаимосвязующих компонентов ноосферы планеты (энергокомбинирование, планетный энерго — и биобаланс, комплектующие нанотехнологий и т.д.). Состоит из двух отделов: 1) законодательные и исполнительные члены ВЭК — постоянные (Германия, Украина, Франция); дополнительные (первая тройка независимых государств, присоединившаяся к организации) — США (13 апреля 1902 года), Канада (31 августа 1902 года), Австралия — (2 января 1903 года); временные — государства, выбирающиеся на этот пост путем голосования «экологического большинства» на срок в период 3.5 года, не требующие при этом одобрения (то есть вмешательства) законодательных и исполнительных членов ВЭК; 2) так называемое «экологическое большинство» — остальные государства, входящие в Конгресс, имеющие права голосовать, выносить кандидатуры временных членов Конгресса, накладывать вето на законы (См. подробнее «Организация и Статут ВЭК»)...

Дальше я не читал. В общем, ВЭК — эта самая крутая экологическая организация, которая отвечает за сохранность природы на всей планете. Напоминает чем-то ООН, только с экологическим уклоном (между прочим, аналогом ООН в этом мире выступала некая ВОНГ (Всемирная Организация Независимых Государств)).

Однако этот конгресс меня удивил не так сильно, как то, что я прочитал в названии определения «Украина»:

— Украина — одно из крупнейших государств в Европе. Население составляет более 83 миллионов человек (2007). Городское — более 85%...

Ох ты черт, подумал я, погрузившись в ступор в самом начале статьи. Население составляло более восьмидесяти миллионов? А в моей реальности Украине не хватало до полтинника четырех миллионов, несмотря на активную политику государства в этом направлении. Кошмар, капец, идиотизм. Мысленно отреагировав на цифры должным образом, я снова уткнулся носом в справочник.

— ... На юге омывается Черным и Азовским морями. Площадь — 950 000 квадратных километров. 32 области...

Здесь я снова нахмурился. Какого черта? Территория Украины в данной реальности была как минимум в полтора раза большей. Да, и откуда взялись лишние 7 областей? Я попал в какую-то мысленную карусель. Потому-то я и взглянул на схематический рисунок Украины. У меня было предостаточно времени, чтобы рассмотреть государство подробнее и внимательнее. А картинка была что надо! Во-первых, не существовало АРК — была просто Крымская область. Во-вторых, территории Белоруссии, Российской Федерации (гм, точнее, ЕСГ — Евразийского Северного Государства) и Польши (что касается этой страны, то Наташа то ли ошиблась, то ли недосказала, поскольку такая держава все-таки существовала — маленький лоскуток возле моря — правда, от нее осталось мизерная часть, словно Лихтенштейн в моей реальности) были «обрезаны». Особенно Россия — ее северо-западная часть (территория, прилегающая к Грузии) полностью находилась в составе Украины. Мистика, да и только! В-третьих, Украина выходила к Азовскому и Черному морям, полностью облегая их своими землями, то есть страна теперь имела контроль над двумя морями.

— ... Украина состоит в более чем тридцати всемирных организациях, занимая в 60% из них генеральные должности — ВОНГ (постоянный член организации), ВЭК (постоянный член организации), ССГ (основатель организации), СКГ (сооснователь организации), «Freedom» (основатель организации), «UMH» (основатель организации), ЦЕОБ (основатель организации)…

И так далее: там шел длинный список аббревиатур и названий. ССГ расшифровывается как Союз Славянских Государств; это организация, поддерживающая культурные традиции между родственными славянскими народами; СКГ — Союз Космических Государств — название говорит само за себя — он был основан в 1909 году, когда в космос полетел первый спутник; по мере развития космонавтики в него входили все больше и больше государств (Украина — начало августа 1909; Германия, конец августа 1909; Великобритания — май 1911; США — июнь 1911; Франция и ЕСГ — конец июля 1911; Китай — декабрь 1912)... «Freedom» — международная организация, образованная в 1925 году после Восточного Конфликта (военное столкновение арабских государств), гарантирующая права свободы слова, мировоззрения, равенства полов и т.д.. Туда не входят более половины арабских государств. «UMH» (United Mission-Help) — организация взаимопомощи (будь то материальная помощь, денежная и т.д.). ЦЕОБ — Центральная Европейская Организация Безопасности — создана в 1881 году с появлением атомного оружия — является гарантом безопасности от военных конфликтов в Европе (удивительно: атомное оружие появилось, первым делом, в США, а организацию создала Украина!)...

Сидя за столом, я не мог понять, каким образом в этой реальности Украина превратилась в такого гиганта. Неужели вся причина заключалась в изменении крохотной детали? Листая словарь, мне больше попадались какие-то заковыристые термины, что-то вроде «экзокриоген» или «монорасщепление». И только, когда я понял, что искать нужно в фолианте с названием «История Украины», то мне повезло.

Сначала все было как обычно — первые люди, древние времена, палеолит, неолит. Я встречал все те же знакомые имена — Олег, Ольга, князь Игорь, гетман Сагайдачный. Я так бы и скакал по древней истории и средним векам, если бы не взглянул случайно на словарь, где была открыта та же самая страница с определением «Украина». Вот тогда-то я и понял, где нужно искать: в словаре указывалась дата независимости Украины (потом я припомнил и фразу Натальи, когда она упомянула о трехсотлетней суверенности) — 28 сентября 1649 года.

Спросите любого украинца, что ему говорит период 1648 — 1654 гг., и он сразу даст правильный ответ. То же самое случилось и со мной: дата 28 сентября 1649 года попадала в вышеупомянутый промежуток, и этому могло быть только одно объяснение.

Национально-освободительная революция под предводительством Богдана Хмельницкого описывалась в справочнике очень подробно. Вот только период этого события указан был несколько иной — не 1648-1654 гг., а 1648-1649. Продолжительность революции в этой реальности была в шесть раз короче, и на это была очень простая причина. Но обо всем по порядку.

Сначала ситуация развивалась идентично как и в моем мире: летом 1648 года Богдан Хмельницкий начал собирать недовольных казаков и агитировать за восстание. Он разослал призывы к народу Украины подниматься на борьбу. Гарнизон реестровых казаков перешел на его сторону, и в Запорожской Сечи его провозгласили гетманом. В апреле 1648 шляхта во главе с Потоцким и Калиновским приняли решение задушить восстание в зародыше и поэтому выступили против украинского гетмана. Под Желтыми Водами поляки были разгромлены. То же самое случилось и 13 сентября 1648 года, когда Хмельницкий сокрушил новые польские войска возле села Пилявцы, которое находится в Хмельницкой области. Если быть кратким, то 1648 год был годом побед. В феврале 1649 года польский король объявил мобилизацию. Однако Богдан Хмельницкий окружил под Збаражем польскую армию, которой управлял Ярема Вишневецкий. И, когда после долгой осады, украинский гетман узнал, что на помощь осажденным идет вторая армия под предводительством короля, то Хмельницкий направил свои войска против нее.

С уроков истории я помнил, казаки совместно с татарами окружили польского короля с его войском, и 6 июля 1649 года гетман начал уничтожать своих противников. Все должно было закончить полнейшим поражением поляков, но татары предали Богдана Хмельницкого, и шляхтичи просто смогли выкрутиться.

Однако, читая исторический справочник, я обнаружил несоответствие: в книге было написано, что 6 июля 1649 года польский король и его многотысячное войско было полностью уничтожено. Украинский гетман уничтожил всех своих противников. Мне было непонятно, почему получилось именно так: в фолианте не говорилось, почему татары не предали Хмельницкого. Да этому можно найти кучу объяснений: возможно, они не успели подоспеть к казакам, и последние сделали всю грязную работу сами; или крымский хан просто не захотел предавать своего союзника (что маловероятно, учитывая многочисленные предательства). В любом случае, я сначала не поверил прочитанному, но факт оставался фактом. Именно в тот июльский день Хмельницкий разгромил как войска шляхты, так и их короля. Дальнейшие события развивались следующим образом: в августе 1649 года Хмельницкий направил свои войска на Польшу. Татары им не помогали (боялись, вероятно, усиления Украины как самостоятельного государства), да и не нужно это было. Самая грандиозная победа украинского полководца разнеслась со скоростью света во все стороны: к нему присоединилось огромное количество добровольцев. В результате этого, последний месяц лета стал для поляков поистине кровавым, потому что кроме украинской армии, на территорию их государства внедрились еще войска немецкого государства Бранденбург и Семиградья (с последним сразу же после победы гетмана над польским королем было заключено соглашение о разделе Польши, территория которых трещала по швах). Мощный удар казацких войск плюс действия второстепенных противников снесли остатки польских войск словно ураган. После победы Богдан Хмельницкий вернулся в Киев, где 28 сентября 1649 года объявил о независимости Украины. Польша была поделена и перестала существовать, как могучее государство.

Дальнейшая история этой Украины была довольно увлекательной: в книге говорилось, что на следующий месяц после объявления независимости началась война с Крымским ханством. Считая, что Украина ослаблена военными действиями с Польшей, татары решили начать военные действия против украинцев. Но просчитались: Хмельницкий заключил союз с Молдавией; Семиградье и Бранденбург тоже прислали свои отряды. 2 ноября 1649 года — через неделю после начала войны — три армии разгромили татар с первого удара. После этого территория Украины только увеличилась. Военные действия длились чуть более трех недель — Крымское ханство признало себя вассалом Украины.

Настала весна 1650 года. Неожиданно для всех Российская империя напала на своего соседа. Но и здесь ситуация существенно не поменялась: украинцы совместно с татарами разгромили восточного «союзника». Далее история Украины развивалась как по маслу.

Послышались торопливые шаги. Подняв голову, я увидел Татьяну, которая, заметив меня, немедленно направилась в мою сторону.

— Я тебя искала по всей библиотеке! — недовольно промолвила она, подойдя ко мне. — Нужно было держаться рядом со мной.

— Ничего не случилось, — успокаивающе заметил я, встав из-за стола. — Просто решил немного почитать.

— Это все... — внезапно ее голос прервался на середине фразы — глаза девушки широко раскрылись.

В этот момент в помещение зашла потрепанная Наталья, которая, вероятно, впопыхах искала меня чуть ли не по всему Киеву. Девушка сразу же заметила свою подругу Татьяну.

— Теперь я знаю, кого нужно благодарить, — она бросила недовольный взгляд в сторону Семенцовой и посмотрела на меня. — Наконец-то я тебя...

Соловьева замерла на месте. По ее лицу промелькнула мгновенная тень страха. Обе девушки, раскрыв рты, глядели на меня, отступив на шаг.

— Что случилось? — с нервным смешком спросил я, заметив, что все больше и больше посетителей начали оборачиваться в мою сторону.

— Боже мой, — послышался тихий шепот со стороны.

Быстро взглянув на вопрошающего, я понял, что это был тот старик, который интересовался у меня проектом "TERRA". Седоволосый мужчина разинул рот и теперь смотрел на меня как на восьмое чудо света.

Непонимающе я взглянул на Наталью. Девушка, преодолев чувство ступора, только показала пальцем в мою сторону.

— Саша... — тихо пролепетала она. — Твое тело...

— Ты светишься, — широко раскрыв глаза, прокомментировала Татьяна, в руку которой мертвой хваткой вцепилась ее подруга.

Я перевел взгляд на себя. Мои руки и ладони посветлели, словно внутри них находились лампочки. Постепенно я заметил, что свет распространяется по моему телу. Везде чувствовалось странное ощущение тепла, которое разливалось внутри меня. Парой мгновений спустя, контуры ладоней стали расплывчатыми, будто таяли как снег на солнце.

— Что происходит? — испуганно прошептал я, поскольку действительно был очень напуганным.

— Ты исчезаешь, — дрогнувшим голосом ответила Наталья. — Ты возвращаешься в свой мир.

Окружающая меня библиотека постепенно исчезала, пока я не смог видеть только лица двух девушек, стоящих впереди меня.

— Прощай, Саша! — сдавленным тоном произнесла Соловьева. — Я буду скучать.

Вскоре меня окружала только тьма, возвращая меня, таким образом, обратно домой, в свою родную реальность. Я не знаю, увижу ли я снова ту Украину, где Богдан Хмельницкий победил своих противников, а его потомки привели эту прекрасную страну на пьедестал славы; Наталью Соловьеву, темноволосую красавицу, которая приняла меня радушно в новой незнакомой реальности и прочие вещи и людей. Я знаю только то, что никогда не забуду тот вариант действительности, где сбылись все мечты украинских патриотов. Не к этому ли мы должны все стремиться?