«Виват, гардемарины!»

- 3 -

Сабуров; за ними с трудом поспевал простоволосый Брюммер, а дальше толпа

сбилась в плотный клубок. И лишь одинокая женская фигура стояла неподвижно

под красным кустом рябины: Анастасия спокойно наблюдала происходящее.

Лежащий на дороге приоткрыл глаза, вдруг поднял голову с заснеженными

волосами и громко захохотал:

- Что? Испугались? То-то!..

Толпа окружила юношу. Молодой гвардеец Саша Белов бросился ловить его

перепуганного коня.

Все дружно подхватили смех упавшего наездника, весело обсуждая его

жестокую шутку. Откуда-то появилось вино, зазвенели бокалы, зазвучала

здравица в честь Петра Федоровича.

Юноша хохотал до слез и вдруг замолк, увидев одинокую женскую фигуру

под рябиной. Он решительно направил сятуда, жестом остановив толпу, вплотную

подошел к Анастасии и оперся рукой о ствол за ее спиной. Она смотрела на

него с сожалением.

Запыхавшийся от езды и быстрой ходьбы молодой человек с интересом

разглядывал красивое лицо девушки. Растаявший снег и пот стекали по его

лицу. Он отхлебнул из серебряной фляжки, поймал губами мороженую гроздь

рябины и, прожевав ее, произнес с язвительной ухмылкой:

- А ты что стоишь? Не испугалась за наследника? Иль жизни моей не

жаль?!

- Грешно так шутить, ваше высочество! - строго, почти сострадательно

- 3 -