«Корнюшон и Рылейка. Под парусами»

- 5 -

С третьей попытки ему удалось зацепиться за рею ближайшей мачты, и он стал выбирать верёвку, подтягивая пушинку поближе к кораблю. Рея была уже совсем близко, и Корнюшон, высунув от усердия язык, уже думал, что дело сделано, как ветер вдруг дунул чуть сильнее, и мальчик, перекувыркнувшись в воздухе, повис на верёвке. А пушинка, чуть покачиваясь, поплыла дальше. С большим трудом Корнюшон выбрался на рею. Сложил руки рупором и что было сил закричал:

— Тётя Рылейка, помоги! Я здесь, на корабле! — но всё было зря: тётя его не слышала.

Он кричал долго, пока совсем не охрип. А когда пушинка исчезла из глаз, сел на рею и совсем уж было собрался заплакать, как услышал сзади ехидное покашливание. Корнюшон оглянулся и увидел сидящего возле мачты корабельного крыса. На нём были тельняшка, широкие матросские штаны, а в зубах дымилась трубка, в которой тлел зловещий красный огонёк.

— Хе-хе! Клянусь всеми тайфунами тропиков, на судне «заяц»!

Корнюшон, которого многочисленные передряги, что случались с ним за время путешествия, приучили никому не показывать страха, выпрямился и бесстрашно шмыгнул носом.

— Никакой я не заяц! Я человек!

- 5 -