«Загадка американского родственника»

- 3 -

— А ты их запоминаешь? — обиделся Тема.

Катя вечно над ним подтрунивала. Темыча это очень расстраивало. Он был давно уже тайно влюблен в нее.

— Когда запоминаю, когда и нет, — пожала плечами Катя. — Сны — вообще полная чепуха.

— В общем-то, ты права, — согласился Олег. — Обычно так и бывает. Дом, например, превращается ненавязчиво в шляпу или еще какая-то полная чушь привидится. Но у Темыча сон совсем другой. Расскажи им, — повернулся он к другу.

— Но им же неинтересно, — с мрачным видом уставился тот на Катю.

— Кончай выпендриваться, — тихо проговорила светловолосая голубоглазая Таня.

Она вообще слыла в этой компании тихоней. Однако все с ней считались. А Олег в трудные моменты обращался за советом именно к ней. Он считал, что у Тани «феноменальная интуиция».

— Ну, если вам интересно…

Напустив на себя равнодушный вид, Тема повторил в подробностях рассказ о ночном кошмаре.

— Секреты-секретики! Разговорчики-пересудики! Преступленьица-детективчики! — ухмыляясь, приблизился к пятерым друзьям Лешка Пашков.

— Слушай, Пашков. Почему ты всегда так не вовремя появляешься? — без особого дружелюбия посмотрела на него Катя.

— Подумаешь, могу и уйти, — покорно отчалил Пашков в другую сторону коридора.

Вообще-то он был неплохим парнем, но с «шилом в заднице». Поэтому пятеро друзей давно уже знали: там, где Пашков, жди обязательно неприятностей.

— Слава Богу, ушел, — выждав, когда Пашков удалится на безопасное расстояние, сказал Олег. — Я уже Темке говорил: его сон прямо как фильм-ужас.

— Наверное, насмотрелся чего-нибудь на ночь! — захохотал Женька. — Темыч, когда его предки уходят из дома, всегда перед сном гоняет видак!

— Ничего я вчера не гонял, — принялся сопеть от обиды Тема.

— Значит, Костянский навеял, — высказала другое предположение Катя.

— Это запросто, — снова заговорил Женька. — Ты, Темыч, у сатанистов в плену побывал. Теперь, наверное, у тебя шок на всю жизнь. Вот всякая гадость и снится.

История в Костянском переулке произошла месяц назад. Ребята накрыли там жуткую банду.

— Костянский тут ни при чем, — вновь стал возражать друзьям Тема. — То подземелье я действительно не забуду никогда в жизни. И во сне бы его моментально узнал. Нет, коридор, по которому я пробирался к старушке, совсем был другой. А главное, меня удивила сама старушка. Словно бы я с ней сто лет знаком. А в действительности ее никогда не видел.

- 3 -