«Два узла на полотенце»

- 119 -

Корольков показал на соседей:

— Вот им. Полагаю, что они не из любви к вам покупателя подыскивали.

— С какой стати я буду с ними делиться?

— Заставят.

Андрей все еще держал икону в руках. Положил на стол. Задумался.

— Хорошо, — сказал он. — Комиссионные вы сами им выплатите.

— Ладно. Мы не на рынке.

Корольков, даже не взглянув на икону, положил ее в правый ящик стола. В последний раз блеснул солнечный лик Христа. На фоне всеобщего молчания открыл ящик, полный пятидесятирублевых купюр.

— Считайте.

Андрею было неловко считать у всех на глазах банковские тысячные упаковки. А Корольков, усмешливо наблюдая за ним, добавил:

— Без ошибки. Вчера ровно пятьдесят с текущего счета снял. Ваш «атташе-кейс» не запирается? Так заприте.

Не отвечая, Востоков сложил все банковские упаковки в свою «дипломатку», застегнул ее и встал из-за стола.

— Я ваш «Москвич» возьму. Оставлю у подъезда. А вы с Климовичем доберетесь.

И ни с кем не простившись, вышел.

— Сколько ты в действительности снял с текущего счета? — спросил Одинцов у Королькова.

— Шестьдесят. Десятку для вас. Делитесь дома. И без скандалов…

— Удвоишь при перепродаже? — спросил Одинцов.

— Мое дело. В чужом кармане выручку не подсчитывай. Гуд бай, фарцовщики.

На терраске их ждали три «С»: Сербин, Саблин, Симонов.

- 119 -